Book: Маргаритка и я



Маргаритка и я

Петр Незнакомов

Маргаритка и я

В деревне

Вот мы и в деревне — я и моя дочурка. Приехали мы сюда, чтоб укрепить свое здоровье. Нам советовали пожить на чистом воздухе, при усиленном калорийном питании. Вначале у нас была мысль взять путевку в какой-нибудь большой дом отдыха, но потом мы решили, что куда интересней поехать в деревню — будем ходить в лес за грибами, собирать цветы для гербария, ловить насекомых и вообще изучать жизнь.

Да, нам необходимо представиться: моей дочери Маргаритке десять лет; это голубоглазая бледненькая городская девочка. А что касается меня, то обо мне краткие сведения можно получить в картотеке Союза писателей. Живем мы в Софии, на нашей улице очень большое движение, поэтому моя дочь обычно сидит дома, на верхнем этаже.

Там, стараясь сделать из нее «человека», мы заставляем ее играть на пианино и изучать французский язык. Верно, с музыкой и французским дело идет на лад, но сама Маргаритка становится день ото дня бледней, она делается какой-то замкнутой и нелюдимой. В конце концов у меня зарождается мысль бросить все и уехать туда, где много воздуха, на простор.

Разумеется, перво-наперво следовало заручиться согласием нашей очень доброй, но очень занятой мамы. Мама злится, кричит, осыпает нас упреками, но в конечном итоге, махнув на нас, неисправимых лентяев, рукой, разрешает нам ехать хоть на край света. Ура-а-а!

И вот мы уже на месте, в доме дяди Груда, в небольшой солнечной комнате. Я распаковываю вещи, а Маргаритка выбежала во двор поиграть. В открытое окно доносится ее звонкий смех. В Софии она никогда так не смеется. Я расставляю на крышке сундука привезенные лекарства — витамины, сиропы, таблетки, — но здесь это не производит такого внушительного впечатления, как в нашей спальне на ночной тумбочке. Неожиданно открывается дверь, и на пороге появляется моя дочь — щечки румяные, синие глаза сияют.

— Папочка, — таинственно сообщает она, — там, на заднем дворе, теленок…

Я делаю вид, будто я ошеломлен.

— Папочка, — голос дочери звучит так умоляюще, что будь у меня каменное сердце, и то бы я не устоял, — можно, я с ним поиграю?

— Конечно, можно. Смотри только, как бы он тебя не боднул.

— Не боднет. Во-первых, он еще очень-очень маленький, а во-вторых, у него еще нет рогов… Значит, папа, ты разрешаешь мне с ним поиграть?

Я утвердительно киваю головой, и Маргаритка выбегает на улицу. Но вот она снова возвращается и просит:

— Папа, дай мне свою расческу!

— Зачем?

— Ну… нужно мне. У моей очень частые зубья.

Я подаю расческу. Она убегает и теперь долго-долго не приходит. Разложив вещи, я сажусь у окна и читаю газету. Вдруг меня пронзает мысль: куда запропастился этот ребенок? Может, что-нибудь случилось? С улицы не слышно ни звука. Я выскакиваю из дому и бегу на задний двор — никого нет. Но вот мне кажется, что из-под навеса слышен какой-то таинственный шепот. Я — туда. Гляжу: Маргаритка обняла маленького серого теленка и расчесывает моей новой расческой его пушистую шерсть, да так нежно, так ласково! Заметив меня, она краснеет и прячет за спину расческу.

— Ага, так вы уже друзья? — спрашиваю я.

— Папочка, ты бы только посмотрел, какой он хороший! — Маргаритка оправилась от смущения. — Он все-все понимает. Я разговаривала с ним по-французски, он и по-французски понимает. Папа, давай возьмем его с собой в Софию, ведь…

— Где же мы будем его держать? На балконе, что ли?

Маргаритка хорошо понимает, что ее просьба бессмысленна, и на мгновение ее бледное личико становится грустным. Но вот его оживила новая мысль:

— Папа, а можно мне нарвать немного цветов?

— Об этом надо спросить нашу хозяйку.

— Спроси у нее ты!

— Мне цветы ни к чему. И потом, мы же в дороге дали друг другу обещание быть смелыми и самостоятельными людьми.

Маргаритка неохотно выпускает из объятий теленка и бежит в маленькую пристройку, где ритмично постукивает станок хозяйки.

Маргаритка возвращается с сияющим видом:

— Разрешила! Она мне даже разрешила сводить теленка на завтрак…

— Надо говорить не «на завтрак», а на пастбище.

— Ну ладно!..

Она весело вприпрыжку бежит в сад, а я возвращаюсь в комнату и снова беру в руки газету. В пять часов, согласно предписанию врача, я должен дать Маргаритке лекарство. Я окинул взглядом строгую шеренгу пузырьков, но, махнув рукой, отхожу в сторону — дам вечером. Пускай играет.

Вскоре мы полдничаем и уходим на прогулку в окрестный лес. Берем с Собой и теленка. Теперь у него на шее висит пестрый венок из садовых цветов.

— Вот обрадуется мама теленка, как увидит его! — говорит серьезным тоном Маргаритка. И, задумавшись, спрашивает: — Папочка, а где сейчас его мама?

— По-видимому, на работе, — отвечаю я.

— У нее тоже много дел?

Я молча прижимаю к себе ее русую головку. Мы долго говорим о том, чем кормят телят, о том, что им надо давать, чтоб они скорее росли и набирались сил. Я придерживаюсь того мнения, что любимая еда теленка — это стакан свежего молока с сахаром и ломоть хлеба с маслом и медом. Маргаритка смотрит на меня с изумлением — это как раз то, чего она терпеть не может.

— Если он станет есть хлеб с маслом, то я тоже буду есть, — решительно заявляет она.

С наступлением сумерек мы возвращаемся домой: пора ужинать. Хозяйка сварила нам чорбу с фасолью. Чорба приготовлена по-крестьянски, со всякими овощами, она ужасно вкусна, и все же Маргаритка не может усидеть за столом. Хлебнув три-четыре ложки, она бежит на задний двор, чтоб посмотреть, как теленок встретит свою возвращающуюся с пастбища мать. Ей было особенно любопытно, какое впечатление произведет на старую корову венок. Вдруг мы с хозяйкой слышим плач. Бежим во двор. Видим: Маргаритка приникла к забору, по щекам ручьем текут слезы.

— Что случилось? — восклицаю я. — Она тебя боднула? Так тебе и надо, не лезь куда не следует…

— Ко… ко… корова, — говорит прерывистым от рыданий голосом Маргаритка, — съела мой ве… венок…

— Ах, вот оно что! — успокаиваюсь я, но это как будто еще больше расстроило Маргаритку. — Ну, не плачь! Она не нарочно. Она, наверное, подумала, что это трава…

— Какая еще трава! Разве она не видит, что это венок?

— А может быть, она близорука, — высказываю я предположение. — Правда же, хозяйка, ваша корова близорука?

Хозяйка утвердительно кивает головой. Маргаритка перестает плакать и испытующе смотрит то на меня, то на старую женщину. Мы с трудом сдерживаем смех.

— А раз близорука, то почему она не носит очки?

Мы обещали завтра же купить корове очки, и Маргаритка успокаивается наконец.

Пора ложиться спать. Мы укладываем Маргаритку на жесткой крестьянской постели. Я наливаю в ложечку микстуру, оборачиваюсь, но что за чудо — Маргаритка уже так сладко спит, что рука не поднимается будить ее.

Я выплескиваю микстуру в окно.

Целых пять дней Маргаритка не расстается с теленком. Она его кормила, поила, водила на прогулку. Пенчо — так звали теленка — тоже привязался к ней и ходил за нею, как собачонка. В один прекрасный день я застаю его в нашей комнате. Маргаритка сидит на полу и показывает ему альбом с семейными фотографиями хозяйки. Теленок внимательно рассматривает выгоревшие фотографии, он даже пытается съесть некоторые из них; глядя на это, Маргаритка хохочет до слез. Затем они выходят во двор и направляются к колодцу. Маргаритка озабочена тем, что у теленка очень желтые зубы — что, если их почистить пастой «Идеал»?

— Пускай с детства привыкает чистить зубы, — говорит она.

К концу недели у Маргаритки появилась новая привязанность — соседский ослик, неизвестно почему прозванный Илларионом. Маргаритка теперь совсем не та робкая девочка, какой она была сразу по приезде. Никого не спрашиваясь, она садится на ослика и целые дни катается на нем по просторной лужайке за нашим домом.

— Если бы ты только знал, папа, какой он глупенький! — доверительно сообщает она. — Я привела его пастись на самую лучшую травку, а он жует колючки. Ничего не соображает! А вообще он очень умный. Бабушка Тодорка говорит, что он натаскал ей дров на зиму. Он и бидоны с молоком носит, все таскает на себе. Ты не смотри, что он такой малыш…

Скоро внимание Маргаритки привлекает нечто более значительное — лошади дяди Груда. Дядя Груд работает звеньевым, и моя дочь вот уже третий день и не заглядывает домой.

Рано утром она уходит на конюшню сельскохозяйственного кооператива, садится в телегу и вместе с дядей Грудом возит с лугов сено. Теперь она посматривает на меня свысока — ведь я не умею править лошадьми. В течение дня она несколько раз проезжает на телеге мимо нашего дома — и надо видеть, с каким гордым видом она восседает на облучке! Улыбка у нее до ушей. Поравнявшись с моим окном, она натягивает вожжи, кричит по-крестьянски: «Тпрррру!» — и одним глазом посматривает на меня: видал, дескать, папа? Дядя Груд сидит рядом с нею и добродушно улыбается.

— Гляжу я на этого ребенка, и душа радуется, — говорит он мне. — Отдай-ка ее нам. Мы вырастим из нее такую крестьяночку, хоть куда…

— Дядя Груд, — деловито прерывает его Маргаритка, — поехали, а то сено не ждет. Нельзя так задерживаться…

— Давай! Давай! — Дядя Груд размахивает кнутом.

— Зачем же? Не бей их, не надо их бить, дядя Груд! — протестует Маргаритка. — Они и так везут. Но-о, Дорчо, но, Златко!

Лошади бегут рысью. Моя дочь еще раз бросает на меня через плечо победоносный взгляд, на меня, отсталого, ничего не смыслящего в сельском хозяйстве человека.

Я несколько раз пытаюсь заманить Маргаритку поохотиться за бабочками, но ей не до этого. У нее с дядей Грудом слишком много дел в сельскохозяйственном кооперативе: сейчас они заняты перевозкой арбузов с бахчи.

— Да погоди ты, папа! — с досадой говорит Маргаритка. — Бабочки никуда не денутся. Мне вон дядя Дико поручил срочно вывезти арбузы.

Дядя Дико — председатель сельскохозяйственного кооператива. Они с моей дочкой большие друзья. Не кто другой, как именно он публично заявил, что, если бы не Маргаритка, не убрать бы им арбузов. Разве сейчас время заниматься такими пустяками, как бабочки!

— И вообще, папа, ты очень легкомысленно смотришь на вещи. Мама права.

— А ты не соскучилась по маме? — спрашиваю я Маргаритку.

Маргаритка задумывается.

— Соскучилась, — отвечает она. — Но сперва надо выполнить задание.

Дни летят незаметно. Близится время нашего отъезда. Моя дочь уже ездит верхом на коне без седла, ее обожженного солнцем лица прямо не узнать — загорелое, так и пышет здоровьем. Привезенные лекарства стоят на сундуке без употребления. С приятелями дяди Груда она на равной ноге, ее так же, как и их, беспокоит то, что для кукурузы маловато дождей.

Как ей сказать, что у нас осталось только два дня? Неужели придется опять запереть эту вольную птичку в темных софийских комнатах? Но что делать… Наша мама уже зовет нас. Неисправимые лентяи! Кому больше нас не терпелось взяться сейчас за французский язык и сесть за пианино?

Дома

На улице еще темно и, видно, холодно, раз на окнах иней. А надо вставать. Точно в половине восьмого звонок позовет в класс.

— Подъе-о-ом! — кричу я по-солдатски.

Над детской кроваткой поднимается сонная русая косматая голова. Это, как вы, наверное, догадываетесь, наша Маргаритка.

— Который час? — спрашивает голова, не раскрывая глаз.

— Восемь.

— Ой!

В глазах девочки невероятный испуг, одеяло взлетает вверх, и маленькое тельце в длинной ночной рубашке переваливается через грядку кровати.

— Почему ты раньше меня не разбудил? Теперь будут говорить: и звеньевая начинает опаздывать… — Но вот ее глаза смотрят на меня с недоверием. — Или ты обманываешь?

— Восемь.

— Честное пионерское?

Мое положение безвыходное.

— Может, я и ошибся в темноте, — пытаюсь я вывернуться. — Ну-ка, включи свет!.. Ой, верно, без пяти семь!

— Эх, ты! — с упреком качает головой Маргаритка. — Еще бы хоть пять минуточек поспать. Я как раз черную пантеру видела во сне…

На прошлой неделе мы с Маргариткой смотрели в кино «Сон джунглей», и с тех пор ей все время снятся слоны, обезьяны, черные пантеры.

— Ну не стой босиком! Беги на кухню!

— Там тепло?

— Тепло. Умойся и зубы почисть!

Маргаритка морщит носик.

— Слышишь?

— Слышу… Я не глухая. Значит, зубы почистить? Уууух! Придумают еще…

Она убегает на кухню, и вот уже у входной двери звенят голоса ее неразлучных подружек — двух девочек нашей дворничихи. Маргаритка хватает приготовленный с вечера портфель, сует в карман деньги на завтрак и, помахав нам рукой, уходит в школу. На лестнице звенит смех, потом все стихает. Вся наша квартира вдруг пустеет, становится какой-то холодной и неприветливой, словно ее покинул добрый и веселый дух. Мама тоже уходит на работу.

Я один сную по комнатам, курю трубку, и мне ужасно скучно. Не с кем мне шутить, не с кем придумывать разные «фантазии», не вижу я веселых голубых глазок, не слышу звонкого голоска и торопливых легких шажков. Волей-неволей приходится садиться за письменный стол. Но и за столом меня не покидает тоска, по крайней мере до тех пор, пока на белом листе бумаги не появится первая неуклюжая фраза. Потом увлечешься, и время бежит незаметно.

Но вот у входа слышится звонок: два коротких и один такой длинный, что хоть уши затыкай. Это наш условный сигнал. Я открываю дверь. За ней действительно стоит моя дочь. Лицо грустное, только глаза лукаво поблескивают. Опять что-то хитрит.

— Что-нибудь случилось? Тебя спрашивали?

— Да, — отвечает она плаксивым голосом. — По географии.

— Проходи же! Ну, и как?

— Тройка.

— Почему тройка? Ты же выучила!

— Выучила, но… Я сказала, что Балканский хребет начинает свое течение от Дуная…

— Ну-ка, давай дневник!

Маргаритка вытаскивает из кармана свернутый в трубку дневник и с поникшей головой, едва удерживаясь от смеха, подает его мне. Я нахожу отметки, и квартира наполняется радостным, торжествующим смехом.

— Шесть, шесть, глупенький. Шестерка [1].

— К чему ты разыгрываешь эту комедию?

— А ты какие комедии разыгрываешь с мамой?

Я с улыбкой развожу руками. Прыжок, и маленькая Маргаритка повисает у меня на шее.

— Ты рад, папуля?

Вместо ответа я целую ее в розовую щечку.

— Только тут, — замечаю я, — не шесть, а шесть с минусом.

Маргаритка отпускает мою шею:

— Большая важность — минус! Главное — цифра!

— Но ты все же скажи, за что тебе минус поставили?

— А, так… за уверенность.

— За какую такую уверенность?

— За какую?.. Когда я вышла к доске, сердце мое делало вот так.

Сжимая руку в кулак, Маргаритка показывает, как билось ее сердце.

— И голос вначале не слушался меня… Учительница подумала, что я онемела.

— Как так? Ведь ты учила!

— Учила, но во всем Дунайская равнина виновата. Ты знаешь, сколько там одних городов… Хотя откуда тебе знать. А Коларовград… Я сказала, что там открыт первый театр. Этого нет в учебнике, и все готовы были лопнуть от зависти. Учительница велела повторить еще раз, чтоб про это знали все в классе.

— А сама ты откуда об этом узнала?

— Я прочла в одной маминой книжке… Слушай, папочка, когда мама придет, смотри не проговорись, что у меня шестерка. Скажи: «Тройка». Потом можешь добавить: «Не хочу я видеть в своем доме ребенка, который не желает учиться…» И еще скажи: «Придется с ней по-другому, надо лупить…» Только ты сердито, ладно? А я буду стоять в углу и реветь. Вот она рассердится, да?

— Куда тебе плакать, когда ты вся сияешь.

— Заплачу, не беспокойся. Раз понарошке — заплачу. Только ты не сумеешь быть сердитым, все усмехаешься… Иииий, звонят! Это она! Папа, делайся сердитым, ну пожалуйста! Вот еще, не может притвориться!..

Открываем дверь и начинаем разыгрывать комедию. Но наша мама артистка, и обмануть ее нелегко. Все это ей знакомо, и она сразу догадывается, в чем дело. Плачущая горькими слезами Маргаритка бросает на меня взгляд, полный укора: эх, ты, опять все испортил!

Мама накрывает на стол, и мы все садимся обедать. Поев суп, Маргаритка глубокомысленно замечает:

— Хорошо, когда ребенок приносит шестерку, а, мама? И обед вкуснее, и всем весело… А если на самом деле получит тройку, наверное, и есть не захочешь.

Мы, разумеется, соглашаемся с этими полными глубокого смысла словами.



Лебединое озеро

Сегодня я возвращаюсь с работы несколько раньше, чем обычно. Захожу на кухню, и первое, что мне бросается в глаза, — это большая яркая афиша, висящая на стене. Афиша украшена картинками, вырезанными из старого русского букваря, и вот что на ней написано:

Внимание! Внимание! Внимание!

Сообщаем уважаемой публике, что сегодня в гостиной состоится большое БАЛЕТНОЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ. Будет поставлено «Лебединое озеро», выступит Галина Оланова, Майя Плисецкая и Люба Колчакова. Музыка патефонная и мамина. Приглашаются все и персонально папа.

Вход бесплатный. Начало в 7 часов.

Значит, это сюрприз, который дома готовят для меня уже давно. Результат постоянного шушуканья и перемигивания, наблюдавшихся в течение целой недели.

Я достаю красный карандаш и исправляю на афише грамматические ошибки. Внизу ставлю отметку «пять с минусом».

Затем прохожу дальше. «Уважаемая публика» уже собралась в гостиной. Тут восседают две бабушки, трое детей дворничихи и тетя Елена, наша дальняя родственница, одинокая женщина; она любит Маргаритку, как родную дочь, и очень ее балует. Ширма, отделяющая мою библиотеку от гостиной, раздвинута, за ней слышится нетерпеливое шушуканье.

— Кто пришел? — забеспокоилась Маргаритка.

— Дядя Петр, — в один голос отвечают трое детей дворничихи: они, как видно, очень волнуются.

— Папа, ты прочел афишу?

— Прочел, — говорю я в ответ. — Но и тебе самой не мешало б прочесть ее повнимательнее.

По ту сторону занавеса наступает молчание. Наконец там слышится несколько смущенный голос Маргаритки:

— А что? Есть ошибки?

— Есть. Я тебе поставил пять с минусом.

— Ну, будет тебе, оставь ребенка в покое! — вмешивается тетя Елена. — Девочка так волновалась, когда писала.

К единственному креслу в гостиной прикреплена табличка с надписью: «Ложа № 1, для папы». Я усаживаюсь на этом удобном месте и жду. Дети дворничихи от нетерпения хлопают в ладоши.

— Готово? — спрашивает мама.

— Готово.

Снова шушуканье, и наконец перед занавесом появляется Маргаритка. На ней пышное белое платье и легкие балетные туфельки. К волосам приколота искусственная коса, взятая напрокат в мамином театре. Хотя цветом своим коса заметно отличается от волос, но это не имеет значения. Мы все аплодируем, а дети дворничихи, неизвестно зачем, кричат «бис». Маргаритка кланяется несколько неловко — она еще не преодолела своего смущения. Обе бабушки готовы прослезиться.

Наступает тишина.

— Дорогие товарищи, — громко, хотя и не очень уверенно обращается к зрителям Маргаритка, — сейчас вы увидите балет «Лебединое озеро». В роли Галины Олановой…

— Улановой… У… У… — слышится за сценой голос суфлера.

Это мама. Она сегодня не только суфлер, но и рабочий сцены, и осветитель; кроме того, она заменяет целый оркестр.

— В роли Галины Улановой выступает Маргарита Петровна Незнакомова. Сейчас начинается балет…

Маленькая балерина кланяется, на этот раз гораздо грациознее — ждать долго не приходится. Вот уже медленно поднимается занавес. Патефон играет чудесный вальс Чайковского. Из-за буфета выходит Маргаритка.

— Теперь говорите, — обращается она к публике. — Ах, какой сказочный замок! Какой дивный таинственный лес!

Похоже, что бабушки и тетя Елена были предварительно предупреждены. Они начинают громко, с нескрываемым восхищением повторять:

— Ах, какой сказочный замок! Ой, какие высокие башни, какой лес!

Это делается потому, что на сцене нет никаких декораций. А ведь каждому известно, как трудно выступать в балете, когда нет волшебных замков и таинственных лесов, в которых обитает множество карликов и фей.

Трое детей дворничихи весьма удивлены, но в конце концов им тоже понравилось подобное участие публики в представлении. Они так увлеклись восхвалением декораций, что Маргаритка не выдержала.

— Ну, довольно вам! — нетерпеливо машет она рукой из-за буфета.

Снова наступает тишина, и на сцену, словно трепетная лань, выскакивает сама Галина Уланова. Остановившись посередине, она начинает танцевать, и так вдохновенно, с такой искренностью, что публика действительно начинает видеть и замки и волшебные леса. Бабушки и тетя Елена, разумеется, на седьмом небе. Они вынимают носовые платки и незаметно вытирают слезы. Рабочий сцены и оркестр тоже волнуются за кулисами. И, хотя мне очень смешно, я тоже ощущаю в глазах и в носу какой-то предательский трепет. Бурные аплодисменты; после первого действия они так долго не утихают, что занавес приходится поднимать уже третий раз. Но вот на сцене появляется Майя Плисецкая. Она одета в длинное красное платье. На голову накинута черная шаль. Исполняется испанский танец. Третья сцена — мы видим Любу Колчакову. Она в том же испанском платье, но исполняет венгерский танец. Постепенно балетный экстаз овладевает и двумя дочками дворничихи. Они торопливо напяливают два маминых платья, обувают туфли на высоких каблуках, привязывают к волосам банты и под именами Лили Берон и Аллы Шелест тоже появляются на сцене. Один только сын дворничихи, ученик второго класса, остается в резерве.

Он приближается к моей ложе и шепчет мне с нескрываемым пренебрежением:

— Девчонки — они и есть девчонки!

Под конец в балет включаюсь и я. На меня возлагается роль злого демона. Я должен размахивать крыльями и с мрачным, злым лицом гоняться по сцене за балеринами. Однако получается, что я даже на такое простое дело не способен.

Маргаритка прерывает балет и говорит мне с досадой:

— Ну какой же из тебя демон, папа! Только и знаешь, что смеяться! Ни дать ни взять Швейк! Ступай-ка ты лучше в публику!

Вдруг раздается стук в дверь. Открываем. Входит встревоженная дворничиха Вела.

— Вы что, своего времени не знаете? — обращается она к Алле Шелест и Лили Берон, которые испуганно замерли в углу. — Я ищу их как сумасшедшая по всему кварталу! Чего это вырядились? Сейчас же ступайте домой!

— Пускай еще чуть-чуть побудут, тетя Вела! — пытается умилостивить ее Маргаритка. — Нам осталось только адажио, и они сейчас же придут.

Но дворничиха неумолима.

— Какие еще адажио-мадажио! — кричит она. — Кто за них будет писать домашнюю работу? Ступай и ты, разиня! Завтра контрольная.

И она хватает и тащит за ухо сына, а ведь он до сих пор с таким удовольствием наблюдал разыгравшуюся сцену! Опечаленные Лили Берон и Алла Шелест снимают свои балетные костюмы. Больше не существует ни волшебных замков, ни таинственных лесов, ни злых демонов. «Лебединое озеро» заканчивается. Снова начинается обычная суровая, полная домашних заданий и контрольных работ повседневная жизнь.

Дедушка и бабушка

Маргаритка очень любит своих бабушек: здешнюю и «морскую», которая живет далеко, в Бургасе, на самом краю света. Что же касается дедушки, то с ним она вечно не в ладах. Дедушка очень стар, ему скоро исполнится восемьдесят лет. Теперь он живет лишь воспоминаниями своей молодости; дедушка слишком раздражителен и, кроме того, в последнее время стал чересчур религиозным.

Именно на почве религии между ним и Маргариткой постоянно разгораются споры.

Как-то раз, приехав среди недели к нам, дедушка, отдохнув после дороги, завел разговор о погоде.

— Да-а-а, — озабоченно качает он головой, — нет снега, и все тут! Конца не видать этой суши. Посмотрим, какой-то выпадет урожай…

— Верно, плохо дело, — соглашаюсь с ним я. — Не к добру это.

— Бог разгневался, — продолжает качать головой старик. — Все супротив бога делается…

Маргаритка отрывает глаза от учебника болгарского языка.

— Во-первых, никакого бога нет, — говорит она.

— Мала еще учить старых людей! — начинает злиться старик. — Когда и ты так вот поседеешь, тогда многое поймешь. Как это так — нет бога!

— А вот так: нет, — стоит на своем Маргаритка. — Это наукой доказано. Нам учительница говорила… И по радио рассказывали…

— Что оно понимает в этом деле, твое радио! Радио пускай играет себе, а не болтает зря. Нет бога!.. А кто, по-твоему, гремит и молнию пускает, когда дождь идет?

— Ух! — машет рукой Маргаритка. — Деда, деда, такое скажешь! Как столкнутся две тучи, вот тебе и гром. Все дело в электричестве…

Спор приобретает более ожесточенный характер, и я стараюсь примирить обе стороны. К счастью, дедушка начинает дремать. Тогда я обращаюсь к Маргаритке:

— Разве ты не видишь, что он человек старый? Зачем ты его расстраиваешь?

— А зачем он рассказывает такие предрассудки?

— Пускай себе рассказывает, а ты знаешь, что нет бога, и ладно.

Но Маргаритка не согласна. В вопросе о боге она совершенно непримирима.

Однажды она возвращается домой и еще с порога говорит мне:

— Папа, я сегодня была в церкви.

— Как это в церкви? Ты одна ходила?

— Нет, с дедушкой.

— Но ведь я же тебе запретил ходить в такие места.

— Я сперва не хотела, а потом сказала себе: «Ну-ка, схожу, посмотрю эту дедушкину церковь…» И мы пошли.

— И что же ты там видела?

— Во-первых, много картин. Все равно что книгу с картинками смотришь. Только вот нельзя понять, что написано снизу. На каком-то другом языке… И у всех людей на картинах какие-то желтые шапки, как у тети Елены. Дедушка говорит, что это были святые и потому они ходили в желтых шапках. Тогда, выходит, и тетя Елена святая… Вообще там очень смешно! Поп поет: «Помилуйя, помилуйя!..» — а люди крестятся. А потом вдруг взяли да упали на колени. И дедушка — ты же знаешь, куда стадо, туда и овца — и он… А как придет к нам, все жалуется: «Ой, ноги мои! Ох, колени мои!..» Это у него не ревматизм, а оттуда… все из-за того, что он стоит на полу. Знаешь, какой он холодный! Я потрогала. А потом везде зажгли свечи. Зачем это их зажигают? День рождения или что?

— Значит, интересно, а?

— Что ты! Какой там интерес? Одни дедушки да бабушки. Ни тебе картинки посмотреть, ни смеяться громко не разрешают. Ерунда. И потом, там чем-то особенным пахнет…

Теперь мне совершенно ясно: душе Маргаритки никогда не вкусить от обещанного верующим райского блаженства.

Каждую зиму к нам в гости приезжает из Бургаса наша «морская» бабушка. Это настоящая радость для Маргаритки. Летом полтора месяца она проводит у бабушки, играет на приволье, на широком дворе, окруженном фруктовыми деревьями, а зимой, когда бабушка приезжает к нам, Маргаритка печется о гостье сама и никому не позволяет заботиться о ней. Она водит бабушку в театр, в гости к знакомым, она дает ей лекарства, когда у нее болит желудок, наливает грелку горячей водой и прикладывает к больному месту.

В один прекрасный день у Маргаритки родилась новая мысль: бабушка Цвета непременно должна посмотреть новый ЦУМ. Сейчас в Софии это самое интересное место. Они одеваются, берут друг друга за руки, уходят и возвращаются лишь три часа спустя.

— Ты, папа, только послушай, что случилось! — начинает Маргаритка еще с порога, возбужденно размахивая руками. — Бабушка потерялась!

— Как так потерялась? Где потерялась? — с тревогой расспрашиваем мы. — Разве ты за нею не следила?

— Постойте… сейчас расскажу все по порядку. Сперва мы согреемся. Бабушка потерялась в ЦУМе, на третьем этаже, там где кофты продают. Я ей говорю: «Пойдем, бабушка, поднимемся на эскалаторе», а она не хочет. Боится, как бы ей ноги не повредило. А ведь совсем не страшно. Я два раза рассказала ей, как надо вставать, просила ее, просила — не хочет, и все. Тогда я говорю ей: «Ладно, бабушка, ты поднимайся по обыкновенной лестнице, а я поеду на этой. Я буду дожидаться тебя наверху, там, где кончается твоя лестница». Она говорит: «Хорошо!» И вот мы потихоньку поднимаемся на третий этаж. Иду я к бабушкиной лестнице, тут смотрю, там смотрю: нет никакой бабушки.

Вот те и на! А народу, папа, — легко разминуться. Возвращаюсь я на второй этаж, туда, где игрушки, обошла кругом — нет бабушки, исчезла, как дым. А я же знаю, как ты будешь меня ругать, если я ее не найду. Я опять наверх, поднимаюсь на четвертый этаж — и там ее нет. Просто ума не приложу, что мне делать. Плакать?.. Но ведь слезами горю не поможешь. И тут я сообразила, как поступить. Иду я вниз искать комнату, откуда по радио сообщают. Прихожу. Там стоят двое, мужчина и женщина, и едят сдобные булочки. Я остановилась у дверей и не знаю, что сказать. Тогда женщина спрашивает: «Что тебе, девочка?» Я говорю: «Здесь передают по радио?» — «Здесь». Я давай ее просить: «Может быть, вы передадите по радио, что бабушка потерялась». А они как засмеются! Женщина чуть булочкой не подавилась. А мне-то не до смеху. «Чего, говорю, вы смеетесь, товарищи? Бабушка здесь впервые. Она из провинции». А они еще громче хохочут. И я никак не пойму, чего они смеются. Тут плакать хочется. Подумать только — бабушка потерялась! Наконец они перестали смеяться, и мужчина спросил: «Как твою бабушку звать?» Я им говорю, что ее зовут бабушка Цвета, что она из Бургаса, и они три раза сказали это в микрофон. И вот тебе пожалуйста, идет милиционер и ведет бабушку, а она ни жива ни мертва. Бабушка меня по всему ЦУМу искала, по всем лестницам лазила, сердце у нее колотилось, вот так… Посадили они ее, принесли воды, а когда бабушка успокоилась, она тоже начала смеяться. А что я такого смешного сделала? Не могу же я ее там оставить! Вот и вы тоже смеетесь…

— Ох ты, моя милая внученька! — обнимает ее бабушка и гладит по хмурому лицу. — Сладкая ты моя, любимая моя…

Даже до радио дошла, чтоб сказать… А я в это время на верхнем этаже находилась. Верчусь как шальная, до того мне страшно стало, что никакого радио не слышу. Вдруг подходит милиционер и говорит мне: «Это не вы ли потерянная бабушка Цвета?» А у самого улыбка до ушей. Я таращу на него глаза, а он берет меня под руку и ведет вниз, и, только когда я уже увидела нашу малышку внизу в комнате, тогда только я поняла, что к чему. До чего смышленая… Догадаться и до радио дойти. Так-то мы, бабушка с внучкой, и прославились на весь ЦУМ. На прощание сам диктор пошел нас провожать.

— А мне подарили резинового утенка, — хвалится Маргаритка. — Это игрушка для малышей, и я не хотела брать ее, но сказали, что так нельзя… полагается… Вижу, могут обидеться…

— Я за это испеку тебе вкусный пирог со снежками, — говорит бабушка Цвета. — Весь тебе достанется, ты этого заслужила.

— Ура-а-а-а-а! — радостно восклицает Маргаритка. Пирог со снежками — ее любимое кушанье.

После этого она убегает в ванную комнату. Хотя резиновый утенок игрушка для малышей, все же Маргаритка решила проверить, будет ли он в ванне плавать.

Капитан Грант и юнга Вильямс

Мы с Маргариткой купили лодку. Да, представьте себе, купили лодку. Все нам удивляются: ведь лодка — вещь совершенно непрактичная, особенно у нас, в Софии. Но мы с Маргариткой многозначительно заговорщически усмехаемся. Мы же с нею старые славные черноморцы (мы родились в Бургасе), и для нас лодка — нечто вроде хлеба насущного. Разве можно себе представить черноморца без лодки? Или, по-вашему, они такие же обыкновенные люди, как все, да? Нет, совсем не так! И потом, у нас имеются тайные планы. Мы давно мечтаем совершить вдвоем кругосветное путешествие. Теперь эта мечта может осуществиться. Правда, сперва мы совершим это кругосветное путешествие по нашему искусственному озеру, но когда мы станем в этих делах поопытнее…

Нет, мы наверняка в недалеком будущем чем-нибудь вас удивим. И, может быть, вы увидите в журнале «Дружинка» наши увенчанные славой портреты.

Как бы то ни было, но лодка куплена, и дело сделано. Мы нанимаем повозку и доставляем ее домой. На пороге нас встречает мама.

— А это еще что? — спрашивает она, нахмурив брови, и показывает на три пакета с нашей покупкой.

Мы с Маргариткой переглядываемся и наконец, набравшись мужества, отвечаем:

— Лодка.

— Что-о-о?

— Лодка, — повторяем мы и отходим от нее на два шага назад. — Самая обыкновенная резиновая лодка…

— Даже паруса есть, — добавляет Маргаритка и прячется у меня за спиной.

— Прекрасно! — говорит мама со спокойствием, предвещающим бурю. — А где вы взяли деньги, уважаемые?

Не могла все же миновать нас эта горькая чаша! Хотя мы, черноморцы, люди не робкого десятка, но следует чистосердечно сознаться, что мы ужасно боялись этого вопроса.

— Накопили денег и вот купили… — говорит Маргаритка, все еще не выходя из-за моей спины. — И из моей копилки все пошло сюда.

Я тоже начинаю что-то бормотать себе под нос. Но маму обманывать не годится. В конце концов мы сознаемся, что влезли в небольшие долги.

— Так! — терпеливо выслушивает нас мама. — Но ведь ребенок до сих пор без пальто!

— Мне совсем не нужно пальто.

— О-о-о-о! А без этой дурацкой лодки тебе никак не обойтись?



— Она нам нужна, мы будем совершать на ней кругосветные путешествия, — смело выходит вперед Маргаритка. — И лодка вовсе не дурацкая, а резиновая.

Как ни велико было негодование мамы, она все же не удержалась от смеха. Мама только с виду строгая женщина, а в сущности у нее очень, очень доброе сердце. Надо же учесть, что она и сама из Бургаса. У нее тоже есть моряцкая жилка. Увидев маму смеющейся, мы освобождаемся от оцепенения и, перебивая друг друга, обещаем и ее взять в путешествие.

— Делайте что хотите, мне все равно! — пытается мама снова стать серьезной. — Я больше не могу, сдаюсь!..

Она, хлопнув дверью, уходит на кухню, но мы знаем, что означают подобные ее поступки — конфликт улаживается. Буря миновала, и мы можем спокойно заниматься нашим делом.

Мы вносим пакеты в гостиную и засучиваем рукава. Нам предстоит первый раз собрать лодку. Принявшись за это с огромным воодушевлением, мы вскоре убеждаемся, что работа не спорится. Нет у нас ни руководства, ни железной моряцкой дисциплины. Каждый копается в пакетах, извлекает что попадется под руку; разные детали, болты, гайки уже валяются по всему полу.

— Так дальше не пойдет! — говорю я. — Надо избрать капитана.

Маргаритка радостно хлопает в ладоши. Ну конечно, на море всегда так: один приказывает, а другие сознательно и беспрекословно подчиняются! Сейчас же приступаем к избранию. Капитаном единодушно избираюсь я.

Остальной персонал распределяется следующим образом: мама — главный кок, Маргаритка — моряк.

— Но, папа, — задумчиво говорит она, — когда мы выйдем в море, я и тогда буду зваться Маргариткой?

— А как же?

— Моряк — и… Маргаритка!.. А можно, я буду юнга Вильямс?

Я поворачиваюсь к ней спиной, ибо капитану при исполнении служебных обязанностей смеяться не полагается. Вскоре я опять делаюсь серьезным и строгим, как того требует мое положение.

— Ладно, пусть будет так! В таком случае, я буду капитан Грант.

— Вот так здорово! — подпрыгнул новоявленный юнга. — А мама?

— Ну, решай сам!

— Совсем смешно, если она будет негритенок Снежок. Ведь он тоже был поваром. Как ты считаешь, папа?

— Хорошо, но ведь она белая.

— Ничего. Мы ее вымажем гуталином.

Тем временем мама, ничего не подозревая, зовет нас обедать. А ведь нам сейчас совсем не до еды. Работа над сборкой лодки кипит, мы трудимся, не зная усталости, как и подобает настоящим морякам.

— Юнга Вильямс! — кричу я с капитанского мостика, образованного из двух стульев.

— Есть, сэр! — отвечает по-моряцки юнга Вильямс и становится передо мной навытяжку, руки по швам.

— Подай мне часть номер три!

— Слушаю, сэр!

И часть номер три находит свое место. Мало-помалу то, что мы собираем, становится похожим на лодку. Но именно тут мы попадаем впросак.

Дверь гостиной открывается, и выходит разъяренный кок. Он размахивает длинной деревянной ложкой и сердито смотрит на нас.

— Сколько раз я должна вас звать? — негодует Снежок и уже грозится ложкой.

— Мама, не трогай его! — старается оберегать мой авторитет юнга Вильямс. — Он капитан.

Но это не помогает.

— Вам бы только командовать! — кричит неумолимый кок. — Сейчас же идите есть. Все давно остыло…

Ничего не поделаешь, приходится подчиняться. Ведь наша мама в субординации и дисциплине ничего не понимает.

Мы садимся за стол.

— Фу, фасоль! — хмурится юнга Вильямс и отодвигает тарелку.

— Раз тратите деньги на лодки, придется есть фасоль, — заявляет кок.

Этот упрек больше относится ко мне, поэтому я строжайше приказываю:

— Юнга Вильямс, сейчас же съесть все, всю фасоль дочиста!

Юнга неодобрительно косится на меня: приказ отдан не совсем по-моряцки. Но лицо у меня словно каменное.

— Слушаюсь, сэр! — отвечает он вполголоса и покорно принимается за фасоль.

Юнга съедает и крем-карамель, которая обычно остается недоеденной.

— Это ваша моряцкая дисциплина начинает мне нравиться, — смягчается наконец повар Снежок. — Придется нам применять ее и на уроках музыки.

— А моряки на пианино не играют, — робко возражает юнга.

— Посмотрим, играют или нет.

Затем мама одевается и уходит по своим делам.

— Где это видано, чтоб моряк играл на пианино! — уже более смело говорит юнга Вильямc. — Верно, капитан?

Я киваю головой, но не очень уверенно.

Мы возвращаемся в гостиную. Окончательно собрав лодку, мы поднимаем белые паруса и всю вторую половину дня путешествуем по морям и океанам.

Питаемся мы сырой рыбой, альбатросами и плавниками акул. На нас нападают пираты, но мы их побеждаем, запираем в гардероб — пускай там хорошенько нанюхаются нафталина!

После этого мы отправляемся на Южный полюс — нам необходимо поймать там двух пингвинов и приручить их. Но вдруг оказывается, что уже десять часов, — с наступлением этого времени всем юнгам на свете полагается быть в постели.

— Папа, ну давай поймаем пингвинов! — упрашивает Маргаритка. — Вот он, Южный полюс. Всего в двух шагах.

— Юнга Вильямс, — вытягиваюсь я во весь рост, — во-первых, я тебе не папа, а капитан Грант, а во-вторых, тебе известно, что приказы капитана выполняются немедленно и безропотно.

— Слушаюсь, сэр! — склоняет голову пристыженный юнга.

И через пять минут он в постели. Не успел я его как следует укрыть одеялом, как он уже уснул, уснул крепко, по-моряцки.

Каких только удивительных снов он не увидит в эту ночь!

По морям и океанам

Долго мы думали, как назвать нашу лодку. Вдруг лицо Маргаритки просияло.

— Папа, — говорит она, — давай назовем ее «Вапцаров». Он тоже был моряк, как и мы.

Предложение принимается под аплодисменты. Затем я придаю своему лицу строгое выражение и говорю:

— Дело в том, юнга, что это имя ко многому нас обязывает. Вапцаров никогда не плакал и ничего не боялся. Как тебе кажется, можешь ты взять на себя такие тяжелые обязательства?

Юнга Вильямс задумался. Вопрос серьезный, ответить на него не так просто.

— Да, — произносит наконец, — я не буду плакать, капризничать и буду есть все.

— А бояться?

— И бояться ничего не буду, — не совсем твердо обещает юнга. — Только бы не эти змеи… А если нам попадется какая-нибудь анаконда…

— Велика важность! Настоящему моряку все нипочем.

— Легко тебе говорить, — вздыхает юнга. — Ты большой, а вот я…

На этот раз я нарушаю строгий моряцкий устав, запрещающий всякое панибратство с подчиненными, и ерошу подстриженные по-мальчишески волосы юнги.

— Эх, — говорю я, — не велика беда, если человек и струхнет малость. Главное, чтоб никто не заметил.

После этого мы беремся за дело. Вырезаем из фанеры буквы, красим их белилами и приклеиваем рыбьим клеем к борту лодки. К обеду наш «Вапцаров» совершенно готов. На маму была возложена важная задача — сшить небольшой трехцветный флаг. Разве может корабль выйти в море без адмиральского флага на мачте?

Куда более сложным оказался вопрос распределения мест в лодке. В ней всего лишь два места, которые по праву принадлежат взрослым членам экипажа — капитану и шеф-повару. Юнге тоже найдется где разместиться, но без сиденья.

— Ну и дал же ты маху! — хмурится он. — Мог же взять трехместную? Ведь ты же умеешь считать!

Глаза юнги наполнились слезами. Какой ужас — мы же только что дали присягу никогда не плакать!

Нам разрешается лишь, закусив губу, посмотреть без особой надобности в потолок. Положение спасает повар Снежок. Его доброе негритянское сердце не выносит этого волнующего зрелища.

Он добровольно отказывается от своего места в лодке в пользу юнги. Слезы, которые уже начали было капать на пол, мгновенно высыхают.

Наконец приходит и великий, ни с чем не сравнимый день — день первого спуска «Вапцарова» на воду.

Наша палатка разбита в защищенном от ветра месте, в небольшой, поросшей мягкой травой ложбинке, на берегу искусственного озера. Небольшой тихий залив, который мы избрали для стоянки, окрещен, по предложению Маргаритки, заливом Басила Левского [2]. Это второй любимый герой моей дочери.

— Теперь и ему не будет обидно, — говорит моя дочь. — У Вапцарова будет корабль, а у Левского — залив.

— Если бы Левский родился в Бургасе, он бы тоже стал моряком. Верно, капитан?

— Определенно, — соглашаюсь я.

Выступ, который уходит далеко в озеро и защищает нас от ветра, мы называем мысом Доброй Надежды.

К сожалению, на озере нет никакого острова — мы бы его окрестили Островом Сокровищ. Придется сокровища искать где-нибудь на берегу. Здесь мы будем привязывать наш корабль. Сам «Вапцаров», вполне готовый к дальнему плаванию, пока что лежит на траве. Мы вытаскиваем из рюкзака бутылку газированного шиповникового напитка. Эту бутылку мы разобьем о нос корабля при спуске его на воду. Такова морская традиция.

— Ты готов, юнга Вильямс? — торжественно спрашиваю я.

— Есть, сэр! — отвечает юнга и вытягивается в струнку.

Став по обе стороны нашего корабля, мы осторожно тянем его по траве к озеру. Он, словно утка, ныряет в воду и, выровнявшись, грациозно покачивается на маленьких волнах. Юнга Вильямс хватает бутылку и, размахнувшись, ударяет ею в металлическую часть носа корабля. Газированный шиповниковый напиток с шипением летит во все стороны и попадает на резиновую палубу.

— Уррраа! — кричим мы и как безумные носимся по берегу.

Хотя это и не по уставу, первым на корабль залезает маленький храбрый юнга. Он становится у мачты и полегоньку начинает дергать веревочку, на которой держится трехцветное знамя. И вот уже адмиральский флаг высоко у нас над головой плещется по ветру.

Разве можно описать этот великий момент? Только братья моряки Черноморского флота в состоянии понять наше волнение и нашу гордость. И как жалко, что сейчас на берегу не играет флотский духовой оркестр с большим барабаном и звонкими литаврами!

Всхожу и я на корабль. Мы отталкиваемся от причала, беремся за весла, и «Вапцаров» медленно и торжественно отделяется от берега.

— Полный вперед! — командую я.

— Есть, сэр, полный вперед! — четко повторяет юнга, и его маленькое курносое лицо сияет от счастья.

Мы выходим на веслах до самой оконечности мыса. Тут мы останавливаемся и поднимаем паруса. Ветер, казалось, только этого и ждал. Он их натягивает до предела, мачта слегка сгибается, и «Вапцаров» летит, как вольная чайка, по сверкающему на солнце озеру. Нос рассекает волны, мелкие брызги освежают наши лица, ветер треплет и без того взъерошенные волосы юнги.

— Ну как, юнга? — кричу я, сложив рупором ладони.

— Отлично, капитан! — отвечает с моряцкой сдержанностью юнга.

— Натяни-ка маленько стаксель-шток!

— Слушаюсь, капитан!

Мы достигаем противоположного берега. Заходим в небольшой залив и бросаем якорь. Берег каменистый, пустынный, здесь, вне всякого сомнения, живут людоеды. Юнга Вильямс тотчас соскакивает с корабля — надо разведать местность, может, удастся обнаружить следы больших босых ног людоедов.

— Стой! — кричу я с корабля. — Куда это ты без оружия?

Мы вырубаем в ближайшем кустарнике отличную тонкую саблю, и юнга Вильямс опоясывается ею. Теперь не страшны никакие людоеды. Пока юнга, продираясь ползком сквозь кусты, ведет разведку, я остаюсь на корабле в качестве охраны. Людоеды хитры, они способны внезапно атаковать нас с тыла, а разве мы можем допустить, чтоб «Вапцаров» попал в их руки! Солнце припекает, и я начинаю дремать. Внезапно раздается крик. Я открываю глаза — и что же: юнга Вильямс что есть духу бежит ко мне. Сабля путается в его ногах, и он, того и гляди, упадет.

— В чем дело? — спрашиваю я.

Запыхавшийся юнга останавливается на самом берегу.

— Ой, папа, — говорит он не переводя дыхания, — чуть сердце у меня не разорвалось!

— Ты обнаружил людоедов?

— Каких там людоедов!.. Змею!.. Настоящую змею!.. Вот такую, во…

И юнга Вильямc широко развел руки, чтоб показать, как огромна и чудовищна змея.

— Ты, как видно, струсил малость, а? — смеюсь я.

— Вначале я верно испугался немного. Но ведь главное-то, что никто не заметил. Ты заметил?

— Нет, — отвечаю я. — Как же я мог заметить? Юнга посмотрел на меня, стараясь убедиться, не шучу ли я. Мой вполне серьезный вид успокаивает его. Затем он оборачивается и все еще со страхом озирается в ту сторону, где видел змею.

— Ты что, больше не собираешься идти в разведку? — подтруниваю я над ним.

— А что тут разведывать? Кругом одни камни. Тот берег куда интереснее. Давай-ка лучше, капитан, поднимем паруса! Уже поздно, на нас могут напасть пираты.

Соображения юнги серьезны. Пираты только и ждут темноты, чтоб напасть на мирные корабли. Я и себе вырезаю саблю, и ветер снова надувает паруса «Вапцарова».

Видя, что мы вооружены до зубов, пираты на сей раз оставляют нас в покое. Зато в пути нам встречается огромный кит. Правда, он очень похож на ствол дерева, но озерные киты именно такими и бывают. Кит — кроткое животное, если его не трогать, он не нападает, поэтому мы решили: пускай он себе плывет жив-здоров.

— Может быть, у него есть маленькие китята, — говорит юнга. — Каково было бы мне, если бы моя мама ушла в театр на спектакль и больше не вернулась. Другое дело, если бы это была акула. Акулу мы бы тут же застрелили, а из ее плавников получился бы славный ужин.

Мы долго ищем акулу, потому что я тоже не прочь полакомиться ее плавниками, но в этот день акулы просто-напросто решили оставить нас голодными.

Вот он наконец, мыс Доброй Надежды. Укрываемся за ним, и паруса тотчас же обвисают. Мы их спускаем и на веслах возвращаемся в залив Басила Левского.

Привязываем корабль к причалу, и вскоре у нашей палатки вспыхивает маленький веселый костер.

Мы садимся у костра, и я подвешиваю на треножнике из серых палок котелок. Так некогда делал и знаменитый наш предшественник Робинзон.

— Капитан, — обращается ко мне юнга, — змеи огня боятся?

— О, еще как! А почему спрашиваешь?

— Да так просто. А в палатку они могут залезть?

— Никогда. Но почему это тебя так интересует?

— Так спрашиваю… Что ж, по-твоему, я должен молчать?..

Еще недавно задумчивый и робкий, юнга вдруг становится веселым. Он вытаскивает из кармана губную гармонику и начинает наигрывать какую-то свою мелодию. Веселые звуки разносятся над молчаливым, уже сереющим озером.

Да, действительно, ничего особенного, если человек и испугался немного. Важно, чтоб никто этого не заметил.

Приключения на Ропотамо

Вот мы с Маргариткой (быть юнгой Вильямсом ей уже надоело) и стали опытными моряками парусного флота. Искусственное озеро мы избороздили все из края в край. Все заливы и полуострова исхожены нами вдоль и поперек, все пираты пойманы и переданы милиционеру, людоеды превращены в мирных и кротких туземцев, а киты, акулы и прочие более мелкие рыбы зажарены и съедены. Поэтому озеро для нас не представляет больше никакого интереса. Мы уже мечтаем о настоящем соленом и бурном море. Нам хочется открыть новые, еще неведомые страны, где еще не ступала нога человека. Нам хочется увидеть дикарей, которые еще не знают спичек и бензиновой зажигалки и, добывая огонь, трут до одурения одно сухое полено о другое.

Мы бы не прочь охотиться на зверя покрупнее: на тигров, слонов, гималайских медведей, утконосов, океанских черепах, кенгуру.

Раскрываем карту Болгарии. Наши пальцы скользят по зеленым и коричневым пятнам и останавливаются далеко на юго-востоке (или по-морскому — зюйд-ост), в том месте, где поднимается гора, по имени Странджа, и где протекает река, которая носит таинственное и привлекательное имя «Ропотамо». Решение принято — в августе мы отправляемся с нашим «Вапцаровым» в село Приморское. Здесь море лучше всех морей на свете, а до Ропотамо отсюда всего пять километров.

Вам приходилось бывать в этих местах? Нет? Ну что ж, в таком случае мы с Маргариткой сейчас расскажем вам об удивительных и опасных приключениях, которые мы там пережили. Только при условии, что вы нам будете верить. Мы, моряки, люди правдивые и честные, и, если говорим, что поймали живого тигра, значит, так оно и есть на самом деле. Вы даже можете зайти к нам и посмотреть на его страшную шкуру, по которой мы сейчас ходим в домашних туфлях. Милости просим, заходите: улица Раковского, дом № 40. Правда, мы эту шкуру часто отдаем в химическую чистку, и она не всегда дома.

Итак, начнем!

В одно августовское утро наша экспедиция в полном составе — мама, я и Маргаритка — прибыла в село Приморское. Я — болгарский ученый-исследователь, доктор наук, профессор Незнакомов, мама — жена профессора и начальник отдела снабжения, а у Маргаритки несколько обязанностей: она — главный боцман корабля, начальник охраны лагеря, главный охотник и главный разведчик. Ее обязанности трудные и ответственные, от нее зависит успех экспедиции.

Мы снимаем комнату в самой привлекательной части села — на краю скалистого мыса. Здесь открывается морская ширь, а постоянный ветер разгоняет назойливых комаров. Это наша главная база, мы ей даем имя «Мирный». Отсюда будут выходить наши караваны к пустыням и джунглям Ропотамо.

Весь первый день мы благоустраиваем базу, а в следующее утро выносим на пляж и снаряжаем «Вапцарова». Возле нас гудит рой ребятишек. Все это народ, живущий на суше, они никогда не видели подобного корабля. Никто из собравшихся не знает, что такое стаксель, где находится руль и что собой представляет шкот. Маргаритка широкой моряцкой походкой расхаживает вокруг корабля и с полным презрением относится к этим невеждам в парусном мореходстве.

— Девочка, как называется ваша лодка? — робко спрашивает маленький светловолосый, круглый как шар мальчуган.

Измеряя смельчака с ног до головы презрительным взглядом, Маргаритка плюет по-моряцки к его ногам на песок.

— Во-первых, я не девочка, а главный боцман. И, во-вторых, это никакая не лодка, а настоящий корабль.

Пристыженный мальчуган замолкает и пятится назад.

— А сколько километров она развивает в час? — спрашивает вихрастый загорелый мальчишка, который, по-видимому, до нашего приезда был главарем всей этой шумной, крикливой ватаги.

— Не километров, а миль, — с равнодушным видом отвечает Маргаритка.

— Ну ладно, пусть будет миль…

— Пятьдесят.

— А мотоцикл моего брата дает сто километров, — обрадованно заявляет мальчишка и с победоносным видом смотрит вокруг.

Маргаритка, конечно, чувствует себя задетой, ее до сих пор неуязвимому высокомерию нанесен серьезный удар.

— Хэ! — деланно смеется она. — Мотоцикл ездит по земле, а корабль по морю. Ну-ка, попробуй ходить по морю, увидишь, насколько труднее.

Все детское сборище громко смеется. Мальчишка поставлен на место, он неожиданно теряет авторитет вожака. Девочки не решаются задавать вопросы. Они следят за каждым движением Маргаритки, в их взглядах — немое восхищение. Наконец одна из них, совсем еще малышка, подходит ближе и спрашивает дрожащим от волнения голосом:

— Можно, я залезу туда… в середину?

— Можно! — милостиво разрешает Маргаритка. — Только смотри не прикасайся к шкотам.

Я беру девочку на руки и сажаю в лодку.

— Влезайте еще двое! — командует Маргаритка. — Ты… и ты со своим мотоциклом, больно много знаешь.

Но обиженный мальчишка гордо отказывается лезть в лодку. Он поворачивается спиной, отходит от нас метров на двадцать и оттуда с завистью посматривает в нашу сторону. Его место тотчас же занимает другой.

Затем мы все вместе сталкиваем наш корабль в море, и впервые его паруса надувает соленый вольный морской ветер. Ого, с этим ветром шутки плохи! Под его напором мы стрелой мчимся по просторам голубого залива, и наша хрупкая скорлупка ежеминутно рискует опрокинуться. Даже Маргаритка с ее моряцкой хваткой становится менее самоуверенной. Все же мы с честью выдерживаем испытание. Завтра постараемся как-нибудь удлинить киль, и корабль станет устойчивей. Мы торжественно возвращаемся на берег, нас встречают громким «ура». Убираем паруса, и лодка, полная детворы, до самого обеда бороздит воды залива. Мало-помалу Маргаритка забывает, что она главный боцман. Она уже хохочет, громко кричит и прыгает в воду наравне с самыми маленькими мальчишками. Лишь гордый развенчанный предводитель ребячьей ватаги одиноко расхаживает по пляжу. Наконец я сам иду к нему. И нам по-мужски легко удается понять друг друга. Вот он уже возле Маргаритки на переднем сиденье, сначала с пренебрежением, а потом со все возрастающим интересом слушает ее объяснения, касающиеся мореходства. Они сходят на берег уже большими друзьями.

— Профессор, — обращается ко мне Маргаритка, — давай и его возьмем на Ропотамо. Мне нужен помощник.

Услышав слово «помощник», Тошко — так зовут мальчишку — обижается. Тогда Маргаритка добровольно уступает ему одну из своих обязанностей — главного разведчика. Тошко все еще колеблется, но разведка, видимо, ему по душе. И вот мир наконец восстановлен, обиды как не бывало.

— А мать отпустит тебя? — спрашивает Маргаритка. Тошко только рукой машет — вот, мол, еще, он ведь не ребенок. Мы решаем отправиться на Ропотамо через два дня. За это время Тошко должен приготовиться и в четверг точно в семь часов утра явиться на нашу базу «Мирный» во всеоружии — с саблей, с пистолетом и ружьем. Сигнал: свист — два коротких и один длинный. Тошко в восторге, он выпрыгивает из лодки и, моргнув нам заговорщически, бежит навстречу своей матери, которая почему-то приближается к нам с палкой в руке. Что было дальше, мы сознательно умолчим — к чему ронять авторитет нашего нового разведчика.

— За что его так? — сочувственно спрашивает Маргаритка. — Ведь он хороший мальчик. Только вот справится ли он с разведкой?

— Конечно, справится, — уверенно говорю я. — Научится, дело не хитрое. К тому же Тошко — пионер.

Вихрастый мальчишка оправдывает наши надежды. В четверг, ровно в семь, мы слышим условный сигнал. Выглядываем в окно. Вооруженный в точности так, как требовалось по приказу, у ворот нашей базы стоит Тошко. Рядом с ним — круглый как шарик светловолосый мальчонка, у того тоже на плече деревянное ружье. Маргаритка выбегает за ворота, держа в руке ломоть хлеба с маслом.

— Здравствуй! — говорит она с полным ртом. — А это кто?

— Митко, — несколько виновато отвечает главный разведчик. — Сын пловдивчан… Они живут у наших соседей. Пришлось взять его. Как пристанет, не отвяжешься. Спроси у отца, нельзя ли его взять с собой. Он очень хочет… Вчера весь день ружье делал.

— Ладно! — говорит Маргаритка, хотя она не в большом восторге от того, что заявился этот пловдивчанин. — А что он будет делать?

— Я буду брать его с собой в разведку, моим помощником будет.

— Ты ему доверяешь?

— Он славный парень. Вчера голыми руками жабу поймал.

— Бррр! — брезгливо вздрагивает Маргаритка. — И он не боится?

— Фи! — вступает в разговор маленький, круглый как шар кандидат в помощники разведчика. — Я и черепах ловлю.

— Черепаху всякий сумеет поймать. Нашел чем хвалиться!

Малыш смущенно замолкает и ждет, пока решится его дальнейшая судьба. Он смотрит с такой мольбой, что никакому сердцу не устоять.

— Ладно! — заявляет наконец Маргаритка. — Мы тебя берем. А там посмотрим, чего ты стоишь.

На лице мальчика расцветает широкая, радостная улыбка.

— Вот видишь, — толкает его Тошко. — Говорил тебе, что это золото, не человек. Моряки — они все такие…

Эта похвала пришлась по душе Маргаритке, она берет мальчонку за руку и ведет его к себе в дом.

— А твой отец и вправду профессор? — спрашивает он, глядя на нее с невольным трепетом.

— Нет, — смеется Маргаритка. — Он только так, временно. Пока находится в экспедиции. Ну, ты понимаешь… чтоб было интересней. А вообще он писатель. Пишет рассказы.

Мальчонка слушает ее с раскрытым ртом.

— Я подожду здесь, — говорит Тошко. — Буду стоять у ворот на посту, а то как бы еще кто не притащился.

Вскоре приезжает повозка, которая отвезет нас на Ропотамо. Она выстлана душистым мягким сеном, и ехать в ней — одно удовольствие. Ребята выносят и укладывают в повозку пять арбузов, три дыни и рюкзак с продуктами. Я нагружаю лодку. Править лошадьми будет соседский парень. Он только что вернулся с флота и еще носит моряцкую тельняшку в белую и синюю полоску. На руке у него возле локтя татуировка — якорь. Ребята тотчас окружают его, и начинаются расспросы. Дело кончается тем, что и у них на руках появляются такие же якоря, правда пока нарисованные чернилами. Моряк обещает по возвращении сделать ребятам настоящие.

Можно трогаться в путь.

Лошади бегут рысью, и над повозкой звенит счастливый ребячий смех. Село остается позади, мы приближаемся к Чертову болоту. Хотя у него столь зловещее имя, днем тут ничуть не страшно.

— Почему его назвали Чертовым? — спрашивает Маргаритка.

Моряк объясняет, что когда-то в нем жил огромный черный черт. Однажды он рассердился на живущих в Приморском крестьян и в отместку наслал на них черную лихорадку.

Все болели этой болезнью, болел и сам моряк, когда был маленьким. После 9 сентября [3]болото залили бензином, и черт убежал за границу, в Турцию.

— Наверное, он был фашист? — говорит Тошко.

— А то как же! — подтверждает моряк и ухмыляется в усы.

Мы въезжаем в густой дубовый лес Масляного мыса. Извилистая укатанная дорога поднимается все выше.

— Давайте споем песню! — предлагаю я.

Не дожидаясь повторного предложения, Маргаритка запевает песню про Ботева. Мы все подхватываем. Маленький Митко тоже не хочет отставать, но поет он до того фальшиво, что Тошко, не стерпев, закрывает ему рот.

— Пускай поет! — говорю я. — Не мешай.

Но Митко глубоко оскорблен. Он съежился в глубине и молчит.

Едем по уступу горы. Нашим глазам открывается чудесный вид. Все Приморское как на ладони. Оно приютилось на скалистом полуострове. По обе стороны от него синеют два широких залива, которые обрамлены узкой полоской желтого песка.

Ветер, соленый, несущий запах моря ветер, ерошит нам волосы.

— Что это ты приуныл? — обращаюсь я к Митко. — Разве можно обижаться из-за такого пустяка? А ну-ка, улыбнись!

Митко не много нужно. Ему самому давно надоело сердиться.

— Ну-ка иди ко мне! — предлагает Маргаритка.

И улыбающийся Митко устраивается на переднем сиденье между нею и моряком.

Дорога начинает спускаться в зеленую долину Ропотамо. Становится все жарче. Над лошадьми тучами вьются огромные серо-бурые мухи — слепни. На месте их укуса тотчас же выступает кровь.

— Это, должно быть, ядовитая муха цеце, — говорит Маргаритка с явным желанием показать свои обширные познания в области африканской фауны. — Берегись, Митко!

Митко шариком скатывается назад и зарывается в сено. Но ему удается спрятать только голову, а сам он, толстенький, в коротких штанишках, остается сверху.

— Эх, как хорошо, что мы его взяли! — заливается смехом Маргаритка. — Он такой смешной, этот Митко!

— Я же тебе говорил, — смеется главный разведчик. Но вот перед нами сверкает спокойная гладь реки.

— Ропотамо… Ропотамо… Ропотамо!.. — вскрикивают в один голос дети, хлопая в ладоши.

Спустя пять минут мы достигаем берега. В этом месте река образует большую излучину, вода в реке темно-зеленая, почти черная. Ветви больших старых деревьев спускаются до самой водной глади, образуя тенистый таинственный свод. То тут, то там из воды выступают черные, совсем уже сгнившие коряги.

— Митко, смотри не лезь в воду! — предупреждает Маргаритка. — Тут полно крокодилов и анаконд.

— А что такое анаконда? — спрашивает наивный Митко, не знакомый с животным миром тропиков.

— Это самая большая змея на свете, — объясняет Маргаритка. — Длиной в сто метров.

— Ну, это ты врешь, — говорит Тошко. — Я же ее видел в кино.

— Ш-ш-ш-ш-ш! — прикладывает Маргаритка палец к губам. — Я знаю, какая она, это я так, пугаю его, чтоб не очень лез в речку. Погляди, какие у него короткие ноги, сразу потонет…

Мы выбираем удобное место на солнцепеке и начинаем собирать лодку. На этот раз работа спорится — ведь у нас два помощника. Чтоб Митко не путался у нас под ногами, мы назначаем его часовым.

Сперва он противится, но, после того как мы ему сказали, что на нас могут совершить внезапное нападение, он тотчас же хватает ружье и скрывается в кустах. Моряк едет на повозке дальше по берегу. Он будет нас дожидаться у рыбачьего шалаша, где есть удобный деревянный причал. Мы устанавливаем наш пароль — «леопард». Моряк должен выдать продукты, арбузы и дыни только тому, кто скажет этот пароль. В противном случае ему грозит смертная казнь!

Корабль «Вапцаров» готов к отплытию, он слегка покачивается в тихой воде реки. Мы снимаем Митко с поста и благодарим его за проявленное старание. Митко краснеет от удовольствия. Наконец мы всходим на корабль. Маргаритка, как главный боцман, становится у руля. Она поведет экспедицию к неведомым таинственным мирам. Течение совсем тихое, придется грести. Главный разведчик Тошко со своим помощником Митко располагаются спереди, в их задачу входит зорко следить за обоими берегами реки и своевременно предупреждать нас о появлении дикарей. Мы, конечно, не намерены вступать с ними в бой, мы ведь не империалисты и не колонизаторы, а мирная научная экспедиция. Нам не нужны их земли и богатства. Мы только хотим изучить их жизнь и вступить с ними в мирные торговые отношения.

— А у них… есть маленькие дикарята, профессор? — спрашивает Маргаритка.

— Конечно, есть, — авторитетно подтверждаю я, как приличествует профессору.

— Тогда как по-вашему, мальчики, примем их в пионеры? Организуем из маленьких дикарей отдельный отряд.

Предложение Маргаритки встречает бурное одобрение.

— Но где же нам взять столько пионерских галстуков? — беспокоится Тошко.

Это неожиданное препятствие на время ввергает экипаж в уныние. Придется отложить прием дикарят в пионеры до следующего раза. А сейчас мы им только расскажем, как нам, пионерам, весело и хорошо живется.

Я отталкиваю лодку от берега, и она бесшумно скользит по темным водам реки. Возврата нет. Вперед, навстречу опасностям и приключениям! Вперед, к таинственной неизвестности! Как бьются маленькие храбрые сердца, как зорко всматриваются глаза в густую зелень берегов!

— Вот они! — неожиданно взвизгивает наш Митко и показывает своей пухленькой рукой куда-то вверх.

— Кто? Дикари? — вздрагиваем мы.

— Вот они! Вот они! — кричит Митко. — Жуки!..

Мы смотрим вверх, куда показывает Митко. Там действительно вьются два ярко-синих морских конька.

— Ох, — вздыхает Маргаритка, — до чего же он смешной, этот человек, умора просто!

Тошко тоже недоволен своим первым помощником.

— Нечего нам морочить голову мелочами! — упрекает он его. — Бей тревогу только в том случае, если заметишь слона, тигра…

— …или гремучую змею, — добавляет Маргаритка. Но тут появляется новое препятствие — Митко не имеет представления, что такое гремучая змея.

— Это такая змея, — объясняют ему, — которая хвостом гремит.

Эти слова повергают Митко в полное недоумение: как это змея может хвостом греметь!

Махнув рукой на непонятливого маленького Митко, мы плывем дальше. Большая излучина реки уже позади.

Вода становится светлее. Корабль разрезает сверкающую на солнце поверхность реки и приближается то к одному, то к другому берегу. А картина все так же прекрасна. В густой зелени деревьев поют причудливые пестрые птицы, звенят тысячи насекомых. Непрестанно слышится: жжжжжжу… жжжжжжу… жжжжжу…

— Тигр! — испуганно кричит Митко. — Вот он!

— Где?

— Спрятался за деревом.

— За каким деревом?

— Вон за тем, во! — неопределенно показывает Митко.

Дело серьезное.

— Борт налево! — командую я.

Маргаритка поворачивает руль, корабль делает резкий поворот и упирается носом в берег. Тошко хватает ружье и спрыгивает на сушу. Митко пытается спрыгнуть вслед за ним, но увязает обеими ногами в тине. Все мы смеемся, а сам он, разумеется, больше всех. Несмотря на то что Маргаритка главный боцман и обязана оставаться на борту корабля, она не в силах удержаться и присоединяется с ружьем в руке к разведчикам. Вся группа, передвигаясь на цыпочках, устремляется к большому упавшему дереву, за которым скрылся тигр. Схожу и я на берег. Нельзя же оставлять своих людей одних перед лицом опасности.

— Тихо! — предупреждает Тошко. — Мы должны окружить его и схватить живьем. Ты, профессор, заходи со стороны реки!

Образовав кольцо, мы ползком постепенно приближаемся к дереву. Наступает момент всем одновременно вскочить и броситься на тигра. Похоже, что он здорово испугался, потому что забрался в кусты и ни гугу.

Наконец Тошко подает знак, и мы все вскакиваем с ружьями наготове. Но что это? За деревом нет никакого тигра. Дело ясное — он улизнул отсюда. Как говорится, испарился. И это произошло в тот момент, когда мы смеялись над Митко.

Выходит, тигры совсем не такие глупые, какими они кажутся на картинках.

— Вот его следы! — говорит Тошко, показывая на землю возле дерева.

Мы нагибаемся. Я вынимаю из кармана лупу, которая обычно мне служит зажигалкой. Да, это действительно следы тигра, и притом совсем свежие. Если пойти по ним, мы можем его настигнуть, этого хитреца.

Тошко отдает распоряжения. Впереди, как разведчик, пойдет он сам, за ним — Маргаритка и Митко, они будут представлять главные силы, позади всех — профессор. Он будет охранять колонну с тыла.

План одобрен, и мы сразу приступаем к его выполнению. Около четверти часа мы петляем туда-сюда по лесу. Тигр и на самом деле очень хитер, он двигался зигзагом с единственной целью — сбить нас с толку.

Наконец мы решаем махнуть рукой. Очень нам нужен такой плут. У нас времени много, другого успеем поймать.

На обратном пути нас постигает удача. В наши руки попадается носорог. В действительности это всего только жук-носорог, но такой большой, какого мы никогда не видели. И притом живой.

Мы доставим его на базу «Мирный» и приручим. Научим его ловить мух, комаров. Ложась спать, мы будем выпускать его в комнате, и он будет охранять нас от этих назойливых насекомых.

— Давайте назовем его Мурджо! — предлагает Маргаритка.

Присвоив носорогу имя Мурджо, мы снова садимся на корабль и следуем дальше. Река становится все шире, по обоим ее берегам чередуются широкие поляны, ощетинившиеся черные скалы, густые заросли. Вот у одного берега, погрузившись по шею в теплую воду, блаженно жует жвачку пара черных диких буйволов. Это опаснейшее африканское животное, оно сильнее самого льва. Мы даем залп из ружей, и буйволы исчезают под водой. На обратном пути мы сдерем с них шкуры, а рога буйволов мы превратим в охотничьи рога. Надо только хорошенько запомнить это место.

Мы проходим вблизи замшелого от старости деревянного причала. Отсюда до рыбачьего шалаша рукой подать. Плывем молча и быстро, потому что, надо признаться, все мы проголодались как волки. Еще один поворот — и вдали за высокими вязами уже виден угол шалаша.

— Ох, сейчас съедим арбузик! — поглаживает себя по животу Митко.

Он, судя по всему, большой лакомка.

На дощатом мостике перед шалашом нас встречают наш возница-моряк и живущие здесь старые рыбаки — дедушка Вилю и дедушка Стамат.

— Добро пожаловать, добро пожаловать, моряки! — улыбаются они. — Пойдемте… Трапеза готова. И ропотамской рыбки для вас нажарили… любительской.

Мои люди забывают о какой бы то ни было дисциплине. Они с визгом и хохотом выпрыгивают из лодки и стремглав несутся к шалашу. Кушанья разложены на открытом воздухе, в тени старого дуба. Мы садимся вокруг, и…

Я не стану описывать, что было дальше: каждый из вас, дорогие читатели, хоть раз когда-нибудь был так же голоден, как мы, и знает, что делается в подобных случаях.

— Ох, больше не могу! — нарушает наконец общее молчание Маргаритка. — У меня уже живот как барабан.

Один Митко — его лицо до ушей в арбузном соке — продолжает грызть огромный, не меньше его головы, кусок арбуза.

Вот теперь мы можем побеседовать со старыми рыбаками.

— Дедушка Стамат, — вдруг спрашивает любопытная Маргаритка, — а тут, в вашем лесу, много дикарей?

— Дикарей? — добродушно улыбается старик. — Гм!.. Попадаются, внучка, и дикари. На прошлой неделе нагрянула сюда целая банда, все водяные лилии посрывали на болоте. Те аккурат расцвели… Такая красота! Все посрывали… Так что верно, попадаются и дикари.

— А зачем они их срывают? — удивляются ребята.

— Почем я знаю?.. Из-за дикости своей.

— А мы, дедушка Стамат, убили двух диких буйволов, — хвалится Тошко.

— Экое чудо! Вот из этих ружей? Почему же вы, соколики мои, не прихватили их с собой? Полакомились бы малость свежим буйволовым мяском…

Тошко в затруднении, он не знает, что сказать в ответ.

— В лодке не нашлось места, — приходит ему на помощь Маргаритка.

— Вот так так! — смеется в ответ дедушка. — А вот этот юнак набил брюшко до отказа и отдал якорь…

Мы оборачиваемся — позади нас на одеяле, разостланном на сене, сладко спит Митко. В руке он все еще держит тщательно обглоданную до зелени арбузную корку.

— Разведчик! — насмешливо бросает Маргаритка. — Поставь его на пост и попробуй уснуть спокойно.

— Ну ничего, ничего! — пытаюсь я взять его под свою защиту. — Ему простительно: он ведь еще не пионер.

Мы приносим котелок воды и моем разведчику измазанное лицо. Он даже не шевельнется. Затем переносим его в повозку на мягкое сено и заботливо укрываем одеялом.

— Ну-ка, давайте и вы тоже! — предлагает дедушка Вилю. — После такой дороги полагается немного поспать.

Боцман и главный разведчик переглядываются — не будет ли стыдно, если они тоже улягутся спать с этим малышом.

— Я и сам посплю немного, — говорю я. — Скоро в обратный путь. Мы должны быть бодрыми.

— Раз уж профессор… — робко начинает Тошко. — А ты как?

— Давай! — лихо, по-моряцки отвечает Маргаритка.

Устраиваем и их возле маленького Митко. Я забираюсь под повозку. Тут, в тени, так приятно! Ослепительно сверкает широкая прямая лента реки. Тишина, спокойная и мягкая тишина. Даже неугомонные лягушки и кузнечики смолкли. Лишь ветер, идущий от моря беспокойный ветер, шумит в упругих резных листьях дуба. В повозке слышится легкое и ровное дыхание нашего экипажа. И у меня смыкаются веки. Как это ни странно, профессора тоже нуждаются в сне.

На пристани

В каждый понедельник, среду и пятницу точно в пять часов в Приморское прибывает пароход из Бургаса. В это время на маленькой пристани толпятся почти все, кто приехал в село на отдых. Одни ждут письма, другие — посылки, большинство же приходит сюда из чистого любопытства: посмотреть, кто приезжает, нет ли среди новичков знакомых, есть ли в числе новоприбывших артистки, певцы и другие интересные и прославленные люди.

Мы с Маргариткой принадлежим к числу тех, кто бывает на пристани регулярно. Но не любопытство влечет нас сюда. Может быть, другим детям и интересно глазеть, как приближается пароход, слушать громовой голос капитана, подающего команду, наблюдать, как бросают на набережную толстенный швартов, спускают трап, шумную и смешную сутолоку пассажиров, которые устремляются на сушу, словно с цепи сорвались.

Нам, кто во флотских делах собаку съел, все это давным-давно надоело. Нас привлекает тихая вода этой морской гавани. После обеда, когда резкий ветер нагоняет в залив волны одна другой больше, только здесь, у пристани, можно спокойно поплавать.

Но я хочу рассказать 6 том, как мы провели на пристани первый день.

Мы приезжаем в половине пятого. По набережной уже расхаживают встречающие — около ста мужчин, женщин и детей, — все в пестрой, легкой одежде. Дети тотчас же окружают главного боцмана и начинают спрашивать, когда он еще покатает их на лодке.

— Будет видно, — важно отвечает Маргаритка. — Зависит от моря. Если море бурное, я не смогу взять на себя ответственность.

— По радио сообщили, — говорит один из мальчиков, — что погода будет хорошая.

— Что они понимают в морском деле! — насмешливо замечает Маргаритка. — Море, малыши, дело хитрое. Не всяк в нем кумекает.

Всего этого она наслушалась вчера вечером, когда рыбаки нас угощали рыбой и допоздна с нами разговаривали. Но детям все это ново, и они слушают ее с величайшим увлечением. Этим ребятам матери каждое утро внушают на пляже, что море штука очень страшная и если войти в него глубже чем до пояса, то непременно утонешь.

— А ты… не боишься моря? — спрашивает ее худенькая, бледная девочка.

— Ничуточки, — отвечает за Маргаритку главный разведчик Тошко, который тоже здесь и выступает в роли ее преданнейшего телохранителя. — Она была вот такой и уже плавала… — Он показал рост в две пяди от земли. — Профессор ее научил…

— Какой профессор?

— «Какой»!.. Отец ее.

— А отец тебя не бранит, когда ты лезешь в море? — со все возрастающим удивлением расспрашивают ребята.

— Мой отец, если ты хочешь знать, — хвастается Маргаритка, — сам заставляет, чтоб я залезла поглубже.

— Да, хорошо, если он вместе с тобой плывет.

— Не плывет, — опять вмешивается Тошко. — Он оставляет ее одну. Честное пионерское! Сам видел, когда мы были на Ропотамо.

Тем временем я раздеваюсь, прыгаю с набережной и начинаю плавать в тихой, теплой воде. Это непередаваемое удовольствие. Чувствуешь себя легким, как пушинка, а вода так нежно и приятно ласкает, что, кажется, всю жизнь не вылезал бы на берег! Интерес ребят сосредоточивается на мне.

— И мой дядя так плавает, — говорит рослый паренек, вожак прибывшей на отдых детворы и проживающей в нижнем квартале. Судя по всему, он ужасно завидует Тошко: шутка сказать — главный разведчик! — Мой дядя может доплыть до того берега.

— Знаем, какой твой дядя пловец, — насмешливо машет рукой Тошко. — Видали мы его, плавает, что твой топор. Если он поплывет до того берега, то целую спасательную команду следом за ним посылай…

Ребята нашего квартала покатываются со смеху…

— Ну-ка, посмотрим, чего ты стоишь, хвастунишка! — обращается к Маргаритке задиристый вожак «нижних». — Спорим, что ты отсюда не спрыгнешь!

— А я спорю, что спрыгнет! — загорается Тошко.

— Велика важность! — говорит Маргаритка.

— Ну-ка, давай!

Маргаритка не очень охотно снимает сандалии и стаскивает платье через голову. Она еще не прыгала с такой высоты, и дело рискованное. Я ободряюще улыбаюсь ей снизу. Она приближается к самому краю набережной и испуганно пятится назад.

— Ага, струсила! — ликуют ребята из нижнего квартала.

Это как будто рождает новые силы у моей дочери. Она снова подходит к самому краю, разводит руки, закрывает глаза и, икнув от страха, летит вниз. Тело ее исчезает под водой, но через мгновение ее светлая мокрая голова появляется на поверхности. Я машу рукой. Теперь бояться нечего, и Маргаритка уверенно плывет ко мне.

— Ура-а-а! — кричат Тошко, Митко и все другие ее приверженцы. — Мы выиграли… выиграли!..

Противники во главе со своим вожаком растерянно попятились назад. Теперь и взрослые собираются на набережной.

— Ты только погляди, — восхищенно говорит какой-то седой старик, — да она плавает как рыба!.. Который ей годик?

— Ох эти мне отцы! — вздыхает женщина. — Что они себе думают! Ведь случись что-нибудь — матери страдать…

Я оборачиваюсь спиной к берегу — не хочу, чтоб видели мое сияющее и гордое лицо. А тем временем прибывает пароход, все устремляются к причалу. Мы осторожно карабкаемся на прибрежные камни.

— Бр-р-р! — лишь теперь вздрагивает Маргаритка. — Чуть не умерла от страха. Как посмотрела вниз, как увидела это черное дно… И две медузы, вот такие огромные…

— Зачем же было прыгать?

— Как же я могла не прыгнуть! А спор? И потом, я знаю, как тебе приятно, когда я смелая…

Как мне хочется тебя расцеловать за эти слова, моя маленькая храбрая дочурка! Но не надо. Нам ни к чему излишние нежности. Мы, моряки, понимаем друг друга с одного взгляда.

Ревность

Сегодня вечером у мамы премьера. Она будет играть свою первую большую роль этого года, а потому у нас дома чувствуется напряжение и все очень волнуются. К маме все мы проявляем особое внимание, освобождаем ее от всех домашних дел, есть даем ей все самое лучшее, стараемся ничем ее не огорчать. После обеда она уходит в спальню отдохнуть, мы ходим на цыпочках и сохраняем полную тишину. Наконец наступает решающий час. Мама одевается, мы шепчем ей на ушко магическое словечко, которое приносит успех, и она уходит в театр. Теперь можно развить лихорадочную деятельность, о которой у нас с Маргариткой была предварительная договоренность.

Я ухожу в магазин купить самые лучшие цветы, а она, склонившись над листком белой бумаги, многократно слюнит карандаш и принимается сочинять торжественное поздравление, которое должно сопровождать букет.

Цветы я нахожу лишь через полчаса. За это время Маргаритка исполнила возложенную на нее задачу. Поздравление написано красивыми буквами и украшено рисунками разных зверей, вырезанными из журнала «Крокодил». Маргаритка убеждена, что лучше не придумать. Само поздравление гласит:

Милая мама!

От всего сердца и от всей души поздравляем тебя с хорошей интертацией роли. Желаем тебе стать лауреатом. Целуем тебя и подносим тебе этот букет.

Ваша почтенная дочь

Маргаритка и папа.

Я читаю, и мне трудно удержаться от смеха. Маргаритка тревожным взглядом следит за выражением моего лица.

— Есть ошибки? — испуганно спрашивает она.

— Нет, нет, — отвечаю я сквозь смех. — Только вот что это за интертацию ты придумала?

— Я ее не придумала, — с обидой возражает Маргаритка. — Это я вычитала в программе. Интертация… понимаешь? Ты вот уже большой…

— А это случайно не интерпретация?

Маргаритка задумывается, потом вдруг выхватывает из моих рук поздравление.

— Наверное, так и есть, — соглашается она. — Что ж теперь, порвать его, что ли?

— Теперь уж не стоит, — говорю я и глажу ее по голове. — Сойдет и так. Так даже веселей. Маме будет ужасно приятно.

А сейчас, почтенная дочь, нам пора одеваться и идти!

Мы, конечно, одеваемся во все самое лучшее: премьера — дело не шуточное. Берем букет, прикрепляем к нему поздравление и, взявшись за руки, идем. Приходим как раз вовремя. Мы просим портье отнести маме букет. Возвратившись, он приносит следующую записку:

Прочла вслух поздравление, и все чуть не умерли со смеху. Мы так нервничаем, так волнуемся! Если спектакль пройдет с успехом, мы будем обязаны этим нашей почтенной дочери. Поцелуй ее за меня, но не читай ей этой записки — может обидеться.

— Что она пишет? — спрашивает Маргаритка. — Зачем ты измял письмо?

— Она очень, очень благодарит нас за букет и особенно за поздравление.

— Там, наверное… какой-то секрет, — говорит Маргаритка, недовольная моим объяснением. — Почему ты мне не дал прочесть?

Звонок спасает меня от дальнейших объяснений. Мы занимаем места в центре амфитеатра. Здесь любимое место Маргаритки. Отсюда видна вся сцена и нет нужды вытягивать до предела шею или просить впереди сидящего зрителя немного наклониться в сторону.

Начинает играть оркестр, Маргаритка закрывает глаза.

— Папочка, когда полностью откроется занавес, ты мне скажи, пожалуйста, ладно?

— Зачем?

— Мне хочется ахнуть от удивления, когда я увижу декорацию. Готово?

— Нет еще… нет еще… нет еще… Теперь готово!

Маргаритка открывает глаза, она поражена:

— Ах, как красиво!

И правда, красиво: голубое южное небо, белая испанская церковь, перед нею — маленький фонтан. Выходят две испанки, и начинается веселое первое действие «Хитроумной влюбленной» — комедии Лопе де Вега. Вскоре появляется мама. Но она какая-то странная, ее не узнать. На ней ярко-красное платье, на плечи накинута черная шаль, а волосы у нее длинные-длинные, о таких волосах мечтает сама Маргаритка. Но интереснее всего то, что мама говорит не как обычно, а стихами.

Ох, как мы волнуемся вдвоем с Маргариткой — а вдруг мама растеряется, а вдруг перепутает слова! Только когда опускается занавес и раздается гром рукоплесканий, наши сердца наконец унимаются. Слава богу, все прошло благополучно.

— Я схожу в гримерную, поздравлю ее! — решительно заявляет Маргаритка и бежит к служебной двери амфитеатра.

Во время антракта запрещается входить к артистам, но Маргаритка пользуется в театре особыми привилегиями, тут ее все знают и разрешают ей ходить везде.

Вот она уже идет обратно с сияющим лицом. На щеке у нее следы от помады. По-видимому, ее целовали за кулисами.

— Все чувствуют себя хорошо! — кричит она издали. — Мама передает тебе привет, она сказала, чтоб ты не беспокоился.

— Ты, девочка, как видно, здесь свой человек, — говорит сидящая справа от Маргаритки пожилая женщина.

— Да, — не без гордости отвечает дочь. — Как же мне не быть своим человеком, когда на сцене играет моя мама!

— Кого же она играет, твоя мама?

— Герарду. В программе есть ее фотография. Вон она, в красном платье.

— Вот это она? Браво, браво, славная у тебя мама!

— Она теперь и во всяких других пьесах будет играть.

— Вот как! А ты кем станешь, когда вырастешь? Артисткой?

— А я и сейчас уже артистка. У меня даже удостоверение есть, что я сотрудница театра. Я буду играть в детских спектаклях. Меня сюда, в театр, пускают без билета…

Женщина смеется. Я толкаю Маргаритку локтем — надо же знать меру.

Начинается второе действие. В этом действии мама почти не уходит со сцены. Она выступает в роли буйной и ревнивой испанки — танцует с блестящими кавалерами и водит их вокруг пальца. Она устраивает с ними свидания в мадридском парке и заставляет драться на дуэли.

Веселые, жизнерадостные сцены приводят публику в восторг. Но, когда опускается занавес, я, к моему великому удивлению, замечаю, что Маргаритка недовольна. Она чего-то сопит и морщит свой курносый носик.

— Тебе что, не нравится? — спрашиваю я ее.

— Нет, — без колебания отвечает Маргаритка.

— Почему?

— Не нравится, и все.

— Нет, ты скажи почему.

— Очень уж… ну… очень много про любовь.

— А мама разве тебе не нравится?

— И она не нравится. Она мне больше всех не нравится. Вот пойду и скажу ей об этом!

Я начинаю догадываться, в чем дело.

— А тебе самому нравится? — испытующе посматривает на меня Маргаритка. — Почему она разрешает вон тому, что в белом костюме, чтоб он ее обнимал? Кто он ей?

Теперь я даже не знаю, могу ли я смеяться. Не знаю и того, как мне успокоить это маленькое наивное и ревнивое сердце. Сказать, что это выдумка, что это только такое представление? Поймет ли она?

Пока я мысленно задаю себе эти вопросы, Маргаритка встает и убегает между рядами стульев.

— Ты куда? — вздрагиваю я. — Сиди на месте!

— Я пойду к ней, — сердито говорит она. — Я все ей скажу… все… Такой хороший папа, а она других обнимать…

И Маргаритка исчезает за дверью служебного входа.

Неожиданная встреча

Маргаритке давно хочется сходить в кино посмотреть какой-нибудь интересный мультипликационный фильм. Как-то раз прохожу я мимо кинотеатра «Цанко Церковский», вижу: висит яркая афиша. Тут-то я и вспоминаю Маргариткино желание. Я и сам любитель веселых, забавных фильмов. Зная, что после двух часов дня мы оба свободны, я решаю составить дочке компанию. Возвращаюсь домой и, едва переступив порог, размахиваю билетами. Маргаритка бросается мне на шею.

— Вот это отец! — кричит она. — А я уже потеряла надежду. Хотела просить бабушку, но ты же знаешь, она тяжела на подъем, ее с места домкратом не сдвинешь…

— Ш-ш-ш-ш-ш! — строго останавливаю я Маргаритку и отстраняю от себя ее руки. — Разве можно про бабушку так говорить?

— Это я от тебя слышала.

— Никогда я ничего подобного не говорил! Откуда это у тебя такие выражения?

— Говорил. Помнишь, ты хотел с мамой и с бабушкой в театр пойти? Ты тогда сказал: «Ну и тяжелы вы на подъем, домкратом вас с места не сдвинешь!»

— Ну, довольно тебе, — несколько смущенно говорю я. — Почему ты должна повторять, как попугай, глупости, которые иногда говорят взрослые?

Маргаритка смотрит на меня с удивлением:

— А откуда я знаю, что глупость, а что нет?

Попав в затруднительное положение, я стараюсь переменить разговор.

— Давай-ка скорее поедим, нам надо спешить. А об этом поговорим в другой раз.

Мы обедаем второпях и без четверти два подходим к кинотеатру. Входим в фойе, и… о, какая неожиданность! — вы можете догадаться, кого мы встретили? Нет, конечно. На лестнице, ведущей на балкон, держа руки в карманах длинных штанов, стоит наш главный разведчик — тот самый Тошко, который вместе с нами летом пережил столько приключений на Ропотамо.

— Здравствуй, Тодор! — весело приветствую я парня и подаю ему руку.

— Здравствуй, профессор! — оправляется от смущения Тошко; он здоровается со мной и снова засовывает руки в карманы.

Маргаритка в это время неизвестно почему прячется у меня за спиной.

— А-а-а! — удивляюсь я. — Что же это, вы забыли друг друга, что ли? Вы бы хоть поздоровались!

Тошко неохотно вынимает из кармана руку. Маргаритка так же неохотно пожимает ее и опять прячется у меня за спиной.

— Ну, ты что тут поделываешь, Тодор? — спрашиваю я.

— Взял билет на «Случай на границе», на четыре часа.

— Ты, выходит, где-то недалеко живешь?

— Где там! У самого Русского памятника.

— И сам пришел сюда?

— А то как же! Что я, маленький ребенок?

В это время Маргаритка меня дергает сзади за пальто:

— Папа, послушай, что я тебе скажу.

— Ну, говори!

— На ушко.

Я наклоняюсь, не в силах понять, в чем тут дело.

— Папочка, давай выйдем немножко на улицу! — шепчет она.

— Зачем?

— Так просто.

— Глупости! Разве тебе не хочется поговорить с Тошко? Такими друзьями были в Приморском. Тодор, почему ты у нее не спросишь, где лодка?

— А чего тут спрашивать! — говорит Маргаритка. — Лодка лежит дома. Папа, давай выйдем, ну я прошу тебя! Тут очень душно! До свидания, Тошко!

— До свидания! — холодно отвечает Тошко и, безразлично насвистывая, удаляется.

Что бы это могло означать, черт возьми! Или тут что-то такое, чего я не могу понять? Ведь они расстались в Приморском очень сердечно, обещали обязательно приходить в гости друг к другу, откуда же сейчас эта непонятная холодность?

Мы с Маргариткой выходим на улицу.

— Ну? — спрашиваю я. — Что это за история? К чему все это?

— Так просто.

— Как это так просто! Я тебя спрашиваю, что все это значит?

Маргаритка смотрит в землю и смущенно теребит платочек.

— Отвечай же!

— Что… А то, что он мальчишка.

— Ну, и что из этого? Разве в вашем классе нет мальчишек?

— Есть, но там другое… Да и они уже не хотят с нами играть.

— Вот те на! А почему они не хотят с вами играть?

— Потому что мы девчонки.

— Кто тебе внушил эти глупости? Разве в пионерской организации вас делят на девчонок и мальчишек?

— Не делят, но…

— И правильно делают, что не делят. Ну-ка, пойдем обратно, и ты увидишь, вы опять станете такими же друзьями, какими были летом.

Глаза Маргаритки наполняются слезами.

— Папочка, прошу тебя, не надо!

— Но почему? — начинаю я выходить из себя.

— Ох, как ты не понимаешь! Он же будет… смеяться надо мной.

— Как, то есть, будет над тобой смеяться! С какой стати? Что же в тебе смешного?

Маргаритка молчит, по ее щекам скатываются слезы. Я кладу ей на плечо руку и привлекаю к себе:

— Что с тобой, моя девочка? Признайся папе и увидишь, тебе полегчает.

— Он… он… — всхлипывает у меня на груди Маргаритка, — ведь он увидит, что я хожу смотреть детские картины… Да еще с отцом… как ребенок какой-нибудь… Знаешь, как над нами смеются…

— Ох, глупышка, глупышка! — усмехаюсь я, поглаживая ее светлую головку. — Так вот оно в чем дело, глупышка ты моя…

И вдруг я понял, что как-то совершенно незаметно Маргаритка перестала быть ребенком. Об этом надо будет серьезно поговорить с мамой. Нам необходимо призадуматься. Да, да, необходимо призадуматься. Ведь Маргаритке уже одиннадцать лет.

Примечания

1

Шесть — высшая оценка успеваемости в болгарских школах.

2

Басил Левский — болгарский национальный герой, борец за освобождение родной страны от турецких поработителей.

3

9 сентября 1944 года — день освобождения Болгарии от монархо-фашистских угнетателей.


home | my bookshelf | | Маргаритка и я |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу