Book: Сказки для горчичников



Сказки для горчичников

ВЕРКОР

Сказки для горчичников


Сказки для горчичников

От переводчика

На титуле французского издания этой книжки написано:

Эрнестина Бурбон

СКАЗКИ ДЛЯ ГОРЧИЧНИКОВ,

рассказанные ею своему сыну

Веркору

Веркор, открывая книжку, пишет о том, что всего-навсего пересказывает сказки, слышанные им в детстве от матери. На самом деле, он проделал куда более серьезную работу: собрав народные сказки провинции Берри, самого центра Франции, откуда вели род его предки, он объединил эти сказки общим сюжетом, да таким хитроумным, что получился настоящий сказочный детектив. Конечно, читатель уверен, что все будет хорошо, но как кончатся сказки, он не знает до самых последних страниц.

Веркор (его подлинное имя Жан Брюллер) — известный французский писатель и общественный деятель. До войны он был художником, а писать начал во время фашистской оккупации Парижа. Его знаменитая книга «Молчание моря» стала символом движения Сопротивления. Начав литературную деятельность как борец-антифашист, он и в дальнейшем остался верен главным идеям этой борьбы — идеям гуманности, добра и красоты мира.

И в книге, обращенной к детям, эти идеи находят своих героев. Три отважных брата, с которыми мы встречаемся в «Сказках для горчичников», — Альберик, Ульрик и Людовик — не только храбры и смекалисты, но прежде всего благородны, и так же, как их родители, Жоффруа и Батильда, готовы всем пожертвовать ради победы любви и добра. 

Когда мне было столько же лет, сколько тебе сейчас, я довольно часто вытворял всякие глупости. Понимаешь? Особенно зимой: стоило мне, набегавшись, распахнуться или постоять на сквозняке, — и я тут же подхватывал бронхит. Это выходило не нарочно, а как-то само собой. Чаще всего — если я не выучу стихи, которые нам задали, или не напишу какую-нибудь письменную работу. Но не всегда простуда была мне на руку. Иногда я заболевал совершенно некстати, когда, например, меня хотели повести в цирк или в кино. Настаивать было бесполезно — ты это знаешь не хуже меня.

Итак, бронхит цеплялся ко мне, как репейник. Я привык, что никак не меньше двух раз за зиму меня укладывали в постель, в тепле и холе, со всеми моими играми, альбомами, цветной бумагой и ножницами. Красота! Мне готовили вкусненькое. На долгие часы оставляли в покое. Конечно, и неприятностей хватало: мерить температуру — утром и вечером! Правда, к этому привыкаешь. Но самое противное — если температура не падала, мне ставили горчичники.

Сейчас они продаются в любой аптеке, но во времена моего детства было не так. Приготовить их стоило большого труда. Мама делала горчичники рядом с моей кроватью, на спиртовке, и я волей-неволей успевал подготовиться к ожидавшей меня пытке, представить ее, так сказать, во всех подробностях.

Сначала в кастрюльке кипятили льняное семя. Получалась густая каша — меня мутило уже от одного ее приторного запаха. Потом кашу остужали, но не слишком, и перекладывали в марлечку. Получалась лепешка; ее температуру полагалось измерять градусником. Но мама просто трогала ее рукой — точь-в — точь прачка, когда она, быстро дотрагиваясь до утюга, проверяет, не слишком ли он перегрелся. Каждые полминуты мама прикасалась к лепешке тыльной стороной ладони и наконец говорила: «Ну все. Готово».

А для меня все только начиналось. Я всегда страшно боялся обжечься и думал: как нетерпелива мама, как она спешит!.. Ну, конечно, лепешка была как огонь! По крайней мере, мне так казалось. К тому же мамины руки привычны к горячему, не то, что моя спина или грудь. Я вертелся в кровати, пытаясь убедиться, что все в порядке. В это время мама посыпала лепешку сухой горчицей — а уж горчица пахла так резко, так кисло, так отвратительно, что и сейчас, стоит вспомнить, я ощущаю этот запах!

Горчица должна была щипать как следует — для того ее и нагревали, чтобы кожа после горчичника становилась красная, как огонь. И вдобавок и сам, своими руками, должен был задрать ночную рубашку до подбородка. Жуткий миг! Но, шлеп! — и безжалостная рука припечатывала горчичник к моей груди. Я хныкал: «Жжется!.. Жжется!..», но не слишком усердствовал, чтобы не лишить себя того, что бывало потом; а то, что бывало потом, вознаграждало за все.

Это была какая-нибудь сказка. Мама рассказывала ее, чтобы отвлечь меня от горчичника, который щипался и жегся — чем дальше, тем сильней. Сказка состояла из нескольких частей — когда очередная часть шла к развязке, горчичник уже припекал по-настоящему, и не было никакой мочи терпеть; тогда мама приподнимала его за краешек и убеждалась, что я уже красный, как рак.

Она осторожно снимала с меня эту лепешку, и всякий раз мне казалось, что вместе с горчичником слезает и кожа, но до этого, конечно, не доходило. Мама проворно стряхивала прилипшие ко мне комочки горчицы и обтирала меня мягкой фланелькой — какое наслаждение для моей горевшей груди!

Так что после долгих приготовлений, после мучительного ожидания мне предстояло лучшее из удовольствий — мамин рассказ; и радостно было думать о завтрашнем горчичнике — ведь он обещал его продолжение.

До чего же были хороши эти сказки! Потому-то я и хочу их тебе пересказать.

Всегда одни и те же, они до сих пор живут в моей памяти. Впрочем, если ты немного знаком с древней историей, то, вероятно, узнаешь в них греческие или римские мифы. Это говорит о том, что сказки моей мамы, а она услышала их от моей бабушки, а та — от своей, и так далее, были, конечно же, народными сказками провинции Берри, ведь мама родилась в семье бедного портного из Сент-Аман-Монрона; так вот, эти сказки пришли из такой глубокой древности, о которой никто уже не помнит. Быть может, из тех времен, когда греческие мореходы высадились в Провансе и основали Марсель. Я это предполагаю, но, право же, ничего не утверждаю: просто так мне кажется.

И, кстати, раз эти сказки такие древние, значит, они всегда нравились и взрослым, и детям, во все времена и во многих странах, пока, наконец, не покорили и меня; я надеюсь, что и ты их полюбишь.

Правда, я не могу рассказать их тебе, как мне — моя мама, пока ты пламенеешь под горчичником, это, знаешь ли, совсем другое дело. Но ничего не попишешь — тем хуже для тебя! Как здорово, когда тебе на грудь или между лопаток кладут горчичник, и он мало-помалу начинает пощипывать, а ты лежишь и шевельнуться не можешь, — как здорово слушать при этом сказку!

Особенно, если ты ее знаешь почти наизусть…

Ну что ж, слушай, а лучше — читай, когда захочешь! 

Горчичник первый. Хранитель Ломского леса

Сказки для горчичников

Итак, в сказке, а вернее, в сказках, которые рассказывала мне мама, говорилось о старой матушке и трех ее сыновьях — Альберике, Ульрике и Людовике. Диковинные имена! Но ты уже знаешь, что все это происходило давным-давно — до Карла Великого, а возможно, и до Хлодвига, когда Франция еще не стала королевством. В те времена крошечные герцогства и графства были так далеки друг от друга, что, случалось, всадник, проскакав три дня и три ночи, попадал в город, о котором и слыхом не слыхивал.

К тому же, как ты понимаешь, и города в ту пору были не то, что теперь: вместо улиц — всего лишь утоптанная земля; ни высоких домов, ни машин, ни метро. А уж о кино, радио или телевидении никто даже не подозревал! Куда там! Не было ни водопровода, ни электричества, ни газа, не говоря уже о паровом отоплении или спичках, о которых мы просто-напросто не думаем; не было всех тех вещей, что так облегчают жизнь современным горожанам. Богачи и те вечерами сидели в замках при свечах, воду доставали из глубоких колодцев и долго тряслись на лошадях, прежде чем добирались до города. В холода они доверху набивали дровами камины, но все равно мерзли в огромных залах, по которым гуляли такие сквозняки, что, хочешь не хочешь, приходилось порой лежать весь день под тяжелыми парчовыми одеялами. Это богачи! У тех, кто победней, бывало, зуб на зуб не попадал, когда они обогревались хворостом, собранным в лесу; самые бедные, случалось, просто умирали от холода. А разные болезни, которые не щадили ни бедных, ни богатых! Все, что оставалось больному, — это пойти к какому-нибудь невежде-знахарю, если тот оказывался поблизости. Такой знахарь мог, например, «прописать» коготь бесхвостого лиса: три недели его отмачивали в яйце одноглазой совы, а в новолуние клали под подушку.

Ты, конечно, скажешь, что все это не так страшно, как горчичники или банки, — но попробовал бы ты раздобыть такое лекарство! Аптекарей-то и в помине не было. Почти никто не умел ни читать, ни писать — даже среди самых богатых.

Люди были невежественны и суеверны и боялись всего на свете: по ночам им мерещились чудища, привидения, людоеды, оборотни — все то, чего и быть не может.

Крестьяне возделывали крохотные клочки земли; повсюду высились огромные густые леса, настоящие дебри, в которых водились волки, медведи и другие свирепые звери, а также, как поговаривали, многоголовые гидры и многохвостые драконы. Больших дорог еще не прокладывали, а на узких проселках попадались такие колдобины, что телеги то и дело увязали в грязи. Вдобавок страну без конца опустошали войны, которые сеньоры вели друг против друга, и нищета от этого становилась все больше и больше. Горели деревни, люди убивали друг друга, а когда войны кончались, шайки разбойников рыскали по полям в поисках наживы; солдаты же, покинутые на произвол судьбы, выкручивались, как могли, чтобы раздобыть кусок хлеба.

Таковы были те времена, о которых я хочу тебе поведать. Нынче, отдыхая в деревне, ты живешь в красивом доме, среди распаханных земель, ухоженных огородов или цветущих садов. Тогда же ты оказался бы среди немногочисленных домиков под соломенными крышами, в окружении скудных полей, за которыми сразу же начинались непроходимые леса. Если ты отважный охотник, то нашел бы там множество кабанов, медведей, лис, волков, благородных оленей, косуль и других животных. Но еще неизвестно, вернулся бы ты с охоты целым и невредимым.

В таких-то местах, затерянных среди темных гор, холмов, поросших кустарником, пустынных каменистых плоскогорий, сумрачных лесов и непроходимых болот, которые протянулись между Бургундией и Аквитанией, и приютился хутор, где жили Альберик, Ульрик, Людовик и их старая матушка Батильда. Каждый из них жил отдельно, и стояло на хуторе как раз четыре дома. В центре — самый просторный — дом Батильды, а напротив него, полукругом, — дома ее сыновей.

Братья уже были взрослыми и дорожили своей независимостью. Это не мешало им крепко дружить, нежно любить матушку и что ни день навещать друг друга. Старший, самый сильный, ковал железо; средний — медь; младший выплавлял олово.

Старая Батильда уже давно овдовела. Много лет назад она вышла замуж за одного из здешних дворян, который потом погиб на войне. И поскольку история ее замужества сама по себе довольно необычна, то я расскажу ее, прежде чем приступлю к приключениям Альберика, Ульрика и Людовика.

В то время Батильде шел девятнадцатый год. Отец ее был небогат. Однако он вел происхождение от бургундов и был настоящим бароном.

За добрую службу король Гундагар пожаловал ему одно из своих поместий, но такое крошечное, что на доходы с него было не прожить; к тому же за каждый клочок своей земли барону приходилось бесконечно воевать с окрестными сеньорами, отчего он разорялся еще больше. Так что не только добрые феи навещали маленькую Батильду, когда та лежала в колыбели. Были среди них и зловредные. И вот однажды — малышке минуло в ту пору несколько месяцев — родители заметили, что она ничего не слышит. А в те времена уж если кто рождался глухим, поноволе должен был остаться на всю жизнь и немым; тогда еще не умели обучать таких людей речи (специальных-то школ, как сейчас, и в помине не было!). Самое большое, что было дано Батильде, — разбирать по губам, о чем идет речь; но отвечать она могла только жестами. Девочка росла в странном мире без звуков, слов, музыки, без птичьего пения. И все же музыки ей хватало: музыкой стали для нее цвета и краски; это было то, что она слышала, так сказать, глазами. А глаза у нее были такие большие и зеленые, что приводили в восхищение каждого, кто бы на нее ни посмотрел.

Глаза эти лучились добротой и умом. И люди жалели девочку от всей души.

Однажды, когда Батильда, совсем еще юная, гуляла по саду, разбитому в замке, мать заметила, что она рвет цветы, но не собирает их в букеты. Девочка раскладывала цветы по земле, подбирая по цвету, однако не голубые с голубыми, желтые с желтыми или красные с красными; наоборот, она так удивительно гармонично смешивала цвета, что, казалось, и вправду возникает музыка. Мать Батильды была потрясена увиденным и, решив, что у дочери глаза и душа художника, купила ей разноцветную шерсть, большой ткацкий станок и обратилась к лучшему ковровому мастеру в их округе, пообещав, что не постоит за расходами, лишь бы он обучил девочку всем тайнам своего ремесла. И самом деле, та схватывала на лету любую премудрость ткацкой работы. И вскоре ее ковры по красоте расцветки и выдумке стали превосходить ковры ее учителя. О Батильде заговорили.

Отовсюду приходили люди, чтобы взглянуть ни ее искусство. Богатые соседи — те, с кеми барон жил в мире, — хотели украсить ее коврами стены своих замков. Взамен они предлагали посуду из позолоченного серебра, золотые чаши, серебряные кувшины для воды и драгоценные камни. Судьба улыбнулась барону благодаря мастерству его дочери. И все же тоска не покидала его; он не сомневался, что дочь останется одинокой вопреки таланту и красоте: кто же захочет взять в жены глухонемую девушку?

Севернее их замка жил один сеньор со своим сыном. У них тоже было большое горе. Однажды, во время охоты на лис, пятнадцатилетний мальчик неудачно упал с лошади, ударился головой о пень — и вскоре ослеп. Юношу звали Жоффруа. Он всегда любил музыку, а после несчастья она стала единственной отрадой его жизни; он играл на разных инструментах и напевал мягким баритоном чувствительные и грустные песни, которые сам же и сочинял. Слава об этих песнях разнеслась по окрестностям, и многие знатные дамы заглядывали в замок послушать певца; барышни вздыхали, глядя на его прекрасное лицо, — но что же поделать, если он слеп?

От людей, ездивших и полюбоваться мастерством Батильды, и послушать его собственные песни, Жоффруа все чаще слышал о молодой ковровщице; и столько добрых слов было сказано о ее красоте и таланте, и столько было говорено о ее несчастье, что сердце юноши дрогнуло. Да, сейчас он слеп, но до пятнадцати лет успел насмотреться на всякие чудеса природы, и когда ему описывали ковры Батильды, юноше они представлялись верхом совершенства. День ото дня он все больше надеялся — и все больше отчаивался: он понимал, что вместе с любовью в его сердце стучится страдание. И вправду, если представить, что в один прекрасный день они бы встретились, то Жоффруа не смог бы увидеть юную мастерицу; Батильда же, напротив, прекрасно сумела бы разглядеть юного певца, но не услышала бы его; он же, в свой черед, услышал бы даже шепот ее губ, но она — то была немой! Так что никогда они не сумели бы заговорить друг с другом и, стало быть, узнать друг друга. Они навсегда остались бы чужими людьми, даже если бы поженились.

Тщетные мечты! И он угасал от печали.

Несмотря на свою беду, Жоффруа любил прогуливаться по окрестной равнине в сопровождении верного пса Обри. И при этом воображение рисовало ему все, что происходит вокруг, — ведь он слышал множество звуков и шорохов; это не дано зрячим людям, которые не развивают слух, нуждаясь в нем меньше, чем в зрении. Слепой юноша различал и тончайшую трель далекого жаворонка, и легчайшее поскри пывание насекомого в траве, и тишайшее прикосновение к камню дождевого червя. В одну из таких прогулок, когда, напряженно вслушиваясь, он брел за своим псом, ему почудился стон. Но Жоффруа не смог понять, откуда шел этот стон Странное дело: стоило пойти в одну сторону, как звук раздавался с другой. Всякий раз, думая к нему приблизиться, Жоффруа замечал, что звук раздается позади него. Бросаясь то вперед, то назад, юноша вскоре сбился с дороги и уже не знал, где он; ни палка, ни пес не могли ему помочь. Наконец Жоффруа нащупал какую-то тропу и пошел по ней, думая, что она ведет в замок.

Но, к его удивлению, Обри вместо того, чтобы бежать вперед, принялся тянуть поводок назад.

— Ну же, пошли! — звал его Жоффруа. — Что с тобой, Обри?

И он стал дергать поводок к себе.

Вдруг послышался отрывистый визг — так визжит собака, если тащить ее за лапу, — а потом поводок рванулся с такой силой, что выскользнул из рук Жоффруа. Он хотел поднять его, но животное убежало.

Долго звал он:

— Обри!.. Обри!..

Пес не возвращался. Как же теперь, одному, найти дорогу домой? Бедняга Жоффруа призвал на помощь все свое мужество, чтобы хладнокровно решить, как поступить дальше.



Теперь его мог выручить только ветер. Юноше помнилось, что, когда он покидал замок, ветер дул в лицо. Быть может, повернувшись к ветру спиной, он найдет дорогу? Жоффруа нащупывал палкой тропу, боясь оступиться, и вдруг снова услышал впереди себя стон, который сильно его озадачил. На этот раз каждый шаг приближал его к цели. Звук становился все яснее и все больше походил на человеческий голос. Это была почти песня, скорее даже молитва, полная тоски. Жоффруа показалось, что дорога пошла под уклон. Это его удивило, ведь он всегда прогуливался по равнине. Юноше стало не по себе, и он хотел уже повернуть назад, но тут мольба зазвучала вновь, и с такой горечью, что Жоффруа не выдержал и сделал еще шаг. Несмотря на недуг, он был смел и любопытен и пошел вперед, осторожно нащупывая землю по сторонам дороги. Но вот и справа, и слева палка наткнулась на стены. Он поднял ее над головой, и она уперлась в потолок. Жоффруа понял, что спускается под землю.

Это и взволновало его, и успокоило. Он, конечно, не знал, куда идет, ко теперь смог бы безошибочно подняться наверх: коридор непременно вывел бы его к месту, которое он покинул. Так Жоффруа продвигался вперед, и стон, похожий на безутешную скорбную песню, звучал все ближе и ближе. Вдруг юноша задел ногой камень — и камень покатился, стукаясь о стены. Когда все смолкло, раздался тревожный голос:

— Кто здесь?

Голос немного дребезжал, и Жоффруа понял, что перед ним старик. При всем желании Жоффруа не мог бы увидеть ни его лица, морщинистого, как сушеное яблоко, ни длинной белой бороды, подающей меж узловатых коленей, ни рубахи, свисающей клочьями, ни, наконец, цепи, тянувшейся от ноги старика к стене пещеры: кругом была сплошная чернота. Впрочем, для Жоффруа эта темень не имела значения, он все равно был слеп. И у него было преимущество перед другими людьми: тонкий слух улавливал малейшее колебание воздуха. По тяжелому дыханию узника юноша окончательно убедился, что это очень старый человек; по шуршанию одежды — что она уже давно превратилась в лохмотья; по металлическому позвякиванию — что бедный старик прикован.

— Кто здесь? — повторил узник.

— Молодой сеньор здешних мест, — ответил Жоффруа. — Но вы, бедняга, вы-то что здесь делаете?

— Увы! — вздохнул старик. — Я горько расплачиваюсь за ошибку молодости. Меня зовут Изамбер, и я был не самым прилежным школяром. Однажды я посмеялся над духом — хранителем Ломского леса: я утверждал, что он не существует, поскольку его никто не видел. И вскоре, когда я с несколькими приятелями охотился в этом лесу на оленя, мой конь понес, я ударился головой о дубовый сук, потерял сознание и очнулся здесь. В темноте я услышал суровый голос: «Эта темница — кара за твои скверные слова, Изамбер.

Не видать тебе свободы, пока не разберешь и не прочтешь, громко и внятно, надпись, что вырезана в камедной стене перед тобой. Ты будешь получать еду и питье, но никогда не увидишь дневного света…»

— Ах, ну как же я мог прочесть эту надпись здесь, где не видать ни зги? Тогда мне было двадцать лет. Теперь, наверное, сто. Я потерял счет времени. Я не вижу, как проходят дни, месяцы, годы. А они идут и идут без конца…

— Бедный Изамбер! — воскликнул Жоффруа.

— Ты пришел спасти меня? — взволнованно спросил старик. — Ты будешь щедро вознагражден за это. Тот страшный голос сказал еще: «Если ты не сможешь прочитать надпись сам и какая-нибудь милосердная душа захочет это сделать за тебя, — ты будешь свободен, а любое желание твоего спасителя исполнится. Но запомни: только одно желание. И знай: если он не сможет прочесть эту надпись, он будет на вечно прикован к стене вместе с тобой!..»

— Я понял, что к моим мучениям прибавляется еще одно, самое невыносимое, — пытка ожиданием. Конечно же, я надеялся. Но кто отважится на такой риск? Я ждал и ждал, но никто не приходил ко мне… Ты первый… — старик удрученно вздохнул и вскричал: — Нет! Это невозможно! — Я не могу, я не смею просить тебя о такой услуге! Ведь в этой темноте ты не сможешь прочесть ни слова и будешь прикован, как я!.. Так что прощай! Прощай! Оставь меня в моей беде! Уходи поживей, пока не поздно!..

Сострадание Жоффруа было так велико, а сердце столь отзывчиво, что он не решился уйти. Он задумался. Конечно, даже самые зоркие глаза ничего не разглядят в кромешной тьме. А не помогут ли ему острый слух и чувствительные пальцы? Ведь кроме чуткого слуха слепые обладают не менее тонким осязанием! Жоффруа не забыл о грозившей ему опасности, но решился и поднял свою палку. Он стал медленно водить ею по стене до тех пор, покуда конец палки не уперся в одну из букв, вырезанных в камне. Еле слышный звук дал понять, что место надписи найдено. Чуткими пальцами Жоффруа сумел определить форму первой буквы, а затем и всех остальных; через несколько часов упорного, ни на что не похожего труда он соединил все буквы в слова. Надпись гласила:

Глупец верит, не разумея

Безумец отвергает, не зная

Ищи истину — обретешь свет

Он прочитал эту надпись старику, и тот голосом, сдавленным от волнения, но тем не менее громко и внятно, повторил ее слово в слово. Оковы тотчас упали, из глубины пещеры налетел ветер и мощным порывом приподнял старика и юношу в воздух; их ноги едва касались земли, и обоих несло, точно палую листву, к выходу из подземелья. Когда они оказались снаружи, узник обернулся, чтобы взглянуть на выход из своей темницы, — но тот бесследно исчез. Изамбер и Жоффруа сжали друг друга в объятиях. Слепой почувствовал, что руки Изамбера сжимают его крепко, с юношеской силой, и, пораженный, вскричал:

— Ты снова молод, Изамбер!

И вправду, борода Изамбера потемнела и укоротилась, кожа стала чистой и гладкой, а ногам вернулась их прежняя гибкость, они так и норовили пуститься в пляс. И тут недавний узник с отчаянием заметил, что его новый друг слеп. Он воскликнул:

— Мой спаситель! Ты вернул мне свободу и молодость, а сам остался слепым! Вспомни, что сказал тот голос в пещере: первое твое желание будет исполнено!

Изамбер нисколько не сомневался, что Жоффруа тут же пожелает стать зрячим. Но тот, в ответ на его слова, покачал головой. У Жоффруа была благородная душа и рыцарское сердце, и сильнее всего на свете он любил Батильду, хотя она об этом и не догадывалась. Громко и внятно юноша произнес:

— Я хочу, чтобы та, которую я люблю, слышала и говорила!

В тот же миг вокруг него поднялся вихрь и засвистел ветер, затем звук стал стихать, и наконец, только эхо прозвучало вдалеке, словно отзываясь на призыв человека. Жоффруа понял, что его желание исполнилось. Он радостно сжал руку Изамбера и попросил отнести его в замок.

А в это время в нескольких лье от них, в своем замке, юная Батильда, как обычно, ткала большой ковер. На нем, окруженные цветами и птицами, сражались лев я единорог.

Дрова потрескивали в высоком камине, в церкви звонили колокола, славки, иволги и коноплянки щебетали у окна, но девушка ничего этого не слышала, и мать глядела на нее, как всегда, с нежностью, полной восхищения и грусти. Вдруг Батильда резко вскочила и в ужасе закричала, схватившись обеими руками за голову, словно от нестерпимой боли.

Мать бросилась к дочери, которая металась по комнате, прижав ладони к ушам и ничего не видя вокруг.

— Что с тобой? Что с тобой, доченька? — испуганно повторяла женщина, прижав ее к себе.

Но бедная Батильда была немой: как могла она ответить, что внезапное нашествие в ее беззвучный мир множества шумов и голосов повергло ее в панику? Она растерянно издавала какие-то невнятные звуки, раз от разу все тише и тише, словно свыкаясь с ними; наконец она неуверенно отняла одну руку от уха, склонила голову, как будто приготовилась слушать, и робкая улыбка коснулась ее губ, постепенно превращаясь в счастливый смех. Она опустила другую руку, выскользнула из материнских объятий и бросилась к окну, где во все горло распевали синицы и зяблики. Затем девушка повернулась к матери. Она не могла сказать: «Я слышу! Звонят колокола, поют птицы, шумит ветер!» Но лицо ее, счастливое и восхищенное, говорило красноречивее любых слов, и мать Батильды, упав на колени, возблагодарила Небо за чудо. Откуда ей было знать, что это Жоффруа, обратившись к хранителю Ломского леса, пожертвовал своим счастьем ради ее дочери.

Невозможно описать ликование Батильды, с которым она, что ни день, открывала для себя мир слов и музыки; девушка была сообразительна и вскоре научилась понимать на слух то, что раньше могла прочесть только по губам. Она быстро выучилась говорить и думала только о радостях, выпавших на ее долю. Но мало-помалу, сама не зная почему, Батильда загрустила, словно почувствовала, что своим счастьем обязана чужому горю. Теперь, когда соседи собирались полюбоваться коврами, она все чаще слышала имя одного юного синьора — говорили, он замечательно поет, аккомпанируя себе на цитре, но бедняга слеп! Вскоре она преисполнилась глубокого сострадания к незнакомцу и захотела его послушать. Батильда легко уговорила мать сопровождать ее, и вот однажды, добравшись верхом до замка Жоффруа, они смешались с толпой слушателей, ожидавших в большом зале выхода музыканта. Разумеется, все обратили внимание на Батильду — ту самую, которая ткет такие прекрасные ковры! — и дамы стали перешептываться, повторяя ее имя. Услышал его и юный Изамбер. Он сел в кресло позади девушки, не сказав ей ни слова.

Когда появился Жоффруа, его лицо показалось Батильде мужественным и благородным, а темные незрячие глаза юноши — самыми красивыми на свете. Едва он запел, Батильда ощутила такую нежность и одновременно такую печаль, что готова была разрыдаться. В этот миг Изамбер наклонился к ее уху и прошептал, что Жоффруа уже давно мог стать зрячим, если бы не его любовь к ней, Батильде. Ошеломленная девушка потребовала, чтобы он немедленно объяснился. И тогда Изамбер поведал ей свою историю и рассказал о том, как Жоффруа спас его и освободил и как, вместо того, чтобы вернуть себе зрение, предпочел, чтобы Батильда обрела слух. Можешь себе представить, как она была потрясена, услышав этот рассказ!

Ей и подумать было страшно о необходимости представиться Жоффруа. Она поспешно покинула замок. Вконец растерянная, девушка вернулась домой. Всю ночь она не сомкнула глаз и решила любой ценой возвратить Жоффруа зрение.

Утром она оседлала лучшего коня и отправилась в Ломский лес. Это был храбрый поступок: лес кишел волками и другими дикими животными. Но любовь не страшится смерти, а мужество заставляет смириться даже свирепых зверей. Никто из них не осмелился тронуть наездницу, пока она, повторяя про себя рассказ Изамбера, скакала что есть мочи сквозь чащу и кричала во весь голос:

— Старый хранитель Ломского леса! Если ты существуешь, отзовись!

Батильда надеялась, что эти слова его разгневают, и хранитель волей-неволей даст о себе знать.

Но время проходило, a ответа не было. И вот, когда она проезжала под ветвями необъятной ели, огромной, как крепостная башня, и такой высокий, что ее верхушка терялась в облаках, вдруг, точно из-под земли, раздался оглушительный голос:

— Кто здесь осмелился оскорблять меня?

Батильда остановила коня и, подняв глаза, увидела между громадными ветвями нечто напоминающее зеленую бороду — вокруг черного дупла, похожего на рот.

— Хранитель! — воскликнула она. — Я не хотела тебя оскорбить. У меня к тебе всего лишь смиренная просьба. Мне кажется, ты совершил две ошибки…

— Я? — удивился голос.

— Во-первых, ты из-за пустяка целых сто лет продержал в пещере бедного юношу, вина которого невелика…

Батильду прервал громовой хохот.

— Во-первых, он там пробыл не сто лет, а всего сто минут. Это я сделал так, чтобы каждая минута казалась ему годом. Я наказал его ему же на пользу: пусть учится думать прежде, чем говорить, и не утверждает того, чего не знает. Выходит, я был прав, и он уже начал исправляться. А во-вторых?

— Во-вторых, — продолжала Батильда, — другой юноша спас его. В награду за это ты обещал исполнить одно его желание. Юноша слеп, но ничего не попросил для себя. Ты не должен был его слушать. Ты обязан был вернуть ему зрение.

— Что же он пожелал? — спросил голос.

— Это не столь важно, — ответила Батильда.

Вновь раздался хохот.

— Как будто я не знаю, что он попросил наделить тебя слухом! Теперь ты слышишь. Так неужели ты по-прежнему несчастна?

— Да, — сказала Батильда, — я была счастлива, но с тех пор, как увидела Жоффруа и услышала его голос, жить мне стало горше прежнего.

Хранитель Ломского леса был суров, но сердце у него, как водится, было доброе и горе Батильды его растрогало. И он решил испытать ее.

— Согласилась бы ты снова оглохнуть, чтобы Жоффруа прозрел?

— Да! — без колебаний ответила девушка.

— Что ж, храбрости тебе не занимать! Если так, срежь кусочек коры с моего ствола. Не опасайся, ты не причинишь мне вреда. Возьми кору с собой. Свари на меду бруснику, терн и дикую малину. Затем брось туда кору и снова все провари. Дай это питье слепому, и выпей вместе с ним сама. Всей душой пожелай, чтобы к нему вернулось зрение. Тогда он прозреет, а ты снова оглохнешь.

— Я все сделаю, — сказала Батильда, — однако разреши возразить: так будет несправедливо.

— Почему?

— Ведь если я опять оглохну, получится, что ты не исполнил желание Жоффруа.

— Верно, — ответил голос, — но тут я бессилен. Я всего-навсего хранитель этого леса, скромный подданный Хранителя Всех Лесов; мои возможности ограничены: я могу исполнить только одно желание в награду за одни мужественный поступок. И если ты хочешь, чтобы Жоффруа прозрел, а ты слышала бы по-прежнему, нужен еще один, третий, смельчак, готовый пожертвовать всем ради вас обоих. Иначе ничего не выйдет.

Конечно, для бедной Батильды такое условие было слишком жестоким, но куда невыносимее сознавать, что она слышит ценой слепоты Жоффруа! Девушка приблизилась к еловому стволу и срезала с него кусочек коры.

— Так, — раздался голос. — Теперь запомни: я могу исполнять желания в награду лишь за бескорыстные поступки. В противном случае любое желание обернется против того, кто его загадает. Берегись: если в последний миг ты отступишь, заколеблешься или в глубине души пожалеешь о затеянном, ты рискуешь навлечь большую беду и на Жоффруа, и на себя. Так что подумай хорошенько! А теперь прощай и будь отважна.

Это мрачное предостережение повергло Батильду в дрожь, но, полная решимости, она отправилась в замок, собирая по дороге бруснику, терн и малину. Тотчас по возвращении она сварила на меду ягоды и кусочек еловой коры. Питье было готово. Теперь осталось самое трудное: дать его выпить Жоффруа и одновременно выпить самой.

Батильда вспомнила, что иногда, в перерывах между песнями, юный певец пил воду, чтобы голос звучал лучше. Первым делом следовало уговорить мать еще раз посетить замок Жоффруа — это не составило большого труда. Разумеется, свой план Батильда хранила в тайне от матери, которая воспротивилась бы ему всеми силами.

И вдруг, когда они уже ехали к замку, та спросила:

— Что за серебряный кувшинчик у тебя на поясе?

— Брусничная вода, — ответила Батильда. — Прошлый раз было душно, а мне так хотелось пить!

— Это ты хорошо придумала, — одобрила мать. — Дашь и мне немного!

Бедняжка Батильда совсем опечалилась: она не могла отказать матери, но если бы та выпила напиток одновременно с ней и Жоффруа, к чему бы это привело? Вдруг бы она, ее матушка, ослепла или оглохла? Всю оставшуюся дорогу девушка трепетала от страха, еще и еще раз спрашивая себя, как поступить, и с ужасом чувствуя, что мужество ее покидает.

Тем не менее она все думала и думала, пока наконец не нашла верный, как ей показалось, способ избавить мать от страшного риска. Для этого и для того, чтобы ей самой выпить одновременно с Жоффруа хотя бы глоток напитка, нужен был сообщник. Батильда выбрала на эту роль славного Изамбера, которого надеялась вновь повстречать в замке. И впрямь, к ее большой радости, с первого же взгляда она заприметила его в толпе приглашенных. Она незаметно подозвала юношу и, тихо поведав ему о встрече с хранителем Ломского леса, поделилась своим планом; Изамбер взволнованно обещал сделать все, о чем она просит. Да только не признался, что, пока она рассказывала, он и сам кое-что надумал…

Батильда увидела, как Изамбер наливает приготовленное ею питье в кубок, предназначенный для Жоффруа. Затем он принес еще два кубка — один для нее, другой для ее матери. Но девушка не заметила четвертый кубок, который Изамбер приготовил для себя.

Вскоре появился Жоффруа. Он почтительно приветствовал собравшихся и запел, аккомпанируя себе на цитре. Батильда почувствовала, что мужество опять ее покидает. Она подумала: «Вот чудесный голос, который я никогда больше не услышу!..» Ей стало совсем не по себе, и она чуть не вылила вон брусничный напиток.



Это было бы ужасно. Хранитель Ломского леса предупреждал: если она в последний миг начнет колебаться, ее желание не исполнится, а их обоих, ее и Жоффруа, постигнет страшное несчастье. Между тем юноша уже спел три-четыре песни, все горячо аплодировали, и певец протянул руку к наполненному кубку. Батильда сказала себе, что, если она со всей решимостью не выпьет сейчас вместе с ним, Жоффруа до конца своих дней не увидит солнечного света. Силы к ней вернулись. Твердой рукой она плеснула из кувшинчика в свой пустой кубок и в кубок матери, который та ей протянула. Жоффруа поднес кубок к приоткрытым губам. Девушка повторила его движение. В тот же миг сзади, как было условлено, резко поднялся Изамбер и неловко, словно невзначай, толкнул мать Батильды; кубок ее накренился и напиток полился на пол. Тут и произошло то, что задумал Изамбер, не предупредив Батильду: проворно и на этот раз очень ловко он подставил свой кубок, так что ни капли напитка не пропало, и, не мешкая, поднес его к губам. Жоффруа пригубил свой кубок. Батильда одновременно с ним отпила глоток и, собрав все силы, сказала про себя: «Пусть я снова оглохну, но Жоффруа прозреет!» В то же время благородный Изамбер осушил свой кубок и прошептал: «Да минует горе прекрасную Батильлду! Я готов оглохнуть, чтобы слух не покинул ее!» И оба застыли в томительном ожидании.

Жоффруа, допив кубок, запел следующую песню. И тогда желание Батильды и желание Изамбера исполнилось: внезапно наступила полная тишина.

Каждый из них решил, что уже лишился слуха. На самом же деле Жоффруа вдруг оборвал пение. Он так побледнел, так широко раскрыл глаза, что слушатели вздрогнули: все подумали, что ему стало плохо. Когда же он с криком радости опустился на колени, и взгляд его, обращенный к Небу, ожил, все поняли, что к юному певцу внезапно вернулись зрение. Все бросились к Жоффруа — сколько было объятий, поздравлений, восклицаний и cмеха! Один Изамбер не смел присоединиться к общему веселью: он решил, что просьба eго была тщетной, и прекрасная отважная Батильда снова утратила слух. Но едва она обернулась к нему, он прочел в ее взгляде радость и изумление. Батильда бросилась к матери, плача от счастья, и тогда Изамбер понял, что все надежды исполнились и каждый мужественный поступок, как то и предрек хранитель Ломского леса, был вознагражден по заслугам.

Жоффруа и без подсказки нашел среди девушек свою любимую. Она показалась юноше прекраснее всего, что рисовало ему воображение. Он тут же попросил у матери Батильды руку дочери, и ему не было отказано в этой просьбе. Несколько дней в замке Жоффруа продолжались свадебные празднества и пиры.

И поскольку Жоффруа и Батильда не уступали друг другу ни в доброте, ни в благородстве, они прожили долгие годы в любви и согласии. От их союза родились трое сыновей — Альберик, Ульрик и Людовик.

И вот теперь я поведаю тебе приключения братьев…


Когда мама добиралась до этого места, горчица начинала печь совсем невыносимо, и как ни хотелось мне слушать дальше, я не мог вытерпеть жжения и просил маму убрать горчичник. Теперь я мечтал только об одном: чтобы завтрашний день наступил поскорее, и мама рассказала, что же случилось потом — хотя бы даже впридачу к следующему горчичнику!

Горчичник второй. Страх-о-семи-головах

Сказки для горчичников

Долгие счастливые годы Батильда и Жоффруа растили сыновей. Но настали черные дни: Жоффруа отправился со своим сюзереном на далекую войну. Летело время, а о нем не было ни слуху, ни духу. И вдруг пришла весть, что он доблестно погиб в сражении.

Батильда чуть не умерла от горя, и лишь мысли о детях, о том, что им еще предстоит вырасти и стать достойными отца, спасли ее от смерти.

Потом и на их землю пришла война, принеся с собой тысячи бед и несчастий.

Батильде с детьми пришлось бежать из дому, прихватив только самое необходимое; издали они увидели, как, подожженный грабителями, вспыхнул их старый замок и вскоре сгорел дотла.

И вот, после многих злоключений, выпавших на их долю, мы снова встречаемом с Батильдой, Альбериком, Ульриком и Людовиком на хуторе, где они живут в четырех небольших уютных домиках без роскоши, но в достатке: никто в округе не кует железо лучше Альберта, медь — лучше Ульрика, и никто не или пит олово искуснее, чем это делает младший сын Батильды Людовик; поэтому им не грозит нужда.

К старости глаза Батильды потеряли былую остроту, она уже не ткет ковров, но счастлива в кругу сыновей, любящих ее всем сердцем. Часто Батильда подумывает, что уже не за горами то время, когда двум старшим придет пора выбирать себе невест, но пока она не торопится их женить. Все-таки приятно видеть детей все время рядом с собой, да и хочется, чтобы женами их стали девушки, равные им по достоинствам, а таких нелегко сыскать.

Безмятежно текли дни, месяцы, годы. И вот как-то вечером Альберик, поехавший с утра на своей прекрасной белой лошади поохотиться на кабана, не вернулся домой в обычное время. Наступила ночь, а его все не было, и матушка Батильда не находила себе места.

Что могло случиться?

Нужно еще сказать, что вокруг домов Альберика, Ульрика и Людовика были садики, а посередине их — колодцы. Это были не простые колодцы, и не простой человек их вырыл.

Однажды братья вскапывали землю под цветы и вдруг увидели — верховой скачет. Конь был весь в мыле, бока его тяжело вздымались; около хутора он рухнул на землю, придавив всадника. Человек с трудом выбрался из-под коня и тут же упал без чувств. Пыль покрывала его с головы до ног, не разобрать было даже, какого цвета у него платье. Братья с трудом подняли незнакомца и заметили, что, падая, он сломал ногу. Осторожно перенесли они гостя в дом Людовика и уложили на постель. И человек, и конь долго не могли прийти в себя: Ульрик отвел животное в конюшню, где стоял его собственный конь, и насыпал в ясли полный мешок овса, от которого вскоре не осталось ни зернышка. Тем временем Альберик обвязал свежей корой место перелома, сделал из извести желоб и аккуратно поместил в него ногу всадника, затянутую лубком; теперь кость должна была срастись.

Открыв, наконец, глаза, незнакомец произнес:

— Какая удача, что я попал к благородным людям, услужливым и честным! Со мной много золота, вы могли бы все забрать, но я вижу, что вы даже не притронулись к моей суме. Напротив, вы так самоотверженно позаботились обо мне! Благодарность моя не знает границ, и я сумею это доказать.

Имени моего я назвать не могу, да оно ничего и не скажет вам. Знайте только, что я так спешил, рискуя погибнуть и погубить коня, чтобы это золото не досталось шайке разбойников. Я везу его герцогу Органдскому от короля Богемии. По пути через Германию, когда я ехал по Черному лесу, мне пришлось сойти с коня, чтобы напоить его — и вдруг я очутился лицом к лицу с огромным медведем: он стоял на задних лапах, а передними готов был меня задушить. Я выхватил кинжал, но медведь проговорил: «Не убивай меня! Погляди — я уже ранен!..»

Он повернулся — из спины его торчала стрела. Я осторожно вытащил ее, обтер рану платком и промыл вином из фляги. Медведь сказал: «Человек, ты благороден. Ты мог бы воспользоваться моей слабостью и прикончить меня, вместо этого ты меня спас. Теперь слушай: если ты смажешь кровью, которой пропитался твой платок, край лопаты, она станет волшебной, и ты в один миг сможешь выкопать ею колодец где захочешь. Вода в таком колодце тоже будет волшебной: если она прозрачна, как хрусталь, — значит, с тобой все в порядке; если она помутнела, — значит, тебя подстерегает опасность; если же она станет черной, как ночь, — тебе грозит смерть. Так ты всегда узнаешь, не ждет ли тебя беда; когда же будешь вдалеке, твои родные или друзья смогут прийти тебе на помощь».

«И сколько же колодцев, — спросил я медведя, — можно выкопать этой лопатой?»

«Сколько захочешь. Ты одаришь волшебным колодцем любого, кто того заслужит. А теперь прощай, благодарю, и пусть сопутствует тебе удача».

— Так сказал мне медведь и ушел в лес. Если пожелаете, — закончил раненый, — я, как только поднимусь на ноги, сделаю для вас то, что предложил мне медведь: выкопаю в ваших садах по колодцу, и вы всегда сможете узнать, не грозит ли кому из вас беда…

И когда нога незнакомца срослась, он сдержал слово: протер края лопаты платком, пропитанным медвежьей кровью и вскоре с поразительной быстротой вырыл три колодца. В каждом колодце вода была прозрачна, как горный хрусталь. Затем он обнял братьев, вскочил на коня и исчез в пыли.

С тех пор и появились у Альберика, Ульрика и Людовика три колодца, и братья не раз проверяли по цвету воды их волшебную силу. Так им удавалось избегать любых опасностей: например, однажды, когда Людовик сходил по грибы, вода в его колодце почернела, и это спасло ему жизнь: оказывается, среди собранных грибов была ядовитая поганка. Конечно же, чаще всех заглядывала в колодцы матушка Батильда — ведь тревога за сыновей не покидала ее ни на миг.

Так вот, однажды ее старший сын Альберик охотился в лесу на кабана, чтобы пополнить запасы свежего мяса. Кабан попался матерый — сильный и свирепый. Альберик долго преследовал его, пересекая луга и перелески, а когда, наконец, убил зверя и перекинул тушу через седло, понял, что оказался в незнакомых местах. Спустилась ночь, Альберик хотел найти дорогу по звездам, но густые кроны скрывали небо, и к утру он совсем заплутался.

Взобравшись на высокий холм, он с удивлением заметил вдали неведомый город. Высокие башни и купола сверкали под солнцем. Альберик подумал, что там ему наверняка скажут, где он находится, и выведут на дорогу, ведущую к дому. Добрый час добирался Альберик на измученной лошади до города, а когда, наконец, въехал в него, удивился пуще прежнего.

Каждая улица, каждый дом были в трауре. Из каждого окна свешивалось длинное черное полотнище. Даже на каминных трубах чернели креповые ленты. Тихо и медленно плыл печальный колокольный звон. Люди, одетые в черное, двигались по улицам медленно, молча, и все утирали слезы. Альберик, увидев горожан в такой скорби, не решился расспрашивать их о дороге, но с тех пор, как он заблудился, прошло уже много времени, голод и жажда мучили его, и он завернул в первую же попавшуюся харчевню. В огромном очаге весело пылал жаркий огонь, на вертелах подрумянивались цыплята, утки, бараньи ноги и лопатки, распространяя вкусный запах жареного и хорошо проваренного мяса. На столах красовались кувшины с холодным вином и корзинки с грушами, персиками и виноградом; солнце лилось, играя в каждой чешуйке оконной слюды, все дышало весельем и радостью; но когда хозяин харчевни вышел спросить, что Альберик пожелает на завтрак, тот вновь подивился: хозяин был весь в черном, а по лицу его катились слезы.

— Будьте добры, пива и ветчины, — попросил Альберик. — Однако объясните, пожалуйста, что здесь происходит? Почему вы так плачете? Почему в этом городе все плачут? И, кстати, как он называется? Я заблудился на охоте и даже не знаю, куда попал.

— Вы в Органде, — ответил хозяин, рыдая.

— Так значит я в герцогстве Органдском! — вскричал Альберик. — Ну и занесло меня! Объясните, наконец, почему вы так горюете?

— Увы, сударь, уже долгие годы страшное несчастье гнетет Органд и его обитателей.

— Какое несчастье? — удивился Альберик.

— Неужели вы никогда не слышали про Страх-о-семи-головах?

— Нет, — признался Альберик, — я живу так далеко отсюда… И что же такое этот Страх-о-семи-головах?

— Омерзительное чудовище, сударь! Оно извергает огонь и совершенно неуязвимо. Живет оно в самой чаще Органдского леса, к северу от вашего города. Величиной оно с лошадь, туловище, как у жабы, лапы драконьи, и на семи шеях, длинных, точно удавы, — семь тигриных голов с клыками, которые человека перекусывают пополам, а языки раздвоены, подобно языку гадюки. Но самое худшее, сударь, — это чудовище дьявольски смышленое: в одиночку никто не смеет приблизиться к нему, а несколько человек наделали бы много шума; к тому же его жабья шкура прочна, как сталь, хотя, возможно, какому-нибудь отчаянному смельчаку и уда лось бы отрубить ему одну голову. Но беда в том, что нужно отсечь все семь голов сразу, — иначе на месте одной срубленной головы тотчас вырастает семь новых. И каждая голова пышет огнем, представляете? За ночь оно может спалить все амбары с годовым запасом зерна и ввергнуть герцогство в голод. Потому-то, когда Страх-о-семи-головах что-либо требует, остается только ему подчиниться. К счастью, он требует всегда одно и то же, но, к несчастью, требование его — ужасно. Он повелевает, чтобы к нему приводили молодую девушку, чье восемнадцатилетие совпадает с тем днем, когда луна затмевает звезду Альдебаран. К счастью, это случается только раз в году. Но, к несчастью, бедняжку ожидает мучительная смерть. Чудовище хочет на ней жениться, а ведь оно дышит огнем, — и чуть только обнимает избранницу, как та сгорает дотла. Вот почему зверь всегда в бешенстве. Целый год ярость бродит в этом жутком котле, потом настает день затмения и нужно вести к чудовищу новую жертву, иначе, поверьте мне, весь урожай, собранный в герцогстве, превратится в золу.

Но самое горестное, сударь, случилось недавно: только что исполнилось восемнадцать лет дочери нашего герцога, прекрасной и благородной Зербине, и произошло это, когда луна затмила Альдебаран! Все мы очень любим нашего правителя. Мы избрали его единодушно — это самый умный, справедливый, самый миролюбивый человек в Органде. Благодаря ему мы не знаем войны вот уже двадцать лет! Когда стало известно, какая участь ожидает Зербину, весь город зарыдал от горя. Многие девушки вызвались вместо нее пойти к чудовищу, среди них была и моя дочь. Но ни Зербина, ни ее отец не согласились на это. Герцог превыше всего ценит справедливость, он не желает для себя никаких привилегий и хочет, чтобы все всегда совершалось по закону. Когда Зербина, надев самое нарядное платье, отправилась к лесу, все подруги сопровождали ее до опушки, но едва раздался вой чудовища, они разбежались кто куда, и дальше Зербина пошла одна.

Что ни год герцог предлагал огромную награду тому, кто убьет Страх-о-семи-головах. В этом году он объявил, что наградой будет сама Зербина: тот, кто ее спасет и принесет все семь тигриных голов, сможет жениться на принцессе. Трое рыцарей уже отправились биться с чудовищем, но ни один не вернулся. Больше никто не отважился последовать их примеру… Увы! Так уж выходит, что прекрасная Зербина должна умереть. Вот почему весь наш город в такой печали, вот почему вы видите слезы у меня на глазах…

Альберик подумал с минуту и спросил:

— Вы полагаете, она уже умерла?

— Нет, сударь, я в этом не уверен, — ответил хозяин харчевни, — ведь чудище не убивает девушек сразу. Оно извергает огонь только в ярости, если же так случится, что девушка по собственной воле пойдет за него замуж, — она не будет сожжена. Но это невозможно! Страх-о-се-ми-головах так безобразен, так злобен и отвратителен, что ни одна девушка из Органда не согласится назвать его супругом! Долгое время, день за днем, он улещивает свою жертву, уговаривает ее, поет, прихорашивается. И всякий раз надеется, что достигнет цели. Но, когда он, наконец, поймет, что все тщетно, терпение его лопается. Он бросается на девушку, извергая языки пламени длиной в целый локоть, — и испепеляет ее. И так всегда. Что уж тут поделать!

— Зербина и впрямь так хороша, как вы говорите? — спросил Альберик.

— Совершенство! — вздохнул хозяин харчевни.

— Тогда дайте вместо ветчины хороший кусок говядины, а вместо пива — бутылку доброго органдского вина. А потом я вас попрошу показать мне дорогу в лес.

— Бедный юноша! — воскликнул хозяин. — Вы не вернетесь оттуда живым! Никто никогда не возвращался из леса!

— Принесите мне вина и мяса, — ответил Альберик.

Плотно позавтракав и набравшись сил, он, в сопровождении хозяина харчевни, отправился к лесу. Здесь он вскочил на лошадь и на прощание попросил своего нового друга приглядеть за тушей кабана.

— Если же я не вернусь, — сказал Альберик, — съешьте его всей семьей в память обо мне!

И он ускакал, а хозяин харчевни махал ему вслед, горестно вздыхая.

Вскоре Альберик уже ехал по лесу, все вперед и вперед, по еле заметной тропе. Но деревья росли столь густо, что он мало-помалу заблудился в чащобе. Внезапно странный звук остановил его у бурелома. Сквозь шорох листвы доносились вздохи и всхлипы. Он объехал бурелом и увидел мальчишку, сидящего на земле, должно быть, пажа, в маленькой шапочке и гремя перьями, в коротком плаще белого шелка, подбитом горностаем, и в разноцветных чулках: один — желтый с черным, а другой — черный с фиолетовым. Все это было в грязи и в пыли. «Он, видно, тоже печалится о принцессе», — подумал Альберик и спросил:

— Что случилось, дружок?

— Случилось такое, что я не знаю, как быть, — шмыгнул носом юный паж. — Я покинул замок без позволения, а теперь не смею вернуться. Герцог уже целых два дня ждет меня, я один из пажей в его свите, — представляете, как меня накажут? Да к тому же его дочь, прекрасная принцесса, в плену у чудовища, и ее ждет верная смерть, ведь спасти ее некому.

— Мне это известно, — ответил Альберик, — но ты-то как здесь оказался?

— Я оказался здесь, потому что я трус! — вскричал мальчик, глотая слезы. — Как все пажи во дворце, я очень любил Зербину, а мне казалось, что любить — это значит быть смелым.

Так я думал, когда позавчера удрал из дворца, никому не сказав ни слова. Но чудовище как взревело — я и бросился куда глаза глядят, лишь бы уцелеть! Я так бежал, что потерял коня, и теперь еле держусь на ногах. Боже мой, — он снова вздохнул, — вот уже второй день, как меня нет во дворце! Не миновать мне темницы, это уж точно, а прекрасная Зербина погибнет!

— Не реви попусту, — сказал Альберик, — лучше покажи мне дорогу.

— Какую дорогу? — испугался паж.

— Ту, что ведет к чудовищу, — ответил Альберик.

— Оно же вас спалит, как трут!

— А вот это уж мое дело, не беспокойся.

— Я бы и рад вас отвести, да ведь оба пропадем!

— А все-таки пошли, — сказал Альберик.

В это время бедная матушка Батильда горевала, так и не дождавшись возвращения Альберика с охоты. Поначалу она беспокоилась не больше, чем всегда, когда сыновья запаздывали к ужину. Но прошла ночь, и прошло утро следующего дня, а сын все не возвращался, и она, не выдержав, отправилась к большому колодцу перед домом Альберика взглянуть на цвет воды. Вода помутнела, но, к счастью, немного. Матушка Батильда подумала, что у Альберика, видимо что-то не ладится на охоте, поскольку, рассудила она, если бы он был ранен, вода была бы мутнее. Прошло еще несколько часов. Батильда вернулась к колодцу. Вода посерела. А пока она вглядывалась в колодец, там становилось все темнее и темнее и, наконец, стало черным-черно.

Тогда она побежала так быстро, как ей позволили старые ноги, к дому Ульрика и позвала среднего сына.

Ульрик тем временем укладывал дрова на зиму, а его младший брат ему помогал.

— С Альбериком беда, — сказала Батильда, — в его колодце вода, как чернила, твоему брату угрожает смерть… Господи, — вздохнула она, — только бы свирепый зверь не ранил его на охоте!.. Седлай коня, Ульрик, да поскорей!

Ульрик, души не чаявший в старшем брате, не заставил матушку Батильду повторять дважды, вскочил на коня и поскакал на помощь Альберику. Он знал, что брат охотится в Мальвазийском лесу и надеялся отыскать его след по волосам из хвоста альбериковой лошади: хвост был такой длинный и густой, что, когда лошадь скакала по лесу, волоски всегда застревали в колючих кустах терновника.

И впрямь, когда Ульрик въехал в лес, ему стали время от времени попадаться серебристые волоски, зацепившиеся за кустарник. И он двинулся по следу брата — от волоска к волоску, от ветви к ветви, пока не исчез за деревьями, и вскоре старая Батильда и юный Людовик перестали слышать стук копыт его коня.

Теперь матушка Батильда забеспокоилась не только о старшем сыне Альберике, но и о среднем, Ульрике. Она упрекала себя за то, что послала его в лес. А вдруг и с ним что-нибудь случится? Людовик пытался утешить ее, но тщетно. И они вдвоем стали следить за цветом воды в колодцах братьев: Людовик — в колодце Альберика, а Батильда — в колодце Ульрика.

— Мама, — вдруг закричал Людовик, — мама, вода совсем черная! Я никогда не видел такой черной воды! Она бурлит, она ходит ходуном, словно кипит! Боже мой, а шум-то какой!.. Мама, да что же это происходит? Она светлеет!.. Она стала чистой как прежде! Прозрачной, как хрусталь!.. Прозрачной!.. Прозрачной!.. — кричал он, танцуя от радости.

А мать отвечала, склонившись над колодцем среднего сына:

— Но вода Ульрика потемнела!

И теперь они оба застыли над колодцем Ульрика. К вечеру вода в нем стала чернеть с угрожающей быстротой, и Батильда только причитала:

— Она сереет!.. Чернеет!.. Пресвятая Дева Мария, Ульрику грозит смерть!.. О, горе, зачем я так стара!.. Зачем ноги не слушаются меня!..

Людовик же, не сказав ни слова, уже вскочил на своего маленького пони и во весь опор помчался к лесу.

Увидев это, бедная старая Батильда зарыдала еще горестней. Всю ночь она не отходила от колодца Ульрика, но каждые пять минут заглядывала со свечой в маленький колодец Людовика, чтобы и в нем проверить цвет воды. Попоэтому она не заметила, что происходило в это время в колодце Альберика: а вода в нем оставалась прозрачной совсем недолго, — вскоре она снова помутнела, а затем стала чернеть прямо на глазах.

Ты уже, наверно, догадался, почему так случилось: той порой в Органдском лесу Альберик и паж подходили все ближе и ближе к чудовищу, все ближе к неминуемой гибели.

Впрочем, едва напуганный паж вновь услышал рев, раздавшийся из-за деревьев, он удрал со всех ног, и Альберик остался один. Теперь он пробирался сквозь сумрачную непроходимую чащобу, прямо на зловещие раскаты рева чудовища, и вот, наконец, выбрался на поляну, посреди которой стояло дерево, а рядом стоял Страх-о-семи-головах. Он был похож на мальчишку, который злится оттого, что ему перечат. И только семь тигриных голов раскачивались на длинных шеях, одни поднимались, другие опускались, ни на миг не останавливаясь, — это было так жутко! — и все головы говорили, перебивая друг друга, одна начинала фразу, другая ее кончала — просто в ушах звенело. А напротив, шагах в двадцати, привязанная к огромному дубу, стояла девушка и смотрела на чудище спокойно и равнодушно. Была она так хороша, что Альберик тут же влюбился без памяти и дал себе клятву, либо сласти ее и обручиться с ней, либо погибнуть.

Прежде всего надо было освободить принцессу, а для этого следовало увести чудовище подальше. Альберик ударил мечом по своему бронзовому щиту с такой силой, что тот зазвенел, подобно колоколу. Страх-о-семи-головах подпрыгнул от неожиданности и повернул все семь тигриных голов к Альберику. И тотчас семь пастей выдохнули семь языков пламени, каждый длиной в локоть, а драконьи лапы стремительно понесли жабье туловище вперед.

Альберик в мгновение ока пришпорил лошадь и та отпрыгнула в кусты. Он уже составил план сражения и знал, что теперь делать. Шаг за шагом он увлекал противника, разгоряченного погоней, в самую чащу, и вскоре длинные шеи чудовища запутались между стволами, одна голова — здесь, другая — там, и наконец Страх-о-семи-головах застрял окончательно. Он не мог пошевелиться и только ревел от ярости, да так, что весь лес содрогался от его рева. Видя, что добыча в ловушке, Альберик решил проверить, правду ли говорил хозяин харчевни. Взмахнув мечом, он отсек одну голову. И тут же на ее месте выросло семь длинных шей с семью новыми головами. Так, лишившись одной головы, Страх-о-семи-головах стал обладателем тринадцати целых и невредимых. И одна из них едва не ухватила за ногу лошадь Альберика! Тогда, смекнув, что чудовище своими тринадцатью шеями запутается пуще прежнего, Альберик отрубил еще две головы и быстро вернулся на поляну.

Там он перерезал путы, державшие принцессу, и посадил ее к себе на лошадь. Спустя десять минут, одним духом пролетев по тропке, по которой еще недавно пробирались Альберик с пажом, беглецы оказались на краю леса, — а оттуда уже виднелся сам город Органд с башнями и куполами, сверкавшими на солнце.

И тогда принцесса сказала юноше:

— Прекрасный рыцарь! Я не знаю, кто вы, но я восхищена вашей доблестью и благодарю за то, что вы с такой отвагой пытались избавить меня от ужасной смерти. Я позволила вам увезти меня из лесу, чтобы насладиться последними минутами жизни и счастья… Ах, как бы я вас полюбила, когда бы могла остаться жить! Но это невозможно. Если я поддамся чувству и соглашусь убежать с вами, чудовище завтра же уничтожит весь урожай Органда, и зимой наш народ умрет от голода. Поэтому я остаюсь здесь. Сохраните этот поцелуй в память обо мне! — воскликнула девушка, обнимая Альберика. — Уходите и предоставьте меня моей участи…

— Принцесса, — улыбнулся Альберик, — я готов подчиниться всему, кроме повеления удалиться. Я поклялся спасти вас и обручиться с вами или погибнуть. Подождите меня здесь, под этим столетним ясенем, а мне еще нужно кое о чем потолковать с чудовищем. Либо я его одолею, либо оно меня. Если через час я не вернусь, считайте, что я побежден.

Благословите меня и прощайте.

— Сударь, — ответила принцесса, — если Страх-о-семи-головах вас убьет, значит, и мне судьба умереть. Так что в любом случае мы будем с вами вместе — и в жизни, и в смерти…

И они обнялись на прощание с такой любовью, которая дается раз в жизни и то не каждому.

Меж тем рев приближался. Не сказав более ни слова, не оглянувшись, Альберик погнал свою лошадь вперед. Не проскакал он и пятисот шагов, как увидел чудовище. У него опять было семь голов — видно, запасные сохранялись только во время битвы. И вновь началась погоня. На сей раз Альберик надеялся, что чудище скоро выдохнется. В самом деле, когда, протащив чудище по всему лесу, юноша снова вывел его на поляну, Страх-о-семи-головах едва дышал от усталости.

Тогда Альберик принялся медленно кружиться на лошади вокруг него. Ехал он осторожно — ведь языки пламени то и дело вылетали из семи тигриных пастей, воспламеняя воздух и наполняя его зловонием футов на тридцать вокруг дерева. Альберик перевел лошадь на шаг.

— Мерзкая вонючка! — закричал он чудовищу. — Ну и разит же от тебя!

— Я так дышу, — ответил обиженный голос. — Не нравится — не нюхай.

— Тебе бы не мешало, — насмешничал Альберик, переходя на рысь, — позаботиться о своих пастях да говорить получше. У тебя же гнилые зубы! Так и несет тухлым да горелым! Вот пакость-то!

— Заботься о себе! — яростно прорычал Страх-о-семи-головах. Семь пар его глаз неотрывно следили за человеком на лошади, крутящемся вокруг так, что и ему самому волей-неволей приходилось вертеться. А поскольку огромное жабье тело было слишком тяжелым, а лапы — слишком короткими, то его головы вращались куда быстрее, чем все остальное, и шеи начали закручиваться одна вокруг другой, точно жгуты каната.

— На твоем месте я бы сосал мятные пастилки, — настаивал Альберик, переходя на галоп.

— Не суйся не в свое дело! — визжал от бешенства Страх-о-семи-головах, а его головы вращались все быстрее и быстрее, чтобы не выпустить Альберика из поля зрения.

Вскоре все семь шей так крепко переплелись одна вокруг другой, что стали как бы одной, свитой наподобие каната, а сверху, точно букет рододендронов, торчали семь голов. В тот же миг Альберик сквозь огонь и дым направил лошадь прямо к чудовищу и ударом меча перерубил эти шеи, как перерубают швартовы корабля. И семь тигриных голов покатились по земле. Все было сделано быстро, одним махом, и ни одной голове не хватило времени вновь отрасти хотя бы раз, не то что семь.

В это-то время и увидел юный Людовик, как вода в колодце его брата, еще мгновение назад черная, как смоль, вдруг стала прозрачной, как хрусталь.

А брат-победитель уже спрыгнул с лошади, намереваясь собрать семь отрубленных голов чудовища, отвезти их в Органд и представить герцогу в доказательство того, что именно он убил Страх-о-семи-головах, а также попросить обещанную награду: руку прекрасной Зербины.

Но каждая голова была тяжела, как гигантская тыква, а все вместе они были куда больше лошади Альберика. Тогда он достал большой охотничий нож, раскрыл пасти и вырезал семь раздвоенных языков. Затем завернул их в платок, завязал его и бросил в суму. Вскочив на лошадь, он поскакал к опушке, чтобы сообщить Зербине счастливую новость. Однако под старым ясенем, где он распрощался с принцессой, никого не было.

Что же случилось?

Пока Альберик в недоумении разглядывал замшелый пень, на котором девушка должна была его поджидать, сзади раздались раскаты хохота. Обернувшись, Альберик увидел всадни-ка, который раскачивался в седле и смеялся, глядя на него.

— Я вижу, ты удивлен, а? — закричал незнакомец, хохоча еще громче. — Что, птичка-то улетела!

Альберик выхватил меч:

— Где принцесса?

— Спокойно, спокойно, — ответил незнакомец. На одном глазу у него была черная повязка, а лицо скрывала такая длинная, густая и рыжая борода, что, казалось, оно объято огнем. Бородач свистнул, и Альберика окружило двенадцать всадников, таких же огромных и бородатых, как их предводитель.

— Тебе лучше, — продолжал тот, — передать твой доблестный меч этим господам. Да и для чего он тебе теперь? Ты же отлично знаешь, что мы расправились с этим семиголовым беднягой.

— Да ведь это же я его убил! — возмутился Альберик.

— Ой-ой-ой, ты совсем размечтался! — воскликнул разбойник, хохоча во все горло. — А твою драгоценную принцессу один из моих ребят везет в Органд, к папаше. Я как раз спешу к ним присоединиться, чтобы получить мою награду. Надеюсь, ты доставишь мне удовольствие и окажешь честь быть гостем на моей свадьбе с прекрасной Зербиной?

Альберик не раздумывая бросился на негодяя, но с двенадцатью разбойниками ему было не совладать. Они отобрали у него меч и крепко связали, а их одноглазый и рыжебородый главарь, продолжая хохотать, устремился вдогонку Зербине и вскоре исчез в облаке пыли.

Остальные повели Альберика сквозь чашу к разрушенному замку, увитому плющом и заросшему крапивой, и заперли там в черном, глубоком подземелье.

А вожак разбойников по имени Оттфрид приближался к Органду. С ним была Зербина, вся в слезах: он рассказал ей, что обнаружил около торжествующего чудовища останки храброго рыцаря; что ему, Оттфриду, неожиданно удалось убить Страх-о-семи-головах; что в доказательство его слуги вскоре доставят все семь отрубленных голов; наконец, он посоветовал ей понемногу привыкать к мысли, что она станет его женой.

Оттфрид был так увлечен своим рассказом, что не заметил неизвестного всадника, который скакал в стороне, преследуя их, как тень. Это был юный паж. Он все видел.

Преодолев страх, он вернулся в лес, отыскал коня, подъехал, дрожа всем телом, к поляне и увидел битву Альберика с чудовищем. Затем он кинулся по следам Альберика сквозь лес, тщетно пытаясь его нагнать, — так быстро тот устремился к Зербине. Там, на опушке, юный паж увидел, как Альберик был схвачен разбойниками, и слышал все, что при этом говорилось. Но паж был один и, конечно, не мог выручить пленника, поэтому он пустился вслед Оттфриду, чтобы найти какой-то способ все рассказать принцессе. Он надеялся улучить минутку и незаметно шепнуть ей, что произошло, но, увы, судьба распорядилась по-иному. Едва паж явился во дворец, как его остановил камергер:

— Куда это ты идешь, как ни в чем не бывало? Где ты шатался два дня?

Мальчик собрался было ответить, но камергер рявкнул:

— Ты просто наглец!

Пажа заперли в комнате, приставили к его дверям другого пажа, еще моложе, чем он, и целую неделю пленник должен был просидеть под замком.

Однако во дворце уже началась такая суматоха, что на это происшествие никто не обратил внимания. Возвращение принцессы и рассказ Оттфрида привели всех в смятение.

Герцог плакал от радости, он уже не чаял увидеть дочь, — она же плакала от горя. Но, будучи мужественной девушкой, Зербина вытерла слезы. Гибель чудовища, думала она, несмотря на то, что прекрасный рыцарь принес себя ему в жертву, — это все же долгожданное избавление, а, стало быть, великое счастье. И она сама вышла на балкон замка, чтобы возвестить всему народу Органда, собранному праздничным пением труб, эту добрую весть.

Хозяин харчевни стоял в первых рядах и смеялся и плакал одновременно: он был уверен, что Альберик мертв. Семь человек из банды Оттфрида вынесли семь тигриных голов и показали их восторженной толпе. И среди этого ликования бедная Зербина протянула Оттфриду руку. Она изо всех сил старалась улыбаться, но не могла пересилить печаль; Оттфрид казался ей безобразным, а его рыжая борода так напоминала пламя, которое извергал Страх-о-семи-головах!

Затем все разошлись. Вдруг Зербина почувствовала, как маленькая рука прикоснулась к ее ладони и оставила в ней пергаментный листок, сложенный вчетверо. Сердце чуть не выскочило из ее груди: принцесса догадалась, что в записке сообщается о судьбе Альберика, и еще не развернув ее, уже была уверена, что Альберик жив. Девушка спрятала пергамент в складках платья и места себе не находила до конца пира, который последовал за торжеством.

Наконец она вернулась в спальню и у огня прочитала:

«ДОРОГАЯ ПРИНЦЕССА, ОТТФРИД НЕ УБИВАЛ СТРАХ-О-СЕМИ-ГОЛОВАХ. ЕГО УБИЛ ТОТ САМЫЙ РЫЦАРЬ, ЧТО СПАС ВАС. Я ВСЕ ВИДЕЛ. ОТТФРИД — РАЗБОЙНИК, ОН ВЕЛЕЛ СВОИМ ЛЮДЯМ СВЯЗАТЬ РЫЦАРЯ И УВЕСТИ ЕГО В ЛЕС. Я ТАМ БЫЛ, Я САМ ХОТЕЛ УБИТЬ ЧУДОВИЩЕ, НО СТРУСИЛ. ТЕПЕРЬ КАМЕРГЕР ПОСАДИЛ МЕНЯ ПОД ЗАМОК ЗА ТО, ЧТО Я УШЕЛ БЕЗ ПОЗВОЛЕНИЯ. ЮНЫЙ ПАЖ, КОТОРЫЙ МЕНЯ ОХРАНЯЕТ, СОГЛАСИЛСЯ ПЕРЕДАТЬ ВАМ ЭТУ ЗАПИСКУ. Я РАССКАЖУ ВСЕ, КОГДА ВЫ ТОГО ПОЖЕЛАЕТЕ, И ГЕРЦОГУ ТОЖЕ.

ЭЛЬЯСЕН, ТРЕТИЙ ПАЖ ДВОРА».

Едва пробежав глазами записку, Зербина бросилась к отцу. Тотчас послали за Эльясеном, который в подробностях передал все, чему стал свидетелем.

Герцог задумался: что же делать? Единственным доказательством были тигриные головы, но они у Оттфрида. Если его заточат в тюрьму, и Зербина не пойдет за него замуж, все в Органде решат, что герцог воспользовался своим высоким положением, испугался славы Оттфрида и поступил с героем вероломно. Банда Оттфрила воспользуется этим и настроит народ против герцога, — а если разразится война, то зла от нее будет куда больше, чем от чудовища.

Умная, благородная Зербина согласилась с этими доводами, но добилась того, чтобы отец не спешил со свадьбой. Принцесса надеялась, что ей тем временем удастся разыскать своего спасителя и уличить во лжи коварного разбойника.

Горчичник третий. Великан-без-сердца

Сказки для горчичников

Ну, а что же Ульрик? Помнишь, он как раз уготавливал с Людовиком дрова на зиму, когда матушка Батильда прибежала к нему с тревожной вестью: вода в колодце Альберика почернела! Ульрик оседлал своего рыжего коня и поскакал в лес, где белые волосы из хвоста альбериковой кобылы, зацепившиеся то здесь, то там за колючий кустарник, вывели его на след брата. Но вот лес кончился — и следы потерялись. Куда идти?

Пока он колебался, выбирая путь, в кустарнике неподалеку раздался громкий треск. Из лесу выскочил кабан и со всех ног бросился через луг. Ульрик помнил, что его старший брат поехал на охоту за кабаном: знал он и то, что кабаны ходят обычно одной и той же тропой. Поэтому, не раздумывая, он пришпорил коня и пустился следом. Весь день Ульрик гнал зверя, пересекая леса и луга, и время от времени на ветвях ему попадался белый конский голос; теперь он был уверен, что находится на верном пути.

К вечеру кабан нырнул в узкую лощину и всадник потерял его из виду. Солнце садилось. У самого горизонта, выделяясь черным пятном на алом небе, появился замок с островерхими башнями.

«Наверно, — подумал Ульрик, — брат тоже заметил этот замок и наверняка попросил там приют до утра. Я бы на его месте так и поступил. Тогда вперед! Только осторожно. Если вдруг Альберику что-нибудь угрожает, эта же опасность подстерегает и меня…»

Правда, были у него меч, острый кинжал и охотничий нож. И Ульрик надеялся, что они помогут ему с честью выйти из любой переделки.

Недаром говорится: за битого двух небитых дают.

Добрый час ехал Ульрик до замка. Вокруг стен шел ров, в нем чернела гнилая вода, и всю округу оглашал многоголосый хор лягушек и жаб. А наверху бесшумно скользили целые полчища летучих мышей. За рвом видны были огромные дубовые ворота, окованные железом, из которого торчали шляпки гвоздей, каждая величиной с апельсин. Мост через ров был поднят. Но, по мере того, как Ульрик приближался к замку, мост начал медленно опускаться под скрежет цепей и поскрипывание балок. «Меня уже заметили», — подумал Ульрик и насторожился.

Тем не менее, он смело ступил на мост. Ворота с грохотом распахнулись перед ним, и он вошел в замок. Так же оглушительно ворота захлопнулись за его спиной, и Ульрик очутился во дворe, вымощенном камнем и окруженном такими высокими стенами, что, казалось, они доставали до ночного неба. Перед ним стояли двое воротных стражей с факелами; над ними кружили сотни голубей, разбуженные светом.

Стражники помогли всаднику спешиться. Один повел коня в конюшню, другой подвел Ульрика к широкой винтовой лестнице, которая занимала внутреннюю часть одной из башен. Они поднялись один за другим и вошли в длинный высокий коридор. По нему гуляли такие сквозняки, что стражник вынужден был прикрыть факел, а Ульрик наклонился вперед, чтобы ветер не сбил его с ног. Наконец они миновали бронзовые двери, инкрустированные слоновой костью, и увидели человека огромного роста, одетого в бархат и парчу, который проговорил глухим тусклым голосом:

— Добро пожаловать в замок Ужасье!

Ульрик поблагодарил его за гостеприимство, но встревожился еще больше. Все в этом человеке казалось необычным. Он был очень высок, но словно изможден, и когда в разговоре поднимал руку, она тут же падала, точно весила целый пуд. Стоило же ему кончить говорить, как лицо его опять становилось неподвижным, как мрамор. Прозрачные глаза разглядывали Ульрика, но так, будто ничего не видят. Великан безучастно выслушал благодарность Ульрика, но когда тот спросил, с кем он имеет честь беседовать, оставил вопрос без ответа и тем же бесцветным голосом произнес:

— Пойдемте ужинать.

Он провел Ульрика в необъятную столовую, на полу и стенах которой яшма и мрамор соперничали друг с другом в красоте и пышности. Сели за стол. На белой камчатной скатерти стояли десять канделябров из позолоченного серебра, на шесть свечей каждый, и освещали все вокруг ярким светом. На горячее подали бульон из кабаньих ушей, на закуску — паштет из кабаньей печенки, далее шли студень из кабаньей головы и кабаний окорок.

— Мясо свежее, мои люди недавно убили этого зверя, — глухо, почти беззвучно обронил хозяин.

«Уж не тот ли это зверь, — подумал Ульрик, — которого я преследовал весь день?»

После ужина Великан сказал все тем же странным голосом:

— Вы, конечно, устали с дороги. Вас проводят в вашу спальню.

Он тряхнул серебряным колокольчиком, тут же возник слуга, который дал знак Ульрику следовать за ним и повел его в другой конец коридора, где по-прежнему бушевали сквозняки, в обширную комнату, завешенную парчой. Ульрик увидел огромную кровать, но, переступив порог, вдруг почувствовал, что пол уходит у него из-под ног. Он провалился в черную дыру, больно ударился и потерял сознание.

Покуда происходили все эти события, — покуда Альберик, схваченный разбойниками, лежал в подземелье старого разрушенного замка, а Ульрик, отправившийся на его поиски, надеялся встретиться с ним в странном и жутком замке Ужасье, — их младший брат Людовик пришпоривал пони, скача по Мальвазийскому лесу. Поначалу ему тоже удалось напасть на след обоих братьев, там и тут на колючих кустах виднелись белые волосы лошади Альберика и рыжие — коня Ульрика. Но вот, оставив за спиной дремучие леса и широкие луга, Людовик увидел, что следы расходятся: белые волосы идут в одну сторону, а рыжие в другую.

«Вода в колодце Альберика, — подумал Людовик, — вновь стала прозрачной (он, конечно, не знал, что она опять потемнела), значит, с ним теперь все в порядке. Пойду-ка я по следу Ульрика — ведь он в опасности!»

Людовик ехал весь день, пока не почувствовал, что его пони захромал. Тогда он нашел поляну с мягкой молодой травой, соскочил на землю и сказал ему:

— Ты устал и проголодался. Поешь-ка вдоволь! Я погляжу, что там у нас на пути, а потом вернусь за тобой.

Пони благодарно заржал в ответ. Людовик поцеловал его в нос и вошел в лес.

Дорогу ему преградил ручей, и мальчик увидел муравья, который упал в воду и отчаянно барахтался, чтобы не утонуть. Людовик протянул ему травинку, муравей зацепился за нее и выкарабкался на землю. Каково же было удивление Людовика, когда муравей проговорил:

— Ты на редкость благородный малыш. Сорванцы, которых я обычно встречаю, скорее помешали бы мне добраться до берега, чтобы посмотреть, что из этого выйдет. Ты же спас меня. Вот, возьми одну из моих лапок. Заверни ее в платок. Если тебе понадобится стать крошечным, позови меня: «Мураш!.. Мураш!..» и ты превратишься в такого же муравья, как я. А если затем ты выбросишь мою лапку, то снова станешь мальчиком. Но помни, — добавил он, — так можно сделать только один раз.

Мальчик поблагодарил муравья, завернул его лапку в платок и продолжил путь. Вскоре он увидел матерого волка, растянувшегося на мху. Волк лизал лапу и скулил. Не испугавшись, Людовик подошел к нему и спросил:

— Ты ранен?

— Да, — простонал волк, — мне в лапу вонзилась острая колючка!

— Покажи-ка, — попросил Людовик и ловко выдернул колючку из лапы.

— У тебя золотое сердце, — сказал волк. — Другой на твоем месте убил бы меня. Возьми клочок шерсти у меня из холки. Положи в платок. Если тебе понадобятся железные челюсти и острые клыки, позови меня: «Серый!.. Серый!..» и ты превратишься в такого же волка, как я. А выбросив клочок моей шерсти, ты снова станешь мальчиком. Но помни, — добавил он, — так можно сделать только один раз.

Людовик поблагодарил волка, завернул клочок шерсти в платок и продолжил путь.

Приближалась ночь. Невдалеке, под деревьями, стояла хижина угольщика. Мальчик вошел в нее, упал на подстилку из листьев и заснул мертвым сном.

Поутру Людовик опять собрался в дорогу и когда, наконец, вышел из лесу, то оказался в незнакомой местности. Куда идти дальше, он не знал: ни одного волоска из хвоста рыжего коня Ульрика больше не попадалось ему на глаза.

Пока он колебался, выбирая путь, вдалеке раздались испуганные крики: какая-то птица звала на помощь. Обернувшись, Людовик увидел горлинку, а рядом с ней — огромного черно-зеленого змея: свернувшись кольцом и приподняв голову, он завораживал жертву горящими глазами. Бедная голубка, повинуясь его взгляду, переступала лапками, приближаясь к смертельному жалу, и только вскрикивала от страха. Людовик поспешил на помощь голубке, и змей, хотя запросто мог ужалить, испугался и исчез в траве. Воркуя от радости, голубка взмыла в воздух, и, сделав круг над головой мальчика, опустилась ему на плечо.

— Ты спас меня, — проговорила птица, — и я хочу отблагодарить тебя за это. Как я могу послужить тебе?

— Спасибо, горлинка, — ответил Людовик. — У тебя есть крылья, и ты видишь сверху куда больше, чем пешеход вроде меня. Я разыскиваю моего брата Ульрика. Он на рыжем коне.

Взлети, пожалуйста, повыше и, если ты его заметишь, скажи мне об этом поскорей.

— Юноша на рыжем коне? — задумалась горлинка. — Мне кажется, я его уже видела.

— Где? — встрепенулся Людовик.

— В замке Ужасье. Там живет моя стая. Вчера вечером молодой путник остановился в замке на ночь. Он был верхом на рыжем коне. Если это твой брат, боюсь, не случилось бы с ним большом беды.

— Это он! — вскричал Людовик. — Что за беда ему грозит?

— Замок Ужасье принадлежит Великану-без-сердца, — ответила голубка и задрожала от страха.

— Великан-без-сердца? Кто это такой?

— Это человек, которого нет.

— Ничего не понимаю. Объясни, пожалуйста, — попросил Людовик.

— У владельца замка есть тело, и можно было бы сказать, что он существует. Но на самом деле, это пустая оболочка — в ней нет сердца. Когда кто-нибудь попадает в замок, Великан бросает его в подземелье, и там крадет у путника сердце. С чужим сердцем Великан опять становится человеком. Вот почему замок называется Ужасье. Боюсь, твоего брата тоже заманили в западню.

— Я выручу брата! — воскликнул Людовик. — Где он, этот замок?

— Вон холм, за ним — второй, а там — третий. Одолев все три холма, ты увидишь башни замка. Но постой! Вырви у меня маленькое перышко и заверни в платок. Если тебе понадобится крылья, позови меня: «Горлинка!.. Горлинка!..» и ты превратишься в такую же птицу, как я. А выбросив перышко, опять станешь мальчиком. Но помни, — добавила она, — так можно сделать только один раз.

Людовик хотел поблагодарить голубку, но та его удержала:

— Знай. Великан-без-сердца бессмертен, ведь сердца у него нет! Бессмысленно пытаться его убить: можешь хоть тысячу раз проткнуть его кинжалом — с тем же успехом ты можешь заколоть свою подушку.

— Но если он похитит сердце моего брата Ульрика, то снова станет обычным человеком. Ведь так? Почему же с ним тогда нельзя расправиться?

— В том-то и дело! — ответила голубка. — Ты можешь попробовать его заколоть, но этим ударом ты убьешь не его, а своего брата. Правда, существует один способ: говорят, если в то время, когда у Великана нет сердца, кто-нибудь разобьет об его голову первое яйцо молодой голубки, он вновь станет смертным. Но надо, чтобы сначала он возвратил сердце, которое похитил. Однако труднее всего раздобыть то самое первое яйцо: у Великана есть слуга, который только и делает, что следит за всеми молодыми голубками и разбивает их яйца. Кроме того, когда у хозяина замка нет сердца, он зол и свиреп, как дикий зверь, и начинает истреблять всех голубей в округе. Мы это знаем и выжидаем, когда он похитит чье-нибудь сердце и можно будет вернуться домой. Тогда Великан становится добрым, милостивым и справедливым. Скорее всего, он уже завладел сердцем твоего брата: видишь, я здесь одна, вся моя стая уже возвратилась в замок. Не знаю, как ты сможешь выручить брата, но желаю тебе удачи. Прощай.

Людовик простился с голубкой, но она еще долго летела над ним, указывая дорогу, и отстала лишь тогда, когда впереди показался замок Ужасье.

Стало смеркаться. Людовик осторожно приближался к замку, боясь, что его кто-нибудь заметит. Мост был поднят, в черной воде кишели лягушки. Как же перебраться через ров? Палая листва медленно плыла по воде, подгоняемая ветерком к противоположному берегу. Людовик собрал все свое мужество и тихо позвал: «Мураш!.. Мураш!..» В тот же миг он превратился в муравья. Носовой платок, в который были завернуты лапки, клочок шерсти и перышко, также уменьшился настолько, что мог легко уместиться в складках между муравьиными щитками. Не мешкая, он взобрался на опавший лист и поплыл вместе с ним на другую сторону рва, счастливо избежав встречи с прожорливыми лягушками. И вот, живой и невредимый, он оказался у подножья огромных стен и пустился в путь вокруг замка, спеша изо всех своих муравьиных сил. Вскоре он нашел в камнях узкую щель, похожую на бойницу, и проник внутрь. Целую ночь муравей обследовал все помещения замка, одно за другим, сначала подвалы, затем нижний этаж, и следующий, и все чердаки, пока, наконец, не оказался в самой последней комнате. В ней он обнаружил люк, под люком колодец, а на дне колодца, прямо на земле, лежал Ульрик. Людовик взглянул на брата — и пришел в отчаяние.

Глаза Ульрика были открыты, но он словно ничего не видел и не шевелился. Мимо пролетела муха. Он вдруг поймал ее, ловко, словно обезьяна, — ни один мускул не дрогнул на его лице — и проглотил. Содрогнувшись, Людовик позвал брата. Тот медленно повернул каменное лицо к говорящему муравью и посмотрел на него тупо и безразлично, как корова на проходящий обоз.

— Ульрик! Ульрик, это я! — сказал Людовик.

— Здравствуйте, — ответил Ульрик чужим тусклым голосом, отвернулся и поймал новую муху. Муравей больше не привлекал его внимания.

Людовик понял в отчаянии, что его несчастный брат, как и предполагала горлинка, уже лишился сердца, и помочь ему ничем нельзя.

Тогда он бросился на поиски Великана и снова побежал своей муравьиной дорогой по исполинским кухням и бесконечным коридорам, по залам, устланным пышными коврами, и по необъятным комнатам, уставленным великолепной мебелью. Наконец, он пробрался сквозь щелочку под дверью в уютную комнату, в ней стояло огромное кресло, а на нем восседал огромный красивый человек с печальным лицом и повторял вполголоса:

— Боже мой, Боже мой, когда же все это кончится?

Людовик развернул свой крохотный носовой платок, выбросил из него муравьиную лапку и тотчас вновь превратился в мальчика.

— Может быть, я могу вам помочь? — спросил он у человека.

— Кто ты? — изумился тот, резко обернувшись к нему.

— Меня зовут Людовик. А вы и есть тот, кого называют Великан-без-сердца?

— Да. Откуда ты знаешь?

— Случайно услышал, — ответил Людовик. — А почему вы так печальны?

— Потому что нет на земле человека несчастнее меня, — горько вздохнул Великан.

— Вы похитили сердце моего брата, — сказал мальчик.

— Это был твой брат? Значит, ты меня ненавидишь и, конечно, желаешь моей смерти. А я бы, не задумываясь, отказался от жизни — если бы только мог… Если бы только мог! Но твой брат умрет, а я — нет!

— Тогда зачем же вы забрали его сердце? Возвратите его!

— Как только я вновь оказываюсь без сердца, я становлюсь зверем и веду себя, как хищник, даже хуже — ведь в моей голове мозг человека! Я преследую всех без разбора, я рыскаю по полям и нападаю на соседние государства во главе шайки разбойников, и мы предаем города и деревни огню и мечу. Рассудок возвращается ко мне лишь тогда, когда я заполучу чье-нибудь сердце. Разум и чувства пробуждаются во мне благодаря таким беднягам, как твой брат, а эти несчастные становятся вместо меня тупыми животными, доживая остаток дней в подземельях замка. Но я уже никогда не могу забыть их. Терзать свои жертвы или терзаться от угрызений совести — вот мой удел, вот моя жизнь. И конца ей не видать. Все умирают, кроме меня. Боже мой, когда же, наконец, все это кончится?

— Если хотите, — сказал Людовик, — я постараюсь вам помочь.

— Вот как? А ты можешь? — пожал плечами его печальный собеседник.

— Верните сердце брату, и вы увидите.

— Это ни к чему не приведет, — вздохнул Великан, — но знаешь, что случится? Да, я могу вернуть твоему брату сердце, и если после этого ты сумеешь разбить о мою голову первое яйцо молодой голубки, я стану смертным… Но, оставшись без сердца, я превращусь в пустую кровожадную оболочку, и начну разбивать все голубиные яйца, и все птицы разлетятся, чтобы не попасться мне под руку. А потом… Потом берегитесь, города и села, берегитесь все, от мала до велика! И ты ничем не сможешь помешать мне — ведь первым я убью тебя!

— А вдруг смогу? — настаивал Людовик. — Рискните!

— Для меня здесь нет никакого риска — это риск для всей округи, которая вновь превратится в пепел и прах.

— И все-таки я постараюсь помешать вам, — повторил Людовик. — Если же вы боитесь вновь оказаться без сердца, возьмите взамен мое!

— Нет, нет, ты еще мал, тебе ли предотвратить все эти беды? Разве ты можешь разыскать твоего брата в подземельях моего замка, если я сам не отведу тебя туда?

Знаешь ли ты, что в замке тысячи комнат, подвалов и чердаков?

— Вот оно что! Но если я найду брата без вашей помощи, вы по-прежнему будете считать меня маленьким?

— Ты не найдешь его.

— И все же?

— Значит, ты хитрец из хитрецов. Никто никогда никого не мог разыскать в моем замке!

— Тогда я буду первым. Если я разыщу брата, вы вернете ему сердце? Повторяю, вы всегда можете взять взамен мое.

— Ну что ж… Ищи!

Людовик выскочил из комнаты. Ему осталось только вспомнить путь, который он проделал, будучи муравьем, — и без особого труда он отыскал то подземелье и тот колодец, в котором был заперт Ульрик. Людовик заставил его подняться — и брат пошел за ним, как собачка за хозяином. И, подобно повизгивающей собачонке, Ульрик пел обрывки песен, без начала и конца, старых песен, слышанных еще в детстве. Так они дошли до комнаты Великана-без-сердца. Владелец замка, успевший переодеться в халат, расшитый золотом, был поражен при виде братьев. Но он сдержал слово.

— Посади брата в кресло! — приказал он Людовику, а сам сел напротив.

Сначала Великан вынул из кармана небольшое зеркальце, сияющее, как бриллиант, и наклонил его так, чтобы на зеркальце падал отблеск лунного луча. Затем он навел этот луч на Ульрика. Едва лунный зайчик скользнул по его лицу, Ульрик заснул. А Великан-без-сердца начал едва слышно что-то бормотать, но у Людовика был тонкий слух, и, хотя губы Великана почти не двигались, мальчик расслышал все заклинание от начала до конца:

Выйди здесь, войди там,

Минуй здесь, выйди там,

Войди здесь, минуй там,

Открой здесь, закрой там,

Закрой здесь, открой там,

Разбуди здесь, усыпи там,

Усыпи здесь, разбуди там,

Вперед, вперед, вперед…

Лицо Великана-без-сердца все больше бледнело и застывало, а глаза его становились пустыми и ничего не выражающими. В то же время лицо Ульрика стало постепенно оживать, веки вздрогнули, взгляд заблестел. И вот Ульрик вскочил на ноги, узнал Людовика, и братья бросились в объятья друг другу.

Но Людовик краем глаза продолжал следить за Великаном, лицо которого каменело, а руки наливались пудовой тяжестью. Великан поднялся и, точно повинуясь чьей-то воле, направился в глубь спальни. Там оказалась потайная дверь, за ней — решетка, а за решеткой сидел пес, огромный датский дог, размером с пони Людовика, с оскаленной пастью и клыками, способными без промедления разорвать жертву. Также машинально Великан-без-сердца распахнул клетку и цокнул языком. Пес взвился в воздух и бросился на братьев. Он опрокинул Ульрика, пытаясь схватить его за горло, юноша защищался, теряя последние силы, а Людовик позвал: «Серый!.. Серый!..» В тот же миг он превратился в матерого волчищу, и звери, как бешеные, вцепились друг в друга. Наконец, волк изловчился и сомкнул на горле дога железные челюсти. Пес рванулся и рухнул замертво.

Тогда Великан снял со стены лук и колчан со стрелами.

— Берегись! — закричал Людовик брату. — Скорей! Спрячься где-нибудь, я тебя разыщу!

И, чтобы дать возможность Ульрику спастись, он кинулся на противника, так что тому волей-неволей пришлось повернуться к волку лицом. Великан прицелился. Людовик выбросил клочок шерсти и позвал: «Горлинка!.. Горлинка!..» Волк обратился в голубку, а голубка взлетела в тот самый миг, когда с тетивы сорвалась стрела.

Людовик сделал несколько кругов по комнате, Великан стрелял, но промахивался. Тогда он достал свое зеркальце, пытаясь направить на Людовика лунный луч, усыпить его и завладеть его сердцем. Но Людовик увернулся от лунного зайчика, вылетел в окно и присоединился во дворе замка к другим голубям, которые возвратились домой в надежде, что их жестокий хозяин вновь обзавелся чужим сердцем. Но как только голуби завидели его, они взмыли в воздух и разлетелись кто куда. Людовик же тотчас повернул назад, влетел в комнату Великана и спрятался высоко под потолком, на люстре.

Немного погодя владелец замка, расправившись с теми голубями, что не успели скрыться, возвратился к себе и переоделся в военные доспехи. Он протрубил в рог, и двор замка наполнился вооруженными всадниками. Великан-без-сердца возглавил их, и они гуськом выехали из замка.

Людовик во весь дух поспешил следом, стараясь не попасться на глаза зорким лучникам. И он увидел, как эта ватага грабителей все разоряла на своем пути, разрушала города и сжигала деревни, не оставляя ни одной живой души. Незадолго до рассвета всадники остановились под стенами города, еще объятого сном. Город назывался Органдом, но это название ничего не говорило Людовику. Никто из часовых не успел крикнуть — разбойники связали их и заткнули им рты. Затем они вошли в город, проникли в замок, стражу которого постигла участь городских часовых, подняли с постели герцога и, связав, привели его к своему предводителю. Тот уже восседал на герцогском троне и медленно, чуть слышно произнес:

— Завтра утром в этой зале должны быть собраны все сокровища вашего города, золото из сундуков, барыши торговцев, женские украшения и драгоценные камни, вся серебряная посуда богачей — тому, кто ничего не принесет, я отрублю голову. Если же вы не подчинитесь, мы убьем всех в вашем городе — вплоть до младенцев.

Великан-без-сердца поднял пудовую руку и повелел отпустить герцога. Потом он прошел в герцогские покои, повалился в одежде на его кровать и заснул свинцовым сном.

А тем временем маленькая голубка, сидевшая на балконе герцогской залы, влетела в спальню и спряталась под кроватью. И когда дыхание Великана стало ровным и медленным, как у спящего человека, она, собравшись с силами, взмолилась:

— Горлинка, помоги мне, помоги мне!..

И вскоре она почувствовала, как внутри ее стало расти и затвердевать птичье яйцо. Спустя несколько минут оно уже лежало рядом с ней — первое яйцо молодой голубки. Тогда она выбросила перышко горлинки — и снова стала мальчиком.

Бесшумно ступая, Людовик приблизился к спящему — и разбил о его голову голубиное яйцо.

Великан-без-сердца медленно приподнялся с кровати, открыл глаза и прошептал:

— Свершилось!..

Из глаз его покатились слезы, лицо же стало быстро-быстро стареть, покрываться складками и морщинами и превращаться в лицо глубокого старика — ведь Великан-без-сердца жил, не старея, века и века! Потом он увидел около кровати мальчика, который разглядывал его при скудном ночном освещении.

— Это ты, Людовик? — дружелюбно спросил он. — Почему же ты меня не убиваешь? Ведь я теперь стал смертным!

— Мне кажется, в этом нет нужды, — ответил Людовик, — да и руки мои дрожат.

— Странно, — проговорил Великан, — я почему-то счастлив и испуган. Счастлив, что эта долгая жизнь подходит к концу, и в то же время боюсь конца.

— Наверно, в вас оживает ваше собственное сердце, — сказал Людовик.

— Ты полагаешь? — спросил Великан с надеждой. — И я становлюсь обычным стариком? Неужели, дожив до глубокой старости, каждый из них так устает от жизни, что хочет умереть, но так ненавидит смерть, что хочет жить дальше?

— Не знаю, — ответил Людовик, — я еще слишком молод, чтобы об этом судить. Но, по-моему, вы все больше и больше становитесь похожи на человека.

— Наконец-то! — воскликнул Великан. Голос его слабел, морщины углублялись. — Кажется, я так устал, что не могу сказать ни слова. Я вот-вот засну — надолго, навсегда…

— Прощайте! — сказал Людовик. Ему было и радостно, и печально одновременно.

— Прощай, — прошептал старик, опуская голову на подушку. — Скажи моим людям, чтобы они ничего здесь не трогали, чтобы они освободили герцога, а меня отвезли в мой замок. Иди. Я уже сплю.

С грустью покинул Людовик комнату и передал подручным Великана его слова.

Спящего положили на носилки, носилки привязали к седлам четырех лошадей, и все войско Великана-без-сердца двинулось назад, к замку Ужасье, куда прибыло перед самым рассветом. Людовик вернулся в замок со всеми и встретился с братом, который уже седлал своего рыжего коня. Ульрик посадил младшего брата за собой, они покинули замок и направились к лесу.

Наступало утро. Едва взошло солнце, в воздухе поплыл колокольный звон. Братья увидели, как за лесом, над самой высокой башней замка, поднялось черное полотнище. И они поняли, что Великан-без-сердца наконец-то обрел желанную свободу.

Горчичник четвертый. Женщина-змея

Сказки для горчичников

Когда братья уже скакали по лесу в поисках поляны, где остался пони Людовика, они услышали стук копыт. Их догнал гонец из замка Ужасье.

— Мой властелин, — сказал он, — перед смертью приказал передать вам ключ от всех его кладовых. Он пожелал, чтобы герцог распорядился сокровищами и вернул их в те города, где они были награблены. Хозяин также попросил передать Людовику в знак благодарности это зеркальце: лунным лучом, отраженным от него, можно мгновенно усыпить любого, кто будет вам угрожать.

Людовик узнал зеркальце, при помощи которого Великан вернул сердце Ульрику. Он отдал подарок брату, и тот положил его в сумку рядом с ключом от кладовых замка Ужасье. Гонец покинул их, а братья продолжали свой путь по лесу, пока не отыскали пони, который мирно пощипывал мягкую травку.

— Куда же теперь? — спросил Людовик. — Где нам отыскать Альберика?

— Первым делом, — ответил Ульрик, — нужно добраться до Органда и отдать герцогу ключ от награбленного добра. И попробуем расспросить всех, кто попадется по дороге. Следы Альберика вели нас обоих до этого леса — неужели же никто в округе его не встретил или не слышал о нем?

Итак, они вновь отправились в сторону Органда, и Людовик припоминал путь, который он проделал ночью, когда стремглав летел за разбойниками Великана-без-сердца. Всякий раз, когда братья кого-нибудь встречали — крестьянина в поле, кучера на козлах кареты или бродячего торговца — они описывали им Альберика и его белую лошадь и спрашивали, не попадался ли им этот всадник. Но никто не мог вспомнить ни человека, ни животное.

К полудню они добрались до города. Их провели к герцогу, тот сразу же узнал Людовика и обнял его, как сына.

— Вот юный герой, — сказал он придворным, — который спас нас от разрушения и разорения. Вечером мы зададим пир в его честь!

Когда же Ульрик протянул герцогу ключ от кладовых замка Ужасье и передал ему слова Великана-без-сердца, радости во дворце не было предела. Вечером состоялся один из самых великолепных пиров, которые когда-либо устраивались в Органде. Супы из морских ежей и вареные речные раки, запеченные куропатки и пирожки с рябчиками, паштеты из гусиной печени, трюфели, приготовленные на пару, мясо косуль и жареные вепри, овечьи и козьи сыры, пирожные с кремом, воздушные пироги и фруктовые салаты — Людовик думал, что лопнет от всего этого изобилия!

Его соседом по застолью оказался юный паж Эльясен, славный малый, не оставивший без внимания бургундское и мальвазию, — через пять минут он уже был с Людовиком на «ты», как со старинным знакомцем, рассказал ему всю свою жизнь и выложил все свои секреты.

— Вот видишь того рыжебородого с повязкой на глазу? — шептал он Людовику. — В один прекрасный день я его прикончу!

— Он что, оскорбил тебя?

— Нет, но он злодей.

И паж поведал всю историю — про храброго рыцаря, победившего Страх-о-семи-головах, и попавшего в плен разбойникам Оттфрида, и про помолвку Оттфрида с принцессой, и про отчаяние, в котором теперь пребывает Зербина.

— Постой! — воскликнул Людовик. — Расскажи-ка мне про этого рыцаря. Он был на белой лошади?

— На белой, — подтвердил Эльясен.

— С бронзовым щитом и в доспехах? В красном плаще?

— Точно! Откуда ты знаешь? — изумился паж.

— Это же мой брат! Мой брат Альберик! — закричал Людовик.

И он заставил пажа изумиться еще больше, рассказав, как в поисках пропавшего брата Ульрик попал в руки Великана-без-сердца, и как, ища следы обоих братьев, ему, Людовику, удалось избавить страну от свирепого владельца замка Ужасье, а самого Великана — от тяготившей его жизни.

— Теперь, — закончил он, — нам осталось разыскать и спасти нашего старшего брата. Но как?

Покуда они обсуждали все мыслимые и немыслимые способы освобождения Альберика, на другом конце стола Ульрик и принцесса Зербина о чем-то беседовали вполголоса, чтобы коварный Оттфрид не мог их подслушать, и эта беседа была не менее пылкой, чем разговор Людовика с Эльясеном.

Еще в начале ужина Ульрик удивился и даже немного огорчился: несмотря на то, что его прекрасная соседка пыталась быть с ним любезной, как того требовали учтивость и хороший тон, она время от времени погружалась в глубокую печаль и тяжко вздыхала. В конце концов, Ульрик не выдержал и спросил, почему она так грустит.

— Ах, — прошептала принцесса, — извините меня за то, что я не могу скрыть скорби, но вы так похожи!

— На кого? — удивился Ульрик.

— На одного отважного рыцаря, который спас органдских девушек и прежде всего меня от ужасной смерти в лапах Страха-о-семи-головах.

И принцесса поведала ему обо всем, что приключилось в Органде, о помолвке с Оттфридом, о свадьбе, срок которой уже совсем близок, и о своей уверенности в том, что славный рыцарь жив. Едва она закончила, Ульрик чуть не задохнулся от радости:

— Принцесса! Вы говорите о моем брате Альберике!

И он рассказал Зербине все то, что в это время рассказывал Людовик юному пажу. Однако вероломный Оттфрид не сводил с Ульрика пристального взгляда и все больше и больше хмурил свою единственную бровь: он подозревал недоброе и силился понять, о чем так дружески беседуют его невеста и юнец, лицо которого — Оттфрид был в этом уверен! — кого-то ему напоминает.

— Не грустите, принцесса! — шептал Ульрик ей на ухо. — Альберик будет с вами: мы с братом спасем его!

— И вам уже известно, как вы это сделаете?

— Нет еще, но все вместе мы, в конце концов, что-нибудь придумаем.

— Ах, — воскликнула принцесса, — как бы я хотела, чтобы все так и было!.. Вы знаете, — добавила она, вновь опечалясь, — судьба просто ожесточилась на меня: недавно я потеряла мою лучшую подругу, Бландину.

— Ее тоже убило чудовище?

— Нет, однажды во время охоты на лис она утонула в болоте… Ах, если бы все было по-другому, вы могли бы жениться на ней, и мы бы зажили все вместе в нашем дворце… Впрочем, что мечтать попусту, — спохватилась принцесса, — от этого становится еще грустней… Улыбнемся же, Оттфрид смотрит на нас!

И они стали весело болтать о погоде, пока пир не кончился, и все разошлись по домам — кто в замок, кто в город. Едва огни во дворце погасли, Зербина прокралась к отцу, и вслед за ними в комнате герцога собрались в тайне от всех Ульрик, Людовик и юный паж Эльясен.

Когда все пятеро поведали друг другу, в чем суть да дело, Ульрик предложил: он вернется в лес, а герцог повелит через герольдов — так, чтобы и Оттфрид об этом узнал, — что улицы во всех городах должны быть украшены флагами в честь вестника, несущего ключ от кладовых замка Ужасье.

Без сомнения, Оттфрид, услышав эту новость, устроит засаду, попытается похитить ключ и присвоить сокровища. Можно не сомневаться, что разбойники схватят Ульрика и отведут его в то логово, куда уже брошен Альберик. Людовик же тем временем проследит за ним. И когда будет известно, где находятся узники, останется только послать за воинами герцога и освободить братьев.

Но герцог печально покачал головой. Он повторил, что Оттфрида и его шайку теперь почитает весь Органд и прежде всего гвардия и военоначальники, как героев-победителей Страха-о-семи-головах, и что никто не подчинится, если герцог обвинит их в чем-либо и прикажет схватить. В унылой тишине, которая последовала за этими словами, заговорил Людовик. Нет, вместо Ульрика он сам отдастся в руки разбойникам. Так будет куда лучше: он еще совсем юн, и те не станут его опасаться, как взрослого Ульрика. А Ульрик, проследив за ними, возьмет в Органде наемных солдат, и с этим отрядом, а не с герцогской гвардией освободит братьев.

Но тут возразил юный паж: уже если кому и становиться узником, сказал он, то не Ульрику или Людовику, а ему самому, Эльясену. Ведь все случилось по его вине! Это он должен был сразиться с чудищем, но струсил и убежал. И, чтобы искупить вину, он попросил герцога разрешить ему отправиться в лес.

Герцог согласился. Однако Людовик не рискнул отпустить своего нового друга одного, и на следующее утро они вдвоем оседлали лошадей. А по всему герцогству разошлись герольды, оповещая народ о скором прибытии вестников с ключами от кладовых Великана-без-сердца. Говоря по правде, Людовик вез с собой ключ, в точности похожий на тот, что завещал ему хозяин замка Ужасье: один из дворцовых умельцев сделал за ночь его копию. У нее, впрочем, был небольшой изъян — в бородке ключа не хватало одного маленького зубчика. Ключ мог легко поворачиваться в замке, но открыть его не мог. Оттфрид — упрямец и будет долго пытаться проникнуть в кладовые с этим поддельным ключом… Время будет выиграно!

Как надеялись — так и случилось. Едва Людовик и паж выехали из лесу, их окружила шайка Оттфрида. Друзей обыскали и отобрали ключ. Оттфрид, прихватив несколько злоумышленников, поскакал к замку Ужасье; остальные, связав пленников, потащили их к разрушенному замку, куда до того привели Альберика.

Ульрик следил за ними издали, его никто не заметил.

К вечеру все были на своих местах. Ульрик вернулся в Органд, а Людовика с Эльясеном бросили в подземелье. Там в углу, на соломе, спал Альберик. Друзья не будили его, пока шаги разбойников не стихли за дверью, и когда, наконец, братья обнялись после разлуки, трое пленников поведали друг другу обо всем. Когда же Людовик дошел до той хитрости, которую они придумали ночью в комнате герцога, Альберик побледнел и воскликнул:

— Нет! Это невозможно!

— Почему? — встревожился Людовик.

— Нет! Невозможно! — повторил его брат, хватаясь за голову. — Как предупредить Ульрика? Как ему сообщить?

— Что?

— Если он вернется сюда после захода солнца, он погиб!

— Что же здесь творится?

— Ты видел, — сказал Альберик, — замок разрушен. Но глубокий ров вокруг него еще полон. Стоячая вода в нем так ядовита, что никто не может в ней жить. И все же… Все же одно существо там есть: это женщина с хвостом змеи! Днем она прячется в камнях и камышах, но едва зайдет солнце, она начинает петь. Голос ее так сладок и манящ, что никто не может устоять: любой, заслышав песню, теряет рассудок, идет прямо ко рву и, отравленный испарениями, падает в воду! Вот почему по вечерам я счастлив, что связан. Впрочем, и мои стражники под вечер привязываются веревкой один к другому, чтобы колдовской голос Женщины-змеи не погубил их. Из-за нее они не боятся внезапного нападения: кто бы ни подкрался к замку, он будет тотчас пленен прекрасным пением и сгинет в черном омуте! Мои сторожа утверждают, что Женщина-змея пожирает тех, кого завлекает в ров, — никто никогда их больше не видел.

— Как же предупредить наших друзей? — ужаснулся Эльясен.

Зашло солнце, но ответа на этот вопрос не было.


А пока что Ульрик, ни о чем не догадываясь, приближался к руинам старого замка вместе с небольшим отрядом, который он без труда набрал во дворце: все пажи, восхищенные самоотверженностью Эльясена, добровольно согласились выручить друга из беды.

В окрестностях замка дорога шла мимо небольшого пруда. Над водой плыла жалобная песня:

Прохожий постой,

На берег пустой,

Приди, отзовись па беду…

Ульрик вовсе не собирался останавливаться — он спешил на помощь братьям! Но голос продолжал:

Найдется ли тот,

Кто сможет, спасет,

Отыщет бедняжку в пруду?

Такой отчаянный призыв о помощи остановил Ульрика. Он подошел к самому берегу и стал всматриваться в воду — на листе водяной лилии сидела маленькая зеленая грустная лягушечка!

— Неужели это ты звала? — удивился Ульрик.

— Я, — ответила лягушка. — Из вечера в вечер я пою свою песню… Ты не первый, кто ее услышал, но единственный, кто остановился… Куда ты идешь?

— Вон к тому разрушенному замку. Двух моих братьев схватили разбойники и держат там, точно в темнице.

— Не ходи! Ты тоже станешь пленником. Ты превратишься в лягушку вроце меня, или даже в ужа — ведь ты мужчина!

— Как? Ты раньше была женщиной?

— Я была дочерью первого министра при дворе герцога… Отец думает, что я умерла, я же боюсь, что он умрет с горя…

— Можно ли тебе чем-нибудь помочь? — взволнованно спросил Ульрик.

— Стоит ли об этом говорить? — вздохнула лягушка. — Тот, кто захочет меня выручить, рискует угодить в ту же ловушку, что и я. Несколько недель назад я заблудилась во время охоты на лис. Пришла ночь. Я заметила эти руины, к которым ты спешишь. Мне в голову пришла несчастная мысль найти в них пристанище и дождаться утра. Подойдя к старому рву с застоявшейся водой, я услышала такое восхитительное пение, какое трудно себе вообразить. Я не могла удержаться от желания расслышать его получше — и чем ближе я подходила, тем сильнее оно меня притягивало. Я совсем не владела собой и подошла, по колено в воде, к камышам, откуда оно раздавалось. И тогда я увидела, кто пел: это была прекрасная женщина с хвостом змеи! Я перепугалась — но было поздно. От воды исходил ядовитый запах, голова моя закружилась… А очнулась я уже лягушкой. Женщина-змея питается водяными тварями, поэтому она превращает свою добычу, женщин и мужчин, в лягушек и ужей! Еще хорошо, что она старается их откормить и не съедает сразу. И вот как-то вечером мне удалось спастись и добраться до этого пруда. Но человеческий облик вернется ко мне лишь тогда, когда Женщина-змея умрет… Боюсь, это случится слишком поздно, молодость моя пройдет, и я вернусь домой старухой!..

— Спасибо, лягушечка, — сказал Ульрик, — ты спасла мне жизнь, и я постараюсь отблагодарить тебя тем же!

— Что ты можешь сделать? Если ты пойдешь к замку прямо сейчас, то погибнешь. А утром там никого не будет: Женщина-змея прячется среди камней, и отыскать ее невозможно.

— Ну что ж, я подумаю, — улыбнулся Ульрик: ему на ум уже пришла одна мысль. — Прощай!

Он вернулся к своему отряду и сказал пажам:

— Я узнал кое-какие новости, их долго объяснять, но вот что нам нужно сделать. Сначала я пойду один. Вы же оставайтесь — и ни шагу отсюда! Иначе случиться непоправимая беда. Когда я вернусь, мы постараемся спасти моих братьев!

На том они и расстались. Ульрик отправился к замку; по дороге, на берегу пруда, он собрал немного глины, скатал ее в ладонях и двумя вязкими влажными комками крепко-накрепко заткнул уши.

Теперь он мог без опаски подойти ко рву. Там он остановился на минуту и огляделся в поисках поющей Женщины-змеи. Каково же было его удивление, когда в лунном свете он увидел на берегу рва двух пажей!

Едва Ульрик отъехал от отряда, один из пажей сказал своим товарищам:

— Не знаю, что вы об этом думаете, но опасаюсь, как бы наш предводитель не попал в ловушку. По-моему, нужно проследить, что с ним произойдет, несмотря на его приказ.

— Если мы ослушаемся, — возразил старший паж, — это только все усложнит. Наверняка, отдавая такой приказ, он знал, что делает!

И тут пошел спор о том, что лучше в по добном случае: слушаться или не слушаться.

Наконец, порешили так: один из них последует за Ульриком, а другой будет следить за этим первым пажом и, в случае чего, предупредит остальных. Но когда, один за другим, они приблизились ко рву, пение Женщины-змеи лишило их обоих рассудка, и они, не владея собой, пошли на ее голос. Тут-то Ульрик и увидел, как они приблизились к камышам и, словно зачарованные, вошли в воду, как они покачнулись и упали, и мгновение спустя два маленьких ужа поплыли по мелководью. Потом из камышей появилась женщина удивительной красоты, она подплыла к ужам, извиваясь змеиным хвостом, ловко подхватила их пальцами, нырнула в воду и исчезла.

Ульрика прошиб озноб: он с ужасом подумал о том, что случилось бы со всем его отрядом и с ним самим, если бы лягушка его не предостерегла. Он решил не медлить, обогнул развалины, нашел брод и проник в разрушенную башню. Там он наткнулся на шесть человек, связанных друг с другом. Это были тюремщики. Впрочем, они не обратили на юношу никакого внимания: каждый из них был поглощен колдовской песней, звучащей над руинами. Они рвались из веревок с тем же отсутствующим видом, с каким бедные пажи входили в воду. Тогда Ульрик последовал в глубь башни и вскоре отыскал пленников. Альберик, Людовик и юный паж Эльясен, связанные, с такими же невидящими глазами, как у их стражей, слушали пение Женщины-змеи. И лишь когда Ульрик подошел к ним вплотную, они его увидели и стали о чем-то говорить, перебивая друг друга. Но уши Ульрика были заткнуты, он ничего не услышал и ничего не разобрал; тогда он попытался вытащить из одного уха глиняный комок, чтобы понять, о чем идет речь. Но едва он отковырнул кусочек глины, как услышал такое сладостное пение, голос был так нежен и манящ, что голова Ульрика закружилась, он почувствовал, что забывает все на свете и готов со всех ног бежать на этот зов. Он поспешно заткнул ухо глиной, вновь наступила тишина, и сознание вернулось к нему. Он заставил пленников замолчать и пообещал, что скоро вернется за ними. Выбравшись из развалин, он снова пошел к камышам, где видел Женщину-змею. Судьба двух пажей, все еще стояла у него перед глазами, ему казалось, будто он сам во власти колдовского голоса… Он спрятался в траве около воды и притаился. И когда из камышей появилась та, кого он поджидал, Ульрик выпрямился и сказал насмешливо:

— Добрый вечер, красавица! Как вода, теплая?

Женщина-змея замолчала и в удивлении уставилась на Ульрика. Тот осторожно вынул комок глины из одного уха — и вовремя; Женщина-змея как раз его спрашивала:

— Ты не боишься моей песни? Кто же ты такой?

— Видишь ли, — отвечал Ульрик, — мне совершенно не нравится, как ты поешь. У меня есть волшебная стена — она поет лучше.

— Поющая стена? Ты просто издеваешься надо мной!

— Она в двух шагах отсюда. Можешь послушать.

Женщина-змея была змеей только наполовину, она одновременно и рассердилась, и восхитилась юношей, который дерзил ей прямо в глаза. Он был первым, кто не подчинился ее воле. Одно это могло вызвать жгучее любопытство. А тут еще, оказывается, какая-то стена поет лучше нее! Не может быть!.. И она поспешила за Ульриком вдоль крепостных развалин в самый конец рва, куда уже не доходила вода.

— Дальше мне не добраться, — сказала Женщина-змея.

— Я могу понести тебя, — предложил Ульрик и взял ее на руки. Он поднялся на каменный выступ, который возвышался надо рвом напротив самой высокой стены, оставшейся в старом замке. Теперь он мог бы сбросить Женщину-змею к подножью башни, но вероломная певица была так красива, что у него не хватило смелости. Он опустил ее на землю и крикнул, оборотясь к стене:

— О-о-о!.. О-о-о!..

И эхо тотчас повторило его крик:

— О-о-о-о!.. О-о-о-о!..

— Слышишь? — спросил Ульрик. — Так моя стена отвечает, когда я ее зову. Спой ей что хочешь — и она ответит тебе тем же.

Женщина-змея набрала в грудь побольше воздуха, а Ульрик живехонько заткнул свободное ухо глиной, чтобы не слышать, как она завела одну из своих песен без слов:

— До-ми-соль-до-соль-ми-до…

И, действительно, стена ей ответила:

— До-о, ми-и, со-оль, до-о, со-оль, ми-м, до-о…

Услышав эхо, Женщина-змея была так заворожена этим чистым, прекрасным звуком, который неодолимо влек ее к себе, что поползла вперед, отталкиваясь от камней змеиным хвостом. Потом она затянула другую песню, стена ей ответила, и снова властное эхо притянуло певицу, и она проползла еще немного вперед, навстречу колдовскому голосу. Так, начиная петь все новые и новые песни, прислушиваясь к отзвуку и повинуясь ему, она оказалась на самом краю выступа и соскользнув с камней, упала в воду. Выступ оказался так высок, что она лишилась чувств.

Ульрик кубарем скатился вниз, подхватил Женщину-змею и вынес ее на берег. Сейчас она показалась ему еще прекрасней, чем прежде. Но ведь он знал, что красота эта — просто приманка, что под ней скрыто сердце чудовища, он подумал о бедной лягушечке, двух несчастных пажах и о всех тех, кто может стать жертвой этой коварной приманки. Тогда он достал охотничий нож и, отвернувшись от оборотня, вонзил ему в грудь длинное лезвие. Он почувствовал под рукой страшное содрогание, змеиный хвост взвился в воздух и ударил Ульрика и плечо с такой силой, что он повалился на землю… Наконец, оборотень затих. Тело, такое совершенное, стало покрываться чешуей и плавниками; лицо, еще миг назад чистое и красивое, посерело и сморщилось; рот приоткрылся в злов ещей улыбке, волосы свернулись, как змеи, — и перед глазами Ульрика оказалось злобное существо, которое скрывалось под притворной красотой.

Ульрик вытащил из ушей комочки глины и кинулся разыскивать свой отряд. К счастью, послав на разведку двух пажей и видя, что никто не возвращается, остальные решили последовать мудрому совету старшего и ничего больше не предпринимать. Обнажив мечи, они во главе С Ульриком окружили развалины и одновременно со всех сторон через проломы проникли в замок. Первым делом пажи обнаружили тюремщиков — те, не слыша более колдовского пения, уже срывали друг с друга спасительные веревки. Разбойники схватились за оружие, но Ульрик с пажами не дали им опомниться. Раненые и на пуганные, стражники сдались и вскоре снова оказались связанными по рукам и ногам.

Покончив с последним из них, Ульрик спустился в темницу и освободил узников.

Какая была радость, какие объятия! Но время праздновать победу еще не пришло: через шесть часов должна была состояться свадьба Оттфрида и Зербины, и нельзя было терять ни минуты. Не мешкая, все, кроме трех пажей, оставшихся сторожить пленников оседлали лошадей, и во весь опор поскакали к городу. Ульрик надеялся быть там к утру.

А утром, в небольшом, скромном доме можно было увидеть старую женщину, счастливую, как принцесса, а в богатом дворце — юную принцессу, несчастную, как бедная старуха. Первой была матушка Батильда: наконец-то она увидела, что вода во всех трех колодцах стала прозрачной, как горное озеро, и поняла, что все три ее сына вне опасности; теперь она ждала их возвращения с нетерпением, но без тревоги. Второй же была принцесса Зербина: час от часу ее печаль росла, пока не сменилась отчаянием. На десять часов в самой большой дворцовой зале, которую называли тысячеколонной, поскольку бессчетное количество колонн поддерживало ее своды, была назначена свадьба принцессы с Оттфридом. Между тем пробило три четверти десятого, зазвонили колокола, фрейлины пришли одевать Зербину в свадебное платье, а ни один из трех братьев еще не объявился. На самой верхушке замковой башни самый маленький паж герцогского двора вглядывался в горизонт, надеясь увидеть облачко пыли из-под копыт коня, и каждые пять минут отвечал гонцам, которых посылала к нему Зербина:

— Нет, нигде никого не видать…

Пробило десять часов. Колокола затрезвонили по всему городу, и фрейлины повели принцессу в тысячеколонную залу, где священник готовился обвенчать новобрачных.

Тем временем Оттфрид приближался к дворцу. Черная повязка прикрывала его глаз, рыжая борода развевалась по ветру. Толпа приветствовала своего кумира. Однако Оттфрид был в скверном настроении: он не сумел открыть кладовые Великана-без-сердца и, чтобы успеть на свою свадьбу, вынужден был покинуть замок Ужасье с пустыми руками. В его разбойничьей голове уже роились планы мщения и убийства герцога. А сам герцог в эту минуту горевал не меньше, чем его дочь; тщетно искал он способ отложить ненавистную свадьбу Все было напрасно.

А трое братьев и паж Эльясен, проскакав целую ночь, подъезжали к Органду. Солнце стояло высоко над горизонтом, воздух был переполнен пением колоколов. Этот радостный звон сжимал сердце Альберика, и он все сильней пришпоривал лошадь; за ним по пятам скакал Ульрик, за ним — Людовик; последним следовал Эльясен в окружении остальных пажей. Альберик верхом взлетел по ступеням дворцовой лестницы и въехал под своды тысячеколонной залы в тот самый миг, когда священник, следуя обряду, задавал вопросы:

— Если кому-нибудь известны причины, по которым этот брак не может быть заключен, пусть немедленно огласит их — или молчит о них вовеки!

Ни звука не раздалось в ответ. Священник взял обручальные кольца и приготовился надеть их на пальцы жениха и невесты, когда на всю залу раздался громовой голос Альберика:

— Мне известны!

Тысячи глаз устремились к нему, и в мертвой тишине священник спросил:

— Вам? Кто вы такой? И что вы хотите сообщить?

— Меня зовут Альберик. и я хочу сообщить, — продолжал он, указывая на Оттфрида, — что этот человек — самозванец. Не он убил чудовище и не он должен жениться на принцессе, а я!

— Ха! Ха! Ха! — захохотал Оттфрид, тряся рыжей бородой. — Пусть так, но докажи это, если можешь!

Он ткнул копьем в сторону разбойников, которые плечом к плечу стояли за ним, сжимая в руках семь тигриных голов:

— Разве это ты принес головы чудовища?

— Откройте им пасти! — приказал Альберик.

Разбойники с трудом раздвинули тигриные челюсти.

— Где же языки? — вскричал Альберик, но ему никто не ответил. — Тогда скажите, кто убил чудовище: тот, кто принес головы, или тот, у кого есть языки?

— Тот… тот… — начал Оттфрид, запинаясь, но герцог прервал его:

— Конечно, тот, у кого есть языки. Как бы мог он раздобыть их, если головы были унесены? — И спросил, — где же они?

Альберик открыл сумку, вынул платок, а из платка — семь раздвоенных языков, которыми он потряс в воздухе, как семью факелами.

Оттфрид взревел от бешенства и, выхватив меч, крикнул разбойникам:

— За мной!

Он кинулся на Альберика, но гвардия, по сигналу герцога, обнажила оружие. И не избежать бы кровавой битвы, когда бы не Ульрик: он вынул зеркальце Великана-без-сердца и направил на нападающих солнечный зайчик, и поскольку зайчик этот был солнечный, а не лунный, он их не усыпил, а лишил рассудка. Разбойники повернулись друг к другу и уже готовы были разорвать друг друга в клочья, однако гвардия, воспользовавшись сумятицей и неразберихой, обуздала их, связала и отправила в темницу. А обманщик Оттфрид был осужден просидеть в подземелье до конца своих дней.

Свадьба не состоялась, и целую неделю весь Органд только и говорил об этом удивительном происшествии. Зербина и Альберик были самыми счастливыми людьми на свете. Но Ульрик загрустил: судьба несчастной лягушечки не выводила у него из головы.

Как-то ночью он даже отправился к пруду, но никого там не нашел — ни лягушки, ни девушки. В день обручения Зербины и Альберика он стоял рядом с ними на балконе замка, отвечая на восторженные крики толпы, но на душе у него кошки скребли.

Так, вздыхая и силясь улыбнуться, он вдруг услышал, как из дальней комнаты раздались звуки гитары и тонкий девичий голосок запел:

Когда ж ко мне придет

Сердечный тот прохожий,

Тот юный, тот хороший,

Ах, кто его вернет?

Голос был так знаком, что Ульрик метнулся в дворцовые залы, распахивая одну дверь за другой, но кругом не было ни души. Он остановился в отчаянии и тут услышал за спиной смех. От сквозняка колебались гардины, он раздвинул их и увидел распахнутую дверь, за которой стояла незнакомка, прекрасная, как сон. Рядом с ней перебирали струны гитар два юных пажа, которых он видел в последний раз у развалин замка. Все трое счастливо смеялись, глядя на него. Не стоило спрашивать кто эта девушка, — Ульрик знал ее еще тогда, когда она была маленькой лягушечкой. Они протянули друг другу руки, и немного времени спустя Ульрик был представлен отцу девушки — первому министру герцогского двора. Избранницу Ульрика звали Бландиной — да ведь это же о ней принцесса говорила: «Моя лучшая подруга!..»

Через две недели состоялись две свадьбы. Герцог пригласил старую Батильду, и она с тех пор стала жить во дворце вместе со своими сыновьями и невестками.

Один Людовик еще не нашел себе невесты — да и Эльясен тоже. Впрочем, они были еще слишком молоды, чтобы думать о женитьбе. Они находились в том счастливом возрасте, когда завязываются дружбы на всю жизнь. И Людовик с Эльясеном стали друзьями, каких немного бывает на свете. Они бросились бы в огонь друг за друга, и привязанность эта была так трогательна, что о ней потом сложили в народе песни. Матушка Батильда не могла нарадоваться на своих сыновей. Она была счастлива, что они снискали такое уважение и выбрали таких пригожих невест.


И я был счастлив вместе со всеми: как раз к концу сказки мама снимала с моей груди последний горчичник. Все кончилось хорошо — и мамина история, и лечение — и я прощался со сказками и с горчичниками до следующего бронхита!


Сказки для горчичников


home | my bookshelf | | Сказки для горчичников |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 7
Средний рейтинг 4.4 из 5



Оцените эту книгу