Book: Алхимик



Вереницын Пётр Федорович

Алхимик

Не читать Нежным Душой и Трепещущим Чувством: Выгода, Похоть и поиски Силы живут на этих страницах! Проскользнуть ядовитою тенью между Жвал у Сильнейших, крысой помойной зарыться у кучи отбросов… Магии Дар получив, ты останешься быдлом?

Посвящается Тёмной Стороне

Глава 1

Шанс

Шанс!

Его так просто упустить,

Но легче локоть укусить,

Чем новый шанс заполучить.

Сл. Н.Олева, А.Балагина

Тот, Сами знаете Кто, думает, что наказал меня. Что!? Нет, выдуманный киногерой, здесь, ни при чем. С виду, он простой руководитель ролевой игры…

Я получил свой шанс, в одной из них, оставив скуку существования простейшего одноклеточного — путёвка в новый мир, способности к одному из редких видов магии, явились божественным даром, причем в прямом смысле этого слова. Однако, «божественный контракт» не обещает возвращения на Землю, да и просто, выживания, а способ наполнения «бензинового бака», для моей, свежеприобретенной «сверхспособности», явно был написан очень мелким шрифтом! Куда более мелким, чем способно разглядеть мое не самое острое зрение.

Участвовать в ролевой игре весело, особенно если забраться в класс алхимиков — как это сделал я. Мне с детства нравились взрывы, поджоги и фейерверки, и это, всеобщее увлечение детворы перешло и во взрослую жизнь.

Нетрудно экипироваться фейерверками в наше время китайского изобилия, но не пытайтесь выйти, с одним этим, к опытному ролевику, организатору игр, Арагорну Московскому. Всем понятно, что можно нехило покалечить не только себя, но и окружающих, устроить пожар!

Поэтому я занялся изготовлением менее опасного оснащения и «брони». Железо доспехов я таскать не собирался, уроки физкультуры не были моим самым любимым предметом, да и под летним солнцем производить перегонку себя, любимого в потные и пахучие выделения, могли по моему мнению только законченные «гоблины исторической реконструкции». Впрочем, я благоразумно и трусливо не собирался озвучивать это мнение вслух, поскольку, оные гоблины, отличались куда лучшими физическими кондициями, а стоимость услуг дельных стоматологов и хилое здоровье окончательно накладывало магическую печать молчания на мои уста.

Понятно, что прясти, домотканную одежду, плести лапти из лыка, а также добывать уголь и серу в шахтах я не собирался. Разумная доля изобретательности, модифицирующая основу из магазинных товаров, а также спиртосодержащие жидкости и фейерверки для заключительных посиделок у костра, с девчонками, по моему плану должны были придать мне достаточно популярности среди рядового состава. Главное было не попасться на глаза устроителям игры сразу, сначала нужно было слегка пропиарить свои товары. Иначе можно было вылететь пинком под зад, с ярлыком ленивого халявщика, а так найдется пара голосов в мою пользу.

Поэтому первым делом я стал мастерить перенсоной PR-стенд он же «сундук алхимика». Дном стал деревянный лоток с невысоким бортиком, стенки сделал из плексигласа, чтобы страждущим было неплохо видно «флаконы с зельями», в качестве которых выступили всем известные бутылки, этикетки с которых я старательно отпарил. Чтобы избежать обвинений в притаскивании ящика водки, флаконы разделялись установленными вертикально картонными трубками отечественной и китайской пиротехники. Внутрь «бутылочного строя» поместился светодиодный фонарь. Он подсвечивал пару «дамских пузырей» с шампанским. По стенкам я разместил несколько перемигивающихся лампочек, благо паяльник в моих руках держался нужным концом, и несложные схемы были мне по плечу.

Провода питания были соединены электронным прерывателем, а он запитывался от батареи фонаря, через любовно просверленные в его корпусе дырочки. Кнопка управления была выведена на жесткую ручку — перекладину вверху ящика. Теперь при ее нажатии, «сундук алхимика» перемигивался «загадочными огнями», что было достаточно эффектно, особенно в сумерках, как раз к времени посиделок у костра.

Оставшееся пустым место было щедро заполнено фейерверками — снарядами «минометной схемы». Самодельный миномет представлял связку из трех пластмассовых труб с общим креплением и сошками. Одновременный запуск обеспечивали жестяные заглушки с прорезями, которые перед запуском следовало сбрызнуть авиационным бензином через систему общего поддона. Таким образом фитили можно было зажечь снаружи, причем практически одновременно. Флакон с бензином — пятновыводителем я прихватил.

Вес ящика набрался изрядный, но в бою я таскать это чудо не собирался. Это был мой пропуск на игру — кто же откажется от бесплатного развлечения, вечером, у костра. Взятка электорату была обеспечена, и даже подписана (изнутри к прозрачному плексигласу была приклеена распечатанная крупными буквами надпись — алхимик).

Следовало заняться вооружением. Ближний бой был категорически противопоказан, но на расстоянии нескольких шагов я собирался использовать духовую трубку — плевательницу. Стрелять засушенной бузиной — «алхимической пулей». Правда скорострельность ожидалась не высокой.

Оружием дальнего боя следовало стать рогатке, патронами для которой служили доработанные пробковые шарики диаметром 10 мм, прикупленные в рыболовном магазине. Я их рассверлил, поместил внутрь маленькие свинцовые шарики грузил, и заклеил отверстие. Шарикоподшипники я отверг — все таки калечить и убивать по настоящему не стоило. Кончено дальность тоже была невелика, но можно было ухитриться выстрелить в толпу 2–3 шариками сразу — «алхимической картечью».

Поразмыслив, я все таки предусмотрел оружие «ближнего боя» — одну (правую) «перчатку для рукопашного боя» из магазина спортивных товаров. Её черный цвет позволял заявить в игру «железный кулак», конечно я не претендовал на её действенность против доспехов, но против игрока без доспехов я мог претендовать на нанесение «оглушающего удара».

В качестве доспеха я взял защитный жилет из того же магазина, выглядел неплохо, позволял в игре слегка побороться с противником не имеющем режущего оружия. В общем проводим пунктом «кожаный доспех». Смягчить «магазинный вид» мне поможет нашитая поверх ткань защитного цвета.

Голову защитит боксерский шлем, то же в классе легких защит. Пренебрегать защитой головы я не собирался, именно её «повреждения» являются основной проблемой ролевых игр, поэтому претензии исторических реконструкторов я собирался отводить, все-таки я не профессионал — игровик, а всего лишь любитель! На всякий случай, закрасил черным маркером белые буквы рекламы.

Ботинки и штаны были взяты обычные, выбранные в охотничьем магазине из соображений удобства и дополнительных игровых функций не несли.

Охотничий подсумок вместил в себя фляжку с водой, компас, спички и нож, подумав я добавил туда спичечный коробок соли, рыболовную снасть с мелким крючком-заглотышем. Завершив экипировку, я завалился спать — завтра должен был подъехать мой приятель, Сашка, который и вытаскивал меня время от времени на всякие сборища.


Глава 2

Игра унылых


Включиться в игру удалось, хотя задержавшееся начальство в лице Бродяжника Арагорна и слету просекло все мои ухищрения, особых возражений против по сути, тылового юнита ни у кого не было. Мне просто хотелось отдохнуть на природе, в приятной компании. Игру, как и короля тоже лепит свита, и поэтому легкие юниты нужны. Уточнили правила для моего атакующего арсенала — для того чтобы «убить» игрока в средней защите мне нужно было либо пять раз попасть в него бузиной или тремя пробковыми шариками. «Железная рука» признавалась действенной против легкой защиты, но легкий удар нужно было нанести реально. Легкого юнита можно было завалить «тремя плевками», или одним шариком, маги могли отразить такой удар свитком защиты. Попадание одиночной бузины должно было слегка глушить легковесов.

Это было разумно, и я не возражал, реально одолеть «одоспешенного гоблина», шансов не было, разве что он будет крепко связан веревкой.

Сценарий игры предусматривал нападение двух армий людей на затерянный храм эльфов, прячущийся в «эльфийской роще». Междуусобный бой разгорался среди людей, за обладание храмовыми сокровищам, а оставшихся в живых добивала эльфийская стража. Игровой бой распался на отдельные сражения тяжелых и легких юнитов. Явление магов, выкашивающих людей в доспехах было бы вселенской несправедливостью по отношению к энтузиастам вытачивания копий и ковки железных доспехов.

Так как у меня не было ручного щита, а магия защиты алхимику недоступна, то в начале боя я, в составе толпы магов поддержки, ломанулся в тыл врагу по оврагу, насобирав на штаны немало репейников. Гениальная стратегическая мысль оказалась поровну распределенной по головам королей, поэтому навстречу нам выбежали такие же «репейники» врага.

В полном соответствии с песней Высоцкого я двигался примерно в середине толпы, рассматривая своих коллег в качестве «живого щита», и это себя оправдало. Бумажки с заклинаниями взаимно уложили на землю первые ряды нападавших. Детский навык стрельбы из трубки не подвел, и бузина «оглушила» какого-то друида. Пока он доставал из запутавшейся мантии «свиток заклинания» я хлопнул его «железной рукой» по плечу, однако счастье победы продлилось не долго, меня тут же крепко приложили сразу двумя «магическими посохами».

Переходу побоища в обычную драку помешал смех десятка девчонок — «эльфиек», заглянувших сверху в овраг и сообщивших что мы расстреляны из луков, а раненые добиты из жалости как жертвы неснимаемого заклинания репейника.

Впрочем, репейник вполне снимался с одежды, хотя приятного в этом было мало. Все потянулись в лагерь, заниматься приготовлением вечерних посиделок. Я организовал позицию для «минометной стрельбы», на соседнем пригорке, а также выкопал канавку для вытянутого в длину костра — стартовой позиции. Надо было достичь массированного салютного залпа, для этого я наполнил ямку хворостом, а с края протянул проволоку, привязав ее к трем колышкам. Обычные ракеты были подвязаны к проволоке, опускаясь фитилем хворост, при этом я придал им наклон в сторону от скопления народа. Конечно, гораздо эффектнее было бы бабахнуть у всех над головами, но я не был уверен что эта затея хорошо закончится, тем более возле автомобилей.

Закончив приготовления, я доложился Арагорну, на что он благосклонно кивнул и взмахом руки отпустил меня к костру, возле которого собрались мои «однополчане», благосклонно принявшие меня в свою компанию.

Приятно посидели! Шашлык, под водочку и вино для девочек, безумное количество самых разных будербродов, быстро развязали языки, и беседа потекла легко, часто прерываясь смехом, у некоторых костров зазвучала гитарная музыка. Минут через сорок темы «первого круга» начали иссякать, и Арагорн дал команду «стрелять».

Полив бензином хворост я подпалил его, а затем отбежал к «минометному гнезду», запускать «строенную дуру». Ракеты взлетели конечно не единой стеной, но все равно бодро стартовали в течении минуты, осветив небо безумием красок и россыпью горящих цветов. Народ фейерверк оценил одобрительным гулом, который перекрыл визг девчонок после строенного бабаха «минометных бомбочек». Минуты за три, я отстрелял боезапас. Конечно это не дракон огня в фейерверке Гэндальфа, но для непритязательной публики прошло на ура (кричали ура в основном перебравшие парни).

Вернувшись к костру, получил пару наградных, пока восторг не выветрился из хмельных голов. Разговоры пошли по второму кругу, разбившись на кластеры знакомых, в голове у меня шумело и поэтому я ввязался в разговор наших «штатных магов». Обсуждалось исполнение «голубой мечты» — стать настоящим магом. Горячился маг-огневик Андрей c «воздушником» Сергеем, «пьяный базар» в очередной раз коснулся темы существования магии, первый аргументировал нереальность оной, заявляя что это мечты неудачников, второй порол чушь про экстрасенсов.

— Тогда зачем ты отыгрываешь мага, неудачник? — сделал неотразимый выпад Сергей.

— Эх, ты, дурак, не понимаешь МЕЧТЫ — здесь душа горит! — пьяно и оскорбительно выкрикнул Андрей.

В разговор торопливо вмешалась девушка Андрея, видимо пытаясь предотвратить пьяную драку:

— Да какая разница, есть магия или нет, сюда мы приезжаем отдохнуть и прикоснуться к мечте, а то что это игра, так вся наша жизнь игра!

— Что? Где? Когда? Кому? Сколько раз? — заржали пьяные парни.

— Болваны, да и о чем бы Вы смогли мечтать, если бы стали магами? Вам нужно только одно! — обиделась Таня.

— Маги мечтают стать архимагами, это же очевидно! — протянул Сергей.

Меня к этому времени уже здорово развезло, устраивая фейрверк, я здорово волновался, всегда волнуюсь выступая перед людьми, а тут еще накатил водки, поэтому влез со своей репликой:

— Развитие способностей в таком случае не может быть мечтой, мечта это нечто запредельное, призрачное и недостижимое.

— Просвети нас, всезнающий! — «взмолились» болваны.

— Запросто! Маг должен мечтать о бесконечном источнике манны, короче говоря, о пленном боге.

Повисла ошеломленная тишина, взгляд смотревших на меня медленно менялся, причем в чём то это изменение было одинаковым, хотя цвет глаз у всех троих был разный. Люди смотрят на психа каким-то особым образом, не так ли? Тут Таня удивленно перевела взгляд мне за спину, я рефлекторно обернулся и увидел Арагорна, который очень странно смотрел на меня. Я не специалист по взглядам, но только что я видел как смотрят на психа, так вот взгляд Арагорна был не таким. Он меня испугал так, как я не боялся с детства, до сосущего ощущения в животе и слабости в ногах, я отвел взгляд и панически выкрикнул:

— Шутка! И вообще, что-то мне плохо, наверное «перепил» подкрался.

Парни пьяно засмеялись, а я шустро отполз в сторону палатки, украдкой оглянувшись, впрочем Арагорн ушел дальше, к другому костру.

— Может показалось? — пробормотал я заползая в спальный мешок, и вытер рукавом рубашки внезапно выступившую испарину со лба.

Похмелье и так неприятное ощущение, но если тебя пробудили рывком, выдернув из счастливого забытья, оно бъет по нервам как тапком по таракану. Я сел и расстегнул молнию.

— Что за черт! — Тело двигалось само и только голосовые связки управлялись мной, что позволяло ругаться скрывая свой испуг. Второй раз за день я испугался, только теперь страх был такой, что я бы обмочился, но телом управлял кто — то другой! На рынке ощущений я бы продал свое втридорога, как первоклассный ужас, внезапно стать пассажиром в собственном теле!

Между тем, тело напялило обувь, и направилось к костру, за которым сидел… Арагорн!

— На хрен ролевые игры, больше никогда и ни за что! — пронеслась в голове мысль.

— Платить пора, за шутки подлого шута, трум-турурум, тум — насмешливо напевал и отбивал ритм, этот «похититель моего тела».

Мысли начали метаться как тараканы в ванной при включении света. Множество мыслей выстроилось в связные и ещё большее количество образовывало бессвязные цепочки. Платить за шутки?

— Б-Бог? — вырвался у меня идиотский, но логичный вывод.

— Да. — Арагорн вальяжно почесал задницу и присосался к горлышку бутылки пива, которая обнаружилась в его руке, запотевшая, гипнотически притягивая взгляд «зрителя».

Однако, его праздник брюха, внезапно прервался судорожным кашлем — отшвырнув недопитую бутылку он уставился на меня так, что мне поплохело. Я тут же поспешил вставить свои «пять копеек»:

— Ваша божественность, прошу учесть смягчающие обстоятельства — дурное влияние американских фильмов, работу пионером и чистосердечное раскаяние.

Пауза драматически затягивалась, и мой внутренний индикатор неприятностей решительно перемахнул стрелку через простое «поплохело» — забыть про сверхъестественную потерю власти над своим телом не удавалось даже с помощью паршивого стёба.

— Тебе очень повезло, что я Бог Игры, иначе, сейчас, ты бы начал отсчет своей личной Эры Боли. Какой там у тебя был последний вариант поглощения моей силы — высасывание мозга, через носовые полости с помощью металлической трубочки? Да, ты «реальный отморозок».

Демонстрация виртуозного чтения мыслей проняла меня до «самой печенки», испугавшись, я уже на «полном серьезе», торопливо начал оправдываться:

— Ваша Честь, это просто привычка мышления, чисто теоретическая, с детства старался широко перебирать различные варианты. Прошу, Вас, это всего лишь естественная зависть низшего существа, к высшему, даже сейчас я не могу перестать завидовать Вашей Силе!

— Какая изворотливость и готовность пресмыкаться, задумчиво протянул «высший судья» — ого, ты этим гордишься!

— Ваша Честь, я уверен, что автор, написавший афоризм, «человек, это звучит гордо», просто тонко иронизировал и не был понят потомками. Возможно, существует вариант наказания, не безнадежный для меня? Разве столь ничтожной фигуре, как, например, пешка в шахматах, не предоставляется шанс стать ферзем.



— Ферзём? Изумительная наглость — уже задумчиво протянул Арагорн, любуясь свечением тлеющих углей, оставшихся от прогоревшего костра.

— Может просто Магом? — я затаил дыхание, о-о моя Мечта…

Громкий хохот разорвавший тишину ночи, как ни странно, никого не разбудил, хотя Арагорн веселился с наслаждением, даже вытер выступившие слезы.

— Ох уж эти удовольствия телесной оболочки. Уже добродушно посетовал он через некоторое время, похоже, слегка умаявшись смехом. Думаю, Богу Шуток ты бы понравился.

— Будет тебе «наказующий квест», но с возможностью повышения «левела» — типичный сценарий, «миссия спасения»:

Я замер, боясь спугнуть свою «птицу счастья завтрашнего дня».

— Поручаю тебе задание: В течении одного земного года ты должен освободить плененного в мире Тонарам бога, известного как Свет.

— Там что, кромешная тьма и ускоренное время? — вырвались у меня вопросы.

— Молчать, пока я выношу приговор! — Арагорн уже не казался добреньким, его тень почему-то начала вращаться, как у астрономического гномона, в течении солнечного дня, только быстрее.

— В случае невыполнения задания твоя душа переходит в мое полное владение, отказываясь от естественных прав на цикл перерождения. Смерть подсудимого не считается смягчающим обстоятельством и будет означать провал миссии.

Труба дело! Это была полная труба!

— Для выполнения миссии, своей силой я предоставляю тебе дар алхимической магии и знание местного языка.

Твое слово?

— Уважаемый Высокий Суд, учитывая мое чистосердечное раскаяние, я прошу увеличить мне срок…

— Достаточно, хватит и того что ты фактически признал себя виновным.

Вот это фокус! Выходит я мог себя и не признать виновным?

— В этом случае тебе было бы гораздо хуже — отрезал мои мысли Арагорн — светило там имеется. Ход времени практически совпадает с земным, тебе повезло, это очень похожий Мир. Я предоставлю тебе небольшой набор алхимических зелий и походную сумку.

— Да пока я буду разбираться в Магии…

— Я вложу в твою память начальные алхимические знания, а ты уже начал мне надоедать! — я благоразумно заткнулся.

Бог вышел из тени. Буквально! Он перешагнул через круг, похоже, образованный его бешеной тенью, и зачем-то зашел мне за спину.

— Шутка! — он пинком сбил, мое бедное тело, прямо в этот страшный круг! Легкий побочный эффект в виде раскалывающей задницу боли мгновенно исчез, мое сознание вывернуло из тела в шар бешено вращающихся теней, быстро погасивших отблески костра и свет звезд до непроглядного мрака, а дух закружило, в десятки крат сильнее чем в детской карусели.

Вращение сознания остановилось столь резко, что меня просто вбило обратно, в тело, которое тут же вырвало вонючей струей, свалилось на землю и погасило мое самосознание.


Глава 3

Крыса


Иногда жизнь посылает нам откровения. Очнувшись, я внезапно понял, что выражение «уснуть лицом в салате» ничуть не оскорбляет своего адресата, оказывается есть великое множество других вещей, уснуть лицом в которых намного неприятнее. Осознание этой простой истины заставило меня откатиться в сторону от «места посадки» и машинально вытереть лицо рукавом рубашки.

На удивление, следов похмелья не было никаких, руки и ноги были на месте, а так как встав, я их разглядел, то очевидно и мое крепление для глаз — голова не оторвана. Задница болела, но это было справедливо — «божественный пинок»!

Вокруг была типичная березовая роща, характерная для средней полосы России, но я не сомневался что это другой мир — мне было явлено достаточно атрибутов могущественного существа, чтобы сделать простой вывод. Устраивать такое, чтобы просто наплести вранья, никто не будет — не настолько я ценный кадр. Точнее, совсем не ценный, но такие уточнения будем гнать от себя для сохранения самооценки.

Недалеко от места моего «падения» лежала кожаная сумка, напоминающая школьный ранец из-за наличия широких плечевых ремней. Полагаю, алхимические атрибуты, не отстегивая клапана я накинул ремни на плечо и стал оглядываться. Справа в просветах между деревьями виднелась открытая поляна, а на ней тройка отдельно растущих, разлапистых сосен. Я направился к ним, двигаясь медленно, все еще оглушенный СОБЫТИЕМ, но это проходило, и в моих мыслях начинали проявляться перспективы. Хреновые перспективы!

Я устроился на развилке ветвей разлапистой сосны, с некоторым трудом взобравшись на среднее в тройке дерево. Следовало поразмыслить, да и обзор с высоты должен быть лучше. Впрочем, ненамного, ничего такого особенного я не увидел — стену деревьев рощи из которой я вышел, приличное пространство покрытое волнующейся травой (наверное степь или как там правильно называть) и еще одну березовую рощу вдали.

Волны травы завораживали, настраивая на медитативный лад, и я стал искать «внутри себя» магию, вспомнив, как старался собирая меня путь Арагорн. И через некоторое время она нашлась! Часть меня, как сознания (привязка к телу не ощущалась) была наполнена странной энергией, я постарался сосредоточить ощущения и внезапно стали подтягиваться термины и знания, по смыслу связанные с «темой медитации». Сосредоточившись на вытянутом знании, можно было подтянуть — вспомнить связанное с ним. Некоторое время я скользил по связям бездумно, хаотично выбирая «направления».

Потом я встряхнулся, и начал искать направленно. Прежде всего, следовало разобраться откуда мне следует пополнять бак с алхимической манной. Я конечно не гений, но предположить основную проблему любого мага я мог — чтобы зачерпнуть манну, нужно уже ее иметь и для заклинания вычерпывания из окружающей среды. Многие на Земле пришли к выводу, что мы просто не можем зачерпнуть, не имея «начального капитала». Если я сейчас начну магичить, то во-первых можно глупо остаться с «сухим баком», а во-вторых меня могут запеленговать.

— Гадство!..!..! — крепкие слова вырвались сами, выбросив меня из медитативного состояния, от волнения я чуть не свалился с развилки веток. Чтобы успокоиться я стал размеренно и глубоко дышать. Ну что же, неприятно, но все же не божественное проклятие.

Несомненно, магия один из моих основных шансов на выживание, вот только если в город громогласно войдут вместе некромант и алхимик, еще неизвестно, кого первого начнут забивать кольями осведомленные граждане. Алхимическая манна извлекалась из разрушения результатов человеческого труда. Вот только при этом эта самая продукция портилась обязательно, а возникшую у меня мысль, пристроиться к потоку отходов, немедленно пресекло знание — обязательно нужно было испортить что-нибудь, считающееся полезным. Хуже всего, что во сне, при неполном «баке» я терял контроль над поглощающей способностью.

Помните голливудские фильмы про колдунов и скисающее молоко, а также огонь, горящий чадным, синим пламенем? Вот Вам и признаки спящего поблизости алхимика! У горшечника начнут трескаться горшки, у кузнеца металл станет портиться, становиться губчатым, у сыродела протухнет сыр. Начальные знания алхимии не перечисляли всего, что еще портилось у людей, но я не сомневался, что список очень велик.

Очевидно, алхимия, это человеческая разработка, все способы получения манны были слегка, э… подловаты. Думаю, если в этом мире есть другие виды разумных существ, алхимиков среди них не найдется. Впрочем, первое разочарование прошло, я человек, а значит должен соответствовать, быть подлым и изворотливым. Возможно, найдутся способы экранирования, или другие источники манны.

В конце концов, за получение магии, я на Земле был готов отдать многое, а здесь отдавать буду даже не я! Учтем, что, достигнут только «level one» и сильно подозрение, что верховные алхимики способны поглощать самые парадоксальные источники манны и даже выкачать её из пленного бога, впрочем эту мыслишку я постарался сразу выгнать, не хватало еще получить по самые помидоры от местной верхушки! Правда призрачная надежда вернуться с магией на Землю, слегка тускнеет, понятно что тонкая электроника массово начнет отдавать концы и демаскирует меня в глазах спецслужб, впрочем, этот «суперприз» еще не отсвечивал в конце тоннеля.

Алхимия была круто замешана на ритуальной магии, возможно даже отпочковалась от нее, здесь многое решало право и принадлежность, «рулила» казуистика. Например, извлечение манны из продуктов моего труда, оказывается возможно только с помощью сознательного усилия. Например, если я разведу костер, и засну рядом, то манна на автомате извлекаться не будет, так как костер «мой».

Лучше бы конечно, наоборот, хотя это как посмотреть, если бы это было не так, пришлось бы привыкать ходить голышом, так как ткань одежды быстро бы разлезлась. А с другой стороны, зелья, приготовленные мной, теряли бы ночью свои свойства, вследствии пожирания магической составляющей. В этом свете вставал вопрос, что будет с зельями в сумке? Поразмыслив, я понял, что ничего им не будет, принадлежность богу-создателю для моего уровня непреодолимый барьер к поглощению. Следовало высоко ценить не только зелья, но и саму сумку, флаконы и коробочки — раздобыть аналогичные практически невозможно, вряд ли предметы бога валяются на каждом шагу, пусть это не артефакты силы, но в вопросах ритуала они обладали особыми свойствами, или точнее, правами.

Слегка успокоившись, я стал вытаскивать знания по собственно применению алхимической магии, уже привычно убедился, что в этой банке меда найдется кружка де… дегтя. Наибольшей властью я обладал над химическими процессами внутри моего тела, и это было просто здорово, это был мёд! Я мог теперь долго обходиться без пищи, старение тела было замедленно, еще не так уж и сильно, но при увеличении «левела» можно было надеяться… м-да. Омоложаться я не умел. С водой было похуже, она требовалась чаще.

Следующей ступенью, на которой я обладал меньшей, но все еще существенной властью, были… так сказать производимые мной вещества. Мне стало понятно, почему древнюю алхимию сопровождали по записям очевидцев несколько неприятные запахи. В мои мысли подтянулось знание заклинания «ядовитый плевок», и кхе-кхе «огненная струя», впрочем имеющая и ядовитую вариацию. Покрутившись вниманием возле них, я к сожалению не дождался… «коричневой гранаты», либо некоторая брезгливость была все же свойственна алхимикам, либо первому уровню это было недоступно.

«Ядовитый плевок», поразмыслив, я начал готовить. Мысленную конструкцию следовало подготовить и разместить некий скелет заклинания, в памяти, чтобы иметь возможность быстро пустить его в ход, напитав манной и совершив ритуальное действие (плюнув попросту). Обнаружилось что мой объем магической памяти совсем не велик — через минуту, завершив процесс подготовки, я ощутил, что еще два, максимум три «плевка» и произойдет переполнение. Чем оно чревато, было пока не понятно. Я потратил минуту на еще один заряд, и убедился что места осталось еще только на один. Впрочем внедренные знания говорили о том, что объем памяти растет при его регулярном использовании.

Появилась и первая мысленная заметка — мне нужна была духовая трубка, для увеличения дальности и точности плевка. Кроме того, ядовитый плевок очень сильно нагревался, практически вскипал и следовало поберечь глаза. Сам яд мне, как алхимику был не опасен, а вот горячий пар вполне мог навредить. Кстати, побочные знания о запахе миндаля, сопровождающем действо, позволили установить связь с земной химией — ядом являлась синильная кислота HCN, и азот в ее состав поглощался из окружающего воздуха, выделяя значительное количество тепла.

А вот дальнейшее удаление по оси координат моей эгоцентричной системы мира рисовало печальный график. Доступная мне сила воздействия быстро убывала по расстоянию. Да еще действовали ритуальные ограничения! Простой круг начерченный мелом, защелкнутый поясной ремень, браслет, надетая на шею цепочка создавали барьеры. Стена города, как и стена дома тоже давали защиту от меня. Еще большую защиту давала принадлежность тела живому, а тем более разумному существу.

На минуту я отвлекся на размышления о проблеме с моей манной — как при таких ограничениях у алхимика проявлялись демаскирующие признаки, а тем более он мог хоть что-то поглотить? Знание пришло — защищала разумного, действовала, пока он не спал, защита принадлежности — пока владелец помнил о конкретной своей вещи, защита начертанного круга — пока начертивший удерживал внимание на нем и он был цельным. Защита дома ослабевала при открытии двери или окна, защита города — крепости при опускании ворот. Защита принадлежности тела рушилась от ран и ослабевала от царапин, повреждающих кожу. Еще я мог использовать различные проводящие среды — совсем как электрические провода.

Но больше всего защиту повреждали неосторожные слова, даже натянутым образом подразумевавшие «разрешения на доступ» или передачу прав.

Кроме того, магическое действо зависело и от моего физического расположения относительно цели — например при рукопожатии мне уже становились не важны любые надетые пояса и амулеты, кроме разве что, вшитых под кожу, но я надеюсь, что таковых не водится в этом мире. На моем лице появилась мстительная улыбка — что там рукопожатие, удар кулаком, по моему к примеру лицу теперь становился очень опасным делом, так как дополнительно возникало право возмездия. Впрочем, улыбка быстро прошла — я подумал о том что бить меня ногами, в сапогах к примеру, по прежнему довольно безопасно, не говоря уже о том, чтобы воткнуть в меня острую железку.

Да, возникнет право возмездия, вот только железка не станет проводником моей магии по праву принадлежности и факту ритуала победы, да и мне будет уже все равно.


Глава 4

Придумай Врага


Следовало произвести инвентаризацию алхимической сумки и привести мысли в порядок — я начинал тонуть в деталях и тупить не по-детски. Кому страшны мои ядовитые плевки? Они не завалят даже некрупного хищника, разве что повредят его глаза и приведут в ярость, после чего он по запаху или слуху доберется до меня и отвратно начнет себя вести. Вообще следовало установить мораторий на внешнюю магию!

Некий «икс» в этом Мире пленил Бога, автоматически, «икс» был очень крут — и тем что смог, и тем что получил. Залипание местного бугра в древней ловушке, не имеющей живого владельца, не «катило» — Арагорн в этом случае, явился бы сам и слупил бы с пленного бонусы, за освобождение. Бритва Оккама, полоснув по мыслям, оставила два очевидных варианта:

— Архимаги или святоши — я попытался поставить точку, вслух. Вариант враждебного бога, отбрасываем прочь, в трусливой надежде, что, в такие игры, смертные пешки не ставят! Увы, мозги отказались выбрасывать такой расклад, идейка вертелась как бумеранг.

Мысленная разборка готовых скелетиков, заклинания «ядовитый плевок», добавила интересных ощущений — они были словно проволочные модели, с пружинками. Забавно сжимать нечто мыслью и ощущать его сопротивление, а затем удерживать от перекашивания при «выдергивании ребер». Плюсом было то, что тренировки по расширению магической памяти можно было проводить в любое свободное время и я надеялся, что их нельзя было засечь на расстоянии, по крайней мере, большом.

Я еще раз осмотрелся вокруг, и со вздохом начал слезать с дерева, отдав небольшую дань жалению себя, любимого — как же, выкинули из уютного мирка, лишили любимого дивана и ленивого времяпрепровождения.

Содержимое сумки, разложенное на траве, не впечатляло изобилием. Фарфоровая ступка с пестиком, берестяная коробка с набором из шести пустых флаконов грамм на сто каждый, размещенных в ячейках, разделенными полосами из коры. Также нашелся солидный по размеру нож в деревянных ножнах с металлической окантовкой.

Достав нож я внимательно осмотрел его, клейма не было, значит бог не схалтурил на материализации, подменив ее телепортацией из ближайшего охотничьего магазина, хм, а ведь для ритуальной магии я имею полное право называть его «ножом бога», но можно и подстраховаться для гарантии:

— Даю тебе имя: «нож Бога».

Вот! Теперь дважды формально, но тем не менее действительно для магического ритуала. Если свяжусь с вызовом какой-нибудь энергетической сущности, её ничтожные возражения о духе и букве магических законов для ритуальных предметов, можно будет гордо, с презрением, проигнорировать.

Нож имел приличную толщину и внушающую уважение режущую кромку, а вот желобка на нём не было, это был инструмент алхимика, а не боевой нож. Машинально я пощупал пальцами толщину лезвия, и пробормотал:

— Науглероженная сталь, булат, значит легированием Арагорн не балуется, по старинке работает.

— Э, с чего это я так решил? — вслух я продолжил свои мысли.



Привычно подтянулось знание, плавно перешедшее в понимание — я «взял нож» и значит получил на него ритуальное право, ну а при сниженном барьере сработало «алхимическое чувство вещества».

— Оп-па, я теперь аналитическая лаборатория, на двух ножках, да еще и элементы опознаются в привычных мне названиях.

Это следовало немедленно проверить, я глубоко вдохнул воздух и закрыл глаза. Не то чтобы у меня высветились цифры процентного состава, но «количество присутствия» различных веществ я ощущал. Правда сосредоточенность быстро пропала, а состав «пробы» стремительно изменился — легкие поглощали кислород и похоже, пары воды. До химически точного чутья было еще далеко, нужно было потренироваться.

Должен быть более простой путь и менее стремительно меняющиеся пробы, решил я. Для сложных тренировок время еще не пришло, пока у меня нет надежного убежища. Кстати, для того, чтобы решить, надежно убежище или нет, у меня еще нет и информации об опасностях этого мира.

— Ладно, бессмысленно перечислять, чего у меня еще нет. Чего у меня только нет! — скаламбурил я.

Кстати, следов ковки на лезвии ножа не было, и это наводило на интересные размышления, впрочем, решительно отложенные до лучших времен.

Вернув нож в ножны, и положив его, я продолжил инвентаризацию, шесть заполненных флаконов, закрытых пробковыми крышками, каждый размещен в своем берестяном футляре. Кисет, но не с табаком, а с дюжиной пробок из коры. Лопатка, здорово похожая на саперную, тоже без клейма, из того же материала, но с деревянной ручкой, вроде бы эвкалиптовой, хотя я на Земле его в глаза не видел, но чувства алхимика, похоже, не знали такого уж точного разграничения наук, как у нас.

Последним нашелся геологический молоток с ударной стороной и острием в форме зубила-лопатки, он имел собственный деревянный чехол.

— Сурово, минимальный набор — продолжил говорить сам с собой я, впрочем, не знаю точно, что составило бы полный набор, но в походной сумке он бы явно не поместился. Я поочередно вынимал полные флаконы, и зажав в ладони, определял их основной состав. Итак, у меня был — бензин, концентрат яда белладонны, атропина, затем шел никотин. На этом жидкости заканчивались и оставались флаконы с порошками. Проверка показала серу, мышьяк и обычная поваренная соль.

— Намек понял, алхимик это гад ядовитый, четыре яда из шести позиций, да и сера при окислении кислородом тоже не сильно полезное вещество — а при неполном окислении так вообще жутко вредное.

Впрочем, это было логично, слабые существа в природе, компенсируют таким образом угрозу от сильных существ.

Собрав божественные предметы обратно в сумку, кроме ножа, который был немедленно прицеплен на пояс штанов, я направился обратно в березовую рощу, из которой пришел. Следовало добыть березовых палок из молодой поросли для организации хоть какого-то настила на облюбованной мной развилке сосновых ветвей. Учитывая мою неопытность горожанина, времени на это довольно уйдет много, а солнце уже начинало клониться к горизонту, следовало устраиваться на ночь. Спать на земле я не собирался.


Глава 5

Прими Аксиомы


Меня разбудили утренние лучи Солнца, полагаю создатели миров тоже во всю используют Copy&Paste, так что выдумывать новых названий не буду, тем более что местные наверняка уже их придумали, избавив меня от утомительного и бессмысленного творчества. Несмотря на то, что я порядком замерз и искололся лапником на моем лежаке, я был доволен, ведь я жив и пока свободен, владею магией. Пока следовало довольствоваться этими критериями комфорта.

— Здравствуй новый мир, искреннее желаю тебе расцвета магии и мирно множащейся жизни.

Глупо я себя не чувствовал, узнав насколько важны слова для ритуалов, к тому же я нисколько не врал, маскирующий расцвет магии мне бы не помешал, а мирно множиться — очень приятное занятие. Суперсилы и сверхреакции я пока не «надыбал», но вот насчет выносливости — к гадалке не ходи, допинг алхимика автоматический и побочных эффектов можно не опасаться, во всяком случае сильно. Женщины ценят выносливых в постели, так что можно множиться.

Приятно грезящий, я тем не менее выводил свое тело из сна, залечивал ранки и укусы насекомых, следовало действовать. Уже привычно потратил минут десять на сборку и разборку «ядовитого плевка», подумав, оставил один на крайний случай в магической памяти. Неприятно ощутил небольшое снижение запаса энергии, пока мне не хватала опыта для количественной оценки.

Спустившись с дерева и совершив утренний моцион, приступил к планированию, кстати «бесценные вещества» пока собирать не стал, во-первых, собирать их в «божественные флаконы» было как-то кощунственно. Во-вторых, и в наиважнейших, угроза пеленгации никуда не исчезла.

Внутреннюю алхимию, я принял, непеленгующейся, как аксиому. Полностью остановить внутренние процессы, использующие манну, я все равно не мог. Это было все равно, как перестать дышать.

Поэтому, собрав манатки, я пошел вдоль края рощи, произвольно выбрав направление. Я старался идти не спеша, изредка делал глубокие вдохи и проводил анализ, однако заметных изменений в составе воздуха не обнаруживалось, поэтому я забросил это дело. Вместо него нашлось более привычное — в лесу попадались грибы, к тому же я теперь легко определял их съедобность, правда с сожалением выбрасывая ядовитые (проверять свою ядовитостойкость не хотелось, а складировать ценное сырье было некуда). Сумка была только одна, и в нее я складывал будущую еду, вроде бы белые грибы.

Здорово умаявшись и уже давно набив сумку грибами, я при очередном глубоком вдохе без всякого анализа ощутил близость открытой воды. Размеренно шагая, я внимательно вслушивался, стараясь заранее услышать людей или собак, буде таковые находятся поблизости. Однако без всяких проблем я вышел на берег небольшой реки и не обнаружил там не то что никаких толпящихся врагов, но и живности, за исключением гнуса и каких-то птиц.

В некотором ступоре я замер — что делать дальше? Однако изворотливый мозг тут же родил идею — следовало протестировать воду. Зачерпнув воду ладонями, я чуть не упал на задницу — на меня обрушился водопад ощущений, замутивших даже мое чувство равновесия. Вода была куда более богатой на информацию чем воздух, чувствовался не только состав, но и какие-то странные ощущения. Правда все это было так перемешано, что разобраться было сложно.

Выплеснув воду я задумался, в принципе, если вспомнить земную гомеопатию и экстрасенсорику, вода не только растворитель но и переносчик какой-то информационной составляющей. Похоже перенос «энергетических влияний» входил в область действия алхимии, правда, скорее всего, высшей, уж очень тонкая это была материя.

Ну что же, попытка номер два — я снова зачерпнул воду тем же макаром, но свое алхимическое чутье «загрубил». Теперь я чувствовал в основном вещественную составляющую, похоже в воде было многовато меди, а также всякой неясной органики. Проверим, что мы можем в области органической химии, я словно увеличительным стеклом придвинул «картинку чувств», увеличивая масштаб. С непривычки я увеличил масштаб слишком сильно и отшатнулся — похоже выше по течению плавал как минимум один разлагающийся труп, безаппеляционно диагностируемый «дохлым человеком».

Брезгливо выплеснув воду, я вытер руки об траву — и я еще собирался пить отсюда воду! Нет уж, поищем родник выше по течению, впрочем и на источник столь неприятных веществ придется взглянуть, он тоже в этом направлении. Где человек, там, возможно и его вещи, а вещи мне сейчас нужны! Особо пригодился бы котелок. Правда, преждевременно раскатывать губу не стоило, возможно «ныряльщик» плавает голый или неучтиво обходился без него.

Что такое поход через прибрежный лес? Это царапающиеся ветки, заросли крапивы и… долбанная паутина! Далеко не сразу я сообразил добыть ветку и взмахивать ей перед собой. Вдобавок к паутине частенько были прикреплены маленькие долбанные паучки, мерзко пытающиеся побегать по моей коже. Еще это куча кровососущих насекомых.

Я остановился, пораженный пришедшим в голову воспоминанием, из какой-то книжки, то ли фантастики, то ли фентези. В общем, там был персонаж, заимевший улучшенное тело, оно само высасывало насекомых, желающих испить крови, питалось ими. Достаточно было переплыть через заболоченное озерцо с кучей пиявок чтобы знатно пообедать. Хочу! Хочу! Вот только у него был дополнительный процессор в виде подсаженного детеныша энергетического существа. Но идея была вкусной, очень вкусной! Решить, хотя бы частично, проблему питания за счет гадских насекомых, желающих поиметь с меня, а я поимею с них. С точки зрения ритуала все было просто прекрасно — воткнутые жвала, жала или что там у них, фактически помещали насекомых в область внутренней алхимии.

Сосредоточившись, я смог отравить очередного комара, вот только сдохшую тварь с ее жалом приходилось вытаскивать самому. Травля медленным ядом, по факту, не принесла даже морального удовлетворения. Нет, чудик был прав, их надо жрать, вот только как? Сначала переварить, а потом впитать, или наоборот? Бр-р, я вдруг представил себе болезненность втягивания овода до его переваривания, все таки я не амеба и мне будет крайне неприятно затягивать его под кожу! Я даже не представляю как это сделать, и не собираюсь представлять.

Значит, сверхбыстрое наружное переваривание, потом поглощение и финальное «охрупчивание» наружного хитина, чтобы остаток самостояльно осыпался. Да, пока задача мне не по зубам. Однако в копилку идей помещаем, вместе с поиском дополнительных энергетических контроллеров. Автоматизация рулит, или по крайней мере, должна рулить.

Продолжив движение, я к середине дня обнаружил загрязнителя воды — искомый человек и пароход устойчиво держался на границе двух сред, зацепившись за корягу. Верхняя часть также активно загрязняла воздух, как нижняя — воду, поэтому визуальному обнаружению предшествовал зажатый нос и поспешное перемещение навстречу ветру.

Обогощать меня никто не рвался, одежды не было, как и браслетов и других крупных украшений, видных с того расстояния, на котором я остановился. Впрочем, возможно у него были золотые зубы, но я на этот клад не рассчитывал и проверять не собирался. Тот кто озаботился снятием одежды пропустить золотые зубы просто не мог.

Поспешно отойдя, я подбил бабки — найденыш давал мне только факт своего так сказать существования. Весьма вероятно, вверх по реке есть брод, близко проходящая дорога или поселение, но ни в коем случае не город. В противном случае при анализе воды я бы первым делом заметил загрязнением нечистотами, а в случае развития техники — маслами или другими нефтепродуктами. А может его сбросили с какой-нибудь лодки? Тоже не исключено.

Срезав несколько камышей и выбрав самый толстый, я сделал короткую духовую трубку и собрал в памяти еще два «заряда». Теперь меня хватит аж на три «ядовитых плевка» и если они потребуются, то мне будет не до опасности пеленгации. Как говорится не до жиру, быть бы живу.

Через пару часов путешествия, когда я уже стал задумываться об устройстве на ночлег, показался край леса, а по ноздрям ударил характерный запах навоза. Подойдя к крайнему дереву, я осторожно выглянул из-за ствола. Передо мной открылась картина большого луга, зажатого в разрыве полосы леса и упирающегося в речку, а примерно посередине проходила дорога! Не асфальтовое шоссе, а обычная лесная дорога, с набитой колеей. Сам луг был изрядно загажен коровьими лепешками и изрыт копытами, вились столбами крупные мухи. Аналогичная картина виднелась и на другом берегу реки, хотя видел вдаль я не самым лучшим образом.

Очевидно, здесь был брод, через который перегоняли скот. Большего мои куцые таланты следопыта не сообщали.


Глава 6

Притворись «лепешкой»


Опять лезть на дерево!

— Блин, деэволюционировать что ли в обезъяну? — мрачно бормотал я, забираясь по веткам высокой березы. Вид с высоты был беден на открытия — разве что дорога на соседнем берегу ныряла в небольшую рощицу, которую луг охватывал с обоих сторон, своеобразный островок леса посреди огромной «поляны».

Повертев головой, я заметил гораздо лучший наблюдательный пункт — разлапистую сосну шагах в трехстах вдоль опушки, к тому же стоящую несколько обособленно от окружающих ее берез. Правда это отдаляло меня от брода, но это и к лучшему, наверняка перегонщики становятся очень нервными при переправе, а мне нужно на них посмотреть.

Не заметив с высоты ничего подозрительного, я перебрался к облюбованному дереву и уже гораздо ловчее взобрался на него. Здесь меня ждал сюрприз, к счастью неживой — я не первым желал наблюдать перегон, ближе к верхушке, на дереве был оборудован небольшой насест, искусно замаскированный ветвями.

— Кто виноват и что делать? Извечные русские вопросы, мрачно пошутил я, удобно усевшись. Пожалуй тут можно было и переночевать, можно было вполне удобно вытянуть ноги, вот только не хотелось отбрасывать копыта в результате внезапного визита владельца недвижимости.

Некоторое время я размышлял о создании сигнальной системы, благо идея, позволяющая частично обойти запрет воздействия на вещества внешнего мира у меня появилась. Был, был у меня «объем», который я мог без труда сделать «внутренним». Если к примеру небольшой пузырек с веществом поместить на язык, а потом закрыть рот, то будет что? Правильно — это будет область внутри меня! Вот только пузырька подходящего размера у меня пока не было, да и как сделать сигнальную сеть я не знал.

Спустившись с дерева, пришлось плестись обратно, в сторону реки. Я решил поискать гостепреимства на другом берегу реки, углубившись в лес, в сторону от дороги. Перед бродом пришлось буднично снять ботинки, носки и закатать штанины. Подумав, прошел чуть выше по течению, и тщательно проверив воду, осторожно напился. Пошел в лес, стоящий выше по течению, хотелось сохранять направление движения, создавая для себя иллюзию планомерных действий.

Пришлось долго искать подходящую сосну, а потом устраивать настил из молодых березок с лапником. Уже улегшись в темноте, с полчаса собирал и разбирал скелеты заклинаний, тренируя память, судорожно обширивая закоулки мозга, надеясь найти что-нибудь боевое. Похоже проблема безопасности встала в полный рост и я по прежнему беззащитен, к тому же мне нужно регулярно спать. Кстати, как быстро портятся грибы? Я не знал, но сил и желания ими заниматься уже не было. К тому же, засыпая, я внезапно понял, что не знаю как их приготовить.

Ура! Я опять проснулся живым и плевать что исколотым и искусанным. Немного портил настроение неуклонно убывающий уровень манны, но я не усомнился в себе. Прорвемся! Привычно пожелал вслух Миру благ, которые не помешают и мне, совершил моцион и утреннюю сборку-разборку спеллов. Обнаружил что грибы испортились, пришлось выкинуть подальше.

Срочно нужно было что-нибудь сожрать, жрать манну было нехорошо, она мне понадобится для более ценных дел. Затягивая ремень обнаружил, что похудел на «одну дырочку». Самоедство пора было прекращать и я побрел в сторону реки. Жители воды были беззащитны перед моими ядами, вот только течение воды делало их возможный расход очень большим, поэтому пришлось искать небольшую заводь с узким горлом, а потом делать из веток загородь.

Решил использовать концентрат белладонны, плеснув половину флакона. Глушеную ядом рыбу собрал руками, набрался пяток каких-то серебристых рыбок и щука, мелочь собирать не стал. Для потрошения пришлось использовать заточенный ножом срез сухой ветки, не хотелось портить ритуальную вещь фактическим убийством рыбы. Подумав, отказался и от идеи чистить им чешую, пришлось мучится с сухими сучками. Сполоснув водой заводи руки, я разложил выпотрошенную рыбу на листьях лопуха и щедро посолил. Минут через пятнадцать стал есть, весь измазался, было противно и неудобно. Откусив кусок, закрывал глаза и старался помочь усвоению веществ с помощью внутренней алхимии, это помогало.

— Что же, алхимик это фактически паразит на теле общества. А я так еще и городской паразит. Надо выбираться к людям.

Сняв одежду быстро искупался в реке и стал сушится за кустами, у берега. Потянуло дымом! Запах каким-то образом усиливался у реки, или ощущался у нее лучше всего. Предположим, пожаловали перегонщики скота, следовало за ними проследить и определить в какую сторону вдоль дороги нужно идти. Одевшись я осторожно стал пробираться к краю леса, забирая в сторону от реки. Как выяснилось, я осторожничал зря — скотогоны оставались на том берегу, с которого вчера пришел я, они жгли костер и что-то готовили, что именно я не видел. Коровы разбрелись на лугу, но их сторожили двое верховых и похоже СОБАКА!

Ветер сносил дым в мою сторону, но мне что-то не улыбалось приближаться к собаке, она в два счета учует меня, а может даже и наведет преследователей. Погонщики с виду были люди, но с такого расстояния я не мог рассмотреть деталей — может у них острые уши или это вообще орки какие-нибудь. Некоторое время я тупо пытался сообразить как выглядят орки или эльфы, но потом выбросил эту идею из головы. Как я интересно вообще могу кого-нибудь отличить?

Как решить проблему собаки я внезапно понял, хотя неприятный момент в этом решении был. Ну да хочешь жить — крутись! Я присмотрел за выступающим из лесного строя деревом старую коровью лепешку и вздохнув, отломил от нее крошечный кусок, затем, зажмурив глаза, положил ее в рот. Подавив рвотный рефлекс, запустил внутреннюю алхимию и немного помудрив изменил запах своего пота. Выплюнув мерзкий кусочек я открыл глаза, принюхался и констатировал факт, что теперь я воняю как груда коровьего…

Практически сразу же пришлось активировать уже проработанную идею с самоотравлением насекомых, только пришлось настроить срабатывание на прикосновение к поту. Ведь это уже было ритуальным объединением двух в одно целое, не так ли? К счастью в этом случае индивидуальной реакции не требовалось и заклинание действовало «в целом». Просто пот в месте контакта становился весьма ядовитым для насекомого.

В надвигающихся сумерках я стал медленно пробираться к берегу, благо костер погонщиков был практически рядом — на соседнем берегу, видимо им хотелось прохлады. Когда я подобрался близко, уже совсем стемнело. Вода хорошо разносила звуки, а я собирался только подслушивать, разглядеть что-нибудь было просто нереально.

Кстати, у погонщиков были двое часовых, они же по совместительству приглядывали за коровами, которые сбились теснее и похоже, спали стоя, похоже как и лошади четырех сидевших у костра. Не знал, что скотина спит стоя, подивился я своему озарению. Надо было проникнуть в другой мир, чтобы узнать сию тайну мироздания! Между великих открытий я не пропустил начала разговора, похоже после еды народ потянуло поболтать:

— Борк, может выставить часовых и на другом берегу?

— Карв, ты кретин, без плеска и шума реку быстро не перейдешь, а мой Черныш учует любого за сорок шагов!

— Но луки…

Раздавшееся рычание вожака отряда прервал другой голос.

— Борк не рычи, Карв еще молод и не понимает очевидного. Если к нам подкрадываются люди с луками, то мы мертвецы в любом случае. Мы не воины и с коровами да быками не побегаешь.

Да, открытие такого расклада здорово приложило молодого Карва, и он решился прервать наметившуюся тишину не скоро.

— Дядя Тальк, почему же тогда разбойники не отбивают весь перегоняемый скот?

Похоже гадский дядя раскурил какое-то приспособление, что-то вроде трубки, раскатившаяся табачная вонь вызвала ворчание вожака, который напомнив про дежурство, удалился на боковую.

— Карв, мои слова должны остаться между нами и не потому, что это великая тайна, просто есть вещи которые не говорят, по крайней мере, при чужих. Все знают что все знают, но вот ты похоже еще нет. Объясню по-родственному:

— Разбойники тоже люди и при перегоне мы всегда отчитываемся о несчастном случае с парой-тройкой голов скота, мясо которого донести было невозможно, на такой жаре оно быстро портится. Ну там сломанная нога, а то и шея для разнообразия… Управляющий барона вовсе не дурак, но приличия нужно соблюсти, понимаешь?

Карв был достаточно сообразителен:

— Значит мы скоро встретимся, до Фарона всего четыре дня пути, а убыли среди скота еще нет?

— Верно племянник, верно, молодец! Пялиться не надо, ну встретились с парой путешественников и разошлись. А мясо, так это ж так, по-соседски. Ни к чему вмешивать господ или упаси Свет священников в наши дела. Наша проблема не разбойники, а доведенные до крайности крестьяне, разоренные горожане и прочие.

— Кстати, учти, Борк тебя сам спровоцировал своими рассказами, иначе он бы по другому тебе объяснил, что решения вожака перегона молодым оспаривать не следует. А я не лез с объяснениями раньше времени, потому что хотел проверить тебя сам. Не обижайся, родственники бывают разные, а на перегоне поломанная шея грозит не только скоту. Теперь спи, скоро дежурить.

Кто бы мог подумать, что подкрадываться гораздо сложнее, чем отползать, а ведь совсем недавно я мысленно чертыхался считая что это самое худшее. В темное приходилось предварительно обшаривать место, куда я собирался ставить ногу. Впрочем, шагов через пятьдесят я выбрался на луг и стало полегче. Еще шагов через сто я расслабился, и свободно отошел на достаточное расстояние, чтобы безопасно углубиться в свои мысли.


Глава 7

Решил? Передумай


Подобъем итоги: Социальный строй скорее всего феодальный, уровень развития военной техники — средние века, применяются луки. В той стороне, куда я сейчас иду, в четырех днях коровьего хода, некое поселение Фарон. Учитывая секрет на дереве, завтра утром состоится эпохальная трехсторонняя встреча скотогонов и местных разбойников, а также зарезаемых коров, наблюдение разбойники, скорее всего ведут уже сейчас. Я остановился и зайдя в лес, надолго замер, прислонившись к стволу и прислушиваясь. Раз меня еще не убили, значит пока не заметили. Ах да, еще есть священники, похоже Света, которых вмешивать в дела страшнее, чем господ. Автоматом вытекает существование прислужников Тьмы, естественно сосредоточия зла.

Как ни странно, есть продвижение и по магии. Похоже структура магопамяти содержит оперативную — в которой я собираю зародыши спеллов, рабочую — из которых я могу их задействовать и долговременную, возможно обычную, не магическую. Я так решил, потому что заклятия «коровьей вони» и «смерть москитам» теперь мог собрать вновь, и жрать навоз снова для этого не требовалось, я их теперь помнил и так. Впрочем отключать их я пока не спешил, завтра здесь пойдет собака, не хватало еще чтобы она взяла след.

Найти в темноте оборудованное мной дерево было нереально, поэтому подальше углубившись в лес, я забрался на развилистую березу и кое-как пристроился подремать. Заклинания отключил, налетевший порыв свежего воздуха показал мне, что одежда изрядно провонялась и пожалуй, теперь некоторое время мне «коровья вонь» без надобности.

Свежесть утра и солнечные лучи пробудили мое затекшее и одеревеневшее тело, ну зато я не исколот иголками лапника, попытался сострить я, залечивая укусы и с тревогой ощущая что уровень манны упал еще. Впрочем, я снова жив и по-прежнему свободен, что удивительно учитывая мою беспечность. Подбордрив себя таким образом я традиционно поприветствовал Мир.

Выйдя к опушке и выглянув из кустов я убедился, что скотогоны и разбойники встают гораздо раньше чем я, ленивый городской житель. Свежие лепешки явно указывали, что стадо угнали дальше, и не было сомнения, что свое незаконное дельце высокие договаривающиеся стороны обтяпали. Халявного мясца в лесу не захочет только полный овощ, я убедился в этом сам — есть хотелось опять.

Пора принимать стратегическое решение: разбойники или Фарон?

Несомненно, манну в Фароне подкачать легче, вот только за местного меня примет только слепой и то не факт. Кроме того там имеется власть и священники. Несомненно, священники будут настолько добры, что пустят на благое дело содранную с меня кожу. Иллюзий по поводу того, с какой яростью святые пастыри жаждут монополизма в сфере чудес я не питал. Вдумайтесь только — они претендовали на весь Свет! И кстати, это ставило жирный плюс в колонке с версией «Святоши».

Минусы были и у варианта разбойников, у них несомненно были следопыты, и то что меня до сих пор не нашли — просто везение. Привлечь внимание было вполне реально, я не сомневался, что дозор секрета до сих пор сидит в схроне и будет там еще некоторое время — контролирует отход. Вот только передавать решение своей судьбы в чужие руки было так зыбко, противно да и просто страшно!

Выход мне виделся один — магия, без вариантов.

Правда я пока не знаю, какая, но это такая мелочь, потирая щетину, покрывшую подбородок за время скитаний, подумал я. Итак: нам несомненно тесно в одном лесу, мне нужны их шмотки, жратва, кухонная утварь и конечно, продукты и деньги. Вывод прост — или я, или они. Как боевая единица я ничего из себя не представляю, следовательно, убивать должен кто — то другой. Магический наемник, значит демон, решено. Плевать, что в знаниях вложенных Арагорном букваря начинающего демонолога не нашлось. Используем гремучую смесь из своей соображалки, обрывков фильмов ужасов, прочтенных художественных книг и Интернетовской инфы. В конце концов, я твердо знаю, что вызов демона — это ритуал, и несомненно — алхимик это ритуальный маг. Сыграем в русскую рулетку еще раз? Бог не выдал, значит более мелкая свинья не съест, подбодрил я себя.

Тут же мстительная ухмылка появилась на моем лице — возможно удастся малость отбить должок, если жив останусь, конечно. А в случае выигрыша, все равно придется в темпе рвать когти — надеяться что радар врагов пропустит такое событие, не стоило. Я рассчитывал, что это середина в пути между двумя поселениями, просто из слабой надежды на психологию — погонщики и разбойники творили здесь нелегальные дела — инстиктивно они должны были равноудалиться от местных центров власти.

Если Икс способен мгновенно переместиться в точку пеленгации, мне конец. Моя жизненная философия отличалась изрядной долей фатализма, но я надеялся, что для построения портала нужно было знать место назначения, а в этой местности Икс еще не был.

Сделав, несколько глубоких вдохов, я решительно… похерил первоначальный кровожадный план. Нет, я был уверен, что вызов энергетической сущности возможен и даже процентов на семьдесят что она обоими присосками или что там у нее примет задуманную мной оплату. Вот только рассчитывать стоит только на одно желание — а меня их целая тележка с прицепом. Тайм-аут, перезагрузка мозгов.


Глава 8

Будь прост, и демоны к тебе потянутся


Раздевшись до трусов, на лесной проплешине, я уже битый час снимал лопаткой дёрн и отбрасывал в сторону плодородную землю — следовало добраться до глины, долженствующей, по моему плану стать основой пентаграммы.

Рядом с брошенными вещами лежали нарезанные колышки из сухостоя, обозначать линии я собирался имеющимися у меня алхимическими порошками — солью, серой и мышьяком. Усердствовать с количеством крови, а тем более жертвами я не собирался — новый план требовал менее кровожадной сущности.

Прочистив мозги, я нашел ключ-идею для исправления тупиковой ситуации в свою пользу: главной проблемой выживания, в новом для меня мире, являлась низкая мобильность. Скорость моих перемещений была ничтожной, кроме того я не умел скрывать свои следы. Я играл по чужим правилам! Мой завистливый взор прикипал к порхающим в воздушном океане тварям — я жадно желал летать, не оставляя врагам следов на земле. Полагаю, эти древние желания возникли еще на заре человека, у его ворчащих пещерных предков, и генетически передались мне.

Препятствием была опасность превращения в крылатого мутанта, любому искажению внешнего вида я подвергаться не собирался. Если у демона не будет приемлемых вариантов, я предложу ему свой, техномагический способ полета, была у меня мыслишка.

Отдохнув минут пятнадцать, я накинул рубашку, чтобы плечи не жгло, я слегка обгорел, но штаны одевать не стал. Эпатаж тут ни при чем, мне требовался ремень, для построения ровных геометрических фигур, способом «колышков и веревки». Без ремня брюки будут спадать, поэтому лучше обойтись без них.

— Прошу Мир засвидетельствовать участие предметов бога в моем ритуале.

С довольно глупым видом я голяделся — ничего не изменилось, хотя что могло измениться?

— Мир, свидетельствую, что это «сосуд Бога» — я поднял пустой флакон и отсалютовал им заходящему Солнцу.

— Мир, свидетельствую, что это «пробка Бога» — я повторил шутливый салют корковой пробкой.

— Мир, свидетельствую, что это «нож Бога».

— Мир, свидетельствую, что это «соль Бога».

Представив Миру все остальные ритуальные предметы, я забил в центре поляны, на две трети, колышек из сухостоя. Горный молоток приходилось использовать осторожно, чтобы не разлохматить вершину и не сломать колышек, но почва была мягкая, и к счастью, камня в глине не попалось.

Зацепив пряжкой ремня центральный колышек, с помощью второго колышка отчертил бороздкой первый круг.

— Мир, я создал первый круг моей защиты.

Чтобы Миру было не скучно, я решил чередовать черчение кругов, и использование «божественных предметов».

— «Солью Бога», я владею по праву, Бог предоставил ее мне. Я укрепляю этой солью свой первый круг защиты.

Засыпав канавку кривоватым слоем соли, я повторил процедуры, получив таким образом три круга «комбинированной защиты». Осторожно вколотил центральный колышек, до конца утопив его в глину и даже, выбив глубокую ямку для флакона.

— Мир, я запечатываю «сосуд Бога», по праву владения, и использую в качестве закрывающей печати, «пробку Бога», по тому же праву.

Однако, прежде чем поставить бутылочку в центр кругов, я столь же пафосно использовал «нож Бога», слегка разрезав себе кожу пальца и мазнул кровью пробку. Залечил ранку, восстановив защиту тела, и надел ремень, сказав, что замыкаю личный круг защиты.

— По праву своей крови и владения я управляю этой печатью, пусть до моего устного приказа, эта печать пропускает сущности только внутрь сосуда.

Пару раз вдохнув воздух, я уселся на обломок поваленного ствола березы, который был заблаговременно подкачен поближе — торговаться удобнее сидя.

— По праву человека другого Мира, праву гостя этого Мира, праву «посланца Бога», праву ритуального мага я вызываю «сущность перемещения» для заключения обоюдовыгодного договора. Явись в «сосуд Бога» в течении десяти ударов моего сердца, или не приходи вообще!

Я решил заявить все права, какие только выдумал, удачно ввернув про «посланца» — и ведь кто сможет возразить — он меня таки послал, в этот Мир. Вообще, в магии, часто опускают частности — ухмыльнулся я.

Тут бутылочка пошатнулась, и у меня мелькнула мысль, что стоило ее подвязать. Но она устояла и так, благо была вдавлена в ямку от ударника геологического молотка. Внутри довольно зрелищно засветился перекатывающийся плазменный разряд.

Было здорово похоже на забавный подарок из нашего Мира, знаете, такие стеклянные шарики — лампы, внутри которых плазменные разряды создают красивый «мистический узор», а если потыкать в них пальцами, то к ним даже потянутся «разряды молний». Китайцы в последнее время делают неплохие игрушки, я видел такую на подставке, она запитывалась от USB порта.

Только этот разряд перекатывался куда живее, чем в «китайских поделках», был ярче, и похоже, пробовал «сосуд Бога» на прочность!

— Да, как же, если ты подчиняешься ритуальному вызову, то тебе ничего не светит против «предметов Бога».

Однако, похоже, сущность меня не слышала — я тут же сообразил, почему — сосуд запечатан герметично, пробка была классно притерта, или допуск при материализации был нулевой?

— Печать сосуда, приказываю, пленить сущность внутри и не впускать более других сущностей.

Плазменная клякса заметалась гораздо более яростно, даже, я бы сказал, панически. Значит действует, утирая испарину со лба, решил я.

— Печать сосуда, передавай только мой голос и голос отвечающей сущности, не выпускай ее без моего устного разрешения. — Как говорится, лучше «перебдеть», чем «недобдеть».


Глава 9

Торгуй Врагом


Осторожно отойдя в сторону от кругов, я подвигал занывшими ногами, покрутил затекшей шеей и даже отжался от земли один раз, чего не делал со времен детства! Дело было сделано только наполовину, а ставил в игру я все, что у меня было.

Вернувшись к своему импровизированному табурету, я уселся поудобнее, и прочистив горло, сказал:

— Сущность, ты меня слышишь, а я услышу тебя. Предлагаю обсудить предмет сделки.

— Мешок плоти, ты не мог использовать еще меньший объем, может ты вообще наперстком обойдешься? Причиненные мне неудобства должны быть компенсированы при оплате! — начала качать права сущность.

— Претензии не принимаются, ты поместился, а если настаиваешь на наперстке, то я могу это устроить, за отдельную плату — «сблефовал» я.

— Ты тоже можешь поместиться в гораздо меньший объем, человек! Вот только сломанные руки и ноги, свернутая шея, да скатанный в рулон позвоночник доставят тебе некоторое неудобство. — Похоже, сущность была не лишена черного юмора, а также неплохо разбиралась в моей анатомии, вероятно уже имела опыт «расчлененки».

— Тогда поклянись собственной силой, что тебе нанесены повреждения, ведущие к прерыванию твоего существования или развоплощению, после чего я подумаю об увеличении оплаты.

Затянувшееся молчание показало мне, что этот раунд за мной, давать такие клятвы «энергет» не собирался.

— Чем ты будешь платить, человек? Учти, грозить вечным пленом ты не можешь, в тексте вызова обещался обоюдовыгодный договор, иначе я бы не явился.

— Плачу «пробкой Бога»!

— Чего??? Среди нас есть поговорка, что хуже, чем быть вызванным учеником демонолога, может быть только вызов от сумасшедшего мага! Оба не знают, зачем вообще что-то делают, а платить собираются какой-нибудь ерундой.

— Спокойно, ты ведь пробовал прочность сосуда и печати? Печатью служит одна из имеющихся у меня «пробок Бога», он добровольно дал их мне, значит я владею ими по праву, и это право могу передать! Подумай сам, ведь иначе, она бы тебя не удержала. Ну как, рискнешь сыграть против «высшего»?

— Ты знаешь даже это, Маг? А что еще он тебе дал?

О-о меня повысили от мешка плоти, до человека, а теперь я уже и Маг. Неважно, что я всего лишь догадывался о сущности «арагорнов».

— Возможно, мы обсудим это, при следующем вызове, конечно если сотрудничество удовлетворит нас обоих. Предлагаю следующий порядок сделки — сделка будет завершена только если я произнесу вслух подтверждение и открою удерживающую печать. Ты со своей стороны обещаешь что исполнишь желание точно, не будешь мне мстить, примешь оплату не выходя за пределы защитных кругов и вернешься туда, откуда я тебя вызвал, не пытаясь прийти без ритуального вызова.

Через прозрачную стенку флакона было видно, что плазменная клякса замерла на одном месте, затем сменила цвет на багровый и алчно запульсировала. По крайней мере, я надеялся, что это алчность, а не предвкушение расправы надо мной.

— Принимается.

— Желаю получить скрытую способность к полету в воздухе.

— Что значит скрытую?

— Моя внешность не должна меняться так, чтобы даже шлюха в постели не заметила связанных с исполнением желаний изменений.

— Исключено. Демоницы, к примеру, способны на многое, откуда я знаю с кем ты встретишься в будующем, и на что она будет способна?

— Добавляю уточнение: человеческая шлюха, не обладающая магическими способностями.

Молчание затягивалось, я отошел в сторону и повторил разминку, заметив что Солнце уже свалилось в закат.

— Я не знаю как исполнить твое желание — неохотно признался голос.

— Значит, я предлагаю свой вариант, а оплата будет снижена, либо заменена на сервисное обслуживание.

— Даже так? Говори!

— Предоставь мне в полноправное владение килограмм орихалка, «живого металла» — затаив дыхание я ожидал приговора алхимической легенде.

— Что значит килограмм, и что ты понимаешь под полноправным владением?

У него был орихалк, или доступ к нему, если требовались только эти уточнения! Я нашарил взглядом небольшой булыжник, принесенный мной как опора при затачивании колышков — на весу было неудобно. Взвесив его в ладони, прикинул что здесь было больше килограмма, хотя точность весов в моем исполнении была сомнительной.

— Не меньше чем в этом булыжнике по весу — меня обуяла жадность. Полноправное владение означает, что магическое свойство орихалка — произвольно изменять форму по образу из моих мыслей будет мне подчиняться.

— Мне известно расположение сферы из орихалка, она будет чуть меньше этого булыжника, но не намного, я перенесу ее к тебе, а уж оживлять будешь сам — внес контрпредложение оппонент.

— Не пойдет, вдруг она полая, а не сплошная?

— Сплошная, я проверял, сфера полностью выполнена из орихалка и он все еще жив.

— Одной сферы недостаточно, ты должен приложить все доступные тебе возможности, чтобы она подчинилась мне, признала своим хозяином.

— Да признает она тебя! Дашь немного манны и она приползет как миленькая, ведь сфера полудохлая от недокорма, она не получала алхимической манны уже больше полутора тысяч лет, ее спасло только то, что ей требуется немного.

— Немного, это в статусе покоя, и кстати, сколько в соотношении с моим запасом манны, из расчета работающего в течении дня шара?

— Ты хочешь чтобы я оценил твой запас сидя в бутылке?

— Не хитри! Печать, разрешаю пленнику увидеть размер моего запаса манны.

— Сейчас у тебя две трети запаса, за день работы сфера оставит тебе примерно четверть, может одну пятую, но не надейся указать это в договоре — откуда мне знать точно!

— Сколько времени тебе потребуется на перемещение сферы?

— Всего несколько ударов твоего сердца.

— Обычных ударов? Таких, как сейчас? — расслабляться не следовало.

— Да.

— Ударов сердца не получишь, оценка времени принята как приложение к основному договору.

— Какому еще основному договору?

— Ты перемещаешь указанную сферу вот сюда, не дольше, чем за заявленное время — я указал место внутри защитных кругов. Учти я передам права владения на «божественные пробки», если все будет как ты обещал — подчиняясь сфера не убъет меня и не высосет при активации всю манну.

— Ну, если она тебя убьет…

— Тогда условия договора не будут выполнены с твоей стороны, и ты не только не получаешь права владения на две «пробки Бога», но и останешься заключенным в этот «сосуд бога», целостность которого ты должен будешь сохранять всей доступной тебе силой.

— Это слишком!.. Восемь «пробок Бога».

— Четыре!

— Согласен.

Вытащив, из кисета, четыре пробки я положил их к основанию флакона, затем отошел подальше.

— Круги защиты и печать сосуда, я разрешаю пропустить действия, необходимые для выполнения договора, свидетелями которого Вы были.

— Договор заключен! Сущность, выполняй обещания!

Ударной волны не было, демоническая магия перемещения сработала чисто — на указанном месте появилась сфера цвета тёмного золота.


Глава 10

Живи в объеме


Потрясающе красивый вид внизу, но глаза заливал едкий пот, как в легкой парилке — хорошо хоть я догадался перед взлетом спрятать одежду в сумку. Сейчас она висела рядом, подвешенная на таких же проволочных растяжках, как и я, но ей не требовалась «орихалковая шлейка». Вокруг переливался радугой дифракции практически прозрачный «мыльный пузырь» из тончайшего орихалка. До ближайшей стенки пузыря, было шагов восемь — я построил тепловой шар воздухоплавателя с запасом грузоподъемности.

Сначала я хотел сделать планер, и что-нибудь для его запуска, но довольно низкая теплопроводность орихалка оказалась приятным сюрпирзом.

Хорошо, что удерживать мыслеобраз не требовалось — до отмены команды, орихалк удерживал прежнюю форму. Однако кормить манной его приходилось постоянно.

Демон повел себя как пай-мальчик, подозреваю что он был не прочь получить еще несколько ниточек к силе Арагорна, или планировал усыпить мою бдительность. Конечно, низвержение, Игроку не грозило, но неприметные, ритуальные паразиты, еще никому не приносили удовольствия. За ночь сфера была подчинена, впрочем, она не сильно сопротивлялась, скорее было необходимо разобраться с управлением.

Кстати, я попытался приладить российскую коррупцию к местному Миру, мне пришло в голову поделиться божественными дарами и с ним — все равно соль, серу и мышьяк теперь можно было собрать только с полукилограммом глины. К тому же мудрая народная мысль гласила, что «куча зайцев гасит льва», пусть у Арагорна прибавится кредиторов. Поэтому взвыл громогасно, что отдаю вещества бога, из защитных кругов, этому Миру, а взамен прошу поглотить, насколько возможно мои следы. Физически, они может и не ичезнут, но надеюсь, всякого там вудуизма на мою голову не ним теперь не нашлют.

Утром я отработал развертывание полукупола подъемного шара, воздух в котором постепенно нагрелся солнечными лучами — мой «потрясающе мобильный» старт растянулся почти на два часа — и легкий ветерок снес меня к деревьям, отцепляться от которых пришлось с помощью чего-то вроде выстреливающих тросиков из орихалка. К счастью, сильного ветра не было, и набрав достаточную подъемную силу, я смог развернуть полноценный «пузырь», в нижней части которого теперь и болтался, почти у самого дна. Контролировать направление движения я не мог — пузырь нес свободный ветер и мне был доступен только клапан, которым я регулировал высоту, меня здорово нервировала возможность задохнуться, поэтому сначала я часто проверял состав воздуха, затем приноровился.

Видно, мой запас сообразительности сильно истощился, догадаться отключить потные железы на коже лица и усилить их действие в другом месте, я сообразил не скоро. Но все же сообразил! Теперь, я видел расстилавшуюся внизу местность, с лентами дорог и полосами лесов. Думаю, за слой облаков уходить не стоило, магический голод, бывший пока не сильным, но действующим вкупе с физическим, раздражал. Следовало выбрать избранных и осчастливить ближнего своего незаметной подлостью, к тому же, ночью я лететь не мог, а середина дня уже прошла.

Проблему создавало неважное зрение, и очень приличная высота, несколько километров точно — зато у меня уже был оптический материал, пока занимающийся бесполезной дифракцией. Провозившись около часа, я смог перестраивать ближайший участок оболочки, образуя систему зеркал — линзы не получились, при увеличении толщины орихалк становился непрозрачным. Это и к лучшему, «дома» я собирал самодельный отражательный телескоп системы Ричи-Кретьена в период увлечения астрономией и теперь вспомнил счастливое детство.

Пришлось создать внизу отверстие, с усиленной манжетой из проволоки, по его центру, на растяжках разместить вторичное выпуклое гиперболическое зеркало, а перед собой — главное гиперболическое зеркало с отверстием в центре. Здорово помог сохранившийся мучительный опыт настройки, и потрясающие способности орихалка к построению математически выверенных поверхностей, а также имеющаяся у него область памяти, позволяющая сохранять блоки конструкции.

Кстати, обнаружив эту область памяти, я раскатал губу на пару-тройку древних конструктов, однако там была только пыль веков, закатавшая ее обратно.

Зажмурив один глаз, я принялся рассматривать местность внизу, наклонять «телескоп» приходилось изменением длин проволочных тяг, удерживающих меня. При этом смещался центр тяжести и оболочка соответственно проворачивалась, правда за это пришлось заплатить падением высоты полета. Еще час времени и появились навыки, для управления своим «Хабблом». Пора было выбирать место посадки «пепелаца», и вряд-ли стоит поднимать его в небо еще раз, не заправив баки — вся эта возня оставила не больше трети объема магической энергии.

Все-таки я выследил колонну телег, чем — то груженым! Опасно накренив «телескоп» по ходу движения заметил удобную рощу вдали, блеснула поверхность воды, видимо лесного озера. Можно предположить, что избранные, к вечеру, остановятся на отдых именно здесь. Большим плюсом озеру засчитывался достаточно безопасный вариант посадки. Орихалк не был бесконечно прочным и особо твердым, конструкт при ударе о поверхность мог запросто лопнуть, сломаться, нанизав мои кишки на острые ветви или пики камней. Вода в этом смысле представлялась мне намного более безопасной.

Убрав конструкт телескопа в карман орихалковой памяти, я активировал придуманный вчера вечером переход шара в планер, что-то вроде советского БРО-11. Вполне удачно, балансировку не потерял, только мне внезапно стало очень холодно и я испугался простудиться — еще неизвестно как внутренняя алхимия справится с вредоносными микробами и вирусами при простуде, поэтому я в темпе завернулся в орихалковый обтекатель, который тут же пришлось делать многослойным, с воздушными промежутками.


Глава 11

Плюй в озеро


В озеро я попал, хотя и с трудом — внимание отвлеклось, и, я сильно забрал вправо, пришлось закладывать дугу, а потом и полный разворот. В воду, конечно завалился, но смог выбраться, использовав «надувной плот», из орихалка. В сумке ничего быстро портящегося от воды не было, одежда вымокла вся. Похоже вопрос устойчивости к простудам прояснится сам собой и в ближайшее время.

Исключить наличие подсматривающих аборигенов не представлялось возможным и я разыграл явление «золотого человека», перегнав орихалк в джедайско-сиддхскую униформу, задействовав наработку по многослойности. Закрывшись таким образом хотя бы от ветра я выбрался на остовок с порослью ивы.

Меня трясло, и не только от холода, остатки манны были просто жалкой лужицей — какая там четверть, не было и десятой части. Поэтому, привычно наплевав на мораль, я собирался ЖРАТЬ. Предпосылки к успеху вредительской деятельности были, но их следовало усилить — набрав у берега воды почище, я покатал ее во рту, и слил обратно, сказав — это моя вода. И кто бы возразил? Теперь молекулы воды стремительно перемешивались броуновским движением. За два часа до подхода каравана телег, в любом заборе воды из озера будет пара «моих» молекул. Разве я запрещаю желающим отделить их? Нет, это будет добровольное одалживание моей воды.

Вторым столпом, для будущего грабежа, шло неизбежное наличие в составе каравана перекупщиков — купцов, попросту. Каждый из них искреннее считал товар своим, но вырастивший зерно крестьянин и создавший продукт ремесленник, даже продавая его за деньги, в глубине души все равно считал его своим, зачастую клеймил неким знаком. Конфликт принадлежности мне давал надежду на выживание, пока две стороны тянули канат друг на друга, возле его середины появилась крыса.

— Мокрая крыса, стуча зубами, уточнил я и «вспенил» поверхность плаща, пора было прекращать отсвечивать «темным золотом». Получившаяся, коричневатая поверхность плаща, должна была, удачно сливалаться с глинистым откосом, шагах в десяти от меня, а в капюшоне, не двигаясь, я стану практически незаметен. Перебрался к откосу, нашел место, и улегся на траву, прислонившись спиной к косогору.

Пока большего сделать сил не было, подлые идейки лишь мёрзло шевелились в извилинах мозга. Слегка согревшись, я нашел силы разложить сумку и развесить вещи по кустам ив, на стороне острова, противоположного «берегу избранных». Усевшись поудобнее, стал ждать, а согревшись, даже задремал.

Проснулся в темноте, от желания отлить лишнее и не спеша совершив моцион, рассмотрел на береге горящие костры, темной массой выделялись согнанные в табун лошади.

Достав камышовую трубку, я пожалел, что не сделал более длинную, будет неудобно, но за неимением гербовой…

— Требую оплату за использование своей воды!

Позевав, чтуь не вывернув челюсть, минут через пять заявил:

— За неуплату на использовавших мою воду накладываю штраф в натуральном виде, перевозимой продукцией!

Подбив, поудобнее плащ, я лег головой к воде, на живот, подложив под шею, свернутую сумку и опустил трубку в воду, на пример соломинки для коктейля, привычно отогнав мысль о возможных водных паразитах, втянул воду, не став все-таки пить, и ушел сознанием в магический транс.

Сознание, отделившись от тела устремилось по водному проводнику к ЕДЕ. Большая часть людей спала, а среди часовых не было владельцев крупных партий товара, таким по чину полагался спокойный, охраняемый сон.


Глава 12

Жареная рыба


— Призрачный я налетел на мешки, будут теперь, там одни корешки — мурлыкал я под нос гнусный стишок. Хотя корешков, там скорее всего не будет, осталось одно гнилое зерно.

Мир был прекрасен и утрене свеж, я был полон алхимической манны «под крышку» и мне даже не пришлось портить весь груз колонны — разве что треть. Некоторые телеги с мешками отталкивали мое сознание — или их владелец бодрствовал, или были люди, сильно надеющиеся на этот груз. Штурмовать бастионы я не стал, хватило и менее защищенного груза. Подло конечно, но что делать? Вчера, я почувствовал себя, не то чтобы одной ногой сами знаете где, а гораздо хуже, возможно голодный маг с какого-то момента пожирает собственную сущность.

Пеленгации я теперь не сильно опасался, хотя время, затрачиваемое на взлет, мне категорически не нравилось. Какие там нормативы советской армии, тут не то что спичка догорит, меня самого на вязанку хвороста приладят, а то, что теперь есть за что, ничуть не утешает.

Не думаю, что кормление алхимика так же просто засечь, как и внешнее заклинание, здесь можно провести аналогию с камнем, брошенным в озеро. Питание же, подобно тихому хлюпанью глотаемой воды, энергия не расплескивается взрывоподобно во все стороны, а тихо оседает в моем баке.

С другой стороны, гипотетические дознаватели, из местного аналога инквизиции, несомненно свяжут мои деяния в цепочку. В то, что святоши могут не иметь подразделения, с функциями инквизиции, я не верил совершенно.

— Но не сразу, не сразу — бормотал я, успокаивая себя и осматривая соседний берег.

Меня опять изумило, как рано перегонщики впрягались в ярмо трудового существования, все уже умотали!

Все же паразитирование, не лучший образ жизни, даже несмотря на то, что новая генерация чиновников России, полагаю, со мной бы не согласилась. Для успокоения слабых зачатков моей совести следовало либо перебираться поближе к местам исправления преступников посредством труда, заводить рабов, а то и выдумавать хитрую инновацию.

Вот только знаний, катастрофически не хватало. Не то что алхимических, но даже простых, географических и социального устройства местного общества.

В той или иной мере, но это место засвечено, «инкви» раскрутят цепочку «взад», как только ушей любого из них коснутся слухи. Слухи пойдут не сразу, караван должен еще дойти до города и развязать мешки, но я не знаю, сколько до него хода.

— Надеюсь, поесть жаренной рыбы, и запустить «пепелац» я успею.

Способ жарить рыбу был просто великолепен — развернуть гиперболическое зеркало к восходящему Солнцу, плохо то, что рыбная ловля была по прежнему затратна, на небольшую заводь ушла почти вся оставшаяся «божественная беладонна».

— Да, печка у меня ассигнаций не требует — покосился я на свой «гиперболоид», с трудом оторвав взгляд от шкворчащей на фольге щуки и давясь слюнями, а вот супермаркет дороговат. Демонов бы кондрашка хватила от созерцания подобного «марнатратства».

Дурацкая привычка говорить с самим собой уже прочно пустила корни в моей башке!


Глава 13

Завидуй слонам


Догадался заякорить оболочку, до обретения ей серьезной подъемной силы, реализация этой простейшей идеи поразительно упростила взлет, мучения с выпутыванием шара из ветвей деревьев не повторились. Теперь я мог лететь дня два, но лучше было обойтись одним! В голове появилась важно шествующая мысль, расталкивающая подобно Титанику, разную мелкоту:

— Если караван вёз зерно, значит, наверное, скоро осень, а затем и зима? Зимовка меня страшила неутолимым магическим голодом, замерзшей рыбой и прочими прелестями отшельничества. К тому же время, время! Часики то «тикают».

Подобно бесчисленному полчищу других горожан, я видел хлеб только в виде булок, хотя в школе что-то слышал, буквально, «краем уха» про озимые, надеюсь это были они, или караван перевозил хлеб из одного хранилища, в другое. Плевать.

— Ищем крупный город, и думаем, как в него проникнуть, а затем легализоваться — словно мантру бормотал я себе под нос, терзая телескоп.

Вечером посадил шар в степи, подальше от одной из дорог, с набитой колеей, так ничего и не найдя. Сделал вывод, что скорее всего мантры работают обратным способом, чем больше «мантришь» тем меньше получаешь, а то и «взад срабатывает». По ощущениям, «манобак» скорее наполовину полон, чем наполовину пуст, но это не надолго.

Вырыв лопаткой своеобразный «окоп», закрыл убежище орихалковым теплоизолятором, не забыв придать поверхности «защитную коричневость», наладил вентиляцию и попытался заснуть. Сон не приходил, мысли возвращались к миссии, что делать?

Болтаемый ветром шар летел куда угодно ему, а не мне, и был слишком заметен простому народу. Надеюсь, его загадочных финтов хватило, чтобы сбить магических ищеек. Все-таки, основная миссия у меня на поверхности, нужно было собирать информацию, выходить к людям.

— Степь в чём-то лучше леса! Здесь проще обнаружить людей до того, как они обнаружат меня.

— Еще можно иногда разворачивать телескоп, без шара, на какой-нибудь возвышающей ферме, залазить на нее и осматривать горизонт, особенно если замечу пыль.

Нет, не пойдет, сложно и муторно, ну не индеец же я чтобы по топоту копыт…

— Хо-хо, идея! Здесь я буду вооружать не глаза, а уши, все равно постоянно ношу орихалк на своем теле. Пусть будет еще что-то вроде легкого шлема с ушами — лопухами, это будут звукоулавливатели, в двух вариантах — походном, поменьше, чтобы не оттягивал шею и побольше, с какими-нибудь сошками — для положения лежа!

Решено, завтра иду к дороге, «шевеля звуколокаторами», там устрою окоп на одном из холмов, возле одного из замеченных там сверху валунов и наблюдаю из него за дорогой. Орихалк выведу в сферу, и переключу в статус покоя для экономии манны. Днем не замерзну! Позагораю денек, даже если никто не проедет, польза будет — нужно передохнуть, сбавить темп.


Глава 14

Обрати немощь тела


В окопный телескоп я рассматривал возницу и двух пассажиров, лениво катящих на телеге, с приводом из флегматичной лошаденки.

— Уши круглые, волосы русые как и у меня, рогов нет и судя по форме сапог это не копыта — прокомментировал я возницу вслух. Надеюсь, он не сидит на свернутом в кольцо хвосте! Оружия, по крайней мере длинномерного, заметного, я не увидел.

Одежда возницы напоминала одежду актеров из наших фильмов, играющих деревенских парней, хламиды пассажиров были очень похожи на мою, разве что были серыми. А не коричневатыми, как мой замаскированный орихалк. Похоже, мода сиддхов из далекой-далекой галактики обладала межмировой сверхтекучестью. Надеюсь, это не монахи инквизиции.

Ох, как мне хотелось забиться в какую-нибудь дыру, там немерянно окрутеть и разведать все не спеша! Но магический голод приближался с неотвратимостью асфальтового катка. Поэтому я стал действовать по разработанному заранее плану.

Выбравшись на другую сторону холма, я собрал все свое барахло в сумку, бережно уложил сверху орихалковую сферу и завалил все это камнями в приготовленном тайнике. Вздохнув, я постарался запомнить выбранные ориентиры и пробежал за холмами, выйдя на поворот дороги, скрывающей меня от путешественников.

Ждать я их не стал, побежав вперед. Было непривычно бежать голышом, но больше всего мешало отсутствие обуви. Как я уже говорил, я уложил ВСЁ свое барахло!

Через два часа удивленная тройка представителей местной цивилизации рассматривала сидящего на обочине голого человека, горько свесившего голову, и похоже, ушедшего в свои мысли. Бледное тело человека, явно не знавшее тяжелого физического труда, указывало на аристократическое существование и не позволяло просто проехать мимо.

— Господин? — робко начал возница.

— ПРОИГРАЛСЯ! О СВЕТ! БОЛЬШЕ НИКАКИХ ИГР! НЕТ! НЕТ! — заорало тело, зашедшись в плаче, а затем убито рухнуло лицом вперед.

Возница бросился успокаивать лошадь, а пассажиры, переглянувшись, полезли вытягивать бедолагу из неглубокой канавки. Тело качественно симулировало нервный обморок, минут пять, успев подслушать необходимую информацию и даже получив обслуживание — тяжело вздохнув, один из пассажиров вытащил запасную хламиду.

К счастью, нашелся в этой компании, болтун — возница, который и озвучил приемлемый вариант моей легализации. Очевидно, мозги всех троих натужно скрипели, пытаясь определить кто я такой:

— Да это один из студентов-механикусов, Коротской Школы Инженеров!

— С чего это ты так решил? — с готовностью усомнился еще один голос.

— Не сомневайтесь, господа землемеры, у меня глаз верный! Разве Вы не слышали, что они часто делают просто дикие ставки! Сейчас как раз студенты возвращаются с каникул, таща корзины полные домашней наливки, вот, сгоряча и побились об заклад. Сами посудите, где еще можно найти благородного господина, которого осмелятся вышвырнуть с телеги?

— Да, похоже.

Довольный своей проницательностью возница, аж довольно крякнул и даже щелкнул кнутом, впрочем, впустую, в воздухе, видимо он еще не настолько обезумел, чтобы полосовать свою лошадь.

Голову распирала жалкая пародия на страховку, даже с тем, что в мою память уместилось четыре ядовитых плевка. План опирался на упоминание «Света», и неистребимую тягу разумных существ к азартным играм, а решительный отказ от игр, давал мне надежду изобразить правдоподобно дикую аллергию к любым упоминаниям игровых подробностей.


Глава 15

Пользуйся присыпкой


— О, моя голова! Я не хотел осточертеть попутчикам, но для правдоподобности следовало постонать немного. Телегу немилосердно трясло.

— Вот, хлебните, и Вам полегчает — землемер помоложе протянул мне круглую флягу, прямо как из фильмов про ковбоев.

— Благодарю!

Отхлебав какого-то чая, что-то вроде отвара из листьев смородины, я решил перехватить инициативу в направлении разговора.

— Поистине, Ваша бескорыстная помощь достойна Света, я вижу, что Вы даже пожертвовали свою одежду.

Молодой довольно порозовел, а вот постарше, слегка перекосился — сообразил, что платить за богоугодное дело я не собираюсь. Не дав им открыть рот, я тут же продолжил:

— Какое благородство! Прошу Вас, зовите меня просто Борк, я студент-механикус.

Выдумывать имя я не рискнул, экспроприировав его у вожака скотогонов, хотя не исключено, что оно простовато для благородного. Но я понятия не имел, как представляться по местному этикету! Оказалось, молодого звали Руптом, а постарше Мерном и, похоже, возница называл их господами, только потому, что они были чиновниками некоего местного магистрата, управляющего межеванием. Имени возницы не произносилось, похоже знакомиться с крестьянами было не принято.

Я посчитал достаточно безопасным спросить куда они едут, надеясь, что они воспримут вопрос, в плане конечного маршрута, а не ближайшего населенного пункта, название которого я очевидно, должен был знать.

— Возвращаемся в магистрат Долона, увы, до Корота Вам еще целых два дня пути на телегах, но Вы можете обратиться в Горный банк уважаемого Нертава Скрельского — скрыть злорадное удовольствие от моих трудностей Мерну, похоже было трудновато.

— Что?! Чтобы до ушей моей родни достигли слухи о таком позоре! О нет! Как я мог! Как я мог!

Похоже, Мерн сумел незаметно для меня передать предупреждающий жест Рупту и тот не прервал жалобные стоны предложением бескорыстной помощи. Гаденыш Мерн, похоже наслаждался представлением, подкидывая идеи, позорящие «благородного дона»:

— Борк, Вы могли бы обратиться к страже магистрата, ведь это преступление — оставить путника одного, голым на дороге!

— Нет! Потомок древнего рода честно держит слово! Ушел я сам, пусть я умру в дороге, но не запятнаю род! Да, да я пойду дальше день и ночь, ночь и день, но докажу силу своего духа! Возница, укажешь мне самую короткую пешую дорогу на Корот.

Это было рискованного, вдруг дорога на Корот всего одна и я должен ее знать. Но с другой стороны — благородный дон ездил на транспорте, так что, пешая дорога, это другой разговор.

Мерн побледнел, не знаю чем там достали его благородные, но он явно убедился, что у меня не все дома, а когда я благородно околею в пути, с него вполне могут спросить за гибель аристократа!

Ура! Я достиг непробиваемой позиции, аристократического имени я не открыл, но это и не было подозрительно в такой ситуации — мол боялся позора. Так что степень угрозы он оценить не мог, а обратиться к любым властям я решительно отказывался. Надеюсь лошади здесь достаточно дороги и он не додумается ее мне достать? Легенда рухнет как Тунгусский метеорит, «благородный», не знающий с какого конца браться за лошадь — это постыдный финал для столь «блестящей интриги».

— Я перевернулся в телеге на живот и с болезненной, но мужественной гримасой стал ощупывать свою задницу.

— Что с Вами, Борк? — обеспокоился Рупт.

— Нет только не это! Обещайте молчать, Рупт. Похоже, холодные камни… НО Я НЕ СДАМСЯ, Я ДОЙДУ — внезапно заорал так, что все вздрогнули, а лошадь повело в сторону.

— Вам надо к лекарю — безнадежно начал Мерн.

— НЕДОСТОЙНО!!!


Глава 16

Есть или не есть?


Я величественно возлежал на охапке непонятно чего, сена или соломы — куда мне до таких тонкостей. В активе штаны, сапоги, правда старые, хламида установленного образца, рубашка, которая похоже скоро расползется и тележная оказия до Корота. В копилку инфы прибавилось созерцание первого для меня здешнего города. Обещанной многочисленными авторами средневековой антисанитарии не наблюдалось, никто дерьмом из окон не плескался и на земле оно не хлюпало.

Центр города составляли одно- и двухэтажные каменные здания, центральная площадь и главная улица были замощены брусчаткой. Почему-то, город не имел защитной стены. Стражники — бородатые дядьки, в привычно обмятых кольчугах, и с дубинками, каких-то невысоких шлемах.


Люди ходили с плетеными корзинками или с кожаными сумками, нос ловил одуряющие запахи еды, но расклад позволял лишь сглатывать слюну. Мерн так спешил от меня избавиться, что в темпе обеспечил старые манатки и даже умудрился пристроить в дорогу на Корот. Кормить меня он не собирался и еды не дал, справедливо рассудив, что благородный от голода не сдохнет. Ну, это он так думает.

Оказалось, в вечернем выходе, нет ничего странного, телеги везли рыбу переложенную льдом, и этот скоропортящийся товар, выловленный в неизвестной мне реке следовало доставить побыстрее. Куда интереснее было, где купцы взяли лёд? Гор с воздушного шара я не заметил. Вот как средневековая технология добывает лёд? Тайна мироздания.

Пришлось подстегнуться внутренним допингом — спать было категорически нельзя. Телеги шли в свете масляных фонарей, закрепленных где-то впереди лошади, точнее сказать не могу, не знаю названий всех этих палок и ремней. Прикрыв глаза, изобразил сон, яро бодрствующий вызвал бы подозрения у немногочисленной, но внимательной конной охраны, похоже, наемников.

К утру добрались до луга, на котором были построены навесы, под которые немедля загнали телеги. Вокруг навесов имелись столы и лавки, жженым пятном выделялась пятно под крюком для котла, на котором караванщики немедленно организовали готовку какого-то супа.

Я старался не выпускать из вида возницу «своей» телеги и управляющего каравана, это было не трудно, они и сами не хотели терять из виду движимое имущество. Управляющий носил имя Фрук, и похоже, тоже присматривал за мной, что беспокоило. Благородные не вызывали у него восхищения, так же, как и у Мерна, я срисовал у него злорадную ухмылку, когда он заметил мои затруднения с отсутствием посуды для еды.

Просить посуду было нельзя, следовало продемонстрировать гордость благородного, и остаться голодным. Эх, худеть, так худеть! Разве я не хотел избавиться от лишних килограммов? Халява, сэр!


Глава 17

Назначь Избранного


Корот был больше Долона, и, в отличии от него, защитную стену имел, что было очень странно, но лучше молчать, чем задавать вопросы, ответы на которые, знают все. Стражу на воротах я не заинтересовал сильно, думаю, пара слов шедшего в голове колонны Фрука распространила мою легенду на начальника караула.

За внешней стеной обнаружился город деревянных домов, а дорога вела через кварталы, к воротам в стене внутреннего города, за которым возвышался замок — крепость. Все было понятно, как я ясный день, вечная история — нижний город, для народа победнее, верхний — побогаче, а в замке — вершина местной социальной пирамиды. Отборная рыба во льду, это слишком «кучеряво» для нижнего.

Значит, верхний город, или, даже замок. Вот только стражу верхних мне не пройти, они зададут мне вопрос на который не ответить — Кто я такой?

Выбрав момент, я спрыгнул с телеги, важно сделал пару приседаний и величаво сделал жест обернувшемуся Фаруку, мол, сам доберусь. Гомон города не позволял ничего расслышать, но я не сомневался, что он фыркнул, отворачиваясь. Ну и ладушки, пора вступить на тонкий канат случая, а также пополнить местную криминальную летопись.

Просто, следуя преимущественным направлением, в движении служанок с пустыми корзинками и своим носом, выбрался на местный рынок, благо рыбный караван пришел ранним утром и время было торговое. С интересом прошелся по рядам, пропустив местные овоще- фрукты, и остальную столь привлекательную, но увы, требующую оплаты, еду. Неспешно шествуя, я задумчиво потирал подбородок, на самом деле, маскируя усиленное выпадение щетины на подбородке, и выполняя внутреннее алхимическое бритье.

Избранный! Это был он, подходящий, во всем! Крытый павильончик магических амулетов, сойдет, надеюсь, и я скрестил пальцы, на удачу.

— Господин? — с полвздоха купец оценил мою нулевую платежеспособность, поэтому его голос прозвучал неуверенно, стоило ли называть так голодранца?

— У меня поручение найти подходящий амулет для моего собрата, студента-механикуса.

Лицо купца осталось профессионально бесстрастным, но я почувствовал, что его мнение, о «благородном», которого посылают с поручением, упало «ниже плинтуса».

— Только найти, и где Ваш значок Школы Механикусов?

Отработанный фокус внутренней алхимии позволил мне просто чудовищно покраснеть, надеюсь красные уши вышли особенно хорошо.

— Я здесь инкогнито, а покупать он будет сам, если я найду то, что нужно. Он вполне обеспечен. — Не знаю, насколько мне удалась проскальзывающая нотка зависти, но я постарался.

— Значит эксперт. Тон тотального недоверия просто сочился из ходячего кошелька.

— Проверьте меня, покажите амулеты.

Хорошо, а мой племянник присмотрит, чтобы с улицы не заскочили воры — из глубины павильона выдвинулось амбалоподобное существо.

— Конечно — конечно, я пожал плечами.

Взяв в руки самый «хитронавороченный» амулет, напоминающий сплетенный из проволоки бублик и покрутив его перед глазами, выдал:

— Плетение осуществлено качественно, материал — сложная проволока составленная из золотой, с медью на четверть, оловянной на десятую со свинцом и железной, практически чистой. Вставки — янтарь, к сожалению, вот эти четыре — плавленый, а не цельный, природный. Не то, посмотрите сами.

У продавца, отвалилась челюсть и он машинально взял амулет, затем достал лупу со стеклянной линзой! Отлично — здесь есть немагическая оптика.

— А назначение? — хрыч быстро восстановил душевное равновесие.

— За такие ответы извольте платить.

— Что?!! Это же мой товар!

— Сколько я видел всяких амулетов продаваемых под видом одного, но им не являющимся?

Нисколько. Но озвучивать ответ на свою риторику я не собирался.

— Так значит, Вы профессионально работаете с амулетами? — ага и хожу в старых штанах.

— Нет, это семейные секреты. Ремеслом мой багородный род не занимается!

— Простите, Вы не представились?

— Зачем? Мы не на церемонии, прошу показать, что у Вас есть.

— Какой амулет Вам нужен?

— Покажите лучшие. Мне стало известно, что у Вас богатый выбор и… в силу неких жизненных обстоятельств я проконсультировал… друга, причем посоветовал пройти к Вам. Но он… попросил выбрать его самому.

Короче, я на мели старый хрыч, а брать деньги у аристократического, богатенького друга-буратины не так стыдно, как начать лепить горшки на продажу. Все, необходимая вводная у тебя есть!

— Пришедший к нужным выводам купец уже более благожелательно выложил несколько амулетов.

Четвертым оказалось кольцо, и оно подходило как нельзя лучше, алхимическое чувство показало слабые следы растительного яда, значит есть потайная игла. Я стал его усиленно ощупывать и крутить.

Вдруг, у меня вырвался вскрик, кожа стремительно побелела, и я, захрипев, выронил, кольцо обратно на прилавок.

— Ты… купец… отравил. ЗА ЧТО! Кто подослал тебя… убийца — я уже просто хрипел, выпуская синие пузыри слюны. За меня… отомстят.

Старикан тупо смотрел на сползающего на пол, цепляющегося бескровными пальцами за прилавок, шипящего обвинения аристократа. Ну же… Рожай. Сыграть симуляцию яда я и не мечтал, поэтому отравил себя сам, причем синтезировал внутри яд идентичный остаткам в кольце.

Убойная была дрянь, но алхимия позволяла еще долго пускать пузыри, слюна из которых уже заливала ворот рубахи. Давай, вспомни что мифической буратине известно, куда я пойду, и не смей топить мое расчлененное тело в нужнике!

— Крен, живо за Саврониусом — лекарем. БЫСТРО! Хоть тащи его вместе с сумкой, на плечах — так, похоже загрузился.

Теперь, разработанная в степи «потеря сознания», отключим мышцы, но оставим звук.


Глава 18

Узнай, где хранятся отбросы


— Молодой человек, у Вас очень сильный организм! Вам несказанно повезло! — ага как же, столько подготовки пришлось провести, и весь язык пришлось «истрепать».

Зато меня кормила бульоном с ложечки очень симпатичная бабенка. Жаль, я бы пожрал мяса всласть, залил пивом. Но халявный бульон — это очень неплохое начало, да и заигрывание с женщиной — приятное занятие, давненько не «общался», кхе.

Не стоит расслабляться, бабки еще не в кармане, а травиться смертельным ядом за жидкую похлебку — клинический идиотизм, пора двигать дело.

— Лекарь, покушавшегося на меня убийцу поймали? Что он сказал под пыткой? Где я? Родственникам сообщили?

Благостно верещащий старичок поперхнулся воздухом, ну не надо так, не надо, ты теперь мой свидетель.

— Торновал сам послал за мной своего племянника, Крена! Это несчастный случай!

— Какой еще несчастный случай? Мне подсунули заряженный ядом перстень. Лишь семейные секреты сохранили мне жизнь, значит Стража не извещена?

— Не стоит так волноваться, Вы еще не оправились от яда — ненавязчиво напомнил мне этот сморчок. Вы первый выживший после такого отравления, это яд из одного редкого вида грибов…

— Так я не первый отравившийся у Торновала? Куда катится мир — посетовал я «устало».

— Нет! Нет, вы не так меня поняли. Вы первый выживший, известный лекарской науке! Как необычно, Вас нужно обследовать.

— Может, Вы еще хотите провести вскрытие? Да просто все, регулярно принимая малые… Э, лекарь, ты чем меня опоил? Сознавайся, мошенник, хочешь вызнать семейные тайны?

Очередную порцию оправданий прервала появившийся торговец, почему то с амбалом — похоже барышня смоталась за ними, в темпе. Почему здесь амбал, интересно, неужели купчина еще не исключил силовой вариант сокрытия своего преступления? Ого, какие «косяки» — амбал и сиделка старательно делали вид, что друг друга не интересуют. Как обычно, всем окружающим, было понятно, что это влюбленная парочка. Меня сестричка милосердия, очевидно, динамила по неистребимой женской привычке.

— Приношу Вам свои глубочайшие извинения, благородный господин, это была чудовищная случайность — Торновал с порога начал меня забалтывать.

— Действительно, какая мелочь, отравить отпрыска древнего рода — на «наследника» я не тянул.

— Это была случайность!

— Успокойся, я уже понял, что ты не убийца, иначе меня бы добили, пока я был без сознания.

Продавец амулетов просто засветился довольной улыбкой, а я утвердил свой благородный имидж — мошенник потребовал бы деньги, верно? Расслабившийся торговец плел какие-то словеса, создавая дымовую завесу, а я немного выждал, и решительно заявил:

— Немедленно нужно провести расследование! Кто-то подкинул Вам «кольцо отравителя», нет — нет, жестом я остановил Торновала, к Вам почтенный купец, претензий нет никаких, но продавший Вам кольцо должен быть схвачен и допрошен, вдруг это заговор тёмных сил? Нужно известить священников…

Круглое лицо Торновала, в такт моим словам, стремительно трансформировалось, гротескно вытягиваясь.

— Господин!!! Я перекупил это кольцо у бедного лоточника, оборванца… Признаюсь я выложил его Вам, надеясь вызнать его свойства…

— Торновал, что ты понимаешь в заговорах! Как же, бедный лоточник, скорее грабитель древних курганов, а то и служитель… Как ты не понимаешь! Подлый злоумышленник испортил… одну из моих… походных рубашек! За это он должен быть жестоко убит, негодяй!

Ухватив зубами край одеяла, а я стал лихорадочно его жевать, обведя пустым взором безумца своих зрителей.

— Как Вы можете такое говорить, на моих прилавках нет запрещенного товара! Никогда я не пойду на сделку, с продавцом товара готанских грабителей курганов! Как добропорядочный гражданин я немедленно сообщаю о таких случаях ближайшему настоятелю!!!

Как интересно…


Глава 19

Ищи обездоленных


Утомленный своим чудовищным сопротивлением, натиску купца и лекаря, желавщим преодолеть наконец, безумный идиотизм благородного господина, и готовым, ради этого, даже расстаться с золотом, я осматривал вешалки магазина готового платья.

Мой непрезентабельный вид компенсировал небольшой кошель, который я загодя вынул из кармана старой хламиды. Десять, целых десять честно заработанных золотых. С улыбкой, я вспомнил, как принял их в виде дара дружбы, из-за отсутствия других, достойных случая, подарков.

— Чего пожелает молодой господин? — прошамкал появившийся из недр лавки старичок.

— Моя одежда слишком сильно… запылилась. Я думаю что Вы уже подбирали подходящую одежду господам в моем… положении. Избавьте меня от мук выбора.

— О, не сомневайтесь, достойные студенты-механикусы не раз посещали мою лавку, ободряюще улыбнулся сморчок, заменить Вашу… походную одежду будет стоить всего один золотой и две серебрухи. Это обычная цена!

Приятно, что меня однозначно идентифицируют местным типажом, вот только, что я буду делать при встрече с настоящим студентом? Да еще без какого-то значка!

— Вот тебе два золотых, неси одежду на примерку, да не забудь сдачу.

— Вам сюда, в примерочную, а свою одежду Вы можете оставить здесь.

— Не забудь свернуть и отдать ее мне, я… пожертвую ее какому-нибудь бедняку.

— Обычное дело, господин, не беспокойтесь.

Приятно ощущать на теле добротную одежду! А еще приятнее холодят приклеенные на кожу груди, семь золотых монет. Ради такого случая я потратил время на синтез очень клейкого пота — потому, что очень боялся воров. На поясе остался кошелек с одним золотым и сдачей. В золотом оказалось двадцать серебрух, судя по полученной сдаче.

Приметив пацана, спешащего куда-то с кожаной сумой, я направился ему наперерез.

— Эй, парень, я заплутал здесь. Если ты выведешь меня к приличному месту, где я смогу снять комнату на ночь, то тебе перепадет кое-какая мелочь!

— Четыре медяка, господин! — зачем-то осмотрев меня, вякнул молодняк.

Отлично, значит, стандартный денежный ряд: золото — серебро — медь, а то я опасался называть мелочь медяками — вдруг тут оловянные монеты.

— Договорились, но сначала приведи!

Пацан двориками вывел меня к небольшому деревянному дому, где постучал в дверь, её открыла молодая женщина.

— Карв, ты где шляешься, и заметив меня — господин?

Похоже, имя Карва было распространенным, по крайней мере, среди простолюдинов.

— Мы сдаем комнату! — пацан похоже уже решил за всех, но опасливо уставился на меня.

— Покажите комнату, я пожал плечами и пошел знакомиться с комнатой и домовладельцами.

Было видно, что Лирея и Карв жили одни, но лезть им в душу и выяснять, где отец Карва, мне было ни к чему, а они об этом не распространялись. В общем, устроился, не особо торгуясь, за полсотни медяков в день — я передал Лирее две серебрухи, и попросил разменять самой, так как очень устал с дороги.

— Да, еще четыре медяка передайте Карву, я обещал. И купите еды для меня, хлеба там и мяса.

В комнате разделся и завалился медитировать — я уже слишком долго издевался над организмом, не спал, отравился и долго голодал. Жидкий лекарский бульончик не в счет! Спать было нельзя по известным причинам, ограничусь алхимической чисткой.


Глава 20

Верно выбери направление


Теоретически благодатное, поле ночного города оказалось плотно застроено индейскими национальными жилищами. «Фигвамами», по простому. Алхимический жор натыкался на неприступные бастионы многочисленных бодрствующих сознаний, канаты из соседской зависти и тщательный, многократный пересчет добра, общепринятый среди местных скруджиков.

— Гладко было на бумаге, да забыли про овраги — я совершенно не ожидал встретить такого сопротивления и изрядно растерялся.

Наверное, основным препятствием, было сжатое личное пространство горожан и их бедность, заставлявшая ценить то немногое, что у них было.

Благодушная сытость, возникшая после сытного ужина из хлеба с мясом, запитым местным аналогом кваса не позволила огласить комнату руганью. К тому же, в соседней комнате, спали Лирея, с Карвом. Пацаненок явно ревновал, опасаясь, что я попытаюсь подкатить к его мамке, но острая нужда в деньгах, да моя добротная одежда перевесили детские страхи. Пришлось изображать мирно спящего постояльца, да еще и ждать позднего утра — господа рано не встают.

Курс медной мелочи был разгромным — полтысячи медных монет за золотой, хорошо, что монеты были довольно мелкими. Лирея принесла их в устланной холстом корзинке, законно вычев свои расходы и попросив их подтвердить, перчислив дополнительные затраты.

— Лирея, Вы не могли бы отпустить со мной Карва, я плохо ориентируюсь в городе. Полагаю, еще четыре медных монеты за половину дня его устроят?

— Да, конечно он пойдет с Вами!

— Вас я попрошу купить мне добротную дорожную сумку, примерно вот такого размера, я развел руки. Разумеется это не бесплатная услуга, и кстати, подскажите, сколько будет стоить такая сумка.

— У меня есть знакомый мастер кожаных дел, он делает хорошие сумки, но они стоят недешево, не меньше золотой монеты!

— Я Вам доверяю, и сейчас принесу две — она довольно раскраснелась, надеюсь, вот эти две серебрушки, устроят Вас, как оплата и Вы не откажетесь приобрести мне еще корзинку с едой, в дорогу.

— Да, Ваш знакомый мастер не делает таких круглых фляг? Я бы хотел взять Вашего замечательного кваса, в дорогу.

— Делает, это еще один золотой.

С помощью Карва я добрался до книжной лавки, и, оставив его на улице, пошел на штурм.

— Продавец, где продавец?

Да, у местных, хватает денег на собственную лавку только уже к старости, как он еще на песок не рассыпался? Вкратце, сочиненная мной история повествовала о студенческом друге, с которым мы в свободное время предавались праздным мечтам о путешествиях. Я мол, пожелал преподнести карту окрестных земель, желательно красиво оформленную, как подарок.

Что-то, пожевав сухими губами, книжник принес искомое, с удивительной бережностью, вытащив из берестяного футляра, свиток бумаги, отличного качества и, проверяющее, покосился на мои руки, похоже опасался, что я ее запачкаю.

Карта была неплоха, хотя и без координатной сетки, главное, на ней незаметно нашелся город Готан, правда у самого края, точка отсчета — Корот, рядом — Долон, а также, немного в стороне — Фарон.

За карту ушло целое состояние — целых четыре золотых, но поведение старикана подавало явные знаки, о том, что торг здесь неуместен.


Глава 21

Вернись к истоку


Покачиваясь на «пассажирском месте» телеги, и прикрыв своим корпусом руку, от возможного взгляда возницы, терпеливо отрабатывал проявление зеленоватого цвета кожи. Где можно использовать подобную способность? Без понятия. Зато я оценил убедительный эффект от благородно краснеющих ушей, аристократичной бледности и собирался разработать все пришедшие в голову «цветовые сигналы», вплоть до посинения покойника.

Чувствовал я себя паршиво, хронический недосып раздражал не меньше, чем приближающийся магический голод, но это не повод прекращать магические тренировки, включая мои постоянные упражнения с «плевком кобры».

Спрыгивать с телеги, под предлогом недомогания, я не собирался. Во-первых, внутри телеги я был в какой-то мере «легитимен». Во-вторых, местность была оживленная, и скорее всего, патрулируемая дозорами стражей. Слишком много товара и народа стекалась в Корот, а без присмотра, это были бы слишком притягательные места, для гопников. В-третьих, за проезд в Долон, было уже заплачено.

— Борк, это Вы! — ошарашено откинулся на стуле Мерн.

Комнатенка землемеров не впечатляла, впрочем, как и здание магистрата.

— Дружище, я тоже рад тебя видеть — добил я его.

— Но что Вы здесь делаете?

— Увы, значок Школы мне больше не носить — и дома ждет меня суровое наказание.

— Вот как, Вас исключили, примите мои соболезнования — землемер-лицемер сыграл огорчение. Что, трудно скрыть ликование во взгляде?

— Мерн, я должен поблагодарить Вас за помощь, увы, сейчас у меня нет достойного подарка. Быть может, Вы сочтете эту золотую монету подарком дружбы и будете хранить ее в память обо мне.

Последняя моя золотая монета перекочевала в судорожно сжатую руку чиновника, на глазах которого рушились основы мироздания. Поиметь, с благородного, золотой, за трухлявую одежонку!

— О да, я сохраню ее, на память, конечно. Жаль, мы больше не встретимся.

Ну да, к золотым монетам привыкают быстро, приятель.

— Может еще и встретимся, после моего домашнего ареста.

— Вас накажут домашним арестом? — к Мерну стремительно вернулась негодующая зависть.

— Да, и это такая скука! Почти такая-же, как занятия в Школе!

— Послушайте, Мерн, расскажите, что-нибудь интересное, прошу дружище. Вот я въехал в Корот, во главе каравана рыбы и внезапно, меня потрясло открытие, откуда, летом может взяться лёд? Это просто чудо! Мерн, где Вы берете лёд?

— Вы… Вы не знаете, что лёд привозят с Таквийских гор?

Я же богатый бездельник, чувак, вспомни мою легенду!

— Мерн, не шутите так со мной, лёд не может сохраниться летом. Да и чем горы могут защитить лед от жары? Не насмехайтесь Мерн, я хорошо помню обиды!

Похоже, таких откровений, от просвещенного механикуса, он не ожидал, а стремительный переход к благородным обидам, cподвигнул его к оправданиям:

— Убедитесь сами, привезенный лед спускают в подвал холодных складов и Вы можете поговорить с мастером, цеха холода — Таканом.

— Хорошо, Мерн, я проверю — веди!

Мерна проняло очередное потрясение — он убедился, что богатые господа понятия не имеют, что такое рабочий день, а я конкретно — о том, что Мерн тут работает, а не правит феодом. Округлившимися глазами, он уставился на мое благородно-глупое лицо, и, с тоской отбросил мысль что-то объяснить:

— Позвольте, я пошлю с Вами магистратского прислужника — мальчишку, сегодня у меня неважно со здоровьем и сопровождать Вас лично у меня нет возможности.

— Какого-то слугу? Кто меня представит? Что обо мне подумает мастер Такан!

— Не беспокойтесь, я напишу ему записку, он меня знает!

— Только из уважения к твоему здоровью, дружище.


Глава 22

Умри, Слон


Как приятно насыщаться манной! Ошеломительное чувство поглощения вспоминалось вновь и вновь, пока я бездельничал, сидя на телеге, удаляющейся от Долона. Где холод, там и скоропортящийся товар, очень вкусный товар! Мне так любезно показали вершину здешней технической мысли — пару холодных помещений. Когда это мясо и рыба достигнет своих заказчиков, грянет скандал, а по моему следу, рано или поздно, устремятся ищейки.

Воздействие вида моей позеленевшей кожи, на возницу, оказалось просто феерическим — так быстро он рванул, когда я убрался с телеги. Кажется, он на ходу шарил одной рукой в деревянном ящичке, в котором хранился ядреный чеснок, которым он сдабривал все свои «бутерброды», на привалах.

— Ясно, здесь, как и везде, разумные панически боятся эпидемий.

Не зря я потратил столько времени на подбор хороших ориентиров! Иначе, мой бесценный орихалк и божественные подарки Арагорна, достались бы жадным археологам будущего.

Доработал в конструктах шара и планера крепления, для собравшегося у меня имущества, проверил трансформацию «туда и обратно». Не спеша поел, из собранной Лереей корзинки, и завалился спать в уже осыпавшемся окопе на вершине холма.

Курс на Готан! Трансформер имел решительное превосходство над обоими видами транспорта, в отдельности. Сначала — подъем на большую высоту, за слой облаков, затем планирование, длительное скольжение, с постепенной потерей высоты и редкими подъемами на восходящих потоках тёплого воздуха. Ориентировался по Солнцу — важным было выдержать общее направление. Пробив облака, следовало искать посадочную площадку и готовить ночлег или новый взлёт — к сожалению, дождаться достаточного нагрева воздуха можно было только на земле, солнечным днём.

Ясной, солнечной погоды, хватило только на два дня пути. Проклятие авиации — нелётная погода, впрочем, следовало раздобыть как магической, так и обычной еды. Навьючившись обоими сумками, и флягой, я с сожалением спрятал опустевшую корзинку в дупло дерева.

Воздушная разведка, даже такая примитивная, как у меня — великая вещь, благодаря ей я довольно быстро выбрался на колею дороги, изрядно поросшую подорожником. Зачит, телеги ездили по это дороге редко.

— Блин, придется отказаться от варианта с наблюдением из секрета.

Подбросив монету, выбрал направление и продолжил «божественный квест» пешкодралом.

Случись рядом слон, от зависти сдохнет он, я мысленно каламбурил, вслушиваясь «гигантским ухом» в «вечерний звон» деревни. Деревня звенела хорошо, пьяно горланя похабные песни, на множество голосов. К сожалению, не несущих мне полезных битов информации. Пришлось вывести орихалк в сферу покоя и упаковать в алхимическую сумку, а затем обустраиваться на ночлег, прямо на обочине дороги.

Не настолько я дурной, чтобы заявиться, в пьяный деревенский праздник. Сейчас насосутся алкогольных напитков, душевно споют, а потом душа потребует гулять «ширше». Ух, раззудись рука, размахнись плечо. Самые крепкие начнут чесать кулаки друг об друга, а «особливо» — об бошки всяких странствующих чужаков или просто инакомыслящих.


Глава 23

Соседи, это Зло


Староста деревни имел изрядное брюхо, и живой, ясный взгляд, не замутившийся вчерашней попойкой. Величать меня господином он явно не собирался, как и начинать разговор первым. Недалеко, под навесом, страдала похмельем кучка звероподобных мужиков, и в случае появления разногласий, у меня были реальные шансы стать компостом под какой-нибудь местной яблоней. Был человек или не было человека? Жизнь в глуши относительна.

— Здоровья тебе, староста — я вежливо поклонился.

— И тебе не хворать, путник. Кто таков будешь?

— Бывший студент-механикус, выгнали, теперь хожу-брожу, жизни ищу.

— Как это жизни ищещ?

— Да вот так, едет кто, я так, попутчиком пристроюсь, хоть бы он и обратно ехал, где я недавно бывал. Надеюсь, жизнь сама пристроит недоучку-механикуса. По пути медяки зарабатываю, знания собираю. Но бывали у меня и лучшие времена!

— Вижу, вижу, староста явно приметил добротные сумки и крепкую одежду, и что удивительно, не смог оторвать взглядом подметки у моих сапог. А умеешь чего?

Ясно, меня следовало пустить в дело, так или иначе.

— Так это смотря чего нужно, всякое я повидал, да не все умею, обсудить не спеша надо, а то устал я с дороги, так есть хочется, аж переночевать негде!

Гогот старосты степенно подхватили явно всё слышавшие мужики под навесом.

Крестьянской еды, я набил полное брюхо и теперь осоловело наблюдал, как во дворе деревенские парни растаскивали лавки и столы, бросая на бездельничающего меня злобные, завистливые взгляды. Работайте негры, работайте, Солнце еще высоко! Вынюхивать да выспрашивать, чего тут было, я не собирался, надо будет — сами скажут. Пока никто не рвался меня просвещать, просто поместили под негласный присмотр баб и детей.

Появился староста, и еще один мужик, степенно сели, помолчали.

— Как звать то тебя?

— Тальком меня зовут, по-простому.

— Будем знакомы, я Ерепей Староста, а это — Фрол Мельник.

— Дело какое есть для меня?

— На восход, за околицей, была у нас речушка, а на ней сладили мельницу водяную. Все было нормально, мололи зерно, горя не знали, да вот соседи опоганились — Выше по течению деревня Тиловка, перехватили нам почти всю воду, отвели на поля.

— Это что же, по-соседски, никак не сговориться с тиловцами?

— Раздор между нами старый, и подлость нам сделать — в радость им.

— Так вам вода для полей не нужна? Мельница встала?

— Да мы-то под лесом, деревья влагу держат, сам видел — сады у нас, дедами и прадедами выращенные, тем и торгуем, да наливкой домашней. Тиловка в степь выдается, да зерно растит. Мы зерно на рынке в Гораде берем, да в мешках, до нужды, держим, если в муке брать, не пролежит хлеб, испортится.

— Значит на продажу муку не молете, только для себя?

— Верно, кто же таким крюком будет к нам зерно возить?

— И ветра здесь под лесом нет, на ветряную, мельницу не переделать?

— Верно.

— Места там нет, ворот сделать, да лошадьми крутить?

— Куда там, взгорок один, да овраги!

— А если мельницу разобрать да и перетащить сюда, ворот-то все едино, где крутить?

— О как! Это дело, да как же мы сами не догадались — заволновались мужики, и живо замкнулись в обсуждение деталей будущей работы.

Я, незаметно перевел дух, мне уже начало казаться, что предложить этим трудягам ничего не смогу, куда мне, городскому. Но слава всем богам, у них был-таки «замыленный глаз». Строили здесь добротно, на век, не меньше, поэтому мысли подвинуть мельницу ни у кого не появилось.


Глава 24

Имплантируй сиськи


Тележная попутка влекла меня в центр местной цивилизации — город Гораду, место рыночного паломничества крестьян со всей округи. Нашарил его и на карте, оценил относительную дистанцию, до вожделенного Готана. По всему, выходило, что половину пути я осилил.

Расслабившись, я бездумно наблюдал тянущиеся за нами телеги, и упустил момент для изучения местной оборонительной стены — когда в спину потянуло холодом камня, потребовалось спешно садиться для оплаты въездного налога — десять медных монет. Общаться со стражей ворот лежа, было неблагоразумно. Интересно, в Короте, въездной пошлины с меня не брали, хотя ее могли собирать в верхнем городе. На входе не было транспортной пробки, запускали внутрь оперативно, и поэтому я не ожидал встречи с внутренним караулом, а зря.

Если стоящим снаружи, главным было собрать мзду, то внутренние работали за таможенный рентген, трое седых вояк и четвертый — Маг!!! Одеяния сидхов здесь носили многие, вот только встречался с ними взглядом я спокойно — здесь же, между нами словно установился связующий мост из невидимых нитей! Всего на мгновение, но мы странным образом «отзеркалили» друг друга, иного слова и не подберу. Представьте, что Вы смотрите в зеркало, и видите себя глазами чужака. Маг в зеленом плаще уставился на меня, а стражники-ветераны окружили телегу с трех сторон, без всякого знака, во всяком случае, я его не заметил.

— Коллега, к чему такие суровые действия? — если уж спалился, то, по крайней мере не буду усугублять.

— Представьтесь, пожалуйста — надо же, сама вежливость.

— Тальк Маг, из простых, частная Школа.

— Простолюдин из закрытой Школы?

— В Мире случается всякое, бывает, люди путешествуют, в поисках лучшей доли.

Вам придется пройти регистрацию у коменданта, и получить временный нагрудный знак, прошу Вас не пытаться покинуть город без этого визита.

Сурово! Уже под подпиской.

— В течении какого времени я должен зарегестрироваться, неужели, мне нельзя даже снять комнату и освежиться с дороги?!!

— Как обычно, до темноты, комендатура работает круглосуточно. Рекомендую остановиться в трактире Чиста.

— Так и сделаю, коллега — ясно, решили отследить контакты и позволяют побегать. Пока живём.

Напиравшая сзади пробка, из въезжающих, прорвалась и воткнула нас вглубь города.

— Правь к трактиру Чиста! Деревенский возница поглядывал на меня, с явной опаской.

Что делать? Вечный русский вопрос. За мной пустили слежку, в ближайшее время, когда мне придется оставить сумки без присмотра, их обшарят, найдут сферу орихалка. Дальше арест, кандалы, пытка… Вопросы коменданта… Я даже не знаю политического деления посещенных мной городов!!! Таких вопросов я никому не задавал, нельзя спрашивать то, что должны знать все. Надеялся со временем подслушать оговорок. Спокойно! Нельзя паниковать.

Первое — спрятать сферу. Как? Я любитель, враги — профессионалы, сотни раз сталкивавшиеся с попытками что-то спрятать, все мы, человеки, штампованные однообразно. Пока ко мне применяется мягкий подход, может пристроить на тело? Слишком большой объем для открытого ношения, не корону же мне ваять! Плохо. Плохо. Украшения потребуют показать, определят орихалк. Скрытно, тонким слоем на тело? Съесть? Да, как же, я хоть и слегка упитан, но в живот все не поместится.

Стоп! Почему только в живот? Провести в жировую ткань, может даже получиться что-то типа варианта «гайвера». Часть на зубы, нет, уже видели, да и прибить могут, вырвать — золотая челюсть, это перебор. Может еще вставить бриллиантовые глаза? Решено: Не съем, так понадкусываю!

Трактир Чиста. Так. Хозяин. Комнату. Цена. Серебруха в день, то бишь четверть сотни медью — бери, отваливай. Воду для мытья. Отвали, нет мясо — тащи, пива не надо, давай квас. Вон, я отдыхаю. Одежда из другого мира? Скажу, что это рабочая одежда Закрытой Школы.


Глава 25

Болтай больше


Комендант, я не уточнял чего, города или военной части, напоминал актеров, играющих римских сотников-центурионов. Короткая стрижка, мускулатура, похоже, тронутая жирком, в районе живота.

— Странно, что Вы сразу стали жаловаться, я не собираюсь наказывать лучшую четверку внутренней стражи, да и вообще любую четверку! Я лично вижу перед собой очень подозрительную личность, тем более мага.

— Быть подозрительным еще не преступление! Если хватать всех по принципу подозрительности, то места для задержанных не хватит никогда. Всегда найдется тот, кто будет подозрительнее других.

Комендант улыбался доброй улыбкой бультерьера, и пока не спешил отправлять меня на дыбу, очевидно забавляясь и справедливо считая, что я в полной его власти.

— Разве я говорил о наказании? Нет, моей репутации нанесен непоправимый ущерб! Половина города видела грубые действия Ваших подчиненных, а вторая половина сейчас узнает жуткие слухи в художественном пересказе. Я собирался найти здесь работу, но теперь! Самое меньшее, обо мне теперь будут судачить как о тайном пожирателе младенцев. С каждым рассказом я буду становиться все более загадочным и следовательно, опасным! Давайте обсудим компенсацию…, да, кстати, Вы не представились, неудобно все время назвать Вас комендантом.

— О, как я мог упустить это из виду! Военный комендант готанского гарнизона Фамион Роск, а Вы, как мне доложили Простолюдин Тальк.

— Вот видите, какая же это лучшая четверка, если не может предоставить даже точного отчета! Не смогли передать точно сказанные слова — позвольте повторить, Тальк Маг, из простых, верно.

— Да, да из самых дремучих лесов, крестьянин от сохи, продолжайте.

— Вот этого я тоже не говорил.

— Ну, так расскажите все заново, мне, облегчите душу.

— А зачем? Неужели мои не знавшие тяжелого труда руки после этого изменяться, кожа потемнеет от Солнца, я стану по-другому думать и говорить, или научусь правильно ходить «крестьянской походкой». Менее подозрительным я не стану.

— Вы здорово недооцениваете возможности нашего городского палача. Прямо сейчас я могу провести Вас в подвалы и показать ошметки различных наглецов. Желаете «влиться» в эти ряды?

— Вот! Как раз для таких случаев, основатель нашей Школы вдалбливает ученикам знание Герметического Проклятия, а также заставляет принять Закрытую Клятву. К чему доводить дело до пыток? Если мой порог боли будет превышен, и я открою рот, выдавая тайны, то сразу забрызгаю стены темницы своими мозгами. Вы же получите проклятие…

— Ты смеешь грозить мне?

— Ни в коем случае! Я готов к сотрудничеству, на разумных условиях, конечно.

— И чем же ты можешь быть мне полезен?

— Я разбираюсь в конструкции различных артефактов и собираюсь добывать их в Готане.

— Так это взятка запрещенным товаром.

— Скорее, это Ваше скрытое преимущество, полагаю, военный комендант гарнизона это не предел Вашего личного роста, не так ли? И у Вас найдутся враги на этом пути!

— Марак, ты слышишь, оказывается, наш гость уже все решил!

Одна из стен кабинета, задрапированная шерстяным ковром, оказалась ширмой, за которой обнаружился «засекший» меня на воротах маг. Двери за моей спиной бесшумно распахнулись, и два дюжих солдата подняли меня на ноги, схватив за плечи. Третий накинул мне на шею цепочку и сильно затянул. Против их ожиданий, измученно задыхаться я не стал, и не оказал ни малейшего сопротивления. Я все еще в игре! Убивать стали бы не так. За солдатами зашел секретарь, сидевший в приемной.

— Нет, каков наглец? Пробраться тайно, через границу, нагло впереться в город, в одежде, и с произношением, за десять шагов выдающих уроженца «Земли Света» и сразу предложить взятку! Кляп! Оттащите эту падаль в камеру для магов.

Кляп нашелся у предусмотрительного секретаря.


Глава 26

Выживи, у Костра


«Обезъянник», для магов, не блистал роскошью, а металлический ошейник, с цепью, ведущей к вбитому в стену крюку и ножные кандалы, серъезно ограничивали свободу. Руки были запечатаны чем-то вроде железных перчаток, объединенных вместе. Внутренняя алхимия действовала, поэтому орихалк не спешил сворачиваться в шар, с неприятными постэффектами, в виде разбрасываемых под давлением жидкостей моего тела. Окон, даже забранных решетками, в стенах камеры не предусматривалось. Хорошо, что вынули кляп. Всегда нужно искать положительные моменты!

Грохнул, открываясь, засов двери. Вошедший стражник внимательно осмотрел мои цепи, и только после этого вошел Роск, в сопровождении Марака. Он жестом выгнал стражника, который, уходя, закрыл дверь и хлопнул засовом.

— Утром, на площади, состоится казнь шпиона и диверсанта, засланного в Руфанон святошами.

— Надо еще схватить несколько сообщников, и обязательно, обязательно устроить диверсию в городе, под которую списать какое-нибудь имущество — откликнулся я.

— Сожжение на костре — подчеркнул, глядя мне в глаза, Роск.

— Чем мучительнее смерть, тем больше она даст энергии проклятью — я пожал плечами.

Роск перевел вопросительный взгляд на Марака.

— Думаю, он просто дурит нам головы, прямо Древний Маг!

— Много Вы знаете об извращенцах, основывающих Закрытые Школы. Что Вы скажете, если прямо сейчас, мое тело выбросит облако спор, разлагающих заживо, успеете отскочить?

Роск, и даже Марак, отшатнулись.

— Блеф, такого даже в легендах о древних нет!

— О, какой надежный источник! Разумеется, про споры я солгал, просто привел пример извращенной фантазии. Или, например, заклинание, проникающее через мочеиспускательный канал…

— Я прикажу тебя медленно калечить. Каждую боль в отдельности, ты вытерпишь, но конечный результат тебе не понравиться — прошипел Фамион Роск.

— Серьезная угроза, Вы поистине мудрый правитель! У Вас есть на это время? Слухи и доносы уже устремились к ушам Ваших врагов! Захват шпиона большое дело и в начатую Вами игру очень скоро придут другие. Давайте провернем ее раньше, к обоюдной выгоде.

Серьезно перекошенное лицо Роска меня забавляло, а что ты думал, а? Любое «карабкание по чужим головам», вверх, по служебной лестнице, в принципе, всегда одинаково, меняется только масштаб. Мелкий офис или государство? Какая разница, как мелкие, так и крупные «тираны», штампуются из нас одинаково.

Но не все было так гладко в «датском королевсте», с неизбежностью доисторического паровоза, приближалось испытание моей Силы, и если я его не пройду, то очень скоро позавидую мертвым.

По знаку Роска, его маг шагнул ко мне, и больно ухватил за подбородок, его мелкие слюни противно стреляли изо рта:

— Да это просто наглый мошенник, знающий пару фокусов и неспособный даже защититься от «резонирующего взгляда», сейчас ты у меня все выложишь, смотри мне в глаза!!! — через десять секунд, возникшую тишину разрушил шлепок его тела, вздувшего падением грязь, у моих ног.

Грозный правитель сильно побледнел и уставился на меня, как кролик на удава.

— Не волнуйтесь, я понимаю, что Вы должны были убедиться в серъезности моих слов. Разумеется, Готан лишь прикрытие и речь идет о гораздо более выгодном сотрудничестве. Ваши враги могуть стать нашими врагами, а как Вы видели сами, такие долго не живут!

Ура! Как любезно было прикоснуться к моей коже, да еще смазать ее своей слюной, помещая свою кисть, в область моей внутренней алхимии, обеспечив наилучший контакт. Яды это мое кредо, по божественной воле мне теперь завидуют кобры. Приз! Приз! Приз в студию!

«Хлипаки» во власти не задерживаются, и «команданте» быстро вернул себе невозмутимый вид.

— Что с ним?

— Какие-то проблемы со здоровьем, полагаю, бывает, даже очень здоровые люди, быстро мрут, от какой-нибудь ерундовой простуды… Может и выживет, но это не в наших с Вами интересах — что знает трое, то знает и свинья. Лучше пусть его тело сослужит нам добрую службу.

— Это мой единственный Маг и его товарищи по четверке…

— Так было всегда! Увы, «лучшие» живут недолго. Всегда в первых рядах, бедолаги, они подставляют грудь, и держат спину открытой. Столь поспешные приготовления к казни предлагаю замаскировать блестящим планом по борьбе с диверсионной сетью. Отчаянные диверсанты взаимно падут в бою с лучшей четверкой, при штурме тюрьмы, но предварительно нанесут коварный удар по складам — поджоги, отравленные и испорченные припасы.

— Вы предлагаете мне поджечь собственный город?

— А что тут такого? Уверяю Вас, Великие правители всегда так и поступали… Просто нужно вовремя подправлять исторические летописи, для потомков. А на складах всегда копятся досадные недостачи! Вы уверены, что в свете разошедшихся слухов, не стоит прикрыть тылы от проверок?

— Вы хорошо подготовились! Но контрразведка… меня будут проверять и заставят пройти магическую клятву — Земля Света славится виртуозным внедрением своих агентов, и я теперь понимаю, почему!

Да чего тут готовиться, еду и прочее довольствие у солдат, не воруют только отцы-командиры, встречающиеся очень редко. Коменданты воруют все — должность заставляет, хотя бы для «подмазки жоп» у проверяющих комиссий.

— Я послан частным, но очень могущественным и осведомленным лицом, и не являюсь агентом государственных спецслужб вообще, а также Земли Света, в частности. Клянусь Вам в этом своей магической силой! Её благосклонность стоит чрезвычайно дорого! На вопрос о вербовке «светоносцами», честно ответите отрицанием, а в остальном, выкрутитесь. Сами виноваты, зачем было доводить дело до таких крайностей — я кивнул на тело.

— Кто выполнит диверсию и уберет исполнителей? — однако, ты реальный дядька.

— При обычной организации дела утечки не избежать. Мы ценим Вас гораздо выше — я лично обеспечу поджоги и порчи, только верните мне мои сумки, а также скрытно проведите по трети из принадлежащих Вам складов. В нужный момент они запылают, продовольствие протухнет или будет отравлено. Оставшиеся целыми склады станут Вашей заслугой в борьбе с коварным врагом, будет полезным проявить личную доблесть. На Вас штурм и лишние рты, а также «мое тело». Размером одежды и обуви мы, с магом, похожи — махнемся не глядя.

— Но, как я обеспечу штурм? Верные люди у меня есть, но лишаться их я не хочу!

— Посмотрим на обратную сторону вопроса — устройте массовые облавы, они оправдают отчаянные действия наших диверсантов, пусть вместо нужных людей, застенки будут набиты их противоположностью — не нужными. Затем устройте, от чужого имени, побег и финальную резню.

Довольное выражение масляно растеклось по мужественному лицу Роска, похоже, многие давили ему на мозоли, заполучив определенные трудности с выживанием в «варфоломеевскую ночь».


Глава 27

Плати Миру


— И жить хорошо, и жизнь хороша… ребра круша… слегка запыхавшись, я вспоминал Высоцкого.

Манны было полно. Света местной Луны, кстати, размерами очень похожую на нашу, было достаточно, чтобы двигаться пешком, в сторону Керела. От которого, по словам предателя-коменданта, было удобнее всего добираться речной баржей. Похоже, это был город-порт. Консультацию я получил после прямого вопроса о лучшем маршруте, в свете «местной обстановки», компетентным знатоком которой, «априори», был Роск.

Отменно зажигательным, порошок из серы, стал после алхимической обработки, в моем рту, он отлично сработал в нужное время, и сейчас, позади меня тяжело багровел пожарами Горад. Бравые ребята, жаждавшие скормить меня дракону государства, сами пошли кормить червей, буднично преданные собственным руководством.

От лошади я отказался, заявив, что так же легко исчезаю, как и умею привлекать внимание, для чего не обременяю себя движимым имуществом.

Пора было выдвигать «лопухи — звуколокаторы», даже если за мной следят люди Роска, имидж позволяет. Особенно, если следят.

— Что за чёрт?

Орихалк, раньше дававший сто очков форы любому пластилину, не поддавался моим «мысленным пальцам». Проблемка явно перевешивала тесную обувь и узковатую, особенно в талии, одежду приснопамятного мага.

Попытка осторожно вывести нитку материала за пределы тела, заставила застонать сквозь зубы — пробовали отрывать волосы на руках, целыми пучками? И не пробуйте.

Не сразу я определил причину — орихалк срастался с клетками моего тела в месте контакта. Соседние органы бодро реализовывали наше общее, как я теперь понимал, ритуальное право на чудесный металл. На их работоспособность это почему-то не влияло, иначе я был бы уже мертв. Процесс развился так сильно, что теперь извлечь сферу, означало нанести себе чудовищные внутренние повреждения, а затем, несомненно, сдохнуть.

— Гадство, он же химически инертен, этого не должно было случиться!

Нельзя было даже перераспределить металл заново, теперь я был обречен бесполезно носить его под кожей, над грудными мышцами, в бёдрах и, повсюду в армированной коже. Подобная технология была известна мне из косметической медицины, но там использовалось золотая проволока. Я довольно сильно армировал в трактире кожу головы, сильно боялся магических телепатов.

Если орихалк способен принимать мысли, то его можно использовать и для экранирования оных — подумал я. Хорошо, что я не решился армировать один очень важный орган, который постоянно предлагают увеличить в интернетовском спаме. В основном потому, что мне реально было не до того.

— Живы будем, не помрем. Мне оставалось только подбадривать себя и идти вперед.

Почти круглосуточно, на стимуляторах, я поддерживал хороший пеший ход, поэтому, за два дня добрался до места, из которого открывался обзор на цель моего путешествия. Попуток никаких не было — Роск перекрыл ворота на время «дознания», да я бы и не сел в них. Что-то опротивел мне легальный вход в здешние города.

Манны оставалось на треть, внутренний расход возрос. Если орихалку станет не хватать манны, пойдут внутренние кровотечения, начнутся сбои в работе внутренних органов. Я разменял потрясающе полезный инструмент, на непроверенную защиту мыслей и нагрудные «щитки», хорошо, что не дотягивающих размерами до женских грудей серьезных номеров. Бедренная «броня» меня волновала меньше.


Глава 28

О пользе алкоголизма


В Керел я пробрался со стороны порта, способом скелетов с «Чёрной жемчужины» — по дну, под водой. Внутренняя алхимия вкупе с небольшим, постоянно контролируемым магически, запасом перекиси водорода, в моей крови, превратила меня в заправского водолаза. Пришлось подобрать в пустовавшую походную сумку груз камней, а карту варварски свернуть, чтобы она поместилась во флакон с притертой пробкой.

Причалов было множество, они растянулись по песчаному берегу, почти на километр. У многих покачивались парусные суда, копошились далекие фигурки. Строители города не пытались возвести стену, ограничившись опорными башнями дозора. С восхода, к городу тянулся оживленный тракт, постоянно пылящий повозками с грузом, и «пробив» его насквозь, уходил на закат, а три более тонкие дороги, разбегались от города, радиально, как и та, в кустах у которой был составлен мой план инфильтрации.

Крайние причалы пустовали чаще, поэтому к ним я и выбрался, начав подводный путь от заросшего кустарником мыса. В плане скрытности понадеялся на рыболовецкие сети, перевитые сухими водорослями. Они защищали от бокового ветра, закуток, который образовывал сверху выходящий на берег причал. Черный круг старого кострища вопил о том, что люди здесь бывают, хотя и редко. Насколько было видно, все причалы обустраивались по такому образцу, а в некоторых укрытиях коротали время портовые рабочие.

Дополнительно развесил всю свою одежду, и стуча зубами забился в глубину укрытия, периодически выглядывая через «маскировочные сети». Пришлось бороться с желанием синтезировать в крови чуточку этилового спирта, насколько мне известно, он давал только иллюзию «сугреву», расширяя сосуды.

К темноте, народ отхлынул в припортовые кабаки, на кораблях остались только часовые. Влился в это течение и я, весь дрожащий — одежда, а особенно, обувь была сырой, сумки были сырыми, все было сырым. Пришлось одеть одежду, полученную добровольно-принудительно у Мерна, надевать одежду мага-стражника не умнее, чем напялить иномирскую. После истории со скрытием орихалка, я сильно «дул на воду» и с сожалением затопил узлы одежды, загрузив их камнями.

Высмотрел набравшегося пьяницу, выброшенного из трактира, и, с трудом убедив в том, что я его уважаю, вызнал местный адресок старьевщика. Пришлось долго и отчаянно продавать сумку и флягу, а повышенную мокроту аргументировать тем, что я погорячился у причалов, и народ меня не понял. Она же сильно сбила цену на мой товар, после чего пришлось торговаться, за выбранные из кучи предметы гардероба, долженствующие обеспечить местный фасон. Чудом из этих боев я вынес местную серебряную монету.


Глава 29

Мечта Олигарха


— Капитан, вы принимаете пассажиров до Куфана? Я по карте определил следующий город, в нужную мне сторону.

— Я не капитан, а боцман, пассажира возьмем, по обычной цене, два сильва. Он прищурился.

— Да за такую цену мне полагается каюта капитана! Этого хватит? Я показал местную серебряную монету.

— Каюта капитана пассажирам не для тебя, парень. За один сильв тебя пустят только в трюм.

— Тогда это должен быть сухой, отличный трюм с удобствами, без протечек. Я не умею плавать и боюсь замкнутых мест. Покажете Ваш трюм?

Боцман пустил меня в трюм своей небольшой лоханки, пассажиры там отделялись от груза подвешенными гамаками команды.

— Место хорошее, но дорогое, договоримся на медяшки.

Взревев, обманутый боцман обхватил меня руками, и буквально выволок на палубу. К счастью, членовредительства не произошло, я отделался болезненным пинком под зад и удалился под злорадный гогот матросов и портовиков.

— Где-то это я уже проходил, утихомиривая боль в заднице, пробормотал я.

Просто прекрасно! Боцман сам пустил в меня трюм, да еще и напал на меня физически. Теперь этот рейс для корабля и его команды будет убыточным, я спустился к воде и неторопливо умылся, попутно скачав манну из груза, стараясь брать её из середины кучи с товаром, а также с основания. Похоже, опять зерно и еще какая-то солонина. Даже небольшой кораблик нес приличный груз, топливо подтянулось до двух третей.

Повторять процедуру было опасно, и в следующий раз я удовлетворился местом на палубе, с правом спуститься в трюм, если захочу или моя тушка будет мешать маневрам команды.

Каботажник полз подобно электричке, застревая на куче мелких причалов, ведущих к поселениям, на карте не обозначенным. Особых торгов не происходило, похоже здесь развозили заказ местных аборигенов.

К моменту, когда мы пришвартовались, я уже готов был выть волком от нехватки манны, поэтому запитался от оставшегося груза. Плевать, что я оставляю следы для ищеек, сейчас я боялся, что сдохну прямо на причале, портить груз в пути было страшно — вонь выдала бы мои проделки. Вот зачем возить только жратву? Нужно диверсифицировать торговлю, подумал я и «слинял» сразу после визита портового чиновника. С пассажиров налоги не брались, хорошо, иначе нужно светить представителю власти оставшейся иностранной медью — у меня еще было две, с мелочью, сотни коротского заработка. Поэтому первым делом я нашел лавку менялы и поменял ее на местную медь, курс обмена и профит торговца низвел мой капитал до сотни более крупных медных монет.

— Трубу! Трубу! Хочу трубу, бу-бу, бу-бу — напевал я себе под нос.

Каждый житель СНГ твёрдо знает, что человеку для счастья нужна труба. Неважно с чем, лишь бы за нее тебе в карман капал навар. Беда в том, что здесь, как и там, за нее нужно было кому-то перехватить кислород, соответственно, рискуя своим горлом. Но мне требуется особенная труба…

По маршруту, до Готана, мне предстоял еще один подскок по реке, вдвое более длинный, и опирающийся на еще один порт — Миролан. Оттуда уже выходила финишная прямая, почти столько же, как отсюда, до Керела, но не по реке.

До сих пор я сохранял темп движения и избегал расспрашивать аборигенов. Задающий вопросы неизбежно выдает ими поток собственной информации! Острым любопытством туриста я никогда не отличался, и на достопримечательности, как и на образ жизни, мне всегда было «начхать». Зачем знать детали, если сохрянется общий принцип: людям нужно есть, пить, спать, развлекаться и гадить.

Однако, для выполнения миссии, и снижения общего риска существования, мне нужна была специфическая информация. Я рассчитывал, что, очевидное соседство Готана с древними курганами, содержащими артефакты, притянуло сообщество авантюристов, отверженных обществом. Вокруг этих местных «сталкеров» должны были организоваться социальные круги экспертов — скупщиков, как минимум, имеющих специальную литературу, по магическим артефактам. Подобное притягивается к подобному! В книжных лавках книги по магии было искать бессмысленно, кто продаст за презренный металл книги, знания из которых давали силу? Нет, все такие книги, даже, попав в торговый оборот, должны были расходиться по закрытым библиотекам, загребущим рукам спецслужб и магических школ.

Существование публичных библиотек, с обычным знанием, пока оставалось под вопросом. Выяснить географические и политические подробности, не задавая лишних вопросов, мне не помешает.


Глава 30

Верь нанимателю


Искомый социальный слой обнаружился возле небольшой площади, на которой несколько лоточников торговали местными беляшами. Чуть в сторонке, кучковались оборванные пацаны, образуя забавный треугольник внимания, с торговцами и крупным котом, сидевшим на ограде частного дома с садом.

Никто не смотрел друг на друга прямо, но торговцы краем глаза косили на вороватых голодранцев, которые делали вид, что их совсем не интересуют пирожки и кот на заборе. Деланно вылизывавшийся кот отвечал им тем же. Вот уж адреналиновый наркоман, во всей красе! Любят кошки гулять по краю, любят, хотя и не все. У себя дома, я видел, как кошка играла в охоту за крупной собакой, бесконечно медленно подкрадываясь вдоль бордюра и ловя «кайф» от своих ощущений.

Бросок камня, одного из «незаметно» подкрадывающихся мальчишек, прошел впустую, это была игра по правилам кота — он аристократично выполнил изящный пируэт и неспешную ретираду, с гордо задранным хвостом.

Цены на беляши были демократическими — десяток медяков за штуку, но покупать их я не стал. Жаренная кошатина, мне пока претила, ну может собачатина или, там крысятина? В голове промелькнула дурацкая мысль, что крысятина полезна для мозга — наверное, всплыл осевший из интернета мусорный стёб.

— Эй, пацаны, кто у Вас за главного. Дело есть!

Отведя вожака в сторону, начал налаживать контакты — такие шкеты знают почти все, по определению.

— Парень, в карманах у меня осталась одна медь, подсел я тут у Вас на мель. Заплачу тебе полсотни, если поможешь устроиться на работу.

Парнишка погрустнел, похоже, такие места были нужны ему самому.

— «Светляков» здесь не любят, да еще в порту нельзя устроиться на работу, без разрешения гильдии!

— Значит, не в порту, а в городе. Здесь есть ломбарды?

— Что это такое, не слыхал — заинтересовался иноземной диковиной пацан.

— Такие лавки, в которых богатые получают деньги, оставляя в залог свои кольца, браслеты. Потом могут выкупить, если деньги появятся.

— А-а, закладная лавка, есть такие, рядом с кварталами богатых.

— Проведи меня по ним, попробую устроиться оценщиком.

— Не обманешь?

— Нет, держи заклад — я дал ему пять медяков. Похоже, вожак босоты слегка прибалдел от такого доверия!

Устроиться на работу удалось, но, только, помошником оценщика, проверял чистоту драгметаллов я виртуозно, зато ничего не смыслил в огранке камней и местных ценах. Предоставив мне жилье на чердачном этаже лавки, хозяин заполучил нового работника. Зарплата составила полсотни медяков за рабочий день, который противно тянулся с утра до вечера. Рабочая неделя тоже оказалась семидневной, но, у работников ломбарда, выходной не совпадал с общепринятым.

— Привет, Карт! Знакомый вожак босяков обрадовался мне, почти как родному.

— Привет, Карв, как дела? Я в очередной раз использовал смену имени.

— Устроился, но нужно искать лучшее место, платят мало, всего полсотни в день.

Зависть, мелькнувшая в глазах парня, показала, что он не считал эту сумму маленькой. Тоже мне, показатель! Все в мире относительно.

— Давай вместе облазим порт и портовые склады, может, найдется место.

— Без членства в гильдии нельзя…

— Я чужак, и не обязан этого знать, а если тебя спросят, то плачено тебе только за сопровождение, внутрь ходить ты не будешь. Клянусь жизнью, я не собираюсь пытаться утащить товары — поспешил я рассеять появившееся у парня подозрение. Учился я на механикуса, может окажусь настолько полезным, что и с гильдией дела утрясут. Спрос не ударит в нос!

— Еще как ударит!


Глава 31

Не выноси Товар


Отказывали везде, добраться до товаров не получилось нигде! На складах обходились и без малой механизации, рабочих рук хватало.

— Держи гонорар — я отсчитал медную десятку своему проводнику и на гудящих ногах отправился к двери лавки, рассчитывая передохнуть. Вечером обшарю сознанием ближайшую округу, если здесь также крепко держатся за свое добро, то можно рискнуть и поспать. Сейчас лето, газового освещения здесь не водится, открытый огонь не в чести. Хотя нет, лучше наладить внутренний будильник, и спать в вечерние часы, а ночью — бодрствовать, тренируясь.

Кивнув еще одному местному работнику, который сторожил лавку. Именно лавку, а не товар — заклады хранились дальше, возле комнат хозяина, и охранялись двумя отставными солдатами стражи.

— Карв, зайди к хозяину, нужно оценить кольцо клиента.

В любимом кресле хозяина сидел жилистый мужик, а дверь за мной захлопнулась каким-то скрытым механизмом. Два качка «вежливо» пристроились с боков и подтолкнули к табурету.

— Проходи, садись.

Присутствовал хозяин и еще один тип, стоящий в не освещенном углу. Он шагнул, ко мне — я его раньше не видел. РЕЗОНАНС!

— Да, это маг. Обучения не проходил.

Млять! Да когда это кончится, хотя нет, не надо, не надо кончаться прямо сейчас!

— Конечно маг, я десять лет оцениваю заклады и то не могу с одного взгляда определять содержания примесей в золоте и серебре с такой точностью — вставил свои пять копеек мой работодатель. Прокол, однако!

— Что скажешь? — жилистый обратился ко мне.

— Да я маг, в магических школах не обучался. Сюда перебрался из Корота, это город на Земле Света, ну тот, в котором Школа Инженеров. Механику изучал. В гильдиях не состою. Ищу работу.

Я постарался использовать короткие, рубленые фразы, каждая из которых, в отдельности, была правдой — этот маг ощущался гораздо сильнее, чем «первенец» и матерый гад меня пугал своими скрытыми возможностями.

— Говорит правду.

В кабинете повисла нехорошая тишина.

— Зачем лазил в порту, вынюхивал что? Работы там без членства в гильдии не найдешь, об этом тебе сказали сразу, но ты потратил весь день.

— Выносить товар не собирался. На стражу не работаю. Да, отказывали мне везде, ну и что с того? Мне все здесь внове, смотрел, чем люди живут, куда идут, что несут. Лучше набить шишки здесь, в порту и только потом искать работу в богатой части города. Здесь, в лавке, хотел узнать, чего сколько стоит, да заработать на еду и ночлег.

Вожак бандитов и маг переглянулись, маг кивнул. Вот же ходячий детектор правды.

— Чего умеешь еще?

— Порошки полезные и порошки вредные делать умею.

Жилистый улыбнулся.


Глава 32

О пользительном действии, Ворвани


Работа на преступную гильдию напоминала расположение в спокойном центре урагана. У меня была возможность скрытно собирать свой урожай способом завышения количества потребляемых реактивов, а доставляли их повязанные круговой порукой купцы, травники и сборщики грибов. Завышалась и моя личная прожорливость. В лаборатории периодически растрескивались колбы и горшки, главное было не «борзеть» и выдавать требуемый продукт. Требовались яды, различные дурманы и снотворное со слабительным.

Последнее приводило Ножа в неподдельный восторг, который жертвы испытывали в глубоко переносном смысле. Следы этого полезного соединения обнаружились внутренним взором, в моих жировых складках, при медитации. Оказывается, современная медицинская дрянь, отнюдь не так быстро покидает наши измученные тела.

Минусом было превращение в фактического узника лаборатории и сейчас, я хотел это изменить.

— Чего тебе не хватает? Любая еда и вино, одежда, женщин приводят из борделя — взгляд Ножа начал наливаться угрожающей подозрительностью.

— Нож, моя кожа становится бледной, взгляни. Если на улице тебе встретится человек похожий на бледную поганку, то так и знай, что он постоянно сидит в подземельях! Это очень вредно для здоровья, и у таких людей начинают выпадать зубы и волосы, а затем нередко начинаются проблемы с головой.

Молчаливый кивок мрачного мага, который отзывался на кличку Огонёк, подбодрил меня.

— Твоя лаборатория только сейчас начала окупаться, а мои конкуренты зашевелились, кто-то проболтался про тебя.

— Так я и не требую поместить меня во дворец правителя! Неужели так трудно переместить лабораторию в какой-нибудь уединенный дом с садом, где можно раздеться догола и дать коже подышать воздухом и напитаться светом. Подальше от города, чтобы запахов никто не учуял! Подача свежего воздуха в подвал тоже отвратительная! Многие испарения и дымы ядовиты, хотя бы потолок нужен высокий. Вот — смотри у меня руки уже все в зеленых пятнах. Подвал пусть тоже будет.

— Предложи мне что-нибудь новенькое, и, я подумаю.

— Вот, держи — я протянул ему обычный флакон с магически модифицированной серой.

— Это что?

— Если открыть пробку и высыпать порошок, то он выделит невидимый дым без запаха, который заполнит закрытое помещение. Живые задохнутся или сильно повредят легкие, если успеют выбежать на свежий воздух, конечно. Учти, собаки почуют дым все равно.

— Будет тебе дом с садом.

Надо было возвращать свою свободу, счастья от рабской работы, я не испытывал, а учить воровским или магическим приемам меня не собирались. Предстояло убить этих двух монстров воровского мира, вместе с охраной, иначе они достанут меня где угодно. Оба они были хитрыми лисами, приходили только вдвоем, и, несомненно, наладили надежную защиту от моего основного оружия — ядов.

— Кролики, это Вам не только ценный мех. Но и десять-двадцать литров нитроглицерина.

Удаленная от города, вниз по течению, усадьба. Здесь был вполне подходящий подвал, который станет моим бомбоубежищем, а дом и сад наверху — полигоном для испытания добровольцами действия осколочных и фугасных мин. Высокая вероятность заваливания люка подвала обломками дома, компенсировалась наличием крепкой лопаты и запаса перекиси водорода в качестве источника кислорода. Пробить кладку стены, при наличии такой кучи химии — не проблема.

— Скоты, думают, что сделали меня своим рабом, как-бы не так! — я накручивал себя.

Вот уже полтора месяца миссии, а я не продвинулся вперед, застрял здесь, работая на этих гадов. Примитивный приемник Попова, со стеклянным когерером, звякнул молоточком, встряхивая железный порошок — приближалась ночная гроза. Я надеялся, что грохот разрыва в этой, отдаленной от города усадьбе, примут за особо мощный раскат грома. Не примут — значит, не примут, тогда я попаду в руки властей.

Мина была размещена в наземном сарае, среди бочек со сравнительно дешевым, объемистым сырьем. Я ждал удачного стечения обстоятельств, и, сегодня, дождался.

— Новинки есть, привычно поинтересовался Нож.

— Есть, как не быть. Только неудачно Вы заехали, я собираюсь завершить одну реакцию, нужно спуститься в подвал. Мне не хотелось бы тратить зря дорогие реактивы… Пролепетал я чистую правду, заискивающе улыбаясь.

— Давай спустимся и посмотрим вместе, что ты задумал, улыбнулся Нож.

— О нет, только не это! Там полно ядов, это опасно — если они пойдут вниз взрыв придется отложить, а показать есть что — я подстраховался на этот случай.

— Хорошо, мы подождем, все равно, идет гроза и переночевать придется здесь. Еще поговорим о назначении, в твое обучение пары учеников.

— Да, да! Планк, принеси мне вниз бочонок с ворванью, он стоит на сосуде с очищенным жиром, том, что с медной крышкой и побыстрее!

Приставленный ко мне слуга — «соглядатай» побежал в сарай, а я спустился в подвал. Ну вот, принес, и невдомек тебе, скотина, что снятый груз расслабил собственноручно навитую пружину в медной крышке, в свою очередь, разломавшую запаянную ампулу с веществом. Вещество снимет пассивацию с нитроглицерина и вступит в реакцию с таким безобидным, осадком на дне — вот они, мои химические часы.

Как я боялся, что «соглядатаи» полезут проверять сосуд во второй раз, или заметят подмену доброй крышки, злобный брат близнец которой, периодически менялся с ней местами, проносимый под одеждой. Моя придирчивая инспекция сарая на предмет порчи реактивов была уже в здешних традициях — сладкая парочка приезжала достаточно регулярно, и рано, или поздно задуманное звезды должны были сойтись в нужную конфигурацию.

Опустив тяжелый люк подвала, увы, с засовом на обратной стороне, я встал, расперев руки в косяке двери — подвальная лаборатория состояла из двух комнат. Открыв рот для защиты барабанных перепонок, дождался взрыва.


Глава 33

Сделай Зеркало


— Почему Ваш запас в слитке? Не проще было сохранить его в сильвах?

Монет у меня не было никаких, воры отобрали даже заработанные медяки и Нож зорко следил, чтобы денег у меня не появлялось. Продемонстрировав ему, что серебро используется в реакции, я добился получения небольшого серебряного слитка. Его общую сохранность периодически проверяли мои надзиратели. Теперь, я «сбагривал» его купцу, зафрахтовавшему корабль, попутно везущий меня в Миролан.

— Это же так просто! Так я защитился от желания его потратить, круглые монеты быстро утекают сквозь пальцы путешественника, легко можно не заметить, как закончатся все. К сожалению, я не рассчитал свои затраты, и это случилось. Увы, теперь придется продать, это, последнее напоминание о доме, для оплаты проезда.

Вынужденная задержка была щедро оплачена — моя сумка набита пузырьками, с ценными химикатами, но главное, у меня теперь был заряженный, магический накопитель!

Опытов с драгоценными камнями поставить не удалось, требовать их было рискованно. Поэтому в качестве основы накопителя использовалась хорошая линза от разобранной увеличительной лупы. Обезжиренную поверхность линзы я обработал влажным тампоном с чистейшим меловым абразивом, промыл дистиллированной водой. Затем осторожно нагревал стекло в растворе хромовой кислоты, и прополоскав, в растворе хлористого олова. Оставив стекло промываться, в воде, смешал два заранее приготовленных раствора, по известному, юным химикам, способу получения зеркала с использованием виннокислого калия-натрия. Собственно, суда и ушли все затраты серебра. Целый час создавался зеркальный слой на погруженном в коктейль стекле, но это было ничто по сравнению со временем, ушедшем на получение реактивов.

Последняя стадия: — покрытие зеркально сверкающей линзы, защитным лаком, из эфирного коллодия, и, заливка расплавленным воском. Я вложил в конструкцию накопителя все мыслимые идеи, всю свою изобретательность и, он заработал! Возможно потому, что я верил в то, что конструкция накопителя должна быть именно такой. Удалось залить примерно три объема энергии, равных объему моего внутреннего накопителя. Величина утечки и предельная емкость «девайса» пока неизвестны.

Я дремал в гамаке, и вспоминал, как выкопался из подвала, перемазав всю рабочую одежду. Все было покрыто грязью из дождевой воды и выброшенной взрывом земли, но пожара не было, последняя бочка китового жира стояла у меня в подвале, а остальные реактивы на складе были негорючими. Дом, сейчас, стал грудой битого камня, и деревья в саду были варварски повалены. Осатаневших выживших не наблюдалось, прикончило или завалило даже двух собак, которых на ночь выпускали во двор.

Размяв, затекшие плечи, я вернулся по осыпающемуся лазу внутрь, и по очереди, выволок свою сумку, узел с чистой одеждой, четыре пустых бочки и моток железной проволоки. В лаборатории, запустил реакцию образования нитроглицерина в резервной бомбе, поменьше — если сюда полезут исследователи, будет им сюрприз. Готовить его заранее, даже ингибируя магией, я не решился.

Помучившись, я подвязал бочки на перекладину импровизированного коромысла, закинул на спину сумку и, приноровившись, пошел по мокрой траве в сторону реки. Сплав по реке до ближайшего причала, с дорожкой на малый хутор, прошел на «бочкоплоте», без эксцессов. Если заявятся местные — я с проходящего корабля, рассорился с капитаном. Пойдет корабль — я Ваш пассажир, с местного хутора. «Бочкоплот» пришлось оттолкнуть в реку, его унесло течением. Надеюсь, его быстро «прихватизируют» аборигены, и он не станет айсбергом, для «Титаника», моей легенды.

Готовясь к взрыву, соорудил несколько алхимических гранат, разной мощности, но, конечно на другом взрывчатом веществе — герметически закупоренном пироксилине. Запалы пришлось рожать с магией. Теперь в обшлаге воровской куртки имелись завернутые из фольги, и залитые воском, микрогранаты среднего боя, а в сумке — флакон с более серьезным зарядом. Новое оружие еще не было испытано, но уже грело душу, одним своим наличием. Судя по одному из фильмов, с Джекки Чаном, микрогранаты будут наносить, взрываясь, удары, подобно лягающейся лошади, или, по крайней мере, осла. Для их активации, нужно было серъезно сжать оболочку, пальцами, деформируя, а после, избавиться от них в течении двух секунд, иначе десятичный счет, по пальцам руки станет весьма проблематичным делом.


Глава 34

Воруй тексты


Привычно отловив пацаненка, я узнал дорогу и устроился на ночлег, в гостином доме, мудро построенном в стороне от вопящего людскими голосами кабака. Следовало узнать, хоть, что-то, о Готане, по скудным данным на карте, это предгорье, причем с другой, от меня, стороны гор. Утром предстояла разведка в книжной лавке.

— Что Вы желаете найти?

— Хочу прочитать из современного жизнеописания соседних земель. Я путешественник.

— Читающий путешественник это такая редкость, в наше время. С такой просьбой мне не заходил еще никто, а путешественников за это время прошло через город не мало. Вот, эта книга подойдет Вам, ее написал Флор Странник.

— Вот! Сделаю себе такое же громкое имя, и напишу книгу. Перепишу прочитанное, добавлю увиденное и готово! Не возражайте, уверен, так делают все великие путешественники.

— Два сильва — ханжески поджал губы книжный червь.

Учитывая, имеющиеся, после оплаты проезда и проживания одного дня в гостинице, у меня оставалось семь сильвов.

— Не так быстро. Меня раздражает витиеватое изложение мыслей, предпочитаю лаконичность — что, где и когда. Флор написал книгу в этом стиле?

— Нет! Это обычный путевой дневник.

— О-о, это не то. Охотничьи байки и выдуманные истории я выдумаю сам. Предлагайте еще. Для моей книги нужна острая, но правдивая приправа. С ней, все остальное читатель проглотит сам.

— В одной книге, такое еще не объединялось. Берите учебник «Земли» и «Мифы и легенды нашего края».

— Сколько вы хотите за эти книги? Шесть сильвов? Беру!

Еще одна монета — будет, что пожрать, гостиница оплачена за день — до вечера есть куда приткнуться. Пока живем!

Автор учебника лобызал седалище местным властям, и, с пеной у рта, доказывал, что нынешние государства «Земля Света», «Руфанон» и «Готан» ранее образовывали единую империю — «Рокаду». Столица империи, якобы была погребена под новым городом, столицей Руфанона — Кероном. Отложив чтение книги, достал карту, Керон, не очень-то и далеко, поближе будет, чем до Готана и дорога идет по равнине. Хм. Далее, подбиваем, светляки откололись под действием последователей мистического учения Света, двести лет назад, и, остались приверженцами феодалов. В Руфаноне, кроваво пришла к власти буржуазия, образовав Торговую Республику. На бумаге, конечно, было не так, но бурное развитие торговли, по руслам двух мощных рек, иного развития ситуации не предполагало. Дифирамбы самому совершенному устройству общества, привычно пропускаем. Пока отложим…

Я устало потер глаза, надо пойти перекусить в кабаке, потом продать что-нибудь из зелий. Экстракт из выдержек «книги мифов», следующий — в Эльквийских горах, сейчас перегораживающих мне путь, некогда расплодились разумные драконы, а империя, еще за четыреста лет до развала, с ними задралась. Драконы собрали всех бойцов и устроили миротворческую операцию — «Ночь Огня», в это время диверсанты одолели куцую стражу «Драконьего Ущелья» и вырезали лактирующих самок драконов, они, бедные женщины, в это критическое время не могли летать. Еще «хумансы» побаловались грандиозной яичницей, поставив драконий род на грань вымирания. Кровавая месть пёрла в обе стороны, из всех щелей, еще лет десять. Люди одолели драконов, вероятно, своей скоростью воспроизводства. Война вознесла магическое искусство выживших магов, на недосягаемую сейчас высоту и они создали массу артефактов, преимущественно военных. Магические атаки, по неизвестной причине удобнее было производить со стороны Готана.

Драконы тоже прибегли к тактике мозгов и выдумали коварный план, неким образом подорвав скалы и пробив тоннели, они резко сократили сток воды по ту сторону гор, симметрично увеличив по эту. Ого!

Далее, автор распинался о неизвестной магии драконов, не позволяющих вырастить новые леса, даже вернув, пусть и частично, воду. Я в этом сильно сомневался, было и более простое объяснение. Конфигурация гор, и планетарные атмосферные потоки, создавали устойчивый, сильный ветер в одну сторону, и, очень редко, в обратную. Значит, лишившись воды, и, защитного слоя деревьев, некогда зеленый, Готан подвергся ветровой эрозии, превратился в пустыню, а песок, выкрашиваемый с гор, медленно тек барханами в сторону моря. Теперь образовался замкнутый круг, и биосфера восстановиться не могла. Ветер губил растения и деревья, они не могли защищать почву, вода из нее испарялась слишком быстро, в свою очередь, убивая засухой принесенные семена. На склонах гор, леса восстановились, благодаря оставшимся речушкам и ручейкам, а также стенам скал, закрывающих их от ветров.

Выжившие люди, сместились по ним в сторону драконьего ущелья и заняли пещеры драконов. От грозной имперской провинции Готан остался лишь пещерный город, который заселили отщепенцы, якобы, служители темных культов и искатели сокровищ. Они уходили командами, в пустыню, разыскивая грозные башни и крепости древних магов, истёртые и занесенные беспощадным песком.

Истощившись, понесенными потерями, цивилизация людей откатилась в варварство, от которого начала оправляться только сейчас.

Оставшейся монетки, в местном кабаке, хватило на кувшин пива и приличный кусок сала, с хлебом. Пиво у местных было ничего, цивилизация перешагнула ступень сладкой дряни египтян и великое открытие Хмеля, уже свершилось. Над фильтрацией стоило еще поработать — или это сорт такой? Крытая веранда открывала хороший обзор на реку, и, настраивала на медитативный лад.

Первое: Страна Готан и ее особые магические свойства, это очень интересно. Второе: Пещерный город, это верная смерть. Узкое горлышко, в котором могло появиться сильное магическое оружие! Чтобы там, не воображали «сталкеры», о своей свободе, его плотно контролируют спецслужбы. Интересно, пустыню грабят и со стороны моря? Карта в ту сторону кончалась. Вероятно, военные и магические сооружения должны «кучковаться» поближе к границе с «драковрагом». Вряд, ли, аборигены станут «пыхаться» и пересекать пустыню от края до края, навстречу сильному ветру.

Третье: Пустыня это очень неприятно, тут нужно что-то вроде «песчаных багги», подобных тем, что снимаются в дрянных голливудских фильмах жанра «постакопалипсис». Откуда здесь багги? Построить что-то похожее. Хм, но как обеспечить надежность, для агрессивных условий пустыни? Это сотня лет развития машиностроения, нереально.

Четвертое, и, самое, сейчас актуальное: Я крепко подсел на периодическое вредительство. Без регулярного пополнения манны ко мне быстро придет толстый полярный лис. С жадной тоской, я провожал глазами лениво движущийся кораблик. Фокусы с водой не помогут, матросы, боцманы и капитаны суеверно оберегают свои «калоши».

Громкий, с истеричными повизгиваниями, хохот, вытянул, из глубины зала пару матросьячих морд, и я, поспешил объясниться, пока меня не побили:

— Сидел, вспоминал Родину, а тут пару смешных историй вспомнил.

— Вот как, а мы скучаем, заходи, расскажешь.

Меня безапелляционно затащили в зал, где сидели «речные волки» постарше, поавторитетнее. Начнем, пожалуй, с извечных анекдотов про мужа, жену и любовника…


Глава 35

Разноси Заразу


Народ подустал смеяться, а сидели мы славно — за эксклюзивный юмор, речники расщедрились на пиво и какие-то недурственные сардельки.

— Мерн, расскажи пару историй, про «Землю Света».

Хе-хе, на контрасте, потянуло на ужастики? Их есть у нас! Еще как есть. Только для Вас.

— Знаю одну, да не байку выдуманную, а глазами собственными увиденную. Только страшная она.

Крюк неподдельного интереса крепко зацепил собравшуюся за столом матросню, дружно завалившую меня подбадривающими выкриками, и стребовавшую продолжение.

— Занесло меня как-то в лес у речки, заплутал и пришлось выходить к людям, вдоль нее. Иду, себе, иду, и вдруг вижу в ней утопленника голого. Ну что тут такого, всякое меж людьми бывает, а то и сам потоп. Надо бы вынуть, не дело в реке такое оставлять.

Компания одобрительно загудела, кивая головами, ясно, им по реке плавать, воду загаживать, для них, последнее дело.

— А подойти не могу, не то что боязно, а прямо ужас грудь пробивает, ноги подкашиваются. Чего там бояться? Срубил ножом деревце, с сучком, да и вытащи. Да только, путешествуя, надо голос свой внутренний, слушать. Может, думаю, я и затрусил, но пусть его власть местная сама вытаскивает, да дознание ведет, сообщу им. Выхожу на опушку, а там пастухи коров режут.

— О-о, как страшно, крестьяне режут корову. Насмешливая реплика принадлежала самому молодому «сопляку», мускулам которого, я мысленно позавидовал.

— Дослушай сначала! Ты что, думаешь, в жизни, страшное появляется под грохот бури? Нет, зло вползает медленно.

Упавший, было интерес, разгорелся вновь.

— Крестьяне режут корову, говоришь? На четыре дня окрест, селений людских нету! Да и жизнь там, не чета Вашей, коровы барону принадлежат. О-о, это такой добрый барон, ешьте простолюдины, ешьте, мне для Вас ничего не жалко. — Я тоже подпустил в голос насмешку.

— Так вот, взяли и решили пятеро крестьян, на жаре, забить баронскую корову, горло ей перехватив, да кровищу спустив! И странный мертвяк, ниже по течению реки плавает совершенно случайно.

Я неторопливо отпил пиво, ожидая пока в окружающих «бошках» произойдут нужные мне процессы. Молодой, не выдержал первым, и, сжав огромные кулаки ахнул:

— Чёрные нежить поднимали! Нужно было…

— Чего нужно было? Заменить собой корову? Какой из меня боец — я махнул рукой. Потому я изо всех сил притворился «коровьей лепешкой», да в лес отполз. Но и это не все! Стало мне ясно, что скоро до меня доберутся, все про меня вызнают! Тут бы мне и конец жуткий, но вспомнил я, как насмехался над суевериями старушечьими, да способами от нечисти уберечься.

О-о, как заинтересовался народ. Как же — выживший очевидец.

— С той поры, Мой Первейший Знак, это три круга! Первый, второй и третий, я начертил пальцем на столе. Народ заворожено проследил за моим пальцем.

— Да что случилось то?

— Видел я немногое, но клянусь жизнью, в тот день, три круга защищали меня от магического существа.

Впечатлило, очень впечатлило. Мир магический и такие клятвы, направо и налево не раздают! С какой стороны кругов был я, а с какой — призванный, скромно умолчим.

— С виду, это просто клякса такая, светящаяся и переливающаяся была. Только проверять, что она со мной сделает, если доберется, я не стал. Удрал я оттуда, постился долго и очищался, к счастью, эта дрянь больше не появилась.

Вот, не вру же, ни капельки — жрать нечего было, а «долго» — понятие субъективное. Матросы, по-тихому загомонили, обсуждая «новость дня».

— Решил я с земель, где дела такие творятся уходить. Сюда пришел — да тут и понял, что места здесь особые, защищенные. Обустраиваться буду.

Лица говоривших, в изумлении, обернулись ко мне. Ха — ха, сюрприз.

— С чего ты так решил?

— Думу думал, кто мог воду на три защитных круга заклясть, да здесь и узнал! Драконы воду поворачивали, старый Готан губя, а маги древние, что, в сторонке курили? Верно, заклинали они воду, чтобы сопротивлялась она, не губила людей, да только драконы жизнь клали, за детенышей мстили, вот и пересилили. Но сдохли не все, не сразу война закончилась. И что же они увидели с вершин Эльквийских гор? Гибнущая сторона радовала их взоры, но здесь… Людям только лучше стало! Земля родит, а по большой воде — лодки снуют. Думаете, они оставили это дело, с людьми бороться?

Матросы постарше, и посообразительнее, стремительно помрачнели.

— Думаю, сил у них хватило, только духов вредных, но мелких в реку запустить! Наловчились, гады, водой вредить.

— Да с чего ты это взял?

— Да в Ваших же, рейсах, не бывает так, что товар почему-то портится?

— У Карала, недавно, весь товар испортился — ахнул «молодой».

— Весь!? Это плохо… Дальше, драконы сдохли, маги перебрались из Готана сюда, а потом, заметив эту пакость, ушли дальше — гоня ее перед собой, да в дальних краях и запечатали. Но всегда найдутся люди, с чернотой балующиеся, выпускающие ее помаленьку — припечатал я.

Все!!! Уф, тяжелое это дело, информационный вирус запускать, зато теперь эта история вплетена в ткань местных легенд, а «мой Первейший Знак», скоро, очень скоро суеверные моряки сами начертят. Я сам построил свою виртуальную трубу! Ура «голубому потоку», товарищи!!!

Так. Теперь незаметно смыться, а то кому-нибудь обязательно придет в голову прирезать меня, на всякий случай — человек встречался с каким-то демоном, мало ли что. Рвём когти.


Глава 36

Ври Больше


— Опять скрипит потертое седло… — художественно преувеличивал я себе под нос.

Скрипела телега, а не потертое седло, в карманах была медь и серебро — я сторговался у аптекаря, за компоненты. Дальше пошел по-нашему, «своей дорогой», столица и Готан, пока не для меня. Проблемы, в которых я путался до сих пор, были мелкими пупырышками на коже отвратного гиганта государственных интересов. Рано или поздно, мной будет задета достаточно толстая «вибрисса», и его чудовищные жвала сделают выпад. Лучше скакать блохой в шкуре, на брюхе, не приближаясь к его голове и заднице. Но что я мог? Только забить толстый болт на эту тему. Попадусь, значит попадусь, а пока гражданин кассир, не предлагайте мне билетов на места с лишением свободы.

Кстати, о свободе. Нужно вкрутить, симпатичный такой, кранчик, пока в трубе «давление» наберется. Очень мне хотелось проапгрэйдить процесс вредительства, удлинив мой поводок свободы. Под это дело я решил приспособить «Закон Подобия» и «Инь-Ян». Мы, прогрессоры, не чураемся перелинковки чужих знаний. В принципе, я собирался изготовить парный амулет.

Дорога вывела к бодро дымящей трубами мануфактуре, выбранной мной заранее, по результатам собеседования с местными извозчиками. Посетовав на свое темное, забитое прошлое, и простимулировав медяками, я узнал, какие товары производятся поблизости. Варили здесь неплохое, по меркам местных, стекло и развозили его рекой, по потребителям. Имелась лавка и при мануфактуре, где можно было приобрести его подешевле, без спекулянтов. Дальше дорога вела к озеру, на котором постоянно действовала недурственный рынок. Озеро пополнялось двумя горными речками и ключами, а сток представлял собой еще одну «торговую речку», которая впадала в ту, по которой прошелся я.

Решил срезать по суше, чтобы не возвращаться к пропущенному мной слиянию. Здоровье алхимика может не выдержать обратного маршрута, зело камнями побить могут.

Мануфактурная лавка была закрыта, но, как пояснил возчик, нужно было просто постучать.

— Интересуетесь нашими великолепными изделиями из стекла?

— Да, я хотел бы сделать изящный подарок тонкого стекла, для двух знакомых близнецов. Пару маленьких кувшинов, очень похожих, как намек. Если это будет мне по карману…

— Действительно похожие кувшины очень трудно найти, все они имеют небольшие отличия.

— Поэтому я и пришел к истокам, кто как не мастер, сможет подобрать пару, которую смело сможет назвать Близнецами.

Умаслив продавца, получил пару маленьких кувшинов, столь изящных, что их не стыдно было бы показать и в нашем Мире. Глупо поинтересовался, почему нет клейма, получил в свою тёмную голову луч знаний, что на такое тонкое стекло его не ставят, по манере работы и игре стекла все и так поймут. Ну и гуд, не буду ломать шляпу, как его свести, плавиковой кислоты нету у меня. Кстати, широкая, плетённая, шляпа — просто кайф, всегда мне такие нравились, вот одну и приобрел.

Стоило изящество стекла прилично — ушло пятнадцать сильвов, согласившись, я потребовал упаковать понадежнее. Работник упаковал кувшинчики в местную тару — туески из березовой коры, со стружками. Курс на ярмарку!

Крытые ряды рынка пробудили во мне слабое чувство ностальгии, которому я с наслаждением отвесил мысленный пинок. Чего я там забыл? Магия, это наше все. Тут же, обнаружилась небольшая неприятность — репу да морковку здесь можно было продавать свободно, но торговля технологичными, прибыльными товарами, цепко держалась в лапках гильдий.

— Чем Вы хотите торговать?

— Аптекарскими товарами.

— Для этого Вы должны состоять в гильдии аптекарей.

— Э, я иноземец, в гильдии не состою.

— Так поэтому я Вас и предупреждаю! За нарушение — немедленная конфискация всего имущества и штраф в десять золотых Руфанона. Не сможете уплатить, попадете в долговую яму. Не заплатят выкуп — будете проданы в рабство.

Раздраженный стражник выгнал меня из кабинета. Хорошо, что я догадался посетить магистрат.

— Доброго дня, мастер Рулов.

— Мы знакомы?

— Нет, я просто подслушал.

— Оригинально. Что Вас интересует?

— В принципе, меня интересует все, я путешественник и ученый. Добрался до Вашего замечательного рынка, однако, по жизненным обстоятельствам, нуждаюсь в продаже, или обмене собственного товара. Столько предложений, а я не могу ничего купить, в обратный путь! Вот взгляните.

Неохотно, мастер-аптекарь взял мензурки, но, по мере осмотра содержимого, заметно оживился. Качество было совсем неплохим, я специально не доводил его до наилучшего, обжегшись на работе в ломбарде. Опытный мастер легко может догадаться, что такую очистку, без магии, в его Мире не получить.

— Обычно я не беру товар с рук, но для Вас сделаю исключение. Ученых и путешественников нужно поддерживать в трудное время. Но откуда это у Вас?

— Невежественные крестьяне расплатились ими со мной еще в Землях Света, за оказанные услуги. Возможно, это вещи более неудачливого путешественника. Я не стал выпытывать подробностей, Вы понимаете, в глухой деревне нужно брать, что дают… нельзя обижать местного старосту.

— Да, я понимаю. Далеко Вас завело путешествие. Вы предлагаете в деревнях свои услуги?

Какая неприятная двусмысленность в словах!

— Нет, что Вы, запреты гильдий Руфанона я не нарушаю. Поэтому деньги почти закончились. Обидно вернуться домой с одними рассказами.

— Предлагаю три золотых — вот гад, там товара на десять, по местным ценам, я смотрел аналогичные мензурки в продаже.

— Добавьте еще один золотой и я согласен.

Гулять по рынку было чертовски обидно, купить хотелось почти все. Ну почему, почему, меня не встретил в этом мире добрый дядя, который бескорыстно бы сделал непобедимым мечником, архимагом, предоставил мешок драгоценных камней и скромно отвалил в сторону, озадачив несложным квестом? Встречается ведь такой персонаж, хотя бы одной гранью, в различных фэнтези.

Больше всего меня порадовало наличие бамбука и шелковой ткани, оно возвращало мне мечту о свободном полете, конструкцию планера БРО-11 я хорошо знал еще с авиамодельного кружка. Авиационный лак было вполне реально сварить самому, только, не было подшипников, а значит колесное шасси не сделать. В моих мыслях, планер заложил прощальный вираж. Ладно, золота все равно не хватит на дорогущий шёлк.

Поэтому я ограничился покупкой пледа, двух мотков медной проволоки, разной толщины, зубила по металлу, для ее рубки и зубила по камню, пригодится. Закупил шмат сала и кус хлеба, железный котелок и ложку, небольшое сито. Залакировал покупкой восьми плоских, средних, кусков песчаника, якобы, для заточки ножей и на продажу. Устроил безобразную склоку с извозчиками, мотивируя тем, что полностью растратился, и теперь жажду уехать за пару медяков, нет денег даже на проживание. Уезжать так рано, и везти так дешево, злобные водители отказались. Плюнул, и заявил, что дойду пешком, не впервой, решительно направившись в дорогу с корзиной и сумкой. На самом деле, у меня был еще один золотой, немного серебра и медь, но мне нужно было поработать без лишних глаз. Иначе придется убивать свидетеля, не был я уверен, что смогу, вот так запросто, глаза в глаза, «порешить» человека.

Почти до самого вечера, бодро топал по дороге на мануфактуру, и, надеясь, что за мной уже не следят, свернул в лес. Была, не была! Горный ориентир не даст, в случае чего, заблудиться. Уйдя глубоко в лес, я привычно сделал лежак на дереве. Только сейчас у меня был плед, дающий офигительное улучшение комфорта.

— Приступим, на авось надеясь — я поднялся с утренними лучами.

Нужно было сделать кубик из плит песчаника, используя «каменное» долото и импровизированную наковальню, в роли которой выступил большой плоский валун, окруженный россыпью меньших. Работа доисторического ледника!

— Тоже пригодятся, проволоку гнуть молотком, на оправках.

Две плиты песчанника, взятые в запас, успокаивали душу.

— Для создания кубика, достаточно шести сторон.

Потренировавшись, я расколол, и тем испортил одну из плиток, зато на шести, сумел сделать приемлемые выступы и проушины. Не требовалось достичь герметичности, главное было защитить кувшинчик, от грязи, ила и механических повреждений. По внутренней стороне плит, на пересечении диагоналей, ножом сделал углубление, и тремя «циркулями», из кусков согнутой, толстой медной проволоки прочертил «Мою Печать», не забыв громогласно уведомить Мир, и перечислив все мыслимо принадлежащие мне ритуальные права.

Шикарно! Три фиксированных циркуля, заранее подобранный раствор импровизированных ножек, такой, чтобы наибольший круг поместился на каждой плите, обеспечили мне практически полную идентичность, всех шести печатей. До заката, согнул и подогнал, на деревянных оправках, из срубленных ножом, молодых деревьев, медные крепления, которые охватят Куб Печатей, снаружи. Дополнительно, для переноски, нарезал детали временной обрешетки, из стволиков. Отложил их в корзину — их время придет позже, после сборки.

Вода здесь экологически чистая, до промышленной революции еще шлепать и шлепать, так что, толстая медная проволока вполне может пережить меня самого и не растворится кислотными загрязнениями.

Ложась спать, я завел внутри себя «алхимический будильник», нужно было провести ритуал с первым лучом восходящего светила. Направление луча, и места, где можно будет поставить кувшинчики так, чтобы их пронзил, «мистически объединяя», луч света, я присмотрел утром.

— По праву гостя из другого Мира, по праву посланца Бога, этим, Первым Лучом Восхода и своей Силой Алхимика объединяю в Целое, Вас, Близнецов от рождения. Нарекаю Вас Амулетом Связи и требую действия по Праву Подобия. Да будешь ты подобен ему, а он — подобен тебе до тех пор, пока не потрескаетесь.

— Ну, вот и подобие, я утер испарину.

Ритуал я выдумал от и до. Ну и что? Я верю, что это должно выполняться именно так. Значит, оно и будет выполняться так. Магия! Ограничения я накладывал, по смутным воспоминаниям об одной художественной книге. Читал там, что проклятье может быть наложено, только имея ограничение, хотя бы дурацкое. Мне эта идея показалась логичной, в чем-то напоминающая «Инь и Янь», а вывернутая наизнанку, так же применимой к положительным действиям.

Мне нужен был предельно могущественный магический амулет, какой я только смогу изготовить, максимальный «радиус свободы». Магическое могущество, следовало уравновесить физической слабостью, хрупкостью стекла.

Я осторожно упаковал кувшинчики в туески, и вернул их в алхимическую сумку. Сложил приготовленные, слегка «корявые», пластины куба в корзинку, переложив пледом. Следом отправились медные крепления, в разобранном виде. Наевшись, я пошел возвращаться к мануфактуре.

— Ага, вот, где Вы добываете песок!

Обойти, широким кругом, мануфактуру по лесу, и выйти на берег речушки, оказалось не так уж трудно. Забор песка сильно демаскировали раскопки и колея телеги. Высыпав на дно сумки «божественные пробки», я превратил кисет в мешочек для песка, но не стал лезть на импровизированный прииск, не стоит оставлять лишние следы.

— Да, там песка больше всего, и забор удобный, ну и что? Зачем рисковать. Песок не может быть только в одной точке берега. Пойду по течению, и наберу ближе к слиянию с большой рекой.

— Пора закругляться!

Вечерело, порывы холодноватого ветра призывали заканчивать магическую бодягу, хорошо, что они не пробивали стену камышей на песчаной косе.

Куб собран на пять шестых — не прилажена только верхняя крышка, кувшинчик установлен, с очень небольшими зазорами, полости аккуратно засыпаны, просеянным через сито песком.

— Мир это Мои Печати. Печати, приказываю пропускать только Мое Сознание и Мой Дух, и любую Манну, до тех пор, пока Вы не разрушены.

Я наложил верхнюю плиту, затянул медное крепление и обвязал куб ручками «переноски». К погружению готов, теперь нужно выбрать место затопления, чтобы аккуратно перенести туда «девайс». Небольшое погружение в ил, или песок, не страшно — главное, чтобы к кувшинчику проникала вода, и его можно было считать «частью реки». Раздевшись, я полез в воду.

Хрясь! В воде меня стремительно атаковало тело здоровенного сома, правда узнал я это немного позже, а в тот момент клятая рыбина нанесла мне сильнейший удар в грудь, ухватила широкой пастью за ногу, и, мотая «добычей», потащила в омут! Захлебываясь водой, я от перенесенного шока потерял сознание.

Выкинула мое сознание, назад, алхимическая сила, сигнализируя, что перекись в крови истратилась почти полностью. Сознание привычно обшарило вниманием внутренние алхимические индикаторы. В лёгких и животе вода, значит, я захлебнулся? Но все еще жив! Пока жив, но это ненадолго. Я дернулся всплыть и получил снова, от бешенного сома, который забился телом, больно выламывая ногу. Блин, я почему-то думал, что у них нет зубов, да сколько же их? Хорошо, что мелкие и кожа армирована. Волевым усилием, подавив панику, смог прикинуть варианты. Скоро я задохнусь по-настоящему. Рыбина не отпустит. При неудачном рывке может сломать мне шею о камни или коряги. Убить сома! Где он касается меня? Нога в пасти, сильно разодрана, идет кровь. Жабры! Синтезировать яд в ноге, защититься самому. Терпеть. Шевельнуться. Не реагирует. Не отпускает. Ползти по дну! Не вылезу с грузом. Пальцами рук, разжать ослабевшую пасть. Выгребаю из ямы, а потом, шатаясь и падая, лезу по дну на берег. Выблевать и выкашлять воду. Упасть.


Глава 37

Плюй Огнем


Я очнулся, и, мне было плохо! Саднила нога, болело горло и легкие, я замерз. Раз больно, значит жив. Индикаторы? Полчаса я был отключен от реальности, примерно. Плед и огонь, быстро! Я собрал весь высохший плавун, валявшийся на берегу подтащил сухую корягу, выхватил из сумки флакон с серой, выдрал пробку, высыпал на ладонь, забросил в рот, и, покатав слюну, сплюнул в костер. Выбросив облачко, вонючего дыма, плевок жарко вспыхнул, соседние ветки занялись огнем.

Завернувшись в плед, ушел в себя. Сейчас мне понадобятся следы техногенных лекарств, которые я нашел в себе, опознал и запомнил. Срочно нужно очистить лёгкие от попавших в них водорослей и микроорганизмов, да еще в темпе придумать, как, чёрт возьми, это сделать. Желудок потом. Слегка подстегнуть обменные процессы, в мышцах, мне требуется тепло! На икре ноги — рваные раны, но кровь уже, чисто машинально, остановлена Силой. Сгенерирую в ранах немного обычной перекиси водорода, продезинфицирую.

Даже с магической силой, масса этих непростых задач, заставила проработать до самого утра. Оглядевшись, вздрогнул — тело сома покачивалось на поверхности воды. Здоровенная рыба, может метра четыре, как он мне не проломил рёбра первым ударом? Орихалк! Вот уж, неожиданно, пригодился «грудной имплантант», он, хоть и гибкий, а удар перераспределил, ослабил. Спасибо, друг!

Ладно, что было — то прошло. Бонус с этого сома мне есть, да столько этого бонуса не съесть. Вообще не хочу это есть! О, идеи!

— Мир, я победил Стража этого места. Теперь это место принадлежит мне!

Доковылял до деревьев, и, срезав одно из молодых, с помощью проволоки, соорудил импровизированный багор, которым отбуксировал тело сома, дальше по берегу, из-под защиты песчаной косы. Тяжёлый, гад, нечего и думать вытаскивать его на берег!

— Мир, я поглощаю алхимическую манну из этого существа, по праву победителя, я убил его.

Вот это подзарядился! Почти трехсоткилограммовая туша, стремительно покрываясь плесенью пошла в дрейф, вниз по течению, а я довольно заурчал, наполненный манной. Похоже, в таких случаях, КПД повыше будет или у него в брюхе чего-то было, может я и не первый. Надо было вспороть, вдруг там пальцы Фродо с Кольцом Всевластья? В следующий раз нужно не спешить, а потом использовать Зеркальную Линзу накопителя.

— О чём это я? Какой, нафиг, следующий раз?

Придётся устроить лежак на дереве, поблизости, отдохнуть, подождать пока зарубцуются раны. Пока спрячу Куб Печатей в кустах, касаться воды, ему, пока не стоит, зачем портить «инсталляцию»! Подлечусь, помещу в «свое законное место» — омут! Только не буду жадничать, пущу всю оставшуюся проволоку на «бронирование», раз тут водятся такие монстры. Кто их знает, сомов этих, еще грызть начнут! А чтобы не утащили, заякорить, завалить камнями.

— Нет, такая тварь расшвыряет камни по одному.

Я вспомнил свой аквариум, как тамошние цихлиды таскали небольшие камни во рту. Сомы тоже мыслят штампами, поэтому, здесь неизбежно поселится другой сом, может поначалу не такой большой, да расчистит себе лёжку.

— Композит! Мне нужен композитный щит из камней, коряг, скрепленных проволокой. Внутри ямы «в распорку» потребуется закрепить его кольями, со временем, его занесет песком и илом.

Задача вырисовывается, но собрать щит нужно умело, проволоки маловато. Значит нужно подобрать коряги, естественно сцепляющиеся, образующие достаточно прочное соединение и без неё. Подстрогать, подогнать сцепляющиеся участки, нарезать канавки для скрепляющей проволоки. Рычаги распоров приготовить заранее. Хм…

— Внутри ямы, под водой, мне, в единое целое, Щит Коряг не собрать, да еще, надо засунуть под него Куб Печатей. Может заранее поместить в центр щита? Следовательно, изменим название проекта, пусть это будет Шар Коряг.

Весу наберется много, на руках не утащить, значит нужно собрать на поплавках из нескольких брёвен — топляков. А их еще нужно найти и пригнать! Вот, нашел себе фронт работ. Да только куда мне деваться? Я верю только в основательно выполненную работу.


Глава 38

Получи Долю


Работа кузнеца на хуторе — хороший признак жилья, её звон можно услышать издалека. Надо посетить местный социум, сейчас, выдумаю предлог. Лезвие остроги, да!

Пацанва, настороженно следила за мной из щелей в заборах, шебуршилась и шепталась, пока я стоял на пороге кузни, ждал пока, мастер сделает перерыв, и выйдет передохнуть.

— Надо бы подать какие-нибудь жесты общности, с плебсом, пока камнями кидать не начали. Я неторопливо расчесал патлы, душераздирающе зевнул и поскреб задницу. В проеме нарисовался мастер:

— Что нужно?

— Наконечник остроги. Нужная вещь в Ваших, рыбных краях.

— Смотри, забросишь сети, а тем паче вытащишь чужие, повесим.

— Э-э, а на еду, острогой, бить можно?

— Можно, чай не звери мы. Но только на еду, на продажу не бей.

— Да какие у Вас продажи, мастер? На каждом шагу гильдии. Даже диковинки, по пути собранные, гильдийцы забрали, и половины цены не дав. Поесть скоро будет нечего.

— Не нравится у нас, вертай к себе, умник. В Свете, жизнь вообще, беспросветная — скаламбурил кузнец — а что за диковины?

— Это да, верно говорите. Показать Вам могу только нож, может работа интересная, остальное — на словах.

Вертя нож в руках, кузнец ощупывал лезвие и что-то бормотал.

— Неплохо, продашь? Закалка интересная и сталь.

— Нет, примета плохая для путника, все равно, что друга продать. А вот один хитрый способ, закалки железа, ведом мне, в обрывке старой книги нашел.

Мастер-кузнец вытянулся, трансформируясь в воплощение живого интереса, зыркнул на свидетелей разговора, и, решительно потащил меня в дом при кузнице.

— Что за способ?

— Гильдии у Вас строгие, на работу никак не пристроиться, ничему не научиться, денег не заработать — я изобразил глухого. Собеседник засмеялся, нехитрый намек просечён!

— Взять подмастерьем или учеником не могу, да и какой из тебя кузнец? Чернорабочим, для вида, пойдешь? Под жилье, староста пустующий дом отдаст, кормить будем, а если с диковин, да способов твоих, выгода пойдет, долями разделим. Две доли тебе, три старосте, да пять мне. Договорились?

Надуют, конечно, как я проверю, сколько они там выручили со старостой-махинатором.

— Да. Обычная закалка железа требует большого мастерства, правильного разогрева лезвия и проводится единым движением, древний способ хитрее — закалку проводят в печи, к примеру, гончара. Берут самый чистый уголь, растирают его в пыль. Металл укладывают так, чтобы закаливаемая часть, кроме режущей кромки была полностью покрыта древесным углем, закрывают на день и так томят.

Это была пересказанная своими словами статейка из энциклопедии — хорошо быть ботаником и эрудитом!

— Хитро придумано. Есть у нас гончар, завтра он собрался печь закрывать, обжигать горшки — вот и проверим слова твои.

Кузнец ходил гоголем, способ удался и у него теперь накапливался эксклюзивный товар, староста обеспечил холодной избой, да поставками молока, хлеба и местной гречки. В остальном это была рыба, рыба и еще раз рыба, ну и еще — яйца. Солью меня не баловали, а я не светил свой запас целиком, отсыпал в лоскут немного. Дефицит, однако! От наливки решительно отказался, опасно это, да и было нитью, которую я собирался вплести в свою легенду. Разнюхал и имена своих «благодетелей», староста откликался на Мерека, а кузнец носил идентификатор Лузна.

Сейчас, они оба, заявились на «посиделки» и пытались вызнать мои тайны:

— А зачем ты восход встречаешь каждое утро?

— Свету поклоняюсь — отмазался я, работает кувшинчик, еще как работает!

Ранней пташкой, я теперь устраивал интеллектуальный террор для работников весла и паруса. Стремительное, ошеломляющее, путешествие моего духа по реке. К сожалению, это было пространство ощущений, прав и защит, слабо связанное с географическим, а поэтому, почти непригодное для разведки.

Инструмент, конкретно заточенный под вредительство. Теперь мешки с товаром гнили точно, по одну сторону, от линии пересечения с «Моей Печатью». Я кушал манну и одновременно укреплял свою легенду, а как же, часть товара за кругом печати. Какая жалость, что корабль состоит из криволинейных поверхностей, ха-ха! Иногда, прогнивал даже джут, ткань мешка, для особо тупых, мне потребовалась наглядность.

«Долбаки» не отстали, даже после небольшого перерыва, на работу челюстей. Мы совмещали разговор с ужином.

— Исключили за пьянство?

— За что же еще? Механика, рудознатство… Недоучка я, то там, то сям… Зарекся пить наливку. Все равно, ученый я, а наша наука, обогнала Вашу, так, кое в чём. Самая новинка — механическая лебедка.

Староста уже давно куда-то слинял, а мы с кузнецом, при свечах, перемазанные сажей, чертили круги на закопченном противне. В ход пошел способ разделения круга на три, пять и пятнадцать частей, с помощью импровизированного циркуля и линейки. Позже покажу деление на семнадцать, а на двести пятьдесят семь, пусть местные геометры сами раскорячиваются.

К вопросу о делении круга привела задача изготовления качественных шестеренок. Для этого нужна была кузнецу формовочная модель из дерева. Резать по дереву тут умели все, кроме меня, а вот расчертить заготовку, математически точно, было некому. По модели можно сделать форму для отливки бронзовых и железных шестерён. Только убрался заинтересованный кузнец, подкатился Мерек:

— Поговорить надо, Рупт — ясно, сепаратные переговоры. Неужели клюнул? В городе гильдейские зашевелились, донес кто-то о твоих новинках. Останешься здесь — захомутают, да в подвалах пыточных сгноят.

— Что же делать, куда податься? Лузн долю обещал! — я выдал ожидаемую реплику.

— Против городских мастеров он никто! А долю свою получишь, не сомневайся! Только из деревни тебе нужно уходить. Слушай, что я придумал — с племянниками моими в горы уходи, они там руды ищут, поможешь?

— В горах добрая одежда и припас нужен, а то околею! Нет у меня такого запаса.

— Это не беда, у меня найдется. Долю получишь и с руды найденной.

Ага, как же, вот прямо так и получу, упаду, встану и получу еще. Но в горы меня проведут, как я и хотел, а там посмотрим, кто кого.


Глава 39

Упрочняй Челюсти


— Это место знаем только мы. Здесь ты никто, раб! Будешь делать, что я скажу — лицо Мерека торжествовало победу. Зря.

Харчок. Харчок. Еще, промах, сдавить «микрогранату» пальцами. Есть! Самый юркий племянник замер от пронзительных криков своих подельников и схлопотал «микрогранату» в грудь. Выдать смертельный объем яда, одним плевком, было нереально, поэтому я сделал упор на боль, чудовищную, разъедающую глаза боль.

Роль наивного простака мне удалась. Племянники старосты ржали, соревнуясь со мной по вечерам, в иноземной игре «плевки и камешки», а я нарабатывал нужные навыки. Конечно, гораздо проще было потравить их заранее, но пока меня еще коробило от таких действий. Староста упорно уклонялся от выдачи моих «получек», а сроки окончательного расчета уходили, каждый раз все дальше, в туманную даль. Сегодня я заставил его раскрыть карты, заявив, что ухожу в город, так как ждать еще один месяц не собираюсь.

Секрет затерянной в горах расщелины, выходящей к небольшому горному озеру, был оснащен двумя хижинами, и, как выяснилось, только сейчас, тщательно оберегался жадной тройкой аборигенов. Никто не собирался отпускать меня живым.

Едва не выдрав косяк двери, жертвы едкости бросились к озеру, а я продолжил забрасывать свертками фольги пытающегося преодолеть шок гаденыша. Похоже, заглушил. Контроль, как сделать контроль? Надавив носком сапога на челюсть, затолкал «микрогранату» в зловонную пасть, и поспешно отскочил в угол. Взрыв! Стакатто зубов по стенам хижины, гортань ублюдка теперь точно перебита. Время! Время!

Я выхватил из сумки флакон с серьезным зарядом взрывчатки и помчался к берегу озера.

— Эй, фашисты! Держи гранату.

Звучно рикошетирующее о скалы, эхо взрыва, вычеркнуло двух гоблинов из табелей этой жизни. Исчерпав в стремительном бое силы, я сполз на колени, осторожно потрогал разбитые, расквашенные губы и слизнул кровь. Прежде чем «открыть мне глаза», староста сноровисто приложился твердой рукой. Бедолага, как он удивился, что не выбил мне зубов, с «первого тыка».

— Мел для алхимика, это не только белые, но еще и очень прочные зубы! Я поднялся и пошел собирать трофеи, потом нужно будет оттащить тела и сбросить их с обрыва.

— По итогам проведенной операции, имеем в плюсе: Жилье в горах, склад продуктов и горного снаряжения, одежду зимнюю и летнюю, сапоги, такой же выбор. Некоторое количество относительно полезных минералов. Четыре транспортных осла, но с ними я не справлюсь, страшно даже приближаться, к таким зверюгам. Отпущу. Перепилю привязь издали, нет плюну кислотой и спрячусь, пусть уходят. Остается несколько штреков и очень, очень интересное озеро. В минусе еще месяц личного времени.

По основной миссии глухо, как в танке. Да, священники Света очень подозрительны в свете известных мне фактов, но, это еще ничего не значит.

— Соревноваться с разведками инквизиции и государств бесполезно. Раздавят, как только я «засвечусь» в теме поиска. Переиграют в сокрытии или открытии информации, исказят её, неважно. Вывод прост, слишком прост — устало прошептал я, вечером. Есть ли у Вас план, мистер Фокс.

Скомбинировать знания иного мира и местную магию, построить грандиозный, невиданный местными магами, артефакт — магический радар, не имея в кармане всевозможных учебников по магии, приличных денег и добрых Гэндальфов. Как Вам такая задача, мистер Фокс?


Глава 40

Бери, с собой, гидрокостюм


— Будем решать проблемы по мере их живучести и степени приставучести.

Я собирался на первичное исследование озера. Оно привлекло мое внимание тем, что было нехило защищено от проникновения духа! Состав воды тоже не определялся. Провернуть обычные мои фокусы, типа «Моей Воды», не удалось. С моей стороны озеро имело небольшую кромку песчаного пляжа, а с другой — упиралось в нагромождение больших валунов. Поэтому, перерыв «наследство», я собрал несколько веревок, с грузилами, одно с самодельным поплавком из куска сухого дерева и направился к каноэ. Где его достала «тройка трибунала», и как протащила сюда, я понятия не имел, но оно гостеприимно ждало меня, подвязанное к вбитому колышку, на самом краю пляжа.

Светило достигло зенита, а я ничего примечательного так и не обнаружил, осторожно двигаясь вдоль берега — дальше от него, озеро быстро набирало глубину, лоты — веревки бесполезны, примечательное течение только одно — к стоку в бодрую, горную речушку. Следов человека, каких-то наскальных рисунков и надписей «здесь был Вася» тоже нет. Вода, как вода, невероятно прозрачная и зубодробительно холодная.

— Признаю, вопрос, на данное время практически непознаваем! Я осторожно развернул каноэ, веслом. Может на дне имеется ответ, но, такая холодная вода, в отсутствии гидрокостюма, это верный способ отдать концы.

Раздраженный неудачей, я вернулся в «базовый лагерь», ближе к вечеру. Еще один бездарно истраченный день!

Утром, после сеанса удаленного саботажа, мое настроение значительно улучшилось.

— Соберись, какая задача, на данный момент, является первоочередной? Деньги! Продать что-нибудь? Чтобы продать что-нибудь ненужное, нужно сначала купить что-нибудь ненужное. Это уже классика! Как там говорил дядя Фёдор — мы пойдем искать клад? А почему нет? Места знатные. Магия есть, надо только приладить ее к «миноискателю».

Реально я был способен найти что-то, только в «своей реке», по моему размышлению, кардинальным препятствием, был перевод из координат духа в физические координаты. Прошвырнувшись сознанием целенаправленно, я то-то такое, ценное, но давно бесхозное, нащупал во многих местах. Поднакопила речка богатств, поднакопила, да как же я раньше не сообразил, всё корабли грабил. Да, да, а где же эти места? Некоторое время, я пялился на озеро, завораживает, зараза.

— Нет, прямой штурм здесь не годится. Попробуем покрутить проблемку. Не я должен искать клад на дне реки, а он меня. Хм… Оп-па! Так, есть план. Выхожу к реке, беру пробу воды, стараюсь зацепить духом ближайший клад, порчу, до разложения, к примеру, клепки бочонка, стенку сундука или окисляю серебряные монеты. Снова беру пробы воды, сравниваю, в течении некоторого времени, скажем, пятнадцать минут. Есть отличие — значит он близко, и я выше по течению, нет — ниже или далеко. Даже дистанцию по прошедшему времени и скорости течения реки можно оценить. Дальше, если я взял след нового разложения, то иду по нему, становлюсь водолазом. Нет, помечаем клад как неприкосновенный, в этом цикле, обновляем нулевую пробу, портим следующий, это без проблем, вредительством управлять я насобачился.

Принято к исполнению! Шанс не стопроцентный, но он есть. Мне вдруг вспомнилось, по какому краешку я прошел в битве с сомом.

— Сделаю дополнительный протектор, на грудь и спину, закрою шею. Если лишить рыбину возможности выбить сознание первой атакой, то она не так и страшна. Да и не может много таких тварей прокормиться в реке, это сколько еды надо, каждой, да на каждый день!

Всё-таки, усталость накапливается, и разум меня подвел. Клад вот он, воняет тиной и лягушками, только деньги были моей первейшей проблемой на Земле, а вовсе не ТУТ. Здесь, в этой местности, неприметность моей персоны исчерпана, легитимность нового посещения равна нулю. Рассказчик подозрительных историй, разыскиваемый «прогрессор» и бог знает, кто еще разыскиваемый.

Исчезновение старосты, тоже не могло пройти незаметно. Да еще золотые монеты древней имперской чеканки, их здесь легализовать невозможно. Значит, я впустую потратил три дня пути на спуск с гор, день на поиск, и еще четыре уйдет на то, чтобы вернуться на базу. Накладные транспортные расходы, меня буквально убивают. Еще как буквально!

— Спокойно, себя нужно похвалить, не в той я ситуации, чтобы «депрессировать». Мозг, переключайся на плюсы. Итак, две сотни полновесных золотых, пятьдесят серебра, с почерневшей от времени поверхностью, ну это легко почистить. Главное, кувшинчик с неплохими рубинами. В воровском ломбарде, я видел радостную приемку аналогичных. Все.

— Кролики, это не только три-четыре килограмма диетического мяса, но и ценный материал для техномагии! Еще я потренировался в путешествиях духа, это очень перспективное направление развития… Оп. А чем это я тут стал заниматься? Первейший принцип магических миссий, это апгрэйд! А я все еще «level one», амулетиками прирастаю. Амулетики это хорошо, это позитивно, но их также легко отобрать у меня, как и испортить. Об этом ли мечтал, человече? Нет, я мечтал о личном могуществе, моем, неотделимом от меня! По крайней мере, без моего на то согласия.

— Стоп, учтем, но надо переключиться с пустого, обощенного, умствования, придется снова потрясти извилины. Что будет моей тактической целью, на этом этапе выполнения общего плана? Какая твоя проблема, Док, как говорят тупые американские мультяшки.

По факту, я потерял мобильность, оброс барахлом и фактически, загнан в тупик. Некуда мне здесь идти. А для радара потребуются закупки материалов, пока не знаю каких, но точно понадобятся. Налаживать свои производства чистых материалов, отправлять свои караваны? Проще пойти и броситься в озеро.

— Идти мне в столицу необходимо, если и есть где магическая литература, то только там. Мне идти в столицу нельзя, схватят. Противоречие, однако. Ключевое слово — МНЕ. Мда, кого послать за пивом? В очередь, сукины дети, в очередь.


Глава 41

Просто Пытайся


Я на базе, принял компромиссное решение. Придумать, как выполнить магический апгрэйд, я пока не смог, а решил отделить от себя уязвимые, демаскирующие при обысках амулеты, не отказываясь от предоставляемых ими услуг. Вода этого странного озера несомненно, магически отличается от воды в реке, между ними есть разность магических потенциалов, своеобразный Магический Ноль.

Конструкция амулета представлялась мне очень простой — находим закуток между валунами, где струи горной речушки, вытекающей из озера, образуют постоянные каскады брызг. Устанавливаем там «слоеную» конструкцию — внизу каменная плитка, потом пластина накопителя, в заливке, на нем — кувшинчик Амулета связи. Нет, кувшинчик хрупкий, еще камешком расколет, поэтому накроем «бутерброд», «защитном кашпо», из большого глиняного кувшина, с отколотым дном.

Я нашел небольшую, но укромно расположенную каверну, с подходящим потоком каплей раздробленной воды. Основной поток проходил в стороне, ну и гуд, не сдвинет «приборы». Расставляем, слабости налицо, но это только для землетрясения, следов обвалов конкретно здесь нет. Сюда и сюда, на всякий случай, камни. Люди, надеюсь, не полезут сюда между струями холодной воды, звери тем более.

— По праву создания Составляющих Форм, по праву создания Конфигурации, своей силой Алхимика устанавливаю связь между Составляющими. До тех пор, пока сохраняется Конфигурация, приказываю Моей Печати пропускать Мое Сознание, Мой Дух и любую Манну.

Итак, сверху, в кувшинчик, капает Магический Ноль. Перепад потенциалов высасывает Манну из реки по Праву Подобия, через Амулет Связи, капля за каплей. Хм, надеюсь, это действительно Ноль. Скоро узнаю, в конце концов, разобрать Конфигурацию можно всегда. Кувшинчик наполнился Заряженной Водой, хоп, уже до краев, еще, еще и вот уже, наружный сток капель Магического Заряда стекает на Зеркальную Линзу накопителя, в заливке, закрепленную сверху основания из последней плитки песчаника, с еще одной Моей Печатью.

Уверен, амулет накопителя будет заряжаться точно. Вот с КПД воздушной передачи, большой вопрос, до сих пор я работал с водой. Почему не попробовать похожий трюк, с воздухом? Глубокий Вдох, и вот уже, область внутренней алхимии. Надеюсь, моему духу хватит этого для создания врат, чтобы пройти в пространство чувств, в значительной степени, как я понял, игнорирующее физическое пространство.


Глава 42

Ищи Рабов


— Контакт значительно хуже. Но все равно есть. Питаться можно, и дух проходит, по всем ритуальным связям. Будет мне тренировка с утяжелителями, надо расти, надо Федя.

Я сыто валялся на лежаке, под одеялом. Как приятно иметь собственную базу с жильем и едой. Первая часть проблемы решена. Не лучшим образом, но, как уж смог, избавился от переноски подозрительных предметов. Надо подыскать укромное место, и оставить там часть божественных предметов, прямо в сумке. Сумку стоит сменить. Но это мелочи.

Я должен выйти к людям, но это должен быть не я. Значит Личина, Морок или Отвод Глаз. У меня таких способностей нет, но они мне нужны. Значит, отнять или украсть. Маги и Демоны отпадают, это путь к белым тапочкам и вечному рабству души. Но ведь есть и более мелкие сущности, живущие в укромных местах этого Мира, а не в Высоких Сферах. Поохотимся?

Одевшись, я взял «Легенды и Мифы нашего Края», и пошел к свету, читать. Раньше меня интересовал только Готан, остальное я пролистывал. Теперь поищем жертву, о, нашел, раздел кандидатов на счастливое детство, «Рассказы об Элементалях». В древности, маги умели бла-бла-бла… Могли раньше, значит могут и сейчас, разумно не выпячивая свои способности.

Итого: Саламандра — дух огня, как первоэлемента — элементаль огня, незаметность, явно не ее профиль. Гном — дух земли, как первоэлемента — земная элементаль. Не знал, я думал, что это бородатые карлики. Нейтрально. Сильфы, аналогично, воздушная элементаль, танцуют, поют серебристыми, завораживающими голосами. Могут становиться невидимыми. Немного не то, появляющиеся сами по себе следы на земле, заметят почти все. Это для засад. Постулируется наличие способностей к магии. Остались ундины — элементали воды, как прекрасные девушки заманивают и соблазняют мужчин, получая бессмертную душу.

— Здравствуйте, я Ваша тётя!

В то, что у них настоящие, человечески тела, я не поверю и на кончик… мизинца. Среда обитания не та, знаете ли. Значит личина, как раз то, что нужно мне. Смущает женский род, но принципиальной проблемы, в получении личины мужика, я не вижу. Если могут одно, то могут и другое.

— Сильфы или ундины, а лучше и то и другое — я лениво ковырял веточкой в зубах, наводил «марафет», после поедания жесткой колбасы рудокопов.

Обшарил духом реку, как много, оказывается в ней интересного, просто нужно правильно фокусировать дух. Водяная мелочь, оставляющая след любовной истомы, нашлась. Это точно, не лягухи или рыбы, их ритуалы ухаживания на меня так не действовали, я проверил.

— Опять мотаться туда, сюда. Где ты, мой Пегас!

Нашарить сильфов в воздухе не удавалось, просто практики не было. Если есть здесь одни представители класса элементалей, то есть и другие. Даже в легендах отмечалось, что они самые любопытные и игривые.

— Мир, посмотри, как забавно играет невиданная прежде Музыка Ветра. Веселись, воздух этого Мира! Играй Вольный Ветер, играй.

Чтобы не смущать застенчивых сильфов, я быстренько умотал на каноэ подальше, вернулся в свою хижину «давить массу».

Китайские колокольчики сделать очень легко — переплавив десяток серебряных монет на горне, и разлив их по простейшим формам, я получил тонкие серебряные палочки. Загнул ушко, на оправке из ветки, да подвязал на шерстяные нитки, всего и делов.

Подобрал место, с завихрениями воздуха, приготовил крепление и расчертил мою печать на скале. Приказал «всех впускать, выпускать только меня», а потом запустил нехитрую снарягу.

— Сколько сильфов наловится на диковину? Мне достаточно одного — смотреть на закат было приятно, но я замерз, и полез под одеяло. Завтра тяжелый день, для ловли речной ундины потребуется более серьезное снаряжение. Переносное! И шкура моя, опять в опасности будет. Что делать? Даже на Земле, с её уютной легитимностью, количество серьезных действий, с нулевым риском, невелико.

Колокольчики звенели так же, как и вчера, ничего видно не было, никаких изменений. Глупо себя чувствовать, мне не привыкать!

— Желающий покинуть Печать должен принести указанную мной клятву и отдать мне одну способность на выбор: Невидимость, Голос или Магию. Клянитесь не мстить мне, прямо и косвенно, или останьтесь в плену навечно! — Тишина. Ну и ладно, пойду ловить ундин.

Когда я садился в каноэ, колокольчики взорвались бешенным перезвоном, а в голову ударили градины даров, больно, как сухим горохом из трубки. Три пленных сильфа, синхронно, решили отдать голоса. Тоже мне, электорат.


Глава 43

Мечтай о бабах


Погожим вечерком, я валялся на прибрежном песочке, опустив ноги в воду. Грезил наяву о том, как смазливая бабенка, покачивая бедрами и скидывая одежду, идет ко мне. Когда завязывалось продолжение, цикл начинался сначала, усилием воли. Кожаный протектор, поверх трусов, был тесноват. Лицо закрывала маска, на ремнях, глаза и «физию», следовало поберечь. Накидка, на манер пончо, скрывала два щитка из досок — на груди и спине. Шея продета в отрез от широкой кожаной штанины толстого горняка. Никакого металла! Почти никакого. Оп-па. Лезет целоваться и руку, руку куда сует!

— Передо мной явилась ты, как мимолетное виденье… Хозяйственный жест возложения длани на упругую ягодицу сопровождался вытягиванием из песка, привязанной к запястью веревки.


Вжжж. Закопанная в песок сеть вырвалась из плена, и поволочила визжащий, плюющийся и дерущийся ком, к дереву, на котором был закреплен блок и мешки с песком — груз, который сейчас опустился на прожигающие угли костра. Остаться в сети навсегда и сдохнуть от обезвоживания, мне не хотелось. Ну и что, что ячейки очень, очень крупные — мало ли, как захлестнет? На земле легче будет освободиться, да и нож припрятан, с посеребренной острогой. Мешки были пропитаны горючим составом.


Ундина безумно билась за свободу, но ее усилия следовало отвратить, от убивания меня, любимого. Куда ты лезешь, дурочка? До сома тебе расти и расти, а уж в протекторе… Сюрприз! Надрезанные бурдюки с нитратом серебра, лопнули, сжатые телами в рукопашной. Это не опасно для кожи алхимика, а вот тебе… Ха, обожженная химически, элементаль вывернулась и визжа, бросилась в реку.


Бинго! Бряк!


— Мир! По Праву Нашедшего, я забираю то, что ундина оставила сама, в Моей Сети.


Ритуальная часть сети была настроена на удержание дара личины. В темпе спасая свою жизнь, ундина машинально разорвала все, что мешало ей освободиться! Включая связь со своим даром.


Я нашарил спрятанный нож и разрезал сеть, где там вода? Нужно протереть кожу. С купанием в реке пока завязываем, ладно, после сома, я не очень то и хочу. Переодевшись, снова разжег костер побольше, вместо засыпанного песком, переоделся в чистое. Снарягу сжигаем, мокрую сеть заберу. Осторожно прикормил манной виртуальные горошины собранных даров, вот так, мои хорошенькие, вот так, ням-ням, за папу, за маму. Ничего, что я устал, сначала дело. Отдохну, но спать нельзя, задействуем на всякий случай внутренний алхимический таймер, пусть не дает заснуть.


В темноте услышал горький плач, ундина, кто же еще, заметила недостачу. Рискнуть и сходить? Опасно и незачем… Оп-па.


— Эй ты, дурочка, давай поговорим. Мой пояс был обвязан веревкой, крепко привязванной к стволу дерева, так на всякий случай.


— Что тебе еще нужно, Маг, ты отнял личину, обжег серебром, кому я теперь нужна? Долго мне теперь не прожить, я даже ожоги залечить не смогу.


— Жалости не жди, личину ты оставила сама. Не распускай сопли, ундина. Не так сильно тебя и обожгло, в основном, попало на меня. Предлагаю договор сотрудничества, ты служишь мне, а я буду выдавать столько манны, сколько сочту нужным. Соглашайся и сообщи свое имя. Всхлипывания затихли.


— Я, Рина, согласна служить тебе.


— Свидетельствуй, Мир, ундина назвавшаяся Риной теперь моя слуга по собственному согласию. Первый приказ не мстить мне прямо или косвенно. Второй приказ не похищать мою душу, не убивать и не калечить тело. Я подстраховался частично перекрывающимися приказами.


— Иди сюда, я обработаю твои ожоги. Моя слюна может быть очень полезной.


Насчет тела и среды обитания, я был не совсем прав. Оказывается, человекоподобная форма неплохо подходит, особенно для болот и зарослей камыша. Стоя в воде, она могла ловко использовать пальцы ног, для подъема предметов со дна, не наклоняясь.


Миниатюрная ундина, выдавала себя мимикрирующей кожей, перепонками между пальцами, да широковатым ртом. Глаза с веками, без мигательных перепонок и обычный нос, никаких жабер. Волос на голове нет, лысенькая такая. Кровь, похоже была холодной и зеленой, я заметил ее на расчесанном ожоге. Кожа слегка жирная, создает довольно приятное скольжение пальцев. Хе-хе, жир кожи содержит легкий наркотик, вызывающий у человека привыкание и эйфорию, но к счастью, на меня не подействует. Но это изобретение природы мы позаимствуем в копилку.


Обрабатывая ожоги, подсмотрел и то, что интересует всех представителей моего пола. Да, она вполне могла работать в древнейшей гильдии. Попка тоже была классной, такую бы в джинсу затянуть! Жаль, но экзотический секс в данном случае неразумен, еще приобретет какие-то права.


— Теперь проверим пространство духа. Сможешь получить передачу манны от моего Духа? Рина несколько неуверенно кивнула. Жди здесь, дух придет по воде.


Я отошел к дереву, петля связи получится большой физически, но в пространстве духа несложной. Глубокий вдох, нырок, притяжение к Рине по имени. Есть контакт! Только треть бака, держи!


— Как ты себя чувствуешь, Рина?

— Гораздо лучше, и ожоги не болят, а ты не хочешь… ласкающий жест по своему телу. Очень приятному, экзотичному телу с выпуклостями. Блин.

— Приказ третий — лгать мне запрещаю, всегда говори мне только правду. Она кивнула.

— Отвечай, какие права ты приобретешь в предлагаемом тобой действе.

— Статус Любовницы Мага, тебе ничего не грозит.

— Я что-нибудь потеряю?

— Только немного семени, если оно попадет в меня. Рина довольно улыбнулась, направление моих мыслей ее устраивало.

— Забеременеть от меня можешь?

— Нет, это людские враки.


Все, сил больше нет терпеть. Моя ладонь крепко охватила прохладное бедро Рины, прошлась по ее ягодицам, на спину… Я притянул девушку к себе и целуя в губы, стал ласкать груди, приминая ладонями, о-о мне нужна, нужна твоя… я согнул ее ножку и языком проник в ундину. Она выгибалась дугой, подталкивала меня глубже, прижимая ладонями голову. Какое гибкое у нее тело. Штаны долой, да здравствует свобода, нас встретят радостно у Входа. Первое Движение. Второе… Ух. Ах. Еще!


Глава 44

Тешь Себя


Полагая, что повязала меня сладкой женской ловушкой, ундина, потихоньку зондировала «почву».

— Не могу же я все время звать тебя Магом!

— Почему? В разговоре так и делай, а звать меня не надо, надо будет, сам приду. Э-э, а чего это ты так расцветилась? Лицо Рины украсил потрясающе красивый узор, напоминающий раскрас Асоки, из мультика про джедаев.

— Если мы получаем достаточно манны, то выглядим так, без личины! — она слегка напряглась.

— Значит, я даю тебе больше чем нужно для выживания? — Обиделась и молчит. Не беспокойся, без действительно важной необходимости я экономить на тебе не стану, Рина.

Расслабилась, но все равно дуется.

— Рина, есть еще что-то, что мне лучше узнать прямо сейчас?

— Если ты будешь и дальше давать мне так много манны, то меня попытается подчинить Водяной, как только кто-нибудь увидит этот раскрас и донесет ему.


Выяснилось, что Водяной требовал себе от ундин поклонения, наподобие божественного у людей, но это было просто его психологической потребностью. На самом деле он рэкетирствовал помаленьку, забирая манну и предоставляя некую защиту избранным элементалям воды. Рина не считалась лучшей красавицей на деревне, местные клевали на бабенок с телом и личиной помясистее, поэтому ошивалась на периферии «социума», где и жила потихоньку, не отсвечивая, пока магический голод и значительное соответствие моему мыслеобразу, не сделало ее моей жертвой.

— Что он может тебе сделать?

— Много чего, напасть сам, натравить других ундин, послать подручных сомов. Нас одновременно передернуло.

— Вот как? Я тут недавно одного убил, это был его подручный?

— Это был ты?! И, твоя сила не пускает никого в его любимый омут? Даже его самого не пустила, когда он вернулся из родника. Глаза Рины заблестели радостно. Приятно, когда женщина радуется твоим деяниям.

— Да и да. Взвизгнув, Ундина сама полезла целоваться. Перекатившись, мы замерли, похоже, мне потребуется продолжение банкета. Я перевернул ее на коленки, оценив потрясающий вид, и позу, в которой так удобно лапать ее тело руками… На этот раз я был более терпелив, подготавливая ее ласками. Одна моя рука ласкала ее животик, нежно делая вылазки в низ волшебного треугольника, другая наслаждалась то сопротивлением грудей, то изяществом шейки и нежной спиной, у лопаток. Поцелуи поднимались все выше по ее спине, начавшись от «кошачьей ямки». Лаская языком ушко и покусывая мочку тяжело дышащей ундины, я осадил ее на… назад…

— Скажи, а омут и песчаная коса, где я убил сома, тебе подойдут для жилья?

— Место очень хорошее, но жить там безвылазно…

— Переберешься туда, если прижмут здесь. Разрешаю тебе там жить, это мое место. Запрещаю разламывать Шар Коряг и повреждать Куб печатей, они сейчас лежат на дне того омута.


На крайний случай, Рина получила от меня водонепроницаемые подарки: Флакон с раствором соли серебра, флакон яда действующего и на сомов, медный ковшик и посеребренную острогу. Получать подарки ей очень понравилось, женщина есть женщина.


Она не знала, как переключить личину, на показ мужского облика, но это не испортило мне отличного настроения. Еще бы. Такие приятные случаи очень положительно действуют на самооценку.

Обсудили график передачи манны и, я, все-таки предоставил ей право подачи одного, бедственного сигнала. На прощание озадачил сбором ценных предметов, но без фанатизма. На чужую территорию не лезть, не подставляться. Про себя, я подумал, что если мы сработаемся и появится такая возможность, ее нужно, апгрэйдить в сторону высшего элементаля.


Глава 45

Худей быстро


Захваченные бонусы прикормились, но открывать нутро для глубинных исследований отказывались, этакие чёрные ящички с открытым интерфейсом. Строенный серебристый голос сильфов, слегка завораживал переливами своего тембра, и, как я и надеялся, ощущался женским. Отлично! Сила воздействия регулируется от одного до трех.


Включение Личины, меня серъезно озадачило — манна тратилась, скорее на поддержание интерфейсов «чёрного ящика», чем на саму Личину. Ее ношение утомляло, подобно грузам утяжителя, на ногах, потребляло Жизненную Силу. В зеркале я никаких изменений не увидел, но чувствовал, что она работает. Забъем, лишь бы «фурычило»!


— Надо похудеть, раз уж появилась возможность и легкая необходимость. Провозгласил я и осторожно ускорил обменные процессы в жировых тканях, а также прилегающих к ним. Недельку потерпеть и вуаля!


Действие женской личины вполне могло вызвать внезапный шлепок по попе, и даже ощупывание руками, в силу местного демократизма. Мне что, убивать всех направо и налево, в таком случае?


Дар ундины врожденный, выращенный с детства, значит, личина будет тяготеть к стройному типажу Рины и расхождение между видимым и тактильным лучше сгладить, насколько это возможно. Еще я не умею ходить как женщина и носить платья. Платье… Хм. Это на крайний случай, пока буду эмансипировать штанами.


— Хватит врать самому себе, раз уж появилась женщина, хочется выглядеть получше. Нет, не так, чтобы выжить и добраться до статуса Высшего Алхимика, я готов на многое. Не на все, но на очень многое.


Ширина бедер и толщина костей останется, ну так хоть брюхо подтяну и ноги стройнее сделаю. За время странствий я уже стал потоньше в талии и окреп, надо усилить эффект. Грудной имплантант орихалка сойдет за мелкие груди, а армирование и так дает отличную упругость моей коже, в том числе на заднице.


— Сегодня истекает третий месяц квеста. Нужно отметить прохождение первого квартала, ведь я еще жив и даже достал пару — тройку бонусов, поимел, так сказать, с ундины во всех смыслах. Я распечатал бутылку дешевого вина с ледника и шутливо отсалютовал закату. Другого алкогольного пойла на базе нет.


Глава 46

Морочь головы


— Сделать несколько комплиментов девушке, предоставив инфу о действии личины, это хорошо, это правильно. Я остановился утереть испарину, потом опять взялся за ноги трупа. А вот сбить ее с ног, и попытаться изнасиловать, после того, как узнал, что она сбежала из дома в мужской одежде, и родных у нее тут нет, это просто возмутительное преступление. Да еще врезать ей по лицу, когда она стала плеваться. Как ты мог так низко пасть! Теперь тебе осталась только переработка червями.


Приказчика я высмотрел на дороге, его телега заинтересовала меня узлами мокрой, стиранной одежды. Думаю, это был организационный конвейер, и сейчас одежда перевозилась к месту сушки. Попытавшись скормить ему жалостливую историю, да разжалобить на женскую накидку, рубашку там какую, я опять разочаровался в людях.


— Лошадь, а лошадь, давай дружить. Страшный зверь презрительно фыркнул, не желая никуда идти. А мне всего-то и нужно, чтобы она немного отошла от места преступления и наказания, и в тот овраг свалила телегу, будто бы из-за оползня. А пару узлов с бельем, мол, прихватили, к примеру, вороватые пацаны. Приказчик, сбрызнутый вином из валявшейся рядом бутылки, был уже уложен на козлы. Очередная жертва пьянства на рабочем месте, только и всего.


— Ладно, я хотел по-хорошему договориться. Высушенный шип колючего кустарника с обтюратором из сушеной ягоды, да усовершенствованный собрат первой духовой трубки подействовали лучше. В овраг их не занесло, но телега наскочила колесом на камень, толчком выбросило и изрядно проволочило тело, с намотанными на руку вожжами. Камни там по дороге тоже есть, а ссадину на виске возницы я уже организовал. Надеюсь, шип выпал сам, острие я короткое выставил.


Неуместную застенчивость я в себе переборол, не то место и время, чтобы стесняться надетого женского платья и поднимать флаг борьбы за права женщин носить обтягивающее штаны, мне это как раз не нужно. У этой роли имеются и существенные преимущества. После всего, что я творил в этом мире, не воспользоваться ими? Не смешите ежиков.


Неделя ускоренного голодания прошла весьма успешно, и теперь отобранное шерстяное платье приятно касалось тела, а не обтягивало загадочную фигуру «хе». Пришлось поборотся и с брезгливостью, подбирая панталоны, чтобы не было лишних выступов внизу.

Сапогов не было, пришлось подобрать пару, выглядевшую наилучшим образом. На шею девайс для следующего шага. Корзинку в руки и небольшую сумку на плечо. Вернемся в Миролан в новом качестве.


— Эта монета передавалась у Вас в семье по наследству, как амулет? — уточнил меняла. Дырочка в монете и потертый шнурок подтверждали мои слова.

— Да, а теперь я вынуждена ее продать.

— Это очень старая монета, красавица, еще имперская.

— Она золотая и этого достаточно.


Придуманный мной план по-прежнему содержал беспокойную часть. К риску столкнуться с магом добавлялся риск разоблачения каким-то из амулетов. Но это уже было гораздо меньше, чем в мои прошлые визиты! Торговцы ищут в первую очередь мороки, наведенные на товар и деньги.


Я приступил к ступенчатому улучшению моего гардероба. Следовало посетить лавку готового платья, и выбрать одежду получше, но не слишком, подобрать более изящную обувь. Затем, перебираемся к озерному рынку и поднимаемся, еще на одну социальную ступень в одежде. Еще раз меняла, но уже со шкатулкой и продажа «дедовского запаса» более благородной семьи. И только тогда выходим на основной план.


Глава 47

Рискуй другими


Пройдясь предварительно по рынку, я убедился, что местная цивилизация начала, наконец, изготавливать и продавать то, что мне нужно. Шестерни и лебедки! Оси без подшипников, просто соосные втулки, со смазкой, но прогресс налицо. Похоже, Лузн не удержал монополию. Очень хорошо! Инфу собрал. Мне пора сунуть голову в это осиное гнездо.


— Вы хотите нанять в охрану наемников? Зачем? Перевитый старыми шрамами сержант Гильдии Наемников морщился, он сам не понимал, чем я ему не нравился как заказчик. Тело скрыто хорошим женским плащом, но капюшон пришлось откинуть.


— Во-первых, многие считают, что у слабой женщины все можно брать силой — он машинально кивнул.

— Во-вторых, мне нужно купить и перевезти к причалу партию дорогого товара.

— В-третьих, и в последних, я плачу за то, чтобы лишних вопросов мне не задавали, и на ответах не настаивали.

Пятерых вооруженных охранников я заполучил — Тирвал, Келес и Огон, Шерек и Черак. Правда смотрят на меня подозрительно, не понравился я их авторитетному сержанту.

— Не надо так напрягаться, воины гильдии — немного лести не повредит.

— Римот попросил напомнить Вам, госпожа, что гильдия свято чтит законы Торговой Республики — Тирвал, он у них за главного в пятерке. Главного болтуна.

— Как раз это от Вас и требуется. Я понимаю, что Вам не нравится наниматель — женщина.

— Госпожа, Вы не так нас поняли — ага, таинственные госпожи тоже женщины, а они очень не любят тех кому не нравятся. Я прервал речь Тирвала жестом.

— Подожди, я объясню прямо. Мне предстоит закупить товар для нескольких важных лиц. Главное для этих лиц — чтобы никто не совал свой нос в их дела. Закупку партии дорогих товаров будут прослеживать в любом случае, поэтому Ваша основная задача обеспечить мне безопасность в дороге и не дать слежке плавно перейти в пытки.

— Но это совершенно обычное дело, госпожа, почему Римот…

— Если Вам не удастся сохранить тайны заказчиков, то Вас уберут вместе со мной — ага побледнели слегонца.

— Каков план, госпожа? — Огон.

— Первая закупка будет ложной и не слишком большой. На рынок со мной пойдет Огон. Я буду рассказывать такие истории и куплю такие товары, что все шантажисты среди купцов пошлют за нами слежку. Остальные, определите прямо сейчас, где на дороге в Миролан, нас с Огоном и возницей удобнее всего схватить, подвергнуть пыткам и затем убить. Там Вы сделаете засаду на засаду, поэтому я и попросила двух хороших лучников.


Перерыв на глоток воды.


— Во избежание проблем с властями, позволим врагам начать разбой. Прикончите преступников, прежде чем они захватят нас в плен, но позже, чем они начнут нападение. Живые не нужны. Возницу я наняла заранее, меня с ним видели и легко узнают у него, когда мы выезжаем.

— Но зачем это все? Риск получить стрелу первой…

— Тирвал, в меня стрелять не будут, сначала захотят позабавиться и вызнать имена заказчиков, откуда деньги… Вознице и Огону достанется, но я думаю, Огон найдет в складах Гильдии Наемников хороший доспех для скрытого ношения и наденет его под обычный? Побудет толстяком. Бегать ему не требуется, и Вы не будете медлить, спасая боевого товарища.


— План кажется мне слишком сложным и неоправданным — да когда же ты заткнешься.

— Еще как оправдан, в следующий раз никто не посмеет планировать на меня нападение и пытки. Я заказчица, а если план не сработает, и на нас не нападут, то заплачу все равно.

— У них может оказаться Маг. Вам следовало нанять…

— Зачем делиться такой лёгкой добычей, с Магом? Если и будет, то какой-нибудь недоучка, застрелите его первым, а потом отрубите голову, не мне Вас учить.


Вот она, первая часть моего плана. Скажете, слишком рискованно, а как же спецслужбы Торговой Республики? А как еще закупаться, по рулону шелка под юбкой выносить? Личина одна, место закупки одно и вот, некая девка приходит, платит рубинами снова и снова и снова… Забавно, правда? Насчет спецслужб — я понадеялся на немыслимую наглость любителя и резкую смену «модус операнди». Гильдия Наемников тоже предпочтет сначала выяснить личность, а в силу продемонстрированного коварства, будет действовать осторожно. Вдруг, у меня еще один слой подстраховки и будет засада, на засаду, на засаду? Да и кураторы таинственных лиц… До сих пор мне везло, поставим крупно, на свою звезду, еще один раз.


Под такое дело можно и магические книги спросить, правда, своеобразные, в русле возбуждающей легенды… Если я не могу достать их робко, значит следует ошеломить продавца.


— Госпожа, какие книги Вам нужны, дедок покосился на Огона, перегородившего собою дверь.

— Руководства Палача и Магические Пытки, Постельные Ритуалы с любыми подробностями. — Ну что же ты так, челюсть придерживать надо.

— Н. но зачем?

— Вы действительно хотите это знать? Могу рассказать, под дополнительные гарантии молчания, конечно. Я посредница и мои наниматели заинтересованы в нахождении постоянных, доверенных поставщиков. Поэтому я уполномочена… Так как?

— Не нужно, не нужно! — замахал руками. Таких книг у меня нет!

— Тогда обычные, магические, может, что и найдется — вздохнула я.


Был у него букварь начинающего мага, но я не мог им даже заинтересоваться, в струе задуманой легенды! Мне полагалось покупать только редкие, специализированные труды, а таких не было. Оп. «Избранные труды Желна Огненного», берем. Больше ничего ценного.


— Это слишком много, госпожа, и драгоценные камни Вам нужно сначала разменять на деньги…

— Предоставьте мне расписку на оставшуюся сумму, в следующий визит я рассчитываю найти у Вас что-то более подходящее. Вы вправе истратить всю оставшуюся сумму на книги по указанным темам на Ваше усмотрение, мы заберем все.

— Госпожа, так эти дела не делаются — взвизгнул старик.

— От наших предложений не отказываются — перешел на тройной сильф, на фоне необычности момента, его проняло. Вытащив бумагу, он начал писать расписку.

— Просто, чтобы Вы запомнили! — я разорвал на глазах у него, только что написанную бумагу. Мы сможем взыскать долг в любом случае. — Как ты не повредился в уме бедолага? Да тебе халява подвалила, радуйся.


Для меня затраты звучали так: камень — одна штука. Кое-кто считает его драгоценным, только если он очутится в пустыне, то будет отдавать его не дороже песка.


Бамбук, сосновые рейки, трубки, стержни, жесть, проволоки и инструменты удалось закупить без особых финтов, продавцы не требовали отчета, зачем это все нужно. С льняной и ситцевой тканью, пеньковыми шнурами и веревками вообще без проблем. Эти не слишком дорогие товары, я покупал на разменянные деньги. Может и вправду честные люди? Насчет ингридиентов аптекарь выставил свои пять копеек возражений, но не настойчиво, вильнул в сторону от удара моим рублем наглости. Набор красивых зубчатых амулетов, тупая дурочка купить смогла, а лебедку не рискнула.


Торговец шелком, вот кто самый опасный купец. При таких деньгах в деле, он может быть очень сильно экипирован, и, несомненно, связан с властями и магами. Последние явно любят шелковую одежду, подчеркивающую их высокий статус, а первые — имеют свой навар с торговли. Я сжал в кулаке рубины перед входом в его лавку.


— Кто Вы и зачем надели личину? — жест вызывающий охрану остановился, а глаза торговца прикипели к горке из рубинов. — Я молча высыпал их на прилавок.

— Зовите меня госпожа «Драгоценные Камни». Личина применена для сохранения тайны нанимателя. Принудительное её снятие не в Ваших интересах.


Один из рубинов был внимательно осмотрен со всех сторон, остальные удостоились косого взгляда. Заглянувший все-таки старший охранник был прогнан неким жестом тайного языка.


— О-о, конечно, госпожа. У меня самый лучший шелк отсюда и до самой столицы. Вот взгляните…

— Не нужно. Достаточно чтобы он был дорогим и качественным.

— Госпожа, это очень странное заявление, я не продам товар неизвестно для чего. Если проданное не подойдет заказчику, то возврат товара подорвёт мою репутацию, а она стоит намного дороже товаров.

— Ваша репутация и привела меня к Вам, дело весьма деликатное, требующее безусловной тайны. Ее раскрытие подорвет не только Вашу репутацию.

— Вы мне угрожаете?

— Я сказала только то, что сказала! Некоторые влиятельные люди хотят примерять шелковые платья и в них предаваться заслуженным удовольствиям… После которых платья безнадежно портятся! Сами они в фасонах не разбираются и выбирают их под настроение. Поэтому всего, понемногу.


Жук задумался, не поверил он мне ни на грош. Даже при том, что вполне возможное объяснение предоставлено, а рубины вот они, на прилавке. Что делать? Хватать меня прямо в лавке неразумно, тем более, что у входа, снаружи, замер гильдейский охранник. Гораздо проще проследить, схватить в укромном месте и потолковать о рубинах, заказчиках, доказать кто тут самый умный. Рожай!


— Я понимаю госпожа. Тайна Ваших покупок будет сохранена.

— Этого мало, мне нужно наладить регулярные закупки товара. Никаких бумаг. Никаких лишних людей. Цена Ваша, но разумная. Для начала, предоставьте первую партию, на все камни.


Цену я прикинул, еще в первое посещение. Недавно, крайне приблизительно соотнес с ценой рубина. Добавил три сверху.


Глава 48

О пользе Кашля


Стук. Стук! Крак. Крик.


Приятно смотреть на предельно эффективные процессы. Работа профессионально подготовленной команды наемников не исключение. Даже брызги крови не долетали до меня, бронированный Оган страховал от превращения в заложницу нападавших, а тело возницы стеклянно смотрело в ничто. Городские отбросы и ворье, насланное купцами, быстро кончались во всех смыслах.


Заранее определенное место и момент нападения, неожиданность и вооружение, удар в спину, а главное простая и приятная задача наемника — убить всех. Никакой муторной юридической и моральной мотни, пленных и заложников.


Мистическое зрелище представляла собой пара лучников — Шерек и Черак. Было что-то нереальное, в том, как тонкая палочка дерева находила свою жертву, втыкаясь в нее с характерным стуком, они словно притягивались друг к другу. Тирвал и Келес крутили смертельный волчок слаженной пары мечей и кинжалов, прикрывая друг другу спины.


Да, пошла рутина — перетаскивание тел и сбор трофеев. Я развернул свернутую в рулончик бумагу, не спеша прочитал и спрятал её.


— Молодцы, красивая работа. Я смотрела. Это достойно премии.

— Спасибо, госпожа. Какие будут приказы? — ага, бумажку заметили.

— По ним — я кивнул на тела — на Ваше усмотрение. Лошадь почему-то не убили, поэтому запасная, спрятанная Вами, переходит в Ваше владение.

— Оган, ты теперь возница, скоро будет поворот, тот что к реке, правь туда.

— Но это не по пути… — влез Тирвал.

— Конечно не по пути, Вы же не думали, что я поеду в Миролан?


Ой, что-то нехорошо они ко мне придвинулись, а лучники усилили бдительность по периметру.

— Спокойно, воины, спокойно! Ссориться с Гильдией Наемников мы не будем — не убедил.

— План следующий: Сейчас Вы проводите меня до условленного места возле реки, и, получив оплату, уходите. Келес, садись мне за спину, и можешь достать меч из ножен, если так Вам будет спокойнее.

— Госпожа, лучше мы разместимся сами. С Вами поеду я, сзади, в шагах полста на лошадях Шерек и Келес. Тирвал и Чарак — лесом. Поедем ОЧЕНЬ медленно.

— Поехали.


Приближается критический момент, если после оплаты они решат зарезать меня, то без проблем сделают это. Продолжим наглый блеф.


— Стойте, это здесь. Огон громко стукнул латной рукавицей по щиту, три раза. Да, похоже остальные ближе, без надобности не подойдут.


Я достал купленную в Миролане, гнусавую дудку, и тоже трижды просигналил. Через некоторое время, мы с Оганом понимающе улыбнулись друг другу, услышав такой же гнусавый звук — ундина.

— Что теперь?

— Для Вас, Честная Оплата — я достал сумку со дна телеги и выложил пять кошельков, по одному. Как только распряжете лошадь, забирайте ее с деньгами, а я лягу спать.

— Спать?! — все-таки, я его удивил.

— Оган, Вы знаете способ ловли щуки на живца? Я сейчас наживка, посмотрим, кто еще клюнет на приманку.

— А Вы не боитесь?

— Меня страхуют и я обладаю магической силой — он выругался, похоже, магов не любил.

— Вот почему Вы не боялись появления Мага, вы сами Магесса! — я поощрительно улыбнулся. Как же, не боялся, а кто загодя расспрашивал, рыночных мальчишек, якобы о всяких диковинах, женатых и неженатых Магах. — Приятно было с Вами работать, Оган.


— Да, это не «пломп», а всего лишь «тук».


Шестизарядного револьвера с баллончиками «черемухи», у меня не было, вместо него использовалась труба «миномета» и самодельные разрывные мины с хлорацетоном. Примитивную слезогонку, я сделал из своих, гм, так сказать анализов, набралось их на базе, набралось. Алхимическая сила позволила задействовать хлор из молекул обычной соли, флакон потратил, ничего, в телеге есть кувшин с новым запасом. Трубу и «подстаканник», к ней, достал у жестянщика, дополнительно навил проволоку поверх. Метров сто, в дальности выстрела, я добился, а слабость калибра скомпенсировал химической начинкой выстрелов.


— Кашляйте, гады, кашляйте — я замер и превратился в слух. Противогазы тут еще не изобретены, люди, если они есть сейчас в прибрежной рощице, выдадут себя. На этот случай у меня есть вариант эвакуации, блок с грузом на той стороне речной узости, уложенный под водой канат, и веревка к «спусковому механизму». В случае чего, меня быстро дотащит до середины реки, дальше долгий сплав по течению, под водой, потом ундина выведет на заросли камыша. — Тишина.

— Ок. Пока в «дамках». Ходу. Ходу!


Перетаскивание груза из телеги в краденную у хуторян, широкую лодку, утомительная беготня туда-сюда, размещение тюков и свертков. Лодка может нести достаточно большой груз, а у меня тяжелых вещей не так много, в основном чехлы с рулонами ткани, вязанка реек и бамбука — поверх, закрепить приготовленной веревкой. Уф, погрузил…


От всплеска в реке, я вздрогнул, Рина выскочила как чёртик из табакерки и побежала ко мне. Что за дела, это не по плану…


— Водяной, он выследил нас, он идёт!!! — она истерично оттаскивала меня дальше от берега, хватая за руки. Гадство, картина Репина: «Не ждали»!

— Тихо! — я остановился ее «буксир» у своей сумки, и ладонью «заткнул фонтан», огляделся. Никого.

— Где он? — я посмотрел в испуганно расширенные зрачки Рины. — Успокойся, я же Маг!

— В реке, он будет поджидать у берега, в реке!

— Почему не вылезет сюда?

— На берегу он бегает медленнее, и… он… он боится тебя! Но нападет обязательно, когда я вернусь. Я не смогу долго пробыть вдали от воды!!

— Успокойся! Я встряхнул ее за локти. Стой здесь и не мешай мне.


Электроудочки у нас нет, наилучший сервис нашего SPA салона, это гранаты, только для Вас, эксклюзив, сэр! Вынул глиняный горшок, в ивовой оплетке, к которой я приладил горизонтальную ручку — перекладину. Так, это вообще-то шрапнель с гравиевой начинкой, но вес и мощность оптимальные, бросать удобнее всего будет его, плюс он топором уйдет на дно. Ок. Флакончик запала в рот… Ага, теперь это перекись ацетона и еще кое-что, время пошло! Вставлен.


Встав с карачек, я спокойно пошел к лодке, считая в уме секунды, пора! С разворота, сделав полный оборот тела, подобно метателю спортивного молота, швырнул бомбу в сторону горловины заводи и бросился наземь.


Взрыв добросил брызги воды до берега и толкнул волной лодку. Мелочи, это мелочи, где довольный клиент? Держа в ладони «микрогранату», я осматривал поверхность взмученной воды. Есть контакт! Всплыло глушенное нечто с кожей, как у Рины, когда она не мимикрирует, а вдруг притворяется? Проверим, тэкс, половчее, помягче, кидаем «камушек» на него, как бы не соскользнул. Щелчок разрыва. Ноль реакции. Повторим? Аналогично. Хорошо!


Подбежав к лодке, достал молоток и лопату, это не багор, его я купить не догадался, но сойдет! Горный молоток в руке тоже не помешает, лучшее средство от недопонимания между разумными существами. Вернулся к клиенту, еще один диагностический тест, результат тот же. Отлично! Зашел по пояс, подцепил лопатой и вытянул Водяного на берег, хмм мужская особь, значительно больше похожая на тритона-переростка, чем на Рину. Когти и зубы впечатляют своей остротой. Крупнее ундины почти в два раза. Неприятный момент, контроль! Клин горного молотка с размаху, глубоко вошел в глазницу твари, вырвав его и подавив тошноту, сказал:


— Мир, по праву победителя я забираю все права, принадлежавшие этому Водяному — Манна у меня есть и так, попробуем инновацию.


Глава 49

Главное, это Бордель


Наконец-то я перегнал лодку к «своему омуту» и загнал в камыши. Рина пообещала вплести зелень маскировки, после того как я предоставил ей рыбацкую сеть, короткий нож и объяснил, что мне нужно замаскировать лодку. Получил уверения, что лучше ундин на реке никто прятаться и скрывать гнезда не умеет, она даже не будет резать растения, оплетет живые. Не знал, что она «гнездится». Хотя логично — не все же время в воде плавать, не рыба она.


У меня начинался нервный отходняк, мышцы било небольшими судорогами, не отпускало в беспамятство сна. Я стянул надоевшее платье.

— Рина, иди ко мне! — подошла и остановилась, стоя рядом, молчит. Боится, что ли? Встал рядом, притянул к себе, погладил по спине, спускаясь все ниже, какие бедра — просто блеск! Ммм, крепко сжав за бедра, утянул ее, тяжело дышащую на песок, и перекатил на себя, целуясь и жадно лаская. Повернул набок, засос набухшей груди, оттянул вставший сосок губами. Стон ундины. Пора, подхватил рукой под колено и согнул ножку, повернулся на спину — вот уже она сидит сверху. Давление восхитительной попки, немного приподнимем, вошел… в раж.


Разбудило меня громкое шипение, это что змея? Я вскочил на ноги. Шипела Рина, нюхая воду реки.

— Что такое?!

— Другая ундина! Стерва, ищи своего… она осеклась.

— Где она?

— Зачем тебе другая ундина, Маг? Я тебе уже не нравлюсь?


Я повернул ее к себе и заткнул рот поцелуем — любые аргументы и оправдания бесполезны. Только этот способ. Оттолкнул.


— Мне перешли права Водяного и я собираюсь просто поговорить с ней. Не спорь! Я приложил пальцы к ее губам.


Одеться для аудиенции, так, белье, штаны, куртка, пополнить боекомплект за обшлагом. Внутренний карман вместил тонкий флакон с нитратом серебра. Второй рукав куртки скрыл грузик импровизированного кистеня. Надо какой-нибудь монарший реквизит и оружие посерьезней, я ухмыльнулся, взял горшочек бомбы и молоток на манер скипетра и державы. Порядок в танковых войсках!


Встреча с неизвестной ундиной проводилась на границе «моего места», Рина увязалась за мной:

— Выходи сюда, если не хочешь стать моим врагом!

Без плеска из воды поднялась крепкая бабенка и деланно повела бедрами, вызвав зубовный скрежет Рины, презрительно проигнорированный посетительницей.

— Сними личину.

Понятно, почему она в грош не ставит Рину — гораздо более крепкие мускулы и почти в полтора раза больший рост, внушительные груди, ровный живот и широченные бедра.

— Зачем пришла сюда?

— Маг, Водяного ты убил, теперь скажи, что будет с нами?

— Его права теперь мои. Как тебя зовут?

— Зата. Она вызывающе начала ласкать свою грудь ладонью, глядя мне в глаза. Маг, не хочешь попробовать любовь настоящей ундины?

— Прекратить! — я успел поймать Рину руками за талию, монаршие атрибуты позорно выпали. Молоток то ладно, а вот возможная самодетонация бомбы… Чёрт бы подрал этих баб.

— Зата, ты меня начала раздражать! Мне нравится Рина. Переходи к деловому разговору. Рина, сядь там и не вмешивайся — я отшвырнул ее. Зата ухмылялась, довольная, как нажравшаяся сметаны кошка. Надо осадить.

— Почему у тебя такой слабый Узор? Не понравилось, а Рина впитала зависть мелькнувшую в ее взоре, расцвела и начала нарочито разглядывать окрестности, поворачивая шею то так, то этак, переливаясь многоцветием узора. Даже неискушенный в его деталях, я с удовольствием посматривал на нее, а Зата совсем помрачнела.

— Водяной забирал почти всю манну!

— Сколько ундин платит ему дань?

— Пять. Три тощие прячутся по окраинам — попыталась отыграться. Поздно. Рину уже не проймешь, этот раунд за ней.

— Сомы еще есть?

— Один! И тебе надо покормить его! — она поперхнулась — то есть, если ты не хочешь чтобы он напал на нас… эта туша столько жрет!

— Посмотрим на Ваше поведение — побледнела.

— Договоры с магами, с обычными людьми имеются?

— Нет… договоров нет — интересная заминка.

— Если не договор, то что?

— Каждые три дня одна из нас попадает в городской бордель!

— Не понял, как это попадает?

— В условленном месте выходим на берег, ждем, приходят трое людей с оружием и уводят к телеге, там прячут под рогожу, выпуская ундину, которая была у них раньше.

— Водяному какая выгода?

— Он не говорил…

— Но ты, похоже, знаешь?

— Владелец борделя похвалялся, что нашел Родник нашего Водяного и теперь он выполняет его приказы.

— Понятно — я погладил подбородок — Вам самим посещение борделя требуется?

— Нет!!!

— Поясни.

— Манна вырабатывается для нас не в занятии любовью, а в самой Игре — Любовной Охоте. Чем необычнее и захватывающе приключения, чем жарче и интереснее Схватка, тем больше. В бордель мужики приходят по животной надобности, как в туалет, да покуражиться! Просто бьют, трахают да кожу лижут. Все время одно и то же. Приелось.

— Интересно — я перевел взгляд на Рину, но она сделала вид, что следит за замершей стрекозой.

— А как Вы три дня держитесь без реки?

— Тяжело. Водой из ведер окатывают и все, а нам река нужна.


Что мы имеем? Недовольный контингент избирателей местного мэра, который удерживался у власти криминальными методами. Пользы мне с их хождения по мукам никакой… И сома надо…

Кстати, что именно надо? Если он мне не подчинится, то прямо сейчас приступить к составлению плана по уничтожению, иначе накормить и лелеять, юнит ценный — на своей шкуре оценил. Тэкс.


Скольжение духа вывело на сома, глухое недовольство которого я ощутил. Тварь бессловесная, полуразумная, переживает образами, не словами. Нетерпение, когда хозяин придет кормить? Не понял, а сам, ножками, э-э плавником погрести? Нажим духа, и он радостно зашевелился, потянулся, хозяин, хозяин ты где? Проверим интерфейс — я своей волей заставил его проплыть метров сто по кругу, и вернуться в засаду у омута. Простейшие команды выполнит. Лежать. Плыть. Карауль. Фас.


Глава 50

Отдавай истраченное


Разумная протоплазма чувствовала себя хозяйкой этого берега реки, двигаясь тремя своими гогочущими телами, помахивая небрежно крепкими дубинками. Ножи болтались на широких кожаных поясах, доспехов и мечей не было. Ничего, в хозяйстве сгодится все, процент утилизации будет очень высоким. Взмах руки из кустов и голова Заты, скрылась в кустах на другом берегу, Олка, демонстрировавшая покорность, оступилась с берега полетела в воду, взмахнув растопыренными перепонками. Мордовороты заржали, остановившись в нужном мне месте.


— Шшших — воду взрезала струна каната, вонзилась в песок и захлестывающей ноги петлей, сдернула в воду, тройку гоблинов. Смогут разрезать, или вывернуться из канатной петли? Я поспешно выскочил из кустов, приготовил «микрогранаты». Жду торчащие из воды головы. Не дождался. Если человек резко набирает воду в носоглотку, то возможен шок, похоже, он и случился.


— Захлебнулись — Зата, улыбалаясь, вынырнула у берега.

— Пойдем, освободим Рошу. Меня она пока не знает.


Под рогожей обнаружилась помятая ундинка, даже не связанная. Испуганно глядя на меня, она ушла, поддерживаемая Затой к реке и кивая ее шепоту. Симпатичная сзади фигурка — Рину я с собой не взял, будет вечером обижаться, но ничего, ее ждет приятный подарок.


— Вытаскивайте!

— Олка с Затой вытаскивали тела протоплазмы без покинувшего ее разума.

— Соберите мне все выскользнувшие дубинки, быстро — я пресек разговоры и стал снимать пояса с ножами. Сапоги тоже заберем. Увязал все в мешок, надо будет унести.


Самое муторное, это сложить в еще одну украденную лодку мокрый канат, так плохо укладывается. Сверху блок и пустые мешки. Мешок трофеев.


— Роша, желаешь принести мне клятву верности, или уйдешь отсюда по реке?

Получив клятву, напитал манной, вблизи видно, что ей сильно досталось, но на постоянное кормление в таких объемах пусть не рассчитывает.

— Так девочки, все по домам, сейчас сюда придет кушать дядя Жорик. Если Вы не хотите учавствовать в его обеде… Недоуменно уставились на меня. Сом плывет сюда! Ничего себе, как шустро они умеют прыгать.

— Вызываю Сома, вызываю Сома, прием, как слышите меня.


Вынырнул — голова здоровенная. Управление неточное, м-да, увидев падаль в реке он без спроса поволок ее куда-то к себе, напоследок излучив довольство. Неужели утащит всех троих? Хорошо, что не придется разделывать, брр…


— Как тебе Роша? — Рина извелась от ревности, и теперь набросилась на меня.

— Знаешь, сзади она очень даже ничего… — поддел я и схватил возмущенную женщину в охапку. — У меня для тебя подарок, но с условием!

— Что за подарок? Какое условие?

— Если ты обещаешь не применять личину в моем присутствии, то я попробую ее тебе вернуть — она изумленно уставилась на меня — согласна? Ну, конечно, она была согласна.

— Значит так, ложись на спину, расслабься. Я тебя поцелую.

— Ты уверен, что это передача личины — Рина заулыбалась.

— Уверен. Слушай дальше, я вытолкну личины дар, через рот, поэтому ты, спокойно ждешь, пока он вернется к тебе. Откроешь рот до того, как он вернется — можешь потерять его, постарайся манной его прикормить, приласкать мысленно, затем отойдешь в укромное место, и проверишь личину. Ты чувствовала, когда она работала?

— Конечно.

— Мир, свидетельствуй, я добровольно отдаю Рине личины дар — я припал к ее губам.


— Почему ты мне ее вернул? И почему, при тебе нельзя…

— Иди сюда.


Я подтолкнул ее к дереву и мы начали целоваться, стоя вполоборота, друг к другу, моя ладонь нашарила ее груди, сейчас я Вами займусь, сладкая парочка, Вы еще недостаточно исследованы! Вторая рука тискала ягодицы дрожащей от возбуждения ундины. Я повернул ее к себе, спиной, палец руки осторожно погрузился в заветные складки, а веки Рины затрепетали. Легонько грызя ее ушко, я добавил второй палец… Пора! Отстранился, потянул за собой, и сильно прогнув ее в пояснице, заставил… опереться об ствол дерева.


— Почему вернул? Рина, женщина с твоей личиной, теперь разыскивается многими. Используя ее в своей Любовной Охоте, можешь рассчитывать на потрясающее переживание грозящей опасности. Охотиться теперь будешь не только ты, но и на тебя, учти это.


— Ты бросаешь меня? После всего, что между нами было?!!

— Не глупи. Если меня убьют, тебе потребуется манна. В Любовной Охоте, ты свободна прямо сейчас, доносов ундин можешь не опасаться.

— Ты меня не любишь!


Промолчал. В мире магических клятв, такие препирательства очень быстро заведут в неприятности. Все эти игры с ундинами, купцами и гильдиями съели еще месяц бесценного времени. Вот выполню миссию, тогда и подумаю о жизни, с целым гаремом ундин. Пока пусть довольствуются моими редкими визитами и ценными руководящими указаниями.


Неприятно много времени уйдет на чартеры туда — сюда, между базой и лодочным складом — с верховыми животными мне не сладить, да и дорожку следов они оставляют знатную. Буду брать рюкзак необходимого на данном этапе, возвращаться по необходимости, и брать следующий. Но если в этой местности начнут кишеть лесные егеря… М-да, а они таки начнут здесь кишеть и в горы полезут, после того, как женщину-вамп не найдут в городах… Супер-пупер требуются способности ходить незаметно по лесу. Это возможно? Нет. Привычно вывернем — я иду по лесу, прямо как сейчас, но меня не могут заметить. Это почему еще? Даже невидимость не катит — следы то останутся. Значит? Меня гарантированно не заметят, в трех случаях:

— Первый: Нечто делает так, что людей в этом лесу, кроме меня, не будет вообще.

— Второй: Нечто проводит меня мимо людей, а затем заботливо затирает следы.


Третий вариант, когда нечто убивает всех людей в этом Мире, кроме меня, не рассматриваем, как не интересный. Помещаем в фоновый процесс мышления субмиссию: «В поисках НЕЧТА».


Глава 51

Места нужно знать


Закончив минирование разнообразными ловушками дорожки к моей базе, я разделил часть снаряжения, и сделал закладки на той стороне озера. Если придется срочно драпать, то будет возможность остаться хотя бы с парой штанов, а не с голой…


Миномет размещен на краю контролирующего подступы обрыва. Это инструмент тестирования, чтобы сдуру не сдернуть от пары бродяг. Слышу подрыв — иду тестировать. Если ловушки скрытно, то протестируют меня. Обычный риск секретоносителя.


Томик трудов «Желна Огненного» был непонятен в частностях, но ясен в общем. Все эти плетения, пересечения силовых линий, степень натяжения энергетических мембран… Дядя хотел вместо примитивного Шара Огня, получить, так скажем, Сверло Плазмы. У него не получалось, но он упорствовал в своих заблуждениях. Интересно, но не слишком. Я встал, разминая поясницу, как там Рина… Контакт. Дядя Жорик… Контакт. Мысленный чеклист быстро заполнялся галочками.


Для снабжения проглота едой, Рина была вооружена духовой трубкой (одна штука), коробкой с отравленными шипами (много штук) и ремнем-пращой. Задача — бить птиц и мелкую лесную живность из укрытия, а потом бросать их проглоту с берега, не опасаясь съедения. Это будет трудно. Это будет непросто, но главное, что она теперь сохранит приятную мне стройность талии и поневоле разовьет полезные способности. Отъедаться на статусе моей любовницы, у нее не получится, остальных ундин я предупредил.


Я снабжал ручного сомика иным способом. Многие торговцы, обнаружив, что продукты внезапно завоняли, не утруждали себя их захоронением и выбрасывали за борт. Нужно было только правильно рассчитать время, чтобы Жорик не утруждался сильно, плывя за ними. Хотя вонючие отбросы ему нравились и падаль он уважал тоже. Но больше всего ему нравился… вкус кузнечиков! Обалдеть, такой слон и кузнечики. Я периодически заставлял его двигаться, еще окостенеет от безделья.


Радар, с чего нужно начать? С поиска МЕСТА, где он будет стоять. Пока было только одно — загадочное озеро, вместилище Магического Ноля. Хорошее это место или плохое? Надо с чем-то сравнить. Поэтому, мой мозг возвращался к «Легендам и Мифам», почему маги атаковали из Готана? Было там какое-то МЕСТО, которое им нравилось, было. Это раз.


Нужно увидеть, пощупать и при необходимости разобрать, хотя бы один амулет древних магов. В конце-концов Магический Радар, это инструмент войны. Очень может быть, что для поиска Драконов он уже был построен. Раннее обнаружение требуется из универсальной логики ведения войны с летающим врагом. Это два.


Сидючи здесь, я никогда не знаю как сделать радар, под лежачий камень и вода не течет. Это три.


Вывод — страна Готан ждет меня, но не через пещерный город, это полный кирдык. Значит самолет, без вариантов. Для самолета первейшее дело — это двигатель, с баком для кормления оного. С хорошим двигателем полетит и хреноватый самолет, а я мог построить только такой, по определению. Дальше — взлет и посадка, на озере будет хорош гидросамолет, а вот в пустыне… В пустыне садиться вообще нельзя, если она не соляная хм… и у Вас есть шасси, которого у меня нет. Ладно, будет мясо — буду есть, пока можно полетать, провести разведку, разработать систему навигации и… провести караван с моря, к примеру.


Глава 52

Ничтожеству, дозволено все


— Где стихия молнии? Электричество, то бишь — я патетически вопрошал раскрытую книгу «Легенд и Мифов». Как же так, вода, воздух, огонь и земля, и это все? Не, так дело не пойдет. Я, дитя электрифицированного мира, утверждаю — должен быть элементаль молнии, ну пусть будет называться Электроном. Оный элементаль просто обязан поработать батарейкой в миссии божественного спасения!


— Дальше, схема ловли, очевидно острие грозоотвода. Тэкс… Заземление в Магический Ноль, через подобие, затаскиваем что-то вроде металлической пики на скалу. Бац, импульс тока… и я в пролете. А попытка будет только одна, вспомни сильфов, больше они в твои ловушки не попадаются, редиски такие, видно мой имидж испорчен меж ними почему-то. Надо как-то выловить Электрон до поглощения немагией озера.


Колебательный контур! Предположим, я делаю колебательный контур из катушки и конденсатора, и вот в нем уже бъется Электрон, теоретически готовый подписать договор, лишь бы его перестали колебать… План есть.


Подумав, я отказался от изящных завитушек катушки, все-таки молния — это Сила, которая разорвет все нафиг и решил применить объемный коаксиальный резонатор. Это осень простая и поэтому прочная штука — проводящий центральный стержень, который я не жадничая, отлил из древних имперских монет — золото, это лучший проводник. Изолятор и труба, в которую все это упаковано. Труба была свинцовая, от ядовитого способа построения водопроовода, принятого в некоторых местах здешней цивилизации. Снаружи налагался каркас прочности, деревянный, без замкнутых электрических контуров и из сушеной сосны, ничего страшного, если он разлетится. Ловушка одноразовая.


Сваренный в котле лак, придуманный для несущих плоскостей несуществующего пока самолета, подошел и для создания диэлектрика. Пропитал лоскут льняной, ситцевой или шелковой ткани — намотай на стержень, подожди, пока просохнет. Высох? Мотай следующий слой. Ткани я чередовал.


Наконец, последний высохший слой и примерка, показали, что можно соединить части «внатяг». Я планировал оставить часть внутреннего стержня торчащим наружу, он и будет той точкой, в которую должна ударить молния. Фишка в совершении над жертвой некого действия, против ее воли, и последующее использовании права Задержавшего. Вот молния ударила, заряд устремился по стержню, прохождение задержалось на ничтожный миг, пока заполнится емкость образованного конденсатора. Миг ничтожный, а ритуально я могу заявить, что задержал и это будет правдой.


Присмотрел невысокую скалу, расположенную практически в центре озера, на островке и имеющую плоскую верхушку. Вернее, она сама натолкнула меня на мысли, попробовать здесь проводить Ритуалы, а уже потом я пришел к идее вызова Электрона. Я надеялся, что горы, вкупе с загадочным озером, позволят избежать обнаружения, заэкранируют меня. На то, что это может быть не так, я забил «болт». Если это не сработает, то у меня нет никаких шансов на выполнение миссии, а я могу смело бросать все и идти прожигать время с ундиночками, «оттянуться», прежде чем моя душа будет порабощена.


В первое восхождение потащил веревки, долота, молоток и деревянный циркуль, кусок мела, часть каркаса прочности. Забрался, тэкс что мы тут видим — плоская площадка есть, укрытие за уступом — есть, о-о плоский камень, просто великолепно.


Заземление подобия сделал из плоского камня, процарапал на нем подобные треугольники, да и расколол, одну часть утопил в озере. Проще мне надо быть, проще. Моя Магия склонна к халявству. Центральный стержень со слоем «текстолита» и свинцовые трубы пришлось поднимать по отдельности.


— Вставай, вставай, нас ждут великие дела — на площадку поднято все нужное барахло, разложено. Печать выбита по начерченному мелом кругу, с помощью долота и молотка. В первый круг, залит расплав серебра, второй — золота, третий насыпал мышьяком бога.


Я отошел в укрытие, собрав и представив миру Мою Задерживающую Ловушку Сущностей.

Теперь вызов, подобный первому демоническому.

— Авось, великий Авось, помоги! Заткнул уши восковыми пробками. Как известно, Молнию сопровождает Гром.


— Мир, свидетельствуй наложение Моей Печати. Печать, всех впускать, никого не выпускать без моего разрешения. Приказываю по праву Посланца Бога, праву Гостя этого мира и своей Силой Алхимика, — явись внутри Печати, до сегодняшнего заката в этих горах, элементаль Молнии или не приходи вовсе!


И тишина. Ничего не произошло. Посмотрим, посмотрим, времени я дал побольше, вдруг обязательно должны собраться тучи? Что-то я устал, пойду вздремну под растянутой тканью.


Тучи не потребовались. Ярчайшая вспышка света прошла через ткань, закрытые веки, на миг оставив перед глазами светящееся пятно. Гром чуть не вбил пробки мне в мозг.


— Человек, ты не ведаешь, что творишь!!! — однако, голос я еще не разрешал пропускать, это что же такое вылезло, да еще и пробки из ушей не вынуты. Проецирует? Нет армирование не позволит. Побережем глаза, раз можно говорить отсюда, не вылазя.


— Это правда, я не ведаю что творю. Элементаль ты мудр и могущественен — подольстимся — но если ты хочешь рассказать мне, что я сотворил, то сначала поклянись говорить мне только правду и ничего кроме правды, своей Сущностью.


— Клянусь своей Сущностью говорить тебе только правду и ничего кроме правды — однако, я ждал кастрюльку лапши на уши — нас всего трое в этом Мире, и вызвав одного из нас, ты разрушаешь Щит Мира, который мы поддерживаем вместе. Пока мои собратья еще удерживают его, но нужно три точки опоры — нифига себе, куда я свиное рыло засунул.


— Сколько по человеческому времени этого Мира они могут удержать Щит Мира без тебя?

— Примерно час, человек — значит, «перетопчутся» пока.

— Что будет, если Щит Мира не удержат?

— Великая Пустота высосет Магию из этого Мира и он станет еще одним серым, безмагическим, в общей Цепи Миров. — Вот это откровение! Неужели Землю когда-то тоже укрывал Щит Мира, а потом предки нарушили заветы Ильича, проигнорировали «временные ограничения» в подаче электроэнергии?

— Магия может восстановиться сама, через некоторое время? — я патриот Земли, где-то в глубине души.

— Такого еще не случалось, для этого нужно принести из другого Мира колоссальный, даже для нашего вида заряд Магии — понятное дело, видно, «башляют» за это маловато, такой заряд даром никто не отдаст!

— Дай мне канал доступа к твоей манне и пообещай, что не будешь мстить и убивать, а также воспрепятствуешь своим собратьям, если они захотят сделать это.

— Нет! Черпая все больше и больше, ты все равно нарушишь равновесие, но при этом еще и сотрешь мою сущность — так это наемный работник, с магией из другого Мира! При падении Щита он рассчитывает сохранить свою магическую сущность! Чем же ему платят? Не скажет, гад.

— Сделай его узким, но достаточным, чтобы я мог расплавить им медный пруток толщиною в мой большой палец руки за время десяти ударов моего сердца, таких, как сейчас. Такие потери для тебя несущественны, верно? Еще, я должен иметь возможность управлять забором манны в этих пределах, от нуля до оговоренной величины — Молчание. Блин, часов у меня нет!

— Тело человека не способно пропускать такой поток без вреда для себя, ты умрешь и это будет нарушением клятвы — полученная таким способом манна, это часть меня.


Тело человека, тело человека, хмм…


— Мое тело содержит орихалк! Настрой выход потока в грудной пластине и оттуда — наружу, так, чтобы кожа не повреждалась, в ней тоже есть орихалк, просто сконцентрируй его в гибкие контакты…


Молчит, ворочает извилинами или что там у него вместо них! Рожай! Я скрестил пальцы, за спиной, на удачу.


— Я согласен… Приношу клятву не мстить тебе, не убивать тебя, воспрепятствовать собратьям, если они попытаются мстить тебе или будут убивать тебя. Если ты меня отпустишь, то клянусь проделать в твоем теле запрошенные изменения, и предоставить оговоренный нами доступ к моей манне.


Зажмурившись покрепче, я выкрикнул:

— Моя Печать, приказываю тебе отпустить все удерживаемые сущности — зря зажмурился!

Обработка была проведена щекочуще мягко, разве что, орихалк немного посопротивлялся, пришлось сделать местное обезболивание. Отбыл не назвавшийся энергет, не травмируя меня снова.


Глава 53

Составь План


План с самолетом скомкался и полетел в мысле-мусорную корзину моей «винды».


— Нехилая батарейка в меня теперь имплантирована! Нет пропеллера и мотора, хм… Карлсоны в этом мире случайно не прижились? Банку варенья я бы достал, а дальше — прости чувак, но мне так интересно, что у тебя внутри…


Пропеллер требовал высокооборотного электромотора на качественных подшипниках. Моя высокомерная ставка на изобретательность, не оправдалась — вывернув задачу, я позорно упирался в мысли о ракетных двигателях. Кто мне выдаст для них прочные, жаростойкие сопла? Заказать диковинные изделия из фарфора? Ага, и свалиться в пустыню, когда они растрескаются. Расходы топлива большие, нефтяных скважин и керосиновых заводов у меня нет. Короче, это еще более продвинутая техника, чем пропеллер. Шутиха и реактивный самолет это две разные вещи.


Надо развеяться, переключиться временно на другую задачу, подумал я, напившись травяного чая из листьев местной смородины и раскрыв «Легенды и Мифы». Поищем наше НЕЧТО.


Оказалось, что по преданиям местных аборигенов, на вершину моего топ-листа, смело залазили лешие. Арагорн не солгал, когда говорил, что этот Мир очень похож на наш, пусть и до падения его Щита.

Дядьки это были серьезные, способные провести комбинированную атаку магическим мороком и… зубами и когтями лесных зверей.

— Добавим, еще копытами и рогами! Даже я, городской, знал, что встреча с разозленным лосем — это не к добру. Кабаны тоже не прославились на Земле хорошими манерами.


Закружит, заплутает в лесу, а после медведя пошлет. Да что там медведя — я и от лисы не отобьюсь. «Мифы», утверждали, что можно рассеять морок лешего — надеть всю одежду наизнанку или переобуться — левый ботинок надеть на правую ногу и наоборот, тогда путник сможет найти дорогу из леса. Однако я предпочел бы услышать клятвенное повторение этого, из уст выжившего очевидца, а не читать книжные байки. Кстати, самцы леших были исключительными антагонистами, в игре будет только один. Гуд.


— Что-то облака стали часто гостить у нас — отдых глаз, после чтения, сопровождался обзором расстилающихся у основания гор лесов. Не иначе, как настает осенняя пора. — Есть ли у Вас план, мистер Фокс? Есть ли у меня План! Есть у меня План, уважаемый «Пастьпорву»! Надеюсь Леший еще не повстречал своего самого страшного зверя. Не зря я пополнил свои запасы серы, ой не зря.


— Нужно провести пару опытов для проверки!


Я насыпал в мензурку немного серы, добавил порошок древесного угля и чуток воды, леденец великоват, но вполне поместился в рот. Так, вот так и еще вот-так. Кхе-кхе, отлично. Отвлечемся немного на другие дела, надо проветриться.


— Мир, представляю тебе мой Метатель Гаусса — просто по привычке, я выдал вслух имя проекта.


Столь гордое имя носила бамбуковая трубка с навитой катушкой, закрепленной лакотканью. Питающие провода шли к кожаной нагрудной сбруе, шлейке, прижимающей контакты на моей груди. Попрыгаем. Держится хорошо. Снарядами служили мензурки, а магнитным материалом — нарезанные из железной проволоки колечки — пружиночки. Потренировавшись с холостой боевой частью, из воды, получил удовлетворяющий меня результат.


Теперь проверим Зеркала! Я вынул стеклянную заготовку из ванночки. Гуд. Гуд. Закроем сзади лакотканью.


Глава 54

Знай очевидное


— Леший, а леший, выходи, разговор есть!

Я стоял на опушке подгорного леса, деревья которого, выглядели сверху наиболее впечатляющими, выделялись статью, и разорялся уже битый час, иногда поглядывая на вечерние облака.

— Чего ты здесь разорался, Маг — проскрипел ответ, похоже сверху. Наверное, в дупле прячется. Как он меня определил?

— Спорю, что я пройду сквозь твой лес, как бы ты не препятствовал мне!

Бедный старичок, уморился смехом и прерывающем его кашлем. Забился весельем в своем дуплище, бедненький.

— Что ставишь?

— Спор считается выигранным, если я пройду твой лес насквозь, или ты Леший, сам признаешь свое поражение и сдашься. Ты закладываешься на верную Службу мне, а я на верную Службу Тебе.

— Принимаю спор, безумец… Можешь даже пройти немного, вон, там полянка — счас, уже бегу… говоришь полянка?


Чпонк! Медведь, оглушительно визжа, укатился кубарем, в сторону от поляны. Дурачок, Самый Страшный Зверь, это не ты, а СКУНС. Великий Скунс, хау.


Этантиол или этилмеркаптант содержит в своей несложной органической молекуле углерод, серу и водород и обладает отвратительным запахом, людей воротит уже от одной его части на пятьдесят миллионов частей воздуха, а уж лесные звери с их острым обонянием… Просто драпали, поджав хвосты и далеко послав Лешего с его приказами.


— Кстати, чтобы никто не подкрался, сзади… я плеснул на себя из флакона с бесцветной жидкостью.


Свое обоняние я парализовал легким ядом, а то, что этантиол сильно ядовит, так на то я и Алхимик, чтобы потравы не бояться. Против Морока, я ограничился вывернутой курткой, самодельным компасом и… вытянутым светлым треугольником, спроецированном моими горными зеркалами, на низкие кучевые облака.


— Прекрати — судорожный кашель из очередного дупла — потравишь все!

— Тогда сдавайся и верно Служи мне! Чпонк! — Это для стимуляции мыслительных процессов. У меня еще много этой дряни, а чтобы завонять все до полного изумления, ее потребуется совсем немного…


Требовать Лешего пред свои начальственные очи я не стал. По легендам лешие, как и их бабы, очарованием не страдали. По-быстрому стребовав клятвы, отпустил жертву. Отмахнулся от просьбы убрать Вонь, само рассосется… Со временем.


Леший все-таки сумел откреститься от сопровождения меня по лесам. Мол, с некоторого возраста, Леший может жить только в своем Лесу. Потребности его вида в расселении покрывала способность молодняка к дальним путешествиям. Строго потребовал хорошего следопыта и заметателя следов. Слуга пообещал прислать по первому зову.


Интересно, сколько времени мне теперь вонять? Устроим банную неделю. Это тряпье, штаны и сапоги — выброшу, для того и выбрал самое трухлявое и не подогнанное по размеру. Метатель… Метатель и сбрую размешу где-нибудь в устойчивом завихрении воздуха, глядишь, со временем и проветрятся.


Глава 55

Выбрасывай нужное


— Привет, как дела?

— Здравствуй, господин — ответила мне вызванная, из воды Рина. Похоже, мне демонстрируется арктическое похолодание наших отношений. Подхватим.

— Докладывай! Как держатель борделя отреагировал на исчезновение его людей?

— Засыпал Родник Водяного — она пожала плечами. Действительно, кого это теперь волнует?

— Новые Водяные не появлялись?

— Нет. Они ходят по реке только весной, сражаясь, между собой, за нас и свой кусок реки.

— Кстати, а как ундины зимуют?

— От холода, начинается Долгий Сон. Мы спим под водой, спрятавшись в выбранных местах — ясно, анабиоз.

— Как на свет появляются маленькие ундины?

— Вылупляются из отложенных яиц — она несколько удивленно посмотрела на меня.

— Где Ваши кладки, я имею в виду тебя, Зату и остальных?

— Не знаю. Яйца забирает Водяной, он и должен их охранять и ухаживать за мальками.

Люди — не люди. Нелюди. Понятно, материнский, так сказать, инкстинкт, сосредоточен в Водяном, а ундины — его самки. Хмм… Ходят весной. Ундины в это время просыпаются и изголодавшись, по…

— Рина, весной тебе потребуется Водяной?

— Не совсем. Скорее, я не смогу ему ни в чем отказать… и остальные тоже. — Весенний Гон. Весело.

— Показывай собранные предметы — остальные должны были собирать добычу и доставлять ее Рине.


Что тут у нас? Золотые и медные монеты, немного, кольца, цепочки и позеленевшие от времени браслеты. Бижутерия, короче и оброненные деньги. Ладно, закину в сумку, после разберусь. Попробуем помириться, я бы не отказался, от…

— Рина, ты стала еще прекраснее за прошедшее время. Покажи мне свой Узор, посильнее прояви его.

— Конечно, господин, отойдите, вот сюда, здесь будет видно гораздо лучше.

Стерва!!!


— Зата, выходи на берег!

— Маг, ты пришел ко мне…

— Прекрати, ты обещала…

— Клялась я, а не ты, так что, можешь…

— Сом голоден, Зата, а я уже кажусь Вам всем очень добрым, так? Отпрянула. Забаловал их.

— Докладывай новости за прошедшее с моего последнего визита время!

— Рина окрутила молодого хуторянина… — неприятно кольнула меня ревностью, бабенка.

— Подожди! Продолжать Любовную Охоту я ей сам разрешил, эти вопросы меня не интересуют… Всем ундинам хватает мужиков или с этим проблемы?

— Своих мужиков всегда мало!

— Главное говори, женщина, не зли меня. Манны достаточно для проживания у всех?

Она удивленно посмотрела на меня и показала жестом на свое лицо, где светился линиями чёткий Узор. Чёртовы бабы! Из-за них я уже начал тормозить не по-детски! Налоги с них не беру, да еще сам периодически манну выдаю в путешествии Духа. Так. Убавлю снабжение!


Хотя, зачем собственно? Из накопителя манна утекает довольно сильно, долго не пролежит, жаждет она воплощения, жаждет. Вот еще, мстить, что ли? Не так им и много надо. Добрый я.


— Ясно. Где мне достать личину мужика?

— Они есть только у Водяных! — Логично. Блин! Вместо прав, на речной бордель энтузиасток, нужно было драть личину.

— Помнишь сигнал — кивнула. Помнит мой приказ, сообщить о появлении нового Водяного и тайно встретить у заводи, когда я приду — и не одна она.

Тайно встретить… Может, к Роше заглянуть? Нет, э-э «время» пока «терпит».

— Зата, ты с сильфами общаешься?

— Редко, господин — потупила глазки — это еще что? Внутрикорпоративная порука? Стоп. Женщины. Сплетни. Воздушницы — здесь вне конкуренции, если Зата выдаст хоть одну, то она начнет подыхать от тоски, без доступа к живительным сплетням.

— Просто передай мое предложение о проведении переговоров! Обсудим условия возвращения Потерянных Голосов. Клянусь правами Водяного не пытаться пленить, на этих переговорах, пришедших с миром Сильфов.


Глава 56

Заплати и лети


— Дружище, Лузн! Сколько лет, сколько Зим!

Я, с помощью лешего, конечно, дождался в засаде у дороги телегу кузнеца, ехавшего куда-то по своим «кузнечьим» делам, да и тормознул его с обочины. Он настороженно озирался, шаря глазами по лесу, искал моих подельников. Да, Метатель Гаусса, впечатления оружия на него не произвёл.


Чпонк! Облачко огненной вспышки, выдала зажигательная мензурка, разбившаяся о придорожный камень. Лошадь испуганно ржанула, попятилась, сподвигнув Лузна на решительные действия — он бросился с козел, в лес, бежать. Я зевнул. В смысле физически зевнул, истомила меня жара солнечных лучей.

Далеко не убежит, в… раненный джигит. Закружить испуганного человека, Лешему — это, как мне «два пальца замочить». Нужно просто подождать, здесь, на стреме.


Минут через пятнадцать, на дорогу, кулем, вывалилось, с подгибающихся ног, хрипящее тело в потной рубахе. Все, наказ выполнен — кузнец обессилел от нехилого кросса, его испачканное «потопылью» лицо повернулось ко мне.


— Дружище, ну зачем ты так бегаешь. В твоем возрасте это вредно для здоровья! Мерека Старосту оно тоже подвело. М-да. Давай договариваться!

— Чего ты хочешь от меня Маг?

— Заплати и лети. Это лозунг такой.

— Н-не понял?

— Деньги гони, две доли из десяти. Как ты там говорил:…а если с диковин, да способов твоих, выгода пойдет, долями разделим — я продемонстрировал ему местную шестеренку. Плати!

— Мастер цеха, в Миролане, все у меня забрал, выпытал, и теперь только он имеет права на изготовление твоих шестеренок!

Я на всякий случай держал его на мушке метателя. Сейчас кузнец, тебя ждет одно уточнение.

— Плохо ты запомнил свои слова, кузнец. С Магом надо точно все обговаривать! Ты сказал так: если выгода пойдет…. Надо было по-другому говорить: Если выгода пойдет МНЕ. Выгода пошла! Плати!


Не кинулся. Гуд. Смелые нам не надобны, нам нужны верные. Сойдут и просто трусоватые.

— Нечем мне платить!

— Выбирай, одно из двух: Или ты служишь мне, или я свершу магическое наказание за твое клятвопреступление.


Кузнец выбрал правильно, позитивно. Я взял у него клятвы и предупредил, что теперь за предательство меня, он и без всякого Мага, околеет, болью изойдет.

— Сейчас куда ехал?

— На болота, надо мне руду сейчас мыть, железо выплавить, а зимой из криц ковать буду.

— Я тебе покажу поворот к берегу, подождешь меня у реки, подгоню груженую лодку.


Пора использовать своего нового, грузоподъемистого, слугу. Колеса у него свои. Скрытно леший проведет, до предгорья, и следы заметет с ка… конскими яблоками.


— Олка, иди сюда, дело есть!

— Маг ты пришел ко мне… — ну вот, опять, двадцать пять.

— Тихо! На берегу сейчас скучает кузнец хуторской, он отвезет мои вещи, а потом едет на какое-то местное болото, руду мыть — присмотрись к нему, если хочешь съездить, на болоте пожить. Клятву я возьму, чтоб назад вернул, когда попросишь.


Смотался к Рине, забрал лодку, да потрепался малость — все еще динамит, не дает…ся пока в руки.


— Согласна — ишь глазенки заблестели то, еще бы, великие приключения Олки! Да и мускулатура у кузнеца…

— Через пару-тройку дней вернемся сюда, тогда и поедешь с ним.

Сейчас кузнец разгрузит лодку, а ты ее спрячешь — сам я напрягаться не собирался, имея такую прорву подчиненных. Пусть тебя заметит!


Мой авторитет Мага, был подкреплен выходящей, по первому зову, ундиной. Глаза Лузна, поневоле прикипели к «выпуклостям и впуклостям», когда голая Олка, виляя задницей, стала отталкивать речной транспорт на глубину.


— Это кто? — спросил он, когда мы отъехали.

— Ундина незамужняя, я зевнул и потер подбородок, счищая щетину. Дешевый жест Мага, не повредит. Кстати, патлы слишком отросли, а я их постричь не могу, только облыситься полностью, хмм.

— Как это, незамужняя?

— Водяной у них помер, а я их к делам своим пристроил. Она не одна тут живет!

— И как она? — да, это универсальный вопрос, для наших Миров.

— С этой не пробовал, а вот с другой… Это да-а-а… мечтательно закатил я глаза, реально вспоминая Рину.

— Кхм. Рупт, ты не мог бы… познакомить меня с этой… — он указал подбородком на удаляющуюся лодку.

— Познакомить могу, приставлю ее, вроде как с заданием болото осмотреть для магической надобности, а дальше уж ты сам… знакомься. Верни только сюда, в реку, по первому ее требованию, иначе мой договор с ундинами…

— Что ты, что ты, клянусь вернуть ее в реку по первому требованию! — Интересно, сколько он сможет «добыть руды», а я слегка подсажу его, на зависимость от кожи ундин.


Если считаешь, что жизнь налаживается — жди облома. Предгорье встретило нас грохотом камнепада и облаками пыли. Пипец! Дорожка на базу завалена оползнем! Холод пробежал по позвоночнику, я испугался за свой проект по добыче манны, поспешно проверил путь духа. Работает — словно еще одна гора свалилась, но с моих плеч. Не землятресение. Туплю — я бы его тоже почувствовал! Тогда что?


Ловушки! Когда я расставлял мины, то не подумал о возможности их цепной детонации. От чего сработала первая, теперь не узнать, полез кто, или взрывчатка потеряла стабильность! База потеряна? Может и нет, но добираться придется по изрезам русла, громадным, скользким валунам и острым камням сточной речушки, по икры в ледяной, стремительной воде.


Ладно, пока этот подвиг можно и отложить.


— Лузн, стой. Сейчас поворот делать будем, но мне нужно кое-что проверить. Жди здесь!


Экспресс-допрос лешего на предмет поиска нового жилья. Оказывается, в глубине леса есть заброшенная избушка охотников, уже давно ими не посещаемая. Веди! Не хочешь, чтобы кузнец тебя видел? Набрасывай вот эту веревочную петлю впереди нас, на ветви, потом снимешь, когда проедем. Да, мы поедем медленно.


Глава 57

Кланяйся, сукин сын


— Зата, выходи.

— Маг, куда ты отправил Олку?

— Она по своей воле отправилась, в соседнее болото, на время. Поехала вместе с хуторским кузнецом, он под клятвой! — ундина выбралась на берег. Моя очередь спрашивать.

— Что ответили сильфы?

— Заклад мирной клятвы слишком мал, для проявленного тобой коварства — она вопросительно посмотрела на меня. Перетопчутся сильфы без голосов, и Зата, без пикантных подробностей, тоже.

— Ясно. Ундины могут определять на проплывающих кораблях присутствие Магов?

— Нет!!! Мы даже не приближаемся к речным лодкам, людская магия обнаруживает нас, странно, что ты этого не знаешь.

Людская магия??? У простых рыбаков и матросни?? Что за бред? Стоп. Луч зрения падает на поверхность воды под более тупым углом, да, подводное тело будет легче заметить.

— Зата, это же так просто, знания людей густо перемешаны с небылицами, а ты под клятвой Правды. Лучше лишний раз спросить, даже если это выглядит глупо.


Как подступиться к вопросу грабежа? Книжные магазины недоступны, а магическая литература в них, тем паче. Кто может носить магическую книгу с собой? Маг или его ученик. Тестировать духом напрямую, страшно, я его тренирую обходить защищенные места десятой дорогой. Поймают в какую-то бутылку, а через пару дней тело испортится. Нет, этот рефлекс неприкосновенен, приближать дух к опасностям нельзя. Максимум, использовать то, что дух ощущает на периферии чувств, так он защиту и обнаруживает с этой дистанции.


Стой «мысля». Желн Огненный — Маг, а книга его годится только на туалетную бумагу… Значит Маг — не Маг — амулетный мастер, вот кого нужно ограбить, а лучше тихо обокрасть, не вступая в бой. Подумаем, есть у него особенности защиты, которые можно почувствовать издалека? Оп-па, есть идея, выдвинем гипотезу, что защита Мага практически единая, «гладкая скорлупа», у амулетного мастера можно ожидать нечто, вроде «крупной чешуи», образуемой действием множества амулетов. Проверим?


На осторожное маневрирование духа ушло значительно большее время, чем на обычный сбор «халявы». Особо защищенного человека нашел, но сравнить ощущение защиты, с кем-нибудь еще, возможности не было. Ничего, наберем статистику, наберем.


Я возился на Лесной Базе, изготавливая сразу две Зеркальных Линзы, больше просто не было увеличительных стёкол в грузе с лодки. Случай с обвалом, продрал внутренности изрядно — если по любым причинам путь духа накроется, а я буду вдали от реки, то магический голод меня просто пожрет. Расслабился я, позабыл на плотном пайке, что это за морока. Нужно иметь носимый Неприкосновенный Запас.


Болван! А почему я другие пути духа не прокладываю?! Диверсификация источников манны. Байка по матросам должна была добраться и в другие реки, даже в моря. Что говорит карта? Где там еще крупные водоемы? Далеко, ближе к пещерному Готану, крупное озеро и река. Системная ошибка! Термин неверен, я думаю о диверсификации источников манны, а логика шла от диверсификации путей духа. К одной реке должны вести несколько путей. Да!!! Первая конструкция пути излишне сложна, многоступенчата.


Водоупорных материалов нет, это закупка под летательный аппарат, материалы для производства лаков на Горной Базе. Проволоки медные, и флакончики, если высыпать ингридиенты, пожалуй это все. Горный молоток, два зубила и нож всегда со мной, уже лучше, инструмент сделал из обезъяны человека, как голословно утверждает наука.


— Маловато будет! Нужны еще, необычные материалы — магия любит эксклюзивные изделия. Где же их взять? Элементарно, Ватсон, пошарить у горного обвала, прошел дождик и пыль уже прибило. Может среди камней будет ценная порода. Лешего поставлю на стрёме.


Горного хрусталя я не нашел, из кварцев, был только белый, молочный кварц, я отобрал несколько таких, размером с кулак и более или менее шарообразных. В сумку отправилось и пара кусков гранита. Слегка приуныв от такого непримечательного набора, я заметил выбивающиеся из общей серости и обыденности черные камни. Алхимическое тестирование — это черные кремни! Бинго! Кто на Земле, из числа, интересующихся, зотерическими науками, не слышал об обработке воды кремнем? Чёрный Кремень считается, для этого действа, наилучшим, ему приписываются… особые свойства вещества, воздействующие на воду! Высунув от старательности язык, я тщательно обшарил закутки между ближайшими булыганами. Четыре черных камня и десяток красноватых кремней, с переливами цвета на сколах. Я не поленился забрать их всех. Еще бы! Для ритуального Мага здесь просто шведский стол какой-то.


— Спасибо, госпожа Удача. Я не посчитал зазорным поклониться в пояс обвалу.


Глава 58

Бери в рот


— Из чего сделать Подобия — я рассматривал разложенные на льняной ткани предметы. Природные камни, не обработанные, не годятся. Каждый уникален, какие уж тут Подобия. Проволока? Упс, а где тот мешок бижутерии, что собрали ундины.


Взяв суконку, и используя свою слюну и песок, я постарался счистить окислы с браслетов и колец. Увы! Парных вещей, среди них не было. Вешать на шею цепочку? Что прямо на грудь, где она может зацепиться за «электрическую клемму»?! Вернуться к варианту с подобными треугольниками?


— Чёрный Кремень достоин большего, чем мои грубые поделки, и эта дешевая бижутерия. Хочется чего-нибудь изящного, восхищающего — отполировать! Как минимум отполировать. Может выловить ювелира? Нет, они путешествуют только с серьезной охраной. Отполировать самому? Хмм.


Наждака у меня нет, и, скажем, гончарного круга тоже, а что-то такое потребуется для полировки. Крутанул ногами, прижал тканью и полируй грани камня, в свое удовольствие.


— Ставим добычу этих полезных приспособлений в перспективный план. Ура! Вспомнил способ «number two» — химическая полировка, но для этого потребуется плавиковая кислота. Ну же, напряги память, вспомни школьные учебники и кружок юных химиков!


Прежде всего, она очень опасна, растворяет стекло, и категорически запрещена в опытах юных дарований. Чем там нас запугали? Не просто тем, что она токсична, ага эта дрянь, при попадании на кожу, как ни странно, не вызывает сильного ожога, в первый момент, а легко и незаметно всасывается, но через короткое время вызывает отёк, жуткую боль! Класс! Просто класс! Какой многосторонний препарат.


— Осади коней, в чем ты ее хранить собрался? Полиэтилена у тебя нет.


Есть контакт — свинец она растворить не сможет, хе-хе. Еще кажется, воск, по крайней мере — не сразу. Может раскопать канализацию одной из богатых вилл? Фу-у и придет же такое в голову! Надо добыть свинцовые трубы, с торгового корабля, льют их не здесь. Сырье? Без понятия, но, если возьму в руки, что-нибудь, с серьезным количеством связанного фтора, то обнаружу его.


— Все!!! Граблю корабль на реке, с подходящим набором товаров. Надо опросить девчонок, на предмет удобных для этого мест.


Бросок духа по реке — где же ундины, не понял юмора. Сом есть, а ундин нет? Вообще нет! Быстро к реке!


— Вот река, здесь ммм, течет вода. Что делать то? А что я вообще могу сделать?


Зачерпнув воду, осторожно «попробовал» ее, вспоминая прежние пробы. Без особых отличий… кроме присутствия следов некоего органического соединения. Но это такая мелочь, в концентрации, и явно не яд, может торговцы выплеснули пропавшие специи?


— Попробуем с другой стороны. Ундины ушли не сами, это такие собственницы, своего не бросят… Значит их выловили… Выловили люди. Мотив? Хозяин борделя! Вот это я «накосячил», не сообразил, ундины выделяют на коже наркотик! Клиенты «подсели» на него, к гадалке не ходи, да и сам хозяин, наверняка попользовал ундиночек. Потом я, дырка от бублика и ломка, следом угрозы недовольных клиентов и следствие — план по их поимке. Но как, магия? Или…


— Ферромон! Какой-то ферромон… Водяного — я сплюнул на траву, прочищая рот в машинальной брезгливости. Все-таки сами вылезли, прибалдев! Что делать мне? Отступиться? Учитывая здешний Сильф-интернет, после такого поступка, все элементали будут держать меня за собачий хрен. — Мы мирные люди, но наш бронепоезд, стоит на запасном пути!!


— Осталось найти запасный путь и бронепоезд. Хмм… Где там мой нож, вот он ты ДАРАГОЙ. Нет, обойдемся без крови и демонов, отпластай мне бересты, да побольше, друг.


Глава 59

Дави Добро


На этот раз, причиной Вони, был не я, э-э, вернее источником Вони был не я. Блюющие и дри… люди, со спешно приставшего, в первом подходящем месте, корабля, разбежались по зарослям лопуха. Капитан собрал пострадавших слабее всего и спешно организовывал приготовление какого-то варева.


— Пищевое отравление. Как же это Вы, а? Серьезная штука, не все выживут. Что поделать, если мне пришлось откопать томагавк…


— Люди, Вы понесли заслуженное наказание, прогневив Духа Реки — тройной сильф, вырвавшийся из моей глотки, впитался большим берестяным рупором и схлынул на головы людей, с безопасного для меня расстояния.


Я прятался в прибрежной роще, прикрываемый Лешим, «мегафон» изумительно облегчал мне «одностороннее общение» по нулевому тарифу.


— Некоторые из Вас еще могут спастись, если Ваш капитан, один, придет в рощу и уладит возникшие разногласия! Переговоры!


Среди речных капитанов трусов не водится, подумал я, разыгрывая роль Палпатина, под накинутым капюшоном. Тройной сильф конечно, не грозно хрипящий голос, но, за неимением простой, будем писать на гербовой.


— Это не наше дело! Сами разбирайтесь с владельцем борделя!

— Капитан, Дух Реки не пойдет в Ваш город, устанавливать свои порядки! Город это вотчина людей! Поэтому и Вы, люди, уважайте правила Реки! Извинитесь перед захваченными ундинами, духом реки и отпустите их в воду…

— Мы чтем традиции, Вина не наша!


Повисло молчание, это просто какой-то тупик в переговорах. Надо пряник предложить. Нету у меня пряника, сам бы съел, соскучился я по сладостям.

— Ундины сами не прочь встречаться со столь смелыми людьми, как Вы и Ваши матросы. Благодарные за спасение, женщины, это нечто очень, очень приятное…

— Женщин мы найдем и сами, на берегу…

— Хватит! Пока еще ундины живы, но, даже поливаемые водой, из ведёр, они быстро погибнут, если их не вернуть. Молчать! Больше не говори ничего. Не хочешь спасать их? Как хочешь! Иди и передай другим: когда ундины зачахнут, Река объявит Вам настоящую войну. Все! Я отступил в тень деревьев.


Это был вовсе не блеф. Подводную мину я уже конструировал мысленно. У меня даже есть подводный минный заградитель — придавлю Волей Духа своего сома, он ее мигом дотянет до фарватера, я сделаю ему удобный хват.


Стоп. С чего это я стал таким честным и добреньким? Словесные угрозы следует подкрепить. Объявление Войны, как же, ждите… Прямо сейчас и начнем. Так, объемистый глиняный горшок у меня есть, взрывчатое вещество? Из доступных сейчас «реактивов», проще всего переделать мочу в перекись ацетона. Детонатор? Делаем пробку, втыкаем бамбуковые трубочки, на манер ежика, внутри этих трубок, сами кристаллизуются из паров, мелкие кристаллы. Только ткни — детонация. Маленький плотик и груз — якорь, на веревке, поверх надо намотать водорослей, для маскировки.


Работаем… Готово.


Мину сом отбуксировал уже в лучах заката. Сейчас перекись ацетона еще теплая, порошок остынет медленнее тонких трубок — я проложил его стенки толстой тканью, поэтому какая-то часть испаряющегося вещества обязательно кристаллизуется в трубках, да и на остывающих стенках горшка. Хмм… прогоним сома подальше, еще глушанет случайным взрывом.


Итак, идет «купец», напарывается, взрывается мина, бац — пробоина! Идут к берегу, беготня, выгрузка боящегося воды товара, получают «второе рупорное предупреждение», чинятся, а потом прибывают в Миролан и неизбежно контачат с первым капитаном этого дня. Принимают на сходке матросов позитивное решение в мою пользу, а как же иначе? Все время бояться удара из под воды…


Власти, конечно всполошаться, после двух моих концертов подряд, но… бог не выдал, а свинья не съест. «Болт»! Забиваю «болт»! Кто тут раздумывал о грабеже Магов, вот они сами, миленькие и приедут, следствие вести — «N» штук, получите и распишитесь. Просто цейтнот по времени, как я приготовлю королевский прием, для столь ценных клиентов? Все проекты, горят синим пламенем, не знаю, за что хвататься.


Так! Поговорить с Лешим о здешних болотах. На всякий пожарный случай.


Глава 60

Будь Беспощадным


Речники не стали бросать ундин в воду, прямо с городского причала, как я боялся. О нет, они пожелали получить устные заверения в дружбе и согласии, для чего отправили на место «первого контакта» небольшую делегацию, кружение духа, вокруг которой, не обнаружило никаких признаков защиты Мага.


Трое капитанов, десяток матросов, волочащих за локти связанного толстяка и придерживающих все еще связанных ундин. Ну и толпа! Если бросятся скопом… то поимеют сюрприз в виде четырех волков, леший, извинившись, сообщил, что медведи ему пока не по чину, молод ещё. Если люди оторопеют, то я смогу удрать к лешему.


— Дух Реки, мы выручили твоих ундин и привели виновника…

— Бросьте его в реку!

— Господин!!! Мы можем договориться!! — удар кулака стоящего рядом матроса вмялся в живот толстяка, выбив воздух из его туши.


Договориться? С профессиональным негодяем и предателем? Да он в два счёта переиграет меня, негодяя-любителя.


Бросившие толстяка в реку матросы отшатнулись от каскадов брызг — я упросил Жорика «поиграться» поближе к поверхности и сейчас удары его хвоста проламывали ребра держателю борделя. В бурунах попеременно мелькали лоснящиеся бока сома и толстяка. Все, он уже не орет — тащи его к себе, мой юнит.

— Люди, предлагаю Вам закончить Вашу вражду с Элементалями здесь и сейчас. Если Вы согласны, оставьте нас и уплывайте.

— Больше нападений на корабли и потрав не будет? — блин, какой опасный вопрос, мои вредительства — это тоже нападения и потравы.

— Люди Ваше вероломство известно всем. Вы извратите любую клятву в свою пользу. Посмотрим на Ваше поведение… Уходите. — Перекосились, но ушли — леший проконтролировал.

Я отвел ундин на берег реки, и выстроил в ряд:


— Личины снять! — Да, синяки у них тоже появляются. У Роши даже рубцы от кнута появились. Карма у нее плохая, что ли? Узор у всех посерел, просматривался еле-еле. Странно, что так быстро. Может люди, принудив силком ундину, перетягивают Любовную Охоту на свою сторону и получают освежающий душ манны? Есть и техническая аналогия — электромотор потребляет электричество, но если его раскрутить двигателем, то он станет генератором. Обратимость процесса.


Срезал путы и завел их в воду, нужно напитать манной, разрядим ради этого дела один свой накопитель. С получением манны ундины оживились, начали перешептываться между собой.


— Роша, иди сюда, моя слюна будет полезна, для заживления рубцов — Рина дернулась, вспомнила, как начиналось наше «знакомство», растолкала других ундин и сердито проследила за ходом «заживления», остальные тоже с интересом следили за действом. Плевать на ундину, в присутствии коллектива, я счел некрасивым, и попросту облизал ей рубцы языком, перевернув на живот. «Коллектив» начал хихикать, небось думают, что я подсел на их кожу. Сделал вид, что не слышу их предложений о продолжении этого дела, в общем составе. Гм, на Земле моих сил на групповушку явно не хватило бы, а вот здесь, может стоит…


— Возвращайтесь на свои участки в этой реке!

— Рина, тебя это тоже касается, вернись к омуту, я сейчас приду туда по берегу — разбежались. Ходу за сумкой с новыми зарядами и марш-бросок к «моему месту».


Похоже, что Рина готовилась завлекать меня Узором, в свою любовную игру, перегнав почти всю манну в него. Теперь она несколько обиженно смотрела, как я в темпе сбрасываю с себя одежду.


— Рина, стой здесь и не ходи за мной, это приказ!


Я погрузился в воду и направился к омуту, с моим Шаром Коряг. Так, пропустить флаконы через просветы и закрепить привязанные к ним проволоки на корягах, ага, они полностью утонули в иле. Готово! Процессы во флаконах скоро закончатся и мины «встанут на взвод». Теперь, если Маги найдут мою «закладку», то вытащить для исследования смогут только обломки. Но, лучше бы, не нашли. По этой же причине, Рину придется забрать с собой, по крайней мере, одну из ундин безусловно выловят и допросят. Узнают о моей любовнице, выловят ее, а она знает еще и про Куб Печатей. Непорядок.


Глава 61

Отличайся от других


— Пустить в мое Лесное Озеро ундину?! Может, мне еще Водяного на развод притащить?

— Это не просьба, Слуга, это Приказ. Следующий приказ, твоя обязанность защищать ее, не вредить ей намеренно и перепрятывать, если мои преследователи возьмут ее след. Поможешь молодому, правильно проложить мой след, чтобы они ушли по нему — тебе же будет меньше работы. Эта ундина — моя любовница, поэтому отвечаешь за нее своей шкурой. Все ясно?! Ходу…


Я скучал на дне торфяной ямы, к счастью сухой. Она была выкопана на вершине холмика, среди болот, под небольшой избушкой старателей, которые искали здесь золото, не нашли и покинули эти края. Теперь это моя Торфяная База, называть ее болотной не хотелось, в таком названии чудится мне какой-то негативный подтекст. От скуки, тренировался со своим Духом, здорово я продвинулся в работе с ним, за все это время, сейчас он выбрасывался жгутиком, по воздуху, вырабатывая что-то вроде Щупалец Духа.


Это было просто развлечение, Ловушка Магов запланирована на срабатывание и поражение цели по другому принципу. Мои уши уловили крики лесного зверя, так, это оговоренный сигнал молодого Лешего. Я закрыл глаза и обратил все свое внимание на… внутренний амперметр! К моей груди шли медные проволоки, расходящиеся радиальными лучами во влажном торфяном слое холма. Пока в них тек небольшой ток — подобно электрическому сому, я использовал свои электрические возможности, как для обнаружения добычи, так и на ином, высшем уровне — для атаки.


Возможно, Маги могут очень многое, но пройти по болоту, не замочив сапог? Сильно сомневаюсь. Моим новым «друзьям» предстояло узнать на себе, что такое шаговое напряжение, а глубокое погружение моего сознания создавало полную внешнюю иллюзию, что я сплю. Мне даже не нужно слышать и видеть Вас, «гаврики». Сейчас Вы окружите тайную лежку «Речного Духа», кольцом и начнете сходиться. Сопротивление Ваших тел пока маленькому, такому незаметному току от поверхности зели, качнет «мою стрелку», и вот тогда… Шипение проводов. Вонь паленого торфа от их нагревшихся поверхностей.


Выходим, узнаю, свободен ли я еще в выборе своих действий, или пора готовиться к пыткам в застенках Гильдии Магов. Если свободен я, то в мои застенки попадут они. Высшая Справедливость Бытия!


Как пленить Мага, мне подсказали, разглагольствования Желна Огненного о модификациях обязательных жестов. Подтверждения были получены из беседы с Лузном — кузнецом, о принятых, в их краях наказаниях для Магов. Руки им попросту рубили и все, они сходили с ума, через некоторое время, от невозможности реализовать манну. Я вспомнил свои железные перчатки, в гостях у подлейшего Роска. Похоже, Алхимиков здесь нет, или, об их внутренних возможностях уже давно никто не помнит. Гуд.


Глава 62

Отрывай Руки


Их было трое, валяющихся на земле тел, когда я вышел из приюта старателей. Срочно вызванный гнусавым гудком, леший, подтвердил что это все мои преследователи в этом лесу. Он же помог их примотать веревками к стволам деревьев, но испуганно отскочил от протянутой ему железной проволоки. Упс. Железо им не нравится. Пришлось наложить бандаж самому.


Сгонял «зеленого» за парой жердин, оценив размеры ладоней у всех троих. Навил три длинных цилиндра железных пружин, вложил мензурки с перекисью ацетона, да и надел им на руки, связанные за стволами. Проверил, чтобы «U»-образные рукава не соскочили. Порядок! Начнут магичить, а тут — железо. На «крайняк», если пойдет серъезная энергия, мензурки скорее всего сдетонируют и оторвут им кисти рук. Осколками меня не заденет — я с другой стороны ствола, да и заряды там маленькие.


На головы одел по кольцу бересты, гипноз, как известно — не магия.


Очнулись только двое, третий, похоже, был следопытом без магических способностей и не смог восстановиться после прохождения электрического тока. Значит, они двигались по обычным следам, а не по магическому пеленгу, на меня. Подтверждение в том, что враги использовали траекторию преследования, а не курс перехвата. Гуд.


Скрыть свое пробуждение они не смогли, тест, с вонючей тряпкой, провалили, судорожно закашлявшись.

— Использовать Магию сейчас даже не пытайтесь, если Ваши руки Вам дороги. Поговорим?

— Кто ты? — вскрик, это я ткнул нетерпеливого палкой, на конце которой было навита железная проволока, с торчащим, острым концом.

— Ответ неверный! Отвечать будет тот, кого я коснусь Посохом Власти — я взял обычную палку. Может и стоило привязать их подальше, допросить по отдельности, но я элементарно боялся, что оставленный освободится. Кто их знает? А здесь, под рукой, «микрогранаты», их взрыв, для тела, привязанного к дереву, даст вдвое более сильный удар, встретившись с реакцией твердой опоры.

— Имя? Прозвище? Звание?

— Флич Ищейка, Маг полного посвящения!

— Ты.

— Крол. Ученик Флича Ищейки — похоже это падаван и его учитель. Стоп. Они могли и соврать.

— Клянитесь Магической Силой, что будете мне говорить только правду и ничего, кроме правды и не умалчивать правду в ответе на мои вопросы. Советую не отказываться и не использовать в клятве имена. Просто, скажите «Я».


Они принесли мне клятвы правды, похоже, не понаслышке знают, как можно добиваться от пойманного клятв и ответов.

— Какой приказ Вы выполняете. Ты!

— Найти и доставить Дикого Мага, выдававшего себя за Духа Реки, в Гильдию Магов, грандмастеру цеха, в Кероне.

— Что Вы сделали с ундинами?

— Отпустили ее после допроса — он пожал плечами — их всегда можно поймать снова.

— Какие повреждения нанесены ей во время допроса? Говори!

— Пытали каленым железом и простым серебром. Недолго.

Я молчал. Они заерзали.

— Старайтесь сильно не шевелиться, может сработать Ловушка. После этого, Вы уже никогда не станете Магами, даже если умудритесь выжить.

— Ты. Сколько ловушек размещено в твоей сумке и лежащих в ней вещах.

— Три.

— Перечисли их и расскажи, как их разрядить безопасно. В твоих интересах объяснить все подробно.

— Какие предусмотрены амулеты и скрытые заклинания, срабатывающие при плене или обыске?


Узнал тоже самое у второго. Перебрал вещи Магов и снятые с них браслеты и кольца. К счастью, они не додумались до магических сигналов, срабатывающих «на снятие» вещей. Еще до «фиксации», я раздел их догола и снял обувь, а с помощью палочек и проволоки, снял кольца и браслеты. Они сейчас лежали, разложенные на ткани.


Порадовали книги. «Основы Магии», у ученика и «Магические Маячки» у Флича.

— Магический маячок на меня поставлен?

— Нет. Мы боялись спугнуть, сначала хотели тебя захватить.

— Где обучался Магии, у кого проходил стажировки — ученику.

— Магическая Школа Керона, стажировался только у Учителя.

— Ты. При каких условиях Гильдия Магов перестанет меня преследовать?

— Не при каких! Существование Диких Магов, не подчиняющихся Гильдии, недопустимо.

— Какие мои магические действия и ритуалы обнаружены магически?

— Призыв неизвестной сущности. Где-то в горах. Первая поисковая партия погибла вся, в горном обвале. Ты спустился с гор, поэтому послали нас, мы лучше работаем в лесах.

— Какие мои Вещи и Амулеты найдены?

— Какие мои укрытия и места отдыха найдены?

Утомительный допрос продолжался еще долго, время неумолимо приближало вопрос — что с ними делать дальше. Да, Куб Печатей они не нашли.

— Ты. Хочешь остаться Магом, а не превратиться в истерзанный, воющий кусок мяса — я грузил Флича.

— Да!

— В таком случае, сможешь ли ты искусно исказить свои доклады и доклады ученика так, чтобы все решили, что Дикий Маг убит в стычке с Вами? Готов ли ты в дальнейшем служить мне под клятвой и обеспечивать документами, книгами, скрывать мои действия, перехватывать доклады обо мне и убивать прознавших правду?

— Э-э, это слишком сложная и противоречивая клятва! Нет!!! Я не отказываюсь! Он ощутил, что я наклонился к нему.

— В таком случае это будут следующие, короткие клятвы: Клянись верно служить мне. Клянись выполнять мои приказы. Клянись не мстить мне. Клянись не нападать на меня. Клянись сделать все возможное, чтобы Гильдия потеряла мой след. Клянись сделать все возможное, для освобождения меня из плена, если меня поймают и ты узнаешь об этом. Клянись не предавать меня. Все. Залоги — твоя Магическая Сила и вся твоя Жизненная Энергия. Твой ученик принесет те же самые клятвы или будет завидовать мёртвым до заката этого дня.


Они поклялись.


Глава 63

Постели заранее


Большую часть трофеев пришлось вернуть, сложив рядом с пленниками. Оказалось, что амулеты и прочие прибамбасы, состоят на жестком учете в Гильдии Магов. Книги так не отслеживались, существовала практика свободных обменов и продаж, между Магами. Поэтому сказал, что забираю обе, для пополнения своей библиотеки, возможно будущей основы Закрытой Школы.

— Господин, можно поинтересоваться, чем Вы нас приложили? Флич.

— Такая атака носит название Удар Тока. — Впечатлен, поинтересовался, можно ли ему поступить в мои ученики.

— Пока нет. Сначала я хотел бы убедиться в твоей полезности. Однако, когда я начну набирать учеников, то подумаю о тебе.


Я не собирался показываться им на глаза, показывать свою слабость, как Мага. Назначил пароли и отзывы для встреч, узнал их адреса проживания, в Кероне.


— Так. Сейчас мы будем снимать эксклюзивные ловушки с Ваших рук. Не шевелитесь и не спешите освобождаться, применять магию, до моего разрешения. Предупреждаю, не зная Ваших способностей, я перестарался. Эти ловушки опасны даже для меня, и не очень стабильны. Если кому-то из Вас оторвет руки, то значит, это его судьба.


Осторожно развязал тесёмки и с расстояния, палкой с навитой проволокой, снял «железные рукава», отнес их к болотной трясине, утопил. Вернулся и разрубил долотом проволочный бандаж.


— Сейчас я отойду и подам издали сигнал, вот этой дудкой — они вздрогнули от гнусавого звука.

— Только после этого Вам разрешено применить Магию и освободиться.

— Запрещаю выслеживать меня, и не пытайтесь увидеть мое лицо…

— Привет, Рина. Как тебе посещение «Лесного Озера»?

— Ты. Меня. Бросил. Тут. Я прижался телом к отвернувшейся ундине.

— Рина, по нашим следам шли смертельные враги. Маг, его ученик и лесной следопыт. Я спрятал тебя здесь, чтобы дать им бой в стороне.

— Это… это правда? А где твои волосы? — обернулась. Почему ты не сказал мне?

— Правда. Волосы сбрил. Иди сюда. Пора заткнуть ей ротик своим… поцелуем.


Леший оказался не чужд комфорту, заимствованию чужих вещей и идей. Старичок сделал себе неприметный навес, над столешницей гигантского пня и разместил там плетеное кресло. Туда и повел, разгоряченную поцелуями и ласками рук, Рину. Мои сумки уже лежали там, а я загодя застелил пенек несколькими слоями льняной ткани, проверив отсутствие острых сучков. Подготовка места э-э «свидания», проведенная заранее — великая вещь.


— Садись сюда, вот так!


Я подхватил ее за бедра и подсадив, положил спиной на пенек, поднимая ее лодыжки все выше и выше, положил их себе на плечи. Лаская ее ножки, я стащил свои штаны, а Рина задорно улыбнулась, оценив косым взглядом подготовку… «места». Ах, ты так! Я наклонил…ся к ней.


Оскорбленному посторонними запахами, в его любимом месте отдыха, Лешему, я сделал презент — алхимически укрепил его запас медовухи. Добавил, так сказать, градус.


Глава 64

Упражнения для Дураков


«Основы Магии», это ценная книга, пока наилучший мой трофей. «Маячки Филча» сейчас представляются непонятной галиматьей.


Наконец-то я узнал, как защититься от «резонирующего взгляда» Магов. Достаточно представлять два зеркала, где-то «за глазами», по одному, на каждый глаз. Для того, чтобы бросить такой взгляд, надо было мысленно представить лучи света, исходящие из глаз и совсем чуть-чуть, усилить образ манной. Это были первые упражнения, в обучении любого Мага. Я немедленно добавил их в свою утреннюю гимнастику.


Эту вещь, следует прочитать «от корки до корки», передохнуть и снова перечитать, а потом еще раз. Рядом плеснула вода и из реки появилась голова Заты.

— Как себя чувствует Роша? Ожоги проходят?

— Проходят, но рубцы все равно, останутся. Она просит еще раз «протереть слюной» следы ожогов.

— Хватит с нее, прошлого раза и усиленного питания манной. Местные не пытались снова поймать ундин?

— Нет, но, на месте «бордельной ротации», как ты его называешь, раз в три дня появляется один городской тип, оставляет корзинку с едой, вином и бумагой.

— Что там написано?

— Э-э Маг, никто из нас не умеет читать по-Вашему.

— Ах, да. Корзинку забираете?

— Конечно! — она плеснула перепонкой, мы даже собираемся вместе, посплетничать, за бутылкой людского вина.

— Кхм. Как же Вы его открываете?

— Зубами конечно! — туплю, у местных бутылок пробки торчат, не доросли еще до заводской запрессовки, да и горлышки гораздо слабее.

— Бутыли из под вина, сдавать на склад, Рине. Туда же, передавать корзинки. Бумажки где?

— Выбрасываем, зачем они нам?

— Принеси мне, следующую, да не замочи в воде! Вот возьми этот флакончик, у него пробка притерта.

Местные торговцы «женским телом», предлагали возобновить сотрудничество, так сказать, на взаимовыгодной основе.

— Зата, иди сюда. Местные предлагают Вам свободное посещение борделя, за различные товары людей — она помрачнела. М-да, халява это одно, а противная работа — совсем другое.

— Мы на это не согласимся — Зата обрадовано улыбнулась. Но что-то им нужно предложить, Ваш «запретный плод», слишком сладок, чтобы они отказались от него. Довольный смех ундины.

— Тогда что?

— Пока не знаю. Корзинки забирайте, пока им не надоест носить их. Это вообще может быть ловушка, расставленная на меня. Все Ваши помнят, что нужно говорить особо любопытным местным?

— Дух Реки давно уже не приходил, но обещал в случае чего вернуться, мы помним.

— Отлично. Дуй отсюда, я книгу читаю. Да не брызгай так!! — книгу пришлось накрыть своим телом. Вот дура!

— Так, «создание личины», что тут?

Основная сложность создания личины в том, что она на самом деле, возникает в головах смотрящих на Вас людей. Логично, блин, где же еще, если ее самому не видно? Существует непознанная общность, объединяющая, по-видимому, всех разумных существ. Ну, допустим. Следует поместить в эту общность Принцип Вашей личины. Учтите, что это не образ, а Сущность Образа, его основа. На основании Принципа, окружающие сами домыслят Ваш образ. Обнаружить Мага в личине, можно, сверив показания очевидцев, которые неизбежно разойдутся, а также специальными амулетами или заклинанием Тест Личины. В прямом смысле этого слова, снять личину нельзя, но практически, это совсем не сложно. Достаточно оглушить или лишить сознания, создавшего ее, заснувший тоже не сможет ее поддерживать.


— Книжка, эта «пурга», сложновата для меня, нет ли у тебя простых упражнений, для дурачков? Я перелистнул страницу. Есть упражнения.


Глава 65

Счастье Лысых


— Я слышал, у Вас можно встать на постой, не слишком дорого? — симпатичная женщина почему-то украсилась гневным пятном на щеке.

— Комнату я сдаю, но если Вам наговорили обо мне…

— Погодите! Погодите, Вы мне… Кхм. Я хочу сказать, что мне нужно жилье, помощь в приготовлении обедов и самое главное, Ваши подсказки, как местной жительницы — в ее взгляде мелькнула досада женщины, которой не домогаются. О, женщины!


— Ваши Гильдии так строги, но я думаю, что способ подучиться какому-нибудь ремеслу, есть. Просто нужно знать места… Может, поговорим в доме? У меня остались с дороги сыр и ветчина, их нужно съесть, а то испортятся, давайте вместе пообедаем. На самом деле я все это купил в местной лавке, но позволил даме сохранить лицо.


Вспомнив свои приключения в Короте, целенаправленно нашел местную семью, оставшуюся без добытчика и не имевшую местной родни, готовой их выручить. Меньше претензий, больше готовность сотрудничать.


Она выставила к столу туесок с квасом, и, помогла нарезать продукты, непринужденно продолжая ритуал знакомства. В комнату, привлеченные вкусными запахами, заглянули ее дети — мальчик и девочка, лет по двенадцать, возрастом. Настороженно уставились на меня.

— Гара, мне все не съесть — давайте вместе поедим, кстати, меня зовут Птур.

Практику брать имена местных я счел порочной, и решил выдумывать похожие, по звучанию, имена.

— Фаги, Джея, пойдите, умойтесь, перед едой. Вымойте руки, я проверю!

Я перехватил ее взгляд, она ждала, что я начну расспрашивать об их отце. Оно мне надо? Оно мне не надо.

— Сколько Вы хотите за комнату — тесная комнатенка меня вполне устраивала. Крыша есть и удобства во дворе. Что еще нужно? — Много чего, но не здесь.

— Меньше пяти сильвов в месяц, никто Вам жилье не сдаст. Я задумчиво почесал затылок, на котором уже отрос короткий ежик волос. Цирюльников я боялся, в личине под бритву ложиться? Без личины, возможно опознание. Поэтому я алхимически обрился налысо, еще на болотах. Воздействуешь на луковицу волоса, он и выпадает, целиком — только потри рукой.

— Согласен, я плачу пять сильвов в месяц. Вот, возьмите оплату за месяц вперед.

Прибежали детишки, скрывая жадный голод, похватали хлеб и сыр, с ветчиной. Бутерброды — это мировое изобретение.

— Как насчет обучения ремеслу?

— На доходные места, Вы можете даже не рассчитывать. Все, что я могу придумать — пойти чернорабочим к одному из неудачников, стоящих на пороге разорения — ее глаза подозрительно заблестели влагой. Плакать, что ли собралась?

— Я устал с дороги, пойду в свою комнату, обсудим завтра, к кому мне сходить. Да, чтобы не отвлекаться от своих поисков, я попрошу Вас заведовать закупкой еды на ужин, вот еще, десять сильвов. Завтракать и обедать я буду в городе, а вот вечером, поесть могу и не успеть! Закончатся, обязательно сообщите! — Не возражайте! Средства у меня пока есть.


Глава 66

Не делай зарядки


— Подмастерье Понк, позвольте чернорабочему угостить Вас пивом.

— Вечно ты, Птур, политесы разводишь. Худой ученик камнереза, сделал демократический жест, но глаза его выдавали — нравилось ему чувствовать свое социальное превосходство. — Пошли в «Чайке», погудим, там наши соберутся.


Я устроился на работу к одному старикану — травнику, у них своей гильдии не было, а аптекари выживали их с доходных мест, «пробили» запрет на лекарство. Но кто запретит понимающему покупателю, подойти к продавцу, поболтать о жизни, о том, о сем, пожаловаться, между делом, на здоровье, да купить пакетик травяного чая. Просто для горячего питья. Чайная лавка.


Возможность регулярных походов в лес, за корневищами, устраивала как нельзя лучше, леший собирал заказанные травы, а я обтяпывал свои делишки. Но мне нужно было обработать Чёрные Кремни!


— Птур, я тут подобрал в дороге вот эту пару красивых камушков. Помоги, по дружбе, из них крупные бусины для ожерелья, нарезать да отполировать — у тебя в мастерской, на отрезном круге. Как же! В его мастерской, он весь с потрохами, мастеру принадлежит.

— Красивые камни. Но, если заметит мастер… и просверлить их я не смогу, у нас нет ювелирных свёрел. А зачем тебе ожерелье? Гара так не дает? — он пошло засмеялся — мне что с того будет?

Неважно парень, гравировальный инструмент я достал через Лузна, но тебе об этом знать ни к чему.

— Я в лес хожу, и к горам тоже, там, возле оползней, можно красивые камни поискать. Хочешь, сходим вместе?

— Нет у меня времени, Фоск не пустит. Сам сходи и принеси мне, что-нибудь покрасивее, твоя идея с подарками для девок и мне сгодится.

— Покрасивее и точно таких не обещаю, но похожие должны найтись. Согласен? — сплавлю гаденышу пару обычных кремней.

— Согласен, давай их сюда.


Свои отношения с Гарой я не форсировал, хотя «осенние ундины» стали квелыми и раздражительными, искали себе укрытия Долгого Сна. Я снизил им поставки манны, практически прекратил — в спячке они им не требовалась. Мне просто не хватало сил: работа в лавке, ломающиеся извилины в постоянной тренировке Мага. Теперь я знал, что обнаружить, с расстояния, можно только высокоэнергетические заклинания. Ритуальная Магия, в учебнике, удостоилась грозного предупреждения о необходимости разрешения Гильдии.


— Ясное дело, за власть свою боятся. Даже слабенький, в классической магии, может невероятно усилиться, удачно вызвав Сущность.


Молодой леший стал моим спарринг-партнером, мы много бегали по осеннему лесу, где он больно швырялся сосновыми шишками, а я ненасыщенными шариками заклинаний. Рукопашная была запрещена — похожий на сплетенный пучок древесных лиан, леший обладал просто чудовищной силой и с легкостью ломал толстые коряги.


— Если бы старый леший не потерял с годами гибкость, быстроту и авантюризм молодости, то он сам смог бы меня сломать, в нашем споре. — Привычка разговаривать с самим собой стала уже моей неискоренимой частью натуры.


Леший предупредил меня, что к зиме они впадут в спячку, залягут в берлоги с медведями-грелками. Мне было жаль терять наработанную спортивную форму, я стремился использовать все открытые знания и внутренние возможности, для увеличения гибкости, скорости и выносливости. Поэтому, я забурился, в «Основы Магии» и нагрузил свою соображалку, задачей ее автоматического поддержания.


— У меня есть самый лучший инструмент работы со своим телом — Магия! Я должен решить эту задачу!


Теперь я был гордым обладателем Магического Эспандера, правда, когда я ложился отдыхать, по моим мускулам часто пробегала дрожь, а внутри тела возникали и исчезали статические напряжения сухожилий. Пришлось привыкать игнорировать эту «дрожь породистого жеребца», чтобы она не мешала спать.


Стук в дверь.


— Птур, ты не спишь? Я слышала твой голос. — Блин, надо кончать бубнеж вслух. Я откинул щеколду двери и впустил смущенную Гару.

— Почему ты все время запираешься от нас на засов? — Она что, проверяла? Прячу исчезновение личины, девочка.

— Я боюсь впустить Темноту Ночи — засмеялась и присела на краешек кровати. Ясно! Я почувствовал возбуждение от приближающейся любовной игры. Какая бы ни была гордость, а ей хочется… тверденького. То, что я ее игнорировал, как женщину, распалило ее еще больше.

— Вы, чужеземцы, такие странные. Я принесла тебе свечу, она рассеет Тьму.

— Нет, она ее только разозлит, давай погасим ее и посидим в темноте. Погасив свечу, я закрыл засов, она ничего не сказала, хотя его деревянный стук пропустить было нельзя.


Подняв Гару на ноги и прислонив спиной к стене комнаты, я дал волю своим рукам. Вот! Вот чего не хватало мне с Риной, тонкая материя платья странным образом усиливала ощущение скрытого под ним тела. Тишину прерывало лишь наше хриплое дыхание, да звуки поцелуев. Лаская ее тело, я опускался вниз, вот, край платья, медленно уступающий ладоням, собирающийся в складки, скользящий вверх… Она тоже помогла мне снять рубашку, расстегнула пояс… Мы голышем опустились на кровать. Я остановил движение вперед, между восхитительными коленками, на полпути и проник в нее языком — вовремя я чисто выбрился.


— Стой, что ты делаешь! А-ах! Ее бедра расслабились, не требуя больше ответа, а ладонь легла мне на затылок. Гара второй рукой ласкала себе грудь. Плюс мне! Дыхание у меня кончилось не скоро, а ее приглушенные вздохи углубились. Вернее, вообще не кончилось, но я тоже хотел… продолжать. Перебравшись на кровать, справа от нее, я подхватил ее под коленку, сгибая ножку.

— Просто приятный чужеземный обычай… Болтовня отвлекла ее от внезапного… скольжения вперед. Ох!

Налаженное «соединение», позволило опустить ее ножку, и наслаждаться… лаской ее упругого бедра и ягодицы. Ее рука держала меня за кисть, помогала, прижимая, интенсивным исследованиям, а талия «качала волну». Нет, не тот темп, который мне сейчас хочется. Я внезапно отодвинулся, она не удержалась от возмущенного вскрика.

Перевернув ее на коленки, я вернулся на «законное место», а ладонью собрал пук волос ее «конского хвоста». Сейчас проверим свою новую выносливость, на прочность… Поехали! Ее груди согласно заколыхались…


Наши тела покрылись испариной, Гара зажимала зубами подушку, гасившую ее крики, жестокая обработка, была согласно воспринята ее телом, выделения, широкой полосой стекали по внутренней стороне ее бедер, а я чувствовал себя великаном. А-а-а. В четвертый раз мы упали на покрывала. Настроить контроль дремы! Спать нельзя — личина уйдет. Отдышавшись, она на ощупь нашла свое платье, и, откинув щеколду, ушла. Подождав немного, я закрыл дверь. Отбой! Можно поспать.


Глава 67

Будь Мавром


Пора была отправлять Жорика в дальнее путешествие. Ленивый сом никуда не хотел, но я пересилил его волю. Сначала он отбуксировал глиняную бутыль, в оплетке, на рыночное озеро. Ударив ее Духом, растрескал глину и она затонула на месте назначения. Теперь ему предстояло доставить вторую бутыль, пройти две третьих пути, в сторону Куфана, и там, устраиваться на зимовку. Ундины настоятельно попросили отогнать его, на время долгого сна. Совместим с диверсификацией путей духа.


Жаль, там его скорее всего подчинит один из Водяных, молодой, да ранний. Я вошел в положение ундин — проснуться в брюхе сома, это вполне законный страх, учитывая его размеры, даже если он и стал сонным.


Внутри бутылей находилась крупная, граненая «бусина» Черного Кремня, с выгравированным треугольником. Ее комплиментарная пара, хранилась у меня, в берестяной шкатулке и обеспечивала просто замечательный контакт духа. Рисковать выходом на ювелира, и даже, его учеников, я не стал. Здорово было бы объединить их в чётки, но рассверлить такой деликатный канал мне было нечем.


— Почему ты сегодня пришел так поздно? — Это что, заявка на права жены?

— У меня были свои дела, Гара.

— Знаю я твои дела, опять в кабаке пиво пил, с подмастерьями!

— Женщина, ты забываешься! — она обиженно поджала губы и отвернулась, гремя кастрюльками.


Будет наказывать «воздержанием», инда ладно, я и так смертельно устаю от магических упражнений, а тут еще эти «скачки». Хотя ей понравился беспощадный темп тра… травника. Свои магические способности я развивал отчаянно, каждую свободную минуту. Часики тикают. Наплечные сумки с вещами, собраны и укрыты в лесной яме, куда я с лешим, перетащил товары с лодочного склада. Место выбрали наиболее близкое к выходу горной речушки, по руслу которой предстояло подниматсья. Лодки пришлось отпустить по течению, в сторону Куфана, сом их оттащил подальше. А как иначе? Речная зелень пожелтела и уже плохо укрывала мои запасы.


Несмотря на возможный риск, я собирался вернуться на Горную Базу, в хижину рудокопов. Мое упорное продвижение в Магии, позволяло надеяться на реализацию моих прежних проектов. Да еще и на новом витке развития! Перебравшись за горы, в пустыню, я мог натренироваться и в развитии высокоэнергетических заклинаний. Розыскные команды «сталкеров», сталкивались и с древними ловушками, и с магически измененными тварями. В их составе, чаще всего, был Маг. Вот, под действия такого Мага и замаскируюсь, от местной Гильдии. Плюс, горы действительно сильно экранировали магические всплески.


Мне удалось купить чудо современной этому Миру техники — подзорную трубу, бережно уложенную мной в футляр, для ее футляра. Многослойная защита, лучше сохранит деликатную оптику.

— До моего Орихалкового Телескопа ей далеко, вздохнул я. Но она достаточно усиливает мой обзор.

Удалость купить и подогнать кожаный доспех, мотивировал свою покупку походами в лес, где я якобы боялся встретить медведя. Почему якобы? Я действительно боялся встретить его без сопровождения лешего, поэтому держал наготове Метатель Гаусса, в таких случаях.


Мой выход задерживала только новая задача для кожевенного мастера — требовалась пара кожаных краг, кожаные печатки «без пальцев», особый кожаный браслет и водонепроницаемые, сильно утепленные сапоги. Я вспомнил, свой разговор с ремесленником:

— Краги сделать, это не трудно, а вот кожаные сапоги, да еще для ходьбы по горным ручьям! Трудное дело, придется заплатить, кстати, зачем они тебе?

— Взгляните, мастер — я показал ему несколько «бусин», вдоль горных ручьев иногда можно найти красивые камни, не драгоценные, конечно, но на подарок женщине, или обмен какой, вполне годные.

— Да, красиво… Я бы взял десяток, их можно на пуговицы пустить.

— Сторгуемся, мастер — это был обычный кремень. Жалко, но поделимся, за скидку.

— А браслет тебе зачем, с тремя медными кольцами?

— Подслушал у моряков, что знак это хороший, защищает от всякой нечисти…

— Я тоже слышал эту дурацкую байку! Неужели ты поверил…

— Вреда не будет, а мне спокойнее. Один я, часто за корешками хожу, в предгорье забредаю… Страшно.

Мы с ним договорились. Браслет я хотел для изготовления Жезла Гаусса, более дальнобойного, а главное, отделяемого от руки. Метатель Гаусса был неразрывно связан, со «шлейкой», проводами. Троллейные кольца, конечно, ухудшат контакт, будут искрить, выгорать и не позволят наводить оружие иначе, как вместе с предплечьем, но, для дальнобойной вещи это не так критично. Третье кольцо — резервное, на него можно будет перекинуть провод, в случае разрушения одного из рабочих.


Новая кожаная сбруя с контактами, уже была готова и ждала меня в лесном тайнике. Зайдя к мастеру, получил и примерил сапоги с густым мехом. Отлично! Теперь осталось…


— Ты! Ты бросаешь меня, после всего…

— Я попытался притянуть Гару к себе, но она сердито оттолкнулась и скрестила руки на груди.

— А что делать, женщина? Здесь я не заработаю много, зимовка в горах позволит собрать камней, похожих на те, что я тебе подарил. Ходить туда-сюда, по заваленным снегом склонам? Там будут голодные волки и снежные лавины. Я ухожу и не думаю, что ты меня будешь ждать… Немного денег, чтобы Вам было легче перезимовать, я оставил в комнате.

— Мерзавец! Она кинулась на меня, размахивая кулачками. Куда там! Теперь мои кондиции и реакция были получше, чем на Земле. Схватив, я прижал ее руки к бокам и сильно вдавил ее тело в стену дома.

— Отпусти! Бешенная возня, возбудила нас обоих, ее платье задралось, она уже отвечала на мои поцелуи. Закружив, я опрокинул ее на поверхность прочного дощатого стола, забросил ее икры себе на плечи. Прогнав, похожее видение голой Рины, я стянул штаны…


Крик оргазма, отозвался эхом вскрика Фаги, вошедшей в кухню, без спроса, она зажав зубами кулачок, потрясенно смотрела на нас, а потом, опомнившись, выбежала вон из дома.

— Фаги, стой! Гара сильно оттолкнула меня и бросилась за дочкой, вдогонку.

Ходу! Самое время смыться, решил я, и побежал за своими сумками. Мавр получил свое, мавр может удалиться.


Глава 68

Не вздумай, ползать


— Это было трудно. Это было нелегко. Но я сделал это!


Каноэ надстроено ажурной фермой реечного каркаса, местами со «хребтовыми» вставками из бамбука. Очертания конструкции, ничуть не походили на самолет, скорее, это было нечто вроде… ложа гигантского баллона у дирижабля. Гигантским, оно выходило по малой кривизне «воображаемой крыши». Самого баллона, не существовало. Пока не существовало.


Малые испытания я уже провел — скрестил действие мало ценимой, местными магами, Воздушной Оболочки, с действием электрических сил. Сама по себе, Воздушная Оболочка не обладала достаточными удерживающими способностями, чтобы задержать теплый воздух внутри себя. Однако, в ней можно было создать ионизирующий, тлеющий разряд, делающий ее намного более восприимчивой, к управлению магическим полем. Магнитному полю она тоже подчинялась, поэтому я собирался крепиться к ней, с помощью электромагнита и магии.


Это позволило создать следующий класс воздухоплавательной техники — термодирижабль. Более того, я собирался обойтись без толкающих винтов и руля! В оболочках удавалось создать бегущую, по их поверхности, волну и управлять ей! Сам баллон из инертного, сопротивляющегося «слона», превращался в движитель.


Оболочка, а особенно, электромагнит и железные стержни нагревателя, включенные последовательно, потребляли изрядное количество тока. К счастью, Оболочке, подача тока требовалась только для ионизации, затем ей можно было управлять магически, манной подпитывая разряд.


Существенное препятствие было в том, что требовался очень хороший контакт «шлейки», иначе, поерзав грудью, можно было получить нехилый ожог от электрической дуги.


Пришлось сделать рабочее место «пилота» лежачим, лицом вниз. Это потребовало выноса люльки, на этаж «выше» виртуальной палубы каноэ, иначе я просто не мог ничего видеть. В свою очередь, изменение повлекло за собой, превращение «плавучей базы» в тримаран, чтобы предотвратить опрокидывание. Боковые поплавки, сделал из небольших бочек, скрепив их по две в ряд, и покрыв слоем водостойкой лакоткани.


Небольшая грузовая клеть, сзади, позволила вынести лежак пилота симметрично, вперед, по носу, соблюсти грубо, продольную центровку. Для точного центрования, на дне каноэ, были сооружены «деревянные рельсы», между которыми ездил свинцовый груз на простых роликах, со смазанными осями трения. Груз перемещался пилотом, с помощью кольцевого тросика, который мог зажиматься примитивным тормозом.


— Воздушная Оболочка, включить. Есть включить, капитан. — Я постарался плавно, без резких, демаскирующих градиентов, выполнить заклинание. Получилось.

— Ключ на старт! Есть ключ на старт. Я мысленно «приклеил» орихалковый контакт, к неподвижному медному. Еще раз проверил прижимающий ремень.

— Зажигание! Есть зажигание — я подал в «сеть» электрический ток, проверив положение рубильника переключателя. Магическое усилие — и надо мной развернулось призрачное, голубое свечение Ионизированной Оболочки. Снизил ток до нуля — держится на магической подпитке, расход манны нормальный. Перевел рубильник на последовательную цепь из электромагнита и нагревателя. Подал электрический ток.

— Нагрев и Сцепка! Есть нагрев и сцепка! Надеюсь, мои эмпирические прикидки не позволят «оторваться», от оболочки. Впрочем, если это случится, то сразу при отрыве — на небольшой высоте. Нагреватель зашипел мелкими каплями сконденсировавшейся воды, по оболочке, пробежала волна от притягивающей силы электромагнита.


Силовые линии магнитного поля замкнулись по кратчайшему пути — нижней части «пузыря», деформировали его, но все равно, пришлось воспротивиться магией, притяжению верхней части баллона.

— Не плющиться! Тоже мне, Плющенко нашелся.


Ничего, магически, можно придать баллону почти любую форму, и даже создать движущую волну. Я покосился на большую зеркальную бутыль в оплетке — моя новая конструкция магического накопителя, на тот случай, если путешествие духа, через эти горы, невозможно.


— Когда замерзнет река, кораблей на ней не будет. Чем буду питаться? Надеюсь, часть речников пересядет на сани! Все равно, нужно слетать сначала в сторону моря. Разведать морской порт Керитан, на предмет саботажа. Оп-па.


Осадка тримарана стремительно убывала. Отрыв! Пока аппарат не набрал большую высоту, я запустил заклинание Бегущей Волны — вдруг электромагнит не удержит?


Из-за действия электромагнита, я не мог пользоваться компасом и брать с собой железные вещи. Плевать. Труба подзорная из латуни, куплен бронзовый нож, и остальное мое «воздушное снаряжение», это тоже кожа, медная проволока и другие немагнитные материалы. Все остальное барахло, спрятано в тайниках.


— Перекос, центруемся! — я потянул тросик, кося глазом на пузырек воздуха в жидкостном уровне. Порядок в авиации!


Глава 69

Рули Сам


— «Вимана» у меня не получилась — прохрипел я, вывалившись из пилотской люльки.

До самого вечера я кружил над горным озером, осваивая азы управления техномагическим дирижаблем.


Сильно пугали меня, непредсказуемые воздушные течения у отвесных горных стен. Воздушный Пузырь, по крайней мере, в опытах, лопался от соприкосновения с камнем, и никакая ионизация его не спасала! А парашюта у меня нет, и не предвидится в будущем.


Я зверски устал, координировать бегущую волну, силу тока и смотреть по сторонам, чтобы меня не занесло на скалы, старался не делать резких поворотов, опасных для легкой несущей фермы. Пилотский костюм пропитался потом, а кожу на груди неприятно щипало, продуктами его разложения в электрическом токе. Мне предстояло еще нагревать воду в каменном углублении, там я устроил свою купальню. Хорошо, что натаскал воду заранее!


Помывшись и перекусив, я пришел в более благодушное настроение:


— Автомобиль тоже поначалу тяжело осваивать, координировать работу педалей, рычага скоростей и руля. Бандура достаточно хорошо управляется, и, похоже, имеет неплохую грузоподъемность. Это Горы Драконов, которые умели нехило работать с камнем, может они подправляли скалы, чтобы улучшить течение воздушных потоков. М-да. Или они гордились своим лавированием в ужасных потоках, портили воздушные течения.


Сейчас бы мне не помешало чутье Сильфа на воздушные потоки, но моя репутация у них безнадежно испорчена, а в мои ловушки они больше не попадаются. Придется приспособить работу Щупальцев Духа, для аналогичных целей, иначе у меня башка оторвется, от постоянного кручения шеи.


— Что у нас по времени? Еще два месяца долой, уже началась зима. Половина срока миссии истекла, ужасное наказание приближается…


Значит, мне придется рисковать снова и снова и снова. На усиленные тренировки с дирижаблем — еще неделя. Потом, нужно перегнать его к Морю и найти посадочную площадку в той стороне гор, уж их- то драконы выточили обязательно! Это не беспосадочные твари! Взять крепежные канатики, чтоб не сдуло, в мое отсутствие. Здесь начнет замерзать река.


Вывод: Нужен новый источник манны! Легализацию облегчит наличие местных денег. Личину пока отключим, по крайней мере, до прохождения городских ворот. Как не засветиться, при наличии Мага Стражи, я уже знаю — мысленные зеркала.


Глава 70

Читай Каталоги


«Экскурсионный пацан» в Керитане, перехватил меня сам, когда я проехал его ворота на «попутке». Заметив, как я глазею по сторонам, он предложил свои услуги, в осмотре местных достопримечательностей.

— Всего один сильв, господин!

— Чтобы получить такие деньги, тебе придется очень хорошо поработать языком, парень!

— Господин, именно им, я работаю лучше всего!

Основу этого города, уже привычно для меня, составлял Порт, верхний и нижний город. Стена была только у верхнего города богачей.

— А это что? — я показал на башню у моря.

— Это символ нашего города, Старый Маяк! По преданиям, если забраться на него и бросить вниз монетку…

— Не продолжай, ясно. Влюбленные парочки, в случае, не проверяют там свои чувства? Типа доблестный юноша, взбирается к основанию маяка, по скалам, чтобы выбить там Вечную Надпись…

— Конечно, проверяют, господин. Ага, Саша плюс Маша, равно любовь.

— Какие-нибудь Школы здесь имеются?

— Школа Писцов, гильдейская, конечно.

— Так много пишут? Библиотеки или Книгохранилища не завели?

— Да, библиотека, при Школе Писцов, есть, заплатите, я Вас проведу в читальную залу.

— Пока не надо, лучше подскажи, где у Вас тут предлагают хорошие амулеты, полезные для морского путешествия? — Мне сильно не хватало хорошего навигационного прибора, уверен, что в этом Мире, их первооткрывателями, тоже должны стать морские капитаны.


Продавец амулетов показался мне странно знакомым, я прищурился, Ба! Да он же похож на этого пацана.

— Похоже, у Вас семейная деловая хватка — я кивнул на парня.

— Спасибо. Что Вас интересует?

— Я мало что понимаю в амулетах, но в наше неспокойное время, лучше подобрать что-нибудь подходящее. Деньги у меня есть — я показал ему золотые монеты. Торговец довольно хмыкнул.

— И все-таки, у меня очень большой выбор.

— Может, у Вас есть какой-нибудь каталог, с краткими описаниями?

— Это очень правильный подход! Сейчас многие пренебрегают искусством чтения, вот, всего за один сильв, Вы можете просмотреть его здесь, у окна.

От такого предложения, я просто не мог отказаться.

— Хорошо. Парень, вот тебе один сильв, заработал, молодец. — Просиял и гордо взглянул на родственника. Если ты найдешь мне достойное жилье, на ночь, получишь еще один. Умчался.



Что тут у нас интересненького? Хмм… множество амулетов, обеспечивающих медицинские функции, особенно, повышающие потенцию. Логично. Вот эти помогают заживлять раны. Защиты от различных стихий. Нет, пока не нужны. Зачем привлекать внимание носимым щитом, я и сам уже способен выставить Малые Щиты стихий, при необходимости. Щит и тем более, Доспех, мне пока не удается, ничего, терпение и труд все перетрут. Если времени хватит. Оп-па, Хрустальный Указатель, по желанию, Маг способен его перенастроить так, чтобы он указывал на точку привязки — неподвижную, связанную с землей. Все равно — ВЕЩЬ.

Общее направление, местного амулетостроения, мне понятно.

— Вижу, Вы выбрали?

— Покажите Заживление Ран, Мужскую Силу и Хрустальный Указатель.

— Набор, достойный путешественника! Вот, смотрите.

К сожалению, только Хрустальный Указатель, не содержал железных частей. Широкое использование железа, в амулетах, мне, по понятным причинам, не понравилось.

— Сколько Вы хотите за Хрустальный Указатель? Он уже нацелен?

— Десять золотых монет! Нацелен на Старый Маяк, это известный ориентир, он указан на многих картах, особенно морских.

— Предлагаю семь монет. Как нужно за ним ухаживать?

— Девять! Раз в месяц, нужно обратиться к Магу, чтобы он добавил манны. Сейчас амулет заряжен наполовину.

— Восемь золотых. Что, если я пропущу визит к Магу?

— Согласен. В таком случае, держите его в покое, иначе ось вращения стрелки, безнадежно испортится. Лучше не пропускать больше одного месяца.

Я расплатился, и, отойдя к окну, бережно упаковал свою покупку в сумку.


— Мне не слишком опасно ходить по улицам Керитана, с таким дорогим амулетом, а то знаете, я видел всякие города…

— Нет. Нет. Наша Городская Стража поддерживает твердый порядок!

— Еще вопрос. Путешественникам в пути, время скрашивают таинственные рассказы, может Вы могли бы пополнить запас моих историй, или порекомендовать книгу о каких-нибудь Легендарных Амулетах? Не бесплатно, конечно.

— Не вопрос! Всего за два сильва, мой сын отведет Вас в библиотеку Школы Писцов и передаст ее архивариусу мою записку, со списком книг.

— В таком случае, пусть он зайдет за мной завтра, с утра.


Прибежавший пацан отвел меня в приличный гостиный двор. Ларь, как намек, что вещи здесь не воруют. Проверим кровать магией — блох и вшей не обнаружено. Гуд.


Глава 71

Извращайся


«Список книг», включал в себя «Легендарные амулеты» и «Мифы и легенды нашего края». Я почувствовал себя дураком, но быстро вытолкнул это чувство, в мусорную корзину. В плюсе протекция к архивариусу. Присланный, по знакомству — это, уже не «хмырь», с большой дороги.


«Легендарные амулеты» запоминались хорошо, пока не врезали мне по башке одним своим комментарием. Древние Маги использовали для ведения записей, заполнения пентаграмм и орнамента амулетов специальное руническое письмо, которого, я, конечно, не знал. Твою… Разговорный язык и обычная письменность Древней Империи не слишком отличались от современных мне. Как получить тайны древних? Попросить учебник древнего рунического языка? Ага, может флаг еще поднять на местной тюрьме?


В небольшом ступоре, поинтересовался, где можно приобрести морские карты. Получил еще одну бумажку-протекцию, уже в книжную лавку. Деньги старичок не потребовал, неужели энтузиаст? Нет, скорее, он получит «откат» с торговца. Карту купил, побережье Готана обозначено скалами, портов не обозначено. Ждать, что здесь будут указаны и тайные бухты контрабандистов, глупо.


— Цейтнот. Гадский цейтнот. Ну что ему стоило дать мне два года?


Выбить сопли из ноздрей! Если времени доставать учебник, и, учить язык нет… То нужен тот, кто его знает, но не Маг. Знатока нужно контролировать предельно жестко, чтобы не воткнул нож в спину.


— Еще, скажи, как это сделать и я восхвалю тебя, о внутренний голос!


Значит, мне придется взять серьезно продуманные клятвы. Заставить их дать! Вот только, энтузиазма в работе, опутанный ими, проявлять не обязан. Специалист тем и отличается от чернорабочего, что хорошо работает только при сохранении своих иллюзий. Наемная работа, как же, скорее самообеспечиваемый раб.


Кто может знать руническое письмо? Маги и переписчики книг, возможно, учителя благородных наук. Как узнать предметы, преподаваемые в Школе Писцов? Да, просто попросить огласить весь список у какого-нибудь школяра. Мол, интересно, а какие науки Вы изучаете? Вот так, прямо в лоб?


— Здравствуйте, господин, Вы не хотите продолжить экскурсию? Всего еще один сильв.

Похоже, я выделился своей щедростью, нехорошо! Но уже не исправить. Богатый путешественник, вот кто я по факту покупки дорогого амулета.

— Хорошо, расскажи мне про Школу Писцов, не понимаю, чего тут учить? Карябай себе буквы…

Руническое письмо было запрещено к изучению, Магической Гильдией. Древние книги не покидали ее «стен», право переписать древнюю книгу, изредка, предоставлялось избранным ученикам. Полагаю, у них высокий коэффициент смертности, скорее всего, «избранность», выдается неугодным.


Существование Гильдии, уже начало, меня конкретно доставать, надо узнать о жизни в соседних странах! Нет времени! Переезды и обустройство, легализация. Маги! Неужели Вы всем довольны? Поднимите, наконец, революцию, помогите иномирцу, очистите карму! Боятся твари… боятся наказания! Оба-на.


— Парень, у Вас тут знаменитые люди есть? Чем знаменитые? Да какая разница, знаменитыми могут быть даже преступники! Главное, чтобы, о них, говорили все! Может у Вас казнь можно посмотреть?

— О чем Вы господин? Знаменитых преступников казнят в столице.

Облом. В столицу ехать страшно.

— Какая глухомань! Вернусь, а мне даже не пощекотать нервы соседей, ужасными рассказами, о разбойниках-людоедах, Магах-преступниках, людях с головой Пса… Мне просто никто не поверит, что я побывал у Вас.


Фу-ух, Маг — преступник, у них был, точнее была, бывшая Магесса, наказанная по местным обычаям за проведение Темного Ритуала. Великолепно, это просто великолепно! Во-первых, у меня есть, что ей предложить, по многим пунктам, во-вторых, если она не страшная… Я поймал себя на странном сексуальном возбуждении… Это что?


А понятно, почти беззащитная, но все еще, сохраняющая иллюзию, опасности и таинственной недоступности, Магесса. Графиня, в разорванном платье, сброшенная с трона, к ногам мужичья.

Хмм… Выдвинем гипотезу, что найдутся и местные извращенцы. Следствие — возникает спрос, на доступ к ее… телу. Постулат: народ, здесь, подметки на ходу отрывает. Следом вытекает, коррупция у тюремщиков. Такой источник прибыли! Надо узнать точно.


Глава 72

Разбрасывай Мусор


— Она не вырвется? — опасливо спросил я, перед входом в карцер.

— Из шейной колодки, еще никто не вырывался.

— А ноги?

— Все продумано, не боись.

Заглянув в глазок, дюжий детина сдернул засов двери и впустил меня в тесный карцер.

— Ногами, потом постучи, я выпущу. Давай, по быстрому.


Серые стены, забранное толстыми прутьями окно… нет, мы пойдем другим путем. Действительно, все предусмотрено. Узницу, наказанную под надуманным предлогом, фиксировали на столе, шейная колодка и руки, пропущенные в трубы, идущие вдоль ножек, узкого пыточного стола, скорее, козла, привинченного к полу.


Конструктивно, очень конструктивно… Закрыли в колодку, и хрен перевернешься, с живота, руки поворотом не вытащишь, упрешься, с той стороны, плечом, а локоть в трубе не согнешь. Никаких проблем с узлами веревок, и есть или нет у тебя кистей, совершенно неважно. Ногам магессы оставили небольшую свободу — ножные браслеты и цепочечное крепление, к кольцам на козле.


Низкорослая, полноватая женщина, с черными волосами — не «конский хвост», Гары, но и не гладкая кожа Рины. Кляпа нет, значит, ядовитым плевком не владеет, иначе, рот бы ей заткнули. Я хозяйственно-неторополиво, стал закатывать ее платье, а сам внимательно оглядел стены — слуховых труб, кажется нет, проверить щупальцем Духа стены и пленницу, магическим зрением искать нити и мембраны натянутых конструкций Магии. Пусто. Она действительно покалечена. Я в игре.


Женщина на мои ласки не реагировала никак, похоже, ушла сознанием в себя. Ничего, есть средство привлечь твое внимание… Лепестки губ, закрывающие вход во влагалище были совершенно сухими, я плюнул на пальцы, сейчас смажем… Секретом Ундин. Столь полезное изобретение природы я никак не мог упустить и уже пользовался им, с Гарой. Конечно, превращать ВСЮ свою кожу в лоснящуюся, я не собирался, был у меня, на примете, лучший участок, где легкая жирность не повредит. О да. Не повредит. Еще слюны, еще.


Возбужденный ее полной беззащитностью, я освободил вставший член и начал осторожно массировать его головкой, срамные губки. Все еще в себе. Ничего, сейчас исправим, я начал надавливать головкой. Медленно, нужно чтобы жир с члена, хорошо смазал ее внутри. Наркотик быстро проникнет оттуда в кровь… Осторожно, качнем… Она начала хрипло дышать, пробирает! Есть контакт. Небольшая серия толчков, амплитуду увеличим, не частить. Я наклонился к ее уху, и, сильно, но не до крови укусил за мочку. Надеюсь, шепот извращенца, никого не интересует.

— У меня… есть… три Голоса Сильфа. Я запустил в ее волосы руку, сильно их натягивая.

— Три… Голоса… Сильфов. Интересует? Встряхнул. Три… Голоса… Сильфов… Сильнее.

— Прекрати — тоже шепотом, фу-ух, сознание здесь. Я выдернул из нее член, с отчетливым хлюпаньем. Прекратил. Складки, протестующее облизнули его, отпуская на волю.

— Волосы отпусти. Отпустил.

— С чего такая щедрость? И… я могу позвать охрану. — Я не стал говорить, что, если она попытается кричать, парализую ее, и, не спеша, доведу химией, до состояния овоща. Не выдержала, мол, тягот, да и спятила.

— Выгоды никакой. Как тебя зовут?

— Крила Огне… Крила.

— Голоса отдам прямо сейчас, Союзница. Клянись не выдавать меня Гильдии, Магам и Страже. Клянись не убивать и не калечить меня. Это все. — Она достаточно слаба, чтобы это обезопасило меня, учитывая то, что она будет нуждаться в моей помощи, даже для того, чтобы отрезать кусок хлеба.

Сжав ее за бедра, я создал трение для своей «колбаски», между ее ножками, и начал фрикции.

— Видимость нужно сохранить — пояснил я ей, надеясь…

— Чего уж теперь, она повиляла задницей, давай и… давай Голоса. Клянусь не выдавать тебя Гильдии, Магам и Страже. Клянусь не убивать и не калечить тебя.

Я восстановил «ритуальный контакт», оживил член широкими махами, да, поцеловать ее, в такой позе не получится, но этого и не нужно. Энергетические каналы, ведущие к члену, диво как широки, пройдет дар. Я выдвинул «его», почти до «конца».

— Мир, свидетельствуй, я передаю Криле, один Голос Сильфа. Резко «вбил», в нее, «черный ящичек дара». Замерли.

— Приняла. Давай следующий.

— Нужно подумать и обо мне, Крила, небольшой «технический перерыв».

Я начал усиленно работать талией, нагнетая темп. Надо же, такое крепление, отлично позволяет контролировать глубину «погружений».

— Приняла. Что дальше, Союзник? Продолжай… Какая двусмысленность. Я продолжил.

— Начни потихоньку, грустно петь в камере… Начнут слушать… Усыпи их бдительность… Заворожи их голосом… Когда они дремлют. Сможешь?

Она замолчала, тишину нарушали лишь шлепки моих… бедер и наше сбитое дыхание.

— Не уверена.

— Если не получится, в течении недели, я придумаю что-нибудь сам. Буду жить здесь поблизости. Если сможешь заставить, завороженных, выпустить тебя, через заднюю дверь, посмотри на булыжники мостовой, слева, там нацарапан… треугольник… о-ох. Затри его ногой, и жди в кустах акации, я принесу новую одежду и помогу выбраться из города, оторваться от погони… о-о-О. Мавр сделал свое дело. Мавр может гулять.

— А дальше?

— Дальше узнаешь дальше. До встречи, Крила.


Я раскатал ее платье обратно, заправил штаны и пошел колотить ногами в дверь. Прогуляемся на причалах порта, проверим, нет ли, за мной, слежки и… поработаем над путями Духа.


В арсенале классической магии было заклинание для обнаружения, простой, не магической слежки. Выбрасываешь клочки, исчезающее тонких, испаряющихся нитей магии, они оседают на окружающих тебя людях. Если, они за тобой следят, то ты почувствуешь, что часть их разума, занята тобой, словно «отзеркаливает», твои мысли. Магов следовало обнаруживать издали, на пределе чувствительности Духа.


Школяры Писцов так же любили, халявное пиво, как и подмастерья в Миролане. Я их осторожно подвел к теме Старого Маяка, все тут же, хвастливо заявили, что лазили туда и не раз. Оказалось, что пронырливый торговец оптикой, выкупил там право, взимать оплату с кавалеров. Барышням предоставлялась возможность визуально убедиться в подвиге партнеров. Посмотрим! Подзорная труба была установлена на треноге и была не слишком качественной, давала мутноватое изображение. Рядом скучал пацан, опять какой-нибудь родственник.

— Эй парень! Я слышал, у Вас есть обычай водить сюда девушек…

— Пять сильвов, господин, и ей будет предоставлена возможность увидеть Вас во всей красе… Еще два и я ненавязчиво прокомментирую Ваше восхождение… в выгодном свете.

— Скалы у основания выглядят довольно страшными…

— Не беспокойтесь! Там уже давно вбиты неприметные скобы…

— А чем писать ее имя на скале?

— Всего десять сильвов залога и Вы получите этот прекрасный резец по камню… Возвращается только восемь.

— Если дама, э-э, впечатлится, какие есть варианты?

— Гостиный двор Хакса — он кивком показал на здание, пять сильвов за ночь, на двоих.

— Еще какие-нибудь услуги, для «влюбленных»?

— Прогулки на лодках, по бухте порта, но там залог, это пять золотых, один не вернут.

Бизнес. Хорошо подуманный и налаженный бизнес.


— Красавица, подожди. — Я перехватил симпатичную, молодую горожанку с корзинкой…

— Чего тебе, чужеземец?

— Хочу залезть на скалы у Вашего маяка, говорят, хорошая примета. Но! Надо мной будут смеяться, если я полезу просто так, без наблюдающей девушки. Подскажете такую?

— Пять сильвов, и, я помогу тебе, красавчик. Я свободная женщина. Напишешь мое имя?

— О нет, окрутить хочешь меня, женщина? — перетопчется.


Я карабкался по скобам, прочно вбитым, в скалу и изучал местный зародыш граффити. Знак сердечка, более или менее, ровный, выцарапывали многие, часто без имен — возможно, это были следы неграмотных скалолазов. Количество надписей, зависело от высоты подъема, подобно нормальному распределению вероятности — мало было тех, кто забирался высоко, еще меньше тех, кто не поднимался выше пары метров.


Я уже приноровился лазать по скалам — когда делал тайники закладок на горной базе, поэтому забрать в сторону, по паре трещин, труда не составило. Начертил свои треугольники, в укромном углублении. Совершив, сей ритуальный подвиг, я заполучил путь духа к Символу Города и Порта. Не помешает.


Теперь пирсы. Не знаю, как называются эти штуки, на которые моряки накидывают канаты со своих кораблей, но то, что они Привязывают Корабль, сами, да еще по Приказу Капитана… Я облизнулся. Надо взглянуть поближе… Облом — просто бревна, вертикальные, негде сделать закладку или расчертить знак. Допив воду из «бутылки пива», которую держал в руке, демонстративно потряс ей, горлышком вниз и швырнул с причала. Растрескал, свое изделие духом — теперь кусочек Черного Кремня есть и на дне этой бухты.


Соберемся с мыслями… Нужно закупить одежду для Крилы. Бегство на лодке, или телеге, через ворота, под видом влюбленной парочки. Лучше, в пассажирской карете, есть такие — идут в сторону столицы. Купить ей манжету, если, такие здесь есть. Отъехав, симулировать сильное укачивание, сказать, что вернемся пешком… Варианты. Заметить могут, что она движется неловко. Пропажу лодки быстро обнаружат, или нет? Принято у местных парочек устраивать пикнички, или нет? Где там этот пацан, найти возле ворот…


Тяжелая рука крепко ухватила меня за плечо… Дернувшись, я от испуга, чуть не «отдал концы»…


— Бросать мусор с причала, в Керитане, запрещено. Море нас кормит, чужеземец! Штраф! Пошли в магистрат, заплатишь… — Это еще что за хмырь, не Стражник, точно…

— Вы не стражник!

— Я сторож причала, приставлен магистратом… Моя рука, нырнув в кармашек, сверкнула золотом…

— Вы абсолютно правы! Возможно, мы сможем решить этот вопрос… без магистрата. Cочту за честь, угостить Вас бутылочкой отличного вина в «Школяре и Матросе»…


Затянувшийся банкет завершился визитом, на рабочее место Сторожа Причала — Тегана, по кличке Боцман, в его деревянной будке, с видом на причалы порта и стоящей в центре линии пирсов.

Несокрушимый боцман не выдержал сгенерированной мной химии, и теперь храпел на досках пола. Поднимать эту тушу, в его любимый гамак, я не собирался!


Полежит под ним. Обследовав будку, нашел заднюю дверь, и лесенку, ведущую к привязанной внизу лодке Сторожа. Сторож был обязан осматривать деревянные пирсы снизу, под столбами, обнаруживать гниль и повреждения креплений. Ну, и вылавливать тела различных утопленников, они в Порту появлялись регулярно. Тэкс, багор — это хорошо, это позитивно. Плащ Сторожа великоват, но кто сюда будет смотреть!


Доплыв до примеченного опорного столба, я привязал лодку, зацепившись багром за брус перекладины, подтянулся и упираясь, в соседнюю, ногами, добрался до верха несущей конструкции.


Я искал столбы, к которым «привязывают корабли» — если я не могу сделать закладки «сверху», то их следует сделать «снизу». По соображениям прочности, они должны проходить настил пирса и соединяться с его «несущим каркасом», иначе и быть не может! Вот — здесь, он выходит вниз.


Найдя укромное место, я разместил, отполированную бусину, в просверленном ножом, углублении. Прорубил, с боков бревна, канавки, и затянул отверстие куском просмоленной веревки, порядок — теперь не вырвет одиночной волной. Еще парочку?


Вечерело, порт и город, зажигали огни…


Гостиный двор Хакса, был ближе всего к причалам, а я, чертовски устал, длинный был день и насыщенный. Поэтому снял двухместный, «любовный номер». Других не было.


Глава 73

У Павлина, красивый вид сзади


— Мы забираемся в Эльквийские Горы.

— Да.

— Мне… будет трудно подниматься, дальше, по горным тропинкам. Мои раны заживили тоже кое-как, от пота и грязи, они могут загноиться.

— Ясно — Я достал из сумки льняную скатерть, свернутую. Положил ее на булыжник.

— Садись. Я приготовлю средство для заживления ран — отойдя из ее поля зрения, собрал свою слюну в две мензурки. Чем наносить? Сделаем тампон из нащипанной корпии. Вернулся к ней, помог снять одежду. Рубцы на спине — по-разному ее использовали, по-разному. Осторожно нанес слюну.

— Подожди, пока высохнет. Плащ пока уложим в мою сумку, прикосновения его ткани мешают заживлению.

— Что тебе сейчас можно съесть и сколько? У меня есть сыр, ветчина, сало и хлеб. Бутыль кваса. Я отрежу и помогу. Так что? — она сглотнула слюну. Ветчина и хлеб, немного. Сначала дай кваса. Налил в ковшик, помог выпить и с остальным.

— Здесь будет пара довольно крутых поворотов, поэтому, я посажу тебя, себе на спину, обхватывай меня за шею. Хорошо, что ты низенькая.

— Действительно, хорошо — она хрипло рассмеялась…


— Это что еще такое?

— Садись сюда и не дергайся сильно. Время! Погоня уже в пути! Часть ответов ты получишь.

— Только часть?


Несмотря на демонстрируемую невозмутимость, вид призрачного, гигантского, Ионизированного Пузыря, ее впечатлил, а уж взлет в воздух — ошарашил.

— Дура! Сиди на месте, а то опрокинемся, и за борт не наклоняйся! Может тряхнуть — в воздухе тоже есть ямы и течения!

— Ты кто!? — Блин, Дед Пихто, кто же еще.

— Если ты не заткнешься, налетим на скалу, и к их подножию упадут жалкие, изломанные куски мяса, а не наши тела!


Перегнал воздушную посудину на другую Площадку Драконов, подальше. Пора поговорить, но сначала раскрепить тримаран растяжками.


— Ты кто!?

— Я не Древний Маг и не Демон, если ты об этом. Просто Маг. По-Вашему, по гильдийски, Дикий Маг. Зови меня Фикс.

— Из гильдии меня исключили еще до… наказания. Но… как ты сумел спрятаться от ищеек? Нет, это глупый вопрос — она кивнула на тримаран. Я налил ей еще кваса, поднес.

— Выпей. У тебя обезвоживание, это видно по губам. Достал сумку, отрезал ей еще два кусочка. Помог.

— Сейчас мне важно, не зря ли я тебя вытащил из тюрьмы и отдал Голоса Сильфов. Клянись говорить мне правду, только правду и ничего кроме правды. Молчать можешь, но не советую, защиту от ворожбы голосом я себе поставил.

— А если зря, тогда что — сбросишь со скалы? Ты обещал Союз.

— Сначала клятву. Я ее жду — может, и сброшу, мне только обузы не хватало. Она умела читать и писать на древнем руническом письме. Фу-х, просто гора с плеч.

— Не будем ссориться, Крила. Давай объединим усилия, и, постепенно, наладим союзнические отношения. Мне нужен знаток рунического языка древних, и другие твои знания, для чего, пока не важно. Что нужно тебе, Союзница? В разумных пределах! Начни с самого необходимого. — Она задумалась.

— Самое необходимое — это протезы и мой запас манны. Но это не все! Ворожба, это хорошо, но я хочу вернуть возможность магичить и… Неважно.

— Поясни, про манну?

— Манна скоро сведет меня с ума, я Огненная, хорошо, что рядом нет большого огня, но она, все равно накапливается! Годы тренировок…, я поглощаю ее не осознанно, своим Духом. Ворожба голосом тратит совсем не много! — Местные маги черпали энергию из стихий.

— Предлагаю, тебе, перекачивать ее мне, или в накопитель, я достал амулет и показал ей. Нельзя через кисти рук, передавай, через что-нибудь другое. В наших телах есть и другие выходы энергии. Вспомни, как я передал тебе дары Сильфов.

Она пораженно уставилась на меня:

— Это — она ткнула в меня обрубком, часть ритуала, когда Маг повреждается, как Целое. Став Поврежденным, он теряет способность управлять своей Магией осознанно. Огонь вовсе не протекает по нашим телам! Потоки Жизненной Энергии, не являются тем же самым, что и Магические Потоки, хотя и совмещены, в теле. Это же, азы Магии.

— Ты не можешь управлять своей Магией и манной, ясно, значит, ее может черпать другой Маг? Поэтому тебя оставили в живых?

— …Да.

— Когда должны были забрать в следующий раз?

— Через неделю.

— Может, на тебе, быть магическая метка?

— Зачем? Еще никто не убегал — полоумных Диких Магов, предлагающих калекам откачку, не было… до сих пор. Гильдия устроит на нас беспощадную охоту.

— Почему же ты убежала?

— Думала, что ты знаешь, что делаешь!!! Я понадеялась на тебя!

— Спокойно. Чего ты раскричалась? Надо откачать, значит, откачаем, проведем Ритуал какой-нибудь.

— КАКОЙ-НИБУДЬ??? Какой-нибудь?? Она, в ярости вскочив, попыталась провести ногой, классический женский удар, но я успел сблокировать ногу ладонью, погасив силу удара. Отскочив, выбросил Малые Путы Воздуха, пока она дергалась, связал ее ноги ремнем, проигнорировав брыкание. Посадил обратно, на расстеленный плащ.

— Замолчи! Иначе, вставлю кляп! Я сунул ей в нос грязную тряпку. Она отшатнулась.

Я выждал, пока она успокоится, тут надо подумать вместе.

— Успокоилась — кивнула, покосившись на тряпку. Итак, сейчас наша главная проблема — откачать твою огненную манну и надежно укрыться, в этих горах. В гильдии есть маги, способные летать по воздуху?

— Ни разу не видела, летающего мага — приободрилась она, вспомнив, «мое величие».

— Значит, спрячемся на одной из Площадок Драконов. Даже, если есть летающие, горы большие.

— Второе, здесь есть Загадочное Озеро Драконов, со странной водой. Я называю её Магическим Нулем. Попробуем задействовать ее в Ритуале.

— Третье. Ворожба, как ты признала, способна тратить манну. Значит, тренируйся, для превращения в Высшую Ворожею, это же Сила, я помогу с тренажерами для упражнений. Увеличишь расход.

— Говорить уже можно — она покосилась на тряпку. Кивнул, подбадривая.

— Больше всего меня беспокоит Ритуал. Ты уже составил его?

— Конечно. Я беру тебя, в обоих смыслах, так будет надежнее — проведем Любовный Ритуал.

— Ты просто извращенец, который хочет насиловать меня — устало прокомментировала она, отвернувшись. Надеюсь, она не потеряла окончательно, желания «к этому делу». Цена за ее посещение, все-таки была большая, не каждому, по карману. Клиентов было немного, но они брали «качеством».

— До сих пор, это у меня срабатывало, попробуем еще раз! Не получится — могу вернуть тебя в дойное стойло гильдии.

Я потер подбородок, так, нужно вернуться на Горную Базу, перебросить рейсами вещи из тайников, на одну из Площадок Драконов. Горная база исчерпает свою безопасность, после проведения еще одного Ритуала с использованием Магического Ноля. Разобрать Конфигурацию. Обязательно. Это готовая ловушка на меня.


Высшая Ворожея, хмм… похоже, мне в будущем, не помешают наушники.


Глава 74

Удобства «мини»


Я собирался потискать эту… Крилу в теплом паре Магического Ноля. Но купальня, где я постоянно мылся, для такого «тонкого» дела, решительно не годилась. Невежливо приглашать Магию туда, где я мыл… ноги.


Выбранную выбоину в скале, годы замели песком и глиной, нужно было ее расчистить, провести воду от Загадочного Озера, установить провода нагревателя, сделать «бережок» и накрыть тканевым куполом, чем-то вроде примитивной, угловатой палатки. Светильники, масляные лампы, я собирался разместить по кругу, снаружи. Внутри получится интимный полумрак.


Проблемой были ее покалеченные руки, если их случайно задеть, то все «очарование момента», будет разрушено. Значит, придется привязать. Организуем два столбика, кольца и веревки, нарежем шелковые ленты. Захват за кисти здесь не получится… Значит приклеим рукав, по всей длине рук. Клей подобрать такой, чтобы я смог его растворить не отдирая… Такого нет. Значит, только плечи клеим, а остальное — рукав без клея, просто фиксируют вдоль веревки. Ее подозрения, в отношении меня, имеют какой-то смысл…


— Куда ты меня ведешь? Ты же, работал, не здесь… Я закрыл ее рот ладонью и начал раздевать. Сначала, помоемся здесь.

— Горячая! Подними руки — мыло у меня было, с добавками экстракта хвои, приятно запахло. Крила дрожала, но это быстро прошло, она с удовольствием поворачивалась, вслед моим скользящим движениям рук. Опусти, и садись вот сюда, обопрись локтями, она засмеялась.

— А ты не пристроишься сзади? Я шлепнул ее по мыльной попке.

— Ай! — Конечно, пристроюсь. Намылил ее волосы. Быстро помылся сам и облил ее водой. Замечательно, она расслабилась и не была уже так напряжена. Такс, осторожно просушить ей руки, а то клей не схватится. Теперь импровизированные тоги, тут не далеко. Побежали.


Шелковые путы ей совсем не понравились, как и идея быть привязанной по рукам и ногам, а тем более, приклеиваться. Вспомнила, наверное «пыточного козла». Так примерим высоту. Отлично! Не зря я снял прутиком мерки.

— Ты так и не сказал мне, что тебе нужно. — Боится принесения в жертву?

— Ах, это, сначала попробуем достать амулеты и возможно, древние знания, магов Готана. Рунического письма я не знаю, поэтому мне нужна переводчица.

— И все?

— Не все. Но это — первый шаг. Возможно, ошибочный, тогда будем грабить Магическую Гильдию, амулетный цех.

— Ты… ты в своем уме. Я заткнул ей ротик поцелуем, не будем спешить, вода Магического Ноля еще довольно долго будет нагретой, а легкий пар не даст нам замерзнуть стоя.


Груди, невелики, но ей нравится, что я припал к ним жадным ртом. Нравится! Мои ладони неспешно исследовали все закутки ее тела, ласкали бедра, ягодицы, спускались вниз, возвращались, переходя на живот, поднимались к грудям. Не задевать рубцы на спине! Завтра обработать слюной.


Я опустился на колени, и языком начал танец… у входа в мир наслаждений… Немного Секрета Ундин… Еще… Нужно, чтобы он прошел глубже — я проник в нее, облизанными пальцами. Поищем точку «G»… Учитывая, как с ней обращались, я настроился на долгую игру. Нет, против секретного ингридиента, она не устоит…


— Прекрати, я больше не могу… ее бедра, качали волну «вхолостую»… входи!

— Скажи миру, что передаешь мне запас своей манны добровольно.

— Да, да, Мир, я передаю манну добровольно, сколько можно спрашивать… она извивалась в путах… давай, же, возьми меня!

— Взял. Решительным движением вверх… и вниз… и… Танец изгибающихся теней на ткани. Секрет Ундин на… внутренней поверхности ее бедер, блестящих полосками ее соков. Мои ладони, на ее талии, не дающие уходить вверх… от…

— Мир… я… забираю… запас… манны… отданный добровольно.

— А-а-а, АХ. Хлынул поток… огненной манны. В большой накопитель Дирижабля, мне столько не вместить.

— Ты действительно не знал другого способа? Освобождаю от пут, в темпе, в кровать хижины и укрыться, осторожно, не зацепить рукава.

— Я не знал и этого способа, просто решил попробовать. Ведь это приятный способ, Крила, ты согласна? Не ответила.


Утром, пришлось снова помогать Криле, в самых неожиданных делах. Чего стоит просьба подержать подол платья, пока она… Я надрезал его ножом, и, оторвав ткань, превратил в «короткое мини». Очень короткое.

— Ты что делаешь? Здесь холодно!

— Мне лично очень даже нравится.

— Еще бы! — она фыркнула.

— Я принесу мужские, теплые штаны, а сверху накинем плащ.

— Вернулась? Садись на лавку — я продел ее ножки, в штанины, по одной. Она поморщилась. Не сообразил, надо было положить подушку! У меня, после вчерашнего, тоже ныли… ноги, а уж у нее…

— Знаешь, это очень раздражает… Я, даже не могу… умыться.

— Позже, что-нибудь придумаем. Отсюда надо убираться.


Она молча смотрела, как я, по быстрому стянул, в кучу, к «навозной яме», старое тряпье и прочий оставшийся мусор, сверху положил «ритуальные столбики», на которых она вчера висела, щедро полил все маслом и поставил сверху, закрытый горшочек. Ни к чему оставлять врагам, наши потные одежды и другие… выделения. Основное я забрал с собой, а это все, предадим жаркому огню.


Глава 75

Спи в Тепле


Площадка Драконов, выбранная мной, для передислоцированной «Горной Базы», находилась перед входом в вытянутую пещеру, в которой нашлось чашеобразное углубление, наполненное водой. Вероятно, здесь предусмотрен сбор дождевой воды. Родник на такой высоте — нонсенс.


Пещера была защищена от сквозняков, однако, оставалась холодной. Ничего, нагреватели у меня уже есть, правда для воды, степень нагрева я могу контролировать. Присоединил провода шлейки, уселся на завезенный позавчера топчан у грубо сколоченного стола и положил на колени подушку.

— Иди сюда, поедим.


Завтрак прошел в молчании, я поочередно отрезал ломтики — для себя, потом для нее. Квас кончается! Перейдем на травяной чай, у меня его много заготовлено.

— Как мне упражняться в «высшей ворожбе»? Ага, Чапай, думать будет — я погладил ее попку, через ткань.

— А без этого никак? Что, у тебя вся Магия…

— Просто мне приятно делать это. Первое — не используй Голос Сильфа постоянно, проверяй иногда свой голос, а то можешь не почувствовать, как посадишь горло. Она кивнула.

— Второе: Будешь пробовать чистые звуки. Ну, там и-и-и, а-а-а, при этом, смотри на огонь этой лампадки. Огонь — твоя стихия. Задача — почувствовать, как он откликается, наладить э-э, обратную связь. Потом — сочетания из двух звуков. Я снял ее с колен, но оставил подушку.

— Занимайся, а я пойду работать. Снаряжение изнашивается.


Провозившись с ремонтом снаряжения, я не заметил, как пробежало время.

Из глубины пещеры выбежала Крила и начала прыгать вокруг меня и хлопать в ладоши, как молоденькая девчонка. Я снял наушники.


— Получилось! Получилось! Пойдем — она машинально попыталась схватить меня за руку, и, помрачнела, промахнувшись. Я обнял ее за плечи.

— Пойдем, покажешь свои достижения. По пути, я захватил нехитрую игрушку.


Огонь послушно свивался в спирали, затухал, вспыхивал, бросался, из стороны, в сторону, в такт ее Звукам Власти. Они пробивались даже через наушник, хотя громкими не были! Наконец, она подала мне жест снять наушники.

— Ну как?

— Великолепно, Крила! Это просто потрясающе.

— Зажечь огонь, голосом, я не могу!

— Не беда, Крила. Тут есть много обходных путей, и, потом люди постоянно используют огонь, даже не замечают, что он рядом — я кивнул на лампадку. Проследив за моим взглядом, она мрачно улыбнулась.


Похоже, кому-то придется сильно пожалеть о своем бренном существовании, если она выживет, конечно. Я полил кусочек хлеба, подсолнечным маслом.

— Пососи это, не глотай сразу. Очень полезно для горла!

Пока она смягчала горло, я подыскал место, и, воткнув щепку, в расщелину, подвязал к ней шерстяную нитку, на конце которой болтался бумажный ком. Прямо, как игрушка для котенка.

— Предлагаешь потренироваться в стихи Воздуха?

— Конечно. Я думаю, основную мысль ты уловила, а дальше соображай сама, что тебе нужно для тренировок, скажешь мне.

— Не сейчас. Мне нужно отдохнуть.

— Мне тоже нужно, я прикрыл ладонью рот, зевнул. Крила, ты знаешь, что такое Спальный Мешок?


Глава 76

Играй с Огнем


— Мне нужно оружие… не требующее обхвата ладонью. Моя Ворожба все еще слаба, мне нечем защититься в случае нападения — мы проснулись оба, вылазить, из нагретого мешка, в холод пещеры, не хотелось. Ты ведь собираешься в Готан, или это была одна из твоих шуточек?


— Крила, давай подумаем вместе, что это может быть такое? Так, варианты со специальной тренировкой ног, это очень долго. Хотя я слышал об убийцах, способных одними ногами, без рук, убивать. Их тренируют с детства, связывая руки за спиной, они должны делать все домашние дела с помощью пальцев ног.

— Это ты мне такой намек делаешь? — напряглась.

— Тихо! Это я так вспоминаю, мои мысли вслух. Не перебивай! Или скажи сама, какое тебе дать оружие! Молчание.

— Прости. Она потерлась щекой.

— В любом случае, игнорировать твои прекрасные ножки, как оружие ближнего боя, непростительно. Нужна специальная обувь, со скрытым лезвием, в носке. Стукнула каблуками — оно высунулось, еще раз — убралось. Отравленное лезвие. Это для ближнего боя. Но сам, я ее сделать не смогу! Что скажешь?

— Отличная идея, мне не помешают новые сапожки… Такие чудесные, миленькие, сапожки. Ты сказал — для ближнего боя? Значит, придумал, что-то еще?

— Одно оружие среднего боя. Хмм… Да, из моей краги, сделать тебе, обхватывающий предплечье, кожаный браслет, внутри, подбить тканью. На нем будет закреплена бронзовая трубка с Магической Стрелой, скажем так, наводишь на врага, нажимаешь снизу другим предплечьем, выстрел. Нет, не нажимаешь, а проводишь, сдвигая скобу.

— Какая Магическая стрела? Стихия Огня?

— Нет, потом увидишь. А прямо сейчас мы с тобой попробуем… обучить тебя заклинанию Вызвать Взрыв! Встаем… Подожди, я унесу свою сумку подальше. Сумку с реактивами, я спустил на веревке, в небольшой скальный карман, с края площадки. Заберем это и это.


Я сделал немного перекиси ацетона в мензурке, высыпал несколько, еще теплых кристалликов, на стол.

— Это что?

— Это материальная основа заклинания. Она заранее подкладывается к цели атаки. Смотри — я бросил маленький, ненасыщенный шарик огня. Треск! Крила вздрогнула.

— Сейчас основы было очень мало, но если ее положить больше…

— Шар Огня, даже такой хилый, мне не создать!

— Отвыкай думать прямолинейно! Не в этом суть. Помнишь, я попросил тебя поиграть с углями костра? Раздувать жар?

— Это не тлеющий уголь! Я насыпал еще…

— Просто тебе не видно, уверяю тебя, это, в каком-то смысле, самый, что ни на есть, тлеющий уголь. Просто попробуй. Нота. Треск. Она потрясенно уставилась на стол.

— Попробуешь осилить задачку, посложнее?

— Да. Я никогда такого не видела! Что нужно сделать? — Хе-хе, вера в Вождя и учителя, это очень хорошо, это позитивно. Я сполоснул мензурку водой. Снова делаем перекись, но пробку не открываем. Поставив «мину», в дальнем углу, набросил кусок ткани, придавил края и вернулся к ней.

— На этот раз, основа закрыта в мензурке и ты ее не видишь. Это будет труднее, но возможно: во-первых, основа твоего голоса, проходит по стеклу, во-вторых, магии это не препятствие. Пробуй! Нота! Звон лопающегося стекла. Гуд…


— Будь осторожна, не используй эти ноты без моего разрешения! Иначе мы оба погибнем, если в сумке будет активная основа. Я постараюсь, тебя об этом предупреждать.


Глава 77

Бойся Ваты


— Лузн, я вижу, ты держишь свое слово и пришел по первому сигналу! Молодец. Что? Он растрескался? Держи новый. Хорошие у тебя лыжи. Нет, не нужно приносить еще одни, это будет подозрительно, соседи донесут. Что ты им сказал? Ах, на охоту, на птичек… Мне нужно следующее…


Мы погрузились в обсуждение деталей, нужно было изготовить снаряжение для Крилы. Она сейчас, в ужасе ожидала меня на Площадке Драконов. Что будет, если я не вернусь, с Дирижаблем? Увы, на лыжах, она и раньше не ходила, а уж теперь…


— Смотри Лузн, вот пара мензурок, по их размеру делаешь заваренную с одной стороны трубку, делаешь надпил у закрытого конца. Засовываем мензурку, ее бок у надпила, теперь, скоба из бронзы, с кольцевым рычагом, охватывающим руку, проходит в надпил, раскалывает ее. Подогнать точно и сделать выступ, защищающий лицо, от э-э «брызг» из отверстия. Это главное. Еще сделай железный прутик со щеточкой — это для чистки… Нету? Тогда деревянный, со свиной щетиной.


Время! Время уходит. Новый юнит нужно вооружить, пока, Крила только «обслуживающий персонал». Понравился ей Секрет Ундин, понравился. Новая «передача манны», была обставлена куда более буднично, без громких ритуалов. Налаживается, быт, а время… время уходит…


— Сапожки просто отличные! Толстая и тяжелая подошва, но это я стерплю, ради твоих «специальных опций». А почему шила бронзовые?

— В Дирижабле лучше железо не носить. Погрузить, железный предмет, конечно можно… Если привязать. Деликатные механизмы могут испортиться.

— Как же ты собрался вывозить амулеты? Почти во всех, используется железо.

— Привяжу корзину на длинной веревке, постараюсь ей не зацепиться. Насчет амулетов: Нужно искать не только мелкие, но и гигантские, упущенные старателями. Камни алтарей, ритуальных помещений… Вывезти не сможем, будем изучать на месте. Давай, я надену второе оружие.

— Тяжелая!

— Носить все время не требуется. Попробуй целится и «стрелять», пока вхолостую, без заряда.

Пока Крила вскидывала и наводила «оружие», я приготовил заряды, в мензурках. Пироксилин и свинцовая дробь, плюс еще кое-что магическое. Испытали сначала без руки, закрепив в деревянных тисках. Объяснил про отдачу. Руки у нее уже зажили, пусть привыкает к ударам.

— Где протезы?

— Кузнец не знает, как их делать, а покупать готовые мы не можем — гильдия возьмет след. Поэтому нам придется изготовлять самодельные — я кивнул на стену, там была стойка с нашим «совместным творчеством». Нож. Кружка. Большая ложка.


Пора в Готан. Часики!


— Твой Дирижабль, очень удобная штука!

Ага, кататься здорово, попробовала бы ты, двигать его сама. Не будем озвучивать. Обойдется без нескольких моих секретов. Спрашивала уже, что это за металл у меня на груди, сказал, что это последствия магического эксперимента.

— Не спорю.

— А зачем ты пробовал, на вкус, песок в глубине пустыни? — Устройство для забора проб, на веревке, сделал мне Лузн.

— У меня есть кое-какие навыки, подобные аптекарским, я надеялся, что будет привкус, железа например, от разрушенного магического сооружения — ветер все время от гор, должна была образоваться полоса песка с его стен. Не прокатило, не было особой разницы, в этих пробах.

Зато мы нашли верхушку какого-то здания, обычной, визуальной разведкой.


— А вдруг там кто-то есть? Чудовище или поисковики.

— Это мы сейчас проверим, Крила. Потом, я заложу круг мин, если что — их подрыв на тебе. Способности Крилы, позволяли экономить мины, не ставя их на «взвод», после которого, их пришлось бы оставить в пустыне.


Скрытно, броском, добраться до нас по пустыне, было нелегко — у нас был отличный обзор сверху, мы внимательно осмотрели все до горизонта. Если не задерживаться, то скорость приближения врагов должна быть просто фантастической, например, приснопамятные Пустынные Багги. Столь быстрые враги неизбежно поднимут шлейф пыли, а мы, садимся только днем и увидим его издалека.


— Чпонк. Чпонк. Посох Гаусса исправно закидывал мензурки со слезогонкой из хлорацетона, внутрь сооружения, через полузасыпанные песком, чернеющие проемы окон.


Поток кошмарных тварей на нас не хлынул, кашель людей не прозвучал, сигналом к бою. Хорошо. Крила побледнела — вспомнила наш недавний разговор:

— Ты будешь оставлять меня, снаружи и входить внутрь? Если ты попадешь в ловушку, или просто свалишься в пробитое перекрытие, то я погибну здесь, в пустыне…

— Шанс выжить у тебя будет — я пожал плечами — лямки сумок и бурдюков широкие, нарезать бутерброды не получится, но питаться ты сможешь. Ворожащий голос, плюс флаконы мин, один выстрел оружия и Хрустальный Указатель. Хватит ныть. Мне нужно войти внутрь, чтобы Воздушными Вихрями выгнать слезогонку, проветрить помещение. Твоя задача — обнаружение приближающихся отрядов и охрана Дирижабля. Если будет что-нибудь интересное, то мы поменяемся местами.


Присел, будто прислушиваясь, а на самом деле, проникая внутрь Щупальцами Духа. Пустота. Пустота. Песок. Пустота. Пыль. Кости. Упс, это интересно, на них что-то есть металлическое. Дальше. Защита! Чем создается — живое существо, или амулет?

— Так, сумка остается здесь, кепи, тоже. Браслет снимаем, вместе с новой шлейкой. Надеваем кожаный доспех и такой же шлем. В тесноте засыпанного дома, метатель бесполезен. Простая дубинка цепляется на пояс, с другой стороны — бронзовый нож. Микрогранаты в кармашках патронташа. Теперь светильник, и штука, напоминающая мне печной ухват. Да! Грузило на веревке, заменит знаменитую Гайку Сталкера.


Свет ручной лампы-фонаря пока не выхватывал ничего интересного. Светить Магией? Ну, нафиг! Голые, пыльные стены, присыпанный, наметенным песком пол. Еще один светильник имел плоское дно и низкий центр тяжести, я продвигал его ухватом вперед, по полу. Шаг. Осмотреть пол внимательно, затем стены и потолок. Ловушки размещают в них. В подозрительные пятна и тени швыряем тяжелой блесной, вытягиваем. Особое внимание к правильным линиям. Ничего? Еще шаг.


Где-то здесь! Сел на корточки и потянулся всеми своими чувствами Алхимика, Мага и человека. Что здесь? Тишина. Шорох разбегающихся скорпионов и тарантулов. Недовольное шипение змеи, маленькой, но очень ядовитой, проинформировал Дух. Вата? Металлическая Вата?!


Старые кости были покрыты металлической ватой, пыль на зубах тоже отдавала сплавом металлов — бронзой. Приготовившись драпать, я подвинул плошку светильника. Вата не прореагировала. Что тут у нас? Трое встали перед бронзовой дверью, в углу, и очевидно, попытались открыть ее. Потом, сдохли, и почему-то покрылись металлом двери, тончайшими нитями, которые начали со временем осыпаться в пыль. Вывод?


Элементарно Ватсон. Нити выскочили из ее поверхности. Взломщики не успели даже начать убегать, упали прямо там, мгновенно убитые. Значит, нити металла, пробили их насквозь — что-то типа кумулятивных струй с магическим приводом. На их снаряжение можно больше не рассчитывать? Почему нити не втянулись обратно? Ловушка разрядилась? Не факт, далеко не факт, дорогой Ватсон.


Вернемся к Криле, что скажет на это мой консультант? Большой светильник оставим. Запомнить расположение тел и толщину слоя ваты. Это на случай оживших скелетов. Вдруг, пошевелятся.

— Что скажешь?

— Похоже на описание древнего заклинания «Кипящая Бронза».

— Разрядить сможешь?

— Фикс, это неудачная шутка! Секрет заклинания давно утерян, я и раньше не смогла бы с ним справиться.

— Сколько раз оно может срабатывать? Что вызывает срабатывание?

— Не знаю, на оба вопроса.


Весело. Очень весело. Близок локоток, да не укусишь. Судя по толщине стен, и прочности кладки, камней с высоким содержанием железа, это здание подготовлено для обороны против драконов. Здесь было что-то вроде яруса наблюдателей, окна, вероятно, не стеклились. Единственная комната без окон, с этой дверью, в глубине улитки коридора — может тамбур безопасности? Позволяет наблюдателям быстро отступить и дождаться, пока их впустит караульный.

Откопать песок с внешней стороны? Очень может быть, что ниже, окон вообще нет. Я бы их не делал, при строительстве укрепления, защищающего от огнеметных тварей — даже бойниц. Древние били их магией или резали сталью, спящих, в горах.


Мы проникаем в здание, фактически с верхнего этажа. На двери, с этой стороны, засова нет, значит, она закрыта изнутри. Взорвать дверь? Для этого нужно закрепить заряд на поверхности двери, или сделать его слишком мощным, опасным для здания. Если мы не можем пройти через дверь, нужно пробить внешнюю стену?


Столько взрывчатки у нас просто нет, посмотри, какая толстая стена. Оп-па, а зачем нам буравить стену? Пробъем взрывом пол у этого этажа, в комнате, предшествующей этой ловушке.


С помощью долота я попытался выбить канавку в полу. Ни хрена! Пол, конечно, царапался, но возиться такими темпами, до скончания веков, не хотелось. Очень твердый камень, похоже, полученный искусственно. Какие еще есть варианты? Сверление, травление. Не то.


Расстрелять дверь из метателя? Можно попробовать, из угла, этой комнаты. Но! Бронебойных, у меня нет, скорость мензурки не велика, да еще под углом. Дверь в углу… Упс. Я вылил воду из фляжки, на пол. Блин, непруха — небольшой уклон, но явно на меня. А так бы жидкая взрывчатка…


— Счас! Впиталась бы в грязь, тряпье скелетов и металлическую вату. Есть идея!


Взрывчатку твердую не донести — убьет, жидкая взрывчатка — впитается в грязь, а вот газообразная… Окон здесь нет, только этот проем и явно, очень плотно пригнанная, бронзовая дверь. Может водород? Вода у меня есть. Ток тоже. Чем же закрыть проем? Так, он не до самого верха — там есть карман, уже сам по себе. Затянуть тканью и намазать лаком, подождать, пока высохнет или не ждать. Это все у меня с собой.


Вентилляция, нет ли тут вентиляции — я зашарил щупальцами Духа. Нет, зачем она в тамбуре, чтобы дракон в нее дунул? Гуд. Приступим.


Глава 78

Рви Все


— Крила, есть способ пройти в здание, но это будет громкий и пыльный способ. Очень может быть, что сюда направится ближайший поисковый отряд. Твое мнение?

— С отрядом поисковиков обязательно будет сильный Маг, и у них луки. Все опытные бойцы. Какое тут может быть мнение? Если они нас найдут, то прикончат, это очевидно.

Очень может быть, что она права, однако, время моей миссии не бесконечное.

— Значит, нам придется достать их первыми.

— Как это я сама не догадалась?

— Не надо сарказма. Представь — ты осторожный поисковик, вдруг слышишь удар грома и столб пыли. Скачешь туда, видишь странную конструкцию, лагерь искателей, но людей нет. Кинешься внутрь?

— Подожду, пока они выйдут с добычей. Нет, пока выйдет хотя бы один, схватить и допросить. Следы выдадут, что нас всего двое, значит мы Маги. Поняла! Ты хочешь заранее вкопать мины?

— Да, главное разместить их правильно, а взорвем мы их в любом случае, даже не будем смотреть, есть тут кто, или нет.


Пусть у нас будет шанс, великий Авось. Я взорву, ближайшую, по проводу, а потом они рванут по кругу.


— Как ты скроешь следы от установки мин?

— Сначала Вихрь Воздуха, а потом, их накроет пылью от Взрыва Двери, среда взрыва разная, я надеюсь, через стены здания и песок, они не сдетонируют…

БУФ-Ф-Ф Древнее здание, выбросило проемами струи песка и пыли. Мины устояли перед искушением! Теперь ямки от их установки, не заметят враги. Запускаем Воздушные Вихри.


Дверь словно испарилась, похоже, сработала одновременно со взрывом. Косяк вырвало и перекрутило, где моя «Усовершенствованная Блесна»? С помощью магии я изловил местного тушканчика, и, бросал, упакованного в мешок беднягу, во все подозрительные места. Шаг. Еще шаг. Духом. Магией. Ухом. Глазом. Шаг.


— Металлические ящики. — Да, опрокинутые взрывной волной, поваленные ящики. Обломки стеллажей.

— Проверяем на прикосновение металла — я со всех швырнул металлическую блесну. Звон не слишком толстого металла.

— Проверяем на прикосновение плоти — вынутый тушканчик пытался меня кусануть, но я был к этому готов. Шмяк! Возмущенный вереск. Держу его магией, обратно в мешок, твой рабочий день еще не закончен, дружок.

— Крила, твое мнение?

— Похоже на хранилище снаряжения, для отряда магов.

— Согласен. Отойди, на всякий случай, в коридор.

Я развязал джутовый мешок, заполнений джутовыми мешками, и начал упаковку добычи. Темп. Взял, засунул, поменьше пустот! Восемь мешков, хорошо.

— Фиск, дальше по коридору, еще одна комната.

— Ты что ходила? Дверь есть?

— В саму комнату, нет, просто проем. На полу, похоже, есть люк в подвал. Я ближе не подходила!


— Тест металла. Бзынь — судя по звуку, толстая крышка.

— Тест плоти — я швырнул тушкана. Пафффф. Мы отшатнулись. Дух. Магия.

— Люк защищен таким же образом, как и дверь на крыше — сказал я, хотя это было и так очевидно.

— Почему мы не нашли входной двери?

— Значит, выход в подвале, возможно, через подземные тоннели, расходящиеся в стороны. Уходим. Выбить люк нам придется позже. На новое кольцо мин, у меня нет зарядов!


Критическое время. Надо выходить, мешки я подтащил к выходу. Вздохнув, я покосился на Крилу. Она, фыркнув, отвернулась. Приложил провода к контактам. Подать наряжение. Взрыв. Взрывы…

Тишина.

— Выходим!


На нас не напали. Обливаясь потом, начал разогрев воздуха, в Ионизированном пузыре. Давай же! Давай! Ну же. Родимый, Вывози. Дух. Магия. Слух. Качнулись. Подъем!


Глава 79

Не закладывай Плоть


Крак! Железная коробка, отбросила крышку, попав под Молот Пустоты. Крышку выворотило давлением воздуха внутри коробки, при стремительном снижении внешнего давления. Я заслуженно возгордился своим заклинанием, и трусливо выглянул из-за камня. Амулет, какой-то амулет. Крила, сопела рядом, изнывая от любопытства.

— Амулет, в форме диска. Можешь выглянуть, но не подходи. Второй! Твоя очередь. — Тушканчики — испытатели мне очень понравились. Зверьком, привязанным, к длинной палке, я потыкал в амулет. Ничего.


Такой же палкой, но с проволочным сачком, я перенес амулет, в сосуд с горячей водой. Выждать. Слить воду в другой сосуд. Осторожно протестировать состав воды, не изменился? Нет. Дух, Магия — есть возражения? Нет. Переносим амулет, с помощью сачка, на стол.


— Посмотри, но руками не прикасайся, что на нем написано? На протезе ворожеи закреплена увеличительная линза.

— Здесь выгравировано число и перечеркнутая Руна Огня. — Переворачиваю амулет деревянными палочками. — Что на обратной стороне?

— Это герб Империи.

Отодвигаю палочками, амулет, в самый угол стола.

— Откроем следующую коробку…

В трофеях, у нас оказались двадцать четыре дисковых амулета, двенадцать жезлов, пять головных обручей и четыре бинокля, три круглых зеркальца и две прозрачные, хрустальные пластины. Книг не было.

— Крила?

— Что, Крила? Я не хочу прикасаться к ним, помнишь погибшего тушканчика?

— Для начала, сообщи свое мнение, что ты можешь сказать, об их назначении?

— Диски — это Доспехи Огня. Жезлы для атаки на летящих драконов, магия неизвестна. Бинокли я видела, их, заново, научились делать недавно. Про остальные — ничего.

Я сходил за коробками, и осторожно, не касаясь руками, убрал Диски, Жезлы и Зеркальца, с Биноклями.

— Почему, ты их убрал, а эти оставил?

— Жезлы, это оружие нападения, несомненно, сурово защищены. Зеркальца, это средства наблюдения, или, связи, пока можно обойтись и без них, так же, как и без Бинокля. Диски… Надеяться на броню, против целого сонма врагов, не стоит. Их лучше продать или обменять.

— Кому?

— Вот и скажи, мне, кому их предложить? Нам нужны люди-тушканчики, собственная команда поисковиков. Где их можно нанять?

— На чем ты собрался их доставлять? На Дирижабле? Ради такого, летающего амулета, они, нас самих сделают «тушканчиками».

— Мы ушли в сторону, от темы. Остались Обруч и Пластина. Начинать надо с Обруча, скорее всего, командирского, взломать его защиту, вероятно, Пластина ему подчиняется.

— Это еще почему?

— Я не вижу здесь карт, а они должны быть, в составе снаряжения, у военного подразделения. Они в Пластине!

— Бумага, за такое время, могла сгнить!

— Тогда, где чехлы от карт, где? Или сумки для них? Бумажной трухи, тоже не вылетало. Пустых коробок не было. Одна коробка — один объект хранения…

— Как ты взломаешь защиту Обруча?

— Хочу оказаться внутри ее периметра, когда Обруч проснется. Сейчас, он чудовищно истощен, манны ничтожные крохи, я проверил, с помощью Духа. Он должен проснуться, уже имея «хозяина».

— Если у тебя не получится, я останусь одна, на площадке, у вершины горы. В пустыне, у меня оставался, призрачный шанс, выжить. Здесь его нет.

— Предложи другое место.

— Море. Твой тримаран способен плавать, при небольшом волнении. Если повредить твой накопитель, то меня подберут Маги-Ищейки. Я смогу продержаться, до их прибытия!

— Не пойдет, волна на озере и в открытом море, это не одно и то же, мы попросту развалимся и утонем! Кроме того, ты что, забыла? Нас ищут Маги!

— О-о, самая свежая сплетня… месяца! Сам сказал, что защитил от посещения Духа…

— Площадка и Дирижабль, действительно, защищены! Ты — нет! Гильдия знает твое настоящее имя — раз, у нее остались твои, э-э, «залоги плоти» — два. Вот почему, наказанным, не ставят маячки. Подробностей, ищейкам не узнать, как и точных расстояний, но, то, что ты в Эльквийских Горах и посещаешь Готан — не скрыть. Что они подумают? — Задумалась.

— Меня выкрала отчаянная команда искателей, контрабандистов, для… оценки амулетов.

— Практически, так и есть. Да, надеюсь, ищеек пошлют обшаривать предгорье, с той стороны, кружным путем, через пещеры или по морю. Искать тебя, в середине горной гряды, они не будут. Пока не будут. Рискуем мы оба и точка!


Глава 80

Береги глаза


Я медитировал, под натянутым тентом, глядя на капли воды, разбивающиеся об обруч. Красноватые капли воды, с добавлением моей Крови. Манны в воде было очень мало, наименьший заряд, который я мог контролировать. Мой дух кружил возле обруча, лаская его щупальцами. Кап. Кап. Надо «пропитать мной», этот амулет. Кап. Моя кровь. Кап. Моя манна. Кап. Мой Обруч. Кап. Мантра, казалась бесконечной…


Пора надевать. Амулет полон моей манны, текуче отзывается на поглаживания Духа. Если я ошибся, то его поверхность выстрелит кумулятивными струями, а моя душа… Решительно надел. Ничего. Я завязал его косынкой, подождем, преодолеем искушение, сорвать его и выкинуть. Обдолбаться снотворным и поспать? Позор, Вождь.


— Ты жив! Работает?

— Нужно подождать. Я чувствую отклик на движение Духа, и все.

— Значит, сработало, ты же не думаешь, что он содержит собственный разум? Бери пластину, залей в нее манну…

— Не командуй тут, женщина.


Пластина, уже лежит, на том месте, где обрабатывался Обруч. Повторим трюк. Я вернулся, к немного измененной, мантре. Моя пластина. Моя прелесть…


Обруч, это инструмент Духа. Когда Дух проникает, в него, его возможности сильно расширяются, становятся «тоньше», не сильнее, а чувствительнее, как четкая оптика, на глазах. Появляется привязка «пространства духа» к окружающей местности, где-то, шагов на десять, вокруг меня — своеобразный Пятачок, в пересечении Миров.


Пластина, это действительно, накопитель информации… в символах рун, как им управлять — непонятно, пиктограмм я не нашел. Руны видны, только, надевшему обруч — простая и элегантная защита от шпионов, за твоим плечом.

— Нет. Не может быть, чтобы нельзя было проявить записи в видимом свете!

— Когда ты дашь мне обруч? В смысле, мой обруч!

Хочет восстановить контроль над своим, поглощающим Духом, понятно. Это уже половина Мага, оно мне надо? Да у нее и не получится…

— Ты не сможешь взять его под контроль!

— Воду, с кровью, смешать смогу. Огненную Манну, взять из накопителя…

— Там она, уже не совсем, твоя, это раз. Два — ты не можешь управлять своим Духом, а его постоянное присутствие, совершенно необходимо — она потемнела лицом. Похоже, сегодня, я сплю один.

— Садись на лавку напротив, я буду терзать Пластину, скажешь мне, когда на ней появятся знаки…

— Вижу… но, это какая-то ерунда, что-то не так. Похоже, но… Зеркало! Они зеркально отражены.

— Ясно, ты смотришь с другой стороны. Искать зеркальный переворот не будем, поступим проще. Сядешь мне на колени… Давай, помогу…

— Это записи о замеченных драконах, потерях в боях, пополнениях… Блокнот командира.

— Хорошо, очень хорошо! Какая ты замечательная…

— Убери руку оттуда! Как ты вообще, смог, стать Магом, с такими…

— Ладно, ладно. Не кипятись. Встань. Мы проложим «подушку безопасности», думаешь мне легко терпеть, когда твоя попка ерзает и давит, на мой член? Работаем дальше. Комментарии, главное — читай комментарии. Записи о драконах, пропускай вообще, в их магии, даже древние не разобрались! Откуда прибывало, и, куда отбывало пополнение. Названия! Ищи названия соседних Форпостов, вообще все названия…


— Древние, не утруждались названиями Форпостов, здесь просто их номера!

— Неважно, покажи мне, как выглядит сочетание рунических знаков номера, это, то же самое имя.

— Интересно, как я это сделаю? Пальцем показать?

— Вот бамбуковая палочка, зажми губами. Сначала, номер «нашего» Форпоста, он должен быть в самом начале, прокручиваю…, показывай. — Я переписал, приготовленным пером, для записей, цепочку рун на бумагу, поставив кляксу. Верно? Кивни, если да.


Отлично, вынуть палочку — женщинам нельзя надолго затыкать рот, а то будут мстить. Разжег в себе желание увидеть местность вокруг, представил мысленно, светящиеся руны. Терзать пластину! Нет, не выходит.

— Крила, похоже карт, в этой пластине, нет. Но, у нас есть вторая! Давай, выпишем, все номера сооружений…

Оговорили систему ее знаков, будет командовать прокруткой «файла», и переносом идентификаторов, на бумагу, без болтовни. Мы начали составлять список… Скукота рутины. Хе-хе, основная работа на ней, пусть отрабатывает… связанные с ней проблемы.


— Лечебница! Я нашла упоминание о Лазарете Древних — я машинально, прихлопнул ладонью покатившуюся палочку.

— У нее собственное название, без добавленного номера?

— Да! Есть упоминание об отправке туда пострадавших, при налете Драконов.

— Отлично! Можно предположить, что она была одна, вероятно, это группа сооружений возле особого магического места, которое… Гмм. Интересует меня.

— Думаешь только о себе, ГАД! Вот это видел — она ткнула за спину…

— Дура, ты чуть не попала в глаз! Прекрати! Понял я, понял. Встань, у меня ноги затекли.

Она сердито смотрела, как я прохаживаюсь по пещере, разминая затекшие ноги. Хорошо, что большой камень долго держит тепло, от обвивающей его проволоки нагревателя.

— Не сердись. Тебе нужен Лазарет, мне Особое Место, ну и что? Скорее всего, они расположены рядом. Мы все еще нужны друг другу, Союзница!


Пока она остывает от гнева, пойду, обработаю вторую пластину. Пусть пока подумает о том, что даже высветить руны не сможет, без меня. Много о себе воображает!


— Карты там есть. Миримся? — Вернувшись усталым, но довольным, я просительно обратился к тихо напевающей Криле. Она играла с языком огня, в костре очага. Улыбнулась.

— Давай закончим выписывать названия, чтобы не возвращаться снова. Садись. — Она заметила, что я не положил подушки, но ничего не сказала…

— Все. Больше тут ничего нет, и ты, мог бы, подождать… Она приподнялась, тяжело дыша.

Удержав ее одной рукой, другой, я задрал ей платье, освободил «себя» из штанов. Ждать? Вот еще, для чего я зажигал тебя, крошка. Я потянул ее, обратно, на… колени…


— Художником тебе не быть! Курица, лапой и то, лучше рисует! Столько клякс! — Я попытался перечертить участок карты.

— Ты права, начертить не получается — скомкал и выбросил лист в огонь. Курсач! Я вспомнил нехитрую приспособу, которая позволяла «сдирать» чертежи.

Накрыв пластину листом бумаги, придавил его по краям и максимально увеличил яркость «карты». Теперь обвести, этим долбанным пером, поаккуратнее. Присыпать мелким песочком. Просушить. Сдуть. Карандаши! Хочу карандаши.

— Женщина, ты стала меня слишком много критиковать! В чем дело? У тебя появился другой… вариант?

— Я беременна — Я закашлялся, заглоченным воздухом, Фу-ух, я вытер выступившие слезы. Хорошо, что задохнуться, мне теперь нелегко.

— Продолжай.

— Что продолжать? — Ну, да, Вам главное, создать драматизм момента.

— Подробности, Союзница, подробности. Кто отец? Какой срок?

— После всех твоих игр, ты еще спрашиваешь?

— Спрашиваю. Ты клялась говорить правду, не забывай. — Уж об этом, я позаботился в первую очередь. Мне вдруг вспомнилась вся моя химия… Лучше оказаться подальше, после родов, если она сказалась не лучшим образом.

— Умалчивать ты разрешил. Мне сохранили жизнь не только, как сборщице манны! Дар часто передается по женской линии… У извращенцев, семя самое слабое. От таких… союзов, чаще рождаются Способные. Кто именно отец, я не знаю. Два месяца, даже Поврежденная, я заметила ее. — Ясненько, гильдия занимается разведением Магов. Логично.

— Чего ты ждешь от меня? Прекратить… — я показал ей понятный жест.

— Пока все благополучно, это не обязательно! Если будет нельзя, я скажу.

— Тогда что?

— Ты здесь не собираешься жить, это я уже поняла. Прежде, чем бросишь, найди мне безопасное жилье. Я не хочу отдавать гильдии, своего ребенка и возвращаться в казематы.

— Безопасное жилье? От гильдии?

— Именно.

— Абсолютно безопасного жилья не бывает, Крила.

— Сделай, что сможешь! Обещаешь?

— Нет. Я подумаю.


Глава 81

Ищи Тупых


— Мы там пролетали. Ничего там нет! — Данные сведены вместе, древняя карта и наши путевые наброски.

— Значит, все под слоем песка. Будем готовиться к Ритуалу.

— Что ты там еще придумал? Я не хочу рисковать плодом в твоих…

— Тебе и не придется, участвую только я. Сначала, мне нужно посетить стеклянную мануфактуру, рядом с Озерным Рынком, нужно оборудование и новые флаконы, мензурки, мой запас заканчивается. Тихо! Рискуем все.

— Нас стало больше!

— Если тебе надо отвлечься, от грустных мыслей, попробуй восстановить умение Личины.

— Ты… издеваешься?

— Послушай, я подозреваю, что Личина — вовсе не магия. Совершенно другой принцип. Нет расхода манны, только Жизненная Сила, уверенность и мыслеобразы. Вспомни! Общность и Принцип, про силу и манну ничего не упоминается, даже в учебнике Основ…


Внезапно, ее черты стремительно трансформировались, появились кисти рук. Она вопросительно посмотрела на меня. Красивая личина, хмм… Обидится.

— Сработало!

— Так просто… Я даже не подумала, что это возможно…


Пора и мне, пустить в ход, личину, сначала подскок дирижабля, до укромной площадки, потом на лыжах, пристроиться на попутные сани с покупателями стеклянных изделий. Страшно. Встряхнуться. В этой мануфактуре, я был всего один раз, проездом. Ищут нас с другой стороны гор…

— Прорвемся. Обруч духа, подстрахует, заранее обнаружит Магов в засаде. Даст мне шанс, бросить бомбу или заклинание…


— Песочные часы. Ты купил Большие Песочные часы.

— Не только, еще флакончики и кувшинчики, мензурки. Денег у нас осталось всего ничего…

— Вызовешь Элементаля Земли. — Что бы там, я не говорил, дурой она не была.

— Надеюсь, его более полезную, для нас, разновидность. Элементаля Песка. Для меня, символ песка — это песочные часы. Мой Символ. Мой Ритуал.

— Что ты ему предложишь? — Что предложу, хмм…

— Там видно будет.

— Где там?

— Неважно. Готовься к полету.


Где там сумка, с божественными компонентами…


Подготовка кругов и перечисление прав, уже стали для меня привычным делом. Рутинным. М-да. Как быстро человек привыкает к хорошему… Завершаем речугу:

— Для заключения взаимовыгодного договора, появись в течении десяти ударов моего сердца, внутри этих песочных часов, Элементаль Песка, или не приходи вообще.


Струйка падающего песка остановилась, перестав быть текучим материалом, эффектное появление, где-то, в чем-то.

— Человек! Я пришел.

— Скажи, чего ты хочешь за свою службу мне, Элементаль Песка? — он засмеялся, я ждал.

— Мне нравится только одно, человек! Чувствовать, как люди подыхают в пустыне. Как стойко они борются за свою жалкую жизнь, ползут… ползут к засыпанному мной источнику. Видеть, как покидает их последняя надежда, последняя искра жизни. — Опять смех.

— Человек! Своим вызовом, ты обязался заключить со мной договор… Моя выгода — твоя жизнь, выплачивай, а потом я буду служить тебе… Хохот. — Какой юморист!

— Договор должен быть взаимовыгодным, Песок. Ответив на призыв, ты принял на себя это обязательство.

— Как ты назвал меня?! Твоя смерть…

— Предоставь мне выгодное условие или плати неустойку, Песочек. — Тишина.

— Маг, ты отказываешься заключить договор…

— Нет! Я жду выгодного условия. Право, определить выгодное — мое.

— Я уже сказал! Отдай свою жизнь…

— Это невыгодное условие. Кстати… Я достал флягу с водой, отпил. Обязательство заключить взаимовыгодный договор, у нас одинаковое, но, я снаружи… а ты внутри, и, время на составление договора не ограничивалось.

— Ты сдохнешь раньше!

— Носить тебя внутри сосуда, ожидая выгодного предложения, мне не запрещено. А твоя пустыня — лакомый кусочек, думаю, найдется другой Элементаль… Ага! Забесновался. Ждем-с…

— Мне выгодны только люди, умирающие в песках — Чувак, это уже уступка.

— Если исключить меня и стоящую вон там женщину, то это возможно. Скажем, если я приведу в твою ловушку одного человека, ты обязан прослужить мне одну неделю, если двоих — то две…


Сторгуемся… Клятвы включить в договор, а то он доберется до меня в «неоплаченный период». Узнать, знает ли он ловушку муравьиной совки и Пытку Абдуллы, ему должно понравиться.


— Я все слышала — однако, у нее развивается не только голос, но и слух. Надо учесть. Ты действительно собрался заводить людей в ловушки, «Посланец Бога»?

— Крила, неужели во всем Мире, у тебя не найдется кандидатур? Пожалеешь даже искалечившего тебя?

— Ты… поможешь мне отомстить?

— Это я пример привел. У тебя есть враги, которых ты готова бросить в Песок. Найдутся враги и у меня. Чего их жалеть? Пошли в Дирижабль, я хочу сделать рейс вдоль побережья. Он поделился кое-какой информацией, надо проверить одну бухточку.


Глава 82

Жертвуй, не жмоться


— Зачем мы поднялись так высоко! Скалы здесь невысокие.

— Элементаль утверждает, что здесь часто высаживаются люди. Контрабандисты, раскапывающие Форпосты, в обход властей, Руфанона. Они хорошо экипированы, в команде два Мага — чихая на него, проходят его зыбучие пески — это его страшно обижает, а фантазии придумать ловушку получше, не хватило. Я высматриваю корабль. По его расчетам, самое время.

— Заведешь их в ловушку? Они даже не твои враги!

— Вот это мы и проверим…


— Кто ты и что здесь делаешь?! — Ко мне подошла тройка контрабандистов, в стороне остановился Маг.

— Разве не видно — я обвел жестом, разложенные на ткани амулеты — это моя лавка с товаром, я жду покупателей. Желаете приобрести?

— Ты Маг?

— Это несущественно.

— А если мы просто заберем все…

— Это решать не тебе! Доложи, командиру, пусть он думает…

— Зачем бегать туда-сюда, пойдем, поговоришь сам.

— Плохая примета. Не пойду.

— Мы можем заставить…

— Уверен?


Ушли. Решают не они, это разведка. Я готов к обоим вариантам — честная торговля, и, человеческий способ. Выбирайте.


Они поступили по человечески, послали обоих Магов с набором головорезов, защищенных амулетами. Обошли меня по кругу, начали приближаться. Маги остановились на удобных для них дистанциях, неподалеку.

— Придется пойти и поговорить…

— Не хочу. Я отпустил заготовленное заклинание Каменной Кожи и зажмурил глаза. Маги, синхронно, бросили Путы Воздуха. Все, даже пальцем не пошевелить.

— А тебя никто и не спрашивает — по его знаку, двое схватили за руки, третий приставил нож к горлу… Вздернули на ноги, звякнул привязанный к ноге бубенчик. Предупреждающий вскрик Мага, опоздал… Стремительно проседающий песок, заглотил, нас всех, широкой воронкой. Элементаль, по моему совету, создал большую полость под слоем песка, а теперь, обрушил ее. Я могу долго не дышать. Долго, но не бесконечно. Надеюсь, договор составлен верно.


Выплевать песок, все-таки, попавший в рот, Каменная Кожа потребовалась не только, для защиты от ножей амбалов. Песок создает нехилое давление, подобно воде, на глубине. Еще, он царапается, одежда попорчена! Слуга перехватил меня Руками Песка, как мы и договаривались. Ага! Вот и он.


— Хорошую ловушку ты подсказал мне, Маг! Другие ничего не смогли сделать! Они, не приготовили заклинаний, против песка и я утащил их вниз. Здесь глубоко! С обычными людьми, я еще смогу позабавиться, у них осталось немного воздуха.

Пытку Абдуллы, он уже давно применял сам, оказалось, что попавшие в Зыбучий Песок, люди, практически никогда не тонули полностью, догадывались выбросить тяжелые предметы. Неужели, Закон Архимеда действует и там, или это особенность его Магии? Неважно. Зато, если проваливалась, к примеру нога, человек уже не мог ее вытащить сам — для этого требовались просто чудовищные усилия.


— Верни мне амулеты и ткань. Когда мне потребуется твоя служба, я вызову тебя, согласно нашему договору.

Нужно сматываться на Дирижабле, спрятанном за скалами. Если пошлют погоню — элементаль всегда «голоден», а мы с Крилой, стали самыми крутыми магическими перцами «здесь и сейчас»! Кораблик я прощупал — у них осталась только амулетная защита. Высоту наберем подальше, уйдем вдоль побережья.


Глава 83

Береги Почки


— А если он зароет нас там?

— Не хочешь, не иди. Мне будет легче.

По моему требованию, элементаль, явил объемную карту сооружений, скрытых под слоем песка. На поверхности песка, вырос в меньшем масштабе, замок из песка. Группа сооружений.

— Но, мне нужно попасть в Лазарет Древних!

— Что ты хочешь услышать? Перед нами плод долгих усилий. Все доступные нам предосторожности, приняты. Элементаль предупредит о гостях. Приготовлена магия и снаряжение. Лезешь, или нет? Молчит — и целого Мира, ей будет мало… На шею садится, зараза.


Элементаль уже открыл наклонный тоннель в песке, сделал, по моему приказу ступеньки, до выбранного нами здания. Если он нарушит договор, его способности перейдут ко мне. Я выкопаюсь. Не сразу, но выкопаюсь. Проверил сумку, Третьего и Четвертого Тушканов, Обруч Духа. Светить буду магией, слишком много всего взял, тащить еще и фонари, не получится. Оглянулся — идет.


Блеск металла, показалась дверь. Стоп. Есть на ней «кипящая бронза», или нет. Дух защиту не обнаруживает. Шмякаем тушкана, Петлей Воздуха. Тишина. Металлическая блесна. Не реагирует. Приводной механизм ловушки, работающий на нажатие, уже разрядился бы, от давления песка. Остается? На съем груза, поворот ручки или открытие створок. Убедимся, с помощью моего нового приспособления. Шест сборный, из двух колен, на конце — два длинных, железных стержня, сходящихся к острию, но не касающихся друг друга. Провода к шлейке. Своеобразная вилка — шокер. Дуга, всегда будет съезжать к сужающемуся просвету, и, достигнет металлической двери. Если уж это, не запустит, магическую защиту… Собираем.


— Отвернись, сейчас будет яркая вспышка, опасная для глаз.

Надел берестяную маску, запустил Каменную Кожу и ткнул шестом в дверь. Тишина. Ладно, ток выдать, искрение, по звуку, увеличить, есть дуга! Провести по поверхности, двери. Нечего ее жалеть. Одно колено убрать. Подойдем ближе, попробуем еще раз.


— Прочитай, что тут написано, я посвечу.

— Имперский склад номер два. Вход номер три. Это не Лазарет! Идем обратно!

— Не спеши. Надо разобраться с устройством отпирания двери, раз уж она нас не убила. Отойди подальше.


На поверхности не было скважины замка, только следы от дуги. Косяк? Нет, ничего. Петель нет. Уходит в сторону? Я встал на колени и прислонился Обручем Духа. Есть контакт! Шарим. Контакт великолепный, требования прочности, фактически объединяют все в целый кусок металла.


Здесь защита от вторжения, не нападающая, чисто оборонительная — механическая часть и сильно разряженные чары прочности. Дверь очень толстая, стальная, сдвигается только вбок, по скрытым направляющим, выбивать ударами, снаружи, бесполезно. Механизм запирания, послабее будет, сейчас я за тебя возьмусь, охрупчу зубы, вот этой шестерни…


Как сделать щель для местной монтировки? Смотрим, да, когтя сюда не просунешь, а вот, моя «масленка», с глицерином и селитрой… Сначала, шилом, нужно прочистить канавку. Держим крохотную масленку во рту, промазываем, уже переработанной смесью. Масленки одноразовые, я сделал их много, в расчете на талант Союзницы. Бросаем в угол. Сейчас, алхимический пассиватор, окислится кислородом воздуха, и заряд, встанет на взвод. Мое изобретение!


— Нужна нота Вызвать Взрыв.

— Но у тебя, целый мешок…

— Там нет активных основ, давай. — Дала.


Щель несильно, но увеличилась! Второй раунд, и можно будет просунуть монтировку. Готово! Отодвигаем. Тяжелая. Упереться в косяк, и ногой ее, ногой. Отлично. Воздух? Спертый, но дышать можно.

Склады, во всех Мирах, одинаковые? Ряды стеллажей, большие полки. Мы явно зашли, не через главный вход!

— Что мы будем искать? Залезем на полки?

— Нет, мы ищем более крупный объект, или пластины знаний. Они хрупкие и маленькие, так их хранить не будут. Вернемся к входной двери.

— Зачем было ее открывать, если мы уходим?

— Мы не уходим. Помолчи!


У меня появилась мысль, найти, что-то вроде магической проводки, трубопроводов и по ней выследить центр управления и манноснабжения. Так и есть, по стенам, проложены трубы. Прикладываюсь обручем, давай дух, ищи. Что-то есть, центр сходящейся паутины. Но где, физически? В ту сторону, это все. Я развернул план элементаля, коряво перенесенный мной на бумагу. Мы здесь, что у нас, в эту сторону. Жаль, здания однообразной формы и размера. Нет идей.


— Что ты делаешь?

— Работаю Духом. Для тебя, главное, что это — надолго. Вот, здесь можно сесть.


Дух Алхимика прекрасно подходит для саботажа. Вывести из строя, защиты дверей, объединенных сетью контроля можно, я внутри периметра, «свой». Определить, на какой, именно двери, я снял защиту, нельзя, зато можно снять все. Так, устроиться поудобнее, взять бутыль полупустого накопителя — мой план обезвреживать защиты, выкачиванием манны, вышел на новую высоту. Поработаем магохакером.


А это что за труба? Проследив Духом, обнаружил Защитника этого входа — большой полукруглый нарост, на потолке, был Защитным Големом древних, а не светильником, как я подумал вначале. Накопители манны у него были разряжены. Отлично! Он в пределах привязки пространств, создаваемых обручем, я смогу точно определить назначение и расположение узлов. Посмотрим, как ты защищен дружок. Хмм… Рунические символы древних мне не понятны, в отличие, от назначения блоков, попробую пройти в обратную сторону — от исполнительных механизмов и скелетов заклинаний, к управляющим сигналам… Ха! И светильник, тоже — его панцирь может засветиться, от вот этой цепочки рун.


Это сочетание рун, приказ отстыковаться, от гнезда питания, активироваться. Мускулы привода… из сплетения нитей… орихалка! Скелет голема из титана, наборный, а броня каменная, пластинчатая, тот же материал, что и стены. Оружие? Стержни, с наконечниками «кипящей бронзы». Где же его управляющий центр? Это не автономный голем! Вообще, не Голем.


Скорее, Полый Доспех Черепахи, управляется дистанционно, вселившимся Духом оператора, орихалковые сенсоры подчиняются мыслям, мускулы — выполняют команды. Беру! Оживим, я начал перекачивать манну, из накопителя, в баки Доспеха… Неплохо, древние не транжирили, энергию, заботились о КПД, не так уж и много, ему надо! Ура! Мы ломим, гнутся… и тут мне врезали, по почке, ногой.


Шок тела, выбросил остатки сознания, через Обруч Духа, в магопровод. Кто?! Нарушила клятву, ТВАРЬ. Я бросил Щупальца Духа, в нее, забрать, забрать Правом Возмездия, ее жизнь! Что за дела? Ребенок! Неродившийся, еще заложник, уже обладал правами в этом Мире, а он не клялся! Тварь пинала мое тело ногами, не обходя вниманием промежность, ох, как не обходя! Почему не использовала оружие?! ДОСПЕХ, В БОЙ!


Неуклюжий бросок доспеха, проломившего, часть стеллажей, промах! Она отскочила в сторону, используя стеллажи, как защиту от крупного механизма. Выстрел! Дробь, из сделанного мной же оружия, бессильно выбила искры, из прочной брони.


Почему?? Почему она напала. Жадность? Нет. Добычу она сама не вынесет. Оружие не применила… Ясно! Мне просто предоставили иллюзию свободы, вытравили поводок. А сейчас, забирают, значит… Высвободив часть Духа, я обнаружил приближающихся, по тоннелю Магов. Обрушить! Обрушить тоннель. Я хлестанул по нитям, удерживающим бронзовый колокольчик, оговоренный сигнал элементалю. Не обрушивается! Предусмотрели, гады, или, элементаль тоже предал? Потом. Все потом.


Я бросил доспех вперед, вложил в удар, краем панциря, по опоре стеллажей, этой секции, всю его мощность… Обвал полок! Гадину завалило. К двери! Задвинуть. Нужно заклинить! Как? Воткнул стержень «кипящей бронзы», вглубь механизма, запустил, остатком сержня заклинил крупные шестерни.


Вернуться в тело, преодолевая встречные волны боли. Ничего… ничего… любимое, я здесь, я с тобой. Подлечимся магией. Сначала, первая помощь. Потом вторая. Третью, подождешь… Дверь слабо дрогнула, от удара, снаружи. Занято! Куда лезете. Еще. Еще. Прекратили. Скоро придумают что-нибудь еще.


— Сдавайся, ты заперт здесь. Твоего элементаля, пленили. Другой удерживает тоннель.

— Продолжай, крошка… дерьма. Но какая актриса! Я вспомнил, некоторые «сцены».

— Тебя не убьют, твой талант, всего лишь, поставят на службу Гильдии.

— А как же, клятвы?

— Твои клятвы просто смехотворны. Пугай ими, тупую нелюдь. Флич и Крол, легко их обошли, как и я. Но ты, Гильдию заинтересовал, странные амулеты, странная магия, так запросто, преодолеваешь, защиты древних. Кто ты?


Она что, думает, заболтать меня? Больше она мне неинтересна. Вылезти она не сможет, или… сможет? Болт. В горячке боя, я еще мог… не теперь. Слюнтяй.

— Ты не уйдешь далеко… — Все, больше, я ее не слушаю. Пусть освобождается сама, или, ее вытаскивают нежно любимые гильдейцы.


Дверь они взломают, это лишь вопрос времени, расположение сооружений тоже известно, хорошо, что я, еще не снял ловушки. Единственный шанс — найти источник силы, использовавшийся Древними, и запитать системы защиты, ввести их в бой. Из склада, нужно уходить, я вовсе здесь не заперт, просто уйду на ярус ниже. У древних была своя система тоннелей, позволяющая перемещаться, не выходя на открытую местность. Теперь она стала дважды подземной, а я ее обнаружил, проследив коммуникации.


Забираю доспех, он пойдет первым, часть сумок, я размещу на его спине. Вперед! На ощущение сжатой силы, поднимающейся, из глубины планеты. Источник древних, в центре расходящихся цепей управления. Гонка продолжается. Кто первый?


Глава 84

Собирай Жеванные Бумажки


Оголовок глубинной шахты, был высечен из каменной глыбы, и, напоминал, исполинский гриб. Его «шляпка», была закрыта стеклянным колпаком. Своеобразная «чашка петри», перевернутая вверх дном и накрывающая часть круглого стола, засыпанного слоем мельчайшего песка. Пол помещения, был расчерчен пентаграммой, в лучах которой, были установлены штуки, напоминающие стойки терминалов.


Хреново, если для работы, этой бандуре, нужны пять магов! Не для каждого, же чиха! Ладно. Что на стенах? Круглое помещение имело опоясывающий его ободок… с шаровыми углублениями, блестящими кольцами металла. Ага, комплиментарные шары, размещены в желобе, на полу. Ну, прямо, боулинг какой-то. Ясно, эти шары можно разместить в углублениях. Не просто можно, но и нужно!


Я протер шар тряпкой, осмотрел его. Ничего. Никаких рун. Дух. Магия? Выкатим второй, по ощущениям — идентичны. Третий? Унификация, сэр. В лунки, руки лучше не совать, они фонят силой, выбьем пыль Вихрем Воздуха… кха-кха. Плевать. Еще плевать. Ага, на стене, у каждой — комбинация из трех… рун.

— Сработать нужно в темпе!

Места расставить шары, у пяти лунок, хватило. Предстоит галопировать по кругу «цирковой арены», закатывая их в «лузы». Вкатываем первый… всплеск магии, пошла, родимая по трубам. Второй…, все, надеюсь, отдохнувший источник вытянет нагрузку… Кстати, как они вынимаются? Позже разберемся, отсюда надо мотать, на пределе скорости. За порогом, я оглянулся.


Пошел процесс! Стены комнаты стали покрываться светящимися линиями, сплетающимися в комбинации рун, проекции планов. Зажегся свет. Можно сэкономить магию, отключаем свой.

Пассивные средства защиты и ловушки, сейчас нальются силой… а мне, могут предложить пройти авторизацию… к которой, я пока не готов.


Вернулся к толстой двери, удерживаемой Пустым Доспехом, это выход, в кольце защиты командного центра. Она не была заперта, когда я добрался до нее! Возможно, уходящие Маги, не стали ее закрывать, возможно, замок открылся сам, когда разрядились накопители двери. Неважно. Расстелил на полу, ткань и запасной плащ, составил сумки. Прислонившись спиной, к двери, и коснувшись ее обручем, на затылке, я вытащил нож.

— Мы с тобой, одной крови — ты и я. — Я провел полосу, своей кровью. Мантра и работа Духа. Ты — это я. Я — это ты.


Я собирался стать, частью защиты, для просыпающихся автоматов Древних. Группы рун буду учить, как условные обозначения, исходя из их фактического применения, в контурах защиты и бытовой автоматике. Часть из них, мне уже известна, использовать построенное, должно быть несложно. Юзер, это не программист, он может быть чайником. Надеюсь…


Дверь пробуждалась от долгого сна. Ты — это я…

Щелкнула, притянулась к косяку. Пока жив. Я — это ты…


Шаг от двери. Еще шаг. Отошел. Узлы, составляющие кольцо, я изучил, пробуждающаяся защита, любезно предоставила мне рунный идентификатор, как ее компоненту. Лень программеров, «рулит», вместо фиксированной конфигурации, они сделали опрос устройств, при старте системы!

После определения конфигурации, пошел стандартный тест составляющих, я его, конечно, не прошел, но уничтожать, меня не стали. Видимо, пометили «сбойным», в «чеклисте», послали сигнал на пульт техника и потопали дальше. Я внимательно следил Духом, запоминая идентификаторы узлов, и, старался определить их назначение. Замок! Это укрепленный замок, внутри общей крепости. То, что нужно, прямо сейчас.

Я хочу пить и есть, мне нужно в туалет. После этого, приступим к методичному обыску, помещений — поищем «бумажки на мониторах».


Глава 85

Делай, хоть что-нибудь


Здесь уборная. Вода есть? Есть. Какое облегчение. Вырвал рукой кусок хлеба, начал жевать. Время! Враги не дремлют.


Так-с, в наших, земных, диспетчерских энергоцентров, раньше применялась доска с гвоздиками, для ключей. Неплохо было бы найти подобное… Здесь нет, поищем в соседней комнате, по коридору… Ага!


— Доска, с гвоздиками, тут есть… Но, без ключей. Уходившие Маги разобрали на сувениры? Замуровали, гады! — Вообще, то, я сам замуровался, интересно, а если я попытаюсь отсидеться здесь, меня сможет вытащить… кредитор?


Деревянная доска, обтянутая материалом, похожим на выделанную кожу, ряды ностальгических гвоздиков. Над каждым, закреплена медная пластинка с руническими надписями.

Достав увеличительную лупу, из сумки, я стал рассматривать поверхность кожи. Царапин нет.


Что мы можем предположить, о ключах? Скорее всего, это маленькие, округлые амулетики, имеющие ушко для гвоздя. Все? Нет, не все! Такое размещение ключей подразумевает коллективный доступ, определенную организацию людей. Каждый может снять с гвоздика ключ, но не каждый может им воспользоваться. Система должностей, да.


Аналогия с механическим ключом не точна, это скорее, хитрые электронные «пимпы». Даже лучше, магические «пимпы»! Должны были, Древние, подумать о злоумышленниках? Итак, ключ берет злоумышленник, какую реакцию может обеспечить маготехника? «Техническое задание», разрабатывала местная СБ, она, во всех Мирах, хочет любезно беседовать, используя свой инвариант паяльника, а не причитать, заламывая руки, над дымящимся трупом.


— Сигнал о несанкционированном доступе, на терминал дежурного. Стреляющих роботов не пошлют, как и не будут, встраивать «пиротехнику». Всякое бывает, с ключами. Случайно взял, и прочая. Но, при попытке, «вставить» ключ, вполне может парализовать на месте!


Два приемлемых для меня варианта. Первый — ушедшие спрятали пару открытых ключей для потомков, где-то здесь, в тайнике. Нет, они бы просто повесили их на доску!


Второй… второй, это полная наглость, оборзевшего иномирца. Как раз то, что нужно. Я полез в сумку, разложив ткань скатерти, стал вынимать компоненты. Вот эта металлическая крышка будет формой, воск у меня есть, огонь тоже, расплавлю в металлической ложке и отолью… основы Подобий для Ключей.


Сотни, может тысячи раз, ключи снимались, и возвращались, каждый, на свой гвоздик. У них есть свое ритуальное место, в котором они должны быть. Забирая Ключи, Маги нарушили Порядок Хранения. Вот здесь, на этой доске, каждое место подписано! Нужно реализовать ритуальную связь ключа, и его воскового подобия, усилить ее, воплотить. Потребовать возвращения Сущности Ключа, на законное место хранения, так и сказать…


Волнительный момент, ритуал проведен, и, что же мы получили? Я, затаив дыхание, рассматривал восковые кружочки, висящие на доске. Проверим Духом, сравним с исходным состоянием, до ритуала… Восемь, из двенадцати, изменились. Порядок в хакерских войсках. Пустышки, смять в ком, потом переплавлю.


Магическое зрение обнаружило в Подобиях сложный конструкт заклинания. Болван! Надо было взять более прочную основу! Вдруг… Поздно, будем пользоваться тем, что я получил. Подпитать манной, закрепить линии. Какой, ворованной, из контура защиты, или моей, алхимической? Фифти-фифти, приступаем. Закрепилось.


— Осталось выяснить один вопрос. Отличит, местная автоматика, двух людей, владеющих ключом по Праву? По Праву Должностного Лица, и по Праву Создателя Формы?


Шаг. В магическом поле, появилось угрожающее напряжение. Поднимаю «Свой Ключ», на раскрытой ладони. А что? Создатель формы, вправе выбрать ей любое имя.

— Я владею Своим Ключом по Праву — не будем детализировать.

— Требую доступа к консоли командного центра. — До сих пор, я считал, что магические автоматы срабатывают на Сущность Желания, а не его внешнее проявление. Прокатывало.


Вспыхнул свет, в глубине Воскового Подобия, и, погас. Я жив. Ключи подходят к любой консоли? Пополнить запас манны, в «Ключе», на всякий случай. Фигня. Истратилось совсем немного!


На консоли, обнаружилось углубление, несколько большее, чем моя подделка. Ложим, по центру.

Привычное, уже свечение в глубине воска, постоянное, не гаснет. Манна пополняется в гнезде? Да. Порядок, Подобие не истощится. Я положил ладони, на два овальных, орихалковых пятна — тут, все очевидно. Попробуем, войти в систему, своим Духом. Контакт. Я в магокомпе!


Обучающих модулей и справки помощи, я не смог найти, зато сноровисто вывел планы командного центра, с помеченными идентификаторами, установленного оборудования. Они появились в воздухе, перед консолью. По крайней мере, мне так показалось, стороннего наблюдателя, сами помните, я уже брал…, а сейчас — обойдусь без нее.


Начнем, с графической информации. Для начала, достаточно и того, что консоль понимает мое желание, увидеть план той или иной комнаты… Ага, и чертежи коммуникаций. Контур защиты — пожалуйста, чертеж — мой «идентификатор защитника», помечен красным светом.


— Желаю увидеть состояние внешнего контура, защиты здания. Обозначить расположение неопознанных объектов.


Выяснено преимущество магии, перед техникой — действительно, для магии важна Сущность, а для техники, важнее, Реализация. Я не могу прочитать его рунические ответы, но мои желания, он понимает!


«Гаврики» уже внутри! Тестируют контур защиты командного центра. Войска, у меня есть войска?

— Убить этих, они враги — я ткнул «мысленным пальцем». — Почти неслышное гудение… Значки, обозначающие, Магов Гильдии, начали гаснуть, вытягивая редеющий строй, в линию бегства к входной двери. Один ушел! Силен, собака такая.

— Вывести контура защиты соседних зданий… Надо убить тараканов, пока они не разбежались, из-под моих «тапков». Даже, не знаю, чем их давлю. Я первый хомяк, и, это мои трофеи!

— Запереть все наружные двери. Не впускать никого, до получения моего приказа. В случае попыток взлома, уничтожить нападающих.

— Общий план зданий. Вывести значки, работоспособных, ремонтников.

Нету. Жаль, а я уже раскатал губу, или, меня, просто не понял магокомп. Не гони лошадей.

— Вывести значки всех имеющихся ремонтников. Нет. Обслуживали Маги?

— Вывести поврежденные двери. Три. Три сломанных двери, включая, сломанную мной.

— Восстановить поврежденные двери.

С чего я взял, что они не могут восстанавливаться, другим способом? С виду, ничего, не изменилось, проверю позже.


Устал. Тяжелый был день. Что еще нужно сделать? Врагов внутри, не осталось, поищем их снаружи, не дадим собрать силы, для нового штурма.

— Покажи расположение сбежавшего врага, надо его убить!

Засветилось схематичное изображение пентаграммы, только один луч у нее светился зеленым, остальные — красным.

Ясно, мне доложили, что внешний радар, является неотъемлемой частью Главного Калибра. Это Радарный Прицел, и, задействовать его, можно только Пятеркой Магов. Облом!


Глава 86

Ломай ноги


Спокойно. Я неверно сформулировал желание, намешал туда всего. И желание увидеть, и желание прикончить, поскорее. Вот, меня и тычут мордой, в «оптику», Главного Калибра. Под слоем песка? Запускать «ГК»? Нет, это мне вообще, не нужно, по крайней мере, пока.


— Я хочу только посмотреть окружающую обстановку. Провести Разведку… Разведку Духом!


Волшебное переживание инфузории, отпочковываемой, от «родительского тела», дающего ей часть своей «клеточной мембраны».

— Ай, больно! Я машинально, ударил «рукой», укусившую меня «блоху». Эхо далекой, чужой, боли.

Гильдийцы! Меня атаковали, своим Духом, оставшиеся Маги Гильдийцев. Вероятно, в командный центр, они проникнуть не могут, вот и притаились тут. Трое Духов закружились вокруг меня, больно «кусаясь», если бы не предоставленная оболочка… Защити! Сильнее! Еще. Хватит. Цап… я «пальцами» ухватил нападавшего. Щелчок хрупнувшего в «ногтях» «панциря», резанул агонией подыхающего врага. Драпают! Остальные удрали.

— Поищем Ваши материальные тела.

Они сбились кучу, у своих лошадей и лихорадочно добавляли защиты, к существующим. Блин! Запечатались на совесть, даже деталей не ощутить. Просто ком защит и ощущений, от присутствия живых существ.


Не можешь сбоку, пристройся снизу, таков наш девиз! Доспешный Дух, легко пронзил толщи песка, ориентируясь на давящий ком защит. Стоп. Близко не пойдем, не стоит недооценивать их возможности по Ловле Духов. Ловушка из Материй Грубого Плана, вполне способна меня задержать. Проверим одну мысль, о внутреннем устройстве, Алхимического Духа.


Он получает манну, разрушая изделия людей. Но, в изделиях людей, используются природные материалы, которые ими не произведены! Разделяем действие на две части — я могу разрушать просто природные материалы, правда, не получая при этом манны. Скорее, затрачивая. Ну и что? У меня ее здесь море. Пошла потеха! Я стал нарезать широкие круги, измельчая песок. Сужаем. Сужаем.


Есть! Угол естественного откоса, песчаного холма изменялся, просела его верхушка. Песок склонов «потёк», увлекая за собой, перемешивая лошадей, снаряжение, Магов. Щиты разрушились, но я не нападал. Просто не знал, как использовать Дух для нападения на бодрствующего. Испортить снаряжение и припасы? Нельзя загонять крыс в угол! Оставим им лазейку для бегства — Дух втянулся обратно, в мое тело. Я покачнулся, ага, вдали от источника, такой фокус, не повторять. Нужно отдохнуть. Забрал ключ, и машинально переставляя ноги, отправился спать. Надеюсь, перерыв в штурмах, я себе обеспечил.


Глава 87

Бери все


Проснулся от кошмарного сна, в котором меня преследовал град падающих будильников. Пошел есть и умываться. Извилинами пошевелю позже…


Что у нас есть? Есть запертый я и крутой амулет с источником манны. Помещения внутри круга командного центра, и вещи в них. Все. Теперь, снаружи, рядом — склады с имперским барахлом.

Выйти… Выйти я не могу. Если я не знаю, как убивать Духом, бодрствующего, это еще не значит, что этого не знают местные Маги. Принести контейнеры, еще одним Пустым Доспехом? Нужно будет открыть дверь. Это на крайний случай.


Мои радужные планы, на изучение рун сильно потускнели, я понял, что способ обратного исследования, хорошо работает только на картах и автоматике. «Лафа», кончается, когда мне нужно перейти от сочетания рун, образующих идентификатор, к их составляющим. Я не могу их разложить на основу и суффикс, выделить предлоги и прочая! Читать записи, таким образом, не научишься.


— Что дальше делать, мистер Фикс? Для начала, уточним, что еще есть в комнатах. Ключ с собой, на всякий случай…


— Это что еще такое, Комната Смеха? Нет, не похоже. Комната Связи! Вспомни, зеркальца в снаряжении Форпоста.


На одной стене помещения, висел ряд зеркал, под ними, образуя столешницу, выступал полированный камень. Тест. Обсидиан. Ага, выемка, под ключ, имеется. Ложим.

— Почему, Древние не оставили стульев? Жмоты. Терзаю Зеркало.

— Вывести список связанных зеркал. Нет эффекта. Странно, очень странно — я авторизован — Подобие светится. Может, список — внутри?


Запрыгиваю Духом. Шарю в подпространстве Зеркальной Связи, огромном многограннике из зеркал. Ага. Ответное зеркало — может быть любым, освещенные видятся иначе, чем запертые в темных коробках. Притягиваем к себе, посмотреть, одну грань, как притянуть? Просто пожелать увидеть… что-нибудь.


— Дальность! Дальность действия… Это же… ВЕЩЬ! Рассматриваю голую бабу, очевидно из богатых, такое зеркало, она, повернувшись вполоборота, расчесывает роскошную гриву. Вот это сиськи! Она оборачивается и беззвучно вопит, увидев меня. Упс… Двусторонняя видимость. Машинально запоминаю рунный идентификатор. Отключаемся. Забираем ключ.


Главное — это не классные сиськи… Главное — что пленить меня, в ответном зеркале, нельзя. Дух, туда не перемещается, а просто смотрит, из особого пространства, как в окно… Это нужно обдумать. Что она увидела в зеркале? Меня или визуализацию Духа? Э. э пролезть бы к этой бабенке в… Обыскать остальные комнаты! Хочу Телепорт.


— Стоп. Проведаем врагов, из Центра Управления… Пробежка. Так. Одеваем Доспехи Духа, вылетаем…


Явно, ощущения, более удаленного места. Отлично, отступают, поддерживая Защиту! Уступили мне господство в пространстве духа, больше не нападают. Катитесь, и больше не возвращайтесь! Еще раз, тщательно покружим, вокруг Базы. Тоннели засыпаны песком.


Глава 88

Смейся, когда устанешь


— Да начнется, Великий Эксперимент.

Отражающие поверхности у меня были, только в Зеркальных Накопителях. Осушив остатки манны, я счистил ножом заливку, с одного из них. Ага, поместим вот тут, запомним Образ. Пока он не выветрился, бегом в Комнату Связи. Желаю увидеть окно своего зеркала. Есть. Ага, это оно. Пробовать кольцо, не будем, это простейший способ свихнуться. Увидеть себя в зеркале, глядящего в зеркало и так до бесконечности…


Я решил попробовать оставить в подпространстве зеркал, магическую надпись — светящиеся буквы, вернуться к своему зеркалу, и посмотреть. Пробуем, нет, не так, вот эдак. «Горят» синим светом. Бегом!


Снаружи, из моего зеркала, была видна светящаяся надпись, постепенно тускнеющая. Красиво! Классный спецэффект…

— Жратва кончается, хозяин — забурлил на своем, желудок. Гад! Не дает отдохнуть душой.

Ладно, пойду поем…


— Итак, мне придется открывать дверь и выходить! Хотя бы для того, чтобы поохотиться на тушканчиков и змей. Но это, не суть! Великий План требует корректировки, Радарный Прицел, отпадает. Грустно. Не думается. Пойду, взгляну на два стимулятора… мысли — роскошная деваха…


К сожалению, одетая и, с каким-то мужиком. Богатый прикид, но он мне все равно мерзостен, стоя рядом с ней. Что за пантомима? Гмм… а мужик меня не видит, похоже, объясняет, что ей померещилось… Девка визжит, брызжа слюной и тычет в меня, я киваю ей, продолжая раздевать сальным взглядом. Не выдержав, засмеялся, и начал жестами, объяснять что мне нравятся ее «дойки», показывай мол. Разбила, разбила зеркало, истеричная дура. А как же приметы? Ах, да, это у нас…

— Давно я так не смеялся. Фуух. Аж полегчало на душе.


Что мы имеем, в результате второго эксперимента? Только то, что, я могу отключать двустороннюю связь для мерзостных субъектов, оставаясь «в канале», с симпатичными…

По желанию… Нет, не только! Еще я убедился, что атака на зеркало цели, мне «пофигу».


Ладно, Как обнаружить место, где Мистер Икс, прячет пленного бога? Хмм… В доступном мне, арсенале дальнодействующих средств, остается Доспешный Дух и Зеркальное Подпространство.


Дух, даже усиленный, не сможет пробить Защиты… Но он, ощущает их, причем не географически, в своей системе координат. Отранжировать, по мощности, искать Величайшие… это, да, отсюда смогу. Получим группу Защит, с примерными координатами, в обычном пространстве. Ну, хоть так. Нарезая круги, я их в какой-то степени, смогу уточнить. Хмм…


Первое: Проверить, магокомп, должен поддерживать определенную систему привязки! Древние Маги, активно работали с Духом, они не могли пройти мимо этой проблемы. Вспомни обруч и его Пятачок Спокойствия.


— Второе: Способ, как выбрать из группы Великих Защит, одну, прикрывающую пленного бога?


Я засмеялся. Есть идея!


Глава 89

Ври в общем, а не в частностях


Лысый писец, близоруко щурясь, переписывал мои огненные буквы на бумагу. Туповат, перед ним был молодой, живо сообразил положить бумагу сверху и перевести. Я вспомнил, как, высунув от усердия язык, сочинял свой «бессмертный» опус:


Ничтожные смертные, вы посмели пленить Бога.

Поймали Свет, в глупой надежде его удержать.

Клянусь Своей Сущностью, я уже приоткрываю дверь, все чаше и чаше!

Ждите. Все.


Нигде не соврал, ни в единой строчке! Я действительно приоткрываю дверь, все чаще и чаще. Пустым Доспехом, принес себе новый Шар Орихалка, со склада, вместе с Полным Доспехом Мага и Высшим Жезлом Воздуха, подчинил их в командном центре. Нашел и аптекарские компоненты, из тех, что не сильно портятся временем, будучи закупоренными. Жратвы не нашел, все сгнило, сегодня доел последние свои запасы. Буду поддерживаться манной. Ничего, потерплю, Великий План выходит на финишный отрезок, воздуха в общем объеме, системы зданий и тоннелей, мне хватит — я гоняю его Воздушным Вихрем.


Сейчас, достать два аналога Хрустального Указателя. Когда вылезу наверх, привяжу на приметные горы, замерю углы, запишу и запомню. Смогу найти эту точку заново! Нет, лучше четыре, для страховки. Места они много не займут…


УРА! Наконец-то, есть существенное изменение. Взять пеленг отсюда. Переместиться Духом на видную гору. Еще пеленг. Вернулся. Достать точную карту древних. Приложим линейку, чирк, свинцовым карандашиком. База уже отмечена древними, как и Гора, ну еще бы — своя и вражеская территория. Гуд. Точки отсчета есть. Еще один чирк. Точка Пересечения!


Прикладываем «современные» карты, купленные мной за время путешествия, ищем позиции близлежащих городов.


— И почему, я не удивлен? Земля Света, город Свет, и, наверное, Храм Света, бог Света, прибит Гвоздями Света, где-нибудь на Алтаре Света. Святоши! Стоило сюда добираться? Еще как стоило! Ради Образа Защиты, его окружающего, извне. От моего Духа, теперь ее не спрятать. Перенесете? Плевать, я взял «слепок следа».


Сработал, мой Великий План Выбора Великой Защиты. Сокращенно, ВПВВЗ. Замеряю, начальные уровни Великих Защит, тщательно запоминаю. Пускаю информационную бомбу в богатые зеркала. Прикалываюсь со спецэффектами букв. Огонь. Волна. Пузырь. Меня не видят, но чувствуют мой взгляд. Это пугает. Это интересует. Не всех, но многих. Очень многих.


Волны, вызванные мной, в озере слухов, достигают «Мистера Икс». Держать бога в плену, очень страшно! Каждую ночь, просыпаться в поту, не вырывается ли он, дабы… вручить «призы» отличившимся. Кошмар нарастает, слухи идут со всех сторон, со всех земель — бог, бог освобождается. Да еще и Клянется Сущностью… Грозит отомстить… Нервы не выдерживают, «Икс» тщательно проверяет защиту снова и снова, усиливает и/или перевозит пленного в другое место. Что то, что другое — его выдает.

Регулярно, повторяю замеры.


Надо отметить, завершение третьего квартала миссии!


Тушканчики! Жареные тушканчики, вот что нас ждет сегодня и, плевать на последствия. Я сформировал Полый Орихалковый Конус, вокруг себя. Так, приказ Пустому Доспеху, он нажимает на основание, вдавливая нас в песок. Уцепиться за крюк, поджать ноги, придвинуть дно. Отпустить крюк, встать на дно, выдвинуть конус. Червяк. Орихалковый Червяк. Сзади, вместо паутинки, прикреплен канат. Нить Ариадны, как дополнение к указателям.


В то, что местные маги, смогут с дистанции, навредить человеку, надевшему, Полный Доспех Мага, со всеми правами на него, я не верю. Отравят тушканчика? Три раза ХА. Сожру все, и не поморщусь.


Элементалей пошлют? Это уже серьезнее. Но тоже, преодолимо… Почему-то, Древние включали Молнии в Стихию Воздуха. Неважно, зато у них есть продвинутое самонаведение. Отработал разные заклинания борьбы с Песком, из учебника, отшлифовал, загрузил в свою память. Опять же, Доспех.


Прикопают? Молнии Высшего Жезла их поджарят, сквозь толщу песка, а я разверну Орихалкового Червя, и выкопаюсь. Прорвемся, наловим тушканов и сразу, назад. Великое Путешествие Туда и Обратно.


Глава 90

Жарь мышей


— Магия, это «мировая» Сила! Я окинул взором огромную самодельную авоську с тушканчиками, помещенными в магический анабиоз. Порядок, с продовольствием. Сами собрались в авоську, под действием Чар. Что?! Мыши? Нет, это благородные звери пустыни, и точка.

— Подрался слегка, аппетит нагулял. Продовольствие добыл. Свой Дирижабль смотреть не пошел. Что, думали, я кинусь к нему, с глупой улыбкой до ушей? Хрена лысого. Обошел десятой дорогой, накинув Каменную Кожу. Кто сказал, что взрывчатки у них нет? Я, проверять, не пойду.


Элементали врагов, быстро «кончились», в неравной борьбе с самонаводящейся Цепью Молний. Закопали? Подумаешь, для «крутого перца», откопаться не трудно. Затормозил погружение, Сферой Твердого Песка, «шандарахнул», через нее, Высшим Жезлом Воздуха, и Орихалковым Червем, выбрался наружу. Сильфы, попытались продолжить вечеринку, но это было просто смешно. Пока они раскручивали Вихри Воздуха, молнии прожарили их до… Нет, плотских тел у них не было, не знаю там до чего, но поджарили. Отплевался от поднятой ими песчаной пыли, и все.


— Да, ты просто «Король Мира», чувак! Здесь и сейчас получено решающее превосходство, но, что ты скажешь следующему штурмовому отряду, в материальных телах Магов? Второй раз, в одну и ту же ловушку, они не попадутся! Прихватят и имперскую снарягу.

— Вечно, внутренний голос, ты портишь настроение! Завтра, будет завтра.

Подурачусь, не дам, сбить «кураж»:

— А теперь, цирковой номер! Орихалковый Шнорхель, прошу любить и жаловать. Тонкая, труба из орихалка, соединяла мое убежище с поверхностью, вторая, была установлена у другой, выбитой, двери. Присоединяем слегка модифицированный Воздушный Вихрь… Есть тяга! Счас, я продую отсеки «подводной лодки», в песках «Каракума».


Пора придумывать план. Как освободить бога из цепких лапок церковников? Крутое снаряжение, это хорошо, это положительно, но, единичный юнит, против целой армии… Настолько крутой юнит мне не собрать…


Тайная операция? Не смешите мои тапки, без местной агентуры и под надзором Гильдии. Хорошо, обобщим — единичная, сильная атака, или множество мелких.


Нет, не склеивается. Хотелось бы множество мелких, но, где взять, столько верных юнитов? Все-таки единичная, сильная атака? Боевой Дирижабль? Уже было. Ионизированный Пузырь, уязвим для магической атаки, из-за своей величины, теперь я это понимаю. Меня в любой момент могли прикончить.

Сделать ставку на ГК Базы? Раскопаться, Воздушным Вихрем, с таким источником манны, можно, но пустить сюда еще четверых Магов? Авторизовать их? Нет и нет. Дальность выстрела, и его поражающая сила, тоже неизвестны.


Все не то. Особенно раздражает, слежка этой, долбанной Гильдии Магов. Долбан… нуть Гильдию? А что? У меня, с ней, все равно, Война. Нет, не так. Всерьез, Гильдия за меня не бралась. Это инициатива ее небольшой части, сомневаюсь, что проинформированы все. Тайная Операция, закончилась, теперь, они могут начать Войсковую Операцию, особенно, если я стану партизанить и количество убитых Магов, возрастет.

Жаль, морковки нет. Только, выпотрошенный и зажаренный Магией, на палочке, тушканчик. Мясо повышает склонность, к агрессии. Какие проблемы, «Док»?


— Первое. Вылетаю я как-нибудь, более-менее регулярно, Модифицированным Духом, возвращаюсь, а здесь кишат Духи Магов, сотнями. Вот налипает один, второй… Вот меня тащат куда-то, а тело «протухает» здесь.


— Второе. Сижу я здесь, никого не трогаю, а сверху пробивают тоннели и сотня Магов, выламывает двери. Извечная проблема партизан — при всем превосходстве, в аспектах тыловых атак, защитить некоторую точку, от захвата, регулярными частями, они не способны.


Представим, что я играю в стратегическую игрушку, на компьютере. «Шахта», выдающая ресурсы, есть, дальше? Здание, вырабатывающее, боевых юнитов. Собирающее, выращивающее, почкующее…

— Мембрана! Мембрана, через которую меня выдавил магокомп. Она восстанавливается? Может генерировать пустые вакуоли — ловушки? Засунуть внутрь механизм наведения… или не внутрь? Что придумали Древние?


Туева Хуча Спрайтов, для начала, прикроет Базу и вылазки моего Духа! Это покруче, чем крестьяне с вилами, по крайней мере, в «King's Bounty». Я бросил все и побежал в Центр Управления…


Глава 91

Убей Скруджа


Расширить конфликт, подвергнуть население Руфанона террору Духа. А почему, только Руфанон… террор, может спровоцировать пограничное население Земли Света, на вооруженные конфликты, затем, возможно, втянутся войска. Огонь Войны, спровоцировать его.


Объединятся Маги со Святошами, сообщат им правду? Не исключено, хотя и маловероятно, здесь, слишком лакомый кусок. Станут Маги всем объяснять, что это дело рук моего Духа? Да даже, если станут, как ответят на вопрос, почему не схватили меня… Создадут имидж Черного Властелина? Своими руками распространят Веру в явление Мага Невиданной Силы? Это что же, обожествят? Ммм… интересно, что это даст мне в Магическом Мире. Решено. Точнее, нет другого выбора, я даже убежать отсюда не смогу.


— Осталась одна проблема — отряды, на Материальном Плане, атакующие Базу.


Духам теперь ничего не светит — господство в Этом Пространстве, будет захвачено Армадами Спрайтов. Древние, предусмотрели эту «технологию», штамповка идет непрерывно.


Инвентаризация! Сколько здесь Защитников и каких. Сколько Орихалка. Жезлы. Щиты. Куча работы. Запросить карту тоннелей, нет ли там выхода к залежам минералов. Мины… Мощные Мины… ммм… Что здесь есть? Покажи картинку. Минимальная переработка материала, годится. Мощность будет.

Главное, нужно заселяться в Центр и пахать в нём, с утра, до ночи. Выжать все, что мне разрешено использовать. Освоить убийство одиночных Магов, а также спящих, при помощи Модифицированного Духа. Хотите Войны? Вы ее получите! Когда распространится Хаос Войны, настанет Время Третьего Дирижабля. К этому времени, я рассчитываю прикончить почти всех Магов Руфанона. Время пошло…


Мне снились бесконечные поджоги, пищевые отравления и убийства Магов, и их элементалей. Я просыпался, и это продолжалось наяву. Модифицированный Дух был беспощаден, атаковал внезапно и подло. Магокомп поддерживал Армаду Спрайтов, с простейшими реакциями.


Скольжение…

Малейшее пренебрежение защитой, и вот, уже, прогнившие балки, из перекрытия крыши, заваливают задремавшего на посту Мага, мозжа ему кости. Хе-хе, защита тела исчезла, Сознание покинуло его, кожа разодрана, кое-где открытые переломы. Испортим кое-чего… вот так, еще одна галочка, в моем списке претензий, к вашей сраной Гильдии, перечеркнута.


Скольжение…

Ко мне бросаются Духи Магов, но я запутываю их в сложной карусели Прав и Защит, ныряю в Строй Спрайтов. С таким «прикрытием», я еще и быстрее, лучше защищен и вооружен. Крак! Практику я набрал приличную, и уже не тратил время на «мыслеруки с пальцами», перешел на Челюсть и тонкие Щупальца. Еще один… Вкус агонии… Драпают. Жаль, мне такие бои очень нравятся.


Скольжение…

Такая соблазнительная, такая тоненькая защита. Заполняем Чеклист Вопросов и Ответов. Похоже, придумали новую ловушку, итоговый балл, слабоват. Отступим и запомним. Все не защитишь!


Скольжение…

Это что, Собрание Магов? Грозная защита. Отступим. Стоп. Сухой Торф на складе. Ускоренное окисление, пошел разогрев… ух ты, какая замечательная тяга. Такого приятного дыма Вы еще не нюхали, правда? Может, и не все спасутся, из большого здания. Хотя бы, парочку Учеников… Разве я прошу много?


Скольжение…

Кораблик. Мои Печати есть. Канал Духа я не использую, а вот, Мои Печати, Гильдия еще не раскусила. Или не смогла победить суеверие, как известно, оно тем крепче, чем больше с ним борются. Новый Чеклист. Балл достаточный. Запустим Щупальце… Его, в крайнем случае, можно и потерять. Больно, но зарастает. Я проверил. Меня проверили. Не один раз.


Так. План, на сегодня перевыполнен, выбранные, бросками древних игральных костей, населенные пункты обработаны. На Базу, отдохнуть. Нельзя работать, в отуплении. Прикончат.


База, контрольный облет, по спирали. Ага! Новый отряд. Закрыть «Небо Духов», спрайтами. В Пустой Доспех, активировать Жезл Воздуха. Жаль, Высший Жезл, сюда не поставить, они только для физических тел Магов. Запустить Устойчивый Вихрь — моя разработка. Хочешь перехватить управление? Все просто, никаких хитростей. Заливаешь ХреноБочку Манны, вот сюда… Что?! У тебя ее нет? Какая жадность. Умри Скрудж.


Закопать доспех. К Вихрю… теперь, я труба, подающая манну. Кушай, Маленький, иди за «питающей сиськой», Средний, вот сюда! Жри их, Большой. Пытаются предложить больше? Ну-ну. Подождем. Свободен, Огромный.


Время Армии и Мины, еще не пришло. Пока, только Штурмовые Отряды. Надеюсь, и не придет. Иначе…. Через орихалковые трубы, по технологии Воздушный Подшипник, из двух Вихрей, в небо ударят Гейзеры Угольной Пыли. Враги увидят Объемный Взрыв, чуть позже. Надеюсь, я его переживу, в отличии, от них. Это Последний Аргумент «Короля». Есть и другие, помельче.


Глава 92

Ищи подвох на поверхности


— Я думал, Сильфы усвоили уроки, и, к моей Базе больше не сунутся. Кто, ты, пойманный элементаль, назовись! Вибрации Звука, через тонкую мембрану орихалка, проходили.

— Эршона, я Высший Сильф.

После всех моих деяний, испугать меня было трудно, но, осторожность пропорционально увеличилась. Я добавил Малый Щит Воздуха, хотя на мне были лучшие Доспехи Мага, из имевшихся, на складах. Малый Щит Быстрее и им можно бить. Высший Жезл Воздуха, залит под завязку. Кстати, он крепится к предплечью, Древние не были идиотами, занимающими ладони рук, если без этого, можно было обойтись. На другой руке — Браслет Высших Защит.

— По чьему приказу ты нарушила границы моих владений?

— Я пришла сама.

Баба? Я сглотнул слюну. С Прозрачной Телкой, я еще… Отставить «базар».

— Это не ответ. Чьим Приказам ты подчиняешься? — Обжегшиеся, на молоке, как известно, дуют на воду. Получившие приказ, тоже приходят сами. Не на паланкине, же их приносят?

— Я не связана договорами, и, приказам людей, не подчиняюсь.

— Приказам, нелюдей, тоже не подчиняешься? Просьбы, чьи выполняешь?

— Так мы, ни к чему не придем! Это может продолжаться бесконечно! — Возмутилась она.

— Твои ответы подозрительны. Возможно, я рискую, просто разговаривая с тобой. Какие ты предоставишь гарантии безопасности, для меня?

— Иерархия Сущностей, практически бесконечна. Ты будешь перечислять их в каждом вопросе?

— Твоя болтовня мне надоела. За это время, я бы уже успел прикончить парочку…

— В этом все дело! В развязанной тобой Войне Магов, гибнет слишком много Сильфов…

— Отрицаю твое обвинение, Маги Гильдии, напали на меня, много раньше. Сильфов я не отправлял в бой. Кстати, обвинять, сидя в ловушке, вредно, для здоровья.

— Ты забрал Голоса у трех сильфов, покалечил их.

— Отдали сами, у них был выбор. Я предлагал переговоры по вопросам возврата, взятых Голосов, через ундину, по имени Зата. Они были отвергнуты. Вернемся, к гарантиям моей безопасности!

— Какие гарантии тебя устроят?

— Перечисли, все, из тех, что ты вообще можешь обеспечить и готова предложить.

— Я могу дать Клятву не нападать. Клянусь не нападать на тебя!

— Это что, все? В Клятвах я сильно разочаровался, с некоторых пор. Мало! Ничтожно мало. Я уже вижу, недостатки, у этой Клятвы. Что еще? Молчание. Подумай, лучше, оставаясь в ловушке. Я пошел…

— Стой!

— Как ты смеешь мне приказывать?

— Подожди, пожалуйста! Кроме Клятв, я могу предложить тебе, только стать моим Мужем. Статус не позволит…

— Нет! Неплохая попытка. Это и был План? Прикончить, похотливого дурачка, в любовных утехах? Или, в свадебном Ритуале? Потом, заявить, что это не намеренный вред.


Молчание — знак согласия. Пытались использовать мои слабости? Я стремительно восстановил толщину стенок. Удар изнутри. Выбросить Прочность Металла! Ого, какая вмятина, почти успела. Подтянем, второй Шар Орихалка, впитаем в стенку. Третий. Хватит.


Так. Пытать Сильфов, я еще не пробовал, но, изучить новые разделы магической науки, не помешает. Внутреннее строение, Высшего Сильфа… Внешнее, тоже интересно, все же Прозрачная… Заткнись, внутренний голос!


Выбор заклинания, неверен. Снимаем, а почувствовала — колотит изнутри. Форма Орихалка, подчиняется только мне! Выбросить Пластичность Металла! Да, прогибается под ударами, стена больше, но Форма откидывает ее обратно, а усталость в металле, не накапливается.


Ухватив «мысленной рукой», шар ловушки, я, как следует, его помял. Выживет? Ее проблемы, в обоих исходах. Запросить Центр, о имеющихся на складах Амулетах Подчинения Высших Сильфов. Война шла в Стихии Воздуха, будет странно, если, таковых нет. Не найду — ей не повезло, добью.


Глава 93

Используй «Дилдо»


Ошейник Высшего Сильфа, представлял собой, невесомую, почти невидимую нить. Привязка в командном центре, и он предстал для меня светящейся линией. Оптоволокно? Неважно. Тело Сильфы обтягивал Орихалковый Чулок — сеточка. Она извивалась и билась в путах, вызывая во мне эротическое возбуждение. Делу время, а потехе час. Зажать ее в Кольце Воздуха. Освободить шею, ага, линия обвилась сама, не надо искать застежку. Да, это прямо «ProgressBar», молодцы, Древние, позаботились об удобствах пользователя. Подождем, пока рубиновое свечение, замкнется, вытеснит голубоватое…

Готово.

Отступим, приготовив Щиты. Орихалк, вернуть в Шары Покоя, разделить на три исходных объема. Ага, не кидается. Ждет приказов? Сначала, данные.

— Как я должен был погибнуть. Говори. Предстоит долгое разбирательство…

В арсенале, любовных игр Сильфов, имелся один приемчик… В котором они часто соревновались между собой. Переливчатое название, на их языке, мне ничего не говорило. Понятно и так, Смертельный Засос, нет, лучше Вакуумный Поцелуй. Что?! Восстановить Магией, столь деликатную материю, как ткань легких? Высшая Сильфа, была способна к частичной Трансформации Форм, замкнула бы слившиеся ступни ног, в Кольцо Страсти, руки, аналогично и продолжила бы играться с давлением. Разорвать ее, заклинанием? В Ритуале Женитьбы, не только муж приобретал защиту, от супруги. А, «напал», бы я сам…


Гильдмастер Гильдии, просто обратился, с предложением — просьбой, к Совету Сильфов. В нем, было четыре Высших Сильфа, главы сильнейших Родов, два самца и две самки. Гармонично. Банда приняла предложение, собравшись на многокилометровой высоте, но, в человеческих формах. Странно. Инерция мышления? Переняли обычай у людей?


— Расскажи мне о Вашей человеческой форме, зубы есть? Можете вырастить? Какие еще Формы, доступны Высшим… Как призываете подчиненных Вам Сильфов? Вызов можно обнаружить? Предоставь мне Права управлять Формой, у твоих подчиненных!


В моих извилинах, зашевелился очередной план. Гильдии, необходимо было нанести разрушительный удар, пока она не прочухалась, от наглого нокдауна. Выработают меры противодействия, приноровятся, и, задавят меня, числом и ресурсами… Признаки перелома, в ходе событий, уже были.


— Минус, придется рискнуть опасностью вскрытия, моей разработки. В исходном виде, она мне не опасна… Но, таланты, у Гильдии, тоже найдутся. Ставлю, на решительный удар. Сначала, проверим прочность подчиняющего ошейника, а главное — его видимость, для других сльфов. Без этого, никак, да и с воздержанием, пора кончать. Гмм… как двусмысленно.


— Твоя любимая дочь, тоже Высший Сильф? Незаметно для остальных сильфов, замани Призывом, ее вот в эту ловушку. Выполняй…


Девчонка сильфов, крутилась подо мной, брыкаясь, даже смогла немного отползти… Нагнал, придавив, и устроился поудобнее, между ее разведенных ног. Член коснулся Воздушного Бедра. Сопротивляется! Но, я ее крепко зажал, мне только приятнее. Медленно, вставляем «бурильную колонну», ага девственность у них тоже есть. Бурим, э. э точнее Долбим, беспощадно. Что, вспомнила наставления старших? Не выйдет у тебя, поцелуемся, отчего нет! Эмоция изумления… Попытка Сменить Форму? Не пройдет. Ее мамаша стояла в стороне, под приказом, смотреть. Недоуменные просьбы к ней, чередовались со стонами боли… Хорошо, значит, не видит яркую рубиновую полосу. Это только для меня. Гуд. Проверяем прочность, аг-г-х… Небольшой перерыв, зафиксируем ее в другой позе. Раз уж они такие Удивительные Соски, да еще без способности создавать Твердые Зубы… Скорее, приятные, Гибкие Куклы, даже без костей… Защитить ценный орган, от вакуума. Какое приятное зрелище, видеть как член «ходит» внутри нее… О-ххх. Белые пятна быстро растворяются в ее теле. Накинем нить ошейника, и, в ловушку.


Теперь ее мамаша. Не в этом смысле.

— Разведи ноги.

— «Дилдо» из Водной Оболочки, нет, не для получения удовольствия.


Мне нужна мерка, размеры будущего «контейнера» — ее влагалища. Вернуть в ловушку. Инвентаризация, магопамяти жезла. Высшая Сеть Воздуха, очистить от других конструктов. Размножить Сети, сколько их войдет в «дилдо»? Посмотрим… Прочность оболочки увеличим, на удобства сильфы, мне наплевать. Ее «походка», никого не удивит. Запас манны, есть у нее самой, хватит.


Дальше все просто, она покажет Высокой Комиссии, киношный фокус, с перекладыванием голых ног, и отбуксирует добычу, силами своего клана, сюда. Готово. Вытащить. Вставить. Проверить экранирование. Природа, сама это обеспечивает? Гуд.


Глава 94

Буйствуй Тихо


— Хорошо. Я осмотрел ряд подчиненных. — Двое мужиков, не в моем вкусе, но у них тоже найдутся Дочки. Это даже… Заткнись.

— Запрещаю разглашать полученные от меня приказы и сведения, в любой форме. Вы остаетесь здесь, действовать будут Ваши подчиненные, поэтому, не пытайтесь обойти мои приказы и предупредить Магов. В противном случае, Ваши кланы, будут истреблены.

— Ты. Вызывай своих Дочерей, в ловушки. Обеспечь мне их беспрекословное подчинение.

Такой замечательный способ доставки заклинаний, грех было не задействовать в моем плане «Ночь Смеха»…


Скольжение…

«Веселящий Газ», всего лишь азот и кислород, этого химического сырья, полно в воздухе этого Мира. Подчиненные, сильфы, выпускали алхимические заклинания, по разработанному мной, сетевому плану. Куча работы! Сознание, черте где, дурацкий хохот, не помнишь о своем теле, Хохочущий Маг? Испортить. Еще. Еще.

Скольжение… Скольжение…


— Не так уж, Вас и много было, прохрипел я.

Наверное, со стороны, я представляю, дерьмовое зрелище. Исхудавший скелет, с черными провалами глазниц и лихорадочно блестящими глазами. Неожиданной проблемой стал избыток манны. Я портил Главный Труд Человека — построение его собственного тела. Вот это, коэффициент прибыли! Если бы, не Сеть Имперских Накопителей, которую я собрал… То, пришлось бы отравлять местность стоком сырой манны… Непредсказуемые реакции, мутации… Все равно, я в плюсе. Два месяца войны, и хороший баланс. Последнее препятствие, на пути к завершению миссии — Святоши.


День, чтобы выспаться, не больше. Они, еще, не побеждены. У них пленный Бог…


Объемистый, Орихалковый Червь, выбрался на поверхность, без сумасшедших криков, подобных издаваемым, Червями Дюны. Для его создания, я выгреб весь запас орихалка. Мой, Боевой Трансформер, один из главных боевых юнитов. Сильфоносец.

— Запустить Первую Трансформу. Приятно слышать свой голос, не стиснутый подземельем.


Щелчки. Это встают на свои места Амулеты Защиты. Кроме Полного Доспеха, в них нашлась функция Коллективной Защиты, для меня — основная и необходимая. Выступы Саркофагов, с заключенными — Высшими Сильфами. Жала обычных жезлов, соединенных зачарованной проволокой, в Магическую Сет и, позволяющую перебрасывать энергию накопителей. Пора! Сформировался Люк, ведущий в Гондолу, она еще, под слоем песка. Там мой Арсенал, Склад и Рубка. Дверь, ведущая к отсеку Доспехов Пустоты.


Несущие, круглые баллоны, чередуются — Пузыри Орихалка, и места для Ионизированных Баллонов. Сзади — толкающие баллоны, с функцией Бегущей Волны.

Пришел. Гамак Пилота, застегиваем шлейку. Порядок.

— Ионизация. Прогрев.

Баллоны прогреваются, но не током, а магически. Пока, расходуется манна Базы, через Передающую Трубку. Потом, настанет черед Имперских Накопителей. Взлет! Набор высоты. Держать курс!

Есть, держать Курс, капитан.


Глава 95

Различай Жар


— Ой, что-то, ты мне не нравишься!


Дорогу к храму, спрашивать не пришлось — «египетская пирамида», с блестящей металлической верхушкой, была заметна издали. Подобрав силу тяги и угол ее отклонения, я стабилизировал положение дирижабля.


Небольшой снос, конечно, остался, но смещение было нетрудно компенсировать поворотом Зеркального Телескопа. Старая, добрая, разработка — обожаю повторное использование «программного кода».


Готовность Торжественного Комитета, к моей встрече, была очевидной — маскироваться, от наблюдения с воздуха, здесь не умели — по крайней мере, ополченцы. Спрятались, как же.


Не двигались по дорогам телеги, вокруг храма, никого не было. Я открыл клапан переговорной трубы, к правому борту. В самом деле, зачем сильфам, свое помещение внутри? Хватит им и скоб на обшивке гондолы.


— Ладно… Отряд! Слушай мой… Шьшшш, полоса нереально чистого света, отсекла носовую часть дирижабля. Потеряв балансировку, хвост аппарата, ухнул вниз, а тяга двигателей начала закручивать гондолу…

— Млять! Лазер… — я устремился чувствами к рулям Бегущей Волны, и, отключившись от внешних чувств, стал уводить боевой юнит, в сторону и в низ. Привычка к пространству Духа, сослужила добрую службу — отрешившись от тела, я без труда, воспринял сменившиеся местами «нос» и «хвост», машины.

— Планирование!

Ухожу в Трансформу Большого Планера, поворачивая конструкт Орихалка, вдоль продольной оси. Повезло, что у меня, тут все симметричное, я сам, в кабине по центру. Выстрел! Еще один Луч прошел, к счастью мимо цели. Наведение ручное, генерация импульсная, интервал одна минута — привыкшая к ведению Войны, голова, начала составлять предварительный отчет, об оружии Врага.

— Вилять, из стороны, в сторону…

Я наметил цель — сесть за холмами, поросшими лесом, возле протекающей реки. Они прикроют меня, от излучателя… Надо нанести ответный удар… Поздно, высота недостаточная. Время! Я ушел в пологую дугу, сверкнул, очередной промахнувшийся луч, зацепил верхушки деревьев на холме. Машина хорошо слушалась рулей, и я рискнул выбросить Щупальце Духа, к поврежденным деревьям. Не горят! Срезы, без следов обугливания. Излучение «холодное»! Дисраптор, а не Лазер. Живем! Для моего плана атаки, разница критическая. Есть, временной зазор, когда задуманное действие, может быть сильно ослаблено, встречным огнем. Хмм… Это, если атаковать днем, в открытую. Я зазнавшийся болван.


Удар! Скрип, рвущихся орихалковых нитей. Вместо шасси с подшипниками, я разработал Посадочную Трансформу, поглощавшую кинетическую энергию за счет деформаций пластин и разрыва нитей. Сильфы тоже притормозили, малость, беспокоятся за жизнь своих Лидеров. Да, чего им сделается? Саркофаги прочные, а «легкую мятость», они переносят, я сам проверял.


Высшие Сильфы! Проверить, не разорвало кому-нибудь ошейник? Фуух… После моих игрищ, освобождать их, не рекомендуется. Минздрав предупреждает. Заряды? Два лопнули, не страшно, отремонтирую. Проверю Магическую Сеть и Амулеты Защиты.


Защита — все отлично, а сетку нужно сращивать. Ладно, это потерпит, у Щитов есть встроенные накопители. Арсенал? Без повреждений хранимого. Лаборатория? Разгром, полный разгром, если будет время, пошарю, может пара флаконов, уцелела.

— В какую трансформу уходить? Форпост или Беговой Паук? Паук! Драпаем, то есть ретируемся.


Я не собирался повторять глупости Уэллса и Звездных Войн, задирая общий центр тяжести, нет, мне нужна устойчивость. В свете новых данных, низкий силуэт, это еще большая, жизненная необходимость. Поехали. Переговорник!


— Первый отряд Сильфов! Круговая Разведка, выполнять!

Несколько учений, со своими слугами, я провел, а, чтобы не мучаться с именами, пронумеровал их.

— Второй отряд Сильфов! Боевое Охранение.

Третий, остается в резерве. Сильфы, «засасывающие насмерть». Я обернул им задачу, выдав духовые трубки, с отравленными иглами. Чемпионки! Компрессию, они тоже создавали замечательно, и, быстро оценили нехитрое оружие.


— Конный Отряд, сто всадников и четыре священника, заходят справа…

Священники — не Маги, зато умеют отлично защищать воинов, от прямого действия заклинаний. Ничего, я выбрал много косвенных. Поначалу, будем швыряться примитивными прямыми, чтобы усыпить бдительность.


— Доворачиваем, на них. Третий Отряд! Атакуете Святош тройками, как мы и тренировались. Вудущая нападает, двое прикрывают ее, от охранников.


Активировать Щиты, приготовить Жезлы и принимаем бой, да, не так я представлял свое триумфальное шествие…

— Плохишь, тебе только день продержаться… Заткнись! День будет трудным…


Стрелы воинов глубоко втыкались в мягкий орихалк, они кружили конную карусель, вокруг Паука, священники скромно прятались за их спинами, отражая удары Цепи Молний. Идиллия в поимке Темного Мага, была нарушена, ударом практически невидимых Сильфов, в спину храмовников. Атаковать в лоб, я им категорически запретил. Нет у них брони, и, почти все в этом Мире, знают, как их убивать.


Выстрелили, и, стремительно, отступили, качая «противозенитный» маневр. Ага! Прикрытия нет. Моя очередь — я выпустил каскад Молний. Еще! Еще. Хорошо пошел, Жаренный. Орихалк! Вытолкнуть стрелы. Ходу! Бронированного Юнита, с поддержкой легких Невидимок, Вы не ждали, твари Света. У меня, все еще, есть Шанс…


Глава 96

Единственный Приказ


— Попытка номер два! Ночная атака, месяц новорожденный, света дает мало.

По моему приказу, сильфы наломали сосновых веток и закоптили, бликующие поверхности дирижабля, по крайней мере, снизу.


Уменьшившийся Дирижабль, упорно возвращался, на большей высоте. Я, брал пеленги Древних Указателей, выводя носитель, в окрестности Храма. Телескоп! Это что, обманная цель? Светомаскировка не соблюдается! Развели кучу костров, правда, не вокруг Храма, а в большом кольце стражей. Нет, пеленги совпадают. Мы уже достаточно близко, от центра огненного кольца!


— Команда Планирующих, занять свои места! Заряды, представляли собой обтекаемый орихалковый контейнер с угольной пылью, имели большую площадь оперения и управление, «под сильфов». Отдельные рычаги, управляли открытием клапана и воздухозаборника.

Тренировки над пустыней, с зарядами мелкого песка, прошли успешно. Создания воздуха, быстро сообразили, что я от них требую, а вопросы, я пресек приказом. Хочу посыпать порошочком врагов, и точка. Главное — точно накрывайте облаком, учтите ветер. Не мне Вас учить! Воздушные течения, вы сами чувствуете, верно? Выполняйте.


Основная нагрузка дирижабля, по массе, приходилась, как раз, на эти заряды. Несколько тонн, мельчайшей угольной пыли. Не будем расстраивать пилотов, сообщая, что они смертники, которые не успеют убраться в безопасное место.


— Сброс! Отлично, заряды вышли штатно.

Уши заложило, стремительным набором высоты, сглатывать, и прикрываться Доспехом Воздуха. Максимальную тягу! В сторону, от эпицентра. Тишина. Тишина. Тишина…


Вспышка! Яркая вспышка взрыва, видная даже, через закрытые веки. На случай бунта, приготовлены Жезлы, и восстановлена Сеть Накопителей, готов Коллективный Щит, который не пропустит сиьфов внутрь гондолы. Ждем. Взрывная волна, подтолкнула Дирижабль, снизу. Нет барабанящих? Передадим приказ, через мембрану.


— Приказываю, Всем оставшимся снаружи — немедленно спускайтесь вниз и добейте живых людей. Иглы тратить только на сопротивляющихся, остальных целуйте насмерть. Всех, кого сможете найти. Выполнять!


Ждем утра…


— Пирамиды, конечно, прочные штуки, но магические амулеты, на мои фокусы не рассчитаны.

Смятая, блестящая верхушка, валялась далеко в стороне, от пирамиды. Ей тоже досталось, многие блоки были вырваны Объемным Взрывом. Отлично, Луч Храма, в минусе. Спускаемся. Зависнуть, пошарим Щупальцами Духа. Храм, по-прежнему защищен. Что в округе? Трупов полно. Сильфы, здесь. Устали бедняжки, рыться в телах людей и выискивать живых.


Когда придет подкрепление Святош? Неизвестно. Жезлы. Выходим.

— Не надо так расстраиваться, это всего лишь люди. — Сильфы были непривычно мрачноваты, стоило их «ободрить». Гмм… может, они, только за своих переживают.

— Построиться в Шеренгу — подчиняются, хорошо, но бдительность не снижаем.

Я выставил новую корзину с иглами.

— Первый десяток: Приказываю найти, вашими чувствами, места, где засасывается воздух, в вентиляцию Храма — поищите кругами, найдите входы в тоннели.

— Остальные, по очереди, проходят, берут пакетик с иглами, и отходят — вон туда. До следующего приказа, отдыхаете там.

Так, пополнили, боезапас и отдыхают. Гуд. Предпоследняя и самая сложная, конструктивно, Трансформа. Я ее назвал Орихалковый Леший, в память, о своем «лесном помошнике». Технологию создания мышц, взял у Древних, скопировал, с доспехов Пустоты.

Сплошной орихалковой брони у меня теперь нет, я в центре человекоподобного гиганта, состоящего из пучка «лиан». Амулеты Защит, выскочили на их поверхность, как цветки тропических паразитов — орхидей. Нашлось место, и для рупора, правда, поменьше, чем я использовал раньше.


Прохаживаясь, на глазах у потрясенных Сильфов, осваивал координацию, своей новой Оболочки. Так. Подремонтировать Сеть. Работаем… Саркофаги, я открыл и вывел из них Вождей Сильфов. Ничего, у них остались еще Ошейники, а мне потребовался весь Орихалк.


— Ты и ты. Вылетаете на разведку, кружите. Сообщите, о приближении воинов или священников, а также, ополченцев. — Пусть и Вожди поработают, это полезно для моего имиджа, среди простых Сильфов.


Шагнув на ступени пирамиды, я испробовал зацепы ног, подобно корням дерева, обвившим выступы тесаных камней. Проверим силу «рук» — ухватив каменный блок, я отшвырнул его, в сторону. Нифига себе! Сила, достойная Саурона, выбивающего ударом булавы, «кегли» солдат. Гмм… он плохо кончил, проигнорировав ползущего, у его ног, скота.


— Армия! Сюда идут войска, вдоль реки, с Севера. Не менее пяти тысяч, и, сотня священников. Они близко. Надо бежать! — Вожди Сильфов, Нараш и Тэш, похоже забылись…

— Молчать, Рабы! — Ого, похоже, плебс сильфов, задумался о выборе новых вождей, ишь, как зашушукались. М-да, перегнул палку.

— Отпусти нас, и мы спасем тебя… — Эршона, похоже, увидела здесь Шанс — мы поклянемся, не мстить тебе… и, защитим от Священников.

Странно, ее Дочь, стоящая неподалеку, почему-то промолчала.

— Эршона, я не просил об одолжении, с чего это ты заговорила?

— Ты не успеешь поднять, свой летающий амулет…

— Все, что Вы можете предложить, я могу взять силой!

— Силой нельзя стать… моим Мужем… и ты… теряешь Власть Вождей — прямо, мыльный сериал, дубль два. Она обвела жестом, притихших Сильфов.

Та-дд-дыщь… Молния расколола каменный блок, и все уставились на меня, ее метнувшего.

— Сомневаетесь в моей Силе? Я один обращу, Армию, идущую сюда, в бегство! Те из Вас, кто, после этого, усомнится в моем Праве Приказывать, сдохнут!

— Слушайте все! Гоняться, за этой сраной Армией, я не буду. Тот, кто не захочет стать моим Врагом, будет убивать бегущих, и предъявит мне их отрезанные уши, как знак своей верности. Приказываю Вам спрятаться. Быстро! Я выбросил Цепь Молний, целясь в блоки. Убежали все, включая Вождей. Правильно, приказ касался и их.


Единственный приказ, который, еще готовы были принять простые Сильфы, отдан. Осталось не упасть в навоз лицом — я быстро вскарабкался, к искалеченной вершине. Так, центральной шахты нет, похоже, засыпало выбитыми камнями.


Появившиеся отряды людей, увидели последнюю, из разработанных мной Трансформ. На вершине, покалеченного храма Света, сверкала тёмным золотом орихалка, Большая Золотая Лягушка.


Глава 97

Поучай всех


Это они так решили, опешив. Я, назвал свое дивное творение Инфразвуковой Ревун. Пора. Тонкие бока Ревуна, закончили исполинский вдох. Активировать Полный Доспех Звука, из браслета Высших Защит! Сначала, я нашел это заклинание, в браслете, а потом, придумал комплектную к нему, Трансформу.


Святоши не Маги, их способность — разрушать брошенные заклинания, защититься они не смогут, потому что, Ревун, издает звук, а не кидается заклинаниями. Широчайшее горло и резонирующие пластины «связок». Да, тонкие бока и никакой брони, случись рядом взвод лучников, они нафаршируют меня, сквозь них, стрелами. Вот только, по пирамиде, еще нужно взобраться…

Начинаем сжатие…, приоткрыть голосовые связки…, плавно регулируем… Я слышал «орихалком», его вибрацией в мысленном поле. Инфразук атакует органы тела, вестибулярный аппарат, а не чистое Сознание… Свист… Еще… РЁВ. Так держать! Щупальца Духа, что там?


Бежать могли, немногие. Большинство, каталось в собственной блевотине, тщетно зажимая уши ладонями. Гуд. Этот Звук ловится всем телом. Повторим на бис, подождите, пока наберется воздух. Подпитать доспех, а не то… мои внутренние органы разорвет в клочья. Прощупать вокруг, Щупальцами Духа, береженного, как говорится… Нет. Никого. Если только, внутри пирамиды. РЁВ.


Я не подумал о Сильфах… Нет, у них другие резонансные частоты, шесть герц, это для людей. Плевать, если сдохли, или разбежались. Выживших, соберут Вожди, они беспокоятся о своей шкуре, ошейнички, я пока не снял. И, не собираюсь снимать! Сильфийский плебс засунет свои языки, куда надо.


Достаточно. Возвращаемся в Трансформу Лешего, предстоит долгая и нудная работа. Чтобы найти вход, я стал разбирать верхушку храма, отшвыривая блоки, в разные стороны. Со стороны, это должно впечатлять… Не лезьте, под ноги, людишки, когда видите Сверкающих Титанов.

Это со стороны, а на самом деле, я работал, в значительной степени, машинально, добивая Духом, потерявших Сознание Святош. Береженного… Сильфы! Сильфы засновали среди упавших, припадая Вакуумным Поцелуем. Ножи, я полагаю, они возьмут у нападавших. Гуд. Все равно, моим накопителям не помешает подзарядка, от разрушения Тел.


Выворотить. Отбросить. Скольжение. Испортить…


Открылось узкое отверстие шахты, потянуло магической энергией. Ясно, ее откачивают из Бога, использовали для накачки, Храмового Луча. Значит, камера заключения, прямо по этой оси. На какой глубине? Неизвестно. Я не пролезу. Дух запускать опасно. Послать Сильфу? А вдруг, она освободит пленного? Что тогда, снова его ловить, чтобы выполнить миссию, отпустив из собственной ловушки? Я понятия не имею, как ловить Бога. Так же, как Низшего Демона? Не факт, дорогой Ватсон.


Кто это такой умный, подходит со спины? Я стремительно повернул «Лешего». Эршона.

— Говори, Эршона.

— У нас не хватает сил, Повелитель! Мы не успеем убить всех и отрезать уши. Некоторые, уже шевелятся.

— Если Власть Вождей восстановлена, уши, можете не резать. Используйте ножи и стилеты, для их глоток, будет меньше мороки. Чирк и все. Начните с храмовников и воинов в самых качественных доспехах. Если, горло закрыто, подрежьте ему жилы, на ногах, или, просто пробейте ступни, через подошвы сапог. Пырните в подмышку, там кольчуга может иметь отверстие. Глазница шлема, тоже вариант. Пока не позову, сюда не ходите. Выполняй.


Всему их надо учить! Впрочем, пусть остаются, туповатыми. Проще ловить в ловушки, и, трахать.


Глава 98

Бери, что дают


— Освободить… хмм… я не знаю, даже как добраться до камеры. Священники, могут попытаться вынести, его, через подземные тоннели. Что, если Защита закреплена на пирамиде, а Плен поддерживается отдельно?

— Орихалковая Лиана! Спустим ему «телефон провода», побеседуем мысленно. Не зря, я особенно тщательно отрабатывал Защиту Мысли. Надеюсь, он не выжгет, мои мозги при первом контакте.

Запускаем, и отмеряем, сколько ушло. Оценим, где камера — внутри пирамиды, или, под ее основанием. Стоп. Что-то есть.

— Алло. Алло… Алло.

— Что! Ты кто?!

— Для начала, я Ваш Вежливый Гость, прошу Вас, представьтесь!

— Я Бог, смертный. — Надо же, уже идентифицировал.

— Уточните, пожалуйста, какой именно Бог? — Смех.

— Ты, так часто с нами встречаешься?

— А Вы уверены, что нам, смертным, стоит встречаться со ВСЕМИ Богами? Может, Вы Бог Пыток? Да, он там, вовсю веселится. Вдруг, он не захочет освобождаться?

— Маг, ты влез на мой Храм, а теперь спрашиваешь Имя?

— Э-э, я туповат немного, не хочу ошибиться с титулами.

— Я Свет.

— Вам там хорошо?

— Не понял.

— Буквальный вопрос. Вам, внизу, хорошо, или, могло бы быть лучше?

— Второе.

— Я рад, скажем, подмести пол или улучшить вентиляцию. Строители Вашего Храма были так нерадивы! Прочность, совершенно недостаточна, вот, даже блоки отваливаются. Да, да, прямо сейчас, слышите? — Я скатил, одну каменюку, вниз, по ступенькам.

— Возмутительно, их стоит наказать! Еще как…

— Позвольте, мне провести инспекцию прочности. Если, стены так просто рушатся, то их некачественная работа, будет доказана.

— Разрешаю! Особенно тщательно, проверь центр пирамиды, я подозреваю, что часть строительных материалов украдена.

— Какие негодяи! Я немедленно приступлю к работе. Рад услужить Вам.

— Приступай.

Пыльная будет работенка… я стал выдирать тесанные блоки. Надо ограничиться пробитым проходом, в одной из ее граней. Теперь, я знаю, куда…


Пентаграмма. Красиво и богато выполненная пентаграмма, в маленьком помещении. Представьте, здесь вообще, не было никаких коридоров, его просто замуровали в этой пирамиде, оставив Тонкий Колодец, по которому черпали манну. Службы, проводили, на ступенях Храма, приветствуя Свет Зари. Какая насмешка! Сам он сидел в кромешной темноте, а сверху, лицемерно пели приветствия, высшие храмовники.


Полированный пол Черного Обсидиана, выгравированный и залитый серебром. Какой блеск! Чем-то защитили от окисления… хмм… Темные потеки. Это кровь его человеческой формы, без вариантов. Небрежно парящий, Светящийся Шар. Энергетическая сущность.


— О-о, как возмутительно, они даже не почистили пол! Позвольте, Я Освобожу Вас, от этого досадного недоразумения, окажите Ничтожному Смертному Великую Честь, доверив уборку помещения.


— Хорошо, хорошо, вымой здесь пол.


В Могущественной Пентаграмме, должен быть слабый элемент, конечно, снаружи, если она удерживающая и внутри, если она защищающая. Снаружи — его кровь, ей обвели контур. Я приказал Орихалку, покрыть сплошным слоем, стены и потолок, помещения, не касаясь пентаграммы и крови. Здесь наверняка есть ловушки, в стенах и полу, а так мой вес распределится равномерно, и, они не сработают.


Как стереть Кровь ничтожному… Гордостью я стараюсь не страдать.

— Я Освобождаю Вас От Плена, недостойной работы — дальше, говорить, я не мог, слизывая Кровь. Жаль, никаких особых ощущений, полезной силы не приобретаем. Хотя… Ритуально, кое-что, можно будет выжать.


Улетел в пробитый тоннель. Гад. Мог бы Силы подкинуть, я так старательно щадил его самолюбие! В основном из страха, они все такие обидчивые… Начинать новую жизнь, в Амплификаторе Боли, мне не хотелось. Ух… Я теперь оттянусь на полную катушку.


— Бог Игры, известный мне, как Арагорн! Я выполнил возложенную на меня миссию! Явись для…

— Это уже лишнее.


Я испуганно обернулся. Стоит сзади, улыбается. Усиленно пытаюсь придать мыслям почтительность…

— Выполнение миссии подтверждаете? Амнистия полная?

— Да, и, Да. — Фуу-х, теперь некоторые мои шалости… Заткнись!

— Игрок! Это твой посланец? — Ага, явился, почуял конкурента. — Красавчик, просто белокурый красавчик… Заткнись.

— Верно. Тебя освободила моя Игровая Фигура, Свет. — Интересно, какая выгода, уходит Боссу.

— Он разрушил мой Храм! Изничтожил священников. Насиловал и убивал, моих любимиц, элементалей воздуха. На него уже поступило столько…

— Ты недоволен Игрой? — Молчание. — Скажи просто, божок, не хочу видеть рядом того, кто знает о моем позоре. Заткнись! Что-то, мне, не хорошо — дурное предчувствие. У меня тоже, Шизоголос.

— Нет. Просто забери, ЭТУ Фигуру, из моего Мира.

— Раз ты просишь… — Арагорн хлопнул меня по плечу. Мгновенная потеря ориентации, и, мы опять на памятной мне поляне. Земля! Я вернулся и теперь…

— Теперь ты не Маг.

— Что?! Почему?! Как?!

— Алхимического Дара у тебя нет, он поддерживался Моей Силой… Пока ты был в Игре.

— Орихалк убъет меня без…

— Какой — такой, Орихалк?

— В моем теле… — я потрясенно, ощупал себя. Ловко стырил, ничего не скажешь. Тело мое, страшно похудевшее, прошедшее, через все испытания, а все «девайсы» изъяты.

— Значит, у меня остался только… Послужной Список Фигуры, в одну строку.


Я вспомнил пьянящее чувство Силы. Снова вернуться к ничтожному существованию, в функции места, с нулевым, личным могуществом?


— Прошу принять мою заявку на следующую Игру, в другом классе… — Он выслушал. — Игроки не любят занудных повторений, заинтересуем его новой затеей.

— Принимаю — когда приедешь на следующие «ролевки». Тебе стоит снова набрать Вес… — Какой нежный, заботливый стёб! Замолчи.


Под уютный перестук колес, электрички, я размышлял, о том, что Фигурам, все-таки можно получать Трофеи. Магии, не осталось. Но! Работает Личина, та бабуська, чуть с копыт не слетела, увидев процесс. Знания в моей голове, не исчезли, а воспоминания не стерты.

Значит, в Играх, можно найти…



home | my bookshelf | | Алхимик |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 9
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу