Book: Ожившие легенды



Дарья Демченкова

Ожившие легенды

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.


© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

Посвящается моим родителям, с детства привившим мне любовь к чтению


Часть первая

Двери трактира «На безымянном перекрестке» душераздирающе заскрипели, а затем глухо стукнули, впуская внутрь невысокого хмурого мужчину. Посетитель прошел в зал и, осмотревшись, занял столик у окна. «Наемник. Охотник за головами» – так говорят о подобных людях. Сухой, поджарый, словно оголодавший хищник, с острыми чертами давно не бритого лица. Легкая для начала зимы одежда и необычные для этих земель пепельно-серые волосы выдавали в посетителе уроженца северных предгорий Тэдж-Эверенса[1]. Бросив под стол заляпанный грязью походный мешок, он достал из кармана форменной армейской куртки кисет с табаком и принялся неторопливо набивать трубку. Почувствовав неожиданную свободу, тюк под столом вяло зашевелился и тихо рыкнул, но, получив ощутимый тычок стоптанным сапогом, обиженно затих. Северянин окинул трактир задумчивым взглядом и пустил в потолок колечко дыма.

В просторном, освещенном гномьими светлячками[2] зале практически не было посетителей. На широких приземистых столиках, ощетинившись рядами кривых ножек, стояли перевернутые стулья.

Между столами, смоля самокруткой, бродил трактирщик. Он неторопливо подметал пол и исподлобья поглядывал на кухонную дверь. Полноватый, но все еще крепкий мужчина с пристальным жестким взглядом, трактирщик напоминал раздобревшего от отсутствия тренировок профессионального борца.

За одним из столов недалеко от входа, скаля уродливую клыкастую морду, сидела угрюмая троллина. Она залпом осушила стакан с вязкой сине-зеленой жидкостью, расплатилась и вышла, даже не удостоив нового посетителя мимолетным взглядом.

В самом дальнем углу заведения у заваленного бумагами стола сидел худенький курносый парнишка с взъерошенной, черной как смоль шевелюрой. Покусывая кончик пера, паренек что-то сосредоточенно бормотал и время от времени морщил лоб.

Рядом со стойкой бара в луже черной маслянистой смазки, весь в пыли и остатках еды, замер, согнувшись пополам, механический уборщик. Из распахнутой настежь дверки боковой панели механизма тянулась тонкая струйка белесого дыма. Пахло оплавившимся металлом. Видимо, гномы опять схалтурили, собирая этот диковинный и совсем недешевый аппарат, все же сломавшийся, невзирая на хваленую пожизненную гарантию.

Прислонив метлу к стене, трактирщик прошел вглубь зала и настежь распахнул окно, чтобы гарь побыстрее выветрилась.

– Что принести? – недружелюбно поинтересовался он, повернувшись к наемнику.

– Уху и прожаренного мяса с кашей, – тихо проговорил посетитель. – И кувшин с водой.

– Что-нибудь еще?

Было видно, что трактирщик явно удивлен столь необычным выбором напитка.

– Да. – Мужчина кивнул. – Мне понадобятся серебряные приборы.

– Может, сразу золотые? – усмехнулся в ответ хозяин.

– Нет. – Казалось, незнакомец не заметил откровенной издевки острого на язык толстяка. – Именно из серебра. – Сунув руку за пазуху, посетитель поморщился, словно от боли в старой ране, и достал горсть монет. – Золота у меня и так предостаточно.

Монетки блестящим каскадом посыпались на стол. Нельзя сказать, что вид золотых тарков[3] сильно смягчил едкий нрав трактирщика. Но с глупыми вопросами сразу же было покончено. Пробурчав что-то благодушное, толстяк расторопно скрылся на кухне. Вскоре оттуда донеслись команды, которые он раздавал кухарке, звон посуды и удары молотка, отбивающего мясо.

Прошло совсем немного времени, и в трактир пожаловал новый посетитель – юный светловолосый эльф с презрительными карими глазами и слегка удлиненными ушами. Высокомерный франт, он разительно отличался от северянина. Его бархатные черные брюки, длинная лисья шуба и малиновый берет на меху резко контрастировали со старой армейской курткой и застиранными штанами наемника.

Прижимая к груди небольшой сверток, эльф недовольно озирался по сторонам, брезгливо морща породистое лицо. Увидев, наконец, того, кого искал, он направился к столу, за которым удобно устроился северянин.

– Эй, приятель! – прокричал молодой франт, усаживаясь напротив наемника. – Не тебя ли я ищу?

Эльф бросил шубу на соседний стул и бесцеремонно вытянул под столом ноги.

– Я тебе не приятель, парень.

Внимательный взгляд выцветших голубых глаз мгновенно стер с лица вновь прибывшего восторженную улыбку.

– Но ведь ты Норд? – возмущенно уточнил тот. – Я не мог ошибиться! Тебя еще называют Ветер.

– Я Норд, – согласился мужчина, выкладывая на столе небольшие столбики из золотых монет. – Друзья действительно называют меня Ветер. И я тебе не приятель.

– Ах, вот ты о чем! – облегченно вздохнул франт и снова заулыбался. – Я Флаэль.

И он за краешек приподнял свой щегольской берет.

– Рад за тебя, – равнодушно ответил Норд, откидываясь на спинку стула так, чтобы трактирщику было удобнее расставлять на столе тарелки с ужином.

– Высокородный эльф, – гордо добавил франт, откидывая со лба выбившуюся из-под головного убора прядь золотистых волос.

Северянин исподлобья взглянул на юного Флаэля.

Всем жителям Тэдж-Эверенса были прекрасно известны редкая заносчивость и надменность эльфийской расы, властвующей в этом государстве уже не одну сотню лет. Люди, как и гномы, сильно недолюбливали этих зазнавшихся баловней судьбы, при каждом удобном случае напоминающих всем о своей высокородности.

– Держи. – Хозяин трактира положил перед Нордом небольшую, потускневшую от времени серебряную ложечку. – Больше ничего не нашлось.

– Ужин! Как кстати! – восхитился Флаэль, подвигая к себе заказанное северянином блюдо с кашей. – И принеси-ка мне еще овощной салат и десерт! Живее! – приказал он, бросив на трактирщика недовольный взгляд.

Хозяин удивленно приподнял брови и посмотрел на Норда. Тот лишь поморщился и лениво потянулся к отвороту сапога, за которым притаился короткий теольский кинжал.

– Три с половиной секунды, – неожиданно заявил сидевший у стены юноша, который с интересом наблюдал за беседой новых посетителей.

– Что ты там бормочешь? – поинтересовался Флаэль, впервые обратив внимание на мальчугана.

Вскочив со своего места, юный счетовод стремительно пересек небольшой зал и положил перед франтом так и норовивший свернуться в рулон лист бумаги.

– Вот, посмотрите! – Он ткнул пером в короткий столбик с расчетами. – Видите?

– И что я должен здесь увидеть? – растерянно изучая непонятные мелкие закорючки, поинтересовался эльф.

– Три секунды, – повторил юноша и обвел одну из последних цифр в кружок.

– Это действительно тройка, – согласился Флаэль и вполголоса поинтересовался у Норда: – Интересно, что нужно этому странному ребенку?

– Я взял в расчет ваш примерный вес, рост, возможную реакцию и довольно посредственную физическую форму. – Паренек обвел в кружочек несколько цифр в длинной череде своих расчетов.

Эльф нахмурился.

– А также вес, рост и торчащую из отворота сапога рукоятку кинжала вашего оппонента. – Юноша открыто улыбнулся. – Исходя из этих данных, я с легкостью рассчитал, что для того, чтобы прирезать вас прямо здесь и сейчас, этому человеку понадобится ровно три секунды, – с готовностью пояснил собеседник, аккуратно складывая свои расчеты.

– Я… – пробормотал франт, бледнея на глазах. – Не понял…

– Это только цифры, – пожал плечами юноша и, не говоря больше ни слова, вернулся к своему столу.

– Либо выкладывай, зачем пришел, – Норд поерзал на стуле и все же решил обойтись без кровопролития, – либо проваливай.

Кисло поморщившись, он подвинул блюдо с кашей обратно к себе и принялся молча есть, проворно орудуя маленькой серебряной ложечкой.

– Хорошо-о-о, – протянул Флаэль, с опаской косясь на собеседника. – Давай перейдем к делу. Меня прислал… – он помахал в воздухе рукой, подбирая подходящее слово, – наш общий друг, скажем так.

– Вряд ли у нас с тобой есть общие друзья, – прожевав, заявил наемник.

– А как же Полар? – Возмущению эльфа не было предела. – Он прислал меня за своим заказом!

– Полар? – задумчиво повторил северянин. – Нет. Что-то не припоминаю такого имени.

– Ты не доверяешь мне? – воскликнул эльф, краснея от злости. – Полар – твой друг. – Он с неодобрением посмотрел на собеседника. – Разве он мог прислать непроверенного человека?

– Если бы я доверял первым встречным, – сухо заметил Норд, – то уже давно бы валялся с заточкой под ребрами на дне ближайшей сточной канавы.

– Это тебя убедит? – Флаэль достал из кармана массивный железный перстень с крупным кроваво-красным рубином и протянул его наемнику.

– Возможно. – Кинув мимолетный взгляд на перстень, северянин кивнул.

Это кольцо он узнал бы из тысячи. Именно оно много лет назад чуть было не стоило Норду жизни. Кольцо принадлежало его бывшему напарнику по Гильдии наемников Полару, от которого в прошлом месяце Норд получил крайне необычный заказ. Как раз благодаря своему старому другу он сейчас находился в уютном трактирчике на окраине Мертоля[4] и выслушивал речи этого заносчивого эльфийского богатея.


Шаг в прошлое. Мертоль

За две недели до описываемых событий

Норд уже больше месяца сидел без работы, и отложенные деньги постепенно заканчивались. Он сильно поиздержался, купив новый клинок взамен сломанного в недавнем захвате пиратской бригантины эльфийского короткого меча, и теперь сидел на мели.

С середины лета в Гильдию королевских наемников его величества Теодора III стало поступать все меньше и меньше заказов. Горожане словно предчувствовали приближение тяжелых времен, копили деньги, требовали отдать старые долги, распродавали нажитое и, как это ни удивительно, прощали былые обиды, лишая тем самым бойцов Гильдии хорошего приработка.

Чтобы хоть как-то свести концы с концами, в последние несколько дней Норду пришлось вспомнить молодые годы и подрабатывать грузчиком в доках. Платили мало, но даже такой работы уже практически не осталось. Торговые суда все реже и реже заходили в мертольскую гавань, в продуктовых лавках быстро пустели полки. Даже контрабандисты стали редкими гостями в столице, отдавая предпочтение перекупщикам из небольших уездных городков.

В дверь квартирки, которую Норд снимал уже больше года, громко постучали. Жилище было маленьким и плохо обставленным, но, что сейчас было особенно важным, недорогим. Если дела и дальше пойдут так плохо, северянину придется отказаться и от него. В комнату заглянул домовладелец и кивнул наемнику в знак приветствия.

– Тебя вызывают, Ветер. Вроде как срочно, – проговорил вошедший мужчина и со значением добавил: – По «зеркалке»[5], так что поторопись.

Норд оторвался от изучения прохудившегося сапога и раздраженно спросил:

– Кого там еще нелегкая принесла?

– Какой-то эльфийский вельможа из Ормельда[6], – пожал плечами хозяин и, кивнув на рваный сапог северянина, посоветовал: – Мой шурин может дешево починить тебе обувку. У него своя сапожная мастерская сразу за городским кладбищем. Сходи, скажи, что от меня. Скинет четверть тарка.

– И какой тебе идет процент за подбор клиентов своему родственничку? – усмехнулся северянин, натягивая сапоги.

Хозяин в ответ лишь загадочно хмыкнул и скрылся за дверью.

Норд вышел в коридор, плотно прикрыл за собой дверь и неторопливо спустился в подвал.

В самом дальнем углу заваленного старой мебелью подвала, неприятно мерцая рваными сполохами, стояло огромное, почти во всю стену зеркало. Изображение шло косой рябью, шипело и время от времени пропадало. Наемник подхватил валявшийся в углу стул и уселся на него, развернув спинкой вперед.

Из зеркала на него с теплой улыбкой смотрел Полар, высокородный эльф, бывший наемник и напарник Норда по Гильдии, ушедший на покой много лет назад.

– Здравствуй, старый друг!

– Давненько не виделись, Полар, – отозвался северянин, усаживаясь поудобнее.

Эльф устало кивнул в ответ. Даже через поблескивающую поверхность «зеркалки» было видно, что он крайне измотан.

– Сколько лет прошло с того самого дня, Ветер? – задумчиво спросил бывший наемник. – Девять?

– Почти десятилетие, – ответил Норд. – Как же быстро летит время…

– Времени не существует. – Полар вздохнул и поправил белоснежные манжеты длинных рукавов своей шелковой рубахи. – Это относительное понятие, служащее для упорядочения нашей суетной жизни. Без него она превратилась бы в хаос.

Ты знаешь, что лет двадцать назад я путешествовал по джунглям близ Рэйларда[7], помогая одному незадачливому троллю переправить через границу партию контрабандных орефейских[8] алмазов. – Он улыбнулся нахлынувшим воспоминаниям. – Ох и глупые же создания эти тролли! – Эльф тихо рассмеялся. – Спрятали камни в бочках с водой! И кто их надоумил воспользоваться столь старым и примитивным трюком? Алмазы, невидимые в воде! Ха! Так вот, там я наткнулся на замечательное племя аборигенов, у которых вообще не существовало понятия времени. Они совершенно не интересовались своим возрастом и прекрасно жили не тужили в смешных домиках, построенных прямо на кронах многовековых вечнозеленых деревьев.

– Тогда все прошло успешно? – поинтересовался Норд, с улыбкой вспоминая старую привычку своего друга прыгать с темы на тему и постоянно терять нить разговора.

– Что именно?

– Алмазы, – подсказал северянин нахмурившемуся эльфу. – Ты перевез их? Или тебя сцапали вместе с тролличьей контрабандой и запихнули в водные темницы?[9]

– Конечно, я перевез их! – фыркнул Полар, слегка уязвленный недоверием своего старого друга. – Как ты мог подумать иначе?

– Очень интересно было бы узнать… – начал было Норд.

– А вот как я это сделал, позволь рассказать тебе при личной встрече, – перебил наемника эльф и хитро ухмыльнулся. Северянин тихо рассмеялся в ответ. – Сейчас же давай перейдем к делу. – Полар вздохнул, словно перед прыжком в ледяную воду. – Один мой хороший знакомый стал жертвой странного… хм… заклятия, нейтрализовать которое оказалось совсем не так просто, как я предполагал. Для этого ему необходимо воспользоваться магией необычного демонического создания, маленького зверька с очень интересными, я бы даже сказал неординарными, способностями. Он обитает в приграничном демоническом заповеднике Мертоля и обладает способностью превращать живые объекты в камень. Мне этот демон известен как Каменная дева. Я хотел попросить тебя добыть для меня эту диковинку. Только с ее помощью можно попытаться… – Он замолчал.

– Я слышал, что к этому демону не так-то просто приблизиться, – сказал северянин, пытаясь скрыть удивление от столь странной просьбы своего собеседника. – Неизвестно, как все может обернуться. Возможно, придется спасать свою жизнь и… – Он сделал паузу, собираясь с мыслями. – Ты ведь знаешь, что за убийство любого обитателя зачарованного заповедника назначен штраф в тысячу тарков, – добавил он и предложил: – Может, разумнее нанять тролля: тело их предков состояло из камня и, возможно…

– Тролли – ненадежные и глупые варвары! Я бы не доверил им даже чистку своих конюшен, – раздраженно отмахнулся эльф. – Убивать демона ни в коем случае не нужно, Ветер. Она нужна мне живой! И потом, – сбавил он тон, – начинается зима. Самый удачный момент для подобной вылазки. Каменная дева скоро впадет в спячку. Уже сейчас ее магия сильно ослабла. Будь проворнее. Придумай что-нибудь, в конце концов. Постарайся поймать ее для меня. Вот и вся моя просьба. Мне кажется, что лучше всех с этим заданием справишься именно ты, – со значением добавил Полар.

– Ты уверен, что твоему другу обязательно прибегать к помощи неведомых магических существ? Может, лучше обратиться к столичным чародеям? – осторожно спросил Норд. – Да и дрэйлины[10] не откажутся помочь, если им все хорошенько объяснить.

– Этот совет мне дал как раз столичный лекарь. И безусловно, – неожиданно спохватился Полар, – гонорар не заставит себя ждать! Ведь тебе наверняка нужны деньги? Я слышал о том, что творится в столице. – Он устало откинулся на спинку кресла. – Помня о нашей старой дружбе, я решил сам попросить тебя об этой услуге. Все вопросы, касающиеся официального оформления заказа через нашу… – эльф осекся, – твою… теперь уже твою Гильдию, я обсудил с Марком Челиндером. Он разрешит тебе ненадолго отлучиться. Зайди к нему за авансом.



– Обсудил с Челиндером? – усмехнулся наемник, саркастически приподняв бровь. – С каких это пор ты на короткой ноге с главой Гильдии королевских наемников?!

Полар промолчал, многозначительно улыбаясь.

– Ну что же. – Северянин хлопнул ладонями по коленям, принимая решение. – Думаю, эта задача вполне выполнима.

– Ты спас меня, Ветер! – с явным облегчением выдохнул эльф. – Я жду вестей от тебя, мой друг! – И, кивнув на прощанье, он пропал из виду.

– До связи! – по-военному кивнул Норд.

Зеркало тихо щелкнуло и погасло.


– Так где же его заказ?

По раздраженному лицу Флаэля было видно, что он очень хочет поскорее убраться из этого сомнительного заведения.

– Дожидается.

Норд легонько толкнул ногой мешок под столом. Его обитатель завозился и бочком пополз в сторону двери.

– Куда это ты собрался, дружок?

Наемник свесился со стула и, подхватив готовый удрать куль, привязал его к вешалке для одежды. Мешок несколько раз дернулся и, осознав, что сбежать не удастся, обиженно заскулил.

– Ты что, прямо сюда ее притащил?! – вздрогнув так, словно из мешка может незамедлительно выскочить разъяренный мятежный Старейшина[11], прошипел эльф.

– А где прикажешь ее оставить? – искренне удивился Норд. – Знаешь, чего мне стоило приторочить этот мешок к седлу своей лошади? Она взбрыкивала всю дорогу до Мертоля так, словно на ней ехал живой вурдалак[12]. А собачий вой, который приветствовал меня во всех постоялых дворах? Я шарахался от каждой дворовой шавки, считающей своим прямым долгом незамедлительно броситься на меня, едва заметив на дороге!

Флаэль отодвинулся на самый краешек стула, как можно дальше от пугающего мешка, и постарался придать своему лицу равнодушное выражение.

– Это очень неприятно, но не смертельно…

– Плати и забирай свой «сувенир», – отрезал северянин, устав от пустых разговоров.

– Я должен проверить эту… тварь, – неуверенно проговорил эльф, с опаской косясь на безмятежно покачивающийся на крючке куль. Существо внутри явно развлекалось, наслаждаясь новым необычным гамаком.

– Да на здоровье, – разрешил Норд и, ухмыльнувшись, добавил: – Только лучше демонстрацию проведу я.

– Как ты не боишься таскать ее в простом походном мешке? – не выдержав, воскликнул Флаэль.

– Это не обычный мешок, – ответил наемник, бросив ленивый взгляд на вешалку.

– Расскажи мне, каковы особенности этого существа. – Успокоенный тем, что демону вряд ли удастся вырваться на волю, эльф заерзал на стуле от нетерпения.

– Ты пришел сюда, даже не поинтересовавшись заранее, что это за зверь? – удивился наемник. – В качестве курьера?

– Не совсем, – прозвучал уклончивый ответ.

– Не совсем? – переспросил Норд и криво усмехнулся. – Почему же старый лис сам не пожаловал за своим экстравагантным приобретением?

– Не пожелал, чтобы его видели в злачных местах, подобных этому.

– Звучит неубедительно, – поморщился наемник.

– Он заболел, – нехотя проговорил Флаэль.

– Насколько мне известно, эльфов не берут никакие хвори…

Молодой франт промолчал, раздраженно дернув щекой, и хмуро принялся за принесенный трактирщиком салат.

Доев ужин, Норд отодвинул пустые тарелки в сторону и закинул серебряную ложечку прямо в стоявший рядом кувшин с водой.

– Зачем ты это сделал? – удивленно наблюдая за действиями наемника, поинтересовался Флаэль. – Это какой-то ритуал?

– Серебро, – просто ответил северянин. – Демоны не переносят его, так же, как и воду, в которую оно было погружено. По реакции на воду ты легко сможешь понять, что за кота в мешке я тебе принес.

– Приступай! – приказным тоном заявил его собеседник.

Норд скептически изогнул бровь.

– Будь любезен, – тихо добавил эльф.

– Так что же ты знаешь об этом существе? – Северянин поморщился от тупой боли в груди и снял с вешалки свой походный мешок.

– Почти ничего, – неопределенно ответил Флаэль, с любопытством поглядывая на кувшин.

– Значит, ты понимаешь, что я не могу открыть мешок без определенных для всех нас последствий?

Норд взял в руку кувшин с водой.

– Да. – Эльф кивнул и подался вперед. – Но ты обязан продемонстрировать мне, что эта тварь – демоническая!

– Это я сейчас и собираюсь сделать, – согласился наемник. – Закрой уши.

Он ловким движением развязал узел на мешке и, сжав горловину так, чтобы остался лишь узенький зазор, тонкой струйкой вылил в него воду из кувшина.

Стоило воде коснуться ткани, как раздалось шипение. Казалось, что мужчина вылил воду не на грубую серую мешковину, а на раскаленную сковороду. В следующую секунду зал потонул в душераздирающем визге, высоком и пронзительном. От него сжималось сердце и сводило челюсти. Флаэль вскочил на ноги и зажал уши руками. Услышав ужасный вопль существа, из кухни выскочил взволнованный трактирщик. Мальчишка-счетовод тоже оторвался от изучения своих бумаг и внимательно наблюдал за происходящим.

– Думаю, достаточно. – Норд плотно завязал мешок и легко швырнул его под стол.

– Какой омерзительный вой! – Усевшись обратно, эльф недовольно поежился. – До костей пробирает.

– Это Каменная дева, а не соловей из Аллеи свиданий, – пожал плечами северянин. – Оплата, – напомнил он, залпом допивая оставшуюся в графине воду.

– Держи. – Флаэль достал из кармана пухлый кошель и протянул его наемнику. – А она точно поможет?

– Не знаю, – честно признался Норд, взвешивая гонорар на ладони. Тарки внутри кошелька глухо звякнули. – Я лишь выполнил заказ и надеюсь, что помог старому другу.

Эльф брезгливо поднял мешок с заказом и, крепко держа его на вытянутой руке, поинтересовался: – А тебе приходилось иметь дело с подобными тварями?

– Нет. – Норд встал, убрал кошелек во внутренний карман куртки и направился к выходу. – И надеюсь, что больше никогда не придется.

– Когда ты уезжаешь? – крикнул Флаэль в спину остановившегося наемника.

Северянин задумчиво посмотрел в окно. На улице быстро темнело. Разыгралась пурга. От порывов ветра едва не срывались с проржавевших петель хлипкие ставни трактира. Идея пуститься в дальнюю поездку на ночь глядя показалась Норду совершенно незаманчивой и тем более небезопасной. Да и устал он, как тролль после тяжелого абордажа.

– Завтра на рассвете, – решил наемник и поинтересовался у хозяина: – Есть свободные комнаты?

– Есть, – кивнул трактирщик, продолжая буравить Флаэля неприязненным взглядом. Было видно, что он, как и многие другие представители младших рас[13], не очень-то жаловал остроухих богатеев. – Постой, ночлег, завтрак. Два тарка. Второй этаж, первая дверь справа.

Норд, не торгуясь, отсчитал плату, взял протянутый ему ключ и, не удержавшись, поинтересовался: – А за ужин? Здесь только за постой.

– А этот ужин… – толстяк ощерил в улыбке желтоватые зубы, – ужин оплатит твой остроухий приятель. Оплатит вдвойне… или втройне. – Перекинув через плечо полотенце, хозяин вразвалочку направился к столу, из-за которого только что вышел наемник. – С вас десять тарков, достопочтенный.


Норд устало поднимался по лестнице, стараясь не вслушиваться в несущиеся из зала визгливые вопли Флаэля, возмущенного тем, что его бессовестно обирают.

Он устал так, что готов был рухнуть прямо здесь, посреди коридора и уснуть мертвецким сном без сновидений. И проспать всю ночь. А лучше еще и весь следующий день.

Комната оказалась не такой маленькой, как он предполагал. Просторная, с неожиданно высоким потолком, она сейчас казалась северянину самым прекрасным местом на свете.

Стащив с ног грязные, насквозь промокшие сапоги, наемник, не снимая одежды, рухнул на кровать.

– Приеду домой, куплю новые, – пробормотал Норд, задвигая обувку под кровать.

Сон ласковым приливом обнял его и почти окунул в долгожданное сновидение, но раздавшийся стук в дверь вернул его из сладкой дремы.

– Я сплю, – пробормотал северянин, не открывая глаз.

В дверь постучали снова, на этот раз более настойчиво.

– Пожалуй, убью, – принял решение Норд, рывком поднимаясь на ноги.

В коридоре, прижав к груди охапку исписанных мелким почерком листочков, стоял тот самый мальчишка-счетовод. Его испачканное чернильными кляксами лицо озаряла смущенная улыбка.

– Вы ведь завтра в Мертоль отправляетесь? – осторожно поинтересовался он.

Наемник молчал, хмуро глядя на вечернего визитера.

– Завтра? В столицу? – не дождавшись ответа, уточнил юноша. – Я бы хотел попросить вас взять меня с собой. Меня зовут Родрик, – спохватившись, представился он. – Я готов стать вашим личным летописцем! Ведь вам нужен летописец? Всем нужны летописцы, – уверенно заявил мальчик. – Я умею писать и считать…

Северянин ошарашенно моргнул, шмыгнул носом и без раздумий захлопнул дверь. Паренек стучался снова и снова и что-то тихо лепетал, скребясь в дверь. Но Норд его уже не слышал. Он спал.


Маленьким белым шаром зависнув в небе, зимнее солнце ощутимо прибавило красок съемной комнатке Норда, но прежнего уюта в это позднее холодное утро в пристанище наемника уже не ощущалось. Северянин сел на кровати и посмотрел в окно. Зима настойчиво заявляла о своих правах. Мокрый густой снег, который шел всю ночь, завалил неплотно закрытую оконную раму почти на ладонь.

На столике у кровати стоял кувшин с водой. Рядом лежало чистое полотенце. Пока наемник спал, кто-то незаметно похозяйничал в его временном жилище.

Норд умылся и переоделся. Сапоги нашлись за дверью, начищенные и сверкающие. Натянув обувь, наемник спустился в обеденный зал и, устроившись за тем же столиком, что и вчера, огляделся.

Рядом с дверью в кухню стоял старенький музыкальный аппарат, над которым мохнатой горой навис ледяной теолец[14] или снежный человек, как частенько дразнили представителей этой расы местные ребятишки. Он неторопливо выбирал мелодию себе по душе и легонько постукивал мохнатым пальцем по клавишам «музыкальной шкатулки». Аппарат гудел, трещал и клокотал, перебирая популярные столичные баллады.

Трактирщик поздоровался с северянином сухим кивком, и вскоре на столе уже дымились тарелки с горячим омлетом и овсяной кашей.

Норд бросил быстрый взгляд на прислоненный к стене рядом с «музыкальной шкатулкой» двуручный теольский меч и с удовольствием принялся за завтрак.

А заросший по самые глаза густым белым мехом гигант тем временем все больше и больше хмурил широкие лохматые брови, видимо не испытывая никакого восторга от музыкальных предпочтений хозяина трактира, затем нашел, наконец, симпатичную песенку и удовлетворенно кивнул. Волосы теольца были заплетены в тугие косы с вплетенными в них маленькими колокольчиками, которые мелодично звякнули, вторя незамысловатому мотивчику, струящемуся из очередной диковинки изобретателей-гномов.

– Итак? – Рядом, не спросив разрешения, уселся Родрик. Протирая заспанные глаза, он широко зевнул: – Вы согласны?

– С чем? – прожевав, поинтересовался Норд.

– Чтобы я стал вашим летописцем. – Удивленный таким дремучим непониманием, юноша посмотрел на наемника с немым укором. – По дороге в Мертоль я напишу о вашей жизни целое сказание!

– Послушай, мальчик…

– Родрик, – подсказал юноша.

– Понимаешь, Родрик, простым наемникам не нужны летописцы, – аккуратно подбирая слова, проговорил северянин. – Вот если бы я был великим героем и совершал бессмысленные, но так любимые восторженными подростками подвиги…

Резкий удар открывшихся дверей спас Норда от этой странной беседы. В трактир вихрем ворвался Флаэль и, оттолкнув выходящего на улицу посетителя, направился к столу наемника. Он стряхнул с плеч хлопья снега, снял берет и скомкал его в руке.

Под болезненно поблескивающими глазами молодого эльфа залегли глубокие тени, красивое высокомерное лицо осунулось. Было видно, что он не спал этой ночью и что вести, которые он принес Норду, вряд ли будут хорошими.

Наемник недоверчиво пригляделся к приближающемуся франту и досадливо поморщился. Именно сейчас, глядя на тонкие черты лица Флаэля, ему почудилось, что он где-то видел этот горделивый профиль.

– Хотя нет, – пробормотал он и растерянно потер переносицу. – Показалось. Или все же не показалось?

– Собирайся! – приказал эльф, даже не соизволив поздороваться. – Ты поедешь со мной! – Он бросил короткий взгляд на стул, словно раздумывая, садиться или нет.

– Что еще случилось? – раздраженно спросил Норд.

Услышав столь строптивый ответ, Флаэль дернулся, словно его ударили по лицу, и, сжав зубы, процедил: – Эта тварь оказалась бесполезна! Она не спасла его!

– Мне жаль, – искренне ответил северянин, хмурясь все сильнее. – Я бы и хотел помочь тому несчастному, но вряд ли смогу. Добыть для Полара еще пару-тройку демонов? Можно попробовать. Но за результат экспериментов я не ручаюсь.

– Ты! – Флаэль ткнул указательным пальцем в спокойно доедающего омлет Норда мальчишку.

– Родрик, – представился юноша, подвигая к себе тарелку с овсяной кашей.

– Пошел вон отсюда! – прокричал эльф, махнув рукой в сторону двери. – Не мешай взрослым разговаривать!

Родрик замер.

– Пускай останется, – стараясь заглушись тлеющее в душе бешенство, процедил Норд.

Флаэль побагровел. Облокотившись о крышку стола, он навис над северянином:

– Ты, видимо, не расслышал меня! – выкрикнул эльф, краснея еще сильнее. – Тот демон, которого ты добыл, не помог Полару!

– Что? – Норд нахмурился, припоминая разговор с бывшим напарником. – Я думал, что Каменная дева нужна его другу…

– Полар боялся, что его слабостью могут воспользоваться недоброжелатели, поэтому и не стал рассказывать тебе всей правды об обстоятельствах, заставивших его просить о столь странной услуге, – процедил сквозь зубы Флаэль. – Он тщетно надеялся, что магические способности этого существа, Каменной девы, помогут ему выздороветь. Но этого не произошло!

– Несмотря ни на что, он должен был быть честен со мной и не подсылать своих подручных, – отчеканил северянин. – Раз уж решил втянуть меня во все это.

– Я здесь не для того, чтобы пререкаться с тобой! – разъяренно прокричал Флаэль. – Собирайся, ты едешь со мной. Это приказ наместника его светлости. Живо!

Эльф подошел к окну и помахал рукой кому-то на улице. В трактир строевым шагом вошли трое вооруженных длинными тяжелыми мечами солдат. На груди их легких доспехов красовался герб герцога ормельдского Кая: поверженный мечом бурый медведь на белоснежном поле.

Охрана встала чуть в стороне, стараясь не мешать друг другу, но достаточно близко, чтобы в любой момент выполнить приказ своего хозяина. Сам Флаэль тоже был вооружен. На его поясе висел длинный узкий меч. Из-под ворота отороченного мехом кафтана выглядывали тонкие серебристые кольца кольчуги.

– Будешь сопротивляться – я доставлю тебя в замок в кандалах, – процедил эльф.

В груди наемника предательски заныло, и Норд с сожалением вспомнил об оставленном наверху в походной сумке новеньком коротком мече.

– Ты совершенно не умеешь просить, Флаэль. – Он напрягся, медленно отодвигаясь от стола. – Советую над этим поработать.

– Герцоги не просят! – отрезал эльф.

– Так ты вроде не герцог, – нехорошо улыбнулся северянин, оглядываясь по сторонам.

Его взгляд наткнулся на замершего рядом с лестницей трактирщика. Тот медленно кивнул и достал из углубления в пролете между ступенями топор. Наемник сразу же повеселел. Приятно узнать, что ты не один. Почувствовав назревающую драку, теолец демонстративно отвернулся, предпочитая не вмешиваться.

– Ты обязан подчиниться, – добавил Флаэль охрипшим голосом. – Это приказ герцога!

– Я не являюсь подданным этого герцогства. – Улыбка на лице северянина все больше напоминала оскал. – И плевать я хотел на все ваши приказы.

Норд встал и стал быстро обходить стол, стараясь держаться так, чтобы вход в кухню оказался у него за спиной. Ногой подхватив преградивший ему путь табурет, он поймал его и швырнул в ринувшихся к нему стражников. Родрик пригнулся и отскочил к стене, чтобы не попасть дерущимся мужчинам под горячую руку.

Табурет крутанулся в воздухе и врезался в голову первому охраннику. Воспользовавшись секундной заминкой, северянин оказался рядом с Флаэлем. Эльф схватился за меч, но успел вытащить его лишь наполовину. Наемник ладонью вбил меч обратно в ножны, а затем со всей силы ударил Флаэля головой в лицо и сбил с ног. Перекатившись через стол так, чтобы он оказался между ним и его противниками, Ветер краем глаза заметил, как к хозяину таверны подошли еще трое солдат, которые попали внутрь через запасной вход, и попытались отобрать у толстяка оружие. Легко уйдя от захвата, трактирщик со всей силы ударил одного из противников кулаком в лицо. Солдат отлетел к стене и упал на пол. Его сослуживцы молча обнажили клинки.

Тем временем два оставшихся в строю охранника уже выхватили мечи и бросились к Норду. Он рывком перевернул им навстречу стол, чтобы соорудить между собой и врагами подобие баррикады. Один из нападавших зашел со стороны стены, тогда как его напарник – со стороны зала. Сделав выбор, Норд бросился в сторону первого охранника. Солдат размахнулся мечом, случайно задел прибитую к стене полку, и та немного затормозила его удар. Это позволило северянину сократить дистанцию и ухватить противника за руку, в которой тот держал оружие. Норд ударил охранника ногой в колено, развернул скривившегося от боли воина и загородился от спешащего на помощь напарнику солдата. Толкнув свой импровизированный щит навстречу нападавшему воину, Норд оглянулся. Силы были не равны. Тяжело дыша и затравленно озираясь, наемник почувствовал, что загнан в угол.



Обезоруженный трактирщик, оглушенно мотая головой, сидел на полу. Проникшие в трактир через запасной ход солдаты теперь тоже направлялись к Норду. За спиной наемника была стена, до выхода не добраться. Северянин сунул руку в карман, достал оттуда небольшую гномью пороховую шашку и, протянув ее к камину, замер.

– Довольно. – Услышав резкий оклик своего предводителя, солдаты переглянулись и сделали шаг назад. – Мне велено доставить тебя в замок живым. – Флаэль задрал голову кверху так, чтобы на одежду не попадала капающая из разбитого носа кровь, и сел на стул. – Он умирает, Ветер! Наместник Полар умирает, и ты должен помочь ему, – растеряв весь свой пыл, добавил эльф. – Мне было дано указание любыми силами сделать так, чтобы ты приехал в замок.

– Наместник Полар? – ошеломленно переспросил Норд, отводя руку от камина. – Неужели старый лис все же сумел помириться с родней?

– Он приказал. – Эльф замолчал и, поморщившись, поправился: – Попросил привести тебя. Страшная хворь день ото дня все быстрее и быстрее сжигает его изнутри. И во всем этом виноват я, – совсем тихо добавил Флаэль, кусая тонкие губы.

– Что с ним?

– Я не знаю. – Молодой человек шмыгнул носом, совсем отбросив свой повелительный тон. – Никто не знает. Лекари, обследовавшие его, не смогли поставить диагноз. А эта знахарка… Мне кажется, что она делает только хуже. – Он аккуратно потрогал разбитый нос и спросил: – Так ты поедешь?

– Да. – Северянин потер лицо ладонями и повернулся к поднявшемуся на ноги трактирщику:

– Ты как там, живой?

– Да что со мной будет, – отозвался толстяк. – Живой.

– Моя лошадь готова?

– Готова твоя лошадь, – пробурчал в ответ хозяин. Он хмуро смотрел на царивший в его заведении беспорядок.

– Не боишься связываться с воинами герцога? – понизив голос, спросил его Ветер.

– Я был на твоем месте. Гильдия наемников совсем недавно позволила мне уйти на пенсию, – тихо ответил хозяин трактира. – К тому же ты ведь знаешь кодекс… Мы не бросаем своих. А так я хоть немного смог задержать их…

– Спасибо. – Норд пожал протянутую руку бывшего наемника. – За мной должок.

– Забудь, – отмахнулся трактирщик.

Накинув немногословному толстяку несколько тарков за разгром и поддержку в потасовке, северянин пошел наверх за вещами. Уже через несколько минут он спустился в конюшню и приторочил свою сумку к седлу спокойной пегой кобылки. Лошадь сыто фыркнула, приветствуя хозяина, и кокетливо взмахнула головой, чтобы продемонстрировать новые косички на роскошной гриве: похоже, местный домовой, маленький волшебный житель придорожного трактира, ночью решил развлечься. В соседнем стойле мирно спала маленькая рыжая лошадка, забавно прядая ушами во сне. Норд взялся за уздечку и обернулся.

У входа в конюшню, рядом с заготовленными на зиму тюками с сеном, стоял громко тарахтящий механический уборщик, из утробы которого торчали короткие ноги, обутые в блестящие, отороченные мехом сапоги. Со стороны могло показаться, что аппарат проглотил незадачливого механика и теперь не торопясь дожевывал его. Открученная боковая панель агрегата валялась на земле рядом с раскрытой походной сумкой взявшегося за починку гномьей техники посетителя трактира.

– Святая секира! Надо же было тебе сломаться именно сейчас! – прогудел обладатель сапог. – С какой стати я должен ковыряться в этой железяке, а? Ведь хотел пойти морем, так нет же! Пожадничал! Потащился через это забытое всеми богами захолустье!

Дернувшись еще пару раз, коротышка замер, осознав, что плотно и безнадежно застрял.

– Эй, кто-нибудь! – срывающимся голосом завопил он, остервенело дрыгая ногами. Уборщик опасно зашатался. – Помогите мне!

Норд вышел на улицу и неторопливо подошел к странному устройству. Увернувшись от чуть было не выбившей ему челюсть конечности, он участливо поинтересовался: – Что, застрял?

– О, уважаемый! – оживился горе-мастер. – Вытащи меня, будь любезен!

Внезапная слабость, навалившаяся на Ветра, заставила его оглушенно помотать головой.

– Что за наваждение? – прошептал он, делая шаг вперед.

Северянин обхватил переставшие брыкаться ноги, натужно крякнул и, словно пробку из бутылки, вытащил на свет плотного, укутанного в теплую зимнюю одежду гнома с шикарной огненно-рыжей шевелюрой, живописно торчащей в разные стороны. Его лицо, усыпанное задорными веснушками, было сильно испачкано машинным маслом.

– Благодарствуем. – Оказавшись на земле, коротышка расправил пышную бороду, доходившую ему почти до колен, и в сердцах пнул ногой злосчастный аппарат. – Ведро с гвоздями.

Хмыкнув, Норд вернулся в конюшню, лишь кивнув в ответ рассыпавшемуся в благодарностях гному. Тот в свою очередь порылся в валяющейся рядом сумке и извлек на свет огромный разводной ключ.

– Ну, вот и все, Лучик. – Норд погладил кобылу по морде и, перекинув уздечку, вывел ее из стойла. – Пора трогаться.

Флаэль уже ждал его у трактира верхом на нервном, как и хозяин, вороном жеребце. Рядом, окружив эльфа в плотное кольцо, стояли хмурые помятые стражники. На крыльце переминался с ноги на ногу Родрик. Одетый не по сезону легко, он растерянно озирался, прижимая к груди большую полотняную сумку.

Норд обреченно вздохнул, ловко запрыгнул на лошадь и, повернувшись к мальчику, недовольно спросил:

– И долго мне тебя ждать?

Родрик подпрыгнул на месте и опрометью бросился в конюшню. Послышался ужасный грохот и возмущенное «мяу-у!» дворовой кошки, на хвост которой случайно наступил новоиспеченный летописец. Минуту спустя юноша уже выводил из стойла сонную рыжую лошадку.

– Ну, давай, Неудержимая! – умолял он, тихонько дергая уздечку. – Просыпайся же! Я немного побуду твоим хозяином и сразу же верну обратно… Я отдал за тебя все свои деньги! Мне нужно скорее попасть домой!

– Ты не замерзнешь в такой одежде? – поинтересовался северянин, с неодобрением глядя на легкий кафтанчик Родрика. – Если заболеешь и будешь задерживать отряд, нам придется оставить тебя отлеживаться на ближайшем постоялом дворе.

– Нет, – отозвался тот, похлопав ладонью по сумке. – Можно сказать, что я защищен.

– Как знаешь, – пожал плечами наемник. – Мое дело предупредить.

– Ты собираешься взять его с собой? – удивленно поинтересовался Флаэль, свысока наблюдая за торопящимся мальчуганом.

– Да, – кивнул Норд, набивая табаком старую пожелтевшую трубку.

– Кто он? – нахмурился молодой эльф, с непониманием глядя на суетящегося Родрика.

– Мой летописец, – хмыкнул наемник, закуривая.


– Что ж, уважаемый, – проговорил гном, чинно заходя в трактир. – Починил я ваш агрегат. Можете пользоваться.

Весь чумазый и уставший, словно стая гончих псолаков[15], он мечтал о горячей ванне и теплой постели. И все еще лелеял крошечную надежду, что в этом захолустье имеется хоть одна «зеркалка» и ему наконец-то удастся переговорить с гномьим старостой.

Трактирщик, довольно потирая руки, вышел из-за стойки.

– Благодарствую, достопочтимый…

– Нарви, – представился гном, слегка поклонившись, – Нарви Тог.

– Рад. Очень рад, мастер Нарви, – покивал трактирщик и поинтересовался: – Вы к нам надолго?

Нарви задумчиво покачался с носка на пятку, прикидывая в уме:

– Думаю, завтра с утра я вас покину. А позвольте узнать, – все же решил поинтересоваться гном. – Есть ли в вашей замечательной деревеньке помимо механических уборщиков и «музыкальной шкатулки»… – он кивнул в сторону наигрывающего простенький мотивчик аппарата, – «зеркалка»?

– Что, простите? – нахмурился хозяин трактира, непонимающе глядя на Нарви.

– Междугородняя связь, – медленно проговорил Тог. – «Зеркалка».

– Какая связь? – в притворном ужасе округлил глаза толстяк.

– Зеркало! Примерно такое. – Гном развел руки в стороны, демонстрируя его размеры. – С междугородней связью…

– Ах, это те хитроумные устройства, которые продают ваши собратья?

– Да! Точно! – обрадовался Нарви, резко подавшись вперед. – Они! Я так и понял, что вы знаете толк в механике, уважаемый!

– Такие огромные зеркала с ящиками из мигающих огоньков в придачу? – ухмыльнулся трактирщик, уже откровенно издеваясь над посетителем.

– Хм. – Гном скис, сразу пожалев, что затеял этот разговор с язвительным хозяином.

– Такие агрегаты, сильно облегчающие общение родственников из разных городов, помогающие купцам и еще очень много чего полезного делающие, долго перечислять?

– Но…

– Это те аппараты, которые ваши собратья продают за полторы тысячи тарков? – Хозяин трактира улыбался все шире и шире.

– Ну да…

Нарви отвернулся, чтобы не смотреть трактирщику в глаза.

– Так этих нет у нас, очень дорого, уважаемый, – съязвил толстячок, передразнивая гнома. – Мы тут вам не столица!

– И как вы связываетесь с другими городами? – грустно спросил Тог, уже догадываясь, каким будет ответ.

– Очень просто. – Трактирщик пронзительно засвистел. Дремавший за столиком у лестницы парень дернулся от неожиданности и с грохотом свалился со стула на пол. – Это наш гонец, – сказал толстяк и ухмыльнулся. – Всего неделя или полторы – и ваше послание будет доставлено прямо в Мертоль!

– Да уж. – Нарви рассеянно кивнул усевшемуся обратно гонцу. – Буду знать.

– Значит, комната, обед, ужин и завтрак, – подсчитал хозяин, записывая что-то в видавший виды блокнотик.

– Два завтрака, – поправил его гном, с удовольствием вдыхая ароматы свежей выпечки, доносящиеся из приоткрытых кухонных дверей.

– Славно, – покивал трактирщик, дописывая заказ, и довольно повторил: – Славно.

– И, естественно, скидка! – мстительно хмыкнул Нарви, ловя на себе совсем недружелюбный взгляд хозяина. – За оказанные услуги профильного характера, так сказать. – Он расплылся в улыбке. – Я же все-таки починил вам этот агрегат!

– Десять процентов, – буркнул трактирщик, буравя посетителя немигающим взглядом.

– Тридцать! – назвал свою сумму гном, азартно блеснув глазами.

– Пятнадцать, – поморщившись так, словно его заставили съесть целый лимон, проговорил хозяин.

– Двадцать пять.

– Двадцать, – багровея от злости, выдавил трактирщик.

– Двадцать два и услуга, – поставил точку в торгах Нарви.

– Какая еще услуга? – недоверчиво поинтересовался хозяин трактира у севшего напротив гнома.

– Все очень просто! – Горе-механик достал из внутреннего кармана небольшой деревянный футляр. – У вас есть сейф?

– Есть. – Лицо толстяка расплылось в саркастической улыбке. – Но он тоже гномий, как и вся наша аппаратура. Качество и надежность налицо, так сказать, судя по механическому уборщику. Там. – Хозяин кивнул на дверь, ведущую в подвал трактира. – Не побоитесь рискнуть вашей драгоценностью?

– Святая секира! – вздохнул гном и покорно отсчитал плату.


Снег все шел и шел, засыпая промерзшую за ночь деревеньку густыми белыми хлопьями. Стоило снежинкам упасть на дорогу, как они немедленно превращались в серую жижу под колесами гремящих на ухабах телег. На обочине, слово грибы после дождя, выстроились маленькие домики с покосившимися дырявыми крышами. Они равнодушно смотрели темными провалами криво заколоченных ставен на проходивших мимо закутанных в теплые зимние одежды сельчан. С интересом поглядывая на спешащий к тракту отряд всадников, местные шли дальше, стараясь как можно скорее оказаться дома.

– Почему Полар сразу не вызвал меня к себе, а разыграл весь этот спектакль? – спросил Норд у скачущего рядом эльфа. Поежившись от забирающегося за шиворот снега, наемник накинул на голову капюшон. – Тайные встречи, доверенные люди, мания преследования… Это так на него не похоже…

– Боюсь, наместник сейчас несколько ограничен в перемещениях, – неопределенно ответил Флаэль. – К тому же в последние дни он стал излишне подозрителен. В каждом визитере ему стали мерещиться враги и соглядатаи.

Северянин удивленно посмотрел на своего попутчика.

– Политика меняет людей, – пожал плечами эльф и вдруг заявил: – Я ведь знаю ту историю, которая развела некогда добрых друзей по разным городам. – Он помолчал, подбирая слова. – Ты вытащил из беды бывшего напарника. И фактически нарушил кодекс Гильдии. Что вам за это грозит?

Рядом, навострив покрасневшие от мороза уши, скакал Родрик, с любопытством слушая беседу.

– Для каждого наемника, нарушившего кодекс, уготована своя расплата, – глухо отозвался северянин. – Старые боги не прощают отступников.

– И ты веришь во все эти детские сказки? – Флаэль высокомерно задрал подбородок. – Я никогда не понимал этой панической боязни навлечь на себя гнев мертвых Старейшин. Это так… – он помахал зажатой в руке кожаной перчаткой, – по-детски, несерьезно и глупо.

– Наверное, королевским наемникам нужны некие остерегающие факторы, боязнь которых не дает нам возможности перейти из статуса наемных воинов в статус головорезов-убийц.

– А что, есть ощутимая разница? – хмыкнул эльф, подзадоривая северянина.

Норд не ответил и пришпорил коня.

– Старые боги. Старейшины, – проговорил молодой франт, задумчиво глядя вдаль. – Старые сказки…

– А вы знаете легенду о мятежных Старейшинах? – Родрик не смог долго молчать и вклинил между беседующими мужчинами свою кудрявую голову. – О Каменной деве, например?

– Как я вчера убедился, это старая байка, в которую верят только такие маленькие доверчивые мальчишки, как ты, – вздохнул Флаэль.

– Но все же?

– Во времена войны Старейшин одна из старых богинь, Нараатта, воспротивилась самой идее проведения Большой игры[16]. Она отказалась покинуть этот мир вместе со своими соплеменниками и поделиться могуществом с младшими расами. В наказание сущность мятежной Старейшины была заключена в демонического зверя, обладающего способностью превращать живые существа в камень. Многие верят, что магия этого зверька имеет и обратный эффект и что Каменная дева может с легкостью превратить камень в живую материю. Как оказалось, это лишь глупый миф. – Эльф скрипнул зубами, снова вспоминая вчерашнюю неудачу. – Говорят, что душу Каменной девы заключили в старый медальон, ныне находящийся под охраной в королевском хранилище запрещенных артефактов в Мертоле. У всех есть подобные легенды. Правда, они не подкреплены никакими фактами.

– А кто ее туда заключил, вы знаете? – не унимался мальчик, не переставая хитро ухмыляться.

– Другой Старейшина? – предположил Норд и переглянулся с растерянным эльфом.

– Не совсем.

Родрик чуть ли не светился от осознания того, что ему известно больше своих собеседников, и загадочно улыбался.

– Ну, рассказывай наконец, – подбодрил его Флаэль. Привстав в стременах, он напряженно разглядывал дорогу.

– А не то лопнешь от осознания собственной значимости, – хмыкнул Норд, придерживая обогнавшую попутчиков лошадь.

Родрик покраснел и улыбнулся еще шире.

– Давным-давно, – тоном бывалого рассказчика начал юноша, но был прерван нетерпеливым эльфом:

– Давай-ка поближе к нашим дням.

– Давным-давно, – повторил Родрик, проигнорировав придирки Флаэля, – в Тэдж-Эверенсе были времена, когда не только люди и гномы, но даже драконы и светлые эльфы считались младшими расами. Волшебные феи и имитаторы тогда еще не исчезли с лица земли, темные эльфы и гоблины не были истреблены в Семилетней войне, а тролли, тогда еще каменные, считались лучшими воинами единого государства. В те славные годы нашим миром управляли виртуозные чародеи – древние Старейшины. Могущественные маги, они сделали из Тэдж-Эверенса прекрасный оазис и спокойно жили, пока между ними не пробежала тень раздора.

– Что же тогда произошло? – поинтересовался северянин, заслушавшись неторопливым рассказом.

– Узнать всю правду мы сможем только после того, как какой-нибудь бесстрашный смертный рискнет спуститься в Проклятые каменоломни[17], разберет завалы и извлечет оттуда погребенные под землей гномьи летописи, описывающие события тех времен.

– Вряд ли найдется сорвиголова, который решится на подобную авантюру, – ввернул Флаэль.

– Измученные затяжной войной и давно уставшие ненавидеть друг друга, Старейшины вобрали в себя почти всю магическую мощь нашего истощенного мира. Годы войны привели к тому, что некогда единый материк был разломлен на несколько островов ужасающей силой столкнувшихся в сражении богов, – продолжал юноша свой рассказ. – После чудовищных толчков, потрясших материк уже на изломе войны, от Тэдж-Эверенса откололись три острова и тут же ушли под воду. Именно тогда, по словам летописцев, в эту бойню, наконец, вступила новая сила. Тролли зовут это неведомое существо, самовольно вмешавшееся в ход истории, Игроком. Настоящего его имени мы не знаем. А назвали его так из-за того, что именно это существо принесло в наш мир удивительные магические артефакты – колоду Карт-ключей.

Но это произошло значительно позже. Вначале Игрок попытался собрать погрязших в войне и обоюдной ненависти Старейшин и объяснить им, что своими действиями они уничтожают не только немногочисленных оставшихся в живых сородичей, но и весь мир вокруг. К тому времени старые боги истребили почти все младшие расы, в той или иной степени вовлеченные в конфликт в качестве разменной монеты.

Старейшины задумались над его словами. Выход, который предложил Игрок, был крайне неоднозначным. Старые боги должны были навсегда отказаться от своих магических способностей и оставить некогда прекрасный, а нынче практически полностью разрушенный мир и уйти в другой – неизвестный пока и от этого кажущийся враждебным. Попробовать начать жизнь заново, забыв старые обиды. – Родрик помолчал, зябко кутаясь в тоненький кафтанчик. – Не все старые боги согласились слушать неведомого советчика.

– Каменная дева была одним из этих мятежников? – догадался Флаэль.

– Да. Летописцам известно еще об одном бунтаре – это Адрен, бог, которого дрэйлины считают своим прародителем. Чуть было не разразилась новая война. Но, к счастью, Игрок смог справиться с мятежниками, воспользовавшись силой Карт.

Те из Старейшин, кто решил прекратить распри и послушаться странного советчика, ушли из нашего мира в другой. Нам он известен как Аор. Если верить легендам – это родной мир дрэйлинов, являющихся прямыми потомками старых богов. Расположив Карты-ключи по периметру чародейского круга, Игрок открыл портал в пространстве, и Старейшины ушли в неизвестность.

– Карты-ключи, – прошептал Флаэль, вскинув брови. – Он создал с их помощью портал?

– Ведь не просто так их назвали Картами-ключами, – усмехнулся Родрик и хитро посмотрел на эльфа. – Старейшины, не послушавшие совета Игрока, были лишены своих магических способностей еще до открытия портала и оставлены в Тэдж-Эверенсе в назидание другим. Заключив в Карты силу добровольно отказавшихся от магии старых богов, Игрок передал колоду младшим расам сразу же после отбытия Старейшин в Аор. Во избежание нового кровопролития между расами он провел Большую игру и разыграл между ними «дары» старых богов.

– Так вот как все было, – проговорил северянин и громко присвистнул.

– Большая игра прошла нечестно, – отмахнулся Флаэль, сразу вспомнив былые обиды. – Дрэйлины жульничали! Любимчики Старейшин!

– Большая игра – это Большая игра, – строго сказал юный летописец, кивая в такт своим словам. – Это не джонк[18] и не взятка[19], играя в которые можно сжульничать. Все было распределено в соответствии с тем, какое место заняла каждая сторона по результатам игры. Игрок раздал представителям рас Карты, каждая из которых соответствовала определенному умению или силе. Я знаю лишь о некоторых из них. Гномам досталась Карта с изображением механической шестеренки. Артефакт даровал владельцам возможность освоить ранее неподвластную жителям Тэдж-Эверенса науку механику. Дрэйлинам – горящий алым пламенем меч. Карта даровала драконам магию и военную мощь. Артефакт был спрятан ими много лет назад, и никто из младших рас не знает, где именно. Эльфам досталась проткнутая мечом корона, олицетворяющая власть. Люди получили две Карты. Одна из них – щит. Неуязвимость. Карта была утрачена и, если верить слухам, «нашлась» у тролличьего вождя. О втором Ключе в старых легендах никакой информации не сохранилось. Троллям не досталось ничего. Но, как я уже сказал, это всего лишь слухи. Местоположение других артефактов, которые предназначались исчезнувшим расам фей, гоблинов, темных эльфов и имитаторов, тоже до сих пор остается загадкой. В легендах упоминается еще одна Карта, которая была утеряна где-то в обрушившихся Проклятых каменоломнях. О ней нам тоже почти ничего не известно. Закончив Большую игру, Игрок исчез. И никто не знает куда.

С тех времен осталось лишь странное послание, написанное на древнетэджэверенском языке[20], – «Напутствие». В нем рассказывается о разрушительной силе Карт-ключей, приводится история о войне Старейшин и о той участи, которая ожидает народы, поддавшиеся такой заманчивой магии древних артефактов. Нас предостерегают от безрассудного использования заключенной в Картах мощи. – Родрик вздохнул и задумался. – Несмотря на то что магия досталась только дрэйлинам, несколько столетий спустя у людей начали рождаться первые сновидцы. Чародеи, видящие будущее и прошлое во снах. Только люди видят сны, и только так древняя магия смогла пробиться в них извне. Вскоре и в светлых эльфах начали просыпаться необычные знания. Стали появляться «слышащие лес». Лишь эльфы испокон веков чувствовали лес и боготворили его. Каким-то непостижимым образом природа решила поделить между своими детьми недоступную им после кровопролитной войны между высшими существами магию. Сновидцы ушли странствовать по миру и изучать новые способности. «Слышащие лес» тоже покинули города. Они подались в леса бродячих деревьев, добровольно отказавшись от дарованных Картами-ключами власти и достатка.

– А ведь тролли молодцы, – сказал наемник, повернувшись к Флаэлю. – Просто не вмешивались. Их признали проигравшими, и они даже не возмутились.

– Тролли не так просты, как кажутся, – не согласился Родрик. – Они выторговали у Игрока особый дар. Способность выходить на солнце, не опасаясь мгновенного окаменения[21]. Правда, не все. Нашлись и среди них отступники. Чем они руководствовались, отказываясь от дара старых богов, мне не понятно.

– А где хранятся Карты? – поинтересовался Норд, стараясь, чтобы его голос звучал как можно равнодушнее. – Ведь кто-то же является их хранителем?

– Хранителем? – напряженно переспросил мальчик.

– Какие умения приобретают эти существа? – уточнил наемник, потирая ноющее плечо. – Какими способностями Карты наделяют своих владельцев?

– Разнообразными. – Родрик заметно расслабился и сразу же повеселел. – В основном Карты спрятаны в хранилищах, расположение которых знают лишь избранные представители расовых сообществ[22]. Есть и простые хранители. Существа, тем или иным способом заполучившие этот магический артефакт. Говорят, что Карты могут сделать своего обладателя практически неуязвимым, наделяют его и предметы, с которыми он взаимодействует, необычными магическими способностями. Правда, многие считают, что, обретя такое могущество, хранитель артефакта неминуемо расплатится за эту магическую мощь. Лихие авантюристы ищут Карты всю жизнь и погибают в поисках. Существует даже некое Тайное общество картежников, давшее обет рано или поздно уничтожить чуждые нашему миру артефакты. Есть еще поверье, что Ключи лечат разнообразные недуги и если…

– Из тебя выйдет прекрасный сказочник, малыш, – перебил Флаэль увлекшегося рассказом Родрика и кивнул вперед на дорогу.

К ним подъехал один из сопровождающих эльфа солдат и отозвал молодого франта в сторону. Выслушав стража, тот несколько раз кивнул.

– Нам стоит поторопиться, – крикнул он Норду и ускакал вперед.

Ближе к полудню небольшой отряд углубился в лес, срезая путь до замка его светлости герцога ормельдского Кая. Лошади нервно заскользили по запорошенной снегом оледеневшей дороге, и наездникам пришлось поспешно спешиться. Остановившись у небольшого оврага, Норд спрыгнул на землю и не торопясь провел по склону свою испуганную лошадку.

Качнулись ветви деревьев. Наемник замер, снял капюшон и склонил голову к плечу, прислушиваясь. Флаэль, заметивший, что северянин остановился, резко поднял вверх сжатую в кулак руку и, тихо ступая по хрустящему под ногами снегу, подошел к Норду.

– Ты что-то услышал?

– Да, – тихо ответил наемник и сел на корточки, разглядывая следы на дороге. – За теми деревьями засада.

Норд не ошибся. Особо не таясь, к оврагу вышла вооруженная трофейным эльфийским мечом троллина. Флаэль сурово сжал губы, с первого взгляда узнав оружие мастеров Священной эльфийской долины. Такие мечи выдавали лишь прошедшим специальную подготовку воинам правящих родов эльфийского сообщества.

Флаэль хмуро глядел на зеленокожую разбойницу. Как наградной меч мог оказаться у дикой троллины? Забрала у поверженного врага? Добыть такой трофей сможет далеко не каждый воин. Своровала? Украсть его практически невозможно. Оружие хоронят вместе с его хозяином. Купила сама или кто-то купил этот клинок для нее? Трудно поверить, что некая добрая душа одарила придорожную разбойницу наградным клинком. Эльф напряженно переглянулся со своими сопровождающими и покрепче сжал рукоять меча.

– Доброго утречка, господа! – Троллина удобно устроилась на перекрывшем дорогу поваленном дереве и подперла лапами косматую морду. – Прекрасная погодка, не правда ли?

– Неправда!

Ответ Родрика прозвучал удивительно громко и звонко, заставив путников невольно вздрогнуть.

Норд нахмурился. Эту бандитского вида дамочку он запомнил еще по своему визиту в трактир «На безымянном перекрестке».

– Хороший мальчик, – прорычала троллина, оскалившись. – И такой честный.

– Давай-ка ты помолчишь, приятель, – прошептал северянин, склонившись к пареньку.

– Но я же…

– Тихо! – отрезал Флаэль, поставив точку в их разговоре. – Твоя патологическая правдивость поспособствует появлению еще не одной шишки на твоей бедовой макушке. – Эльф повернулся к троллине: – Мы бы и рады поболтать с тобой о погоде и природе, но… – Он поморщился и неожиданно поинтересовался: – Как твое имя?

– Зови меня Рык, – представилась троллина, слегка склонив шишковатую голову. – Гильдия королевских наемников.

– Гильдия королевских наемников? – Норд нахмурился.

– Что ж, Рык, – продолжил Флаэль, обнажая меч. – Мы ужасно торопимся, так что…

– Я ни в коем случае не хотела прерывать ваше грациозное скольжение вниз по этому ледяному склону. – Наемница подняла вверх свои мускулистые лапы. – Мне доставило неописуемое удовольствие наблюдать за вашими пируэтами. Они сопровождались такими забавными взмахами ваших тоненьких конечностей, – хмыкнула она. – Я всего лишь хочу забрать свое.

– Какая образованная страхолюдина, – прошептал за спиной у Норда один из солдат.

– И какой у нее прекрасный слух! – воскликнула Рык, не спуская с солдата колючего взгляда.

Тот смущенно кашлянул и, пробурчав что-то неразборчивое, уставился в землю.

– Что может быть твоего, – Флаэль скорчил брезгливую гримасу, – у нас? – Он обвел свой отряд широким жестом.

– Сущий пустяк. – Рык кивнула на побледневшего Родрика. – Этот мальчишка.

– Мальчишка? – озадаченно переспросил эльф.

– Да. Он мой заказ, – проговорила троллина, жизнерадостно помахав Родрику когтистой лапой. Мальчик вздрогнул и спрятался за спиной северянина. – Это такая игра, – пояснила она. – Вы отдаете мне мальчишку, а я, так уж и быть, отпущу вас подобру-поздорову.

– Если ты не заметила, – не выдержав подобной наглости, прокричал Флаэль, – нас восемь вооруженных до зубов мужчин, а ты одна!

Сопровождающие эльфа солдаты, не сговариваясь, сделали шаг по направлению к наемнице.

– Ты вообще оцениваешь расстановку сил?

– Вы, мужчины, такие неженки! – фыркнула Рык и отстегнула укрепленный на спине круглый щит с острым шипом в центре. Ловко отбросив его в ближайшие кусты, она грустно проговорила: – Теперь наши силы равны.

Троллина ухмыльнулась, поправляя хитро закрепленные за спиной ножны.

Флаэль яростно открывал и закрывал рот, не зная, что ответить на столь вопиющую наглость наемницы. Он снова взмахнул рукой, и двое стоявших ближе всего к лошадям солдат достали из седельных сумок арбалеты. Послышались щелчки взводимой тетивы, и вот уже оружие нацелено на наемницу.

– Мы не играем в такие игры. – Норд не торопясь обнажил меч, в душе радуясь, что Рык пошла на уступку и отдала свой щит. Эльф и не подозревал, какой недюжинной силой обладают женщины тролличьего племени. Она действительно сделала им огромное одолжение.

– Но тогда нам придется сыграть в другую игру, – расстроенно сказала Рык, тронув лезвие своего клинка длинным зеленым когтем.

– В какую? – недоверчиво поинтересовался Родрик, выглядывая из-за спины северянина.

– В очень увлекательную! Мою любимую! – Троллина сразу повеселела. – Вам обязательно понравится! Называется: «Угадайте, где я спрятала растяжки». – Она лениво потянулась вперед и легонько дернула когтем натянутую прямо перед ее носом тоненькую струну. Та в ответ тихо тренькнула.

Норд пригляделся и заметил в кустах четыре связанные толстой веревкой гномьи пороховые шашки.

– Ненавижу эту игру! – тихо пробурчал северянин, косясь на погрустневшего мальчишку. – Эльфийский меч, пороховые шашки, – задумчиво перечислил он, оттолкнув высунувшегося парня в арьергард их маленького отряда. – И все это у простой наемницы. Откуда такие изыски, Рык?

– Я тебе обязательно расскажу об этом, – покивав, пообещала наемница. – Но как-нибудь в другой раз, договорились? Итак, отдайте мне мальчишку – и наши пути расходятся.

– Приготовиться! – в бешенстве прокричал Флаэль, но Норд остановил его, положив руку на плечо.

– Не горячись, – тихо сказал он. – Все не так просто, как кажется. – Не спуская глаз с осклабившейся наемницы, он хмуро проговорил: – Нам нужно посоветоваться.

– Да на здоровье, – великодушно позволила троллина и демонстративно отвернулась.

– Рык! – тихо позвал наемник.

– Мм?

– А где мы можем спокойно поговорить… – Северянин кивком указал на растяжку. – Не взлетев при этом на воздух?

– Да прямо здесь. – Наемница обвела лапой крошечный пролесок, в котором они так удачно встретились. – Или судари желают более уединенный уголок?

– Судари желают узнать причину столь живого интереса к бездомному оборванцу! – встрял в разговор Флаэль, бестолково топчась на месте и нервно оглядываясь по сторонам.

– Прости, ушастый, но я не имею права распространяться о цели и подробностях своего заказа. – Рык развела лапы в стороны, скорчив раздосадованную физиономию. – Таковы правила кодекса. Закон наемных воинов.

– К черту ваш бандитский кодекс! – Эльф снова выхватил меч и принялся водить им перед собой. Видимо, таким способом он надеялся обезвредить невидимые растяжки.

Солдаты затравленно переглянулись и как по команде отступили от обезумевшего Флаэля.

– У нас очень жесткие правила. – Троллина посмотрела на северянина. Тот понимающе кивнул. – Один раз нарушишь их, и это будет последним, что ты сделаешь в своей никчемной пропитанной дешевым алкоголем жизни.

– Что за…

– Остынь, парень! – снова одернул Норд перешедшего на крик предводителя их маленького отряда. – Она говорит правду. Вступая в Гильдию, мы подписываем контракт, одним из пунктов которого является строгая конфиденциальность как личности наших заказчиков, так и любых подробностей исполняемого заказа. Стоит нарушить лишь одну букву – и ты мгновенно отправишься гнить в водные темницы.

Гильдия королевских наемников была образована во времена голодные и неспокойные. Воры, наемные убийцы и вольные сорвиголовы были вынуждены объединиться под руководством одного человека. Причиной этого странного альянса совершенно непохожих друг на друга и часто враждующих между собой «специалистов» стал чудовищный разгул преступности, захлестнувший Тэдж-Эверенс в те кровавые и темные времена. Почувствовав слабину пожилого повелителя, отказавшегося участвовать в государственных делах и уехавшего жить в общину Слышащих лес, на улицы вышли не знающие ни страха, ни жалости головорезы.

Осознав, что контроль над ситуацией в столице потерян, глава Воровской гильдии Зинот Беззубый попросил Герена, сына отошедшего от дел властителя, вмешаться в творившийся в государстве беспредел. Ввести войска в корчащиеся в агонии и замершие на последнем издыхании города. Управлять тем сбродом, в который превратилась некогда сплоченная и подчиненная нерушимому воровскому кодексу Гильдия, у него больше не было ни сил, ни желания. Опьяненные собственной безнаказанностью, «мастера отмычки» и сбежавшие из тюрем душегубы превратили столицу в притон воров и убийц.

Решение, принятое Гереном, было хоть и спорным, но, как в дальнейшем оказалось, крайне действенным. Властитель решил обратиться за помощью к дрэйлинам. Через несколько дней в столицу были введены войска. В помощь эльфийскому сообществу был выделен элитный драконий отряд. Весь следующий месяц солдаты военного гарнизона только и успевали сооружать за воротами городов все новые и новые виселицы, которые заполнялись в считаные часы. Дрэйлины, в отличие от представителей младших рас, не знали ни жалости, ни страха, ни пощады.

Как только порядок в Мертоле был восстановлен, правитель Тэдж-Эверенса заключил с Зинотом необычное соглашение. Суть его состояла в том, что Беззубый становится главой Гильдии королевских наемников. И подчиняться он обязан его величеству беспрекословно. По первому зову Зинот будет обязан убрать любого неудобного и неугодного правителю человека или группу людей. Тихо, без шума и пыли. Их тела никогда не должны быть найдены.

Очень скоро в казну начали поступать отчисления и налоги, а наемникам, в свою очередь, выплачиваться солидное денежное довольствие. Позже, чтобы попасть в Гильдию королевских наемников, стало необходимо пройти жесточайший отбор. Быть наемником уже не считалось позором.

А у Зинота неожиданно открылся талант дворцового интригана и тонкого политического стратега. И уже спустя десятилетие глава Гильдии стал не просто одним из королевских вельмож, а советником, к мнению которого Герен стал прислушиваться.

Ощутив вкус власти, глава Гильдии попытался поменять правящую верхушку, затеяв одной безлунной ночью тихий государственный переворот. Зинот погиб в схватке с дедом нынешнего правителя Тэдж-Эверенса, который оказался прозорливее своего родителя и смог раскусить коварный замысел советника. Когда мятеж был подавлен, представительство Гильдии королевских наемников, как и их тренировочный лагерь, были предусмотрительно перенесены на периферию, в Ормельд. С того времени сменился не один глава Гильдии. Сейчас эту должность занимает Марк Челиндер.

– Таковы правила кодекса, – повторила троллина.

– Ну что ж… – Флаэль неожиданно успокоился и повернулся к притихшему, словно мышь под веником, Родрику. – Мне есть у кого спросить о том, что здесь происходит. Ведь правда, мальчик?

Юный летописец отшатнулся от эльфа, словно от чумного, и пролепетал:

– Понимаете, все так сложно и неоднозначно…

– Тебе придется все рассказать нам, приятель. – Норд повернулся к затравленно озирающемуся мальчишке. – Только очень быстро и коротко: время поджимает.

– Я сбежал из дома, – признался Родрик и пожал плечами. – Случайно. Это если коротко.

– А если чуточку поподробнее? – раздраженно проговорил Флаэль.

Троллина тем временем задумчиво плела венок, ловко сгибая замерзшие веточки и стебельки. Как ей удалось найти в зимнем лесу разноцветные, чудом не сгнившие листочки и страшные черные цветы, для всех осталось загадкой.

– И прихватил кое-что, – нехотя сознался паренек.

– Что «кое-что»? – давил на мальчика эльф.

– Кое-что магическое…

– А именно?!

Юноша полез в сумку и вытащил оттуда небольшой сверток. Развернув чистую шерстяную тряпочку, он показал мужчинам широкую игральную карту с чуть закругленными краями. На картинке была нарисована закрытая книга с красивым вензелем на обложке.

Флаэль, словно завороженный, смотрел на картинку и странно улыбался.

– Давай отдадим ей мальчишку, – наконец предложил он северянину, протянув руку к Карте. – А артефакт оставим себе. Пока она разберется, что да как, мы будем уже далеко. А если вдруг зеленокожая окажется сообразительнее, чем мы думаем, мои солдаты живо научат ее хорошим манерам.

Родрик быстро отступил назад, отдергивая руку со свертком.

– Не отдам. Я должен ее вернуть! – Юноша спрятал Карту обратно в сумку. – Я буду драться с вами, – ощетинился он и кивнул на наемницу. – И с ней тоже.

– Успокойтесь вы оба! – начал злиться Норд. – Мы никому ничего и никого не отдадим!

– Ты не понимаешь, о чем говоришь. – Прикусив губу, Флаэль не спускал глаз с сумки Родрика. – Это Карта-ключ. Одна из утерянных! Она бесценна…

– Она моя! – прошептал мальчик.

– Это ты не понимаешь, на что способна тренированная троллина! Тем более наемница с целым арсеналом за плечами! К тому же без нее мы не сможем и шагу ступить по этому лесу. Значит, план такой! – оглядевшись по сторонам, проговорил северянин. – Пускай четверо твоих людей возьмут Рык в плотное кольцо. Попробуем ее обезоружить. Еще двоим прикажи осмотреть округу. На случай, если она не одна и по лесу бродит еще парочка ее клыкастых собратьев. Вон там и вон там, – он подбородком указал направо и на ближайшие кусты, – я уже заметил гномьи шашки. Будьте осторожны. Ты! – Он ткнул пальцем в своего несостоявшегося летописца. – Влезь на дерево и сиди тихо-тихо!

– Но…

– И не спорь!

Родрик сделал несколько осторожных шагов в сторону. Мужчины обнажили мечи и неторопливо пошли к троллине. Флаэль кивнул своим солдатам, краем глаза наблюдая, как мальчик торопливо карабкается наверх.

– Вижу, вы приняли неправильное решение, – вздохнула Рык, с видом заправского гурмана доедая только что сплетенный венок. – Жаль.

Наемница резко откинулась назад, и в то место, где она только что безмятежно сидела, воткнулись два болта, выбивая труху из прогнившей древесины.

– Рассредоточиться! – крикнул Флаэль и бросился к поваленному дереву. – Вы, двое! Растяжки!

Не успел он это сказать, как слева прогремел оглушительный взрыв и в солдат полетели комья грязи.

Норд тем временем уже перепрыгнул через преградивший дорогу ствол и взмахнул мечом. Но троллины там уже не было. Свирепым смерчем она кружила вокруг оглушенных взрывом солдат. Сопротивление ей оказал лишь клинок эльфа. Флаэль зарычал, принимая сокрушительный удар Рык. Крутанувшись вокруг своей оси, он присел и сделал наемнице подсечку. Троллина громко выругалась, припала на правую ногу и с еще большим остервенением начала наносить удар за ударом по пригибающемуся эльфу. К своему командиру подбежали еще два воина. Рык отмахнулась от них как от назойливых мух и с легкостью отбила удар подоспевшего Норда. Тот отступил, пропуская летящий навстречу меч, и со всей силы ткнул клинком в живот противницы. Удар, еще удар. Рык сражалась с четырьмя воинами, стараясь держаться так, чтобы узкая дорога, окруженная высоченными сугробами, не позволила остальным мужчинам напасть на нее. Под ее ударами умер первый солдат, за ним еще один. Троллина быстро уравнивала шансы, устраняя численное преимущество, и теснила солдат к лужайке, спрятавшейся за деревьями у оврага. Рев разъяренной наемницы сливался со звоном скрещенных клинков и свистом вылетающих из арбалетов болтов.

Отбежав в сторону, северянин оказался на небольшой поляне и резко развернулся.

– Тесни ее сюда! – заорал он.

Рядом неожиданно оказался Родрик.

– Ты что здесь делаешь?! Я же приказал!

– На деревьях растяжки и ловушки…

В следующий момент из-под земли, прямо за спиной наемника, словно демон из волшебной шкатулки, выскочила высокая деревянная мишень с намалеванными на ней грубыми очертаниями человеческой фигуры. Посередине в трех неровных кругах был нарисован огромный красный крест.

Норд дернулся, отшатнувшись от неожиданного препятствия, и замер, услышав за спиной мощный, быстро нарастающий гул. Северянин обернулся и обомлел. Шипя и искрясь бурыми и ярко-желтыми искрами, на него неслась огромная, слегка приплюснутая сфера, за секунды преодолевая умопомрачительные расстояния.

– А вот и гномьи штучки! – только и успел проговорить он. – Беги!

Схватив за шкирку раскрывшего от изумления рот мальчишку, он попытался отшвырнуть его подальше. Но не успел.

Норда ослепила яркая вспышка. Он зажмурился, рукой закрывая глаза завизжавшему пареньку. Огонь погас так же внезапно, как и появился. Наемник прислушался и осторожно открыл глаза. Вокруг него, сияя всеми цветами радуги, образовался огромный прозрачный пузырь, стенки которого переливались огненными сполохами. А летевшая на них сфера замерла, так и не преодолев странную преграду, и медленно осыпалась на землю легким серым пеплом. Оглушительный хлопок, легкий порыв ветра – и мужчина чуть было не оглох от навалившейся на него всепоглощающей тишины.

– Что… – Норд быстро обследовал себя на наличие ожогов. Он был невредим, как и Родрик, в легком трансе прижимающий к себе свою походную сумку. – Что это было? И куда оно делось?!

От самой кромки леса через всю поляну шла широкая выжженная борозда, чернели выгоревшие кусты и трава. От снега не осталось и следа. Могло показаться, что совсем недавно здесь был ужасный пожар. Вокруг Норда и Родрика все так же продолжал лежать снег, неровно покрывая почерневшую траву. Он медленно таял от идущего от выжженного круга жара.

А в лесу тем временем продолжалось сражение. Казалось, противники даже не заметили активации магической ловушки.

– Здорово! – восторженно прокричал мальчишка, вскакивая на ноги. – Давай еще раз!

– Что с твоим лицом, парень? – Норд ошарашенно смотрел на оплывающее, будто вылепленное из воска, лицо Родрика. – Ты словно таешь…

– Только не сейчас, – в ужасе хватаясь за голову, воскликнул юноша. – Только не сейчас! Ну что же это!

Наемник невольно сжал рукоять меча и отступил на шаг назад.

– А ты не такой простой мальчик, каким хочешь казаться.

Он прекрасно помнил старые байки, которые так любили травить его сослуживцы за кружечкой-другой темного эля. О существах с тысячью лиц, незаменимых и так высоко ценимых в Гильдии наемников имитаторах. Чудом выживших представителях считавшейся истребленной во время войны Старейшин расы. Блистательных наемных убийцах, появляющихся из ниоткуда и исчезающих без следа. Мифическая элита гильдии.

– Нельзя забирать у меня Карту. – Родрик провел ладонями по лицу, и оно вновь приобрело привычные черты. – Она будет использована не во благо, я уверен… Да, артефакт действительно «приглядывает» за своим владельцем. Греет, например. Я… – Парень посмотрел на молчавшего наемника и тихо сказал: – Я обычный человек. Правда! Просто могу иногда менять свою внешность. – Он нервно рассмеялся. – И всего-то! И то не всегда удается контролировать процесс.

Норд медленно кивнул, не спуская с Родрика напряженного взгляда.

– Ведь вы не верите во все эти деревенские россказни про страшных имитаторов, которые крадут младенцев из люлек, чтобы обучить их своему ремеслу? – спросил юноша, и на его глаза вдруг навернулись слезы. – Это все неправда, поверьте!

Северянин смутился и медленно отнял руку от меча.

– Помогите мне добраться до бухты, и вы больше никогда не услышите обо мне. Я поэтому и навязался к вам в попутчики… – Мальчик шмыгнул носом. – Один я не смогу. Я боюсь. – Он закатал рукав и пристально посмотрел на сковывающий предплечье широкий массивный браслет. – Резерва хватит только на то, чтобы прыгнуть на лигу, максимум на две, – под нос пробормотал Родрик. – Почему же ты так медленно восстанавливаешься?!

– Что это? – Наемник кивнул на странное украшение.

– Подарок.

Захрустел снег, и к ним, спотыкаясь и озираясь, подбежал Флаэль. В ужасе осмотрев выжженную колею, он ошарашенно заморгал. Огонь уже потух, но от сгоревшего кустарника все еще шел небольшой дымок.

– Что здесь произошло?! – целясь то в Норда, то в Родрика, он водил из стороны в сторону небольшим золотистым арбалетом, судя по плавному корпусу – эльфийской работы.

– Ты ничего не слышал? – удивился Норд, уверенный, что тот оглушительный хлопок был слышен чуть ли не в самом Мертоле.

– Не до вас было! – отмахнулся Флаэль.

– Где Рык? – спросил Норд, отклоняясь от направленного на него оружия.

– Скрутили. Парни хотят прикончить ее прямо здесь. А я думаю доставить ее в замок. Пускай по дороге покажет нам все ловушки. – Эльф зло сплюнул на землю. – Эта сумасшедшая наемница убила трех моих людей!

– Опусти оружие, будь добр, – мягко проговорил северянин, поднимая руки. – А то застрелишь кого-нибудь из нас ненароком.

– Что здесь произошло? – не слушая Норда, повторил свой вопрос Флаэль, подходя к ним поближе.

– Дай-ка сюда!

Родрик метнулся к отвлекшемуся эльфу и легким движением отобрал у того арбалет. Как только оружие оказалось у мальчика, он сжал в руке небольшой камушек и исчез, провалившись в открывшийся овал портала.

– И, – севшим голосом проговорил Флаэль, – как все это понимать?

– Как хочешь, так и понимай, – устало отмахнулся Норд и поднял с земли маленькие кусочки загадочного камня. Те, мигнув напоследок оранжевым светом, рассыпались в пыль.

– Знаешь, что это? – наблюдая за действиями наемника, спросил эльф. – Это телепорт-кристалл[23], – пояснил он, вороша ногой горку черной пыли. – Ты хоть представляешь, сколько стоит такая игрушка на подпольном рынке в Мертоле?

Норд молчал, хмурясь все больше и больше.

– Конечно, не знаешь, – самодовольно заявил Флаэль. – А вот я знаю. И мне очень интересно, откуда у сопливого мальчишки такие деньги. Пойдем. – Он кивнул в сторону лесной чащи. – Нужно пересечь лес так, чтобы не подорваться на взрывоопасных подарочках нашей пленницы.

Норд в ответ лишь неопределенно пожал плечами и, бросив короткий взгляд на то место, где буквально минуту назад стоял его несостоявшийся летописец, пошел вслед за эльфом.


Рык, с ног до головы обвязанная веревками, сидела прямо на снегу и равнодушно наблюдала за суетящимися вокруг нее солдатами. Ее разбитые в кровь губы кривились в презрительной усмешке, взгляд заплывших от многочисленных побоев глаз был на удивление спокойным.

– Грузите ее на лошадь, – приказал Флаэль своим людям и рывком запрыгнул на скакуна. Тот нервно всхрапнул и переступил с ноги на ногу. – Будешь показывать нам дорогу. – На этот раз высказывание было адресовано Рык. – Ты же не хочешь взлететь на воздух вместе с нами? – саркастически усмехнувшись, поинтересовался он.

– Ты в этом так уверен, ушастый? – не осталась в долгу троллина. – Может, мой план как раз и состоял в том, чтобы таким неординарным способом заманить вас в ловушку?

– А он состоял? – неуверенно откликнулся один из воинов.

Встретив испепеляющий взгляд своего командира, служивый прокашлялся и растерянно пожал плечами.

– Трудно сказать. – Рык постаралась улыбнуться. Скривившись от боли, она добавила: – Ты же прекрасно знаешь, что мы, тролли, – крайне злобные и опасные твари. Ведь так?

– Поговори с ней. – Эльф кивнул Норду на наемницу. – Тебя она должна выслушать. Вы же…

– Наемники? Одной породы? – подсказал северянин и покачал головой. – Она тролль. А тролли делают только то, что сочтут нужным. Всегда.

– Ты прав, человек, – отозвалась Рык.

Солдаты уже поставили наемницу на лапы и теперь пытались погрузить на раздраженно фыркающую лошадь.

– Если мы доберемся до замка герцога Кая живыми, я обещаю, что судить тебя будет мертольский трибунал королевских наемников, а не палачи нового наместника, – пообещал Норд и тихо добавил: – И первым человеком, с которым ты столкнешься по прибытии в столицу, будет Челиндер.

– Хм, заманчиво… – Троллина надолго задумалась. – Гарантируешь?

– Да.

– Что ж, – протянула Рык и внимательно посмотрела на Флаэля. – Поиграем в эти игры. – Сказав это, она легонько ткнула лошадь пяткой в бок, отчего та неторопливо пошла вперед.

– Я не понял, – скрипнув зубами, эльф повернулся к Норду. – Это «да» или «нет»?!

– Может быть, и «да», – неопределенно ответил наемник.

– Хорошо. – Флаэль пришпорил коня и, не оборачиваясь, крикнул своим сопровождающим: – Глаз с нее не спускать!

– А может быть, и «нет», – тихо добавил северянин, стараясь держаться поближе к связанной наемнице.

Троллина, совершенно не смущаясь конвоирующих ее солдат, громко и с присущими ее расе взрыкиваниями пела древнюю балладу своего народа «О великом тролле, победившем сотню дрэйлинов в одиночку и без оружия». Изрядно потрепанные в последнем сражении воины стоически молчали, злобно поглядывая на зеленокожую великаншу.

– Что нового в Мертоле? – поинтересовался Норд, стоило Рык закончить песню.

– Да ничего особенного, – пожала массивными плечами троллина. – Поговаривают, что кто-то попытался ограбить королевское хранилище запрещенных артефактов, – словно бы между делом проговорила она.

– И это называется «ничего особенного»? – Северянин удивленно присвистнул. – Что-нибудь взяли?

– Эй, ротозей! – окрикнула наемница одного из солдат. – Ты чего там палкой своей машешь?

– Зимние вешенки ищу, – откликнулся невысокий худенький воин, аккуратно поворошил палкой в дупле старого дерева, счищая снег, и заглянул внутрь. – Жареные грибочки на ужин ох как хороши!

Рык с Нордом многозначительно переглянулись.

– Лучше выкинь эту корягу, приятель, пока руки не оторвало гномьей шашкой, – посоветовал северянин грибнику-любителю.

Солдат словно ошпаренный отскочил на другую сторону дороги и зашвырнул палку подальше в кусты. Стоило коряге коснуться земли, как дорога под их ногами вздрогнула. За кустами прогремел оглушительный взрыв, поднимая в воздух комья снега и грязи.

– Очень умно, – похвалила его Рык. Помотав головой, она стряхнула с головы небольшие комочки грязи.

– Ты что, совсем из ума выжил?! – гаркнул Флаэль, разворачивая коня. – В арьергард! Замыкающим!

– Всю охрану перебили и, по слухам, ничего не взяли, – как ни в чем не бывало продолжила прерванную беседу троллина. – Интересно, не правда ли? – Она внимательно посмотрела на северянина.

– И правда, интересно, – согласился наемник, – очень интересно.


Шаг в прошлое. Мертоль

Королевское хранилище запрещенных артефактов

За две недели до описываемых событий

– Вот не повезло! И как ты собираешься возвращать десятнику долг? – спросил Тырок, немолодой уже стражник с вечно красным, опухшим после постоянных вечерних гулянок лицом и добрыми улыбчивыми глазами.

Зевая от валящей с ног скуки, он пытался хоть как-то разнообразить рутину ночного дежурства. На пост Тырок и его напарник Корд заступили совсем недавно. До полуночи оставалось еще целых два часа, а все темы для разговора уже закончились.

– Я работаю над этим. – Простуженно шмыгнув носом, Корд зябко поежился и громко чихнул. – И если не загнусь от постоянной простуды, выплачу все до последнего тарка на этой неделе.

– Нашел работенку на стороне? – Пожилой стражник хмыкнул в усы и с пониманием кивнул. – Молодец. Быстро освоился на новом месте службы. Только много взяток не бери, – предупредил он, понизив голос. – Так, по мелочи, можно. А вот за крупное легко и в водную темницу угодить.

– Взятки – дело очень опасное, долгое и грязное. – Юноша достал носовой платок, громко высморкался и брезгливо спрятал его в карман. – А нужно, чтобы быстро, тихо и результативно.

С самого начала своей военной карьеры Корд всеми правдами и неправдами стремился попасть в Мертоль, в считавшийся самым почетным среди королевских стражей патруль у дверей хранилища запрещенных артефактов. Как часто бывает, добившись своего, парень сильно пожалел об этом. Месячное жалованье оказалось на шестнадцать тарков ниже, чем было обещано. Да и условия службы могли бы быть лучше. От постоянной сырости и промозглости совсем еще юный страж порядка, выросший в теплом Рэйларде и лишь недавно перебравшийся в дождливый Мертоль, постоянно болел. Он никак не мог привыкнуть к непрекращающимся сквознякам подземного этажа королевского замка и до сих пор морщился от зловонного запаха заплесневелой сырости, гулявшего по темным коридорам этого мрачного подземелья.

– Молодой ты еще и дюже верткий, – пробормотал Тырок, недовольно качая головой. – Результативно и тихо ему подавай! Ха! Шустрый какой!

Проигнорировав бурчание старшего товарища, Корд опасливо осмотрелся и достал маленькую плоскую бутылочку, спрятанную за потайной панелькой у пола. Юноша осторожно взболтнул ее и повернулся к напарнику: – Будешь? Забористая!

– Грушевая настойка? – Пожилой солдат шумно сглотнул, не в силах оторвать взгляд от манящей бутылочки.

– Она самая. Домашняя. Из самого Рэйларда вез, – улыбнулся Корд и протянул бутылку напарнику. Тот благодарно кивнул и надолго приник к горлышку. – Эй! Не увлекайся, – остановил его юноша, шутливо ткнув стража кулаком в плечо. – До конца дежурства еще половина ночи, а ты уже лишаешь нас последнего развлечения!

– А ведь всего одного камушка из королевской сокровищницы хватило бы, чтобы решить все твои денежные проблемы. – Тырок воткнул пробку в бутылку и с сожалением вернул Корду глухо булькнувшую емкость.

– Ты предлагаешь мне ограбить королевскую сокровищницу? – Парень удивленно посмотрел на напарника и, нервно хмыкнув, спрятал бутылочку обратно в тайник. – Вот это уж точно будет последним, что я сделаю в своей жизни! Челиндер найдет меня и… – Он невольно содрогнулся, вспоминая крутой нрав главы Гильдии наемников. – Я даже боюсь себе представить, что он со мной сделает. Здесь нужно действовать с умом и осторожностью. Обзаводиться такими могущественными врагами не входит в мои планы.

– Ты совершенно прав, парень! – согласился с ним пожилой стражник, подкручивая седой ус.

– Интересно, как безродный карманник, всю жизнь проживший на улице, смог занять один из самых высоких постов в королевском окружении? – вслух размышлял Корд.

Спросил он это, скорее всего, просто для поддержания беседы и не надеялся услышать от напарника ответа на интересующий столь многих жителей Мертоля вопрос.

– Если бы я знал, – вздохнул Тырок, облокачиваясь на стену.

– Люди Челиндера вообще не горят желанием делиться какой-либо информацией о своем начальнике, – расстроенно проговорил юный стражник. – Я служу здесь уже второй месяц и до сих пор понятия не имею, как открывается это хранилище! Что уж говорить о королевской сокровищнице…

– Молодой ты еще, – подбоченился Тырок и, похлопав напарника по плечу, развернулся к двери хранилища. Высокая, состоящая из цельного куска камня, она являлась продолжением стены, и, в отличие от двери мертольской библиотеки, на ней не было даже намека на замочную скважину. – Видишь, куда ключ вставлять?

– Нет. – Молодой стражник подошел к двери и придирчиво осмотрел стену. – Не вижу. Гладкая, как твоя лысая макушка, – беззлобно подшутил он.

– Так и задумано. – Тырок поднял вверх указательный палец и с умным видом продолжил: – А знаешь, в чем секрет?

Юноша отрицательно покачал головой, не спуская любопытного взгляда с дверного проема.

– Не знаешь, в чем секрет, – протянул стражник и тихо рассмеялся. – А он вот в чем! – назидательно проговорил Тырок и достал из-за пазухи связку ключей.

Выбрав один из них, старый воин сосредоточенно поводил им по двери. Что-то тихо щелкнуло, и прямо посередине стены появилась маленькая замочная скважина с поблескивающими краями. Вставив в нее ключ, Тырок открыл двери.

– Вот это да! – воскликнул Корд, восхищенно наблюдая за манипуляциями напарника. – Я и представить себе не мог. Чудеса, да и только!

– Об этом мало кто знает, – улыбнулся Тырок, пряча связку с ключами за пазуху. – Я как раз работал у тогдашнего начальника Челиндера, когда проектировали новый замок для этого хранилища, и несколько раз видел, как он открывал его. Когда я заступил на службу в замковый патруль, он рассказал мне и Марку этот секрет. – Стражник гордо поднял подбородок. – Так как доверял нам!

Корд завистливо присвистнул и, почесав в затылке, поинтересовался:

– А он всегда был таким?

– Каким таким? – не понял усатый страж.

– Каждый раз, когда Челиндер на меня смотрит, мне кажется, что он знает обо мне все. – Молодой человек помялся и неохотно добавил: – Все плохое, что я всю жизнь пытаюсь скрыть.

– Жизнь заставила его стать таким, – глубокомысленно изрек Тырок. – Но одно я знаю точно: Марк – надежный мужик.

– Интересный вы разговор затеяли, служивые. – Странный, чересчур резкий для человеческого голос прозвучал настолько неожиданно, что пожилой страж невольно вздрогнул, чуть было не выронив свое оружие. Произносимые слова словно бы встречали множество препятствий, прежде чем появиться на свет, и больше напоминали клекот птицы, нежели людскую речь. – Интересный, но очень опасный.

Из темноты подземного коридора вышла закутанная в длинное просторное одеяние невысокая полноватая женщина. Остановившись в нескольких шагах от входа в хранилище, она замерла перед стражниками, внимательно изучая их из черного провала широкого капюшона.

– Стоять на месте! – Тырок расправил плечи и, сильнее сжав копье, сделал шаг вперед. – И держать руки на виду!

– Это ко мне. – Корд прислонил свое оружие к стене и приветственно кивнул визитерше. – Все готово, леди Сефрения. Как мы и договаривались.

– Хорошо, – ответила женщина, выходя на свет.

– Что готово? – Недоуменно посмотрев на своего напарника, Тырок закашлялся и, пошатнувшись, затряс головой. В ушах зашумело, а на глаза опустилась мутная молочная дымка. – Что…

Ноги пожилого стража подкосились, и он захрипел, пытаясь протолкнуть хоть один глоток воздуха в сдавленные огненным обручем легкие.

– Прости, приятель. – Поддержав готового свалиться на пол напарника, Корд забрал у него оружие. Глаза стражника закатились, и он обмяк, безвольной куклой рухнув на пол. – Ничего личного, – тихо добавил стражник, забирая у мертвеца связку ключей.

– Разве была необходимость в этом убийстве? – поинтересовалась визитерша, и юноше показалось, что он услышал в ее голосе нотку разочарования.

– Он бы сдал меня Челиндеру. – Звякнув ключами, Корд снова открыл дверь в королевское хранилище. Бросив быстрый взгляд на гостью, он посторонился, освобождая проход. – А это не входит в мои планы. Скоро я уберусь из этого затопленного непрекращающимися дождями города и…

– И ты действительно думаешь, что Марк не станет искать тебя после того, как ты убил одного из его бывших сослуживцев? – поинтересовалась Сефрения, склонившись над телом отравленного стражника.

– Я все продумал, – самодовольно улыбнулся Корд и извлек из замаскированной ниши бутылочку с настойкой. – Я тоже выпью этого пойла, только совсем немного, так, чтобы не умереть, а лишь слегка отравиться. Таким образом, я отведу от себя все подозрения. Никто не подумает на меня!

– Что ж, ты и правда все предусмотрел, – проговорила Сефрения и протянула стражнику пухлый мешочек. – Тебе удалось справиться с поставленной задачей. Хоть и грязным методом, но ты выполнил наш уговор. Надеюсь, эта скромная сумма разрешит все твои денежные проблемы.

– Да. – Поспешно забрав деньги, юный страж смущенно прокашлялся и проговорил: – Я много должен. Правда. Очень много. – Он покосился на бесчувственное тело своего напарника.

Визитерша равнодушно проследила за его взглядом.

– Я вообще-то не желал ему зла. – Юноша поспешно вынул пробку, сделал крошечный глоток и вылил все оставшееся содержимое бутылки на пол. – Просто Тырок наверняка доложил бы обо всем Челиндеру и… – повторил он, словно хотел убедить в своих словах именно себя, а не загадочную визитершу.

– Меня не интересуют твои проблемы и душевные терзания, – перебила его Сефрения, зябко кутаясь в свой бесформенный плащ. – Работа выполнена. А вот как и какими средствами ты это сделал, останется на твоей совести.

– Есть еще одна проблема. – Корд запнулся и неуверенно посмотрел на свою собеседницу.

– Тебе мало денег? – В голосе женщины засквозило презрение.

– Нет, – поспешно ответил юный стражник, вытянув вперед руки. – Что вы! Просто нужен реализм… Когда люди Челиндера найдут меня, у них не должно возникнуть ни единого подозрения, что я в этом замешан! Они должны понять, что на нас напали, перед этим отравив настойку. Все должно выглядеть так, как будто я защищался и пытался спасти напарника. Вы понимаете меня?

– Конечно, понимаю, – ответила Сефрения и, развернувшись, кивнула куда-то в пустоту темного коридора. Послышался шелест и тихий свист.

В лицо Корда ударил резкий порыв ветра, и на свет вышел высокий бронзовокожий мужчина с тугим хвостом иссиня-черных волос, затянутым на лысой макушке. Он плавным движением поднял руки, и из его ладоней вырвался ослепляющий луч света, с невообразимой силой впечатавший стража в покрытую плесенью стену. Загрохотали сминаемые в гармошку доспехи, и изо рта ошарашенно моргающего парня хлынула кровь.

– Так достаточно реалистично? – поинтересовался мужчина у молча наблюдающей за происходящим Сефрении.

– Что-о-о? – только и смог выдавить из себя стражник, стекленеющим взглядом взирая на приближающегося к нему желтоглазого гиганта.

– Прости, приятель, – равнодушно проговорил он, склоняясь над хватающимся за ускользающую ниточку жизни Кордом. – Ничего личного…

– Он мертв? – поинтересовалась Сефрения, выглядывая из-за спины своего спутника. – Опасно оставлять за спиной такого союзника.

– Да, хозяйка.

– Что ж. – Она опустила голову и секунду помолчала. – Несмотря на свою молодость, этот юноша уже давно сгнил изнутри…

– Я останусь и буду ждать тебя здесь, – ответил гигант и замер у дверей.

– Здесь? – удивленно переспросила Сефрения. – Ты мой телохранитель, Джимм, и должен повсюду сопровождать меня!

– Я не могу войти туда, хозяйка, – ответил ее спутник. – Смотри.

Он шагнул в дверной проем хранилища, который тут же озарился зеленоватым сиянием. Неведомая магическая стена непреодолимой преградой встала между Джиммом и утопающей во мраке комнатой.

– Любопытно, – задумчиво проговорила Сефрения и неторопливо вошла в раскрытые двери. Стена разделилась на две части и послушно пропустила ее внутрь.

– Ну хорошо, подожди меня тут, – сказала она и, сделав несколько шагов вперед, осмотрелась.

Стоило Сефрении войти в хранилище, как под потолком тут же ожили мирно дремавшие светлячки. Мягко замигав, они озарили помещение теплым оранжевым светом. Визитерша вздохнула и достала из потайного кармана своего длинного одеяния свернутый лист пожелтевшей бумаги. Развернув его, она неторопливо пошла вперед вдоль бесконечных рядов низких столиков, время от времени сверяясь с замысловатым чертежом.

Узкое длинное помещение скорее напоминало рыночную лавку, нежели секретное королевское хранилище. Вдоль стен стояли невысокие, огороженные тонким красным канатом прилавки – столики, на которых под толстыми стеклянными колпаками лежали всевозможные диковинки: от коротких эльфийских клинков из черного, не отражающего свет металла до чудовищно реалистичного муляжа тролличьего глазного яблока.

Женщина подошла к одному из артефактов, протянула руку к переливающемуся в свете десятков горящих под потолком светлячков скипетру и вдруг замерла.

– Неужели ты настолько не доверяешь своим людям, Теодор? – Она тихо рассмеялась и, склонившись над столиком, осторожно подула на пыльную стеклянную крышку. Пыль, в изобилии покрывающая весь зал, словно по волшебству поднялась вверх и, закружив тоненьким вихрем, осела на невидимые до того момента защитные нити, чувствительной паутиной окутывающие каждый покоящийся в хранилище артефакт. – Каков хитрец!

Отступив от стеллажа, Сефрения неторопливо прошлась по длинному, окутанному таинственным светом залу и, не найдя искомого, остановилась у двери.

– Куда же ты их спрятал?

Она снова развернула принесенный с собой свиток, сверяясь с рисунком. Пересчитала сначала столы, а потом и все артефакты. Не добившись никаких результатов, женщина вернулась назад и широкими шагами измерила помещение.

– Даже так, – пробормотала визитерша и начала аккуратно простукивать все стены, внимательно вслушиваясь в ответный звук.

Очень скоро она наткнулась на небольшие пустоты. Внимательно изучив каждую трещинку в темно-серой стене, Сефрения прошептала короткое заклинание, затем еще и еще. Ничего не произошло.

– Это что еще за неведомая магия? – недовольно пробормотала она и, вернувшись к Джимму, забрала у распластанного у входа стражника ключи от дверей хранилища. – Попробуем так…

Стоило ключу коснуться самой широкой трещины в стене, как взору визитерши открылась крошечная замочная скважина. Тихо щелкнул сработавший механизм, и небольшая, шириною в ладонь взрослого мужчины панель беззвучно откинулась вниз. За панелью оказалась круглая железная дверка с аккуратной ручкой посередине. На дверце располагались четыре маленьких крутящихся цилиндра с цифрами на каждой стороне.

– Опять эти гномьи поделки! – вздохнула Сефрения и приступила к подбору комбинации, продолжая шептать короткие заклинания.

Механизм держался до последнего, но все же поддался диковинной магии, и наконец что-то в его недрах глухо щелкнуло. Из открывшегося гномьего сейфа выехала узенькая полочка, на которой лежали три золотых медальона. Тот, что находился в центре, изображал странное уродливое существо с отвратительной удлиненной мордой. Справа от него лежал медальон с подвеской в виде маленькой зеленой птички, слева – крошечный золотой колпачок. По бокам от странных медальонов оставалось еще несколько свободных ниш самых причудливых форм. По фигурным выемкам в полочке можно было догадаться, что это место оставлено для других магических артефактов. Проверив прозрачный колпак на наличие охранных устройств, Сефрения легко приподняла его и забрала артефакты. В пустые выемки она положила круглые серые камушки. Стоило им коснуться бархатной поверхности, как вместо камня в выемках уже лежали точные копии магических медальонов. Стекло медленно опустилось на положенное ему место, полочка втянулась обратно в стену, сейф бесшумно закрылся, и потайная панель вернулась на свое место.

Спрятав свои находки в бесчисленных складках плаща, Сефрения поспешно покинула хранилище, провожаемая медленно гаснущими за ее спиной светлячками.

– Все в порядке? – встревоженно глядя на хозяйку, поинтересовался ожидавший чародейку у входа телохранитель.

– Да, все прошло… – Она равнодушно переступила через бездыханное тело Корда. – Немного сложнее, чем я рассчитывала, но все же успешно.

– И что ты планируешь делать дальше? – Джимм перетащил тела стражей к двери. Сефрения помогла своему помощнику протащить их сквозь охранное заклятье и закрыла дверь в хранилище на магический ключ.

– Настало время найти Грэя Гранта, – проговорила она, задумчиво глядя на алеющее на стене кроваво-красное пятно. – Пора этому милому юноше начинать отрабатывать свои старые долги.

– Грэй Грант? – Джимм нахмурился, сложив руки на груди. – Я никогда не слышал этого имени…

– Весьма интересный молодой человек, – ответила чародейка. – И поверь, он очень постарался, чтобы его имя не было на слуху у жителей Тэдж-Эверенса. Как и прибывающие на этой неделе в Ормельд братья Роу, он очень дорожит своей свободой, головой и конфиденциальностью. И это нам очень кстати. Пойдем, Джимм. – Она повернулась к своему телохранителю. – Нам больше незачем здесь оставаться.

Бросив прощальный взгляд на монолитную стену хранилища, где буквально несколько минут назад зиял потайной вход, Сефрения удалилась в непроглядную темноту подземных коридоров, сопровождаемая молчаливым широкоплечим гигантом.


До замка они добрались без приключений, избежав всех тролличьих ловушек. Знакомство с эльфийским клинком имело печальные последствия: Рык Флаэль потерял троих солдат. Еще один зажимал распоротое бедро и опасно раскачивался на медленно бредущей по дороге лошади. Ближе к ночи их маленький отряд стоял у глубокого рва, ожидая, пока стража опустит подъемной мост.

Резиденция герцога ормельдского Кая находилась в нескольких часах пути от северо-восточных склонов Пустых холмов. Чуть вдали раскинулся Ормельд, город, который во времена Большой игры был столицей Тэдж-Эверенса.

Загремели цепи, и темная громада моста медленно поползла вниз, радушно открывая зев массивных ворот.

– Пойдем, Норд! – Флаэль быстро спешился и бросил поводья подоспевшему конюху. – Наместник ждет тебя. – Он сделал несколько шагов и махнул рукой своим солдатам: – Эту… – Помедлил, внимательно изучая замершую на лошади троллину. – В западном крыле пустует темница… – Эльф презрительно поморщился. – Заприте ее там. Пускай наместник сам решит, как с ней поступить.

Войдя в замок, он стремительно пересек холл и поднялся наверх по широкой мраморной лестнице, украшенной красной бархатной дорожкой с симпатичными белыми кисточками по бокам. Пройдя по небольшому коридору, мужчины подошли к широким, плотно закрытым дверям в покои хозяина замка. Флаэль постучал и, не дождавшись разрешения войти, нетерпеливо потянул на себя узкую, блестящую от тысяч прикосновений ручку. В лицо Норда пахнуло жаром, словно они зашли не в кабинет наместника герцога, а в пекло деревенской кузницы.

– Я не разбудил тебя? – заглянув в комнату, тихо поинтересовался юный эльф.

– Нет. Проходи, мой мальчик.

Услышав ответ, Флаэль обернулся и кивнул северянину.

Войдя в просторную, хорошо освещенную комнату с необычным выгнутым потолком, наемник пораженно замер. Шикарные гардины на окнах, стены, украшенные старинными гобеленами и небольшими картинами эльфийских пейзажей в тонких позолоченных рамах, прекрасные ковры лучших тэдж-эверенских мастеров Ткацкой гильдии, изящная лепнина на потолке, огромный камин из черного камня, занимающий почти всю стену напротив окна, – вся эта роскошь ослепила и оглушила привыкшего к походным условиям воина. Норд распахнул куртку, задыхаясь от невообразимой духоты, казалось, намертво воцарившейся в этом прекрасном, но таком нежилом помещении. Комната как будто существовала отдельно от своего хозяина, сидевшего у камина и зябко кутающего ноги в пушистый полосатый плед.

Полар, близоруко щурясь, радушно улыбался. Северянин тоже старался выглядеть счастливым от встречи со старым другом и делал вид, что уже давно не вспоминает дела минувших дней. Это было правдой… Или почти правдой. Ведь с того злопамятного дня прошло уже столько лет! Взглянув на наместника, Норд внутренне похолодел от той боли, которая шла из некогда ироничных, чуть раскосых эльфийских глаз бывшего напарника.

– Я так рад тебе, Ветер! – Полар протянул к наемнику серые, словно обтянутые сухим пергаментом руки. Северянин подошел ближе, чувствуя, как липкие ледяные капельки пота потекли по спине.

– Здесь так жарко, Полар.

Норд стоял напротив и гадал, кто смог превратить полного сил воина в старика, трясущегося от холода в огромной душной комнате.

– Я мерзну, друг мой. – Эльф извиняюще развел руки в стороны. – С недавних пор мне стало так тяжело сохранять тепло в моем ослабленном теле.

Полар грустно взглянул на молчаливого гостя. В камине хрустнули поленья, взметнув вокруг ворох ярких искр.

– Спасибо, что привел его, сынок. – Наместник перевел взгляд на Флаэля, тихо стоявшего в стороне. – А сейчас дай нам поговорить. Мы так давно не виделись, и нам столько всего нужно обсудить.

– Я бы хотел остаться, – упрямо сжав губы, возразил юный эльф.

– Иди, – с нажимом проговорил Полар. – Не расстраивай меня.

Флаэль склонил голову и покорно вышел, прикрыв за собой дверь.

– Твой сын… Действительно, ты бы смог довериться только своей крови. – Норд снял куртку и провел ладонью по вспотевшему лбу. – Ну и жарища у тебя!

– Да, Флаэль – мой сын, – подтвердил Полар, пошевелив кочергой угли в камине. – Сын от человеческой женщины, – с нажимом добавил он. – Мальчику шестнадцать. Он глуп и горяч.

Северянин хмыкнул, вспоминая их недавние перепалки.

– Его мать погибла, оставив мне постоянно кричащий и вечно голодный кулечек, который я вырастил, как сумел. Он любит меня, и этого достаточно. Как твоя игрушка? – сменил эльф тему разговора, кивком указав на распахнутую рубашку друга.

– Шалит время от времени. – Наемник дернул ворот рубахи и решил, что пора перейти к делу. – Ты хотел видеть меня? Прислал вооруженных людей на подмогу своему отпрыску…

– Он грубил тебе? – Наместник недовольно поморщился. – Избалованный мальчишка!

– Твой сын привык к подчинению. И это сильно испортило его.

– Он глуп и горяч, – грустно повторил Полар, с сожалением глядя на дверь, за которой скрылся сын.

– Он молод, и этим все сказано, – устало кивнул Норд. – Что ж, я сделал для тебя невозможное. – Наемник невесело улыбнулся. – Добыл живую Каменную деву. – Он болезненно поморщился, растирая ноющее плечо. – И теперь ты расскажешь мне все как есть. Без утаек и лжи.

Эльф грустно вздохнул и виновато посмотрел на северянина:

– Это было нелегко? Ведь демонический заповедник охраняют люди правителя…

– Это было нелегко, – согласился северянин. – Но осуществимо.


Шаг в прошлое. Мертоль

За неделю до описываемых событий

Приграничный демонический заповедник Мертоля был уникальной охраняемой зоной Тэдж-Эверенса, в которой уже много лет бок обок жили сотни пасынков Аора[24]. За высоким, огороженным защитным заклятьем забором в крохотном зачарованном лесу довольно мирно сосуществовали около сорока занесенных в «Белый реестр»[25] видов магических существ. Для каждого была отведена своя зона, учитывающая все особенности поведения демонических обитателей заповедника и делающая их пребывание в зачарованном лесу безопасным и комфортным.

Охотники за демонами со всего мира частенько съезжались сюда, чтобы обучить своих воспитанников. Или просто по дешевке продавали пойманных в рейдах существ смотрителю демонического заповедника.

Трое охранников волшебного леса мирно сидели в освещенной светлячками будке у ворот заповедника и, вооружившись дымящимися кружками с глинтвейном, травили анекдоты, разгоняя всепоглощающую скуку ночного дежурства. Громкий шепот, взрыв хохота, стук сдвигаемых кружек и тихое бульканье.

Норд, часто оглядываясь и пригибаясь, крался вдоль ограждения. Плотнее надвинув на голову капюшон, он старался держаться в тени. Наемник бросил взгляд на разомлевших от выпитого вина стражей и нырнул в высокий кустарник, за кривыми замерзшими ветвями которого скрывалась от любопытных взглядов случайных прохожих кирпичная стена заповедника.

Стараясь не шуметь, северянин разложил на земле набор инструментов и стал аккуратно вычищать широким ребристым зубилом осыпающийся раствор, сцепляющий бурые кирпичики у подножия стены. Наемник проковырял маленькую дырочку в каменной кладке, воткнул в образовавшееся отверстие небольшую подставку и закрепил на ней светлячок. Норд оживил гномий фонарик, расположив его так, чтобы неровный свет, отбрасываемый маленьким шариком, оставался незаметным. Выждав мгновение, он достал баночку с краской и короткую пушистую кисточку. Северянин прикрыл глаза, чтобы сосредоточиться и вспомнить замысловатый иероглиф, заимствованный дрэйлинами из древнетэджэверенского языка. Нарисовав его черной краской над светлячком, он довольно хмыкнул, когда символ начал втягивать в себя свет гномьего фонарика и засветился тусклым зеленоватым сиянием. Той же кисточкой наемник начертил вокруг светлячка большой, чуть шире своих плеч, прямоугольник, стараясь, чтобы краска не попадала на стыки между камнями. Прямоугольник засветился, заставив фонарик вздрогнуть и окончательно погаснуть.

Надавив руками на получившийся рисунок, Норд легко протолкнул камень внутрь.

– Сработало! – Он удивленно вскинул брови, еще не до конца веря в происходящее. – Ай да Мэвэль! Ведь не обманул, продавая мне эту хитрую краску!

До последнего момента наемник не верил, что драконья магия сработает и позволит ему проникнуть через обвешенный защитными заклинаниями контур.

Норд легко пролез в образовавшееся отверстие и прикрыл вырезанный булыжник темным полотнищем, маскируя дыру в стене, затем отряхнулся и с интересом оглядел волшебный лес.

В открывшемся его взору прекрасном зачарованном заповеднике царило лето. Вокруг причудливых высоченных деревьев, огромными зонтами темно-зеленых крон нависавших над землей, летали крошечные золотистые феи. Они звонко смеялись, мелькая тоненькими разноцветными крылышками, кружа в воздухе и выписывая в небе замысловатые пируэты. К ним грациозной походкой подошел единорог и остался понаблюдать за веселым танцем волшебных существ.

Увидев ночного визитера, феи на мгновение замерли. Но любопытство взяло верх над осторожностью, и они, перешептываясь, подлетели к замершему в нерешительности Норду.

– Ой, какой огромный гном! – воскликнула одна, бесцеремонно усаживаясь наемнику на плечо. – Удивительно, правда, Зи?

– И чумазый, – хихикнула вторая, едва не касаясь своими золотистыми крылышками лица северянина. – Смотри, Ми!

– Я думаю, что это очень толстый эльф, Ли, – прижав указательный пальчик к щеке, предположила третья малышка, придирчиво изучая фигуру Норда.

– Где ты видела таких уродливых эльфов, Ми? – спросила крошка на плече наемника, заглядывая ему в ухо.

– А еще он таится, – констатировала Зи, вытаскивая из кармана наемника припасенный для Каменной девы сахарок.

– Так, дамочки, – перебил их Норд и отобрал у феи сахар. – Я тут по делу. Поболтаем потом!

– Зачем ты пробрался в наш заповедный лес, о уродливый эльф? – грозно спросила Ми, уперев тоненькие ручки в бока.

– Я не эльф, – ссаживая фею с плеча, проворчал северянин.

– Гном! – восторженно захлопала в ладоши Ли. – Я так и знала, что он – гном-великан! Какая прелесть!

– И не гном!

– Значит, ты человек и проник сюда ка-а-ак? Незако-о-онно! – прокричала Ми прямо в ухо Норду. Усевшись на другое плечо наемника, фея задорно улыбалась. – И нужно позвать кого-о-о? Правильно! Охра-а-ану!

Ей вторило забавное эхо, от которого у северянина загудело в голове. Он на секунду задумался, стараясь не обращать внимания на перетряхивающих его сумку летуний. А ведь малютки правы…

– Да. Я эльф, – согласился Норд и сконфуженно добавил: – И я очень страдаю от своей безобразной внешности.

– Не расстраивайся. – Зи уже с хрустом грызла сахарок. – Если ты не будешь никого обижать, мы тебя никому не сдадим.

– Премного благодарен, – улыбнулся в ответ наемник.

– Какой воспитанный! – растаяла Зи, строя северянину глазки.

– И не такой уж он уродливый, – закивала Ли.

– Что ты здесь ищешь, не такой уж уродливый эльф? – строго поинтересовалась Ми. – Мы волшебные феи, хозяйки этого заповедного леса, и знаем о нем все!

– О! – восхитился Норд, складывая обратно все вещи, которые маленькие феи уже успели вытащить из его сумки. – Это такая честь!

– Да-да-да! – раскраснелись крошки. – Мы тут самые главные. Да! Нас знают и уважают все-все-все!

– Ни секунды не сомневаюсь, – согласился северянин и, как бы невзначай, спросил: – А правду говорят, что в вашем прекрасном заповеднике обитает Каменная дева?

– Конечно, правду! А зачем тебе? Какой странный вопрос! – перебивая друг друга, затараторили малышки.

– Я пишу книгу о демонических и волшебных существах, – сочинял на ходу Норд. – Сейчас дошел до главы о Каменной деве, и оказалось, что я никогда не видел этого диковинного зверька. – Он грустно вздохнул и проникновенно заглянул одной из крошечных девчонок в глаза. – Ужасно, правда?

– Пишешь книгу? – недоверчиво переспросила Ми. – А ты уже написал про нас?

– Да, – подхватила Ли. – Что ты написал про нас?

– Ты же не забыл про нас? – всхлипнув, пропищала Зи.

– Конечно, написал! – заверил их наемник и улыбнулся. – Как вы могли подумать, что я могу забыть о зачарованных феях?!

– Мы просто… – немного смутилась Зи. – Уточнили…

– Да… просто-просто… – кивнула Ли. – А что ты написал?

– Расскажи!

– Ну пожалуйста!

– Так что же ты написал?

– Самая большая глава в моей книге – о вас, – проговорил северянин. – Она так и называется: «О прекрасных хозяйках сказочного заповедника».

– Да-да, – мило покраснела Ли.

– Да! – подхватила Зи. – Мы хозяйки!

– Да, и мы такие прекрасные, – задрала курносый носик Ми.

Очаровательные существа, весело хихикая, начали порхать вокруг Норда.

– Мы покажем тебе Каменную деву, – приняла решение Зи. – Пойдем.

Переглянувшись, ее сестренки согласно закивали и скрылись в лесу.

– Какие юркие! – выдохнул наемник, стараясь не отставать от развивших приличную скорость фей.

Перепрыгивая через корни переговаривающихся между собой деревьев, он несся вперед, изредка чихая от слетающей с крылышек фей волшебной пыльцы. Заросли неожиданно закончились, и Норд выбежал на круглую, странно блестящую полянку.

Феи, словно завороженные, замерли в двух локтях от четкой границы между лесом и похожей на взлетную драконью площадку лужайкой. На ней, словно на выставке сумасшедшего скульптора, в самых немыслимых позах застыли представители нескольких волшебных народов и дюжина обычных мелких зверюшек.

– Это здесь? – отдышавшись, спросил Норд у погрустневших волшебных летуний.

– Это здесь, – эхом откликнулись все трое и дружно вздохнули.

– Ужасное место…

– Темное и неживое, – согласилась с наемником Зи.

– Скажи, эльф, – снова приземлившись на плечо северянина, поинтересовалась Ми. – А что там? За забором?

– Да, что там? – Ли кивнула в сторону леса.

Крошечные девочки подлетели к самому лицу северянина и преданно заглянули ему в глаза.

– Вы никогда там не были? – искренне удивился Норд.

– Нет, – откликнулась Зи, звеня маленькими крылышками. – Нас привезли сюда в большом ящике…

– Там было тесно и страшно…

– И мы помяли крылышки…

– А где же вы жили до этого? – Привыкшие к темноте глаза Норда стали лучше различать то, что творилось вокруг.

– О-о-о! Это секрет, – прошептала Ми в самое ухо наемника и тут же проговорилась: – Мы жили в другом мире!

– В мире волшебных фей. Там было очень много таких, как мы…

– …и очень мало таких, как ты, – закончила за сестренку Ли.

– В другом мире? – не веря своим ушам, переспросил Норд.

– В далеком-предалеком, – прошептала Зи.

– Это невероятно! – Совершенно сбитый с толку согласно кивавшими феями, он тихо проговорил: – За забором много людей и очень мало волшебства. И оно принадлежит не людям, а дрэйлинам. – Северянин замолчал, осознав, что больше ему особо и нечего рассказать маленьким девочкам. – Мир за воротами намного хуже, чем в вашем заповедном лесу.

– Правда? – обрадовались крошки.

– Тсс! – вдруг встрепенулась Зи, склонив к плечу кудрявую головку. – Она идет!

– Где? – Норд отчаянно завертел головой.

– Вон, посмотри! – Ми указала на шевелящуюся траву. – То есть стой! Не смотри! – Фея снова оказалась перед лицом северянина. – Ни в коем случае не смотри на нее! – Она замахала маленькими ручками перед носом наемника. – Закрой глаза!

Норд покорно зажмурился. Что-то горячее прикоснулось к векам, и он почувствовал приятное тепло, словно ему на глаза надели мягкую, пропитанную душистыми травами повязку.

– Открывай! – пискнуло в ухе.

Северянин раскрыл глаза и дернулся, прижав руки к лицу. Теперь он видел все в странных черно-зеленых тонах. Очертания предметов стали резкими, но в то же время на удивление бархатистыми.

– Нравится?

– Я никогда ничего подобного не видел! – Норд ошарашенно покачал головой.

– Естественно, не видел! – звонко рассмеялась Ли. – Это запредельная магия, глупый. Вон твоя Каменная дева. – И малышка, брезгливо сморщив носик, указала на рассекающего траву, словно маленький кораблик воду, зверька.

Больше всего существо было похоже на покрытого жесткой шерстью постоянно фырчащего ежа размером с откормленную дворовую кошку. Зверек сопел и кряхтел, изредка возмущенно шипя. Острый широкий нос рыскал вокруг.

– Ну как? – Феи демонстративно отвернулись от выползшего на поляну существа. – Она тебе нравится?

– Не очень, – честно признался Норд.

Стоило Каменной деве услышать человеческий голос, как она тут же проворно подбежала к наемнику и угрожающе заскакала вокруг него на коротких кривых лапках, сыпля из глаз яркими густыми искрами.

– Ты ей тоже, хи-хи!

– А хотите, – осторожно отходя от подпрыгивающего и скулящего на одной ноте зверька, предложил северянин, – я заберу ее отсюда? И на этой поляне больше не прибавится новых статуй.

– Хм… ты хочешь украсть демона? – непонимающе протянула Ли.

– Забери лучше нас! – попросила Ми, хлопая длинными пушистыми ресницами. – Мы намного симпатичнее!

Норда резко бросило в жар. Видимо, волшебная повязка не полностью спасала своего обладателя от демонической магии Каменной девы, которая, словно почувствовав слабину человека, зашипела еще громче. Наемник пошатнулся.

– А кто же тогда будет хозяйничать в заповеднике? – спросил он, борясь с подступающей тошнотой.

– Ты прав…

– Да, прав…

– Так жаль!

Норд снова пошатнулся и, облокотившись о дерево, вытер рукавом выступивший на лбу холодный пот.

– Отдайте каменного демона этому человеку, деточки, – раздался рядом глубокий голос, и дерево, на которое так неосторожно облокотился северянин, зашевелилось.

– Простите! – Резко отдернув руку, Норд поднял голову вверх.

Из густой кроны на него смотрели два сияющих черных глаза.

– Прощаю, – великодушно ответило дерево. – Давно было пора избавить от нее наш лес.

– Забирай! – королевским жестом позволила Зи, с неприязнью глядя в спину не отходящего ни на шаг от северянина демона. – Она нам противна…

– …не умеет разговаривать…

– …и танцевать!

– Ну, спасибо! – выдохнул наемник и отдельно поблагодарил дерево: – И вам тоже.

Надев принесенные с собой защитные перчатки, которые он предусмотрительно купил у того же Мэвэля, Норд достал из кармана остатки сахара. Каменная дева замерла, почувствовав запах угощения. Стоило северянину бросить сахарок на землю, как демон хищно набросился на него и съел в два счета. Громко чихнув, зверек начал рыскать длинным тупым носом по траве в поиске новых сладостей, напрочь забыв о наемнике.

– И почему все нелюди так любят сладкое? – Норд удивленно покачал головой.

Достав из заплечного мешка пузатую бутылочку с темно-фиолетовой жидкостью, он вылил ее содержимое на длинный отрез ткани. Как только тряпка пропиталась раствором, наемник бросил ее на удивленно завизжавшего демона. Повисла секундная пауза. Существо деловито потопталось на месте, громко рыгнуло, хрюкнуло и как подкошенное рухнуло на землю.

– Ты убил ее?! – ахнула Ми, озадаченно кружась вокруг Каменной девы.

– Нет. – Сняв перчатки, северянин убрал их в сумку. – Это усыпляющий раствор. Она просто спит.

В подтверждение слов наемника демон перевернулся на бок и громко захрапел.

– Ты уже уходишь? – спросила Ли, помогая Норду покрепче затянуть узел на мешке, в который тот погрузил Каменную деву.

– Да, мне пора, – с сожалением признался наемник. – В любой момент может прийти смотритель или стража заметит дыру в стене. И тогда мне не поздоровится.

– А ты еще навестишь нас? – грустно улыбнулись малышки, провожая северянина к забору.

– Я постараюсь…


– Поверь, я не собирался тебе врать. Это вышло скорее случайно, нежели по злому умыслу, – признался Полар и, устало взглянув на камин, начал свой рассказ: – Две недели назад мой старший брат герцог Кай в спешке покинул замок, отправившись на чрезвычайный совет в Мертоль. После того случая… – Эльф виновато посмотрел на друга, вспоминая историю, ставшую причиной их размолвки. – Я вернулся в Ормельд и выпросил прощения у своих родных. Со временем косых взглядов в мою сторону было все меньше и меньше. Все проигранные деньги я вернул. – Он пожал плечами и усмехнулся. – И стоило им так злиться из-за какой-то сотни тысяч тарков.

– Ты проиграл в Стохейме[26] почти все состояние своей семьи, Полар, – напомнил ему Норд и жестко добавил: – И чуть было не разорил родных. Твой отец еще очень мягко наказал тебя, сослав в тренировочный корпус наемников.

– Семь лет! – разозлился эльф, вспомнив старые обиды. – И все эти годы я рисковал своей жизнью! Каждый день!

– И не только своей, – напомнил ему северянин.

– Да, и не только своей, – согласился Полар, неожиданно быстро успокаиваясь. – Но мой отец умер пять зим назад. Глупо вспоминать старые обиды, – сказал он, с немым укором глядя на Норда.

– Ты прав, – кивнул наемник, отводя взгляд. – И ты, как всегда, отвлекся…

– Я, как военный советник герцога ормельдского и его родной брат, был оставлен наместником на период его отсутствия, – продолжил свой рассказ эльф. – Все мои родственнички, рискнувшие не согласиться с решением герцога, давно покоятся на дне одного из семи ормельдских озер. Вряд ли они теперь станут оспаривать мое право временно заменять его светлость. – Он глухо рассмеялся удачной, по его мнению, шутке. – На следующий день прибыл курьер с посылкой для герцога. Тогда я и совершил эту непростительную ошибку. Не знаю, куда девалось мое хваленое чутье. Видимо, растерялось за годы дворцовых интриг и лизоблюдства. – Полар снова засмеялся и сразу же закашлял, морщась от хрипоты своего голоса. – В посылке меня ждал необычный подарок – странный артефакт. Маленькая копия Каменной девы, зверька, которого ты так любезно добыл для меня.

Норд молчал, внимательно слушая своего бывшего напарника. В его памяти сразу же всплыл рассказ юного Родрика о проклятии Каменной девы.

– И вот взгляни, – Полар грустно улыбнулся и театральным жестом откинул с ног покрывало, – что из этого вышло!

Северянин невольно отшатнулся, пораженный увиденной картиной. От пояса и до кончиков пальцев ног эльф превратился в бесформенное каменное изваяние из странной грязновато-серой породы с глубокими трещинами и красными разводами по краям. К полу, словно корни векового дерева, тянулись каменные щупальца. Они уходили куда-то за необычное, покрытое легкой темно-коричневой тканью кресло, в котором сидел наместник. Большие круглые колеса с прикрепленной к подлокотнику коробочкой с мигающими огоньками выдавали в кресле очередное гномье изобретение.

– Это… это…

– Чудовищно? – подсказал Полар, стуча костяшками пальцев по своим коленям. – Да, пожалуй, это самое страшное и странное, что мне доводилось видеть в своей жизни. Я каменею, мой друг.

Норд подошел к эльфу и, присев на корточки, стал изумленно изучать струящийся по камню узор. Через весь обелиск шли странные нечеткие витиеватые письмена, словно бесконечная тонкая змея обвивала ноги его бывшего напарника.

– Я не сразу понял, что произошло, – минутой позже признался наместник. – Вначале мне показалось, что это просто усталость или возраст. Но в ту же ночь я орал от пожирающей меня изнутри боли так, что насмерть перепугал весь замок. Ты знаешь, каково это, когда в твоих жилах каменеет кровь?

Северянин посмотрел в глаза старого друга и поспешно отвернулся. Сколько же боли ему пришлось вытерпеть!

– Потом пришел холод. Я перестал чувствовать ступни, затем ноги онемели до колен. Сегодня я увидел это.

Он показал Норду раскрытые ладони, на которых сквозь линии жизни проступили четкие темные каменные прожилки.

– Что же заставило тебя обратиться именно ко мне? – спросил Норд, обходя кресло-каталку кругом. – Я же не демонолог, в конце концов…

– Ты один из немногих живых существ в этом хрупком мирке, кому я могу безоговорочно доверять. – Сжав ладони, эльф поморщился. – И еще потому, что ты под защитой, друг мой. – Он кивком указал на грудь наемника.

– Это не ответ…

Они помолчали, думая каждый о своем.

– Мне страшно, Норд, – признался наместник, задумчиво глядя на огонь в камине. – За эти дни у меня перебывало множество лекарей из всех уголков Тэдж-Эверенса. Чтобы быстро доставить их сюда, я потратил на телепорт-кристаллы целое состояние. Никто не понимает, каким образом чудовищную магию Каменной девы можно обуздать и обернуть вспять действие медальона. А потом появилась Тэльма. – Он неожиданно усмехнулся. – Она предложила попробовать извлечь из магии этого демонического существа своего рода противоядие. Для этого ей и понадобилась настоящая живая Каменная дева. Полудемон-полузверь, до недавнего времени обитавший в приграничном демоническом заповеднике Мертоля. Не знаю, почему я поверил этой старухе. Зацепился за соломинку, словно глупый мальчишка. Но в тот момент это предположение показалось мне таким логичным… Ритуал, проведенный знахаркой, не принес никакого результата. Возможно, что-то пошло не так, возможно, ей чего-то не хватило. – Эльф помолчал. – В разговоре я вскользь обмолвился о некоторых фактах нашей с тобой общей военной биографии. И ее очень заинтересовала твоя… уникальность, скажем так.

– Мне нужно поговорить с этой «советчицей». – Норд подошел к окну и приоткрыл его, чтобы хоть немного подышать свежим воздухом.

За окном бушевала вьюга и не переставая выл ветер. Снежинки стаей сбесившихся насекомых бились о стекло, так и норовя разбить его вдребезги. Такое суровое начало зимы было редкостью для юга Тэдж-Эверенса.

– Снег, метель и обжигающий мороз ночью и резкое потепление днем. – Словно прочитав мысли Норда, Полар покачал головой и добавил: – Но тебе ведь не привыкать, Ветер?

– Не привыкать, – согласился северянин, уткнувшись лбом в стекло. – Я вырос в Ледяной пустыне близ Теолеи, где снег сходил лишь на полтора месяца в году. Летом на промерзшую землю обрушивалась изнуряющая жара. Теольцы на это время прятались вглубь горной гряды у восточного шлейфа Горри, стараясь хоть как-то спастись от палящего солнца. Их меховые шкуры не давали им возможности даже нос высунуть на солнцепек. Хотя раньше такого действительно не было… – Он вздохнул и закрыл глаза. – Еще мой дед рассказывал, что во времена его детства снега не сходили вовсе, да и мороз не был таким жгучим.

– Люди говорят, что с запада на нас идут полчища нечисти, остановить которые будет совсем не просто, – поддержал беседу наместник. – Что же произошло с нашим миром?

Вопрос был скорее риторическим. Еще десять лет назад жителям герцогства даже в голову не могло прийти, что в их родном городе совершенно обычным делом станут бушующие ураганы, с корнем вырывающие полувековые деревья.

– Я был вынужден сразу же оповестить о происходящем правителя. – Эльф многозначительно указал узловатым пальцем в потолок. – Теодор конечно же заверил меня, что все под контролем. Но все же приказал Каю после завершения чрезвычайного совета остаться на время в столице. До выяснения обстоятельств, так сказать… Я должен ждать его здесь. – Он раздраженно постучал пальцами по подлокотникам своего кресла-коляски. Звук вышел неожиданно звонким.

– Так почему я? – не отставал Норд, стараясь вытащить из наместника больше информации о таинственной столичной знахарке.

– Ты один из самых ловких и везучих охотников за нечистью, Ветер, – снова ушел от ответа Полар. – И пусть это звучит банально, но кто, если не ты? Ты мой единственный друг. Я доверяю только тебе.

– Ты лжешь, – продолжая кивать в такт словам наместника, едва слышно прошептал северянин, а затем сказал: – Все же я хотел бы посмотреть на эту знахарку и побеседовать с ней.

– Хорошо, – сдался эльф, отворачиваясь к камину. – Она в моем кабинете. Флаэль проводит тебя…


Шаг в прошлое. Ормельд

За две недели до описываемых событий

– Отец! – Флаэль по привычке без стука вошел в кабинет Полара. В руках у юного эльфа была небольшая посылка, завернутая в плотную коричневую бумагу. – Курьер принес это только что и, представь, долго не соглашался отдавать мне!

– Что там, покажи. – Наместник взял из рук сына небольшую коробочку и с недоумением покрутил ее в руках. На боку размашистым почерком было написано имя адресата. Посылка предназначалась его брату, герцогу Каю. – Здесь написано: «Передать лично в руки высокородному Каю». Хм… Подождем возвращения его сиятельства. – Он вернул коробочку Флаэлю. – Пускай сам разбирается. Хотя нет… – Эльф снова задумчиво покрутил посылку в руке. Внутри перекатилось что-то тяжелое. – Лучше просто отдай ее начальнику охраны. Это по его части.

Потеряв всякий интерес к происходящему вокруг, Полар углубился в изучение отчета, присланного ему накануне главой разведывательного управления Ормельда. Информация касалась необычной активности северо-западных переселенцев. Ходили слухи, что варвары медленно, но неуклонно собирают армию, укрывшись в ледяной пустыне Теолеи, по которой с огромной скоростью распространялась эпидемия орефейской чумы.

– Что ж. – Эльф потер уставшие глаза. – Слухи подтвердились, – сознался он сам себе. – Осталось только выяснить, сколько им понадобится времени, чтобы добраться до Горри, а оттуда и до плато Дэрго.

За его спиной зашуршала бумага. Не придав этому звуку особого значения, Полар поднялся и прошел к окну. Открыв его, он с удовольствием вдохнул морозный вечерний воздух и, склонив голову, задумался.

– Простая цацка, – услышал он разочарованный голос сына и, вздрогнув, резко обернулся.

Флаэль недовольно крутил в руках вскрытую коробку, в недрах которой что-то тускло поблескивало.

– Дай сюда! Немедленно! – прокричал Полар и, в два шага преодолев разделяющее их расстояние, выхватил из рук ошарашенного сына посылку.

– Да что тут такого?! – взвился юный эльф, дергая коробку на себя.

Медальон легко заскользил по атласной ткани на дне коробочки и неуверенно уткнулся во вцепившиеся в посылку пальцы наместника. Глаза крошечного зверька раскрылись и ярко блеснули. Полар отпрянул и оглушенно затряс головой.

– Я… – Флаэль мгновенно отпустил посылку, словно она вмиг раскалилась докрасна. – Я не хотел! Что произошло?

Коробка с тихим стуком упала на пол.

– Ничего. – Наместник часто заморгал, смахивая слезы платком. – Когда же ты, наконец, научишься не лезть туда, куда не следует?

– Но я… – пролепетал его сын.

– Когда-нибудь, – присев на корточки, Полар осторожно закрыл коробку, – твоя глупость доведет меня до беды…

– Я всегда в ответе за свои поступки, – высокомерно задрав подбородок, сказал Флаэль. – Если вдруг по моей вине произойдет какая-либо неприятность, я с легкостью все исправлю.

– Поживем – увидим, – отозвался наместник, с недоумением глядя на свои потемневшие ладони, сквозь кожу которых проступили тонкие красноватые прожилки.


Знахарка Тэльма оказалась маленькой худенькой старушкой, мирно дремлющей на самом краешке дивана в огромном кабинете наместника. Украшенное прекрасными картинами и обставленное дорогой антикварной мебелью помещение было слишком холодным для постоянно мерзнущего Полара. Несмотря на это, здесь с удовольствием собирались все его гости.

Раздраженно отмахнувшись от «госпожи», знахарка попросила называть ее просто по имени – Тэльма. Она поправила выбившуюся из чепчика седую прядь волос, энергично обогнула длинный прямоугольный стол и указала северянину на высокий стул.

– Как вы относитесь к чаю со сладостями? – словно радушная хозяйка, поинтересовалась она, вопросительно глядя на наемника.

– Я не дрэйлин, чтобы быть неравнодушным к сладкому, – улыбнулся Норд, присаживаясь. – А вот от крепкого чая я бы не отказался.

Тэльма стремительно и удивительно проворно для своего почтенного возраста подошла к двери. У самого входа на длинном шелковом шнурке висел небольшой колокольчик, в который знахарка с остервенением затрезвонила.

– Я нашел в гостевом зале интересную книгу. – В кабинет, не отрываясь от чтения небольшой книжицы в толстом кожаном переплете, вошел высокий седовласый мужчина. – Видимо, кто-то забыл вернуть ее в библиотеку. «Мифы и легенды Древнего Тэдж-Эверенса». Очень-очень неординарное чтиво.

– Ты все-таки выбрался в наши края, магистр Оуэн! – всплеснула руками Тэльма и с трогательной нежностью посмотрела на рассеянно улыбающегося старца. – Королевский сновидец в Ормельде! Я так рада!

– Разве я мог отказаться от такого приглашения! – отозвался пожилой визитер, увлеченно перелистывая страницы.


Шаг в прошлое

Лицей технических и естественных наук Мертоля

Незадолго до описываемых событий

В обсерватории Оуэна ожидало радостно мигающее зеркало междугородней связи, из которого на сновидца смотрело улыбающееся лицо старой приятельницы Тэльмы.

– Оуэн! Ну наконец-то ты вернулся!

– Куда ты пропала? – Магистр сел на стул и устало откинулся на спинку. – От тебя уже несколько месяцев нет никаких вестей…

– Я в Ормельде, – ответила знахарка и, обернувшись, кивнула кому-то и махнула рукой. – Ты не поверишь, но я нашла…

– Что ты нашла? – переспросил сновидец, прослушав окончание фразы. Связь обещала желать лучшего.

– Я хочу показать тебе интересную диковинку. – Голос Тэльмы звучал все приглушеннее и приглушеннее.

– Изображение пропадает! – Оуэн пристально вглядывался в мутное зеркало, стараясь различить лицо пожилой знахарки. – Связь ужасная! – сказал он, недовольно морщась. – Что ты делаешь в Ормельде?

– Человек с гномьим механизмом вместо сердца, – словно торговка, расхваливающая свой товар, проговорила Тэльма, не расслышав вопрос своего друга. – Спорим, ты ни разу не видел ничего подобного?!

– Даже спорить не стану, – рассмеялся сновидец, придвигаясь поближе к «зеркалке» в отчаянной надежде хоть что-нибудь расслышать. – На это действительно стоит посмотреть.

– Здесь есть еще кое-что. – Она замолчала, подбирая слова.

– Что еще ты мне приготовила? – поинтересовался магистр, предвкушая очередную так любимую им магическую загадку.

– Связь… ужасная! – Голос пожилой травницы прерывался, а изображение снова и снова шло рябью. – Ты приедешь?

– Конечно! – воскликнул сновидец, довольно потирая руки. – Только не знаю, когда смогу выбраться…

– Приезжай скорее. Увидишь все своими глазами, – подзадорила она старого друга. – Я буду…

И связь прервалась.

– Гномья поделка! – вздохнул Оуэн, легонько стукнув ладонью по раме зеркала. Зарябив, изображение пропало вовсе. – И что ты будешь со всем этим делать?! – пробормотал он и, накинув на «зеркалку» отрез ткани, спустился в кабинет гномьего старосты Тоира Огромного молота.

Тоир оказался в кабинете не один. За столом, безмятежно потягивая вино из высокого бокала на изящной тонкой ножке, сидел герцог ормельдский Кай.

– Из-за того, что кто-то покушался на мою жизнь, его величество рекомендовал мне оставаться в столице! И я прозябаю здесь уже больше недели. – Он вздохнул и довольно улыбнулся: – Правитель очень дорожит мною!

– Приветствую вас, ваше сиятельство, – поздоровался Оуэн с высокопоставленным эльфом и приветливо кивнул гному. – Кто-то покушался на вашу жизнь? – заинтересованно спросил он.

– Меня пытались убить! – воскликнул Кай, обрадовавшись новому слушателю. – Может быть, убийца проник и в королевский замок! – Он затравленно огляделся по сторонам, словно наемные убийцы могли спрятаться за гардиной у окна. – И выжидает, чтобы завершить свое грязное дело!

– Позвольте поинтересоваться, – начал сновидец, но эльфа уже было не остановить.

– Нет, я, конечно, понимаю! Я очень важная персона! Фактически я… – Он задумался, подбирая для себя самый величественный эпитет. – Я же единственная надежда этого крошечного мирка!

– Мирка? – саркастически изогнув кустистую бровь, поинтересовался Тоир, видимо уже не в первый раз выслушивающий этот монолог.

– Городка! – не моргнув глазом, поправился Кай. – Но вы только подумайте, каков наглец! Покушение на меня!

– В прошлом месяце герцогу пришла посылка с интересной безделушкой, которую так неосмотрительно открыл его племянник, сын оставленного им на троне наместником младшего брата, – пояснил староста. – К счастью для его сиятельства, незадолго до этого Теодор вызвал его в столицу.

Оуэн изумленно покачал головой.

– В посылке оказался очень интересный артефакт – медальон Каменной девы, который должен храниться под замком в нашем хранилище запрещенных артефактов. – Тоир перевел задумчивый взгляд на замершего в изумлении сновидца.

– Как же они проникли в хранилище? – раздосадованно пробормотал он.

– Вот это как раз и остается загадкой, – задумчиво протянул гном. – Марк оставил все в хранилище нетронутым до нашего прибытия. Спустись туда и взгляни на сейф, – попросил он и поинтересовался: – Тебе ведь известны свойства этой старинной вещи?

– Медальон не активирован. Не был активирован, – поправился сновидец, присаживаясь на стул. – Поговаривают, что он превращает человека в камень, стоит тому лишь коснуться его. Наместник обязательно должен был до него дотронуться. – Он закрыл лицо руками. – Эльфийская кровь всегда имела большую сопротивляемость против этих древних игрушек. У нас еще есть надежда… Если бы Полар взял его в руки или, что еще хуже, надел на себя… – Оуэн содрогнулся, представляя, через что пришлось пройти наместнику. – Он окаменел бы на месте.

– Это лечится? – Кай вклинился в разговор, явно недовольный тем, что про него все забыли. – Мой брат останется в живых?

– Трудно сказать. Если опираться на знания из старых книг, то – да, – кивнул гном, исподтишка переглядываясь с хмурым сновидцем. – Человеческие легенды уверяют, что только хозяйка медальона, Старая богиня, сможет отменить его действие.

– Этот Каменный демон?

– Каменная дева, – поправил его Тоир. – Демонический зверек обитает в мертольском заповеднике. Если верить летописям, то ее магия может обратить заклятие вспять.

Услышав это, Кай встрепенулся.

– Но ведь к этому существу не может подойти ни один смертный, – осторожно возразил Оуэн. – Его сердце просто остановится.

– Смертный – да, – согласился староста. – А вот дракон, к примеру, – нет. Их сердца устроены по-другому. Как и зрение… Но все же лучше не рисковать.

– Или не иметь сердца, – пораженный неожиданной догадкой, пробормотал сновидец. – Нет… Она бы не стала.

– Что ты сказал? – переспросил не расслышавший сновидца Тоир.

– Ничего, – спохватился Оуэн. – Просто подумалось… Нужно спросить у Хорраасса.

– Что спросить? – откликнулся сбитый с толку староста.

– А богиня? – Глаза Кая сверкнули, словно у ребенка, услышавшего начало красивой сказки.

– Каменная дева, мятежная Старейшина, была заточена в демоническое тельце маленького зверька еще во времена войны Старейшин. Часть ее могущественной сущности поместили в тот злополучный медальончик, – ответил гном, хмуро поглядывая на растерянного сновидца. – Близилось окончание войны. Уже были уничтожены два материка, похоронив под толщей воды сотни тысяч невинных жизней. Магия Карт-ключей заточила души мятежных Старейшин в старинные артефакты. Игрок постарался разделить части их сущностей по разным клочкам суши в надежде, что они никогда не возродятся и не продолжат свои бесчинства.

– Но ведь это всего лишь детская сказка? – с дрожью в голосе спросил герцог.

– Конечно, сказка, – улыбнулся Тоир, отводя глаза.

– Конечно, сказка, – эхом отозвался Оуэн.

Нехорошее предчувствие поселилось в его душе. Нужно было как можно скорее отправляться в Ормельд! Сновидец поспешно откланялся и заспешил в подземную библиотеку, находившуюся как раз рядом с королевским хранилищем запрещенных артефактов. Пребывая в тягостных раздумьях, он спустился вниз по длинной винтовой лестнице в подвал лицея, который заканчивался небольшой дверцей, закрытой на пузатый висячий замок. Вместо замочной скважины в центре замка располагалась фигурная выемка. Сновидец вынул из кармана слишком большой для человеческой руки перстень и приложил украшение к замочной скважине. Гномий механизм тихо щелкнул, и дверь открылась, пропуская гостя внутрь.

За дверью оказался длинный широкий тоннель, вдоль которого тянулись блестящие, уходящие вдаль рельсы. На них стояла небольшая приземистая, как и сконструировавшие ее гномы, вагонетка, по бокам которой горели четыре светлячка.

Подобрав полы своей длинной мантии, Оуэн забрался внутрь и, опустив длинный плоский рычаг, уселся на небольшую лавочку. Вагонетка зажужжала и неторопливо покатилась вперед. По мере того как она набирала скорость, проезжая вглубь тоннеля, по периметру весело зажигались все новые и новые светлячки, освещая путнику дорогу.

Стоило вагонетке подъехать к пересечению с другими подземными путями, дорожные стрелки звонко щелкнули и хитроумное средство передвижения повернуло налево. Правое ответвление тоннеля вело в королевское хранилище запрещенных артефактов.

Четверть часа спустя движение замедлилось, и сновидец остановился у такой же лестницы, как и та, по которой он совсем недавно спустился под землю. За спиной, мигнув напоследок, гасли последние светлячки. Тоннель погружался в бархатную темноту. Выбравшись из вагонетки, Оуэн с удивительной для его возраста легкостью поднялся наверх по узкой железной лестнице. Снова воспользовавшись своим перстнем, он открыл дверь в библиотеку мертольского лицея, крупнейшего хранилища знаний в Тэдж-Эверенсе.

Стоило магистру войти в помещение, как оно тут же озарилось светом десятка спрятанных под потолком гномьих фонариков. В библиотеке было тепло и тихо. Неторопливо прогуливаясь между рядами заполненных книгами шкафов, Оуэн довольно быстро нашел искомый отсек.

– Что же, – вслух проговорил сновидец. – Посмотрим, что тут у нас есть интересного про эту загадочную Каменную деву.

Усевшись на пол, он надолго углубился в чтение.

– Ничего конкретного! – Захлопнув очередной древний фолиант, магистр разочарованно вздохнул и поморщился от досады, вытянув затекшие ноги.

Во мраке тускло освещенной библиотеки негромко кашлянули, и от одного из стеллажей отделилась тень.

– Давненько ты ко мне не захаживал, мастер, – упрекнули его низким гортанным басом. – И зря…

– Прости, Хорраасс, – улыбнулся сновидец, поднимаясь навстречу своему давнему приятелю. – Дела, знаешь ли…

– И совсем нет времени, чтобы навестить старого друга? – обиделась тень, так и не выйдя на свет.

– Я кое-что принес для тебя, – проговорил Оуэн и, порывшись в карманах, извлек тонкий железный обруч.

Покрутив его в руках, он бросил обод в сторону своего собеседника. Тот на лету поймал старинный артефакт, и спустя мгновение на свет выбрался высокий и широкоплечий каменный тролль.

– Так-то лучше, – довольно прогудел он, поправляя красующийся на макушке обруч, казавшийся крошечным на огромной шишковатой голове силача.

– Не знал, что ты и света светлячков боишься…

– Опасаюсь. Гномьи фонарики – дети солнца, – отозвался каменный тролль. – Если один из них вдруг расколется… Сам понимаешь, я не успею отбежать. Я вообще не люблю бегать, – признался он. – Долго ты мне его нес.

– Я же обещал раздобыть его для тебя, – пожал плечами сновидец, расставляя книги по местам. – Но не уточнил, когда конкретно, – улыбнулся он.

– Обещал, – задумчиво кивнул Хорраасс. – Он такой тяжелый, что ты смог донести его до меня только сейчас?

В голосе библиотекаря звучала обида.

– Ты один их последних оставшихся в природе каменных троллей, Хорраасс, – легко парировал магистр. – Подобные игрушки уже давно вышли из моды, а твои потомки прекрасно научились выходить на солнце и не каменеть. Я почти все города Тэдж-Эверенса обегал, чтобы найти его для тебя, – с укором в голосе проговорил он.

– Хм… Я благодарен тебе, – смущенно проговорил каменный тролль. Усевшись на пол рядом со сновидцем, он с глухим стуком прислонился спиной к стеллажу. – Как ты поживаешь?

– Ужасно, – поморщился Оуэн, рассеянно разглядывая корешки старинных книг. – Тысячелетие спустя кто-то решил сыграть по-крупному и украл медальон Каменной девы прямо из нашего хранилища. – Он прикрыл глаза, давая им передышку. – Слух пошел, что кто-то опять видел вурдалачьи кладки в Пустых холмах…

– Вурдала-а-аки?! – растягивая буквы, переспросил библиотекарь. – Вот уж о ком давно ничего не было слышно. Весело у вас там…

– У нас всегда так, – улыбнулся сновидец и поинтересовался: – Как ты тут? С ума еще от скуки не сошел?

В ответ тролль лишь пожал огромными каменными плечами.

– Мыши завелись, – подумав, ответил он.

– Вывел?

– Нет, – прогудел Хорраасс и повернул к магистру свою тяжелую голову. – Я с ними разговариваю, – сознался он. – Все же веселее, чем так.

– Совсем ты тут плесенью покрылся. – Оуэн поднялся и сочувственно посмотрел на друга. – С мышами беседуешь.

– Каменный тролль не может покрыться плесенью, – глубокомысленно изрек Хорраасс. – Он не сыр. А ты чего тут потерял? – спросил он, с интересом наблюдая за роющимся в фолиантах старцем.

– Ищу хоть что-нибудь дельное о Каменной деве, – ответил сновидец и, проведя пальцем по пыльным книжным корешкам, снова занялся изучением древних фолиантов. – Но пока так ничего путного и не нашел…

– А тут ничего и нет.

– Правда? – удивился Оуэн, выныривая из бумажного завала. – Странно… Я думал, что в нашей библиотеке собрана вся информация о Старейшинах…

– Вся информация о Пустых холмах и том времени, когда Игрок сражался с мятежными Старейшинами, хранится в Ормельде, в замке герцога Кая, – ответил каменный тролль, поднимаясь на ноги и стараясь при этом ничего не зацепить. – В Призрачных подвалах.

Сновидец задумчиво покивал и поинтересовался у библиотекаря:

– У тебя случайно нет телепорт-кристалла под рукой?

– Ты решил прыгнуть прямо отсюда? – удивился Хорраасс и саркастически хмыкнул. – А ты, как я погляжу, смельчак.

– А чем это место отличается он замка или торговой площади? – спросил сновидец, отряхивая от пыли свою мантию. – Необходимо убедиться, что с другими медальонами все в порядке. Эх… – Он вздохнул. – И нужно немедленно отправляться в Ормельд к Тэльме. Остается надеяться, что она не успела совершить непоправимое, – пробормотал магистр и недовольно покачал головой. – К сожалению, у меня нет времени кататься туда-сюда на этих старых медлительных вагонетках.

– Эти медлительные вагонетки в свое время были одним из самых прогрессивных изобретений гномов, – назидательно проговорил тролль. – И самое интересное, что изобрели их еще до Большой игры.

– Пора бы им уже модернизировать свое изобретение, – поморщился магистр, с недовольством вспоминая жесткие деревянные сиденья.

Каменный тролль в ответ лишь меланхолично пожал плечами. Он развернулся и скрылся в своей каморке, где жил уже много десятилетий, являясь бессменным хранителем сокровищ мертольской библиотеки. Через несколько минут Хорраасс вернулся, держа в огромных каменных лапищах три телепорт-кристалла.

– Вот, возьми. – Он протянул их сновидцу.

– Благодарствую, – улыбнулся в ответ Оуэн, спрятав два из них в карман. – Ты бы поднялся наружу, – посоветовал он. – Прогулялся. Теперь ты можешь проделать это даже днем, совершенно не опасаясь за свою жизнь. Там много чего интересного произошло за все те годы, что ты тут чахнешь в добровольной ссылке.

– Я не чахну, – гулко ответил один из последних представителей каменных троллей. – Я размышляю.

– Что ж. – Приняв этот ответ как должный, сновидец раздавил в руках телепорт-кристалл, мысленно представив двери зачарованного склада древних артефактов. – Тебе виднее. Мне нужно срочно попасть в хранилище. Я должен увидеть все своими глазами и проверить наличие остальных артефактов. Один из них уже украден. Нужно выяснить, что еще успели забрать воры.

– Возьмешь меня с собой? – Видимо, библиотекарь все же решил последовать совету Оуэна и прогуляться по подземным этажам королевского замка.

Магистр на миг задумался:

– А почему бы и нет. Моих сил должно хватить, чтобы доставить нас к входу целыми и невредимыми.

Хорраасс неторопливо кивнул и вслед за сновидцем вошел в портал.


Оуэн зажег светлячок и, окруженный мерцающим ореолом, подошел к хранилищу запрещенных артефактов, у дверей которого замерли два скучающих королевских стражника. Увидев хмурого магистра, они быстро переглянулись и, подтянувшись, громко звякнули оружием. Оуэн подошел к дверям, оглянулся и зацепился взглядом за кровавый отпечаток на стене.

– Что это за пятно? – спросил он у замершего навытяжку стража.

– Вы, наверное, уже в курсе, что сюда проник вор, – проговорил тот и зло скрипнул зубами. – Он убил двух наших сослуживцев. Кровь не стирается, как ни пытались… Челиндер приказал найти злоумышленника и доставить к нему.

– Живым? – осторожно поинтересовался пожилой магистр.

– Он не уточнял, – ответил страж и, криво улыбнувшись, передал сновидцу ключи от входа.

Зачарованная замочная скважина появилась, стоило магистру прикоснуться к двери небольшим ключиком.

– Расскажи мне, что здесь произошло, – попросил Оуэн, открывая вход в хранилище. – Как они погибли?

– Проникновение в хранилище произошло как раз в дежурство Тырка и Корда, – сказал солдат, хмуро посмотрев на багровое пятно. – Хорошие были парни, надежные и верные. Хотя Корд зеленоват еще был, конечно, совсем мальчишка, – грустно вздохнул страж. – Вор каким-то образом умудрился пробраться на подземный этаж, минуя почетный караул у входа в замок и охранное заклятие у лестницы, ведущей вниз. С этим мастер Челиндер тоже приказал разобраться, – пробормотал он. – Ни одна охранная система в хранилище не потревожена. Что украдено – нам, простым охранникам, никто не рассказал. – В голосе стража послышалась досада. – Тырка отравили. Он умер быстро, возможно, даже не осознав, что произошло. А вот Корд… – Стражник содрогнулся от воспоминаний. – Корд умирал долго и мучительно. Нападавший превратил его в кровавое месиво, размазав по этой стене. – Он кивнул на багровую отметину за спиной магистра.

– Одного отравил, второго расплющил, – задумчиво повторил сновидец и повернулся к замершему рядом Хорраасу. – Тебе не кажется это странным?

Каменный тролль задумчиво склонился над алым пятном и буркнул в ответ что-то неразборчивое.

– Если бы это был наемный убийца, – вслух размышлял магистр, – то мы бы даже не поняли, от чего погибли эти несчастные. А если кража была спонтанной, то он убил бы их одним и тем же способом. Зарубил мечом, например.

Стражники переглянулись.

– А ведь вы правы, мастер, – согласился напарник беседующего с Оуэном стражника, с интересом поглядывая на каменного тролля.

– Похоже на наказание, – вынес свой вердикт библиотекарь.

– Ты прав, друг мой, – проговорил сновидец и торопливо вошел в распахнувшуюся дверь хранилища. – Совершенно прав…

Хорраасс не отставал от него ни на шаг. Оуэн быстро прошел вдоль знакомых рядов с запертыми в защитных прозрачных колпаках артефактами и подошел к стене, скрывающей с таким трудом добытые в Проклятых каменоломнях древние медальоны.

Сновидец открыл сейф. Из маленького углубления потайной панели выехала узенькая полочка. В углублениях послушно лежали три могущественных артефакта: маленькая фигурка Каменной девы, крошечная зеленая птичка и забавный золотой гномий колпачок. Сновидец устало покачал головой и осторожно взял в руку один из них. Стоило волшебному медальону покинуть свое пристанище, как он превратился в круглый серый камушек. Спустя несколько секунд мигнул свет, и зал огласила громогласная сирена.

– Что и требовалось доказать, – заявил магистр, сокрушенно качая головой. – Вора не остановили даже хваленые гномьи сейфы!

– Были похищены все артефакты Старейшин? – поинтересовался Хорраасс, аккуратно оттесняя сновидца от стены и заглядывая в открывшуюся нишу. Такое поведение свидетельствовало о том, что каменного тролля не на шутку заинтересовали происходящие в королевском хранилище события.

– Да, все те, которые находились тут, – ответил Оуэн, доставая из углублений другие камни.

– А те, которые не находились?

Оуэн не ответил.

– Эй! Кто-нибудь! – воскликнул он, отчаянно пытаясь перекричать стоявший в зале вой. – Выключите, наконец, эту сирену! Все уже давно украли! – Магистр всплеснул руками и с силой задвинул потайную полочку назад. – Ну вот что ты будешь делать, а? – Сновидец расстроенно посмотрел на замершего рядом библиотекаря.

– Мастер Челиндер приказал до вашего прихода здесь ничего не трогать, – отозвался страж со своего поста.

– Выключай!

Победно прогудев напоследок, сирена смолкла.

– Пора мне отправиться в Ормельд. – Задумчиво глядя куда-то мимо своего каменного друга, Оуэн достал еще один телепорт-кристалл и подкинул его в руке. – И я искренне надеюсь, что все мои догадки ошибочны.


– Возможно, теперь у тебя найдется хоть чуточка свободного времени, и ты наконец сможешь уделить его своей старой боевой подруге? – поддела сновидца Тэльма, аккуратно забирая из рук гостя пухлый томик.

– Прости, я виноват, – открыто улыбнулся пожилой мужчина и, склонив голову, поцеловал знахарке руку. – Исправлюсь.

– Проходи.

Тэльма смущенно покраснела и отошла в сторону, пропуская старого друга вперед. В ту же секунду в кабинет, совершив грациозный пируэт под потолком, влетел бледный полупрозрачный призрак. Он был облачен в строгое одеяние мажордома: камзол, короткие штаны, чулки, перчатки и высокие сапоги. Огладив роскошные молочно-белые бакенбарды, призрак заговорил тяжелым, пробирающим до костей, голосом:

– Что угодно господам и даме?

– Эльдар, будь любезен, распорядись об ужине, – попросила знахарка, пряча книгу в ящик стола. – И проследи, чтобы слуги подготовили комнату для нашего нового гостя.

– Сию минуту, сударыня.

Неторопливо осмотрев свою ливрею и сдув с нее пару несуществующих пылинок, Эльдар величественно удалился, пролетев сквозь закрытую дверь.

– Это… это, – выдохнул Норд, ошарашенно глядя вслед удалившемуся привидению.

– Эта мажордом замка, Эльдар, – скрывая улыбку, пояснила Тэльма. – И да, – угадав следующий вопрос северянина, она кивнула, – он призрак.

– Но… как же… – Наемник несколько раз моргнул и потряс головой. – Как же серые охотники? Неужели они до сих пор не изгнали всех духов из этого замка?

– Серые охотники пускай наводят порядок в столице, – поджав узкие губы, буркнула знахарка. – И не лезут туда, куда не следует. Здесь мы сами разберемся.

– Но ведь…

– Они не доставляют нам никого беспокойства, – беззаботно отмахнулась Тэльма. – Это обычные слуги. Например, Эльдар. Прослужил у герцога сорок семь лет и после смерти изъявил желание продолжить свою службу, но уже в качестве светлого призрака. Кай согласился и ни разу не пожалел о своем решении. Эльдар – образцовый управляющий: исполнительный, обходительный и очень начитанный. С ним можно побеседовать об искусстве и истории. Сейчас таких днем с огнем не сыщешь.

– Но он может стать опасным! – Наемник вскочил с дивана и зашагал по кабинету. – Неужели все успели забыть о Темном исходе?

– Вы еще слишком юны, чтобы помнить Темный исход, молодой человек, – строго проговорила знахарка и грустно улыбнулась. – И уж тем более вам неизвестны реальные мотивы, заставившие светлых призраков взбунтоваться против живых и объединиться с темными. Давайте оставим эту тему историкам, а сами обсудим дела насущные.

Норд раздраженно пожал плечами, показывая свое несогласие с таким безрассудством. На месте хозяев, он бы уже дано позвал серых охотников и избавил замок от неупокоенных духов. Кто знает, что и когда придет в их безумные головы. Строго говоря, им ведь уже совершенно нечего терять в этом мире.

Дождавшись, когда в разговоре наступит пауза, сновидец радушно проговорил:

– Я так рад снова видеть тебя, Тэльма.

– И я тебя, мой друг. – Знахарка вытерла навернувшуюся слезу. – Я счастлива, что ты все же заинтересовался моим предложением и выкроил время, чтобы посетить этот жуткий, полный привидений замок.

– Да-да, вырваться из Мертоля оказалось совсем не сложно, – задумчиво проговорил мужчина. – Я бы хотел еще кое-что поискать в библиотеке замка и переговорить с тобой наедине…

– Неужели в этом угрюмом пристанище призраков хранится то, чего нет в легендарной мертольской библиотеке? – искренне удивилась Тэльма. – Куда катится этот мир! Будь как дома, Оуэн. После ужина я в твоем полном распоряжении.

– Действительно, – согласился гость. – Необходимо немедленно все исправить. Вся литература, касающаяся Карт-ключей и мятежных Старейшин, должна храниться в Лицее технических и естественных наук Мертоля.

Норд невольно дернулся, услышав о Картах-ключах. Тэльма же натянуто улыбнулась и невпопад кивнула.

– До меня дошел слух, что тролли умудрились где-то раздобыть одну из утерянных Карт. – Оуэн задумчиво почесал кончик носа. – Поговаривают, что они прикрепили ее к днищу своей пиратской шхуны и рассекают воды Тэдж-Эверенса так, словно им в паруса дуют все демоны Аора… Врут, наверное…

– Дикари. – Знахарка сокрушенно покачала головой. – И какова отдача?

Собеседники посмотрели на Норда, тихо слушающего их странный разговор, и многозначительно переглянулись.

– Вопрос не в том, какими бедами они расплатятся за использование артефакта, – устало откинувшись в кресле, проговорил пожилой мужчина. – Мне интересно, как Карта к ним попала. Если все это правда, конечно.

– Есть одна добрая сердобольная душа, – проговорила Тэльма.

Оуэн непонимающе посмотрел на знахарку.

– О чем ты?

– Ходит молва… – знахарка подождала, пока прислуга принесет еду, расставит на столе тарелки и удалится, – что появился некий «доброжелатель», ратующий за то, чтобы Большую игру переиграли и артефакты были бы перераспределены между сообществами. Бытует также и противоположное мнение, что этот некто вознамерился уничтожить все созданные Игроком артефакты.

– Но это грозит Тэдж-Эверенсу катастрофой! – воскликнул Оуэн. – И то и другое, – хмуро добавил он.

– Это все очень странно, – задумчиво пробормотала пожилая травница.

– И каковы мотивы этого «доброжелателя»? Вряд ли они бескорыстны.

– Я ни секунды не сомневаюсь, что он преследует какие-то свои цели. И поверь, от этого понимания мне ни тепло, ни холодно. – Женщина положила на колени салфетку и, словно оголодавший тролль, накинулась на мясное рагу. – Меня скорее беспокоит, что артефакты стали использоваться вместе, отчего их свойства стали совершенно непредсказуемыми.

– Да, ты не первая, от кого я это слышу, – покивал Оуэн и нахмурился. – Я успел застать герцога буквально за несколько часов до своего отъезда. Присутствовал при его разговоре с Тоиром. Староста, как и правитель, настоятельно рекомендовал Каю задержаться в столице до выяснения обстоятельств беды, произошедшей с Поларом.

– И как он отреагировал?

– Как и все эльфы. Он был в панике, – ответил мужчина. И вдруг резко повернулся к Норду. – Боюсь, нас не представили друг дугу.

– Наш гость – давний друг и сослуживец наместника. Я тебе о нем рассказывала, помнишь? – Тэльма многозначительно улыбнулась. – Норд Ветер, – представила она северянина. – Бывший сотник королевской армии, в настоящее время перебивается непостоянными заработками, охотясь за беглыми преступниками, плохо лежащими артефактами или, как в нашем случае, за всякой демонической невидалью. Наемник его величества.

– А вы хорошо осведомлены, сударыня. – Удивленный столь глубокими познаниями о своей биографии простой, на первый взгляд, знахарки, Норд немного растерялся.

– Безусловно, я хорошо осведомлена, – важно кивнула Тэльма и театральным жестом указала на Оуэна. – Магистр Оуэн. Королевский сновидец.

– Рад знакомству, – кивнул северянин.

И они обменялись коротким рукопожатием.

– Так значит, это вы… – Сновидец смущенно кашлянул и кивнул на грудь наемника. – Я слышал… Тэльма рассказала мне про ваш феномен, так сказать, но поверить в это… увидеть…

– Это правда, – хмуро кивнул Норд.

– Вы позволите? – попросил Оуэн. – Я никогда не сталкивался с подобной диковинкой. Думаю, никто не сталкивался!

– Вы не увидите там ничего, кроме огромного уродливого шрама. – Северянин дернул плечом, угрюмо глядя на магистра.

– Вы не правы, молодой человек, – ухмыльнулась Тэльма. – Наш магистр может увидеть то, что не способен себе вообразить даже самый смелый ум.

Норд внимательно посмотрел на безобидного, как ему поначалу показалось, пожилого мужчину и крепко задумался.

– Оуэн не только королевский сновидец, алхимик и звездочет, – нарушила повисшее молчание знахарка. – Магистр имеет крайне опасный дар. Он немного чародействует. Только об этом практически никто не знает.

– Надеюсь, и вы сохраните это знание в тайне, – заговорщицки подмигнул северянину сновидец.

Норд кивнул и, выйдя из-за стола, стянул с себя рубаху. Как и предупреждал наемник, левую часть его груди рассекал длинный толстый рубец, напоминавший вылезшего на дорогу после ливня червяка. Оуэн не торопясь подошел к северянину и плавно поводил у его плеча руками. Воздух вокруг его ладоней замерцал, переливаясь разноцветными всполохами. Подойдя ближе, Тэльма ахнула, пораженная увиденным. Кожа на груди наемника стала прозрачной, и ее взору открылась грудная клетка Норда. Четыре средних ребра были железными. Еще несколько пассов руками – и грудная клетка наемника тоже стала прозрачной. Знахарка всплеснула руками, отступая.

– Так значит, это правда!


Шаг в прошлое

В двух милях от Проклятых каменоломен

За девять лет до описываемых событий

Озноб пробирал до костей. Сжав зубы, Норд попытался повернуть голову, чтобы узнать, что происходит в комнате, но не смог. Все его тело налилось тяжестью. Казалось, что открытые уже целую вечность глаза засыпаны песком. А еще он боялся моргнуть. Наемнику почему-то казалось, что стоит ему лишь на миг прикрыть глаза, и он потонет в этой вязкой, подступающей со всех сторон, словно болотная жижа, темноте.

– Сделайте хоть что-нибудь! – доносился откуда-то издалека голос Полара. – Он не должен умереть! – кричал эльф, тряся стоявшего напротив гнома за отвороты плотной матерчатой куртки.

Полар явно провоцировал коротышку на драку. В душе он надеялся, что сейчас низкорослый житель гор сорвется, ударит его и вслед за этим произойдет потасовка. И в этой драке эльф выплеснет из себя все: боль, гнев, ужас, а главное – страх. Страх возможной расплаты за свою глупость. А расплатой за смерть напарника в Гильдии наемников была смерть.

Но гном молчал. Он и его соплеменники взяли Полара в плотное кольцо. Словно сговорившись, коротышки смотрели куда угодно, лишь бы не встретиться взглядом с разъяренным отчаявшимся эльфом.

– Вероятнее всего, он умрет. – Невысокий житель гор с трудом освободился из мертвой хватки Полара и рывком одернул мятую куртку. – Мне жаль…

– Ну хоть что-нибудь… – Эльф опустился на пол и, размеренно раскачиваясь из стороны в сторону, тихо повторял: – Хоть что-нибудь… Ведь вся вина ляжет на меня…

– Я могу посоветовать вам, к кому можно обратиться.

Гном смотрел на Полара со странной смесью жалости и презрения. Он уже явно пожалел, что подобрал этих двух наемников у границы одного из северных плато Горри. Встрепенувшись от внезапной призрачной надежды, Полар подался вперед.

За то время, пока они совещались, Норд несколько раз терял сознание. Когда наемник снова пришел в себя, у его головы тихо беседовали двое: широкоплечий кряжистый гном и невысокая женщина. Северянин не видел их лиц, но слышал голоса. В поле его зрения находились лишь темные дорожные одежды незнакомки и темно-зеленый костюм гнома.

– Он умирает? – Слова звучали размыто и доносились как будто издалека, странным эхом повторяясь в раскалывающейся от боли голове наемника.

Спрашивала женщина. Голос ее был немолодой, низкий и раздражающе надтреснутый.

– Да, – хмуро ответил гном.

Норд постарался полностью сосредоточиться на этой беседе, цепляясь за остатки ускользающего сознания.

– Стоит попробовать…

В его губы мягко уткнулась прохладная плошка с водой. Северянин попытался отвернуться, но его тело категорически отказывалось подчиняться.

– Стой! – приказала женщина, и плошка исчезла. Несколько секунд спустя она снова оказалась у его лица. – Теперь пей!

Он пригубил горькую солоноватую жидкость и сразу почувствовал, как сознание проясняется, возвращается четкость восприятия, но все больше и больше деревенеют мышцы.

– Он станет идеальным хранителем Карты-ключа. Никто и никогда не догадается искать ее в живом человеке, – снова услышал Норд неприятный женский голос. Теперь он звучал слева. – Многие уже сейчас пытаются собрать Колоду и открыть портал. Но время еще не пришло. Еще рано вводить в игру все Карты. – Она помолчала. – Спрячем ее. А когда Карта нам понадобится, мы просто позовем этого бравого воина, и он придет. Ведь ты придешь, не так ли? – Теперь голос звучал у самого уха наемника.

– Это так рискованно. – Чувствовалось, что гном не уверен в правильности столь необычного решения. – Вдруг он умрет за эти годы?

– Его теперь будет не так-то легко убить, – заверила собеседница.

– А это не слишком ценный дар для простого наемника?

– Он это заслужил. Тэйлэйден заплатил главе Гильдии за то, чтобы его люди забрали Карту у троллей. Не уточняя, каким способом. Соглашение выполнено. Этот наемник пробрался в их общину, нашел артефакт и выкрал его. То, что тролли погнались за ним и его непутевым напарником, – это лишь неблагоприятное стечение обстоятельств и вина этого самовлюбленного олуха. – Незнакомка махнула рукой в сторону удрученного эльфа. – В следующий раз этот человек будет лучше подбирать напарников, прикрывающих его спину. Хороший урок на будущее.

– Да! Я виноват! – услышал Норд голос своего сослуживца. – Я не послушал его и захотел прихватить с собой одну из их никчемных безделушек! Не сделай я этого, они бы не спохватились! – Голос Полара сорвался на крик. – Вы понимаете, что, если он умрет, священный трибунал Гильдии четвертует меня! А я… Мне нельзя умирать! Я все же особа королевских кровей! – Он заговорил тише. – Я готов заплатить… слышите? Заплатить за то, чтобы эта история не покинула стен помещения. И к тому же, – нервно прокашлялся эльф, – Ветер должен выжить… Он же мой лучший друг, в конце концов!

– Как я погляжу, это именно то, что сейчас беспокоит тебя больше всего, – едко подковырнула Полара женщина.

Эльф лишь оскорбленно фыркнул в ответ.

– Позовите гномов, – услышал Норд приказ незнакомки. – Скажите, чтобы готовили операционную. Я расскажу им, что нужно делать.

Северянин почувствовал, что снова проваливается в вязкую тягучую дремоту. Перед его глазами появилась красивая игральная карта. На картинке был нарисован зеленый щит с белым крестом в центре. Казалось, он выступает из Карты и медленно растет, приближаясь. Наемник попробовал протянуть руку и коснуться его, но не смог пошевелиться. Карта легла ему на грудь, и по всему телу мужчины разлилось умиротворяющее тепло.

– Я позабочусь о тебе, – услышал он сквозь приятную дремоту тихий женский голос. – Спи.

И Норд провалился в темноту.


Полар с испугом и затаенной надеждой наблюдал, как молчаливые гномы оперируют его друга. Они находились в просторном полуподвальном помещении, специально оборудованном под походную операционную. Посреди комнаты на длинной белоснежной простыне, накинутой на широкий железный стол, лежал Норд. Его грудная клетка была вскрыта. Справа и слева от северянина стояли два облаченных в длинные белые одеяния гнома. На лицах их были повязки. Один из них кривоватыми узкими щипцами извлекал из груди Норда осколки раздробленных чудовищным ударом тролличьей булавы ребер. Второй проворно прилаживал к вкрученному в стену крюку небольшой, похожий на улей резервуар. Из него тянулась узкая прозрачная трубочка, тонкая игла на конце которой была вставлена в вену на руке северянина.

Распахнулась дверь, и в операционную вошел еще один представитель низкорослой расы, неся на вытянутых руках диковинный механизм. Больше всего странная конструкция напоминала раздавленного паука, в центре которого мерцала игральная карта с нарисованным на ней щитом. Гном положил аппарат на поднос и поочередно извлек из механизма Карту, несколько клапанов, бугристую овальную крышку и небольшую пластину. В середине пластины оказалась широкая щель, в которую он ловко спрятал блеснувшую напоследок картинку. Примостив пластину к задней стенке устройства, механик уверенными движениями прикрепил собранное из клапанов и основания «сердце» тонкими короткими зажимами к клетке-держателю, затем защелкнул крышку, критически оглядел свое творение и, удовлетворенный результатом, протянул получившееся устройство коллегам.

– Вы понимаете, что никто и никогда не отваживался на подобное сумасшествие? – на всякий случай уточнил он у пребывающего в прострации Полара.

– Я беру всю ответственность на себя, – бесцветным голосом заявил эльф, глядя куда-то мимо низкорослых хирургов.

– Эта Карта может послужить целям намного более масштабным, чем спасение одной-единственной жизни, пусть даже это жизнь выручившего вас друга. – Гном попытался воззвать к разуму Полара. – Или вами движут какие-то другие соображения?

– Я ратую не за него и не за себя, – резко оборвал эльф своего собеседника. – И потом, артефакт по праву принадлежит ему. Он завладел Картой в бою и был смертельно ранен, вытаскивая ее из огня сражения и прикрывая меня в тот момент, когда богиня смерти положила руку на его плечо…

– Думаю, тебе хватит. – Отобрав у захмелевшего эльфа почти пустую бутыль с самогоном, гном-механик подошел к операционному столу.

– Давайте рискнем. – Он решительно махнул рукой и кивнул коллегам. – А там будь что будет.

Гномы неуверенно переглянулись, но, встретив полный молчаливой решимости взгляд эльфа, повернулись к операционному столу.

– Хорошо, – обратился к успевшему переодеться в белых халат механику один из вооруженных медицинским инвентарем гномов. – Командуй. Это же твое изобретение.

Все посмотрели на искусственное сердце.

– Мое.

– Думаешь, у нас получится?

– Время покажет, – прошептал низкорослый изобретатель и взял в руки диковинный механизм.


– Очень действенный способ не дать Карте постоянно находиться в одном и том же месте. – Оуэн отошел от Норда и трясущейся рукой стер со лба пот. Последнее время чародейство тяжело давалось сновидцу. Он медленно прошелся по кабинету, заложив руки за спину.

– Ее можно вытащить из меня? – Наемник задал вопрос, мучавший его уже почти десять лет.

– Не убив при этом тебя? – Оуэн озадаченно приподнял бровь. – Сомневаюсь. Гномы создали поистине уникальный механизм. Боюсь, что, пока ты жив, Карта не позволит извлечь себя из твоей грудной клетки.

– Значит, Полару придется искать другую Карту для выздоровления, – задумчиво проговорила притихшая Тэльма.

Норд нахмурился, услышав эти странные слова, и озадаченно посмотрел на знахарку. Та резко отвернулась, делая вид, что ничего особенного сказано не было.

Сновидец снова повернулся к наемнику:

– Возможно, спасая тебе жизнь и, естественно, в погоне за собственной выгодой гномы придумали самое безопасное и надежное хранилище для этого необычного артефакта. И теперь он неподвластен никому, кроме тебя, Норд Ветер.

– Ну, отчего же… Меня могут убить. – Натягивая рубашку, Норд безуспешно старался унять дрожь в голосе. Странная магическая процедура не прошла даром и для него. Его то обдавало нестерпимым жаром, то кидало в озноб. – И ваше хваленое «хранилище» закопают на десять локтей под землю в деревянном ящике.

– Сомневаюсь, что это теперь так просто сделать, – задумчиво протянул магистр, подбрасывая на ладони серебряный столовый нож. – Хотя мы может проверить твою уязвимость прямо…

– Тэльма!

В зал, лихо управляя странным двухколесным устройством, въехал Полар.

– Ты была права! – Увидев замершего у окна Норда, он осекся и резко сменил тон на приторно приветливый. – Ветер! Ты не поверишь! Но с твоим приездом мне стало значительно лучше!

– Я рад, что мое присутствие так поддерживает тебя. – Северянин с интересом обошел чудную коляску по кругу. – Она еще и самоходная… Гномья работа?

– А чья же еще, – кивнул эльф, разворачиваясь вслед за своим бывшим напарником. – Но ты не услышал меня! Я действительно стал чувствовать себя намного лучше. Смотри!

Он напрягся и покраснел, странно изогнувшись в кресле-каталке. Норд с недоумением наблюдал за телодвижениями наместника. Догадавшись о том, что тот собирается сделать, северянин предупреждающе сказал: – Думаю, тебе не стоит даже пытаться…

– Да смотри же! – повысил голос Полар, и наемник с удивлением увидел, как еще час назад парализованный до пояса эльф ставит на пол правую ногу. Самостоятельно. Без посторонней помощи. И медленно двигает пальцами. Его ноги больше не представляли собой цельный кусок камня. – Вчера я даже ногой пошевелить не мог! Сегодня они сплелись в единый монолит! А вот теперь…

– Хмм, – задумчиво проговорил Оуэн, усевшись перед эльфом на корточки. – Все интереснее и интереснее…

– Ох, мастер Оуэн, приветствую тебя, – спохватился Полар. – В этой горячке я не сразу заметил, что ты заглянул ко мне в гости.

– Доброго здравия, наместник.

– Ты привез мне рецепт, как исцелиться от этого ужасного заболевания? – Эльф с надеждой посмотрел на мастера.

Тот в ответ лишь сокрушенно покачал головой.

– Я приехал, чтобы забрать у вас медальон, который стал причиной этого чудовищного недуга. – Оуэн внимательно посмотрел в глаза Тэльме. – Да, дорогуша. Мне все известно.

– Что ж. – Стараясь скрыть разочарование, Полар медленно подъехал к шелковому шнуру у двери и позвонил в колокольчик.

Сквозь потолок просочился невозмутимый Эльдар и замер перед эльфом.

– Что желаете, наместник?

– Найди моего сына и позови его сюда.

– Что-нибудь еще? – склонился в поклоне призрак.

– Это все. – Полар развернулся к своим собеседникам. – Можешь быть свободен.

Окинув всех присутствующих вежливым и полным достоинства взглядом, Эльдар удалился, на этот раз пройдя сквозь стену.

Флаэль тоже не заставил себя долго ждать. Распахнув двери, он кивнул сновидцу и широкой походкой проследовал к окну.

– Ты нашел его? – Тэльма заглянула Флаэлю в глаза и схватила сына наместника за локоть.

– Пока нет. – Поморщившись, эльф попытался высвободиться из цепкой хватки знахарки. – Его все еще ищут.

– Вы не в состоянии найти простого мальчишку?! – резко выказала свое недовольство знахарка.

– Его ищут! – повторил Флаэль, с силой дернув руку и высвободив наконец свой локоть. – Портал, которым он воспользовался, не мог закинуть его больше чем на милю. Сомневаюсь, что он умеет настраивать телепорт-кристаллы.

– Я бы посоветовала вам искать его проворнее, юноша! Возможно, даже присоединиться к поискам. – Тэльма бросила на Норда быстрый взгляд. – А не то нам придется пересмотреть наш план.

– Куда он денется зимой в лесу? Стража найдет его, если раньше этого не сделают волки, – пожал плечами Флаэль.

И тут же получил немного резкий, но лаконичный ответ пожилой женщины:

– Если то, что ты нам рассказал, – правда, значит, у мальчика ключ к выздоровлению твоего отца. Ты ведь хочешь, чтобы он выздоровел, юноша? – с нажимом поинтересовалась она. – Или все же нет?

Лицо Флаэль пошло красными пятнами. Он вздрогнул и порывисто потянулся к висевшему на поясе длинному кинжалу.

– Давайте не будем ссориться! – Полар встрял в готовый перерасти в потасовку спор, вклинив между спорщиками свое кресло-каталку. – Я рад, что все вы так заботитесь о моем здоровье, но, право слово! Поножовщина в замке! Мне придется позвать стражу и отправить вас обоих в подземную темницу, где вы сможете отлично остудить свой пыл.

Флаэль с трудом разжал пальцы и повернулся к отцу.

– Что будет, если мы так и не найдем его?

– Тогда нам придется вернуться к первоначальному плану, – ответила за эльфа Тэльма. – И обратиться за помощью к нашему новому другу…

Оуэн нахмурился и вопросительно посмотрел на знахарку, которая в ответ поспешно отвела взгляд. Норд по привычке приложил руку к занывшему сердцу. Заметив это, Тэльма и Полар переглянулись.

– Тебе не кажется, что пора мне наконец все рассказать? – спросил сновидец у знахарки. – Сколько можно испытывать на прочность нашу старую дружбу?

– Мы обсудим это позже, Оуэн, – натянуто улыбнулась она. – Если ты не против…

– Конечно, мы найдем его, мальчик мой, – заверил сына Полар, подъезжая к столу. – Все сложится замечательно! А Норд – наш гость! Постараемся сделать его пребывание в замке комфортным и незабываемым.

– Да! – невесело улыбнулся Флаэль. – Незабываемым – это подходящее определение!

– Вы что, сажаете меня здесь под арест? – Наемник сжал кулаки, пытаясь скрыть охватившее его бешенство.

– Ну почему сразу под арест? – заулыбался эльф, преданно заглядывая бывшему напарнику в глаза. – Ты долгожданный гость, Ветер. Ведь он просто гость? – Полар обвел взглядом всех присутствующих. – Ведь гость?

– Думаю, наш гость, – сделав ударение на последнем слове, проговорила Тэльма, – устал. – Вызвав Эльдара, она указала на хмурого наемника: – Этому сударю стоит переодеться и отдохнуть перед ужином.

– Я могу свободно перемещаться по замку, наместник? – чеканя каждое слово, спросил Норд.

– Никто не ограничивает твоих перемещений по замку, друг мой! – воскликнул Полар, стараясь не встречаться с северянином взглядом.

– Я могу выходить за его пределы?

– А зачем это тебе? – делано удивился наместник, бросив на знахарку косой взгляд. – Там лес… и волки…

– Темно и страшно, – мягко улыбнулась Тэльма. – Мы будем переживать за тебя!

Норд раздраженно дернул щекой, молча развернулся и вышел. Стоило ему покинуть кабинет, как дежурившие у дверей стражи встрепенулись и, брякнув оружием, пошли следом. Похоже, что он закрыт в замке, словно джинн в бутылке, и выбраться из этой переделки будет совсем не просто.


– Я отведу вас в вашу комнату, – сдержанно поклонился Эльдар, игнорируя разносящийся по замку замогильный вой.

– В тюрьму, ты хотел сказать, – поправил его Норд, хмуро глядя в прозрачную спину призрака.

– Можно и так сказать, мастер, – невозмутимо согласился мажордом. – Но во всех тюрьмах есть свои хитроумные лазейки, не так ли?

– Что ты имеешь в виду?

– Ох, и глупы же эти живые, – пробубнил себе под нос призрак, подлетая к дверям. – И все им нужно разжевать и в рот положить!

– Я, видимо, совсем потерял нюх, – попытался оправдаться Норд, – раз допустил, чтобы Полар впутал меня в очередную авантюру, из которой теперь неизвестно как выбираться.

– Думайте, мастер, думайте! – посетовал Эльдар, кивнув с достоинством, свойственным лишь особам королевских кровей. – Как следует изучите свои покои. Вдруг найдете что-нибудь интересное?

Виртуозно лавируя в лабиринтах замковых коридоров, мажордом вежливо раскланивался с чинно прогуливающимися по замку привидениями давно почивших придворных. Не касаясь тяжелых каменных плит пола, призраки совершали вечерний моцион, мирно беседуя о разных пустяках. По-деловому кивая новому постояльцу, они с неподдельным интересом провожали его взглядом.

– Видимо, я пережиток прошлого, – устало проговорил северянин. – И понятие «этика наемников» лишь для меня до сих пор имеет хоть какое-то значение.

– Вы поступили по совести, мастер. Не ваша вина, что бывший напарник снова использовал вас, – не согласился с ним мажордом.

– Я поступил как дурак, решив, что тот давний случай чему-то его научил.

– По совести, это не всегда правильно, – назидательно проговорил призрак. – Нужно было тогда, много лет назад, рассказать о произошедшем главе Гильдии во всех подробностях. А не прикрывать напарника, совершившего глупость, которая едва не стоила вам жизни, от достойного его проступка наказания. И вот сейчас вы снова стоите на пороге гибели, если я правильно понимаю сложившуюся ситуацию. Ведь если извлечь Карту, вы погибнете?

– И все-то ты знаешь! – грустно улыбнулся Норд.

Призрак в ответ лишь уверенно кивнул.

– А без чудодейственной силы Карты-ключа, хранителем которой вы в настоящий момент являетесь, наместник очень скоро отправится повидать своего нежданно-негаданно почившего батюшку, превратившись в крайне несимпатичное каменное изваяние…

Наемник тихо вздохнул и пожал плечами.

– Ужин в семь. – Зависнув у приоткрытой двери в конце коридора, мажордом позволил Норду войти внутрь, а сам, по традиции, прошел сквозь стену. – Ваши вещи доставлены. Они вон там. – Стараясь скрыть брезгливую гримасу, призрак указал на валявшийся на полу посреди комнаты грязный походный мешок. – Баня на заднем дворе, – отрапортовал Эльдар и, понизив голос, добавил: – Кроме обязательных водных процедур я настоятельно советую вам воспользоваться прачечной.

– Хороший совет, – согласился Норд, бросив быстрый взгляд на свои заляпанные грязью штаны.

Чистая, длинная, словно маленький коридор, комната промерзла до последнего кирпичика. Казалось, что все тепло этого красивого, но такого мрачного замка сосредоточенно в комнате каменеющего наместника.

Северянин осмотрелся и, подняв свой армейский мешок, закинул его на покрывало высокой, закрытой тяжелым балдахином кровати.

– Ой! – неожиданно откликнулась прикроватная тумбочка.

Норд так и замер с вытянутой рукой. Неужели Полар подстроил ему еще одну ловушку? Или нанял убийцу?

Выждав секунду, он очень медленно вытащил из отворота сапога короткий кинжал. За прикроватной стенкой что-то щелкнуло, и в комнате повисла напряженная тишина. Наемник вздрогнул, безошибочно узнав звук взводимого курка облегченного эльфийского арбалета.

– Ла-а-адно… – протянул он, разжимая руку. Кинжал маленькой юркой рыбкой выскользнул из ладони и упал на каменные плиты пола. – Эй! Я безоружен.

Из-за углубления между тумбочкой и спинкой кровати выглянула вихрастая растрепанная голова.

– Неплохие апартаменты. – Родрик выбрался наружу, держа в руке направленный на северянина арбалет. – Только сырые и холодные, – недовольно скривился он.

– Не ожидал тебя здесь увидеть. – Наемник, за последнее время уже порядком уставший от всевозможных сюрпризов, зло посмотрел на мальчишку. – Тебя повсюду разыскивают!

– Я проследил за вами до замка. – Юноша наступил на рукоять ножа и отодвинул его подальше от хмурого северянина. – Логово врага – самое безопасное место, пока он тебя безуспешно разыскивает, не правда ли?

– Не думаю, что ты выбрал самую верную стратегию! – ответил Норд, не спуская глаз с оружия в руках Родрика. – Даже я нахожусь здесь на правах пленника.

– Обстоятельства изменились?

– Действительно изменились! – Северянин вспомнил недавнюю беседу с Поларом. – Может быть, ты опустишь оружие, и мы сядем и поговорим? – Он кивнул на два одиноких стула у окна.

– Что ж, давайте поговорим, – согласился мальчик и сразу же заявил: – Карту я не отдам!

– Лучше пересмотри свои убеждения, парень, – посоветовал Норд. – Именно из-за нее тебя сейчас разыскивает почти вся стража этого замка!

– Эта Карта не должна попасть к эльфам. От этого зависит равновесие и распределение сил между сообществами, – ответил Родрик, отводя арбалет в сторону. – Ключ оказался у меня случайно, и я должен вернуть его обратно. Вы думаете, я не понимаю, что здесь происходит? – Лицо мальчика вспыхнуло. – Этому старику-наместнику нужна Карта-ключ. Карты лечат своих хранителей, поддерживают в них жизнь. И вместо вашей он заберет мою. – Юноша внимательно посмотрел на наемника. – Поэтому все и бросились на мои поиски. Старый эльф будет до последнего стараться отсрочить смерть своего бывшего напарника, который к тому же когда-то рисковал своей жизнью ради него.

– Откуда ты знаешь о моей Карте? – ошарашенно глядя на Родрика, спросил Норд.

– Сопоставил некоторые факты. Та легкость, с которой мы избежали ловушки Рык…

Норд недоверчиво покачал головой.

– Я слышал ваш разговор с мастером Оуэном в кабинете наместника, – неохотно признался мальчик.

– Как ты умудрился нас подслушать?!

– Этот замок полон тайных ходов и хитроумных лазеек, – самодовольно ухмыльнулся Родрик. – Главное – знать места. Я вырос рядом с замком, подобным этому, и часто играл в нем.

– Талантливый мальчишка, – еле слышно пробурчал Норд, усаживаясь на стул. – Такой как раз пригодился бы в Гильдии. К тому же еще и «имитатор».

– Мастером Оуэном? – недоверчиво посмотрев на паренька, спросил северянин. – Ты знаешь того столичного сновидца?

– Он принимал у меня экзамен… – Родрик нахмурился. – Но он не должен знать, что я здесь… Никто не должен об этом узнать.

– Экзамен? – присвистнул Норд. – А ты, как я погляжу, совсем не простой мальчуган. Немногие люди имеют возможность поступать в Лицей технических и естественных наук Мертоля!

Родрик пожал плечами и не ответил.

– Карта всегда лечила и защищала меня, можно так сказать. Частично уменьшала силу любого примененного против своего хранителя оружия, – вслух размышлял наемник. – Но чтобы спасти от прямого попадания?! И не царапины?!

– Есть у меня одна идея, – уклончиво сказал Родрик. – Но это лишь предположение…

– Ну, так поделись со мной, – подбодрил его северянин.

– Я думаю, что две Карты, находясь рядом, приобретают необычные свойства, – пустился в рассуждения мальчик. – Как полная неуязвимость в нашем случае.

– Тэльма и Оуэн тоже что-то такое говорили. – Норд поскреб заросший колючей щетиной подбородок. – Давай-ка мы кое-что проверим.

– В смысле?

– В смысле, проведем эксперимент! – Глаза наемника азартно блеснули. – Стреляй в меня.

– Что, простите? – Родрик ошарашенно посмотрел на мужчину.

– Стреляй, – повторил северянин. – Если ты прав, то та защитная магия опять сработает и я останусь невредим. Как тогда.

– А если нет?! – тихо спросил мальчик. – Если она не сработает?

– А чего ты испугался? – Норд встал на середину комнаты, картинно уперев руки в бока. – Ты же все равно собирался меня убить, раз направил в мою сторону арбалет.

– Нет, так дело не пойдет. – Юноша упрямо сжал губы и отложил оружие. – Это опасно и может не сработать, – и шепотом добавил: – И вообще… Я не собирался стрелять…

– Если взял в руки оружие, – медленно проговорил наемник, мрачнея, – то стреляй. Запомни это правило, мальчик. Возможно, когда-нибудь оно спасет тебе жизнь.

Родрик занервничал, переводя взгляд с арбалета на хмурого северянина.

– Вы должны мне пообещать кое-что, – решился он.

– Что?

– Я дам вам, хм… – Юноша помялся, не испытывая особой уверенности в своих словах, – одну вещь, а вы обещаете обязательно вернуть ее мне.

– Договорились. – Наемник важно кивнул, догадываясь о том, что произойдет дальше.

Родрик кивнул каким-то своим мыслям и достал из сумки сверток с Картой. Развернув его, мальчик передал артефакт Норду и осторожно прицелился. Покрутив картинку в руке, наемник положил ее в левый внутренний карман куртки, поближе к своему механическому сердцу.

– Ну что же, давайте попробуем, – пробормотал Родрик и, зажмурившись, нажал на курок.

Стоило арбалетному болту покинуть желоб, Норда, как и в прошлый раз, сразу же охватило яркое неровное сияние. Угодив в сферу, болт неуверенно замер, завибрировал и рассыпался в прах.

– Можешь открывать глаза, – проговорил северянин, когда сияние пропало. – Ты был прав.

– Все закончилось? – Мальчик боязливо приоткрыл один глаз, затем другой и огляделся.

– Да.

Как и было обещано, Норд вернул Родрику его драгоценный артефакт. Мальчик спрятал Карту в сумку, заметно расслабился и сразу же заулыбался.

Немного поразмыслив, Норд подошел к двери и выглянул наружу. У входа дежурили два вооруженных солдата.

– Вольно, парни! – попытался пошутить наемник. – Вас тут что, охранять меня поставили?

– Приглядывать, – пробасил страж, стоявший справа.

– Я могу свободно перемещаться по замку?

– Можешь, – ощерил щербатый рот второй. – Но зачем тебе? Сиди тихонечко в своей комнатке и отдыхай. – Стражники дружно рассмеялись. – И мы спокойны, и твои ребра целы, намек понял?

– Ребра – это хорошо, – кивнул Норд и закрыл дверь. – О своих бы побеспокоились…

– А откуда у вас Карта? – спросил Родрик, наблюдая за тем, как наемник неторопливо изучает свое временное пристанище.

– Карту мне вживили гномы, – проговорил Норд и поведал юноше о том, при каких обстоятельствах он стал обладателем столь необычного артефакта.

– То есть вы мертвы?! – стоило северянину закончить свой рассказ, как Родрик уже сделал первые выводы. Глядя на Норда круглыми от восхищения глазами, он прошептал: – Настоящий живой мертвец?

– Не совсем. – Наемник устало потер лицо ладонями. – Стоит вытащить Карту, и мое сердце остановится. Я смертен, хоть и обладаю силой и сноровкой, превышающей возможности обычных людей. Трудно сказать, сколько Карта сможет подпитывать этот хитроумный гномий агрегат. Я могу в любой момент упасть замертво.

– Если Полар извлечет Карту, он убьет вас, – вслух размышлял мальчик. – Неужели он пойдет на это? Вы же друзья…

– Друзья? – с горечью в голосе повторил Норд. – Сейчас я в этом очень сильно сомневаюсь. Видимо, вытащить артефакт из моей грудной клетки не так легко, раз он до сих пор этого не сделал.

– Но почему же, зная о ценности Карт-ключей, Полар так просто отдал вам артефакт тогда, много лет назад? – Юный летописец неуверенно посмотрел на Норда.

– Не так просто, – задумчиво проговорил наемник. – Совсем не так просто…


Шаг в прошлое

Горный перевал на окраине Ормельда

За девять лет до описываемых событий

– А тебе не кажется, что троллям проще было бы нанять корабль, а не тащиться сюда по суше? – спросил Полар, отодвигая веточку, загораживающую ему обзор. – Или украсть его?

Он лежал на земле рядом со своим напарником. Затаившись в кустах у съезда на тракт, наемники наблюдали за тролличьим обозом сквозь гномью линзу, гордо именуемую коротышками подзорной трубой. Покрутив пару маленьких рычажков, Ветер приблизил изображение.

– Поэтому они и перевозят ее по земле, – прошептал Норд, кивнув на медленно бредущих по тракту всадников. – Проще – не значит безопаснее. В море их наверняка уже поджидают охотники за артефактами. – Северянин не отрываясь следил за растянувшимся вдоль дороги обозом, зорко охраняемым десятками троллей-наемников. – Нужно выждать. – Он почесал испачканную влажной землей щеку и, подняв голову, посмотрел на небо. – Ночью они сделают привал. Тогда и попробуем выяснить, в каком шатре находятся перевозимые ценности. Ждать осталось совсем чуть-чуть.

Ночь в горах всегда наступает очень быстро. Еще недавно солнце только готовилось к закату, и тут словно какой-то шутник накинул на алеющее багрянцем светило черное покрывало и щедрой рукой разбросал по небу россыпь сияющих звезд.

Обоз неспешно брел вдоль горной гряды Горри, подходя к границе с Ормельдом. Норд и Полар бесшумными тенями преследовали его верхом на приземистых гномьих лошадках до небольшого перевала, заботливо укутанного природой высоким хвойным лесом. Вождь троллей Зетраасс скакал во главе обоза и зорко смотрел по сторонам, придирчиво выбирая место для ночной стоянки. Взмах когтистой лапы, несколько отрывистых команд – и вот его помощники уже сгоняют повозки в плотный круг на защищенном от порывистого ветра плато и ищут место для костра. Загремела посуда, заржали лошади. Два тролля отправились за хворостом, еще трое – за водой. Остальные разошлись по постам охраны, решая, кто и в какое время заступает на дежурство.

Вождь, бросая хмурые взгляды на тихо шумящий высокими кронами деревьев лес, дважды обошел стоянку. Сначала слева направо, а затем справа налево, бормоча что-то на резком гортанном языке. В воздухе сразу же запахло грозой.

– А вот это уже интересно, – оживился Норд, шумно втягивая воздух. – Тролли и дрэйлиновская магия… Гремучая смесь.

– Перекусить бы сейчас, – мечтательно улыбнувшись, проговорил Полар.

– Тебе бы только брюхо набить, – беззлобно отмахнулся северянин, роясь в дорожной сумке. – Они поставили защиту. Чувствуешь, уши немного заложило?

– Защита не помеха нашим дрэйлиновским амулетам, – самодовольно ухмыльнулся эльф. – Скорее всего, наш заказ в том красивом высоком шатре в центре стоянки. – Он повернулся к напарнику. – Этот – наверняка их вождя.

– Не уверен. – Норд приподнялся на локтях и внимательно посмотрел в указанном Поларом направлении. – Уж если они решили потратиться на защитную магию, значит, информатор Челиндера не соврал. Карта здесь. Зная хитрую тролличью натуру, я не удивлюсь, если все самое ценное эти угрюмые ребята перевозят в какой-нибудь старой котомке. Например, вон на том строптивом ишаке.

– Это тот, которого никак не может сдвинуть с места их повар? – Полар кивнул на мотающую головой и ревущую на высокой ноте животину. – Смотри, как уперся!

– Он самый, – кивнул северянин, пожевывая травинку.

Не выдержав, воевавший с животным тролль бросил на дорогу свой уже давно не белый поварской колпак, витиевато выругался и сел прямо на землю.

– Вот и решена извечная загадка, кто строптивее: тролль или ишак! – прошептал Полар. – А мне вот покоя не дает заплечный мешок этого ужасного менестреля, который каждый день дубасит в свой чудовищный бубен, – нахмурился эльф, вглядываюсь в темноту.

– Это не менестрель, а тролличий шаман, – тихо рассмеялся Норд. – Предсказатель погоды. Если бы ты услышал тролличьих менестрелей, то уже давно сбежал бы, не выдержав их народного творчества.

– Ты возьми на себя шамана, – принял решение Полар. – А я обыщу тот тряпичный шалаш.

Норд кивнул в ответ и, приложив палец к губам, указал на двух троллей, выходящих из леса с огромными охапками дров в мускулистых лапах.

– Ты слышал, что братья Гаавв подрались из-за какой-то… хм… гра?[27] – спросил один из них.

– А подружка-то как? – спросил второй, поудобнее перехватывая хворост. – Стоящая или как всегда?

– На моей памяти она на потеху разрывала руками подковы, – пожал плечами его собеседник. – По пять штук сразу.

– Стоящая. – Второй тролль с пониманием покивал. – Тут не поспоришь.

После ужина зеленокожие гиганты начали устраиваться на ночлег прямо у костра. Несколько минут спустя эти дикие места огласил громоподобный богатырский храп, перепугавший всех ночных обитателей раскинувшегося у гор леса.

Напарники дождались, пока один из ночных патрульных отлучится по зову природы, а второй со вздохом блаженства приложится к вожделенной фляжке с тролличьим самогоном. Первого без шума и пыли снял Полар, выстрелив в шею гиганта дротиком с сонным зельем. Ко второму со спины подошел Норд. Зажав троллю нос пропитанной усыпляющим снадобьем тряпкой, наемник отправил стражника в мир грез. Но дозорный сдался не сразу. Взбрыкивая, словно ретивый мерин, он мотал северянина так, что у того закружилась голова. Когда гигант наконец затих, северянин устало перевел дух и вытер выступивший на лбу пот. Взболтнув содержимое тролличьей фляжки, которую, даже потеряв сознание, дозорный так и не выпустил из рук, он сделал большой глоток. Из глаз наемника тут же хлынули слезы. Норд, не привыкший к такой выпивке, медленно выдохнул и вытер глаза.

– Э-э-эх! – прохрипел он, возвращая фляжку в руку распластавшегося на земле тролля.

– Бесплатный аттракцион? – Подоспевший эльф кивнул на похрапывающего великана.

– У нас в Теолее подобные игрушки в трактирах ставят, – прошептал северянин. – Гномье изобретение. Деревянный псолак, сельчанам на потеху. Удержишься на спине такого брыкающегося монстра дольше всех участников – выиграешь бутыль брусничной настойки.

Они спрятались у импровизированного стойла и внимательно изучали округу.

– Интересно, кто навел Челиндера на этот обоз? – спросил Полар, похлопывая по морде уткнувшуюся в его плечо лошадь. Та тихо фыркнула. – Ведь наверняка секретность у этого задания запредельная.

– У Марка свои источники, – пожал плечами Норд. – Расходимся.

– Значит, Карта, – проворчал эльф, проверяя висевшие на поясе метательные ножи.

– Да, Полар, Карта и только Карта! – нравоучительно проговорил северянин. – Всегда помни о словах Челиндера! Возьми заказ и больше ничего не трогай! Того, что нам заплатят, с лихвой хватит, чтобы оплатить часть твоего долга.

– Да помню я, – раздраженно поморщился Полар, глядя в спину крадущегося к шатру напарника. – Помню.

Норд сжал в руке защитный дрэйлиновский талисман и подбежал к низкому шатру, в котором укрылся от чужих глаз вождь тролличьего клана. Северянин подполз к самому входу и прислушался к тихим голосам, доносившимся из-за приоткрытого полога. Сидя прямо на полу, вождь вел неспешную беседу с одним из своих сородичей. И судя по тому, что собеседник ни разу не заговорил без позволения, это был его ученик.

– Запомни, Ираасс, Большая игра, как заманчиво бы ни было то могущество, которое она предоставляет победителю, – это всего лишь расклад Карт. Слепой и беспощадный, – проговорил Зетраасс, неспешно попивая крепкий горячий чай. – Ведь так красиво звучит: «Разыграть судьбы целого мира». Не правда ли? А на деле это лишь торжество алчности, тщеславия и простого случая. Если Колода будет собрана и Большая игра сыграна вновь, наши расы могут повторить судьбу Старейшин. Мы передеремся, и начнется новая война. Пускай уж лучше все будет так, как есть.

– Возможно, Большая игра позволит младшим расам достичь большего могущества, чем та малость, которой они сейчас располагают, – предположил сидевший рядом молодой тролль с повязкой на правом глазе.

– Ты так думаешь? – удивился его наставник и сделал широкий жест лапой, словно демонстрируя своему ученику весь мир разом. – Скажи, тебе нравится все вокруг?

– Да, учитель, – кивнул тот в ответ. – Тэдж-Эверенс – удивительный мир.

– А что именно так тебя восхищает?

Ираасс задумался и вопросительно посмотрел на примостившийся у входа пузатый чайничек. Его учитель благосклонно кивнул, и молодой тролль налил себе травяного чая.

– Многообразие и красота, – подумав, ответил ученик. – Нравится, что все мы такие разные.

– Раньше все было по-другому. – Зетраасс помолчал, грея лапы о горячую кружку. – Мир был охвачен десятками войн и междоусобных конфликтов. Мы разрывали эти земли на куски. Власть ради власти. На земле царили голод и разруха. Свирепствовала орефейская чума, первая предвестница грядущих бед. Пока в наш мир не пришли Старейшины, жители государства просто боролись за выживание. Все были уверены, что близок конец света.

Старые боги надолго вернули в Тэдж-Эверенс мир и процветание, до того момента, пока не началась война Старейшин. Первая война за сотни лет. А потом был открыт портал в Аор, и мы снова остались совсем одни. Тогда Большая игра, проведенная Игроком перед уходом, даровала нам умения, силу и мощь, не объяснив их предназначение. Мы, к сожалению, так и не смогли до конца постичь их сути. Зачем Игрок так с нами поступил, до сих пор остается для меня загадкой.

– А после Большой игры? – спросил Ираасс. Забыв об остывающем чае, ученик водил палочкой по земле, вырисовывая кривые круги.

– Многие даже сейчас не способны признаться в этом, но тогда все остались недовольны результатами. Спросить, к сожалению или к счастью, уже было не с кого. Старейшины ушли. Исчез и Игрок, оставив нас один на один с множеством непостижимых загадок. Жажда переиграть и перетянуть удачу к себе не покидает глав сообществ с того самого дня ни на секунду. Игрок был той еще бестией! – Зетраасс тихо рассмеялся. – Вместе с могуществом чуждых этому миру артефактов раса их хранителей получает и оборотную сторону Карты-ключа. Ее «рубашку». Чем сильнее подаренная Картами мощь, тем более непредсказуемой и ужасной будет отдача за то могущество, которое она предоставляет своим хранителям. Еще одна Большая игра лишь добавит бед, а не отменит те, которые уже есть.

– Я не понимаю…

– Тебе пока и не надо понимать, ученик, – глухо проговорил старый вождь. – Ходят слухи, что в предгорьях плато Дэрго люди видели считавшихся давным-давно истребленными вурдалаков. Их единицы, но поговаривают, что теперь твари не боятся дневного света. Это и есть та самая отдача. Для всех нас сейчас самое разумное – это оказаться как можно дальше от Карт своих сообществ, как это сделали дрэйлины. Они давно все поняли, но предпочли не вмешиваться. Одному Адрену известно, куда драконы спрятали свой артефакт, боясь оставлять его в Небесном пристанище. Не думаю, что на такую же жертву пойдет еще кто-то из глав сообществ. Необходимо перевезти попавший к нам Ключ и… – Он неожиданно замолчал, прислушиваясь. – Ты слышал? Где моя булава?

Норд вздрогнул и резко вжался в землю.

Полог палатки откинулся, и на улицу выбежали два тролля. Зетраасс замер, втягивая воздух широкими зелеными ноздрями, и махнул булавой. Ираасс, не отставая от учителя ни на секунду, уже снимал с пояса тонкий гибкий меч. Норд расслабился и перевел дух, радуясь, что ветер дует не с его стороны и тролли вряд ли смогут учуять его.

– Туда! – крикнул вождь и махнул лапой в ту сторону, куда совсем недавно направился напарник северянина.

Норд дождался, пока тролли скроются из виду, и нырнул в их опустевшее пристанище. Быстро обыскав брошенные без присмотра седельные сумки, он нашел кожаный чехол, в котором лежала картинка с изображением зеленого, отливающего серебром щита с белым крестом посередине. Карта-ключ тут же отправилась в его заплечную сумку.

Выглянув наружу, северянин увидел несущегося к нему на всех порах Полара. В его руках тускло поблескивал небольшой перстень с кроваво-красным рубином.

– Карты там нет, – крикнул эльф, пробегая мимо. – И нам пора убираться отсюда!

– Я же говорил тебе, ничего не трогай! – сбивая дыхание, прокричал Норд, почти догнав напарника. – У них везде стоят охранные заклинания!

– Ты был прав! Но не дрейфь, – расхохотался Полар, прибавляя скорость. – Прорвемся!

Норд очень хотел ему ответить, но не успел. Воздух неожиданно покинул его легкие, и в грудь впилась нестерпимая боль. Казалось, он налетел на невидимую стену, отбросившую его на несколько шагов назад. Наемник упал, с силой ударившись затылком о землю. Мир перед глазами рассыпался на сотни блестящих осколков. Приподняв голову, Ветер сквозь кровавую пелену увидел, как мелькают подошвы сапог его удирающего на всех порах напарника.

Рядом кто-то истошно вопил. Наемник поморщился, стараясь отвернуться от раздражающего крика, но не смог. Истошный вопль преследовал каждое его движение. В следующий миг он осознал, что крик был его собственным. Северянин с трудом заставил себя замолчать. Во рту разлился солоноватый привкус крови.

Над его распластанным телом склонилась уродливая тролличья морда с перетянутым черной повязкой глазом.

– Вор? – Рядом появилась вторая шишковатая физиономия, заросшая длинной седой шерстью.

– Нет, учитель, – ответил одноглазый. – Вор сбежал. Это его подельник.

– Выбрось его в канаву, волкам на ужин, – приказал Зетраасс, теряя к человеку всякий интерес. – И найди того, кто украл перстень нашего шамана.

Ираасс кивнул и, удобнее перехватив ноги наемника, не торопясь потащил его в лесную чащу.

Казалось, каждый корешок считал своим непременным долгом и прямой обязанностью затормозить транспортировку раненого мужчины, тем самым приводя одноглазого тролля в бешенство. Глухо рыча, он остервенело дергал свою ношу за ноги. Рывок, еще рывок – и Норд остался без сапог. Разразившись отборной бранью, Ираасс склонился над северянином и попытался взвалить умирающего человека на плечо. Но тут единственный глаз тролля закатился, и он тяжеленным мешком рухнул прямо на свою жертву. Спустя мгновение Норд был извлечен из-под оглушенной зеленой туши.

– Я думал, ты меня бросил, – прошептал наемник и закашлялся кровью.

– Как я мог тебя бросить, Ветер? – отбрасывая дубину, пробормотал Полар. – Я все исправлю, – заглядывая в глаза теряющего сознание напарника, пообещал эльф. – Ты только не умирай, ладно?


– О! Какие страдания! – снова запричитал Нарви Тог, с перекошенным лицом хватаясь за поясницу. – Ты что, специально провозишь эту колымагу по всем попадающимся на дороге ямам и выбоинам этого забытого всеми богами тракта?! Тебе что, религия не позволяет объехать хоть один торчащий из-под земли корень? Если ты так поступишь, то земля разверзнется и демоны утащат нас в Аор вместе с твоей разменявшей, видимо, уже не первую сотню лет кобылой? Да?! Ответь мне немедленно!

– Ну зачем же так ругаться, мастер? – Кучер саркастически хмыкнул в пышные соломенные усы. – Ты сторговался на четверть тарка? Вот и терпи теперь, – и чуть тише добавил: – Еще четверть тарка, и я буду объезжать каждую ямку так, словно везу хрустальную вазу древней эльфийской династии! По рукам?

– Ты мне все бока намял, изверг! – пробурчал гном, разминая поясницу.

– Знаешь пословицу «Скупой платит дважды?» – Свесившись с козел, мужчина лукаво посмотрел на своего пассажира.

– Нет! – огрызнулся Нарви, подпрыгивая на очередной кочке.

– Нет – не знаешь? – уточнил кучер, взмахнув уздой. – Или нет, не…

– Нет, не заплачу больше, даже не надейся! – отчеканил гном, сложив руки на груди.

– Ну и прижимистый же ты мужик, Тог! – восхитился усач. – Так мучиться – и все равно зажимать четверть тарка!

– Не прижимистый, а прагматичный и бережливый почтенный гном, знающий цену деньгам и не разбазаривающий их на потеху всяким жуликам! – важно заявил Нарви, пересаживаясь на другую сторону. Там, по его мнению, трясло чуть меньше. Отодвинув мешок с мукой, который за отдельную плату подрядился доставить в Ормельд предприимчивый возница, он отряхнулся и спросил: – Долго еще?

– Минуточку, сейчас спрошу у моей столетней кобылы, – ответил кучер и наклонился к угрюмо бредущей по дороге лошадке. – Ириска, сколько нам еще терпеть этого ворчливого зануду?

Кобыла не ответила.

– Вот видишь? Ты оскорбил мою единственную кормилицу! – возмущенно воскликнул усач, снова повернувшись к гному. – Теперь она больше не желает иметь с нами никаких дел! Я советую тебе немедленно извиниться!

– Святая секира! – вздохнул гном, закрывая глаза. – Он еще и сумасшедший!

Громкий пронзительный свист прервал их задушевную беседу. Телега резко остановилась. Нахмурившись, Нарви осторожно отодвинул тент и выглянул наружу.

Дорогу преградили трое чумазых, облаченных в грязные обноски громил. Серьезное оружие было лишь у одного, что явно указывало на его главенствующую роль в этом славном преступном синдикате. Два его подельника довольствовались лишь устрашающими на вид деревянными дубинками.

– Приехали, – буркнул гном, задергивая полог.

– Что угодно уважаемым разбойникам? – услышал Нарви вежливый вопрос своего провожатого.

– Деньги давай! – предсказуемо ответил главарь, сжимая рукоятку длинного кривоватого кинжала. – Не отдашь – сами заберем, а о тебе больше никто и никогда не услышит!

– А денег совсем нет, – развел руками кучер. – Порожний еду, очень тороплюсь!

– А в телеге что? – Почему-то разбойник не поверил честному взгляду своей сегодняшней жертвы.

– Ох, не советую я вам туда заходить, уважаемый! – понизил голос усач и наклонился к разбойнику. – Я перевожу своего тяжелобольного друга в Ормельд. Искренне надеюсь, что городские лекари смогут наконец-то определить, что же за хворь такая с ним приключилась.

– Что за хворь? – глухо повторил главарь банды и покосился на синхронно отступивших от телеги подельников.

Нарви замер, прислушиваясь.

– Тяжелейшая!

Из телеги послышался надсадный кашель и громкие стоны умирающего от чудовищного заболевания страдальца.

– Мучается, бедняга… – Кучер горестно вздохнул. – Очень похоже на орефейскую чуму. Говорят, она идет к нам с…

– Покажи!

– Он очень заразен! – заверил разбойника попутчик гнома. – Я сам боюсь его до смерти, но дружеские чувства не позволяют мне сбросить больного в ближайший овраг и прекратить его ужасные мучения…

– Открывай полог! – упрямо гнул свою линию разбойник. – А не то зашибу! – стимулировал он кучера.

Нарви подскочил как ужаленный и метнулся к мешку с мукой. Развязав горловину, он задержал дыхание и осыпал себя мукой с ног до головы, затем быстро закрыл мешок, плашмя рухнул на дно телеги и, сложив руки на груди, закрыл глаза. Только горящей свечки не хватало и завывающих плакальщиц.

Полог откинулся, и в образовавшуюся дыру просунулась косматая разбойничья голова. Рядом показалось лицо кучера. Сдерживая смех, он восхищенно смотрел на гнома. Тот снова душераздирающе застонал.

– Све-э-эт, – прохрипел Нарви, водя рукой перед лицом. – Я не вижу све-э-эт! Где же он?!

– Что с ним? – Лицо громилы удивленно вытянулось.

– Я не знаю, уважаемый, поэтому и везу его на обследование, – ответил кучер, не спуская взгляда с обваленного в муке, словно сырник, попутчика. – Как ты, друг мой?

– Мне пло-о-охо! – с надрывом протянул гном и вдруг резко сел.

Курьер и разбойник нервно шарахнулись от скосившего глаза на переносицу больного.

– Какой кошмар! Я не чувствую ног! – заорал Нарви на весь лес, распугивая сидевших на деревьях птиц. – Я умираю!

Он снова закашлялся.

– А… Это правда заразно? – поинтересовался главарь, непонимающе глядя на окружающий гнома мучной ореол.

– Очень! – заверил его кучер, для пущей уверенности несколько раз кивнув. – Стоит только посмотреть на носителя инфекции, и ты уже совершенно точно заразишься!

– Э-э-э… – Разбойник замер, отчаянно размышляя. – А ты тогда почему не болен? – наконец выдал он.

– Да, действительно, – поддакнул «смертельно больной» гном, с интересом слушающий их беседу.

– Этот момент я просто не успел продумать, – пожал плечами усач и с силой двинул ошарашенному разбойнику в челюсть, заставив того отшатнуться.

Его дружки уже были рядом. Нарви проворно вскочил на ноги и прямо из телеги ударил одного из громил ногой в грудь. Разбойник шумно выдохнул и тут же получил по шее валявшимся в телеге обухом. Прыгнув на трясущего головой главаря, гном со всего размаха залепил ему кулаком в ухо. Тот рухнул, словно подкошенный. Справа от Тога послышались возня и звук падающего тела. Нарви резко развернулся. Его попутчик без сознания распластался на земле.

– Ну как же так?! – всплеснул руками гном.

– Э-э-эх! – послышалось совсем рядом.

Нарви успел лишь обернуться и испуганно охнул, увидев, как к его лицу с бешеной скоростью несется показавшаяся ему в тот момент огромной дубина. Второй разбойник уже бежал на помощь своему подельнику. Тог присел, пропуская дубину над головой, и, чуть не упав, что есть силы припустил в лес. За ним, не отставая ни на шаг, несся преследователь. Деревья мелькали перед глазами, сливаясь в единую круговерть. Ветки так и хлестали по лицу. Бежать по снегу было тяжело. Короткие ноги беглеца предательски увязали в рыхлом снегу. К тому же давало о себе знать тайное пристрастие Нарви к сдобным булочкам и хмельному пиву. Довольно быстро он запыхался. Выбежав на узкую тропинку, низкорослый беглец заскользил вперед.

На его счастье, в деревьях промелькнула пара блеснувших серебром силуэтов. Нарви резко затормозил на скользкой тропинке, зацепившись за хлипкое деревце, затем круто развернулся и понесся обратно к просвету. Преследователь оказался менее проворным. Он явно не ожидал от коротышки столь подлого маневра и со всего размаха влетел в высокий сугроб. Громко ругаясь, громила выбрался из неожиданной ловушки и с прежним упорством понесся вслед за намеченной жертвой.

А Нарви уже выскочил на небольшую полянку, где четверо закованных в доспехи стражников с удовольствием жарили мясо. К костру сиротливо жались бурдюки с вином.

– По-мо-ги-те!!! – прокричал гном, чуть было не врезавшись в удобно устроившегося на поваленном дереве солдата. – Убивают!!!

Следом за запыхавшимся беглецом на поляну выскочил разъяренный разбойник. Растерянно остановившись у небольшого костерка, он возбужденно помахивал дубиной.

– Поесть не дадут, – пробурчал один из стражников: совершенно лысый, заросший густой бородой солдат. Неохотно поднявшись на ноги, он неторопливо нагнулся к лежавшим рядом ножнам и вытащил меч. – Безобразничаем?

Трое его сослуживцев, удобно рассевшихся вокруг костра, быстро переглянулись и поддержали солдата дружным звоном обнажаемых мечей.

– Ошибочка вышла, э-э-э, господа, – широко улыбнувшись, разбойник медленно попятился обратно в заросли. – Прощеньица просим… господа!

И пятки разбойника весело замелькали в сгущающихся сумерках. Нарви проводил громилу осоловевшим взглядом и перевел дыхание. Рассыпавшись в благодарностях, он тут же потянул солдата обратно в лес.

– Там еще двое разбойников, кучер и телега! – затараторил Тог, чувствуя неожиданную ответственность за согласившегося его подвезти усача.

– Ну, показывай, где твоя телега, – вздохнул стражник, поворачиваясь к своим друзьям. – Схожу проверю. А вам, видимо, придется заняться этими разбойниками…

Его сослуживцы в ответ лишь горестно вздохнули.


– Ты тут мальчишку не видел, мастер гном? – поинтересовался у Нарви бородатый солдат, когда они уже подходили к месту нападения. – Смышленый такой паренек…

– Нет, – отозвался гном и с любопытством поинтересовался: – Очередной воришка?

– Не похоже. Всю стражу замка на уши подняли, – хмуро ответил служивый. – Что-то натворил этот парнишка, если им заинтересовался сам наместник.

Стражник первым вышел на злосчастную дорогу, на которой старая курьерская телега так неудачно попалась на пути у банды лесных разбойников. Она стояла там же, где ее и оставил улепетывающий гном. Ириска спокойно дремала, изредка громко всхрапывая. А курьер так и лежал на земле без чувств. Рядом распластался оглушенный разбойник. Главарь банды бесследно исчез.

Нарви склонился над своим попутчиком и, покачав головой, посмотрел на солдата:

– Он приходит в себя.

Словно в ответ на его слова усач тихо застонал, вытянул руку и аккуратно ощупал голову. На ладони остался кровавый след. Гном помог раненому кучеру сесть.

– Все закончилось? – умирающим голосом спросил усач, глядя на Тога затуманенным взглядом.

– Да, – кивнул Нарви, прислоняя попутчика к колесу телеги.

– Мы победили?

– Конечно! – ответил гном, пряча улыбку. – Ведь мы все еще живы.

Солдат тем временем уже успел связать приходящего в сознание разбойника и грузил его в телегу.

– Поедете с нами в замок. Тебе, приятель, понадобится лекарь. – Он придирчиво осмотрел голову кучера. – Приложил тебя разбойник от души.

Усач кивнул и тут же скривился, бледнея.

– В замке прислуга окажет вам помощь. А люди герцога проводят поутру до тракта. Скоро начнется метель. – Страж внимательно посмотрел на небо и запрыгнул на козлы. – Подберем наш патруль и к ночи будем на месте. – Дождавшись, пока Нарви поможет своему попутчику влезть в телегу, он начал громко понукать лошадь.


Норд не любил вспоминать те дни. И сейчас, окунувшись в прошлое, он ощутил тупую боль в левом плече. Выслушав рассказ наемника, Родрик долго молчал, по-взрослому меряя шагами комнату.

– Все равно что-то не вяжется, – бормотал юноша себе под нос, хмурясь все больше и больше. – Почему Карты понадобились всем именно сейчас?

– Мы волею судеб оказались их хранителями. И попали в переплет. – Наемник подошел к окну и подергал толстые железные прутья решетки. – Крепкие. Раньше эльфы строили на совесть.

За окном быстро стемнело. Шел снег, закручиваясь маленькими вихрями на освещенном гномьими фонариками внутреннем дворе замка. Снова заскрипела опускающая подвесной мост лебедка. Норд постарался рассмотреть нежданных ночных визитеров, но сумел разглядеть лишь старую, закрытую грязным тентом телегу.

– И где же твои тайные ходы? – Наемник покрутил головой, вглядываясь в мрачные замковые стены. – Нужно выбираться отсюда. Только сделать это надо без лишнего шума…

– Проектируя этот замок, архитекторы предусмотрительно спрятали между стенами целую сеть тайных ходов, – проговорил юноша и, предугадав следующий вопрос наемника, сказал: – Все замки по сути своей одинаковые. Проектируются по стандартным чертежам эльфами-зодчими, принявшими когда-то решение уйти из-под контроля Священной эльфийской долины и заняться ремеслом. Как только замок был отстроен, предки Кая заказали у гномов разработку связанных между собой вентиляционных отдушин для западного и восточного крыла. Многие считают, что раньше в отдушинах находилась пневматическая почта. Чем вам не тайные лазы? Если знать, где искать, потайные ходы можно найти без труда. Я могу попробовать вывести нас отсюда.

Родрик подошел к двери и, встав на цыпочки, вытащил из держателя тяжелый подсвечник. Светлячки на его концах тут же замерцали, старательно освещая комнату. Мальчик подошел к окну и указал наемнику на зазор за спинкой кровати.

– Нужно отодвинуть ее. – Он поставил подсвечник на пол и заглянул в узкую щель между спинкой кровати и стеной. – Я-то пролезу под днищем. А вот вы туда точно не поместитесь.

Наемник схватился за массивный каркас кровати и попытался сдвинуть ее с места. Кровать демонстративно проигнорировала все попытки северянина отодвинуть ее хоть на ладонь.

– Попробуйте с другой стороны, – посоветовал Родрик, стараясь не мешаться под ногами наемника.

Норд осторожно снял с подсвечника два светлячка и попытался залезть под кровать. Яркие шарики сделали красивый пируэт над головой северянина и нырнули под днище, разгоняя темноту.

– Ты прав. Узковато для меня… Может, там крепления? – спросил наемник, стараясь просунуть голову в узкую щель между днищем кровати и полом. – Посмотри.

Родрик снял с подсвечника еще одного светлячка и легко залез под кровать.

– Да, – отозвался он, чихая от пыли. – Она прикручена к полу.

– Мебель к полу прикрутили, – пробормотал северянин, роясь в своем дорожном мешке. – Прямо как в домах для умалишенных.

На полу оказались зубило, отвертка и широкий армейский нож.

– Привет!

Дернувшись от столь жизнерадостного приветствия, Норд резко обернулся, хватая попавшуюся под руку отвертку.

– Да бери уж сразу нож! Чего мелочиться! – подсказал зависший над головой наемника призрак маленькой девочки лет семи, одетой в длинную белоснежную ночную рубашку. – Отвертка выглядит как-то не особо устрашающе.

– Не пугай так людей, детка! – Северянин медленно отложил «оружие» в сторону и постарался унять дрожь в руках. – А то призраков в этом замке сильно прибавится. – Он снова полез в мешок.

– Мне просто стало интересно, чем вы тут занимаетесь! – нарезая круги под потолком, пояснила девочка.

Из-под кровати вылез Родрик. Стряхнув с одежды пыль, он со смесью страха и интереса посмотрел на маленькое привидение, задумчиво перебирающее разложенные на полу инструменты наемника.

– Кто это? – шепотом спросил мальчик у Норда.

– Я Адель, – представилась девочка и сделала элегантный книксен. – И это мой замок.

– Это замок герцога Кая, – возразил юноша, наблюдая за тем, как северянин раскладывает все инструменты обратно по местам.

В ответ привидение лишь презрительно фыркнуло.

– Это замок моего отца! Не знаю я никаких Каев!

– Может, ты не заметила, – Родрик подошел к девочке поближе и обошел ее по кругу, – но ты… призрак! Хозяева замка давно поменялись. Скорее всего, ты мертва уже очень и очень давно.

– Спасибо, я знаю, – спокойно ответила Адель и показала мальчишке язык. – И очень невежливо напоминать мне об этом!

– Прошу прощения. – Юноша густо покраснел.

– Не страшно, – отмахнулась девчушка. – Я уже привыкла к глупым шуткам живых. Итак, что вы здесь вытворяете?

– Мы пытаемся отодвинуть кровать, – устало ответил Норд.

Собрав все инструменты с пола, подальше от ручонок любопытного призрака, он разложил их на кровати и снова заглянул под нее. С помощью светлячка ему с трудом, но все же удалось разглядеть сдвинутую в сторону потайную панель и темный узкий лаз в стене.

– А зачем вы пытаетесь ее отодвинуть? – не отставала Адель, тоже заглядывая под кровать. – Если вы не заметили, она прикручена к полу.

– Спасибо, – отозвался северянин. – Мы это уже выяснили.

Наемник пошарил рукой по покрывалу и передал снова пролезшему под кровать Родрику отвертку. За мальчиком, словно верные собачки, последовали светлячки. Юноша, пыхтя и отдуваясь, начал ковырять странные крепления.

– Намертво прикручена! – донесся из-под кровати его разочарованный голос.

– Правда? – Адель материализовалась из стены прямо под кроватью.

– А, демон! – Родрик дернулся, сильно стукнувшись головой о днище.

– Ой, прости! – захихикала девочка. – Я тебя напугала?

Пробурчав что-то невнятное, юноша снова принялся за дело.

– А она не просто так прикручена к полу, – лукаво улыбаясь, заметила Адель.

Родрик замер и зло скрипнул зубами. Выбравшись наружу, он брезгливо снял с головы прилипшую паутину и переглянулся с прячущим улыбку Нордом.

– Но вам ведь это совсем не интересно, правда? – Девочка повисла над их головами и мерно раскачивалась. – Или все же интересно?

– Интересно, – ответил Норд, подходя к своенравному призраку. – Очень интересно. Не расскажешь нам?

– Ой, ну я прямо даже не знаю! – проговорила Адель, задумчиво накручивая полупрозрачные локоны на свой курносый носик. – Это страшная тайна, передаваемая в моей семье из поколения в поколение. И разгласившему ее грозит страшная смерть через четвертование, обезглавливание и сожжение одновременно!

Наемник незаметно толкнул стоявшего рядом мальчика в бок и многозначительно кивнул на девочку.

– Попроси ее.

– А чего сразу я? – огрызнулся юноша и насупился.

– Давай, – прошептал Норд. – Не вредничай.

– А у тебя на голове паук, – тем временем заметила девочка, подлетев к Родрику.

– Где?!

Родрик затряс головой с такой силой, будто пытался вытрясти из нее все волосы. Словно выпущенный из гномьей катапульты, паук пролетел через всю комнату и, шмякнувшись о стену, упал на пол.

– И зачем ты это сделал? – строго спросила Адель, склонившись над лежавшим вверх лапками насекомым. – Он тебя что, трогал? Напугал его до полусмерти, нервный мальчишка! Он же теперь на всю жизнь заикой останется! Ты вообще подумал о его семье?!

– Так он… – начал было оправдываться мальчик.

Привидение лишь сокрушенно покачало головой.

– Никто не любит маленьких мохнатых паучков! Такие большие боятся таких маленьких… Э-эх… Живые! Вы такие странные!

– Ты поможешь нам? – Норд подошел к склонившейся над пауком Адель и попросил: – Пожалуйста! Мы без тебя не справимся!

– Конечно, не справитесь, – удивилась такой дремучести «живых» призрачная девочка.

Пару раз подпрыгнув в воздухе, словно на импровизированном детском трамплине для прыжков в пруд, она красивым пируэтом нырнула в покрывало, с легкостью пройдя сквозь него.

Из-под кровати донеслись ворчливые вздохи маленького привидения. Покрывало засветилось ровным ласковым светом, и в беглецов одно за другим полетели крепления, удерживающие ножки кровати. Как только четвертый крепеж оказался у ног наемника, девочка снова зависла под потолком и с прежней иронией посмотрела вниз.

– Спасибо тебе огромное! – поблагодарил ее северянин и с легкостью отодвинул кровать от стены.

– Пустяки! – смутилась Адель и незамедлительно сунула свой курносый носик в образовавшийся лаз. – Там темно-о-о и стра-а-ашно…

– Я уже там был, – отозвался Родрик, второпях засовывая инструменты обратно в сумку наемника. – Ничего страшно, тоннель как тоннель.

– Так это ты просто чудом не столкнулся с охраняющим замок Кровавым топором! – с готовностью пояснила Адель оторопевшему парню. – Везунчик.

– Кровавым… кем? – севшим голосом переспросил юноша.

– Топором, – с готовностью подсказала девчушка, замогильно подвывая. – О-о-о! Это давняя и очень страшная история, произошедшая в моем замке еще задолго до рождения отца и…

– Так, детки! – Норд прервал грозившее затянуться на многие часы повествование девочки и закинул в узкий лаз свой походный мешок. – Давайте мы дослушаем эту душераздирающую историю уже снаружи, если никто не против?

Дети переглянулись и кивнули.

– Куда он ведет?

– К кухонному лифту, а оттуда в кабинет Полара, – откликнулся Родрик, подпирая дверь в комнату стулом.

– Ну что же, – решился северянин. – Давай-ка рискнем.

– Я, пожалуй, пойду с вами, – после недолгих размышлений приняла решение Адель. – Пропадете же без меня. А я прямо к вам как-то привязалась. Да и Кровавый топор вряд ли обрадуется тому, что вы не дослушали историю о нем! А ведь кровь стынет в жилах от одной только мысли о его стра-а-ашных деяниях и убийствах, совершенных в полнолуние, когда… – И скрылась из вида, пролетев сквозь стену.

– Эта девчонка начинает меня раздражать, – насупился Родрик, забираясь в проход. – Чего она к нам привязалась?

– Она тебя специально подзадоривает, – хмыкнул северянин, с трудом протискиваясь в лаз и задвигая за собой потайную панель. – А ты покупаешься как маленький мальчик.

Проход привел их в старый, всеми забытый кухонный лифт, которым уже давно никто не пользовался.

– Она нам очень помогает. Пусть развлечется немножко. – Норд помотал головой, отряхивая сор с волос. – В ее нынешнем состоянии не так много интересного, поверь.

Наемник пропустил Родрика вперед, и, забравшись следом в огромный, покрытый ржавчиной подъемник, аккуратно потянул за трос. Кабинка, скрежеща и пошатываясь, неторопливо поползла вниз, затем вздрогнула и остановилась у узкого тоннеля между этажами. Норд улегся на пол, чертыхнулся и пополз вперед. Скоро тоннель начал расширяться и в самом конце предательски разветвился на два прохода.

– И куда они ведут? – Северянин размял затекшую спину.

– Мы пришли оттуда. – Юноша посмотрел назад. – Значит, кабинет наместника там. Куда ведет левый, я понятия не имею.

– Можно спросить у него, – задумчиво проговорила Адель.

– У кого? – переспросил Родрик, успевший уже позабыть о хулиганском характере призрака.

– У Кровавого топора! А-ха-ха! – зловеще расхохоталась девочка, указывая пальцем им за спину. Беглецы как по команде обернулись, но там никого не оказалось. Лишь темнота и тишина. – Да шучу я, шучу! Что вы как маленькие?

– Слушай, давай потом пошутим, а? – разозлился побледневший от испуга Родрик. – Мы тут делом заняты, если ты не заметила!

– Можно подумать, какие важные господа! – Адель снова захихикала.

– Попробуем выбраться через кабинет, – принял решение наемник. – Будем надеяться, что там никого нет.

Лаз заканчивался тонкой сеткой замковой отдушины. Норд с трудом развернулся в узком проходе и прислушался. В кабинете находились пятеро. Четверых из них северянин знал. Пятым гостем оказался рыжий коренастый гном, показавшийся мужчине смутно знакомым. Напротив него за столом сидел закутанный в теплый плед Полар и задумчиво смотрел на присутствующих. Рядом стояла Тэльма. Знахарка о чем-то вполголоса спорила с Оуэном. У высокого, доверху заполненного книгами стеллажа стоял Флаэль.

Стоило гному приблизиться к вытяжке, как северянин внезапно почувствовал резкую боль в глазах и головокружение, как тогда в трактире «На безымянном перекрестке». Казалось, что из глаз бьет сноп огня, сжигая сетчатку изнутри. Он зажмурился и вдруг отчетливо услышал голос коротышки в своей голове:

– Что-то мне все это совсем не нравится. Чертовски не нравится. Надо быстрее откланяться и убраться отсюда подобру-поздорову. Заберу медальон для Тоира – и был таков! И еще это странное ощущение… Как будто кто-то постоянно сверлит мне затылок тяжелым колючим взглядом! – Тог повел плечами и дотронулся рукой до лба. – Что-то меня знобит. Не хватало еще насморк подхватить или что еще похуже. Орефейскую чуму, например… Святая секира! Я уже чувствую слабость, руки немеют… – Нарви обвел кабинет слегка помутневшим взглядом и качнулся в сторону отдушины. – Что же такое происходит?! Вдруг это и правда орефейская чума? И я умру таким молодым! Так! Нужно собраться и прекратить панику. Та-а-ак… Собрались!

Норд открыл глаза и понял, что гном все так же продолжает молча улыбаться и учтиво ждет, пока наместник начнет разговор.

– Что с вами? – рядом оказался Родрик и озадаченно посмотрел на жмурящегося, словно от яркого солнца, наемника.

– Я слышу его мысли, – прошептал в ответ северянин, стараясь унять льющиеся из глаз слезы. И… – Он ошарашенно посмотрел на стенку тоннеля и помотал головой. – Я вижу сквозь стены! Что за наваждение?!

Все вокруг предстало перед Нордом в черно-белом цвете. Он перевел взгляд на застывшего в нескольких шагах от отдушины Нарви. Его грудь светилась так, что наемник с трудом сдержался, чтобы не отвернуться от слепящего яркого сияния. Создавалось ощущение, что гном проглотил маленькое солнце.

– Что? – проследил за взглядом северянина мальчик. – Что вы увидели?

– У него что-то в нагрудном кармане, – ответил Норд, вытирая слезы. – Какой-то конверт.

– Нет у него ничего, – пробормотал Родрик, недоуменно вглядываясь в гномий кафтан.

– А вдруг у него там что-то спрятано? – заговорщицким шепотом предположила материализовавшаяся рядом Адель.

Беглецы, уже смирившиеся с экстравагантными появлениями призрака, переглянулись.

– Что ты имеешь в виду?

– Я имею в виду, – назидательным тоном прошептала девочка, – какую-нибудь тайну-у-у! – Она округлила глаза в притворном ужасе. – Когда в последний раз с тобой происходило что-нибудь необычное?

– Прямо сейчас происходит, – ответил северянин, понемногу привыкая к своему новому странному зрению.

– А магическое? – подсказала Адель, одобряюще кивая. – Когда с тобой происходило что-нибудь магическое?

– У него Карта! – выдохнул Родрик, хватаясь за голову. – У этого коротышки Карта-ключ в кармане, поэтому вы так себя чувствуете! Чем больше рядом с вами Ключей, тем удивительнее происходящие метаморфозы. – Мальчик снова перевел взгляд на Нарви. – Посмотрите, какой он бледный! Может быть, гномы тоже восприимчивы к этим артефактам?

– Так нечестно! – отозвалась девочка, обиженно надув губы. – Вы очень быстро догадались!

– А что чувствуешь ты? – Норд посмотрел на своего несостоявшегося летописца.

– Ничего, – ответил юноша и, закатав рукав, показал наемнику широкий браслет на предплечье. – Эта штука каким-то образом гасит магическое воздействие артефактов.

Норд снова часто заморгал, стараясь рассеять пелену перед глазами. Открыв их, он обнаружил, что Родрик удивленно на него смотрит. Юноша вглядывался в северянина так, будто у того неожиданно выросла вторая голова. Вздрогнув, мальчик тревожно переглянулся с Адель. Озорной призрак стал неожиданно серьезным.

– Интересненько, – протянула девочка, задумчиво глядя на наемника.

– Что? – не выдержав, прошептал Норд. – Чего вы на меня так уставились?

– Ты стал практически невидимым, крепыш, – ответила Адель. – Согласись, что это несколько необычно и так увлекательно!

Норд нервно ощупал себя и вытянул перед собой руки.

– Я ничего не чувствую.

– Теперь даже я вижу эту штуковину у вас в груди, – выдохнул Родрик, протирая глаза. – Вы стали практически прозрачным!

– Почти как я! – жизнерадостно подсказала Адель и ехидно улыбнулась.

Норд хотел было наконец оборвать непрекращающийся поток острот маленького призрака, но не смог. Он внимательно посмотрел на девочку, рассеянно накручивающую себе на палец тонкий локон волос, и прошептал: – Что с тобой происходит?

Адель менялась на глазах. Маленькая озорная девчонка словно вбирала в себя цвет, который потеряли окружающие наемника живые существа и предметы. Теперь уже полупрозрачный бесцветный Родрик выглядел тусклым призраком на фоне розовощекой русоволосой девчонки. Она уже не выплывала из стены, как прежде, а сидела на полу, поджав под себя босые ножки.

– Как такое может быть? – выдохнул северянин, не в силах оторвать взгляда от Адель, с которой происходили невероятные изменения.

– Это чудо, – улыбнулась она.

Рядом с наемником, обхватив колени, уже сидела ровесница Родрика. Девушка продолжала задумчиво улыбаться, а в глазах ее плясал огонь. Она взрослела прямо на глазах.

– Ты видишь это? – прошептал Норд, чувствуя, как слова, будто песок, высыпаются из пересохшего горла.

– Вижу, – тихо ответил мальчик.

Волосы девушки удлинялись, завиваясь на концах. Они красивой копной окружили голову стройной молодой красавицы с веснушчатым улыбчивым лицом. Адель с удивлением посмотрела на свои руки.

– Что с ней происходит? – прошептал Родрик. Он словно завороженный наблюдал за происходящими с Адель изменениями.

– Она взрослеет, – ответил Норд, чувствуя, что окружающий его мир практически полностью потерял свои очертания. – Проживает все то, чего была лишена много лет назад. Ведь призраками не становятся просто так. Что-то заставило ее столетиями рыскать по этому замку в поисках… Сложно сказать чего. Возможно, отмщения. Наверняка она уже давно устала от такого существования.

Рядом с ними теперь уже сидела немолодая женщина с седеющими, стянутыми в высокий хвост волосами. Легкие морщинки тронули ее до сих пор прекрасное лицо. А озорной прищур хитрых глаз так никуда и не пропал.

– Это ты делаешь? – спросил мальчик, боясь пошевелиться.

– Нет. Я думаю, это Карты, – проговорил наемник, улыбаясь задумчивой леди. – Три Карты в одном месте дают эффект намного сильнее, нежели две на той лесной лужайке. – Он с грустью покачал головой. – Я и представить не мог, что за ними стоит такая сила.

Адель тем временем превратилась в маленькую кругленькую старушку с тугим седым пучком на затылке. Ясные молодые глаза смотрели на Норда с таким теплом и пониманием, что мужчина снова улыбнулся.

– Спасибо тебе, мальчик, – поблагодарила она и, погладив Ветра по щеке мягкой горячей ладонью, исчезла, медленно растворившись в воздухе.


– Что ж, – Полар окинул гнома равнодушным взглядом и холодно улыбнулся, – мы рады приветствовать вас в нашем замке и надеемся, что пурга к утру закончится. Тогда вы без труда сможете продолжить свое увлекательное путешествие в… – Он запнулся. – А куда вы, собственно говоря, направляетесь, мастер Нарви?

– В Мертоль, наместник, – ответил гном, учтиво склонив голову.

– Позвольте полюбопытствовать, – эльф сжал сухие беспокойные руки, – какова цель вашей поездки?

– Дело государственной важности, – быстро нашелся Нарви, украдкой оглядываясь. Ощущение, что кто-то наблюдает за ними, так и никуда не исчезло.

– Очень интересно. – Полар сплел под подбородком свои длинные пальцы. – Очень…

Распахнулись двери, и в кабинет вбежал запыхавшийся слуга. Склонившись к уху наместника, он что-то быстро зашептал, с тревогой поглядывая на присутствующих. С каждым словом его хозяин хмурился все сильнее и сильнее и наконец, не выдержав, воскликнул: – Что за бессмыслицу ты несешь?! Это совершенно невозможно!

– Я сам это видел, господин! – прошептал слуга, оглядываясь на дверь.

– Ты ошибся! – отмахнулся от него эльф.

– Нет, господин, – уверенно ответил прислужник. – Они действительно ожили!

– Что случилось, молодой человек? – поинтересовался Оуэн, одобряюще кивнув испуганному слуге.

– Духи, мастер, – ответил тот, после того как Полар подтолкнул его в сторону столичного гостя. – Они ожили и… – Он замолчал, уставившись в пол.

– Они взбунтовалась? Убивают живых? – предположил сновидец, задумчиво потирая мочку уха. – Высасывают из них жизнь? Буянят?

– Нет, мастер. – Слуга снова склонился в вежливом поклоне. – Они умирают!

– Что за бессмыслица! Они не могут умереть, – раздраженно махнул рукой наместник. – Они мертвы уже несколько столетий!

– Я сам это видел, – едва слышно повторил прислужник. Он как будто уменьшался под взглядом своего хозяина. – Своими собственными глазами. Они живут-живут и вдруг умирают. Женщины напуганы, господин…

– Пойди вон, – устало выдохнул Полар, но Тэльма неожиданно остановила его.

– Постой… постой… С вашего позволения, наместник, – потирая узкие ладони, сказала пожилая женщина. – Это очень важная новость, голубчик. Просто изумительно, что такие события начали происходить именно сейчас. Возьми. – И она протянула слуге тарк. – А что еще странного ты заметил за последние часы?

– Небо сияло странными сполохами, – ответил прислужник, пряча монетку в карман. – Синими, зелеными и красными. – И поклонился в благодарность. – Спасибо, госпожа.

– И больше ничего? – уточнила знахарка.

– Еще громыхало так, словно гроза приближается, – вспомнил слуга. – И ведь странно как! Зима на дворе! Снег, и небо сияет. Так страшно и… красиво.

– Природа чувствует ее приближение, – странно улыбнувшись, пробормотала Тэльма и кивком указала слуге на дверь. – Ступай.

Тот счастливо кивнул и резво ретировался, радуясь неожиданному заработку.

– Что происходит, Тэльма? – хмуро глядя на оживившуюся старушку, спросил Оуэн. – Ты вызвала меня сюда, чтобы я посмотрел на безусловно прекрасное творение гномьих лекарей… Это действительно восхитительно! Но… – Он обвел кабинет рукой. – Что все это значит?

– Карты-ключи, друг мой, – пояснила Тэльма, глядя вслед убежавшему слуге. – Чем больше Ключей будет находиться в одном месте, тем… – Она замолчала. – А вы так и не ответили нам, мастер Нарви! – неожиданно вернулась она к прерванному разговору, – Зачем вы здесь?

– Поверьте, – улыбнулся Тог и повернулся к Полару, – это простое и очень скучное поручение главы моего сообщества, которое вряд ли заинтересует такого просвещенного и дальновидного государственного мужа, как вы, наместник…

– Да-да-да… – кивал в такт словам Нарви эльф, улыбаясь все шире и шире.

Тэльма, прикрыв рот ладонью, тихо закашляла, возвращая наместника с небес на землю.

– Я хотел сказать, – спохватился Полар, – что нам все-таки было бы интересно узнать…

– Что вы везете в столицу, мастер? – задала прямой вопрос знахарка и подошла к гному вплотную. – Ведь вы что-то везете, не правда ли?

– Ничего, – не моргнув глазом, соврал Нарви. – Но до меня дошли слухи, что в ваши руки попал необычный артефакт… Точнее, существо… А если уж быть совсем точным, и то и другое!

– Правда? – воскликнула Тэльма, пряча хищную ухмылку. – Слухи дошли. Хм… Кто бы мог подумать…

– А вот об артефакте давайте поговорим поподробнее. – Оуэн подался вперед, ловя каждое слово Тога.

– И кто же вам об этом поведал? – перебила сновидца знахарка.

– Я не думаю, что именно это сейчас особенно важно…

– Это как раз самое важное, мастер, – отчеканила пожилая женщина. – Да-да. Это как раз самое важное в нашем с вами разговоре: почему вы здесь и кто руководит вашими действиями?

– Я нахожусь здесь по приказу старосты гномьего сообщества. Если понадобится, мастер Оуэн может подтвердить мои полномочия, – проговорил Тог, окинув присутствующих хмурым взглядом. Сновидец с готовностью кивнул. – И я наделен официальными правами для заключения с вами финансовой сделки…


Шаг в прошлое. Ормельд

Трактир «На безымянном перекрестке»

Сегодня утром

Погода за окном окончательно испортилась. Хозяин трактира затопил камин, чем придал своему заведению легкий шарм и очарование.

С удовольствием доев такой долгожданный после изнурительной дороги завтрак, Нарви сыто откинулся на спинку стула и, счастливо вздохнув, закурил трубку. Он чувствовал себя превосходно.

Распахнулись двери, и в трактир вошел невысокий худенький мужчина с пышными соломенными усами. Обстукивая с сапог налипший снег, он хмуро оглядел всех присутствующих. На рукаве кафтана усача красовалась нашивка курьерской службы: крылатые сапоги на сером фоне.

– Так! Внимание! Слушайте все сюда! – прокуренным и совершенно не характерным для своего хрупкого, практически миниатюрного телосложения басом гаркнул курьер. – За три дня я обошел уже шесть кабаков, подобных этому! Я очень зол, голоден и безумно устал. Поэтому спрашиваю сразу! – Он порылся в висящей на поясе безразмерной сумке и вытащил оттуда мокрый измятый конверт. – Наврал Торт! По прозвищу Мордоворот! Есть здесь такой?!

Нарви скрипнул зубами и поморщился так, словно его заставили отдать на благотворительность последний честно выигранный в джонк тарк.

– Нарви Тог по прозвищу Железнобород, грамотей! – прошипел он, наливаясь опасным бардовым румянцем.

– Ты! – Курьер ткнул в гнома замерзшим пальцем и потряс письмом в воздухе. – Это он?

– Да, я – это он! – Тог вскочил на ноги и вразвалочку подошел к невысокому служителю бюро доставки. – Вас что, специально самых слабоумных в курьеры подбирают? И читать тоже специально не учат? Или ты такой особенный?!

– Держи! – Проигнорировав выпад коротышки, курьер вручил Нарви письмо.

Гном практически вырвал его из рук мужчины и уткнулся в конверт.

– Хм…

Адресатом действительно значился «Наврал Торт по прозвищу Мордоворот». А местом назначения стояло «Где-то между Горри и ормельдской бухтой. Искать по трактирам. Он любит поесть и пропустить кружечку-другую, бездельник!».

– Повезло мне с начальником, – недовольно пробурчал Нарви. Повернувшись к курьеру, он тихо поблагодарил: – Спасибо, уважаемый.

– На здоровьице.

Было видно, что усач сейчас больше всего на свете был рад тому факту, что наконец-то отыскал столь необычного адресата и избавился от злополучного письма.

Нарви дал курьеру щедрые чаевые, с лихвой покрывающие его оскорбительный выпад, и развернул конверт.


«Нарви!

Ты должен немедленно вернуться в столицу! Близится чрезвычайный совет, а ты до сих пор не привез мне то, о чем я тебя просил. Это плохо.

Сорока принесла мне на хвосте весть о том, что у младшего братца нашего общего знакомого герцога Кая неожиданно появился древний артефакт и загадочный демон. Если это то, о чем я думаю, – мы попали в большую переделку, приятель! Предполагаю, что это напрямую связано с тем, что кому-то удалось ограбить мертольский демонический заповедник и наше подземное хранилище. А это ни много ни мало одни из самых охраняемых объектов Тэдж-Эверенса. Тут все только об этом и говорят, особенно сам герцог. Хвастается, что едва не стал жертвой магического покушения. Надоело слушать его россказни о том, как он хитро обманул смерть! Впрочем, я отвлекся! Отправляйся в замок Кая. Выясни, что да как, и если все, что я сказал, – правда, привези мне этот артефакт и постарайся побольше узнать о демоне! Сделай это как можно дипломатичнее. Не забывай, что политика – тонкая игра. Особенно когда дело касается остроухих самодуров. Медальон необходимо вернуть в хранилище, пока об этом похищении не стало известно Теодору, а не то быть беде.

Ситуация может обостриться, и люди герцога не захотят отдавать медальон добровольно. Не спорь с ними. Этот артефакт сейчас крайне важен! Заплати. Да, твои глаза тебя сейчас не обманывают, Нарви. Заплати!

Береги бороду!

Тоир».


Перечитав письмо еще раз, Нарви раздраженно скомкал его и зашвырнул получившийся комочек в камин. Огонь радостно дернулся навстречу новой пище и с восторгом облизнул угощение.

– Уважаемый! – Гном не торопясь подошел к ужинавшему курьеру. Окунув нос в кружку с пивом, усач что-то невнятно буркнул в ответ. – Вы куда сейчас направляетесь?

– Через тракт к пристани, – вытерев с губ пивную пену, ответил тот. – А вам зачем?

– Попутчика возьмете?

– Все зависит от того, насколько этот попутчик платежеспособен, – ухмыльнулся в ответ усач, счастливо глядя на принесенную трактирщиком тарелку с исходящей паром похлебкой.

Нарви задумчиво потянул за тоненькую цепочку, золотистой змейкой оплетающую петли его темно-коричневой жилетки. В широкую гномью ладонь, словно живой, прыгнул замысловатый механизм. Под плоской овальной крышечкой оказался сделанный из горного хрусталя циферблат с двумя изящными, но такими хрупкими на вид стрелочками: длинной и короткой. Механизм тихо тикал, изредка щелкая.

– А времени-то уже совсем не остается…

Курьер тотчас забыл о еде. С раскрытым от удивления ртом он смотрел на чудо-аппарат, переливающийся в свете очага блестящей алмазной окантовкой.

– Что за диковинка?

– Это хронометр, – ответил Нарви и, увидев, что лицо его возможного попутчика вытянулось еще сильнее, снисходительно пояснил: – Он показывает время. – Легкий кивок на белесый диск солнца, застывший в окне. – Я всегда знаю, день сейчас или вечер.

– Так по солнцу же проще! – растерянно проговорил мужчина, проследив за взглядом гнома. – И привычнее…

– Проще, привычнее… – поморщился Тог. – А так – интереснее! Прогресс не стоит на месте!

– Доведет вас ваша механика, – буркнул курьер, продолжая восхищенно смотреть на хронометр.

– До чего? – ехидно поинтересовался Нарви, пряча приборчик в карман жилетка.

– Не знаю. Но непременно доведет, – отозвался усач. – Собирайтесь, скоро поедем.


– Я готов заплатить, – привел свой главный аргумент Нарви, не отводя глаз от буравящей его взглядом знахарки.

– Давайте выслушаем мастера Нарви, – проговорил Оуэн, особенно заинтересованный в возвращении артефакта в Мертоль.

– Прекрасно! Какой неожиданный поворот, – откликнулась Тэльма, счастливо улыбаясь. – Сколько?

– Цена зависит от качества товара. – Гном улыбнулся. В стихии торговых операций он чувствовал себя как рыба в воде.

– Флаэль, мастер хочет увидеть товар, так сказать, лицом. – Знахарка повернулась к юноше, который в это время уже мирно дремал в глубоком кресле. – Будь любезен, принеси сюда нашу гостью, Каменную деву. Чтобы ему было с чем сравнивать.

– Я тебе не прислуга, женщина, – вяло огрызнулся юный эльф, с трудом борясь со сном.

Но, встретившись взглядом с мило улыбающейся старушкой, он порывисто дернулся. Привычный лукавый взгляд суетливой знахарки превратился в жесткий, полный скрытой угрозы прищур.

– Немедленно! – прикрикнула Тэльма так, что все светлячки в комнате вздрогнули.

– Уже несу!

Флаэля как ветром сдуло. Лишь тихо хлопнула дверь на прощанье.

– Хороший мальчик, – уже обычным голосом самой заботливой бабушки на свете проговорила знахарка. – Слегка избалованный, но хороший. – Она бросила на ошарашенного неожиданным поведением своей гостьи Полара насмешливый взгляд. – Правда, наместник?

– Да, конечно! – быстро согласился эльф, нервно сглотнув. – Я работаю над его воспитанием!

– Какой молодец! – похвалила его знахарка. – Он молодец, да, Оуэн?

– Как выглядит этот артефакт? – вместо ответа поинтересовался у Нарви сновидец.

– Я… – Тог запнулся.

– Что вы знаете о Картах-ключах, мастер? – неожиданно для Нарви поинтересовалась знахарка.

– Карты-ключи – всего лишь легенда. Бабкины сказки, – рассмеялся гном и сразу же поморщился – так неестественно и фальшиво прозвучал его смех.

– Бабкины сказки? – хмыкнула Тэльма. – Рассказывайте, уважаемый, сделайте милость, – властным голосом велела она.

– Считается, что эти артефакты создал Игрок незадолго до окончания войны Старейшин. Многие уверены, что он появился в нашем мире уже вместе с Колодой. – Тог передернул широкими плечами от неожиданно пробежавшего по спине холодка. – Карты использовались для усмирения Старейшин. – Он помолчал, подбирая слова. – С их помощью в Большой игре были разыграны дары Старейшин.

– Не совсем так, но, в сущности, близко к официальной версии. – Знахарка снова душевно улыбалась. – И где сейчас Карты?

– Я не знаю, – пожал плечами гном.

– Это все очень интересно, – пробормотал Оуэн, постукивая пальцами по столу. – Но все же хотелось бы услышать ответ на мой вопрос.

Кусочки головоломки в его голове начали понемногу складываться в странную картинку.

– Всему свое время, друг мой.

Вернулся Флаэль, неся на вытянутых руках небольшую, закрытую матерчатой накидкой клетку.

– Я все принес, – отчитался он и поставил клетку перед женщиной.

Тэльма не торопясь подошла к письменному столу, открыла ящик и достала небольшую серую коробочку. Положив ее на крышку стола, женщина глубоко вздохнула, словно подготавливаясь к чему-то.

– Это медальон Каменной девы, – пояснила она Нарви. – Вы же за этим пришли, не так ли? Что ж, сударь. – Знахарка легким кивком указала на коробочку с медальоном. – Теперь поговорим о деньгах.

– Деньги в тэдж-эверенском национальном гномьем банке, – с интересом косясь на закрытую плотной тряпкой клетку, проговорил Нарви. – Я готов выписать вам расписку.

– Расписку? – Старушка тихо рассмеялась. – Все интереснее и интереснее. Хорошо, – опередив готового встрять в разговор Полара, проговорила она, – мы согласны.

– Тэльма, – Оуэн неторопливо поднялся на ноги и указал на футляр, – этот медальон должен находиться в королевском хранилище вместе с другими опаснейшими артефактами Тэдж-Эверенса. Их не просто так охраняют и днем и ночью! Как он попал к тебе? Туда же невозможно проникнуть, не зная…

– Ты очень сильно ошибаешься, если думаешь, что твое хваленое хранилище неприступно, как гномий сейф, – ответила травница, хищно улыбнувшись. – И, как ты, наверное, успел заметить, мне не составило особого труда добыть реликвию, которую охраняют лучшие королевские стражи Мертоля.

– Ты сошла с ума, раз ввязалась в такие игры!

– Я знаю все, что ты мне собираешься сказать, Оуэн, – перебила его старушка. – Но поверь, ты даже представить себе не можешь, на пороге какого события мы сейчас находимся!

– Мне кажется, это ты не совсем осознаешь, с какими силами затеяла игру, – сказал сновидец, медленно подходя к столу.

– Я лишь выполняю возложенную на меня миссию, – тихо проговорила Тэльма. – Ты сильнее и могущественнее меня. Возможно, я не смогу стать пристанищем для нашей гостьи, и тогда ты поможешь мне своей магией…

– Какая еще сумасшедшая идея пришла в твою бедовую голову? – Голос магистра дрогнул. – И ради всего святого! Каким образом к тебе попал столь могущественный артефакт?!


Шаг в прошлое

За три недели до описываемых событий

Охотничьи угодья герцога ормельдского Кая

Удивительно, насколько зимний лес отличается от летнего. Летом всегда приветливый и светлый, даже в вечерних сумерках он озорно улыбается теплым ласковым солнышком и весело шелестит листвой тянущихся к небу деревьев. Летний лес пахнет ароматной хвоей и дикой малиной, умиротворяет и манит с улыбкой лечь на зеленую траву крохотной поляны за каким-нибудь крутым оврагом. Или зовет до сумерек собирать землянику, любопытной алой искоркой выглядывающую из-под листьев. Леший добродушно взирает на забредшего в его владения путника из старого ельника и, для порядка поводив его кругами вокруг трех деревьев, беззлобно отпускает восвояси, подставив парочку особо заковыристых корневищ под ноги. Летом лес расслаблен, добр и приветлив. Зимой же он с легкостью скидывает маску добродушия и с хитрой улыбкой показывает свою истинную сущность.

Строгий, холодный и неприступный, словно горделиво шествующая по улице высокородная дева, лес с легким презрением поглядывал на стоявшую у молодого ельника пожилую женщину. Маленькая сухонькая старушка зябко куталась в тонкий тулуп, изредка пританцовывая на месте, пытаясь хоть немного согреть озябшие ноги. Обдувая ее ледяным северным ветром и забираясь за широкий меховой воротник, потревоженный дух леса попытался сорвать с головы пожилой дамы теплый шерстяной платок.

Открывшийся прямо посреди чащобы портал напугал озорного духа, заставив спрятаться в пушистых кронах высоченных елей. Метель прекратилась, и все жители зимнего леса напряженно замерли. Из сияющего окна портала вышла невысокая полноватая женщина, одетая в легкий плащ без подкладки. Спустившись на дорогу, она сразу же по колено провалилась в сугроб.

Леший тихо засмеялся и щедро швырнул в лицо путешественницы в пространстве колючую горсть снега.

– Прекрати немедленно, – тихо проговорила визитерша, повернувшись к ельнику. Порыв ветра стал сильнее и как будто раздраженнее. Она покачала головой и строго погрозила ельнику пальцем. Рука женщины вспыхнула серебристым светом, и снег вокруг начал быстро таять, оголив насквозь промерзшую землю со старой пожухлой травой. – Я кому сказала?

Поразмыслив мгновение, дух леса все же решил не связываться со странной чародейкой, вторгнувшейся в его владения. Ветер утих, снег перестал кружить бешеным вихрем и теперь легкими снежинками ложился на растопыренные ветки вековых елей, белоснежным одеянием окутывая все вокруг.

– Так-то лучше, – усмехнулась визитерша, огляделась вокруг, а затем кивнула поджидающей ее старушке.

– Здравствуй, Тэльма, – первой поздоровалась она и, сняв капюшон, полной грудью вдохнула морозный вечерний воздух. – Как же хорошо в лесу!

Глаза женщины оказались перетянуты тонкой кожаной повязкой, каштановые волосы тяжелой копной ложились на плечи, а по лицу струились замысловатые разноцветные татуировки.

– Здравствуй, Сефрения, – кивнула ее собеседница и, заметно нервничая, огляделась по сторонам. – Давай скорее посылку, а то здесь уже больше часа рыщет патруль герцога. Готовит площадку для воскресной охоты своего хозяина.

– Кай все так же ленив и лезет напролом, как очумевший кабан, до сих пор не научившись поджидать и выслеживать жертву? – с ироничной улыбкой спросила чародейка.

– Он же эльф, – ответила знахарка, и лицо ее презрительно скривилось. – А представители их расы умеют только орать, раздуваться от собственной значимости и раздавать приказы.

– Что ж. – Сефрения зябко повела плечами и достала из рукава небольшой сверток. – Мне даже чуточку жаль, что он не подошел для наших планов…

– Они стоят друг друга, – пробормотала старушка, шмыгая покрасневшим носом. – Младший брат недалеко ушел от старшего. Я должна просто передать ее наместнику?

– Да, и постарайся, чтобы это выглядело естественно… – Визитерша задумчиво покрутила в руках небольшую коробочку.

– Ты уверена, что он обязательно захочет развернуть эту посылку? – Тэльма быстро кивнула, принимая из рук своей собеседницы запечатанную в жесткую коричневую бумагу коробку. – Ведь она адресована его брату…

– Полар осторожен, как степной лис во время охоты. – Чародейка покачала головой. – А вот его любопытный отпрыск… – Она замолчала, внимательно посмотрела Тэльме за спину и неторопливо кивнула.

Знахарку так и подмывало обернуться и узнать, что же так заинтересовало ее собеседницу в мирной чаще леса, но она не сделала этого. Какое-то шестое чувство останавливало пожилую женщину и не позволяло поддаться искушению.

– Это он? – Тэльма повертела в руках переданную ей посылку и, пожав плечами, потрясла ее у уха. В коробочке что-то жалобно звякнуло. – Я думала, что он больше…

– Будь осторожнее! – строго предупредила ее Сефрения. – Это не игрушка, а мощнейший артефакт, достать который мне, поверь, было совсем не просто.

– Я буду осторожна, – уверила ее Тэльма, на этот раз с явной опаской поглядывая на коробку.

– Постарайся, чтобы все прошло без сучка без задоринки, – напутствовала ее загадочная визитерша.

– Я… – Травница вздохнула, словно перед прыжком в холодную воду. – Я боюсь…

– Боишься? – В голосе чародейки послышалась нотка сожаления. – Что ж… Это нормально, бояться неизведанного. Но в нашем случае тебе нечего бояться. Я просчитала все до мелочей.

– А что, если мы ошибаемся? – Тэльма подошла к своей собеседнице и совсем тихо проговорила: – Может, все же не стоит ворошить прошлое и оживлять старые легенды?

– К сожалению, теперь у нас просто нет выбора. Первый ход уже сделан. – Сефрения помолчала, сокрушенно качая головой. – И сделан он не нами. Не мы начали все это. Мы лишь готовим ответный ход.

– Ты так говоришь, как будто идет игра, – раздосадованно проговорила знахарка, отворачиваясь. – Игра человеческим жизнями и будущим Тэдж-Эверенса!

– Мне нужно возвращаться, пока мое отсутствие не обнаружилось. – Чародейка явно не собиралась продолжать этот разговор. Она накинула на голову капюшон и подбросила в руке маленький камушек. – Ты ведь помнишь, что нужно делать?

– Да, – эхом откликнулась пожилая травница. – Но…

– Если верить летописям времен мятежных Старейшин, то для того, чтобы оживить Нараатту, необходимо воссоединить две ее сущности: духовную, запертую в изуродованном тельце маленького зверька, и магическую, заключенную в этом кулоне, – проговорила Сефрения. – Для этого просто надень на шею демону этот артефакт.

– А что будет потом, Сефрения? – тихо спросила Тэльма, старясь не смотреть на свою собеседницу. – Через две недели, в лучшем случае – через три дух Нараатты просто разорвет меня изнутри! Я сойду с ума и превращусь в безвольную куклу в руках воскресшего из небытия кукловода! – Она вздрогнула и с трудом закончила фразу: – А потом я умру.

– Все мы смертны, – устало проговорила чародейка. Она легко раздавила камушек, который так и продолжала сжимать в руке. За ее спиной ярким полотном вспыхнул открывшийся портал. – Сейчас мы слишком близки к цели, чтобы отступать. Если бы я могла выполнить эту миссию сама, то, поверь, легко поменялась бы с тобой местами.

Сказав это, она шагнула в раскрывшееся окно. Портал мгновенно поглотил невысокую женщину и с шипением закрылся, оставив бледную знахарку посреди вечернего ормельдского леса наедине со своими невеселыми мыслями.


Норд почувствовал, как от ужасного озноба, сотрясающего его тело, начали стучать зубы. Но как только в зал внесли клетку с Каменной девой, его неожиданно охватила странная эйфория, тут же переросшая в нестерпимый жар. Он видел знакомые очертания зверька даже сквозь накинутую сверху тряпку. Сиреневый абрис с горящей багрянцем гирляндой на шее.

Стоило Тэльме достать футляр, и северянин сразу же увидел контуры лежащего в нем кулона – копии Каменной девы. Наемник захрипел, чувствуя, что сердце готово прямо сейчас выскочить из груди.

– Нужно надеть его на шею демона, – шептал он, борясь с подступающей тошнотой. Ему казалось, что из маленькой серебряной клетки, сиротливо стоящей на письменном столе, льется яркий свет. – Надень медальон ей на шею, – шептал он, борясь с приступом кашля.

А любопытство Нарви тем временем взяло верх над разумом. Неторопливо подойдя к клетке, он пожал плечами и просто отдернул покрывало.

– Столько шума из-за какого-то уродливого зверька…

– Вы не боитесь, мастер? – сквозь назойливый шепот, звучавший в голове Норда, пробился удивленный вопрос Тэльмы. Знахарка с интересом взглянула на Нарви. – Вы не боитесь окаменеть? Как интересно! – Она опять улыбалась, но теперь от этой улыбки всем в кабинете стало не по себе. – И в чем причина такого безрассудства?

– Карта! – догадался Полар и возбужденно привстал на своем кресле-каталке. – У него Карта, Тэльма! – Он стукнул кулаком по подлокотнику. – Откуда у тебя Карта, гном? – Эльф весь напрягся и горящим взором уставился на растерянного Тога.

– Какая еще Карта? – Нарви медленно попятился к двери. – Давайте закончим наш разговор и определимся с платой…

– Отберите у него Карту! – вопил наместник, стуча ладонями по коленям. – Быстрее! Это мой последний шанс!!!

– Карта? – в свою очередь переспросила знахарка. – Но ведь чародейство Карт-ключей не должно действовать на гномов. Жители гор к нему невосприимчивы, они лишь используют дар артефакта…

– Нужно надеть медальон, – бормотал наемник, глядя на разворачивающиеся в кабинете события. – Надеть! Немедленно!

– На кого? – спросил Родрик у готового в любой момент потерять сознание мужчины.

– Надень на Каменную деву медальон! – хотел закричать северянин, но вместо крика из его горла вырвался лишь сухой кашель.

Норд как завороженный следил за усиливающимся сиянием вокруг уродливой головы демонического зверька. Оно слепило своим странным сиреневым светом, так ярко выделяясь в новом черно-белом восприятии мира.

– Может, не стоит этого делать? – Мальчик с недоумением посмотрел на наемника.

– Надень сейчас же! – схватив парня за ворот куртки, прошипел северянин, уже мало что соображая. – Если это не сделаем мы, это сделает эта старуха! И тогда уже ничего нельзя будет изменить.

– Хорошо, я понял! – Юноша дернулся, больно ударившись локтем об узкие стены отдушины. – Но все равно, не нравится мне все это…

Высвободившись, Родрик развернулся ногами к отдушине и резким ударом выломал хлипкую сетку. Все собравшиеся в кабинете как по команде повернулись на шум и с изумлением посмотрели на спрыгивающего на пол мальчишку.

Паренек, воспользовавшись заминкой, опрометью кинулся к столу. Открыв футляр, он достал медальон. По рукам хлесткой плетью ударил жар. И тут на помощь мальчику пришла лежавшая в сумке Карта. Он почувствовал волну приятной прохлады, идущей по позвоночнику и притупляющей нестерпимый огонь, бьющий по рукам.

– Не дайте ему надеть на Каменную деву медальон, – прокричала Тэльма, бросившись к мальчишке. – Это должна сделать я! Я! Я подготовила ее пробуждение! Первой она должна увидеть меня!

– Поймайте его! – орал Полар, в ужасе схватившись за голову. Его ноги, практически полностью очистившиеся от каменной чешуи, свело в страшных судорогах. – Отнимите медальон! Нет! Карту! Отнимите у него Карту! Отнимите у них у всех Карты!

Родрик увернулся от сухих рук взбешенной старухи и подскочил к клетке.

– Я вижу, ты не послушался моих советов, – Оуэн поднял руку, предостерегая юношу от дальнейших действий, – и не стал пересдавать экзамены. Сейчас ты шутишь с огнем… Поверь, ты еще слишком мал для таких игр. Я верну это существо обратно в заповедник, а медальон – в хранилище, и тогда все закончится. Отойди, прошу тебя. На это животное нельзя смотреть простым людям.

– Я знаю, – хмыкнул мальчишка и постучал по своей сумке. – Я подготовился.

Щелкнул крошечный замочек, и Родрик жестом заправского фокусника открыл небольшую дверцу, расположенную в середине серебряной клетки. Каменная дева, заворчав, выбралась наружу.

– Если я этого не сделаю, мой друг умрет. – Мальчик вздохнул и легким движением набросил тяжелую золотую цепочку на короткую, поросшую редкими жесткими волосами шею существа.

– Нет! – Тэльма схватилась за голову. – Что же ты наделал!

Как только кулон медальона коснулся груди зверька, зал залил слепящий сиреневый свет. Норд, кулем вывалившийся из узкого лаза, вдруг почувствовал неимоверное облегчение, словно с его души свалился огромный камень и он наконец выполнил очень важное поручение. Наемника перестало трясти. Он снова нормально видел. Пропала странная черно-белая картинка, отступил жар. Боль в сердце, словно сахар в горячем чае, растаяла без следа. Прислонившись к стене, северянин устало смотрел, как отвратительный и уродливый зверь превращается в мятежную Старейшину: высокую, своей полупрозрачностью напоминающую призрака, троллину с короткими жесткими черными волосами и огромными сиреневыми глазами.

– Это же Нараатта! – Полар, пребывая в странной прострации, равнодушно наблюдал за происходящим. – Тролличья богиня, мятежная Старейшина… Что же мы наделали? – Он больше не чувствовал боли, даже несмотря на то что почти все его тело снова превратилось в камень.

– Что здесь происходит? – спросила воскресшая богиня, поднимая голову. – Что со мной происходит?

Оуэн ринулся вперед, пытаясь сорвать с ее шеи медальон. И тотчас же был отброшен к стене легким взмахом тускло мерцающей лапы Каменной девы. Сновидец без сознания сполз по стене на пол. Из его рта тонкой струйкой полилась кровь. Стоило первым каплям попасть на одежду, как тело магистра вздрогнуло, замерцало, и он исчез, провалившись в открывшийся в полу портал.

– Хитрец подстраховался, – прошептала Тэльма, глядя туда, где еще мгновение назад лежал сновидец. – Приветствую тебя, Нараатта… – Она опустилась на колени перед ожившей мятежной Старейшиной, – Нараатта… Нараатта…


Оуэн пошатнулся и оглушенно замотал головой, стараясь прогнать застилающую глаза пелену.

– Нараатта! Нараатта, ты слышишь меня?!

Перед сновидцем стояла невысокая пухленькая гноминя в коротком зеленом платье из грубой материи и простых солдатских сапогах. На груди окликнувшей Оуэна совсем еще юной барышни на тонкой длинной цепочке висел маленький медальончик в виде крошечного золотого колпачка.

– Что? – Сновидец удивленно замолчал, с интересом прислушиваясь к своему низкому глубокому голосу, показавшемуся пожилому магистру неумолимо знакомым.

Он нахмурился, вспоминая. Конечно! Именно такой голос был у мятежной Старейшины, Каменной девы, тролличьей богини, восставшей из небытия во дворце наместника Полара и…


Оуэн зажмурился, пытаясь прогнать головную боль, рвущую затуманенное сознание в клочья, и замер, тяжело дыша. Что за странные воспоминания поселились у него в голове? И кто такой этот Оуэн? Человек? Но как…

Сознание магистра начало предательски раздваиваться, заполняясь новыми картинами из чуждого ему прошлого. От нахлынувших воспоминаний у сновидца закружилась голова. С трудом справляясь с обрушившимися на него яркими сценами необъяснимой и такой удивительной жизни, он захрипел и еле удержался на ногах. Неужели вещее сновидение?[28] Оуэн вздохнул и, подняв руку, с недоумением посмотрел на затянутую в тонкую черную броню ладонь.

– Это еще что такое? – прошептал он, оглядываясь в поисках зеркала. Взгляд магистра упал на окно, разделенное на несколько секторов. Из тусклого отражения на него смотрел высокий, полностью закованный в черную матовую броню монстр. Доспехи плотной стальной кожей обтягивали его новое слишком худое тело, не давая солнцу не единого шанса добраться до кожи. – Что же это…

– Ты не ответил! – В голосе юной гномини послышалась досада.

– Да? Прости, я… – Магистр снова замолчал, не зная, что сказать.

Пошатываясь, он дошел до массивного кресла, одиноко стоявшего у двери. С трудом справившись с излишне жестким каркасом необычных защитных лат, он сел. Распрямив спину, сновидец почувствовал на своем теле непривычный холодок и невольно поморщился от той силы, с которой защитный каркас сжимал его грудную клетку. Магистр почти ничего не видел. Узкая прорезь огромного расширяющегося кверху шлема оставляла лишь небольшую щелочку для обзора. Для того чтобы поворачивать голову, приходилось прилагать немалые усилия.

– Что… – Гноминя ошарашенно наблюдала за тщетными попытками магистра снять плотно обхватывающий голову шлем. Тот сидел очень плотно, игнорируя все попытки Оуэна избавиться от него. – Что ты делаешь?!

– Хочу снять шлем. – Сновидец повернулся к своей собеседнице: – Он весит несколько пудов!

– Прекрати немедленно! – Гноминя нахмурилась и сокрушенно покачала головой. – Ты меня пугаешь! Солнце только-только спряталось за горизонт. Дождись хотя бы сумерек…

– Разумная идея, – помимо своей воли проговорил Оуэн. Видимо, хозяйке сознания, в котором гостил сновидец, пребывание в этих доспехах доставляло необъяснимое удовольствие. – Как тут холодно, – прошептал магистр, и латы, повинуясь его воле, начали неторопливо нагреваться.

На этот раз вещее сновидение пришло к магистру неожиданно, без каких-либо предупреждений и предварительных знаков. Не было ни далекой тихой музыки, звучащей где-то на краю сознания, ни призрачных мороков, ни сладких пряных запахов. Вещее сновидение свалилось на него словно снег на голову в теплую летнюю ночь. Оуэн задумался, пытаясь вспомнить, что же произошло до того, как он провалился в это чуждое человеческому сознание и стал частью чьей-то личности.

Перед глазами замелькали обрывки воспоминаний. Хмурый рыжий гном стоит у стола с раскрытой клеткой, продолжая держать в руке какую-то мятую тряпку. Напуганный мальчик, округлившимися от ужаса глазами взирающий на быстро растущего чудного зверька с горящим на шее золотым медальоном. Вывалившийся из потайного лаза совершенно седой мужчина в старой заношенной форме Гильдии наемников. Его белые безжизненные глаза древнего слепца смотрели прямо на Оуэна и, казалось, видели магистра насквозь. Он протянул к сновидцу руку и…

Оуэн вздрогнул, выпадая из воспоминаний, и огляделся. Он очутился на чердаке какого-то старого, частично разрушенного дома. Конусообразная крыша, низкий потолок, бедное, но аккуратное убранство. По полу были разбросаны одежда и книги. В дальнем углу стояли собранные походные сумки, а к стене прислонено оружие: исполинская булава с шипастым навершием из серебристого металла и миниатюрная секира с расписанной древними рунами рукояткой.

– Ты должна принять решение. Сейчас, Нараатта. Он не оставил нам больше времени на раздумья, – не отставала от магистра маленькая гноминя. – Нараатта! – Она требовательно посмотрела на сновидца. – Ты что, не слушаешь меня?!

– Прости, Мэрита. – Оуэн медленно произнес незнакомое имя, которое так услужливо всплыло в чужой памяти, словно бы пробуя его на вкус. Душа Каменной девы, в сознании которой оказался старый чародей, с теплотой отозвалась на это воспоминание. – Я отвлек… отвлеклась.

Сновидец закрыл глаза, осторожно окунаясь в чужие, готовые затопить его сознание воспоминания. Вот еще совсем маленькая Нараатта в Живом лесу. Вокруг нее стоят невысокие треугольные деревья, тихо беседующие между собой и время от времени поглядывающие на невысокую, замершую напротив них троллину. Рядом с ней, уперев руки в бока, стоял маленький гномик и хмуро смотрел на совещавшиеся деревья. Сновидец присмотрелся и с улыбкой узнал в озорном коротышке Мэриту. Под глазом гномини красовался живописный фингал, к разбитым коленям были приложены листы подорожника. Много лет назад они забрели в Живой лес и случайно наткнулись на его стражей – Лесных хозяев. Тогда, еще в Аоре, они сбежали из школы, решив пошпионить за одним из старших учеников. За Виктором, начинающим телепортатором[29], частенько уходившим в Живой лес экспериментировать и практиковаться. Нараатта с Мэритой решили проследить за скрытным неразговорчивым парнем и подшутить над ним, если подвернется такая возможность. И, как всегда, влипли в историю…

Воспоминание казалось таким четким, ярким и правдоподобным! Сновидец готов был поклясться, что это именно он тогда был в лесу и, заблудившись, случайно поджег молодые побеги Лесных хозяев, неумело разводя костер в надежде согреться поздним холодным вечером. Огонь перекинулся на поселение волшебных фей…

– Время, отведенное нам Игроком, истекает, – сообщила Мэрита и грустно вздохнула. – Пора определиться. Либо мы переходим на его сторону, и он создает артефакты силы, либо…

– А цена?

Теперь уже вместо Оуэна говорила Каменная дева, Нараатта, будущая мятежная Старейшина и тролличья богиня, которой в скором времени суждено было больше тысячелетия прожить в тельце уродливого, проклятого всеми богами зверька. В демоне, которым будут по ночам пугать маленьких детей их родители. Сновидец наконец-то занял свое привычное место в вещем сновидении. Спрятавшись где-то в самой глубине, в темном укромном уголке тролличьего сознания, он стал безмолвным наблюдателем и больше не вмешивался в происходящее.

– Ведь ты только что с переговоров? Так какова же цена этой сделки?

– Цена остается той же. – Гноминя отвернулась, нахмурив пушистые рыжие брови. – Он не пошел на уступки и не позволил выторговать отсрочку. Если мы не хотим повторения того, что произошло с Аором, то нам придется уступить.

– И ты готова пойти на это? – хмуро поинтересовалась Каменная дева, внимательно глядя на Мэриту. – Что же с нами произошло? Когда наш маленький отряд простых солдат покидал Аор, в нас было намного больше смелости, нежели сейчас, когда мы стали Старейшинами целого мира.

– Тогда мы шли спасать наш родной дом. Одни. В неизвестность. Ты, я, Виктор[30], Надежда[31], Адрен и все остальные. Мы хотели найти в Тэдж-Эверенсе именно то, что так долго искали, и эта вера гнала нас вперед. – Гноминя сжала губы.

– И мы не ошиблись.

– А теперь, – казалось, Мэрита не услышала слов Нараатты, – мы навлекли беду и на Тэдж-Эверенс!

– А Адрен? – мрачно спросила Каменная дева. – Что говорит он?

– А что он может сказать? – фыркнула гноминя, саркастически скривив губы. – Он же Великий дракон. Могучий воин. Не чета нам. – Она усмехнулась. – Самоуверенный, как и все драконы. Готов крушить и ломать все на своем пути. Разорвать Игрока на куски, как только мы все признаем Адрена нашим лидером. А пока этого не произошло… Он совершенно не склонен к компромиссам, ты же знаешь.

– Да, – согласилась Каменная дева. – Это очень на него похоже. Он предлагает объединиться против Игрока и выступить единым фронтом?

– Да, это его единственное требование. – Мэрита устало вздохнула. – Думает только о себе. Как всегда…

Троллина не ответила. Поднявшись на ноги, она неторопливо обошла комнатку и выглянула на улицу.

За окном бушевал пожар. Нервные порывы ветра разносили вокруг горький запах густой черной гари, обволакивающей все вокруг. Полыхала целая деревня. По двору носились с ведрами люди и гномы. Они изо всех сил пытались потушить быстро разгоравшееся пламя. А оно, словно мячик, перебрасываемый злым шутником, прыгало с одной соломенной крыши на другую, по цепочке распространяясь по дворам.

В небе кружили три дрэйлина, которые пытались найти хоть крошечный просвет в удушающем дыме. Они держали в лапах огромные чаны с водой и, раздраженно вскрикивая от поднимающегося к небу чада, тушили самые опасные очаги пожара.

– Он пытается выкурить нас отсюда. – Прислонившись головой к стеклу, Нараатта закрыла глаза.

– Пока мои парни держат осаду горной гряды Горри и близлежащих каменоломен, – гноминя подошла к Каменной деве и тоже выглянула на улицу, – он не сможет пройти в Ормельд.

– И сколько они продержатся? – повернувшись к подруге, спросила Нараатта. – Как долго горстка отважных маленьких существ сможет сдерживать армию всемогущего Игрока, находясь в подземной ловушке?

– Мои гномы продержатся столько, сколько понадобится, – жестко проговорила Мэрита, упрямо вздернув подбородок. – Никому не победить гномье братство!

Каменная дева улыбнулась, глядя на горящее румянцем негодования личико самой младшей Старейшины, главы гномьего сообщества.

– Если он не войдет в столицу, то просто выжжет ее дотла, как уже сделал с Рэйлардом, – сказала она, разбивая все надежды смелой гномини.

Услышав эти слова, Мэрита сразу же сникла и погрустнела еще больше.

– Адрен прислал нам на подмогу троих воинов. – Она посмотрела на закованную в броню подругу и тяжело вздохнула. – Он помогает нам и не бросает в беде… Почему же дракон отказывается присоединиться к нашему противостоянию?

– Он ждет, что я сама приду к нему, – ответила Нараатта и сжала кулаки, – и попрошу о помощи. Только тогда он сможет выдвинуть свои требования. Лишь в Драконьих землях он чувствует себя сейчас неуязвимым и всемогущим…

– Ты думаешь, он рискнет выступить против Игрока на нашей стороне? – ни на что уже не надеясь, поинтересовалась гноминя.

– Как только я признаю его право на единоличное правление Тэдж-Эверенсом – да, – поразмыслив секунду, ответила Каменная дева.

– Один Адрен не справится с ним. А мы уже не в состоянии помочь ему. Игрок уничтожил почти всех наших лучших воинов, а оставшиеся… Основные гномьи войска были раздавлены отрядами Игрока еще в первой декаде прошлой весны. Те крохи, которые мы сможем направить в помощь Адрену, только осложнят его тактику, внося в ряды дрэйлинов переполох и неразбериху.

– Он и не примет нашей помощи, – проговорила Нараатта, радуясь, что Мэрита не видит выражения ее лица. – Как только все мы признаем его власть, дракон станет защищать свою новую вотчину единолично, доверяя только своим бойцам. Это же Адрен! Подозрителен, горяч, беспощаден и горделив. Но все же верен и отходчив… Он просто ждет.

– Если Адрен выступит против Игрока, – Мэрита вздохнула и сокрушенно покачала головой, – это будет последней каплей его терпения. Он просто разрушит Тэдж-Эверенс до основания. Так же, как когда-то он поступил с другими мирами.

– А почему ты так уверена, что он пощадит Тэдж-Эверенс, если получит желаемое? – саркастически усмехнувшись, поинтересовалась Каменная дева. – Неужели ты поверила его россказням про идеальный мир грез без войн и разрушений?

– Я просто мечтаю о покое! Я устала хоронить близких и друзей! – выпалила гноминя, нервно вышагивая по комнате. – Никто не хочет признаваться, но все до смерти боятся его! Зачем он здесь? Кто он? Почему не может просто уйти?!

– А что другие? – помолчав, спросила Нараатта. – Они готовы перейти на сторону Игрока?

– Надежда согласилась на его условия, – неохотно ответила Мэрита, рассерженно сжимая кулачки.

– В обмен на что? – Самые худшие подозрения закованной в броню предводительницы троллей оправдались.

Игрок умудрился разделить их, поманив баснословными дарами и заманчивыми обещаниями. Он заставил Старейшин усомниться друг в друге.

– В обмен на силу, которая достанется ее расе после Большой игры, – неохотно ответила гноминя. – Игрок пообещал эльфам безграничную власть. Надежда всю жизнь ее жаждала и теперь наконец добьется того, что боготворящая ее раса станет править Тэдж-Эверенсом…

– А Виктор? – уже ни на что не надеясь, поинтересовалась Каменная дева.

– Виктор, как всегда, медлит и выжидает. Он сделает все, лишь бы пойти наперекор Адрену. – Мэрита досадливо поморщилась. – Высокомерный упрямец!

– Можно попробовать заманить его в горы, – приняла решение Нараатта и задумчиво проговорила: – Мы должны выступить против Игрока вместе с Адреном единым фронтом.

– Ты думаешь, это поможет? – с надеждой в голосе спросила гноминя. – И все опять станет как раньше?

– Все больше никогда не будет так, как раньше, – услышала она жесткий ответ.

Улицу за окном прорезали последние ярко-алые лучи заходящего солнца. Каменная дева вздохнула и занавесила окно плотными тяжелыми шторами.

– Но все же стоит попробовать. Вдруг удача улыбнется нам и Игрок совершит ошибку…

Дверь, скрипнув, распахнулась, и в кабинет вошел высокий голубоглазый юноша. Его длинные светло-русые волосы были перехвачены на лбу тонким кожаным ремешком. Легкие струящиеся одежды делали его походку воздушной и прекрасно скрывали целый арсенал оружия, без которого молодой человек никогда не выходил из дома.

– Пора, – проговорил визитер, обводя присутствующих тяжелым взглядом.

– Виктор? – Мэрита повернулась к двери и удивленно посмотрела на гостя. – Не думала, что ты придешь сюда после того, как решил соблюдать нейтралитет…

– Пока я официально не огласил своего решения, – огрызнулся Старейшина сообщества людей и тихо повторил: – Пора. Игрок готовит портал к открытию.

– Как, уже? – воскликнула гноминя, изумленно глядя на юношу. – Еще не время, мы должны…

Виктор зло скрипнул зубами и, стараясь не смотреть на своих собеседниц, тихо проговорил:

– У нас было время, чтобы договориться между собой. – Он вздрогнул и резко отвернулся к окну. – Мы не смогли этого сделать. Теперь будь что будет!

И молча вышел, громко хлопнув напоследок дверью.

– Иди за ним, – сказала Нараатта растерянной гномине. – Проследи, чтобы в горячке Виктор не наломал еще больше дров. Я найду Адрена и постараюсь с ним договориться.

Мэрита хмуро кивнула и прошептала:

– Думаешь, мы успеем?

– Мы постараемся, – как можно мягче проговорила Каменная дева. – Не теряй присутствия духа. Все будет хорошо!

– Не будет… – Гноминя вздохнула, обхватывая плечи руками. – Мне кажется… Я уверена, что даже если мы согласимся с условиями Игрока, он обязательно нас обманет, а потом погубит!

– Мне тоже так кажется, – согласилась Нараатта, поправляя забрало своего непроницаемого для солнечных лучей шлема. – Но я должна хотя бы попробовать…

– Лучше бы мы никогда не встречали его на своем пути, – ни к кому не обращаясь, сказала маленькая гноминя и, посмотрев на Каменную деву усталыми зелеными глазами, мягко улыбнулась: – Я буду ждать от тебя вестей.

Мэрита ушла вслед за Виктором. Стоило ей скрыться из виду, как дверь снова распахнулась и в комнатку вошли два огромных тролля, закованных в такую же, как и у Каменной девы, броню. С трудом поместившись в крошечном помещении, они преклонили колени перед своей предводительницей и замерли в ожидании указаний.

– Вельраасс, Хорраасс. – Нараатта жестом приказала своим телохранителям подняться. – Мы отправляемся в Драконьи земли. Немедленно. Я хочу побеседовать с верховным драконом.

– Но он же… – начал было один из троллей, но был прерван раздраженным взмахом закованной в доспехи руки.

– Сейчас Адрен – единственный кандидат в союзники в этой войне, – отчеканила Каменная дева. – Ситуация, в которой находится этот мир, требует от нас быстрых и неординарных решений. Любые распри отодвигаются на второй план, как только под угрозой оказываются жизни сотни тысяч наших соплеменников. Он поймет, – сказала она и неуверенно добавила: – Обязан понять.

– Готовить колесницу? – поинтересовался второй тролль.

– Да, Хорраасс. – Нараатта вздохнула и направилась к дверям. – Времени совсем не осталось. И еще… – Она покачнулась, первый раз в жизни почувствовав головокружение. – И…

– Гра… – Хорраасс быстро шагнул к запнувшейся предводительнице. – Гра, с тобой все в порядке?

– Да, – кивнула Каменная дева и зажмурилась, стараясь прогнать разноцветные круги, пляшущие перед глазами. – На миг мне показалось, что здесь есть кто-то еще…

– Здесь?

Тролли удивленно переглянулись.

– Да. – Она глубоко вздохнула, борясь с неожиданным ознобом. – Здесь. В моей голове. Кто-то наблюдает за нами.

– Игрок? – предположил Вельраасс, обнажая меч.

– Нет, – отозвалась предводительница троллей. – Наверное, мне просто почудилось…


Оуэн почувствовал, как что-то с силой тянет его вниз, извлекая из ставшего таким родным сознания мятежной Старейшины. Мгновение – и он уже стоит за спиной закованной в доспехи богини, и неведомая сила влечет его к окну. Мир тускнел, теряя краски, и смещался куда-то вверх, словно магистр падал в узкий бездонный колодец. Все вокруг расплывалось, как будто расстроенный художник чистой кистью смазывал контуры своей неудавшейся картины. В ушах зазвенело, и сновидец снова провалился в пустоту.

Очнулся Оуэн на холодном каменном полу в кромешной темноте. От ужасного озноба его зубы отбивали громкую чечетку, не позволяя сновидцу сосредоточиться на окружающей его действительности.

– О боги! – простонал он, хватаясь за раскалывающуюся голову. – Что это было?

– Ничего особенного, – раздалось рядом. Темноту рассек крошечный тусклый светлячок, даря сновидцу долгожданный лучик света. – Ты просто свалился сюда из раскрывшегося на потолке портала и лежал на полу, словно мертвый, больше часа.

– Действительно, – охнул магистр, пытаясь подняться. – Ничего особенного…

Оуэн несколько раз моргнул, разгоняя застилающую глаза пелену, и только после этого смог разглядеть практически сливающегося с потонувшей в полумраке стеной королевской библиотеки каменного тролля Хорраасса, бессменного хранителя мертольского храма знаний. Великан помог сновидцу подняться на ноги и, встряхнув его, словно тряпичную куклу, аккуратно прислонил к стене.

– Я что-то говорил? – борясь с подступающей тошнотой, поинтересовался сновидец.

– Да, – кивнул невозмутимый каменный тролль. – Ты звал какого-то Виктора… Кто это?

– Виктор, – пробормотал Оуэн. – Да-да, припоминаю…

Закрыв глаза, он прислонился лбом к прохладному шершавому камню библиотечной стены и замер. Морок медленно отступал, возвращая память пожилому чародею и легкими росчерками стирая древнюю могущественную личность, в сознании которой он поселился на время вещего сновидения.

– Да, Виктор. – Хорраасс помог магистру добраться до стола.

Усадив его на стул, он ушел куда-то в темноту бесконечных библиотечных стеллажей. Вернулся тролль довольно скоро, неся в руках глиняный кувшин с широким горлышком и два стакана. Хорраасс наполнил их густым янтарным вином и протянул один из них Оуэну.

– Виктор – это Старейшина людского сообщества. – Сновидец залпом осушил свой стакан. – Это остатки… Хотя сейчас это уже не важно, – отмахнулся он и задумчиво поинтересовался: – Скажи мне лучше, а у вас в древности были такие, – магистр замолчал, вспоминая удивительные доспехи Каменной девы, – странные матовые латы, чтобы выходить на солнце, не опасаясь на месте превратиться в камень?

Хорраасс замер, не спуская с друга настороженного взгляда блестящих в свете гномьих фонариков глаз.

– Ты задаешь странные вопросы, мастер, – после долгой паузы прогудел он. – Да, еще задолго до начала войны Старейшин у троллей высшего сословья появились защитные костюмы, которые для нас сконструировали сами Старые боги…

– У вас было высшее сословье? – невольно вырвалось у Оуэна.

– Конечно, – спокойно ответил каменный тролль. – Или ты думал, что мы всегда были безродными кочевниками?

– Нет, но…

– Еще до войны Старейшин мы распоряжались всеми подземными строениями Тэдж-Эверенса. Ты ведь знал, что под нами находится целый подземный мир? – уточнил библиотекарь. – Многие считают, что именно там прячутся жалкие остатки переживших Большую игру горных эльфов.

Оуэн отрицательно покачал головой.

– Теперь знаешь, – назидательно проговорил тролль. – Кроме этого нам принадлежали затонувшие в Спящем океане материки. В те времена условия, созданные на них, не позволяли солнцу пробиваться сквозь тучи настолько, чтобы мы начали каменеть.

– А как же обруч? – Оуэн недоуменно посмотрел на обхватывающий голову его друга стальной обод. – Я с таким трудом достал его для тебя…

– Это подарок нашей богини, – ответил тролль, поправляя артефакт. – Она создала десять обручей и раздала их своим приближенным.

– Каменная дева, – прошептал сновидец, хватаясь за голову. – Она же каменная! Ну конечно же! Ваша богиня! Вот почему она была в этих доспехах! Я видел события, которые произошли перед Большой игрой.

– Да, – с присущей каменной троллям невозмутимостью кивнул Хорраасс. – Нараатта наша богиня, и мы ждем ее возвращения.

– Что ж, – пробубнил Оуэн себе под нос. – Считай, что вы дождались. А ведь она говорила о тебе! – вспомнил магистр и с опаской покосился на друга. – Она говорила о тебе, Хорраасс, и о каком-то…

– Вельраассе, – с готовностью подсказал библиотекарь. – Ты все правильно запомнил, сновидец.

– Но как же это возможно? – воскликнул сновидец, наливая себе еще вина. – Тебе же должно быть… Сколько тебе лет, Хорраасс? Больше тысячи?

– Так и есть. – Каменный тролль кивнул и с недоумением посмотрел на ошарашенного магистра. – Почему это тебя так удивляет?

– Я и представить себе не мог, что тролли живут так долго, – пробормотал в ответ Оуэн.

– Тролли живут не так уж и долго, – пожал огромными плечами Хорраасс. – Даже по людским меркам. А вот каменные тролли практически бессмертны, если им, конечно, удается избежать солнечных лучей. Для этого нам и нужны были защитные доспехи.

– Но как Старейшины смогли создать их?

– Это как раз те технологии, которые в будущем перешли к гномам, – ответил библиотекарь. – Они уже тогда проявляли большой интерес к науке и механике…

– Гномы уже тогда освоили изобретательство? – не поверил своим ушам магистр.

– Они всегда были смышлеными малыми. – Каменный тролль меланхолично пожал широкими плечами.

– Тогда каким образом Игрок смог убить Каменную деву? – Оуэн чувствовал себя совсем сбитым с толку. – Бессмертную богиню, закованную в магические доспехи…

– Если верить легендам, он просто сжег защитный костюм Нараатты. – Хорраасс невольно дернулся, представляя себе эту картину. – И оставил ее на открытом солнце.

– Она умерла?

– Нет. Окаменевшего тролля необходимо разбить, – медленно проговорил библиотекарь. – А так он может сотни лет стоять в качестве уродливого изваяния, пребывая в сознании и наблюдая за всем, что творится вокруг, из темницы собственного обездвиженного тела. Нет. Он превратил ее в какого-то зверька…

– Ты ведь был тогда там? – тихо спросил сновидец.

– Нет. – Хорраасс немного помолчал. – Нас с Вельраассом отправили с поручением к Надежде в Священную эльфийскую долину, и мы не смогли, не успели…

– Ты не виноват, – попробовал поддержать друга Оуэн.

– Я должен был охранять ее, – твердо заявил каменный тролль и с силой стукнул кулаком по столу. Магистр в последний момент успел подхватить подпрыгнувший от удара кувшин с вином, спасая его от участи разбившихся вдребезги стаканов. – Я не справился со своими обязанностями…

– И заточил себя тут, – закончил за него сновидец. – Ты уверен, что это наказание не слишком жестокое для тебя?

– Это не наказание, – не согласился с ним библиотекарь. – Я просто жду.

– Ждешь? – Сбитый с толку Оуэн осторожно поставил кувшин на опасно накренившийся стол. – Чего?

– Случая, – пространно ответил тролль.

– Они воскресили Каменную деву. И кто теперь на очереди? Адрен? – Сновидец устало посмотрел на друга. – Кто-то начал возвращать к жизни мятежных Старейшин, Хорраасс. Знаешь, что это значит?

– Это значит, что грядут большие перемены, – меланхолично заявил каменный тролль. – Нужно будет очень постараться, чтобы направить гнев всемогущих магов, пробывших тысячелетие в заточении, в правильное русло. И знаешь, Оуэн… – Библиотекарь обернулся. Едва успев подхватить оседающего на пол сновидца, он воскликнул: – Оуэн?!


Поднявшись на ноги, Каменная дева с удивлением разглядывала свои обтянутые полупрозрачными коричневыми пластинами руки.

– Тебе уже не так больно, правда? – подняв голову, спросила она у Норда. Голос мятежной Старейшины был глубоким и очень мелодичным.

Северянин отрицательно покачал головой. Старая богиня присела рядом с наемником и положила руку ему на грудь.

– Твое сердце не такое, как у всех остальных, – задумчиво проговорила она и заглянула Норду в глаза. – И оно не из камня…

– Это механизм, – ответил Норд, щурясь от ослепляющего сияния.

– Механизм, – глядя куда-то поверх головы наемника, повторила Каменная дева, так, словно пробовала это слово на вкус. – Давно я не слышала о них…

Она встала и окинула кабинет тяжелым взглядом огромных сиреневых глаз. Все присутствующие застыли, боясь проронить хоть слово.

– Ты, чьи деяния ужасны… – Нараатта медленно подняла руку и указала на вжавшегося в кресло-качалку Полара. – В этом мире для тебя больше нет места. Умри. – Из пальца ожившей Старейшины вырвался яркий белый луч, и лицо эльфа исказилось в отвратительной гримасе. Он замер в кресле каменным памятником самому себе. – А ты… – Ее палец переместился на замершего у окна Флаэля. – Ты не так плох, как твой родитель, поэтому останешься в живых. Примерь-ка мою шкуру!

На этот раз свет вырвался из ладони Каменной девы. Вспышка – и на месте молодого эльфа сидит до крайности удивленный, но все же счастливый, что остался в живых, демонический зверек.

– Госпожа, я готова стать вашим пристанищем в этом мире, – подала голос Тэльма. Щека ее мерно подергивалась, а в глазах тихо тлела затаившаяся паника. – Я хранительница медальона…

– Ты не сможешь стать моим пристанищем, – подумав, ответила мятежная Старейшина. – Ты слишком стара и слаба. Все смертные слишком слабы, чтобы стать моим временным убежищем. Если то, что ты знаешь, правда, – она пристально посмотрела на знахарку, – мне понадобится очень сильный «сосуд».

Тэльма ахнула, отступая назад.

– Ты сделала все, чтобы я оказалась здесь. В этом старом жилище призраков. – Богиня закрыла глаза, словно прислушиваясь. – Ты хорошо потрудилась и вовремя позвала меня. Скажи, где Адрен?

– Великий дракон, как и вы, был разделен на две части, – тихо ответила знахарка, все еще ошарашенная тем, что ее план пошел не по продуманному ею сценарию. – Возможно, он уже мертв.

– Мертв? – удивленно переспросила Нараатта. – Я так не думаю.

– Все Старейшины мертвы…

– Нас очень сложно убить в этом мире. Можно уничтожить наши тела, но не души, – снисходительно улыбнулась Каменная дева. – Ты все хорошо спланировала. Лишь обладатель Карты может не бояться моего взгляда. Ты нашла «механическое сердце». – Она бросила мимолетный взгляд на Норда. – О моем истинном облике известно далеко не каждому. Но ты знала, кто я, – задумчиво молвила мятежная Старейшина. – Откуда ты, смертная человеческая женщина, узнала, как вернуть меня в этот мир?

– Нам стало известно о надвигающейся на Тэдж-Эверенс опасности. Мы нашли книгу…

– Книгу?

– Да, госпожа. – И Тэльма протянула Нараатте маленький томик с незамысловатым названием «Мифы и легенды Древнего Тэдж-Эверенса».

– Столько лет прошло с того момента, как я написала ее. – Богиня покрутила книгу в руках и снова повернулась к Норду. – Этот странный человек пригодится мне…

– Кто-то хочет переиграть Большую игру! Впервые за тысячи лет. – Знахарка со странной смесью надежды и разочарования посмотрела на пытающегося подняться на ноги наемника. – Разве мы можем так рисковать? Неизвестно, как отдача от Карты в его сердце повлияет на вашу силу… госпожа.

– Это тело продержится больше, чем оболочка простого смертного, – глухо сказала Нараатта, глядя на обессиленного наемника.

Казалось, что северянин медленно впадает в транс, не спуская глаз с ожившей Старейшины.

– Большая игра… Что ж, я постараюсь помочь вам. Отдайте мне Карты. – Каменная дева начала медленно поворачиваться к замершему у стола гному и все еще стоявшему у серебряной клетки Родрику. – Подобная сила не должна принадлежать столь примитивным существам.

– Думаю, я видел достаточно, – проговорил Нарви и повернулся к притихшему Родрику. – Пора выбираться отсюда подобру-поздорову! Ты со мной, парень?

– А как же Норд?!

– Боюсь, у этой «красотки» на него свои планы, – вздохнул гном и указал взглядом на наемника, преданно смотрящего на Старейшину. – Пора!

Мальчик неохотно кивнул.

– Простите, но мы спешим откланяться. – Взяв юношу за руку, Тог бросил себе в ноги телепорт-кристалл и наступил на него. Миг – и они исчезли в открывшемся портале.

– Гномы освоили технологию перемещения в пространстве? – удивленно поинтересовалась Старейшина.

– Да, – ответила знахарка, расстроенно теребя чепчик. – И не только гномы. Это телепорт-кристаллы.

– Телепорт-кристаллы… – Богиня облокотилась о стену. – Дай мне один. Я желаю испытать этот артефакт.

Тэльма послушно извлекла из небольшого кармашка своего длинного платья телепорт-кристалл и протянула его Каменной деве. Темный камешек лег в полупрозрачную ладонь мятежной Старейшины и, вопреки ожиданиям пожилой женщины, не провалился сквозь нее. Нараатта несколько мгновений изучала артефакт.

– Я не чувствую в нем силы, – тихо проговорила она. – Кто изобрел их в этом мире?

– Эльфы.

– Эльфы? – удивленно переспросила Нараатта. – С каких это пор они научились что-либо создавать?

Старейшина двумя пальцами раскрошила телепорт-кристалл, и перед ней засветилось окно портала. Но стоило ей шагнуть внутрь, как оно взорвалось яркой вспышкой, и портал захлопнулся.

– Слишком слабый для меня, – расстроенно сказала Нараатта. Казалось, она тает прямо на глазах. – Карты-ключи я верну, когда наконец смогу почувствовать почву под ногами. – Она обернулась к Норду: – Ты поможешь мне, человек с механическим сердцем. Пока я не найду более пригодную для существования в этом мире оболочку. – Мятежная Старейшина перевела взгляд на Тэльму. – Пора пробудить Адрена. Он единственный наш союзник, обладающий могуществом, сравнимым с моим.

Вдалеке загремел гром. Стены замка вздрогнули, что-то заскрипело и завыло в самом сердце каменного строения. С потолка посыпалась штукатурка, послышался визг, скрип и ужасный грохот.

– Что происходит?! – воскликнула Тэльма, подбегая к окну. – Вы только посмотрите! – ахнула она. – Все западное крыло обрушилось, сложившись как игрушечный домик! И кто-то спасся. – Знахарка близоруко прищурилась. – Это тролль! Нет, троллина! Откуда она здесь?

Двор пересекла высокая мускулистая фигура. Волоча перебитую ногу, Рык, изогнувшись, закинула за спину сдвоенные ножны с кривыми мечами. Ковыляя и спотыкаясь, она бежала к воротам.

– Вижу, что мое появление не осталось незамеченным, – бесцветным голосом констатировала ослабевшая Старейшина.

– Произошло еще кое-что, – проговорила Тэльма, повернувшись к Каменной деве. – Близится час…

Продолжения Норд не услышал. Лицо Нараатты неожиданно оказалось совсем рядом, и в его сознание прокрался тихий успокаивающий голос, теряющийся где-то в потоках замутненного сознания.

– Не бойся, – шептал он. – Все будет хорошо… хорошо…

Нараатта взмахнула рукой, и на человека с механическим сердцем, словно черная бархатная занавеска, обрушилась темнота.

Часть вторая

– Это же надо было так далеко залететь! – оглянувшись по сторонам, пробормотал Родрик и начал изо всех сил трясти Нарви за полы запылившегося кафтана. – Да придите же вы наконец в себя, мастер!

В мягкий теплый гномий сон назойливо пробивался тоненький мальчишеский голосок. Неожиданная звонкая оплеуха заставила Нарви замычать и отвернуться. В щеку тут же уперся колючий снежный ком.

– Отстань от меня, глупый ребенок. – Тог попытался отмахнуться от паренька, словно от назойливой мухи. – Ты из меня всю душу вытрясешь!

– Не отстану, – насупившись, пробурчал Родрик.

Телепорт-кристалл, изначально настроенный на перенос лишь одного прыгуна, выжал из гнома все силы. Прихватив с собой разбудившего Старое божество мальчика, Нарви подверг свою жизнь огромной опасности и даже не осознавал этого.

– Я не хочу вставать, – тихо сказал Тог, переворачиваясь на другой бок. – Я умер… наверное. Отстань!

– Нам нужно уходить отсюда! – закричал Родрик гному в самое ухо. – Мы на окраине ормельдских трущоб. Уже начался комендантский час, а мы тут торчим посреди дороги! – Мальчик еще сильнее затряс гнома. – Стража не станет разбираться, почему вы тут валяетесь. Кинут в темницу – и дело с концом! – Он вздохнул. – Это, конечно, если первыми нас найдет стража, а не банда местных головорезов. Подъем!

Нарви недовольно поморщился и закрыл уши руками.

По укутанной в вечерние сумерки улице вольно гулял ледяной ветер. На город медленно опускался туман, пряча в своих объятиях разбросанный у домов мусор.

– Ну и куда нас занесло? – поинтересовался Нарви, так и не удосужившись открыть глаза.

– Мы телепортировались на задний двор какой-то забегаловки, – ответил Родрик, оглядевшись.

Гном с кряхтением сел и растер лицо снегом.

– Ох и тряхнуло же меня! – проворчал он, ощупывая зреющую на затылке шишку.

– Что мы теперь будем делать? – с опаской озираясь по сторонам, спросил юноша.

В подворотне у трактира послышались подозрительные шорохи и приглушенные голоса.

– Нужно встретиться с Тоиром и рассказать ему о случившемся, – задумчиво проговорил Тог и сварливо добавил: – Будет знать, как втягивать меня в свои авантюры. «Привези Карту! Отыщи медальон! Разберись, что за демон!» Нашел себе гнома на побегушках!

Родрик покачал головой и помог Нарви подняться и отряхнуться от снега. Они вышли на узкую, заваленную грязными сугробами улочку. Гнома сильно шатало, и, чтобы не упасть, ему приходилось изредка опираться на худенького паренька, прогибающегося под тяжестью оглушенного попутчика.

– Мы недалеко от порта. – Тог махнул рукой, указывая на север. – Почему мы очутились именно здесь? Раньше телепорт-кристаллы не выкидывали таких фокусов…

– Думаю, это из-за него, – отозвался Родрик и, закатав рукав, показал гному широкий браслет на предплечье.

– Ты только посмотри! – Нарви удивленно цокнул языком, разглядывая магический артефакт. – Давненько я не встречал портативных дрэйлиновских энергетических накопителей! И как далеко ты можешь прыгать с его помощью?

– Я не контролирую его силу, – смущенно ответил мальчик, поправляя необычное «украшение». – Однажды я переместился в другой город, а потом – всего на полмили.

– Откуда он у тебя?

– Долго рассказывать, – отмахнулся юноша, опуская рукав. – Нужно уходить с дороги. Мы тут видны как на ладони.

– Я останавливался здесь пару раз много лет назад. – Стараясь не делать резких движений, Нарви огляделся и указал на одноэтажное здание впереди. – Это трактир «Ржавый гарпун». Хорошо известный у скупщиков краденого притон. – Он хмыкнул и сразу же скривился от подступившей слабости. – Там прекрасно готовят знаменитую на весь Ормельд луковую похлебку. – Гном улыбнулся в предвкушении сытного ужина и посмотрел на своего невольного попутчика. – Пойдем, перекусим и обдумаем, как нам жить дальше. Еда и отдых всем и всегда идут только на пользу.

Они обошли постоялый двор, где на привязи стояли четыре равнодушно пережевывающие овес лошадки. Родрик поднял голову и с недоверием посмотрел на поскрипывающую на ветру вывеску: «Ржавый гарпун. Быстро прочистим любую глотку!»

– Ты только посмотри! – хмыкнул Нарви и, толкнув двери, вошел внутрь. – За столько лет здесь совершенно ничего не изменилось!

В душном, увязшем в табачном дыму зале царил такой любимый завсегдатаями подобных заведений полумрак. У самых дверей, рядом с лестницей в погреб, небольшая компания раскрасневшихся от рома матросов самозабвенно мутузила еле стоявшего на ногах оборванца. – Шулер! Верни наши деньги! – постоянно повторял один из моряков.

Крутившийся рядом старичок отчаянно пытался прекратить это избиение, при этом стараясь вовремя увернуться от пудовых кулаков разгоряченных драчунов. У окна один из захмелевших посетителей «Ржавого гарпуна» с удовольствием мучил старый, дребезжащий от каждого прикосновения клавесин.

Хозяина «Ржавого гарпуна» творящееся вокруг действо совершенно не интересовало. Он играл в джонк. Хотя правильнее было бы сказать – выигрывал в джонк. Этот факт еще сильнее способствовал его полному равнодушию к событиям, происходящим вокруг.

– Я же говорил: блеф! – прокричал хозяин трактира и громко расхохотался. – Я чую его за версту!

Пропустив Родрика вперед, Нарви бросил хмурый взгляд на потасовку и прошел вглубь зала, мимо стойки бара, к которой сиротливо жался маленький кругленький столик. За ним удобно устроился темноволосый парень. Он с видимым удовольствием кромсал здоровенного омара, отхлебывая из огромной пузатой кружки темный гномий эль.

Тог остановился у свободного столика рядом со стойкой, за которым уже расположился его попутчик, и с любопытством посмотрел на игроков в кости.

Вокруг огромной старой бочки, выдвинутой в центр зала и приспособленной под игральный стол, сидели трое. Рядом с хозяином трактира расположился брат-близнец темноволосого любителя крепкого эля и самозабвенно тряс стакан с игральными костями. В отличие от своего братца, за обе щеки уплетающего ужин, молодой человек был светловолос и излишне полноват. Задумавшись, он что-то прошептал в кулак и снова с остервенением начал трясти стакан.

– Азартные ребята, – заметил Нарви, усаживаясь за стол.

Справа от трясшего стакан парня устроился хмурый, одетый в мундир Морской гильдии мужчина.

– Давай, Вэйден, – прорычал он. – Кидай! Сколько его можно трясти?

У локтя морского волка лежала капитанская фуражка. За игроками исподлобья наблюдал уже сделавший ставку хозяин «Ржавого гарпуна».

– Столько, сколько нужно, – огрызнулся парень и, встряхнув стакан еще раз, высыпал кости на бочку. Тут же прикрыв их рукой, он осторожно посмотрел выпавшую комбинацию и заулыбался:

– Двадцать!

– Блеф! – на этот раз в один голос закричали игроки. – Раскрывай!

– Блеф? – усмехнулся парень. – Вы в этом абсолютно уверены?

– Интересно, кто из них выиграет? – Родрик кивнул на импровизированный игральный стол.

– Хозяин «Гарпуна», – ответил Тог, с азартным блеском в глазах провожая выпрыгнувшие из стакана игральные кости. – А не пора ли нам подкрепиться?

Юноша улыбнулся и кивнул, только сейчас почувствовав, насколько голоден.

– Вот и славно! – Гном остановил проходившую мимо улыбчивую дородную кухарку и учтиво проговорил: – Хорошего вечера, милочка…

И они углубились в обсуждение тонкостей местных рыбных деликатесов.

– Денег у меня практически нет. Все вещи остались в том жутком замке, – признался Нарви, стоило кухарке принять заказ и удалиться. Он выгреб на стол всю чудом оказавшуюся в карманах мелочь и начал ее скрупулезно пересчитывать. – А до столицы добираться как-то нужно. Хм… Негусто. Попробуем завербоваться на торговое судно, а там будем действовать по обстоятельствам.

– Я… – начал было мальчик, и в горле у него сразу же пересохло. – Я хотел поблагодарить вас. Вы спасли меня…

– Да чего уж тут. Не бросать же тебя там одного? – отмахнулся Нарви, сгребая мелочь в ладонь. – Зачем ты сунулся в клетку к той демонической бестии? – поинтересовался он, когда все деньги перекочевали во внутренний карман его камзола.

– Я боялся, что если этого не сделать, то Норд погибнет.

– Хм… – Гном в ответ задумчиво покивал. – А как ты понял, что именно нужно делать? Мне бы самому не пришло в голову надеть медальон на зверька…

– Норд сказал, что если я этого не сделаю, то его наденет Тэльма, – пожал плечами юноша.

– Хм… – снова задумчиво пробормотал гном. – И что бы от этого изменилось?

– Не знаю, – честно ответил мальчик, чувствуя себя совсем сбитым с толку.

– Теперь между тобой и Каменной девой существует особая связь, – сказал Нарви, внимательно глядя на своего попутчика.

– А это плохо, да? – бледнея на глазах, спросил Родрик. – Для меня?

– Если бы я знал! – Тог развел руками, словно извиняясь за свою неосведомленность.

– Зачем вообще эта старуха решила разбудить Каменную деву? – поинтересовался мальчик, с любопытством крутя головой по сторонам.

– Старые боги, парень, – помолчав, ответил Нарви. – Что-то плохое грядет, и оно напрямую связано с мятежными Старейшинами. Тэльма все спланировала с самого начала… Или за нее это сделал кто-то другой. Норд и мастер сновидец спутали ей своим появлением все карты. А может быть, наоборот, все шло как раз в соответствии с ее коварным планом… Возможно, в душе Тэльма догадывалась, что не сможет вынести мощь Старого божества, поэтому и подстроила весь этот спектакль с окаменением Полара.

– Полар предал своего лучшего друга, – проговорил юноша и упрямо сжал губы. – И за это его ждала достойная кара.

– Это правда, – кивнул гном. – А может быть, Тэльма – просто сумасшедшая старуха и все произошло именно так по чистой случайности, – предположил он. – Но сути дела это не меняет. Одна из мятежных Старейшин проснулась, и пока не стало совсем поздно, об этом необходимо доложить старосте.

– Можно я поеду в столицу вместе с вами? – спросил Родрик, водя пальцем по крышке стола. – Я должен кое-что вернуть.

– Вернуть?

Юноша достал из сумки Карту и показал ее гному.

– Она случайно попала ко мне…

– К тебе случайно попала Карта-ключ? – недоверчиво переспросил Нарви, внимательно изучая артефакт. – Что-то я не верю в такие случайности, приятель.

– Это долгая история, – попытался уйти от ответа Родрик.

– Тебе в любом случае придется мне все рассказать. – Гном вернул артефакт юноше и устало потер глаза. – Мы с тобой теперь в одной упряжке, как два гончих псолака, – заявил он, подперев голову рукой. – Давай уж, рассказывай.

– Да все как-то по-глупому вышло…


Шаг в прошлое. Мертоль

За несколько дней до описываемых событий

С первыми предрассветными лучами в комнату пробрались солнечные зайчики. Они гонялись друг за дружкой по потолку и стенам, прыгали по дремлющей мебели. Вот один из них робко шмыгнул Родрику на щеку и спустя миг намного увереннее перебрался на лоб, пытаясь разбудить.

Но юноша уже не спал. Закинув руки за голову, он смотрел в потолок и размышлял.

– Родрик, вставай, пора собираться!

Мама ворвалась в комнату в свойственной ей стремительной манере и рывком распахнула занавески. Через левую руку высокой худой женщины с коротко стриженными седеющими волосами был перекинут выходной бирюзовый камзол, расшитый витиеватым красным узором. Мальчик поморщился и отвернулся.

– Я это не надену!

– Перестань препираться и иди завтракать. – Женщина бросила одежду на спинку кровати и развернулась к двери. – И будь любезен, постарайся не опозорить меня перед ректором Тоиром сегодня!

– Я не хочу там учиться! – прокричал Родрик в спину уходящей матери.

– Все твои друзья мечтают поступить в лицей! – обернувшись, заявила она. – Ты тоже должен!

– У меня нет друзей! – отрезал мальчик, натягивая штаны. И совсем тихо добавил: – И я никому ничего не должен.

Одевшись, он спустился в гостиную, где прислуга уже накрыла на стол.

– Все готово, сударыня Хильда, – сказала пожилая служанка, стоило хозяйке дома показаться в дверях.

Родрик сел рядом с матерью и раздраженно расстегнул слишком тугой ворот неудобного камзола.

– Запомни, испытаний будет три. – Хильда бросила на сына придирчивый взгляд.

– Да я все знаю, мам!

– Первое, – проигнорировав раздраженное заявление сына, продолжила она, – самое простое. Основные знания.

Мальчик вяло кивнул.

– Второе тоже не должно вызвать у тебя особых проблем. Физическая подготовка. Попрыгаешь, побегаешь…

Служанка тем временем раскладывала по тарелкам еду и разливала напитки.

– А вот третье… – Хильда раздраженно поджала губы.

– Чародейство? – Родрик довольно хмыкнул.

Всем было известно, что люди уже сотни лет практически лишены магических способностей. А умение определять местоположение магических силовых источников среди них было уж совсем большой редкостью.

– Да, Родрик, – с вызовом заявила его мама. – И тебе придется постараться! Ты не простой мальчик, запомни это! Ты…

– …твой сын, – кивнул юноша и улыбнулся. – Я точно не пройду. – В его душе прорастало зернышко надежды. – Я совсем не силен в чародействе.

– Пройдешь, – уверенно проговорила Хильда и очень внимательно посмотрела на сына. – Ешь и собирайся! – отрезала она, с силой стукнув чашечкой по блюдцу.

Мальчик равнодушно пожал плечами и принялся за завтрак.


На улице царила прекрасная погода: светило солнышко, под ногами весело поскрипывал снег, вокруг с шумом и гамом носилась детвора, азартно играя в снежки. Словом, вся окружающая действительность сопротивлялась отвратительному настроению, с которым Родрик вышел из дома. Запахнув куртку, он неторопливо побрел в сторону переправы к Лицею технических и естественных наук Мертоля. В голову лезла разная чушь, хотелось все бросить и сбежать на причал, завербоваться юнгой на первый попавшийся торговый галеон и…

– Родрик! – прервал ход его невеселых мыслей зычный вопль. – Эй, Родрик, постой!

Его догнал запыхавшийся празднично одетый Вацик, давний приятель и соучастник разнообразных каверз, частенько придумываемых Родриком.

– Симпатичный кафтанчик! – хохотнул мальчишка, поравнявшись с другом. – На вступительные?

Родрик кивнул, и дальше они пошли уже вместе. Вацик не умолкал ни на секунду, рассказывая о предстоящих им испытаниях. О том, как важно найти свою мастерскую еще до чародейского отбора, на котором и срезается большинство претендентов. Родрик что-то невпопад отвечал, не особо вслушиваясь в болтовню приятеля.

Преодолев три квартала, они вышли к переправе и встали в хвост длинной, гудящей, словно рассерженный пчелиный улей, очереди за билетами на паром. Засунув руки в карманы, Родрик насупился и принялся с угрюмым видом рассматривать кружащих над бухтой чаек.

Уже через час большой мертольский паром доставил их к пирсу «Обитель знаний», рядом с которым находилась центральная площадь лицея. Там уже собралась огромная толпа празднично одетых подростков. Ребята сильно нервничали, но виду старались не подавать. Многие на ходу перелистывали мятые потертые конспекты с разнообразными пометками и напоминаниями. Другие пытались незаметно разложить по рукавам и внутренним карманам сразу несколько комплектов со шпаргалками. Один мальчик засунул под камзол за брючный пояс небольшой учебник и теперь с заговорщицким видом дергал своего соседа:

– А ну-ка, стукни!

Тот несильно толкнул приятеля в живот. Послышался глухой стук.

– Я каменный тро-о-олль! – пришел в восторг мальчуган.

– Только ты дыши реже, – смеялись ребята постарше. – А то твой учебник может вывалиться прямо под ноги экзаменатору.

После такого напутствия шутник густо покраснел. Неловко извиваясь, он извлек многострадальный учебник и начал в нем с унылым видом рыться.

Некоторые претенденты пришли с родителями и теперь с кислыми минами внимали их советам. Кто-то вслух бубнил сложные правила. Многие просто молчали.

Родрик и Вацик, получив кучу тычков в спины и по паре довольно подлых подсечек, ловко орудовали локтями, пробираясь сквозь вязкую толпу претендентов.

– Нам сейчас раздадут номера, – уверенно заявил Вацик.

Иногда Родрику казалось, что его приятель изучил всю процедуру поступления в лицей еще до своего рождения.

Вацик оказался прав. При входе на огороженную площадку для абитуриентов один из экзаменаторов шлепнул им порядковый номер на тыльную сторону правой ладони и указал на вход в лицей. Этот номер не стирался ничем на протяжении года, чтобы исключить повторную попытку поступления провалившихся претендентов.

Озираясь по сторонам, юноши вошли в высокие створчатые двери, ведущие в экзаменационный зал. Из аудитории уже высыпала раскрасневшаяся и весело гомонящая компания сдавших первый экзамен ребят.

– Следующая дюжина, – громко сказал вышедший из аудитории мужчина.

Простое немолодое лицо, стянутые в хвост соломенные волосы, тонкие губы. Такого раз увидишь и сразу же забудешь. Один из многих. Но была какая-то опасность в колючем и очень внимательном взгляде незнакомца.

– Пойдем! – Вацик кивнул на вход.

И они влились в толпу немного растерянных и совершенно не выспавшихся абитуриентов. Как и предполагала Хильда, ни первое, ни второе испытание не вызвали у ее сына никаких проблем. К последнему экзамену претендентов осталась одна треть. Самые смышленые и подающие надежды в области математического счета мальчики и девочки разошлись по мастерским счетоводов, лекарей и алхимиков. Претенденты, наделенные недюжинной физической силой, были распределены между мастерами воинского искусства, наемниками и королевскими телохранителями.

Перед третьим испытанием в аудитории появился ректор Тоир и отозвал Родрика на улицу. Высокий даже по людским меркам, гном неспешно шел по коридору, вежливо здороваясь с учениками. Его кустистая окладистая борода была заплетена в десятки маленьких тоненьких косичек в соответствии с новой столичной модой.

Во дворе их уже ожидал тот самый мужчина с неприметной внешностью, который объявлял каждой группе о начале испытаний.

– Благодарю тебя за то, что подменил меня, Марк, – широко улыбнулся Тоир и похлопал стоявшего рядом мальчика по плечу. – Это Родрик. Как я и ожидал, он показал впечатляющие результаты по первым двум экзаменам.

Кивнув в знак приветствия, мужчина представился:

– Марк Челиндер. Как ты планируешься распорядиться своей дальнейшей судьбой, Родрик?

– Я… – сказал юноша и замолчал.

– Родрик. – Тоир легонько подтолкнул паренька в спину. – Мастер Челиндер – глава Гильдии королевских наемников, он руководит центральным разведывательным управлением Тэдж-Эверенса. – Гном глубоко вздохнул, бросив косой взгляд на наемника. – Он твой будущий наставник.

Глава Гильдии был облачен в белоснежную рубаху с засученными рукавами и широкие полотняные штаны. Через руку он перекинул черный плащ. К бедру мастера был пристегнут длинный узкий меч.

– Родрик! – услышал мальчик хлесткий окрик и обернулся. – Мастер Тоир. Марк. – Хильда сдержанно кивнула присутствующим, обжигая Челиндера долгим неприязненным взглядом. Наемник холодно улыбнулся в ответ. – Вы готовы принять экзамен у моего сына, ректор? – спросила она у гнома.

– Конечно готов, – ответил тот. – Думаю, стоит позвать еще одного экзаменатора. Подождите в моем кабинете. Я скоро вернусь.


Обсерватория Лицея технических и естественных наук Мертоля располагалась в небольшом овальном чердачном помещении под самым куполом этого храма знаний.

У окна, тонущего в полумраке помещения, высился огромный телескоп. Ректор Тоир, лично участвовавший в его разработке, в позапрошлом году презентовал это чудо оптики преподавателям факультета теоретической космологии для проведения практических занятий. На телескопе не было ни пылинки, как и в самой обсерватории, хозяином которой являлся мастер Оуэн. Королевский сновидец и предсказатель, он любил звезды, увлекался алхимией и преподавал в лицее уже не один десяток лет. Благообразный старец с огромными серыми глазами, в которых читалось грустное разочарование во всем, что так или иначе ждет этот крошечный мирок в будущем, он много молчал, постоянно пребывая в легкой задумчивости. Иногда даже могло показаться, что жизнь представляется ему неинтересной, много раз перечитанной книгой.

На «звездном чердаке», как частенько называл обсерваторию гномий староста, Оуэн неторопливо дописывал свой эпохальный труд, названный с присущей сновидцу скромностью: «Я и Вселенная». Работа над рукописью продолжалась уже восьмой год, и окончание ее даже не маячило в перспективе.

По вечерам в гости к сновидцу заглядывал гномий староста Тоир. Они курили трубки, набитые ароматным вишневым табаком, и пили грог. Устроившись у телескопа, коллеги беседовали о звездах. О них они могли говорить часами! А вот о политике предпочитали не вспоминать. Неблагодарное это дело – во время отдыха обсуждать дела государственной важности.

– Оуэн! Ты занят?

Тоир откинул крышку люка и, отдуваясь и пыхтя, забрался в обсерваторию. Бросив взгляд на чуть затемненный полупрозрачный потолок, через который каждую ночь можно было наблюдать звездное небо, он огляделся.

Сновидца на рабочем месте не оказалось. Ректор неторопливо подошел к высокой железной подставке на тонкой винтовой ножке, стоявшей рядом с неактивной в настоящий момент «зеркалкой». На ней лежал великий труд его друга, и староста с интересом углубился в чтение.

– На мертольском базаре любопытному гному бороду оторвали! – раздалось за спиной.

Тоир охнул от неожиданности, захлопнул книгу и обернулся. Из входного люка торчала седая, совершенно недовольная происходящим голова.

– Приветствую тебя, великий прорицатель! – широко улыбнулся староста, помогая другу забраться в комнату.

– И тебе не хворать, любопытный ты наш! – беззлобно буркнул сновидец.

– Как ты тут?

– Великолепно, – воодушевленно ответил Оуэн, пожимая протянутую руку. – Что привело тебя ко мне?

– Я хочу, чтобы ты присутствовал на очень любопытном экзамене, – без предисловий сказал гном.

– Сегодня?

– Сейчас.

– Хм… – Сновидец подошел к подставке, защелкнул на книге широкое крепление и закрыл ее на ключ. Окинув свое жилище задумчивым взглядом, он уверенно заявил: – Ну что ж… Надеюсь, это будет увлекательно и ты не зря оторвал меня от… – Он замолчал, так и не закончив фразы, задумчиво покивал и направился к выходу.

Тоир растерянно пожал плечами. За многие годы он успел привыкнуть к причудам своего друга и поспешил вслед за размашисто шагающим магистром.


– Итак, что ты видишь? – в который раз спросил Тоир, проявляя невообразимое для вспыльчивой гномьей расы терпение. Он уже двадцать минут, не шевелясь, стоял напротив бледного измученного Родрика. – А видишь ты… что-о-о?

Мальчик сильно устал, но все равно продолжал упрямо совершать замысловатые пассы руками.

– Сосредоточься! – Рядом с ними, уперев руки в бока, стояла Хильда. – Ты ведь видишь здесь два силовых источника? – Она осторожно развернула сына немного левее. – Правда? – Женщина бросила короткий взгляд на начинающего зевать гнома. – Скажи, что их два! – гаркнула она.

– Их два, – послушно повторил мальчик.

Ректор расстроенно покачал головой и нахмурился.

– Простите, магистр Тоир. – Хильда нервно улыбнулась. – Это же так очевидно. Он стесняется. Да сконцентрируйся же наконец!

– Ну, ма-а-ам! – Родрик расстроенно шмыгнул носом и сел на пол. – Я устал…

Кабинет ректора лицея и по совместительству старосты гномьего сообщества Тоира Огромного молота всегда производил на гостей неоднозначное впечатление хотя бы из-за того, что он был пятиугольным. У входной двери начиналась тонкая, уходящая в потолок винтовая лестница, заканчивающаяся маленьким чердачным люком, который вел в обсерваторию. Напротив входной двери располагалось огромное, выходящее на тренировочное плато мозаичное окно с вечно распахнутой верхней фрамугой. Северную стену украшал полный боевой гномий доспех с подставкой для гигантского молота. Рядом стояло массивное, сильно продавленное кресло. Южную стену оккупировал высокий книжный шкаф со сваленными рядом старинными фолиантами и скатанными в трубочки манускриптами. Еще одна стена была отдана крепкому дубовому столу. На нем лежала пачка белоснежной бумаги, ворох вскрытых писем и стояла чернильница с длинным гусиным пером.

– Юноша… – Тоир сел за стол и задумчиво поворошил гору писем. – Этот экзамен крайне важен для твоей мамы. Она очень хочет, чтобы ты учился в нашем лицее именно на факультете практического чародейства, деканом которого она в настоящее время является. По ее просьбе я экзаменую тебя не в общем зале, как всех остальных претендентов, а здесь, в моем рабочем кабинете. К тому же я пригласил на экзамен моего хорошего друга, любезно согласившего посмотреть на это представление и оценить твои способности. Оуэн, не спи! – прикрикнул гном на начинающего клевать носом сновидца. – Хильда! – не оборачиваясь, процедил он. – Прекрати показывать своему сыну места нахождения этих грешных источников! Он их все равно не видит!

– Я думаю, вам не стоит мучить этого славного мальчугана, сударыня, – вмешался в разговор Оуэн. Сновидец, нахохлившись, сидел рядом с доспехами на россыпи маленьких разноцветных подушечек. – Он не может заглянуть за грань. Хотя, возможно, из него со временем получится неплохой некромант, например. Поднимать мертвых не так уж и сложно. Но боюсь, что у него и это вряд ли получится. – Магистр помолчал, с интересом изучая красивое панно на стене кабинета. – Мальчик неплохо разбирается в точных науках. Из него выйдет прекрасный… алхимик.

– Родрик – мой сын! – Хильда разъяренной кошкой прыгнула вперед и ткнула в говорившего тонким пальчиком с остро заточенным ноготком. – Это значит, что он станет чародеем, а не сбрендившим от своих химикатов неудачником! Без обид, мастер!

– Какие обиды, сударыня. – Оуэн перевел ошарашенный взгляд на хмурящегося гнома.

– Родрик, немедленно сосредоточься! – Хильда порывисто повернулась к сыну.

– Эй, малыш! – Сновидец слез со своего «насеста» и сел на пол рядом со сникшим мальчиком. – А сам-то ты кем хочешь стать?

– Хочу быть морским волком! – счастливо ответил Родрик, ошарашив тем самым маму и приведя магистра в восторг.

– Хильда, отправьте его в Морское училище, – предложил он своей раскрасневшейся собеседнице. – Тэдж-Эверенсу нужны смышленые моряки! Будет кому громить множащиеся, словно плесень в сырости, тролличьи пиратские картели.

– Магистр Тоир! – почти взмолилась Хильда.

Гном горестно вздохнул.

– Родрик. – Староста устало улыбнулся мальчику. – Ты видишь те два источника, на которые так упорно указывает твоя мама, активно жестикулируя у меня за спиной? Ответь честно: да или нет? Присядь, Хильда! – бросил он через плечо.

– Нет, – грустно ответил Родрик, закусив нижнюю губу.

– Прости, Хильда. – Гном повернулся к своей коллеге. – Твой сын лишен каких-либо способностей к чародейству и…

– Нет, – на этот раз очень твердо повторил мальчик.

Тоир удивленно переглянулся с Оуэном.

– Что нет?

– У меня есть, – юноша неожиданно озорно улыбнулся и рывком встал на ноги, – ваши хваленые способности к чародейству. Я могу вот так! – Он с силой провел ладонями по лицу, и оно сразу же поплыло, меняя очертания. Секунда – и магистр Тоир смотрел на свое точное отражение. Родрик радостно рассмеялся и показал магистру язык. Бросив под ноги телепорт-кристалл, он аккуратно раздавил его и скрылся в образовавшемся портале.

– Он опять натаскал моих телепорт-кристаллов! – только и смогла выговорить Хильда, удивленно глядя на то место, где только что стоял ее сын.

– Я с легкостью найду его, – отозвался Оуэн и поворошил ногой оставшуюся от телепорт-кристалла черную пыль. – Не думаю, что мальчик прыгнул очень далеко, – сказал он и вышел.


– Какой ужас! Какой ужас! – повторяла Хильда, осоловевшим взглядом провожая удаляющегося Оуэна. Вскочив на ноги, она начала мерить кабинет нервными шагами.

– Успокойся Хильда. Он…

– Оборотень! – выпалила она, повернув к Тоиру побледневшее лицо. – Будущий изгой! Откуда у него эти способности?

– Возможно, когда-то давно в твоем роду были имитаторы. Ведь они такие же люди, как и мы, просто…

– Я готовила его для другого! Он… он…

– Он не оборотень и уж тем более не будущий изгой! – не выдержал староста и с силой хлопнул ладонью по столу. Чернильница, задорно подпрыгнув, опрокинулась и покатилась по столу, заливая чернилами всю его поверхность. Разразившись отборной бранью, Тоир подхватил лежавшие на столе письма. – Да что ты будешь делать! Хильда! – Он снова попробовал завести разговор, попутно наводя порядок на столе. – Я направлю его к Челиндеру. Он сделает из мальчика отличного…

– Шпиона? – Хильда неожиданно успокоилась и, сев на стул, закинула ногу за ногу. – Наемного убийцу? Стукача?

– Зачем же так сразу. – Гном помялся, подбирая менее обидные определения. В душе он прекрасно понимал, что его коллега во многом права. Но упустить имитатора ректор не мог себе позволить. – Не шпиона, а разведчика. Не стукача, а осведомителя его величества. Ты же прекрасно понимаешь, что нашему королевству необходимы люди, которые… кхм… – Он потеребил бороду, расправляя длинные косички. – Могут незаметно и качественно устранить некоторые неудобные правителю личности. С его лицевой пластикой он будет незаменим на оперативной работе. Мальчик сможет проникать в сердца всех воровских притонов Мертоля, добывать бесценные сведения и предотвращать заговоры. Когда подрастет и подучится, конечно! Я догадывался, что из него выйдет неплохой разведчик. Но теперь! – Староста сел за стол и мечтательно вздохнул. – Я слышал рассказы о том, что не все имитаторы исчезли во времена войны Старейшин. И тут такая удача! Это настоящий подарок для Гильдии наемников и… Хильда? Хильда!

Но декан уже стояла у двери. Она на миг остановилась, обернулась и очень тихо проговорила:

– Если этот бандит Челиндер узнает о способностях моего сына… – Она поморщилась и вдруг хищно ухмыльнулась. – Я видела, как ты разговаривал с ним после экзамена, и запомнила это.

– Хильда, это не проклятие! Это дар! Марк как раз тот человек, который поможет твоему сыну наилучшим образом развить эти способности. – Он помялся и тихо добавил: – Да, я действительно собирался направить Родрика в его Гильдию.

– Не обрекай моего сына на жизнь в грязи, среди головорезов и воров, – сбавив тон, попросила Хильда и открыла дверь. – Я ведь сама там выросла, ты же помнишь?

И она ушла, оставив двери распахнутыми. Гном еще долго сидел, задумчиво дымя трубкой, и размышлял. Приняв наконец решение, он выглянул из кабинета и позвал своего помощника. К нему проворно подбежал мальчишка-первокурсник и, склонив голову, замер, ожидая указаний.

– Найди Марка Челиндера и скажи, что я хочу переговорить с ним.

– Да, мастер, – кивнул мальчик и убежал.

Небо над головой не переставало хмуриться и медленно темнело. Ветер усиливался, завывая в ушах, и гонял по небосводу комочки серых облаков.

Родрик лежал на спине, закрыв глаза, и глубоко дышал. Спину приятно покалывали крохотные земляные комочки, проступившие из-под растаявшего снега.

– Какой же ты позер, мальчик! – прозвучало над головой, и рядом с юношей кто-то с кряхтением сел.

Родрик даже не стал открывать глаза. Усталость сковала его мышцы, мысли текли вяло, но силы медленно возвращались, впитывая мощь земли.

– Как вы меня нашли?

Оуэн усмехнулся.

– От любой телепортации первые три минуты тянется магический шлейф, по которому можно с легкостью проследить путь «прыгуна». А след от твоего портала будет светиться даже этой ночью, являясь прекрасной посадочной полосой для подгулявших ведьмочек-третьекурсниц.

Мальчик вздохнул и посмотрел на сновидца.

Оуэн сидел прямо на земле, вытянув вперед длинные ноги в забавных остроносых туфлях, и меланхолично раскуривал трубку.

– Вы тоже чародей?

– Только никому не рассказывай, – заговорщицки подмигнул ему сновидец. – Договорились?

– Договорились. – Приподнявшись на локте, Родрик кивнул. – Меня теперь сдадут в цирк! – вздохнул он. – Я буду гвоздем сезона. Звучит многообещающе: «Мальчик с тысячью лиц».

– Заманчивая идея, а главное, весьма прибыльная, – кивнул сновидец. – Насколько хорошо ты контролируешь свою пластику?

– По-разному, – не стал врать мальчик. – Стоит мне испугаться или разозлиться, и лицо может «поплыть».

– Хм… А телепортацию?

– Тоже не очень. – Юноша ухмыльнулся, вспоминая. – Один раз я залетел на крышу кузницы. Да и телепорт-кристаллы быстро заканчиваются, а новые мама стала прятать.

Порывшись в недрах своей прожженной вследствие многочисленных алхимических опытов сумки, Оуэн извлек широкий массивный браслет. Украшение пересекал тонкий синий обод с загадочными письменами на окантовке. Покрутив браслет в руках, магистр внимательно посмотрел на мальчика.

– Знаешь, что это?

– Украшение? – предположил Родрик. – Артефакт?

– Ты недалек от истины. – Сновидец передал мальчику браслет. Его внутренняя сторона, словно живая, переливалась золотыми искорками. – Это портативный дрэйлиновский энергетический накопитель. Наши немногочисленные чародеи частенько пользуются такими. Да и эльфийские тоже. Людской магический резерв истощается с огромной скоростью. Я думаю, ты уже успел в этом убедиться. Головокружение до сих пор чувствуется, не так ли? – Родрик кивнул в ответ, морщась от пульсирующей в висках боли. – Еще он блокирует спонтанные вспышки неконтролируемых способностей. Думаю, ты понял, о чем я, – понизил голос магистр. – Твоя мимика, например.

Юноша покрутил браслет в руке и защелкнул его на предплечье. Стоило металлу коснуться кожи, как мальчик вздрогнул и пораженно замер. Мир вокруг мгновенно потерял львиную долю привычных красок, но неожиданно приобрел удивительную четкость. Звуки стали приглушенными, запахи более пресными, а тело налилось тяжестью.

– Все в порядке, – успокоил его Оуэн. – Так и должно быть. Ты быстро привыкнешь. Браслет не только блокирует спонтанную пластику. Он также перекрывает идущую из тебя магию, накапливая ее в своеобразный резерв. Это словно магический щит.

– Мир. – Родрик закашлялся, вытирая внезапно выступившие слезы. – Мир такой серый!

Сновидец невесело усмехнулся.

– Это индикатор. – Он указал на обод на браслете. – Полоска синяя. Это означает, что резерв полон. Постарайся подольше не снимать его. Пусть подстроится под тебя. И следи, чтобы полоска не стала черной.

Юноша задумчиво посмотрел на артефакт.

– Снимается он очень легко. – Оуэн легонько надавил на браслет. Тот звонко щелкнул и раскрылся. Прежние ощущения лавиной нахлынули на мальчика. Родрик сжал голову руками и зажмурился. – И помни! Маме об этой игрушке – ни слова! Возвращайся на экзамен. Дождись Тоира и попытайся пересдать. Только теперь обойдись без фокусов, будь любезен. Надеюсь, Хильда уже ушла принимать экзамены у других претендентов.

– Ведь у людей не должно быть таких способностей к чародейству? Таких, как у меня? – неожиданно спросил Родрик и, ободренный кивком задумавшегося собеседника, продолжил: – Смена облика свойственна лишь дрэйлинам, оборотням и вурдалакам. Ведь как?

– Поверь, – Оуэн подышал на озябшие пальцы. Сейчас идея выскочить на улицу без верхней одежды уже не казалась ему такой удачной, – все в этом мире не совсем так, как описано в старых легендах. Все очень удивятся, когда узнают правду.

– Но…

– Но еще не время.

Юноше оставалось лишь кивнуть и снова защелкнуть браслет на предплечье. Сновидец одобряюще похлопал мальчика по плечу, и они неторопливо пошли в сторону здания лицея.


Двери в кабинет ректора Тоира оказались приоткрытыми. Родрик замер в нерешительности, не зная, постучаться или все же подождать, пока из кабинета выйдет посетитель. Но тут за дверью послышался голос Челиндера:

– Кто-то снова хочет вернуться к Большой игре, Тоир.

Присев на корточки, юноша заглянул в щелочку между дверьми.

– Большая игра? – Ректор поежился, словно от этой фразы веяло холодом, и недовольно пробурчал: – Именно этого нам сейчас не хватает для полного счастья!

– Никогда не понимал, – лениво протянул глава Гильдии наемников, развалившись в глубоком кресле у окна, – почему гномы так боятся ее повторения? Вы же тогда вышли практически сухими из воды. Опасаетесь потерять то, что имеете?

– Сухими? – Староста удивленно посмотрел на своего собеседника. – Ты это так называешь? – Он раздраженно тряхнул косичками на бороде. – Мы лишились половины наших земель и добровольно, заметь, отказались от предложенной нам Игроком магии. Совсем отказались, Марк. У наших детей нет даже намека на магические способности. А летописи? Древние гномьи свитки так и погребены под завалами Проклятых каменоломен, и никто не может добраться до них! Ты хоть представляешь, сколько знаний хранят эти бумаги?

– Всегда хотел тебя спросить, – оживился Марк, хитро улыбаясь. – А где ваши дети?

– Дети? – удивленно переспросил сбитый с толку ректор. – А что не так с нашими детьми?

– Да, дети, – кивнул глава Гильдии. – Мне доводилось видеть ваших женщин, но я никогда не видел ваших отпрысков.

– Гномам не позволяют выбираться в большие города до совершеннолетия, – пожал плечами староста.

– И когда же гном празднует столь важную веху в своей жизни?

– В сорок лет.

Челиндер громко присвистнул.

– Что же вы делаете все это время?

– Учимся, Марк. Нам, в отличие от других рас, приходится очень много учиться, чтобы держаться на плаву, да еще и помогать своим кланам. Именно поэтому мы и не хотим повторения Большой игры. Ради наших детей! – Тоир достал из ящика письменного стола трубку и кисет с табаком. Положив их на крышку стола, он начал задумчиво ощупывать карманы своей ректорской мантии.

– Вы получили даже больше, чем рассчитывали, – не согласился наемник. – Вам открылись все тайны механики этого мира. Гномы освоили математические науки и основы физических явлений! Благодаря вам существует этот лицей. Его ректорами всегда были только представители вашего сообщества. Неужели этого мало?

– Мы бы и так постигли все науки, – отмахнулся староста и недовольно фыркнул. – Нет ничего сложного в том, чтобы собирать примитивные механизмы. – Он наконец-то нашел в кармане небольшой блестящий металлический цилиндрик. Открыв расположенную сверху крышку, гном большим пальцем крутанул крошечное колесико. Оно заскрежетало, и на конце устройства зажегся огонь. Раскурив трубку, ректор блаженно улыбнулся.

– Правда? – ухмыльнулся глава Гильдии королевских наемников. – Почему же до Большой игры никто не мог изобрести даже такой доступной ныне любому столичному толстосуму примитивной игрушки? – Он кивком указал на цилиндрик в руках мастера. – Как вы ее называете?

– Зажигалка, – ответил ректор, пряча цилиндр обратно в карман.

– Может, не все так просто? Почему гномы совершенно неожиданно добились таких невероятных успехов в научной области и так быстро забросили рудокопство?

– Ты притягиваешь факты за уши, – не очень уверенно заявил Тоир и направился к книжному шкафу. – Вот, например, вы, люди, добровольно передали свою Карту-ключ этому лицею. Что это? Небывалая щедрость или вы просто боитесь отдачи и таким образом нашли для артефакта прекрасное хранилище, подвергая учащихся здесь юнцов постоянной опасности?

– Боимся отдачи? От нее невозможно спрятаться, даже закопав Карту глубоко под землю, друг мой, – невозмутимо парировал наемник. – Подумай, что мы сейчас из себя представляем? Да, нас много. Мы занимаем самую большую часть суши Последнего материка. Но стоит ли этим гордиться?

– Вас в двадцать раз больше чем нас, – ввернул гном.

– И что из этого? Мы слабы. Та крупица магии, которая появилась у нас века спустя, позволяет людям лишь баловаться мелкими фокусами, развлекать детей на ярмарках, предсказывать погоду и очень немногим – освоить некромантию, в то время как драконы располагают невероятной силой. Мы фактически стали прислугой у двух более могущественных старших рас, отхвативших в Большой игре самые жирные куски.

– Драконов осталось немногим больше полусотни, – прервал наемника Тоир. – И они вымирают с катастрофической скоростью.

– Вот это как раз и есть отдача, – пожал плечами Челиндер. – Неужели ты и правда веришь, что Игрок просто так раздал всем нам Карты-ключи? Сейчас дрэйлины пытаются собрать Колоду. Ты вообще представляешь, что здесь будет твориться, как только в Мертоле окажется вся Колода Карт-ключей или хотя бы ее часть? Они столкнут лбами все законы природы! Сама сущность этого мира вывернется наизнанку! – Он дернул плечом. – Да, тогда драконы вместе с эльфами победили и сняли самые сливки с нашего мира, но что им это дало?

– Эльфы занимают почти все ключевые политические посты в высших эшелонах власти Тэдж-Эверенса, – начал перечислять гном. – Правитель нашего мира – эльф. Они практически бессмертны и могут повелевать силами природы.

– Эльфы почти перестали размножаться, и единственное потомство, которое они могут иметь – это дети от человеческих женщин, – с готовностью возразил Челиндер. – А это уже полукровки. Даже у наместника ормельдского герцога сын наполовину человек. Чистота крови потеряна, а для остроухих это самое страшное унижение. Да и наши предприимчивые дамочки давно смекнули, как можно наварить на этом щекотливом факте побольше деньжат. А ведь городская казна не бездонна, как многие думают. А аппетиты наших леди растут с каждым годом.

– Драконы умеют летать, – привел новый аргумент Тоир, перелистывая взятую наугад книгу.

– Умеют, – согласился наемник. – А ты хоть на секунду представь, что было бы, если бы дрэйлины не догадались спрятать Карту подальше от своего дома? Ты, видимо, успел забыть о том, что произошло десять лет назад? Тогда все так же решили просто попробовать и посмотреть, что получится. А в результате их остров не улетел за пределы небосвода только потому, что гномы вовремя успели снабдить его уникальным стабилизатором, удерживающим Драконьи земли рядом с Тэдж-Эверенсом, словно собачку на привязи. Небесное пристанище – так теперь называется их летающий остров.

Староста вздохнул и согласно кивнул.

– Святая секира! Я бы сейчас даже за сто тысяч тарков не рискнул сунуться в Небесное пристанище! – Он выпустил в потолок несколько кривоватых колечек дыма.

– Кто у нас остался? – Челиндер помолчал, вспоминая. – Тролли? – Он хмыкнул и поднялся на ноги. – Самая агрессивная и уродливая раса, которой достался совсем уж непонятный дар. Возможность быть такими, как все. Выходить на солнечный свет и не каменеть. И что? Они стали смертными! А те каменные тролли, кто отказался от сомнительного, по их мнению, дара, теперь бессмертные изгои. И что сделали тролли, получив возможность избавиться от своих чудовищных доспехов? Пошли войной на другие сообщества? Нет. Их раса закрылась на Троллэрде[32] и носа оттуда не кажет. Они самоустранились и с того момента практически не участвовали ни в одной войне. Лишь пиратствовали, да и то старались свести число жертв к минимуму. Отчего? Что они знают такого, о чем не знаем мы? При этом они самые разумные историки на все времена. Только эти зеленокожие громилы все еще ведут летописи нашего мира. Тролли, а не люди являются хранителями истории Тэдж-Эверенса. Кочевые племена безродных пиратов и лихих разбойников, тем не менее именно они скрупулезно записывают каждый виток нашей удивительной истории… Они другие… Совершенно не такие, как все мы.

– Их вообще трудно понять, – согласился гном, усаживаясь в кресло напротив. – Особенно каменных троллей. Как можно было добровольно отказаться от дарованного им солнечного света?

– И что самое удивительное, они, как и дрэйлины, считаются прямыми потомками Старейшин. Не мы, не вы, не эльфы, а именно каменные тролли.

– И что ты предлагаешь? – поинтересовался ректор. – Переиграть?

– Переиграть? – медленно повторил глава гильдии. – Переиграть не получится. Можно лишь сыграть заново.

– И что это изменит?

– Вот именно что ничего. Все просто повторится снова.

– А сейчас дрэйлины наверняка снова попытаются открыть портал в Аор. – Тоир внимательно смотрел на Челиндера, наблюдая за его реакцией.

Наемник грустно улыбнулся и кивнул.

– Последняя попытка надолго выбила их из колеи, переключив их разрушительный потенциал на сохранение своих земель. Но сейчас у драконов больше нет времени на раздумья. Если они этого не сделают, их племя вымрет. Легенды гласят, что Аор – это мир дрэйлинов. Там остались все их сородичи.

– Им тоже невыгодно переигрывать, – задумчиво проговорил гном.

– Невыгодно, – согласился его собеседник. – Объединиться со своими соплеменниками – вот единственная для них возможность выжить. И не понадобится ничего переигрывать. Они окрепнут и…

– …ударят.

– Скорее «да», чем «нет», – уклончиво ответил Челиндер.

– Тогда откуда такая уверенность, что кто-то хочет заново вернуться к Большой игре?

– Знаки, Тоир… Ты же видишь, что творится в Тэдж-Эверенсе? Все так, как и говорилось в «Напутствии»: «Зима летом, день ночью». Что-то рвется в наш мир, пытаясь перевернуть его с ног на голову.

– На днях собирается чрезвычайный совет. – Староста подошел к окну и выбил трубку в стоявшее рядом ведро. – Если дрэйлины решат выставить на обсуждение вопрос об открытии портала в Аор, нужно будет… – Он вздохнул, устало глядя на главу Гильдии наемников. – Что будет нужно сделать, Марк? Как мне поступить? Еще немного – и настанет час, когда драконы смогут открыть этот грешный портал. Что произойдет, если проход в Аор, замурованный тысячелетие назад, будет вновь открыт? Что там, за гранью? Там, откуда все черпают магию?

– Там конец нашего мира, – просто ответил наемник. – И начало нового. Другого. Чуждого. Может, враждебного, а может быть, и нет. У тебя в окружении есть надежный человек?

– Есть, – ответил гном после короткого раздумья, – Нарви Тог.

– Пускай доставит Карту гномьего сообщества в Мертоль так, чтобы об этом не стало известно нашему остроухому правителю, – проговорил Челиндер, поднимаясь со стула. – Будем играть на опережение.


Увидев, что мужчины встали и собираются уходить, Родрик отпрянул от двери. Очень скоро они, мирно беседуя, прошли мимо, даже не заметив его. Поразмыслив немного, мальчик решил, что просто дождется возвращения ректора в его кабинете. Окликать Тоира и вновь маячить на глазах у Челиндера у него не было ни малейшего желания. Юноша приоткрыл входную дверь и прошел внутрь. Решив скрасить скуку ожидания чтением, он подошел к книжному шкафу и достал с нижней полки самую пыльную на вид книжку. Пролистнув пару страниц, мальчик поставил книгу на место и сразу же потянулся за следующей. Родрика заинтересовало название: «Игры по правилам и без». Стоило юноше открыть ее, как на пол вылетела необычная картинка. Мальчик захлопнул фолиант и полез под стол, чтобы поднять старинную игральную карту. Она показалась ему очень странной. Какой-то яркой и словно бы живой. Юноша внимательно смотрел на картинку, не в силах оторвать от нее взгляда… Из легкого оцепенения Родрика вывели громкие шаги за дверью.

– Каким образом кто-то смог пройти через охранную систему?! И почему я узнаю об этом только сейчас? – В кабинет ворвался Тоир и, хлопнув дверью, раздраженно дернул себя за бороду. – Куда смотрела стража? Куда смотрели твои люди, Марк? Как это возможно, что кто-то спокойно прошел в хранилище, минуя охранную систему? – вопрошал он, собирая со стола бумаги и укладывая их в широкую папку. – И в конце концов! Почему, когда это произошло, никто не вызвал ни меня, ни Оуэна в столицу? Мы бы немедленно приехали!

– Поздно сокрушаться, – услышал мальчик ответ Челиндера. – Нам нужно выяснить, как вор проник в хранилище и что еще забрал… Для этого нам понадобится мастер Оуэн. Я приказал без него ничего не трогать.

– Сейчас я должен встретиться с этим напыщенным франтом Каем, – на ходу бросил ректор, выбегая из кабинета. – Меня, наверное, уже ждет Нарви. А потом сразу же спущусь в хранилище.

– И все у нас идет наперекосяк, – вздохнул наемник, глядя вслед убежавшему ректору.

Родрик услышал неторопливые шаги и тихий шелест страниц.

– Это странно, – пробормотал глава гильдии и, захлопнув книгу, приказал: – Вылезай! Я знаю, что ты здесь.

– А ректор в курсе, что вы роетесь в его вещах? – не очень вежливо спросил Родрик, выбираясь из своего укрытия.

Челиндер обернулся и с улыбкой посмотрел на мальчика.

– А ректор в курсе, что ты шпионишь за ним в его собственном кабинете? – парировал он, откладывая так заинтересовавшую Родрика книгу на стол.

– Я не шпионю. – Лицо юноши вспыхнуло алым румянцем. – Я… случайно!

– Случайно оказался под столом в кабине ректора и подслушивал строго конфиденциальные разговоры? – уточнил Челиндер. – Знаешь, звучит как-то неправдоподобно.

Родрик промолчал и с надеждой покосился на дверь.

– И, будь любезен, верни то, что взял, – потребовал наемник.

Юноша шмыгнул носом и хмуро посмотрел на мужчину.

– Что я взял? – пробурчал он, отступая.

– Карту, молодой человек, – ледяным тоном уточнил Марк. – Не ввязывайся во все это. Ты еще слишком юн для игр такого уровня, маленький имитатор.

– Зачем вы ее тут спрятали?

– Это наша человеческая Карта-ключ, – ответил глава Гильдии наемников. – Она – основа этого лицея. Ее сила притягивает сюда все гениальные умы Тэдж-Эверенса, держит под замком заповедник и артефакты мертольского хранилища, а также те знания, которые хранятся в подземной библиотеке.

– И вы храните ее просто так? – воскликнул Родрик. – В обычной книге?

– Поверь, это совсем не обычная книга, – улыбнулся Марк. – Дрэйлины сделали все для того, чтобы эту книгу было не так уж просто найти…

Мальчик непонимающе посмотрел на обычный, на первый взгляд, томик.

– Ты поедешь в лагерь, где мы готовим наемников для Гильдии, парень, – проговорил Челиндер и сделал шаг навстречу юному имитатору. – Пока еще не поздно и твои неординарные способности совсем не вышли из-под контроля.

Родрик нахмурился и достал из кармана вылетевшую из книги картинку. Следом за ней на пол выпал маленький телепорт-кристалл. Мальчик даже не успел заметить этого. Челиндер невольно потянулся к Карте, чувствуя, как идущая от артефакта сила накрывает его ледяной волной. Он мотнул головой, прогоняя странный морок.

Увидев, как наемник подался вперед, Родрик неожиданно дернулся, убирая руку, и, отшатнувшись, случайно наступил на выпавший телепорт-кристалл. Открывшийся портал с готовностью поглотил удивленного юношу и тут же закрылся, обдав Марка легким сквозняком.

– А ведь из мальчишки действительно выйдет толк, – расхохотался Челиндер и, подойдя к окну, высунулся из него по пояс. – Эй, Рык! – крикнул он и махнул рукой, привлекая внимание скучающей у входа в лицей троллины, его персонального телохранителя. – Поднимись. Дело есть!

Наемница кивнула и, поправив ножны, исчезла в дверях.


Родрик даже и предположить не мог, что его зашвырнет так далеко. Браслет хорошо отработал весь свой магический резерв. Мальчик оказался в другом городе у входа в трактир с таким запоминающимся названием: «На безымянном перекрестке».


– Тренировочный лагерь Гильдии королевских наемников – очень специфическое, но от этого не менее интересное место. Я хорошо помню, как мы разрабатывали летательные аппараты и чехлы для прыжков с большой высоты для воздушных комплексов челиндеровского десанта. – Нарви улыбнулся, окунувшись в приятные воспоминания, и с любопытством посмотрел на раскрасневшегося от эмоционального рассказа мальчика. – Ох и натворил же ты дел, парень!

– Я не собирался забирать с собой Карту.

– Не переживай, – поддержал его гном. – Ты не виноват. Карта сама выбрала тебя. Может, она просто захотела немного попутешествовать? – Тог улыбнулся.

– Нужно вернуть ее мастеру Тоиру, – горестно вздохнул Родрик. – Да и мама, наверное, уже волнуется.

– Удивительно, что она до сих пор не подняла на уши весь Тэдж-Эверенс… Или подняла, но мы об этом пока еще не знаем, – проговорил Нарви, с вожделением глядя на приближающиеся подносы с едой. – А вот и наш ужин!

К ним, лавируя между столиками, подошла кухарка, и голодные попутчики дружно переключились на еду. На подносе в глубоких тарелках оказалась дюжина маленьких симпатичных шашлычков с гарниром из тушеных овощей, глиняный кувшин со светлым рэйлардским элем и стакан сока.

– Удивительно, что ты вообще смог найти артефакт в кабинете старосты, – с набитым ртом промычал гном. – Дрэйлины заговорили его от обнаружения…

– Я не знал, – пожал плечами юноша. – Просто… случайно нашел…

– Просто случайно нашел, – задумчиво повторил Тог. – Понимаешь, нельзя просто так взять и случайно найти Карту-ключ, спрятанную в дрэйлиновском тайнике… Собственно, это и есть один из двух силовых источников, который тебе надо было отыскать в ходе испытания.

– А второй? – шепотом спросил Родрик.

– Молот Тоира. Ладно, делу время, а про еду забывать не стоит! – скомандовал он и потянулся за кувшином.

А игроки в джонк тем временем уже разыгрывали новый кон и делали ставки. Стакан с игральными костями оказался в руках у трактирщика. Он, так же, как и Вэйден, долго тряс его, шепча загадочные напутствия, и дул внутрь.

– Не тяни! – раздраженно бросил суровый моряк, хмуро пересчитывая оставшуюся у него наличность.

– Не дергай его, Стивенс! – встал на сторону трактирщика один из посетителей.

Хозяин «Ржавого гарпуна» недовольно покосился на своих противников и выбросил кости на бочку. Гулко стукнувшись о стенки стакана, они высыпались на грязную, потемневшую от времени крышку. Трактирщик подался вперед и с силой прихлопнул кости сверху пустым стаканом. Окружившие стол наблюдатели замерли. Капитан Стивенс пыхнул трубкой и недовольно проворчал:

– Ну-ка, ну-ка, покажи нам свое хваленое везение! Эй! Убери руки, Роу! – одернул он потянувшегося к перевернутому стакану Вэйдена.

Завсегдатаи трактира дружно подбадривали игроков и гулко чокались пивными кружками.

– Одолжишь мне ненадолго свой чудо-браслет? – спросил Нарви, сыто откинувшись на спинку стула.

– Зачем он вам? – поинтересовался Родрик, с любопытством поглядывая на игроков в джонк.

– Сейчас я заработаю для нас деньги на билеты до Мертоля! – хмыкнул Тог в ответ. – Всем известно, что никто не играет в кости лучше гномов! – хвастливо заявил коротышка и повернулся к мальчику.

Вздохнув, Родрик отстегнул с предплечья браслет Оуэна и протянул его гному.

– Держите, только не увлекайтесь. Мне дали его на время. – И, ухмыльнувшись, добавил: – Знаю я вашу азартную гномью натуру.

– Все будет просто отлично! – заверил его Нарви и вышел из-за стола. – Вот увидишь.

– Пятнадцать! – проговорил трактирщик, лукавым взглядом окидывая своих противников. – Ну, как вам это?

– Блеф! – неуверенно протянул Вэйден, пытаясь разгадать игру своего оппонента.

– Ты уверен? – хмыкнул трактирщик, изогнув широкую кустистую бровь.

– Да, – подумав, отозвался парень.

Трактирщик разочарованно поморщился и поднял стакан.

– Девять! – победоносно прокричал молодой матрос и оглянулся в поисках букмекера. – Эй, проходимец! А ну-ка, гони мой выигрыш!

Хозяин «Ржавого гарпуна» совсем сник и раздосадованно наблюдал, как Вэйден забирает поставленные на кон тарки.

– Ну что, старый пират? – Везунчик лукаво подмигнул Стивенсу. – Готов проститься со своими денежками?

Морской волк в ответ лишь что-то невнятно прорычал.

– Тогда кидай кости. Твоя очередь.

Идея была встречена радостным восклицанием болеющих за своего капитана матросов. На крышку бочки посыпались десятки тарков, которые тут же исчезли в руках предприимчивых букмекеров. Стакан с костями перекочевал к Стивенсу. Морской волк задумчиво встряхнул его и, осторожно высыпав кости на крышку бочки, резким движением накрыл их своей широкой ладонью. В глазах капитана вспыхнул азарт, и он рассмеялся:

– Если ты и сейчас выиграешь, то прослывешь редким везунчиком, Вэйден! – Он заглянул под ладонь и щербато осклабился. – Восемнадцать! Играем?

– Это очень интересная комбинация. – Вэйден явно тянул время, не отрываясь глядя на ладонь морского волка. – Я, – запнулся он и перевел взгляд на хозяина «Ржавого гарпуна».

Чутье не давало ему поставить деньги на кон. Трактирщик в ответ лишь пожал плечами и задумчиво потеребил мочку уха.

– Я готов сыграть! – раздалось за их спинами.

Болельщики дружно обернулись и нехотя расступились, пропуская говорившего. К столу подошел Нарви Тог.

– Я принимаю, – подбоченившись, сказал он. – Ставлю это. – Новый игрок положил на стол артефакт Родрика. – И готов перебить эту комбинацию. Я выброшу больше.

В зале повисла гробовая тишина.

– Он ничего не стоит, гном, – сказал Вэйден, равнодушно покрутив в руке браслет. – Сбытчики краденного за такую цацку не возьмутся, слишком хлопотно. Даже если из него вытащить все камни, их стоимость не сможет перекрыть наших ставок.

– Если я проиграю, то выкуплю его за двадцать пять тарков, – уверенно заявил Нарви, пододвинув браслет в центр стола к остальным ставкам. – Вы ведь в столицу направляетесь, капитан? – спросил он у попыхивающего трубкой морского волка. – На мертольском базаре и в портовых борделях любая монетка пригодится.

– Он дело говорит, Стивенс! – поддержали Нарви окружившие капитана матросы.

А завсегдатаи уже начали громко улюлюкать, выражая свое недовольство неожиданной заминкой в развлечении.

– Давай, капитан! – неслось со всех сторон. – Рискни!

– Тряхни стариной! – возбужденно галдели матросы. – Ты же азартный старый вояка!

– Кидай, – рыкнул Стивенс и протянул гному стакан с еще одним комплектом костей.

Нарви дважды встряхнул стакан и с глухим стуком опрокинул его на стол. Зал замер в ожидании. Заглянув под стакан, Тог счастливо улыбнулся:

– Двадцать.

– Блеф! – взревели завсегдатаи «Ржавого гарпуна» так громко, что у Родрика заложило уши.

– Ставлю все на капитана! – Поймав за руку пробегавшего мимо букмекера, Вэйден отдал ему всю имеющуюся у него наличность.

– Я пас, – после некоторого раздумья проговорил трактирщик. – Останусь при своем. Все, открывайтесь! – не выдержал он и подался вперед. – Если Стивенс не блефует и гном выбросил до восемнадцати, капитан подтверждает свое звание самого удачливого проходимца во всем Тэдж-Эверенсе. А если девятнадцать или больше, мастер гном забирает выигрыш и ставит всем нам выпивку за свой счет!

Вэйден вопросительно посмотрел на капитана.

– Ставки приняты! – Стивенс стукнул кулаком по столу.

Родрик тоже привстал, от всей души надеясь на выигрыш своего невысокого попутчика.

– Все в порядке. – Нарви неуверенно улыбнулся и тихо, скорее даже для самого себя, добавил: – У меня все под контролем. Все!

Стивенс медленно выдохнул и поднял ладонь.

– Восемнадцать! – прошептал Вэйден и с облегчением расхохотался: – Как тебе это, коротышка? Восемнадцать! Поднимай стакан!

Капитан, довольно ухмыляясь, расслабленно наблюдал за действиями гнома. Нарви улыбнулся в ответ и театральным жестом поднял стакан.

Двойка, тройка и три пятерки. Родрик шумно выдохнул и с облегчением уселся обратно на стул.

– Двадцать, – констатировал трактирщик. – Правду люди говорят! Не стоит играть с гномами в азартные игры!

Нарви достал из кармана широкий носовой платок и протер им вспотевший лоб. С усердием высморкавшись, он счастливо улыбнулся:

– Все честно, судари! Капитан, я бы хотел с вами кое-что обсудить…

Аккуратно забрав свой выигрыш, заметно повеселевший гном задорно подмигнул побледневшему от переживаний Родрику.

– Ох уж мне эти бородатые жулики, – покачав головой, пробурчал капитан Стивенс. – Рома мне! – крикнул он и махнул рукой Тогу. – Слушаю вас, мастер гном…


– Как ему это удалось, Рэйд?! – Вэйден сокрушенно качал головой, вышагивая рядом со столом, за которым его старший брат Рэйден Роу неторопливо доедал свой ужин. – Ведь сколько раз убеждался! Нельзя играть с гномами в азартные игры!

– Жизнь так ничему тебя и не научила, – рассмеялся Рэйден, отставляя пустую тарелку. – Лучше посмотри вон туда. – Он кивком указал на стойку бара. – Видишь того захмелевшего бедолагу?

– Никогда больше не сяду играть в азартные игры с этими самоуверенными коротышками! Ни-ког-да! – продолжал бормотать себе под нос Вэйден. Облокотившись о столик, он недовольно посмотрел в указанном братом направлении. – Вижу. И что из того?

– Он допивает уже пятую кружку пива и, судя по одежде, не испытывает особой нужды в деньгах.

– Хочешь облегчить его кошелек? – с пониманием усмехнулся младший из братьев Роу.

– Просто непрофессионально было бы не воспользоваться шансом, который практически сам идет к нам в руки. Видишь? Он обронил какой-то свиток. – Рэйден указал на пол, исподтишка наблюдая за беседующим с капитаном гномом. – Вот и повод завести знакомство, а не дожидаться, пока он напьется настолько, что сам свалится под стойку. Иди поболтай с ним, предложи подышать свежим воздухом…

– Похоже, что в этом заведении сегодня не только у меня неудачный день! – усмехнулся его брат и не торопясь подошел к загрустившему молодому человеку. Тот постоянно хмурился, словно принимая серьезное решение. – Эй, приятель! – Подняв свиток, Вэйден развернул находку. – Ты обронил…

Неудачливый игрок удивленно замолчал, стоило его взгляду остановиться на красном кресте в правом углу свитка.

– Правда?

Еще совсем молодой нескладный парень с длинными темными волосами, перехваченными на лбу узким ремешком, неловко обернулся и улыбнулся, отчаянно пытаясь сосредоточить взгляд на окликнувшем его человеке.

– Действительно! – согласился он и потянулся к мятому листку. – Благодарю вас, сударь.

– Какая интересная карта, – пробормотал Вэйден, с неудовольствием наблюдая за тем, как ее владелец цепко хватает свиток за противоположный край. – Это ведь гроты Иеольского моря? – Он впился взглядом в манускрипт.

– Возможно, – уклончиво ответил его собеседник и настойчиво потянул карту на себя. – Спасибо, что указали мне на пропажу.

– Доброго дня. – Подоспевший Рэйден уселся на табурет рядом с братом и, бросив быстрый взгляд на древний свиток, громко присвистнул. – Очень интересно! Я Рэйден, – представился он, протягивая владельцу карты руку. – Хочу предложить вам нашу помощь в вашем нелегком… – кивнул он на карту, – деле.

– Грэй Грант. – Молодой человек нахмурился, пожимая протянутую руку. – Кто вы?

– Братья Роу. Я Вэйден. Это мой старший брат Рэйден. Мы самые известные кладоискатели от Мертоля до Нестерии! – Вэйден колесом выпятил грудь. – Тебе несказанно повезло, приятель, что ты наткнулся именно на нас, а не на портовых головорезов!

Братья незаметно переглянулись.

– Правда? – Их собеседник скептически изогнул бровь. – Вы не похожи на кладоискателей!

– Ты еще новичок в этом деле. Это сразу видно, – махнул рукой Рэйден. – За небольшую долю…

– Долю?! Я погружаюсь один.

– Погружаешься? – У Вэйдена азартно блеснули глаза.

– Это мои сокровища! – отрезал Грант, залпом осушая свою кружку. – Я гонялся за этой картой много лет!

– Сокровища? – обрадовался младший Роу, ткнув брата локтем в бок. – Рэйд, там сокровища. Нас прямо небеса свели вместе! Возьмешь нас в долю и будешь под охраной даже на суше до погружения. Получаешь сразу и телохранителей, и партнеров по работе.

– Я должен все обдумать.

– Безусловно! Эй, приятель. – Рэйден перегнулся через стойку и показал хозяину трактира пустой кувшин из-под пива. – Еще три таких же, а то у моего нового лучшего друга, – мощный хлопок по плечу Гранта, от которого тот чуть не слетел со стула под стойку, – совсем в горле пересохло!

Трактирщик не заставил повторять дважды. Уже через пару минут на стол опустились три небольших, задорно булькающих глиняных кувшинчика и глубокая плошка с вяленым мясом.


Шаг в прошлое. Ормельд

Трактир «Ржавый гарпун»

Сегодня утром

– Я бы хотела нанять тебя, Грэй. – На стол, заманчиво звякнув содержимым, упал пухлый кошелек. – Если все будет сделано в срок и без изъяна, то я заплачу вдвойне.

Грант поднял голову и окинул нежданную визитершу задумчивым взглядом. Напротив него, тяжело вздохнув, села невысокая полная женщина. Незнакомка была одета в неброскую, но добротно сшитую походную одежду и темный дорожный плащ с капюшоном, который она предусмотрительно надвинула на лицо, скрываясь от посторонних взглядов.

– Вы меня с кем-то перепутали, сударыня, – открыто улыбнулся молодой человек, равнодушным взглядом скользнув по кошельку.

– Твоя слава на много миль опережает тебя, – странным, немного неестественным голосом продолжала дама. – Грей Грант, сын разорившегося аристократа. В одиннадцать лет сбежал из дома и подался в авантюристы, польстившись на преступную романтику. Мне продолжить?

– Я всего лишь скромный пилигрим, странствующий по нашему прекрасному миру. Интересуюсь артефактами и древними текстами, – грустно ответил молодой человек, опустив глаза.

– Не надо скромничать, Грэй. Я выбрала тебя из десятка таких же, как и ты, аферистов не за скромность, а за твое природное чутье и редкое везение. Позволь тебе кое-кого представить. Джимм! – позвала незнакомка и кивнула кому-то за спиной юноши. – Это Джимм, мой телохранитель.

К их столику подошел высокий, атлетически сложенный мужчина с массивной, сильно выступающей вперед нижней челюстью. Налысо бритый череп заканчивался длинным, практически касающимся пола хвостом черных волос. Грант моргнул и помотал головой. На мгновение ему показалось, что кожа мужчины мягко мерцает в приглушенном свете «Ржавого гарпуна».

– Будь добр, покажи юноше хронику его подвигов.

Джимм взмахнул рукой, и перед Грэем прямо из воздуха появилось огромное светящееся полотно нежного бледно-розового цвета. Оно вздрогнуло, словно живое, растянулось и стало прозрачным. Грант пригляделся и увидел в нем себя еще совсем мальчишкой, собирающим котомку и среди ночи выбирающимся из родительского дома. Вот он уже чуть постарше. Ворует пирожки с лотка зазевавшейся торговки. А вот и его первая крупная афера… Он поднялся на ноги и невольно отступил.

– Зачем вы всем это показываете? – оглядываясь по сторонам, спросил он.

– Это видим только мы втроем, – успокоила его визитерша и кивнула своему спутнику. Тот щелкнул пальцами, и удивительное полотно исчезло.

– Как он это делает? – Грэй ошарашенно поводил рукой по тому месту, где только что мелькали события из его жизни.

– Я, пожалуй, оставлю этот вопрос без ответа. – Незнакомка откинулась на спинку стула. – Можешь считать это чудом или чародейством. Как тебе больше нравится. У моего друга есть масса неожиданных умений. Например, он в совершенстве владеет техникой «теневого боя», – как бы невзначай уточнила визитерша и иронично погрозила юноше длинным узловатым пальцем. – Это на тот случай, если ты вдруг захочешь сбежать, не выслушав моего маленького предложения.

Джимм внимательно посмотрел на Гранта и величественно кивнул. В желтых раскосых глазах молчаливого телохранителя мелькнули серебряные искорки.

– Кто вы? – спросил молодой человек, все еще пребывая в легком смятении от увиденного.

– Кто я? – задумчиво повторила визитерша и подозвала кухарку, желая сделать заказ. – Меня зовут Сефрения.

– Что ж, Сефрения, я приехал в этот город не для того чтобы пополнить свой кошелек, – проговорил Грант, с удивлением отмечая тот факт, что рассеянные взгляды посетителей «Ржавого гарпуна» как будто проходят сквозь занятый им столик. Даже кухарка на несколько мгновений задумалась, прежде чем обратиться к его собеседнице. – Я здесь проездом и не планировал никаких вылазок, – продолжил он, как только женщина принесла заказ и удалилась. – Поверьте, Сефрения, у меня нет совершенно никакого желания стащить какую-нибудь дорогую побрякушку, а потом целую неделю отвязываться от хвоста. И еще демон знает сколько разыскивать вас, чтобы сдать заказ и получить остаток гонорара.

– Я не хочу, чтобы ты воровал для меня, – перебила его визитерша. – Мне нужно, чтобы ты кое-что достал.

– Достал?! – ошарашенно переспросил Грант. – В каком смысле достал?

– В самом прямом, – ответила Сефрения. – Достал из-под воды.

– Это не совсем моя, хм… специализация. Я, как бы поточнее выразиться, скорее заимствую то, что плохо лежит, а не добываю старые, давно забытые всеми клады. Я не любитель ползать по уши в грязи и в мышином помете, выискивая похороненную в веках диковинку. Да и бродить по джунглям в поисках древних пирамид или канувших в Лету захоронений – это не то, ради чего я занялся этим ремеслом.

– Придется на время переквалифицироваться, мальчик. – Заказчица наклонилась к Гранту. – Ведь ты совсем не хочешь, чтобы тебя нашли твои лучшие друзья, от которых ты как бешеный заяц бегаешь уже который год? Я выкупила тебя у них. Теперь ты и твои долги – моя собственность.

– Собственность – это очень интересное выражение, – пробормотал Грэй, задумчиво изучая женщину. Напустив на себя показное равнодушие, он спросил: – Кто же сдал вам меня? Как вы на меня вышли?

– Что за праздное любопытство?

– Любопытство для меня – это как инстинкт самосохранения для вас, – пояснил молодой человек и холодно улыбнулся: – И я бы не назвал это любопытством, так, простая предосторожность. Чтобы в будущем лучше выбирать себе друзей и коллег.

– Джимм очень настаивал, и твоим заемщикам пришлось ему все рассказать, – ответила Сефрения, кивком указав на своего телохранителя. – Я жду твоего ответа, Грэй. Сейчас. Время, к сожалению, – роскошь, которую я не могу себе позволить. Поверь, это не шантаж, но выбора у тебя действительно нет. Ты ничего не теряешь. Принесешь мне то, что я прошу, – и твои долги растают как дурной сон. Плюс ко всему ты хорошо заработаешь. Я щедра и не забываю тех людей, которые оказывают мне услуги. Несколько лет безбедного существования тебе обеспечены.

Они немного помолчали, думая каждый о своем.

– Что, когда и откуда я должен достать? – хмуро поинтересовался Грант.

– Это, – Сефрения протянула ему пожелтевший от времени свиток, – карта, с помощью которой ты сможешь добраться до небольшого грота в Живой впадине на дне Иеольского моря. Ее пересекает сеть пещерных тоннелей. – Юноша развернул карту и увидел сразу бросившийся в глаза красный крест в правом верхнем углу. – Следуя отмеченному на этой карте пути, ты найдешь небольшой клад. Можешь забрать его себе. Эти сокровища меня не интересуют. – Она подалась вперед, и в провале капюшона блеснули белые зубы. – Мне принеси лишь Карту. Игральную карту.

– Вы спрятали клад под водой? – удивленно вскинул брови молодой человек. – И как вы предлагаете мне спуститься на дно Иеольского моря? Если вы не заметили, жабр у меня нет…

– Придумай что-нибудь, ты же смышленый мальчик. И… Я настоятельно рекомендую тебе нанять подельников. – Сефрения быстро осмотрелась и кивнула на зашедшего в трактир худого темноволосого парня с хитрыми бегающими глазками. – Вот, например, подходящий экземпляр. Будет тебе хорошим помощником. Я слышала, он и его младший братец прекрасно умеют искать утерянные диковинки. Заинтересуй его.

– Его? Но как? Это же Рэйден Ловкие руки! – присвистнул Грант, не спуская с вновь прибывшего заинтересованного взгляда. – Старший из братьев Роу. Лучший кладоискатель Тэдж-Эверенса.

– Да, это он. – Сефрения вздохнула и быстро поправила съезжающий на макушку капюшон. – Этот юноша будет тебе крайне полезен.

– А почему он сам не может провернуть эту авантюру? Без моей помощи? – Грант посмотрел на молчаливого Джимма. – Зачем вам понадобился я?

– За тобой хвостом ходит удача, Грэй, что в Тэдж-Эверенсе в последнее время большая редкость, – назидательно проговорила Сефрения. – Это как раз то, что нам сейчас нужно.

– Но…

– Пока это все, что ты должен знать. Принеси мне Карту. И поторопись.

– Как я передам вам заказ? – Поняв, что больше информации из заказчицы он не вытянет, Грант перешел к делу.

– Встретимся в Мертоле. – Визитерша задумчиво повертела в руке кривоватый столовый нож. – Я сама найду тебя. Главное – достань Карту.

Грэй взвесил в руке полученный от заказчицы кошелек и согласно кивнул.

– И вот еще что. – Сефрения привстала и достала из кармана маленький кулон, изображающий странную зеленую птичку. – Возьми.

– Что это? – Парень взял подвеску за цепочку и поднес к глазам. Птичка при ближайшем рассмотрении оказалась грубо сделанным драконом. – Что мне с ним делать? – Грант спрятал кулон в висевший на поясе кошель и вопросительно посмотрел на визитершу.

– Поймешь, когда придет время.

Расплатившись за всю трапезу, Сефрения ушла, оставив Грэя размышлять над необычным заказом.


– Зачем вы настояли на помощниках, хозяйка? – поинтересовался Джимм, выходя из трактира и придерживая дверь перед своей спутницей. – Один он намного быстрее справился бы с этим заданием…

– Один он никогда не справится с этим заданием, – устало вздохнув, ответила Сефрения. – Все не так просто, как кажется, Джимм. – Они свернули за угол и оказались на заднем дворе «Ржавого гарпуна». Сефрения достала из кармана длинную тусклую лампу и задумчиво приоткрыла маленькую крышечку на ней. – Мне нужно, чтобы Грант принес мне Карту, а не остался погребенным вместе с ней под толщей воды. Братья Роу – лучшие в своем деле и вряд ли добровольно взялись бы за такую авантюру. Почувствовали бы подвох. Особенно Рэйден! Хитрец обладает поистине животным чутьем. А вот наш приятель Грэй – нет. Но он с легкостью сможет заинтересовать их. Я вижу в нем удивительную способность к убеждению. А вот если он отправится в грот один, то останется там навсегда. Не думаю, что Адрен упустит такую возможность. Нужно отвлечь его на этих головорезов. Давай, дружок, – кивнула на лампу дрэйлина, – забирайся.

Джимм сложил руки на груди и медленно поклонился. Его фигура замерцала, становясь прозрачной. Секунда – и вместо ног телохранителя вьется серый дымок. Спустя еще мгновение он совсем уменьшился и тонкой туманной струйкой втянулся в лампу.

Сефрения отошла в тень и стояла в тишине, наблюдая за снегопадом. Через несколько минут к ней подошел высокий мужчина в форменном военном мундире королевской стражи. Кивнув в знак приветствия, он спросил:

– Как обстоят наши дела?

– Все пошло не совсем по плану, – проговорила дрэйлина, накидывая на голову капюшон, – но в нужном нам направлении.

– Хорошо. – Ее собеседник заметно расслабился. – Времени у нас остается все меньше и меньше. Каменная дева пробудилась?

– Вчера пришли вести от Тэльмы. – Сефрения спрятала замерзшие руки в карманы плаща. – Скоро она присоединится к нам.

– Она все сделала правильно? – поинтересовался ее собеседник.

– Не совсем, – уклончиво ответила дрэйлина.

– Не совсем? Что могло пойти не так? – В голосе мужчины засквозило раздражение. – Ведь мы же все так тщательно подготовили!

– Возраст, – грустно ответила Сефрения. – Чем старше мы становимся, тем сильнее цепляемся за жизнь. Тэльма нашла другой «сосуд». Если верить ее словам, то все сложилось даже лучше, чем мы рассчитывали. Помнишь мой рассказ о том, как лет десять назад я присутствовала на интересном гномьем эксперименте?

– Не может быть! – восхищенно проговорил незнакомец. – Поразительно!

– Да, все действительно сложилось наилучшим образом. Как я и предполагала, артефакт сам вернулся к нам как раз в тот момент, когда мы в нем больше всего нуждаемся. Оживив Старейшину, мы в довесок получили еще и Карту-ключ. Теперь дело за малым. Адрен. Без его помощи мы не сможем помешать Тэйлэйдену открыть портал.

– Но ведь Старейшина не может прикоснуться к Карте, послужившей оружием в руках его убийцы…

– Карта будет у нас, – уверенно заявила Сефрения. – Эту проблему я уже решила. Адрен получит «сосуд», мне доставят Карту. Остается только твоя часть сделки.

– В наших планах произошла небольшая заминка, – признался мужчина и тихо рассмеялся. – Один очень смышленый мальчишка умудрился стащить из мертольского лицея якорную Карту-ключ и умчался с ней в другой город.

– Мальчишка? – ошарашенно переспросила дрэйлина. – Но как он смог ее найти? Я же сама заговорила тайник!

– Это не простой паренек. Его скоро вернут назад, – успокоил ее визитер. – Сколько у Тэйлэйдена уже Карт?

– Насколько мне известно – одна. Эльфы заключили договор с верховным драконом и передали ему свой артефакт в обмен на ту власть, которую он им пообещал после того, как откроется портал, – ответила Сефрения и тревожно оглянулась. – Скоро чрезвычайный совет, и я готова поклясться, что Тэйлэйден уже давно перетянул на свою сторону все ключевые фигуры сообществ. Этот глупец может снова попробовать открыть портал на Небесном пристанище.

– Значит, в руках у верховного дрэйлина эльфийский артефакт… Еще по одной Карте – у гномов и у нас. Украденная троллями Карта уже нашла своего Старейшину, – задумчиво подытожил мужчина. – Остается только достать Карту дрэйлинов. Боюсь, это пока все, на что мы можем рассчитывать. О судьбе остальных артефактов так ничего и неизвестно? – Он повернулся к своей собеседнице.

– Нанятый нами профессионал должен отыскать шестую Карту.

– Как он собирается это сделать? – Ее собеседник недоверчиво покачал головой.

– Мне неизвестны подробности. – Сефрения пожала плечами и равнодушно добавила. – Главное, чтобы контракт был выполнен.

– И вы не боитесь, что ваш наемник прихватит с собой какой-нибудь артефакт из арсенала Старейшин?

– Он будет идти по специальной карте, на которой отмечены все известные нам ловушки. Свернуть с пути означает обречь себя на верную гибель. – Она помолчала. – До меня дошел слух, что грядет новая Большая игра… – Дрэйлина внимательно посмотрела на своего собеседника.

– Я слышал об этом, – кивнул визитер и недовольно поморщился. – Это во многом объясняет внезапное желание Тэйлэйдена собрать все Карты-ключи в Колоду. Если вновь появится Игрок, нам всем не поздоровится…

– Я нашла для Адрена «сосуд», – повторила Сефрения и снова отошла в тень, из-под капюшона наблюдая за проходящим мимо вечерним патрулем. – С его помощью он сможет пробудиться и соединить свои «половинки».

– Он все еще замурован там? – поинтересовался мужчина и невольно содрогнулся. – Вне времени и пространства, словно муха, застывшая в янтарной ловушке… Может, он уже умер?

– Адрен бессмертен, не забывай. Он привязан к этому гроту магией Игрока и сам никогда не сможет приблизиться к своему талисману. А вот человек легко соединит его разделенную сущность. Осталось только придумать, как сделать так, чтобы Карта нашего сообщества придала ему сил. Тэльма, сама не ведая того, нашла идеальный энергетический накопитель для мятежных Старейшин. Но сможет ли Адрен черпать из Карты-ключа силы в своем новом обличье?

– Как ты собираешься поднять его на поверхность? – поинтересовался визитер. – Он слаб и уязвим. Его новое тело смертно и может не пережить подъема на одном из гномьих изобретений.

– Я буду там и проконтролирую весь процесс, – успокоила его дрэйлина.

– Одна? – удивленно переспросил ее собеседник.

– Ираасс поможет, – ответила Сефрения. – Я справлюсь.

– А потом?

– Потом мы должны подготовиться к совету, – уверенно проговорила дрэйлина. – Пора и нам вступить в эту странную игру.

– Пора, – ответил незнакомец.

Не прощаясь, они разошлись в разные стороны.


– Итак, когда мы выдвигаемся? – поинтересовался Рэйден, когда их кружки почти опустели, а мужчины превратились в самых надежных компаньонов на свете.

– Да! – Разлив остатки пива по кружкам, Вэйден шумно отхлебнул из своей. – Когда?

– Я, конечно, могу нанять вас, – махнул рукой Грант и неловко покачнулся.

Вэйден часто закивал и счастливо заулыбался. «Как прекрасно! Не придется искать место, куда вечером сбросить труп этого простачка», – как бы говорили обаятельные ямочки на его щеках.

– Правда, есть одно условие…

– Все, что угодно, друг мой! – заверил его старший Роу, рукавом вытирая пивную пену с губ.

– В гроте, среди сокровищ, должна находиться игральная карта. Вы отдадите ее мне.

Вэйден с готовностью кивнул.

– Забирай, нам не жал…

Рэйден резко толкнул брата в плечо, не давая закончить фразу.

– Какую еще карту? – настороженно поинтересовался он.

– Да ничего особенного! – Грант махнул рукой и рассмеялся. – Карта нужна одной моей старой приятельнице.

– Это какая-то важная карта? – В глазах Рэйдена зажегся алчный огонек. Кладоискатель почувствовал выгоду.

– Это просто старая игральная карта. Моя подруга – коллекционер, а им свойственно собирать разный хлам, присваивая всяким безделушкам одним им понятный вес и значение, – стараясь, чтобы его голос не дрогнул, проговорил Грант. – Все, что от вас требуется, – это отдать карту мне.

– Она надеется выручить за нее много денег? – Старшего Роу оказалось не так уж и просто сбить с толку.

– У нее частная коллекция, – отмахнулся молодой человек, скорчив скучную мину. – Это для себя.

– Сколько ты хочешь за карту? – перешел к делу Рэйден.

– Я отдаю вам двадцать процентов от найденного. Карта моя. – Грэй перекинул братьям через стол пожелтевший пергамент. Вэйден ловко поймал его и широко улыбнулся. – Торговаться бессмысленно. Мы не на базаре. По рукам? – поинтересовался он, протягивая младшему Роу руку.

Вэйден, не отрывая взгляда от вожделенной карты, указывающей путь к несметным сокровищам, хлопнул своего нового подельника по ладони.

– По рукам! – повторил Рэйден и задумчиво проговорил: – Осталось найти какой-нибудь корабль… А я пока раздобуду гномью батисферу[33]. Нам предстоит очень сложное погружение.

– Ба-ти-сфе-ра, – по слогам повторил Вэйден, запоминая новое незнакомое слово. – Подводная сфера, значит…

– Возьмите на себя вопрос с кораблем. – Грэй кивком указал братьям на Стивенса, который как раз собирался уходить. – Справитесь?

Не ответив, Рэйден встал и направился к капитану.

– Ну что же, – пробормотал Грант. – Я их заинтересовал… А дальше что?


– Ты морочишь мне голову, прохиндей! – орал Стивенс, тряся перед носом Рэйдена огромным кулаком. – Какие научные исследования? Затащить на борт «Волнореза» какой-то диковинный аппарат и погрузиться в нем под воду для того, чтобы посмотреть на неведомый вид рыбок?!

– Мы исследователи, – упрямо повторил Рэйден, стараясь не встречаться взглядом с морским волком.

– Исследователи? – снова взорвался капитан, багровея. – Да продажные портовые девки большие исследователи в этой грязной бухте, чем вы!

– Хорошо, – сдался старший Роу. Глубоко вздохнув, он перешел на язык, понятный любому мореплавателю, хоть раз в жизни промышлявшему контрабандой. – Восемь тарков.

– Десять – и по рукам. – Мгновенно сменив гнев на милость, капитан пожал протянутую руку. – Еще пять тарков за еду и койку.

– Три – и мой брат готовит еду на всю команду, – назвал свою цену Рэйден. – А он хорошо готовит, поверьте. Стоит только взглянуть на него – и сразу видно, что поесть Вэйден любит.

– Идет, – легко согласился Стивенс. – Я как раз остался без кока. Выходим завтра с утра. К тому времени ваш аппарат должен быть погружен на «Волнорез».

Довольные удачной сделкой, они ударили по рукам, и каждый остался уверен, что смог провести своего оппонента.


Официальное представительство гномьего сообщества в Ормельде располагалось в торговом квартале недалеко от улицы Двух гиблых бухт. Широкое трехэтажное здание сильно выделялось на фоне серо-коричневых одноэтажных строений портового города. Каждый его кирпичик был раскрашен в разные цвета, создавая своеобразную мозаику из красных, синих, зеленых, желтых, белых и сиреневых прямоугольников. Слева находилась мощная железная дверь, наводившая на мысль, что за ней расположилось не рядовое дипломатическое представительство Гильдии механиков Тэдж-Эверенса, а по меньшей мере крупнейший столичный банк. Из открытых настежь зарешеченных толстыми коваными решетками окон доносилось режущее слух завывание гномьей волынки, разбавленное хорошо поставленными баритонами бородатых певцов.

Грант потянул на себя тяжелую дверную ручку. Дверь неожиданно легко поддалась и плавно открылась.

В помещении было тепло и сухо. Вдоль стен ребристыми гармошками тянулись гномьи обогреватели. Молодой человек расстегнул тулуп, прошел вперед по небольшому коридорчику и уперся в еще одну дверь, которая оказалась заперта.

– Есть кто дома? – побарабанив в дверь кулаком, поинтересовался он. – Открывайте!

Музыка и песни мгновенно стихли, и в комнате повисла напряженная тишина.

– Мм… А кто там? – подозрительно спросили из-за двери. – Мы никого не ждем.

– И сейчас позовем охрану! – добавил другой голос.

– Когда я шел сюда, охраны не заметил, – в свою очередь заявил Грэй.

За дверью гневно зашушукались. Грант присел и заглянул в замочную скважину. С другой стороны в нее уже смотрел чей-то любопытный карий глаз.

– А мы можем вызвать ее в любой момент!

– Как? – не отставал молодой человек. – Будете кричать в окно?

– Это профессиональный секрет, – нашелся с ответом его собеседник. – Строжайше запрещено рассказывать его посторонним. Что тебе нужно?!

– Я бы хотел, – Грэй почесал в затылке, подбирая правильные слова, – у вас кое-что арендовать.

– Арендовать? – переспросили в ответ.

– Именно.

– Не купить? – уточнил его собеседник.

– Нет, арендовать на время, – подтвердил Грант.

За дверью завязалась мелкая словесная перебранка.

– Я готов хорошо заплатить, – подзадорил гномов кладоискатель и снова прислушался.

В комнате разразилась новая бурная дискуссия. Юноша достал из-за пояса кошелек с деньгами и громко им зазвенел. Тон дискуссии за дверью стал намного суровее. И, судя по доносящимся оттуда ударам, спор медленно, но неуклонно перерастал в драку.

– Что именно ты хотел арендовать?

Видимо, коротышки все же решили выслушать нежданного посетителя.

Грант сильно повысил голос, но все же старался говорить так, чтобы его не было слышно на улице:

– Кое-что не совсем легальное!

Дверь мгновенно отворилась, и сразу несколько пар коротких, но очень мускулистых рук резко втянули парня в помещение.

– Ты что, слабоумный? – чуть ли не с кулаками накинулся на него суровый гном, облаченный в щегольской бордовый кафтанчик и красные брюки в тон, гневно потрясая шикарной окладистой бородой. – Еще на улицу выйди и там ори!

– Кто тут главный? – сразу перешел к делу Грант, отмахнувшись от беснующегося коротышки.

– Я тут главный! – выкрикнул в ответ ругавшийся с ним гном, с силой захлопнув дверь. – Говори, чего надо, или проваливай! – Присмотревшись к Грэю, он нахмурился. – Я ведь тебя уже где-то видел. – Брови коротышки взлетели от неожиданной догадки.

– Все возможно в этой жизни, – уклончиво ответил Грэй. Он прекрасно помнил этого приземистого ворчуна, Лэрри Толстосума, и кражу чертежей из дома зажиточного гномьего вельможи два года назад. – Я хочу арендовать у вас подводную сферу.

– Какую такую подводную сферу? – подозрительно спросил гном, окидывая кладоискателя колючим взглядом.

– Ту самую, которую вы сконструировали по чертежам, украденным для вас неким Лэнзом Ловкачом и его подельником два года назад, – хмыкнул Грант и широко улыбнулся.


Шаг в прошлое. Мертоль

За два года до описываемых событий

На улицах Мертоля балом правила ночь. Пустые переулки, давно отданные стражниками на откуп мелким воришкам, безликим головорезам и бродячим котам, освещались лишь призрачным светом узенького серпа ущербной луны, вот-вот грозящей спрятаться за черную тучу. По мусорным отходам сновали откормленные крысы, нагло бросаясь под ноги настороженно озирающимся путникам.

Передвигаясь быстро и по возможности бесшумно, Лэнз и Грант пересекли квартал Невидимых лучников и повернули к величественной громаде городской ратуши. Когда они вышли к пирсу, луна уже почти скрылась за тучами.

На грязных волнах ормельдского залива монотонно покачивались немногочисленные суденышки местных рыбаков. На одном из них в трюме горел тусклый огонек.

Обойдя разбросанные грузчиками бочки, Лэнз осмотрелся и кивнул Гранту:

– Мы с ним договорились встретиться здесь.

– Наш заказчик опаздывает, – нахмурился Грэй. – Как-то некрасиво с его стороны.

Стоило ему это сказать, как за спинами молодых людей послышались тяжелые шаги и сдавленный прокуренный кашель. На причал вышли два бандитского вида мужчины: один высокий и излишне худой, а другой – пониже и потолще. Они молча тащили длинный, завернутый в грубую мешковину сверток, за которым, скрежеща по мокрой после дождя мостовой проржавевшей цепью, тянулся огромный булыжник. Заметив замерших у причала Лэнза и Грэя, странная парочка остановилась у воды, так и не проронив ни слова. Повисла неловкая пауза. Впечатлительный Ловкач чуть ли не физически ощутил на своем горле тонкий острый кинжал. Ему казалось, что именно этим оружием несколько минут назад проткнули сердце запакованного в черный мешок бедолаги.

– Если хочешь жить – делай вид, что ничего особенного не происходит, – процедил Лэнз и громко сглотнул.

Молодые люди, не сговариваясь, словно по команде развернулись спинами к ночным гостям и как ни в чем не бывало продолжили свой разговор. Сзади послышались шаги, и что-то с тихим всплеском упало в воду. Грант невольно вздрогнул. К счастью, его опасения не оправдались. Он снова услышал шаги, только на этот раз удаляющиеся.

– Фух, – прошептал Лэнз, вытирая вспотевший лоб. – Ты их узнал?

– Узнал. – Грант кивнул, чувствуя, как холодная струйка пота стекает по шее. – Это братья Роу. Перебежать им дорогу – то же самое, что подписать себе смертный приговор.

– А вон и наш заказчик, – вглядевшись в темноту, проговорил Ловкач.

К приятелям неторопливо приближался невысокий коренастый гном в надвинутой на глаза огромной широкополой шляпе, очень оригинально смотрящейся на этом невысоком человечке.

– Доброй ночи, уважаемые, – поздоровался он, приподнимая шляпу за краешек. – Вы выполнили наш уговор?

– А вы сомневаетесь, мастер Лэрри?

– Тише ты! – шикнул на него гном и нервно оглянулся. – Без имен!

– Здесь никого нет, – хмыкнул Грант, поигрывая рулончиком с чертежами.

– Ну, если не считать того неожиданно почившего бедолаги, – поправил друга Лэнз и подбородком указал на проплывающий мимо длинный черный сверток.

Конспираторы проводили куль молчаливыми взглядами. Гном снял шляпу и, прижав ее к груди, тихо сказал:

– Покойся с миром…

Словно бы в ответ на его слова куль остановился и медленно погрузился под воду.

– Что ж, продолжим. – Вновь надев шляпу, Лэрри сразу же переключился на деловой тон.

– Все как вы и сказали, – начал свой рассказ Лэнз. – Двухэтажный дом, без охранных устройств, вот только… – Он вздохнул и замолчал.

– Что еще?! – раздраженно спросил гном.

– Придется доплатить за профессионально вскрытый тайник, – гордо подбоченившись, заявил Ловкач и, встретив насмешливый взгляд приятеля, смущенно отвернулся.

– Гонорар неизменен, – отчеканил Лэрри. – Вот. – Он достал из-за пазухи толстый свиток и развернул его.

Друзья ошарашенно проследили за раскатавшимся по полу полотнищем.

– Пункт семьдесят шесть дробь четырнадцать пробел шесть пробел сорок. – Гном прокашлялся и громко зачитал: – Гонорар в размере тридцати тарков выплачивается исполнителю, предъявившему заказчику предмет договора не позднее чем через пять дней после заключения данного соглашения. – Он поднял глаза.

Лэнз с Грантом озадаченно переглянулись.

– Вознаграждение передается исполнителю только после передачи предмета соглашения в руки заказчика. – Гном резко вырвал из рук Грэя рулон с чертежами и, запихнув его под мышку, из-под шляпы поглядел на парней. – Что замерли с умными лицами? Чья это подпись?

Грант и Лэнз склонились над последней строчкой договора, под которой была коряво нарисована большая буква «Л».

– Ну-у-у, – протянул Лэнз, виновато поглядывая на друга. – Ладно. Будем считать, что я сделал тебе подарок, занудный ты скупердяй!

– То-то! – Лэрри аккуратно скатал договор в рулончик. Спрятав его за пазуху, он принялся за изучение принесенных чертежей.

– А что это, если не секрет? – поинтересовался Грэй, склонившись над так и норовившим скататься обратно свитком. – Какая-нибудь очередная гномья диковинка?

Оторвавшись от изучения чертежей, Лэрри внимательно посмотрел на заинтересованного юношу.

– Вообще-то это секретная информация. Но я, так уж и быть, расскажу вам, что это, – после непродолжительного молчания проговорил гном. – Это батисфера, – с гордостью в голосе проговорил он.

– Это что еще за чудо-агрегат? – восхищенно поинтересовался Лэнз.

– Аппарат, позволяющий погружаться глубоко под воду на долгий период времени и свободно дышать. Военная разработка, – заговорщицким шепотом пояснил заказчик.

– А зачем гномы крадут у других гномов? – невинно поинтересовался Грант.

– Не крадут, – уточнил коротышка, смерив Грэя презрительным взглядом. – Заимствуют…

– Заимствуют навсегда?

– Надолго, – с нажимом в голосе поправил его Лэрри. – И не гномы у гномов, а клан Толстосумов у клана Железнобородов!

– А это разве… – начал было Лэнз, но был резко прерван.

– Нет! Это не одно и то же! – отрезал гном, для наглядности махнув рукой. – Нечестно проводить свои собственные тайные разработки за спиной у коллег и родственников, да еще и не спросив совета!

– Так почему же вы им об этом сразу не сказали, а дождались, пока Железнобороды разработают чертежи? – все же спросил Грант, рискуя быть испепеленным пронзительным взглядом медленно багровеющего от злости коротышки.

– Ты что, предлагаешь нам самим работать?! – изумился Лэрри и полез в карман за деньгами.

– Действительно, какая глупость! – усмехнулся Грэй. – Как я мог об этом подумать!

– Двадцать восемь, двадцать девять, тридцать, – аккуратно отсчитал заказчик положенную сумму и передал ее Лэнзу. – Тридцать тарков. Все как и договаривались.

– Приятно было иметь с вами дело, – улыбнулся Ловкач, пряча деньги. – Если что…

– Да-да, – кивнул гном, убирая чертежи. – Если что, я знаю, где вас найти. Честь имею.

Круто развернувшись, гном вразвалочку направился в квартал Невидимых лучников.


– Ах, эта подводная сфера. – Лэрри тут же погрустнел, узнав о неожиданной осведомленности странного визитера. – Покажи-ка сначала деньги!

Грэй медленно раскрыл кошель и высыпал на примостившийся у входа столик горку тарков. Блестящие золотые монетки весело покатились по крышке, полностью завладев вниманием низкорослых механиков.

– Проходите, уважаемый. – Гном мгновенно сменил тон и учтиво поинтересовался: – Чаю? Или что-нибудь покрепче?

Грант хмыкнул, усаживаясь на предложенный стул. Низкорослый бородач сел напротив.

– Давайте сразу обсудим сделку.

– Деловой подход, – одобрительно хмыкнул его собеседник. – Вам, как я думаю, уже известно, что я – Лэрри Толстосум, хозяин этой подпольной мастерской. Эти три почтенных господина, – широкий жест в сторону хмуро разглядывающих его гномов, – мои кузены. – Бородатые крепыши недоверчиво прищурились и медленно кивнули. Грант открыто улыбнулся в ответ. – Необходимый вам аппарат есть у нас в наличии на складе, который располагается прямо под этим строением. И если мы сойдемся в цене, то спустимся вниз для демонстрации. Вы сможете оценить товар и проверить его основной функционал.

– Прекрасно, – хлопнул в ладоши Грэй. – Сколько вы возьмете за аренду? Срок – шесть дней.

– Пятьдесят тарков, – лучезарно улыбнулся коротышка.

Грант молча встал и направился к выходу.

– Постойте, уважаемый! – Гном вскочил с места и перегородил гостю дорогу. – Я вижу, вы неплохо ориентируетесь в ценовых категориях. Сорок.

– Пятнадцать, – назвал свою цену новоявленный кладоискатель.

– Да как ты! – Лэрри гневно засопел, уперев руки в бока. – Двадцать!

Грант задумался. Эта цена его вполне устраивала.

– Хорошо, – согласился он. – Но я должен посмотреть на аппарат.

– О чем речь. – Толстосум распахнул перед молодым человеком дверь. – Пройдемте на склад.

Они вернулись назад по тому же коридору, который совсем недавно преодолел Грэй, и вышли на улицу. Обогнув дом с другой стороны, гном спустился в узкое полуподвальное помещение и открыл небольшую неприметную дверцу, приложив к странному овальному замку крупный золотой перстень, который носил на указательном пальце правой руки.

За дверью вопреки ожиданиям молодого человека оказался не очередной коридор, а просторная лифтовая кабинка с массивным механизмом сбоку.

– Это обыкновенный лифт, – ответил Лэрри на невысказанный Грантом вопрос и вошел первым. – Видите? Совсем не страшно.

– Я знаю, что такое лифт, – раздраженно бросил Грэй и с опаской последовал за ним. – Слышал.

Стоило ему войти внутрь, как кабинка качнулась и кладоискатель испуганно ухватился за гнома.

– Держите себя в руках, уважаемый, – раздраженно пробурчал Лэрри, с трудом оторвав от своего модного кафтана вцепившегося мертвой хваткой парня. – Вот поручень. Возьмитесь за него!

Скомканно извинившись, Грант схватился за поручень. Толстосум хмыкнул и с усилием потянул за длинный рычаг, вмонтированный в кабинку слева. Сверху с грохотом, словно дверца исполинской мышеловки, опустилась широкая решетка. Кабинка вздрогнула и поехала вниз. Грэй зажмурился и почувствовал, как волосы на голове начинают шевелиться.

– Расслабьтесь, милейший, – успокоил его гном, пряча ухмылку. – Это абсолютно безопасно.

Словно в ответ на его слова кабинка дернулась и затряслась.

– Или нет, – задумчиво проговорил Лэрри, щелкая тумблерами на боковой панели.

Грант замер и начал очень быстро молиться, опасаясь не успеть перечислить все свои грехи, о которых именно в этот момент он сожалел больше всего на свете. Кабинка еще несколько раз нервно дернулась и плавно поехала вниз.

– Приехали, – проговорил удачливый торговец, поднимая решетку, и ехидно добавил: – Уже можно открыть глаза.

Под необычным разноцветным домиком располагался исполинских размеров склад, заставленный механизмами, которые были скрыты от чужих глаз плотными накидками. Лэрри долго водил новоиспеченного кладоискателя между длинными стеллажами, пока наконец не остановился у одного из них.

– Прошу, – сделал он приглашающий жест. – Вот ваша батисфера.

За стеллажом на длинных деревянных подставках замерла огромная, в два человеческих роста капсула с прозрачной кабиной из толстого стекла. Внутри нее Грант разглядел рычаг управления и сиденье пилота. Кабина плавно переходила в продолговатый, похожий на дыню стальной поплавок с кучей блестящих выступающих заклепок, который был соединен с полым непрозрачным шаром. Сверху выпирал круглый люк. Сзади гномы оснастили свое изобретение двумя гребными винтами. Удивительный аппарат поразил бы любого знатока механики.

Подпольные гномьи мастерские всегда славились своими невообразимыми изобретениями, о которых, к сожалению, мало кому суждено было узнать. Их местонахождение и технические характеристики хранились в строжайшей тайне.

– А это что? – Грант кивнул на висевшие по бокам грузы и еще раз обошел диковинный аппарат по кругу.

– Балласт, – ответил гном, с довольной улыбкой поглядывая на восхищенно качающего головой будущего арендатора. – Там, – он присел и указал на днище удивительного агрегата, – запасные баллоны с воздухом.

– А что в этом поплавке? – не удержался от очередного вопроса Грэй.

Ответ был коротким и лаконичным:

– Секрет фирмы. Желаете взглянуть на товар изнутри? – деловито поинтересовался Лэрри, потирая широкие ладони в предвкушении хорошей сделки.

– Я думал, вы никогда не предложите! – воскликнул Грант, окидывая аппарат очередным восторженным взглядом.

Кабина батисферы производила не менее грандиозное впечатление, чем его внешний вид. Пощелкав тумблерами и рассмотрев россыпь замысловатых приборов, в которых он, к слову, совершенно не разбирался, Грэй с чувством выполненного долга развалился в кресле пилота и внимательно посмотрел на гнома.

– Я готов заключить сделку.

Лэрри сверкнул победоносной улыбкой.

– Но у меня есть к вам еще одно дело.

– Если понадобится, я тут могу дымовую шашку на коленке собрать, – пожал плечами удачливый продавец.

– Нет уж, спасибо! – замахал руками кладоискатель и рассмеялся. – Все намного проще. Во сколько мне обойдется тихая и незаметная транспортировка этого агрегата в ормельдскую бухту на корабль под названием «Волнорез»?

Лэрри криво усмехнулся, почувствовав наживу.

– Что ж, давайте обсудим и это…

Этой же ночью четверо гномов, вполголоса переругиваясь и один раз даже слегка намяв друг другу бока, погрузили арендованную Грэем подводную сферу на судно капитана Стивенса. Накинув на аппарат специальный чехол, они с чувством выполненного долга отправились в «Ржавый гарпун» отдыхать после изнуряющей работы.

Лэрри последним спустился с мостика и, пожав протянутую на прощанье Грантом руку, напомнил:

– Шесть суток. С завтрашнего дня я начинаю отсчитывать срок аренды. По прибытии в Мертоль мои парни найдут вас и заберут батисферу.

– Договорились, – согласился молодой человек. – Если что, ищите меня в «Трехглазом индюке».

– С седьмого дня начнут капать проценты, – на всякий случай уточнил гном. – Мы же понимаем друг друга?

– Если не секрет, сколько вы накручиваете за сутки просрочки? – поинтересовался Грант, прекрасно зная хитрющую гномью натуру.

– Десять процентов в день.

– Ну и аппетиты у вас! – Молодой человек недовольно поморщился и отвернулся от ухмыляющегося гнома.

– Это всего лишь цивилизованные торговые взаимоотношения, – пояснил Лэрри, поправляя блестящую пряжку на ремне. – Наемникам ведь тоже нужно кушать. Вот они и выбивают наши деньги у кредиторов или арендаторов. За очень хорошую плату. Всегда выбивают, – многозначительно добавил он и, кивнув на прощание, направился в сторону кабака догонять своих кузенов.


«Волнорез» отчалил на рассвете, сразу же набрал приличную скорость и устремился вперед, подальше от мрачной ормельдской бухты. Поймав попутный ветер, он, словно перышко, летел по волнам никогда не замерзающего благодаря дрэйлиновской магии Иеольского моря. Казалось, что судно чувствует близость теплого течения и старается быстрее выбраться из ледяного пролива.

Ближе к полудню погода начала портиться. Солнце, ненадолго выбравшись на небо, быстро спряталось за затянувшие небосвод серые тучи. Поднявшийся под утро ветер резко усиливался, раскачивая на волнах небольшой корабль Стивенса. Сам капитан стоял на мостике и внимательно наблюдал за тем, как его команда сновала по палубе, споро выполняя его многочисленные указания.

Ближе к левому борту, подальше от любопытных взглядов матросов «Волнореза», Грант тихо беседовал с братьями Роу. Мимо, насвистывая простенький мотивчик, в который раз прогуливался Нарви Тог, отчаянно делая вид, что его абсолютно не интересует тема их разговора. Особенно равнодушным лицо гнома становилось, когда он слышал слова «сокровища» и «несметные богатства». Лишь правый глаз его слегка подергивался, и казалось, что уши Тога начинали тянуться в сторону беседующих молодых людей, не сильно беспокоясь, поспевает за ними их хозяин или нет.

Это было первое плавание в жизни Родрика, и он даже представить себе не мог, что морская болезнь – это так ужасно. Стоило юноше сразу после отплытия выйти из трюма на палубу, как его желудок незамедлительно подскочил к подбородку и заявил о желании выбраться наружу. Мальчика повело в сторону, по телу расплылась непривычная слабость, и он резко перегнулся через борт, явив морю свой недавний завтрак. Нарви едва успел подхватить своего юного попутчика и не дал ему упасть в воду.

– Все, я больше не хочу быть моряком. – Колени Родрика подкосились, и он бессильно повис на руках гнома.

– Этого еще не хватало. – Увидев нежно-зеленое лицо еле держащегося на ногах парнишки, Тог оттащил его в крошечную каюту капитана и ушел за помощью.

В каюте Родрику стало значительно лучше. Внизу выматывающая качка ощущалась не так остро. Несколько минут спустя Нарви вернулся в компании вечно раздраженного капитана. Стивенс внимательно посмотрел на бледного обессиленного мальчика и обреченно вздохнул.

– Сухопутные, – пробурчал он и ушел наверх.

Вернулся капитан довольно скоро с небольшой фляжкой в руках.

– Пей.

Отвинтив крышечку, Стивенс сунул флягу под нос Родрику. Мальчик потянулся вперед и резко отпрянул от отвратительного запаха.

– Пей! – повторил свой приказ морской волк и приподнял голову мальчика. – Или хочешь целую неделю тут проваляться?

Родрик дрожащими руками взял фляжку и, зажмурившись, сделал большой глоток. В ту же секунду его прошиб холодный пот, а желудок конвульсивно дернулся. Юноша вцепился во фляжку и замер, стараясь не дышать. Тянулись секунды, по телу понемногу начало растекаться робкое тепло. Тошнота медленно отступила, и он, выдохнув, лег.

– Да, приляг, – с сочувствием глядя на парня, сказал Стивенс, забирая фляжку и плотно закручивая на ней крышку. – Не очень приятное пойло, но должно помочь.

Капитан поправил фуражку и поднялся по лестнице на палубу.

– Тебе полегчает. – Нарви ободряюще улыбнулся. – Потерпи немного. А пока лучше отдохни.

– Расскажите мне вашу историю, – попросил Родрик севшим голосом и, прокашлявшись, добавил: – Вы же не просто так подвергаете свою жизнь опасности, путешествуя по Тэдж-Эверенсу без охраны, да еще и с древним артефактом в придачу?

– Эта история, – проговорил гном и устало вздохнул: – Эта история, как и все истории, подобные ей, началась с бутылочки хорошего эльфийского вина в теплой компании двух закадычных друзей…


Шаг в прошлое. Мертоль

За несколько дней до описываемых событий

– Если кто-то подготавливает почву для новой Большой игры, мы должны быть начеку.

Нарви задумчиво кивнул, соглашаясь со словами друга. Заглянув поутру в гости к гномьему старосте, он и представить себе не мог, что разговор пойдет о древних легендах.

– Челиндер рассказал мне, что в старинной эльфийской библиотеке есть книга, рассказывающая альтернативную версию окончания войны со Старейшинами, – сказал Тоир, задумчиво попыхивая трубкой.

– Альтернативная история? – Нарви непонимающе посмотрел на Старосту. – Ты хочешь сказать, что победили мятежные Старейшины?

– Не совсем. В книге говорится, что Старые боги не добровольно ушли в Аор, а попросту сбежали, чтобы набраться сил. Старейшины только и ждут того момента, когда портал будет открыт. Там же заперт и лишенный своих магических сил Игрок. – Он глубоко вздохнул. – Как же узнать, что тогда произошло на самом деле?!

– Интересное дельце… Получается, что Игрок не такой уж и герой, каким мы привыкли его считать, – пробормотал Тог, задумчиво глядя на свой хронометр. – Звучит как-то непривычно. Хотя… Что-то в этом есть. Мне всегда не давали покоя странные нестыковки в древних мифах, – сознался он.

– Нам с Оуэном удалось добыть оригинал «Напутствия», – проговорил Тоир, расправляя складки на своей темно-синей мантии.

– Я рад, что ваше путешествие увенчалось успехом. – Нарви кивнул и покрутил в руках лежавший на столе свиток.

– Только увидев своими глазами изначальный текст «Напутствия», а не его интерпретацию, переведенную на свой манер главами сообществ, я смогу наконец разобраться в том, что действительно произошло во времена войны Старейшин. А еще этот грешный медальон! – вздохнул староста, закрывая глаза.

Близился вечер. Ректор задумчиво смотрел в окно, снова и снова прокручивая в голове недавний разговор с Челиндером. Нарви положил свиток на место и поудобнее уселся в кресле.

– Не удивлюсь, – усмехнулся Нарви, – если окажется, что там написано что-то типа: «Не лезьте не в свое дело! Ваши Старейшины».

– Вполне возможно. – Тоир тихо рассмеялся. – Допустим, все, что мы знаем, ну или почти все, – это ложь, – размышлял староста, дымя трубкой. – Представь, что лишенный магических сил Игрок действительно заперт в Аоре и только и ждет возможности вернуться в Тэдж-Эверенс.

– Допустим, – согласился Тог.

– Почему же тогда никому не приходила в голову идея, что он заперт не там, а в нашем мире?

– Вместе с мятежными Старейшинами? – Нарви удивленно посмотрел на своего коллегу.

– А почему бы и нет? Все указывает на то, что война Старейшин закончилась не так, как мы привыкли считать или как нам внушают эльфийские сказители.

– Тогда почему Игрок до сих пор не дал о себе знать? – спросил Нарви, неторопливо набивая свою трубку. – Наверняка в Тэдж-Эверенсе остались его единомышленники и последователи…

– Может, он просто не может связаться с ними? – предположил Тоир, задумчиво глядя в окно. – Рассказать, как его воскресить. – Он усмехнулся.

– И что же изменилось? Думаешь, у него появился способ связи со своими последователями?

– Мне кажется, мы сами предоставили ему такую возможность, – проговорил Тоир и, вздохнув, добавил: – Возможно, даже не подозревая об этом.

– Интересно как?

Староста в ответ лишь пожал плечами и сказал:

– Сейчас у нас появилась другая проблема. – Открыв окно, он выглянул на улицу. К зданию приближался дородный, начинающий лысеть эльф. – А вот и она. К нам гости, Нарви.

Войдя в кабинет, визитер окинул гномов высокомерным взглядом и, не соизволив поздороваться, устроился напротив Тога в глубоком плетеном кресле.

– Позволь тебе представить его сиятельство герцога ормельдского Кая, – проговорил Тоир, усаживаясь рядом. Эльф благосклонно кивнул, колыхнув вторым подбородком. – Герцог, это мой заместитель, Нарви Тог.

– Друг мой, – покровительственным тоном начал Кай, отчего вежливая улыбка на губах Нарви стала значительно холоднее. – Я прибыл в столицу для того, чтобы участвовать в этом скучном чрезвычайном совете, и, заметь, не поленился привести для вас вот это. – Герцог высыпал перед ним горсть странных желтовато-серых камней. – Их нашел ормельдский дровосек на прошлой неделе. – Он подался вперед и шепотом добавил: – Единственный, кто возвратился домой из целой бригады.

Тог склонился над камнями и нахмурился.

– Это не камни…

– Да, ты прав, мой невысокий приятель. – Кай вытер вспотевший лоб белоснежным кружевным платком. – Это зубы. А точнее, клыки. Занимательно, не правда ли?

– Правда. – Тоир неуверенно пошевелил клыки пальцем. – Они человеческие?

Эльф внимательно посмотрел старосте в глаза и грустно вздохнул:

– Я бы не сильно на это надеялся…

Тоир нахмурился и переглянулся с Нарви. Беспокойство, поселившееся в его взгляде, росло с каждой минутой.

– Они вурдалачьи, – догадался Тог.

– Вурдалачьи? – Староста осознавал, как глупо и неуместно прозвучат его следующие слова, но все же проговорил: – Но ведь вурдалаки вымерли несколько сотен лет назад… Их больше не существует…

– Значит, мы все ошибались, – высокомерно глядя на удивленных гномов, заявил герцог.

– Но это невозможно! – проговорил Тоир, с отвращением изучая желтые клыки, рассыпанные на столе.

– Исторические хроники троллей утверждают, что все вурдалачьи племена были погребены под землей уже после обрушения Проклятых каменоломен. Велика вероятность, что летописцы ошиблись или кровососы нашли лазейку под завалами, – предположил Кай. – Или кто-то вскрыл старые рудники и дал им возможность вырваться на свободу. Я специально прибыл к вам с поручением. – Брови Нарви удивленно взлетели вверх. – Я хотел сказать: с просьбой, – быстро поправился эльф. – С просьбой выяснить все факты, связанные с этим происшествием. Вдруг это всего лишь…

– …недоразумение? – растерянно спросил староста.

– Выяснить? – Нарви никак не мог отвести взгляда от поразительной находки. – Вы хотите, чтобы мы сунули голову в логово вурдалаков?!

В ответ герцог лишь пожал плечами.

– Где это произошло? – перешел к делу Тоир.

– На плато Дэрго, – ответил эльф. Брезгливо морщась, он собрал клыки обратно в черный бархатный мешочек и положил его на самый край стола, поближе к ректору. – Думаю, вам стоит начать свои поиски оттуда. В долине Пустых холмов. К югу от нее расположена сеть пещер. Пересечете небольшую ормельдскую горную деревеньку и сразу выйдете на них.

– Сеть? – ошарашенно переспросил Нарви. – Невозможно проверить их все!

– Но стоит попробовать! – с напускным воодушевлением откликнулся герцог.

– Их поиски займут у нас уйму времени! – всплеснул руками Тог. – А его у нас как раз нет. Тут такие события происходят!

– Не думаю, что это отнимет много времени, мастер. – Кай снисходительно улыбнулся. – Вряд ли они будут от вас прятаться. Вы их быстро найдете. Точнее, они вас.

Нарви нервно усмехнулся и недовольно тряхнул своей огненно-рыжей бородой.

– Первые слухи о том, что на плато Дэрго происходят странные события, появились еще несколько лет назад, – продолжал свой рассказ герцог. – Сначала начали пропадать дети. Затем пастухи, пасущие стада по утрам. Потом исчезла женщина с малолетним сыном. Следом за ней – два ее брата. Они охотились в тех местах… Я готов выделить вам десяток моих лучших лучников…

– А не хотите ли прогуляться вместе с нами до Пустых холмов, ваша светлость? – предложил Нарви, невинно улыбаясь. – Прослывете героем всей Священной эльфийской долины и великим борцом с вурдалаками!

Встретив испепеляющий взгляд старосты, Тог замолчал и отвернулся к окну, пряча улыбку.

– Пожалуй, нет, – прокашлявшись, ответил эльф и поспешно засобирался. – Боюсь, что дела герцогства не отпустят меня, как бы я того ни хотел. Мне необходимо попасть на аудиенцию к Теодору… Рад был знакомству и с нетерпением жду от вас вестей, мастера.

– Вот так вот, – задумчиво проговорил Тоир, стоило Каю покинуть его кабинет. Подойдя к книжным стеллажам, он привстал на цыпочки и потянул за обшарпанный зеленый томик на одной из верхних полок. В стене открылась широкая панель, явив гномам нишу с разнообразными бутылками и бутылочками. – Продолжим нашу беседу? – Он вопросительно посмотрел на друга.

– Не откажусь, – довольно улыбнулся Нарви.

– А ведь все не так уж и плохо! – подбодрил Тога староста. – Тебе выпала возможность поруководить целым отрядом остроухих лучников, друг мой. Когда еще так повезет и тебе удастся погонять по горным перевалам дюжину эльфийских неженок? – Гном разлил по высоким бокалам тягучую рубиновую жидкость и сел на стул напротив своего заместителя. – Мне почему-то кажется, что оставлять это происшествие без внимания было бы неосмотрительно.

– Но вурдалаки, – Нарви отпил глоток и сладко зажмурился, – звучит совершенно неправдоподобно…

– Проверить все-таки нужно, – сказал ректор, неторопливо смакуя напиток.

Он поднял бокал и посмотрел сквозь его грани на окно, любуясь причудливой игрой солнечного света.

– Всегда ты втягиваешь меня во всякие аферы, – проговорил Нарви. – Что-то ушастые опять темнят, не находишь?

– Я боюсь даже представить себе, о чем Кай умолчал в своем рассказе, – согласился Тоир.

Выглянув в окно, Нарви изумленно окликнул старосту.

– Ты только посмотри, как он улепетывает! – расхохотался он.

– Кто? – поинтересовался староста и тоже привстал в кресле, пытаясь посмотреть на улицу.

– Кай! Неужели он боится, что мы за ним погонимся?

– Он просто старый напыщенный индюк, больше всего беспокоящийся о своей собственной персоне, нежели об эльфийском сообществе. – Тоир снова подошел к книжному шкафу и на этот раз открыл сейф.

Нарви согласно кивнул.

– Будь добр, прежде чем ехать в Пустые холмы, привези мне нашу Карту-ключ, – попросил староста и протянул другу мешочек с деньгами. – Этого должно хватить на дорогу и на мелкие расходы. Пора и нам вступить в игру. Вурдалаки подождут, никуда не денутся… К тому же я практически уверен, что никаких кровососов там нет и все это – лишь плод буйной эльфийской фантазии.

– Может, лучше оставить ее там? – Тог спрятал мешочек в карман.

– Челиндер считает, что кто-то собирает Карты.

– Снова?! – ошарашенно переспросил Нарви. – Им мало последней дрэйлиновской попытки?

– Видимо, мало, – подтвердил ректор. – Самое обидное, что мы даже не подозреваем, кто стоит за всем этим. Тэйлэйден пытается открыть запечатанный тысячелетие назад проход в Аор – это раз. – Он начал загибать пальцы. – В Пустых холмах якобы оживают мифические вурдалаки – это два. – Гном загнул еще один палец. – Украден медальон Каменной девы – это три. А теперь еще о Большой игре заговорили. Вот увидишь, кто-нибудь попытается еще и Старых богов оживить, – пошутил он и тут же расхохотался, осознав всю нелепость своего предположения. – Тебе не кажется, что это уже слишком?!

– Святая секира, – вздохнул Нарви, прикрывая глаза. – Я уже слишком стар для всего этого!

«Волнорез» плавно скользил вперед, и волны щекотали борта корабля. За несколько дней, прошедших с начала плавания, Родрик начал чувствовать себя намного лучше, если не считать раздражающей слабости.

В окно каюты тускло светил маленький шарик зимнего солнца. Матросы наверху о чем-то горячо спорили, постоянно перебивая друг друга. Мальчик приоткрыл дверь и выглянул наружу.

Почти вся команда, громко переговариваясь, собралась рядом с подвешенными у левого борта спасательными шлюпками, чуть вдали от которых примостилась зачехленная гномья подводная сфера. Матросы взяли его в плотное кольцо и с нетерпением ожидали, когда же Грант снимет накидку и спустит аппарат на воду. Появление кладоискателя было встречено радостным гомоном. Грэй театральным жестом стянул чехол и кивнул юнге.

– Спускай! И аккуратнее там, мне его еще возвращать! – крикнул он, внимательно наблюдая за работой старой лебедки. – Думаю, разумнее опускать его на воду уже с пилотом внутри, – предположил он, провожая громаду батисферы задумчивым взглядом.

– Не уверен, – покачал головой Рэйден и переглянулся с братом. – Заберемся все вместе из шлюпки.

– Вот это да! – воскликнул Родрик и громко присвистнул.

Треща и скрипя, стальной трос раскачивал чудной аппарат из стороны в сторону, медленно опуская его на воду. Нарви, все эти дни ни на шаг не отходивший от новой механической игрушки, восхищенно наблюдал за процессом спуска и, потирая руки, приговаривал: – Какая работа! Святая секира! Произведение искусства!

– Вам знаком этот механизм, мастер гном? – поинтересовался Стивенс у раскрасневшегося гнома.

– Еще как знаком, капитан, – ответил Тог, раздраженно передернув плечами. – Его сконструировал я.

– Но как же…

– О, поверьте, – скрипнув зубами от злости, проговорил Нарви. – Это очень занимательная и поучительная история. Несколько лет назад какие-то проходимцы стащили у меня чертежи этого великого изобретения прямо из-под носа.

Опустившись на воду, батисфера задорно качнулась на волнах. Следом за ней спустили четверку – небольшую четырехвесельную шлюпку с подводными исследователями. С опаской поглядывая на аппарат, братья Роу решили подождать, пока Грант первым залезет в гномье изобретение. Грэй открутил вентиль, открыл люк, закинул внутрь походные мешки и выжидающе уставился на своих новых напарников.

– Ну кто первый? Кто смелый? – хмыкнул он, окинув попутчиков лукавым взглядом. Те лишь хмуро переглянулись. – Неужели никто? Тогда это буду я! Ну что же.

Грант аккуратно, стараясь не раскачивать подводную сферу, просунул ногу в люк. Забравшись внутрь, он с удовольствием уселся в просторное кресло пилота.

– А мы там все вообще поместимся? – Ухватившись за борт аппарата, Вэйден заглянул в тесную кабину.

– Кто первый сел, тому и удобно, – парировал Грант и осторожно привел батисферу в действие, потянув за небольшой рычажок. – А вы располагайтесь. Не стесняйтесь. Путь будет долгим.

Мотор простуженно чихнул и загудел. Вентили начали неохотно вращаться, погружая кладоискателей под воду. В иллюминаторе медленно темнело. Стенки удивительного аппарата начали опасно хрустеть под давлением толщи воды. Развернув испещренную замысловатыми письменами инструкцию к подводному агрегату, Грэй разложил ее на панели управления и, нахмурившись, углубился в чтение.

– Ты что, – проговорил Рэйден, ошарашенно глядя на молодого человека, – водить эту штуку не умеешь?!

– А ты умеешь? – не отрываясь от чтения, спросил Грант. – Если да, то я с удовольствием пущу тебя за рычаг управления. – Он выждал мгновение и, не услышав вразумительного ответа, продолжил чтение. – Если нет, смотри в окошко и наслаждайся поездкой.

Рэйден пару раз моргнул и сел обратно на свое место.

– Вот и славно, – кивнул Грэй и потянул на себя небольшой рычаг слева от сиденья пилота. Аппарат, сыто заурчав, перестал опускаться и медленно поплыл вперед, освещая себе дорогу маленьким, но очень ярким светлячком.

На инструкцию по управлению легла карта их маршрута. На этот раз уже все участники опасного предприятия склонились над импровизированным столом их командного штаба.

– Мы сейчас находимся вот тут. – Грант указал на тоненькую линию на карте. Переместив палец вниз и правее, он остановился около красного креста. – Нам нужно сюда. Думаю, часа через два будем на месте.

Постоянно сверяясь с инструкцией, молодой человек заложил в навигационную систему батисферы направление пути их следования. Зажглась зеленая лампочка, и Грэй довольно улыбнулся:

– Вот ведь прохвосты, придумают же такое! Пока можете отдыхать. – Он повернулся к братьям: – Когда прибудем на место, лампочка станет желтой и раздастся звуковой сигнал.

Закинув ноги на пульт, Грант счастливо вздохнул и мгновенно заснул.

– Давай ему прямо здесь шею намылим, чтобы не выпендривался, – прошептал Вэйден, гневно глядя на мирно посапывающего подельника.

– Не стоит, – остановил его старший брат. – Пока еще рано предпринимать какие-либо действия. Вдруг этот парень не так прост, как хочет казаться? Пускай добудет нам клад. А там уж получит заслуженное перо под ребра.

Пожав плечами, Вэйден постарался удобнее устроиться в тесной кабинке подводной сферы. С его ростом и комплекцией сделать это оказалось совсем не просто.

Через полтора часа скорость аппарата замедлилась, и очень скоро батисфера полностью остановилась. На передней панели мигнула желтая лампочка, и из динамика донесся тихий звуковой сигнал.

– Подъем! – крикнул Рэйден, отвесив задремавшему брату звонкую оплеуху. Тот, зевая, потянулся и захрустел суставами. – Мы уже должны были подплыть к входу в подземный грот. – Он посмотрел в иллюминатор. – И где же он?

– Ну и как у нас дела? – Грант развернул карту и снова принялся за ее изучение. – Все правильно, вон наш грот. – Он повернул овальное приспособление на панели управления и осветил центральным фонарем громаду скалы.

Вокруг кутающегося в теплый свет подводного аппарата неторопливо плавали огромные рыбины, с интересом наблюдая за новым неведомым представителем фауны здешнего подводного мира.

– Нам направо, – принял решение кладоискатель. – Там должна быть небольшая расщелина.

Грант указал на едва различимую черную полосу в скале. Сложив карту, он взялся за рычаг управления и направил батисферу в указанном направлении. Маневрируя и стараясь не задеть подводные преграды, чудо-аппарат нырнул в узкую расщелину.

Течение неожиданно сменило свое направление и настойчиво потянуло их назад. Сжав зубы, Грэй надавил на неприметную коричневую кнопочку у иллюминатора. Подводный агрегат натужно загудел и упрямо поплыл вперед, преодолевая неожиданное водное сопротивление. Поднявшись наверх, они очутились в широком сухом гроте, освещенном тусклым светом необычных растений, которые обильно произрастали в этих каменных стенах.

– Прибыли, – проговорил Грант, с трудом отпуская рычаг. Его пальцы совсем онемели от напряжения и не желали отцепляться от спасительной ручки управления. Подобрав сумку, он открыл люк. – Нужно его пришвартовать.

Распрямив затекшие от долгого сидения в неудобной кабине спины, кладоискатели выбрались наружу.

– Ты что, предлагаешь нам туда лезть? – Вэйден обхватил толстой цепью исполинский сталагмит, закрепляя батисферу. – Это же шкуродер! – Он кивнул на узкий лаз впереди.

– Это единственный проход, – пожал плечами Грант и на всякий случай сверился с картой. – Пойдемте. – Сказав это, он заглянул в тоннель и отошел, уступая братьям дорогу. – Я пойду замыкающим.

Поразмыслив, Рэйден кивнул. С недоверием глядя в черный провал лаза, он повернулся к брату.

– Забирайся, – скомандовал старший Роу. – Если ты пролезешь, то пролезем и мы.


Удивительно, но Вэйдену никогда в жизни ни приходило в голову, что у черного так много оттенков. Зрение, на первый взгляд абсолютно бесполезное в кромешной темноте тоннеля, сыграло с ним злую шутку и окрасило непроглядную тьму пещеры в причудливые темно-серые и чернильные тона. Слух обострился настолько, что стук собственного сердца отзывался в ушах тревожным набатом. Где-то вдалеке шумела вода, гулко отбивая странный завораживающий такт.

– Если чертова карта – подделка и ты специально затащил нас в это забытое всеми богами место, я спущу с тебя шкуру! – пообещал Рэйден ползущему за ним Гранту. – Слышишь?!

– Только без угроз, ладно? – отозвался тот, пыхтя и отдуваясь. Колени Грэя нестерпимо болели, а ладони сильно мерзли в промозглом холоде подводного лаза. – Карта и заказчик мной многократно проверены и абсолютно надежны, – не моргнув глазом соврал новоиспеченный кладоискатель. – Тут просто немного… узковато. От этого ваше настроение так ухудшилось.

Рэйден фыркнул и что-то раздраженно прорычал в ответ.

– Если выберемся, я сам с ним это сделаю, – буркнул в ответ его брат.

Услышав это, Грант невольно притормозил, стараясь увеличить расстояние между ним и вспыльчивыми кладоискателями.

Вокруг царили темнота и холод. Вэйден выругался сквозь зубы и пополз быстрее. Страх настойчивыми ледяными щупальцами пробирался за шиворот его отсыревшей куртки. За спиной раздраженно завозился Рэйден. Пространство вокруг озарилось тусклым, робко колышущимся светом. Младший Роу заморгал, отгоняя странное видение. Но оно никуда не пропало. Приглядевшись, он заметил, что над ухом его брата медленно разгорается светлячок, освещая их опасный путь.

– Рэйден, – позвал Грэй старшего из братьев Роу. – Гном, у которого я купил светлячков, продал мне их по дешевке и ясно дал понять, что они уже использовались раньше. Их света хватит только на полчаса. В лучшем случае на час. А нам еще обратно идти… Может, поэкономнее?

– Или просто вернемся? – неожиданно предложил Вэйден, остро ощутив, что сейчас готов за кружку горячего глинтвейна отдать любые сокровища мира. – Пока еще не поздно…

– Не ной! – оборвал его Рэйден и, проигнорировав замечание нового подельника, оставил светлячок зажженным. Чертыхаясь и задевая ногами стены лаза, он развернулся: – Мы часом не заблудились?

Разложив карту, кладоискатели подогнали светлячок поближе и склонились над свитком.

– Дальше тоннель расширяется. – Грант посмотрел вперед, щурясь от яркого света. – Там мы сможем встать в полный рост и передохнуть. – Он убрал карту в карман и потер одеревеневшие колени. – Осталось совсем чуть-чуть! Мы почти у цели!

Обреченно вздохнув, Вэйден снова пополз вперед. Через несколько десятков локтей лаз неожиданно оборвался крутым спуском. Потерявший опору младший Роу истошно завопил и, цепляясь за все, что попадалось под руки, заскользил вниз. Его громкому воплю, эхом пронесшемуся по подземному гроту, с неменьшим энтузиазмом вторил старший брат. Ругаясь, они неслись вниз, разбрасывая вокруг себя комья грязи. Вэйден плюхнулся лицом в неглубокую лужу, резко замолчал и едва успел отскочить от несущегося на него брата. Грэй упал прямо на распластавшегося в грязи Рэйдена, вызвав тем самым еще один нескончаемый поток отборной брани.

– Вот вам и развлечение! – жизнерадостно заявил Грант. – Похоже, что мы прибыли.

Выжав полы одежды, он стер с лица грязь и огляделся.

Они оказались в просторном зале огромной пещеры, озарившемся теплым светом подоспевшего за кладоискателями светлячка. Под ногами хлюпала грязь, из которой то тут, то там выступали острые бока маленьких ракушек. – Тут раньше был подземный водоем…

– Интересно, почему ушла вода? – Забрав у Грэя карту, Рэйден задумчиво посмотрел на стену напротив, из которой в темноту уходили четыре совершенно одинаковых на первый взгляд лаза. – Нам в правый. – Он еще раз сверился с маршрутом на карте, затем недоверчиво посмотрел на узкий тоннель и на широкие плечи брата. Вэйден был почти на голову выше старшего брата и намного шире в плечах. Бросив взгляд на худого и очень высокого Гранта, Рэйден пробормотал что-то себе под нос и сложил карту.

– Сидите здесь, – буркнул он и отвернулся. – Оба. Я посмотрю, что там, и вернусь.

Грэй хотел было возразить, но тут ощутил на себе чей-то пристальный изучающий взгляд и осторожно посмотрел наверх. Из стены на него смотрело странное произведение искусства, созданное художником с чуждым людскому извращенным сознанием. Исполинская статуя, наполовину вмурованная в стену, была уродливой и завораживающей одновременно. Странное, неизвестное молодому человеку существо больше всего походило на чудовищную помесь человека и огромного варана. Голову статуи украшали огромные, лихо закрученные рога. Тупая короткая чешуйчатая пасть была широко распахнута. Длинные, мускулистые, похожие на человеческие руки лапы заканчивались толстыми пальцами, соединенными тонкими перепонками. Вытянув вперед правую лапу, словно пытаясь дотянуться до кого-то, существо замерло в безмолвном крике с запрокинутой головой. Чудище было облачено в мощный нагрудный доспех с искусно вырезанными пластинами и короткую широкую юбку. Казалось, что неведомая сила вмуровала его в стену при попытке покинуть свое каменное пристанище. Или, наоборот, при попытке пройти сквозь стену в одну из многочисленных пещер этого удивительного подземного лабиринта.

– Какой красавчик, – пробормотал Грант, отступая.

– Интересно, кому пришло в голову вырезать здесь эту статую? – Рэйден с трудом оторвал взгляд от странной скульптуры и указал на карту. – Если верить рисунку, этот лаз заканчивается заветным крестиком. Пора выяснить, правда ли это.

– Возьми оружие. – Порывшись в сумке, Вэйден достал оттуда небольшой нож и протянул его брату.

– Вряд ли эта зубочистка спасет меня в этом тесном лазе. – Покрутив нож в руках, Рэйден вернул его брату и достал из кармашка своей сумки маленький плетеный мешочек. – Это наш светлячок на обратную дорогу. Он последний. Если что – зажжете его. Этот я забираю с собой. – Он кивнул на подрагивающий у плеча светящийся шарик и протянул мешочек Вэйдену. – Будем надеяться, что фонарик не погаснет в самый неподходящий момент… Например, когда я столкнусь с таким вот чудом природы. – Роу кивком указал на странную статую.

Вэйден, впервые обративший внимание на неведомое чудовище, вздрогнул и тихо выругался.

– Не скучайте тут без меня. Лаз короткий, я ненадолго. – Плотнее заправив штаны в сапоги, Рэйден глубоко вздохнул и не торопясь пошел к тоннелю. – Если будет страшно – громко кричите, – вместо прощания хохотнул он. – Я вернусь и разгоню всех чудовищ.

Весело подмигнув своим попутчикам, кладоискатель ужом вполз в узкий лаз.

– Да ну тебя! – обиженно буркнул Вэйден.

В ответ он услышал лишь издевательский смех брата.

Очень скоро, устав от долгого ожидания и зверски замерзнув, Грант решил пройтись по подводному залу в надежде хоть немного согреться. Ощущение, что странный исполинский идол мрачно следит за всеми его передвижениями своими каменными глазами навыкате, не покидало молодого человека ни на мгновение. От нечего делать он залез по небольшим выступам на статую. Приглядевшись, Грэй заметил небольшую выемку на груди страшного гиганта. Она то исчезала, то вновь появлялась, сбивая парня с толку. Нахмурившись, он достал подаренный Сефренией кулон и вложил его в углубление. Маленькая птичка легла в выемку как влитая. Пожав плечами, кладоискатель приложил руку к голове чудища и чуть не закричал от неожиданности. Морда рогатого монстра была теплой. Быстро отдернув руку, Грант попытался вытащить медальон из углубления. Тщетно. Цепочка, словно живая, втянулась в статую и, блеснув на прощание, исчезла вместе с медальоном.

– А, демон! – сквозь зубы прошипел Грэй. – Это еще что за фокусы? – Спрыгнув, он повернулся к нервно расхаживающему по пещере Вэйдену. – Я пойду проверю наше средство погружения. – Привыкшие к полумраку глаза легко различали сгорбившуюся фигуру светловолосого крепыша, по контуру светящуюся слабым светом гаснущего светлячка. – А то мне уже начало мерещиться демон знает что.

– Нет, – покачал головой младший Роу. – Делаем так, как сказал Рэйд. Сидим и ждем здесь.

Грант в ответ недовольно нахмурился и отошел в глубь пещеры, подальше от странного монстра и раздраженного кладоискателя.

А Вэйден упрямо продолжал ждать. Его медленно, но навязчиво охватывало чувство беспокойства. Вездесущий холод пробирал до костей, не давая ни на чем сосредоточиться и отвлечься от тяжелых мыслей. Он подошел к тоннелю и посмотрел внутрь, стараясь разглядеть отблески светлячка брата. Ничего. Подождав еще немного, он снова заглянул в лаз и тихо позвал:

– Рэйден!

Ответа не последовало. Вэйден вздрогнул и, пытаясь побороть подступающую панику, позвал громче. И снова ответом ему была тишина.

– Сиди здесь, я пойду посмотрю, как там Рэйд, – не оборачиваясь, бросил он скучающему Гранту и, не обращая внимания на трещавшую по швам рубаху, протиснулся в тоннель.

– Рэйден! Ты чего?! – Голос парня сорвался. Вэйден замолчал, глотая подступивший к горлу комок. – Хватит, слышишь?! Это не смешно! Рэйден!

Обдирая кожу с локтей и ладоней, он упрямо полз вперед. Тоннель довольно скоро закончился, и младший Роу выбрался в небольшую пещерку, сразу озарившуюся подоспевшим за своим хозяином светлячком.

В пещере было тесно и очень тихо. Его брат сидел на полу напротив входа со странным отсутствующим выражением лица. Склонившись над небольшим сундучком с откинутой крышкой, он мерно покачивался из стороны в сторону и улыбался.

В ларце, тускло переливаясь в неярком свете гномьего фонарика, лежала россыпь драгоценных камней, длинные жемчужные нити переплетались с тонкими золотыми цепочками, а изысканной работы диадемы прекрасно украсили бы головку даже самой привередливой эльфийской принцессы. Этого богатства им с братом должно хватить не на одну безбедную жизнь.

Рэйден не замечал манящих сокровищ у своих ног. Он с интересом изучал необычную игральную карту. Словно завороженный, старший Роу не мог оторвать взгляда от странной, казавшейся живой картинки.

– Что это? – поинтересовался Вэйден, нависнув над Рэйденом.

– Думаю, это объект охоты нашего нового друга, – задумчиво проговорил его брат, поворачивая Карту перед глазами.

Та, словно хрусталь на солнце, переливалась всеми цветами радуги. В ее центре на кроваво-красном фоне красовался горящий алым пламенем меч. Словно живой, он легко колыхался и нервно подрагивал от порывов невидимого ветра. Или это свет гаснувшего светлячка сыграл с братьями злую шутку, оживляя искусно нарисованную картинку?

– Красивая, правда?

– Я звал тебя, – обиженно засопел Вэйден. – А ты…

– Я принял решение, – сказал его брат, рывком поднимаясь на ноги. – Мы оставим этот артефакт себе.

– Почему ты решил, что это обязательно артефакт? – Вэйден попытался взять Карту, но брат раздраженно отдернул руку. – Может, это просто обычная картинка… Ну, или не совсем обычная…

– Я чувствую подобные вещи, Вэйд, – отозвался Рэйден. – Верь мне.

– А как же Грант? Что мы скажем ему?

– Ничего. Отправим его на корм рыбам, – равнодушно ответил старший Роу и, переборов себя, все же протянул Карту брату. – Или проявим благородство и просто оставим здесь.

– Но мы же не умеем управлять этим демоническим гномьим агрегатом! – воскликнул Вэйден, снова протягивая к Карте руку. – Как мы поднимемся наверх?

– Справимся, – уверенно ответил Рэйден и после секундного размышления поднял сундучок. – Мы ведь и не из таких передряг выбирались, правда?

В пещере становилось все теплее и теплее. Вэйден невольно потер глаза и замотал головой, пытаясь избавиться от навязчивого тихого шепота в ушах. Вот только недавно парень стучал зубами от холода и ежился от всепроникающей сырости. А теперь от пола и потолка уже не тянет промозглостью и плесенью. Вокруг разлился мягкий теплый свет. Его веки понемногу начали наливаться тяжестью. Ход мыслей стал вялым, и все чаще и чаще взгляд кладоискателя возвращался к манящей и переливающейся странными густыми красками Карте. Она росла, занимая собой все пространство крошечной пещерки. Где-то вдалеке зазвучала тихая музыка…

От неожиданного подзатыльника младший Роу взвыл дурным голосом и резко обернулся.

– Эй! Чего ты!

– Не спи – замерзнешь! – Рэйден уже стоял у выхода из пещеры. Все содержимое небольшого сундучка было аккуратно уложено в заплечный мешок.

– Давай оставим эту Карту здесь! – снова спасовал Вэйден и испуганно отшатнулся, поймав на себе холодный и жесткий взгляд брата. Серебристые и золотые искры причудливо отразились в его глазах и погасли, спрятавшись где-то внутри.

– Нет. И я тебе больше скажу. – Рэйден хищно улыбнулся. Забрав у брата Карту, он убрал ее в карман. Одернув куртку, старший Роу закинул в тоннель походный мешок. – Эта картинка изменит всю нашу жизнь! Я чувствую это!

– Не зря же мы сюда лезли по такой-то холодрыге, – попытался успокоить себя Вэйден, сбрасывая с плеч оцепенение.

– Знаешь, мне кажется, это начало чего-то грандиозного. – Рэйден тихо рассмеялся. – Что изменит не только наши жизни, но и жизни всех жителей Тэдж-Эверенса!

– Этого я и опасаюсь, – пробормотал младший Роу и полез в тоннель вслед за братом.


Грант с облегчением вздохнул, увидев наконец свет в непроглядной тьме узкого лаза. В зал выбрались старший, а следом за ним и младший из братьев Роу.

– Ну что? – нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу, спросил он, с интересом глядя на тяжелый мешок у ног Рэйдена.

– Ситуация немного изменилась, – хмуро глядя на подельника, проговорил тот. Порывшись в мешке, он извлек оттуда несколько драгоценных камней и, секунду помедлив, протянул их юноше. – Держи и не благодари меня за щедрость. – Он криво усмехнулся. – Ты остаешься здесь.

Грэй невольно отшатнулся, и бесценные сокровища с глухим стуком посыпались на пол пещеры.

– А как же договор? – сделал он попытку переубедить своего подельника.

– Договор расторгнут, – отрезал старший Роу, отгоняя подлетевшего к самому лицу светлячка. – Новый договор такой. – Он поднял камни, подошел к Гранту и невозмутимо положил драгоценности в карман ошарашенного подельника. – Мы уходим, а ты остаешься здесь. Выберешься – молодец. Нет – без обид. Либо…

– Либо? – внутренне холодея, переспросил Грант. – Неужели у меня есть выбор? – попытался огрызнуться он.

– Либо я прямо сейчас сверну тебе шею.

– Я попробую выбраться! – ответил молодой человек, с изумлением глядя за спины братьев.

Из лаза выполз черный вязкий, словно смола, туман и уже начал осторожно облизывать сапоги Вэйдена.

– Разумный выбор, – кивнул Рэйден и повернулся к младшему брату. – Уходим, быст…

Он резко отшатнулся, не договорив. Определившись с жертвой, туман, словно живой, метнулся к Рэйдену, ловко уцепил его за ноги и попытался рывком втащить свою добычу обратно в лаз. Вэйден громко закричал и бросился к брату. Схватив его за руки, он уперся ногами в стены тоннеля. Раздосадованный внезапной заминкой, туман громко зашипел и с неожиданной силой потянул свою жертву на себя.

– Помоги мне! – прокричал младший Роу, краснея от натуги. – Да помоги же! Что встал?!

Грант не торопясь подошел к орущим от ужаса братьям и аккуратно извлек из внутреннего кармана уже по пояс затянутого в тоннель Рэйдена Карту-ключ.

– У нас же договор! – сделал Вэйден последнюю попытку докричаться до Грэя.

– Ты, видимо, забыл, что договор расторгнут, – напомнил он. – Счастливо оставаться.

И Грант ушел, так ни разу и не обернувшись.


Когда за спиной послышался утробный рев и пол закачался под ногами, Вэйден почувствовал, как от ужаса волосы на голове становятся дыбом. Он пытался заставить себя обернуться, но не смог. Стоило ему увидеть отражение оживающего монстра в расширившихся глазах брата, как он замер, не в силах пошевелиться.

– Не оборачивайся, – одними губами прошептал Рэйден, переводя взгляд на младшего брата. – И беги.

– Я…

– Беги!!! – закричал он, пытаясь вырваться из крепкой хватки Вэйдена. – Спасайся!

Стоило его воплю отзвучать в гулкой пещере подводного грота, как на братьев обрушилась гробовая тишина. Лишь стук двух перепуганных насмерть сердец нарушал ее. Кладоискатели замерли, стараясь даже не дышать. Рэйден больше не вырывался. Его лицо исказила чудовищная, совершенно сумасшедшая улыбка.

– Что там? – очень тихо спросил Вэйден, глядя на теряющее краски лицо брата.

– Не оборачивайся… Только не оборачивайся… – повторял Рэйден трясущимися губами.

Тут же последовал резкий рывок. Вэйден упрямо сжал зубы, так и не выпустив руки брата. Видимо устав от бесплодных попыток затащить старшего Роу в тоннель, туман выпустил свою упрямую жертву, и Рэйден рухнул по пол пещеры.

– Смотри на меня! – приказал он, как только его отлетевший назад брат попытался подняться на ноги.

Вэйден встал, стараясь не сводить с брата взгляда.

– Что мне делать, Рэйд? – проглотив застрявший в горле комок, спросил он, затылком ощущая чужое горячее дыхание.

Рэйден тоже поднялся и, волоча превратившуюся в кровавое месиво ногу, поковылял к ближайшему булыжнику. Сев, он постарался вытянуть ее и тихо захрипел.

Забытый всеми светлячок радостно облетел вокруг своего хозяина и завис под потолком пещеры. На пол прямо перед Вэйденом упала черная рваная тень, очертив контур существа, стоящего в тот самый момент за его спиной. Парень увидел огромную тупую морду с толстыми ветвящимися рогами, которая склонилась чуть влево словно бы в раздумье.

– Можно он уйдет? – глядя на неведомое существо за спиной брата, спросил Рэйден. – Отпусти мальчика… Зачем он тебе?

Монстр глухо и недовольно заворчал в ответ.

– Я не брошу тебя здесь, – проговорил младший Роу, и голос его предательски дрогнул. – Не брошу…

– Конечно, не бросишь. – Примирительно подняв руку, его старший брат попытался улыбнуться, но смог только нервно дернуть ртом. – Ты просто пойдешь и позовешь на помощь. А пока ты не вернешься, я составлю компанию нашему рогатому приятелю, чтобы ему тут не было скучно одному. Он похож на простого призрака и может быть не опасен. Договорились, Вэйд?

– Призраки не отбрасывают тень…

– Договорились?! – с нажимом повторил кладоискатель.

– Я не брошу тебя здесь, – упрямо повторил Вэйден, чувствуя, как по щекам потекли слезы. – Слышишь! – со злостью прокричал он и попытался посмотреть назад.

– На меня! – гаркнул Рэйден так, что его брат невольно дернулся. – На меня смотри! Ни в коем случае не оборачивайся!

– Почему? – тихо спросил младший Роу.

– Его голос звучит у меня в голове. Я уверен, что тебе ни в коем случае нельзя это делать. – Рэйден обреченно посмотрел на лужу крови, образовавшуюся под раненой ногой. – Я слышал, что дрэйлины обладают гипнозом. А этот ящер определенно из их братии. Может, он так разговаривает со мной… Я нужен ему.

– Но…

– Никаких «но», – немного сбавив тон, сказал старший Роу. – Иди и приведи помощь, – приказал он. – Медленно отступай назад и держись правее. А главное, смотри. Куда?

– На тебя, – покорно повторил Вэйден, делая неуверенный шаг назад.

За спиной едва ощутимо подул ветер, и тень монстра отступила на шаг назад и левее.

– Вот и молодец, – подбодрил его Рэйден, вымученно улыбаясь. – Так и иди…

– Я что-нибудь придумаю, – заверил его Вэйден, шаг за шагом приближаясь к выходу из пещеры. – Обязательно… Вот увидишь!

– Конечно, придумаешь. Я в тебе ни секунды не сомневаюсь. Выберись наверх, – дал ему указание Рэйден. – Расскажи капитану Стивенсу, что произошло, и отдай все это. – Он бросил быстрый взгляд на монстра и осторожно перекинул брату свой заплечный мешок. – Это плата за помощь. Может, ему удастся вытащить меня отсюда.

– Думаешь, он сможет помочь? – на лету поймав сумку, с надеждой в голосе спросил младший Роу. – Успеет?

– Если бы этот… – Рэйден запнулся и бросил короткий взгляд на монстра, – сударь, – пожав плечами, проговорил он, – хотел меня убить или сожрать, то давно бы это сделал. Ведь правда? – спросил кладоискатель у неразговорчивого гиганта.

Тень неохотно кивнула.

– Вот и славно, – старший Роу облокотился на стену и прикрыл глаза. – Значит, я ему зачем-то нужен и он ждет… Вот мы и подождем вместе. – Стараясь не делать резких движений, раненый кладоискатель оторвал рукав от своей куртки. Соорудив из него некое подобие повязки, он с силой перетянул ногу чуть выше колена, надеясь таким образом остановить кровь. – Главное, не оборачивайся. Этот тоннель наверняка приведет тебя наверх, к лазу в гроте. Я надеюсь на это… Вот карта. – Он протянул брату злополучный свиток. – И не вздумай возвращаться в одиночку!

Развернувшись так, чтобы не встретиться взглядом с рогатым монстром, Вэйден выбрался из пещеры и понесся к тоннелю, ведущему в грот, в котором они оставили батисферу. Стоило ему пробежать немного вперед, как за его спиной раздался резкий вскрик и рокочущий рев.

Глотая слезы, Вэйден заспешил вперед, утешая себя хрупкой надеждой, что Рэйден каким-то чудом остался жив и помощь окажется своевременной.

Вывалившись из очередного узкого лаза, он оказался в огромной пещере. Едва поспевавший за своим хозяином светлячок неожиданно вильнул в сторону и резко налетел на замешкавшегося кладоискателя. Вэйден махнул рукой, отгоняя испуганный фонарик, и плашмя рухнул на землю, споткнувшись о неожиданное препятствие. Громко выругавшись, младший Роу поднялся на ноги и, сжав кулаки, развернулся к преграде.

Преградивший ему дорогу валун неожиданно шевельнулся, громко всхлипнул и начал расти. Он словно плыл в странном подземном тумане, меняя очертания и форму. Послышался тихий шелест. Вэйден замер, боясь пошевелиться.

При ближайшем рассмотрении камень оказался ворохом грязных серых тряпок, словно жгуты переплетающихся друг с другом. Тряпье снова пошевелилось и горестно вздохнуло. Молодой человек медленно присел и зашарил руками по земле, не сводя глаз со странного существа. Нащупав небольшой острый камень, он тихо выдохнул, почувствовав себя намного увереннее.

– Ты-ы-ы… это… – Он угрожающе помахал валуном. – Я… это.

– Хмм, – задумчиво протянуло тряпье глубоким низким голосом. – Это многое объясняет.

– Правда? – ошарашенно переспросил младший Роу, отступив на шаг.

– Да-да, определенно.

Тряпье по-собачьи встряхнулось и ехидно поинтересовалось:

– И куда это ты собрался?

– Наверх, – ответил Вэйден, крепче сжимая камень. – Я должен выбраться наверх и позвать на помощь!

– Не надо спешить, человек, – хрипло рассмеялось тряпье. – Ведь ты торопился попасть сюда – и видишь, что из этого вышло?

Перед ним стояла высокая, худая и очень старая женщина. Кожа серым пергаментом обтягивала ее странный, вытянутый к макушке череп и становилась практически прозрачной на острых, выпирающих сквозь кожу скулах. Остроконечные уши были оттянуты вниз множеством тяжелых колец-сережек. Миндалевидные глаза внимательно изучали кладоискателя.

Морщинистое лицо незнакомки дернулось в усмешке, обнажились огромные кривые клыки. Вэйден неожиданно для себя разглядел в лице странной оборванки яркие эльфийские черты. Незнакомка тряхнула длинными, не знавшими ни расчески, ни мытья волосами и тихо поинтересовалась:

– Ты здесь один?

– Один, – ответил Вэйден и, сжав зубы, добавил: – Мой брат! Думаю… Я думаю, что он погиб. Но еще есть надежда… И нужна помощь. – Он сбился и замолчал.

– Надежда – это, конечно, хорошо, – растягивая слова, проговорила странная эльфийка. – Но не стоит на нее так уж сильно уповать, она крайне взбалмошная барышня, – придавая словам какой-то особенный, понятный только ей смысл, закончила она. – И что вы тут забыли: ты и твой попавший в беду брат?

– Для начала объясни мне, кто ты и что здесь делаешь? – собрав всю свою храбрость, спросил Вэйден.

– Я? – Незнакомка задумалась, собрав морщинистые складки на лбу. – Понимаешь, юноша, так получилось, что я здесь живу уже очень-очень давно. Нас здесь много таких. – Она гортанно кашлянула и засмеялась. – Подземных жителей…

– Ты. – Вэйден снова перевел взгляд на старуху. – Ведь ты эльф?

– А ты сообразительный малый! – снова рассмеялась старая женщина. – Но позволь узнать, что заставило тебя усомниться в столь очевидном факте?

– Очевидном? – вырвалось у младшего Роу, но он вовремя прикусил язык, встретив опасный изучающий взгляд своей невольной собеседницы. – Эльфы, они же… – начал было он и, смутившись, быстро договорил: – Эльфы прекрасные и утонченные! А у тебя…

– А у меня? – улыбаясь все шире и шире, переспросила старуха.

– Клыки! – выдохнул Вэйден и благоразумно отступил назад.

– Хм… Действительно клыки, – вопреки его ожиданиям незнакомка не разорвала его на куски, а лишь потрогала свои огромные клыки грязным пальцем. – Скажи мне, человек, – задумчиво проговорила она, – ты что, никогда не видел горных эльфов?

– Горных эльфов? – ошарашенно моргнув, переспросил младший Роу. – Темных? – осторожно уточнил он. – Они же вымерли еще во время Семилетней войны.

– Горных эльфов, ты не ослышался. – Его собеседница склонила голову к плечу и поинтересовалась: – Кто тебе сказал, что они вымерли?

– А-а-а, – только и нашел что ответить младший Роу.

– Смелее, смелее, – подбодрила его темная эльфийка. – Что ты мычишь, как потерявшийся теленок, и раздражаешь старую Хару?

– Сказители так говорят. Легенды… сказки, – пробурчал парень и пожал плечами. – О вас уже несколько столетий ничего не слышно.

– А лесные эльфы? – поинтересовалась Хара. – Что они говорят?

– Лесные эльфы? – снова с недоумением переспросил Вэйден. – Светлые?

– Лесные эльфы, – с нажимом повторила Хара, брезгливо поморщившись. – Светлыми они себя нарекли сами. Лесные проходимцы такие же светлые, как и мы – темные, – вздохнула она. – Неженки и лицемеры. Так что? – вернулась эльфийка к их разговору. – Они тоже рассказывают, что их темные… – она глухо хихикнула, – родственнички сгинули с лица Тэдж-Эверенса?

– Они этого не опровергали, – ответил Вэйден, жалея, что судьба свела его с этой странной оборванкой.

– Так вот, позволь тебя разочаровать, – вздохнув с наигранной грустью, сказала темная эльфийка. – Все ваши сказители ошибаются.

– Все сказители не могут ошибаться! – возразил младший Роу.

– А вы, люди, как я погляжу, так же, как и раньше, толстолобы и упрямы, – покачала головой Хара. – Ничему-то вас жизнь не учит, – ворчливо добавила она.

– Я думал, что эльфы не стареют, – озадаченно проговорил Вэйден, исподлобья глядя на клыкастую старуху.

– Лесные не стареют. – В голосе Хары послышалась давняя обида. – Мы тоже когда-то не старели… Когда-то очень давно, когда мы были одним народом и у нас не было клыков…

– И чем ты тут питаешься? – Чтобы сменить тему разговора, Вэйден спросил первое, что пришло ему на ум.

И сразу пожалел о своем вопросе. Лицо эльфийки расплылось в хищной и довольной улыбке.

– Какая трогательная забота, – мягко проговорила оборванка, и в глазах ее отобразились отблески светлячка. – Но я не голодаю, спасибо.

– Я тороплюсь, – бросил парень, пытаясь обойти разговорчивую эльфийку. – А ты отнимаешь мое драгоценное время!

– Все мы куда-нибудь торопимся, бежим сломя голову, – пробормотала она и, оглядевшись, спросила: – Откуда ты идешь, человек?

– Из пещеры. – Вэйден начинал злиться. – Я должен позвать на помощь. – Он окинул дряхлую эльфийку оценивающим взглядом. – Кого-нибудь, кто может самостоятельно держаться на ногах. Или хотя бы выбраться отсюда…

– Из какой пещеры? – поинтересовалась Хара, слегка потряхивая головой.

– Вот из той. – Парень неопределенно махнул рукой себе за спину. – Там еще монстр в скале замурован.

– Судя по тому, с какими глазами ты на меня налетел, уже не замурован, а… Но, собственно, сейчас это неважно, – осеклась она и, заглянув за спину озадаченного кладоискателя, поинтересовалась: – И где же твоя пещера?

– Ты что, ослепла? – Младший Роу почувствовал растущее негодование от бессмысленных вопросов странной собеседницы, быстро сменившее страх. – Пещера. Там! – раздельно проговорил он и снова ткнул пальцем себе за спину. – Я только что оттуда вылез! – Чувствуя, как драгоценное время улетает, парень обошел старуху. Для наглядности ткнув пальцем в проход, он проговорил: – Во-о-от там… – И осекся.

Гномий фонарик, верным щенком следовавший за светловолосым кладоискателем, осветил стену.

– И что там? – Кряхтя и охая, эльфийка развернулась и посмотрела в указанном направлении.

Вэйден ошарашенно потер глаза, глядя на сплошную шершавую поверхность каменной стены.

– Где же? – Он словно надеялся, что пропавшая пещера одумается и вернется на свое законное место.

Ничего не происходило. Проход даже и не думал появляться вновь. Ни трещинки, ни выступа.

– Этого не может быть, – прошептал изумленный кладоискатель, водя ладонью по шероховатой поверхности камня. – Невозможно! Я же только что…

– И кто из нас теперь слепой? – уточнила Хара и ехидно хихикнула.

Вэйден не ответил, уткнувшись лбом в стену.

– Вот же! – Он встрепенулся, шаря по карманам. – Вот же карта!

Младший Роу извлек из кармана свернутый в рулончик пергамент. Тихо зашуршав, карта рассыпалась в прах.

– Мне нужно выбираться отсюда! – В панике прокричал он и ринулся к выходу, опасаясь, что тот тоже исчезнет. – Рэйдена уже не спасти! Если я тут останусь, то и сам погибну! Исчезну, как и эта пещера! Навсегда!

– Куда же ты? – услышал он спокойный голос за спиной. – Мы еще не договорили.

Вэйден мотнул головой и понял, что снова стоит на прежнем месте лицом к лицу с темной эльфийкой. Только та больше не улыбалась.

– Что ты хочешь от меня? – заорал кладоискатель в бессильной ярости.

– Вы же там что-то нашли со своим невезучим братцем, не правда ли? – спросила Хара, скаля уродливые клыки в жутковатом оскале. – Признавайся! – приказала она.

Выпрямившись, старуха сразу же стала почти на голову выше ошарашенного парня.

– Там были сокровища! – заверещал Вэйден, отступая к стене. – Вот, возьми их! – Он бросил к ногам эльфийки мешок Рэйдена. – Только отпусти меня!

– Лишь сокровища? – уточнила Хара, брезгливо отшвырнув сумку ногой.

– Да!

– Ты врешь мне под страхом смерти? – ухмыльнулась темная эльфийка, прожигая парня пронзительным взглядом. – Это так не похоже на трусливую людскую натуру! Даже интересно стало, что за кровь течет в твоих жилах? – Она хищно облизнулась. – Как ты думаешь, зачем Карту спрятали столь тщательно и так долго хранили ее местоположение в секрете? – поинтересовалась она, легонько стукнув своего собеседника спиной о стену пещеры.

– Я не понимаю, о какой Карте ты говоришь, – выдохнул младший Роу, с ужасом наблюдая, как фигура старухи меняется все сильнее и сильнее.

– Где Ключ? – снова спросила подземная жительница. – Ведь вы смогли зайти в тайник Сефрении… Как вам это удалось?! Она ведь сама замуровала вход в пещеру! Вы забрали его? Ключ? Отвечай! Я так долго ждала этого!

Ее закутанное в тряпье тело начало расплываться, словно та магическая сила, которая удерживала все части ее тела вместе, неумолимо слабела с каждой секундой.

Вэйден помотал головой, отгоняя ужасный морок, и выдохнул:

– У меня ее нет.

Хара едва заметно повела головой, и кладоискатель взлетел к своду пещеры, перевернувшись вверх ногами. Невидимая рука трясла его так, словно хотела вырвать из несчастного парня всю душу.

– У тебя ее действительно нет, – изучив вывалившееся на пол содержимое карманов молодого человека, согласилась темная эльфийка. – Я тебя последний раз спрашиваю! Где Карта?!

– Она у моего брата, – соврал Вэйден, чувствуя, что начинает терять сознание.

– Ты опять меня обманываешь. – Старуха внимательно посмотрела на стену, где несколько минут назад зиял проход в пещеру, и снова улыбнулась. От этой улыбки младшего Роу бросило в жар. – Врунишка!

– У Гранта! – заорал он, чувствуя, как слова застревают где-то на полпути к горлу. – Она у Гранта! – Он давился своим хрипом, слыша, как в ушах шумит кровь.

Сила, удерживающая Вэйдена под потолком, неожиданно исчезла, и парень кулем рухнул на землю.

– Нужно забрать у него Карту-ключ. – Потеряв всякий интерес к своему собеседнику, старуха задумчиво почесала кончик узкого длинного носа. – Вы даже не подозреваете, что за сокровище попало вам в руки. – Она покачала головой.

– А то чудовище? – поднимаясь на ноги, спросил младший Роу.

– Вы разбудили старого и очень вспыльчивого крокодила, глупые мальчишки! – помолчав, ответила эльфийка и по-старчески зябко поежилась.

Ее бешенство растаяло без следа, уступив усталости.

– И что же нам теперь делать?

– Остается только надеяться, что последнее тысячелетие Адрену снились только хорошие сны…

Вэйден бросил испуганный взгляд на Хару. Она увлеченно изучала испещрившие пещеру трещины. Подхватив мешок, он со всех ног бросился вперед к спасительному подводному аппарату. Старуха даже не обернулась.


– Что-то заметил, мастер гном?

К сидевшему на корабельной бочке Нарви неторопливо подошел капитан Стивенс. Придирчиво изучив надраенную юнгой палубу, он удовлетворительно хмыкнул и по привычке посмотрел за борт.

– Небо хмурится, – ответил Тог, не торопясь раскуривая трубку.

– Если не отплыть до утра, то, клянусь тысячью вздернутых на виселице пиратов, мы попадем в штиль. – Капитан поднял голову и шумно втянул носом воздух.

– Штиль – это не шторм, – глубокомысленно изрек Нарви и пожал плечами. – Переждем и поплывем дальше.

– Не выйдет из тебя моряка, мастер Тог, – пробормотал Стивенс и грустно покачал головой. – Штиль – это не шторм! Ишь ты…

Прошло четыре часа с того момента, как матросы помогли братьям Роу спуститься в гномью подводную сферу. На смену холодному дню пришел тихий морозный вечер. Недвижимая морская гладь гибким стеклом застыла под килем «Волнореза», и лишь изредка из морской глубины выныривала любопытная глазастая рыбешка. Окинув окрестности быстрым взглядом, она скрывалась под водой, опасаясь стать пищей для проплывающих мимо хищных собратьев. Ночь вальяжно готовилась залить всю округу густой чернотой, но робкие лучи света все еще пробивались сквозь вечернюю пелену.

– Смотрите. – Гном прищурился и указал на едва различимую точку на горизонте между багровым небом и блестящим водяным покрывалом. – Что это там? Корабль?

Нахмурившись, Стивенс достал складную гномью подзорную трубу и посмотрел в указанном Нарви направлении.

– Ох и зоркий же у тебя глаз! – восторженно присвистнул капитан. – Это пиратский бриг!

– Откуда такая уверенность? – Нарви прищурился, вглядываясь в несущийся на всех парусах корабль. Кренясь направо, он приближался к «Волнорезу» с такой скоростью, будто в его паруса дули сотни демонов Аора. – Прямо летит над волнами! – восхитился гном. – Чародей на нем, что ли? Я не вижу флага… – Он запнулся.

Словно в ответ на слова Тога на корабле был поднят флаг: ощерившийся в жутковатом оскале тролличий череп с пересекающимися под ним абордажными саблями.

Стивенс внимательно посмотрел на гнома.

– А вот и флаг, – пробормотал в ответ Нарви.

– Свистать всех наверх! – гаркнул Стивенс так, что Тог от неожиданности подпрыгнул на бочке. – Готовьте пушки! Спуститесь в мою каюту, мастер! – бросил он гному через плечо и поспешил к рулевому колесу.

Тем временем пиратский бриг остановился в прямой видимости команды «Волнореза», как раз над тем местом, куда была спущена гномья батисфера. Он развернулся и замер, не предпринимая никаких действий.

– Почему они не нападают? – пробормотал Нарви, настороженно наблюдая за кораблем. – Капитан! Что там происходит?

– Они чего-то ждут, – не оборачиваясь, пробормотал Стивенс. – Или кого-то. – Он резким движением сложил подзорную трубу. – Играем на опережение! – Он строго посмотрел на замерших у борта наводчиков. – Готовьте пушки!

Услышав команды капитана, матросы тут же разбежались по «Волнорезу». Нарви даже показалось, что он услышал, как открываются пушечные люки.

– Что происходит? – К гному подошел Родрик и, посмотрев в указанном Нарви направлении, восторженно прокричал: – Это же пиратский корабль! Настоящий!

– Все правильно, парень, – кивнул Тог, хмуро поглядывая на покачивающийся на волнах бриг. – Быть беде, помяни мое слово, – вздохнул он. – Святая секира! Что-то в последнее время на меня обрушилась целая череда опасных приключений. – Гном достал из внутреннего кармана кафтана плоский деревянный ларчик и открыл его. Внутри на зеленой бархатной подкладке лежала большая игральная карта с нарисованной в центре золотой шестеренкой. – А ведь все началось с того, что я должен был просто достать эту проклятую Карту из гномьего хранилища. Вроде бы ничего сложного… И вот как все обернулось, – проговорил Тог и, встретив вопросительный взгляд Родрика, вздохнул: – Истратив два из четырех выделенных мне Тоиром телепорт-кристаллов, я попал в глухое захолустье близ Ормельда. Пройдя пешком пару миль, я наткнулся на небольшую деревеньку, в которой оказался на удивление приличный постоялый двор…


Шаг в прошлое. Окрестности Ормельда.

Незадолго до описываемых событий

Все попытки Нарви найти мало-мальски опытного проводника и уговорить его указать путь к Проклятым каменоломням с треском проваливались, как только доброхоты слышали название конечного пункта назначения. Это была уже третья корчма, в которой Тог пытался найти помощника, и, судя по всему, опять безрезультатно. Телепорт-кристаллы подходили к концу. Совсем уже отчаявшись, гном заказал себе огромную кружку темного эля и, угрюмо поглядывая на отводящих взгляды местных жителей, сделал большой глоток. Как это ни удивительно, но приятно горчивший напиток с честью справился с поставленной перед ним задачей, и уже к исходу второй кружки настроение гнома заметно улучшилось.

– Вот скажи мне, чего они все так боятся? – поинтересовался он у троллины, сидевшей на соседнем табурете. – Это же быстрые деньги! Туда и обратно! Всего несколько дней работы – и приличный заработок у них в кармане!

На что получил лаконичный ответ:

– Отвяжись, коротышка.

Троллина даже не сочла нужным повернуть в сторону гнома свою косматую зеленую морду. Она просто бросила эту фразу куда-то на дно своего стакана, в котором буквально минуту назад плескались остатки самогона. Особой любви тролли к гномам никогда не испытывали, но и такой ненависти, как к эльфам, тоже не было. Этим и обуславливался довольно-таки беззлобный ответ хмурой великанши.

– Нет, я, конечно, понимаю, если бы такая реакция была во времена войны Старейшин! – проигнорировав грубоватый тон своей невольной слушательницы, продолжил Нарви. – Но сейчас чего они боятся? Рядом со штольнями относительно безопасно. – Он сделал еще один глоток и, счастливо вздохнув, тихо добавил: – Наверное…

– Ты плохо меня расслышал? – поинтересовалась троллина и наконец соизволила повернуться и взглянуть на своего соседа. – Тебе повторить?

– Я прекрасно тебя расслышал, косматое чудовище, – не остался в долгу Тог и широко улыбнулся. – Я Нарви, – представился он и поднял свою кружку в знак приветствия.

– Рык, – с неохотой представилась троллина и с силой приложила свой стакан к гномьей кружке.

Посуда глухо чокнулась, разливая по стойке остатки эля.

– Рык? Это же… – начал было гном, но, столкнувшись с убийственным взглядом троллины, быстро договорил: – Такое красивое имя!

Троллина кривовато ухмыльнулась и неторопливо кивнула.

– Ищешь проводника?

– Ищу. – Нарви вздохнул и угрюмо оглянулся. Прислушивающиеся к их разговору несостоявшиеся провожатые, как по команде, отвернулись и тихо зашушукались. – Но среди этих жалких трусов можно найти только проводника по местным кабакам.

– Это у гномов такой изощренный способ покончить жизнь самоубийством? Пробраться в старые шахты и сгинуть в пасти какой-нибудь жутко проголодавшейся твари… Горного червя, например? – невинно хлопнув длинными пушистыми ресницами, совершенно не вяжущимися с грубой уродливой мордой, поинтересовалась Рык. – Или как вы там предпочитаете прощаться с этой жизнью?

– В бою, – серьезно ответил гном, смело глядя троллине в глаза.

– Достойный ответ, – спокойно кивнула она.

Поразмыслив немного, Нарви все же уточнил:

– Ну, или в глубокой старости в своей кровати в окружении правнуков, жаждущих узнать, кого же из них ты сделал основным наследником своих несметных богатств, – мечтательно проговорил он.

– А у тебя они есть? – равнодушно уточнила троллина. – Несметные богатства?

– Нет, – с горечью сознался Тог. – Но я еще молод и у меня все впереди! – жизнерадостно закончил он.

– Знаешь туда дорогу? – задумчиво поинтересовалась Рык.

– Я был там однажды, – признался Нарви, смурнея на глазах. – Еще совсем ребенком… Меня водил туда дед. Давно это было.

– Я проведу тебя, – приняла решение наемница.

– И во сколько мне это обойдется? – борясь с разрывающим его чувством беспокойства от того, что ему придется отправиться в путь с разбойничьего вида троллиной, и с чувством облегчения от того, что не придется идти одному, осторожно поинтересовался гном.

– Зависит от того, чем все это закончится, – неопределенно ответила Рык, обнажив в жутковатой улыбке крепкие желтые клыки.

– Я, – Нарви поежился и одним глотком допил свой эль, – не совсем уловил суть…

– Все очень просто, гном, – с готовностью пояснила троллина. – Если по прибытии в Проклятые каменоломни ты все еще будешь жив, то плата будет… – Она нахмурилась и долго сосредоточенно считала на пальцах. – Четыре тарка.

– А если нет? – осторожно поинтересовался Тог.

– А если ты погибнешь, – его собеседница выдержала театральную паузу, – то я заберу все твое добро. Уж не обессудь, коротышка.

– Согласись, – Нарви нервно сглотнул и украдкой смахнул выступивший на лбу пот, – четыре тарка – это очень хорошая плата за то, чтобы доставить меня живым и невредимым…

– Ты так считаешь? – Троллина рассмеялась и с силой хлопнула Тога по плечу. – Не бойся, кодекс не позволяет мне просто так убивать направо и налево.

– Правда? – обрадовался Нарви и облегченно вздохнул.

– Правда, – кивнула Рык. – Кодекс наемников – суровая штука.

Все же любопытство взяло верх и гном, не удержавшись, спросил:

– Ты на задании?

– Да.

– А на каком? – Тог загоревшимися неподдельным интересом глазами посмотрел на великаншу.

– Кодекс запрещает нам делиться информацией о задании. Если я расскажу о цели своего заказа, мне придется убить тебя на месте, – спокойно ответила троллина и внимательно посмотрела на Нарви. – Это входит в твои планы?

– Смерть вообще не входит в мои планы где-то на ближайшую сотню лет, – Тог озадаченно поскреб в затылке.

– Надеюсь, на этом с глупыми расспросами покончено?

– Что ж… – Гном досадливо поморщился. – Раз у вас там такие тайны…

– Прекрасно. – Наемница встала и подхватила прислоненный к стойке щит.

Поправив перевязь с ножнами, она вопросительно посмотрела на гнома.

– Что, уже? – ошарашенно воскликнул тот, с сожалением глядя, как корчмарь ставит перед ним тарелку с исходящим паром горячим ужином. – Можно я хоть поем?

– Времени нет, коротышка, – покачала головой троллина. – Либо мы выезжаем сейчас, либо… – Она многозначительно замолчала.

– Либо? – разозлился Нарви, резким движением придвигая к себе тарелку.

– Либо твои не слишком удачные поиски проводника начинаются заново, – пожала плечами Рык. – Видишь ли, я тороплюсь…

– Но… – не сдавался гном.

– Эй, уважаемый! – Наемница постучала пустым стаканом по стойке, привлекая внимание корчмаря.

Тот медленно обернулся, смерил наемницу хмурым взглядом и, лениво переваливаясь, подошел к ней.

– Что-то стряслось, гра?

Услышав принятое только у троллей уважительное обращение, Рык благодарно кивнула и указала на оперативно наворачивающего ужин гнома.

– Заверните остатки обеда этому малышу с собой и рассчитайте нас, – попросила она и хищно улыбнулась. – Платит кавалер.

Рык сделала неопределенный жест когтистой лапой в сторону Тога и направилась к выходу.

Ошарашенный столь нахальной выходкой своей новой попутчицы, гном возмущенно замер с поднятой ложкой.

– Я вычту это из твоего жалованья! – прокричал он в спину хохочущей троллине и, стушевавшись под насмешливым взглядом хозяина корчмы, грустно вздохнул и полез за кошельком.

Когда Нарви вышел на улицу, Рык уже ждала его, удобно устроившись на высоком крыльце. Меланхолично пожевывая тролличий табак, она лениво сплевывала на улицу. Кроме двух мечей в ножнах наемница была вооружена целой коллекцией разномастных кастетов, жутковатым ожерельем свисающих с шеи на ее мощную, затянутую в меховой жилет грудь. Рядом лежал круглый щит. Из скарба у троллины оказалась лишь небольшая котомка на лямках, перекинутая за спину и хитро притороченная между перекрещенными ножнами. Гном с сомнением покосился на свой багаж и вопросительно посмотрел на наемницу.

– Нет, – решительно сказала она, беглым взглядом осматривая пять под завязку набитых объемных сумок.

– Но пойми…

– Нет! – На этот раз в голосе троллины зазвенел металл. – Вот тебе мешок. – Она порылась в своей котомке и извлекала из нее аккуратно сложенный полотняный мешочек. – Положи туда лишь предметы первой необходимости, без которых ты не сможешь обойтись в ближайшие дни. А остальное… – Она снова покосилась на гномий скарб. – Избавься от всего.

– Но здесь все – предметы первой необходимости! – взмолился Нарви, загораживая свои сумки от пронзительного взгляды своей провожатой. – Я без всего этого не смогу обойтись! Вот, смотри. – Он бросился к одной из сумок и извлек из нее удивительный агрегат: странный пузырь с торчащими из него длинными тонкими трубками. – Куда я без нее? – Гном набрал в легкие побольше воздуха и с силой дунул в обвисший пузырь волынки. Та издала пронзительный душераздирающий вой, который не прекращался, пока воздух окончательно не сдулся.

– О боги! – Рык всю передернуло, отчего она чуть было не свалилась с крыльца. – Что это было?!

– Это музыкальный инструмент, – гордо заявил гном. – Волынка… Музыка… Понимаешь, дикарка?! Искусство!

– Дай сюда. – Спрыгнув на землю, наемница отобрала у Тога агрегат и закинула его в ближайшие кусты. – Никогда так больше не делай! Уяснил?

– Вы раса диких, озлобленных на весь мир варваров! – вынес свой вердикт Нарви, исподлобья глядя на троллину.

– Я не буду повторять дважды! – отрезала Рык, к которой уже вернулась былая невозмутимость. – Вещи в мешок – и за мной. – Поправив свою котомку, она подхватила щит и широким шагом направилась по дороге вперед.

– Мы что, пойдем пешком?! – догнал ее возмущенный возглас Нарви, распугавший всех дворовых ворон.

– Грр, – только и смогла прорычать в ответ троллина, уже пожалев о своем решении подзаработать на рыжем коротышке. – Послушай, мой коротконогий друг, – проговорила она, чеканя каждое слово. – Если ты не заметил, мы в дикой глуши! Это даже не Ормельд, а графство маленького захудалого герцогства. Я, конечно, понимаю, что ты столичный житель и привык к комфорту! Но, к сожалению, это не Мертоль с его воздушными шарами, бороздящими небеса, и невиданными аэростатами, перевозящими зажиточных сударей за считаные часы из города в город. Мы в захолустье, гном! – рявкнула наемница и, круто развернувшись, зашагала вперед.

– Ох уж мне эти тролли, – глубокомысленно изрек Нарви, все же стараясь говорить так, чтобы Рык его не услышала. – Совсем одичали.

– Я все слышу! – бросила троллина через плечо.

Нарви нагнал ее спустя четверть часа, красный и до невозможности довольный. Как и приказала Рык, он был налегке. Лишь за спиной болтался плотно заполненный мешок.

– Что ты сделал с вещами? – поинтересовалась наемница, с одобрением глядя на насвистывающего простенький мотивчик попутчика.

– Продал, конечно, – ответил Тог, удивленно посмотрев на наемницу.

– Гномы, – сокрушенно покачала головой Рык, – вы и бороду свою продадите, если сделка посулит хорошую выгоду!

– Бороду? – Нарви на секунду задумался и даже сбился с шага. – Нет. – Он посмотрел на свою попутчицу с немым укором и с любовью погладил свою шикарную огненно-рыжую бороду. – Нет. Ее я не продам… Какой же я гном, если у меня нет бороды? – нравоучительно проговорил он.

– Действительно, – усмехнувшись, пробормотала троллина. – Как мне такое в голову могло прийти? Гном без бороды! Ха-ха!

Тог бросил на свою попутчицу хмурый взгляд и промолчал.

– Что ты забыл в этом проклятом месте, гном?

– Мне нужно забрать кое-что, – уклончиво ответил Нарви, исподтишка поглядывая на широкоплечую наемницу.

– И это «кое-что» нельзя было спрятать где-нибудь в менее опасном месте? – поинтересовалась троллина. – Ты вообще понимаешь, что выбраться из Проклятых каменоломен живым не так-то легко?

– Все намного проще. Мне нет нужды пробираться в обрушенные шахты, – ответил Нарви, почувствовав, как от упоминания Проклятых каменоломен ему вдруг стало не по себе. – То, что я ищу, находится практически у самого входа. Мне даже не придется спускаться глубоко под землю. В восточной части штолен есть небольшой подвесной мостик, построенный еще предками Железнобородов. Рядом – подъемное устройство. Оно опустит нас на нижний ярус. – Он гордо подбоченился. – Одно из первых механических изобретений моих предков. Завалы начинаются намного дальше, в западном ответвлении.

– Все равно ты сильно рискуешь, – пожала плечами троллина, перебираясь через преградившее дорогу дерево. – А насколько я знаю гномов, вы не любите рисковать.

Нарви, и без того с трудом поспевавший за огромными шагами своей попутчицы, гневно засопел.

– Вот мне и стало интересно, – продолжала свой допрос Рык. – Что же такого из ряда вон выходящего могло произойти, чтобы привыкшие к комфорту и хорошему питанию гномы решились на поход в такое забытое всеми богами захолустье?

– Произойдет, – очень тихо ответил Нарви.

Троллина остановилась, и успевший уже приноровиться к бешеной гонке Тог чуть было не впечатался в ее широкую спину. Рык развернулась и внимательно посмотрела на гнома.

– Твои родственники спрятали там что-то, что может предотвратить грядущую катастрофу?

Нарви невольно отступил под пронзительным взглядом троллины.

– Откуда ты знаешь о грозящем нам бедствии? – тихо спросил он. – Ваш шаман видел что-то? Плохое предзнаменование?

– Он видел черную тень на большом солнце, – ответила Рык и указала куда-то наверх. – В ту ночь каркали вороны и ухал филин. И ветер шевелил сосны, пугая лесных жителей…

Тог помимо своей воли тоже посмотрел в небо.

– Это очень плохо? – шепотом спросил гном, чувствуя, как сердце замирает от нехорошего предчувствия. – Ваш шаман предсказал беду?

– Наш шаман предсказал простое затмение, коротышка. – Выдержав долгую паузу, троллина рассмеялась. – Вы что, действительно до сих пор считаете, что мы скачем с бубнами вокруг костра и таким образом призываем дождь?

– Я об этом как-то не задумывался, – обиженно буркнул гном.

– Так в чем твоя миссия, не знающий страха Нарви? – стараясь сделать серьезную морду, поинтересовалась Рык.

– Моя миссия проста, – с достоинством задрав подбородок, проговорил Тог. – Я пытаюсь спасти мир!

– Ни много ни мало, – присвистнула троллина. – А сразу целый мир… Что же такое ужасное грозит Тэдж-Эверенсу, о великий рыжебородый воин? – поинтересовалась она.

– Я не могу тебе об этом рассказать, – уверенно проговорил Нарви.

– Что ж. – Рык равнодушно пожала плечами и как ни в чем не бывало продолжила свой путь. – Все равно ты рано или поздно проболтаешься.

Ближе к вечеру, в тот самый момент, когда солнце еще не клонилось к закату, но уже спряталось за верхушки деревьев, на путников обрушился дождь со снегом. Троллина подняла к небу косматую морду и указала гному на поваленное дерево. Устроив маленький привал, она достала большую флягу с широким горлышком. Осторожно закрепив ее между камнями, она терпеливо дождалась, пока фляжка наполнится до самых краев.

– Зачем ты собираешь дождевую воду? – поинтересовался Нарви, внимательно наблюдая за действиями наемницы. – Мы прошли мимо небольшого подледного родника, да и снег вокруг… Можно с легкостью пополнить запасы питьевой воды.

– Дождевая вода нам очень пригодится, – закручивая крышку, пояснила наемница. – Сельчане поговаривают, что местная вода стала непригодна к питью. Животные, живущие в этом лесу, подхватывают какую-то странную хворь и очень быстро подыхают.

– Думаешь, кто-то специально травит питьевую воду в округе? – Тог торопливо достал из своего мешка флягу и осторожно понюхал воду.

– Я не уверена, но предосторожность никогда не бывает лишней. – Бросив хмурый взгляд на своего попутчика, Рык забрала у него флягу. Взболтнув ее, она сделала большой глоток. – Отравляя воду, ты сразу же ставишь под удар себя и свою семью. Всегда есть опасность выпить отраву в кабаке или на постоялом дворе, даже в соседней деревне. Подземные ручьи частенько пересекаются и вливаются один в другой. Если бы я хотела отравить целую деревню – я бы заразила колодцы…

– У колодца можно легко попасться, – не согласился с ней гном, поднимаясь на ноги. – А местные жители очень скоры на расправу. За ноги – и головой вниз в отравленный тобой же колодец.

– Если ты чародей, то не так уж и сложно, – возразила троллина.

Нарви не ответил. Устало вздохнув, он спросил:

– Долго нам еще идти?

– Нет. – Наемница кивнула на небольшой пролесок вдали. – За теми деревьями расположен один из секретных входов в Проклятые каменоломни. Раньше он хорошо охранялся, а теперь, после того как шахты обрушились, в этом мире найдется мало желающих забраться под землю и пообщаться с тамошними обитателями. Кроме тебя, конечно, – тут же уточнила она.

– Тогда мы должны обойти его и зайти с севера, – сказал Тог, пытаясь вспомнить свой единственный поход в старые каменоломни. – Там и спустимся.

Обогнув небольшой ельник, путники вышли к неприметному невысокому холмику, в центре которого зияла огромная дыра. Внутри виднелась часть каменной стены.

– Вот он, последний оплот, сдерживающий в войну Старейшин натиск взбешенных неповиновением простых смертных богов, – прошептал Нарви, как только их взорам открылся один из второстепенных входов в Проклятые каменоломни. – Мои предки продержались здесь больше двух лет, не подпуская захватчиков к Ормельду. Осажденные Железнобороды совершали дерзкие вылазки и наносили точечные удары по врагу, даже несмотря на острую нехватку продовольствия, воды и лечебных трав.

– Что это за письмена? – Скрестив на груди волосатые лапищи, троллина смотрела на испещренную странными надписями каменную стену заброшенной шахты.

– Наверное, очередное предостережение, – ответил Тог, пристально вглядываясь в витиеватые иероглифы.

– Эти буквы не похожи ни на человеческое письмо, ни на эльфийскую вязь, ни на гномьи иероглифы, – задумчиво протянула наемница и посмотрела на своего попутчика. – Тебе знаком этот язык?

– Похоже на древнетэджэверенский, – ответил гном. – Язык Старейшин.

– Ну, вот и все, – вздохнув, проговорила троллина.

– Что значит «все»? – не понял Нарви и, резко обернувшись, снизу вверх посмотрел на хмурую попутчицу. – Ты не пойдешь дальше?!

– Наш контракт завершен, гном, – спокойно ответила наемница. – Я выполнила свою часть сделки, настала твоя очередь. Пора расплачиваться.

Обиженно нахмурившись, Тог отсчитал обещанную плату. Передав деньги Рык он, не прощаясь, потопал к входу.

– Эй, коротышка, – окликнула его троллина. Все так же, не поворачиваясь, Нарви остановился. – Остерегайся живых камней… И горных червей. Они слепые, но очень хорошо слышат.

Кивнув, гном продолжил свой путь.

Рык, склонив голову к плечу, посмотрела ему вслед и, подкинув на ладони блестящие тарки, отправилась в обратную дорогу.


Начинало темнеть, ухнул филин, и вечерний ветер задумчиво пошевелил верхушки деревьев. Троллина неторопливо шла вперед, не переставая сжимать в руке свое небольшое вознаграждение.

«Кодекс предписывает довести заказ до конца», – услужливо подсказал внутренний голос.

Наемница остановилась и задумчиво поскребла поросшую жесткой зеленой шерстью руку.

– Не пропадет, не маленький, – пробормотала троллина и неожиданно для себя решила сделать небольшой привал.

Усевшись прямо на дороге, она принялась за заточку и без того острого как бритва оружия.

«Кодекс предписывает подстраховывать напарников», – не сдавался внутренний голос.

– Напарника? – Рык криво усмехнулась. – Этот коротышка наверняка боевою секиру ни разу в жизни в руках не держал!

«Кодекс…»

– Так! Довольно! – Троллина громко и от всей души выругалась. – Кодекс! Кодекс! Глупое суеверие! – прорычала она. – Но все же лучше не рисковать, – решила наемница и, поправив ножны, повернула обратно.


Нарви, пребывая в меланхоличной задумчивости, сидел на огромном валуне у входа в зал Водопада Проклятых каменоломен и неторопливо курил.

– Привал закончен! – услышал он грубый приказ и обрадованно обернулся.

– Как я понимаю, даже тролли суеверны, – прокомментировал Тог возвращение своей попутчицы. – Кодекс?

Остановившись напротив нахально ухмыляющегося гнома, Рык хмуро кивнула на вход в пещеру:

– Хватит рассиживаться. Нужно вернуться до того, как окончательно стемнеет. Одному Адрену известно, какие твари вылезают на охоту в этих местах по ночам.

Нарви быстро выбил трубку и, спрятав ее в сумку, бросился вслед за троллиной.

Чтобы войти в каменоломни, троллине пришлось чуть ли не на карачках проползти под толстой деревянной балкой, подпирающей грозящий в любой момент обрушиться свод пещеры. Тог порылся в своем рюкзачке, извлек пару светлячков и с остервенением потряс их, заставляя светить. Он пригнул голову и без труда прошел в каменоломни, затем протянул Рык один из гномьих фонариков.

– Вот, возьми. – Светлячок сделал пару кругов вокруг новой хозяйки и покорно завис у ее плеча, освещая дорогу. – И не рычи на него. Они все понимают и могут обидеться.

– Я не вижу прохода вниз, в шахты. – Продолжая сидеть на корточках, троллина аккуратно отодвинула гномий фонарик подальше от лица. – Вход, ведущий в стену… Это такой тонкий гномий юмор?

– Сейчас ты должна… – Нарви смутился, встретив скептический взгляд своей попутчицы. – Да, – с нажимом повторил он, – сейчас ты должна мне кое-что пообещать.

– А именно?

– А именно, – повторил за Рык гном, – что все, что ты сейчас узнаешь, останется в этих стенах навсегда и не станет известно больше никому. Никогда.

– Обещаю, – отмахнулась троллина.

– Нет. – Тог упер руки в бока и серьезно посмотрел на Рык. – Обещай так, как тролли обещают троллям. Знаю я все ваши штучки.

Троллина тихо рыкнула и, смерив коротышку презрительным взглядом, закрыла глаза.

– Я, Рыкелла из рода бессмертных каменных троллей, клянусь. – Она приоткрыла один глаз. – Как тебя зовут, коротышка?

– Нарви Тог из клана Железнобородов, – гордо подбоченившись, ответил гном.

Рык саркастически хмыкнула и продолжала смотреть на начинающего злиться Нарви.

– Из клана скупых Железнобородов горрийских, – сморщившись, поправился Тог. – Но нас так уже давно никто не называет!

– Я, Рыкелла из рода бессмертных каменных троллей, – повторила троллина, снова закрывая глаза, – клянусь унести тайну, рассказанную мне Нарви Тогом из клана скупых Железнобородов горрийских, в могилу. Если я нарушу свое слово, – по лицу Рык скользнула тень, – то никогда больше не смогу выходить на солнце, так же, как не могли этого делать мои предки. И начну каменеть, стоит лишь одному солнечному лучу упасть на мою кожу. Доволен? – поинтересовалась она, повернувшись к гному.

– Эта клятва меня устраивает, – кивнул Нарви, внутренне содрогнувшись от ее страшных слов. – Поверь, это вынужденная мера. И… – Он скрипнул зубами, стараясь не смотреть своей попутчице в глаза. – Твоя клятва… Она жуткая.

– Так почему мы уперлись в стену, гном? – поинтересовалась Рык, меняя неприятную тему разговора.

– Это укрепление когда-то спасло наш мир от гибели, – проговорил Тог и, подойдя к каменной стене, аккуратно провел рукой по ее шершавой поверхности. – То, что находится за этой стеной, никогда не должно вырваться на поверхность в наш мир. Нам туда. – Он осторожно надавил на стену, сделал несколько шагов назад и наступил на едва заметный выступ. У ног гнома открылась длинная узкая расщелина. – Это путь к древнему гномьему хранилищу знаний. В зал Водопада.

– Значит, гномы все-таки сохранили свою библиотеку. – Троллина усмехнулась, наблюдая за манипуляциями своего попутчика. Вздохнув, она попробовала встать в полный рост. – Маленькие обманщики! Так вот откуда вы берете идеи для этих ваших механических штуковин!

– Клятва, Рык, – напомнил Нарви. – И не забывай добрую народную мудрость, – хмыкнул он в бороду. – От большого знания – большое горе.

– Хорошая мудрость, – кивнула троллина, с сомнением глядя на узкий лаз в полу. – Ты думаешь, я туда пролезу?

– Пролезешь. – Окинув мускулистую фигуру Рык задумчивым взглядом, Нарви вздохнул. – Узкий только вход. Проползем буквально три десятка локтей вперед и попадем в огромный зал, где сможет пройти даже конный рыцарь в доспехах. А вот в том, что пролезу я, – гном втянул живот, грустно вздохнул и поплотнее затянул поясной ремень, – есть большие сомнения.

– Пролезешь-пролезешь, – подбодрила его Рык. – Забирайся. Если что, я тебя протолкну.

– Не вздумай меня никуда проталкивать! – Отступив на шаг, гном вытянул вперед руки. – Ты же мне шею свернешь!

Нарви неторопливо снял свой утепленный кожаный колпак, тулуп, кафтанчик и жилетку. Поежившись от холода, он спрятал одежду в сумку, затем встал на колени и заглянул в зияющий разлом.

– Освети мне проход, приятель, – попросил он светлячка.

Тот радостно мигнул и по дуге нырнул внутрь разлома.

– Ты с ними разговариваешь? – удивленно поинтересовалась Рык.

– Конечно, разговариваю, – отозвался Тог, неотрывно глядя в темноту расщелины. – Светлячки – очень смышленые малые и, если с ними дружить, могут оказаться большими помощниками. Они спасли целую бригаду попавших в завалы гномов-рудокопов еще до войны Старейшин. Когда уже уставшие звать на помощь гномы впервые наткнулись на них, то, конечно, же испугались… Но потом оценили все их преимущества и…

– Наткнулись? – перебила гнома троллина. – Что значит наткнулись? Все считают, что светлячков изобрели вы!

– Наткнулись, изобрели… Какая разница?! – раздраженно отмахнулся Нарви. – Не придирайся к мелочам!

– Вы на этих мелочах озолотились, прохвосты! – Удивленно вскинув брови, Рык рассмеялась. – Так чем нам может помочь этот крошечный святящийся шарик?

– Позвать на помощь, например, – ответил Нарви, тревожно вглядываясь в тоннель. – Предостеречь об опасности. Они очень трудолюбивые и верные. Могут светить без устали несколько часов подряд. Потом им нужна большая передышка. Эти малыши очень переживают, когда первые хозяева продают их торговцам. Я ничего не вижу, – расстроенно проговорил он и бросил внутрь мешок. Спустя несколько томительных секунд раздался глухой удар. – Вроде бы неглубоко…

– Вроде бы? – Троллина села рядом с гномом и тоже заглянула в расщелину. – Ты же говорил, что уже бывал там?

– Однажды, – кивнул Тог, отряхивая руки. – Но это было очень-очень давно. Я был совсем маленьким и практически ничего не помню…

– Ты слышишь этот шум? – Наемница замерла, склонив голову к плечу. – Как будто вода льется. Много воды…

– Ну и слух у вас, косматые! – восхитился гном и охотно пояснил: – Это подземный водопад. Видимо, он так и не пересох, даже несмотря на то, что эльфы осушили почти все подземные реки.

– Ладно, хватит болтать. – Рык сняла перевязь с мечами, завернула их в отрез ткани и осторожно спустила вниз. – Приступим. Залезай!

Нарви лег на живот у самого края расщелины и, тихо охнув, ужом пролез внутрь.

– А боялся не пролезть, – буркнула троллина, неторопливо спускаясь следом.

Лаз закончился очень быстро. Нарви, стуча зубами, быстро оделся и аккуратно выглянул в утопающий в кромешной тьме зал. У его щеки мигнул светлячок и поднялся наверх, освещая путь. Расщелина заканчивалась высеченными в камне ступенями, по которым путешественники благополучно спустились в огромный, заполненный тусклым светом гномьего фонарика зал.

– Эти ступени в скале вырубил мой дед, – с гордостью проговорил Нарви. – Корви Железнобород.

– Какой молодец, – пробурчала наемница.

Спустившись, путники оказались у подножия небольшого подземного водопада. Ледяные брызги водяной крошкой оседали на их лицах. Пройдя еще немного вперед, Тог подошел к небольшой каменной табличке, выбитой прямо на каменных плитах пола. Сев на корточки, он стер с нее грязь и вслух прочитал:

– Прямо – смерть, направо – смерь, назад – выход, налево – знания.

– Гномы, как всегда, лаконичны, – прокомментировала написанное Рык и, переступив табличку, направилась налево в длинный коридор.

Как и обещал Нарви, идти можно было действительно в полный рост. Коридор вывел их в огромную галерею, которая заканчивалась узким каменным мостом с высокими витыми перилами, перекинутым неким доброхотом прямо над бездной. Открывшаяся их взорам пропасть тянулась на мили вниз и соединяла зал Водопада с дюжиной небольших комнатушек-келий на другом берегу бездны.

– Восточные галереи были завалены солдатами захватчиков, обрушивших своды многих внутренних помещений Проклятых каменоломен, – сказал Нарви и вздрогнул от гулкого эха, отразившегося от стен пещеры. – В северной части – десятки хитрых лабиринтов, ведущих неизвестно куда. По ним можно бродить месяцами и так и не выбраться наружу. Многие из них ведут в глубокие ямы с частоколом заостренных кольев на дне. Я помню их. Наполненные эльфийскими костями, ржавым оружием, сгнившей одеждой и облегченными доспехами остроухих, они долго снились мне в детских кошмарах. «Падальщики» раньше часто спускались сюда, чтобы раздобыть парочку старинных украшений, которыми так любили хвастаться эльфийские воины. Тогда их цацки пользовались хорошим спросом у местных торгашей и перекупщиков. Поговаривают, что здесь даже есть проход в старинный дрэйлиновский храм Адрена. – Гном зябко поежился и прибавил шагу, стараясь не отставать от наемницы. – Но думаю, это просто слухи.

– Это ты от страха тараторишь без умолку? – Троллина напряженно оглядывалась по сторонам, не выпуская из рук один из своих кривых мечей.

– Да, – честно сознался гном, постоянно оглядываясь. – Это нервное. Не нравится мне тут…

– Мне тоже, – неохотно призналась троллина. – Куда нам?

– Прямо, седьмая келья, – ответил Наври и первым ступил на мост.

Мостик под ногами скрипнул, и в пропасть посыпалась каменная крошка. Тог замер, схватившись за резные, испещренные сотнями диковинных символов перила.

– Это тоже древнетэджэверенский? – Мимо, совершенно не боясь, прошла Рык.

Нарви несколько раз кивнул и, стараясь не отнимать руки от перил, пошел следом.

– Светлячок гаснет, – тихонько постучав по потускневшему фонарику длинным когтем, проговорила наемница. – Нужно поторапливаться…

– Нужно включить новый, а этому дать небольшую передышку, – проговорил Нарви и, порывшись в сумке, достал еще один гномий фонарик.

– И что прикажешь с этим делать? – поинтересовалась троллина, когда они остановились у широкой, покрытой вековым слоем пыли и каменной крошки платформы.

– Крутить. – Подойдя к подъемному устройству, Нарви придирчиво изучил годами не используемый механизм и пожал плечами. – Будем надеяться, что и раньше гномы все делали на совесть.

– Не то что сейчас, – тут же поддела Тога Рык и, заработав очередной испепеляющий взгляд коротышки, кивнула на платформу. – После тебя.

– Мы хоть что-то можем создавать, – парировал Нарви и прошел вперед. – Махать мечом может каждый.

– Попробуй сначала поднять мой меч и, если он тебя не перевесит, взмахни им, – беззлобно бросила троллина. – И только после этого выступай.

Она всем телом навалилась на торчавший из скалы рычаг и попыталась опустить его вниз. Механизм натужно заскрипел, цепь на его конце натянулась и, гулко звякнув, отказалась тянуть платформу с путниками вниз.

– Ну-ка, дай помогу.

Гном вклинил между троллиной и механизмом свою широкую спину и недолго думая просто повис на заклинившем рычаге. Агрегат снова заскрипел и на этот раз неохотно начал опускать платформу в бездну.

– Так-то лучше, – отозвался Тог и самодовольно добавил: – Видишь, как гномы всегда, всем и везде необходимы?

– Только не лопни от осознания собственной значимости, – прохрипела троллина, крутя старую лебедку.

Седьмая келья впервые за многие годы озарилась теплым бархатным светом гномьего светлячка. Нарви неторопливо обошел стоявшие на полу сундуки и, не притронувшись ни к одному из них, взял с полочки на стене небольшой плоский деревянный ларчик.

– Знаешь, что это? – Сдув пыль, он открыл ларец и показал наемнице его содержимое.

– Карта-ключ, – бросив быстрый взгляд внутрь, ответила троллина и, увидев отразившееся на лице гнома удивление, криво ухмыльнулась. – Что? Не ожидал такого от недалекой косматой дикарки?

– Не ожидал, – признался гном и аккуратно достал из ларца прямоугольную картинку с нарисованной на ней золотой шестеренкой на алом фоне. Карта была теплой и едва заметно светилась мягким фиолетовым светом. – Я вообще не ожидал, что все обернется именно так.

– Зетраасс говорил, что все происходит именно так, как должно произойти, даже если происходит не так, – задумчиво процитировала Рык великого тролличьего вождя.

– Зетраасс? – Гном повторил смутно знакомое имя. – Я где-то слышал это.

– Зетраасс – тролличий вождь, пропавший без следа семь зим назад. Наставник Ираасса, занимающего сейчас его место, – ответила наемница. – А это нормально, что он стал красным? – Троллина тихо рыкнула, отмахнувшись от лезущего прямо в глаза светлячка. – И каким-то дерганым? – Гномий фонарик сделал вокруг головы наемницы широкий круг и бросился Тогу прямо в лицо. Закладывая крутые виражи, он нервно кружил вокруг своего хозяина. – Чего он так разнервничался?

– Нет, это совсем не нормально, – спохватился Нарви и быстро спрятал ларчик в свой заплечный мешок. – Малыш что-то увидел и пытается предупредить нас. Так, приятель, погасни ненадолго. – Он аккуратно взял мигающего красными всполохами светлячка в руку и, осторожно сжав кулак, спрятал руку за спину.

Келья медленно погрузилась во тьму. За спиной Тога заплясали кривые багровые тени, отбрасываемые перепуганным гномьим фонариком. Мигнув напоследок, светлячок погас.

– Тсс, я что-то слышу, – прошептала Рык на ухо вжавшемуся в стену гному. – Кто-то шел за нами следом.

– Где он сейчас? – спросил Нарви, осторожно выглядывая в коридор.

– Рядом, совсем рядом, – ответила наемница, резким движением втаскивая любопытного гнома обратно в келью. – Я чую его. – Она шумно принюхалась. – Пахнет мертвечиной и… мускусом?

– Мы не успеем, – борясь с подступающей паникой, выдохнул Нарви. Он сжал кулаки, чувствуя, как сердце бешено колотится в груди, грозясь вот-вот выскочить наружу. – Оно слишком близко и… Нужно бежать обратно!

– Нет! – остановила его наемница. – Оно только этого от нас и ждет!

– Нужно спрятаться, пока не стало слишком поздно или…

– Где здесь можно укрыться? – перебила его Рык.

– В дальних кельях есть узкие верхние этажи. – Тог снова выглянул в коридор. – Но я не вижу, куда идти! А свет будет заметен и выдаст нас…

– Пойдем, я хорошо вижу в темноте. – Наемница схватила гнома за отвороты рубахи и потащила вперед. – Говори, куда идти.

– Вперед до перевала горных эльфов, – затараторил Нарви, еле успевая за троллиной. – Можно вернуться обходным путем через озеро, а там вниз и направо. – Стараясь быстрее перебирать ногами, Тог отчаянно рылся в своих детских воспоминаниях. – Нет! Налево!

– Так налево или направо?! – раздраженно переспросила наемница, скрипнув клыками. – Определись, гном! У нас нет права на ошибку!

– Налево! Точно, налево! – уверенно прошептал Тог, чувствуя, как глаза начинают привыкать к царившей вокруг темноте. – Как ты думаешь, кто это? Или что?

Они быстро вышли к мосту, лишь однажды сбившись с пути и чуть было не свалившись с крутого подземного обрыва.

– Не знаю, – призналась троллина. – Но судя по тому, с какой легкостью это существо передвигается по подземелью, – это его дом. А мы незваные гости…

– Или долгожданный ужин, – закончил за наемницу Нарви.

– Здесь? – Рык остановилась и наконец-то отпустила гнома.

Нарви раскрыл ладонь и выпустил на волю радостно загоревшегося светлячка. На этот раз его свет был ярко-оранжевым. Несколько раз мигнув, он поднялся вверх, освещая все вокруг.

– Да, это здесь, – кивнул Тог и указал на небольшие углубления под сводами комнатки. – Подсади меня!

В считаные секунды всю пещеру заволокло туманом. Рык помогла низкорослому Нарви залезть на верхнюю полку. Погасив светлячка, она подтянулась и с трудом протиснулась между узкими пластами каменного свода на соседнюю полку. Несколько томительных мгновений ничего не происходило, лишь туман начал мерно светиться, словно под ним прямо по полу летали сотни медленно гаснущих светлячков. Послышались тихие мягкие шаги и тяжелое, хриплое, словно отражающееся от стен дыхание крадущегося существа. Стоило неведомому обитателю Проклятых каменоломен приблизиться к келье, в которой спрятались беглецы, как светящийся туман взметнулся в воздух и осветил помещение яркой, режущей глаза вспышкой. Нарви сжал зубы, чувствуя, как из ослепших глаз хлынули слезы. Вжавшись в камень, он боялся пошевелиться.

– Прячьтесь-прячьтесь, – услышал он певучий бархатный голос, который лился, казалось, сразу со всех сторон. – От меня не спрячетесь. Я всегда нахожу испуганных заблудившихся гостей…

Рык сильнее сжала в руке свой меч, тщетно стараясь прогнать неожиданно охватившее ее чувство почти животного ужаса. Он шел откуда-то из глубины души. Страх, совершенно не свойственный наемным троллям-воинам.

Когда она только пришла в школу наемников еще совсем маленькой молчаливой троллиной, ей пришлось пройти через ужасные испытания, заканчивающие каждый год ее обучения. Именно тогда, еще в детстве, ее наставник Гыр научил малышку смело смотреть в лицо всем страхам и встречать любое чудовище с оружием в руках, лицом к лицу. На этот раз что-то изменилось, и это наемнице совсем не понравилось. Странный обитатель зала Водопадов вызывал во всех живых существах подсознательную панику.

– Выходите, давайте познакомимся. – Тихий смех эхом разнесся по кельям, проникая в каждый уголок проклятых шахт. Хриплый, он нет-нет да и срывался на замогильный хохот. – Расскажите, зачем вы пожаловали в логово старой Шейлы? Я так давно ни с кем не разговаривала…

Рык почувствовала, что вместе с непривычным чувством дикого ужаса к ней пришла растерянность. Она ощутила, как на загривке зашевелилась шерсть и как разбегаются мысли в голове, не позволяя сосредоточиться ни на одной из них. Наемница с ужасом осознала, что не может выработать даже самого простого плана действий. Голос странного монстра обладал гипнотической силой, лишая воли и отбивая желание сопротивляться.

– Что со мной? – Она сжала клыки и зажмурилась, пытаясь отогнать морок.

– А ведь я знаю, зачем вы пришли, – снова глухо рассмеявшись, заявила Шейла. – Пришли забрать то, что я храню веками… Что ж, я отдам ее вам, – уверило их существо и тут же заявило: – Хватит прятаться! Я все равно вас найду!

Голос медленно удалялся, и Нарви, превозмогая страх, приоткрыл один глаз. Прямо посреди кельи стояло высокое худое существо, покрытое толстой кожей, огромными складками свисающей по всему телу. Его длинные руки практически касались пола. Существо, почувствовав на себе чужой взгляд, удивительно проворно повернуло маленькую овальную голову. В ту же секунду его испещренное глубокими морщинами уродливое лицо оказалось прямо перед Нарви. Встретив пронзающий взгляд огромных, лишенных век глаз, гном заорал так, что у него зазвенело в ушах. Спрыгнув на пол, он со всех ног помчался подальше от этого ужасного монстра.

– Куда же ты? – Шейла улыбнулась, широко раскрыв огромный, полный острых белоснежных зубов рот. – Как это невежливо, убегать от меня…

Стоило существу отвлечься на гнома и отвернуться от Рык, как наемница развернулась и резким толчком ударила уродца ногами в спину. Это оказалось ошибкой. Троллина неожиданно отпружинила от спины существа так, словно оно было сделано из резины. Рык со всей силы влетела обратно в стену и, ударившись головой, тихо выругалась.

– Вы только посмотрите, кто у нас тут! – Голова существа повернулась к наемнице, удивительным образом изгибая длинную шею.

Сузив глаза, оно заверещало на одной пронзительной ноте, отчего у Рык заложило уши. Оглушенно мотая головой, она бросилась к выходу. Но тут неведомая сила схватила ее за шкирку и, подняв в воздух, швырнула обратно в злосчастную келью.

– А у нас тут бесстрашная воительница Рыкелла. – Над наемницей склонилась светящаяся странным зеленоватым светом морда. – И как же ты сюда забрела, да еще и в сопровождении этого трусливого маленького гномика?

– Ты кого назвала трусливым, уродина лупоглазая?!

Услышав столь возмущенный возглас, существо невольно обернулось и тут же получило ощутимый удар по голове круглым тролличьим щитом. Взвизгнув, оно отлетело к стене. Ошалев от собственной смелости, гном прыгнул к троллине и, схватив ее за руку, помог подняться на ноги.

– Бежим! – прокричал он, ныряя в коридор.

За ним, не отставая ни на шаг, бежала наемница. По заброшенным кельям пронесся взбешенный, срывающийся на визг вопль. Шейла пришла в себя и ринулась в погоню.

– И где тебя носило? – чувствуя, что от напряжения лапы трясутся мелкой дрожью, спросила Рык.

Они неслись назад, обгоняя едва поспевающего за ними светлячка. Тот, мигая, словно алый сигнальный факел, несся к выходу, показывая беглецам дорогу.

– Еле нашел его в темноте. – Нарви помахал перед наемницей ее щитом. – Точнее, споткнулся об него, – признался Тог и протянул щит Рык. – Очень удачно споткнулся. – Он быстро обернулся. – Куда оно делось? – воскликнул гном, перепрыгивая попавшийся под ноги булыжник.

– Я не хочу это выяснять, – прокричала троллина. – А ты?

– Конечно нет! – отозвался Тог и резко повернул за скрывшимся в проходе светлячком. – Выход там. Давай быстрее убираться отсюда!

Они выбрались наружу тем же путем, что и спустились вниз. Правда, на этот раз Нарви предательски застрял на выходе из узкого лаза. Рык без труда вытащила выкрикивающего проклятия гнома и, вернув на место перевязь с мечами, сказала:

– Закрывай проход! Не то наша новая знакомая может захотеть отыграться за свой неожиданный проигрыш и достать нас из своего подземного убежища…

– Не думаю, что она рискнет выбраться наружу, – ответил Тог, нажимая на один из выступов в камне. Расселина медленно закрылась, словно ее и не было.


– Ты знаешь, мне кажется, что эти Карты не принесли в наш мир ничего хорошего. Только беды, зависть и раздор между сообществами, – задумчиво проговорила наемница, стоило им отойти от входа в Проклятые каменоломни. – А теперь их снова возвращают из небытия.

– И, боюсь, все только начинается, – кивнул Нарви, отряхиваясь от пыли. – Куда ты сейчас?

– У меня заказ, – ответила троллина. – Нужно найти одного маленького воришку и доставить его домой в целости и сохранности… А ты?

– Я должен вернуться в Мертоль. – Гном вздохнул, неторопливо отряхиваясь, – Необходимо передать Тоиру Карту нашего сообщества и выдвигаться в Пустые холмы… Говорят, там видели вурдалачьи гнезда.

– По дороге в Ормельд есть неплохой трактирчик со странным названием «На безымянном перекрестке». – Взглянув на ночное зимнее небо, троллина сориентировалась по звездам и кивнула куда-то на север. – Предлагаю перекусить…

– Перекусить! – Гном мечтательно вздохнул и счастливо улыбнулся. – С удовольствием!

Он достал из кармана два оставшихся телепорт-кристалла и подбросил один из них на ладони.


Выбравшись наконец к сиротливо покачивающейся на воде батисфере, Грант торопливо отвязал цепь и, забравшись в кабину, повернул рычаг управления. Аппарат затарахтел, взвизгнул и затих.

– А, демон! – пробормотал Грэй, снова и снова поворачивая рычаг. – Давай же!

Повернувшись к входу в тоннель грота, он увидел, как из узкого лаза вываливается всклокоченный Вэйден. Посмотрев на Грэя совершенно ошалевшим взглядом, он прохрипел:

– Не бросай меня здесь!

– Вы с братом нарушили договор! – отчеканил Грант.

Батисфера сдалась и сыто заурчала. Парень зло посмотрел на своего бывшего подельника и начал закрывать крышку люка.

В следующий миг стены грота затряслись, и на кладоискателей посыпалась каменная крошка.

– Я не хочу умирать! – заорал младший Роу. Подбежав к подводной сфере, он в отчаянии забарабанил кулаком по стенке аппарата. – Я был против нарушения договора! Отговаривал его!

– Забирайся, – сжалился над Вэйденом Грант. Бросив быстрый взгляд в тоннель, он пропустил бывшего подельника внутрь и закрыл люк. – Разберемся на поверхности!

Аппарат погрузился под воду и начал медленно набирать скорость. Не говоря друг другу ни слова, кладоискатели с тревогой вслушивались в треск и скрежет прогибающихся под толщей воды стенок. Как только батисфера выбралась из грота, скрежет пропал, и стало совсем тихо.

Вэйден, пытаясь перевести дыхание, сел на пол и прислонился к стенке. Он сам не заметил, как, словно в болото, провалился в липкую дрему.

Во сне светловолосый парень снова оказался со своим старшим братом в том злополучном подземелье. Рот Рэйдена был раскрыт в беззвучном крике, а Вэйден по-прежнему крепко держал его за руки, которые растягивались, будто резиновые, и истончались, расползаясь на длинные скользкие волокна. Он опять кричал и старался помочь брату. А по пещере разносился нестройный хор голосов:

– Адрен… Адрен… Адрен…

Скала за спиной младшего Роу треснула, как скорлупа перезревшего ореха, и зазмеилась узкими трещинами. Вниз весело покатились мелкие камушки, юркими паучками ударяясь о его сапоги. Гигантская статуя рогатого чудовища начала медленно оживать, напряглись тугие мышцы исполинского тела, так, словно монстр силился вырваться из каменной ловушки, но не мог. Послышался гневный рев, гулким эхом отразившийся от сводов пещеры. В груди чудища ярко горел крошечный огонек, из которого тянулась тонкая цепочка. Чудище резко дернулось, высвобождая ногу…

– Адрен… Адрен… Адрен…

Резко проснувшись, Вэйден сел, с силой ударившись лбом о низкую переборку подводного аппарата. Тяжело дыша, он обливался потом. От тупого бессилия и невозможности исправить содеянное его трясло как в лихорадке.

Грант сосредоточенно держался за рычаг управления, поднимая батисферу наверх. В окошке иллюминатора уже был виден просвет приближающейся поверхности. Резкий рывок вдавил Вэйдена в стену, и они всплыли.

Откинув крышку люка, Грант громко присвистнул и заявил:

– Еще не легче!

На воде, напротив ощетинившегося пушками «Волнореза», покачивался черный бриг с пиратским флагом, лихо развевающимся на флагштоке.

– Что там? – спросил младший Роу пытаясь выглянуть из кабины.

– Пираты, – просто ответил Грэй. – Готовятся напасть на «Волнорез».

Всплывшая подводная сфера задорным поплавком болталась на волнах. Из люка высунулась лохматая голова бледного Вэйдена.

– Почему они не нападают?

– Ждут чего-то, – ответил Грант, совершенно не представляя, что же делать дальше. Плыть к «Волнорезу» сейчас было опасно. Пятьдесят локтей вперед – и они больше не будут скрыты от пиратов бортом корабля капитана Стивенса и окажутся у корсаров как на ладони. – Ты когда-нибудь сражался с пиратами? – подперев голову рукой, поинтересовался он у младшего Роу.

– Нет, – покачал головой Вэйден, с сомнением глядя на замерших у грот-мачты молчаливых корсаров. Тролли стояли полукругом и, не шевелясь, напряженно ждали чего-то. – А ты?

Они хмуро переглянулись, и Грэй отрицательно покачал головой.

– Есть идея, – лукаво улыбнулся он и с возрастающим интересом перегнулся через бортик люка, приглядываясь. Так и есть. Пираты дежурили только с одного борта брига. Они не ожидали опасности справа.

– Идея? – удивленно повторил младший Роу. – Нужно убираться отсюда!

– А как же Стивенс?

Вэйден в ответ лишь пожал плечами.

– Мы не можем оставить капитана без прикрытия… Ведь так? – вскинув брови, поинтересовался Грэй.

– И что ты предлагаешь?

– Мы у них кое-что позаимствуем, – заговорщицки улыбнулся молодой человек.

Вэйден проследил за взглядом кладоискателя и ошарашенно спросил: – Ты что, решил угнать пиратский корабль?

– Мне кажется, это прекрасная идея! – уверенно заявил его собеседник, опускаясь в кресло пилота.

– Но почему они не нападают? – Эта мысль не давала Вэйдену покоя.

Нахмурившись, он бросил быстрый взгляд на «Волнорез» и закрыл люк.

– Вот и выясним, – пробормотал Грэй, потянув за рычаг управления.

Батисфера неторопливо подплыла к пиратскому бригу и, тихо стукнувшись о борт, развернулась. Забравшись на палубу по скользкой, зеленой от налипших водорослей якорной цепи, кладоискатели спрятались за расставленными на корме бочками.

– Так каков план?

– План? – переспросил Грант и пожал плечами. – А никакого плана нет. Это импровизация.

Посреди палубы пиратского брига стояли разделенные на четыре небольшие группы корсары. В центре образованного ими полукруга находился сгорбленный седой мужчина, которого под локоть поддерживала меленькая сухонькая старушка. Перед ними прямо на палубе был начерчен странный символ, два пересеченных конуса: красный и синий. Там же, вытянув вперед правую лапу, сидел одноглазый тролль и что-то неразборчиво бормотал.

– А вот это очень кстати! – Окинув палубу оценивающим взглядом, Вэйден попытался дотянуться до валяющегося у борта стилета. – А они хорошо подготовились! – присвистнул он.

У грот-мачты расположился целый пиратский арсенал: копья, алебарды, сабли, короткие мечи и кистени. Рядом, сваленные в кучу, лежали легкие кожаные кирасы.

– Что они там делают? – прошептал Грант, даже не взглянув на оружие. – Я ничего не слышу!

Одноглазый тролль начал размеренно раскачиваться из стороны в сторону. Неожиданно он задрал голову вверх, закрыл свой единственный глаз и затянул длинную заунывную песню. Ей тихо вторили остальные корсары. Седой мужчина опустил голову и кивал в такт странному песнопению. Рисунок под ногами тролля начал ровно мерцать и расширяться. Линии засияли серебром, воздух вокруг завибрировал. Яркая вспышка – и за спиной тролля открылся портал.

На дне Иеольского моря в небольшом искусственно созданном гроте стояло удивительное существо. Оно чего-то ждало, задумчиво глядя вверх. Черты его лица и фигура постоянно менялись и подрагивали. То на вас смотрит припадающий на одну ногу молодой мужчина с темными волосами и застывшими в ужасе глазами. Миг – и через его силуэт проступили контуры исполинского чудовища с жутким крокодильим оскалом. Существо подняло свою странную руку-лапу, словно пытаясь дотянуться до невидимого отсюда пиратского брига. Воздух вокруг нее засветился, приманивая яркими всполохами любопытных жителей подземного мира. Свечение перешло на запястье существа. Оно ярко замерцало в густой темноте. Рука резко дернулась, снова становясь перепончатой лапой. Секунда – и уже вся фигура неведомого чудища объята золотым пламенем. Монстр раскинул лапы в стороны и заревел. Из его груди вырвалась вибрирующая, закручивающаяся спиралью волна воздуха, а из глаз полились потоки света. Вода в гроте закипела, огромной воронкой поднимаясь вверх и невообразимым образом пробивая каменные стены. Неведомая сила, образовав в толще воды прозрачный тоннель, потянула существо вверх, сквозь каменные стены пещеры и морскую пучину.

В центре нарисованного на палубе пиратского брига символа стал проступать едва различимый силуэт. Казалось, он пытается прорвать ставшую мягкой и податливой древесину.

– Это… – Вэйден прищурился и подался вперед. В центре круга начала проступать уродливая, словно сделанная из воска рогатая голова. – Это тот монстр из пещеры! Ты видишь? – Он с силой ткнул Гранта в плечо, отчего тот чуть не упал. – Они вытаскивают его из грота!

Фигура неведомого существа, словно из зыбучих песков, выбиралась из светящегося круга. Показалась мощная лапа с длинными узловатыми пальцами.

– Посмотри. – Теперь уже Грант подался вперед, вглядываясь в извивающийся силуэт. – Он похож на твоего брата!

– Я слышал его крик. – Вэйден замолчал, вглядываясь в постоянно меняющиеся черты гиганта. – Постой… Ты прав… Это Рэйд! – не в силах оторвать взгляд от выбирающейся из зыбкой палубы фигуры, пробормотал младший Роу. Монстр, шатаясь, встал на колени. Вэйден вскочил на ноги и дернулся вперед. – Рэйден!

Грант едва успел схватить его за рубаху и резко дернуть назад.

– Ты что, с ума сошел?! – прошипел он, встряхнув счастливо улыбающегося кладоискателя. – Они же нас заметят!

– Но там же! – Младший Роу попытался вырваться. – Ты же сам видел!

Контуры фигуры существа снова поплыли, и сквозь них проступил звериный крокодилий оскал.

– Это не он. – Вэйден сник и обессиленно рухнул на палубу. – Это та тварь из пещеры. Монстр из скалы. Может, это и к лучшему…

– Да что же это такое! – пробормотал Грэй, почувствовав странный жар, исходящий из внутреннего кармана его куртки.

Засунув руку за пазуху, он резко отдернул ее и сквозь зубы выругался. Стараясь не шуметь, молодой человек стащил с себя куртку и, увидев полный непонимания взгляд своего попутчика, тихо пояснил:

– Что-то жжет меня. – Грант кивнул на куртку, которая уже начинала тлеть. Жар шел из внутреннего кармана, в котором, медленно прожигая материю, лежала Карта. Артефакт горел так, словно его только что выковали в кузнице. – Она прожжет палубу насквозь! – Он обернул Карту остатками своей куртки.

– Что-то происходит с их магическим кругом. – Вэйден подался вперед и внимательно наблюдал за творившимся на пиратском судне ритуалом. – Он закрывается! И, судя по их ошарашенным мордам, все идет далеко не по плану…

– Ираасс! – закричал седой мужчина, хватая тролля за шиворот и вытаскивая из светящегося ореола. – Что происходит?!

Послышался грохот, и кладоискателей ослепила яркая вспышка. С пальцев одноглазого пирата на палубу начала капать вязкая зеркальная жижа, отливающая багрянцем. Открытый троллем портал дернулся, словно живой, и резко расширился, став сразу в несколько раз больше. Его свечение из бледно-молочного стало ярко-красным.

Ираасс вскочил на ноги и затряс рукой, пытался сбить с нее несуществующее пламя. Стоявший рядом с ним незнакомец развернул его к себе и спросил что-то. Не дождавшись вразумительного ответа, он сел на колени рядом с магическим символом и сосредоточенно забормотал себе под нос тот же заунывный мотивчик, что и корсар. Теперь уже и с его пальцев начала медленно капать тягучая зеркальная жидкость, на этот раз темно-зеленого цвета. Образуя лужу у ног мужчины, она вливалась в бордовый портал. На лбу чародея выступили капельки пота, он вздрогнул и покачнулся. Увидев, что происходит, Ираасс неожиданно успокоился и уселся рядом с замершим человеком. Тролль снова протянул руку к порталу и продолжил начатый ритуал.

Пираты стояли в нескольких шагах от своего предводителя и, переминаясь с ноги на ногу, непонимающе переглядывались. Посовещавшись, они подошли к борту брига и начали торопливо спускать на воду шлюпки.

– Что-то у них там явно пошло не так, – пробормотал Грант, пытаясь отыскать какую-нибудь металлическую поверхность, на которую можно было бы положить раскалившийся артефакт, не опасаясь, что он прожжет палубу насквозь.

– Ты думаешь, это из-за нее? – Вэйден кивнул на завернутую в дымящуюся куртку Карту.

– Если бы я знал, – со вздохом ответил Грант, аккуратно укладывая куртку на боевую секиру, валявшуюся рядом с арсеналом корсаров.

А «Волнорез» тем временем круто развернулся и уже подплывал к пиратскому бригу.

– Они готовятся к атаке, – выпалил младший Роу и восторженно покачал головой. – Стивенс решил взять инициативу на себя и не ждать, пока тролли первыми нанесут удар! Ай да старый морской бродяга!

– Очень похоже на капитана, – усмехнулся Грэй, наблюдая за маневром «Волнореза».

– Нужно убираться отсюда, пока не поздно! – прошептал Вэйден, наблюдая за разворачивающимися на палубе событиями.

– С ума сойти! – Грант удивленно смотрел на Карту. – Эта картинка расплавила боевую секиру!

– Меняем план. – Младший Роу покосился на капающий на палубу металл. Крупные капли медленно стекали вниз и неторопливо прожигали дерево. – Пора уносить отсюда ноги, пока еще живы…

– Постой! – остановил его Грант, с удивлением глядя на вышедшую из трюма женщину. – Вот ее я здесь никак не ожидал встретить!

– Кто она?

– Наша заказчица, – ответил молодой человек, провожая ее задумчивым взглядом. – Сефрения. Именно она настояла на том, чтобы я нанял тебя и твоего брата.

Поднявшийся ветер качнул судно и играючи скинул с головы Сефрении капюшон. Увидев скрывающую глаза незнакомки повязку и ее испещренное разноцветными татуировками лицо, Вэйден отшатнулся назад так, будто взглянул в глаза своей собственной смерти.

– Нанял?! – опешил младший Роу и повернул к Грэю багровое от бешенства лицо. – Ты вообще представляешь себе, кто она такая?!

Грэй растерянно посмотрел на Вэйдена и снова перевел взгляд на их заказчицу. Сефрения подошла к Ираасу и начала ему что-то эмоционально объяснять. Тролль впал в транс и никак не реагировал на слова невысокой женщины.

– Да чего ты так взъелся? – удивленно пробормотал Грэй, вглядываясь в исказившееся недовольством лицо Сефрении. – Ты только посмотри… Она же слепая! А что у нее с лицом? Какие-то татуировки. – Он пригляделся. – Я не могу отсюда разглядеть…

– Это клановые дрэйлиновские татуировки, – раздалось за их спинами. – Чем они длиннее и чем больше цветов в них использовано, тем древнее и могущественнее представитель драконьего рода.

– Это дрэйлина! – заорал Вэйден. – Ты втянул нас с братом в игры драконьего сообщества! Что?!

– Что?! – эхом откликнулся Грэй.

Они одновременно повернули головы, но не успели ничего предпринять. Рывок – и незадачливые кладоискатели оказались подняты в воздух.

– Это еще кто? – воскликнул младший Роу, отчаянно пытаясь вырваться.

Корсары, привлеченные зычными воплями кладоискателей, направились в их сторону.

– Без паники! Это Джимм. Его лучше не злить, – проговорил Грант и жизнерадостно улыбнулся телохранителю Сефрении. – Здравствуй, Джимм. Помнишь меня? Я Грэй Грант. Будь любезен, передай своей хозяйке, что я выполнил заказ.

Гигант в ответ лишь сдержанно кивнул и, не выпуская добычу из рук, направился к горящему порталу.


– Тэльма, объясни мне, что здесь происходит, – приказным тоном проговорила Сефрения, подойдя к маленькой старушке, сопровождающей седого чародея.

Та озадаченно наблюдала за ритуалом и в ответ лишь пожала плечами.

– Я не уверена, но чья-то неведомая сила вмешалась в ваше заклинание, – ответила она. – Портал должен был сам закрыться сразу после того, как Адрен окажется на палубе.

Знахарка отвернулась от читающего напевное заклинание тролля и посмотрела на дрэйлину.

– Я все сделала так, как ты говорила, Сефрения. Вот. – Она указала на продолжавшего стоять на коленях рядом с Ираассом мужчину. – Я воскресила ее. Каменная дева теперь на нашей стороне. Она согласилась помочь простым смертным! С ритуалом высвобождения из пучины Старого бога тоже не возникало никаких трудностей. Как ты и говорила, мальчишка вернул Старейшине медальон и привел для него «сосуд». Это позволило Адрену наконец вырваться из янтарной ловушки Игрока. А сейчас… Как будто что-то в десятки раз усиливает любое слово Ирааса! Портал взбесился! Я даже не могу с уверенностью сказать, куда именно он теперь ведет…

– Нужно сделать так, чтобы он находился подальше от этого портала. – Сефрения перевела взгляд на окутанного светящейся серебряной сетью Адрена, в судорогах корчащегося на палубе.

– Смотрите, кого я поймал, хозяйка. – К беседующим женщинам подошел Джимм и показал им хмурых непутевых кладоискателей.

– Грэй, какой сюрприз, – холодно улыбнулась дрэйлина, аккуратно забирая из рук Джимма продолжающую дымиться куртку. Казалось, немногословного гиганта совершенно не беспокоил нестерпимый жар, исходящий от полыхающего артефакта. Как и ее телохранитель, Сефрения даже не поморщилась, когда раскаленная Карта коснулась ее ладоней.

«Волнорез» тем временем выбрал наиболее удобную, по мнению капитана, позицию для стрельбы и сделал первый залп по пиратскому бригу.

– Они в нас стреляют! – прокричала Тэльма, едва удержавшись на ногах.

– Ну так стреляйте в ответ. Вы же пираты, в конце концов! – Сефрения протянула Норду – Каменной деве, Карту и проговорила: – Это должно помочь закрыть портал и придать Адрену сил, Старейшина.

Каменная дева задумчиво посмотрела на дрэйлину бесцветными неживыми глазами. В них уже почти не осталось ничего человеческого. Седой мужчина с резкими движениями огромной, плохо подчиняющейся хозяйке марионетки мало чем походил на сурового наемника, приехавшего в Мертоль из холодной Теолеи.

– Я постараюсь вернуть его к жизни, – проговорил Норд чуждым гортанным голосом и вернулся в круг. – Но вокруг слишком много Карт…

– Всего две, – возразила Тэльма и растерянно посмотрела на Каменную деву.

– Я чувствую четыре, – не согласилась с ней мятежная Старейшина. – Еще две на том корабле. – Она указала на идущий в атаку «Волнорез». – Прекратите эту пальбу. Она мешает мне сосредоточиться.

Стоило «Волнорезу» сделать маневр и снова приблизиться к пиратскому кораблю, как портал зашипел, словно разозленная змея, и вздыбился вверх. Исполинской гильотиной полоснув пиратский бриг, он разрубил палубу на две части. Судно резко накренилось, отчаянно черпая воду, и, душераздирающе заскрипев, начало заваливаться назад.

Вэйден, словно с ледяной горки, понесся вниз в загоревшийся алым светом портал. Хватаясь за все попадающиеся на пути выступы, он краем глаза увидел, что Грант тоже не удержался на ногах и заскользил вниз. В самый последний момент он успел зацепиться за кромку, оставшуюся от трюма, и повис, отчаянно пытаясь подтянуться.

Столкнувшись с замешкавшейся Тэльмой, младший Роу немного затормозил свое падение. Вытянув руку, он смог дотянуться до небольшого уступа на палубе. Знахарка потеряла равновесие и с диким криком покатилась вниз. Цепко схватившись за сапоги Вэйдена, она неожиданно тяжелым для своих почтенных лет грузом повисла перед распахнувшимся порталом.

– Пусти! – заорал младший Роу, отчаянно пытаясь стряхнуть старуху.

– Не пущу! – прокричала в ответ Тэльма, хватаясь еще крепче.

Вэйден хотел было ей ответить, но не успел. Уступ затрещал, хрустнул прогнившими досками и оторвался. Кубарем скатившись вниз, парень краем глаза успел заметить протянутую Грантом руку.

– Держись!

Знахарка первой оказалась у алой пасти портала и, закричав, сгинула в нем без следа. Младший Роу рывком потянулся к протянутой руке, его пальцы заскользили. Он успел что-то прокричать перед тем, как сползти в жерло взбесившегося портала и разделить участь исчезнувшей женщины.

Грэй зажмурился и попытался отвернуться, не в силах наблюдать за тем, как пираты один за другим пропадают в чреве портала. Рука его быстро слабела, пальцы предательски разжимались. Он попытался подтянуться и схватиться за уступ второй рукой.

Норд же вопреки всем законам природы не падал. Он замер у портала и совершенно не обращал внимания на происходящее вокруг. Словно намертво прибитый к сверкающему магическому рисунку, он положил в его центр карту Гранта и продолжил свой странный ритуал. Ему вторил Ираасс. Как и Каменная дева, он неведомым образом держался на вздыбившейся палубе. Сефрения, вцепившись в невозмутимого Джимма, которого тоже совершенно не коснулся творившийся на корабле ужас, стояла рядом, напряженно наблюдая за их действиями.

– Нам нужен другой корабль! Этот бриг долго не протянет, – сказал Норд и посмотрел в сторону «Волнореза». – Вон тот прекрасно подойдет.

– Мы сдадимся, – приняла решение Сефрения и повернулась к Джимму. – Объяви о капитуляции.

– Но мы можем с легкостью захватить этот корабль, – возразил ее телохранитель. – Я могу сделать это сам, без чьей-либо помощи. Они слабее и хуже вооружены.

– Мы можем повредить корабль, – покачала головой дрэйлина. – И к тому же там Карты. Нельзя рисковать ими…

– Я больше не могу его держать! – закричал Ираасс.

Из носа и ушей тролля хлынула кровь.

– Не смей отпускать! – крикнул в ответ Норд и пошатнулся.

Корабль вздрогнул и затрещал, как огромное падающее дерево. Вниз покатились корабельные бочки и посыпались снасти, за которые с таким трудом ухватились уцелевшие корсары.

Рука Гранта разжалась, и он плавно заскользил вниз. Сжав зубы, кладоискатель распластался на палубе, стараясь хотя бы таким образом затормозить падение.

«Волнорез» сделал очередной залп и ушел на разворот. Сила, удерживающая Норда на палубе, неожиданно ослабла, и Карта, прекратив светиться, легко полетела вниз, в самое жерло сошедшего с ума портала. Рот Норда раскрылся в беззвучном вопле. Он, спотыкаясь о корабельные снасти, ринулся за ускользающим артефактом.

Грант краем глаза заметил блеснувшую картинку и невольно потянулся вперед. Накрыв Карту ладонью, он попытался толкнуть ее вверх и не дать сгинуть в алом провале. Словно ожидая этого, зеркальное окно портала засверкало и, скомкавшись, будто использованная салфетка, захлопнулось. В душе уже попрощавшись с жизнью, Грэй с шумом плюхнулся в ледяную воду.


– Что у них там происходит? – пробормотал Стивенс, вглядываясь в хаос, творящийся на пиратском судне.

– Капитан! Капитан! – К нему подбежал старпом и удивленно отрапортовал: – Они сдаются! Посмотрите! Белый флаг! Просят разрешения причалить своим шлюпкам и переговорить с вами.

– Держи их на мушке, Дот. – Стивенс нахмурился и обнажил меч. – Пускай поднимаются.

Родрик подался вперед в надежде выглянуть за борт, но капитан удержал его за руку.

– Осторожнее, парень, – проговорил он. – Старайся не высовываться. Вся эта история меня очень настораживает.

– Тролли еще ни разу не сдавались! – Мальчик пристально вглядывался в происходящие на бриге события.

– Вот и я о том же… – Стивенс окинул свою команду тяжелым взглядом и приказал: – Будьте все начеку!

Резкая вспышка больно ударила по глазам Родрика, и он отшатнулся, закрывая лицо руками. Бриг, взорвавшись напоследок фейерверком ярких искр, пропал, словно его и не было.

Юноша поморгал, прогоняя разноцветные круги перед глазами, и с удивлением посмотрел на то место, где на волнах еще секунду назад покачивалось пиратское судно.

– Он не мог так быстро затонуть! – выпалил он, с недоумением глядя на капитана. – Куда он пропал?

– Вот сейчас мы это у нее и узнаем. – Стивенс хмуро смотрел на поднимающуюся на борт невысокую закутанную в промокший плащ женщину.


Капитан «Волнореза» неторопливо спустился по лестнице и подошел к ожидавшей его у борта Сефрении. Окруженная немногочисленными оставшимися в живых троллями, она сухо кивнула морскому волку и сказала:

– Капитан, я прошу вас принять нашу капитуляцию и сопроводить меня и моих людей в Мертоль в качестве ваших пленников.

Стивенс не ответил, внимательно изучая безоружную дрэйлину.

– У меня есть очень важная информация для вас. Если то, что я сейчас расскажу, покажется недостаточно убедительным, вы вправе предать нас морскому трибуналу. Единственное, о чем я вас прошу, – это не позволить Теодору III завладеть перевозимыми «Волнорезом» и… – она повернула голову туда, где совсем недавно затонул пиратский бриг, – «Веселым троллем» Картами-ключами. От этого зависит очень многое в этом крошечном мирке, поверьте, капитан. Мы сдаемся.

Стоило Сефрении закончить свою речь, как тролли, словно по команде, бросили на палубу свое оружие.

– Я сам разберусь, как с вами поступить, – не торопясь убирать меч, пробормотал Стивенс. – Кто вы?

– Меня зовут Сефрения, и я бы хотела переговорить с вами наедине.

Капитан неохотно кивнул и, повернувшись к старпому, приказал:

– Пускай их обыщут и свяжут.

– Не нравится мне все это, – пробормотал Нарви, спускаясь на палубу вслед за Стивенсом. – Ох не нравится.

– Норд! – крикнул Родрик, подбегая к поднявшемуся на борт вслед за Сефренией наемнику. – Ты жив! – столкнувшись с пустым равнодушным взглядом северянина, мальчик осекся. – Норд, это я. Родрик. Летописец! Ты помнишь? Что с тобой?

– Твой друг не сможет сейчас ответить. – Вместо Норда мальчику ответила Каменная дева. – Но он помнит тебя и рад видеть. Я чувствую это.

– Кто ты?! – стараясь сдержать слезы, выкрикнул Родрик. – Что ты сделал с ним?

– С твоим другом все в порядке, – ответила за Каменную деву Сефрения. – Просто теперь он занят другими делами. Не расстраивайся. – Она попыталась успокоить мальчика, увидев, что у него на глаза навернулись слезы. – Просто кое-что в его жизни очень круто изменилось. Навсегда. Теперь у Норда появилась миссия.

– А он ей рад? – спросил Родрик, не отрывая взгляда от смотрящего в одну точку северянина.

– Рад чему? – переспросила дрэйлина.

– Своей миссии, – пояснил мальчик и зло посмотрел на невысокую женщину. – Он ей рад?

Дрэйлина вздохнула и тихо ответила:

– Есть миссии, которые просто нужно выполнить, невзирая на собственные желания.

– У всех должен быть выбор!

– Когда вырастешь, поймешь, что мы поступили правильно. Не простишь. – Дрэйлина вздохнула. – А просто поймешь.

Родрик не ответил и отошел к Нарви. Гном настороженно наблюдал за происходящим, нервно дымя трубкой.

– Норда теперь не узнать. – Тог изумленно посмотрел на закутанного в лохмотья наемника, несущего в трюм трясущегося в конвульсиях человека. – Кого он там тащит?

– Это Адрен. Наше божество, – ответила Сефрения, с беспокойством глядя на еле держащегося на ногах Норда. – Если он придет в себя и сможет регенерировать, наш мир еще можно будет спасти.

– Опять ваши драконьи фокусы. – Нарви устало посмотрел на дрэйлину.

– Я пытаюсь помочь, – тихо возразила она.

– Людям? Ха! – Тог расхохотался и уверенно заявил: – Никогда не поверю! Уж скорее эльф подаст руку гному, чем дрэйлины вмешаются в дела младших рас.

– Мой брат, – сжала губы Сефрения, – ввязался в игру, правила которой не до конца понимает или не желает понимать.

– Так поговорите с ним! – взорвался гном и обличающе ткнул в Сефрению пальцем. – Видите! Вы даже в своей семье не можете навести порядок. А уже лезете в наши дела! Разберитесь сначала у себя!

– Он не станет меня слушать. – Дрэйлина сняла капюшон. – Он никого не станет слушать. Он же великий дракон… – Она устало вздохнула.

– Адрен теперь уничтожит наш мир? – спросил Родрик, выглядывая из-за плеча хмурого гнома.

– Ты наслушался глупых сказок, малыш. – Сефрения грустно улыбнулась и покачала головой. – Как и Каменная дева, он был жестоко предан незадолго до окончания войны Старейшин.

– Предан? – Нарви недоверчиво посмотрел на свою собеседницу. – Что значит предан?

– Не всегда стоит верить старым легендам, мастер. Мятежные Старейшины добровольно пожертвовали своими жизнями, чтобы спасти Тэдж-Эверенс от уготованной ему Игроком судьбы. – Устало вздохнув, женщина повернулась к Стивенсу: – Мы ваши пленники, капитан.

– Вы что-то недоговариваете, сударыня, – проговорил Стивенс, наблюдая за тем, как его матросы связывают молчаливых корсаров. – И вообще, мне вся эта история кажется крайне подозрительной…

– Капитан, в Тэдж-Эверенсе скоро начнут происходить события, на фоне которых сегодняшние чародейские метаморфозы покажутся вам сущими пустяками по сравнению с тем, что готовит нам Тэйлэйден, – тихо проговорила Сефрения, уже отчаявшись переубедить своих собеседников. – У нас сейчас есть крошечный шанс предотвратить массовую гибель ваших соплеменников. Для этого я должна попасть туда. – Она кивнула на юг, где располагался Мертоль, столица Тэдж-Эверенса. – То, что произошло, – вкрадчиво проговорила дрэйлина, глядя капитану в глаза, – это только начало.

– Начало чего? – неуверенно спросил Нарви.

Зная хитрющую натуру драконов, он не поверил в их бескорыстную помощь ни на мгновение. Гном понимал, что даже сейчас, на пороге грядущих бед, Сефрения действует только в своих интересах.

– Чудовищных перемен. В наш мир может вернуться беспощадное зло, победить которое мы когда-то смогли, лишь пожертвовав расой могущественных магов.

– И что вы предлагаете? – угрюмо поинтересовался Стивенс.

Сефрения вгляделась в водную гладь, словно выискивая что-то или кого-то.

– Нужно найти этого мальчишку, Грэя Гранта, – устало проговорила дрэйлина и кивнула на ожидающих указаний капитана матросов, – и забрать у него Карту. Надеюсь, она не пошла ко дну. Тогда нам придется начинать все заново. А вот если парень не наглотался воды и не потерял артефакт, у нас появится шанс противостоять замыслу Тэйлэйдена. – Она повернулась к Норду.

Каменная дева медленно кивнула.

– Смотрите! – прокричал Родрик и перегнулся через борт. – Там все кипит!

Вода вокруг «Волнореза» забурлила, словно кипяток в поставленном на огонь исполинском котелке. Чуть вдалеке у левого борта корабля начал лениво закручиваться небольшой водоворот.

– Вон он, – выкрикнул мальчишка, подбегая в борту. – Вон ваш подводный агрегат! А еще там человек! Он держится за него! – Он указал на подкидываемое волнами тело. – Вы видите?

– Глазастый мальчуган. – Одобрительно похлопав юношу по плечу, Стивенс повернулся к одному из своих матросов и зычно крикнул: – Человек за бортом! Вылавливайте его! А то утонет еще ненароком. Или сварится. – Он с сомнением посмотрел на бурлящее море.

Поняв, что его заметили, Грэй радостно помахал матросам рукой с зажатой в ней Картой-ключом.

– Очень скоро вам придется пожертвовать Картой своего сообщества, мастер, – проговорила стоявшая рядом с Нарви дрэйлина и внимательно посмотрела на гнома.

– Откуда вы знаете, что она у меня? – Тог отшатнулся от Сефрении, словно от прокаженной.

– И Картой твоего сообщества тоже, мальчик. – Казалось, она перевела свой невидимый под повязкой взгляд на Родрика. – Поверьте мне, лишь объединив силы двух ваших сообществ, вы сможете повернуть все вспять!

– Я не понимаю, – пролепетал юноша и с надеждой посмотрел на молчавшего гнома.

Нарви в ответ лишь непонимающе пожал плечами.

– Мне нужно тебе о многом рассказать, Нарви Тог. – Сефрения снова повернулась к Норду. Каменная дева неторопливо кивнула. – Мальчик, – женщина улыбнулась сбитому с толку Родрику, – тебе тоже будет полезно узнать об этом.

– Право руля! – гаркнул Стивенс, подходя к рулевому колесу. – Шевелитесь, салаги, если жизнь дорога!


Оуэн вздрогнул и зажмурился, снова проваливаясь в мягкие объятия вещего сна. Неужели опять? Он ошарашенно охнул, когда открыл глаза и понял, что вглядывается в ужасающую бездну, из которой, закручиваясь тонкой сизой дымкой, тянулись крошечные вихри. Сновидец стоял у окна, по пояс высунувшись наружу. Он бесстрашно смотрел вниз на затянутую плотным туманом пропасть под стенами невысокого замка, выполненного искусным зодчим в форме раскрывшего пасть дракона. Магистр посмотрел вдаль, и отделенный Иеольским морем остров удивительным образом приблизился так, словно сновидец посмотрел в гномью подзорную трубу. Оуэн по-звериному втянул воздух и почувствовал едкий запах гари, идущий с материка.

Земля, открывшаяся его необычному взору, полыхала. Изогнутые алые языки пламени лениво тянулись вдоль лесной гряды, подгоняемые нарастающим ветром. Стоило огню лишь прикоснуться к сухим соломенным крышам маленьких приземистых домиков, как они тут же вспыхивали и за считаные мгновения сгорали дотла. Огонь, не задерживаясь на обгорелом остове уничтоженного строения, перепрыгивал с крыши на крышу, оставляя после себя лишь черно-серое пепелище.

Драконьи земли, государство в государстве, свободное от каких-либо политических ограничений, располагалось на небольшом острове в нескольких милях от Тэдж-Эверенса. Башни дрэйлиновского дворцового комплекса тонкими шпилями выделялись на фоне небесной лазури. На самом верху одной из них сновидец задумчиво облокотился на узкий подоконник и хмуро смотрел из окна вниз. Взглянув в небо, он прищурился, рассматривая крошечную точку на темно-сером небе. К замку неторопливо приближалась запряженная пятеркой крылатых лошадей колесница. Вечерний патруль Драконьих земель, состоящий из трех драконов-стражей, заметил визитеров еще на подлете к острову и теперь неспешно планировал к колеснице, выстроившись в боевой порядок.

Странный фокус его нового обзора удивил сбитого с толка сновидца еще сильнее. Осознав себя в вещем сновидении, он по привычке огляделся в поисках зеркала. Магистр быстро нашел его на стене напротив. Из зеркала на него смотрело огромное чудовище с уродливой крокодильей мордой, увенчанной толстыми, лихо закрученными рогами.

– Адрен! – ошарашенно прошептал Оуэн.

На тупоносой морде отразившегося в зеркале дракона мелькнула тень удивления.

– Кто здесь? – настороженно спросило чудище, обводя свои покои раскосыми змеиными глазами.

Сновидец, тщетно пытаясь подстроиться под странный, носящийся бешеным вихрем поток сознания древнего драконьего бога, с трудом ориентировался в коротких прямолинейных, словно выстрел из арбалета, мыслях дрэйлина.

«А ведь байки о том, что драконы не могут врать, не лишены смысла», – подумал Оуэн, стараясь выровнять ход своего мышления.

Адрен немедленно произносил вслух то, что приходило ему в голову, совершенно не обдумывая сказанное и не меняя его смысл. Его сознание было единым целым с мыслями.

– Я знаю, что ты тут, – проговорил дракон, прислушиваясь к своим ощущениям. – Поговори со мной! – приказал он.

– Да, я тут, – отозвался Оуэн и поднял вверх зеленые перепончатые лапы в церемониальном приветственном жесте. – Ты прав, о великий Адрен.

– Кто ты? – строго спросил Старейшина, рывком опуская лапы. – И как ты проделываешь это со мной?

Сновидцу показалось, что в голосе дрэйлина послышалась нотка интереса.

– Я? – Он замолчал и надолго задумался.

Странно, но на этот раз его сознание не спешило сливаться с сознанием того существа, в котором оно так бесцеремонно поселилось. Это было непривычно. Оуэн знал, что должно было пройти какое-то время, прежде чем его разум спрячется в потайном и самом укромном уголке сознания своего нового хозяина. Но на этот раз его неожиданным образом разоблачили. Гигантский ящер чувствовал, что в его рогатой голове поселился кто-то чужой и ему придется делить с ним свой разум. И теперь жаждал объяснений.

– Я сновидец. Сейчас я просто вижу сон. – Оуэн все же решился ответить правду и, вздохнув, признался: – Я здесь не по своей воле.

– Ты дракон? – спросил Адрен, подходя к зеркалу ближе. – Я не чувствую в тебе силу своего племени…

– Нет, – помедлив, проговорил сновидец. – Я обыкновенный человек.

– Простые люди не могут перемещаться в сознание Старейшин, – после некоторого раздумья заявил Адрен. – Это значит, что ты не обыкновенный человек, – сделал он вывод. – Кто послал тебя?

– Никто. – Магистр попробовал улыбнуться. Драконья морда приоткрылась в жутковатом оскале. – Среди людей иногда рождаются сновидцы. Мы видим сны о том, что было и что должно произойти, – пояснил он и с неохотой добавил: – В основном то, что было. Будущее пока закрыто от меня.

– Прошлое? – задумчиво повторил дрэйлин. Он, не отрываясь, смотрел в зеркало, словно гипнотизируя свое изображение. – Это значит, что ты из будущего, – решил он для себя. – Расскажи мне, человек, видящий вещие сны, что там?

– В будущем?

Верховный дракон осторожно кивнул, словно опасаясь, что странный гость может вывалиться из его огромной головы и исчезнуть навсегда.

– Я не могу тебе ничего рассказать, Адрен, – мягко сказал Оуэн и замер в ожидании гнева Старого бога.

– Почему?! – вспылил дракон, сжимая кулаки. – Я должен знать, что станет с моим народом и остальными жителями Тэдж-Эверенса! Я же их Старейшина!

– Если я расскажу тебе, что произойдет, – как можно спокойнее ответил сновидец, – ты сразу же начнешь предпринимать какие-нибудь действия, чтобы предотвратить или, наоборот, приблизить определенное событие. Я прав?

– Ты прав. – Дракон успокаивался так же быстро, как и раздражался.

– Согласись, что своими действиями ты начнешь менять порядок вещей в мироздании и тем самым вносить изменения в события будущего.

– Что ты хочешь этим сказать? – прищурился ящер и тихо зашипел.

– Я хочу сказать: то, что я знаю – это только мое прошлое, – постарался объяснить магистр. – Совсем необязательно, что оно станет твоим будущим и будущим твоего народа. Ты еще не предпринял тех действий и решений, которые приведут к событиям, из которых сложится будущее Тэдж-Эверенса.

– Ты должен подсказать мне, сновидец. – Адрен снова выглянул в окно. – Направить меня в правильную сторону. Объяснить, что я должен сделать, чтобы остановить все это! – Он вздохнул. – Где я ошибся? Ведь моей целью было не допустить всего этого! А получается, что я, наоборот, способствовал началу войны между Игроком и Старейшинами.

– А что ты сам думаешь по этому поводу? – после долгого молчания поинтересовался Оуэн у замершего дракона. – Что собираешься предпринять? Как решил бороться с могущественным врагом?

– Я думал, что ты исчез. – Адрен с облегчением вздохнул и сел на пол, прислонившись спиной к холодной шершавой стене. – Пока я решил просто выжидать. Единственный мой соратник, могущество которого хоть немного сравнимо с моим, – это Нараатта. Но, – он покосился на тихо скрипнувшую дверь, – она слишком горда и своенравна, чтобы прислушиваться ко мне и подчиниться.

– Сейчас не время выяснять, кто из вас кому должен подчиняться, – раздраженно перебил его сновидец. – Вы находитесь перед лицом сильного и беспощадного врага. Он один превосходит мощью всех Старейшин, вместе взятых. Объединитесь и победите его! Сделав это, вы можете продолжить выяснять отношения!

– Возможно, ты прав, человек, – устало вздохнул дракон и закрыл глаза. – Наши внутренние распри отвлекли мое внимание от врага, несущего смерть народам Тэдж-Эверенса. И теперь я должен остановить его любой ценой!

– Это правильное решение, верховный дракон, – поддержал его Оуэн.

– Расскажи мне, как ты это делаешь? Попадаешь в чужое сознание? – поинтересовался дрэйлин, всеми силами борясь со сковывающей мышцы усталостью. – Это какое-то особое человеческое чародейство?

– Раньше каждое вещее сновидение было для меня настоящим испытанием, – ответил магистр, чувствуя, что усталость Старейшины каким-то невообразимым образом передается и ему. – Я мог уснуть прямо посреди дороги или за обедом. Потом я привык и начал предчувствовать приближение волшебного сна и…

– К вам гости, повелитель!

Рассказ Оуэна прервал вошедший в зал высокий широкоплечий дракон с красной нашивкой на груди. Он замер рядом с верховным дрэйлином, учтиво склонив голову.

– Я знаю, Тэйлэйден. – Адрен кивнул. Рывком поднявшись на ноги, он подхватил лежавшую на столе кирасу. – Это Нараатта.

– Вы будете говорить с ней? – Солдат поднял голову.

– Да, буду. – Верховный дракон замер, прислушиваясь к своим ощущениям. Не почувствовав больше чужого присутствия, он приказал: – Труби сбор! Мы объявляем Игроку войну!

– Мы? – выдохнул Тэйлэйден, быстро отступая с дороги верховного дрэйлина.

– Да. – Адрен резко обернулся. – Мы. Или ты желаешь отказаться от участия в столь знатной битве?

– Конечно нет! – быстро ответил дракон. – Просто Нараатта…

– Если понадобится, – склонившись над своим воином, прошипел Старый бог, – я выступлю под ее знаменами…


«Волнорез», величественно рассекая волны, вошел в узкий залив мертольской бухты и под бдительным взором поджидавшего его на суше главы Гильдии королевских наемников пришвартовался. Радуясь скорой возможности сойти на землю, матросы перекинули на берег корабельный мостик. Как только на палубе показался капитан Стивенс, наблюдающий за швартовкой, Челиндер направился ему навстречу. Шесть эльфийских арбалетчиков в длинных черных плащах элитного стрелкового отряда с неизменными широкими капюшонами, наброшенными на головы, сопровождали главу Гильдии, образуя вокруг него некое подобие защитного эскорта.

Матросы «Волнореза» замерли, ожидая указаний своего попыхивающего трубкой капитана. Тот тоже увидел приближающийся эльфийский отряд и, судя по длинной череде проклятий в адрес нежданных гостей, был совершенно им не рад.

– Что случилось, мастер Челиндер? – прямо с борта крикнул Стивенс, кивнув своим людям.

– Мне приказано доставить вас и вашу команду в замок, капитан, – выкрикнул Челиндер в ответ, с напряженной улыбкой поглядывая на своих немногословных сопровождающих.

Эльфы неторопливо достали арбалеты и, зарядив их, замерли в ожидании.

Стивенс ухмыльнулся и неторопливо зашагал по мостику, забавно раскачиваясь под тревожными взглядами своих людей. Сунув руки в карманы, он окинул порт задумчивым взглядом.

– В чем дело, Марк? – вполголоса спросил он, остановившись перед наемником. – Я что-то нарушил?

Челиндер неторопливо подошел к нависающему над ним капитану и так же тихо сказал:

– Контрабанда, Лу. – Не снимая руки с эфеса висевшего на поясе меча, он кивнул на сопровождающих его эльфийских воинов. – Теодор послал со мной свой элитный отряд на случай, если я по старой дружбе решу предупредить тебя или, чего доброго, просто отпущу восвояси. Им приказано стрелять на поражение. В случае чего и в меня тоже, – многозначительно добавил наемник.

– Ты же знаешь, что я завязал с контрабандой много лет назад. – Капитан щербато улыбнулся и сплюнул в бьющуюся о берег воду.

– Ты разучился врать, Лу, – перебил его Челиндер. – Сейчас на твоем корабле находятся четыре древних артефакта, – неторопливо проговорил он. – Их силы с лихвой хватит, чтобы уничтожить Тэдж-Эверенс два, а то и три раза!

– Арте… что? – Стивенс округлил глаза, с удивлением глядя на старого приятеля.

– Не валяй дурака! – раздраженно отмахнулся глава Гильдии наемников.

Это оказалось опрометчивым поступком. Эльфы расценили этот жест за руководство к действию и выпустили по «Волнорезу» первые болты. Видно было, что арбалетчики стреляли не прицельно, а просто демонстрировали свое превосходство в сложившейся ситуации.

– Не стрелять! – гаркнул Челиндер так, что даже успевшие пригнуться матросы невольно вздрогнули. – Все в порядке! Мы просто беседуем!

Эльфийские воины проигнорировали заявление Челиндера и слаженно перезарядили арбалеты.

– Кто у тебя на борту? – раздраженно спросил наемник, делая первые шаги вверх по мостику.

– Моя команда и несколько случайных попутчиков, – ответил Стивенс, все так же упрямо преграждая мужчине путь. – Не глупи, Марк, мой корабль не является юрисдикцией Мертоля. Я подданный Нестерии, не забывай. И без моего разрешения ты не можешь подняться на борт. Я знаю законы…

Матросы, напряженно наблюдающие за разговором своего капитана с главой Гильдии наемников, как по команде обнажили абордажные сабли. За спиной Челиндера эльфы слаженно перегруппировались и замерли в ожидании с взведенными арбалетами.

– Я тоже подданный Нестерии, если ты забыл. И так же, как и ты, прекрасно знаю законы, – улыбнулся наемник так мягко, что капитан невольно отступил. – В твоих интересах прямо сейчас проводить меня к твоим случайным попутчикам подобру-поздорову. Иначе я больше не смогу защищать тебя даже в память о тех передрягах, в которых мы побывали. И отзови своих ребят. – Он кивнул на переминающихся с ноги на ногу матросов. – Немедленно!

Стивенс сжал зубы и осторожно поднял руки. Повернувшись к своей команде, он излишне радостно проговорил:

– Все в порядке, парни. – Он кивком указал на Челиндера. – Это мой старый друг Марк, и мы действительно просто беседуем.

Матросы неохотно расступились и образовали вокруг буравящих друг друга напряженными взглядами мужчин кривоватую дугу.

– Пойдем побеседуем, – ступив наконец на палубу, сказал Челиндер и, не оборачиваясь, проследовал к каюте капитана.

– Не спускайте с них глаз, – бросил Стивенс своей команде и направился вслед за наемником.

– Где они? – как только за спиной капитана закрылась дверь, спросил глава Гильдии. Он больше не улыбался. – Где эти грешные Карты, Лу?! Я с трудом уговорил Теодора дать мне возможность переговорить с тобой первым! Сейчас твоя команда находится всего в шаге от гибели… Одно неосторожное движение – и он просто сожжет твой корабль, а потом поднимет невредимые артефакты со дна.

С палубы до мужчин донеслись приглушенные голоса, дверь в каюту с грохотом распахнулась, и на Стивенса свалился старпом «Волнореза».

– Капитан! – стирая с лица кровь, выдохнул он. – Этот ушастый не пожелал подчиниться и…

В каюту неторопливо спустился один из сопровождающих Челиндера арбалетчиков. Высокий изящный эльф. Темный, почти черный цвет волос, практически не встречающийся у светлых эльфов, и смуглая кожа явно говорили о его далеком родстве со считающимися вымершими темными эльфами. Увидев вошедшего, Челиндер ощутимо занервничал, но, наткнувшись на ледяной взгляд арбалетчика, проглотил заготовленную фразу.

Оглядевшись по сторонам, эльф внимательно посмотрел на капитана и вкрадчивым, полным достоинства голосом проговорил:

– Меня интересуют две вещи. Первое: где Карты? Мне доложили, что на вашем судне их было четыре. Передайте их мне. И второе: кого вы приняли на борт, затопив пиратский бриг «Веселый тролль»?


– Да пошевеливайся же, парень! – прошептал Нарви Грэю, как только на корабельный мостик ступил Марк Челиндер.

Спустить на воду небольшой на вид, но неимоверно тяжелый подводный аппарат оказалось не так-то просто. Матросы, загораживающие вылезающих из потайной дверки беглецов, громко закашляли, заглушая гневное шипение гнома.

– Что вы как дети?! – одернула их Сефрения и сильнее вцепилась в трос. – Нужно скорее убираться отсюда. Погрузимся под воду и всплывем где-нибудь подальше от бухты. Карты ни при каких обстоятельствах не должны попасть к эльфам!

– Сейчас единственный наш союзник в Мертоле – это Тоир, – кивнул гном, помогая опускать батисферу на воду.

Стоявший рядом Норд равнодушно наблюдал за происходящим, невозмутимо держа на руках завернутого в парусину Адрена. Старейшина наконец-то перестал менять облик, остановившись на личине старшего из братьев Роу. Прижав к груди тускло мерцающую Карту, он мирно спал, изредка вздрагивая во сне.

– Чем дольше мы тут копаемся, тем больше у нас шансов попасть в лапы к эльфийской дюжине, – проговорила дрэйлина. – Эти воительницы не знают пощады.

– Воительницы?! – с любопытством поглядывая на замерших на пирсе эльфов, переспросил Родрик.

– Единственный в Тэдж-Эверенсе отряд эльфиек-телохранителей, – пояснила Сефрения. – Это не простые арбалетчики, как может показаться на первый взгляд. Перед тобой боевой отряд натренированных лично Теодором убийц, безоговорочно преданных своему хозяину и давших обет убивать любого, кто посмеет без позволения подойти к правителю Тэдж-Эверенса ближе чем на десять локтей. По пирсу рассредоточены остальные воительницы из этого отряда.

– Что они здесь забыли? – Грант бросил быстрый взгляд на замершие на пирсе фигуры.

– Они всего лишь выполняют свою работу, – сказала дрэйлина, внимательно разглядывая эльфиек сквозь тонкую повязку на глазах. – Охраняют своего повелителя.

Один из ожидавших Челиндера на пирсе эльфов положил свое оружие на землю, снял капюшон и начал неторопливо подниматься по корабельному мостику. Вставший на его пути старпом замер и, дернувшись, кубарем скатился по ведущей в каюту капитана лестнице.

– Посмотрите! – воскликнул Родрик, с интересом разглядывая ступившего на палубу арбалетчика. – Это мужчина! Эльф с темными волосами и очень необычным лицом…

– Дай-ка я посмотрю, – пробормотал Нарви. – Не может быть! – Он озадаченно посмотрел на Сефрению. – Неужели сам правитель Тэдж-Эверенса пожаловал к нам в гости?!

Переглянувшись с Тогом, дрэйлина кивнула и начала быстро спускаться по переброшенной за борт веревочной лестнице.

– Живее, мальчик! – скомандовала она уже устроившемуся в кресле пилота Гранту. Принимая из рук Нараатты задремавшего Адрена, она встревоженно обернулась. – Нужно скорее убираться отсюда!

– Быстро! Быстро! – В люк переспелым яблоком свалился гном и, посторонившись, освободил место скатившемуся за ним Родрику. – Заводи!

– Что за спешка? – Потеснившись, Грэй усадил мальчика рядом с иллюминатором.

– К нам пожаловали нежданные гости, – ответила дрэйлина.

Родрик, не скрывая детского восторга, с открытым ртом озирался по сторонам.

– Нравится? – спросил Нарви и, гордо надувшись, проговорил: – Это я его сконструировал.

– Правда? – восхищенно глядя на гнома, выдохнул Родрик.

– Вы конструктор, мастер Тог? – поинтересовалась Сефрения, с трудом протискиваясь назад. – Очень интересно.

– К сожалению, все закончилось довольно плачевно для клана Железнобородов, – недовольно пробормотал гном и зло дернул бородой. – Какие-то прохвосты стащили у меня чертежи за неделю до начала строительства первого прототипа!

– Да что вы говорите?! – воскликнул Грант, задраивая люк. – Какие негодяи!

– И не говори. – Тог сурово сжал кулаки. – Если когда-нибудь судьба сведет меня с ними, клянусь святой секирой, я разорву их на части!

– В каком несправедливом мире мы живем, – поддержала гнома дрэйлина и повернулась к щелкающему тумблерами молодому человеку. – Не правда ли, Грэй?

– Да не то слово! – откликнулся Грант и нервно сглотнул. – Погружаемся.


– Оставим его здесь, – прошептал Грэй, загоняя подводную сферу под старый полуразвалившийся мост.

Стоя по пояс в воде, он торопливо привязывал чудо-аппарат к торчащей из воды опоре.

– Нужно скорее связаться с Тоиром, – проговорил Нарви.

– Ты так уверен, что ваш староста сможет защитить артефакты? – поинтересовалась Сефрения.

– У вас есть другие предложения? – огрызнулся гном, выливая воду из сапога. – Я готов их выслушать и…

– Стоять на месте!

Столь неожиданный приказ застал беглецов врасплох. Нарви замер, напряженно глядя на побледневшего Гранта.

– Эльфы, – одними губами прошептал тот.

Гном стиснул зубы, не давая вырваться проклятию.

– Что случилось? – невозмутимо поинтересовалась дрэйлина, повернувшись к замершей с взведенным арбалетом воительнице.

– Вы арестованы по приказу нашего правителя Теодора III Миротворца, – звонким и очень мелодичным голосом ответила та, снимая капюшон. Под ним оказалось совсем еще юное точеное личико русоволосой эльфийки с огромными синими глазами. Махнув рукой поджидавшей ее напарнице, она прокричала: – Скорее сюда! Я нашла их!

– Давайте не будем делать глупостей. – Неторопливо обернувшись, Тог осторожно поднял руки. – И все спокойно обсудим…

Кто-кто, а он прекрасно знал, что любое резкое движение может показаться эльфийской воительнице угрозой и почтенный гном неожиданно обзаведется парой лишних дырок в новом камзоле.

– Можете больше об этом не беспокоиться, – раздался за их спинами спокойный, немного надломленный голос. – Эти беглецы пройдут со мной.

– Да что ты будешь делать! – прошипел Нарви, снова оборачиваясь. – Святая секира! – Увидев говорившего, он, не раздумывая ни секунды, преклонил колени.

Примеру гнома тут же последовали все его попутчики. Лишь Каменная дева и Адрен так и продолжали прятаться в тени старых балок наполовину сгнившего моста.

– Ваше величество, – побормотала арбалетчица, увидев перед собой изящного темноволосого эльфа. Чуть не выронив оружие, она тоже опустилась на колени. Проглотив подступивший к горлу комок, воительница пролепетала: – Ваше величество, я думала, вы… То есть… Мы все думали, что вы поднялись на «Волнорез», и прикрывали вас!

– Все хорошо. – Теодор III, правитель Тэдж-Эверенса и глава эльфийского сообщества, кивнул и позволил юной эльфийке встать. – Ты прекрасно выполнила свои обязанности. А теперь иди к своему отряду. За нами уже приехали.

И правда, к причалу лихо подкатила небольшая карета, запряженная четырьмя взмыленными псолаками. Подскакивая на кочках, она круто развернулась у самой кромки воды. Из кареты вышел красный от еле сдерживаемого гнева Тоир.

– Всем оставаться на своих местах! – прокричал староста и обвел присутствующих рассерженным взглядом. Увидев Теодора, он ошарашенно моргнул: – Это… – Гном замолчал и, нервно дернув щекой, пробормотал: – Странно.

– Тоир. – Хмуро глядя на обескураженного гнома, правитель Тэдж-Эверенса сделал шаг вперед.

– Ваше величество! – Ректор почтительно поклонился.

– Но, – пробормотала арбалетчица, переводя взгляд со своего повелителя на гномьего старосту.

– Ты можешь идти, – повелительным жестом отпустил воительницу Теодор и, потеряв к своей телохранительнице всякий интерес, повернулся к замершему в нерешительности старосте.

– Ваше величество, – повторил ректор. Опустившийся на одно колено, он так и не поднял головы. – Я приехал, чтобы… – Он запнулся и гневно засопел.

– Чтобы препроводить наших арестантов в темницу, – закончил за него Теодор. – Встань.

– Да, конечно. – Выпрямившись, гном злобно покосился на своего заместителя. – Прошу вас пройти в мою карету, ваше величество, – почтительно проговорил он и открыл перед правителем Тэдж-Эверенса дверцу.

Теодор неторопливо кивнул и подошел к старосте.

– Ты в большой беде, мальчик, – прошептал Тоир, как только темноволосый эльф поравнялся с ним. – Хильда чуть с ума не сошла, когда ты пропал. Я еле успокоил ее, наврав с три короба!

Лицо севшего в карету юноши рывками менялось и принимало привычные озорные очертания.

– Радуйся, что этой девчонке не пришло в голову поинтересоваться, почему ее правитель ростом с гнома! – Ректор строго посмотрел на Родрика.

Вслед за Теодором в карету забралась Сефрения и Норд с дремлющим Адреном на руках. Сменив облик, мальчик устало улыбнулся.

– Как вы нашли нас?

– Скажи спасибо своему браслету, – бросил в ответ гном. – Оуэн смог отследить его.

– Тоир. – К старосте подошел Нарви и, смущенно кашлянув, сказал: – В наш план придется внести некоторые коррективы…

– Если ты о двух воскрешенных мятежных Старейшинах, – глядя своему заместителю прямо в глаза, проговорил ректор, – то не беспокойся. Я уже в курсе. – И, понизив голос, гневно прошипел: – Все в королевском замке уже в курсе, Нарви! Все члены совета! – Он побагровел. – Я тебя попросил тихонько привести Карту и разобраться с демоническим зверьком! А ты что сделал? Воскресил Старых богов?

– Собственно, это был не совсем я, – промямлил гном, пытаясь оправдаться. – То есть я, конечно, принял некое посильное участие в произошедшем. Но…

– Завтра вечером все главы сообществ собираются в королевском замке на торжественном ужине. – Тоир тяжело вздохнул. – После этого Теодор проведет чрезвычайный совет. До тех пор тебе и твоему новому приятелю, – он раздраженно кивнул на притихшего Родрика, – придется отсидеться где-нибудь в спокойном местечке и охранять Карты. Как только Теодор поймет, что его провели, он бросит все свои силы на ваши поиски. Леди Сефрения?

– Я позабочусь о Старейшинах. – Впервые в голосе всемогущей дрэйлины послышалась усталость.

– Я слышал, – подал голос молчавший до этого Грант, – что старый Парс частенько сдает одну из комнат в своем доме.

– Что ж… Пускай будет старый Парс. – Нарви обреченно вздохнул. – Но как Теодор обо всем узнал?! – Он снова посмотрел на старосту.

– Всегда найдется тот, кто шепнет эльфийским соглядатаям парочку правильных слов, – раздраженно буркнул ректор и постучал по стенке кареты. – Поехали!

– Шеа![34] – услышали беглецы резкую команду кучера, и карета резво сорвалась с места.

– Неужели Челиндер? – Скрипнув зубами от злости, Нарви сжал кулаки.

– Вряд ли, – после некоторого раздумья ответил Тоир.

– Думаешь, он на нашей стороне?

– Марк? Он всегда только на своей стороне. – Староста невесело усмехнулся. – И я искренне надеюсь, что в настоящий момент у нас общие интересы.

Гномы хмуро переглянулись.

Нарви отодвинул плотную занавеску и невесело посмотрел