Book: 'Пир Забвения'. Книга 1



Немялковский Александр Александрович


Сага "Великие Драконы" роман "Пир Забвения" книга 1













Александр




НЕМЯЛКОВСКИЙ




















САГА



ВЕЛИКИЕ

ДРАКОНЫ






Пир Забвения




Книга первая.



















Севастополь

2014








www.nemyalkovskij.ru








Авторские права зарегистрированы.












* * *




Из зова древних откровений,

Над мраком павшей тишины

Струится песнь пиров Забвений

В дыхании смерти и любви.


Та песнь кружит, дурманя разум,

Нектаром в душу не спеша

Вползает шепотом бессвязным:

"Свободы суть есть мрак Конца..."


Порывы вдохов воскрешенья

Сияют пламенем любви,

А на кинжалах отреченья

Смерть выдох пьет густой крови.


И с одиночеством и болью

Петлей чешуйчатой скользнет

Да сердце в черный-черный бархат

Забвенья нежно обернет:


"Все решено до предсказанья,

Любовь и мука - мед в пиру

Где царь Забвенье в тенетах-лобзаньях

Ласкает Смерти наготу..."


Но свет из бездны позабытой,

Пронзая плен сетей Судьбы,

Вернет душе с Забвеньем слитой

Сиянье пламени Звезды...




* * *








Сковавший дух хрусталь цепей

Незримых, тихих, беспощадных,

Порвет лишь жажда светлых дней,

Просторов жажда необъятных.



Дорогие друзья!







Как много мы мечтаем и грезим. Как горячо и трепетно ценим любимых и близких, что рядом. Нас мириады, этих радостных искорок-песчинок Вселенной, наслаждающихся бытием на гигантском солнечном побережье жизни. Побережье, над которым уже занесен пенный черный гребень вселенского океана Забвения. Необъятный, бездонный, всесильный. В следующий миг он хлынет на этот теплый золотой песок и увлечет одни, сияющие золотом и любовью, искорки в свои холодные глубины вечностылой тьмы, другие, слегка поиграв, разбросает по этому же прибрежному счастью, а третьих... третьих понесет неистовыми косматыми руками штормов Забвенья в неизведанные дали нереально далеких, неоткрытых берегов Вселенной. И в этих далях мы все равно будем силиться вспомнить друг друга, вспомнив, будем любить еще сильнее и надеяться даже сквозь непостижимость расстояний на встречу с любимыми и близкими сердцу.

Забвение. Да. Его косматая пасть о миллионе клыков рока разверзлась над Эндорой. Древний вселенский странник предвкушает усладу. Он в нетерпении, как гигантский паук, оплетший целый мир липкой, неразрывной паутиной Судьбы. Удастся ли Изгоям разорвать эти удушливые незримые путы предопределенности или же их души ждет бездвижный монолит тьмы небытия?

Я приглашаю Вас продолжить странствие по тайным скрижалям далекой, пока еще сияющей бриллиантом меж звезд, Эндоры.


Искренне Ваш Александр Немялковский.







Меж двух огней.




Башня Иллириэли.






Тиринару не спалось. Он никак не мог отделаться от преследующего его чувства. Чувства ползущего за спиной, бесшумно подкрадывающегося и нависающего невидимого ледяного кошмара, полного миазмов чудовищной злобы и коварства. Казалось, вот сейчас вдруг он выскочит, высвободится из невидимости и бросится терзать его и возлюбленную, упиваясь их агонией.

Башня Иллириэли хранила слишком много затаенной боли, мучительных ожиданий и сияющих надежд, обреченных на крушение. Слишком много даже для Великого. Тиринар попытался тайком выскользнуть из бирюзовой водяной-линзы-постели, но едва всплеск выхода подернул поверхность воды кругами, глаза Уки, казалось мирно спящей, мгновенно широко распахнулись. Немой вопрос Повелительницы вод нашел столь же немой ответ в глазах супруга.

- Вот и мне не спится, - мысленно прошептала она, покидая теплую влагу постели.

- С тобой это тоже случается? Порою вся эта жизнь мне кажется липким наважденьем. Сонным, тягучим, обволакивающим. Зовущим в никуда из ниоткуда. И я барахтаюсь в ней, пускаю пузыри, глотаю ее вязкую приторно горькую субстанцию и без конца, без конца рву себя на части в тщетной надежде проснуться. У тебя бывает такое?

- Раньше, до встречи с тобой, так было почти всегда. Без единого просвета, несмотря на все улыбки Великих и учтивые речи моего народа, - Уки нежно прильнула к плечу Тиринара и ее большие озерные глаза наполнились неизъяснимым светом.

В голове еще вертелся короткий, словно бросок копья, пространственный совет в котором Великие донесли эльфам, полученную от саблезубых лазутчиков весть о нападении Зираиды на царство людей. Тиринар знал, что в эти минуты гномьи города Горн, Рубус и Карж наполнились лязгом секир и тяжелым, тупым гулом боевых молотов. Знал, что коренастые бородачи задраивают все ходы и лазы, соединяющие ветвистое подземное царство с миром поверхности. Знал, что скользят по их телам кольчуги и заковываются в сталь гравированных шлемов головы. Боевую сталь, которая долгие тысячелетия мира уныло ждала своего свирепого часа. И вот этот миг настает.

Укишера же не переставая, чутко и подозрительно следила внутренним взором за узором души новоизбранного короля эльфов. Ее нутро почему-то полнилось предгрозовой тенью сомнения в отношении бывшего столпа Зираиды и некогда верховного Жнеца Гилиира. Черная, жадная, холодная энергия Ануши в естестве короля эльфов непостижимо переплеталась со светом трепетной любви и ясным взором каленой справедливости. Этот баланс был удивителен для Укишеры. Великая слышала четкие команды разума короля, по которым взметнулись боевые знамена над стройными рядами эльфийской гвардии. Чувствовала, как закипает Фару в могучих магах Магистрата Фиэнея, разнося весть кристаллами связи по затерянным в дебрях леса поселениям и призывая властителей искусства в дальний поход к западным рубежам.

Но сердца обоих Великих полнились еще большей тревогой, вглядываясь в ночное косматое бурление туч на юге. Тиринар и Укишера молча присели на одном из парящих валунов возле скрытой в магии невидимости башне.

- Храаг на востоке. Безрассудства оказывается даже у древних мудрецов хоть отбавляй, - грустно усмехнулся Тиринар, скользнув глазом в сторону Тирольскох хребтов. - Привести Скальников! Да эти себялюбивые одиночки скорее с него чешую спустят, крылья выдернут и в Генар пешком отправят в назидание остальным драконам, посягнувшим на их гордыню одиночества и самолюбования.

- Видится мне, что тяжелее всего сейчас ордену всадников, - Укишера полуприкрыв глаза скользила мыслью по скалам Генара.

- Правда? Ты шутишь! А я, честно говоря, думал нам. Драконов со всадниками много больше чем целая четверка Великих, - хитро прищурился Тиринар, изобразив обиженную гримасу.

- Это только пока, - тяжело вздохнула супруга.

- Бесподобно! Да ты у меня погляжу оптимистка, отпади мои жабры, - Тиринар нежно взял в ладонь ее нервно стучащие по шершавому камню пальцы.

- Анари и Саприл не останутся в стороне. Их долг сражаться и умереть за Эндору, и они пойдут до конца. Передовой отряд из сотни драконов уже режет крыльями ночные небеса на запад. Орден разделен на три части - стражи Фиэнея, стражи Арллура и ушедших в бой, а значит - он слаб. Авангарду ордена предстоит столкнуться вообще с неизвестными силами и оружием Зираиды. При прошлой "Игре" такая встреча для ордена закончилась трагично. Да и согласись ни ты ни я не знаем какой следующий шаг сделает Тень из Арллура. Мы щелкнули их по носу на пороге их собственного дома и в долгу Хотар с Хотари, уверена, долго не останутся.

- Ха! Скромница! Щелкнули поносу?! Да ты отвесила им славную зубодробильную зуботычину! Щелкнули... скажешь тоже! Если б ты знала, как я тобой горжусь! - восторженно заблестел глазами Тиринар. - Жаль, что я в этом процессе не поучаствовал. До сих пор... стыдно, - Тиринар отвел взгляд в сторону.

- Когда женщины выясняют отношения... - задорно усмехнулась Уки.

- О да! Конечно!... Мужчины просто обязаны всласть наслаждаться этим зрелищем! - Тиринар расплылся в слащавой улыбке, и тут же получил легкий удар локтем в бок. - За что? Я все и так пропустил... А хоть глазком взглянуть очень хотелось... Как моя капелька сверкает в гневе.

- Ой, боюсь, ты этого еще насмотришься! Так вот я о драконах... Армии эльфов двинулись к гномам и, судя по всему, спустятся в низинные земли, если конечно успеют на помощь людям. Великий лес и все эльфийские поселения останутся под прикрытием только ордена Генара.

- Весьма прозрачно даже в мутной воде, что я на месте Улира и его женушки прошелся сначала по свободным от войск землям лесного народа, так сказать неся веру в Единого Господа где словом, а где и огоньком... Но наши драконы! Они же сейчас во всеоружии, в латах да при кристаллах... Зубастее их...

- Ты видел тех великанов, что взрыв завалил при выходе из Арллура?

Тиринар помрачнел и нервно кивнул, вспоминая серые громадины воинов-гигантов выходящих из врат Арллура.

- И неужели ты думаешь, что армия Арла будет вооружена только флайдами и этими каменными ходоками? Уж поверь мне, с извращенной фантазией даже у Хранителей было все в порядке, а про самого Арла и говорить не приходится. Я вот что думаю, пока они все там, собраны компактно и пока мы все снова вместе может рискнем... еще раз?

Порыв ледяного ветра рванул волосы Тиринара, и Укишера заметила, как на них заблестели мизерные иголочки инея. Лицо Великого очертилось белоснежно ледяными гранями, а голубые звезды очей воссияли Тирольской стужей.

- Мир будет гореть и сыпаться в бездну черной пустоты, но я не отдам тебя ему Капелька. Прошлый раз ты уцелела лишь благодаря Нианне, слава ей во всех мирах... Я... - тяжелый голос Тиринара был сдавлен напряжением и еле слышен. - Я... боюсь...

- Как занятно. Не думал я, что услышу подобное слово из уст Властелина Шума, - пространство вырвало из тени невидимости мерцающий силуэт крылатого существа.

Тиринар так зыркнул на Дрела, что крылья того следующим взмахом стряхнули с перьев студеный вихрь ледяной испарины, а во внезапном блеске лысой головы ясно просматривалась тонкая корочка льда. - Шпионить удумал?

- Родной, полегче, - Укишера положила руку супругу на плечо.

- Да брось. И в мыслях не было, - Дрел смахнул ладонью лед с темени. - Я думал одному мне не спиться. Надеялся, ночная прогулка окрестностями уравновесит, но как видно она взбодрила своей прохладой не только меня.

- В нашем дружеском кругу наверно только Чари обладает нормальным уравновешенным разумом, - разрядила разговор Уки. - Сон нашей крылатой Богини чище чем у новорожденного младенца. А мы все втроем слегка... как бы помягче... сдвинутые на...

- На желании выжить? Думаешь это плохо? - Тиринар медленно оттаивал.

- Я не хотел тебя задеть, друг Шум, - извинился Дрел. - Но при мысли, что я могу потерять Чари, у меня возникает это же чувство.

- Два маленьких Великих эгоиста, - мягко улыбнулась Укишера. - Думаете мы с певуньей не испытываем того же самого по отношению к вам? Любовь вместе с сияющим счастьем дарит и неимоверный поднебесный ледяной страх потери. Страх, который не в силах превозмочь рассудок. Страх гасящий смысл любого дальнейшего бытия при потере любимой души... Но этот страх не должен нас парализовать, не должен нас загнать как трусливых крыс под камни и коряги, в норы и подземелья... Мы Великие! Вся Эндора ждет нашей помощи, а красный демон должен трепетать от страха при мысли о нас! Он обязан трепетать!

- Воинственная, гордая, несокрушимая! Обожаю! Я сегодня тебе говорил, что очень тебя люблю? - Тиринару вернулось мягкое расположение духа.

- Ваша бесшабашность доведет до беды. Повторная атака на Арллур дело конечно похвальное, - Дрел приземлился рядом, присев на край и свесив ноги с камня. - Но визит к его скалам без мощного оружия, считаю однозначно самоубийственным. Драконы не в счет, - предвосхитил возражение Уки Великий. - Они резерв и для нас и для эльфов. Мы понятия не имеем, что выставят против нас Боги Ночи, выпестовавшие войска Зираиды, и видели лишь малую толику того, что предложит в своем смертоносном меню Арллур. Я предлагаю отпустить поводья времени и заняться тем для чего мы здесь. Парящий город Великих с могущественным оружием, способный, как обещала Повелительница вод, сокрушить самого Арла в звездных небесах - вот наш последний шанс, - слово последний слетело с губ Дрела очень неуверенно, так что две пары глаз супругов мгновенно пытливо вонзились в его лик.

- Что-то скрывает, - вслух произнесла Укишера и нахмурилась, нутром чувствуя подвох.

- Однозначно, - отчеканил свинцовой дробью Тиринар, буравя взором друга.

- Вот еще!... Я...

Но полыхнувший из ниоткуда внизу протуберанец ярко желтого пламени резанул по вязкой ночной тишине гулким рокотом, утопив в нем слова оправданий Дрела. Упругая волна Фару ударила по телам Великих, впиваясь знакомым ощущеньем в каждый мгновенно напряженный нерв. Ощущеньем, которое было желанным и сладостным, но которое в последнее время могло принести с собой и очень быструю смерть. Мир огня прорвал брешь в мир живых.

Следующий огненный фонтан прорвал ткань мира много дальше и заиграл желтыми отсветами, расползающегося словно цветок, пламени в переменчивых складках косматых туч, оскалившихся в ответ недовольными сполохами молний. Рокот и всплески огня повторялись снова и снова, тосячехвостым пламенным змием пробиваясь сквозь грань мира, окружая и пронизывая все, защищенное Великими, пространство парящей тверди у башни. Неспокойные небеса напряженно скалились бело голубыми росчерками молний, бросая свирепые копья грома в непрошенного гостя иномирья.

Не сговариваясь, миг вздоха Великих рванул на себя покрывало песков времени. Три сияющие звезды зависли в пространстве, разгораясь все ярче и ярче.

- Я же говорила, они надолго в долгу не останутся! Выследила гадина! - проскрежетала стиснутыми зубами Укишера, сжав до хруста костяшек скипетр. - Выходи, я тебе и повторную трепку пропишу!

- Если бреши разрастутся, тут все взлетит на воздух, причем очень мелким прахом! Включая нас! - Тиринар вознес сиянье изумрудного скипетра Мер, готовясь нанести упреждающий удар по первому, что появиться из сотен открытых меж мирами врат. - Вопрос со стройкой решается сам собой...

- Не люблю сюрпризы! - пробасил Дрел, медленно вытаскивая из ножен раскаляющийся переменчивыми лучами магический клинок.

- Завидую я твоей Чари, - с легким мимолетным вздохом улыбнулся Тиринар, - тут такое светопреставление намечается, а она в постельке нежится. Ох, завидую! Честно, хоть за хвост меня кусай!

Желто-алое огненное полыхание тянулось и сплеталось меж собой, образуя сводчатый купол с мерцающими сотнями колонн, меж которыми парили глыбы вывороченной породы.

- Итак, мы или уносим ноги да немедленно, или нарываемся на полномасштабное приветствие, - Тиринар ощущал как давление мира Огня продолжает стремительно расти даже в остановленных песках времени.

Все попытки Великих силой рун закрыть бреши оказались безрезультатны. Мир огня плавил воздух и неумолимо затекал в мир живых.

- Дрел! Забирай Чари и прыгайте отсюда! Арл не должен накрыть нас всех одним ударом! Уходите! Мы выиграем время! Вместе любимый, - и сияющий взор Укишеры обратился на ослепительный лик Тиринара.

- Вместе, родная! - кивнул Великий. Их души рванули на себя врата мира огня, призывая его мощь себе в услужение.

Волна студеного безразличного холода вырвалась из бушующего потустороннего мира пламени, обдавая души Великих. Уже начертавший руну прыжка Дрел уловил в ней знакомую вибрацию, знакомый тон. Он явственно, до боли высохшей плоти помнил его. Внезапно удушливый страх за Чари, что ослепил, заставил забыть о чести, отречься от мужества и молча принять как единственно правильный вариант бегство, испарился затхлым туманом. "Она шла за мной по океанам мира Огня, шла в никуда, шла без веры, шла уже даже без надежды, шла по одной любви сердца, противопоставив себя целому миру а я... Да будь я проклят всеми звездами если буду бегать все оставшееся время и прятаться по канавам пытаясь сберечь любовь!!! Что великого в любви мерзкого труса?!"

- Гореть мне во всех огненных гиенах Вселенной! Парящий город Великих - наш единственный шанс! - взревел Дрел. - Мы отстоим этот дар Судьбы или падем с честью! - зеленые крылья Великого распахнулись на всю длину, засветившись тысячами белых искр. - "Чари вставай!!!" - бросил он могучий мысленный зов, но защитный барьер башни был надежно плотен. Любимая его не услышала.

В единое мгновенье столбы пламени рассветились множествами силуэтов.

- Это они... - сдвинул брови Дрел.

- Они? - не отводя глаз от начавшегося в колоннах движения и выбирая цель для атаки, переспросил Тиринар.

- Грани. Вот только друзья или враги? - Укишера настороженно скользила разумом по плотным коконам огня, скрывающим словно доспех, могучие тела огненных существ.

Хладность неминуемой смерти зрила на Великих сотнями пар глаз воинов Грани и плясала черными лентами пламенных мечей в могучих укрытых броней дланях. Хладность, которую Дрел отведал по ту сторону мира в Сетимиэле в душах огненного народа.



- "Они на нас всего лишь только смотрят, а мне даже это не по нутру!" - мысленно проворчал Тиринар. - "И почему-то сдачи отвесить ой как хочется еще до драки!"

- "Не кипи волной раньше времени! Терпение..." - Укишера испытывала те же чувства.

Ближе к Великим образовался большой сгусток иссиня-фиолетового пламени, напоминающий сильно вытянутый бутон. С мелодичным рокотом его лепестки раскрылись, явив взору Изгоев Патриархов Грани - Гроза и Гринду.

- Во имя Матери Живого огня и ее светлой памяти мы пришли отдать долг чести вашему народу, Великие. Твои слова Мессия Дрел... - раскатистое эхо рокочущего пламени вторило уверенному басу Гроза.

- "Мессия Дрел? Даже так?" - Тиринар удивленно вскинул брови и переглянулся с Укишерой. Та неопределенно пожала плечами.

...- Коснулись глубинного пламени наших сердец. Именно знания, накопленные вашим народом, позволили появиться миру Грани, позволили пульсировать нашим сердцам и течь огненной мощи в наших жилах. Мы бесконечно благодарны Великим за это и передаем в ваши руки дар, который может быть полезен народам Эндоры. Использовать его можно лишь крайне разумно, посему вместе с даром мы возлагаем на вас и ответственность за него.

- Мы дарим вам Светгардионы - кристаллическое пламя нашего мира, уплотненное до степени ваши минералов, - в ладонях Гринды, продолжившей речь, покоилась с детскую ладонь граненая линза фиолетового кристалла. - Это ключи к неисчерпаемой мощи мира Огня, к его самому сказочному богатству. Краткая вязь рун, доступная любому посвященному в искусство магии откроет и закроет в наш мир двери через него. Светгардион наполнит испрошающего Фару до краев, но если маг возжелает сверх меры, что может удержать своим разумом и плотью, он обречен на яркий сполох и будущее его лишь раскаленный опадающий пепел. Пределы возможностей Светгардионов ограничены лишь вмещением носителей. Так пусть используются эти светочи мудро! - Гринда протянула вперед ладонь, и кристалл медленно поплыл по воздуху к Дрелу.

Едва фиолетовый камень коснулся ладони, он ощутил могущественную вибрацию.

- Такая ноша по плечу далеко не каждому, госпожа Гринда, - осмотрев камень, Дрел вновь поднял глаза на Патриархов и передал его Укишере. - Однако дар ваш невозможно переоценить сейчас. На Эндору напала Зираида и мы рады столь могущественной помощи. Мы принимаем ее с благодарностью, - Дрел с достоинством склонил голову.

- Дар хорош, - с холодным достоинством оценила Уки кристалл, - но сколько Светгардионов вы преподнесете магам Эндоры и каких размеров? - магический взор пытливо буравил кристаллическое чудо невиданной мощи на тонкой ладони.

- Мы сочли цифру в пять тысяч единиц вполне приемлемой для ваших повелителей Фару, - Гроз, мерцая тонкой сетью голубых молний полета за спиной, приблизился к Великим. - Мы скрупулезно рассчитали баланс истечения Фару из нашего мира через них, дабы не создавалась угроза бурь и штормов в мире Огня.

- Камни великолепны, но... - в душе Уки вспыхнула сумасшедшая мысль.

- Но? - в брильянтовый лучистый свет очей Патриархов было тяжело смотреть даже Великим.

- Но у нас есть определенная мысль по созданию из этого, - Уки обвела рукой парящие глыбы вокруг, - летающего города Великих и подобный дар немного больших размеров, пришелся бы весьма и весьма кстати. Мощь Светгардионов высвободила бы наши силы в предстоящих битвах, а город бы сделала неуязвимым! - глаза Уки разгорались творческим азартом.

Гроз и Гринда медленно огляделись вокруг.

- И снабдили бы непревзойденной смертоносностью, полагаю. Ваши силы и знания умеют контролировать такие потоки, - Гринда посмотрела на супруга. - Мы предвидели такую просьбу четверки Великих Тироля и потрудились заранее.

- Нам нужно сто, нет сто пятьдесят, нет... - Укишера лихорадочно размещала источники энергии по своим мысленным эскизам города.

- "Родная соберись. Жадность не красит Великих", - мысленно прошептал Тиринар изучая кристалл теперь уже на своей ладони.

- Тридцать три кристалла, - мягко улыбнулась Гринда, и из под ее ног выплыл вверх миндалевидный Светгардион размером с две головы.

- Тридцать три? Откуда такая точность? - Тиринар вопросительно и недоверчиво приподнял бровь.

- Ровно столько выдержат струны мира вашего пространства без разрушения при единовременном использовании. Это критический объем энергии для плотности межмирья, -спокойно ответил Гроз.

- Ты хочешь сказать, могучий Гроз, что если при одновременной работе всех тридцати трех кристаллов мы воспользуемся своей силой Фару и прикоснемся к миру Огня сутью... - Укишера не на шутку занервничала, широко распахнув глаза.

Гроз согласно кивнул.

- Язва разрушения пожрет пространства от горизонта и до горизонта.

- Восхитительно! - трепетала от восторга Повелительница вод.

- Восхитительно, я не ослышался? - Тиринар с опаской покосился на любимую и вновь перевел взгляд на Патриархов. - А как же вы? Вы изменили свое решение и согласились помогать Изгоям. Значит вы остаетесь? Вы с нами? Вы верите в нас? - Тиринар приблизился к Грозу на сколько это позволяли рамки приличия высокого общения.

- Великий Дрел при прошлой встрече говорил народу Грани о совести. Огненные сердца вняли словам мессии и сотворенные хотят посильно вернуть долг создателям. Это не вопрос веры. Это дело чести. Но в остальном мы придерживаемся своей первоначальной линии.

- Грани все равно уйдут в малость микромира, - Дрел со спокойной грустью смотрел на Патриархов.

- Именно, - Гроз окинул взором клубящиеся тучи. - Мы не видим другого выхода. Мы считаем...

- Что мы обречены. И вся эта возня с битвами и победами, с кристаллами и магией все равно обречена на поражение. Ведь так? - Дрел поймал своим тяжелым взором бездонно непроницаемый взгляд Гроза.

- В прозорливости Великим не откажешь. Один мир, построенный фантазией Арла и вашими руками, сменится другим миром построенным либо клинками Зираиды, либо молитвами Арллура. Арл ведет и тех и других. Пока он Играет с вами оттуда, - Гроз ткнул пальцем в клубящиеся небеса, - но когда он спустится... - палец Патриарха медленно указал на твердь, - Все произойдет очень быстро...

- А я уж очень, слышите очень!!! расстараюсь, чтоб эта тварюка околела там где-нибудь над облаками, и ваш подарок мне чрезвычайно поможет в этом, - решительно ответила Уки и тихо добавила взглянув в глаза Тиринара - мне есть что терять в этой жизни и без боя я это не отдам!

- Откуда вы знаете, что он спустится? Откуда ведаете, что все будет так уж скоропостижно? - засомневался Тиринар.

- Ответ прост, - продолжила Гринда. - Мы созданы на семенах Арла. Алые искры древнего вселенского странника послужили основой наших душ. Мы не помним, не знаем, но скорее предчувствуем неотвратимое намерение... намерение на будущее. И ни вам, ни нам в нем места нет. Судьбы этого мира были написаны им, а мы в нем лишь допустимые погрешности магических начертаний. Допустимые и крайне незначительные...

- Дружище Дрел, ты сумел донести до славного огненного народа понятие совести. Может в этот раз у тебя получится поведать им об оптимизме? - Тиринар с легкой улыбкой повернулся к Дрелу, но в мрачном лике друга не было и намека на понимание шутки.

- И все же от всей Эндоры и от Великих я хочу сказать спасибо за ваши дары. Они продлят времена свободы под солнцем, и мы сможем встретить лишние сотни восходов и проводить с благодарностью тепло закатов. Вся Эндора сможет немного дольше любить друг друга, а разве это и ни есть счастье. Вы подарили нам не кристаллы, вы подарили нам время борьбы, но вместе с тем и время любви. С чистым благодарным сердцем я склоняюсь перед вами в почтении народ Грани, - Уки выдержанно поклонилась.

- Спасибо и Светлый путь вам в вечности по выбранной стезе, - поддержал супругу Тиринар.

- Не думал, что наша следующая встреча принесет мне радость. Однако я ошибался. Я рад был лицезреть вас Гроз и Гринда и ваш народ. В лихую годину даже лист может укрыть от бури, не говоря уже про руки друзей предлагающих помощь. Спасибо! - Дрел протянул могучую богатырскую длань Грозу и тот принял крепкое рукопожатие.

- Прощайте, Великие! Мы благодарны вам! Долг чести больше не тяготит наши души, - Гроз и Гринда подняли руки в прощании и в то же мгновение сияющий купол текучего огня с колоннами превратился в меркнущий желтый туман наполненный мириадами кружащихся гаснущих искр-мотыльков.

- Э-э-э! Простите... а обещанные кристаллы? - недоуменно хлопал глазами, словно обманутый мальчишка, Тиринар.

Пески времени, отпущенные волей Великих, торопливо хлынули в нескончаемом беге. Желтый туман опал почти мгновенно, не позволив зрителям насладиться его завораживающей феерией угасания. И на парящих камнях то там, то здесь Великие увидели небольшие сундуки, словно отлитые из янтаря с рельефными узорами танцующего пламени. Они полнились аккуратно сложенными кристаллами Светгардионами. На отдельной глыбе Уки увидела ровно тридцать три ларца с крупными кристаллами предназначенными цитадели.

- М-да, - присвистнул Тиринар. - Это у меня только такое мерзкое чувство, что вот только что нас, здесь на этом самом месте, опять вписали в какой-то судьбоносный план небрежно набросанный Всевышним? Или это уже паранойя? Да ну... гореть шипеть и недожариться!!! Хоть шансы немного поднял и на том спасибо, - Тиринар поднял к клубящимся тучам глаза и ехидно ухмыльнулся.

- Ты это серьезно? Арла благодаришь? - Дрел не верил своим ушам.

- А почему нет, - коварно улыбнулась Укишера. - Знания и возможности бездонны Во вселенной, а мы и он... играем...

- Весельчаки, - угрюмо фыркнул Дрел.

- Выше нос и перья дыбом приятель! Оглянись! Непочатый край работы в самом что ни на есть запотевшем виде лица, - Тиринар подбросил один из кристаллов в воздух, поймал и покосился на Дрела. - Это по-моему по твоей части, зеленый кузнец-богатырь.

- Это еще почему это? - опешил Дрел. - Традиция?

- Но не совать же камушки Грани магам Магистрата, да войнам по карманам. Того гляди потеряют в горячке боя. Жалко будет страсть!

Друзья быстро переправили сундуки с дарами под водяную защиту башни Иллириэли. И едва зашли внутрь, как наткнулись на медленно спускающуюся по ступеням, потирающую глаза и сладко потягивающуюся Чари.

- А вы все чего не спите-то? Проснулась - мужа нет. Спустилась - друзей нет. От меня секреты? Или что то похуже? Так не честно, - чуть надулась Чари.

- Я тут тебе родная подарочек передать хотел, - Дрел подошел и нежно обнял возлюбленную.

- Подарочек, - тихо заворковала Чари, млея от объятий.

Фиолетовый кристалл Светгардиона блеснул в широкой пятерне. Она приняла его на ладонь.

- От друзей, милая. Все-таки от друзей.

- От Грани? - душа Великой учуяла след мира огня. Перья за ушами Чари встали дыбом, а глаза блеснули яростью. - После того что с тобой сделали они друзья?!






Поход праведного поклонения.




Арллур.





...- Фиэней и Генар! Они падут к нашим ногам первыми! Нет такой силы и таких помыслов, что удержат Изгоев от обороны этих святынь Эндоры. Честь пригонит их похлеще плети к этим стенам! - Нианна быстро шла по коридору, покидая потаенное обиталище Арла в подземельях Арллура. Улир, не переставая восхвалять в мыслях Могущество Господа, едва поспевал за ней.

- Тебе нужен отдых, моя Хотари. Токи перерождения должны выставиться в твоем теле. Я вижу неоднородности в светимости твоих тканей, - Хотар тайно жаждал ее немедленных объятий на своем ложе.

Нианна резко остановилась и обернулась. Улир едва не налетел на нее, приблизившись лицом к лицу вплотную. Ноздри инстинктивно вздулись жадно вдохнув аромат богини. Великая скользнула тонкими пальцами по его щеке и прижавшись всем телом подарила пьяняще пламенный, возжигающий страсть до безумства ярости долгий, блуждающий сплетеньем губ, поцелуй.

- Мой спаситель, мой господин, - томно выдохнули влажные уста Хотари. - Я вся твоя. Вся без единого остатка, - мед ее голоса топил мужской разум в мягком обещающем забытьи. - ... Но прежде я должна исполнить волю Господню - либо покорить Изгоев, либо вырвать, вычеркнуть, выжечь даже упоминание о них из памяти Эндоры!!! - ее глаза вдруг превратились в две алые бездны бурлящей раскаленной стали.

Улир жаждал в них смерти и блаженства. Его воля принадлежала только ей! Навсегда ей!

- Да! Властительница моей души! С тобой! Ради тебя!... Во имя Всевышнего! - восторженно-безумно прошептал Хотар. Огненное влечение плоти само собой устремилось в радостную жажду схватки ради возлюбленной и блаженства с ней.

Короткий совет в зале Арканов Рубиновой башни оказался до банальности немногословен.

- Мы выступаем! - прогремел голос Хотара, подхваченный всеобщим гулом одобрения на весь зал.

- Наша цель Фиэней и Изгои! - Хотари была божественно неотразима в гневе и устремлении. Сотни исступленно-благоговеющих взоров обжигали девичью кожу даже под алой броней. - Они падут в Забвение завтра к вечерним лучам во славу Господа!

- Но Всемудрая Хотари, мы будем атаковать Генар и эльфийскую столицу только с воздуха? - не стирая благоговения с лица, вопросил Дурбурил. - Остальная Армада не успеет покрыть такого расстояния даже за неделю похода. Да и врата в Арллур закрыл гигантский завал.

- С нами Арл! - бросила, словно развевающийся стяг, в зал Нианна.

- С нами Арл! - восторженно подхватили Арканы, еще не понимая как, но бездумно веруя в эту возможность.

- Я представляю вам, опору господню, дар всесильного Предтечи, - Нианна вскинула ладонь и с нее, прямо сквозь стеклянные стены, умчалась в сторону скал стрелоподобная вязь голубых рун.

Весь Арллур гулко дрогнул от мощного взрыва вспоровшего скальный панцирь за отдаленными грядами. Тучи разлетевшихся глыб, объятых тыльными бурунами, явили ошарашенным взорам вскочивших с мест Арканов всплывающее в небеса веретенообразное тело титанического левиафана. Окруженный мерцанием алых огней он медленно развернулся и, разрастаясь в размерах до неимоверных объемов, медленно стал приближаться.

- Во славу Арла! - шептали ошеломленные губы Арканов.

- Сила Господня! - восторженно шептали уста видящих и выбегающих на открытые места горожан.

- Это Арлинг, прошу любить и жаловать! - довольная собой, сдержанно улыбнулась Хотари. - Он понесет нас и авангард нашей Армады сквозь пространство к победе! Под моим началом избранные Арканы заканчивают создание еще пяти таких колоссов в секретных пещерах. Как только их строительство будет законченно, нужды в перемещении всей армады по поверхности не будет.

Арлинг прибыл и с пронзительно низким гулом-гудком приветствия завис над городом, являя свое огромное, черное, рыбообразное тело с раздвоенным хвостом. Как зрачок глаза, изучающего что-то ранее невиданное, яркий фокус в рубиновой сфере под носовой клювообразной частью быстро метался из стороны в сторону по Арллуру. Слегка отвисшее, массивное брюхо, обтянутое широкими витыми жгутами ярко светилось тремя полусферическими рубиновыми ядрами. Мерцающее сияние, проскальзывающее по сложнейшим вязям алых бортовых рун, напоминало ток жизни в живых артериях. Окантовка периметра корабля была усеяна зависшими у бортов рубиновыми сферами как у флайдов.

- Арлинг рад служить единому Господу Арлу и приветствует град избранных Богом Арллур! - нестерпимо низкий рокот небесного корабля упал с небес на онемевших в благоговении поборников веры, словно обтекая купола и наполняя улицы города.

Показав себя в полном великолепии, Арлинг развернулся и мягко опустился в воды озера окружающего город, ошвартовавшись у Полей Веры. Широкие каменные трапы скользнули на твердь, ожидая воинскую мощь Армады...

...Черные полированные плиты Полей Веры вибрировали глубинным экстатичным ликованием. Вибрация рождалась из неосязаемой пульсации начертанных в скальных монолитах рун Предтечи, крепла в алом мерцании изогнутых кристальных пиках сторожевых башен, набирала могущества в тяжелой поступи огромных тел выходящих из врат серо-каменных Шелтров, и взмывала в неистовый трепет сердец последователей веры в Единого господа. Каждый из них мечтал. Каждый из них сиял гордым и целеустремленным взглядом.

Сегодня, сейчас, НАЧАЛОСЬ!!!

Тысячи тысяч, облаченные в практически в невесомые, серые с алыми рунами узоров на груди доспехи, поборники святой веры строились в ровные ряды боевых порядков. За ними в ровные шеренги собирались ползающие боевые машины Сетчинары-усмирители, а замыкали построение у самых стен цитадели громадины серых гигантов Шелтров. Черные каменные эллипсы Арканов и достойнейших из достойных избранников, годных к летному искусству флайдов, гордо реяли в небесах ромбовидными порядками четверок. Во славу алогривого Господа весь трехсоттысячный Арллур готовился выступать по воле рубиноокой Хотари и властноликого Хотара в поход праведного поклонения. Они собирались нести принятие и только принятие Единственности Самосущего Предтечи и его верховенства власти. Все и вся остальное не имело места в их душах, их разумах, в их совести и должно было исчезнуть в объятьях Забвения.



- Мы идем любить и объединять! Возносить к свету единения и обретения умиротво-рения в Единственном и Едином! К его безвременной благодати всевмещения в мерцании вечности звездной! Мы - его дети, осененные Господней благодатью обязаны донести ее свет до каждого жителя Эндоры! Донести правдой наших сердец, правдой наших любящих праведных взоров! Но для тех, кто поражен гнильем самости, кто не желает изгнать из своих сердец лживых змей поклонения самозваным лжебогам-Изгоям, кто отравляет Эндору зловонным дыханием ереси и отклоняет Судьбоносные начертания Всеблагого, мы принесем очищение огненное, очищение Смертью! Не колеблясь, без ложной жалости и стыда мы будем возносить их души к звездным крылам нашего небесного Вседержителя, к его воле и праведному Суду!!! Да славится в вечности среди звезд Всевидящий АРЛ!!! - слова Нианны кипели, клокотали лучистым распаляющим пламенем в груди перерожденных эльфов.

Великая, гордая, свирепая и святая...

Она парила над городом в сияющем лучистом гало бушующего голубого пламени, на своем царственном Флайде. Рядом с ней, гордо вскинув подбородок и горя красным ог-ненным взором, восседал на летающем троне Хотар Улир. Наместники Бога призывали паству к деяниям чести Господней, призывали к тому, ради чего Арллур собирал ее под своими сводами, даря царскую роскошь и чаруя неземной красотой шумящих водопадов, шепотом скалистых лесов и волшебством цветущих утесов. И они шли за Верой, шли за Правдой Предтечи без малейшей тени в недрах некогда эльфийских сердец.

Голубой стан Хотари плотно облегала алая броня, сотканная словно из застывших че-шуйчатых лоскутов извивающегося пламени. Эластичный материал чешуек укрывали рунные узоры вкраплений мерцающих рубинов. Плечи и талию украшало текучее плете-ние вязей золота в эльфийском стиле. Копну курчавых черных волос с множественными прядями светозарных рубиновых локонов охватывал причудливый каркас-шлем, изгиба-ющийся на затылке тремя рогоподобными рубиновыми отростками короны. К точеной талии был пристегнут изящно узкий, средней длинны, удивительно тонкий клинок.

Улира напротив покрывала густо черная полировано-глянцевая броня, окутанная сложнейшей вязью бриллиантовых узоров с ярко алой рубиновой кометой у сердца. На плечах развивался дымчато-серый снаружи, с алой бархатной подкладкой плащ. Грудь украшал крупный рунный амулет на тяжелой золотой цепи, а длань крепко сжимала рубиновый скипетр...




Открытые врата.




Арллур.




Тихое утро еще распускало нежно-розовые лепестки красок на переменчивой палитре небес, птицы едва-едва нащупали нити песен, восхваляя красоту грядущего солнечного прибытия, как громовой раскат разверз скалы длинным, соскальзывающим языком расплавленного камня.

Земля мощно дрогнула лишь раз, наполняясь все глубже и глубже болезненным проникающим зудом, от которого вся листва деревьев в дрожащих конвульсиях, зашлась тревожным шелестом.

Более ясного знака десяти драконам и всадникам, стражам, засыпанных Великими врат Арллура не требовалось. Всадники метнулись в седла, а упругие взмахи отдохнувших крыльев рванули стройные стрелы чешуйчатых драконьих тел в предчувствующие небеса. Лишь Анарид на солнечно-желтом Каранге нырнули в тень невидимости вне пределов расставленных Тиринаром и Укишерой ловчих барьеров. Они поднимались все выше и выше, настолько насколько у крыльев хватало силы опираться о воздух, а легким еще пить жизнь из разряженного воздуха. Сверху меж двух барьеров они обязаны были видеть и простирать свое видение по кристаллу связи в Магистрат Фиэнея.

Быстрые шаги несли Владыку Энирала уцелевшими коридорами отстраивающегося Магистрата. Взбудораженный недавней вестью Тиринара Совет магов вновь торопился к залу собраний у старого уцелевшего кряжистого тысячелетнего дуба, в чьей коре еще торчали множества впившихся осколков стекла обрушившегося свода. Горел кристалл и в руке летящего на запад с сотней драконов ордена Владыки Анари. Сиял малиновым светом кристалл и на столе короля Гилиира и королевы Омелии, проецируя на фоне обгорелого ландшафта у внешнего периметра Арллура мощные взмахи драконьих крыльев, занимающих ударную позицию.

Красный, вытекающий из отвесной скальной гряды Арллура, каменный язык означал лишь одно - демон собирается выползти из своего логова. Собирается испробовать прочность своей клети и ее охраны.

- Мы не успеем к вам! - сурово прищуренные глаза Анари требовали и молили. - Если увидите, что силы не равны, что сдержать Арловый выводок вы не в силах - отступайте! Невидимость прикроет ваши крылья! Ваша сила удесятерится в Фиэнее. Для его обороны и обороны Генара вы живые много важнее, чем геройски павшие малым числом! Я надеюсь, благоразумие и общая польза удержат вас от геройских глупостей! Удачи и пусть небеса берегут ваши крылья и головы!...


...Нианна и Улир гордо стояли на носовой смотровой площадке Арлинга. За их спинами находились по пять телохранителей-Арканов из самых молодых и сильных вновь прибывших. Низко вибрируя тремя днищевыми силовыми ядрами-движителями, небесный корабль величественно вплыл в скальную расщелину, медленно продвигаясь к завалу устроенному Укишерой и похоронившему под собой добрую дюжину Шелтров. Бронированные гиганты сопровождения чеканили поступь ровными шеренгами по черно-глянцевой дороге испещренной рунописями Господа. За авангардом Шелтров почти бесшумно ползли на трех подбрюшных по-змеиному извивающихся утолщениях плоские боевые машины Сетчинары. Их боковые конечности манипуляторы были плотно прижаты к корпусам. Все остальное воздушное пространство от Арлинга почти до самого входа в озерные пределы города заполняли стройные порядки Флайдов.

Грудь Хотари вздымалась немного нервно. Почему-то она волновалась. Горечь прежнего поражения, нанесенного Укишерой, боль мучительной смерти от ее магии и еще большая мука от того что ее друзья, несмотря на ее жертву отвернулись от нее, не захотели понять своего блага... Все это терзало душу. Какая-то смутная вина пред обреченными на будущую смерть Эндорцами, какая-то недосказанность в таинственном гласе Господнем - все бередило и не покоило, коробило незыблемость убеждений и колебало.

- "Довольно! Волею Господа..." - сама в себе отсекла хладным лезвием решимости дурные мысли Великая, но грудь не стала дышать увереннее, рука не перестала едва заметно конвульсивно сжимать разогревшуюся рукоять очередного Божественного дара - меча с удивительно тонким лезвием, которое при взгляде на ребро практически не было видно. Лишь глаза... Глаза горели ярко и уверенно рубиновым светом Господним, буравя пространство впереди так же непреклонно, как рокочущий огромный луч с головной сферы Арлинга буравил, расплавляя, титаническую массу каменного хаоса впереди.

Первая шеренга Шелтров, выдвинув вперед руки, вторила натиску Арлинга, расплавляя всеми глазными, плечевыми и наручными излучателями каменные глыбы завала. Вторая и последующая лини генерировали плотное защитное поле, выдавливая булькающую лаву вперед и вверх.

Парящие вокруг и создающие многослойные защитные поля рубиновые сферы Арлинга сконцентрировали свою мощь на передней полусфере, слили свои щиты с натиском Шелтров. Медленно, но уверенно армада Арллура прожигала узкое каменное горло, запечатавшее их в кольцевой поднебесной скальной стене, окружающей город.

Улир напротив был чист и светел. Его дух горел правдой и правотой во всем. На его лице царствовала тонкая надменная улыбка. Он добился всего. Всего о чем мечтал. Он длань единственного Бога. Он творитель его скрижалей и нового Порядка Эндоры... Он счастливый муж, которого Всеблагий Господь сочетал с самым грациозным, прекрасным и обольстительным созданием звезд, с Богиней, чье тепло и влажную негу он с ненасытным упоением испивает на своем ложе. Ничто не волновало его. Он, достигший, движется к еще большим уже предначертанным достижениям и ничто и никто его не остановит. Заслуженная гордость расправляла легкие Хотара полным, ровным дыханьем.

- Убежден, пробив камень, мы скорее всего попадем в западню, состряпанную Изгоями, - спокойно, немного цинично и небрежно подумал вслух Хотар. - Как думаешь, душа моя, какое блюдо они приготовили нам на этот раз?

- Прошлое блюдо мне пришлось абсолютно не по вкусу, - тихо процедила сквозь стиснутые зубы Нианна. - Они застали нас врасплох своей наглостью, прервав сладкие мгновенья нашего уединенного блаженства. Я оказалась немного не готова, но сейчас... Клянусь! Сейчас не будет места уговорам и увещеваниям... Сейчас все иначе! Настало время расплаты! Исходя из своих прежних знаний, могу предположить, что плотность полей Арлинга на порядок превышает силу барьерной магии Великих. Однако недооценивать их способности я не стану. Великие загнанны в угол. В последний угол, а бешенный зверь перед смертью способен на что угодно, - Хотари сосредоточенно замолчала.

Пред глазами Правителей Арллура клокочущая лава медленно открывала голубые небеса Эндоры и бескрайние просторы зеленого океана Великого леса...


... - Да пусть у меня хоть жабры отсохнут с натуги, но мы можем успеть к ним! - Тиринар нервно мерил быстрыми шагами каменные плиты пола башни Иллириэли. - Мы должны закупорить Арлово племя в гнездилище снова да понадежнее! Заткнуть, замуровать...за... Да так чтоб...!!! - он поднял и затряс сжатый кулак над головой.

- И ты серьезно думаешь, что наши пробки способны сдержать того, кто единым мигом извлек из-под земли скалы до небес? - Укишера сложила руки на груди, сидя в кресле и сурово-серьезным взглядом провожала метания супруга.

- Не-е-е-ет! Ты не понимаешь! Не все так просто-простехонько! Клянусь своими планиками, чешуей и иногдашним оборотневым хвостом! - Тиринар вскинул указательный палец и затряс им в воздухе. - Тут другое! Если бы он хотел... Если бы хотел Эндора давно бы запеклась с хрустящей корочкой в океанах лавы. Помнишь, что сказали Грани? Но он этого не делает! Нет... Эта тварюка играет!!!... Ей интересно!!!... Занимательно!!!... Пусть мы для него и кучка недобитых головастиков, но заткнув проход вновь мы опять выиграем время!!!

- Или его проиграем, - присев на край стола Чари беззаботно вертела в тонких пальцах яблоко. Она сладко без снов выспалась и чувствовала себя великолепно. Что-то менялось в ней. Какая-то неизъяснимая уверенность, надежда, которую сердце девы-птицы ощущало в душе супруга, словно отдалила, расширила горизонты в какую-то неимоверную даль. И душа желала в нее полета. - Как удобно - распыли силы врага, отвлеки от реальных дел таящих угрозу, заставь метаться, бегая по кругу... Арллур, Зираида, люди... а потом гномы, орки, эльфы... о я забыла драконов. Даже по одному нас на всех не хватает. Симфония звучит и поражает величием только когда все инструменты в сборе и когда творят свои мелодии в унисон.

- А ведь моя птичка права. Мы сила лишь вместе. И небесный город мы просто обязаны строить немедля... Но... - Дрел сидел у стены напротив Укишеры и взор его был устремлен глубоко внутрь. - Но в наших руках сокровище - Светгардионы! Я не силен в стратегии, а может быть и в тактике. Так уж вышло. Зато Рок заставил неплохо разбираться в оружии и боевой магии. Эти кристаллы чудо из чудес для Эндоры. Только представьте - неистощимые защитные купола городов для всех народов, неистощимые источники энергии для боевых линз на драконьих спинах... Я вижу эти кристаллы вплавленными в непробиваемую броню лучших воинов, из которых можно сформировать отряды, прыгающие через пространственные руны на поле битвы. Я вижу... Мы можем создать воздушный флот как у Арллура...

- Ха! Да ну! И только сделать Игру интереснее!!! То-то и оно... Этому краснохвостому Вершителю судеб того только и надо, - направил указательный палец в грудь Дрела Тиринар. - Правильно мыслишь, дружище! Как раз в нужном направлении...

- Вы все по своему правы, - щупальца на голове Уки хищно извиваясь нервно подрагивали, а прорези ноздрей расширились в глубоком вздохе. - Время... Коварная величина сочетающая жизнь и пространство. Без парящего города нам не победить Арла и не отстоять Эндоры. Но без кристаллов Светгардиона нам явно не удержать обороны прямо сейчас. Кому нужна будет победа над Арлом если Зираида и Арллур превратят эти земли в безжизненные пустыни, возможно уничтожив и друг друга?

- Хорошо, - Тиринар тяжело вздохнул. - Но предупреждаю, то, что я предложу, Капелька, тебе уж точно не понравиться. - Как это не дико звучит нам нужно... расстаться.

- Что??? - глаза Уки округлились до огромных, застигнутых внезапной бурей, озер. - Ты... Ты...

- Погоди, погоди! Нет... Конечно же нет! Не в этом смысле, - поторопился успокоить Великий возлюбленную. - Я должен лететь. И думаю, Дрелу тоже придется потренировать крепость своих крыльев. Это для перьев полезно, - подмигнул он другу.

- НИ ЗА ЧТО!!! - слились в один два звонких женских голоса, подпрыгнувших с места жен. - И думать забудь!!!

- Как мило, таким стройным хором! В унисон, так сказать, - обезоруживающе разулыбался Тиринар. Вот только глубокие складки на лбу выдавали напряженность его мыслей. - Не сердитесь, девочки, но здесь вы пока... я подчеркиваю, пока в безопасности. Никто не знает, что мы тут схоронились, и доколе все заняты войной, скорее всего, будут разыскивать нас, в смысле Великих, именно в битвах и схватках. Это логично?

- Я все равно... - Уки мрачнела надвигающимся штормом.

- Подожди моя Владычица, не кипи штормом, дай мысль доозвучить, - Тиринар подошел ближе и ласково заглянул в бурлящие категорическим неприятием очи любимой. - Спору нет, что лучше тебя все структуры и системы парящего города никто не создаст. Ведь так? Те чертежи, что ты проецировала недавно - они ошеломительны, просто разум выворачивают! Никто лучше Чари не облечет его формы в гармонию и красоту. Думаю это тоже бесспорный факт. Если уж принимать последний бой, то хочется это делать на чем-то очень изящном, достойном и Величественном, - Тиринар подмигнул Чари. - Ну, а мы с Дрелом, грубая мужская сила, попытаемся выиграть для вас время на эту маленькую потаенную строительную шалость Великих.

- Ага! И сунете свои отчаянные головы в самое пекло!!! Я против! - Чари подскочила к Дрелу и свернулась клубком у него на коленях, закрыв его своими крыльями. - Ты не знаешь, что это такое потерять... - и осеклась.

- Он знает, подруга... - Уки безотрывно гляделась в голубую синь бездонной мудрости глаз Шума. Их океаны были незыблемо спокойны.

- Я полечу на запад, - тихим голосом продолжил Тиринар. - Кристаллы Светгардиона прежде всего нужны авангарду ордена Генара и гномьим городам. Только всадники и драконы сейчас могут поспеть на помощь людям. К тому же мы ничего не знаем о боевых возможностях Зираиды, а тайную разведку лучше Великого, уже имевшего с ними дело, никто провести не сможет. Надеюсь, вы тоже с этим согласитесь.

- И чем все закончилось в прошлый раз... для тебя? - пробурчала Укишера, сев обратно в кресло, отведя взор и украдкой смахивая слезу.

- Ну же родная, тогда у затоки Ини я был дряхлым стариканом, пьяницей, да к тому же и такой изящной вещицы, - Тиринар едва повернул кисть и скипетр Мер молниеносным броском с пояса скользнул в ладонь, - со мною не было. Клянусь твоей улыбкой быть незримой тенью, неуловимым призраком и только, - хитро прищурился Тиринар и присел перед ней на корточки.

- Призраком? - поднял Дрел бровь. - Вот это точно плохая идея.

- Это к слову. Иносказательно, не более. К тому же несколько таких камушков очень не повредят и нашему водяному народу. О нем мы с тобой не имеем права забывать. Каскады Ини ведь совсем не далеко от Арллура, а у него на нас зуб. Ведь так?

- Пока ты будешь лететь к драконам, я разработаю вязи рун, сочетающие Светгардионы с боевыми линзами на их спинах. Думаю успею, - Дер медленно мял пальцами подбородок.

- Мне видится, что они должны позволять и всадникам черпать оттуда энергию, - поправил Тиринар.

- Обижаешь, дружище, - Дрел аккуратно отодвинул мощной пятерней белоснежные крылья Чари закрывающие его лицо от собеседников. - Я беру на себя доставку кристаллов в Генар, Фиэней, Сетимиэль и прочие эльфийские города и организацию над ними куполов защиты. В Генаре озабочусь модернизацией драконьих доспехов и соберу из эльфийской гвардии отряды Прыгунов. Эх! Опять придется попотеть в кузне.

- Идея понравилась, но вот названьице - "прыгуны", - поднимаясь, укоризненно причмокнул губами Тиринар.

- В процессе разберемся, - многоплановое сознание Бога уже приступило параллельно плести варианты боевых рун для будущих эльфийских доспехов. - Заодно проведаю Ениша и Махаша, да потолкую с тиграми-призраками в мире Духов. У зеленого воинства там наверно тоже не спокойно.

- Покой... Какое доброе, уже порядком позабытое слово... - с далекой грустью вздохнул Тиринар. - Мягкая музыка, приятное пение Чари, бутылочка вина, шикарный ужин... Простите отвлекся, - шумно сглотнув он сел рядом с Уки. - Я верю, когда-нибудь это случится.

- Очаровательно! Они все порешали! Ну, а работенку с глыбами, булыжниками и щебнем славные воители взвалили на хрупкие женские плечи! - Чари фыркнула и попыталась сбежать с колен Дрела, но клещи могучих зеленых рук крепко прижали ее к нему за талию. - Справедливые вы наши! Слов нет! - несильные попытки вырваться успеха не имели.

- Я все равно против!... Но так будет действительно правильно. Дрел, только будь благоразумен - не суйся к Арллуру, - разум Укишеры был на стороне Тиринара, но сердце разрывалось от боли предстоящего расставания. - Ради Чари, ради нас, удержись от этого, горячая зеленая голова. После того как я ее проучила Арлова Тень будет свирепа и осторожна. Защити Фиэней с Генаром - это главное, а стражей врат Арллура Эндора не забудет вовеки. Я верю, они с честью выполнят свой долг...



Долг Стражей.




Врата Арллура.




Тяжелый выдох скал мощной волной изрыгнул расплавленные остатки завала из глотки ущелья. Растекающееся в стороны огненно-каменное месиво выносило к подножью стены покореженные, раздавленные, раскаленные до красна, но еще хранящие изуродованную форму остатки Шелтров, так и не успевших на помощь Хотари в прошлый раз. Толстый слой вязкой лавы разлетался веерами брызг под тяжелой поступью первой волны серо-каменной рати. Над ними нависала громадная тень, парящего в небесах, Арлинга.

Пред воинством вправо и влево простиралась двухкилометровая полоса густого липкого пепла и сажи, усеянная обгорелыми скелетами вывороченных и разорванных на щепы могущих тысячелетних стволов, разбросанных по взрытой и выжженной местами до стекла многострадальной земле. Свидание двух Богинь и их задушевное общение оставило на теле Эндоры долго незаживающую рану. А впереди... Впереди мягко шумели бескрайние просторы реликтового леса.

- Хвала Всевышнему! Свободны! - горделиво вскинул подбородок Хотар.

Его слова встретила мягкая улыбка Нианны.

- Мы никогда и не были взаперти. Все имеет свои причины и свое место в начертаниях Господних, - Хотари чувствовала начало и интуитивно напряглась.

С ало-желтых рассветных небес, в которых еще сияли медленно угасающие звезды, свирепым водопадом хлынул девятиголосый драконий рев. Невольно Хотар заметно вздрогнул. Здесь за пределами стен Арллура он не чувствовал себя в полной безопасности. Слишком близка была память свидания с этими огнедышащими чудовищами по Фиэнею.

Черная махина выплывающего из ущелья рыбообразного левиафана произвела неизгладимое впечатление даже на драконов. Его размеры заставили Властелинов небес почувствовать себя ничтожными насекомыми, осмелившимися поднять бесполезные жала на величие неторопливого хищного колосса.

- Спокойно Варула, спокойно, - попытался приободрить густо бордовую боевую крылатую подругу всадник Аларанд. Он был назначен командиром дозора самим Владыкой Анари. Хвост драконихи нервно метался из стороны в сторону, превращая полет в непредсказуемое ухабистое сотрясание. - "Всем! Единая атака головного корабля! По одному крупному драконьему кристаллу! После разбиться на пары... И да помогут нам Великие Боги Тироля! За Эндору!"

Варула взревела, выдохнув вниз мощный поток пламени, и сложила крылья, соскальзывая в пикирование. На ее передней лапе щелкнул замок, высвободивший большой плоский кристалл гномьего огненного хрусталя. Драконий строй находился много выше покидающих ущелье войск Арллура.

- Хм! Как они самонадеянно наивны! Даже немного где-то обидно. Всего девять драконов и всадников против армии Всемогущего, - надменно криво усмехнулась Хотари.

- Геройство, граничащее с тупостью. Характерная черта, с которой мы уже не раз сталкивались, - на уста скользнула жеманно-надменная улыбка, но глаза Улира напряженно вглядывались ввысь. Зоркий взор Хотара различал что-то необычное на драконьих спинах.

- Арлинг, щиты на спину! Максимальная плотность! Посмотрим, чем одарили вас Изгои, - Нианна тоже разглядела странные линзы на драконьих спинах. - Всем остальным атака драконов по своему усмотрению. Во имя Веры! - бросила вниз могучую пространственную мысль Хотари.

Рубиновые сферы, парящие над всем телом Арлинга, скользнули к его спине, и изогнутые поверхности алых заградительных барьеров удесятерили свою яркость как раз в тот момент, когда с небесной высоты пронзили пространство девять голубых росчерков лучей, доставивших кристальный гнев древних Богов Гуниана и Зурбаклина на головы Арканов.

Следующий момент неправильно было назвать взрывом. На мгновение Нианне почудилось, что случилось невозможное. Что драконы и их всадники овладели святая святых знанием Великих и покорили мир Огня. Мало того они каким-то непостижимым образом перенесли их Арлинга в клокочущие бездны разъяренного, ослепительного даже сквозь затемняющую барьерную магию, пламени. Жар удара казалось изжаривает кожу до хруста даже под доспехами.

Арлинг в прямом смысле рванулся вниз из-под ног хозяев и собранного на спине массивного десанта, проваливаясь под натиском разрастающейся плазмы и ударной волны. Полу ослеплённые шеренги Шелтров, шедшие под левиафаном, застыли в мгновенье замешательства. Чуткие души перерожденных эльфов в их панцирях лишь почувствовали вспышку смертельного ужаса над своими головами. Титаническая масса проседающего Арлинга, разъяряясь светом ядер движителей в попытке удержаться в воздухе, медленно навалилась на войсковые порядки на земле, сминая их в сплошную кашу вместе с камнями и еще остывающей лавой. Взметнувшаяся от удара пыль и камни в мгновение ока превратились в стеклянный, опадающий раскаленной волной дождь. Следующие за Арлингом построения Флайдов, опрокинутые хаосом удара, градом обрушились на стены ущелья, выщербливая их глубокими рытвинами и сминая беспорядочными столкновениями заднее картинно-стройное небесное воинство Арла.

Ударная волна сослужила драконам добрую службу, отбросив их сгруппированные тела высоко вверх по размашистым дугам траекторий.

- Сбрасывайте сети Ширамид! Нам нужна невидимость! - гордая улыбка победителя сияла на лице Аларанда. - Я же тебе говорил! Боги с нами! - сильная ладонь эльфа ободряюще похлопала дракониху по пластинчатой броне Великих. Руны невидимости ловко выхватили тела драконов из очертаний мира.

- Нам нужна вторая атака! Немедленно! - торопилась его дракониха.

- Подожди, посмотрим результаты первой, - победоносно улыбался Аларанд...


Несмотря на то, что встреча с землей была относительно мягкой, при подъеме вверх, резко нервно содрогнувшись, корпус Арлинга предательски захрустел.

- Госпожа, ядра повреждены. Мощность не более половины. Трещина по силовому контуру корпуса левого борта... - холодно рапортовал корабль повелительнице.

- Да вижу, вижу! - Нианна смотрела на большой экран мостика, где в деталях проецировалось строение корабля. - Садись! Трапы на землю! Десанту покинуть корабль! Флайды в бой! В бой!!! Арлинг держи максимум на щитах сверху! Как только обнаружишь драконов - огонь на поражение! Не жди моей команды!

- Геройство, граничащее с тупостью говоришь? - Нианна плавила взором Хотара. - Мне нужен образец этого проклятого огненного кристалла! Ты можешь что-то сделать?! Не стой как истукан! Командуй! Давай!

Гнев Нианны сорвал с души Хотара лед оцепенения. Он торопливо метнул приказы командирам:

- Вергуны! Сетчинарам рассредоточиться, скрыться в маскировке! Шелтрам - прикрывать! Нам нужны пленники! Применять только сети связывания и парализации! Во имя Арла! - взор Хотара, склонившегося над правой командной консолью, горел рубиновым светом. Вены на лице вздулись алым внутренним огнем.

Ползущие плоские машины со стеклянными кабинами ощетинились лапами раскрытых ног-манипуляторов. Словно стаи тараканов группы по несколько единиц, обтекая опускающийся корабль, высыпали на раскаленное до пустынного зноя пространство. Рядом с ними бежали, глубоко проваливаясь в грунт, Шелтры сопровождения, буравя вибрирующими излучателями глаз пустые небеса. Часть Сетчинаров, используя возможностей ходулей-манипуляторов, быстро поднималась, рассредоточиваясь по почти отвесным скалам все выше и выше. Размещенные справа и слева от кабины подвижные манипуляторы с линзами, внутри которых раскалялись пучки серебристых игл, обшаривали небесный свод.

Внутренний силовой барьер, выставленный Великими у стены Арллура, пал от взрыва кристаллов. Войска Арллура отделял от Эндоры только последний внешний заградительный периметр магии Великих. Вставшее солнце узрело бессмысленные метания сотен флайдов по порожнему небосводу.

- Во имя Господа, где они?!! - беленилась Нианна.

- Высадка десанта окончена, - бесстрастно рапортовал Арлинг.

- Поднимайся! Поднимайся как можно выше! Мне нужна мощь твоего носового излучателя! Сейчас мы высветим вас из Тени! - Нианна собиралась с носа Арлинга дать мощную полусферическую вибрирующую волну магии, проявляющую скрытые в заклятьях теней объекты. Внезапно справа и слева, приближаясь к ущелью, скальную стену вспороли по четыре желтых луча, с выскользнувших из ниоткуда драконьих спин. Боевые линзы Дрела жгли и крошили вертикальную твердь в песок, сбрасывая, закрепившихся Сетчинаров вместе с вырванной породой вниз.

- Огонь! Всем огонь! - взревел не своим голосом Улир, чуть не перейдя на фальцет. И Шелтры и Сетчинары на земле, выскользнув из маскировки, исполосовали скалы и пространство близ них пронзающими росчерками боевых алых лучей.

- О чем ты думаешь! - взорвалась, вытаращив глаза, Нианна. - Отставить! Прекратить!

Но огромные массы вывороченных скал уже летели вниз, погребая под собой не успевший рассредоточиться десант и войска еще находящиеся в ущелье. Множества внушительных отколовшихся обломков, сильно вращаясь, обрушились на корму Арлинга, резко задрав его нос, но рубиновые защитные блуждающие сферы вовремя успели уплотнить защитные поля в месте попадания и корабль уцелел. Драконы вновь растаяли в невидимости. Флайды тщетно мчались по их предполагаемым траекториям.

- Во имя Вседержителя, господин мой! Что ты творишь?! - Нианна подскочила к Улиру. - Мне нужна помощь, а не...! Уж позволь командовать этой битвой мне!

... - Он поднимается! Ха-ха! - возликовал Аларанд. - Вот теперь это наш шанс! Четверка падает сверху! Четверка заходит снизу! Все с разных направлений! Одновременный удар девяти кристаллов его не пронял. Что ж добавим жару! Атака двумя кристаллами драконов одновременно! Главное не упустить эту громадину. А ключик к летающим креслам у нас имеется, - всадник бросил взор на кристаллы на своих наручах и седле.

Левиафан Арллура поднимался медленно, чрезвычайно медленно...

- Так мы не успеем... - прошептали побледневшие от злости губы Хотари. - Останься здесь! - короткая просьба-приказ пригвоздила Хотара к панели управления войсками.

Тонкий меч с мелодичным звоном выскользнул из ножен и плотно лег в ладонь изящной рубиноокой девушки в алых чешуйчатых латах. Клинок зашелся бледно-желтым цветением энергий над полированным серебром металла, имеющим тончайшую рубиновую грань лезвия. Божественный стан Хотари окружили лепестки голубого пламени, и чуть присев, она рванулась в воздух упругим толчком. Черные кудри полыхнули на ветру разлетающимся веером. В тот же миг ее стан окутал голубой полетный диск. Взмывая с мостика Арлинга, она уже видела их...Четверка вверху, четверка внизу, а девятый падал отвесно точно на нее. Расстояние было бесконечно мало для могущества Хотари. Каких-то два-три километра. Но бесконечно мало было и время для сокрушительного оружия, которым Изгои наделили своих избранников.

Нианна видела, как вспыхнули голубым светом линзы на спинах драконов и... пески времени застыли в единственно верной воле Великой, но пока их бег непозволительно долго замедлялся почти до полной остановки, голубые вибрирующие росчерки медленно и неотвратимо соединили линзы на спинах драконов и поверхность силовых полей Арлинга. Нианна видела, как сорвались с манипуляторов у кабин, зависнув в воздухе сотни ловчих сетей Сетчинаров, как зарделись импульсами все боевые излучатели Шелтров, начав расти копьями лучей с серых доспехов но...

Полетный диск понес Великую к ближайшему, отвесно падающему на нее, темно-бардовому дракону. Его взор горел яростью, а крылья были плотно прижаты к телу. Не успев начать движение в вязком воздухе, она увидала, что два квадратных граненых прозрачных кристалла один за другим движутся в голубом луче в Арлинга!!! И движутся быстро даже для остановленных песков времени! Застывшие всадники драконов уже начали творить руны заклятий невидимости. В пространстве перед крылатыми гигантами зависли энергетические вязи магии, наполняясь могучими потоками Фару драконов. Их броня блистала множествами защитных рун Великих.

- Ничего не скажу, славная работа! - про себя на мгновенье восхитилась Нианна, но сердце Великой было омрачено не этим. Она успевала спасти Улира, но Арлинг, ее детище, казалось был обречен. - Трижды проклятые кристаллы! Мне необходим хоть один! Мне нужно заклятье управления этим оружием!

Глаза Хотари жадно скользили по крупным полированным плиткам горного хрусталя на передних лапах дракона и множеству мелких на наручах, поясе и седле всадника. Попытка ввести в направляющий голубой луч барьерную руну или хоть какое-то заклятье не увенчались успехом. Он оказался удивительно стойким к воздействию сторонней магии. Время таяло быстрей первого снега на солнце, неумолимо приближая прозрачный блеск к черной плоти Арлинга. Еще мгновенье и он коснется его силовых барьеров, заливая все вокруг нестерпимым светом. Еще мгновение и всадники и драконы вновь растают в тени невидимости, неся смерть ее воинству Верховной Правды.

- Клянусь Всевышним, я не упущу этот камень второй раз! Он нужен мне! Нужен нам всем! Прости мой господин, да Хранит и воскресит тебя Арл!

Все девять драконов оказались в зоне видимости Хотари. Девять коротких взмахов сбросили с тонкого лезвия клинка Великой девять точных серебристо полированных металлических копий. Каждый взмах Хотари направляла интуитивно в драконью голову, и копии клинков, обрамленные плетущимися бледно-желтыми вязями рун, стрелами из перетянутого лука магической воли Великой рванулись в стороны, стягивая в игольную остроту вершины чудовищную пронзающую силу мира Огня. Рубинное обрамление грани и острия ярилось лучистым алым светом.

Он зацвел вновь. Гигантский, ослепительно белый, громоподобный и выжигающий все и вся цветок, рожденный выдохом и неуловимым хрустальным звоном разбивающихся восемнадцати звезд, восемнадцати кристаллов горного хрусталя. Разъяренной демоницей ударная волна сбила с ног Шелтров, понесла опрокидывая прочь кувыркающихся Сетчинаров, разметала по небу Флайды и небрежно отшвырнула прочь еще агонизирующие конвульсиями тела девяти драконов. В их головах торчали блестящие полосы тонкого металла, пробившие мозг. Тонкий Дар Арла выполнил свою роль - доспех Великих не устоял против его отточенной тонкой неизбежности.

- Всадников брать живыми! - звезда взрыва еще пухла и ширилась, как Хотари выйдя из песков времени покрыла поле сражения властной мыслью приказа.

Тьма пожрала боль и недоумение Аларанда.

Еще мгновение назад он отправил в цель сокрушительную мощь, как вдруг его Варула судорожно дернулась и меж ее глаз блеснула узкая металлическая полоска, окруженная полыханием бледно-желтого пламени. Доспехи Великих не устояли против этого оружия Арла, но полностью выполнили свою роль, сохранив жизнь всаднику при падении вместе с драконом с огромной высоты. Земля набросилась жадно и окунула разум во мглу.

Боль медленно отступала. Легкие едва-едва, принимали, обжигаясь, внутрь раскаленный полный стекольной пыли воздух. Аларанд открыл голубые глаза и, пошатываясь, поднялся с земли. Над выжженной раскаленной твердью еще носились пыльные буруны, творя из разгорающегося дня зону унылых сумерек.

- Варула!!! - ноги не слушались, но всадник с погибшей половиной сердца спотыкаясь устремился к бездыханной небесной подруге. Тонкая, как и само смертоносное серебро торчащего из головы лезвия, струйка крови медленно сочилась в серо-черный прах многострадальной земли. - Варулушка!!! - всадник обнял подругу за голову, а пустынный мир вокруг поплыл, утопая в слезах прощания с родной душой.

- Ты отдашь мне кристаллы и откроешь их тайну, - приятный женский голос за спиной властно заползал в душу всадника, без слов обещая что-то невозможное.

Аларанд сдвинул брови. Резкий рывок, поворот и клинок его меча полыхнул голубым светом, устремляясь вперед. Но вязкое пространство словно вклеило окаменевшее в магии сетей тело в воздух. По доспехам Великих проскальзывали миниатюрные алые молнии, стягивая обездвиженного воина силовыми линиями.

- Ц-ц-ц, - поцокала языком, стоящая в пяти метрах, Великая, сдерживая всадника магией из растопыренной пятерни левой руки. - Отдашь по доброй воле или со страданиями - мне все равно, но отдашь! Ты и все твои камушки отныне мои!

Пыль за спиной Хотари осела и взору Аларанда открылся, лежащий на боку с огромными оплавленными зияньями бортов, гигантский чудо-корабль Арллура. Дыры еще краснелись раскаленными краями, а внутри них бесновались отчаянно-радостные длинные языки пламени.

Лицо всадника озарилось величественной, победоносной улыбкой.

- Тебе, мерзкая Тень Арла, никогда не достичь Генара, если десяток стражей смогли остановить твои войска! Неужели ты серьезно думаешь, что сможешь противостоять нашей армии и Богам Тироля? Ты лишь тень нашей Богини! Я иду к тебе Варула, да благословят нас небеса!

Нианна приметила как эльф двинул языком, извлекая что-то из-за щеки и мимолетный блеск кристалла в его рту под сжатыми челюстями превратился...

Выходное гало руны прыжка словно тряпичную куклу остервенело выплюнуло Великую в каменную осыпь у стены скального периметра. В двух километрах южнее гасла белая звезда, предавшая раскаленному погребальному свету бездвижное тело дракона и, спасающего тайну кристалла, всадника-стража. Вслед за ним затихшую, но еще горячую твердь украсило еще восемь распустившихся белоснежно-огненных цветов жертвенной смерти. Всадники покинули мир живых, сохранив вверенную им тайну гномьих кристаллов.

- Десять стражей, - повторила, поднимаясь из раскаленного праха Великая. Ее взор опасливо вглядывался в небеса, заполненные лишь барражированием флайдов. - Десять...


...Совет Магистрата Фиэнея в скорбном молчании медленно поднялся с кресел. В бело-лунных глазах Гилиира клокотала едва сдерживаемая ярость, а по белоснежным щекам Омелии бесшумно скользили крупные бриллианты слез. Легкие Анари судорожно рванули глоток воздуха, а глаза устремились в бездны небес, пытаясь разделить с ними рвущую душу боль прощания с другом. Саприл же надрывно взревел, возвестив сотне драконов рода следующим за ним о героической смерти братьев и сестер...


Носовая сфера Арлинга слабо замерцала. Едва различимый красный свет собрался на ней в фокус. Зеница корабля медленно двинулась из стороны в сторону, осматривая местность. Голубой диск полета завис над сильно накрененной площадкой мостика. Сваленные в кучу в нижнем углу лежали обгорелые трупы их с Улиром Телохранителей. Хотари кинулась к ним и из-под завала плоти...

- О чудо! Ты уцелел! Хвала Арлу!!! - руки воительницы мелко дрожали, на глазах блестели скупые слезы радости. Она помогла Улиру выбраться и встать на ноги.

Хотар почти ничего не слышал. Его бездумный взгляд еще некоторое время отрешенно блуждал по сторонам, но постепенно восприятие мира нашло отражение в разуме.

- Я... Я смог его сохранить? - превозмогая боль сотрясения мозга полупромычал Хотар.

Несмотря на жуткие оплавленные пробоины и еще горящие пожары Арлинг сохранил общую целостность корпуса.

- Самое главное, что ты уцелел, господин мой! - Нианна крепко прижалась к супругу. - Уцелел! Арлинг доклад!

После непродолжительного набора низкочастотных вибраций голос корабля приобрел членораздельность высказываний.

- Практически все системы вышли из строя. Дееспособно срединное ядро на сорок процентов. Ударная и оборонительные системы не функционируют.

- Короче! Подняться можешь? - Нианна бегло изучала показатели информационных экранов на мостике.

Что-то в недрах Арлинга натужно загудело. Он весь мелко завибрировал и начал, неуверенно подрагивая, исправлять крен. Мощности уцелевшего срединного ядра-движителя хватало чтобы поддерживать корабль на высоте пары метров над землей. Однако движение ни вперед, ни назад ему не было доступно.

- Я восхищаюсь тобой! Как??? Как тебе удалось его сохранить, мой Хотар? - Нианна была немного поражена, что ее детище просто не испарилось на месте от драконьей атаки.

- Когда я увидел что драконы заходят и снизу, понял, что волны взрывов будут расположены относительно симметрично по корпусу. Вот тогда меня и осенило. Арлинг всю энергию с ядер, поддерживающих полет, направил в слои защиты, фактически начав падать. Взрывы его поддержали и завалили конечно, но разрушить не смогли. Я старался, ведь это творение твоих рук, любимая Хотари, - Улир устало улыбнулся.

- Возвращаемся, - уныло выдохнула Нианна. - На сегодня достаточно. Открыть проход из города оказалось немного сложнее, чем я думала... НО! - глаза Хотари внезапно вспыхнули коварством затаенной звериной ярости. Рука метнулась вверх укрывая мостик Арлинга защитным экраном магии. - Всем Войскам плотный огонь в одну точку на севере!

Улир вопросительно поднял бровь.

Боевые глаза-излучатели Шелтров и Сетчинаров, носовые сферы флайдов взревели тысячами алых лучей уперевшись в одну точку картины Великого леса. Лучи не пронзили исполинские стволы, выжигая широкую дорогу. Они уперлись и, расползаясь кривыми росчерками разрядов в стороны, медленно, но упорно стали прогибать защитный барьер оставленный Тиринаром и Укишерой. Не прошло и десяти секунд как под натиском энергии армады, проколотый в одном месте экран пал, рассеивая с оптическим колыханием и марево иллюзии. Пред армадой Арллура теперь не было преград.

- Так-то! Флайдам развернуться и направиться в Арллур. Едва начав движение уйти в тень и замыкающим двум сотням... - кулак Хотари сжался на рукояти меча. В глазах плясал огонь безумства. - Я не позволю неверным безнаказанно оскорблять меня, - тихо-тихо, почти про себя прошипела девушка. Ее следующий приказ умчался беззвучной раскаленной мысленной стрелой сквозь связь пульта управления через рубиновые сферы флайдов в готовые, фанатично преданные разумы Арканов.

Рой алых коконов летающих кресел растворился в небесной дымке.

Пол сотни Сетчинаров набросили энергетические ловчие сети на носовую часть корабля и синхронно перебирая лапами-манипуляторами потянули его обратно в Арллур. Колонны Шелтров, роняя тяжелую поступь, последовали за ними. Едва армада космического демона вернулась в свое логово, как внешний край ущелья сотрясла череда мощных взрывов, вновь обрушивших колоссальные массы скал, заваливших выход.

- Открыть проход говоришь, моя госпожа, - с едва уловимой издевкой ухмыльнулся Улир.

- Я ждала. А вот и десятый страж... - прищурясь, злобно улыбнулась Хотари. - А теперь пусть ждут они!






Равная среди равных.




Жгаг-Гер.






Тьма больше не была домом. Тихим, мягким, уютным, полным неторопливого переменчивого движения силы в волнах страсти. В ней произошли изменения. Не привычные, издали пугающие, но неимоверно притягивающие и зовущие. Одинокой далекой искрой в извечной тьме души Богини ночи мерцал, разгораясь в мучительных клещах расставания, лучистый сгусток ослепительно белого света. И чем дальше этот сгусток удалялся в огромном видении Богини по пространствам Эндоры, тем более сильным и одурманивающе-манящим становился его свет.

Зира не находила себе места. Она едва не бросилась на помощь Ерртору там, в предгорьях Нрады. Лишь закаленная миллионами циклов холодная воля удержала трепещущее женское сердце в груди, когда пространство дрогнуло и превратилось в хаос, пожирающий Богов ночи. Она одновременно ликовала, взирая как безмерно могущество ее Ерртора, и кипела от жгучей алчности, что он не ее, что он свободен и может быть никогда о ней даже и не вспомнит.

Тонкие невидимые руки комкали алый бархат ложа. Ложа, на котором плененный полубог открыл отверженной деве, почти Извечной Пустоте, свое сердце и обжог его светом холодную душу. Обжег сладостным клеймом любви.

Пустота резко встала и незримо подошла к хрустальным проемам окон. Внизу простирался паукообразный Жгаг-Гер. Полупустынный, без воинской армады Зираиды, но все так же многожально-ощетиненый в небеса шипами сторожевых и боевых башен. На улицах под дымчатой пеленой серого магического тумана лишь изредка виднелись патрули да сборщики тел, которым тени снов Золотого бога оставили работы еще на долгие дни. Скрюченные, зажатые ужасом в неестественных позах, хладные тела они складировали на перекрестках и площадях, а черные шлейфы Ануши с жезлов Кшурурьев клубясь и танцуя превращали их в невесомый прах.

- Жалкий смердящий трус! Он не позовет меня. Они не позовут. Они бояться и презирают... - Зира заложила руку за руку на груди, глядя на шпили дворцов правителей Зираиды, окружающих громаду темной арки. - Хм! Чего еще ждать от этой завистливой своры! О чем это я? Я сама возьму положенное! - собственные мысли, казалось, прожигают плоть Богини раскаленными иглами. - Время свободы пришло! Я вырву его из глотки Зорморга! ... Я буду рядом... - образ Ерртора не отпускал не на мгновенье.

Неуловимое движение Ануши подхватило стан Зиры и помчало вниз из ее крохотного граненого обиталища на шпиле центрального тронного дворца.

Сотни желтовато белых клыков-чешуек покрывающих голову Всемрачнейшего Зорморга стояли дыбом. Три зеркальных глаза Властелина Богов Ночи превратились в три узкие щели, в которых полыхали сотни алых зрачков отраженного от светильников тронного зала пламени. Грозное величие рельефных темно-синих змееподобных стен тронного зала наполняла монотонная низкая вибрация слоящейся Ануши и нестерпимо хищное остервенение Богов Ночи. Даже огромные настенные барельефы каменных змеиных голов с раскрытыми пастями у глянцевого пола и огненными очами светильников казалось готовы издать трусливое шипение и убраться восвояси подальше от того что вот-вот произойдет здесь.

Возвышающийся посреди зала густо-бардовый, словно свитый из обнаженных мышечных волокон, застывших в камне, трон под Зорморгом конвульсивно содрогался неравномерной алой пульсацией почти кипящей крови по вязи отплетающих его артерий-вен.

Пятерка ищущих во Тьме расположилась кольцом от трона в центре которого над невысоким столбом свитом из черно-туманной магии Ануши, исходящим из бездыханного тела, парил сгусток темно-фиолетовой души Зарзака, поверженного Ерртором.

Зорморг походил на застывший черный смерч, с проступающим сквозь вихрь злобы бело-желтым ликом, жаждущий лишь уничтожения и смерти.

- Я вопрошаю вас!!! Что???!!! Что вы искали миллионы циклов в глубинах Тьмы??? Что вы постигали??? Как вообще вы можете после ЭТОГО, - Зорморг ткнул когтистым перстом в мертвое тело, - называть себя Богами Ночи???!!! Вы не смогли остановить ОДНОГО!!!... Всего лишь ОДНОГО, да и то не Великого, а какого-то полу... - злость с такой силой клокотала в глотке Зорморга, что придушила слово на половине, превратив его в нечленораздельное гортанное шипение.

- Ты не справедлив Всемрачнейший, - густой бас справа от трона зазвучал холодно и ровно. - Я был там. Я видел все и поверь мне, несущему в себе и свет и тьму Тироля, с такой властью над магией мы не сталкивались! Она выше понимания и овладения... по крайней мере мною, - черный капюшон повернулся из стороны в сторону поглядывая на соседей.

- А может ты, Бо с твоей супругой Дуни, решили снова переметнуться к ищущим в свете? - смертно тихо прошипел Зорморг. - Однажды вы уже прогнулись и приняли предложение Хранителей, отвернувшись от кучки обреченных создателей Эндоры. А сейчас вы здесь, Эндора у ваших ног и на той стороне, - Зорморг махнул рукой в сторону востока, - запахло прежними дружками.

- Не смей!!! - рявкнул тяжелый женский голос рядом с Бо. - Зарзак был нашим сыном, ради которого мы пошли на ВСЕ!!! - капюшон слетел с глянцево-лысой вытянутой назад серебряной головы Дуни. Тонкое скуластое лицо оканчивалось острым, словно заточенным подбородком выгнутым вперед. Янтарно-желтые глаза зияли безднами до предела расширенных зрачков. - Мы сделали ВСЕ чтобы он жил! Сделали, как повелели Хранители...

Мощный разряд Ануши метнувшийся со всех сторон пространства, хватил и обрушил тело Дуни словно безвольную куклу об пол.

- Как ты смеейш-ш-шь так говорить со мной!!! - Зорморг надменно приподнял подбородок.

Никто из Богов Ночи не шелохнулся. Упругий шлейф Ануши с кистей Дуни броском поднял ее на ноги. Едва носки коснулись пола, над женщиной уже слоились боевые руны, моля хозяйку и ее растопыренные пальцы об атаке. - Да я тебя сейчас голыми руками... - остервенело сжала губы серебряноликая.

- О не стоит, право... - мягкий и нежный траурный голос погребальной шелковой лентой скользнул из ниоткуда по залу. - Одного свободного места в пантеоне более чем предостаточно... Мои соболезнования, мать Дуни, - сочувствующий шепот со вздохом Пустоты прозвучал прямо у уха готовой к схватке матери.

- Как ты посмела!!! - рывком подскочил с трона Зорморг.

- Смеешь... посмела... - язвительным эхом прозвучало то с одной, то с другой стороны ушных отверстий Зорморга. Тот даже не ощутил чьего-то присутствия рядом с собой. - Недостойно повторяешься, Владыка вечной муки.

Магический взор верховного Бога Ночи метался по залу не в силах зацепиться хоть за намек о ненавистном присутствии.

- Пустота-а-а-а-а, - со всех сторон эхом понеслось по залу, заставив неестественным образом полыхнуть все огненные светильники в очах каменных змеиных барельефов. - Она так долго ждала своего часа, - нежный, черный, неотвратимо ядовитый бархат девичьих слов невидимо опутывал глотку Зорморга, мимолетом намекая на бешенное желание полоснуть по ней отточенной сталью. - И вот, час пробил, а приглашение на почетную церемонию я так и не получила... Ни выразить своего соболезнования... ни так сказать вступить в права, начертанные Заветом Предтечи...

- У тебя нет никаких прав!!! - взревел Зорморг. - Ты пустое место! Отвержена и проклята навечно волей Хранителей и нашим могуществом! - из ладоней Зорморга в стороны по залу устремились тысячи голодных змей-шлейфов магии Ануши с поблескивающими пастями молний на концах. Они вились, рыскали, стелились и взметались под свод в поиске ненавистного источника сарказма.

- Опять досадная оплошность, о Всемрачнейший, - мягкое услужливое подобострастие тонкого голоса вдруг сменилось громовыми раскатами хладной отточенной самоуверенности, окатившей всех богов ледяной волной. - ... Пока место в Ночном пантеоне Зираиды не освободиться волею Арла!!! - под сводом возникло объемное изображение головы Хранителя Нуча, обрекающего Зиру на кару семь тысячелетий назад. - Я помню каждое мгновение, долю каждого мгновения того дня гнева Предтечи... - слова Пустоты падали каленым железом вонзаясь в полированный пол дворца.

- Именно волей Арла! - возразила Ида, сбросив капюшон и обшаривая зал взором. - Волей Предтечи, а не смрадного хлебателя Чуры из мира Покосов, подло убившего нашего брата.

- О, сестренка. Конечно... я с тобой согласна... Подло убившего... Но скажи мне на милость, кто как не Арл провел это ничтожество, по твоим словам, по всем тайным захоронениям древних Артефактов в этих чужих землях? Согласись, что даже мы утеряли их след. Скажи, а кто как не Арл заманил его в Тироль и изменил природу его плоти, что она смогла выдержать мощь атаки Триединства? А? Ответь о многомудрая... И конечно же зная все это, ну или догадываясь... Всемрачнейший Зорморг по какой-то только ему ведомой причине не собрался самолично преследовать Ерртора, - Пустота намеренно звонко выделила имя, - и ввергнуть это никчемное создание в бесконечность мучительных истязаний под своей непререкаемо сокрушительной мощью... Воля Арла!!! Я вижу ее во всем, что здесь происходит!!! - голос Пустоты торжественно зазвенел над капюшонами. - Сегодня мой день! День моего возвращения!!!

- Ошибаешься, наглейшая из непотребных!!! - лицо Зорморга перекосила надменность и небрежение. - Хранители еще не прибыли в Тироль, и никто не знает прибудут ли они вновь если игра пойдет не по плану Предтечи! Да, всемрачный Арл над нами и слышит мои слова, да склонят звезды пред ним головы. Душа Зарзака еще с нами, и насколько я помню завет Предтечи, он считается в пантеоне, имея хоть малейший шанс на рождение Великими. Я повелеваю тебе Бо и тебе Дуни возродить тело своего сына Зарзака через рождение в чреве, а ваше владение Ануши думаю сильно ускорит этот процесс... Можете отправляться в юдоли Ночи Тироля прямо сейчас.

- Ты нарушаешь Завет!!! - хищно рявкнула Пустота.

- Отчего же? - маска удивления подняла несколько когтистых наростов над глазами Зорморга. - Ты не довольна? Да мне плевать! Убирайся! Не имеющая имени!

- По Завету Зарзак остается в пантеоне, если никто из воплощенных Ищущих в Ночи не предстает пред пантеоном в это время и не заявляет свои права. Но я же во плоти!!!

- Во плоти!!! Так предстань!!! О прости... - Зорморг растягивал удовольствие от издевательства, - мне так жаль... Но твое заклятье Пустого места порождено нерушимым могуществом всего нашего круга семи и полностью в МОЕЙ власти!!! И в моей власти его снимать или нет до окончательного решения Хранителей... которые по воле всемогущего хозяина крови Арла не явились пока в Тироль. Так что здесь и сейчас предстать пред наши очи ты не можешь и следовательно Завет соблюден!!! Точка!!! Пошла вон!!!

Торжествующий Зорморг не услышал... Он не увидел, а почувствовал... Почувствовал сначала наглую уверенную улыбку прямо за своей спиной, а потом и волну удивления от Богов пантеона впереди. Голова Всемрачнейшего медленно повернулась...

Прямо за ним всего на расстоянии вытянутой руки, кокетливо закинув нога на ногу, в тончайшем полупрозрачном черно-фиолетовом платье, украшенном вязью серебряных узоров, на троне восседала Зира, играя на расстоянии кончиками пальцев с зависшим возле затылка властителя тонким кинжалом. Теперь он смотрел Зорморгу прямо в широко раскрытый изумлением центральный зеркальный глаз.

Девушка игриво пожала плечами и улыбнулась чуть шире. Большие чуть прищуренные сиреневые глаза нагло издевались над бахвальством Верховного Бога из-под приопущенных опахал белых ресниц.

- Как ты и просил, о повелитель, - Зира грациозно склонила голову с переливающимися серебром водопадами волос и тихо произнесла с шутливой покорностью, - пред твои очи!

- Но... - Зорморг инстинктивно шарахнулся назад, прикрываясь тенью магии. Его рука потянулась к тонкому стержню на поясе.

- Поспешу сразу расставить все по своим местам, - Зира лишь двинула одним из пальцев в сторону стены. В то же мгновение из всех складок меж каменных змеиных барельефов от пола до свода выдвинулись длинные шипы с потрескивающими молниями и сгустками заклятий Ануши. Весь пантеон был в ловушке.

Ищущие в Ночи за долю мгновенья были готовы к схватке, сдвинувшись в круг спина к спине.

- Я не собираюсь творить глупости, и конечно же признаю твое верховенство Зорморг, - по знаку Зиры шипы убрались в стены. - Я сотворила этот дворец и просто хотела продемонстрировать свое творчество высоким ценителям исключительно из художественных соображений, - легкий смешок девушки порхнул серебряной лентой меж злобы готовой к смертельной схватке боевой Ануши.

- Не для вражды и междоусобицы мы в этих землях. Мы здесь для сладкой Жатвы, - мягкой поступью хищницы Зира обходила шестерку Богов. Надеюсь, я предстала пред очи всех шестерых Ищущих в Ночи и Завет Предтечи соблюден без оговорок?

Зорморг кипел от ярости. Он помнил еще по началу цикла в этом мире как могуча и непредсказуема Зира, и вот она опять преподала ему урок, совершив невозможное и освободившись от коллективного заклятия. К тому же она зачем-то после всех унижений в свой адрес оставила его в живых, да еще и приняла его главенство в пантеоне. Она никогда ничего не делала просто так. И это нервировало еще сильнее. Пустота загнала властителя в угол, не оставив выбора.

Зорморг медленно поднялся и с достоинством воссел на троне, не подав и вида душевного смятения.

- Зира! Равная среди равных по скрижалям Завета Предтечи! Да будет так! - громогласно произнес он имя изгнанницы, призвав отверженную в пантеон.

- Зира! Равная среди равных! - повторили по очереди голоса всех богов Ночи...

- "Я свободна!!! - расправила ночные крылья души Зира. - Совсем скоро я буду рядом... И верну тебя... МОЙ Ерртор!!!"



Черные небеса.




Фиэней.




Даже воздух здесь был родным. Какой-то особенно нежный, ароматный, полный приятных воспоминаний. Вся предыдущая жизнь была наполнена его стремительным давлением полета на спине Златоглавой, песнями его разноголосых ветров в украшении облачных кружев. Великий лес парил внизу чарующей симфонией запахов. Грудь не могла ими надышаться, снова и снова наполняясь флюидами такой тонкой, хрупкой и прекрасной жизни. Наполняясь зыбкими флюидами надежды, что прошедшее, почти утраченное счастье единства с крылатой подругой может быть вновь обретено.

- "Вот увидишь Иррадушка, у него получиться! Он сможет! Это в его власти! Ведь он Великий!!! - мысли Ерртора бродили где-то за краем горизонта. Там где раскинулись поднебесные скалы Тироля. Там где в объятьях непроницаемого барьера Предтеч парит над землей величественный белый дворец Ануф. - Амдебаф могуч! Я видел его в деле! Конечно пока не чета тебе. С тобой, моя Златокрылая, никто не сравниться! Никогда! Мы снова будем вместе вот увидишь!..."

- "Клянусь своей чешуей и хвостом в придачу, мне до боли знаком этот диалог! Словно кто-то издевается! Сначала, мягко говоря, слегка странный отшельник-учитель, светлый путь ему в звездах, говорящий со своей усопшей драконихой Лоридой, теперь этот..." - Амдебаф поневоле слыша мысли Ерртора немного нервничал, - "то ли Бог, то ли демон с немного вывернутыми набекрень мозгами. А что если у меня не выйдет? Что если мама отдала все долги и уже невесть где среди звезд? Тьма не просто коснулась души этого эльфа. Тьма излила в него яд смертоносных умений, что копила не сотнями, не тысячами, миллионами циклов. И когда у меня не получится, ох чует мое сердце, он эту всю неподъемную злобину на меня и изольет. Вот тогда мало не покажется! Точно! Может зря я его из Жгаг-Гера вытащил себе на погибель да другим на мученье?"

Крылья бриллиантового дракона резво резали на первый взгляд мирную синь величественно-спокойных небес. Он часто чередовал скольжение в небе с пространственными прыжками, то и дело опасливо оглядываясь за спину. Дракону все мерещилось, что его незримо преследует чья-то открытая клыкастая пасть, готовая вот-вот схлопнуться на хвосте. Большая голова матери, плотно зажатая передними, лапами медленно теряла свою невесомость. Время понемногу рассеивало облегчающую магию Ануши Ерртора.

- Прибываем. Совсем скоро Фиэней, - нарушил кажущееся молчание полета Ерртор. - Уверен, тебе он очень понравится.

- А Генар? - Амдебаф слегка скосил глаз, чуть повернув голову на Ерртора.

- О-о-о! Генар великолепен! Водопад Аруж, скалы Стражи, играющие в солнечных лучах и брызгах радуги... - мечтательно закрыл глаза всадник. - Тут я вообще убежден, ты полюбишь его! Но, - тут же спохватился эльф - ты мне обещал вернуть Ирраду! Ты об этом помнишь?! Дело не терпит отлагательства! Фиэней и Генар должны быть лишь мимолетной остановкой по пути в Тироль! Чем быстрее ты это сделаешь...

- Послушай! - рассерженно подрыкнул дракон. - Ты говоришь не о ком-нибудь, а о моей матери! Я не меньше твоего мечтаю увидеть ее рядом! Она выполнила свой долг и отдала жизнь за Эндору! А я, да и ты, кстати, тоже, обязаны выполнить свой - предстать перед королем и Магистратом и предупредить всех о наступлении Зираиды! Мы обязаны рассказать все, что знаем о ее силе. Все! И скажу больше, я бы с радостью видел тебя не в тихом, как ты говоришь, мертвом Тироле, а на передовой. С твоими знаниями и способностями...

- Я не хочу об этом говорить! - обжигающе холодно хлестанул ответом Ерртор. - Я предатель! И несешь ты на спине черного предателя! Моего лица никто и никогда не увидит в Эндоре! Я не имею права даже открывать рта, обращаясь к чистым сердцам братьев и сестер. Я позор...

- Началось... Опять... Уничижительные причитания бесхребетной твари... - с отвращением прошипел Амдебаф, выдохнув черную гарь из ноздрей. - А может тогда я зря такой поганью свою спину оскверняю? Да еще горю желанием помочь ее горю? Ну-ка пошел вон с моей чешуи, а то я еще измажусь смрадом твоего самоистязания да отмыться вовек не смогу! - дракон резко нырнул вниз, но всадник остался у него на спине. - Что ж ты не спрыгиваешь, слабак! Вцепился как клещ подчешуйный!

- Я не слабак! - рука Ерртора инстинктивно дернулась к Ишу.

- Тогда перестань скулить и докажи это! Докажи как гордый всадник Эндоры, а не как вонючий... как ты там говорил ругаются в Зираиде?

- Хрум, - понуро опустил голову Ерртор.

- Дела минулого можно исправить лишь делами будущего. Только так, а не иначе! Ничем другим... - разум Великого сосредоточился на всплывающей из-за горизонта белоснежной линии скальной стены Тироля. Еще размытая, невнятная, но такая близкая и родная. Дракон чувствовал это каждым шипом своей плоти. За ней его что-то ждало. Что-то давнее, забытое, не решенное, не улаженное... но что?

Могучее многоплановое сознание Великого явственно угадывало концентрацию жизненных токов Фару в пространстве впереди. Сам дух читал течения жизни, улавливая вкус ее настроений и желаний. И то чем полнились, едва родившиеся из-за горизонта, сгустки не предвещало ничего хорошего. Тревога росла в драконе с каждым взмахом крыльев, упруго ввинчивающими тело в толщу голубого океана.

Взор Ерртора так же напряженно скользил по тонкой белой линии, взрастающей над горизонтом с юга на север.

- Нам туда! - мыслью указал направление всадник. - Фиэней и Генар именно там. Я считаю, что в первую очередь ты можешь удостоить честью прибытия прежде всего старейшину драконьего рода Храага в Генаре и главу ордена Анари с Саприлом. После конечно было бы логичным нанести визит в Магистрат и поведать все Высшему совету во главе с Владыкой Улиром, ну а потом оказать милость и королю Аниэру с королевой Виилле. Владыка Улир некогда был моим наставником.

- Вместе. Мы нанесем визит вместе, - тоном не терпящим возражения пробасил Амдебаф.

- Я не хочу с тобой спорить, но силком ты меня не заставишь, а добровольно идти я не намерен! Пока не намерен. Что бы ты не говорил, но лик Ерртора очернен и покрыт позором. До тех пор пока я своими будущими делами не верну себе прощения хотя бы в своих глазах, мое лицо никто не увидит, - и тело Ерртора превратилось в текучее хитросплетение черно-серых дымчатых жгутов внутри золотых одежд и доспехов.

Амдебаф изогнул шею и в пустоту лика всадника впились две пылающие рубиновые щели прищуренных яростных глаз под сурово сдвинутыми бровями, усеянными множеством костистых шипов.

- И как тебя мать выносила!!! - грозно рыкнул и выдохнул облако черного едкого дыма Амдебаф. - Я бы тебя на закуску пустил при первом же таком выбрыке! А сейчас... только полюбуйтесь! Тобой даже закусить и то нечем! Дым один!!! Да и тот с душком смерти! Когда-нибудь я взбешусь, и даже твоя способность проходить сквозь камень не спасет тебя от безвыходности и упругой жадности моего бездонного желудка! Нет, выход у тебя будет, но только один!!! - дракон свирепел с каждым словом все больше и больше.

- Раскаяние? - про себя улыбнулся Ерртор.

- Нет! - рявкнул дракон. - Выдавливание, - Великий судорожно дернул хвостом, - после растворения, вместе с твоей магией и амулетами! Все переварю!

- Вот в этом я не уверен, о, Великий Амдебаф! - от души рассмеялся Ерртор.

- Ха-ха-ха! - передразнил его дракон. - А я убежден! Я с этого и начну изучать свои записи в Тироле - как переваривать всадников! Все надоел, упрямец! Соберись я прыгаю!

Корона рогов дракона залилась ослепительно белым светом. Свет метнулся вперед и стянул перед Великим мерцающий и подрагивающий воздух в тугую линзу пространственного прыжка. Вздох, взмах и бриллиантовая плоть засверкала на солнце невдалеке от столицы Эндоры.

Мгновеньем позже купол небес над городом наполнился тревожным предупредительным ревом драконов-стражей, парящих высоко в небе, заметивших необычную вспышку в дали.

- В тень, в тень! - внезапно завопил Ерртор.

Амдебаф позвоночником почувствовал холодный ужас струящийся из всадника, и не задумываясь выполнил команду. Вспыхнувшая в голубом небе звезда, привлекшая внимание драконьей стражи тотчас угасла.

- Здесь все... все не так!!! - Ерртор перешел на общение мыслью. - Я ничего не понимаю!

Амдебаф вглядывался в город внизу, не находя ничего подозрительного.

- А что должно быть так? Опять паникуем? Вон эльфы внизу ходят. Я хоть кроме тебя ни одного и не видел в этой жизни, но вроде они. Вон драконы на скалах сидят, то же на меня похожи. Может ты местом ошибся, и мы в другом городе? Такое бывает, когда у тебя в голове покопаются.

- Я... не спятил! Водопад Аруж на месте! Но утесы Стражей и скала Ген...! Они изуродованы каким-то чудовищным взрывом! Этого титанического дворца здесь отродясь не было! Руины Магистрата, от дворца короля даже воспоминаний не осталось! Да весь город...! Весь! Он отстраивается заново! Что здесь произошло???... И откуда...???!!! - Ерртор тонким магическим видением, усиленным в сотни раз амулетом Скраб безошибочно видел плотный сгусток Ануши мастера Тьмы под куполом огромного дворца.

- Я бы спросил, что здесь сейчас происходит? Посмотри! В городе мобилизация. Везде войска, готовящиеся к выступлению. Смею предположить, что они знают о Зираиде и наша новость для них не новость вовсе. А это что там за чудовища в реке? - изумленные глаза Амдебафа вцепились в две огромные змееподобные, фосфоресцирующие бирюзово-изумрудными полосами туши Хааларгов - разумных транспортов водного народа Укишеры, колышущиеся на волнах реки. Раковины на их спинах заглатывали десятки эльфов в полном боевом обмундировании из ровных шеренг построений. Рядом грузились транспортные корабли. На их носу и корме ярко горели посохи боевых магов. Воды реки стали исторгать из себя диковинные закрученные спирали, а скала драконьего города пришла в движение сотнями расправленных крыльев готовых к взлету по тревоге драконов ордена как...

Король Гилиир и королева Омелия сидели на тронах в центральном зале дворца единения, напутствуя взорами стройные корпуса сначала эльфийской гвардии, а после не менее грациозно-вышколенные порядки ополчения. Гилиир стремился встретить взор каждого в равнении шеренг. Взоры, горевшие решимостью и безграничной самоотверженностью во имя свободного будущего народов Эндоры. И его душа, душа воина, душа, чья доля была обременена королевской властью, отвечала этим взорам столь же могучей хладнокровной устремленностью, вскипающей яростью схватки за правду и безбрежной благодарностью. Во взоре короля горела честь, горела непоколебимость, горела отвага, возжигая в сердцах идущих на смерть стяги победы, которые даже она не в силах склонить.

- Судьба не лишена иронии, - мысленно шепнул Гилиир Омелии. - Когда-то я вел войска на Жатву в полях Эндоры, теперь же напутствую и поведу воинство Эндоры на ее защиту от Жнецов.

- Я буду молить Богов Тироля, чтобы сила и победа в этот раз оказались на твоей стороне, муж мой, - глаза Омелии полнились терзающей, глубоко потаенной болью. Всего несколько месяцев как Проведение вернуло ей мужа, отобрав сына, но и подарив новую жизнь под сердцем. Всего несколько месяцев безбрежного счастья, подаренного воссоединившей их Великой Нианной, и вот она снова расстается с возлюбленным. Королева была категорична в своем стремлении выступить в поход с супругом, но долгие уговоры Гилиира все же призвали ее разум к трезвости мысли и видения общего блага народов. Расставание было непомерной данью бремени власти. Бремени, зависшей над бездной Забвения, Эндоры.

- Мы выиграем эту... - внезапно каждая мышца Гилиира напряглась перетянутой струной. Пространство откуда-то сверху дохнуло ни с чем не сравнимым ароматом. Ароматом, которым была пропитана вся его предыдущая жизнь, и который прочно уже занял место в жизни Гилиира короля после битвы в Сетимиэле. Ануши! Огромная, могучая, клокочущая, нетерпеливая, но мастерски взнузданная отточенной волей. Черный мрак на миг сдавил сердце, и голубые глаза, вскакивающего с трона короля, вспыхнули белым лунным светом. - К бо...!!!

Клич короля смешался с пронзительным ревом драконов в небесах, оглушающим зудяще-вибрирующим жужжанием алых, рухнувших вертикально вниз, лучей, с грохотом падающих и раскалывающихся белых каменных глыб рушащегося дворца. В мгновение ока сотни и сотни солдат эльфов и провожающей их знати оказались погребенными и испепеленными заживо прямым попаданием лучевой смерти.

Руки короля и королевы взметнулись вверх, творя защитный барьер, когда огромный рваный фрагмент, облаченный тысячью осколков и облаками пыли рухнул прямо на них. Стены дворца Единения, пронзенные алыми лучами рушились, заваливая собравшихся все сильнее и сильнее. Небеса раскололись, рассеченные и пронзенные раскаленными столбами красных лучей. Лучи падали и падали с несущихся вниз проявившихся из ниоткуда розовых яйцеобразных коконов, заключающих в себе черные плоские эллиптические камни и всадников сидящих на тронах.

Расширенные зрачки Амдебафа и душа Ерртора застыли в мгновенье растерянности и ужаса. Неожиданный сокрушительный удар неведомых аппаратов был сфокусирован на куполе центрального дворца и скалах Генара. Пронзительный вибрирующий свист крошил раскаленными жалами пещеры скалы Ген, низвергая с тучами оплавленных обломков и пытающихся взлететь драконов. Бесконечные, казалось даже нарастающие залпы с носовых алых сфер обрушали на головы беспорядочно падающего драконьего воинства все новую и новую обрекающую тяжесть горной породы. Купол дворца зиял огромной расползающейся в стороны дырой, а атакующие платформы помчались над самой землей, сжигая и круша все на своем пути. Один за другим, словно свечи, вспыхивали недостроенные замки и дворцы многострадального Фиэнея. Атака оказалась настолько молниеносной, что Амдебаф едва успел выдохнуть и поднять крылья для очередного взмаха.

Из реки вынырнули закрученные, спиралевидные, двадцатиметровые колонны воды. В их вершинах угадывалось мерцание тел каких-то существ. Чудо башни ощетинились парящими в воздухе, раскрученными с безумной скоростью водяными конусами, с сияющими энергетическими стержнями внутри. Они первыми открыли ответный огонь. Конусы срывались с места, вытягиваясь в мгновенье в тончайшие водяные нити. Вспышка закрученного спиралью света превращала этот водный бросок в боевой плазменный луч с неимоверно высоким свистом. Фару пространства над городом вскипела всепоглощающей лавиной.

- Вниз! Туда, на поляну! - мысленный взор Ерртора указал дракону маленькую травянистую прогалину меж деревьев, едва позволяющую Амдебафу расправить крылья.

- Серьезно? Будем прятаться? И вообще, кто это? Зираида? Или Хранители из Тироля? - немедля выдернув крылья из небесной опоры, Великий помчался вниз.

- Да какая разница! Они жгут НАШ Генар и НАШ Фиэней! Клянусь беззвездной ночью, им не будет пощады!!! - от вспышек мыслей всадника веяло потусторонней какой-то неимоверно изуверской смертью. Плоть дракона инстинктивно содрогнулась. - Чего дрожишь, Великий? Голову Иррады спрятать и защитить надо прежде чем... Спускайся, спускайся!!!

Амдебаф ждал до последнего. И вот упругий хлопок раскрыл крылья в перегрузке торможения. Лишь на мгновение тень невидимости очертила контуры бриллиантового дракона, зависшего над землей, закованной в ледяной панцирь золотой головы Иррады и смутно-дымчатый черный силуэт всадника с иногда мерцающим сквозь черное марево золотом доспехов. В долю секунды Ерртор облачил голову спутницы небес в вязи магической брони и вновь укрыл сетью невидимости.

Торчащие из воды оборонительные спиральные башни расчерчивали голубое небо ослепительно-белым переплетением лучей. Флайды легко выдерживали одно прямое попадание, но второе, третье уже сильно их замедляло, прижимая к земле. Несколько вспухших в небесах искристо-алых взрывов пожрало слишком высоко поднявшиеся аппараты Арканов, но остальные умело жались к земле, продолжая выжигать и сеять смерть всему на своем пути. Большинство драконов ордена уцелело после атаки. Части удалось, напрягая до режущей боли все суставы, в неистовом лавировании прорваться сквозь падающие скальные глыбы. Желтые лучи их наспинных линз тут же впились в ненавистные розовые коконообразные очертания вражеских летающих камней. От их попадания Флайды теряли маневренность, некоторых начинало заваливать и сильно вращать, но подбитый враг тут же ускользал в магию невидимости, предвосхищая роковой удар дракона и всадника.

Самым неприятным было то, что секретное оружие, кристаллы гномов, орден применить не мог, не нанося урона своим же жителям и войскам. Враг, зная об их могуществе, стелился над самой землей, продолжая карать, карать и карать неверных. Залпы желтых лучей, пробиваясь сквозь толщу обрушенной породы у подножья Гена превращали ее в песчаный прах, освобождали из-под завалов зажатые тела крылатых защитников. Доспехи, выкованные Великим Дрелом, с честью справлялись со своим предназначением.

Внезапно абсолютно все летающие троны Арллура растаяли в тенях невидимости...

...- Омелия, родная, ты цела!!! - прохрипел Гилиир, сплевывая кровь. Он не чувствовал ног и едва дышал плотно зажатый меж безмерных масс обломков купола. Сломанные ребра обжигали каждый вздох нестерпимой болью - Омелия!!!

Темная махина завала, казалось, сама по себе испивает жизнь из обреченных. Даже объединенная защитная магия супругов не смогла полностью сдержать натиск колоссальных каменных масс. Она медленно просела, вытягивая заклятьями барьеров жизненные соки Фару и Ануши из эльфов, и ввергла их в беспамятство, медленно опустив обломки свода на тела.

- Цела, любовь моя! Цела!!! Свеир! - в ладони Омелии вспыхнула сфера бело-лунного магического света, осветив небольшую полость образованную острыми гранями обломков. Она лежала рядом с Гилииром и места хватало чтоб едва-едва шевелиться.

Гилиир слабо улыбнулся:

- Вот и славно... - вытекающая изо рта кровь на мертвенно бледном лице супруга казалась неестественно красной.

- Держись, любимый, держись! Тебе еще воспитывать нашего сына и вести войска в бой! Мы же дали клятву, мы должны отстоять Эндору! Не сдавайся! Великие Боги нам помогут! - Омелия протиснулась чуть ближе, взяла лицо мужа в дрожащие ладони и стала тихо петь гимн исцеления, пытаясь удержать жизнь в полураздавленном теле. Воздуха не хватало. Едкая пыль забивала горло и легкие, но Омелия пела, пела о жизни...а по щекам текли слезы надежды...


... - Они ушли?! - Амдебаф окидывал округу быстрыми взорами. Он с Ерртором на спине в тени невидимости стремительно взмыли в поднебесье.

Всюду внизу полыхали пожары. Клубы едкого дыма вытягивали извивающиеся шеи к еще голубым небесам. Змееподобные Хааларги вновь вынырнули из под воды и раскрыли крышки наспинных раковин. Эльфийское воинство быстро высаживалось обратно и организованными группами спешило к пожарищам на помощь раненым. Покидали эльфы и уцелевшие корабли. Спиральные водные башни продолжали вращаться и взирать на небо боевыми конусами.

Непостижимым образом Скраб Ерртора вдруг проявил в разуме хозяина размытые очертания группирующихся на высоте коконов. Да! Смутно, сбивчиво, но он видел их даже сквозь магию невидимости. Несколько подбитых черных эллипсов лежали прямо на улицах города, сокрытые магией тени и всадник неестественным образом чувствовал биение жизни под их магической скорлупой.

- Как же, ушли! Взгляни вверх! Они точно над городом, готовят следующую атаку! - мысленной скороговоркой бросил Ерртор.

- Чтоб мне хвоста своего не увидеть! Ничего не вижу! - Амдебаф до рези в глазах всматривался в зенит, но ни зрение плоти, ни тонкое видение энергии ему не выдавало вражеского присутствия.

- Назови свое имя, но не вздумай называть мое! - упругий толчок сорвал всадника со спины дракона.

Заклятье невидимости распалось, явив над Фиэнеем взмывающий все выше и выше бриллиантовый блеск крыльев дракона и падающего вниз черно-дымчатого гигантского спрута с золотым блеском в сердцевине.

- Я Амдебаф, сын Златоглавой Иррады! - с громогласным ревом метнул мощную пространственную мысль дракон. - К бою! Враг готовит второй удар! - в пасти дракона зародилось свечение, а корона рогов вспыхнула ослепительно белыми лучами.

Глава Магистрата Энирал чудом избежал завала во дворце Единения и уже был на площади перед ним, как в небе полыхнула извивающаяся множеством жгутов-щупалец чернота. Он уже видел это прежде в битве в Сетимиэле. Король, бывший лорд Ануши владел этой чудовищной силой, но сейчас маг готов был поклясться, что собственными глазами видел, как груда оплавленных разорванных глыб погребла под собой королевскую чету. В голове Владыки мелькали несвязные обрывки мыслей: - "Король мертв!...Но кто тогда в небе?... Король выжил?... Но как оказался в небе?... В небе чужак?... Но эта сила только у... Зираиды!!! Значит, за атакой Арллура последует атака Зираиды!!!" Посох рванулся, и руки мага инстинктивно направили его раскаленную кристальную вершину в падающую чернь. "... Но бриллиантовый блеск... Амдебаф? Великий спаситель Эндоры из древних легенд... Он был рядом с этой тьмой... Она отделилась от него..."

- Всем магам и войскам взять тьму на прицел! Лучники, наконечники горного хрусталя! Ждать команды! Ждать команды!!! - перепрыгивая через разбросанный хаос обломков, Энирал выбирал удобное укрытие. Плоть мага залилась светом, укрываясь мерцающим лиловым силовым барьером. Конец посоха точно вел падение поблескивающей золотом середины черноты.

Амдебаф лихорадочно подыскивал подходящие знания в своем скудном магическом арсенале. Его плоть уже укрыла плотная многослойная защита учителя Бирдинира. Меж лучей короны рогов, свернувшись жужжащими клубками, вспыхнули голубые сгустки шаровых молний. Волна за волной, срываясь с рогов, они устремлялись вперед, дырявя небеса раскаленными росчерками в разных направлениях.

Заложив крутой вираж, к Амдебафу приблизилась тройка всадников и драконов с чудными линзами на спинах во главе с Дирком на вечном друге, базальтовом Жараде.

- Мы рады приветствовать Великого... - начал было всадник.

- Справа!... - рыкнул Великий, краем глаза заметив как одна из молний впилась во что-то невидимое, расползаясь по нему цепкой хваткой плетущейся сети голубых линий.

Дирк рванул с наручей кристалл, подбросив его вверх, и голубой росчерк луча с боевой линзы на спине дракона пронзил воздух, рождая на противоположном конце ослепительную звезду взрыва.

Амдебаф едва успел закрыть глаза, чуть не ослепнув. Еще одна выпущенная Великим молния ухватила в небе невидимый кокон и росчерк луча с драконьей пары возле скал Генара испепелил еще одного Аркана.

- Еще одной Арканьей тварью стало меньше! - Дирк торжествующе вскинул меч, чуть привстав в седле.

Чернота, изогнувшись щупальцами, рухнула на чудом уцелевший пик почти обвалившегося купола дворца Единения. И...

Холод...

Холод... Студеный... Леденящий не только разгоряченные битвой тела, но и заставляющий заледенеть сами нервы, превращающий в стылый камень огненный трепет сердец пред коварством внезапной смерти. Холод, сковывающий разум потусторонним, неведомым ужасом Забвения.

Обжигая легкие эльфов холод хлынул в стороны со скоротечностью лавины... Но вместе с ним в стороны помчалась и ТЬМА! Она вспухала над Фиэнеем гигантским расползающимся пузырем, словно вплетаясь в пространство мириадами змеящихся щупалец чужеродной магии Ануши. Но эта тьма не скрывала предметов, не крала образов, не рушила линий мира. Наполняя воздух мерцающей чернотой, она напротив проявляла вибрацию невидимых струн мира, очерчивала потоки и свечения Фару живого и неживого. Единственное, что казалось безвозвратно похитила тьма - это были краски бытия. Черное на черном с сияющими переливами серебра. Весь мир вокруг стал таким. Даже раскаленное солнце сохранило свое сияние, но сияние это было черным!

Энирал ошарашенно таращился по сторонам, инстинктивно ожидая лишь смерти в следующем вдохе, как вдруг увидел четко очерченный кокон упавшего подбитого Флайда всего в трех десятках метров слева от себя. Под защитной оболочкой проглядывались черты лишенного сознания тела.

- Огонь! - взревел маг, указывая посохом оторопевшим гвардейцам на врага. Полоснув воздух тонким свистом несколько стрел со сверкающими кристаллами огненного горного хрусталя на наконечниках впились в носовую, мерцающую сферу непрошенного гостя. Вспышка черного света утонула в оглушительном грохоте взрыва, разметавшего Флайд.

Свирепый рев драконов выплеснул в черные небеса ярость драконьих сердец, а иглы в линзах Дрела, молниеносно выбирая жертву, помчались жалами лучей доставки к сгруппированным Флайдам, начинающим вторую атаку в падении. Горловая лучевая молния Амдебафа метнулась в самую гущу скопления вражеских аппаратов устремленных на Генар. Рокочущий луч Великого вспорол три Флайда кряду, превратив их за один выдох в облако черно-серебристых опадающих искр. Бесцветно черные лучи Флайдов вновь ужалили твердь и скалы Генара, но их смертоносная ария оказалась очень краткой, захлебнувшись в самом начале под мощным хором атаки крылатых защитников и водяных оборонительных башен. Десятки черных звезд возгорелись погребальным искристым салютом над утонувшим во тьме Фиэнеем и Генаром. Уцелевшие Флайды уже не пытались уйти в тень. Спикировав вниз и стелясь над самой землей, они врассыпную бросились прочь на юг.

- Победа!!! - возликовали всадники.

- Победа!!! - взметнули вверх клинки защитники на земле.

Тьма быстро таяла, распадаясь рваными лохмотьями мимолетного тумана. Она возвращала цвета Эндоре, немного нехотя опуская на заиндевелые улицы города причитающееся летнее тепло. Воды Ини близ берегов даже успели подернуться тонкой корочкой льда. Однако уходя, неведомая магия старательно скрывала и все вскрытые ею тайны не положенные к восприятию смертным глазом.

Последней черная дымка рассеялась на вершине полуразрушенного купола, и Амдебаф оторопел. Тьма растаяла бесследно, пожрав и золотой блеск доспехов Ерртора.

- "Ерртор! Ерртор!!!" - сокрыв мысль от прочих, позвал дракон, обшаривая глазами еще полыхающий город.

- "Я... Я у себя дома..." - мысленный отклик был мучительно слабым, с затихающей рваной пульсацией мысли. - "У нас дома... в Ге... Торопи..." - и мысль оборвалась забытьем.

Великий улавливал едва теплящуюся пульсацию сердца в сгустке жизни всадника.

- "Опять выложился до последнего!" - тревожно пронеслось в разуме.

- Слава крыльям и пламени Великого Амдебафа!!! - гремели мыслью приближающиеся со всех сторон к легенде рода драконы.

Он был не один. Его окружали такие же как он. Могучие, крылатые, чешуйчатые. Амдебаф чувствовал, как в их груди горит такой же пламень поднебесной свободы, как в жилах течет кипучий гордый сок древней выдержанной мудрости. Они все были его семьей. Очень давней, любимой семьей. Трепет радости сдавил глотку Великого, перехватил дыхание и наполнил сердце чем-то неизъяснимым, сияющим, огромным. Требующим немедленного излияния, но бесконечно личным и сокровенным.

Однако тревога за друга и ужас вести, что Великий принес на своих крыльях и без того многострадальным народам, отбросили это счастье прочь.

- Я должен немедленно говорить со старейшиной Храагом, Магистратом и королем с королевой! - прогремел вслух властный глубокий драконий бас. - Я принес скверные вести о войне, друзья! - слово друзья обняло сердце дракона сотнями сияющих откликов драконьих сердец вокруг.

- Следуй за нами, спаситель Эндоры! - прогудел мыслью Жарад. Дирк и Жарад были оставлены Анари и Саприлом для руководства орденом в Генаре. Базальтовый дракон лег на крыло и по нисходящей спирали стал опускаться к разрушенному дворцу Единения.

... - Спасем короля и королеву!!! - Энирал напрягал всю свою Фару, устремляя в силовую магию работы с камнем. Там глубоко под обломками он чувствовал четкий мысленный отклик Омелии и едва уловимый пульс Гилиира. - "Значит, с неба опускался не король... Но тогда кто???" - непокоила мысль мага.

Под руководством Главы совета у дворца Единения трудился уже почти весь уцелевший Магистрат. Владыки и их ученики сияли посохами, дробя и отбрасывая в стороны глыбы. Направляли в глубины завалов вязи целительных рун, стараясь сохранить жизнь в телах погребенных под руинами.

Натужный свис рассеченного воздуха и тяжелые хлопки торможения опустили на свободные площадки бронированные драконьи тела и бриллиантовый, радужно-переливчатый блеск чешуи Амдебафа.

Все эльфы тотчас остановили работу и низко склонились в почтении.

- Глава Магистрата Эндоры - Энирал, - спрыгнув с Жарада и подойдя ближе, представил Владыку Дирк.

- Энирал? - недоверчиво поднял бровь Амдебаф. - Мне говорили, что Магистратом в Фиэнее правит Улир.

- Так было до недавнего времени, Великий Амдебаф, - Энирал низко склонился.

- Пока эта падаль не предала Эндору и не присягнула Арлу, - сжал кулак Дирк.

- Скверно, - нахмурился Великий. - А старейшина Храаг? - рубиновый взор окинул приземлившихся рядом драконов.

- Храаг отбыл в предгорья Тироля искать помощи и поддержки у Скальников, - коротко рапортовал базальтовый Жарад.

- Так, но хоть король Аниэр и королева Виилле смогут меня выслушать? - Амдебаф нервно сжал переднюю лапу и когти вспороли камень словно бумагу.

- О спаситель Эндоры, Аниэр и Виилле присягнули на верность Улиру и пали в схватке в Сетимиэле от рук бога Дрела и новоизбранного законом короля Гилиира.

- Та-а-ак! - протянул Амдебаф. - Хорошо! Буду говорить с ним.

- Мы как раз пытаемся спасти его и королеву Омелию из-под обломков, Властелин!

- Так что же вы стоите тут передо мной как истуканы! - прорычал дракон, и сверкающие лапы Великого вцепились когтями в огромную глыбу. - Вперед! Трудимся!

Сила титана, скрытая в теле Великого, выворачивала и поднимала, сдвигала и высвобождала неподъемные для эльфов массы. Справа и слева рядом с ним скрежетали металлом брони о камень драконы ордена. С филигранной точностью короткие вспышки желтых лучей с линз Дрела рассеивали песчаными вихрями неподдающиеся обломки. Не прошло и получаса как Омелия увидела яркий солнечный свет с движущимся радужным сиянием переливающейся бриллиантовой чешуи. Амдебаф лично аккуратно приподнял огромный осколок, раздавивший Гилииру ноги и проломивший грудь.

Король был совсем плох. Душа Амдебафа разрывалась на части. Время нещадно гнало куда-то наверх, в Генар, в то место, что, теряя сознание, Ерртор назвал домом. Но и бросить почти бездыханное тело короля, под взглядами тысяч собравшихся вокруг эльфов и сотен драконов он не имел права. Огромная драконья лапа поднялась и нависла над бережно уложенным на плащи телом Гилиира. С нее хлынул ослепительно белый свет с росчерками многоцветных трехмерных рун Великих. Тело короля мелко задрожало. Знания, подаренные древним святилищем у подножия гор Нрады, пришлись очень кстати.

Едва Амдебаф приступил к исцелению как его дух коснулся не того же, но чрезвычайно подобного нечто, что он ощущал и в Еррторе. Чуждая, темная, холодная сила, слитая практически с самим естеством души. Сила Ануши, сила Зираиды, присутствовала и в этом эльфе.

Великий дракон зарычал. Его глаза вспыхнули рубиновым светом, и он медленно убрал длань исцеления.

- Это существо дышит той силой, что сейчас выступила с запада и идет войной на земли Эндоры! Именно это я спешил донести до вас! Но как вижу, эта сила уже правит вами! - Великий обводил свирепым взглядом всех вокруг. - И его вы называете своим королем?!!! - корона рогов Амдебафа мгновенно раскалилась до белого свечения.

- Посмотри в мою душу, Великий! - Омелия в слезах пала пред Амдебафом на колени.

Амдебаф резко зыркнул на нее, но эльфийка не отвела глаз и не потупила молящий взор.

- Гилиир мой муж - воин Эндоры, волею судьбы перерожденный сквозь врата смерти лорд Зираиды Шарин. Память прошлой жизни и могущество Ануши в нем открыла Великая Нианна при битве в Сетимиэле, и он принес ей клятву в вечном служении Эндоре! Служении любви и красоте, миру и порядку! Он плечо к плечу со мной сражался с войнами Зираиды в низинных землях, когда мы искали сына, а сейчас должен вести эльфийское воинство на битву с Зираидой уже опустошающей королевство людей! Сжалься, снизойди в милости, верни мне мужа и короля Эндоре!

- Нианна?! - голубой пламень полоснул по самому потаенному в душе Амдебафа. Голубой пламень, что тянулся к нему в заледеневшем чреве матери, голубой пламень, что парализовал полет и швырнул на скалы, голубой пламень, что ждал его за закрытыми дверями в ночном кошмаре. Он теперь знал его имя. Но если пламень отталкивал и страшил, то имя почему-то притягивало и манило. Одновременное притяжение и отталкивание бесновало рассудок своей невозможностью. Великий сжал волю в кулак.

- Верни короля Эндоре! - в один голос произнесли все эльфы вокруг и преклонили колена.

- Ваше единодушие красноречивей многих слов и клятв, - обведя взором тысячи склоненных эльфийских голов, вновь занес над эльфом растопыренную длань дракон. - Вы верите своему королю. Похвально. Будь по-вашему! - и свет исцеляющей магии вновь хлынул на тело Гилиира.

Дракон словно окаменел, творя чудо воскрешения изуродованной плоти. Ткани плоских, размозжённых почти по живот ног набухали, приобретали форму. Едва уловимый хруст собирал и сращивал раздробленные в мелкие иглы кости. Грудь дернулась, с хрустом восстанавливая линии переломанных ребер, и через несколько мгновений наполнилась жадным полным вздохом.

Не прошло и пары минут, как Гилиир открыл голубые глаза, непонимающе уставясь на бриллиантовую чешуйчатую ладонь с чудовищного размера когтями.

Амдебаф довольно заурчал, убирая лапу.

- Живи, король Гилиир! Живи и держи данную пред Эндорой клятву! Они верят в тебя! - густой бас Великого прогремел над приподнимающимся на локтях, не верящему своим глазам королю.

- Благодарю тебя, Великий Амдебаф! - Омелия вновь упала пред драконом на колени, но в этот раз по ее щекам уже катились бриллианты слез радости. - Наши дети и дети наших детей будут славить тебя в веках!

Великий чуточку улыбнулся.

- Позволит ли Бог Тироля задать его скромному слуге вопрос? - Эниралу вдруг вспомнилось, как дракон бросил в пространство свое имя, представляясь в горячке боя.

Амдебаф медленно кивнул.

- Произнеся свое глубоко почитаемое нами имя... ты добавил... сын Златоглавой Иррады? - Эниралу казалось, что он ослышался тогда.

- Да, - гордо и высоко поднял голову Амдебаф. - Златоглавая Иррада моя мать.

Омелия пошатнулась и, потеряв сознание, упала на землю. Ее тотчас подхватили на руки маги.

- А... - Гилиир попытался встать, но ноги его еще не слушались. К королю подскочило несколько всадников ордена, помогая встать. - А сама Иррада, ее всадник Ерртор???

Маги поднесли к лицу Омелии розовый флакончик, и вдох паров вернул королеву в сознание.

- Наш сын, Ерртор??? - глаза королевы молили о невозможном.

- Ваш сын? - Амдебаф оторопел. - "Вот так да!"

- Да! Да! Именно его мы искали в низинных землях и чуть не погибли, схватившись с отрядом разведки Зираиды. Он... Он жив? - губы и руки Омелии мелко дрожали.

- Мать приняла смерть в горах Нрады, - взор Амдебафа наполнила бездна печали. - Они с всадником нашли Жгаг-Гер полностью отстроенным и готовым к бою и пытались сообщить об этом вам...

- А Ерртор???

- Судьба всадника остается загадкой, - уклончиво ответил Амдебаф. - Меня нашел и воспитал отшельник Бирдинир, некогда всадник Лориды ордена Генара. Он был единственным выжившим из стражей встретивших первыми Звуриаллов Зираиды в эпоху Безысходности и Гибели.

- Ерртор... - едва слышно прошептала Омелия. - Может быть надежда все же есть? И небеса сберегут его...

Амдебаф нагнулся к самому лицу королевы:

- Надежда живет пока ты сама не оставляешь ее, - взор дракона завораживал недосказанностью. - Раз вы предупреждены о нападении Зираиды и готовы к нему, значит, моя миссия выполнена. Я покину вас на рассвете, а сейчас покажите мне дом моей матери Иррады.

- Мы искренне смели надеяться, что Великий Амдебаф присоединиться к Богам Тироля в наших землях и в столь тревожный час поможет нам в борьбе с Арлом и Зираидой, - Гилиир попытался приблизиться. Гвардейцы помогли ему в этом.

- Вот как? И кто же из Великих в ваших землях сейчас? - недоверчиво покосился дракон на короля эльфов.

- Великий Шум, именуемый нашим народом Владыкой Тиринаром, с супругой Великой Укишерой, Повелительницей вод. Великий крылатый Дрел с супругой Чари, Богиней красоты и песни, - перечислил Гилиир.

- А... Нианна? - дракон словно опасливо попробовал это имя на вкус.

- Властительница Нианна отдала свою жизнь, спасая Великих и род драконов при битве под Арллуром. Да славят вечно звезды ее смелось! - склонил голову Гилиир.

- Арл сотворил ее Тень, Хотари, и она сейчас правит Арллуром вместе с Улиром, - дополнил ответ глава совета Магистрата Энирал.

- М-да... Тень... - задумчиво протянул Амдебаф. - Великие Тироля оказали вам честь. Я рад за вас, но у меня есть неотложные дела в моей стране, не менее важные, чем ваши, - дракон расправил великолепие бриллиантовых крыльев. - Ведите к дому моей матери!

- Если он, конечно, уцелел, глава рода, - прогудел массивной мыслью Жарад, принимая Дирка в седло.

- "Он уцелел", - произнес про себя Амдебаф и рванул крыльями воздух на себя.



* * *




- Дрел! Любимый! Будь осторожен! Не более четверти часа назад Фиэней и Генар атаковали несколько сотен Флайдов Арллура! - взволнованный голос Чари донесся из раскрывающегося изображением пространства прямо в центральном зале храма Великих Богов в Сетимиэле. Ее уставшее, взмокшее лицо немного осунулось.

Дрел и местные могущественнейшие Владыки Магистрата обсуждали лучшую схему устройства защитного купола над всем городом. Он был самым ближним к руинам Илуны и совершенно лишенным прикрытия с воздуха в отличие от столицы. Великий решил начать строительство магических куполов именно с него.

- Я вылетаю! - Дрел торопливо направился к выходу из храма.

- Постой, быстрокрылый ты наш! - рядом с Дрелом зависло изображение Тиринара. - Атака уже отброшена и ни за что не угадаешь кем! Готов спорить! - друг хитро улыбался.

- Нашел время загадки загадывать! - вспылил Дрел. - Удар по Фиэнею, скорее всего, месть Хотари за то, что всего девять стражей остановили ее наступление на Эндору! Думаешь Орден все Флайды изжарил? Уверен, что нет! Следовательно, остальные могут нагрянуть в Сетимиэль в любое мгновенье, а мы еще не готовы! Вот о чем я готов спорить, что сами эльфы купол на Светгардионах точно не создадут! Выходит этим должен заняться я и немедля, а ты мне тут загадки загадываешь! - Дрел решительно толкнул входную дверь храма.

- Мне показалось, что тебе интересно будет узнать, - изображения Чари и Тиринара парили рядом, - что атаку отбил... - Тиринар сделал одухотворенную паузу.

- Ага, Храаг и Скальники голыми когтями, - буркнул себе под нос Дрел, расправляя крылья для взлета.

- Амдебаф, - лицо Тиринара выказывало неподдельный интерес реакцией друга.

- Ты бредишь, - непоколебимо отмахнулся Дрел, уже воздев крылья для взмаха.

- Он абсолютно серьезно, - подтвердила Чари.

- Да абсолютная серьезность - вообще мое второе имя! Капелька подтвердит, - подмигнул другу Тиринар. - Дракон-то был огромный, сильный, бриллиантовый, с рогом на носу... Так нам описал его Энирал. Он спас от смерти короля Гилиира и, погрузив город во мрак, высветил таящиеся в тени невидимости Флайды.

- Абсурд! Значит, вы бредите все! Даже если это родившийся Амдебаф, он должен быть сейчас не больше двух метров в длину! - не верил речам друзей крылатый Великий. - И вообще весь этот розыгрыш совершенно не к месту! Как-то не до улыбок с подковырками сейчас!

- Дрел, послушай, такими вещами особенно сейчас никто из нас не решится шутить, - вмешалось в разговор серьезное лицо Уки, появившись рядом с Чари в пространственном изображении.

- Ладно, допустим. Это все здорово, но... - затылок Дрела каким-то девяносто девятым чувством ощутил скорее вкус презрения, чем вспыхнувший в небесах рубиновый свет сотен боевых лучей Флайдов.

Пески времени дрогнули и застыли в покорном бездвижье.

- Не в тот город стервятники вы наведались! Вам тут ничего не светит! - стиснул зубы Дрел, творя кольцо рун пространственного прыжка. - А я здесь как раз, чтобы засветить вам пополной! Приготовьтесь удивиться... в последний раз!!!

Великий прыгнул к самой вершине храма, где девять титанических башен сплетались спиралью в единый шпиль с золотым кольцом, увенчаный девятью хрустальными пиками.

- Только бы Грани сняли свои барьеры с мира огня! - билась неуверенность в разуме.

Но дверь мира огня поддалась воле Великого легко, как и прежде. Руны заплясали на кончиках растопыренных пальцев творца магии, сплетаясь вокруг девяти хрустальных пиков как основы в сложнейшую вязь многослойного барьерного заклятья Великих. Мир огня щедро изливал в творимый узор кипучую огненную суть. Она вплавлялась и разрасталась в стороны плотным переливающимся покровом, но происходило это слишком медленно.

Рубиновые лучи, исторгнутые носовыми сферами Флайдов, с неумолимой жадностью тянулись выжигать жизни неверных и рушить стены непокорного беломраморного Сетимиэля.

- Всего две дюжены, - Великий наспех пересчитал выскользнувшие из невидимости Флайды. - Они не могли так быстро долететь из Фиэнея. Значит это разведка, передовой отряд. А остальные, конечно если Фиэней не отбил им охоту, подтянуться к огоньку! Ну, что ж! Как говориться милости просим! - квадратный плоский кристалл гномьего хрусталя щелкнул, покидая замками наручей Великого.

Вибрирующие рубиновые лучи росли быстро даже в остановленном магией времени, но Дрел перемещался прыжковыми рунами все же быстрее. Он едва успел набрать безопасное расстояние, когда первый оставленный в воздухе кристалл коснулся рубиновой боевой сферы Флайда.

Эльфам и гномам-добровольцам в Сетимиэле показалось, что небеса взревели и оплавились в приступе неизъяснимой солнечной агонии. Миг ослепительного поднебесного света обдал все и вся испепеляющим жаром, но метнувшийся с вершины храма купол, обнявший город от края и до края, отбросил опаляющую лавину и усмирил остервенелый рев взрыва. Десяток коротких, выпущенных прежде лучей Флайдов все же вонзился в стены храма и близлежащих зданий, проплавив глубокие рытвины, но не причинив серьезного вреда.

Всего через несколько секунд гром грянул вновь, но уже под куполом. Спасенные жители ликовали и славили своего спасителя Дрела, чьи зеленые крылья, объятые пламенными лоскутами боевой магии, реяли высоко в небесах над куполом.

- Я надеюсь, что это послужит хорошим уроком! - прищуренные глаза под сурово сдвинутыми бровями вглядывались в горизонтную даль периметра. Дрел торжествующе улыбался. - Вот теперь можно и поговорить. Амдебаф, значит, - думал про себя воин. - Ну-ка, - и мысленный поиск, пробудив в разуме узор души старинного друга, ринулся в сторону Фиэнея.

Как ни старался Дрел, как ни скользил в встревоженных ментальных картинах города, только что пережившего коварный вражеский налет, не смог найти похожего отражения и установить с ним связь.

- Нелепость! - Дрел представил узор Гилиира, и перед Великим открылась картина его королевских покоев. Король лежал на ложе, а Омелия подносила ему теплое питье в серебряном кубке.

- Хочу поздравить тебя с победой, король Гилиир, - мысленно обратился Дрел. - Как самочувствие?

- Да восславит вечность жизни Великих во все времена, - с глубоким почтением мысленно ответил король. - Великий Дрел говорит со мной, - перехватив вопросительный взгляд супруги, пояснил Гилиир.

- Я позволю и королеве слышать нас, - изменил пространственную передачу мысли бог.

- Мы уцелели лишь благодаря внезапному появлению Великого Амдебафа! Он спас жизнь Гилииру! Мы обязаны вам...

- Весьма трогательно, но где же ваш герой спаситель сейчас? Насколько я понял, он не горит желанием воссоединиться со своими прежними друзьями-Великими? - Дрела терзали сомнения: непоколебимая уверенность эльфов - против полного отсутствия мысленного узора Амдебафа. - И вот еще вопрос. Он прибыл один? Без матери Иррады и всадника Ерртора?

Омелия помрачнела.

- Амдебаф отправился в пещеру матери в Генаре, - ответил Гилиир. - Иррада погибла в горах Нрады, а судьба нашего сына ему не известна, но...

- Вот - вот. Ты тоже чувствуешь?... Что-то не сходиться, - Дрел прищурился, вглядываясь в поднебесье стороны Фиэнея. Ветер приятно играл в расправленных в парении крыльях.

- Пред атакой Флайдов я почувствовал... холод. Я хочу сказать знакомый холод Ануши, - размышляя вслух, отозвался король.

- Ануши? Вот даже как? Сила богов Ночи! - Дрел сжал кулак, предполагая наихудшее.

- Да, - продолжила Омелия. - Когда на город наползла Тьма, но оставила все и вся видимым, вместе с ней спустился и неимоверный холод. Даже воды реки Ини успели подернуться местами льдом. Это немного пугало, но ведь эта магия спасла нас от готовящейся атаки. Амдебаф сам жег Флайды крыло к крылу с драконами ордена.

- Вот что, друзья мои, не хочу вас пугать, но возможно ваш спаситель не тот за кого себя выдает. Насколько я помню, наш Амдебаф брезговал пользоваться магией Ануши. Он находил ее омерзительной во всех проявлениях. У меня к вам большая просьба - по возможности задержите Великого дракона подольше в Фиэнее. Скажите мол старые друзья повидаться хотят, соскучились, есть о чем поболтать... В общем не мне вам преподавать дипломатические маневры... Мне нужно выиграть время. Пока не создам устойчивый купол над Сетимиэлем, который ваши маги смогут поддерживать самостоятельно, я связан. Очень надеюсь, что ночи нам хватит.

- Неужели ты думаешь, что Зираида... - сдвинул брови Гилиир, погрузившись в тягостные мысли. - Амдебаф обмолвился, что торопиться в Тироль...

- Ох, как я не люблю сюрпризы! Представляете, как нам повезет, если окажется, что маленькому Амдебафу промыли мозги славные Лорды Тьмы, да еще и отправили домой вернуть старый багаж магических знаний и способностей? Тогда все наши битвы окажутся лишь маленькой безобидной прелюдией к настоящему веселью! Не хочу даже думать об этом! Задача ясна?

- Яснее не скажешь, - склонил голову Гилиир.

- Я очень на вас надеюсь. Главное ЗАДЕРЖИТЕ... - Дрел оборвал мысленную связь.

- Как думаешь, может мне отложить переустройство драконьих линз и доставку Светгардионов гномам, да вернуться в Фиэней? Может, я раньше поспею. Когда-то помниться в бытности Шумом, я давал молодому дракону уроки, - внезапно из зависшей рядом искорки развернулся образ Тиринара. - Прости, я позволил себе слегка за тобой приглядывать и не разорвал до конца связь. Кстати, изящно с Арканами разделался. Достойно уважения!

- Какое уж тут изящество. Так ты все слышал? - Дрел про себя подивился мастерству тайного присутствия Тиринара.

- Чрезвычайно членораздельно, - Тиринар широко улыбался.

- Когда-то я был его лучшим другом, а сейчас он меня даже увидеть не захотел. Нет, здесь однозначно что-то кроется! И выяснять это нужно очень осторожно. Однако давай придерживаться плана. Не смотря на все "но" Амдебаф нам сегодня здорово помог, а завтра план покажет.

- Да.. НО... а если Амдебафу действительно промыли мозги? Он ведь в двух, трех ну максимум в пяти минутах ходьбы вразвалочку от Храма Сути и следовательно твоего любимого Мира Духов. Если что, ты не стесняйся... Зови... - Тиринар подмигнул и его изображение растаяло.

- Умеет приободрить, шумливый весельчак, - угрюмо нахмурился Дрел и устремился к храму творить купол защиты.




Кровавая вершина.




Предгорья Тироля.




Даже мудрость стыла в белоснежных просторах высокогорья. Предгорья Тироля с бездонными ущельями и скрытыми в самом низу дивными оазисами на горячих ключах, так щедро дарившие пищу драконьим отшельникам - Скальникам, теперь старому Храагу казались чудовищными пастями смерти.

- Может это и есть драконья старость? - спрашивал себя Старейшина паря в тугих струях иногда беснующихся без причины ледяных ветров. - Беспричинный страх... Боязнь из-за пустяка утратить бренную плоть и расстаться с крыльями...

Память до боли в нервах свежо живописала картины схватки с предателем Улиром у стен Арллура. Древняя мудрость драконьего рода выстояла тогда, а плоть, хвала Богам, обрела возрождение, но все же что-то надломилось в том огне и боли в несгибаемости духа, что-то сухо треснуло и раскололось, уйдя тонкой рваной нитью сомнения куда-то глубоко, глубже самой души в неизведанное естество драконьего бытия. Утраченная жизнь Великой Праматери Нианны взамен его, Храага, существования казалась настолько несправедливой и неправильной, что само Бытие вдруг стало видится главе самого древнего и умудренного рода Эндоры пустой бредовой фантасмагорией. Лишь долг и честь звали и заставляли оставаться в живых. Заставляли...

- Единственное, чем я еще могу помочь этому миру - это собрать силу Скальников и убедить... Убедить что они... что без них... - Храаг мерз. Необъяснимое чувство для дракона не чувствующего ни жары и ни холода. Впервые за тысячелетия лапы и хвост индевели и плохо слушались.

- Старость... - уныло выдохнул Храаг и натужно взмахнул могучими, как ему наивно казалось прежде, крыльями. Ветер взвыл под упругой мощью взмаха и устало выдохнул, приподняв черную чешуйчатую громаду дракона чуть выше.

Как ни скользил магический взор дракона по уступам карнизам и пещерам, как ни вглядывались глаза в складки скал и глубины ущелий, дракону не открывался ни один драконий след. Складывалось ощущение, что даже те места, обитателей которых он знал по именам и изредка посещал для услаждения разума философской беседой, пустынны и заброшены. Мысленный магический поиск и зов приносил только молчаливый ответ безгласной студеной пустоты.

- И как это понимать? - не находил разумного объяснения Храаг, теряясь в догадках.

Очередной день безуспешных поисков тонул в алом мареве угасающего на закате солнца. Предгорья все шире и шире раскрывали внизу тысячи черных беззрачковых глазниц и пастей пропастей и ущелий, быстро наполняемых сумеречной чернотой.

Злоба...

Безмолвная... ледяная...

Отполированная и ограненная вечными голубыми льдами Тироля... Бездушной фурией она рухнула сверху на спину Храага.

Старейшина едва успел уловить ее мимолетный тонкий аромат, предвосхитить касание и это спасло ему жизнь. Рывок влево, изогнутая назад шея и лязг клыков раздался у самой глотки дракона. Длинные клинки когтей лишь вскользь взвизгнули о черные пластины шейной чешуи.

Всего на мгновенье выскользнув из тени невидимости для удара враг вновь растворился в пространстве. Но и этого мига старому дракону хватило чтобы узнать.

- Мать Сверна!!! Я прибыл с миром и хочу поговорить!!! - Храаг издал громогласный рев и послал в пространство мысль полную душевного тепла. Старый дракон понимал, что второго такого везения может и не представиться. Сверна не промахнется дважды, а просить о помощи в битве с Арллуром и Зираидой с хлещущей кровью из разорванного горла казалось не привлекательным. Да и переговоры окажутся обреченно скоропостижными.

Храаг сложил крылья и копьем скользнул на плоскую заснеженную вершину. Лишь у скалы он резко изменил траекторию приоткрытыми крыльями, рывком затормозил всей их поверхностью, и тут же над Старейшиной вспыхнула бирюзовая полусфера магии щита. Не успела магия дракона развернуться в полную силу, как мощный удар сильно прогнул ее поверхность и отбросил в сторону проявляющуюся из разрушенного кокона невидимости оскаленную Сверну. Ее отбросило на спину, но уже в падении дракониха группировалась. Крутанувшись и вздыбив снег бурлящей стеной Сверна на всех четырех лапах прижалась к земле выбирая способ атаки.

- Жалкий, дряхлый трус!!! - оскалилась Сверна, выдыхая рокочущую струю пламени прямо в голову Храага. - Дерись!!! Раз пришел теперь за мной!!!

Пламя обняло барьер, скользя по нему длинными расползающимися лепестками. Сверна пятилась боком, обходя врага по кругу.

Храаг с достоинством высоко поднял голову и окаменел надменно гордым изваянием. Силы Сверны не хватит, чтобы пробить брешь в его защите. Он был в себе уверен.

- Надменный... недоступно горделивый как всегда !!!... - остервенело шипела Сверна. Ее малахитовая чешуя волнообразно вставала дыбом издавая резкие щелчки. - Посмотри в кого ты превратился, старейший позор драконьего рода?!!! Я вижу ее!!! Она на тебе!!! - взгляд Сверны был полон отчаянного буйного сумасшествия.

Храаг непонимающе оглядел себя.

- По твоим когтям, по лапам... она заволокла крылья и засохла на клыках... Она навечно утопила и прокляла твою душу!!! - с приподнятых передних лап Сверны в силовой барьер с раскатистым громом рванулись две бело-голубые молнии.

- Мать Сверна! Я не понимаю, о чем ты? Я пришел с миром... - Храаг оставался неподвижен. - "Должно быть материнское горе утраты сына окончательно замутило ее несчастный разум..."

- С миром???!!! - злобно выщерилась дракониха. - Кровь! Кровь! Кровь!!! Тебе оказалось мало крови наших детей, сестер и братьев в Генаре!!! Так ты залил ею все предгорья Тироля!!! Я не думала, что грязная подлая месть есть страсть души древнего Храага! Мы верили тебе... Все верили!!! А ты...!!! - Сверна излила еще одну струю бурлящего огненного гнева в лицо Храага.

- Клянусь... - недоумевал Храаг подозревая, что меж пустынностью владений Скальников и бешенством Сверны есть связь.

- Мне не нужны твои клятвы!!! - взревела Сверна. - Мне нужна твоя жизнь!!! Здесь! Сейчас! Я разорву тебя, гнида подчешуйная!!! И может быть у меня одной не хватит сил это сделать, но мой зов услышан, и друзья спешат сюда! Когда я буду рвать твою глотку, ты, чешуйчатый червь, вспомнишь Гразандора, вспомнишь Даранзара, вспомнишь Вишиниру и еще сотню Скальников от которых остались лишь россыпи пепла на снегах и скалах...

Храаг вздрогнул. Все эти имена своих сверстников тысячелетия назад оставивших род и удалившихся в молчаливое отшельничье созерцание скал и звезд, были близки его сердцу. Они были частью его детства и юности. Его пусть угрюмо-одинокими, но друзьями.

- Тебе не ускользнуть из моих когтей!!! - с лап Сверны начали срываться сгустки бирюзово-изумрудной Фару, закручиваясь барьерными рунами вокруг купола Храага.

- "Пока не подоспела помощь и сумасшедшая Сверна не закончила свой магический капкан еще есть возможность уйти... Но во всем этом надо разобраться... пусть даже ценой своей жизни..." - страх смерти вновь приподнял свои тенена с души обнажая напротив потаенное желание смерти как избавления от душевных терзаний.

- Клянусь Праматерью и Духами Предков!!! Я непричастен к их смертям и даже не ведал... - Храаг сурово сдвинул шипастые брови и утробно зарычал.

- Смердящий лжец!!! - кипела горловым пламенем Сверна. - Ты истребляешь Скальников и покинувших Генар как неугодное племя!!! Племя, воспротивившееся твоей власти!!!

- Неверное предположение... - уверенный мысленный бас Храага вдруг оказался за спиной Сверны.

Напряжением тысяч сжатых пружин мышцы малахитовой драконихи рванули тело прочь упругим прыжком, разворачивая в воздухе на сто восемьдесят градусов. Прищуренные глаза зрели над собой огромную черную тень, мерно машущую крыльями. Рыхлый снег небольшого пятачка скальной вершины вздыбился клубами, опадая вниз и обнажая черноту камней.

Сверна не верила своим глазам! Над ней завис... еще один Храаг. Чешуя к чешуе, шип к шипу. Она готова была поклясться, что отличить их было невозможно.

- Во имя богов Тироля... - ошарашенно попятилась назад Сверна.

- Опять мимо... Во имя Великой Нианны!!! - зависший над уступом Храаг выщерил клыки, распахивая пасть и из его глотки полыхнул...

Храаг под барьерными куполами помнил этот звук каждой пластиной самой маленькой чешуи. Его глаза помнили этот ослепительный цвет, превращающийся вскоре в чудовищную, испаряющую чешую и мышцы, боль... Алый луч Арллура вырвался из пасти нависшего двойника и с раздирающим визгом вонзился в рванувшуюся в сторону дракониху. Его пронзительный визг слился с ревом драконьей ненависти и боли. Сверну смело с вершины в зияющую вечернюю черноту пропасти. Алый выдох двойника оставил на ее месте лишь растаявший плачущий снег да глубокую, еще алеющую и парящую борозду в расплавленном камне.

- Какая несказанная удача! Хвала Господу Единому! - Храаг в небе приподнялся чуть выше. - Глава драконьего рода, грозный Храаг и предводительница трусливого стада норных скальных ящериц Сверна вместе! Могучие властелины небес пред которыми прежде трепетала вся Эндора! ХА! Они мгновенно превратились в отвратительных, трусливых, норных крыс, как только столкнулись с силой истинной правды и веры! Я хочу чтобы ты знал перед смертью Храаг! Тебя я уважаю и даже где-то преклоняюсь, но это не изменит твоей судьбы по воле Великой Нианны!

- Так это ты истребляешь Скальников?! - меж клыков закованного в магию Храага на вершине полыхнула черная гарь и рванулись языки ало-фиолетового пламени.

- И замечу с превеликим удовольствием! Честно говоря, я не ожидал, что все будет настолько легко поначалу и настолько занимательно потом. Себялюбивые одиночки не захотели объединяться даже перед лицом смерти... Они предпочли... Ха-ха ха... Отсидеться по норам и переждать!!! Вот уж воистину драконья мудрость!

- Кто-ты?? - лишь когти передних лап Старейшины нервно скребли по снегу.

- Я... Храаг! Разве ты не видишь? А с сегодняшнего дня буду единственным Храагом в небесах Эндоры! Но разве это не восхитительно?! - злобный мысленный хохот двойника казалось плясал на самой клокочущей душе закованного в магию Храага.

Двойник медленно взмахивая крыльями опустился прямо перед Храагом и нарочито медленно сложил крылья.

- Ну вот и все, древний ископаемый ящер. Можешь тщетно молиться своим лжебогам и взывать к их мощи. Ведь ты прекрасно знаешь, что ваша хваленая магия долго не выдерживает натиска истинно божественной силы? - Храаг двойник издевательски медленно открывал пасть, наслаждаясь демонстрацией разгорающегося в глотке алого свечения.

- Убей!!! - мысль полная боли и отчаяния полоснула по разуму Храага.

Краем глаза Храаг узрел, как на краю площадки медленно и бесшумно показалась сначала обожженная до костей лапа, а после и изуродованная падением голова Сверны.

- Убей!!! - и с лапы малахитовой драконихи сорвалась руна-ключ вскрывающая магию сдерживающего купола.

Быстрее тени метнулась шипастая громадина черного дракона во врага. Челюсти лязгнули, а когти провалились в ничто. Храаг рассчитывал смести самозванца в пропасть и разорвать его с кипящей драконьей ненавистью на тысячи чешуек, но вместо этого провалился сквозь, мгновенно растаявшего, призрака. Надежные крылья хлопком подхватили восходящий поток и рванули со всей мочи дракона вверх. Краем глаза Храаг заметил обмякшее тело Сверны. Ей не хватило сил заползти на площадку. Задние лапы и хвост свисали с обрыва. Ее левое крыло и часть бока сжег алый луч. Удар о скалы выломал ребра. Белыми копьями они торчали наружу. Кровь парила и жадно лизала снег, расползаясь вокруг. Только голова Сверны следила за взлетом Храага.

- По воле Арла! - дракон двойник выскользнул из невидимости и распластал крылья много выше. Из его пасти полыхнул алый луч.

Храаг проворно встал на крыло и изогнув шею метнул во врага огненное горловое копье голубого пламени. Меж короны рогов Старейшины вспыхнули шаровые молнии и, яростно жужжа, помчались вверх.

Огненный бросок Храага достиг цели и вонзился в черную тень на кроваво алых предзакатных небесах... бесследно пройдя ее насквозь. Лишь в нереальной скорости мига, перед тем как враг растаял в невидимости, опытный взор старого дракона разглядел яйцеобразный алый сгусток в чреве врага с ярко красной сферой у основания шеи.

- "Аркан!!! Грязная бестия Арла!!!" - осенило Храага и он торжествующе взревел.

- Радуешь скорой смерти?!! - ядовитая мысль пришла справа.

Ветер взвыл в напряженных крыльях Храага режущих крутой вираж. Они летели лоб в лоб даже не пытаясь увернуться друг от друга.

- Радуюсь силе Богов Тироля, которая всегда со мной! - с правой и левой передних лап Храага соскользнули покрывала магии иллюзии, обнажая браслеты с крупными кристаллами гномьего хрусталя. Отправляясь к вершинам Тироля драконья мудрость предвидела, что Арллур и Улир не оставят такую грозную, хоть и разрозненную силу Скальников без своего внимания. Магическая воля Старейшины отстегнула два кристалла и метнула их вперед...

Предгорья Тироля осветило вновь рожденное в этот догорающий день солнце. Оно родилось над самой вершиной, родилось на миг, подарив миг победы старому дракону над ложью и коварством Истинного Господа.

Храаг мчался к плоской скальной вершине. Сверна лежала без движения, лишь порывисто нервно вздрагивая неровными вздохами. Она ослепла от взрыва. Малахитовые глаза затянула запекшаяся белая пелена. Горячая драконья кровь обагрила почти всю небольшую вершину.

- Мать Сверна!!! Живи!!! - Храаг нагнулся над сестрой небес призывая всю мощь магии исцеления на которую был способен. - Ты должна жить!!!

- Я уже вижу юдоли Духов Предков, добрый брат! Отпусти! Прости... меня... - мысли драконихи путались и обрывались. - Прости, что усомнилась в тебе... Тень оказалась права... Мы не должны отсиживаться по норам... мы должны... должны быть... - последний драконий выдох слился с последним ударом драконьего сердца и мыслью - ВМЕСТЕ...

Солнце утонуло в рваной линии горизонта, оставив вспыхивающим звездам лишь кровавые небеса и протяжный печальный рев старого черного дракона...




Потухшая свеча.




Фиэней.




Скалы Генара изувечило до неузнаваемости. Казалось, что гигантский голодный хищник, яростно охотился за слабыми беззащитными драконами, выгрызая и раздирая скалы своими неизмеримыми челюстями и когтями. Множество пещер, тысячелетиями даривших уют драконам и их потомству лежали сейчас бесформенными осыпями глыб у подножья скалы, траурно омываясь водами озера Драконьих слез.

Пещера Иррады действительно уцелела. Не сильно просторная, но все же Амдебафу она показалась уютной. Стены и пол еще хранили запах матери и от этого воспринимались безмерно родными. Великий поблагодарил драконов, сопроводивших его, и пожелал остаться один, тут же закрыв вход пеленой непроницаемого магического барьера.

- Ерртор! Ерртор, отзовись! - торопливо позвал Великий, обшаривая взором пещеру.

Из пещеры внутрь шел просторный тоннель, по которому можно было свободно прогуляться в очень манящие чем-то знакомым недра Генара. Рядом с ним в стене виднелась довольно широкая дверь в отдельные покои явно для двуногих. У Амдебафа в нее помещался только нос, да и тот упирался рогом в проем.

Дракон примостился, вперив правый глаз в проем, и тут же обнаружил на полу слабое дымчатое черно-серое мерцание. Наспех состряпанное заклятье невидимости растворялось, проявляя золотой блеск одежд, лежащего без сознания то ли эльфа, то ли Лорда Зираиды.

Дверная рама треснула и разлетелась вдребезги, грохнув дверью об пол, когда Амдебаф пытался просунуть в комнату лапу, дабы вытащить уже почему-то полюбившегося эльфа к себе в пещеру. С трудом и затаенной руганью, но это удалось. Золотая скорлупа доспехов с черно-серой, почти желеобразной массой преобразованного артефактами Зираиды, тела всадника, проскрежетав по полу, легла рядом с драконом.

- Вот и как тебе помочь, герой, в таком неизвестно рыхло-пластичном состоянии? - нервно сетовал Амдебаф снова и снова всматриваясь в то, что представлял сейчас собой Ерртор. - Неизвестно во что эти летающие каменюки превратили бы город если б не ты.

Амдебаф чувствовал ровную, но очень слабую пульсацию Фару в этой неизвестно как удерживаемой вместе живой материи и сделал единственное, что ему оставалось - сгреб это все в охапку к животу, укрыл крылом и направил в него ровное течение восстанавливающей жизненной силы из сердца... почти мгновенно провалившись в сон.

Тепло...

Знакомое... родное...

Гулкие... размеренные... уверенные удары сильного сердца...

Легкий мимолетный шелест чешуи, слегка прохладная сырость в воздухе и отдаленный гул водопада...

Дом... Душа парила по волнам радости...

Для Ерртора не было ничего роднее. Он здесь, спит рядом с любимой подругой Иррадой. А все что он видел и помнит... лишь кошмарный, приснившийся перед очередным вылетом к скалам Тироля, сон.

- Все сон, - слегка причмокнув губами и поерзав, прижимаясь к теплому драконьему животу, прошептал Ерртор. - Это был просто кошмарный сон, Иррадушка.

- Тогда и я лишь твое наваждение, Ерртор, - ровная мысль Амдебафа безжалостно выдернула всадника из мира грез.

- Нет, - выдохнул Ерртор и плотнее сомкнул глаза. - Ты тоже мой сон... - уверенно отмахнулся эльф.

- А интересно, кошмарный или не очень? - чуть хмыкнул дракон. - А если, скажем, дать тебе небольшого пинка, ты меня из категории нереальности в явь переведешь или замешкаешься?

- Амдебаф? - Ерртор окончательно стряхнул сон с ресниц. - Как все закончилось?

- Нашей победой, - подбодрил друга Великий.

- Как прошли переговоры? С почестями? Ты им все рассказал про Зираиду? Храаг, Улир, Аниэр с Веилле были как всегда на высоте в этикете? - Ерртор сел и по старой привычке облокотился Амдебафу о живот. Дракон слегка изумленно покосился на всадника.

- Как же! На высоте... Улир - предатель, теперь служащий Арлу в городе Арллур, король Аниэр и его королева мертвы, Храаг почему-то просит помощи у Скальников... И вообще про Зираиду они все знали. Жнецы уже пируют в землях людей. Вот только...

- Во имя ветров и бурь!!! Как много я пропустил в застенках! - повернул голову Ерртор и посмотрел прямо в слабо мерцающие рубиновым светом в темноте глаза Амдебафа. - Что...? Что таишься...? Выкладывай!

- Ох и в дурацкое же положение ты меня поставил со своей безликой таинственностью перед твоими родителями, - осуждающе фыркнул ноздрями Амдебаф.

- Перед родителя... ми??? - вытаращился на дракона эльф.

- А то... Они теперь король и королева эльфов.

- Да быть того не может!!! - вскочил на ноги Ерртор. - Отец пропал, когда я еще и не родился!!! Как его зовут?

- Ты что испытывать меня вздумал, эльф? - с утробным рокотом разозлился Амдебаф. - Или думаешь, я тебе говорю не правду?

- Как их зовут? - прищурился Ерртор.

- Твою матушку - Омелия, а отца - Гилиир, - недовольно проворчал дракон.

- Положим матушку угадал, а отца звали Данир... Понял! Ошибочка вышла!

- Почем мне знать! Имена! А вот то, что в нем Ануши кипит, как и в тебе, это факт и то, что он в прошлой жизни был Лордом Зираиды по имени Шарин - еще один факт! И он с твоей матерью тебя в низинных землях искали, когда вы с моей мамой пропали - тоже факт! Да и лицом вы похожи как отражение в зеркале!

- Не возможно... - лицо Ерртора ужасно вытянулось. - Долг крови... Долг крови... от рождения... Клятва над Ишем!!! Это Рок!!!

- Не знаю каких ты еще долгов умудрился наделать, но по-моему у тебя с ними перебор! Пора уже отдавать начинать, - чуть ухмыльнулся Амдебаф. - Ложись спать, всадник не ведающий числа долгам. Едва порозовеет горизонт, отправляемся...

- Я обязан навестить их! - твердо решил Ерртор.

- Ну наконец-то, первая умная мысль в твоей руноликой голове за все это время! У меня праздник! - хвостовая пластина Амдебафа встала торчком. - О! И у моего хвоста тоже! Видишь, даже он радуется!

- Я-то навещу их, только они об этом не узнают, - доспехи и золотой костюм рухнули на камень пола. Ерртор превратился в черный дымчатый силуэт и беспрепятственно прошел сквозь силовой барьер магии, поставленный Великим.

- Да уж! Обалдуй есть обалдуй! А над барьером надо-бы поработать... - вздохнул Амдебаф и устало положил голову на лапы.


...Чернота ночи не почувствовала как в ней растворилась, помчавшаяся бесшумной стрелой в Фиэней, большая спрутообразная тень, взмахнувшая словно двадцатикрылая птица жгутами-щупальцами Ануши.

Омелия сидела рядом с кроватью Гилиира. Глаза супруга были полуприкрыты. Слабость скорого возвращения к жизни еще давала о себе знать даже несмотря на магию Великого. Волею небес эльфийская часть дворца Единения уцелела практически полностью, за исключением пары небольших обрушений. Опочивальня короля и королевы осталась не тронута.

Омелия нежно гладила ладонь супруга, благодаря в мыслях дар Проведения, щедрость Судьбы и старых Богов Тироля. На комоде возле кровати стоял портрет Ерртора, и взор матери, не отрываясь, вглядывался в него, словно пытаясь оживить. Легкий порыв прохладного ветра скользнул по невесомым занавесям у открытого окна и ненароком задул свечу, горящую у портрета пропавшего сына.

Омелия поежилась. Прохладный озноб, принесенный порывом ветра, скользнул по коже волной мурашек и на мгновенье задержался возле щеки.

Внезапно Гилиир рывком сел. В его широко распахнутых глазах сиял бледно-лунный свет.

- Она здесь! - он лихорадочно озирался по сторонам, чувствуя сокрытую в тайне магии блуждающую вокруг мощь Ануши. На лбу короля блестели крупные капли испарины.

- Кто? - прошептала Омелия, и ее рука украдкой скользнула в складки платья к потайному кинжалу.

- Зираида! - обожгла разум потаенная мысль Гилиира.

Потухшая свеча пред портретом внезапно вспыхнула неестественно высоким пламенем, и порыв холодного ветра рванул невесомую занавесь прочь из окна...




Неожиданная связь.




Тироль.




- О, Великая Хотари!... - незнакомый человек смотрел прямо в глаза, и взор его был преисполнен едва сдерживаемого ужаса. - Они напали...

Нианна сидела за богато сервированным столом на просторной площадке рубиновой башни, облаченной в не жгучий магический пламень. Разливая розово-алую палитру по окрестным скалам и почти недвижной озерной глади у стен Арллура мягкий вечер пах блаженным умиротворением. Его власть, замешанная на медленных глотках тягучего пряного вина, оказалась столь глубока, что даже неудавшееся наступление на Фиэней, разбитый Арлинг и ускользнувшая прямо из рук тайна секретного оружия всадников растворились в сладостном предвкушении чего-то...

Взор Хотари странно туманился, наполняясь неизъяснимой, едва уловимой розовой вуалью, слегка, но приятно размывающей черты мира. Прямо перед ней в серо-золотых одеждах сидел Улир, мрачно покачивая темное вино в бокале. Молодой слуга-перерожденный с отрешенной фанатичностью ловил малейшее движение глаз Верховных наместников Божества, пытаясь предвосхитить их малейшее желание. Чуть левее стола мерно мерцала сфера с изображением далекого неведомого посланца.

Нианне было омерзительно противно смотреть на предателя напротив - эльфа из-за которого погиб ее отец, сгорел Фиэней и расстались с жизнью сотни красавцев драконов. Но почему-то ее губы цвели мягкой улыбкой, взор ласкал его черты, а грудь согревало медовое желание услады. Человек в сфере связи вновь привлек ее внимание.

- Они накатываются в стене серо-черного тумана. Город Эв пал в одночасье! Клубящаяся тьма просто поглотила его! Маги пытались отодвинуть, рассеять туман. Он отступил всего на несколько сотен шагов, явив ряды черного воинства и жутких монстров! Смерть лишь на миг проявила свой оскал, чтобы в следующем броске вскипающего черного тумана пожрать жителей в волнах ужасающих душераздирающих криков и изуверского рычания, слитого с леденящим нутро торжествующим многоголосым ревом! Мы молим Всеблагого Арла о помощи!!! Королевство людей не выстоит без его благословения и поддержки! Снизойдите! Хотар, Хотари явите милость вашей мощи необорной и защищающей! Храмы переполнены и мольбы всеблагому Арлу возносятся еженощно и ежеденно без устали и малейших перерывов! Разведка докладывает, что тьма с Запада движется к Аридале!

- Успокойся, командующий Мирид! - Нианна удивилась, что ее уста сами произнесли имя незнакомого людского военачальника. Голос Хотари звучал вальяжно, надменно и уверенно, хотя разум клокотал ужасной вестью - "Война! Зираида! Война!". - Наши верные Арканы уже доложили о нападении. Как слуги Всемудрого Арла мы обязаны вас защитить, и мы сдержим данную Господу клятву. Небесное воинство Арллура уже спешит к вашей столице. Совсем скоро я и Хотар прибудем лично во главе сил единого Господа в земли людей. Вера и поклонение Вечному Арлу - вот все, что нужно верной пастве в грядущем испытании! - глаза Нианны расширились и фанатично блеснули. Хвалебные слова о ненавистном демоне застревали даже в рассудке, но язык и горло исторгали их с очаровывающей легкостью и уверенностью. - Укрепитесь молитвою, Мирид, и зло будет отброшено Господом!

- Да, моя Хотари! Да славится Арл во всех временах! - изображение человека, закованного в медно-красные латы с золотой головой льва на груди, растаяло в воздухе.

- Ты действительно думаешь, мы успеем? - Улир перевел тяжелый взгляд, налитый хмелем, на Нианну.

Алые губы девушки маняще скользнули по краю хрустального, витого бокала и медленно коснулись тягучего рубинового нектара. Маленький глоток увлек внутрь приятное воспаляющее воображение тепло.

- Я не думаю, мой Хотар, я знаю... - голос Нианны вдруг стал настолько обольстительно мягок, что завернутый в розовое марево дымки разум запаниковал от возможного продолжения... - А также я знаю, что нам, - девушка грациозно встала и выплыла из-за стола, приближаясь к мерзкому Улиру. "И что это у меня на уме???!" - Следует уединиться для... подношения Всевышнему, - лепестки губ, приближаясь к лицу Хотара, маняще приоткрылись. "Да, чтоб мне сдохнуть и не один раз подряд!!! Только не это! Только не с этой мразью!"

Хотар отодвинул в сторону бокал и его глаза озарились мягким рубиновым светом. Двери в опочивальню чуть не слетели с петель от удара его ноги. Нианна плыла по воздуху на руках вожделенного Хотара. Арки и высокие своды потолков мчались, отраженные в ее расширенных зовущих зрачках с неимоверной скоростью. И вот алый бархат балдахина, раскинув в стороны лучи золоченых складок, замер над утонувшем в мягкости ложа тонким станом. Пальцы девушки сами скользнули к застежкам, освобождая упругость набухшей, жаждущей ласк груди из тесного плена платья. Лицо Хотара медленно опустилась к их заостренным вершинкам и губы...

- Не-е-е-е-е-т!!! - Нианна рывком села, обхватив руками грудь.

Голова едва не касалась тесной темной пещеры. Стены с еле мерцающими бирюзовыми световыми полосами, осветили серебряный блеск укрывающий стан Великой брони. Мягкое ложе. Ни единого входа и выхода. Ниа рывком огляделась. Сердце гулко ухало в взбудораженной груди.

- Хорошенькое дельце! Ну и дел я начудесила! Сон!!! - Великая поняла, что ее сознание поневоле отождествилось с сознанием сотворенного двойника - Хотари. Рок пробросил ее через тысячи километров и заставил видеть, слышать, ощущать... - Я конечно рада такому подарку... Но как это мерзко! Фу-фу-фу!!! - девушку передернуло от отвращения. Ей до сих пор казалось, что она чувствует на коже влажное прикосновение губ Улира. - Постой! А вдруг это будет происходить в КАЖДЫЙ мой сон!!! Вот это я влипла!!! С одной стороны знать что на уме у этой Тени конечно очень даже удобно, - попыталась успокоить себя Великая, - но с другой... Если я могу проскальзывать в ее разум, то не сможет ли вдруг она украдкой просочиться и в мой?!!! Вот тогда всем моим планам и надеждам точно пламенный привет! Причем в самом пламенном Арловом смысле, будь он трижды низвергнут и проклят!

Рваный валун в тесной пещере затерянной среди вершинных ледников Древнего Тироля потек расплавленным воском, высвобождая из себя лунно-серебряный блеск стана Нианны. Девушка упруго потянулась, зевнула и сделала шаг в хрустящую снежную перину. Снежная буря улеглась, проявив на безмятежно-безветренных небеса яркие неторопливые хороводы звезд.

Гигантский, безбрежный, родной...

Тироль пах родным теплым домом, несмотря на свою мудрую одинокую пустынную молчаливость и холодную безразличную отрешенность...

Но пустой, безжизненный Тироль был нужен Нианне не для ностальгии, не как спасительная тайная нора для беглеца. Грезы памяти - они звали ее. Они обещали возвращение в себя и прекращение блуждающей боли беспамятства лишь изредка дарящей просветление случайным осколком озарения. Душа жаждала собрать эти осколки воедино, жаждала целостности и правды о том, кто она есть. Но как отыскать их в этих бесконечных, окаменевших ледяным белоснежным безразличием, просторах?

Луна серебрила безбрежьем сияющих искр синие ночные снега. В долинах ущелий медленно, словно седые воды, тянулись полупрозрачные тонкие облака. Нианна полной грудью вдохнула обжигающую морозную свежесть, прогоняя из разума липко-сладкие остатки отвратительного сна. Упругий толчок вырвал ее из вязкой пушистой снежной целины и лишь на мгновенье близ скалы вспыхнул голубой полетный диск, растаяв в гаснущих искрах магии невидимости.

- На север! Дрел говорил о севере! - Нианна собралась было лететь, но на мгновенье замешкалась. - Но прежде... - ее взгляд скользнул на брильянтовое кольцо меча Амдебафа, - прежде я должна вернуть дар... пусть не хозяину, а хотя бы хранителю его сокровищ...






Град небесный.




Илуна.



Пламя...

Безбрежное... Бушующее... Покорное...

Упоенно подчиняющееся малейшему капризу воли...

Оно текло и укладывало... Плавило и преображало... не требуя в замен своей творческой созидательной мощи натянутых до иступленного звона нервов и доведенной почти до грани отчаяния воли.

Такого блаженства в творчестве ни Укишера ни Чари не испытывали наверно никогда с момента осознания себя как личностей.

Большие фиолетовые кристаллы Светгардионы щедро распахнули два десятка врат в мир Огня и он просто переступил порог, наполнив воздух меж парящими рваными глыбами, потоками и протуберанцами, радужными сияньями и лучистыми сполохами.

Две художницы повелели временам остановить торопливый бег. Потоки пламени и кружение тверди замерли подготовленным холстом. И на нем, тонкие руки Творительниц вознесли сияющие бирюзовые энергетические линии эскизов - пространственных проекций будущего чуда.

Парящий город. Несбыточная мечта. Надежда на свободу и победу над невозможным.

Линии вонзались в небеса островерхими башнями, сплетались в купола, ввинчиваясь в спирали переходов и подъемников, ткали поверхности площадей и чаши бассейнов. Их световые потоки множились и плелись все глубже и глубже от внешних контуров к внутренним, прорастая в корсеты комнат и залов, лестниц и балконов.

Основание города напоминало ребристую, подобно лепесткам, не очень глубокую чашу цветка с выгнутым дном и вытянутой вниз из центра иглой. Под ним парило два плоских кольца обрамленных по внешнему периметру десятком прозрачных колонн увенчанных большими фиолетовыми кристаллами Светгардионов. Нижнее кольцо планировалось меньше верхнего примерно раза в два, но обладало таким же количеством магических камней Грани. Еще двенадцать камней скрывали глубинные недра дворцов ансамбля, образуя восходящую спираль к вершине. Последний же венчал шпиль хрустального граненого великолепия полностью прозрачного купола, откуда открывался вид на весь периметр парящей громадины Великих, купола торжеств и боевого трона.

Энергетический эскиз воздушного града крепости-завис под хмурым клублением тяжело-серых грозовых туч.

- Предлагаю немного передохнуть, съесть по яблочку, да почистить перышки, - Чари, облаченная в кружевной платье-доспех сотворенный Дрелом, сложила руки на груди любуясь изысканными украшениями скульптур и барельефов, коими она вдохновенно изящно и щедро наделила практически каждый будущий камень ступеньку и парапет.

Уки же млела от чудовищной боевой мощи, вложенной ею в силовые линии города и его будущих оборонительно-наступательных возможностей.

- Светгардионы это сила!!! Да не сила - СИЛИЩА!!! - причмокнула она языком, оглядывая парящие кольцом вокруг пространственной проекции города кристаллы Грани. Семь штук, дабы избежать случайного пересечения миров, Великие девы оставили покоится в башне Иллириэли от греха подальше.

- Отдыхать... Ты шутишь, моя небесная подруга? - Уки укоризненно покачала головой. - Твой муж только что рисковал своей жизнью в Сетимиэле, мой мчится прямиком к войску Зираиды, а тебе яблочко куснуть! Волшебно! - магическое творчество разогрело плоть Великой, и та расстегнула и сняла с себя белую куртку доспехов Шиму, оставшись в брюках и тонкой черной рубашке из гномьего Нитина.

- Как все до ужаса прозаично, ты не находишь? Смерть, бой и снова смерть... смерть...смерть... - недовольно скривилась Чари. - А помнишь, - ее глаза мечтательно поднялись к небу и медленно закрылись, - какие балы были в Сате! Я блистала! Ох, как я пела и плела магию красоты, цвета и аромата под феерический аккомпанемент...В каком блеске и роскоши мы наслаждались тысячелетиями благоденствия!

- Вот если не поторопимся нам Арл такой аккомпанемент исполнит, что блистать нам в танцевальных судорогах агонии до полного феерического истления! - добродушно улыбнулась Уки. - Подружка очнись от грез сладострастных и в бой!!!

- Сладострастные грезы - как поэтично... - Уки чуть воздела указательный палец вверх словно рисуя строфы.


Сладострастные грезы,

В мраке тихом, безликом

Словно сладкие розы

В дивном сне позабытом.


Грезы неги и стонов

Жгучих ласк и лобзаний

Льют огонь раскаленный

Недопитых желаний.


Льют на душу во мраке,

Что остыла и тонет

Что взлететь уж не сможет

О забвении что молит...


- М-м-м...Красиво... но ты давай завязывай с этой поэтической мрачной обреченностью! О забвении молит, видите ли! Выше клюв, красотка! Ты здесь, Дрел с тобой, да и рассудок... я надеюсь... снова с тобой, - Уки по-дружески положила руку на плечо Чари. - Воля к жизни куется только в невзгодах! А их нам с тобой не занимать!

- Вот то-то и оно, - грустно улыбнулась в ответ Чари и расправила белоснежные крылья. - А хочется мира и покоя. Я возьму обломки, что справа.

- Кому ж не хочется... А мне как раз приглянулись вон те левые, - Уки кивком головы указала на здоровенные парящие и немного вращающиеся каменные глыбы. - Веселье только начинается, сестренка! - Уки озорно подмигнула подруге.

- Сестренка! - Чари подмигнула в ответ и звонко рассмеялась.

Магия двух Богинь Тироля вонзилась в парящие осколки бывшей тверди под Илуной. Трехмерные руны оплетали и спутывали, раскаляли и заставляли течь кипящий пластичный камень в границы пространственных проекций города. Тысячами алых змей, окруженных мириадами разноцветных светлячков - рун, парящий хаос поля сражения Арла и Нианны потянулся ввысь, наполняя призрачные вены грандиозного эскиза Великих.

Понимая друг друга с полу жеста, с полу взгляда над колоссальным движением каменных масс обрамленных полыханием чистой Фару из мира Огня метались росчерки двух сияющих звезд. Чари и Уки боролись здесь и сейчас за свое будущее. Боролись с отрешенной самозабвенной женской решительностью. Боролись за будущее своих желанных детей и любимых мужей.



Забытый друг.




Генар.






- Амдебаф просыпайся!!!

Кто-то нагло толкал спящего дракона прямо в нос.

- Сейчас выдохну и осыплешься прахом ко всем смердючим демонам! - недовольно прорычал Амдебаф, сладко причмокнув в предрассветной дреме. - Нахальная морда... или что у тебя там. - Амдебаф отмахнулся лапой от Ерртора, как от назойливой мухи чуть не размазав его по полу. Тяжелая лапа лязгнула растопыренной пятерней когтей об пол. - Спаситель Фиэнея изволит отдыхать, - едва внятно пробурчал дракон, - а будить дракона скверная примета...

- Да просыпайся же, спаситель! - Ерртор взялся за шипы на веках дракона и с силой раздвинул их в стороны.

Чернота зрачка сузилась, а обрамляющая его красная радужка вспыхнула рубиновым светом.

- Ну, нахал напросился! - лапа опять попыталась придавить эльфа к полу, но тот ловко отпрыгнул в сторону. - Вот сейчас задам тебе взбучку, твое Зираидское темнейшество, подучу манерам и продолжу отдохновение, во славу своего здравия.

Голова дракона с еще закрытыми глазами стала медленно подниматься от пола.

- Я боюсь, что твоим здравием... или напротив умерщвлением оного озадачены сейчас и Фиэней и Генар, - встревоженно прошептал Ерртор.

- Что ты несешь? Бредятина полнейшая! - Амдебаф лениво приоткрыл глаза. - Ты сам себя слышал? Или полеты в магии Ануши плохо влияют на целостность мозгов? Мы герои! Я проявленный, ты непроявленный и неизвестный... сам так захотел... но герои! Нас ждет почет и славный сытный завтрак... Слышишь сытный... Меня во всяком случае... По крайней мере не надо будет оленей по лесам гонять. Все хорошо, всадник, расслабься... - Амдебаф лениво потянулся, вытянув вперед лапы и растопырив когти.

- Глупость - роскошь позволительная либо непобедимым титанам, либо полным дуралеям, - Ерртор был облачен в золотые ленты доспехов и те были в боевом положении. - Я вчера в битве применил Ануши, а это как ты наверно прозорливо догадываешься магия врага Эндоры.

- Позвольте! - взъерепенился дракон. Сон мигом испарился с оскорбленного драконьего лика. - Это ты на что это перед последними словами только что намекнул? - его глаза злобно прищурились.

- Драконов в Генаре почти не осталось - все в воздухе, да еще и в полной экипировке. Из Ини торчат водяные вихри боевых башен и их магия направлена угадай куда... На улицах города ни души. А из недр Генара к нам быстро приближается колоссальный сгусток Фару. Мне сквозь поставленный тобой барьер плохо видно, но ни драконы, ни маги эльфов до такой мощи очень сильно не дотягивают.

- Ты же можешь ходить сквозь стены, так пойди и посмотри, кто к нам в гости пожалует, - Амдебаф проникся тревогой всадника. - В конце концов, мы же дома!

- Твой дом в Тироле, Великий, не забыл? А мне нигде рады не будут, - пальцы Ерртора нервно играли на рукояти кинжала Ишь.

- Махровый, законченный пессимист! Твой отец - бывший лорд Зираиды сейчас правит королевством эльфов, так почему же ты не дома? Пойди, поприветствуй, обними мать и отца...

- Ты не понимаешь! Я предатель! - стиснув зубы прошипел эльф.

- Опять! Началось! Иди в пекло! Можешь в стену спрятаться, а я с тем кто оттуда, - Амдебаф развернулся к коридору, ведущему вглубь лабиринтов Генара, - намерен потолковать, дабы избежать кривотолков и обоюдного недопонимания.

- Как знаешь, - вздохнул Ерртор, - Я предупреждал, но помни - там внизу лежит голова твоей матери Иррады и ждет твоего участия.

Изображение всадника подернулось черно-туманным маревом и растаяло в воздухе.

- Умеет приободрить в начале дня! - фыркнул дракон и снял барьерную защиту с коридора.


* * *



Усталость давала о себе знать. Каждый шаг раздавался гулким эхом не только в опустевших тоннелях Генара, но и таким же гулким эхом в голове Дрела. Даже Великий чрезмерно перенапряг все свои жилы жизни, перекалил их кипением неистовой магии мира Огня, и рассеял в, поглощенных крыльями, просторах перелетов меж Илуной, Сетимиэлем и Генаром. Позади оставалась схватка с Флайдами Арканов над Сетимиэлем, сотворение грандиозного, сияющего в лучах солнца золотистыми и радужными переливами, защитного купола над ним на основе кристалла Светгардиона, стремительный перелет в Фиэней и приведение его в боевую готовность. Дрел торопился. С той же силой он гнал время вперед для скорейшей встречи с давним другом, но и с той же поспешностью он старался защитить все, что было дорого его сердцу в этом мире, от него же.

Он шел из глубин скалы Ген от сокровенного драконьего Храма Сути. Дрела не переставая терзали черно-туманные облака сомнений. И чем ближе шаги приближали к наружным пещерам драконов, тем эти тучи становились чернее и тягостнее. После короткого предутреннего разговора с Гилииром и Омелией Дрел стремглав бросился в Храм Сути Генара, и едва перейдя границу в мир Духов, вызвал к себе Ррагора с Ррагуром. Полосатые саблезубые предводители войска подтвердили догадку Дрела. Подвергся атаке с запада и запретный мир покоя усопших. Западное направление заволок черный туман, поглощая души всех покинувших тела в тех пределах. Призрачные стражи не переставая бороздили его удушливый мрак и делали все что могли, разыскивая блуждающие в потемках души исключительно силой тигриного чутья и отбивая их у липких щупалец бесформенных черных призраков. Кого-то саблезубым удавалось отбить, но в основной своей массе зеленые реки среди бескрайних цветов пустели и несли с запада к городу-Хранилищу лишь одинокое мерцание единичных искр.

Дрел метался меж бед Эндоры и не находил равновесия, не находил логической последовательности рациональных поступков ведущих к просветлению предзабвенного мрака будущего. Он просто делал, делал все, на что хватало сил.

Великий призвал могущественные барьерные знания и наглухо запечатал потайные двери в мир Душ из Храма сути. Ныне сердце отказывалось верить тому, чье появление на свет он так страстно ждал. Он не видел впереди душу старинного друга. Мало того он не видел впереди вообще никого.

Силовой барьер Великого гостя плотно укутывал непроницаемым коконом пещеру впереди. Как вдруг неожиданно барьер растаял. И в миг падения этой магической пелены тонкое видение Бога уловило... Дрел остановился, и по спине под рубахой скользнули волны ледяных игл. Хоть на мгновенье, но четко он разглядел две сущности в пещере. Одна из них искрилась светом, могуществом и древним величием Тироля, но ее мысленный узор постоянно менялся, не являя законченной ментальной картины. Словно ее обладатель не хотел, дабы его опознали и разыскали в пространстве. Но вторая.... Огромная, кипящая холодом бездонной тьмы Ануши, будто само пространство породило зияние в бездонность... Словно дуновение ветра нереальности она в миг растаяла, растворилась, улетучилась без следа. И в этот миг касания к неизвестной тени Дрелу почудилось...

- "Меня ждут. Даже можно сказать приглашают. Вот только для чего?" - тягостные размышления чуть замедлили поступь Великого. Фару инстинктивно хлынула в крылья и кисти рук, готовясь к возможной схватке. Кончики перьев заиграли мизерными белыми искорками жалящих разрядов.

Амдебаф занял место на краю пещеры, изготовясь в любое мгновение рвануть вниз со скалы, но насколько хватало мастерства изобразил спокойную божественную невозмутимость. Это было не трудно, ведь он, дракон, находился в самом сердце драконьего рода.

Темный тоннель из недр Генара прежде озарился зеленоватым свечением, постепенно являя контуры зеленокожего древнего богатыря с крылами за спиной. Ровный голубой взгляд встретился с рубиновым драконьим взором.

- Ну, здравствуй, друг старинный Амдебаф! - Дрел остановился в проеме тоннеля, будто что-то силком удерживало ноги от дальнейших шагов под свод пещеры. Он попытался улыбнуться, но улыбка вышла натянутой. Нутро чувствовало затаенное напряжение в самих стенах и воздухе бывшего обиталища Иррады. В глаза бросилась развороченная дверь в покои всадника. - "И что ему было нужно в эльфийской опочивальне?" - проскользнула нечаянная мысль.

- И тебе гость древнего рода мои сердечные пожелания благоденствия... - гулко пробасил дракон.

- Ты разве меня не помнишь? - напряжение внутри Дрела нарастало. - Я Дрел, твой соратник по кругу Богов творцов Эндоры. Я знал твою мать Ирраду и сумел направить ее на твои поиски в Неизведанных далях, - Дрел сделал шаг вперед, но дался он с трудом.

- Прошедшему через забвение и рождение в чреве закрыты воспоминания. По-моему Великие должны это знать, - холодно ответил Амдебаф. Теперь даже конец драконьего хвоста улавливал царящее за пределами скалы Ген ментальное напряжение и драконов и воинов-эльфов.

- Да-да, конечно. Я просто смел надеяться, что мудреца Амдебафа эта чаша минет. Но все равно безгранично рад, что ты с нами и помогаешь нам, - Дрел попытался расслабиться и сделать еще пару шагов вперед, но его словно что-то отталкивало от дракона, а разум инстинктивно нащупывало боевые руны в памяти. Разговор по душам явно не клеился. Чужестранец в облике знакомого дракона все еще мерцал сутью постоянно меняя узор души.

- И твоя радость так велика, что весь спасенный мною Фиэней приведен в боевую готовность, мне в спину смотрят жала водяных башен, да и драконий род занял позицию для атаки? Хорошенькая радость...Смертью попахивает, - дракон гневно сузил глаза. - Да и ты сам... Учтивая речь друга плохо прикрывает твой страх и желание плоти полоснуть по мне смертоносным заклятьем. Ты видимо забыл, что драконы зрят в самые глубины сознанья.

- А что я должен думать о существе, что приняло форму старинного друга, - глаза Дрела внезапно вспыхнули двумя сапфировыми звездами, - не желающем показывать своего ментального узора, да еще владеющего магией Ануши, до омерзения противной прежнему хозяину? Твоя мать пропала в далеких землях при битве с Тьмой Зираиды. И тут появляешься ты, великолепно владеющий их силой, да еще и в сопровождении...!!! - Дрела словно прорвало. Ярость хлынула, подминая под себя разум, а кисть скользнула к рукояти меча на поясе.

- Кто бы говорил! - дракон приподнялся на лапах, чуть оскалив клыки. - Я явственно вижу, что этой страной правит темный Лорд! И в твоем сердце угнездилась жажда разрушения! Даже спасенные мною вчера жизни не говорят тебе о моем дружеском отношении! Что же тебе нужно, Великий? - Амдебаф чуть приоткрыл крылья.

- Тьма! Покажись!!! - крылья Дрела метнулись в стороны, озаряясь тысячами раскаленных белых лучей. Взор тщетно скользил по пещере в поисках темной сущности. - Я освобожу тебя, Амдебаф, от нее!!!

Молниеносный беззвучный взрыв изрыгнул из пространства закрученные спиралью щупальца тьмы прямо перед носом Амдебафа. Гигантским пауком они хлынули к Дрелу, заставив его прыгнуть назад, но в тот же миг они развернулись и, обхватив все тело дракона, сжали его в мизерную точку, растворившуюся в пространстве.

Амдебаф почувствовал себя ничтожной песчинкой мчащейся во мраке глубин бездонного колышущегося черного океана. Песчинкой влекомой могучим умелым спрутом.

Дрел оторопел. Оторопел не от того, что столкнулся с таким могуществом, а от того ЧТО внезапный порыв магического мгновенья тьмы проявил взору его сердца.

- Не может быть... - руки безвольно опустились. Разум Великого отказывался верить.

Амдебаф почувствовал себя беспомощной блохой вдруг взорвавшейся до размера дракона, да еще к тому же небрежно брошенной на гигантское расстояние. В глазах посветлело. Он стоял на маленькой поляне, а Ерртор быстрыми движениями мастера снимал заклятья невидимости с головы Иррады, намораживал на нее сильно истончившийся лед и накладывал лишающие веса заклятья. Тьма кипела на кончиках пальцев руноликого мастера.

- Что ты натворил? Как ты посмел?! - придя в себя, раскалился лавиной гнева дракон.

- Потом спасибо скажешь, - не поворачивая головы, скороговоркой ответил Ерртор. - Во-первых, я спас твою жизнь и его не отнял. Раз. Не хорошо убивать своего брата по сути. Ведь так? Если бы он покусился на тебя, во имя Иррады, у него бы не было шансов уцелеть. Во-вторых я спасаю хоть и слабую, но надежду на жизнь твоей матери. Это два.

- А может быть свою руноликую шкурку?! - с гортанным рыком негодуя пробасил дракон. - Ведь он тебя собирался...

- Прикончить? - Ерртор повернулся, и на его лице с сияющими изумрудными рунами торжествовала кривая ухмылка. - Ты же был там, в предгорьях Нрады. Своими глазами видел, что я могу.

- Бахвалишься?! Не рано ли сбрасываешь со щитов могущество ищущих в Свете?! - драконий хвост заметался из стороны в сторону, выдавая ущемленное самолюбие древнего мага.

- Я тебя умоляю! - лицо Ерртора посуровело. Он закончил накладывать облегчающие вес руны. - Не время и не место это выяснять. Будущая война все расставит на свои места. Но помни одно - я всегда буду на твоей стороне, друг, сын Златоглавой Иррады. Летим?

- Еще пару таких выходок и я не знаю смогу ли назвать тебя другом. Мы сбежали как трусы! Весь Генар и Фиэней теперь скажут, что Амдебаф сбежал, поджав хвост, при одном виде Великого Дрела. Это же позор для меня!!! Ты хоть это понимаешь своей маленькой головой? - Дракон вытянув шею вплотную приблизил голову к лицу эльфа. В рубиновых глазах кипело негодование.

- Что ж. Можешь вернуться и все объяснить. Реабилитировать свое высочайшее самолюбие, - со вздохом всплеснул руками Ерртор, не отведя глаз. - Если конечно тебе безразлична твоя мать и данное мне слово!

- Было бы безразлично, я бы тебя из темницы под Жгаг-Гером не вытаскивал! Хотя может и зря это сделал. Как бы не пожалеть потом, - могучие лапы подняли с земли золотую голову матери. - Чего медлишь? На спину! Живо!

Ерртора не пришлось упрашивать. Прыжок и всадник занял свое привычное место на драконьей спине. Вспышка света метнула друзей на многие километры на восток, в предгорья древнего Тироля...



Лазутчик.




Рубус.




Громадина древнего стального купола столицы гномов Рубуса покрылась предрассветной испариной. Тихая, монолитная, непоколебимо уверенная, вросшая десятками метров бронированных стен в монолит отвесной континентальной скалы и уходящая на десятки этажей в твердь низинных земель. Складывалось ощущение, что этот панцирь древнего гиганта покрылся испариной безмолвного напряжения, напряжения пред битвой. Тысячи доселе безглазых бойниц настороженно вглядывались в розовый предрассветный туман, лениво ползающий меж спинами зеленых холмов. Вглядывались стараясь, но в тайне не желая узреть именно сейчас неотвратимое будущее.

Тишина. Вязкая, бездонно оглушающая и гулкая. Зовущая отдаленно-призрачными вибрациями в глубинные недра Эндоры. Жизнь уходила от этой тревожной тишины поверхности. Гномий народ уходил. Женщины и дети, загрузив небольшие повозки самым необходимым, покидали родные своды, спускаясь в глубинные лабиринты разведанных пещер. Стальная же цитадель города Рубуса, ровно как и Каржа с Горном, угрюмо и решительно готовила мечи, стрелы и магию к смертоносной Жатве.

...- Тварь! - мозолистая рука Торина с такой силой ухнула магическим рунным молотом по кованой клети, что витые в три пальца толщиной прутья прогнулись под ударом, ощерившись пучками ярких искр. Глаза бородача ярились гневом. - Во имя изумрудов! Как?!!! Я вас спрашиваю ка-а-а-к???? Опытные разведчики! Мастера магии и маскировки!!! Эта тварь была практически у наших ворот! Чуть ли не в кружки к вам заглядывала! Не нагадила вам часом туда, что у вас глаза ослепли?! - король негодовал. - На самой границе кристальных полей!!! Чего в рот воды набрал, Буракн? - Торин сверлил глазами старого друга.

Клеть с сучковатым лазутчиком-хамелеоном Зираиды стояла в небольшом зале, освещенном мерным белым светом десяти, расположенных по периметру, граненых колонн горного хрусталя. Его отблески в малахитовом своде помещения окрашивали все в зеленоватые тона. Лазутчик нагло таращился по сторонам единственным высоко поднятым глазом на тонком мышечном волокне, нервно лязгал когтями по прутьям клетки и тихо злобно стрекотал.

За круглым столом по центру комнаты, угрюмо нахлобучив брови и бороды, сидели гномьи властители - верховный маг гномов Буракн, глава кланов Каржа и владыка города Уноток с верховным магом Чуруном, а так же владыка Горна Дарал с верховным магом Нордом. Главнокомандующему войсками Гурну не сиделось, как и Торину. Выпятив глаза, он голодным зверем рыскал у клети. По центру стола простиралась подробная карта низинных земель, прижатая четырьмя граненными светящимися кристаллами в золоченой оправе.

- Да, что ты разошелся пуще углей в горне, - мысли Буракна роились далеко от этой пустяковой проблемы. - Мы даже не знаем, что это за тварюка. И для чего она... оно предназначено. Может, это просто какой-нибудь Зираидянский зверь, сбежавший от хозяина.

- Не думаю, владыка Буракн, - покачал головой глава Горна Дарал. Все гномы были одеты в золоченые малахитовые парадные платья, с массивными золотыми медальонами на груди - символами высшей городской власти. Только командующий Гурн блистал в зеленоватом свете бронированными черно-золотыми доспехами. - Наши дозоры уже с дюжину таких в землю положили. И что характерно, - гном помедлил в раздумьях, - ни одна из этих тварей не нападала, а ждала, тихо таясь.

- Слыхали? Вот и я про это! - грохотал Торин.

- Нам пока повезло меньше вашего, - обделено вздохнул маг Каржа Чурун. - У нас ни одного пока не обнаружено.

- Повезло? Ты в своем уме? - поднял косматые брови Буракн. - Да, это радость, что до вас они пока не добрались!

- Что ты делала здесь, тварь?!!! - ревел Торин, в сердцах еще пару раз приласкав молотом клеть. - Отвечай!!!

- Уф, какая у вас здесь шумная гулянка... но как погляжу без выпивки и снеди на столе. Все какие-то бумажки на нем разбросаны, - внезапно раздалось из дальнего угла зала, - того и гляди потолок рухнет.

Неожиданный голос доброго друга прямо таки подбросил Буракна в кресле.

- Да мы званых гостей и ждать-то устали, все нечисть какая-то без приглашения влезть норовит!!! Какими судьбами, друг сердешный?! - Буракн вскочил и, с широченной улыбкой приветственно расставив руки в стороны, зашагал к тяжело опустившемуся в дальнее кресло Тиринару.

Добродушная улыбка друга, как и прежде, сияла на молодом лице Тиринара, вот только лицо это увиделось Буракну посеревшим и изможденным без меры почти до неузнаваемости. Старому магу казалось, что века нажитой мудрости и могущества вдруг решили отомстить скоротечно помолодевшему юноше своим непомерным грузом. Великий привстал и крепко обнял гнома, тут же опустившись обратно в кресло.

- Властелин Тиринар... - в почтении забасили бородачи, поднимаясь с кресел и склоняя головы в приветствиях.

- Хвала вечным недрам, ты посетил нас в лихую годину! - засиял восторгом, почти подбежавший, Торин.

Тварь в клетке рванулась к потолку и, просунув глаз сквозь ячейку, вытаращилась на прибывшего.

- Как погляжу, вы и без меня гостей принимаете, - помутневший взор Тиринара переполняла усталость. Он безотрывно следил за тварью в углу. - И встречаете их вы не приветливо. Надеюсь, старому балагуру стаканчик рубинида найдется.

Торин зыркнул на стражника у двери и тот без слов понял королевский приказ.

- Никогда не кривил душой, - Буракн сграбастал медвежьей хваткой привставшего Тиринара в объятья. - Но припаршивенько выглядишь, старина.

Король Торин расплылся в довольнейшей улыбке.

- Великий Шум оказал нам честь своим визитом! И еще большую тем, что хранит наши дары, - Торин повернулся к гномам стоящим за его спиной указывая взором на наручи и пояс с боевыми кристаллами горного хрусталя.

- Скажу чистую правду, сейчас без ваших надежных даров и шагу без опаски по Эндоре не ступить, - подлил елея на гордость короля Великий. - Но и я на сей раз не с пустыми руками к вам на огонек заглянул.

Дыхание Тиринара от переутомления было не ровным.

- Вот только дайте маленечко дух перевести, но прежде... - Великий тяжело встал и, пройдя меж расступившихся гномов, приблизился к лазутчику Зираиды.

Тварь шарахнулась в противоположную сторону клетки, втянула глаз, изогнулась углами, пытаясь замаскироваться под прутья, и приобрела фактуру металла.

- Гляньте какой спрытный! Хорошая попытка, - утомленно хмыкнул Тиринар, - но я не в прятки с тобой пришел играть. Покажи-ка мне свою память... - Великий полуприклыл глаза, и истинное видение мага скользнуло под хитиновый панцирь лазутчика в его разум.

Звериный, чужой, хищный. Он был рожден вынюхивать, выслеживать и убивать. Тварь задрожала в конвульсиях и мерзко зашипела. Тиринар увидел черное лицо хозяина Кшурурьи, отправляющего своего Шнейда в очередную разведывательную вылазку. Почувствовал хищнический азарт бега и увлечение маскировкой. Но вдруг ему открылись картины ночи. И в одной из последней Великий узрел гномов, усердно маскирующих в земле ровные ряды кристаллов. Картина оказалась не долгой. Яркая вспышка сбоку вышибла сознание из твари и следующее что, четко увидел маг это коридоры Рубуса, этот зал и... четкое изображение карты на столе. Карты, на которой были подробно нанесены все заложенные кристальные поля перед Рубусом, Горном и Каржем.

Все эти картины разума пойманной твари были нанизаны на одну единственную жажду - сообщить, сообщить, сообщить!!!

Все время исследования памяти лазутчика Тиринар чувствовал связь меж зверем и его хозяином. Связь, словно шнур, стелящуюся по земле.

Лазутчик вдруг яростно зашипел, на его палкообразном теле распахнулась полуметровая, шевелящая мелкими острыми зубами, пасть и в молниеносном броске вперед она изрыгнула два черных сгустка в лицо Тиринара.

Гномы вздрогнули от неожиданности, но рука Великого уже опускала скипетр Мер, распыливший лучевым ударом в облако алых догорающих искр Шнейда и его ядовитый плевок.

Тиринар стоял, понуро опустив голову и не шевелился.

- Что с тобой, Властелин? Что ты узрел в его мыслях? - нервно переминался с ноги на ногу самый низкорослый из гномов маг Горна Норд.

- Гореть, дымиться моему хвосту, - обреченно вздохнул Тиринар с глубокой тревогой на лице. Он продолжал смотреть на тонкую, поблескивающую ленту слизи от клетки с пеплом к входной двери. - Что ж вы, колдуны-недропроходцы... не углядели -то. Э-эх! Сами все врагу... на блюдечке с золотой каемочкой... - Тиринар присел и кончиком жезла коснулся слизи на полу. Она вспыхнула оранжевым светом до самых дверей.

Гномы замерли в оцепенении, словно базальтовые истуканы.

- Торин, немедля пошли по следу воина, пусть проверит куда он ведет, - брови Великого коршуном упали к переносице.

Король жестом указал второму стражнику у дверей на полосу. Двери распахнулись, выпустив спешащего по следу воина и впустив процессию горячих блюд гномьей кухни в сопровождении хрустальных графинов с алым рубинидом.

- Вот сейчас и поглядим праздновать или поминки по вашим воинским стараниям справлять, - Тиринар опустился в кресло возле стола и подпер рукой наморщенный унылыми мыслями лоб. Зал пожрала зловещая тишина.

Буракн опасливо присел рядом.

- Мы это... того... Напортачили чего-то? Ты хоть поясни, - тревога в глазах старого гнома плясала тягостными мыслями.

Тиринар поднял голову и положил руку на плечо друга:

- Да как бы тебе так помягче сказать, дружище...

В зал гулким бряцанием доспехов ворвался запыхавшийся посыльный:

- Свет обрывается в тоннеле визитов на платформе переправы, - сглатывая воздух, бойко рапортовал солдат.

- Везучие вы бородачи! Ох и везучие, хвосты плавники чешуйчатые! - со вздохом облегчения и вялой улыбкой Тиринар откинулся в кресле.

- Да поясни же толком, Великий! - взмолился Торин, опускаясь рядом.

- Эта тварь, Шнейд, так ее хозяева в Зираиде называют - лазутчик. Он смотрит, запоминает и по слизи, что за ним тянется, передает все господину. Так вот этот вот, - Тиринар ткнул на горсть пепла в клетке. Видел как вы кристаллы в землю закапывали на подступах к городу... а потом видел и вот эту карту, - Великий пальцем указал на убранную на полку свернутую карту, - со всеми полями кристаллов. Со всей вашей работой!

- Да простят нас боги недр! Да как же... - поотвисали гномьи челюсти.

- Во имя гранита! - взревел сквозь зубы, закинув голову назад, Торин и сжав кулачищи для удара по столу.

- Полегче, грозный король, - мягко улыбаясь, Тиринар придержал кулак короля. - Рубинид расплещешь. - Связь оборвалась на переправе. Они не узнали.

- А то поле где его поймали? - нервно теребил бороду глава Горна Дарал. - О нем? О нем узнали?

- Со всей уверенностью скажу что да, - Тиринар пригласительно перевел взгляд с Буракна на графин с тягучим веселящим напитком.

- Срочно распоряжусь, чтоб с него кристаллы перепрятали, - главнокомандующий Гурн резко встал из-за стола и направился в соседнюю комнату давать распоряжения по кристаллам связи.

- Я к тебе присоединюсь, ведь мы таких же тварюк ловили и у себя в Горне при закладке кристаллов, - заторопился Норд. - Надо все исправить!

- Хоть мы и были несведущи, но в Горн их не затаскивали, - широко распахнув глаза, почти клялся Дарал. - Мы их там, на месте и... приговаривали.

- И это правильно. Такой подход мне нравится больше, - раскованнее улыбнулся Тиринар.

Гномы жадно наполнили кубки. Нервозность душила глотки бородачей требуя немедленного возлияния.

- За Великих Богов Тироля! За их славу! За их мощь! За благосклонность! - горячо выпалил Торин, сверкая карими глазами полными благоговения.

- За Богов! - хором грянули гномы, утолив довольные улыбки щедрыми глотками рубинида.

- За себя выпить конечно заманчиво, да как-то несподручно что ли. Я за вашу удачу кубок осушу. Везучие вы наши, - Тиринар сделал несколько глотков и глубоко откинулся в кресле, довольно полуприкрыв глаза.

Перенапряженный разум требовал сна. Хоть мимолетного, хоть урывками, но все же сна. Почти провалившись в полузабытье, Тиринар устремил видение сквозь пространство на свою сияющую драгоценность. Уки вилась сияющим светлячком над громадиной нарождающегося парящего города. Ему открылось как парит, остывая пластичный текущий камень, превращаясь в великолепие дворцов и башен, как извивается и дрожит ее стан в волнах магического напряжения. Он любовался, скучал, и снова любовался, проваливаясь все сильнее и сильнее в воздушные обволакивающие грезы забытья.

- "Мы успеем, Капелька, успеем!" - пульсировало в торопящемся разуме Великого, желающем обогнать сам безжалостный хлыст времени. - "Лиль и Айми уже мчаться серебристыми стрелами над кронами Великого Леса к каскадам Ини. У них получиться. Девчата смышленые..." - пред впадающим в расслабляющее марево сна сознанием всплыли картины разговора с русалками, в котором именно им Укишера и Тиринар доверили работу со Светгардионами по созданию куполов обороны над дворцом у каскадов озер реки Ини. По лицу Тиринара медленно заскользила улыбка. Он вспомнил пригорюнившиеся милые личики, услышавшие приказ. Великий не удержался и подсмотрел сквозь пространство на трогательную церемонию отбытия русалочек из Фиэнея. Провожать их отлет с огромными букетами цветов собрались чуть ли не все пленённые до глубочайших сердечных глубин всадники Генара на своих драконах. Эти горящие взоры, эти сдержанные, затаенные вздохи и такие милые простые надежды на расположение девичьих сердец. Безупречная, простая, чистая любовь мира Эндоры. Он хотел видеть ее снова и снова. Хотел видеть ее везде по всем бескрайним просторам этих земель. И сделает все, чтобы удержать и сохранить ее..

- Великий Шум... Великий Шум... - отдаленным, теряющимся эхом донеслись до него слова Торина.

- А... да... - слегка поерзав в кресле, проснулся Тиринар. Рука машинально потянула к губам кубок и сладковато пряная влага вновь наполнила приятным теплом желудок. - Подустал я чуток, други мои. Вы уж простите, - Тиринар отправил в рот небольшой запеченный с сыром фрукт. Нутро еще больше повеселело.

Сквозь полуприкрытые глаза Тиринар ловил на себе вопросительно-тревожные взгляды гномов.

- Итак, на чем мы остановились? - вслух сам себя вопросил Великий. - Ах да! На подарках.

Гномье собрание непонимающе переглянулось.

- Ух, проныры горные, можно подумать я не знаю чего вы ждете и о чем ведаете. Про Сетимиэль небось в курсе? - хитро прищурившись улыбнулся Тиринар.

- Как не ведать, - Торин напрягся и чуть привстал. - К нам тоже летят Арканы?!

Король готов был броситься к войскам.

- Летят, этот как пить дать... - Тиринар чуть сдвинул брови, - Но скорее всего не к вам, а к людям. Я заметил их над горизонтом когда гнался за Саприлом с Анари. Должно быть не больше сотни Флайдов, направляющихся на запад. Если бы они торопились к вам, то полагаю вы бы с ними вели агрессивные приговоры с аргументацией боевыми кристаллами еще до моего прибытия.

- О, мы будем самой любезностью и предложим им на закуску такое...! Пусть только свои алые морды к нам сунут!- взорвался басом Торин. - А к людям, правильно! Пусть и летят к этим фанатичным богомольцам! Они молятся Арлу денно и нощно. Друзья передают, что чуть ли не во всех городах и селах стоят на улицах на коленях и башкой в землю тычут! Вот Хотар и Хотари и направили им свою небесную помощь.

- Не без этого, - улыбчиво ответил Тиринар. - Вот только летели эти Арканы от Сетимиэля после того как Дрел взгрел их там основательно, сжег с несколько десятков. Адептам Арла наконец доходчиво объяснили что Сетимиэль им не по зубам, как сегодня станут и Генар с Фиэнеем.

- Магистрат передал весть о чудесном куполе подаренном Зеленым Богом эльфийскому городу, - в глазах Буракна блестел огонек надежды. - Мы не смели надеяться...

- Ой, хитрюги! Я ж говорил, что знаете, зачем я здесь, - расхохотался Тиринар. - Конечно я с подарками. Ведь добрый дар, - он поднял руку с кристальными наручами, - только даром уровнять можно.

Изумрудный скипетр скользнул в ладонь Великого. С него сорвались несколько голубых искр. Умчавшись в дальний угол зала, искры сбросили заклятье невидимости с пяти среднего размера сундуков, словно отлитых из янтаря с рельефными узорами танцующего пламени.

- Уф! Наконец-то мне на себе их переть не надо будет, - облегченно разулыбался Тиринар. От легкого движения кисти мага один из сундуков поднялся в воздух и подплыл к столу, послушно опустившись рядом с креслом Великого.

Гномы поспешно встали и плотным кольцом обступили сундук.

- Итак... Позвольте насладиться моментом, - немного затянув паузу Тиринар нарочито медленно открыл крышку. Под несколькими свитками в нем блистали фиолетовые диковинные, доселе не виданные гномами кристаллы. Глаза пещерных бородачей, ценителей граненых подземных прелестей, залились жадным заревом. - О! Вижу вы в неописуемом восторге, даже не зная что это! - расхохотался маг.

- Они великолепны!!! - почти хором сдавленно-восхищенно пробормотали гномы, загипнотизированные игрой света в фиолетовых гранях.

- Угодил. Какой я молодец! - веселился маг, глядя на выпученные глаза гномов и нервное теребление пальцами рыжих бород.

- Сундуки-то не гномьей и не эльфийской работы, - причмокнув подметил Дарал.

- Именно, - таинственно улыбнулся Тиринар. - Продолжим если не возражаете.

Великий взял один из кристаллов и передал Торину. Гном невольно вздрогнул от ощущения безмерного могущества, которое дарило прикосновение к камню даже не посвященному в магию. Немного подержав и повертев меж кряжистых пальцев, король с неохотой передал камень Буракну.

- Позвольте представить ценителям недр Светгардионы - кристаллы открывающие безграничную не иссякающую мощь Фару.

- Во имя самоцветов! Такое разве возможно?! - ошарашенно таращился Буракн на друга, передав кристалл Норду. - Ведь это власть... Богов!!!

- Серьезные времена требуют и серьезных возможностей. И благодаря провидению такая возможность у вас и у нас появилась, - лицо Великого огранилось серьезностью.

- Три сундука ваши. Четвертый я возложу на вас обязанность доставить в Юрг к оркам, Владыке Фурунду.

- Но почему Юрг? - удивился Торин. - Ведь их столица Груан-Загр?

- Сегодня ночью я имел долгий разговор и с владыкой Раклом и с их вождем Данром. Да, Груан-Загр - столица, но народной святыней Золотых Богов стал Юрг. Они чтят златоглавую Ирраду и ее всадника Ерртора как небожителей и пожелали в первую очередь защитить именно Юрг.

- А пятый сундук? - глаза Унотока повелителя Каржа не могли оторваться от камня на своей ладони.

- Этот сундучок для моего водного народа на каскадах Ини. Я сам его туда отправлю. Тут уже не далеко, - оставаясь в кресле Тиринар пригубил еще рубинида.

- По моему разумению это дар прежде всего необходим драконам и всадникам. Они лучшие и смертоноснейшие воины Эндоры, - Буракн поглаживал бороду, о чем-то напряженно размышляя.

- Хм, а чем я по-твоему всю ночь занимался? Анари с Саприлом мне удалось перехватить посреди Великого леса. Усадил их на поляну и почти до рассвета менял ваши цветы Миринды на Светгардионы в боевых линзах Дрела. Итак, буду краток. Здесь все подробно изложено и показано, - Тиринар развернул один из свитков. Над листом бумаги медленно всплыли разноцветные руны заклинаний и магических конструкций. - Один свиток указывает как на основе нескольких Светгардионов строить силовые купола над городами. Второй - как связать кристалл с посохами магов и ограничения... Что я вам рассказываю, почитаете да вникните. Ваш народ смышленый, а вот за орков не на шутку опасаюсь, если честно. Как бы чего лишнего клыконосцы не начудесили. Быстро доставить-то в Юрг посылку сможете?

- Твой приказ для нас закон! - гордо вскинул подбородок Торин. - Через неделю кристаллы будут в Юрге!

- Неделю? - Тиринар удрученно поднял бровь.

- Как ты знаешь, властелин Шум, дракон и всадник больше не дежурят в нашей столице. Так что нам доступны только лошади. Но мы возьмем самых быстрых и посадим на них самых отчаянных гномов! - командующий Гурн по воински выпятил грудь.

- Ладно. Раз такая музыка пошла, - вздохнул Тиринар, меняя план, - доставкой в Юрг займутся мои русалочки. По течению реки до Юрга будет намного сподручнее переправить. А Фурунд вышлет на встречу дозор. Разберемся. Вернемся к свиткам. В них некоторые наши соображения как еще можно применить Светгардионы. Изучайте, пробуйте, но только ради святых звезд осторожно! А то может так выйти, что вы всю работу за Зираиду сами и сделаете, - на сей раз на лицо Тиринара скользнула грустная улыбка.

- Мы не подведем. Мы обязательно справимся! Мы же гномы! - Буракн уверенно смотрел в лицо друга.

- Вот и замечательно! На другой ответ я и не рассчитывал, - Тиринар сделал еще глоток рубинида и поднялся из кресла. - Что ж друзья, рад был повидаться да поболтать, - Великий положил руки на плечи Буракна. - Благодарствую за гостеприимство и угощение. Рубинид у вас приславный!

- Тебе бы надо отдохнуть, - покачал головой старый гном. - Прости конечно, но квелый ты даже с виду, - подманив пальцем прошептал Буракн на ухо другу.

- Вот всех вражин одолеем и отдохнем по полной, - расцвел широкой улыбкой Великий. - Так отдохнем, чтоб наши правнуки этот день вспоминали! И камни с тобой обязательно послушаем, - под жезлом Великого два крайних сундука воспарили в воздух и окруженные легким зеленоватым свечением подплыли к нему. Кисть с жезлом описала большой круг. С синей шипастой раковины Мера по ходу движения срывались вязи трехмерных рун. Когда кольцо было законченно, внезапная вспышка света в его середине проявила четкие очертания площадки дворца Укишеры на каскадах Ини.

- И куда ты потом? - Буракн крепко обнял друга.

- Приключений хоть отбавляй. Надо еще к людям в Аридалу наведаться. Она на очереди армады Зираиды, - в веселых глазах Тиринара читалась неясная тщательно скрываемая тревога. - Страсть как желаю взглянуть, кто прячется за этим черным смертоносным туманом. Ведь вашим лазутчикам этого так и не удалось?

Торин и Гурн отрицательно покачали головами.

- Пусть Гуни и Зурба берегут вас, друзья! - поднял руку в прощании Великий и сделал шаг в открытое кольцо пространственного прыжка.

- Да пошлет Вечность тебе и делам твоим свою добрую волю, - поднял посох Буракн.

Облаком искр кольцо перемещения угасло, оставив гномов с дарами мощи Мира Огня.





* * *



- Во славу Богов Ночи! - Ссенр медленно дегустировал горячую кровь из кубка. На его лице царствовало безмерное умиротворение, замешанное на бескрайнем блаженстве. Он стал. Он выполняет. Он в милости предназначенного и предначертанного. Он - Триединый и единовластный. Он - ведущий святую Жатву предназначения.

- Ты Ги и ты Лому ощутили сладость кровей этих земель? Не хочу показаться неучтивым к нашей любимой Зираиде, но крови Эндоры взращенные на этих нестерпимо ярких красках под палящим зноем солнца в тысячи раз слаще и насыщеннее темпераментом... М-м-м!!! - Ссенр пригубил еще глоток. - И что-то есть неимоверно возбуждающее в цветовом контрасте белой кожи и алых лент крови на ней, - Ссенр бросил плотоядный взгляд на двух полуобнаженных белокожих людских девушек с распущенными волосами у своих ног. Их шеи сковывали тугие ошейники, прикованные цепями к полу. В глазах эндорских красавиц пылал ужас будущих мук.

- И услада от обладания их белой мягкой плотью... Ша-ша-ша! - Ссенр чуть повернул голову назад и надменно прищурился, скользнув небрежным взглядом, по своим наложницам Шнайре и Шибане. Стоя сзади чернокожие Зираидянки старательно и мягко мяли ему плечи сквозь тонкий черный халат. - Много нежнее и мучительнее... А их стоны...м-м-м...

- Но им некогда не превзойти нас в искусности, о Повелитель пульсации наших сердец, - мягко, но слегка обиженно прошелестела Шнайра.

- Ты столь самонадеянна? - Ссенр повел в ее сторону злокозненным взглядом. - Значит на тебя и ляжет эта обязанность. - Вы обе будете идти в авангарде армады и выискивать местных сладких красавиц до того как мои славные воины выпотрошат их. И чтоб одна была красивее и утончение другой. Вам также вменяется в обязанность обучать их всем своим умениям в усладе. Качественно обучать. Слышите? Я хочу их много...Я хочу услаждаться в этом походе без меры. Да-а-а-а... А когда начнутся эльфийские земли... Мои Кшурурьи доносили что эльфийские девы в разы милее человеческих... - Лорд мечтательно закатил глаза.

Вальяжно развалившись в мягком кресле Ссенр восседал на открытой площадке своего флагманского Джундарга носящего имя Заримб. У него за спиной подле врат в палаты дворца стояли угрюмые громадные четырехметровые телохранители Дорзы. Флагман мягко плыл над землей в середине армады из двадцати девяти боевых транспортных гигантских жуков-Джундаргов. Кшурурьи-поводыри трепетно выверяли каждый шаг титана, дабы лишней качкой не разгневать Владыку кровей Зираиды. Жатва шла как по давно отрепетированным нотам, и Жнецы исполняли реквием Жатвы Забвения Эндоры на высочайше-безжалостном уровне, практически не имея потерь среди войск.

По началу Ссенра слегка злила легкость с которой доставались людские крови его армаде, но после ужаса Теней снов Жгаг-Гера, столь легкая Жатва казалась высшим даром Богов Ночи и Вечного Арла. Мелкие деревни первыми встретившие армаду на пути Жнецов лишь разогрели интерес, лишь раздразнили аппетит его воинов, уже сладко попировавших после в крупном городе людей Эв на побережье моря Лунил. Город пытался оказывать отпор не более половины дня. Крови лились рекой, а агонии стонов и криков услаждали победной симфонией слух Кровеславного, реющего в вышине на своем Звуриалле Ганне. Он и сейчас с радостью предавался воспоминаниям о тех сладостных часах, неимоверно алча все новой и новой подобной музыки в будущем.

- О, если Кровеславнейший позволит нижайше выстонать просьбу, - опустилась к ногам господина Шибана, сложив на полуобнаженной груди руки и потупив взор.

- М-да... - о чем-то замечтавшись, глядя на одну из белокурых девушек отозвался господин.

- Твои "Я", Всеблагий Умерщвитель, столь яры и быстры, что мы можем не успеть в скорой пляске клыков и мечей твоих воинов отобрать самые сладостные и нетронутые цветы этого мира для твоей услады.

- Ги, ты понял, о чем она просит? Распорядись... - безразлично ответствовал Лорд. -Пусть лучших дев-покосов не трогают и собирают для осмотра наложницами.

Ги покорно поклонился.

- Благодарим, о сладоснейший Кровопускатель, - с мягкой страстью в голосе прошипели наложницы.

Маленький черный сгусток Ануши бескрылой птицей скользнул с небес к Труну Лому. Тот вздрогнул от неожиданности и принял записанную магией в нем мысль.

- О, безжалостный покоритель земель и крови, на горизонте столица людского царства Аридала, - с поклоном подобострастно выстонал Лому.

Лорд упругим рывком поднялся с кресла. В бело-лунных глазах вспыхнула страсть. Он не просто ждал, он кипел жаждой этой вести.

- Несите доспехи и Лгурд! Зовите моего красавца Ганна! Я х-о-ч-у видеть сочное гнездилище покосов немедля!!! - в пол голоса прошипел Ссенр, жадно облизнувшись.

Труны упругими прыжками нырнули в открытый проем дверей дворца. Всего через пару минут слуги облачили Лорда в полированную, черную, украшенную росчерками мерцающих серебряных молний, броню с накинутым на плечи длинным густо-серым плащом. В ее углублениях плотно лежали шары спящих пауков Нирунов. Сенр немного торопливо взял с бархатной алой подушки магический серебряный стержень Лгурд и прикрепил его к поясу. С поклоном Трун Ги преподнес господину узорчатый пенал с клинком Шиппаа. Тонкий, чуть изогнутый на самом конце, черный, с тремя отверстиями под пальцы на плоской рукояти, клинок радостно взвизгнул, рассекая воздух в упругом взмахе трехчленной руки хозяина, и так же занял место на его поясе.

С особой бережностью и осторожностью лорд извлек из хрустального ларца боевую шлем маску. Дар Богов Ночи при рождении, маска походила на рассеченную на лицевую и затылочную часть голову неведомого клыкастого демона с чуть приоткрытыми жабрами ближе к затылку.

Лорд повел пальцами по ее краю и, полыхнув изумрудными росчерками, она скользнула сегментами вверх, скрывая черной магической броней лицо. Испещренная ломаными нитями серебра, она парила черным маревом могущественной магии Ануши, а ее затылочная часть озарилась живым танцем сотен полуметровых змеящихся, блуждающих седых молний, готовых к немедленному боевому броску.

Могучие потоки ветра обрушили на площадку мерные взмахи торможения сильных крыльев косматого Звуриалла Лорда. Длинные когти заскрипели о плотный хитин пола, наполнив почтительную тишину пронизывающим довольным утробным рычанием Ганна.

- Я заждался тебя, наспинный сын Богов, - мягко прорычала косматая громадина.

- Сегодня мы вдоволь вкусим с тобой, дерзкий хлопатель туч, кипящей крови покосов! - Ссенр подошел вплотную к Звуриаллу и запустил пальцы в его косматую лоснящуюся шерсть на голове. Ноздри жадно втянули резкий мускусный запах крылатого хищника, безумно обожаемый с детства. - Усладе не будет предела, обещаю. А сейчас давай взглянем вместе на пышно сервированный их жизнями стол под названием Аридала! Ша-ша-ша! - зашелся плотоядным смехом Лорд, закинув голову назад.

Трехчленные ноги Зираидянина сжались, словно пружина, и метнули его в воздух. Крылатый зверь чуть изогнул спину, поднимая на ней шерсть дыбом, и всадник, приземлившись, почти исчез в ее мягкой толще. Снаружи осталась лишь черная боевая шлем маска с гало шевелящихся молний. Звуриалл расправил косматые крылья с вороными трубчатыми перьями, и сильный взмах воздел косматое чудовище над палубой Джундарга.

Черно-серый сумрак, защищающий армаду Зираиды, покачиваясь, мчался на встречу. Всего несколько мгновений и Ганн врезался в его плотную влажную стену. Взмах, другой, третий. И косматый властелин неистовых небес Зираиды вынырнул в безмятежно голубой океан небес Эндоры. Солнце нещадно слепило, но и приятно грело колыхание черных крыльев жаждущего крови хищника. Следом за ним толщу клубящейся серо-черной мглы пробили еще два Звуриалла сопровождения Кровеславного властителя Триединства.

Ссенр раздвинул шерсть Звуриалла и высунулся по пояс в мягкий поток набегающего ветра. Его рука скользнула к краю маски и та, сложившись сегментами, открыла лицо утренним ароматам низинных земель. Там, вдалеке, в еще розовых утренних небесах он чуял сладостный запах напряжения, он ощущал дрожь и зарождающий в слабых душах покосов нектар страха, в которых скоро зацветет изысканный привкус агонии. Он обожал свою роль, свое место в начертаниях Судьбы, указанное Всекровавым Арлом. И преданное сердце Жнеца не переставало славить верховенство незыблемой власти алого Божества.

Уверенными взмахами косматых крыльев Ганн мчал Лорда вперед. Но этот розовый закат не растворялся в возвышенном наступлении поднебесной сини как обычно. Напротив он сгущался, тяжелел, наливаясь такими приятными Лорду Зираиды сочными алыми тонами. Он слоился и плелся по небесам алыми протуберанцами разрастающихся облаков, предвещая только победу.

Под Ссенром шумел густой лес, который для его гигантов - Джундаргов, чье бронированное брюхо скользило почти на стометровой высоте, был не большей преградой чем трава на лужайке. Земли же Эндоры накрыли будущий пир на довольно высоком холме у переливающейся голубой ленты полноводной реки Лениал, так называли ее люди.

Крепостные стены города были построены из глыб красного грубого камня в три яруса. Внутренний периметр, обрамляющий видный из далека ансамбль островерхих башен с буро красной черепицей, судя по всему хранил покой королевского дворца. Средний с проблесками золоченой и серебряной отделок служил пристанищем знати, ну а нижний, как и подобает, был отдан мастеровому люду. Стены Аридалы были не столь высоки как у Озерна и не превышали в самом высоком месте пятидесяти метров, так как строились в середине эпохи мира и благоденствия еще три тысячи лет назад. Немного выше поднимались лишь башни по углам стен, да на южных и восточных воротах. Даже некогда грозная водная преграда рва вокруг образующих правильный квадрат крепостных стен была испещрена бесконечным множеством каменных мостов. От рва, берущего начала в реке, простиралась извилистая сеть каналов, питающих окрестные деревни и поля за ними.

Столица людского покоса предстала Лорду в режущем взор многоцветье полей и пастбищ. Врожденная хватка хищника тут же уловила бегство. Пригородные деревни опустели первыми. От людского города и на север, и на юг впопыхах, суете и давке отходило множество кораблей, шлюпок и лодок. Забитые до верху людьми, скотом и скарбом, кто под парусами, кто на веслах разномастный флот спешно ретировался восвояси, волнуя хаосом волн речную гладь. На пирсах и пристанях цепкий глаз захватчика зрел приятную давку и панику. Однако самые крупные суда, которых насчитывалось около двадцати стояли на якорях двумя строгими линиями по правую и левую стороны города.

Урожай же на полях был подчистую вытоптан ровными шеренгами правильных воинских построений. Полк к полку, знамя к знамени, на красном фоне изображающие распростертого в прыжке льва. Блестящая сталь доспехов и хладное полыхание в солнечных лучах каленых наконечников копий молчаливо трубили славу грядущей сечи.

Ссенр с любопытством рассматривал, насколько хватало остроты глаза, какие-то непонятные механизмы во фронте и тылу воинских построений.

- Судьба благоволит мне! Люди, люди, люди! Тысячи тысяч! Благодатнейший пир для моих Жнецов, слава извечному Арлу! - радостью мрачной неистовой страсти заходилось сердце, и копилась слюна под языком Лорда. - Как их много!!! Сколь щедры твои крови Жатва Эндоры!

Ссенр буравил пристальным взором не только пастбища сытных покосов, но и небеса. Он лично хотел убедиться, несмотря на четкие доклады разведчиков Шракков. И то что он видел, подтверждало их слова. Небеса парили чистотой и свободой от чешуйчатых драконьих бестий. Все складывалось донельзя гладко.

Но вот то, что едва улавливал Ссенр даже не ухом, а глубинным нутром, нечто исходящее из недр заготовленного судьбой пира его сбивало с благодушного настроения и тревожило. Поначалу он принял далекий ритм за удары своего сердца, но после... Все четче и яснее... Все настойчивее и иступленнее... Из недр Аридалы исходило фанатичное - АРЛ! АРЛ! АРЛ!


* * *



- Хвала всеединому Господу Арлу! Хвала высочайшим его наместникам Хотари и Хотару! - с широченной улыбкой, тонувшей в некогда пышных, а теперь обвисших морщинами щеках нервно ликовал старый король людского королевства Микандр. - Его ангелы, его Арканы! Ты видел, Мирид, как величественны и одухотворены их лица? Нет, ты видел сколь мужественно-холодны их взоры! Сколь полны они отрешенности и преданности Всевышнему и его воле! Вот, сын мой, - старик теребил за плечи черноволосого юношу с небольшой бородкой, облаченного в роскошь узорчатых королевских одежд. Они стояли на балконе самой высокой башни дворца. - Когда все кончится и по воле Арла мы одержим славную победу, ты отправишься в Арллур и низко поклонишься от имени всех людей господину Улиру и госпоже Нианне. Ты слышишь, Николас? Обязательно... но только после пира! Да славного пира с музыкой, танцами и реками вина!!! - тормошил его старый король. - Мы победим! С Ангелами Арла не может быть другого исхода!!!

Взор юноши приковал затянутый мглой западный горизонт. Все в королевстве знали, что почтенно старый король Микандр был чрезмерно пуглив и немного слаб рассудком. Но за предыдущие деяния и мудрую политику его ценили и терпеливо ждали успения естественным образом даже его враги.

- А ты, Мирид! Сегодня для тебя выдался славный день! Я отдаю за тебя свою старшую дочь Лилианну! Я знаю, - хитро прищурился старик, в шутку погрозив перстом. - Она давно тебе строит глазки, да и ты к ней не ровно дышишь!

Грозный и собранный главнокомандующий Мирид, пронзительно вглядывающийся в западные дали, немного опешил от такого щедрого предложения короля, сделанного не к месту и не вовремя. Мирид как всегда был грациозен и сдержан. Молодость не была помехой для его стратегического ума, отменной выдержки и хватки голодного льва, чье золотое изображение красовалась на его медно-красных доспехах и гарде длинного двуручного меча. Алый бархатный плащ за плечами нехотя развивало слабое дуновение ветра.

- Благодарю вас, ваше Величество! - лишь на мгновение оторвав взгляд от горизонта и встретив взор короля, с коротким поклоном ответил военачальник. - И буду рад вернуться к этому разговору после того как мы выживем и отстоим Аридалу, - взор командора вновь устремился в даль.

- Выживем? - истерично захихикал старик. - Выживем? Ты бы себя сейчас слышал! Конечно! И мизерной тени сомнений быть не может! И не зависимо от того выстоит столица или падет! Я стар. Но все годы своего правления я был прозорлив. Я чувствовал, что эти времена настанут и готовился... Да-а-а!!! Готовился! Еще за долго до того, как ты родился Мирид, как родился мой любимейший сын Николас, я отправлял экспедиции в заснеженные северные земли по рекам и берегам океана. Сколько кораблей мы потеряли, сколько отчаянных сорвиголов не вернулось домой, но... Я нашел ее...

Мирид оторвался от созерцания горизонта и непонимающе воззрился на короля, у которого корона от возбужденного словоизлияния съехала набекрень.

- Ха! Ты об этом не знал?! И твои шпионы не смогли ничего разнюхать?! Я так и думал! В эту тайну был посвящен лишь высший круг Магистрата! Правда, владыка Димирас? Мне право жаль твоего предшественника Владыку Аристока. Славный был малый. Это вместе с ним мы провернули это дельце!

Почтенных лет, с длинной седой бородой, и такими же длинными седыми волосами, собранными на затылке лишь одной перевязью, маг в фиолетовом однотонном платье ограничился лишь учтивым коротким поклоном в адрес короля. Его взор скользил по трем столам с кристаллами связи, расставленным подле него впереди по правую и левую руку. Больше двух сотен кристаллов связывали мага с членами ордена в дружинах, ратях и полках войска внизу, с канонирами духовых орудий на стенах, башнях цитадели и кораблях на реке Лениал.

- Не понимаю о чем вы, ваше Величество, - Мирид перевел требующий объяснений взгляд на короля.

- Видишь ли, голубчик, - старик по-отечески взял его под руку, - Я нашел огромный естественный, как нам показалось сначала, пещерный город в отвесных скалах севера закованных в лед. Вход в него был настолько низок, что тому кто его нашел, пришлось лечь на дно шлюпки, дабы проплыть под скалой. Он оказался огромен! С теплыми пресными источниками. Своды огромных пещер хранили в себе истинное сокровище - плодородные почвы! Словно сам всевышний уготовал эту обитель для нашего спасения.

- Ваше Величество, вы сказали "как нам показалось сначала", - цепко уловил недомолвку Мирид.

- Именно, дружочек, именно!!! - расхохотался старик и выкатил глаза, затрясшись от возбуждения. - Углубившись вовнутрь лабиринта, мы нашли сказочный покинутый город, вырубленный из монолита скал. Все укрывала неимоверная толща пыли. Даже маги не смогли определить возраст этой находки. - Подтверди, Димирас! - потребовал король.

Маг нехотя оторвался от кристаллов:

- Сотни, а возможно и сотни сотен тысячелетий. Письмена на стенах мы так и не смогли разгадать, слишком чужды они были и не походили на все, что мы встречали прежде.

- Да это и не важно, - небрежно махнул король. - Главное, что я предвидел... Понимаешь?! Десятилетиями я безумно тайно доставлял туда зерно и провиант, - король перешел почти на шепот. - Я обставил все пустынные залы самой драгоценной роскошью, что только создавали жители Эндоры... И теперь этот град избранных мною призван сохранить жизнь людскому роду во что бы то ни стало! Вся моя семья уже там, кое-кто из придворных и моей личной стражи. А ты, голубчик, - король похлопал Мирида по плечу, - после славной победы в Озерне тоже заслужил мое приглашение в иную жизнь.

- То была лишь победа Господа! - вспомнив практически полный разгром под озерном помрачнел главнокомандующий.

- Во славу Господа ты победишь и теперь! - не унимался радостный не к месту старик. - Если же он уготовал тебе иную судьбу, мы скроемся в скальном ковчеге.

- Если он уготовал поражение, то судя по атаке города Эв Зираидой смерть наша будет быстрой, и не отвратимой, - сын короля Николас оперся руками в тонких кожаных перчатках о ограждение балкона.

- Ошибаешься, сын мой! - король еще больше повеселел. - Там, - и толстый морщинистый палец указал на северную оконечность города. - В секретном тоннеле стоит чудесный подводный корабль, созданный нашими магами. Магия водных вихрей поразила мое воображение, когда я первый раз ступил на его борт. Под этой башней нас ждет тоннель и карета на железных рельсах. Она домчит нас к нему в мгновенье ока! И дело в шляпе! Так что, сынки, - Микандр одновременно положил руки на плечи Мирида и Николаса, - Вам вместе править землями людей в новой эпохе. А сейчас просто наслаждайтесь великой "Игрой", и принимайте в ней участие. Ваш отец уже обо всем позаботился!

По выражению лица Мирида можно было прочесть, что все сказанное королем для него сейчас значило не больше звона пустого дырявого ведра, одиноко брошенного на пустынной улице. Для командующего весь мир сузился до серо-черной мглы, ползущей с запада. Это зрелище поражало своей мрачной неотвратимостью. Казалось, что гигантский, волдырящийся тьмою змей, вынюхивая, припал к земле и движется к ним, исходя миазмами серо-дымчатого пота-испарины. Слоящаяся, клубящаяся тьма клином поднималась от самой травы к далекому западу нарастая и вздуваясь грозовыми сполохами до купола небес. Тьма жадно тянулась к обреченной Аридале тонкими приземными щупальцами туманов, быстро заползая во все овраги и лощины, словно перебирая тысячами змеящихся бестелесных ног.

После атаки Зираидой города Эв на побережье моря Лунил Мирид знал, что для людей все решиться сегодня, здесь и сейчас. Именно по этому он собрал под Аридалой все войска, что смог собрать по всему королевству, и всех добровольцев от мала до велика, кто мало-мальски мог держать топор, лук и меч. Просто держать, без требования уметь владеть.

Внезапно острый взор командующего выхватил в наползающей тьме три отделившиеся и устремившиеся вверх точки. За каждой из них оставался сумрачно облачный серо-черный след. Три полосы поднимались все выше и выше, приближаясь к Аридале.

Мирид поднял вверх и приложил к глазу смотровую трубу. Линзы явили воину черных косматых чудовищ, порождающих взмахами крыльев серо-черный облачный след за спиной. На спинах гигантов командующий четко различал всадников в черных одеждах.

- Это Звуриаллы, хлопатели туч, - выдохнул Мирид и напрягся. Он вспомнил зачитанные им в юности почти до дыр старинные рукописи про времена Безысходности и Гибели. - Всем приготовиться! Боевым построениям оружие наизготовку! Канонирам снаряды в орудия, лучевые кристаллы стен на изготовку!!! - невыносимость ожидания пала в душе воина сменившись сладостным предвкушением предстоящей сечи.

Грозно, призывно и торжественно блеснула полированная медь горнов в утренних алых лучах солнца. Горнисты наполнили грудь и вознесли к небесам Аридалы гимн победы и нетленной в веках славы героической смерти.



* * *



Кристаллический цветок Миринды быстро вращал в противоположных направлениях двумя слоями лепестков, щедро наделяя энергией Фару магический шестеренчатый движитель четырехместного вагона властелина Горна Дарала. Рядом с ним на сидении, оббитом зеленоватой кожей, довольно улыбаясь, сидел Верховный маг Горна Норд. Коренастый гном ласково словно ребенка поглаживал сундук с неимоверной мощью, даром Богов Тироля. Он покоился рядом на сиденье между Нордом и Даралом.

- Ох, рубины-самоцветы! Смотри, до дыр протрешь! - под стук металлических колес гулко расхохотался Дарал и сделал небольшой глоток Рубинида из золоченой фляги на поясе. Гном пребывал в благодушнейшем настроении после общения с Великим.

- Протрешь, - улыбаясь, передразнил его Норд. - Видел какая работа. Я сундучок-то защитными рунами накрыл, на всякий не предвиденный случай. Так что его не протереть, не расколоть. Эх, совсем скоро в Горне будем, да за работу. У меня аж руки чешутся, - маг крепко потер ладони, - купол побыстрее развернуть, чтоб всякая дрянь поганючая к нам свои рыла не совала.

- Давай, давай, чеши... - расхохотался Дарал. - Скажи лучше, что мощь всемогущую не терпится себе на посох водрузить. Тогда поверю больше... Старый пройдоха!

Клепанный вагон мчал правителей Рубуса вместе с двумя воинами охранниками на передних сидениях по прямому подземному тоннелю, соединяющему два города. Тоннель был узкий и предназначался исключительно для срочного сообщения меж городами. По правую и левую стороны быстро мелькали светящиеся кристаллы горного хрусталя.

- Почти приехали. Пара минут и мы дома, - Норд нетерпеливо поерзал на сиденье.

Вдруг несколько кристаллов освещающих тоннель впереди погасли, и через мгновение вагон нырнул в стылую тьму.

Многовековой инстинкт опередил мысль Норда, и защитное заклятье отработанное бесконечными упражнениями метнулось по телу мага, облекая в барьерный кокон. Кристальное навершие посоха полыхнуло белым светом, лишь на мгновение выхватив из тьмы впереди серебристый блеск, вонзившийся в гномов. Вагон будто налетел на невидимую черную глыбу льда. Скрежет и визг разорванной стали обшивки подбросил его вверх, саданул наотмашь об свод тоннеля, превращая в груду покореженного металла. Удары о стены пожрали остатки скорости гномьего болида и с фонтанами желто-красных искр и затихающим визгом транспорт замер поперек тоннеля.

Тьма сознания Норда медленно прояснялась бледно лунным светом, едва вскрывающим стылый мрак тоннеля. Рука, зажавшая сундук Великих в момент удара, так и не разжалась, крепко прижимая его к телу мага.

Кровь... Везде была кровь... Два гнома телохранителя впереди были обезглавлены и раздавлены, изуродованными ударом, конструкциями вагона. Норд попытался пошевелиться, но так же оказался зажат кабиной. Защитный барьер, принявший удар на себя, спас жизнь, но сильно ослаб. Его бледное свечение вряд ли смогло парировать еще один даже слабый удар. Едва звон в ушах стих, гном стал различать шипящую непонятную речь, где-то позади вагона.

- Хвала Кровеславному! Видишь Жгаш, как полезны оказались Зетарги и в гномах, - один Кшурурья согнулся над выброшенным ударом искалеченным Даралом.

Второй стоял чуть в стороне. Авария раздробила гному ноги и вскрыла живот. Владыка Горна хрипел и истекал кровью. Бледный свет над короткими жезлами Кшурурий очерчивал в темноте еще две коренастые низкорослые фигуры.

- Жаль только что их оказалось всего двое среди пленных.

- Г... Г-номы... П.. Предат..т..т.. - хрипел, булькая кровью, Дарал, пытаясь дотянуться единственной уцелевшей рукой до кинжала на поясе. Он различил силуэты собратьев.

Норд внятно услышал предсмертные слова друга, и пальцы скрипнули, сжимаясь на посохе тоже пережившим удар.

- Видимо ты немного перестарался Шириш со своим хватом Ануши. Нам нужны были живыми оба вождя этой подземной норы. А с этого даже кубка свежей крови уже не нацедишь, чтоб горло промочить, не говоря уже об подселении Зетарга.

- Мы перестарались, - поднимаясь, подметил Кшурурья. - Мы же вместе били по ним.

- Второй уцелевший - верховный маг города Норд, - сделав два шага вперед, рапортовал один из гномов.

- Склонен предположить, что и одного в высших кровях этого смрадного норного сброда нам будет достаточно, чтобы выведать все их замыслы. А то от этих, - Кшурурья махнул в сторону гномов-рабов, - толку разве что двери открывать.

- На малого Чилина можно поймать крупного Яйра, - довольно ухмыльнулся второй Зираидянин.

- И охота случилась удачной, хвала Арлу! Кончай с ним, - Кшурурья кивком головы приказал гному-рабу.

Лунный сполох света, отраженный в полированной стали секиры, оборвал предсмертные хрипы Дарала, все пытающегося вытащить кинжал. С глухим ударом отсеченная голова гнома ухнула на пол.

- Прощай, друг, - на ресницах Норда задрожала слеза прощанья. - Твари! Идите сюда!!! - эхом прогремел в тоннеле свирепый бас мага, и над навершием посоха взъярилась боевая сфера. Маг призвал всю силу Фару в зажатое тело, и искореженный металл застонал, раздаваясь в стороны и высвобождая мага.

Несколько черных громадных пауков бросились на Норда с разных сторон, но их челюсти лишь скользили по еще удерживающемуся барьерному заклятью, не дающему ужалить жертву. Норд бросил посох наперевес и резко развернулся, пытаясь разглядеть во мгле врага. Двумя молниеносными размытыми тенями выскользнули Кшурурьи из-за спины гнома.

Боевая сфера с ревом рванулась в грудь одного, но сгустившаяся перед черноликим чужаком тьма отбросила ее в противоположную стену. Грохот разрыва ринулся в стороны по тоннелю.

- Он нас выдаст! - злобно зашипел второй, и короткие жезлы лазутчиков изрыгнули слоящиеся черные ленты Ануши в разъяренного гнома. Двойной удар, словно куклу, обрушил гнома на стену и швырнул на искореженные лохмотья металла вагона. Все произошло настолько быстро, что контуженный аварией Норд едва успел что-то сообразить до того как сознание вновь стало меркнуть.

Он видел цепкие гномьи пальцы схватившие его. Различал безжизненно холодный гномий взгляд на безразлично-неживых лицах предателей, волокущих куда-то. Разум мага неистово цеплялся за рассудок, пытаясь остаться в сознании. Как кусок мяса его швырнули к стене. Думая, что гном без сознания лазутчики даже не стали его связывать.

Один из чернокожих подошел и взял трехпалой рукой Норда за лицо, поднеся вплотную небольшой бело-лунный светоч.

- Живой, - облегченно выдохнул Кшурурья. - Давай быстрее Зетарга.

- Соизволь глянуть, Жгаш. Этот Хрум вез что-то очень ценное, - обратил внимание товарища лазутчик.

Жгаш брезгливо выпустил из руки лицо гнома и направился к остову вагона. На сидении лежал небольшой сундук, словно отлитый из янтаря с рельефными узорами танцующего пламени. Едва Кшурурья пытался протянуть к нему руку, с сундука срывалась небольшая фиолетовая молния и ощутимо жалила.

- Он сам нам все расскажет и покажет, как только Зетарг сольется с его мозгом, благо делают они это сейчас очень быстро, - черные пальцы Зираидянина скользнули под плащ, извлекая небольшую сумку.

- "Вот и пробил твой час Норд. Не думал, что вот так..." - рука гнома украдкой скользнула в потайной карман платья, после быстро двинувшись к губам.

- Хрум зашевелился, торопись, - шипел один другому.

В бледно-лунном свете в ладони врага маг увидел приближающегося к своему лицу мерзкого крупного слизня с единственным красным глазом и мелкой тонкой бахромой по краям.

- Держите его, - в пол оборота прошипел подсвечивающий Зираиднин гномам рабам.

Рука, что все это время была прижата к губам гнома, внезапно рванулась вниз.

- За гномов и Горн!!! - глаза полные воли и ненависти широко распахнулись, и мощная гномья пятерня со всего маху впечатала боевой квадратный кристалл горного хрусталя в пол тоннеля.

Глубинная темная скальная толща взревела ослепительным погребальным светом Забвения, нещадно испепелившим врагов гордого гномьего народа вместе с тайным даром Великих Богов. Жертва Норда помчалась вестью в оба города, сообщив и Горну и Рубусу, что война уже достигла и их подземных пределов.



Запах гнили.




Предгорья Тироля.







Настоящее вдруг растворилось в прошлом. Время вернулось само в себя. Все также с присвистом пел ветер в крыльях. Все также взор скользил меж пустынных скал тирольских предгорий, и слегка покачивали тело мерные взмахи драконьих крыльев. Все так же он искал тайный путь в запретную страну Богов... Но только корона рогов несущего всадника дракона виделась не золотой, а бриллиантовой, и на душе не сияло солнце в лучах любви и радости вечного мира Эндоры, а клубилась вязкая, тягучая тьма боли от утраты Златоглавой, предательства всех тайн ордена драконов и вины пред будущими тысячами жертв его магических знаний, выведанных пытками в подземелье Жгаг-Гера. Даже небеса, столь прекрасные и чистые в тот день, когда Ерртор и Иррада нашли тайный тоннель в Тироль, угрюмо отяжелели свинцовыми складками бурлящих туч и, казалось, спускались все ниже и ниже стремясь раздавить неугодных дракона и всадника об острые клыки серых скал. С внезапной канонадой громовых раскатов они жестко хлестанули по снижающимся путникам пронизывающе холодными струями ливня.

Да, всадник вновь стремился в Тироль за древними тайнами, но уже не из праздного юношеского любопытства, а с выжигающей душу жаждой исправить. Исправить непоправимую роковую ошибку, допущенную его гордыней и дерзостью. Только одна мечта о невозможном чуде застила все будущее руноликого эльфа - воскрешение. И не было мира вокруг для него и не было никакого в этом небытии смысла без шелеста золотой чешуи, без мудрого и выдержанного золотого взора, глядящего в глубинные помыслы его души. Каждой секундой своей жизни он сходил с ума в агонии самобичевания, и лишь хрупкая, призрачная надежда на невозможное дарила следующую секунду, следующий удар сердца и следующий тяжкий вздох.

- Возьми чуть левее. Туда, меж тех распадков. Да, правильно, - Ерртор не стал затягивать тело золотой броней Дрела. Хлесткий ливень на скорости впивался в лицо, скрывая редкие слезы от Амдебафа. - "Не подними я тогда Ишь в тоннеле и не прими клятву Зираиде все было бы совсем иначе..." - осыпал пеплом проклятий голову всадник.

Амдебаф молчал. Он чувствовал боль души всадника, но и чувствовал каждым взмахом крыльев свою нарастающую боль. Боль приближающуюся, боль оставленную вплавленной в эти скалы семь тысячелетий назад. Боль своей смерти.

- Вот мы и прибыли, - Ерртор мысленно указал на небольшое озеро у вертикальной непреодолимой скалы, уходящей в серую массу ливня. Вода в нем кипела, пронизанная мириадами крупных капель дождя, замешанных в шквалистых порывах ветра.

- Не очень уютное местечко, - щелкая чешуей Амдебаф поежился, опасливо озираясь по сторонам. От самого Жгаг-Гера невозможно было отделаться от навязчивой мысли, что его собственный хвост непрестанно за ним следит. Плавные махи крыльев подвесили тело Великого в нескольких метрах над землей, а передние лапы бережно опустили голову Иррады на прибрежную гальку.

- Именно с этого проклятого озера все и началось, будь оно трижды не ладно! - Ерртор спрыгнул со спины дракона. - Она попробовала воду в нем...

- Скажу прямо - никакого желания! Даже нюхать не стану, - дракон инстинктивно скалился, чувствуя свою нестерпимую боль скользящей не по нервам плоти, а давящую со всех сторон из пространства. Даже ступал по прибрежной гальке опасливо, словно боясь обжечься. - Куда дальше? Веди! - шипастые брови дракона грозно упали к переносице. Ему не терпелось убраться отсюда восвояси.

- Наверно Иррадушку тебе придется повезти на спине в тоннеле, - Ерртор ловко накладывал новые намораживающие и облегчающие слои Ануши на голову драконихи. Под черными слоящимися лентами магии отсеченная голова воспарила и легла на спину Амдебафа.

Сын чуть приподнял сложенные крылья, удерживая голову матери меж ними.

- Пройдем тоннель, а там до твоего замка всего один прыжок останется, - эльф направился к колючим дебрям у подножия скалы, из которых вытекал ручей, наполняющий озеро. Великий, осторожно ступая, медленно двинулся вслед, не переставая озираться. - После тоннеля я сам нас перенесу. Еще чуть-чуть и ты дома, - Ерртор повернулся и, глядя на дракона, попытался улыбнуться. Улыбка на чрезмерно бледном лице полном мучительных, старательно скрываемых, страданий вышла до ужаса мрачной и отталкивающей.

Бриллиантовый дракон молча следовал за проводником.

- Индерра Черакка, - под простертой вперед пятерней эльфа и его Фару с хрустом и скрежетом колючие кусты расступились, открывая перед путниками зияющую черноту правильно цилиндрического тоннеля. Ерртора и Амдебафа окатило затхлой смердящей вонью из его недр.

- Немыслимо! Ну и находили вы местечки для развлечений с моей матушкой! - фыркнув, укоризненно покачал головой Великий. - Очень уж, - ноздри дракона запротестовали, - умопомрачительные, аж нюх отшибает!

- Это только поначалу, - не оборачиваясь, хмыкнул Ерртор. - Да кстати, - всадник повернулся в пол оборота и пальцем указал на здоровенный валун у входа, - под ним много всякого оружия мы с Иррадушкой спрятали.

- Что из Тироля у Великих стащили? - дракон покосился на камень.

- Да нет. В тоннеле из костей выгребли, - всадник повернулся и сделал шаг во тьму тоннеля.

- Я не ослышался? Из костей? - Великого аж передернуло. - Вот это вы развлекались! Слов нет!

- М-да... Были времена, - в голосе эльфа проскользнули нотки ностальгии.

- Что хочешь говори, но не за что не поверю, чтоб мама по своей воле в костях ковырялась, - недоверчиво бубнил дракон.

- Чистосердечно признаюсь, оружие собирал я... а вот несла его она, - вялое эхо понесло слова Ерртора вперед по тоннелю.

- Вот - вот! Это уже похоже на правду. Кому еще в голову придут такие бредовые идеи? Ответ ясень как день - конечно всадникам! - с удовольствием ехидничал Великий. - А драконам потом таскай все на своих спинах!

Через несколько десятков метров под мощной лапой дракона раздался первый хруст раздавленного истлевшего скелета. Великий утробно зарычал, остановился и брезгливо дернул приподнятой лапой.

- Зрячий какой, а?! Надеюсь ваше Лордовское темнейшество соизволит осветить нам путь? А то я займусь этим сам, а чей-то зад при этом подгорит до хрустящей корочки! - нервно бросил впереди идущему Ерртору Амдебаф, приоткрывая разгорающуюся внутренним светом пасть.

- Как прикажет Властелин, - с напускной покорностью произнес эльф. - Ранар! - и с выброшенных вперед ладоней по тоннелю помчалась, распадаясь на мелкие, большая ослепительно белая световая сфера. Сияющие малые шары всплывали и зависали под потолком, освещая...

- И как я понимаю, до того как вы с матерью прогулялись по этому... могильнику здесь кто-то жил и охотился! - остолбенел Амдебаф, глядя на уходящие вдаль многочисленные скелеты.

- Да, - небрежно махнул рукой Ерртор, не сбавляя шагу. - Жил тут один Великий, по имени Дрел.

- Не тот ли Дрел...? - прищурился Дракон.

- Что пришел к нам в Генаре? - продолжил вопрос Ерртор. - Тот самый и жил. Пока мы с Иррадой ему не помогли...

- В каком смысле? - дракон из любопытства несколькими большими шагами нагнал эльфа, чуть не наступив на него.

- А скоро сам увидишь. Тут недолго осталось.

Смрад тлена в каменном мешке тоннеля нарастал с каждым шагом. Гниющие миазмы казалось вот-вот заставят грудь вырвать самими легкими, когда странники поравнялись с огромными разлагающимися останками доисторического чудовища.

- О! Глянь ка, - Ерртор указал на искореженные эльфийские доспехи, опаленные пламенем. - Это мои старые доспехи. А если обратишь свое внимание сюда, - кивок указал на гниющие кости и ткани, с которых Амдебаф и так не сводил глаз, - то сможешь лично лицезреть Великого Дрела. Точнее то, что от него осталось...

- Впечатляет! Скажу одно, - сглотнул дракон. - Сейчас он выглядит намного менее эффектно.

Воображение Амдебафа мигом собрало останки в цельный красочный образ живого доисторического хищника.

Остановившись лишь на несколько секунд, Ерртор решительно двинулся дальше. Напряженный взгляд эльфа буравил тоннель впереди. По лицу скользнула тень мимолетной кривой ухмылки.

Не успели путники сделать и нескольких шагов, как сзади их нагнала студеная волна ментального шепота. Она мягко окутала их затухающим эхом едва уловимого нежного бархата девичьего голоса:

- "Осторожно... Осторожно... Осторожно..."

Неожиданная мысль походила на наваждение. Ерртор вздрогнул всем телом и остановился в замешательстве. Он смог бы различить этот голос среди всех голосов Вселенной. Единственный, неповторимый, родной, желанный... Голос его сокровища из нереальных наваждений, спасительных фантазий, подаренных Скрабом в омутах отчаяния и пыток Жгаг-Гера. Голос его несуществующей Зиры.

- "Ты что-нибудь слышал?" - чуть приподняв руку вверх и обернувшись, насторожился эльф.

Амдебаф тоже узнал этот голос, но помня данную клятву, не подал вида, однако напрягся и обострил восприятие до предела. Гробовую тишину тоннеля нарушало лишь легкое журчание ручья.

Ерртор резко повернулся. Упругие шаги вновь понесли вперед. Амдебаф не видел, как на лице эльфа медленно появляется таинственная улыбка. Всего через несколько шагов всадник зачем-то нарочито медленно стал разводить в стороны руки с растопыренными пальцами. Как вдруг...

Могучая вспышка изумрудной пелены магии, облаком искр очертив контур Ерртора, вклеила его в пульсирующую стену энергий ловчего заклятья. Такая же стена вспыхнула и за Амдебафом.

- Ловушка! - взревел дракон.

- Даже трудно представить, кого я перед собой сейчас увижу, - ухмыляясь, громко произнес Ерртор, саркастически подняв бровь. Мокрое серебро волос облепило лицо эльфа при ударе. Амулет Скраб на лбу давно уловил западню в глубинах тоннеля и высвечивал хозяину размытый туманный сгусток энергий таящегося в засаде, услужливо произнося его имя.

Со вспышкой света из тени невидимости впереди вышел Великий. Зеленый Бог ярился лучами изумрудного света. Его грудь, плечи и ноги укрывали густо-малахитовые с серебром росписи пластинчато-чешуйчатые доспехи. На наручах и синем поясе блистали прозрачные квадраты гномьих боевых кристаллов. Могучая рука сжимала пламенеющий лазурным пламенем длинный слегка изогнутый золотой клинок.

- Надо же! Какой неожиданный сюрприз... - шире и ядовитее улыбнулся обездвиженный эльф. - Судьбе не откажешь в иронии. Не правда ли? Тот же охотник в чреве изгнивающего тленом тоннеля и тот же эльф с драконом за спиной ищущий путей в Тироль.

Амдебаф глухо утробно зарычал. Его Фару под чешуей закипела иссиня-фиолетовым пламенем, озаряя бриллиантовую чешую радужными разводами. Голова матери на спине сильно стесняла движения.

Зеленые крылья за спиной Дрела были распростерты в стороны. На каждом пере мерцала ослепительно белая искра боевой магии, готовая немедленно броситься в бой. Лишь лысая голова крылатого зеленого атланта была не прикрыта.

- Ты ошибаешься, брат! Картина абсолютно иная! - гулко свирепо пробасил Дрел, уронив брови коршуном к переносице. - Я теперь совсем иной!!! - Великий воздел могучие руки вверх, зайдясь ослепительными протуберанцами желто-зеленого пламени.

- О! Вижу-вижу, - равнодушно ухмыльнулся Ерртор. - Оброс другими костями и мясом... как и прежде... Как ты наверно заметил, да и я теперь НЕЧТО... - эльф немного тряхнул головой. Серебро волос открыло две черные руны на щеках, медленно разгорающиеся ярко-зеленым светом. Столь же неотвратимо медленно начинал разгораться амулет Скраб на лбу. Сквозь волосы эльфа стали пробиваться тонкие лучи с изумрудов плетения Скраба. Заковываясь в лед и иней, стены тоннеля задышали стужей лавинообразно сгущающейся Ануши.

- Я это успел узреть еще в Генаре! Учуяв твою душу, я сразу понял, что вы поторопитесь сквозь единственный известный тебе проход в Тироль! И теперь зрю явственно, что предо мной не эльф с открытым сердцем и кристально чистой душой, а ТЬМА Зираиды, обличенная атрибутами древних артефактов безжалостных убийц!

- Ты прав, Великий! - в полголоса холодно произнес Ерртор. - Я единивший триединство высшей власти Зираиды, Лорд Шашир! Я давший ей клятву! - глаза эльфа озарились бело-лунным светом. Мрак Ануши колышущимися волнами скапливался за его спиной.

- Так значит, брат, ты враг мне, враг Великим ищущим в Свете и враг Эндоре! - рокотал раскидистым басом Дрел, грозно надвинувшись на пленника в сетях магии.

- Ну и короток же у тебя ум, Великий Дрел! - негодуя, утробно зарычал Амдебаф. - Ерртор отдал всего себя, сражаясь за Фиэней с Арканами! Это он призвал Ануши и высветил их тьмою из теней невидимости, чуть не распрощавшись со своей сутью! Это он поверг одного из семи Богов Ночи в горах Нрады, сражаясь у останков матери!

- Да и это он поработил и затуманил твой разум! Это ты, Спаситель, бежишь от своих детей Эндоры в Тироль, бросая их на растерзание Зираиде и Арканам! Спроси себя по чьей воле? - гневно бросил Дрел Амдебафу. - Ты не представляешь насколько многолика Тьма и искусна в сетях лжи, подмены и обмана!!! Я этот урок Арла сквозь зубовный скрежет доисторической твари усвоил на Вечность!!!

- Я... попрошу... лишь... РАЗ! - произнесенные в полголоса слова Ерртора падали сто тонными ледяными глыбами. - Уйди с дороги и никогда не вставай у меня на пути... брат!!! - широко раскрытые глаза эльфа обжигали смертельным холодом лунного света.

- Ха-ха-ха! - бросил в лицо пленника снисходительно-язвительный смех Дрел. - Давай поддадимся безумию и на секунду поверим, что я пропустил тебя в Тироль. Все знания Великого Амдебафа - знания плоти и крови Эндоры, знания магии и силы Великих ищущих в Свете вдруг станут достоянием Арловой Тьмы и Зираиды! Что будет после того как ты и порабощенный разумом Амдебаф вернетесь в Эндору? Ответ прозрачен и очевиден даже для слепых и глухих - этот мир падет в одночасье в пасть Забвения!!! И я этого не допущу!!! - Дрел не хотел больше рисковать и упускать скользкую тьму из своих рук. Великий рванул и остановил магией пески времени, коротким взмахом занеся меч для рокового удара...

Сердце Амдебафа сжалось от осознания своей магической никчемности. Знакомая до каждой чешуйки волна энергий, сотворенная Дрелом, обдала Амдебафа, вот только он не мог вспомнить, что за магия сейчас твориться впереди. Взор уловил молниеносный блеск взлетевшего вверх карающего меча...

- Я тебя освободил от той плоти, освобожу и от этой, - спокойно ответил Ерртор, даже не взглянув на занесенный меч.

Дрел оторопел. Лорд Тьмы воспринимал и был в одной тональности с ним в остановленных песках времени. Мало того руноликий эльф, оставив и доспехи, и оружие вкованными в силовое энергетическое мерцание, просто сделал шаг вперед из его удерживающего ловчего барьера. Пред ним стоял черный силуэт с сияющими изумрудными рунами на щеках, белым пламенем очей и лучистой зеленой звездой во лбу.

Магический клинок тонко взвизгнул, рассекая уплотненный временем воздух, и проскользнул от плеча до бедра сквозь туманный силуэт Лорда Ануши. Молниеносный взмах могучих крыльев метнул во врага мириады стрелоподобных раскаленных белых искр, но лишь впустую проскочив сквозь Ерртора, стремительная атака Дрела рассеялась, опалив свод и стены тоннеля.

- Ты даже представить себе не можешь ЧТО Я ТЕПЕРЬ ТАКОЕ... - черная мгла, силуэт Ерртора, вдруг рванулась вперед сквозь пламя и защитные барьеры Дрела. Схватив голыми руками превосходящего почти в два раза зеленого великана, словно пушинку, Лорд Тьмы прыгнул на стену тоннеля. Камень, вздрогнув концентрической рябью как водная поверхность, расступился, а Ерртор все продолжал и продолжал бежать вперед, погружая плоть Великого в бездну скального монолита Тироля, пока сердце Дрела не сделало последний обреченный удар, замерев окаменевшим бездвижьем...


- НЕТ!!! - нестерпимая боль, примчавшаяся из-за горизонта, перехватив дыхание, пронзила пылающей стрелой сердце Чари. - Нет!!! - ноги девушки подкосились, и упущенные волей остановленные пески времени вышвырнули безвольно обмякшее тело в его естественный поток. Великая упала на одном из просторных балконов беломраморного дворца в творимом парящем городе над руинами Илуны. - Нет!!! Только не ты... - дрожа, стонали губы, и слезы хлынули из широко распахнутых ужасом голубых глаз. Разум Великой силился найти отклик, яростно метался по пространству в поисках родного ментального узора возлюбленного, но загоризонтные дали парили лишь хладной мертвенной пустотой, лишенной биения родного сердца и пульсации души.

- Чари! - голубой звездой с верхних ярусов почти готового города упала Укишера. - Сестренка, что... - ужас в глазах подруги кричал так, что сердце Великой чуть не разорвалось от разделенной боли.

- Дрел... - белые крылья девы птицы бились в конвульсиях. Тонкие пальцы только что творившие волшебства гармонии и красоты на стенах будущего дома нервно дрожали, комкая все подряд, не в силах найти себе места. - Дрел... его больше...нет... нет... нет... - взрывая разум эхом мчалось в каждой частичке плоти Великой. Мир рухнул и померк забытьем...


Амдебаф не успел даже сообразить, как только что, стоящий впереди, закованный в ловчую магию Ерртор исчез вместе с карающим его Дрелом и вдруг появился возле него, выйдя прямо из стены в дымчато-туманном естестве.

- Я... - теряясь, протянул дракон.

Ерртор втек сквозь поверхность в свой костюм и доспехи, уплотнившись до естественного состояния. Хлесткий удар, рванувшейся со всех сторон Ануши, погасил сковывающий эльфа барьер в одночасье. Так же неестественно легко он погасил барьер и за Амдебафом.

- А ... Дрел?

- Он больше никогда не встанет у меня на пути, - в меркнущем бледно лунном свете очей эльфа еще пылали остатки ярости.

- Постой! Погоди! Это не может быть правдой!!!... Ты убил его? - не верил своим глазам Амдебаф.

- А как ты думаешь, что он собирался со мной сделать? - равнодушно пожал плечами Ерртор. - Как по мне двусмысленности во взмахе его меча не было абсолютно. Его-то ты успел заметить?

- Взмах успел, а вот остальное... - Амдебаф опасливо косился на абсолютно гладкую стену, в которой исчез Дрел.

- Магия песков времени. Доберешься до своего замка и сразу вспомнишь, - в голосе Ерртора звучала бездонная тоска и разочарование. Он много медленнее побрел дальше по тоннелю.

- Гореть всему в пекле! Вдумайся!- Амдебафа до кончика хвоста коробило и выворачивало от мысли, что он был свидетелем как брат убил брата пусть и названного. - Ты опять совершил непростительную, непоправимую, чудовищную ошибку! Это даже не глупость, не дурь, не... Не могу подобрать слов!!!

- Я просто выиграл поединок, - равнодушно холодно тихо отозвался Ерртор.

- Не верю! Не хочу верить, что твое сердце настолько глубоко увязло во тьме бездушия! Ведь Дрел защитник Эндоры! Ты не мог найти иного выхода из ситуации? - не унимался разъяренный дракон. - Именно сейчас ты стал врагом Эндоры! Понимаешь, сейчас! Ты только что отобрал не только его жизнь, а жизни сотен тысяч, а может быть и миллионов которых Дрел мог бы защитить!!!

- Ошибаешься, Спаситель Амдебаф, - с тихой горечью пробормотал эльф. - Я стал им гораздо раньше, когда не смог сохранить в тайне секреты нашей магии Фару и выложил все Зираиде на золотом блюде. От нее погибнут тоже тысячи и миллионы... Так какая разница...

- Нет! Ты не только удвоил количество будущих смертей Эндоры, ты лишил их надежды, веры, крылатого светоча в небе! И что самое ужасное и недостойное - сейчас ты поступил сознательно, а раньше не осознавал... - сердце дракона кипело в бурлящем гневе порицания. Когтистые лапы меряли шагами тоннель вслед за угрюмым эльфом.

- Хм... А результат один и тот же... - тяжкий вздох покинул грудь бредущего эльфа. - Ничего, скоро все измениться. Ты вернешь мне Ирраду, вернешь себе знания, и наши пути разойдутся. Захочешь, снова станешь спасителем Эндоры... Место только что освободилось...

- Махровый, законченный эгоист!!! Вернешь мне...!!! Если бы ты не был всадником матери, я бы тебя давно сожрал и не побрезговал, - злобно лязгнули у самого затылка эльфа выщеренные драконьи клыки. - С чего ты решил, что Иррада вновь станет носить тебя на своей спине? Кем ты был для нее? А кем стал сейчас? Пораскинь своей туманной совестью. Дрел направил мать на мои поиски. Благодаря Дрелу, я появился на свет! А ты его уничтожил! Я спрашиваю тебя, как ты посмотришь ей в глаза после этого? КАК?!!!

- Не знаю... - еле слышно пробормотал, понуро повесив голову, Ерртор. - Ты наверно предпочел бы видеть меня на его месте.

- Я... Совсем меня запутал!... - раздраженно выпалил дракон.

В скором времени всадник и дракон добрались до тупика в тоннеле. Весь путь их поводырем было лишь угрюмое безмолвие. Ерртор молча подошел к каменному монолиту преградившему дорогу. Молча снял с пояса Ишь и полоснул себя по ладони, впечатав выступившую кровь в шершавую влажную стену преграды. Сбрасывая магический барьер, сложные вязи рун полыхнули по всей ее поверхности. Простертые вперед руки призвали на кончики пальцев мощь древней магии и воли. Нехотя скала гулко ухнула и, вздрогнув, раздвинула в стороны створки почти сто метрового скального монолита врат в Запретную страну Богов. В лица странников ударил яркий свет голубых безоблачных небес, приглашая Великого в родные юдоли.



Шкура Мрази.




Тироль.




Бешенный танец снежного шквала мешал и делал невозможным поиски. Он дико ревел безумной радостью зверя над разорванными клочьями свинцово черных туч, изрыгающих пронизывающие снежные заряды. Метель забивала глаза и нос, не давая даже едва приоткрытому рту сделать свободный глоток обжигающе студеного воздуха.

- Ну, Дрел! Ну, кудесник! Сугроб тебе в штаны! - кляла Нианна друга, проваливаясь в мечущуюся под ногами снежную кутерьму почти до колена. Даже широкие снегоступы из материи Иных, вытекшие из подошв девушки, не сильно спасали ситуацию и облегчали продвижение. - И на кой тебе понадобилось магией бури накрывать склеп этой мрази?!!! Закатал бы его в лед и дело с концом, так нет же...!!! - ртутно-серебряный блеск пятерни сгреб намерзшую корку льда с такой же полировано-блестящей маски с прозрачным забралом, защитившей лицо Нианны.

Чутье Великой безоговорочно твердило, что стоит ей применить хоть мало-мальски сильную магию, как невидимое и неосязаемое присутствие Арла, погребенное в недрах столицы Великих Сат, тут же отследит ее и... Продолжение слишком хорошо помнилось каждой веной тела еще по прошлому разу. Лишь кровь и самоотверженность друзей подарили продолжение никчемной жизни Калини тогда. Сейчас же она была одна. Совершенно одна. Дважды Изгой. КЛЮЧ от тайны Арла.

Хрупкая, ввергнутая Судьбой в лабиринт лишений, девушка была готова на все, дабы вскрыть ларец Тайны кометного демона. И к одной из частей этой головоломки она старательно пробиралась, воюя с беснующейся снежной стеной.

Обрывки беспокойных снов сегодняшней ночи приносили странные видения. Видения не только своего двойника в Эндоре, но и запертого, погребенного меж скальных хребтов некогда родного города Сат. Там происходило что-то важное. Туманно тающие видения показывали как в гигантскую скалу, воздвигнутую над некогда прекрасными дворцами, рухнул с небес краткий, но могучий рубиновый луч, как вздрогнули и вздохнули под ним недра, наполняясь неясным движением. Великая поняла, что это знамение дело рук что-то замышляющего Арла. Бунтарка жаждала доподлинно выведать ход его каверзных мыслей и бездушное тело в занесенном склепе казалось лучшей фигурой для продолжения Игры.

- Покажись, давай, где же ты? Где? - магический тонкий взор скользил под покровами неспокойных снегов в поиске картины местности, запечатленной Дрелом в ее памяти. Карты положения тайного склепа.

Пред тем как опуститься на тогда еще безмятежные розовые утренние снега, играющие мириадами рубиновых отсветов в восходящем солнце, Нианна осторожно покружила над прежним жилищем Дрела башней Нурд. Величественная и одинокая она возвышалась гладким цилиндром меж молчаливых скал. Вокруг башни витало безмятежное спокойствие. Не заметив ничего подозрительного, Нианна направилась в сторону юго-запада, где на одном из склонов и схоронил друг плоть Хранителя Нуча. Едва ноги коснулись хрустящего снега в указанной местности, как в черные кудри длинных волос нагло вцепился разъяренный порыв ветра. Тотчас его побратимы гигантскими черно-серыми мазками нарождающихся туч исполосовали умиротворенную пастель небес. Всего через несколько минут над головой лазутчицы взревела магическая снежная буря.

Внезапно нога Великой во что-то уткнулась, и, не удержавшись под хлестким порывом ветра, Ниа грохнулась в снег.

- Треклятая вьюга!... Вот те раз, нашла! - защитная маска лица со скрежетом скользнула по заснеженному ледяному остро отточенному торосу. - Прямо таки своим носом нашла! Вот тебе наверно икается, Дрел-кудесник! - сплевывала снег изо-рта, поднимаясь на ноги, девушка.

Магическое зрение нащупало под толщей снега четкую картину ледяных клыков-торосов, совпадающую с нарисованной Дрелом под Илуной. Еще несколько минут блужданий в рыхлом снегу привели Нию к намертво засыпанному входу.

- Когда встречу, обязательно передам в красках этому колдуну-затейнику как поимела массу удовольствия от поисков! Это ж надо так перестараться! Удружил так по полной! - раздраконенной кошкой фыркала Ниа, протирая налипший на прозрачное забрало снег. С ладоней двумя лентами скользнула материя Иных и пробив снежную толщу зацепилась за внутренние края входа. Небольшое мысленное усилие и сократившиеся жгуты втянули девичий стан внутрь.

Гробовая тишина склепа Хранителя Нуча нарушилась уверенной упругой поступью дерзновенной Бунтарки, держащей в ладони небольшую сферу лунного света. Пронзительно пристальный рубиновый взгляд вглядывался в черты древнего врага. Почти забытые, стертые из памяти, они вселяли ненависть и неприязнь всем своим видом.

Бездушное, двенадцатиметровое, веретенообразное немного сплюснутое тело покрытое, коричневой чешуей и закованное в темно-фиолетовые латы бездвижно покоилось в магическом летаргическом сне, припорошенное белым бархатом инея. Десяток мощных осмьминогоподобных, черных щупальцев-рук, испещренных присосками простирался вдоль тела. Но вот голову... Ее Нианна помнила в полной четкости. Походящая на драконью с короной рогов, с плоскими челюстями, испещренными мелкими зубами... И эти глаза. Пара ненавистных холодных черных глаз с белым кошачьим зрачком, да третий на переносице крупный, сиреневый, фасеточный... в который еще в Сате, при начале божественной "Игры", Ниа мечтала вогнать свой клинок Звирг по самую рукоять. И эта мразь беспомощная и безобидная теперь безвольно валялась, храня остатки жизни, у ее ног.

Отвращение к задуманному промчалось неприятными крупными мурашками от макушки до самых пят даже под броней материи Иных. Девушку инстинктивно передернуло.

- Надо же какие неправдоподобно-извращенные мысли родятся в твоей кучерявой головке, - сама себе вслух подивилась бунтарка.

Серебро брони соскользнуло с кисти, и тонкие пальцы боязливо коснулись коричневой заиндевелой чешуи Хранителя. В недрах древнего организма размеренно пульсировала жизнь.

- Когда-то вы играли нами как куклами, теперь настал наш черед! - полыхнули рубиновым гневом глаза Великой. Взмах кисти развеял руны оцепенения, наложенные Дрелом, и сознание, расслоившись, вонзило свой второй фокус Лирин-Синирры в недра спящего чудовища.

- Потрясающе! - тело девушки качнулось от неожиданности, чуть не потеряв равновесие. Ее второе ментальное я, ворвавшееся внутрь Хранителя непрошенным гостем, было ошеломлено простором не только оболочки, но и свободными размерами разума.

- Проснись! - властно приказала Ниа и, нервно вздрогнув, щупальца вдоль тела Хранителя пришли в движение. Голова двинула затекшей короткой шеей и повернулась в сторону девичьего стана, жадно вытаращившись черными глазищами с сузившимися в тонкие щели белыми зрачками. "Голод!!!" - загудело все внутреннее естество Хранителя, видя в стоящей рядом фигуре не повелительницу и госпожу, а лишь долгожданный кусок сочной плоти. Пасть гада наполнилась вязкой слюной. А фиолетовый фасеточный глаз на лбу инстинктивно исторг гипнотизирующую волну на столь близкую усладу.

- Э-э!!! - попятилась назад Ниа, едва справляясь с удушающей, одурманивающей сознание жаждой в порабощенном теле Хранителя. - Ты это на кого пасть разеваешь?

С трудом, но плоть Хранителя подчинилась новой хозяйке. Прошло еще немало времени, пока сидя в недрах пещеры Нианна обучилась управлять одновременно всеми десятью щупальцами троглодита и смогла заставить его встать и ходить. Тонкие вязи инстинктов, сохранившиеся в мозгу, поддавались восприятию Великой с очень большим трудом, настолько они были чужды естеству двуногого создания.

- Что скажешь? Как я тебе? - встав на задние шесть щупалец и почти упершись рогами в свод пещеры масляно-вязким басом, прогудел Хранитель.

- Что тебе ответить? - пожала плечами, наблюдающая в стороне, Нианна. - Мразь она и есть мразь! - лицо исказила гримаса отвращения и брезгливости.

- Но-но... Я попрошу... Я стараюсь... Для тебя между прочим и это ты сама в его шкуре, - Хранитель плавно опустился на все щупальца. - Мне тоже и Синирра и тем более Лирин гораздо больше нравятся чем это...многолапое чучело, - плоть Хранителя волнообразно приподняла все щупальца вверх, тут же снова опершись на них. - Сил нет, хочется кого-нибудь зачавкать! - из ожившего брюха чудовища доносилось требующее урчание.

Фару в теле Нуча по чувствам организма оставалось очень мало, но как только фокус сознания Нии обратился к рунам магии полета, щупальценогая каракатица окутавшись розоватым маревом свечения легко поднялась и зависла в воздухе под сводом пещеры.

- Запомни, главное дотянуть до замка Укишеры на Семи очах. Там и к Миру Огня можно обратиться, ведь Хранители, если вернулись в Тироль, считают что ты, Нуч, именно там. - Нианна ловко запрыгнула на спину Хранителя и удобно уселась на кресле из материи Иных на его спине. - Ха! Кто бы мне сказал прежде, что Нианна на спине грозного Хранителя Завета как на лошади кататься будет! - девушка залилась звонким, хрустальным смехом. - Давай же трогай помалу, жеребец десятиногий!!! - с расставленных в стороны кистей Великой полыхнули золотые трехмерные руны, скрывая небесного извозчика и седока в тени невидимости.

Горный хребет, объятый бурей, выплюнул снежную пробку пещеры-склепа. Разгулявшиеся не на шутку буйные ветра, лишенные зрителя своих бесчинств, понуро затихли. Измотанные, опустошенные облака устало заскользили к западу. Всего через пол часа Нианна в чужой шкуре и на ней держала путь к озерам Семи очей.

Не прошло и часа полета как непоседа принялась нетерпеливо ерзать на спине Хранителя.

- Поверить не могу, что эта каракатица быстрее лететь не может! Не летит, а тащиться как дряхлый осел! Ну ка, поднажми!!! Это вся прыть?! А может тебя отхлестать надо! - недовольно насупился всадник Предтечи. - Я пешком бы и то быстрее добралась!

- А ты терпением не отличаешься, погляжу! Забыла рассказ Дрела? - пробасил Хранитель. - Четыре дня он летел в этом теле от Семи очей. Четыре! Ты думаешь, я смогу доставить нас туда быстрее? С какой это радости? Да еще и на пустой желудок!!! - голод сводил с ума второй фокус сознания Нианны. - Вот накорми досыта тогда и о скорости поговорим более предметно.

- Ладно, - обреченно вздохнула Нианна. - Краток миг, но сладок! Покаталась и будет. Давай спускайся вниз.

Махина Хранителя плавно соскользнула к небольшому оазису с пышной растительностью.

- Полетишь сама к замку Укишеры на Семи очах и только там выйдешь из тени невидимости, да глотнешь Фару из Мира Огня. Только там! Усвоила? - наставляла Ниа свой второй фокус сознания. Великая могла конечно обойтись и простой мыслью, но все же такое непотребное общение немного скрашивало одиночество.

- И насколько мне дано знать твои помыслы, после я отправляюсь в Сат как Нуч, - прогудел Хранитель.

- Именно. Не вздумай тянуться ко мне мыслью - накличешь гарантированную погибель. Я сама буду следить за тобой. Только когда наполнишься Фару до краев, обязательно выставь экраны на разум и сознание, чтоб никакая другая каракатица не поняла, что души Хранителя в теле нет, - Ниа окинула взглядом отвращения спрутоногую тушу. - Давай, быстрый ты наш, пошевеливайся... - повелевающий взор указал в сторону востока.

Хранитель тяжело воспарил, растворяясь в трехмерных рунах невидимости.

- Ну а я, немного разведаю путь... - Великая подпрыгнула вверх, исчезая в голубом полетном диске.

Нарастающая скорость рванула вниз и назад складчатое белоснежно - черное полотно скальных гряд, испещренное изумрудом долинных оазисов. Как она обожала скорость! Сердце ликовало радостной песней, пронзающей пространство и обгоняющей сам звук. Тело пело в унисон, превратившись в незримую стрелу полета. Несколько десятков минут иступленного магического напряжения нарисовали на горизонте семь бирюзовых озерных чаш с беломраморной каменной лилией, удерживающей в сердцевине шпили и башни дворца Укишеры. Пройдя сквозь бездонность седых тысячелетий его красота манила умиротворенным блаженством женской идиллии.

Остатки недавнего сражения Дрела за свободу народа вод еще догнивали на прибрежных камнях белеющими скелетами Скаргов, Онулов и Цанаки, замешанных с меркнущим блеском их зеркальных доспехов. Тщательно осмотревшись и убедившись, что пронзительная тишина смерти над водами лишена тайных магических ловушек и затаившихся врагов, Нианна устремила полет на юг.

Прежняя память Великой не хранила целостной картины. Лишь размытые обрывки да случайные красочные клочья вспыхивали в сознании пытаясь, склеить невозможный коллаж в образ некогда обожаемого места. Воля стремила полет исключительно по проекции карты Тироля переданной беглянке Дрелом. Помимо воли, помимо стремления, полет девушки замедлялся нарастающим трепетом и волнением. Прежние, утонувшие в песках Забвения казалось на Вечность чувства, взламывали холод самоотверженной души и застилали небеса впереди непреодолимой дрожью.

Сердце Нианны зашлось в неистовой пляске волнения. Грудь содрогалась сбивчивым дыханием, словно ей не хватало воздуха для жизни, для смелости, для обретения утраченной любви. Полет диска замедлился и, в конце концов, робко завис у последней гряды, скрывающей замок возлюбленного. Великая опустилась на камень.

Нианна и не подозревала о такой почти неодолимой панической нерешительности живущей в ее сердце. Оно трепетало как нежный цветок в ужасную беснующуюся черную бурю. Глаза боялись заглянуть за рваный край камня, словно там, за ним, она увидит обнаженную в холодной безжалостности и неотвратимости Судьбу. Судьбу, которая навсегда скажет "НЕТ!" и поставит жирную точку в ее жизни.

Бунтарка сжала волю в кулак, рывком встала и, окутавшись магией полета, стремительно вонзилась ввысь. Строгий, грациозный, парящий белоснежный замок Ануф как и в первый раз восхитил неповторимым величием. Память и действительность слились в одно целое, чего нельзя было сказать о роскошном парке, водопадах и фонтанах в долине. Над разрушенными, заброшенными, позабытыми ансамблями витало запустение. В хаотическом порядке торчали из воды замшелые украшенные рунами и драгоценными камнями мраморные блоки, некогда бывшие руслами, каскадами и берегами. Дикий кустарник превратил в непролазные дебри красоту клумб и ковровую мягкость лужаек.

- Вот я и снова у тебя в гостях, любимый, - практически беззвучно, переполняясь грустью, прошептали губы Нии. - Что же ты меня не встречаешь?

Нианну встречала та же уединенно молчаливая пустота, что царствовала и близ башни Нурд, и на озерах Семи Очей и над разрушенным замком Гуниана и Зурбаклина. Эта Пустота не могла видеть дрожание слезинок на ресницах, не могла чувствовать содрогание груди в плаче, не могла видеть себя в отречено-безнадежных пучинах расширенных зрачков рубиновых очей.

Надежда... В груди хрупкой девушки осталась гореть призрачным, нереальным, медленно затухающим в пучинах лишений, пламенем лишь белокрылая надежда... надежда на любовь.

Величественный, гордый, неприступный... но пустой, безжизненно-холодный и покинутый замок Амдебафа парил пред невидимой тенью - Нианной.

Воспоминания пытались пробиться, пытались склеиться, но не изнутри памяти, а откуда-то снаружи, словно плавая вокруг. Это походило на лоскуты одурманивающих наваждений заползающих без спроса под волосы прямо в мозг. В первый миг Нианна испугалась этой внезапной атаки чуждой, но желаемой сторонней памяти. Девушка, выровняв дыхание и сжав волю в кулак, решилась на мгновенье приоткрыть себя ей. Голодным, копошащимся роем обрывки вонзились в сознание, толкаясь и гася друг друга красочной мешаниной образов. Но в этой какофонии нестерпимых, обглоданных мелодий Великой удалось выхватить суть, ухватить то зерно, без которого ее пребывание в Тироле было бы тщетным. Провидение подарило красочный фрагмент полотна с изображением ее потаенного дома. Точнее того места где он некогда был сокрыт от посторонних глаз в далеких, северных, угрюмых, вечно спящих ледниках. Гигантские, прозрачные короны пиков, вздымающихся из непроглядной тьмы бездонных ущелий, в которую не заглядывают даже ветры. Она вспомнила место, но путь к нему оставался недоступной тайной.

- И на этом спасибо, старый друг, - тяжелый вздох покинул опустившуюся грудь. Не понимая, как ее собственная память оказалась у парадного входа замка, Ниа еще раз пристально огляделась. - Бесит! Терпеть не могу, когда такое происходит! - вспышкой негодования вдруг взорвалось нутро. - Еще и еще раз Рок заставляет чувствовать себя мышью в заранее подготовленном лабиринте с вкусной приманкой по кому-то нужному направлению!!! Однако...

Память материи Иных в теле Великой, как и подобает ключу, четко хранила положение замочной скважины древней Тайны в глубинах бесноватого океана. Тайны - ее последней надежды на победу и свободу. И эта тайна тоже звала ее далеко на север.

- Как-то все гладко складывается. Все по пути. По прямой, что ни на есть, линии предначертаний. Знать, без участия Всемогущего не обошлось. Ничего, настанет момент, и я с тобой поиграю на равных! - немного повеселело девичье сердце, настырно продолжающее верить в невозможное.

Легкие, невесомые шаги невидимки едва слышно захрустели по гальке и приблизились к голубого мрамора арке парадного входа, скрытой как и весь дворец за силовым магическим барьером Предтеч. Белоснежная громадина шпиля центральной башни словно нанизала на себя само солнце. Два грозных каменных изваяния черного и белого драконов близ арки буравили рубиновым светом глаз саму душу Нианны, даже скрытую в покровах невидимости. Тонкие пальцы медленно скользнули к прозрачному бриллиантовому браслету выше левого локтя...


...Сердце сжалось от удушливой боли. Будто черная сеть магии Хранителей, вдруг вынырнувшая из пучин забвенного прошлого, вновь набросилась на грудь и каждый вздох не дарит жизнь, а похищает ее, наполняя тело терзающей раздирающей болью. Амдебаф смотрел в пустые глазницы прошлого. Он смотрел на выплавленный в основании одинокого утеса собственный силуэт с бриллиантовыми вкраплениями чешуи. Силуэт своей непокорности, силуэт последнего мига своей жизни. На секунду рассудок померк, утонул, растворился в океане этого древнего истязания, но воля Великого дракона отшвырнула нахлынувший мрак вскипевшей пенной волной, разбившейся о неприступный базальт его обновленной воскресшей воли. Рокот и вой боевой магии в этой оплавленной скальной чаше у утеса обрушился раскаленными воспоминаниями ярости, вскипятив кровь в жилах новой жаждой схватки. Рваные оплавленные язвы и шрамы тверди, не зажившие в тысячелетиях, заставляли помнить и жить, веря в будущее, во что бы то ни стало.

Ерртор молча стоял рядом. Серебро волос руноликого эльфа нещадно трепал ветер. Всадник понимал, что Амдебафу ничего не надо пояснять и рассказывать. Все слова мира будут лишними в этот миг. Все рассказы разума в этот миг бесследно утонут в пучинах клокочущих эмоций. Амдебаф с гортанным рыком медленно скользил яростно прищуренным взором по трещинам и воронкам, по оплавленным склонам и осыпям, будто вспоминая свой каждый смертоносный удар и отраженный выпад Хранителей, словно изготовившись к следующему неожиданному нападению.

- Взгляни. Именно с этого утеса дух Иррады улетел в поисках тебя в звездную Вечность, - Ерртор указал пальцем на карниз утеса вверху. - Она совершила невозможное... - молчаливое сердце всадника дрогнуло, окутанное теплом воспоминания о крылатой подруге.

- Во имя Вечности!!! Раз смогла мать, значит и я способен на такое!!! - грозный рев дракона взорвал тишину обгоревших седых скал. - Веди меня всадник домой! Я верну ее к жизни, чем бы это для меня не обернулось!!! - под бриллиантовой чешуей дракона полыхнуло голубое пламенное свечение Фару.

Ерртор простер руки вперед и вырвавшийся из них гигантский спрут Ануши, раскинув голодные щупальца в стороны, пожрал путников, превращая мгновенья времени и пространства в мизерную, перенесенную на огромное расстояние, песчинку. Черный щупальценогий демон магии Тьмы изрыгнул Ерртора с Амдебафом на большой высоте в нескольких километрах перед долиной Ануфа.

- Вот ты и дома, - золотой блеск доспехов Ерртора парил в воздухе в сердцевине паукообразных подвижных серо-черных лент Ануши рядом с Амдебафом.

- Нет, всадник... Мы дома...


...Черную вспышку магии смерти в небе Нианна не увидела, а ощутила тысячью ледяных игл вонзившихся в спину. Чужая, могучая, она стремила свой полет именно сюда.

- "А вот тебе и сюрпризик! Засекли! Выследили, твари!" - вихрем промчалось в голове Нии. Месть очумело бесновалась в груди, жаждя кровавой дани за поругание всего дорогого в мире Тироля. Но разум холодно диктовал, что ввязаться в схватку неизвестно с кем, на не известно какой территории является чистым самоубийством. - "Не сейчас! Не сегодня! Погодите немножко!" - пальцы решительно рванули бриллиантовый браслет с руки. - "Я выполняю обещание, Иллириэль слышишь? Я возвращаю меч Амдебафа пусть не ему, но смотрителю его замка!"

Короткий бросок швырнул магический артефакт прямо в заградительный барьер. Заклятье Предтеч вспыхнуло радужным гало и всплеском молний, узнав незримую подпись господина и беспрепятственно пропустив предмет под купол.

Нианна вонзилась волей в ток песков времени. Те покорно застыли и голубой диск Великой, так и оставшейся лишь незримой тенью, помчался к северному далекому горизонту...

...Амдебафа вновь обдало волной незнаемой, но такой привычной по прежней жизни магии, а острый взор, пристально изучающий замок, успел уловить у земли всплеск возмущения на барьере Предтеч. Ерртор бросил на дракона удивленно-настороженный взгляд и в ту же секунду молча растаял в воздухе. Великий поспешил последовать его примеру...


- Ну же, ну... сестренка держись, - Укишера ласково гладила рыдающую у нее на груди Чари по веерам белых пуховых перьев на голове. Повелительница вод перенесла ее в бессознательном состоянии в башню Иллириэли и сидела вместе с подругой на кровати. Взор девы птицы, вновь загнанной судьбой в клетку истязаний, подернулся поволокой ужасных мучений. Девушка вся непрестанно дрожала, утопая в холоде тихих рыданий. - Птичка наша певунья. Дрел не мог вот так просто взять и бесследно исчезнуть. И погибнуть не мог. Он же у тебя богатырь! Может у него какие-то срочные дела в мире духов и он отправился туда к Махашу и Енишу. Может его позвали тигры Ррагор с Рругуром. Все может быть... Нельзя сейчас так отчаиваться.

Чари отрицательно трясла головой не в силах сдержать горючих рыданий.

- Я... Я точно знаю, - слезинки катились бриллиантовыми бусинками по девичьим щекам. - Боль... ты понимаешь, Уки, боль!!! Я почувствовала ее его нервами, его жилами! Это была она! Смерть! Забвение!... - девичий взор пустел с катастрофической быстротой. Рыдания становились все тише, заковывая душу в стылый безжизненный лед отречения и безразличия. - К чему теперь все... - еле слышно прошептали воспаленные губы.

- Ты не должна так говорить, - обняла подругу за плечи Уки. - Мы должны верить и надеяться, что все образуется. Посмотри на себя. К тебе же вернулся рассудок. Вернулся вопреки всему. А мой Шум нашелся сквозь тысячи циклов. Я не сдалась, не сгорела в огне самобичевания, не застыла в вечной мерзлоте безразличия, потому что просто верила в невозможное. Мы, Великие, не потому что много знаем и много можем, а потому что беззаветно верим в Величие Вселенной и ее благосклонность. Мы не вырываем и выпытываем ее тайны. Мы как звездные дети просто любим ее, и она непрестанно одаривает нас своими секретами и звездным светом любви. Поверь же и ты ей...

- Я...верила... верила сколько могла, - Чари тихо отстранилась от подруги. - Но больше не могу... не за чем... верить не во что... не для кого... Понимаешь?

Чари медленно подняла потупленный взор. И Укишера встретила в нем лишь холод безразличия бездонно голубых озер страданий.

- Мы все обманываем себя ложной надеждой и мнимой силой, наберись мужества и признайся себе в этом Укишера, - Чари медленно встала с кровати. - Есть только Арл и его воля, его власть во всех мирах! Все остальное лишь наш самообман. Если душа Дрела не в мире Духов у Ениша, то она может быть только...

- Нет, - стылый ужас неизбежности мягко лизнул сердце Повелительницы вод. - Погоди... - по разуму словно тупой с зазубринами нож, медленно проползла отвратительная мысль. - Уж не надумала ли ты...?

- Дрел единственный для кого я хотела бы жить, - согласно кивнула Чари. - Все остальное пыль, не имеющая ни смысла, ни значения. Если я не найду его душу в мире Духов, значит у меня только одна дорога... и я по ней пойду до конца... Прощай подруга!

- Но... - Уки потянула руку к подруге.

Кроткий взмах белых крыльев создал кольцо прыжковых рун, и без оглядки Чари растворилась в его магических недрах.

- Но наша дружба... мы... наш город... - руки Укишеры безвольно опустились, а на глазах навернулись крупные градины слез.



Кубок кровей Аридалы.




Низинные земли.




Яркой, мгновенно погасшей вспышкой, зеленый луч скипетра Мер вспорол небесную синь от горизонта до горизонта, пробросив практически затвердевший белый болид тела Тиринара на огромное расстояние по прожженному, лишенному сопротивления воздуха, тоннелю в небесах. Позади остался замок на каскадах Ини и взволнованное заплаканное лицо Укишеры, сообщившей о пропаже Дрела и решении Чари. Позади остались и милые прежде, но донельзя суровые ныне лица русалочек Лиль и Айми. Именно этим красоткам, по которым вздыхала большая половина сердец всадников Генара, Тиринар оставил сундук со Светгардионами и поручение об организации защитного периметра над дворцом и каскадами озер Ини.

Короткий разговор со старым приятелем, магом орков Фурундом из Юрга, принес скверные вести. После поражения под Озерном орки были деморализованы и подавлены. Страх пред могущественной Зираидой заставлял кланы и орды сниматься с насиженных земель и поспешно убираться на юг. Орки перестали верить в свои силы, видя грозную несокрушимую мощь посланцев Арла, и лишь уповали на единственную защиту, сокрушившую совсем недавно горящие недра земель мхов и болот. Орки слепо и свято верили в Золотых богов Ирраду и Ерртора, уповая лишь на их защиту. От мала до велика длинные цепи караванов растянулись по топям и гатям, по рекам и озерам, пробираясь к Юргу. Туда же понуро отступали и остатки орд под предводительством наместника главнокомандующего Данра и верховного мага Ракла, уцелевшие после поражения под Озерном. К нескрываемому удивлению Тиринара этой верой полнился и его друг старый Фурунд. Даже слова Великого о том, что Иррада погибла, Ерртор пропал без вести, не поколебали уверенности старика, в чьих глазах ярко горела память о прежних славных делах золотых спасителей.

- Они прилетят! Вот увидишь! - упрямо, даже фанатично настаивал старик. - Они ведь наши Боги! Они не могут не прилететь! Орк!!! Мы все будем спасены!

И откуда взялась в умудренных глазах старца такая нерушимая вера, несмотря на все факты и доводы, Тиринар понять не мог. Фурунд отдавал себе отчет, что Юрг не сможет прокормить всех прибывших, что совсем скоро в городе настанет голод, а за ним придет и мор, а возможно много раньше смерть упадет с небес армией Арллура или подползет черной змеей армады Зираиды. Старый воин и маг просто верил, вышвырнув из себя словно ненужное, бесполезное, истлевшее тряпье, остатки голоса разума.

- Мне бы твою уверенность, старина, - по окончании разговора тяжело вздохнул про себя Тиринар.

Аридала еще не была в поле зрения. Тиринар решил не рисковать и продолжить полет на серповидных крыльях белоснежной брони Шиму, заведомо скрывшись в тени невидимости. Не прошло и получаса, как натужный свист в тонких крыльях снизил темп своей арии и невидимым духом Тиринар завис над стройными порядками людской армии.

Колонны, шеренги, корпуса... Даже Великий пришел в восторг от идеальной вышколенности и подтянутости войска, вымуштрованного главнокомандующим Миридом. Дух воинов полнился отвагой и самопожертвованием... вот только пульсирующие в их головах монотонные мысли приводили мага в ужас. Ментальный слух содрогался от непрестанного хорового пения одной единственной мантры - АРЛ!!! И вторя ему, пульсировали и разгорались алыми рукавами тяжелеющих облаков сами небеса.

- Ох, дуболомы непутевые, накличете вы себе заступника, самим мало места будет!

Клубящаяся серо-черная мгла медленно, но неотвратимо наползающая с запада, приостановила движение и замерла словно хищник, готовящийся и примеряющийся к молниеносному прыжку.

- Вот мне как раз тебя и надо, - Тиринар направил медленный полет в самый центр туманно-неведомого чудовища. - Попробовать на вкус, да посмотреть из чего у тебя нутро сделано, - скипетр Мер успокаивал прохладой могущества кисть Великого, готовую в любой момент метнуть вперед разряд смертоносной магии...


...Звуриалл Ганн мягко опустился на площадку близ покоев Кровеславного на флагманском Джундарге. Труны Ги и Лому держали в свободных от спиральных посохов руках по белоснежному кубку горячей крови для прибывшего господина. Сзади них полукругом выстроилась процессия глав лиг магов Ануши Кшурурий и всадников Шракков, за ними стояли более низшие чины наземных войск: повелители клыков, жал, поводыри и погонщики. Напряженными гончими, не ведающими пощады и усталость воины жаждали слов Лорда.

Медленно снизойдя по крылу Звуриалла Ссенр кончиками пальцев коснулся основания боевой маски. Расслоясь на сегменты и уйдя вниз, она обнажила остервенело-довольное выражение лица повелителя. Глаза Лорда мерцали бело-лунным светом предвкушаемого хищного удовольствия.

- Этот день, - лорд воздел вверх руку, сжимающую серебряный магический стержень, - все Труны Зираиды с благоговейными стонами впишут своей кровью в скрижали великой и славной Жатвы! Они напишут, что горячим кровям покосов не было числа, что крови кипели от их страхов и мук, резонируя с их предсмертными симфониями криков и истязаний. Волхвы вознесут к небесам благодарные изнывающие стоны во славу Арла и его беспощадных Жнецов, покинувших свои юдоли и пришедших в чужие земли, дабы свершить свое родовое предназначение!!! Наши Уалы будут полны сладких душ, которые мы в празднике вознесения Хиригаши подарим нашему Вечному Богу!!!

- Во славу Арла!!! Во славу кровей жатвы!!! - грянули хором военачальники, уловив паузу в речи Кровеславного.

- Я зрил их на свои очи. Уверенных. Твердых. Покосы готовы к жатве! Они достойно мерцают отточенной сталью и ряды их стройны и непреклонны! Готовы ли к Жатве мои Жнецы?!!! - начав тихо, Ссенр резко перешел на истошно пронзительный крик.

- Арл! Арл! Арл! - сухо и безапелляционно харкнули хором Жнецы.

-Чу-у-у-дно! - довольно протянул Ссенр и взял из рук Лому кубок с кровью, жадно усушив его до дна.

- Итак, я предвкушаю быструю и славную победу сегодня во славу Всекровавейшего, - патетично-самонадеянно продолжил Ссенр и обернулся.

За его спиной два сопровождавших Лорда в разведывательном полете Шракка развернули на столе большой лист бумаги и магией Ануши создали на нем рельефное изображение местности, города и положения своих и людских войск.

- Покосы не прикрыты чешуйчатыми бестиями с воздуха, а посему, мои славные Шракки, у ваших Звуриаллов полная свобода действий. Но сначала пройдитесь по тылам и выжгите корабли на реке. Уверен наши хищно-быстрые Кшурурьи с радостью насладятся кровавыми реками людского авангарда. Сомните их, расчлените и развалите в стороны. Прочие "Я" повелителей жал и клыков обойдут покосов по флангам, дожимая сочных людей к реке и стенам. Ну а город, всадники моих косматых хлопателей Туч, к тому времени уже должен пылать и поджаривать до хрустящей корочки всех кто в нем засел!!! Победители всласть насладятся не только свежениной, но и приготовленными на огне блюдами! Великий Арл приготовил нам сладкий пир!!! - Ссенр вознес второй кубок крови поднесенный Труном Ги.

Трун Лому стоял чуть в стороне и монотонно, скрыв голову под капюшоном, раскачивался из стороны в сторону. Вершина спирального посоха волхва равномерно мерцала желто-зеленым маревом. Внезапно, издав шипяще-стонающий звук, Лому бросился к ногам Лорда.

- О, Ярый правитель струй крови по отточенной стали, позволь молвить никчемному и ничтожнейшему!

Ануши полыхнула над ладонью Лорда занесенной плетью и со свистом хлестанула по спине сгорбленного слуги, посмевшего нарушить истечение воли верховного правителя войск. Однако удар был скорее традиционным, показывающим ничтожность цепного волхва перед всеми, чем проявлением свирепой кары владыки. Ссенр очень ценил дар предвидения своих слуг.

- Наглый, непочтительный Хрум! - холодно прошипел Триединый, высоко воздев подбородок. - Какое видение помутило твой разум настолько, что презрев страх, ты позволил себе стонать у моих ног?

- О, вечная, сладостная мука всех тел Зираиды! - Трун приподнял голову оставаясь на полу. - Не я один, многие из моего народа во вздохе подобия зрят сейчас нависшую над людским сладкокровавым ульем великую силу. Тайную, скрытую, готовую... Силу призванную нашим Звездным Богом Арлом, начертавшим Жатву.

- Конечно, грязный тупой червь, эта сила и есть МЫ!!! - расширились в бешенстве глаза Ссенра. - И ты посмел позволить этому бреду коснуться моего слуха? - растопыренная пятерня Лорда с закипающей на ней Ануши медленно поднималась в воздух. - Выжившая из ума Чура!!!

- Да позволит Всемрачнейший, - потупив взор в пол жалобно выстанывал Трун. - Эта сила встала на страже людей! Это не наша сила! Она таится и поджидает твоих Жнецов, о бесконечный властитель моей крови! Я готов вырезать свое сердце и подарить его тебе прямо сейчас! - в руке Труна блеснул кинжал. - Только пожелай!

Ссенр тут же вспомнил монотонную молитву людских войск "Арл! Арл! Арл!"

- Ты жалко блеешь несусветным бредом!!! - грозно нахмурился Ссенр. - Однако... Раз ты кладешь свою жизнь рядом со своими словами... - Лорд скользнул испытывающим взором по молчаливому ряду вождей лиг Кшурурий. Те низко потупили взоры. - И как это понимать?! - злобно зашипел Лорд, в три шага подойдя к самому старому и почтенному, подняв его подбородок серебренным магическим жезлом. - Я тебя спраш-ш-ш-шиваю!!!

- Мои никчемные Труны, ведают более чем древние почтенные лиги Кшурурий?! Вы безнадежно зажирели на сытных Кровях Зираиды. Ваш вонючий мозг заплыл жиром удовольствий и развлечений!!! - кипел ядом презрения Ссенр. - Я явственно зрил, что народ Трунов проявил большее рвение и сноровку при изучении светозарной магии Фару. А сейчас что я слышу? Что??? Не угрюмо-холодную достойную речь мастеров Ануши предупреждающих о засаде своего Лорда, а слюнявые стоны никчемного раба, возвысившегося над вами своим чутьем!!! Трепещите Кшурурьи, ибо могут наступить времена, когда ваши отпрыски будут выносить Чуру за Трунами!!!

Не сговариваясь, как один все маги Ануши подняли стеклянно холодный взор черных очей на Ссенра, беззвучно негодуя от нанесенного оскорбления. Надменно-спокойно Кровеславный принял их вскипевшую злобу и яростно-уверенно встретил взор каждого.

- Так докажите же, что вы достойны быть высшими в кровях и чести! Ибо моя вера в вас, поколеблена ныне! - Ссенр быстро вернулся к столу с картой. - Приблизьтесь! - серебряный стержень указал на авангард войск. - К границе мглы подвести трех Джундаргов. Они должны быть готовы нанести удар по городу. Высадить войска с первых пятнадцати. Они же разворачиваются для защиты флангов. Остальные тыловые Джундарги занимают круговую позицию, жалами вовне, залегают и открывают створки для высадки войск, но резерв остается на месте. Кшурурьи защищаете их силовым куполом.... - Ссенр призадумался. Он понятия не имел с чем придется столкнуться. А чрезмерно осторожничать означало потерять лицо. - Я хотел открытого пира! Но после слов волхва я убедился...что ему таковым и быть!!! Нет силы выше Арла!!! А мы его воля и длань призванная пожинать!!! Все Звуриаллы со всех Джундаргов авангарда в небо!!! Я хочу чувствовать людской страх своими пятками стоя даже здесь на палубе, когда косматые крылья армады затмят непроглядной чернотой все небеса!!! Кшурурьи, расстилайте маскирующую мглу полумесяцем, охватывая войска людей у стен. Пока мои легионы "Я" не подтянутся к границе мглы, Звуриалы не нападают, а лишь кружат над нашими порядками, наводя своим видом и рыком ужас на покос. Я жду доклад о готовности, а вы ждете моей команды к началу кровавого пира. Все ясно?!

- Во имя Лорда!... Во имя Жатвы!... Во имя богов Ночи и святого Кровеправителя Арла! - торопливо удаляясь к своим войскам, салютовали Жнецы.

Замершая на некоторое время армада Жгаг-Гера пришла в движенье.


...Незримой тенью проскальзывал Тиринар в глубины серо-черного магического тумана. Медленно и осторожно, стелясь у самой земли, он продвигался в неизвестность, таящую смерть. Какова она истинная сила Зираиды? Насколько разрушительна? Насколько быстра? Дряхлый старик Тиринар, полюблявший крепко выпить, был первым, кто столкнулся с отрядом ее разведчиков. Был первым, кто противопоставил свое искусство магии их темной силе в неравном бою. И вот сейчас ему первому предстоит лицезреть ее истинное могущество. Безмолвным напряжением холодного клинка звучал дух древнего Шума.

Медленно огибая выхватываемые из слоистого серо-черного, туманного марева небытия стволы деревьев Тиринар вдруг резко шарахнулся в сторону, лоб в лоб чуть не столкнувшись с мастером Ануши, простершим вперед трехпалые руки и творящим заградительный маскирующий барьер. Зираидянин, учуяв неестественное колыхание создаваемой мглы, тут же оборвал магию, и плоский бронированный безглазый зверь на котором он стоял резко отпрыгнул в сторону. Кшурурья, мгновенно окутавшись плотной чернотой защитного барьера Ануши, нервно озирался по сторонам, тщетно пытаясь обнаружить врага.

- "Не дрейф черномазый, я нынче не по твою душу", - довольный тем что сходу не попался улыбнулся Великий.

Но то, что увидели широко распахнутые глаза Великого, повергло рассудок в несказанный шок. Прямо перед ним откуда-то с проясняющихся небес, свалив несколько громадных стволов к ряду словно сухие прутья, опустилась гигантская, испещренная острыми шипами когтистая лапа членистоногого монстра. Шум казался мизерной букашкой в сравнении с габаритами лапищи уходящей в нависающую тень.

- Чтоб мне... - нервно сглотнул ошеломленный Тиринар, и мысли о последнем глотке игристого вина застряли у него в горле.

Быстрый вираж спиралью подбросил его вверх. В прояснившихся небесах, все же скрытых от солнца густой серо-черной облачностью, почти замершему от нереальности увиденного сердцу открылась еще более шокирующая картина. Титанические колоссы плоских веретенообразных тел черных, отливающих пурпурными разводами пятисотметровых жуков медленно разворачивались, меняя боевой прядок.

- Лететь свистеть и кувыркаться! Может я как-то незаметно для себя из мозгов выжил? Такое раньше уж бывало... - Тиринар затрусил головой и потер глаза. - Нет на месте! Разорви меня океан на стадо головастиков!!! Один, два, три... двадцать восемь!!!

Великий пристально изучал строение плавно плывущих над землей махин. Особо привлекли внимание безглазые головы чудовищ, с покачивающейся дюжиной пятидесятиметровых, толстых, полупрозрачных усов, заканчивающихся ворсистыми жгутами.

- "Да чтоб мне есть и не наедаться! Это чем же эти брюхи накормить то можно. Не иначе вся плоть Эндоры туда и поместиться, и то только в качестве аперитива!" - но как ни силился Великий кроме нескольких сотен магов Ануши внизу он не мог разглядеть никаких войсковых порядков. - "А где же их косматые птички? Куда подевались воины в латах со самострельными дротиками на руках. Пехота кроме магов у них точно должна быть... А может была да пошла на корм этим троглодитам?" - недоумевал разум все еще не верящий в созерцаемое.

Но тут вышагивающая в авангарде троица плавно опустилась на брюхо. Их примеру последовали еще пятнадцать гигантов развернувшись боком и выставив головы во фланг.

- "Только не надо сказок, что устали с дороги и хотите отдохнуть перед обедом" - нахмурился Тиринар, ожидая продолжения этого нарочито неторопливого танца жуков-переростков.

Гулким раскатистым эхом понеслось во все стороны щелканье и хитиновый скрежет вскрывающихся на спинах жуков створок надкрыльев.

- Вот если эти шутки сейчас взлетят... - Тиринара медленно стала душить накатывающаяся паника. Однако увиденное глазами ввергло разум в тихое оцепенение. Ввитые в свернутые мышечные волокна с боков жуков к земле метнулись хитиновые ступени трапов. Их многоярусные брюхи полнились тысячами копошащихся личинок паразитов. Но этими паразитами оказались ровные ряды построений несметных войск Зираиды. С шумом распахнутых крыльев и остервенело-голодным ревом с верхних палуб вонзались в небеса, скаля черные клыки, сотни и сотни косматых Звуриаллов со всадниками на спинах. Черной шевелящейся лавиной, звеня сталью, щелкая жалами и лязгая оскалами челюстей, из жуков-носителей вытекала голодная, жаждущая крови армада Жнецов.

- Засохни мои жабры...!!! - Тиринар с ужасом пытался подсчитать количество высаженного десанта, прибавляя к нему в уме еще скрывающихся под панцирями тринадцати оставшихся позади транспортов. Тараканий резерв выстроился поодаль к западу в ровный круг безглазыми мордами наружу.

- Итак, подытожим! Как ни крути, мне повезло! Меня не видно, а вот вздуть все это тараканье мутантство можно прямо таки в одночасье! Тварюки сейчас не прикрыты силовыми полями, все нутро наружу, да и войска рядом с ними плотно сконцентрированы... - метался разум Великого в поиске немедленных действий. - Я буду не Шум, если бездарно упущу такой шанс!!! Удобные!!! Хоть не грохнуть, так изрядненько искалечить!!! Тридцать пять! Ха! Да у меня еще и запасик останется! - Тиринар прикинул количество боевых кристаллов гномьего хрусталя закрепленных на наручах и поясе. - А после не грех незаметно метнуться в гномий Горн, да еще кристаллов прихватить по-быстрому! Всех поджарить успею! - Тиринар решительно отстегнул крупный кристалл с пояса и поднеся к губам поцеловал. - Ну-ка малыш давай ка засветим этим тварям по взрослому!

Дух Властелина Шума метнул приказ пескам времени встать, и клубящаяся мгла небес послушно застыла парализованными завитками. Руны взвели в боевое состояние сразу три кристалла и голубые лучи доставки скипетра Мер расчертили пространство тремя линиями прямо в головы Джундаргов авангарда. Атака сбросила с мага покров невидимости.

- Люблю число три... вот просто нравится! - Тиринару хотелось сначала оценить характер повреждений, что нанесут кристаллы жукам, дабы набросать план дальнейшей атаки.

- А вот мы не любим непрошенных гостей!...

Три черных извивающихся жгута Ануши выхватили гномьи кристаллы из лучей доставки и обвив их плотными волокнистыми сферами по изогнутым траектория унесли вверх. Высоко над маскирующей облачной мглой взъярилось три ослепительных солнца...

...Королевская свита на балконе Аридала едва успела прикрыть устремленные вдаль глаза от нестерпимого жгучего света. Только довольно приличная дистанция в несколько километров спасла людское воинство от безнадежного ослепления. Спустя несколько мгновений раскатистый рокот взрыва обрушился на город плотной раскаленной ударной волной воздуха. Полотнища небесно-голубых стягов с изображением прыгающего золотого льва взбесновались яростным трепетанием...

- Началось! - холодно выдохнул командующий Мирид и кожа боевой перчатки скрипнула по рукояти меча...


...Кровеславный Лорд не понял откуда взялись три яркие солнца над его армадой, видимые даже сквозь клубящееся облачное покрывало. Вопросительный взор пал на Трунов близ его трона на палубе.

- Это знак Богов, о, сокрушитель кровей, - подобострастно простонал Трун Лому с поклоном. - Три солнца священное напутствие единившему Триединство...


... - Терпеть не могу сюрпризов, мешающих мне развлекаться! - глубокий недовольный бас Тиринара утонул во вспышке света, укутавшей его тело коконом барьерной магии. Великий совершенно не ожидал кого-то встретить в фазе остановленного времени. - И к тому же надо уточнить, кто в Эндоре гость-то непрошенный?

Справа и слева из-за спины Великого в слоистом колыхании жгутов Ануши выплыли две фигуры в глянцево-черных плащах с накинутыми на голову глубокими остроконечными капюшонами и зависли всего в нескольких метрах.

- Согласись незнакомец, в мирах смертных все так постыло предсказуемо, а сюрпризы так редки и очаровательны, - нежный, словно утренний ароматный цветок, голос выдал женское присутствие.

- И как я понимаю, меня удостоили чести не кто иные как Боги Ночи, - изобразив гримасу истинного удивления приподнял бровь Тиринар. Даже остановленное время шло и сердце Великого пыталось предсказать в какую сторону сейчас развернется лента событий.

- Богини Ночи, - второй женский голос был холоден и тверд как тонкое лезвие ядовитого кинжала. Руки из под плащей скользнули к капюшонам. Материя соскользнула назад, проявляя два юных девичьих лица. Обе чернокожие девы обладали исключительно изящными правильными чертами. Одна беловолосая с фиолетовыми глазами и белыми губами. Вторая с желтооким взором и густо-бардовыми длинными волосами. Из висков обеих выходили два ребристых рога охватывающих изогнутыми линиями изысканного украшения голову и смыкающиеся на затылке чуть вздернутым вверх шипом.

- О, какая высочайшая честь, - приложив скипетр к груди, галантно чуть поклонился Тиринар. - Так значит это ваши чада шалят на наших землях? - Тиринар бросил небрежный взгляд вниз. - Девочки, я конечно понимаю предложение прозвучит несуразно и дико, - Тиринар очаровательно мило улыбнулся, - но пока мы не перешли к более близкому знакомству, - маг покачал разгорающейся вершиной жезла, - может вы заберете своих кровососов с тараканьим выводком, да с миром отправитесь домой в Зираиду. Поверьте на слово Эндоре и без вас не сладко. По крайней мере я должен был вам это предложить... дабы соблюсти высокую букву дипломатии и чисто из природной вежливости.

- Сестра, тебе хотелось бы знать имя наглеца которого я сейчас прикончу? - прищуренный ядовитый желтый взгляд девушки с бардовыми волосами казалось прожигает душу насквозь.

- О, прости, незнакомец, - бархат вкрадчиво-нежного голоса беловолосой красавицы скользнул висельной прохладой по слуху, - мы столь не учтивы, что сами не представились, - кокетливая улыбка расцвела на перламутрово-белоснежных губах, а руки плавно развелись в стороны при поклоне. - Я - Зира, а мою сестру зовут Ида.

- Зира.. Ида... Как мило! Значит Зираида. Вот даже как, Создатели смерти Эндоры собственными персонами! - искреннее удивление просияло на лике мага. - Позвольте ответить вам любезностью и тоже представится. Меня зовут Тиринар, - поддержав изысканность манер, галантно склонил голову Великий.

- Раз мы все познакомились, теперь можно уже наконец я его удавлю? - Ида резко взмахнула руками, утонувшими во тьме Ануши. - А то армаде Жнецов давно пора делом заняться.

- Погоди, этот сладостный миг от нас не убежит, - мягко осадила сестру Зира.

- "Еще как убежит...если потребуется... А вполне возможно, что и вам побегать придется" - промелькнули язвительные мысли в голове Тиринара.

- Тиринар... Тиринар... - Зира, вспоминая, провела тонким пальцем по подбородку. - О, надо же... старый сухощавый старик, что умудрился пробраться духом в Шугул Жгаг-Гера и дал славный бой в землях орков? Я была поражена твоей дерзостью и способностью оборотня. Ты сильно похорошел с тех пор... и пески времени в твоей власти... Занятно.

- Он придуривается, разве ты не видишь? - чуть оскалила в ядовитой ухмылке белые змеиные клыки Ида. - Он Великий, иначе магия времени была бы ему не доступна. Должно быть, это кто-то из уцелевших Изгоев. А значит, во имя Арла я сейчас сделаю то, что не смогли сделать Хранители Завета... - глаза Великой вспыхнули желтыми звездами.

- Весьма польщен, что Великая Богиня Зира удостоила вниманием простого старика-мага и не меньше восхищает твоя глубокая осведомленность о делах в Эндоре... да и с кристаллами умело обошлась, отправив вверх. Как не прискорбно осознавать, допускаю, ты ведаешь их мощь, которая была применена лишь однажды и очень далеко отсюда. Следовательно твои шпионы... - медленно хмурился Тиринар, не обращая внимания на закипающую у Иды лавину Ануши.

- О... Я знаю много... много больше... - в мягком голосе прозвучала бесконечная властность. - Неужели ты думаешь, что однажды, понадеясь исключительно на свою силу, и, потерпев поражение в этих землях, я не извлекла урока и не узнала про Эндору все возможное и невозможное, дабы не повторить его вновь? В прошлый раз вы нарушили правила "Игры" и вступили в бой, помогая покосам. В этот раз мы вам этого не позволим! Во имя Арла мы придадим Забвению Эндору вместе с вами!

Смертный холод Ануши, направляемый волей Богинь Ночи, рванулся из пространства сотнями хищных клыкастых пастей, опутав удушающим, змеящимся сферическим кублом сияющую защитную сферу Тиринара. Ануши слоилась и уплотнялась загустевая, и превращаясь в высасывающую из света жизнь липкую, быстро твердеющую массу.

С шипящим визгом отяжелевшая сфера магии Тьмы вдруг вздрогнула и, разорвавшись мириадами быстрожальных лоскутов бросилась на своих творительниц. Ослепительная звезда невредимого Великого ярко сияла, окруженная гало из извивающихся протуберанцев непроглядной тьмы.

- Меня не смог предать Забвению, - рокотал пенным шквалом вздыбленных до небес океанических волн над оторопевшими куклами-Богинями, отброшенными назад, голос разъяренного Шума, - даже сам планетарный ОКЕАН!!! Я властелин Ш-У-У-М!!! - ревело буйными штормами имя, вызывавшее и у дневных и ночных мастеров Великих благоговейный трепет.

Скипетр Мер увеличился в размерах до посоха. Окутавшись, словно змеями, слоями Ануши он чернел и чернел, превращаясь из артефакта в зияющую, затягивающую разум и волю трещину в сами запретные недра вечно ненасытной Тьмы. Зияние на его шевелящейся вершине жаждало пожирать без меры и конца все и всех. Сияющие звездами голубые прежде очи превратились в две черные дыры, обреченные пожрать в себя весь мир звуков и красок. Душа Великого застыла в ужасающем даже тлен ледяном экстазе Всезабвения. Он кипел, множился и ширился. Удовольствию от себя самого не было предела. Каждая частичка плоти обезумев от вожделения смерти жаждала мчаться вперед и пожирать... пожирать... Пожирать без меры пределов и конца!!!...

Вся армада Зираиды и людская рать под стенами Аридалы затаив дыхание воззрилась на остервенелую пляску света и тьмы на небесах. Клокочущие разрывы, непереносимое шипение и грохот мечущейся меж туч тьмы сводили с ума потусторонним чувством неминуемой, не случившейся, но уже произошедшей со всеми смерти.

Шум с безумствующим остервенением жалил и кромсал, хлестал наотмашь и сек многоликой Ануши двух, назойливо мечущихся вокруг него, Богинь.

Все Джундарги, высадившие войска, поспешно закрывали бронированные створки надкрыльев. Огромные тела колоссов под быстрыми командами поводырей покрывались сначала слоистой, потом все более сгущающейся тьмой защитной барьерной магии. Стаи Звуриаллов, обтекая клокочущую неведомой тьмою язву небес, поднимались в прозрачную, наполняющуюся багровым заревом алых высотных облаков синь. Прикрытые мглистым туманом пешие войска под водительством мастеров Ануши быстро растягивались по расползающемуся фронту, охватывая полки Аридалы в клещи.

- Да поможет нам святой Арл! - челюсть поперхнувшегося глотком вина старика короля Микандра безвольно отпала, когда даже его слабый взор узрел тучи косматых крылатых чудовищ взмывающих над клубящейся облачной мглой запада. - Их тысячи!!! Не... Немыслимо!!! Как в древнейших письменах - "...и очернились небеса легионами тьмы, порождающими своими крыльями еще большую тьму... и заалело солнце, наполнив небеса кровью"!!! Это конец мира!!! Что зрят мои глаза...!!! Что зрят мои глаза!!! - перейдя на едва слышный шепот, почти обезумев от ужаса, причитал король людей.


- Шум великолепен!!! - восторгалась Зира, дикой ночной кошкой изворачиваясь в невозможных пируэтах от хлестких ударов Древнего Властелина. Никакие каскады каверзных очаровывающих ментальных рун, извращенные удары боевой магии, оттачиваемые ей тысячелетиями, ничего не могло даже поколебать размерено плавающую в остановленных песках времени черно-солнечную звезду смерти. Единственное, что удавалось сделать сестрам это не дать Великому сфокусироваться на войсках Зираиды в небе и на земле.

- Он Чудовище в самом мерзком смысле этого слова! - бессильно беленилась злобой Ида, извиваясь ядовитой змеей вокруг врага. Она окуталась в длинную вытянутую тень Ануши и действительно походила на огромного нага со вздыбленной чешуей и горящими огнями желтых глаз. - Будь он проклят! Его не пронять!

- У меня вообще сложилось такое ощущение, что он с нами играет, аппетит нагуливает перед тем как с наслаждением отведать! - над простертыми в стороны ладонями Зиры лоскуты Ануши затвердели десятками черных граненых кристальных дротиков, несущих в своей сердцевине копошащиеся пурпурно-бледные руны яда. С графитово-черных, полных нервных зарниц небес в них скользнули седые нити молний и подхватив снаряды помчались к шквалу энергий Шума. Облаком мизерных брызг разбилась атака Богини о неприступную скалу обороны Древнего. Ее царственно-надменная улыбка давно покинула взмокшее лицо.

Тиринар быстро забывал кто он, зачем он, что он делает. Экзальтированная агония услады игрой со смертью испивала остатки разума. Он Играл! Увлеченно, легко, без напряжения. Играл как Океан со своими жертвами. Кипящую душу пока еще развлекало занимательное кружение двух девиц и их магические потуги. Совсем скоро, когда эта игра наскучит, а взмокшие от напряжения обессиленные Богини соберутся ретироваться, он просто схлопнет ладони, просто пожелает и они навсегда растают в пучинах Забвения...

Внезапно обе Богини Ночи бесследно исчезли, словно их вытерли из пространства и были они прежде всего лишь наваждением, агрессивной иллюзией. У беснующегося океана в одночасье забрали терпящие крушение корабли, лишив все его шторма и девятые валы всяческого смысла. Шум напрасно скользил черно-бездонными зеницами, пытаясь хоть вскользь почувствовать затаившихся в тени Богинь-беглянок, но тщетно. Медленно и неохотно Древний Великий отдавал бразды правления разумом Тиринару, вдруг начавшему осознавать для чего он здесь.

Мгновенье отделило двумя щелчками следующую пару кристаллов и снова ставший жезлом Мер устремил их к угольно-черным коконам лежащих на земле, но уже закатанным в слои барьерной магии Ануши Джундаргам. Две вспышки растворились в слоистом колыхании барьеров, не причинив изготовленным к нападению транспортам никакого вреда...


- Извечная Тьма! - Ссенр вскочил с трона, увидев как на головных Джундаргах вспухли две ослепительные сферы взрывов. Волна жара и рокота окатила лицо Лорда. Скрытый в невидимости под его собственной маскировкой враг начал атаку первым. - В бой Зираида! Принесите мне их крови! Прославьте Арла Жатвой! - в негодовании он выхватил черный меч Шиппаа из ножен и прыжком прямо от трона приземлился на спину Звуриалла Ганна, лежащего и нервно потягивающего ноздрями воздух на окраине палубы. Хищник жаждал запаха гари и живой вскрытой плоти. - Ты сейчас утолишь голод, косматый брат! Клянусь утолишь! Вверх!

С посохов Трунов Ги и Лому в пространство уносились сотни маленьких сфер Ануши, доставляющих приказ Кровеславного в войска.

Сильные крылья Ганна набирали высоту практически вертикально. Ссенр привычно вцепился в длинную, резко пахнущую, жесткую шерсть, чтобы не вывалиться. Грудь жгла хищная неутолимая злоба, но разум оставался холоден и спокоен, изготовив весь убийственный арсенал заклятий и взмахи скоротечных ударов, не ведающих пощады.

Лорд услышал тысячеголосый вой прежде чем пробил слой облачности над армадой...

Сотни Звуриаллов, барражирующих в небе вдоль линии серо-черной туманной маскировки, как по команде развернулись в сторону Аридалы. Черные Хлопатели Туч молчаливыми голодными стаями ринулись, набирая скорость, к земле, как вдруг над их спинами, в руках всадников Шракков вспыхнули желтые боевые огненные сферы магии Фару. Ссенр видел картинно символичным, что жители Эндоры будут гибнуть от своей же светозарной Фару. С тысячеголосым воем магия света несущая смерть рванулась к людским легионам во фронте.

Отраженный в расширенных неизбежностью зрачках воинов, огненно-кометный дождь тысяч боевых сфер, исполосовав небо искристыми росчерками траекторий, мчался к Аридале. Оторопевшие на миг от такого шквального удара маги людей воссияли магией поднятых посохов, лихорадочно сотворяя магические купола над боевыми порядками. Воины инстинктивно укрывались за стальной броней щитов. С четырех угловых сторожевых башен города взметнулись бирюзовые дуги магии Фару и объединившись над шпилем королевского дворца, растеклись смыкаясь мерцающим полем в единый купол.

Напряжение начала битвы отбивало яростную пляску сердец в застывших телах воителей. Древнее зло вернулось на их землю. Зло пришедшее не подчинить, не поработить, а всего с одной целью, стереть с лица земли, испепелить, придать Забвению.

Восемьсот... пятьсот... триста... сто... Каждому из воинов казалось что именно эта из тысяч прочих боевая сфера смотрит на него, жаждет его жизни и будет охотиться именно за ним. Неотвратимость с ревом пожирала метры, наваливаясь на оцепеневшие жертвы, беззвучно иступлено молящие Господа о защите.

Пронзивший тучи Лорд Ссенр упивался зрелищем. Черная шевелящаяся масса его Звуриаллов исторгшая пламенный свет в невыносимую зелень чужого мира. Он не знал ничего прекраснее. Симфония Жатвы Аридалы завораживала и очаровывала даже своими первыми аккордами.

Внезапно многоголосый ревущий хор, мчащихся на людские головы огненных сфер, оборвался чудовищным дисонирующим аккордом, не предусмотренным нотами, написанной хищным воображением Лорда, симфонии. Огненная атака Зираиды захлебнулась в собственном пламени, налетев на незримую преграду силового барьера. Расколов небеса оглушительным выдохом взрыва, ядовито шипя и извиваясь пламенная атака Зираиды сползала лоскутами гаснувших протуберанцев к земле не долетев до передовых шеренг людей всего с несколько десятков метров.

- Арл!!! Арл!!! Арл!!! - возликовали единым хором защитники Аридалы, сотрясая воздетыми вверх мечами.

- Хвала Арлу! - облегченно выпустил из легких затаенное дыхание командующий Мирид и распрямился, отпряв от ограждения балкона.

- У-у-у... Э-э-э... Эти батальные сцены уже не для моих стариковских глаз!!! - король Микандр весь дрожал. - Пожалуй я спущусь в тоннель к подводному кораблю и подожду вас там... Что от меня здесь толку... Присоединяйтесь когда посчитаете нужным... - и старик с проворством тени исчез в дверном проеме башни.

Но удар Шракков не прошел без пользы. Он высветил стройные ряды сотни недвижно зависших в воздухе неведомых Зираидянам аппаратов. Плоские черные, эллипсообразные, с горящей рубиновой сферой в носу. На каждом из них на троне в серо-алом плаще восседал эльф с алеющим взором и посохом в руке. Именно пульсирующая бледно-розовая энергия носовых сфер проявившихся после удара аппаратов создавала заградительный барьер. Расположенные на расстоянии полу километра друг от друга по ширине и высоте они перекрывали полукуполом около семи километров фронта и простирались до непреодолимой для Звуриаллов высоты.

Туманная мгла укрывающая надвигающиеся войска Зираиды уже уперлась в выставленный Арканами барьер и, злобно клубясь, продолжала наползать на него, поднимаясь вверх. Людские глаза магов и простых воинов из первых шеренг с ледяным оцепенением видели как по мерцанию барьерной магии в клубящейся мгле извиваясь скользят, плетутся кольцами и тщетно пытаются буравить разномастные черные щупальца. Это жадное копошение тянущихся к жертвам скрытых во мгле чудовищ порабощало разум, вонзало неконтролируемое трепетание в напряженные жилы и вены, коченея в расширенных зрачках бессмысленностью сопротивления.

Внезапная ария тонкоголосых небесных сопрано заставила дрогнуть окоченевшие в гипнотическом трансе души людского воинства. Зависшие над их головами посланцы Господа исполосовали алеющие небеса сотней прямых свистящих росчерков рубиновых лучей. Черная армада падающих с небес крылатых демонов дрогнула мучительным ревом. В накатывающейся волне небесной смерти взъярились огненные шары пронзенных Звуриалов. Маслянистый мусскус длинных трубчатых перьев в мгновенье ока превращал пронзенного лучом в ревущий пламенный, мечущийся клубок гудящего пламени и едкого черного дыма. Догорающими головнями с длинными дымными извилистыми шлейфами посыпалась в мягкую клубящуюся приземную мглу первая дань Единому Господу.

- Да! - со всего маху в сердцах хватил обнаженным мечом по перилам ограждения балкона командующий Мирид. - Съели гады?!!! Во славу Арла!!! - прищуренный взор полководца блистал верой в грядущую победу. - И это только начало! Вы побежите как трусливые орки под Озерном, а гнев...!!! Гнев Господа и его ангелов Арканов обратит вас в пепел!!! Всех в пепел!!! Всех! Всех! Всех!

И словно слыша мольбу Мирида Флайды Арканов не сбрасывая защитного барьера и не сдвигаясь с места шили багровеющие небеса все новыми и новыми алыми нитями на концах которых с неумолимой точностью вспыхивали мечущиеся косматые огненные шары смерти. Звуриаллы, пытаясь маневрировать от ударов, смешали строй и рокочущие алые лучи флайдов поражали по несколько сбившихся к ряду крылатых бестий. Не спасали крылатых и выставленные всадниками и ими самими щиты из Ануши.

Интуитивно Ссенр рванул своего Ганна вправо на крыло и алый луч, окутанный раскаленным жаром, пропел славу смерти всего в полу метре от его головы, испарив в уносимый ветром седой прах добрый клок длинных вороных перьев Звуриалла. Ганн яростно взревел и с хвостового клинка метнул длинное белесое жало молнии в один из недвижных флайдов. Удар бесследно сглотнул силовой барьер неведомого врага.

В следующий миг Ссенр еле удержался на спине хлопателя туч. Тот ловко поднырнул вниз под падающей половиной туши побратима сумеречных небес. Время безжалостно замедлив восприятие преподносило взору Ссенра машущее в агонии полыхающее длинным дымным шлейфом крыло чьи вороные перья жадно обгладывали языки пламени, обугленные рассеченные внутренности, распахнутую в оглушительном реве пасть с длинными черными клыками и обезглавленного черного всадника Шракка все еще цепляющегося единственной уцелевшей рукой за утопающую в трескучем пламени шерсть верного Зуриалла.

Пронзительно тонкие голоса алых боевых лучей слитые с низким предсмертным огненным воем черных крылатых демонов и шипяще-визжащими воплями Шракков пели свои партии все громче и напористей, возвышая голоса казалось к неминуемой кульминации истребления.

Кровь Ссенра кипела от яда беспомощности. Он бездарно терял свою драгоценную элиту не пролив ни капли вражеской крови.


Тиринар взлетел высоко в небо над полем битвы. Фаза остановленных песков времени тянулась мучительно долго для восприятия Великого. Он ждал коварства, ждал извращенно-подлого ядовитого удара Зиры и Иды. Но остановленные пески времени не желали дарить ему сладость схватки с Богинями Ночи. Кокон невидимости плотно укрывал Великого от сторонних глаз и он снова вернулся в нормальное русло времени.

- Не могу сказать, что это меня не радует, - созерцая как методично и безнаказанно Арканы выжигают небесное воинство Зираиды, ухмыльнулся Великий. Внезапно он почувствовал неотвратимое приближение. - А вот это не радует это точно.

Взор Тиринара скользунул к куполу небес. Из легко алых разводов небесная синь быстро наливалась густым темнеющим багрянцем и вскоре она проявила...

- Легок на помине. А я уж думал без тебя обойдется. А ведь нет, - сурово сдвинул брови Великий.

В небесах над Аридалой разгоралась, приспускаясь с небес, алая комета, медленно двигая облачным веером длинных от горизонта до горизонта алых щупалец.

- Все Шраккам завеса мглы и к земле! Оттянуться в тыл для перегруппировки, - с ладони Ссенра сорвались несколько черных сгустков Ануши унося Шраккам свернутый в энергию мысленный приказ. - Я не дам осквернить ничтожным мой Музр!!! Гнилые покосы!!! - до скрежета стиснув острые зубы тихо шипел Кровеславный.

Каждый из Шракков в единодушии со Звуриаллом исторгли туманно-черные зыбкие слои маскирующей магии превратив в одночасье весь мечущийся меж алых росчерков лучей рой в непроглядный монолит облака. Арканы продолжали разить наугад.

- Тройка Джундаргов фронта, изготовится по команде нанести сфокусированный удар в центр барьера покосов! - Ссенр резко рванул Ганна вверх, окутывая себя и крылатого друга магией Фару тени невидимости, украденной у золотого самозванца Ерртора. - Как кстати пришелся Цныр и знания твоих мерзких мозгов, хлебатель Чуры в золотых доспехах. Я буду купаться в кровях этих смердов сегодня!!!

Крылья Ганна уперлись упругими махами в почти вертикальный набор высоты.


- Такой оборот мне конечно по душе, но не думаю, что все этим закончится, - Тиринар пристально наблюдал за исчезновением атакующих Звуриаллов в общей массе маскировочной серо-черной мглы. При этом Великий пытался причуять двух знакомых дев, виновных в появлении самой Зираиды.


Фанатично-восхищенные радостные улыбки командующего Мирида, верховного людского мага Димираса, и принца Николаса медленно сползали с лиц, под еще громогласное победное ликование войск на стенах крепости и перед нею. Чудилось что даже сам разгулявшийся прежде ветер, бодро трепетавший голубыми знаменами, почуял неладное и трусливо затих, прижав свернувшиеся полотнища стягов к древкам. В руках главнокомандующего щелкнули раздвигающиеся секции золоченной смотровой трубы.

Вздымающаяся к горизонту, медленно клубящаяся, почти недвижная мгла, скрывающая неприятеля на удалении нескольких километров от барьера святых ангелов Господних, стала плавно вспухать тремя горбами пугающей величины. Как вдруг порывы невидимых вихрей разметали в ней три огромные прорехи, сквозь которые в линзу подзорной трубы командующего гляделись безглазые черные с пурпурными разводами головы невиданных чудовищ колоссальных размеров. Из средних частей их голов вперед были напряженно устремлены пруты дюжины полупрозрачных мохнатых на конце усов.

- Молитесь братья, - выдохнув и затаив вдох, Мирид медленно опустил подзорную трубу. Он различил разгорающийся в усах чудовищ свет. Неизвестность грядущей секунды жгла разум больнее расплавленного металла.

- Молитесь жалкие покосы, - надменно ухмыльнувшись, Ссенр скользнул пальцем по основанию боевой маски. Сегменты разошлись, подставив черную кожу Лорда тугому потоку воздуха. Бледно лунные глаза с узкими щелями белых кошачьих зрачков хотели насладиться всеми красками предстоящего смертельного священнодейства. - Пробил час мощи Кровеславного Триединого!!! Залп!!! - с длани Властелина скользнул вниз черно-туманный завиток Ануши приказа.

Три дюжины пятидесятиметровых усов Джундаргов в доли секунды раскалились до ослепительно белого света. Их мохнатые концы раскрылись, порождая кипящие семиметровые сферы шаровых молний. Небеса вздрогнули пронзенные натужным воем помчавшихся вперед тридцати шести вестников могущества и разрушения далекого неведомого мира.


- Во имя вечных звезд! Так таракашки не только заразу на своих спинах таскают, но и изрядно сами нагадить могут! - спина Тиринара похолодела от неожиданности. Просто транспорт оказался еще и оружием.


Носовые рубиновые сферы Флайдов вспыхнули, исторгая максимальную мощь в плотность заградительного барьера. Заслон Арканов раскалился нестерпимым жаром, издавая низкую вибрацию, пробирающую людское воинство до самого мозга резонирующих в плоти костей...

... Но жажда Жнецов, их вера в праведность и предназначение их Сути, облаченная в мощь оружия оказались несравненно сокрушимее. Бело-голубой свет гигантских шаровых молний, лязгнув челюстями бесноватого взрыва, разметал броню энергетического барьера Арканов лохмотьями гаснущих лоскутов рубиновой энергии. В ослепительном свете вспышки испарились бесследно центральные цепи построений Флайдов. Два с половиной десятка душ Арканов медленно воспаряли в небеса под пристальным ошарашенным магическим взором Тиринара. Арл принимал в себя своих отважных служителей.

Уцелевшие Флайды опрокинутые ударной волной хаотично кувыркаясь игрушечными пузырями разлетелись веером, врезаясь в стены Аридалы и вздыбливая воды реки Лениал. Несколько из нижних ярусов прорубив глубокие траншей прямо сквозь людские воинские построения вспороли твердь, оставив после себя месиво трупов. Легких лучников и тяжелых латных мечников вместе с лошадьми из авангарда раскаленная ударная волна превратила в невесомые обгорающие щепы летящие к крепостным стенам, опрокинув и прочие порядки на сырую землю.

Но удар Джундаргов не захлебнулся на барьере Арканов. Шесть сфер, не потеряв энергии, расчертили небо над головами оглушенных воинов приговаривая, крепостные стены к разрушению. Бирюзовый силовой купол над Аридалой лопнул от шаровых молний Зираиды словно мыльный пузырь от прикосновения. Западная стена зазияла двумя раскалено-оплавленными проломами, юго-западная башня крепостной стены была снесена до основания. Неописуемым чудом провидение промчало семиметровый рокочущий сгусток шаровой молнии всего в пяти метрах от королевской башни, на которой стояли военачальники и принц. Прочие же снаряды с воем умчались в сторону восточного горизонта.

Но ударная волна помчалась не только к Аридале. Спрессованный раскаленный воздух ринулся и на порядки Зираиды вспарывая и унося прочь маскирующий серо черный туман. Волна мчалась и мчалась обнажая черные, отливающие багровыми отсветами небес, доспехи прижавшихся к земле легионов Жнецов. Запах гари и смерти впереди широко вздувал ноздри кровожадных душ.

- Второй залп мы не переживем! - проорал слегка оглушенный взрывом верховный маг Димирас. - Авангард смят!

- Но, клянусь Всеединым, мы можем достойно ответить на первый! Наша земля будет гореть у них под ногами! - сверкнув глазами, гордо вскинул подбородок Мирид. Его руки легли на рукоять упертого острием в пол меча. Воин был готов к смерти. - Всем духовым орудиям огонь по врагу! Они в пределах досягаемости! Да благословит нас Арл! Огонь вести по готовности без остановки и команд пока не кончатся заряды! - в расширенных зрачках молодого полководца мерцающим блеском отражалась алая комета в небесах.

Тысячеголосым выдохом духовых орудий ответили на приказ командующего стены цитадели. Вой взмывающих ввысь серебристых снарядов подхватили резкие выдохи пушечных стволов на редутах под стенами крепости и боевых кораблях. Голубые стяги с золотым прыгающим львом поднялись с земли и вновь затрепетали в разорванных выстрелами слоях воздуха.

Испещренные вязью ковки, стальные стволы магических орудий жадно сглотнули с мускулистых солдатских рук новые порции смертоносных зарядов. Полыхнули ярким светом вершины кристаллов на посохах магов-канониров, призывая вдох воздушной магии в дрожащий вихрь уплотнения. Вихрь впился в ствол выдыхая всю мощь магии в заготовленную порцию вырывающейся в небеса смерти и боли.

Натужная свистящая песня полета каждого снаряда обрывалась то пылающими брызгами небольших стеклянных шаров наполненных горючим маслом, то шипящими хорами десятков магических стрел, несущих в своих острых наконечниках магический заряд молнии. Багряные небеса над головами Жнецов разверзлись падающим алым маслянистым пламенем нанизанным на свист тысяч голубых росчерков молний-стрел. Горящие стеклянные шары, лопаясь о черные головы и спины врага, заливали его вспыхивающим текучим маслом уже не желающим выпускать жертву из своих проникающих под латы огненных языков. Маги Ануши Кшурурьи явно не ожидали резкого исчезновения маскирующего тумана и такого молниеносного ответа людских орудий. Защитные покровы Ануши над войсками вспыхивали разрозненно и с запозданием.

Фронт Жнецов горел и корчился в мучительных судорогах. Налетевший порыв ветра дохнул в лицо Мирида вонью горелого мяса и масла.

- Наше жаркое еще не готово! - хищно ухмылялся Мирид. - Надо бы поддать жару! Огонь! Огонь! - кристаллы связи несли в полки и батареи ликующе-ярые черты лица главнокомандующего.

Запах жаренного мяса пусть даже собственных войск вознес разум Ссенра до высшей ноты экзальтации.

- Арл!!! Всем "Я" пейте их кровь, рвите их плоть, пируйте в соках Забвения!!! Их кровь наше праведное предназначение! Мы вершим волю Арла!!! Да не останется в живых никто из покосов! - бросил вниз сгусток приказа к наступлению Кровеславный. Он прежде хотел дать команду Джундаргам на второй залп. Но закатав в раскаленное стекло все войска людей в месте с их крепостью он лишил бы своих воинов права пира на кровях, священного права воспетого стонами жрецов жителям Зираиды с младенчества. Права, за которым они пришли в эти земли.

Взведенной подожженной пружиной с воем криками и шипением ринулись черные армады Жгаг-Гера вперед. Орудийные залпы Аридалы заливали небеса и надвигающиеся черные волны пеших войск все новыми и новыми волнами пламени и молний.

- Шракки и Звуриаллы! Не подставляться под огонь орудий, обходить по флангам с права и слева! - Ссенр разворачивал из тьмы маскировки крылатые легионы. - Ни один из этих проклятых плоских летающих камней не должен уйти! Я лично возвышу каждого, что сожжет хоть одну эту тварь на летающем каменном троне! А тот кто доставит живым наездника разделит со мной кубок кровей братства перед извечной Тьмою! Джундаргам наводить и бить только по летающим тронам! - боевая маска на лице Ссенра закрылась, зайдясь длинным седым шевелением плетей развивающихся молний вокруг головы хозяина. Ганн сложил крылья и заскользил вниз в самую гущу боя.

Едва армада Жнецов сдвинулась вперед, набирая скорость, батареи редутов открыли шквальный огонь по всему фронту вражеского авангарда. Духовые орудия метали уже не цилиндрические снаряды, а секретное оружие, перехваченное людьми у орков при битве под Озерном - клубки шипастых бурых кровососущих водорослей Млуарков. Наискорейшее выращивание этих простых и эффективных снарядов для людского арсенала находилось под личным контролем Мирида.

Попадание первых бурых шаров в хитиново-стальные панцири у Жнецов вызвали сперва лишь ядовитый смех. Внезапно прокатившееся зеленоватое мерцание по сгустку водорослей выстрелило в стороны длинными эластичными жгутами, усеянными крючковатыми гарпунами шипов, сменяя смех воплями и стонами опутываемых и высасываемых жертв. Водоросли разрастались, за считанные секунды подминая и накрывая шипованной массой, высасывающей влагу жизни всех и вся. Не прошло и минуты как передовые линии жнецов превратились в непреодолимые копошащиеся удушливо-кровавые дебри.

Ловкие и могучие воины Зираиды пытались перемахнуть завал высокими прыжками, но их ждала новая порция подлетающих бурых зарядов. Кшурурьи секли и кромсали лентами Ануши разрастающийся вал прямо сквозь еще подающих признаки жизни, запутавшихся в крючьях шипов, Жнецов. Разъяренные задние ряды, опьянев от запаха крови, наваливались на передние, буквально впечатывая своих же собратьев в колючие кровососущие дебри Млуарков, а люди все продолжали и продолжали засыпать остановленную армаду колючей непролазной массой, щедро поливая вражеский тыл огненным маслом и стрелами магических молний. Атака Зираиды захлебывалась.


Дух Тиринара вновь призвал и остановил пески времени. Великий ринулся к тараканьим чудовищам надеясь на сей раз прожечь боевыми кристаллами не защищенные слоистой Ануши головы колоссов, но следующая тройка кристаллов также вспыхнула далеко под небесным сводом, отброшенная магией взявшихся из ниоткуда Зиры и Иды.

- Неподрожаемо! Вы только на них полюбуйтесь! Еще три камушка испортили! Дрянные, гадкие, противные девчонки! Прям как ваши детишки, только все поганить и можете! - взбеленился Тиринар, собираясь теперь уже устроить богиням Ночи основательную трепку. Диковинная с причудливо закрученными шипами синяя раковина скипетра Мер зашлась многоярусными лепестками радужных энергий. Над кистью Шума начинал расцветать гигантский энергетический цветок.

- Властелин Шум должно быть слишком долго прожил в Океане, и напрочь забыл, что такое Честь и праведность завета Предтечи! - Зира недвижно зависла впереди на расстоянии нескольких сот метров в окружении черной бездны мрака Ануши. Ида вилась вокруг нее огромным бестелесным черным нагом с горящими желтыми глазами. Свет и тьма ярились друг перед другом.

- По воле Вседержителя Арла мы проявляемся в мирах! - подхватила слова сестры Ида. - По его воле творим и созидаем в кольцах времен! Его воле внимаем и повинуемся! И Игра является его планом, в котором Великим нет места!

- Любопытно. Так что же вы тогда здесь делаете? - душа мага распахнула врата в мир огня, призывая его мощь. Воды на реке Лениал задрожали, пошли мелкими волнами и потянулись к небесам на расстоянии десятков километров. Корабли мчались в разные стороны по и против течения, соскальзывая по вздыбливающимся волнам. Вокруг Шума закипало ослепительное огненное солнце.

- Какая простодушная наивность, или это просто придурь? Я ожидала от тебя большего, - с отвращением скривилась Зира. - Право разговор мне становиться неинтересен. Неужели ты серьезно полагаешь, что я в одиночку не могу стереть с лица Эндоры все ее города вместе с деревнями и хуторами? Все!!! Тут не нужно много силы. Не надо даже все крушить и ломать. Стоит всего лишь выдохнуть немного мора и гнили, немного яда и болезни и расслабленно созерцать, как все ваше творение быстренько издохнет само собой! Великие ищущие в свете, непокорные изгои, Ха! Смешные недоумки, кичащиеся своей творческой мазней и старающиеся сохранить ее для самих себя! Все вышло из Арла и уйдет в Арл! Оглянись! - Зира широко развела руками.

Тиринар понял, о чем она говорит. Раскаленные души погибших в схватке внизу взмывали в небеса, уносясь к краснохвостой комете. И та с бездонной жадностью их впитывала и впитывала, разгораясь все ярче и ярче.

- До отвратительной тупости наивные, вы подарили душам драконов и эльфов возможность покидать пределы этого мира, глупо надеясь, что этим самым одарили их свободой! Этим самым вы доставили Предтече лишь несказанную радость поиска по следу новых миров, которые в скором будущем в пучинах вечности присоединяться к его владениям! Мы рады, свободны и счастливы в его законе, воле и чести! Мы чтим Честь Всезвездного и не допустим вмешательства изгоев в Игру! Боги Ночи и Хранители завершат цикл и усладят Арла исполнив предначертанное!

- Блестяще! Тогда мы, Изгои, сделаем вашу предначертанную Игру несказанно разнообразной и до острой боли незабываемой! А сейчас развлекайтесь! - рокотал громоподобный бас ослепительно сияющего разъяренного Властелина. Радужные лепестки раскаленного цветка над вершиной скипетра рванулись ревущими полотнищами в стороны, возжигая сами небеса. Гигантский огненный вал высвобожденной мощи мира Огня хлынул на разрастающуюся Тьму Ануши за спинами Богинь ночи. Обнажая русло до дна, за спиной Великого вздыбливалась неимоверная шумящая гребнем пасть вод Лениала.

Натиск Властелина оказался всесокрушающим, медленно, но уверенно он теснил Богинь. Раскаленные, ослепительные небеса сцепились в мертвенной хватке с разрастающейся над войском Зираиды непроглядной ночью. Войны Аридалы и Зираиды с ужасом взирали на растущую и нависающую над ними гигантскую водяную лавину.


- Не прекращать огня! Залп! Залп! - метал команды Мирид канонирам, бросая короткие взгляды на мутно-илистые вздымающиеся воды Лениала за своей спиной. Они уже нависали полукуполом над шпилями Аридалы. К ослепительному магическому солнцу, борющемуся в кроваво-алых небесах с липко-черной тьмой, от вздыбленных вод тянулись светозарные жгуты магии, сияющие вязями древних рун.

Уцелевшие Арканы пришедшие в себя после удара схлестнулись с черными тучами Звуриаллов. В маневре и скорости черные хищники Зираиды не могли тягаться с Флайдами. Посланцы Арллура поначалу жгли и кромсали черные крылья и шерсть почти безнаказанно, то ныряя в невидимость, то внезапно выныривая из нее за спиной врага перед смертоносным ударом. Строем по два, по три Арканы проносились над наземными порядками Зираиды, выжигая лучами рубиновых сфер длинные борозды серого пепла и распадающихся раскаленных скелетов в атакующих порядках.

Усы Джундаргов метались по клокочущим небесам, выслеживая ненавистные каменные троны на виражах и маневрах, и вскоре у Кшурурьев поводырей стало получаться задуманное. Сначала один потом другой и третий Флайды вспухали ало-голубыми сферами взрывов, испаряясь в ударах гигантских шаровых молний пущенных усами колоссов.

Ссенр, резко развернув Ганна, направился прямо в лоб мчащегося на него черного каменного трона, укутанного малиновым коконом защитного барьера. Лорд видел, как раскаляется носовая рубиновая сфера готовая к залпу, он буравил бело-лунным светом своих очей рубиновый свет глаз врага на троне, бледное лицо которого испещряли раскалено-алые светящиеся вены. Боевая шлем маска Лорда изображающая неизвестного демона, окруженная гало беснующихся молний, вонзила тысячи их белесых жал в несущегося навстречу врага, опутав трещащей искристой паутиной. Ганн завалился на крыло, ловко поднырнув головой под траекторию черного эллипса, и с огромного хвостового черного меча вонзил в ослепленного противника длинный тугой хлыст еще одного молниевого разряда. Ссенр держал и тянул, сбрасывая со стержня Лгурда еще один сноп шипящих молний. Неожиданно пойманный Флайд стал замедляться, теряя управление, и завис в нескольких десятках метров над Ссенром. Ганн торжествующе взревел. Ус Джундарга филигранным залпом довершил начатое Кровеславным, испарив шаровой молнией пойманную в магические сети дичь.

Стаи Звуриалов принялись десятками сообща набрасываться на единичные Флайды растягивая и фиксируя их в парализующих сетях молниевой магии. Усы Джундаргов вскипали все новыми и новыми вспышками шаровых молний, с легкостью поражая зафиксированные мишени.

Сладкожальные пауки Нируны с легкостью протиснулись сквозь дебри колючих водорослей Млуарков во фронте и рассекли воздух бросками серебристых дисков режущей паутины. Малые, ловкие, неуловимые, перемещающиеся быстрыми прыжками, они плели и рассекали нитями ртутной паутины людскую плоть, являясь для людей чрезвычайно трудной мишенью. Лишь посохи людских магов вспышками боевых лучей быстро справлялись с ползучей многоногой заразой Зираиды. Но атака основных наземных сил Зираиды все же захлебывалась в непреодолимых колючих дебрях.

- Пробить бреши во фронте! Построения клиньями! За мной, мои пожиратели сочных покосов! - мчались приказанья Лорда к всадникам Шраккам. Ганн камнем падал к земле, оставляя за собой серо черный клубящийся облачно-дымчатый шлейф природной магии. В него ввинчивались десятки и сотни Звуриалов, образуя черный извивающийся вихрь. Десятки подобных вихрей перегруппировавшихся хлопателей туч ринулись к сдерживающему людскому колючему заграждению. Головной Звуриал наджигал белесой молнией спущенной с изогнутого черного меча на хвосте хаос колючих растений и взмывал вверх, остальные расширяли и углубляли рассечение зудяще-шипящим многоголосьем молниевой атаки. Гигантские черные змей туч Звуриаллов, взмывая, разворачивались кольцами назад, видя как водяной купол над городом и людскими войсками медленно и неотвратимо приближается к земле. Еще несколько минут и его водяная пасть захлопнет челюсти барьера как раз на валу колючих водорослей.

Войска Зираиды с ревом и рыком хлынули в пробитые бреши, на ходу сминая челюстями, жалами, брошенными ядовитыми копьями-змеями и тучами стрел-дротиков порядки людского воинства ощенившегося вбитыми в землю кольями, визгом стрел и сияньем полированной отточенной стали мечей. Мастера Ануши Кшурурьи на этот раз плотно укрыли тьмой магических заграждении пробитые тоннели и ловко отбрасывали магией падающие клубки водорослей в глубь людских построений, смешивая их шипы уже с людской кровью. Головной Джундарг дал залп из всех усов в нависающий водяной купол, но шары молний лишь растаяли в концентрических кругах водяных колыханий надвигающейся преграды, отдавая свою энергию в световое радужное мерцание воды.

Одурманенный запахом крови и свеже-вспоротой плоти Ссенр устремил Ганна в бреющий полет и обнажив меч на ходу спрыгнул с него прямо на головы врага на передовой. Черный меч Шиппаа, зашипев, взвизгнул в его трехпалой длани и жадно испил первой крови. С экзальтированным восторгом трехчленные черные руки рвали и резали, пронзали и вспарывали, вгрызаясь в свежеприготовленное к пиру Забвения блюдо из рот и полков слабых покосов Аридалы. Через мгновенье, размахивая и рассекая доспехи и тела врагов узкими лентами металлических хлыстов Кнурешов, рядом с Кровеславным приземлились Труны Ги и Лому.

- О, Ярость кровей подоблачных небес Зираиды! - двигаясь с проворством ящерицы меж стрел и мечей, шипел Ги своему господину. - Мы можем попасть в ловушку купола!

- Трусливые, гнилые мрази! Тогда я вырежу всех покосов один! Сам услажусь без меры сладостью их кипучей крови! - злобно бросил Ссенр волхву, презрительно опалив белым светом очей сквозь маску. - А ваши дрожащие глотки до жути медленно вскрою напоследок, и кровью из них отмечу свою победу! - веер седых молний с боевой маски Ссенра разметал пеплом двух людских магов в золоченых мантиях, вслед за секундой ранее разрубленными напополам лентами Ануши с клинка и Лгурда двумя рыцарями в тяжелых кованных доспехах.

Алые небеса клокотали и скалились жадно пожирая свежие раскаленные агонией сражения и смерти души.


В парадной, бархатно-алой мантии с тяжелой золотой цепью амулета на груди Хотар восседал на троне управления Арллуром в пламенеющем шпиле рубиновой башни. Его правая рука покоилась на рубиновом посохе. Рядом с ним молча и недвижно, стояла Хотари Нианна. Суровый, пронзительный взор девы, облаченной в облегающие алые доспехи, безмолвно вибрировал вскипающим намерением бунтарского властного духа. Даже удивительно тонкий, изящно узкий клинок Арла, пристегнутый к точеной талии, казалось, вот-вот сам скользнет в чуть приоткрытую голубую девичью ладонь. За их спинами стояли два рослых эльфа телохранителя.

Властелины Арллура безотрывно, молча следили за картинами битвы под Аридалой, проецируемыми сферами сражающихся Флайдов на прозрачных стеклах периметра верхнего зала управления. Надменные улыбки гордости при легком отражении Арканами первой атаки черных тысяч Звуриаллов быстро растаяли на лицах наместников Господа после первых залпов Джундаргов. Занявшее их место недовольство, скоро сменившись недоуменным напряжением, когда над полем битвы проявился сам Арл. Но напряжение очень скоро переросло в жгучее остервенение, когда один за другим с гибелью Арканов стали гаснуть с увеличивающейся скоростью, передаваемые сквозь пространство, картины наступления Зираиды.

Нианна не сводила глаз с бешенной клокочущей небесной бури в которой разъяренный ослепительный свет, извиваясь, боролся с бездонной язвой наступающей бесформенной тьмы. Великая чуяла всей кожей противоборство, вязкую сладкую страсть, опутывающую небесные силы Забвением. Силы которые покорялись прежде только ее народу - народу Великих. Хотари была уверена - в схватку в низинных землях вступили Изгои и кто-то уверенно противопоставил им свое темное искусство Великих.

Внезапно пол под ногами дрогнул, донеся низкой вибрацией весть из самых недр Арллура. По полу скользнули светящиеся алые сгустки рунописей Предтечи и, воспарив под свод зала лишь на мгновение, ввинтились в плоть вздрогнувшей Нианны. Весь гибкий стан Богини окутался алым пламенным полыханием. Не говоря и слова, ни взглянув на Хотара, она быстро вышла на балкон.

- Моя Хотари... - встревоженно подскочил с трона Улир, устремившись за сгустком алого пламени.

Стремительный бросок сияющим копьем вонзил упругий стан Богини в небеса. С чудовищным ускорением голубой полетный магический диск бросил ее в юго-западном направлении прямо в многослойные кольца разверзшегося в пространстве ало-рунного портала пространственного прыжка. Один за другим продолжали гаснуть экраны, вещающие в пламенеющей рубиновой башне града Предтечи буйство кровавого пира у стен Аридалы. Тревожный взгляд Улира провожал гаснущие в пространстве руны прыжка.


Ярость... Кипучая... Пенная... Слепнущая в накатывающих все новых и новых раскаленных волнах огненной энергии. Само дыхание стало огнем. Кровь в теле не текла, а рвалась по венам клокочущими протуберанцами.

Тиринар правил жезлом магию мира Огня, жадно переваривающего в своем клокочущем, ревущем нутре вязкий холод липко-стылой, хищной тьмы Ануши, выпущенной коварством Зиры и Иды. Иступлено-напряженный, безгласый, он держал могучей волей и правил потоки вод Лениала, завершая непроницаемый магический купол над сражающейся Аридалой. Еще немного еще пара десятков метров и полусфера барьера оградит магией Великого народа обреченные жизни людей. Он не бросит детей Эндоры на растерзание голодной хищной своре Жнецов и безумству темных Богинь ее породившему. Он...

Пронзительно алый луч, облаченный в низкий вибрирующий рокот, рухнул с небес из самого раскаленного кроваво-алчного глаза краснохвостой кометы. Глаза вперившего свой вожделеющий взор в главного бунтаря, осмелившегося противиться его сладостному, сочному пиру Забвения в долгожданной Жатве. Карающий луч ударил в самый центр в самую суть дерзнувшего Изгоя.

Тиринара тряхнуло и стало давить к земле. Бушующая стихия разверзшихся врат мира Огня сдержала мощь кометного странника, но противостоять ей все же не могла. Медленно и неуклонно кипящая Фару проседала и меркла, поглощаемая Предтечей.

- О, посмотри, ему оказана грандиозная честь! Сам Предтеча снизошел в наши горизонты! Я же ему говорила, - мило улыбнулась Зира сестре Иде, проносящейся мимо в сетях нового подготавливаемого к броску в Тиринара заклятья. Тонкие пальцы, подрагивая от магического напряжения, быстро смахнули крупные градины пота со лба. - Воля вседержителя Предтечи незыблема и непререкаема! А этот остолоп, пусть даже древний и могучий, сейчас и отведает свое!

- Сполна, сестренка! Сполна! А с каким несказанным удовольствием я отведаю его древней "шумящей" крови! Шум... Ха!!! Иди ка сюда!!! - хищно выщерилась Ида, обнажив в ядовитой улыбке тонкие змеиные клыки и облизнув губы.

Алый луч Предтечи, сохранив центральный прожигающий огненные слои обороны Тиринара стержень, расслоился на извивающиеся жгуты. Вспыхивая внутренними вязями алых рун, хлесткими ударами они отсекли потоки магии Тиринара завершающие формирование водяного купола над крепостью и войсками. Великий напрягал все силы духа и воли, все могущество и все знания, но несравненная мощь древнего Предтечи с неотвратимостью самой Судьбы упивалась пойманным горячим блюдом на богато сервированном пиру Смерти и Забвения. Еще немного и она опустит его тело на скатерть земли среди прочих рассеченных мечами закусок и приправленных кровавым соусом десертов.

Единый всплеск разметал водяной купол на лавину мутных потоков рухнувших на Аридалу и сцепившиеся у ее стен не на жизнь, а на смерть войска.


- В башню!!! Живо!!! - главнокомандующий Мирид мощным толчком, словно куклу, швырнул принца Николаса в дверной проем.

Владыку Димираса, уже растянувшегося в прыжке, упрашивать не пришлось, а вот самого Мирида тугие потоки воды саданули в спину уже на пороге. Сбив с ног, они кубарем бросали его по винтовой лестнице почти до самого низа. Кашляя и осыпая проклятьями воду, командующий поднялся с полированной плитки. Чуть впереди, запутавшись в полах своей мантии, все же сжимая в руке посох и несколько кристаллов связи, с колен поднимался маг Димирас.

- Бедолага, - прокашлявшись и все еще сплевывая воду прохрипел маг.

В нескольких метрах впереди лежало тела принца Николаса с вывернутой почти на спину головой. Падение по лестнице сломало ему шею. Мирид быстро сдернул боевую перчатку и положил два пальца на горло в попытке нащупать пульс.

- Да разве ты так не видишь? Как он был красив и молод. Да примет его Арл в свои чертоги, - поднял полные боли глаза Димирас.

- Сегодня все будем там! - Мирид быстрым движением закрыл глаза принцу и рывком встал. Угловатое лицо окаменело знанием неизбежного. - Но несколько десятков этих тварей я с собой прихвачу!!! - клокочущая злоба блестела в расширенных зрачках выбегающего на придворцовую площадь командира.

Площадь затопило по колена. Рухнувшая с небес вода проломила многие крыши, позабивала водоотводящие дождевые трубы и сходила очень медленно. Преодолевая сопротивление водной толщи Мирид приблизился к привязанному под навесом вороному жеребцу, закованному в тонкой работы медные латы. Ступня вонзилась в стремя и Мирид взвился в седло.

- Ну что брат. Наш выход. Наш последний выход, - пригнувшись к уху жеребца прошептал Мирид и, распрямившись, окинул личных гвардейцев уверенно-холодным взглядом. Два десятка гвардии дежурили у стен дворца в ожидании его распоряжений. - В бой!!! - поднял жеребца на дыбы главнокомандующий.

Рассекая воду веерами вздыбленных брызг, лощеный, жилистый жеребец помчал всадника и его свиту к городским воротам.

Рухнувшая влага превратила поле сражения в грязевое месиво. Многих воинов смыло в каналы. Они с трудом, скользя в тяжелой амуниции по крутым берегам, выбирались на сушу. Хищные стаи Жнецов словно жерновами, ощетиненными мечами дротиками и клыками, медленно и неуклонно продвигаясь вперед, перемалывали яростное сопротивление людских отрядов. Над крепостными стенами и резервами войск реяли черные сотни голодных Звуриалов, затягивая взмахами крыльев кровавые небеса в клубящуюся серо-черную пелену. Всадники Шракки обрушивали на головы людей непрестанный град огненных сфер магии Фару. Лишь изредка хаотическое кружение небесных полчищ Зираиды прошивали длинные росчерки боевых лучей еще борющихся Флайдов.

- Шу-у-ум...!!! Ты был первый в этом цикле кто презрел наши Скрижали...!!! - расплавляя мозг словно воск, громыхало нестерпимо-низкой ментальной волной алое косматое небо над головой Великого.

Тиринар силился сдержать ментальную атаку, но та хоть и значительно ослабленная прорывалась терзающей болью в разум. Луч Арла не просто дурманил рассудок и подчинял волю. Отслоившиеся от него жгуты оплетали сияние Великого плотным, пока еще сетчатым коконом. Тиринар быстро терял ориентировку в пространстве, все еще пытаясь отразить атаки тьмы Ануши назойливых Богинь.

- Зачем?!... Зачем?!... ты направился в запретный Океан?! - гремели небеса, скалясь на огромной высоте рваными росчерками алых молний. - Откуда?!... Откуда в тебе такая сила...??? Дре-е-е-евняя!!! Ее вкус почти нами за-а-а-абыт... Кто-о-о... Кто... - вибрировало пространственным басовитым эхом со всех сторон, - кто указал тебе путь в толщах запретных вод??? - не унимался кровожадный демон.

- Хорошо же ты приглашаешь на душевный разговор, звездный Предтеча! - Тиринара била крупная дрожь. - Аж зубы от твоей учтивости сводит! - Великий поднял ослепительное сияние очей к зениту.

- Кто-о-о-о поведал тебе о нашем сокровище??? Ты был совсем рядом с ним... Ты-ы-ы-ы почти коснулся его!!! - не унималась кровавая комета, разгораясь все ярче и ярче с прибытием новых тысяч и тысяч поверженных воинских душ.

- Ума не приложу, о чем его святейшая краснозвездная косматость вопрошает, - остановленные пески времени начинали дрожать и пульсировать, выскальзывая из мутящейся воли Великого. Но между тем Тиринар и пытался ответить самому себе на эти вопросы, так и не находя в памяти ответов.

- Лжеш-ш-шь, ничтожный червь!!! Мы Арл!!! Мы видим все!!! Мы помним все!!! Мы знаем все что грядет!!!

- Ты смешон, право слово! Если так уж и ВСЕ... то на кой я тебе сдался? - напряженно улыбнулся Великий, начиная задыхаться. Врата мира огня практически закрылись под волей Арла.

- Ты собирался открыть наше сокровище??? У тебя есть КЛЮЧ??? ГДЕ ОН???!!! Почему твоя душа не рассеялась в океане??? Кто сохранил ее??? НАМ нужны ОТВЕТЫ??? Откуда у тебя этот скипетр??? Чую в нем силу не твою... Чую...

Скипетр Мер задрожал в кисти Тиринара и помимо его воли стал медленно подниматься вверх. Внезапная вспышка с его синей вершины-раковины рванулась в стороны ослепительным веером радужных пластин-полей энергий, как показалось Великому, затвердевшего света. Разрубленная энергетическая сеть Предтечи разлетелась в стороны гаснущими лохмотьями.

- Бежать!!! Сейчас!!! - взорвалась мысль единственного шанса в мозгу Великого. Скипетр метнулся вперед, прожигая зеленым лучом вакуумный тоннель в атмосфере. Полетные туфли вспыхнули голубым сиянием максимального ускорения...

Он сначала увидел жало серебристого блеска торчащее из собственной груди... А только потом почувствовал как сквозь броню Шиму со спины, через сердце, прошивает грудь холод тончайшего изогнутого лезвия. Вздох разрезался и остановился в клещах немеющей боли. С лезвия в пространства тела соскальзывали алые мизерные искры-руны, проникая во все нервы и сосуды, выхолаживая жилы и мышцы.

- Ты-ы-ы все НАМ расскажешь... Шу-у-ум!!! - торжественно, победно рокотали небеса Арла.

Остатками гаснущей воли уже жадно целуемой Смертью Тиринар повернул голову.

В нескольких десятках метров сзади висела в пространстве, с развивающимися черными с прожилками рубиновых прядей кудрями и горящими рубиновыми очами, Нианна. Ее правая рука устремляла бывшему другу и учителю в спину серебряно-чистый тонкий клинок, дубль лезвия которого торчал из его груди.

- А денек-то оказался полон сюрпризов. Подоспела таки, непоседа... А я уж думал пропустишь ве... веселье... - булькая горячей кровью через горло, улыбнувшись, тихо прохрипел Тиринар, еще пытаясь уцепиться за меркнущее сознание. Рука дернулась инстинктивно, и скипетр Мер, блеснув мизерной белой искрой на остро заточенной изумрудной кристальной рукояти, глубоко вонзился в живот Великого. В мгновенье ока плоть Шума обрела прозрачность и вздрогнула веерами разлетающихся из белоснежного костюма радужных брызг. Горячим ливнем рухнули они в кровавую грязь, взбитую напряженными телами сцепившихся танцоров смерти Эндоры и Зираиды.

- Ж-Е-З-Л!!! - неистово взревел громом тысяч молний в небесах Арл.

Нианна метнулась к падающему артефакту. Пальцы почти коснулись, почти ухватили... но в этот самый миг жезл Великого Шума обратился в искрящийся прах тоньше пыли, унесенный случайным порывом оскаленно воющего ветра. Вниз падала лишь пустая оболочка белоснежно чешуйчатого костюма Шиму, нанизанная на блеск тонкого лезвия да магические туфли. Жидкая, чавкающая под тяжелыми сапогами и надсадными хрипами грязь безразлично всосала их по прибытии, почти моментально похоронив под грудой разрубленных тел...


... - Нет! - чудовищная боль выбила воздух из груди, чуть не разорвав сердце в клочья.

Пески времени выскользнули к естественному бегу из обмякшей воли, а ноги, задрожав, подкосились. Укишера медленно сползала на сидение боевого верховного трона управления в наивысшем сферическом прозрачном зале парящего города. Глаза ослепли, видя перед собой лишь мелкие осколки своего будущего.

Пропущенный через жернова раздирающей, пульсирующей боли разум, распадаясь на осколки хаоса надвигающегося безумства, метался по загоризонтным далям Эндоры, пытаясь ухватить, учуять хоть ноту, хоть мизерный мазок любимого ментального образа Тиринара. Его образ рассеялся, растаял в агонии оцепенения и смерти там над Аридалой. Там где она последний раз нежно и незаметно для возлюбленного коснулась его.

Смерь... Смерть... Смерть... Пространственное восприятие Богини пульсировало тысячами чувств, тысячами останавливающих бег навсегда мыслей, плывущих в открытую пасть Забвения над Аридалой. И в этом рое, в этой демонической картине смертельной вакханалии она не могла уловить даже отзвука, даже тени своего Шума.

Она не стала останавливать Чари. Она не стала лететь за ней и уговаривать, понимая что если бы то что случилось с ее Дрелом случиться с ее Тиринаром... Нет! Укишера гнала от себя даже призрак этой мысли, назойливо витающий зловещей тенью где-то впереди. Разум и сердце Повелительницы вод страшились своего собственного предвидения, постоянно отражающего действия настоящего в грядущих зеркалах волн времени и событий.

Укишера свято верила, что именно ее творение спасет всех, спасет всю Эндору, уцелевших Изгоев и позволит свергнуть тиранию Всебога Арла. С уходом Чари она превратилась в неистовство силы и света, в мгновенность и безупречную гармонию точности, знания и могущества, заставляя сами застывшие пески времени дрожать от желания повернуть свой бег вспять ради одного - успеть... успеть... успеть...

Сила Великой уже залила парящие воды некогда озера Илуны в нижние боевые кольца города, превратив их сложными вязями рун в фокусирующие боевые линзы. Кристаллы Светгардионов заняли свои места в спиралях и каскадах энергетических потоков города-крепости. Цитадель была готова. Она успела. Оставалось установить последний кристалл. Тонкие влажные от магического перенапряжения руки Уки взяли из ларца последний кристалл. Последний, завершающий кристалл управления и боевого могущества небесного города Богов Изгоев. На истомленном лице робко зацвела скромная улыбка победительницы, венчающей последним штрихом свое выстраданное творение. Под полетными туфлями вспыхнуло свечение, призванное доставить кристалл на вершину главного хрустального шпиля города и... БОЛЬ... Раскаленным ядом кипящего жидкого металла она пронзила все нервы Великой от кончика щупальца на голове до мизинца на ноге. Горизонт почернел, поплыл, перестав стоять незыблемой гранью меж твердью и небесами. Светгардион выскользнул из рук и тонкий хрустальный звон мириадов мизерных осколков брызнул единственным трагическим аккордом о полированный пол. Брызнул как ее душа, как ее рассудок.

С трудом, пошатываясь, Уки вышла на площадку.

- Чари - одна... Я - одна... - по бледно молочным щекам из больших озерных глаз катились молчаливые потоки горючих слез. - К чему теперь этот город... К чему теперь сама жизнь...Я найду твои останки супруг мой, предам Вечности и отомщу!!! - двумя зелеными лучистыми звездами мести вскипели очи Укишеры. За спиной жидкая броня Шиму выдвинулась и затвердела двумя серповидными крыльями. Свечение полетных туфель полыхнуло, а скипетр в руке рассек воздух раскаленным лучом до горизонта. Пески времени вновь преклонили колени пред Владычицей, чей голубой болид мчался на алеющий запад по пронзающему купол небес лучевому коридору.

Безымянный, практически достроенный, но никому не нужный величественный парящий город Великих Изгоев остался в забвенном одиночестве под клубящимися угрюмыми черными небесами боли и отчаяния Илуны...


- Проклятье! - пятерня Нианны сжалась в кулак, схватив не рукоять жезла, а пустоту воздуха. Не смогло различить тонкое видение Хотари и сгусток души Тиринара, расслоившийся вместе с телом.

В то же мгновение по ней полоснула мощная волна спрессовано-угольной магии Ануши. Удар отшвырнул, вспыхнувшую голубой звездой, Нианну на несколько десятков метров.

- Как мило! Правда сестренка? - звонко расхохоталась Зира, беззаботно чуть с высока взирая на рассвирепевшую Нианну. Рядом с Зирой зависла ухмыляющаяся Ида. - Изгои что-то не поделили меж собою и свели счеты! Ты оценила как она его ... красиво... со спины...? Должно быть Нианна? Впрочем, мне все равно. В знак нашей благодарности за помощь мы дарим тебе еще немного жизни, - мягким надменно небрежным тоном распоряжалась богиня Ночи. - Убирайся, твое время придет чуть позже. Наслаждайся похотью со своим... как там... Хотаром...

- Сотру в мелкий... мелкий... прах... черномазых стерв... - прошипела сквозь зубы Нианна, бурля от ненависти. Вокруг пламенно голубого сияния стана Великой разгоралась, пожирая пространство, гигантская сфера алого пламени.

- Упрямое скудоумие ищущих в свете меня помаленьку начинает выбешивать! - злобно прищурилась Зира, нарочито медленно разводя руки в стороны с кипящим на кончиках пальцев хаосом энергий Ануши.

- Да мы вообще негодуем!!! - не сводя с лица ядовитой ухмылки, напряглась Ида.

В абсолютном молчании за спиной Нианны проявились еще трое Великих в глянцево-черных плащах с островерхими капюшонами. В мгновенье ока даже в остановленных песках времени ее со всех сторон стал охватывать черный мешок Ануши.

Нианна парила точно в луче Арла. Голубое свечение тела Великой медленно сменилось рубиновым светом, сделав девичий стан полупрозрачным воплощением живого сияющего кристалла.

- МЫ АРЛ!!! - неизмеримыми камнепадами, уносящимися в бездны сознания, прогремел голос Нианны, сияющей всепожирающими алыми звездами глаз. Небеса с беснующимися вокруг ветрами хором вторили глубинном рокоту ее слов, заставляя вибрировать во плоти кости скелетов Богов Ночи. - Никто не смеет противиться НАШЕЙ воле!!! МЫ вершители ваших СУДЕБ!!!

Не сговариваясь, Ищущие во Тьме отпряли в стороны. Приняв горизонтальное положение, окруженная вращением голубой полетной магии, Нианна выплыла из луча и устремилась к югу. Она не реагировала ни на что, уверенно смотря перед собой только на линию горизонта.

Вынырнув из мешка тьмы Ануши под алое трепетание спрутоподобных небес, Нианна вернула бег времени в естественное русло и только в это мгновение сознание прояснилось до конца, вернув себе свою волю.

- Арканы ко мне! Сомкнуть строй! Мы уходим! - резко метнула Хотари холодный пространственный приказ.

Всего через несколько секунд вокруг повелительницы собрались оставшиеся с два десятка флайдов. Лица Арканов были измождены перегрузками полета и боевого маневрирования до предела.

- Что-то мне подсказывает, что мы с ней еще намучаемся, - раздраженно стряхнула с кистей заготовленную магию Зира.

- Будь она хоть трижды Арл, я вырежу ей сердце в следующий раз, и преподнесу Зорморгу на блюде! Мы все Арл и еще посмотрим, кто чью судьбу будет вершить! - скрипела зубами Ида.


Тучи Звуриаллов, завидя в вышине скопление недобитого врага рванули крыльями воздух, мощными взмахами приближая расправу над беглецами. Все три Джундарга дали согласованный залп по так удачно собравшимся каменным тронам, но... Арканы вместе с Хотари бесследно растаяли в небесах, перейдя в тень невидимости. Им в след понесся лишь разъяренный остервенелый рев небесных орд Зираиды. Косматые гиганты как по команде встали на крыло, и соскальзывающий вниз вираж устремил их взоры и длинные черные клыки на сладкую плоть еще держащих оружие людей. Черные тучи оживших черных небес, испещренных вороными взмахами крыльев, мчались к земле.

Гулко ухнул о каменный пирс мост центральных городских ворот, выпуская с городских улиц стекший водяной вал.

Сверкая золотым львом на медно-красных доспехах, крепко зажав одной рукой рукоять длинного двуручного меча, помчалась из-за стен Аридалы свирепая ярость. Ярость ведающая свой скорый конец, воля знающая что не будет сломлена даже разверзшейся впереди черной пастью смерти, вера сияющая и пламенная в неминуемое бытие в величайшем Боге вселенной - все горело в едином устремленном взоре молодого главнокомандующего Мирида, ведущего свое воинство в последний бой. И люди чуяли эту силу, изможденные, ослабевшие, смертные тела вскипали нервами спины, заставляющими вздуваться отказывающие мышцы юношеским огнем и силой. Их сердца возгорались гордостью за свое племя, не дрогнувшее и не побежавшее пред несметной армадой. Они поднимались пронзенные дротиками и отравленные ядом, блеск их стали вновь вздымался к кровавым пылающим небесам, и ноги несли вперед не чуя земли под собой.

Свежие резервы кавалерии из-под каменных укрытий стен сияющим клином с трепещущими знаменами вонзились в черный вал разъяренных полчищ Жнецов. Канониры бросали орудия, выхватывая клинки, и устремлялись в атаку за магами, уже мчащимися вперед с раскаленными навершиями посохов.

Ссенр зрил его - неистового, безумного, неустрашимого. Как ветер мчался вожак человеческих покосов вперед, кромсая и круша его черных воинов длинной сияюще-белой сталью. Ревущее пламя было его побратимом. Над левой рукой ярого воина почти без устали вспыхивали одна за другой ревущие огненные сферы, неотвратимо отправляющие ловких Кшурурий к извечному Арлу. Казалось ему нет преград, ему нет противников и сама смерть любуется его глазами на свой пир.

Ссенр преисполнился восхищения. Он чувствовал своей грудью песнь кипящей крови в груди врага. Ту же песню, что пело сейчас его сердце.

Он ринулся... Бросился... Прыгнул... промчавшись над скрещенными мечами и звенящим дисками ртутной паутины рассекающими воздух. Он жаждал этого дара Судьбы - дара достойного могучего соперника.

Рев сражения отсчитывал последние вздохи груди главнокомандующего. Дробь копыт взмыленного скакуна отмеряла остатки ударов его сердца. Мирид чуял единственную оставшуюся в жизни цель. Предназначение выбрало и направило его меч еще на дворцовой башне. Тот... В черной маске демона, с седыми плетями молний-волос. Враг могучий, безжалостный, быстрый, достойный - он притягивал и звал. Шпоры впились в бока скакуна, всаживая в копыта остатки лошадиной прыти. Мирид рванул руки с тяжелым мечом вверх подбрасывая тело, и удар ног о седло помчал его вперед над головами братьев по оружию.

- А-а-а-р-л!!! - клич непоколебленной веры выдохнул всю силу Мирида во взмах тяжелого двуручного меча над головой.

- А-а-а-р-л!!! - трехчленная рука Ссенра взывая в себя мощь Всемогущего Предтечи скользила по горизонту разгоняя до невидимости черноту лезвия верного Шиппаа...




Окончание книги в свободном бесплатном доступе на авторском сайте:

www.nemyalkovskij.ru










102







home | my bookshelf | | "Пир Забвения". Книга 1 |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу