Book: Взгляд Медузы



Взгляд Медузы

Торкиль Дамхауг

Взгляд Медузы

Взгляд Медузы

Торкиль Дамхауг

Взгляд Медузы

Название: Взгляд Медузы

Автор: Дамхауг Т.

Издательство: Иностранка

Год: 2012

Страниц: 416

Формат: fb2

АННОТАЦИЯ

Преуспевающий хирург, примерный семьянин, отец троих детей Аксель Гленне внезапно оказывается втянутым в непостижимый кошмар: одна за другой жертвами маньяка становятся женщины, так или иначе связанные с доктором Гленне. Что это, злая гримаса судьбы, смертоносный взгляд Медузы или все объясняется тем, что доктор сам страдает опасной формой раздвоения личности? А если не он, то под какой личиной скрывается кровожадный оборотень?.. В странном и страшном деле, которое расследует полиция, таинственно переплелись измена, ревность, месть, страхи и наваждения.

Часть I

1

Понедельник, 24 сентября

Женщина сидела неподвижно спиной к окну. Рука свисала вниз. Бледное с серым оттенком лицо казалось застывшим. Она была одета в зеленые брюки и блузку, на плечи небрежно накинут пиджак. На ее широкоскулом лице выделялись синезеленые глаза, до сих пор не выцветшие, хотя радужку теснила молочнобелая кайма. За окном ветер покачивал веточку березы. Женщина вдруг провела языком по зубам, потом приоткрыла рот и пристально посмотрела на своего посетителя.

– Я целый день ждала, – сказала она. – Вот уж в самом деле, давнымдавно пора было появиться комунибудь из полиции.

Она поднялась и мелкими шажками в босоножках на высоких каблуках проковыляла проверить, плотно ли прикрыта дверь, вернулась назад и села на другой стул – тот, что стоял возле письменного стола. Иногда ей еще удавалось двигаться энергично; она убрала со лба крутой химический завиток хорошо знакомым посетителю движением.

– Я просила вас прийти вот по какой причине… – Она замолчала, снова пересекла комнату, открыла дверь и выглянула в коридор. – Я не доверяю здесь никому, – заявила она и с силой захлопнула дверь, видимо подчеркивая важность сказанного. Вернувшись на стул, она расправила брюки на коленях. – Я целый день ждала, – повторила она, на этот раз с отчаянием в голосе. – У меня есть важная информация. Полиция должна наконец сделать чтонибудь!

Посетитель, мужчина лет сорока с небольшим, в сшитом на заказ костюме и жемчужносерой рубашке с расстегнутым воротничком, выглядел элегантно.

– Я пришел сразу же, как только смог, – сказал он и бросил взгляд на часы.

– Речь идет о моем муже, – продолжала женщина. – Он не вернулся домой вчера вечером.

– Вот как, – ответил посетитель и опустился на край кровати прямо напротив нее.

– Он всегда предупреждает меня, если что. Но на сей раз он мне ничего не передавал. Я опасаюсь худшего.

Она облизнула пересохшие губы и мужественно улыбнулась:

– А вы знаете, что значит худшее?

Посетитель провел рукой по длинноватым, хотя и явно недавно подстриженным волосам. Он знал, что за этим последует.

– Худшее – это… – простонала женщина и зажмурила глаза, как бы от ужаса.

– Ты сегодня достаточно пила? – спросил посетитель, демонстрируя искреннюю заинтересованность. – Мне кажется, ты хочешь пить.

Она будто и не услышала, что он сказал.

– Гестапо, – прошептала она. Ее глаза были полны слез. – Я думаю, мой муж больше никогда не вернется.

Посетитель просидел у своей матери почти три четверти часа. Он налил ей апельсинового сока из коробки, стоявшей на прикроватной тумбочке, и она выпила два стакана. Высказав свои опасения, она покончила с этой темой – сидела себе на стуле и листала женский журнал «Аллерс». Журнал лежал на столе и в тот раз, когда он навещал ее неделю тому назад, и за много недель до этого.

Она не проронила больше ни слова, – казалось, она полностью поглощена чтением журнала. Но время от времени она украдкой поднимала на него глаза, не вглядываясь пристально, и тогда ему чудилась легкая улыбка у нее на губах, будто она снова погрузилась в нездешнее спокойствие, которое с каждой неделей все больше охватывало ее и вытесняло все прочее. Он не забыл купить по пути газету «Дагбладет» для себя и теперь листал ее.

Когда постучали в дверь – это принес лекарства санитар (седеющий мужчина, судя по внешности тамил), – посетитель встал и обнял мать на прощание.

– Я скоро снова приду, – пообещал он.

– Иуда! – прошипела она, и глаза у нее стали как два уголька.

Он подавил изумление, едва не рассмеявшись. Она схватила стакан с соком, похоже было, что она собирается запустить в него стаканом.

– Ну, Астрид! – укоризненно сказал санитар на ломаном норвежском и отобрал у нее стакан.

Она поднялась со стула и погрозила сыну кулаком.

– Бреде злой! – выкрикнула она. – Это не гестапо было, это Бреде стрелял.

Санитар вновь усадил ее на стул. Она все еще замахивалась рукой:

– Близнецы – это когда на одного ребенка больше, чем надо. Но тыто что в этом понимаешь, ты же негр!

Посетитель посмотрел на санитара и смущенно, с сожалением на лице, покачал головой. Санитар открыл дозатор с таблетками.

– Негры в Африке живут, Астрид, – заявил он с добродушной улыбкой и протянул ей стакан с соком.

Она проглотила одну из таблеток.

– Ведь ты же Бреде, да? – сказала она, растерянно щурясь на посетителя.

– Нет, мама, я не Бреде. Я Аксель.

Он постучался в дверь и вошел в кабинет старшей медсестры отделения. Подняв на него глаза, она отодвинула стул от компьютерного столика и указала рукой на диван:

– Пожалуйста, присаживайтесь.

Ей было слегка за тридцать; высокая, атлетически сложенная женщина с привлекательным лицом.

– Мне кажется, мама давно уже не вела себя так беспокойно.

Старшая медсестра согласно закивала:

– Она в последнее время много говорит о войне. Здесь, конечно, все знают, кем был Торстейн Гленне, но эти упоминания гестапо – они ведь неспроста?

Аксель показал на стоявшую на столе тарелочку с шоколадным печеньем:

– Вы позволите, я возьму одну штучку? Я сегодня не успел пообедать.

Он вежливо отказался и от кофе, и от ягодного морса, забавляясь запоздалой настойчивостью, с которой медсестра его угощала.

– Гестапо действительно охотилось за моим отцом, – подтвердил он, жуя печенье. – Ему удалось в последний момент перебраться в Швецию. Но мать тогда об этом ничего не знала. Она познакомилась с ним четырнадцатью годами позже, а тогда ей было всего четыре.

– Вы не представляете себе, как нам важно знать об этом. – Старшей медсестре все никак не удавалось скрепить гладкие и скользкие волосы резинкой на затылке. – Она всегда так волнуется, когда по телевизору показывают чтонибудь про войну. В последнее время нам приходится выключать телевизор всякий раз, как передают новости. А кстати, кто такой Бреде?

Аксель Гленне стряхнул с обшлага пиджака крошки.

– А что?

– Да вот Астрид постоянно говорит о какомто Бреде. Что ему нельзя сюда приходить и что она больше не хочет его видеть, и все в таком духе. Иногда она очень сердится. Бывает, приходится давать ей лишнюю таблетку собрила, когда она разволнуется. Мы ведь не знаем, существует ли вообще этот Бреде, поэтому санитары не могут придумать, как ее успокоить.

– Бреде ее сын.

Брови медсестры поползли вверх.

– У вас есть брат? Я понятия об этом не имела. Никогда же ни о ком, кроме вас, и речи не было. Ну, еще ваша жена, конечно, и ваши дети.

– Да уж больше двадцати пяти лет прошло с тех пор, как мама видела его в последний раз, – сказал Аксель.

Он встал и взялся за ручку двери, давая понять, что разговор окончен.

2

Устроившись на заднем сиденье такси, он позвонил Бии еще раз. Она снова не ответила, и он отправил ей сообщение о том, что задерживается. Был понедельник, значит, урок игры на скрипке и футбольная тренировка. Бия собиралась вечером пойти кудато, но должна была до этого успеть отвезти дочь на урок музыки. Забрать ее оттуда было уже его заботой.

Когда такси сворачивало на набережную АкерБрюгге, колокол на пристани уже зазвонил. В карточнице для кредиток у него завалялось несколько купюр, и он расплатился наличными: времени дожидаться квитанции у него не было, он успел подняться на борт, когда уже начали опускать шлагбаум. Раньше половины седьмого домой ему не попасть, так что Тому самому придется добираться на тренировку, если он вообще на нее пойдет. Акселю стало стыдно, и он отправил сообщение и сыну тоже.

Многие пассажиры были ему знакомы, пожалуй большинство. Но сегодня он быстро прошагал через салон и вышел на палубу. Для конца сентября погода стояла очень теплая. Небо над фьордом заволокло тонкой палевой дымкой, сквозь которую изредка проглядывало солнце. В голове у него все еще звучал голос матери. Матери, назвавшей его Иудой, матери, которая думала, что он – Бреде, и была в гневе на него.

Вокруг факела мира на дальней оконечности набережной собралась группа мужчин в нарядных костюмах; один из них поднял руку, и Акселю Гленне, который стоял у бортика на корме, пока паром проплывал мимо набережной, показалось, что мужчина сунул руку прямо в пламя.

Когда он добрался домой, там никого не было. Только теперь он вспомнил, что сейчас осенние каникулы. На кухонном столе лежала записка от Бии: «Марлен останется ночевать у Наташи. Том обещал быть дома не позже десяти. Спагетти в микроволновке. Я буду поздно. Б.». Рядом она нарисовала маленькое сердце, из которого капало чтото красное. Наверное, она хотела изобразить слезу и уж точно не кровь.

Он подсел к кухонному столу, вслушиваясь в тишину, стоявшую в доме, где он вырос. И до сих пор, когда он оставался здесь один, его так и подмывало сделать чтото недозволенное. Когда он был ребенком, он мог пошарить в холодильнике или в ящике прикроватной тумбочки отца, где всегда лежал журнальчик с фотографиями голых женщин, или пробраться на чердак и совершить самое запретное: достать пистолет отца из ящика в чуланчике, где все еще висела его военная форма… Впрочем, только Бреде осмеливался на это.

Поев спагетти, он не торопясь вышел на террасу. Солнце уже скрылось за холмами Аскера, в чистом воздухе повеяло прохладой. Бия не ответила на его сообщение, он не знал, где же она, и эта мысль тоже приносила успокоение: то, что жена живет своей жизнью и ему нет необходимости знать, что она делает в данный момент.

Он сел спиной к пустому дому, ощущая присутствие жены и детей сейчас даже сильнее, чем обычно. Бия будто бродила там, о чемто разговаривая со своими орхидеями, или сидела в уголке дивана с книгой, поджав под себя ноги. Том будто играл на гитаре, закрывшись у себя в комнате и подключив инструмент к миниусилителю, а Марлен болтала с Наташей и другими подружками в комнате под первым этажом. Даниэль тоже там был, хотя прошло уже почти два месяца с тех пор, как он уехал учиться в НьюЙорк.

Акселю было сорок три года. Всю жизнь он провел как бы в пути. Сюда ли лежал его путь, приведший его к этой террасе с видом на фьорд и на далекие холмы на другом берегу, к этому ощущению присутствия тех, кого здесь нет, но кто в конце концов придет домой и окликнет его? Он ответит, и они поймут, что он сидит здесь, снаружи, и он по голосу услышит, что они рады тому, что он дома. Надо будет попросить Марлен показать ему контрольную по математике. Она спросит, как он считает, хорошо ли она ее написала, и он скажет: «Нда, смотрика, больше половины ответов правильные», а она кивнет и сожмет губы и изо всех сил постарается как можно дольше не говорить, какую же оценку она получила. А когда она больше не сможет сдерживаться и расскажет, то он воскликнет: «Да ты что?! Да не может этого быть!» – и ей придется сбегать за ранцем, и достать дневник, и открыть его, и вот тогда только он недоверчиво тряхнет головой и спросит, как же это она сумела так хорошо написать работу. А Том облокотится о дверной косяк: «Чао, фазер» – и спросит, а чего это он не пришел домой и не отвез его на тренировку; ему пришлось ехать на велике. Но в общемто, не станет долго брюзжать, а пригласит его к себе в комнату, чтобы сыграть ему новый рифф, напевая хрипловатым мальчишеским голосом: «I’m gonna fight ’em off»[1].

Он сходил в дом и принес бутылку коньяка и бокал. На редкость тонкий вкус был у этого коньяка, купленного в зарубежной поездке. Он ждал особого повода, чтобы откупорить бутылку, и решил сейчас, что этот прохладный осенний вечер, этот проведенный на террасе вечер понедельника, и это все еще высокое небо над фьордом – это вполне достойный повод. Он дал бутылке постоять, вобрать в себя вечерний свет. Сам сидел в кресле и разглядывал моторки и парусники во фьорде, большой контейнеровоз, пароходы с туристами. Возле бухточки на противоположной стороне виднелось здание психиатрической больницы. Лет десятьдвенадцать тому назад он работал там: ему необходима была дополнительная специализация, чтобы стать настоящим профессионалом. А еще за несколько лет до этого он побывал там в качестве посетителя. Случайно он узнал, что туда уложили Бреде. Дело было сразу после Дня независимости – 17 мая, помнилось ему. Еще двери домов были украшены березовыми веточками, перевитыми краснобелосиними лентами. Оставалось два дня до похорон отца, и поэтомуто он и отправился в больницу: попытаться уговорить брата прийти. Санитар, открывший ему дверь, застыл в изумлении: «Елки зеленые, у Бреде брат есть?» И, вернувшись снова через пару минут: «Извините, но он никого не хочет видеть».

Аксель откупорил бутылку и наполнил большой бокал в форме тюльпана. Всепроникающий аромат карамели мешался с нежным благоуханием розария Бии. Он никогда не рассказывал Бии, что пытался разыскать Бреде перед похоронами отца. Бреде принадлежал миру, о котором он не мог разговаривать с Бией. Они были женаты двадцать с лишним лет. До сих пор она иногда говорила ему о своей любви. Ему всегда делалось в таких случаях неловко: он не боялся открытого выражения чувств, но всегда думал, что это не совсем правда. Бия восхищалась им. Она восхищалась всеми сильными личностями, и нередко это приводило к тому, что она начинала презирать тех, кто, как оказывалось, вовсе не так силен. Будто они в чемто обманули ее. Именно уверенность в том, что он никогда не разочарует ее, побуждала ее шептать: «Я тебя люблю».

Он поднял бокал и дал вечернему свету стечь с него, но не успел поднести его ко рту, как зазвонил мобильный. На дисплее высветилось имя одного из коллег, и Аксель сразу же понял, в чем дело, потому что коллега отвечал за составление графика дежурств в службе неотложной помощи. Его позабавила промелькнувшая в сознании идея: одним глотком опорожнить бокал и сделаться тем самым непригодным для оказания помощи заболевшим.

Но он не стал делать этого, а отодвинул бокал в сторону и ответил на звонок.



3

Анита Эльвестранн переключила канал. Фильм, который там показывали, она уже смотрела несколько раз, но ей хотелось еще разок увидеть финал. Нужно было подождать немного, так что она приглушила звук, потянулась за шоколадкой и отломила рядок. «Ну все, хватит», – решила она и завернула оставшуюся от плитки половинку в фольгу. Сунула в рот пару кусочков, стараясь жевать помедленнее, запила глотком красного вина. Она приподняла коробку: та была все еще довольно тяжелой, но не стоило больше пить сегодня вечером. Было начало двенадцатого. Не пройдет и девяти часов, как она сможет забрать Викторию. И тогда они вместе отправятся к зубному. Но если у нее изо рта будет попахивать вином, это ей может дорого обойтись.

В дверь постучали. Мириам, должно быть, больше к ней никто не стучался. Анита выбралась из креслареклайнера, выскочила в коридор. Там стояла Мириам и улыбалась, и ни от чьей другой улыбки на душе у Аниты не делалось так легко. Кроме улыбки Виктории, конечно же.

– Я увидела, у тебя свет горит, – извинилась Мириам, как будто за это стоило извиняться.

На ней была белая блузка с кружевным воротничком, джинсовый пиджак и короткая юбка.

Анита распахнула дверь пошире.

– Может, выпьешь вина? – спросила она, встав у порога гостиной, сделала только шажок назад, чтобы пропустить Мириам.

Мириам прошла так близко, что плечом задела грудь Аниты, и женщина уловила чудный запах ее волос и кожи. И еще от нее слегка отдавало дымком, – видно, Мириам побывала гдето, где курили. Самато она была некурящей.

– Ну разве что совсем чутьчуть. Я ненадолго, мне завтра рано вставать.

– Да мнето тоже: поведу Викторию к зубному.

Мириам уселась и взглянула на нее. Когда девушка удивлялась чемунибудь, ее тоненькие брови взмывали кверху и, подрагивая, оставались поднятыми несколько секунд, прежде чем опуститься на место. Анита не могла отвести взгляда от ее лица. У нее были карие миндалевидные глаза, а густые темные, почти черные волосы заплетены в косы и скреплены на затылке заколкой.

– Тебе разрешили сводить ее к зубному? Только полстаканчика, не больше, пожалуйста.

Анита налила ей три четверти стакана, а свой наполнила целиком.

– Через две недели ей, может быть, разрешат остаться у меня на ночь.

– Как здорово! – просияла Мириам, а Анита едва не расплакалась, но взяла себя в руки. – Что, смотришь «Неспящих в Сиэтле»?

– Да я уже его несколько раз смотрела, – сказала Анита, откашлявшись, и выключила телевизор.

– Мне этот фильм нравится, – сказала Мириам. – Я люблю такие, когда в конце любящие соединяются. Где с самого начала знаешь, что так и будет, хотя все и кажется безнадежным.

Анита собралась уже выдать язвительный комментарий относительно «соединения любящих», но сдержалась. Мириам была на десять лет моложе ее, она изучала медицину и была страшно умной. Чтото такое было в ее взгляде, – казалось, ей всегда интересно слушать то, что рассказывает Анита, пусть даже той это казалось ерундой. В то же время было в ней и чтото девчоночье, что усиливал легкий акцент в ее речи, так что Аните захотелось пересесть на диван поближе к ней, приобнять ее и прижать к себе… Она знала, что в прошлом у Мириам какаято непростая любовная история. Что ей с большим трудом удалось расстаться с одним человеком. Ей было так жалко его, что она долго не могла на это решиться. Это произошло несколько лет тому назад, во всяком случае, до того, как она вселилась в квартиру выше этажом. С тех пор у нее никого не было, в этом Анита была почти уверена и не могла понять, как это возможно.

На подоконнике она нашла диск Ареты Франклин и поставила «Chain of fools»[2]. Она выпила полстакана и ощутила приятное тепло в груди. Она не решилась спросить Мириам, как та устраивается, когда ей захочется переспать с кемнибудь, но вот поинтересоваться, не тоскливо ли ей без постоянного парня, – это дело другое, почему и не спросить?

Мириам пригубила вина, отставила стакан в сторону и откинулась на спинку дивана, слегка разведя колени.

– А вот представь себе, что есть на свете только одинединственный, что предназначен именно для тебя, – отвечала она с улыбкой, – но вот он женат, и у него есть семья.

– Ты чё, уж не вздумала ли закрутить с женатиком, этакой отравой ? – Так Анита называла мужчин, обремененных семьей. Подцепитьто такого несложно, а вот переварить – оно потруднее будет.

Мириам не могла не рассмеяться:

– Да нет, нет… – и умолкла, глядя в окно.

– А чего тогда?

Анита чувствовала, что не надо так допытываться, не стоит давить на Мириам, вытягивая из нее всю подноготную. Не следует забывать, что Мириам скорее отдушина, чем подруга. Но не смогла сдержать любопытства.

– Можешь и не рассказывать. – Она обиженно поджала губы.

Мириам задумалась:

– Завтра у меня начинается практика в медицинском центре на Бугстадвейен.

– Надо же, очень интересно, – отозвалась слегка разочарованная Анита.

– Я уже несколько раз видела врача, который будет руководить моей практикой. Он нам читал лекции перед летними каникулами. Я с ним разговаривала на перемене и после лекций тоже.

– Хорошенькое дельце! – хмыкнула Анита. – Это он, что ли, тот одинединственный на свете?

Мириам глядела в потолок.

– И он будет твоей практикой руководить? Ну, это судьба , должно быть.

– Ну, я тут тоже руку приложила. Я с другим студентом поменялась, чтобы он пошел на практику туда, куда посылали меня, а я – на его место. Но ты же слышала, что я сказала: он женат и у него трое детей. По крайней мере.

Анита расхохоталась – уж и не вспомнить, когда она так весело смеялась.

– Это нужно отметить.

Времени было без четверти двенадцать. Аните захотелось показать Мириам последние фотографии Виктории, сделанные ею недавно; она подсела поближе к девушке и, перелистывая страницы альбома, вдыхала аромат ее волос. Взяла коробку с вином, чтобы налить еще, но Мириам прикрыла стакан ладошкой и поднялась с дивана.

У входной двери Анита крепко обняла ее. Щека у Мириам была такая же нежная, как у Виктории, и Аните невыносимо захотелось прижаться к этой щеке губами и попросить Мириам остаться. Мириам осторожно высвободилась из ее объятий.

Анита стояла и смотрела ей вслед, пока та поднималась к себе на верхний этаж. Познакомиться с Мириам оказалось легко. И в то же время она ее совсем не знала. Мириам казалась всегда веселой, но чтото таилось внутри, будто она носит в себе какоето горе. Анита знала, что такое горевать, – так хорошо знала, что замечала и в других, даже если они этого не показывали.

4

Первые часы дежурства прошли спокойно. Аксель Гленне принял нескольких пациентов, которым было необходимо обработать больное горло, зашил несколько порезов, вскрыл нарыв. После полуночи он поехал по вызовам. Уложил в больницу старика восьмидесяти двух лет с воспалением легких; пришлось поскандалить с молоденьким врачом в приемном покое больницы – у того еще и голосто толком не сменился. В больницу же отправился трехлетний ребенок, лежавший в постельке обессиленный и ко всему равнодушный: у него была сыпь и высокая температура. Женщина, сидевшая под столом у себя на кухне и вопившая как резаная, отказывалась вылезти оттуда, если ей не дадут валиума, но успокоилась тотчас же, когда он пообещал сделать все так, как она просит.

В двадцать минут третьего Аксель сидел на заднем сиденье ехавшей по вызову машины «скорой помощи». Он выкинул из головы все мысли и пытался в общих чертах представить то, что его ожидает. Сведения, которые к ним поступили, были отрывочными: автомобиль сошел с дороги, вероятны тяжелые телесные повреждения, а то и хуже… Внезапно перед глазами возник образ матери: вот она поднимается со стула, выкрикивает обвинения ему в лицо, называя его Бреде. Он прикрыл глаза и услышал голос отца: «Бреде сам себя ставит вне общества. Но ты должен вырасти человеком, который отвечает за свои поступки, Аксель». Когда Бреде не хотелось учиться, он прогуливал. И воровал деньги из бумажника отца. Не только монетки по десять и пятьдесят эре, но и крупные купюры. Бреде поджигал траву на участке за домом, так что приходилось вызывать пожарных. Аксель поначалу тянулся было за ним, но по мере того, как забавы брата становились все более опасными, перестал принимать в них участие. Наказания доставались его братублизнецу, на которого они совершенно не действовали. Сын участника Сопротивления, героя войны, позднее – члена Верховного суда, обладателя многих правительственных наград полковника Гленне позорил своего отца. Выравнять счет – вот в чем состояла задача Акселя. Продемонстрировать всему свету, что дело не в проблемах семьи. Вскоре Аксель обнаружил, что это вовсе не трудно. Как если бы невидимые руки направляли его вперед.

Не только его собственные родители, но также и родители друзей, и учителя, тренеры, позднее – научные руководители и экзаменаторы – все, казалось, разделяли это подспудное знание: Аксель Гленне многого добьется, его ждет успех. Даже за Бию ему не пришлось бороться. Он познакомился с ней на студенческой вечеринке. Она пришла туда со своим парнем, но разговорилась с Акселем на кухне. Теперь уж и не вспомнить, по какому поводу она хотела взять у него интервью для студенческой газеты. Когда он собрался уходить, она попросила его оставить ей адрес.

Автомобиль завис на краю крутого склона, удерживаясь на дорожном полотне задними колесами. Одна из фар еще горела. Аксель подумал было, что это хорошо, что машина стоит вот так: ведь, может статься, скорость была не слишком высока. Но когда «скорая» остановилась и осветила место аварии, он сразу же увидел, что крыша машины продавлена.

Аксель выскочил из автомобиля – экстренный чемоданчик в одной руке, фонарик в другой.

– Перевернулся, должно быть.

Шофер «скорой» по имени Мартин тоже так подумал. Свен, фельдшер, добавил:

– А то и не раз.

Чуть впереди на дороге, перед припаркованным автомобилем с работающим двигателем, маячили тричетыре фигуры.

– Это вы звонили?

– Я звонил, – ответил пожилой мужчина в вязаной шапочке, натянутой на самые уши. – Мы ехали мимо и увидели, что он так стоит. Внутри есть ктото. Дверцу мы не сумели открыть.

Мартин ползком спустился в кювет, посветил в салон.

– Одного прижало рулем! – крикнул он Акселю.

– А мы сумеем сами открыть?

Мартин подергал дверцу.

– Попробуй другую.

Аксель спрыгнул вниз и попробовал. С другой стороны автомобиль был не настолько поврежден, но дверца была заперта.

– От лобового стекла, можно сказать, ничего не осталось, – сообщил он Мартину и вскарабкался на капот. Снизу, из моторного отсека, доносилось какоето шипение. – Придется провод перекусить.

Он посветил фонариком внутрь. На руль навалилось тело. Аксель протянул руку и тронул человека за плечо, потряс:

– Вы меня слышите?

Никакого ответа. Из салона несло спиртом. Не стеклоочистителем, явно алкоголем.

– Эй, слышите вы меня?

Слабый стон. Аксель, извернувшись, лег на бок и прижал палец к шее водителя.

– Пульс ровный! – крикнул он Мартину, который все еще стоял с другой стороны. – Гденибудь девяносто.

– Сможем его вытащить?

– Крышей прижало дверцу, внутрь не попасть. Да уж скоро пожарные должны подъехать.

Он осветил фонариком лицо навалившегося на руль человека: молодой парень, это было видно по модной стрижке. Сбоку на шее у него был порез, из которого сочилась кровь, но порез неглубокий. Это от парня разило спиртным.

– Дышит нормально. Я не хочу пока его ворочать, вдруг что с затылком.

Парень за рулем издал булькающий звук.

– Ты в сознании? – крикнул Аксель. – Слышишь меня?

Снова тот же звук, а потом стон.

– Я врач. Скоро достанем тебя оттуда. Ты был один?

Парень пробормотал чтото.

– Мы тебе поможем, – успокоил его Аксель. – Все будет хорошо.

Внезапно водитель прохрипел:

– Лиза…

– Так ты не один в машине был? – повторил Аксель.

– Лиза! – крикнул парень и попытался оторвать голову от руля.

– Не дергайся.

– Лиза!

Аксель слез с капота. Сзади подошел Свен с плоскогубцами:

– Давай заглушим моторто.

– Прекрасно. Он почти в полном сознании, но все равно приглядывай за ним. Я проверю, не было ли с ним пассажира.

– Да непохоже вроде.

Аксель выбрался на дорогу. Издалека послышалась сирена.

– Автомобиль отгоните в сторону, – крикнул он остановившейся рядом женщине, – чтобы пожарные смогли подъехать поближе.

Аксель направил луч фонарика на сухой асфальт. Осколки стекла, следы резины от покрышек. Автомобиль подъехал с северной стороны, от Тангена, а не от Дала, как он сначала подумал. Он быстро пошел вдоль дорожной полосы, миновал последнюю из выстроившихся у дороги машин. Неподалеку был каменистый пригорочек, и когда доктор осветил его, то увидел, что верхушка пригорка как срезана и усыпана стеклом и чешуйками краски.

Он двинулся обратно к разбитой машине по другой стороне канавы. И увидел метрах в десяти от горушки девушку. Она лежала на спине, руки и ноги раскинуты в стороны. Молоденькая совсем. Бледное лицо без единой царапины. Но широко раскрытые глаза плавали в густой розовой пене. Только когда он склонился над ней, чтобы нащупать пульс на шее, то увидел, что сзади от головы почти ничего не осталось.

Через десять минут прилетел вертолет. Они констатировали то же, что и он. Девушка погибла мгновенно. У водителя сдавление грудной клетки, очевидно, внутренние кровотечения. Его они забрали с собой. Аксель остался стоять, держа в руках бумажник, который они нашли под сиденьем. Белая кожа, меховая отделка, два кармашка для банкнот, один – для документов. Он достал права, поднес к лампочке в салоне «скорой». И по фото узнал ее. Она была на год старше Тома, а ее старшая сестра училась в одном классе с Даниэлем. Ее мать, как и он сам, была членом родительского комитета школы.

Он повернулся к подъехавшему полицейскому, протянул ему карточки:

– Она местная. Они живут в Фласкебекке. Будете звонить им, ее мать зовут Ингрид Брудал…

Полицейский поковылял к своей машине, сутулясь и слегка приволакивая одну ногу.

– Подождите! – крикнул Аксель ему вслед. – Я еду назад, в Танген. Я сам с ними поговорю.

5

Вторник, 25 сентября

Паром ткнулся бортом о край набережной, и пассажиры, уже повстававшие со своих мест и толпившиеся на палубе, повалились друг на друга. Аксель от толчка проснулся и посмотрел на часы. Без малого половина восьмого. Он не стал вставать, пока очередь к выходу не рассосалась. Тогда он неуклюже поднялся на затекшие ноги, вышел на палубу и сошел на набережную. С утра ему удалось поспать едва ли час, ну, может, полтора. Стоило бы пройтись до работы пешком, но он чувствовал себя совершенно измотанным и взял такси. Закрыл глаза и моментально погрузился в дремоту. Перед глазами мелькали картины пережитого ночью. Машина, зацепившаяся задними колесами за дорожное полотно. Лежащая в канаве девушка – это же больше пятидесяти метров от машины! Звонок в дверь к ее родным. Вспыхнувший в коридоре свет. Заспанное лицо за приоткрывшейся дверью – отец Лизы. Аксель встречал его пару раз; он был инженером, вспомнил Аксель, занимался починкой судовых двигателей и часто уезжал в командировки. Но сейчас он был дома, стоял там и, прищурившись, вглядывался в темноту на крыльце и не знал еще, какому вестнику он отворил дверь своего дома.

Аксель приоткрыл глаза: они проезжали Дроннингпарк. Женщинаводитель посмотрела на него в зеркальце. Под глазами у нее набрякли мешки; духи, которыми она пользовалась, отдавали плесенью.

– Трудное начало рабочего дня, – сказала она в пространство, не уточнив, имеет ли в виду свой собственный день или день своего пассажира.

Он буркнул чтото неразборчивое и снова закрыл глаза, чтобы пресечь дальнейшие попытки завязать разговор. Через девять часов рабочий день окончится. Он продержится. Своя практика у него уже двенадцать лет. Это как играть на пианино – иногда приходится импровизировать, но по большей части руки сами делали свое дело, как бы он ни устал. Несть числа было таким дням, когда ему приходилось работать после бессонной ночи. Он справлялся. Но этим утром дело было не просто в усталости. Это все лицо Лизы. Невредимое на первый взгляд: могло показаться, что она спит. Как лицо Марлен, когда он в темноте прокрадывался к ней, чтобы укрыть ее одеялом. А потом он посветил на него фонариком, увидел ее глаза… Отец, ссутулившись, сидел на диване и не поднимал глаз от стола, пока Аксель рассказывал, изза чего он пришел. Вдруг он сорвался с места: «А Ингрид, мне что, разбудить ее?» – «Да, – подтвердил Аксель, – лучше разбудить». И сразу после этого вопль со второго этажа – он становился все громче, заполнил собой весь дом и все никак не смолкал. Ингрид Брудал, с которой Аксель был знаком по родительским собраниям и обсуждал школьные завтраки и празднование Дня независимости, сбежала по лестнице в пижаме. Она кричала не переставая, и в этот момент Аксель пожалел, что приехал к ним.

Такси резко затормозило, его тряхнуло и бросило вперед. Какойто тип, чудом увернувшись изпод колес, затрусил дальше через дорогу. Водитель опустила стекло и смачно выругалась вслед мужчине. Добравшись до тротуара, тот обернулся и уставился на нее.



– Стой! – крикнул Аксель.

Водитель уже наддала газу и как раз проезжала перекресток.

– Это еще зачем? – запротестовала она.

– Остановите у обочины, подождите здесь.

Он распахнул дверцу, бросился назад к перекрестку. Увидел впереди, на улице Спурвейсгата, удалявшийся силуэт.

– Бреде! – крикнул он.

Мужчина не обернулся. Аксель бросился бегом. Тот тоже ускорил шаг. Расстояние между ними сократилось метров до тридцати, когда человек вдруг скрылся в проходе между домами. Аксель добежал до угла, ворвался на пустой задний двор. Остановился, тяжело дыша. «Нука спокойнее, спокойнее, – пытался он уговорить сам себя. – Ночь у тебя выдалась кошмарная. Ты должен продержаться целый день. Вот и все. Должен продержаться».

6

Когда Аксель пришел в клинику, в приемной его уже дожидались четыре пациента; полчаса назад он должен был пригласить в кабинет первого из них. Проходя мимо регистратуры, он кивнул в сторону окошечка. Рита говорила по телефону, но переключила разговор в режим ожидания и повернулась к нему.

– Ну что, жив еще? – окликнула она со своей певучей интонацией, привезенной из северных областей страны.

– Да сам не знаю, – вздохнул он. – Что там у нас на сегодня?

– Да никто, к сожалению, не отменял посещений, ты у нас слишком популярный для этого.

Она поднялась, прошла к кофеварке, покачивая бедрами, налила кофе в огромную кружку и протянула ему.

– Я всех предупредила, что мы немного задержимся, и попросила Ингер Беату принять одного или парочку твоих пациентов до обеда, если ты не будешь успевать.

Она похлопала его по плечу с материнской заботливостью:

– Ничего, мы тебе поможем пережить и этот день, Аксель.

– Что бы я без тебя делал? – благодарно улыбнулся он.

Это не было пустой фразой: Рита успевала следить за всем. Если требовалось, она была властной, если нет – приветливой. Когда она собиралась уходить в отпуск, у него всегда портилось настроение.

– И еще студент, не забудь, – напомнила она.

– Вот черт, так он сегодня начинает?

Аксель в очередной раз согласился взять к себе на практику студентамедика. Ему нравилось осуществлять руководство практикой, но в это утро ему вряд ли достанет терпения на педагогические тонкости.

– Я ее пустила в кабинет Улы: он же все равно будет стоять пустой все то время, пока она проходит у нас практику.

– Она? Разве не парень должен был прийти?

– Поменялись, наверное. Я же тебе вчера записочку оставляла.

Он отхлебнул кофе. У него тот еще видок сегодня, не говоря уж о состоянии; уж лучше бы это был молодой человек.

– Ну позови ее ко мне… Дай мне только пять минут прийти в себя.

Он плюхнулся на стул, включил компьютер, потер ладонями лицо. Он не видел Бреде больше двадцати лет. Не знал даже, жив ли он. Недели, а то и месяцы прошли с тех пор, как он вспоминал о брате, если не считать прошлого дня, когда мать вдруг так разошлась. Не может быть, чтобы это он Бреде видел. По улице Спурвейсгата он просто гнался за типом, который был на него похож… Аксель вдруг почувствовал, до чего же он устал. Стоило, пожалуй, отказаться на время от дежурств на «скорой». В деньгах недостатка не было.

Жесткий диск поскрипывал и постанывал, пытаясь включиться. «Когда компьютер будет готов к работе, и я тоже буду готов, – подумал он. – Спрятал потребность выспаться в чуланчик, запер дверь и выбросил ключик: всё, я готов». В дверь постучали.

– Черт! – буркнул он; он ведь уже забыл про студентку.

Он резко выпрямился, похлопал себя по щекам несколько раз.

– Show time[3], – сказал он своему отражению в зеркале и крикнул, чтобы она вошла.

Она закрыла за собой дверь. Ладошка у нее была узенькая и теплая. Ее звали Мириам. Фамилию он не разобрал.

– Мы с вами и раньше встречались, – сказала она.

Он наморщил лоб.

– Как раз перед летними каникулами. Вы нам на терапевтической практике читали лекции о раке. Мы с вами несколько раз разговаривали на перемене.

– А, ну да, – пробормотал он.

В своих лекциях он рассказывал о том, как важно быть бдительным, не просмотреть того единственного пациента среди многих, что приходят к врачу общей практики с той или иной ерундой; того единственного пациента, который действительно серьезно болен.

– Конечно. Сейчас мы пригласим первого пациента, и вы будете сидеть тихохонько мухой на стене. – Ему нравилось это выражение, и он сморщил нос. – Но попозже я вам, конечно, буду давать и задания, которые вам придется выполнять самостоятельно.

Перерывом на обед пришлось пожертвовать, но зато Аксель успел принять всех, никому не пришлось дожидаться больше получаса. Во второй половине дня у него даже нашлось время обсудить со студенткой некоторые случаи. Теперь он уже больше не ощущал усталости, пришло второе дыхание. Дыхание достаточно мощное, чтобы продержаться весь этот день. Студентка, к счастью, попалась спокойная. К тому же она обнаружила неплохие знания и вопросы задавала в самую точку. Она даже знала о лейкемии коечто такое, о чем он сам пока не слышал и чего постарался не показать.

Без четверти четыре он был готов пригласить в кабинет последнюю пациентку. Он посмотрел, что написала Рита в направлении: «Сесилия Давидсен. Обнаружила шарик в груди, боится». Он раскрыл на экране компьютера ее карточку. Она уже три года была его пациенткой, но до этого приходила на прием только раз, да и то потому, что простудилась и ей нужен был больничный. Сорок шесть лет, стюардесса, двое уже взрослых детей и дочка восьми лет.

– Эта женщина зря к врачу не будет обращаться, – сказал он студентке. – Тем больше оснований осмотреть ее повнимательней.

Сесилия Давидсен была высокой и стройной, у нее была короткая стрижка с мелированием. Аксель сразу же вспомнил ее. Она сняла перчатки и, протянув руку, посмотрела на него с легкой улыбкой, будто извиняясь за то, что потревожила его без надобности. Но в глубине ее глаз таилась тревога.

Он задал ей все те вопросы, которые обычно задают в таких случаях, – о кормлении грудью и менструациях и о том, когда она заметила, что с грудью чтото не так.

– Ну что ж, давайте посмотрим.

Она расстегнула блузку. Он не стал спрашивать, в каком месте она обнаружила уплотнение, чтобы нащупать его самому. Шарик располагался с правой стороны, прямо под соском. Размером он был с миндалину, неровный и малоподвижный.

– Вы разрешите, студентка вас пальпирует?

У Сесилии Давидсен выступил пот под мышкой, хотя в кабинете было не жарко.

– Девять из десяти уплотнений в груди оказываются доброкачественными, – подчеркнул Аксель, пока студентка ощупывала Давидсен. Сразу было видно, что делает она это не впервые, пальцы двигались уверенно и систематично. – Разумеется, мы сделаем все, что нужно.

– Маммографию?

– Как можно скорее. С подобными вещами нужно расправляться сразу же.

Когда пациентка ушла, он повернулся к студентке:

– Ну что, есть здесь повод для беспокойства?

Она на минутку задумалась, покачала головой:

– По вашему виду этого не скажешь, но уплотнението там довольно крупного размера.

– Как врачи, мы всегда должны предполагать худшее, – наставительно изрек Аксель. – Но высказывать это худшее совершенно необязательно. До тех пор, пока не будешь знать наверняка.

Он провел рукой по скуле.

– Мне ее шарик не понравился, – уверенно заявила Мириам. – И под мышкой у нее три лимфоузла увеличены.

Он быстро застучал по клавишам, распечатал направление.

– Уйдет с сегодняшней почтой. И я сам позвоню в больницу. Надо, чтобы они приняли ее до конца недели, постараюсь этого добиться. – Он посмотрел на часы. – Мне нужно успеть на паром, который отходит в половине пятого. Завтра можете побеседовать с парочкой пациентов в мое отсутствие.

Обычно он не торопился с этим до второй недели практики, но эта студентка – Мириам, так ее зовут, кажется? – производила впечатление человека, который уже готов к самостоятельному выполнению таких поручений. Он редко ошибался в этом отношении.

– Я на машине, – сказала она. – Если хотите, я вас отвезу в гавань.

Он изумленно посмотрел на нее:

– Это очень любезно. Вы, похоже, знаете, куда мне надо.

Она опустила глаза:

– Вы же сказали: на паром… Тогда вы, значит, на Несоддене живете или рядом гдето.

Она вела машину так же спокойно, как и говорила, тронулась с места без единого рывка. Он откинулся на спинку сиденья и закрыл глаза. Вроде бы она и не ждала от него ничего. Будто не ощущала никакого неудобства оттого, что он был не в состоянии поддерживать разговор.

– Вы такой усталый.

Только сейчас он обратил внимание на то, что его ухо улавливало весь день, – она говорит с легким акцентом, кажется восточноевропейским. Он не стал расспрашивать: чем меньше знать о ней, тем лучше.

– Пришлось поехать на ночное дежурство, – объяснил он. – Очередь была не моя, но больше некому было. И там такая штука стряслась, авария…

Он и сам не заметил, как выложил всю историю. Про лицо Лизы, как будто она просто заснула в канаве. И про то, как ее мать цеплялась за его руку, когда он собрался уходить, и не желала его, вестника, отпускать.

– Она была всего на год старше младшего из моих сыновей. Они были знакомы.

На причале зазвонил колокол.

– А этотто идиот, что сидел там, прижатый рулем, он весь провонял спиртным, – вырвалось у него. – Я его чуть не убил.

– Ваш паром, – сказала девушка.

Аксель не двинулся с места. Второе дыхание покинуло его. Он всматривался в серую тьму, сгущавшуюся над фьордом.

– Ты торопишься?

Краем глаза он увидел, как она покачала головой.

7

Среда, 26 сентября

Сольвейг Лундвалл толкала наполовину заполненную тележку на колесиках в сторону морозильного прилавка. До него было неблизко, метров сто наверняка. Нужно было миновать ряды полок с бумажными полотенцами и туалетной бумагой. Корм для кошек, корм для собак. Потом бакалея. Овсяные хлопья, мюсли, кукурузные хлопья, хрустики, сухие завтраки. Она сняла с полки пачку кукурузных хлопьев с медом. Когда она была маленькой, кукурузные хлопья им давали по пятницам, после ужина. Молоко. Обязательно купить побольше молока. Дома у них так много пьют молока. В четыре рта, всё пьют да пьют. Взять, что ли, тюбик тресковой икры для бутербродов? Нет, у них еще оставалось немножко. Макрель в томате. Она составила список и оставила его дома. Справа появился, вывернув прямо перед ней, пожилой мужчина в сером дутике и кепке. Резко остановился, развернув тележку поперек. Ее просто подмывало разогнаться и врезаться в нее, но в последний момент она притормозила.

– Ах, извините, – сложил он губы в гримасе показной вежливости и отодвинул тележку в сторону.

Она улыбнулась в ответ, насколько сумела дружелюбно, но улыбка вышла натянутой. Она, должно быть, выглядела довольно странно, протискиваясь мимо этой лыбящейся, морщинистой, прокуренной хари. В конце ряда показались застекленные витрины с молочными продуктами.

– Я должна купить молока, – пробубнила она.

Пять литров обезжиренного, пять литров полуторапроцентного. Десять литров? Домашние всё пьют да пьют, не могут остановиться. Пер Улав больше всех, хотя доктор Гленне говорил, что ему бы надо употреблять поменьше молочных продуктов. Пер Улав слушается доктора Гленне, но он обожает молоко, ночью встает, чтобы попить. Она представила себе, как он стоит и хлещет кислое молоко прямо из пакета. А потом у него все усы в простокваше. Скисшее молоко менее вредно, чем свежее, – так доктор Гленне сказал. А Пер Улав слушался доктора Гленне. Она никогда не называла его доктором Гленне, про себя звала Акселем, но вслух она так никогда не говорила, чтобы Пер Улав не услышал. «Гленне» – это она могла сказать, но не «Аксель».

Мужик в серой куртке возник откуда ни возьмись у прилавка с сырами; он приближался. Наверняка заговорит с ней, скажет чтонибудь остроумное, с его точки зрения. Она развернулась в другую сторону, прибавила скорости и двинулась к ящикам с напитками. Надо бы купить несколько бутылок колылайт, но сейчас она не может тут задерживаться. Пиво. Пер Улав просил ее купить пару бутылочек к обеду, раз уж они собрались готовить рыбу, и она прихватила на ходу несколько, не глядя, что это за сорт. Пер Улав был в этом отношении непривередлив. Собирались рыбу готовить? Так это же она и решила. «Сегодня на обед будет рыба», – объявила она, когда Пер Улав еще стоял в дверях, а ребята уже выскочили на улицу. «Ну и чудненько», – ответил он. Рыба – это было чудненько для Пера Улава. Это она рыбу терпеть не может. Запах рыбы! Особенно противно ее готовить. Перерезать склизкую кожу, и серобелую массу с тоненькими кровяными прожилочками, и хребет, из которого вытекала коричневатая жижа. Попросить бы почистить ее. Но рыбного прилавка нет в дешевом универсаме «Рема». Она прошла мимо холодильника с мороженой рыбой. Стоит ей обернуться, и там окажется мужик в серой куртке – дожидается ее небось, скручивает папироску с дешевым табаком и собирается завязать пустой разговор. Она скорее рванула вперед, к кассам. Нужно взять хлеба. В морозилке ничего не осталось. Хлеб был в самом начале списка – большими буквами и с восклицательным знаком. Купить столько, чтобы хватило на ужин и утром для бутербродов детям и мужу. Сегодня ей пришлось дать им с собой хрустящих хлебцев. А они размокают, пока лежат рядом с сыром и колбасой, и ребята не хотят их есть, возвращаются домой голодными. И на продленке все будут шептаться и сплетничать: мол, она не дает детям с собой в школу достаточно еды. Она ухватила по пути кошачьего корма, два больших пакета. Набила тележку доверху. Кошек они не держали.

В кассе перед ней стояло четверо. Другие кассы были закрыты. Она завернула за ближайший стеллаж, притормозила тележку перед полкой со сладостями. Здесь пахло шоколадом. Жевательные конфеты и леденцы, сладкая смесь. Проскакивая мимо кассы, в которой сейчас не было кассира, на выход, она смотрела в другую сторону.

Мимо проносились стены туннеля. Отражение в окнах терялось в мрачной тени. Она не видела глаз, но чувствовала, что смотрят они злобно. Обернулась и быстро окинула вагон взглядом. Почти пустой, только двое школьниковпрогульщиков и женщина в косынке, с детской коляской, наверняка из курдов: одна из мамочек в ее детском саду носила как раз такую же косынку, и она была курдка.

Сольвейг Лундвалл прочитала текст на рекламном плакате возле дверей: «Если оглянешься, то увидишь, что у тебя впереди». Дальше читать ей не захотелось. В кармане у нее была упаковка пастилок. Там же оказался листок бумаги – список того, что надо было купить. «Хлеб» большими буквами и с восклицательным знаком. Читая это, она не в состоянии была усидеть спокойно, выпустила листок из рук, словно обожгла пальцы, вскочила с места и бросилась в другой конец вагона, села спиной к пассажирам. На сиденье лежала газета. «Рынок недвижимости зашкаливает». Она перелистнула страницу. «Застрелен средь бела дня». Да, день ведь действительно белый. Имеющий глаза да увидит. «Погибла в автомобильной аварии». Она всмотрелась в фото девушки. У той были длинные светлые волосы, большие глаза и легкая улыбка на устах. В ней было блаженство.

– Чего хочешь ты от меня, ангел мой? – пробормотала Сольвейг.

На следующей странице она прочитала: «Не требуется ли тебе помощь?» Она повернулась к злобному лицу в стекле:

– Да, Сольвейг, сейчас тебе требуется помощь.

И, сказав это, она ощутила покой, даже рассмеялась – так стало хорошо на душе. Потекли слезы, она почувствовала соленый вкус в уголках рта, но это она не плакала – она чувствовала, как покой разливается в ее груди.

– Слава Тебе, Господи! – прошептала она. – Благодарю Тебя, Господь, за то, что Ты видишь меня, хоть я и блуждаю во тьме.

Она сошла на остановке «Стортинг». Куртку забыла на сиденье. Ей не было холодно, она ощущала свою легкость. Стояла на эскалаторе, возносившем ее к свету. Небо было белое и сияющее, и, стоя там, она предвкушала, как эскалатор умчит ее еще выше мостовой, поднимет над крышами домов.

На Бугстадвейен она остановилась перед дверью терапевтической клиники. Мимо в сторону центра прошел трамвай. Она долго стояла так, прошел еще один трамвай.

– Тебе нужна помощь, Сольвейг, – повторила она.

Но это уже не подействовало. В груди чтото поднималось, однако это был не покой, скорее какието толчки. Она двинулась прочь от центра, по направлению к Майурстюа. «Там есть рыбный магазин, Сольвейг, там ты должна купить пять рыбин и попросить, чтобы их почистили». По другой стороне улицы шел мужчина и пялился на нее. Он был похож на пастора Браннберга салемского баптистского прихода. «Пастор Браннберг умер, Сольвейг». Она прибавила ходу. Так же поступил и мужчина на другой стороне. Он был одет в длинное кожаное пальто, волосы зачесаны назад и забраны в хвост на затылке. Пастор Браннберг ее крестил. Она помнила его лицо, когда ее вытащили из воды, его глаза, когда он благословлял ее. Пастор Браннберг всегда помогал им, именно к нему ее привели, когда она в первый раз заболела. Она пересекла улицу, остановилась прямо перед мужчиной.

– Вы мне не поможете? – попросила она.

Не отвечая, он бросился прочь, седой хвост у него на затылке болтался из стороны в сторону.

Она остановилась возле зебры, ухватилась за перила ограждения. Вот теперь снова началось, и ей с этим не справиться. Если ее собьет машина, водителю не поздоровится, а если автобус, то ничего. Такая уж у водителей автобусов работа – разъезжать по городу, и тогда всякое может случиться. Да хранит их Господь. Он заботится о водителях автобусов – они ведь орудие Божье, пусть даже и блуждают во тьме. «Как только мимо проедет красный автобус, отпускай перила, Сольвейг». Она подняла глаза к небу над зданием администрации района Майурстюа. Облака вдруг разом пришли в движение, разлетелись в разные стороны, как если бы направленные могучей дланью, свет стал нестерпимо резким. Она опустила глаза. И там, на лестнице перед входом в метро, освещенный ослепительнобелым светом, стоял мужчина. Он был бородат, со спутанными сальными волосами, в поношенном пиджаке. Лицо его было обращено к ней, и она увидела, что это Аксель Гленне. «И Он явится вновь, но они не узнают Его».

– А вот я узнаю его, – пробормотала она. – Этого же не должно пока случиться, рано еще.

Вновь волна покоя поднялась у нее в груди, заполнила ее, и у нее мурашки побежали по коже от блаженства.

Она выпустила из рук перила, повернулась спиной к плотному потоку автомобилей и пошла назад по Бугстадвейен в сторону центра.

8

К четверти первого Аксель Гленне отпустил последнего перед обедом пациента. Сделал запись в карточке, закрыл компьютерное окошко и перевел экран в режим экономии.

– Пора нам перекусить, – сказал он Мириам, не глядя в ее сторону.

Уже половина рабочего дня прошла, а он едва успел ввести ее в курс дела в промежутках между консультациями. После того, что произошло накануне, он ощутил некоторую неловкость, когда она появилась утром. Но, похоже, ей казалось абсолютно естественным, что они больше получаса просидели в машине за разговорами.

Аксель пропустил ее вперед в комнату для отдыха. Там было просто не повернуться, хотя там сидели только Рита и Ингер Беата. Все же удалось втиснуться рядом с ними за круглый столик. К Рите приехала племянница, и Рита угостила всех домашними вафлями. Ингер Беата хотела обсудить с ним одного пациента и показала ему стопку листочков с результатами лабораторных анализов. Поедая салат с яйцом и запивая его кофе, она изложила ему суть проблемы. Пациента мучил зуд, и он терял в весе, но в остальном казался совершенно здоровым.

– Прежде чем сказать чтонибудь, я хотел бы, чтобы наша студентка изложила свои соображения, – проговорил Аксель, пережевывая бутерброд.

У Ингер Беаты Гарберг было широкое костистое лицо и седеющие волосы, волнами ниспадавшие на плечи. Она раздраженно посмотрела на часы: до конца перерыва оставалось не больше пяти минут.

Мириам сказала:

– А вы не спрашивали, не появляются ли у него боли, когда он употребляет алкоголь?

Ингер Беата покосилась на Акселя. Тот потянулся к тарелке с вафлями и слегка улыбнулся:

– Вот тебе, Ингер Беата, вполне конкретный вопрос.

– Разумеется, спрашивала.

– И что же ответил пациент?

– Да както неопределенно ответил… – буркнула она и закрыла крышкой контейнер с остатками салата. – Придется мне снова его спросить.

Она об этом даже и не подумала, понял Аксель, но не стал ловить ее на этом. Ингер Беата вернулась на родину недавно, проработав два года с больными СПИДом в Ботсване. Она все еще никак не могла полностью переключиться на здешнюю жизнь, на поток пациентов, которые в основном были здоровы, но постоянно жаловались на малейшее недомогание . Но она была настоящим профессионалом, и у него не возникло желания поставить ее на место, а тем более позволить сделать это студентке. Он знал, что теперь она очень внимательно обследует этого пациента на предмет других симптомов лимфомы. А именно это он и сам заподозрил, просмотрев результаты анализов.

– Еще по вафельке? – предложила Рита, протягивая тарелку.

Аксель отказался, похлопав себя по животу.

– Я забираю студентку на обход больных на своем участке, – сказал он, – в полной уверенности, что здесь ты, Рита, сумеешь держать оборону.

– Уж это ты будь спок. Только вот один тип пытался записаться на сегодня. Говорит, что подавал заявление, чтобы его записали к тебе как лечащему врачу, но его бумаги еще к нам не поступили.

– Ты ведь сказала ему, наверное, что на сегодня все занято?

– Он спросил, нельзя ли тогда записаться на завтра после обеда, а я ответила, что по четвергам после обеда ты ездишь на велосипедную прогулку. Не надо было этого говорить, наверное?

Аксель нахмурил брови:

– Пациентов не касается, чем я занимаюсь в свободное время. А почему такая срочность?

– Он не сказал почему, но настаивал на том, что ему необходимо поскорее попасть на прием.

Вернувшись к себе в кабинет, Аксель вместе с Мириам проверил содержимое экстренного чемоданчика. Они уже собрались, когда из регистратуры позвонила Рита:

– Сольвейг Лундвалл пришла.

– Она на сегодня не записана.

– Я знаю, но она не хочет уходить, не поговорив с тобой.

– Скажи, что я ей позвоню сегодня ближе к вечеру.

Он услышал, как Рита чтото говорит пациентке. Потом в трубке раздался громкий крик.

– Ты слышишь? Она кричит и ругается.

– Ну ладно, пусть зайдет.

Дверь открылась нараспашку.

– Присаживайтесь, Сольвейг.

Она застыла на месте, подозрительно косясь на Мириам.

– У меня проходит практику студентка медвуза. Не возражаете, если она будет присутствовать при нашей беседе?

Сольвейг Лундвалл резко покачала головой, и Аксель велел Мириам выйти. Как только они остались вдвоем, Сольвейг выкрикнула:

– Так не пойдет, Аксель!

Он опешил оттого, что она обратилась к нему по имени.

– Что именно не пойдет?

Она присела на самый краешек стула, готовая вновь вскочить в любую минуту.

– Ни к чему ей здесь быть, – фыркнула она и покосилась на дверь.

– Вы студентку имеете в виду?

Сольвейг не отвечала. Аксель наклонился к ней:

– Расскажите, почему вы пришли ко мне, Сольвейг.

– Блудница, – пробормотала она. – Блудница вавилонская. Ни к чему ей здесь быть. Я против того, чтобы вы здесь терпели эту Иезавель.

Аксель лечил ее не один год и давно уже научился распознавать ее состояние. Когда она начинала изъясняться библейским языком, это значило, что дела плохи.

– Я помогу вам, Сольвейг.

– Мне постоянно не хватает молока, – пожаловалась она. – Они пьют да пьют, и все им мало. Я все время закупаюсь, а все утекает как в песок.

Он не стал этого комментировать. Внезапно выражение ее лица изменилось. Отчаяние отступило, и она посмотрела на него, широко распахнув глаза:

– Я вас видела давеча.

Он не выказал удивления.

– У здания администрации Майурстюа. Вы стояли на лестнице, ведущей вниз, к станции метро, вы стояли на самом верху, на просвете – «гленне» понашему, понорвежски, как ваша фамилия. А выгляделито как нищий – с бородой, но лицо ваше, и глаза тоже. Ты был Иисус. Точно, вот именно тогда ты был Иисус, Аксель Гленне, и ты меня спас. Если бы ты мне не явился, я бы сюда больше не пришла.

Он застыл, не в силах вымолвить ни слова.

– На Майурстюа? – выдавил он наконец.

– Я видела в газете фотографию той девушки. Ей же было всего шестнадцать. Она меня хранит. Должно случиться чтото ужасное, Аксель. А царем над ними ангел бездны. Будут гибнуть люди. Пастор Браннберг повернулся к нам спиной и не хочет этого видеть. Ты единственный, кто может помешать этому.

Он взял себя в руки. Она доверяет ему. Ей случалось и раньше обращаться к нему, когда она чувствовала, что вотвот сорвется. Когда Сольвейг начинала вести вот такие разговоры о смерти, значит, положение было серьезным. Она уже два раза пыталась покончить с собой.

– Я позвоню в больницу, – сказал он.

Часом позже они с Мириам спустились во двор, уселись в машину.

– Что же теперь будет с этой вашей пациенткой? – поинтересовалась она.

Он свернул на Бугстадвейен, в сторону Майурстюа.

– С Сольвейг Лундвалл? В больнице ее вряд ли будут держать долго, обычно хватает нескольких недель.

Он остановился на красный сигнал, окинул взглядом здание администрации. Вверх и вниз по лестнице, на станцию метро и оттуда, снуют люди. Тот человек, которого увидела здесь Сольвейг Лундвалл, мог быть плодом ее собственного помутившегося сознания. Но описание его внешности соответствовало внешности того человека, на которого он сам наткнулся накануне. Может, припарковать машину, пойти туда, поискать его…

– Сольвейг работает воспитательницей в детском саду, ее там ценят, – сказал Аксель. – У нее и своих детей трое, и я никогда не сомневался, что она хорошая мать. Но время от времени у нее начинается психоз, или, как она сама выражается, она слетает с катушек . Последний раз это с ней было года тричетыре назад.

– Видно, что она вам доверяет.

– К счастью. Последний раз все могло кончиться очень плохо.

– Мнето она была совсем не рада. Наверное, не хочет вас ни с кем делить.

Он выехал на другую полосу и прибавил скорости.

– У нее сложилось какоето идеальное представление обо мне. Сегодня я возник перед ней у здания администрации Майурстюа. Я был похож на Иисуса.

Она не засмеялась, и он собрался было продолжить.

Рассказать, что ли, Мириам, что у него есть братблизнец? Взглянул на нее. Лет ей было между двадцатью и тридцатью. Наверняка лет на пятнадцать моложе его. Но был в ней этот покой и чтото такое во взгляде, что позволяло рассказывать дальше. Внезапно у него возникло желание протянуть руку, дотронуться до ее волос. Аксель отвернулся и сосредоточился на дороге.

Обычно студентам нравилось, когда их брали на обход. Это напоминало работу семейных врачей в прежние времена. Прийти домой к больному, присесть на краешек постели к пожилой женщине, которой трудно дышать. Не торопиться уложить ее в больницу, а попробовать сначала увеличить дозу мочегонного. Или вот пятилетний ребенок с высокой температурой и высыпанием на грудке; мать прокричала в трубку, что не решается везти его в клинику, пусть врач поскорее придет к ним домой. Увидев чемоданчик, мальчуган завопил, и Акселю пришлось надуть резиновую перчатку, как воздушный шарик, нарисовать на ней ручкой рот, нос и уши. Почти сразу плач утих, и Аксель смог осмотреть ему уши, горло и глаза без какихлибо протестов; осмотреть глаза ребенок позволил даже Мириам. Аксель уверил мать, что причиной и сыпи, и температуры была детская розеола и что наверняка у половины детского сада то же самое. Но всетаки оставил ей номер своего мобильного с разрешением звонить, если ее чтото будет беспокоить. Когда они уходили, мальчишка, сидя на диване, играл с шариком из перчатки и все порывался показать Акселю пожарную машину, которая была спрятана под диваном.

Они закончили обход к половине пятого. Аксель остановил машину в «кармане» для автобусов на Майурстюа.

– Тогда до понедельника, – сказала она, не двигаясь с места.

– А завтра?

– Завтра я не смогу прийти. А в пятницу у нас общие лекции.

Он вырулил обратно на Хиркевейен.

– Ты ведь на Руделёкка живешь, кажется? Так я могу тебя там высадить.

Пока они ждали зеленого сигнала возле Уллеволской больницы, он думал о Сольвейг Лундвалл. Она лежала там в совершенно пустой палате, спала, наверное, потому что, чтобы перебороть ангела бездны, овладевшего ею, ей наверняка вкатили лошадиную дозу. «Должно случиться чтото ужасное, Аксель. Будут гибнуть люди».

– У меня есть брат, – сказал он вдруг, въезжая на улицу Хельгесенсгате. – Близнец. Я его не видел больше двадцати лет.

Она ничего не сказала, но он заметил, как она посмотрела на него.

– Я уж думал, что он умер. В какомто смысле это так и есть… Может быть, это его Сольвейг видела сегодня на улице.

– Остановите здесь, пожалуйста, – сказала Мириам. – Я вон там живу. – Она показала на одно из старых кирпичных зданий. – На четвертом этаже, последнем.

Он поставил машину на холостой ход, потянул кверху ручной тормоз.

– Может быть… – начала было она. В ее карих глазах были зеленоватые крапинки. – Не хотите чашечку кофе?

Ему очень хотелось подняться к ней в квартиру на последнем этаже. Посидеть у нее в гостиной. Ощутить тот покой, что исходил от нее. Рассказать ей чтонибудь, он еще не знал, что именно. «Некоторые люди умеют слушать, – подумал он, – а другим только дай потрепаться. Вот она из тех, что слушает».

– Если бы я только мог, – сказал он.

Ее глаза распахнулись еще шире.

– Извините, я не хотела…

Он положил ладонь на ее руку. Не стал ничего объяснять. Ни слова об уроке верховой езды у Марлен или о том, что он обещал сварить рис.

– Тебе не за что извиняться, Мириам. – Он в первый раз назвал ее по имени. – В другой раз я с удовольствием выпью с тобой чашечку кофе. Если ты не передумаешь.

Выйдя из машины, она оглянулась.

– Не передумаю, – сказала она с улыбкой и захлопнула дверцу.

9

Четверг, 27 сентября

По четвергам Аксель никогда не назначал приема на послеобеденное время. Без четверти час, как только последний из утренних пациентов покинул кабинет. Аксель переоделся в спортивный костюм, хранившийся у него в одежном шкафчике, и выкатил из чуланчика в подвале велосипед, вымытый до блеска после предыдущей прогулки. Обычно он ехал на велосипеде до озера Согнсванн, а оттуда дальше в лесопарк, но в этот раз он проехал часть пути на метро по Фрогнерсетерской ветке.

Когда он добрался до Нурмаркской часовни, небо заволокло тучами. На скамеечке у стены устроилась пожилая пара с термосом и бутербродами. Оба были одеты в видавшие виды куртки с капюшоном, а на мужчине была еще и лыжная шапочка с козырьком. Аксель поздоровался и выслушал шквал комментариев: о погоде, о тишине в лесу, о том, как важно следить за здоровьем. На предложение выпить кофе с шоколадными вафлями он ответил вежливым отказом, но все же остановился немножко поболтать с ними. Старики вселяли в него уверенность, что времени у него сколько угодно. Мужчина поставил на скамейку крышку от термоса, из которой пил, и положил ладонь на руку жены. У нее были ясные серые глаза, и, когда она смеялась, будто ручеек журчал. И он с Бией будет так сидеть лет через тридцать, попробовал он представить себе, но у него не получилось.

Он уселся в седло и посмотрел на север. Тучи сгустились. Вообщето, он собирался доехать до горки Хикют[4], но от дождя его костюм не мог защитить. По склону вверх проехал еще велосипедист. Он был в темных очках; он кивнул Акселю, проносясь мимо. Он был моложе Гленне лет на десять, одет в блестящие велосипедные шорты и облегающую футболку. Аксель чуть было не соблазнился рвануть за ним и помериться силами, но отказался от этой затеи.

Возле озерца Бланкванн ему пришла в голову другая идея; он оттащил велосипед в сторону от дороги, запер его, а сам по узенькой тропинке побежал трусцой вглубь леса. С такой скоростью, чтобы можно было любоваться лесными видами. «Послушай Скамандра, поет он!» – восклицала обычно Марлен, когда в лесу им попадался ручеек. Это он рассказал ей о греческом речном божестве, а дочка помнила все, что ей говорили. Он остановился у маленького горного озерца. Както летом, много лет тому назад, он привел сюда Бию.

Это было еще до рождения Марлен. Они искупались, потом он опрокинул ее прямо в вереск. Она ныла, что веточки колются, но он постарался сделать так, чтобы она быстро забыла про это. Потом она называла его Паном и в шутку сетовала на то, как опасно ходить с ним в лес. Менее чем через год родилась Марлен, и Бия потом уверяла, что именно в вереске была зачата ее жизнь.

Он стянул спортивный костюм и бросился в воду. Убедил себя, что в воде тепло, с учетом времени года. Он нырнул и проплыл под водой, насколько хватило дыхания. Они с Бреде всегда соревновались в том, кто дальше проплывет под водой. Он однажды продержался почти три минуты. Эго было на пляже Уксвалстранна. Но Бреде пробыл под водой еще дольше – четыре минуты. Только тогда Аксель испугался, стал кричать и размахивать руками. Прибежали какието взрослые люди. Они нашли Бреде под самой кромкой причала, вытащили его, откачали, вдохнули в него жизнь. Он потом ничего не помнил. «Только все кудато пропало», – сказал он. И тем летом не раз его взгляд становился какимто рассеянным; это могло продолжаться несколько секунд, он не реагировал ни на что, ничего не слышал. Потом он внезапно с недоумением встряхивал головой и выглядел испуганным. Нужно было, наверное, разобраться, что с ним происходит, но никто этим не поинтересовался. Именно тем летом случилась беда с Балдером и Бреде отослали.

Аксель вытерся курткой от спортивного костюма, быстро оделся и побежал дальше, чтобы согреться. Он обнаружил едва заметную тропинку, уводящую в сторону от дорожки, за кусты. Следы сапог на влажной земле, уходившие за деревья. Следы терялись возле замшелого каменистого склона. Он вскарабкался наверх, спрыгнул с другой стороны. Чуть не упал на кучку веток. Изпод веток проглядывал черный пластик. Отверстие, которое, похоже, вело внутрь, было завалено камнем. Он отодвинул камень в сторону, откинул пластик и заглянул внутрь. Сквозь еловые лапы, служившие крышей шалаша метра два длиной, просачивался свет. На картонной коробке, в которой когдато лежали бананы, стояли парафиновая лампа и две стеариновые свечи, оплывшие настолько, что сплющились в твердые лепешки. Рядом с коробкой он разглядел пластиковый пакет и несколько пустых бутылок. Он не справился с искушением, заполз внутрь. В пакете был хлеб, уже зачерствелый, но не заплесневевший. Из бутылок несло дешевым спиртным. В углу лежали свернутый спальный мешок и два шерстяных одеяла. Под них была засунута книжка. Пятясь к выходу, он прихватил с собой и книжку. Это была тоненькая брошюра. Он прочел название: «Дхаммапада». Если верить тексту на задней стороне обложки, сборник изречений Будды. Страницы пожелтели, покрылись пятнами. Там и сям были подчеркнуты строки, в одном месте – красной ручкой: «Те, кто не жил в гармонии с самим собой и кто не собирал истинных сокровищ жизни, позже превращаются в длинноногих старых цапель, грустно стоящих на берегу болотца».

Какоето движение над затылком, как дуновение ветерка. Он обернулся с чувством неловкости изза того, что вторгся в чужую жизнь – жизнь того, кто сейчас обитает здесь. Положил книжку на место, выбрался наверх и побежал дальше по дорожке что было сил, чувствуя, как тепло возвращается в тело.

Только уже сняв замок с велосипеда и покатив его вниз по склону к дороге, он обнаружил, что одна камера спустила. Он проверил клапан – с ним было все в порядке. Аксель достал насос. Пощупав камеру через несколько минут, обнаружил, что та все такая же сдутая. Неподалеку от турбазы Уллеволсетера он увидел поднимающуюся навстречу женщину. Она энергично отталкивалась от земли палками, которые держала в обеих руках. Было чтото знакомое в ее миниатюрной фигурке и в упорстве, написанном на лице, и Аксель поздоровался, поравнявшись с ней. Она остановилась:

– А, это вы?

Гленне попытался вспомнить, откуда он ее знает.

– Кататься ездили? – Она кивком показала на велосипед. – И прокололи шину.

Ее голос был ему хорошо знаком – должно быть, разговаривал с ней по телефону.

– Именно так, – подтвердил Аксель.

– Я вам, к сожалению, ничем не могу помочь, – сокрушенно вздохнула женщина.

– Да нет, конечно, зачем бы вам носить с собой велосипедный набор?

Она засмеялась:

– Спросите на турбазе, может быть, у них найдется.

Он двинулся дальше.

– Кстати, я вам собиралась звонить, – сказала женщина. – Надо же, чтобы именно вы мне встретились! Вы мне прислали направление пару дней тому назад. Пожилой мужчина с послеоперационными осложнениями на позвоночник.

Физиотерапевт. Она была физиотерапевтом в лечебном центре на Майурстюа. Ее имя так и вертелось на языке, сейчас он вспомнит. К ней еще Бия ходит обычно.

– Сомневаюсь, что я смогу ему помочь, очень уж у него сильные боли. Но мы можем это и позже обсудить.

Аксель не стал возражать. Из низко нависших туч закапало, сумерки сгущались. «Не каждая женщина отважится отправиться в лес в темноте», – подумал он. Бия не решалась гулять по лесу одна даже днем.

– Желаю вам без проблем добраться домой. – Она с деланым сочувствием нахмурила лоб, показывая на сдутую камеру.

10

Пятница, 28 сентября

Вечер выдался прохладным, но Аксель устроился на террасе, оставив приоткрытой дверь в гостиную. Он растопил камин и надел теплый свитер. Было уже начало двенадцатого, и он только что поднимался к Марлен, которая проснулась и позвала его. Ей приснился страшный сон: ее преследовал умерший близнец. Прежде чем лечь спать, она выходила к нему на террасу. Они сидели там вместе, разглядывая звездное небо, и Аксель рассказал ей о эфиопской Кассиопее. И поскольку девочка отказывалась идти в постель, пока он не расскажет еще одну сказку, он показал ей среди звезд близнецов – Кастора и Поллукса. Она узнала, какими мужественными и сильными они были. Не было наездника более ловкого, чем Кастор, и никто не мог одолеть Поллукса в кулачном бою. Но больше всего они прославились тем, что никогда не подводили друг друга. Они любили друг друга сильнее, чем все другие братья на свете, и ничто не могло разлучить их. Ничто, кроме смерти. К несчастью, Поллукс был сыном бога Зевса и потому бессмертным, в то время как отцом Кастора был смертный человек, хотя и царь. «Но разве они не близнецами были? – возразила Марлен. – Ведь тогда не могут же у них быть разные отцы!» – «В сказках и такое бывает», – улыбнулся Аксель.

И когда Кастор погиб в кулачном бою, ему пришлось отправиться в царство мертвых. Поллукс умолял Зевса превратить и его в смертного, чтобы он тоже мог отправиться туда и быть вместе со своим обожаемым братом. Но этого даже Зевс не мог сделать – если уж ты бессмертен, таким и останешься. Но ему пришла в голову другая мысль, и он сумел устроить так, чтобы братья всетаки могли быть вместе. Раз в два дня Поллукс отправлялся в царство мертвых и встречался с братом, а другие дни они проводили вместе на небе.

Аксель рассказывал эту историю и сыновьям тоже, но ни одному из них не снились изза этого кошмары. Прежде чем Марлен снова удалось уснуть, ему пришлось прогнать умершего близнеца. Он укутал ее в одеяло, так что она стала похожа на кокон. «И уж там до тебя никакие близнецы не доберутся», – заверил он ее. К тому же на страже у изголовья стояли львенок Микк и овечка. Похоже, подействовало, поскольку из ее спальни больше не доносилось ни звука.

Прежде чем вернуться в свое кресло на террасе, Аксель спустился переброситься парой фраз с Томом. Он остановился перед его комнатой и прислушался к тонкому голосу, доносившемуся изза двери. Сейчас ему показалось, что он знает эту песню, хотя слышал ее раньше только урывками: «And I’m bleeding, and I’m bleeding, and I’m bleeding right before the Lord»[5]. Когда Марлен отправилась спать, Тому пришлось отключить усилитель; мальчишеский голос звучал совсем тихо на фоне еле слышных аккордов гитары.

Аксель не стал входить к нему, прокрался по лестнице назад. Прихватил с собой в темноту бутылку коньяка и бокал. Сразу же после этого в дверях возник Том и попросил разрешения переночевать у своего приятеля Финдюса, вместе с которым они собирались основать музыкальную группу.

Аксель дал согласие не без колебаний. Конечно, лучше так, чем когда сын весь вечер сидит один в своей комнате. После ужина он собирался предложить ему заняться чемнибудь вместе, но все откладывал, пока не стало уже слишком поздно. А вот Даниэль, взрослея, становится настоящим другом. С ним можно было разговаривать почти обо всем на свете, и в том, что рассказывал старший сын, Аксель узнавал свои мнения и интересы. А Марлен постоянно смешила его необычными рассуждениями. Том же всегда был окружен какойто незримой броней, подступиться к которой Аксель не решался. Он не знал, что это такое, просто, общаясь с младшим сыном, чувствовал смущение и неловкость.

Сидя в кресле, он наполнил бокал и поднес его к лицу, вдыхая аромат золотистой жидкости. Бутылку он купил на борту самолета, когда они возвращались с Кипра. Там они всей семьей провели пасхальные каникулы; это были последние каникулы, перед тем как Даниэль покинул отчий дом. Аксель со страхом и тоской ждал приближения этого момента. И яркое белое солнце, и бирюзовое море только обостряли печаль. В день отлета он почувствовал облегчение. Водителя автобуса, который должен был отвезти их в аэропорт, звали Андреас. Аксель разговорился с ним во время одной из экскурсий. Они были приблизительно одного возраста. У водителя были узенькие глазки и сломанный нос, который сросся криво. Он разглядывал Бию, поднимавшуюся по ступенькам автобуса в коротеньком белом платье, обтягивавшем округлые бедра и почти прозрачном, и Марлен, и Тома, и Даниэля, севших в автобус вслед за ней. Когда Аксель последним зашел в автобус, водитель воскликнул: «You must be a very happy man!»[6] Они уселись в конце автобуса, и Бия ущипнула его за ляжку и прошептала на ухо, что она его хочет, а он обнял ее за плечи, разглядывая пролетавшие мимо, выжженные до золотистого цвета пустоши, и подумал: «I must be a very happy man»[7].

Огонь в камине погас. Аксель снова наполнил бокал, сидел, всматриваясь в пляшущие на углях огоньки. «Я зайду домой к Мириам. Я поднимусь в ее квартирку на последнем этаже дома на Руделёкка. Просто посижу там, выпью сваренный ею кофе и поговорю с ней».

Он направлялся в ванную, когда услышал, что к дому подъезжает автомобиль. Выглянул в окно и увидел, что перед входом остановилось такси. На часах было четверть третьего. Звук отпираемой внизу двери и звяканье связки ключей Бии о стеклянную столешницу комода.

Раздевшись до трусов, он разглядывал свое отражение в зеркале. Тело все еще выглядело тренированным, хотя сбоку линия талии начинала чуточку круглиться. Скоро и Бия вошла в ванную, остановилась позади него:

– Еще не спишь?

Он посмотрел на нее в зеркале:

– Ну, может, это я во сне хожу.

Ее волосы были растрепаны и глаза казались воспаленными, но косметика не смазалась. На ней было темнозеленое облегающее платье на бретельках, с глубоким вырезом. И тени для век тоже были зеленоватые. Когда она красилась вот так, подчеркивая чуть раскосые глаза и высокие скулы, то ей вполне можно было дать лет на пять меньше, а то и на десять.

Он обернулся к ней, вбирая в себя ее запахи. Духи, которые он ей обычно дарил; именно так ощущался их аромат спустя несколько часов, когда к нему добавлялись оттенки ее пота и дыма чужих сигарет. К запаху «Шалимар» примешивался запах еще другого, чужого парфюма; он принадлежал мужчине. Аксель мог и дальше развить эту мысль, представить себе, с кем она сидела рядом, с кем танцевала. Он схватил ее за руку повыше локтя и притянул к себе.

– Господи, – пробормотала она, когда он принялся ее целовать, – ты, оказывается, в боевой готовности.

Этот чужой запах был все ближе и ближе – запах того, о чем он ничего не знал, превращавший ее в другую, не ту, к которой он привык. У нее на языке был вкус вина, но еще и водки, а то и джина. Бия очень редко пила чтолибо крепкое.

Когда он задрал ей юбку и ухватился за голые ягодицы, она издала стон и стала стягивать с него трусы.

Он приподнял ее на край раковины, стащил с нее прозрачные стринги.

– Ну, Аксель же! – сопротивлялась она. – Не здесь, дети могут проснуться.

Но на самом деле именно этого она и хотела – чтобы он взял ее тогда и там, где она сидела на холодной фарфоровой раковине, наполовину раздетая. Она отругала его за небрежное обращение с ее платьем, когда он рывком сдернул бретельки с плеч. Но тут он прижался губами к ее соску, приподнялся на цыпочки и ворвался в нее. Почувствовав, что кончает, она сумела приглушить крики. Они превратились в протяжный хрип, не похожий ни на что, что ему доводилось слышать от нее раньше. Аксель остановился. Когда Бия немного успокоилась, он потянул ее за собой из ванной.

– Подожди, – простонала она, – дай я пописаю, по крайней мере!

Он лег в постель. Через открытую дверь ему было слышно, как она спустила воду, помыла руки, открыла шкафчик, наверное, чтобы убрать на место контактные линзы. Потом она прибежала босиком, голая, и закрыла за собой дверь.

– Неужели несчастная женщина не может и пару часиков поспать? – пожаловалась жена.

Он потянул ее вниз, на постель, и перевернул к себе спиной.

– Ну, Аксель, перестань! – захныкала она, как обычно.

Он перегнул ее пополам в бедрах и вошел в нее сзади – так и лежал, не шевелясь, как насекомое.

– Расскажи, где ты была, – прошептал он и начал двигаться медленномедленно.

– Ну что на тебя нашло, Аксель? – простонала она.

– Расскажи, что ты делала сегодня вечером.

– Мы с Лоттой и Марен поужинали в Театральном кафе, потом пошли в «Смюгет».

– Ты когото встретила?

Она попыталась вывернуться.

– Целую банду, – выдохнула она.

– Ты танцевала?

– Ну естественно.

– Со многими?

– Больше с одним. Он полицейский.

Он вышел из нее и сразу же снова вошел, быстрее и жестче.

– Он все никак не отставал. Лет на десять моложе меня, точно. Ну еще, еще сильнее, блин!

Обычно она не употребляла ругательств, и это возбудило его еще сильнее, он больше был не в силах расспрашивать ее об этом полицейском, не пошли ли они еще куданибудь потом, он представлял их себе, как она обвивала рукой его шею и прижималась к нему. Он не мог больше сдерживаться, вдавил ее изо всех сил в углубление на матрасе, притиснулся к ее ягодицам. Когда он кончал, в темноте вдруг явилось какоето лицо за зеленоватой пеленой. Оно близилось, заглядывало к нему через открытую дверцу автомобиля.

11

Суббота, 29 сентября

Аксель проснулся в шесть часов. Он не должен был дежурить в эти выходные и мог бы спать сколько угодно. Но он чувствовал себя отдохнувшим и спустил ноги на пол. Через несколько минут он уже бежал по лесной рощице, прочь от проселочной дороги. Едва светало, смутные силуэты деревьев сливались в нечеткий абрис. Но уже было понятно, что этот осенний денек выдастся погожим.

В половине восьмого он накрыл стол для завтрака. Сидел на кухне, свежий после душа, в трусах и футболке, с кофе, апельсиновым соком, и листал газету «Афтенпостен» с конца к началу, быстро проскочил спортивные страницы, помедленнее – экономический раздел. Цены на нефть упали, и для тех, чьи деньги были вложены в нефтяные акции, новости в основном были неблагоприятными. Однако, пока на Ближнем Востоке идут войны и свирепствует террор, уровень цен не сможет упасть слишком значительно. Они вложили в нефтяной фонд коекакие средства, но не так много, чтобы эта проблема сильно занимала Акселя. Он начал просматривать новости. На улице Русенкрантсгате мужчине угрожали ножом; в лесопарке Нурмарка пропала женщина; цены на электричество постепенно снижаются благодаря тому количеству осадков, что обрушились на страну в начале осени.

Он услышал, как ктото прошмыгнул в туалет, потом по коридору прошлепали босые ноги. На кухню всунулась голова Марлен.

– Ну и соня, – пожурил он ее, откладывая газету в сторону, – деньто давно начался.

Она стояла в дверях, щуря глазки, в розовенькой ночнушке с крокодилом на груди.

– Вечно ты хвастаешься тем, что так рано встаешь.

Он засмеялся:

– Будешь яйцо с булочкой или мюсли?

Марлен выпятила губку, села за стол и задумалась.

– Яйцо, – решила она.

Он намазал кусок булки тресковой икрой из тюбика, повернулся к ней и жестом фокусника извлек у нее из уха яйцо.

Дочь отпрянула, хмуро уставясь в окно; деревья за стеклом все еще окутывала серая дымка.

– Не с той ноги встала? – выдвинул он версию.

Она обернулась к нему, снисходительно вздохнула:

– Папа, у каждого есть право быть не в настроении по утрам. Полчаса, по крайней мере.

– Несомненно, – согласился он. – Это, пожалуй, относится к правам человека.

– А что было раньше – курица или яйцо? – спросила она.

– Яйцо?

– Неправильно. Бог ведь не откладывает яйца.

Аксель приоткрыл дверь в спальню Тома, удивился: сын всетаки ночевал дома. Его было едва видно в темноте; он тяжело дышал, закутавшись в одеяло и отвернувшись лицом к стене Воздух в комнате был спертый и отдавал дымом. Аксель взял со спинки стула небрежно брошенную рубашку, принюхался. Он не раз видел, как некоторые из ребят, с которыми обычно тусовался сын, сидели на полянке позади торгового центра с сигаретой, но Том утверждал, что не занимается «ничем таким». Аксель открыл окно, постоял возле постели сына, решил дать парнишке поспать еще.

А сам пока поднялся на чердак. Он и так уж слишком долго оттягивал разборку сваленных там вещей. Он разложил по кучкам спортивное снаряжение, из которого выросли дети, и одежду, которую он больше не носит. Эти костюмы и рубашки самому ему казались вполне еще приличными, но Бия забраковала как старомодные и запрещала ему надевать. За долгие годы Армия спасения неплохо заработала на ее эстетической привередливости.

В самом дальнем углу чердака, за пустыми чемоданами и тюками с зимней одеждой, стоял старый шкафчик красного дерева. Ключ от него висел на крючке под потолком. Впервые за несколько лет он воспользовался этим ключом. На двух верхних полках были сложены те немногие вещи, которые остались у него от отца. Форменная фуражка. Воинские регалии. Два пистолета – испанский, бывший в ходу во время гражданской войны, и люгер, конфискованный у немцев, разоруженных в последние дни перед капитуляцией.

Была еще коробка с кипой писем – Торстейн Гленне получил их от друзей, вместе с которыми он сидел в концлагере Грини. Он читал их все Акселю. Несколько раз и Бреде тоже, но главным образом Акселю, чтобы тот знал, что «свобода дается не даром». Вместе с письмами в коробке хранились и карты.

Летними вечерами, после того как полковник Гленне вдоволь насидится перед печкой на террасе со своим виски и своими солеными палочками, удавалось, бывало, уговорить его подняться сюда и достать из коробки эти карты, на которых были обозначены тайные маршруты и укрытия. «Этого я вам, ребята, не должен был бы показывать», – ворчал он, хотя с тех пор, как немцы капитулировали, прошло уже двадцать пять лет. – «Я могу случайно выболтать вещи, которые я жизнью поклялся никогда не выдавать». Но все же он без лишних экивоков описывал домики в приграничных краях, где они прятались после диверсий. После того как они взрывали фабрики, перерезали телефонные провода, помогали перебираться в Швецию беженцам. Это могли быть еврейские дети, раскрытые участники Сопротивления, да и просто чудаки, которые вдруг впадали в панику и спешили убраться, хотя немцы вовсе и не охотились за ними. Отец обозначал крестиками места сбора, пунктирными линиями рисовал на картах маршруты перехода границы, обводил в кружок потайные укрытия и явки. А потом Аксель и Бреде играли, будто они беженцы и проводники через границу или что они борцы Сопротивления, устраивающие смертельно опасные акции саботажа. Они останавливали «Блюхера» в Дрёбакском проливе и охотились за «Бисмарком» и «Тирпицем» в узких фьордах. Но больше всего им нравилось взрывать завод по производству тяжелой воды в Веморке. Им удавалось поджечь фитиль в самый последний момент, как раз перед тем, как Гитлеру оставалось совсем немного для создания атомной бомбы: ему не хватало только нескольких литров этой воды. Братья Гленне все ему испортили. Гитлер бушевал, он ненавидел их больше всех на свете и отправил в Норвегию самых страшных эсэсовцев, чтобы их схватить. Тогда близнецы бежали в лес и прятались в тех укрытиях, о которых рассказал им отец. Они перебегали из одного в другое, а за ними по пятам гнались патрули с собаками, так близко, что им слышны были собачий лай и отдаваемые на немецком, самом ужасном из всех языков, команды. Но если одного из них и удавалось схватить, то второй всегда ускользал, потому что оба они поклялись скорее погибнуть, чем выдать брата.

Бреде так возбуждался от этих игр, что не мог потом заснуть всю ночь. Иногда ему приходило в голову разбудить Акселя, чтобы подтвердить верность этому договору: «Ты никогда меня не выдашь. Я никогда не выдам тебя».

Даже когда они не играли, Аксель чувствовал, что он в ответе за брата, что никто другой не сможет справиться с ним. Всякий раз, как Бреде устраивал какуюнибудь каверзу, родители заводили разговор о том, что оставлять его дальше дома просто невозможно. Аксель понимал, что это пустые угрозы, просто чтобы заставить Бреде образумиться; он и помыслить не мог, что они действительно могут так поступить… Но Бреде был не в состоянии образумиться. Через неделю после того, как был застрелен Балдер, Бреде отослали прочь.

Они сидели с Марлен на диване и играли в компьютерную игру «Праздник в джунглях», когда около половины двенадцатого появилась Бия. Она остановилась в дверях гостиной, разглядывая их. Аксель все еще был в трусах и футболке, Марлен – в ночной рубашке.

– Так вот вы где!

– Не мешай, мама, не видишь разве, мы работаем?

– Ах вот оно что, теперь это так называется!

– А ты не знаешь разве, что игра для детей – это то же самое, что для взрослых работа?

– Ну да, ты права, наверное. А как же с папой, онто не ребенок – во всяком случае, не совсем?

– Папа отдыхает, это только я работаю.

Бия встала позади них и некоторое время следила за тем, что происходит на экране. Потом она наклонилась и обняла их, обоих сразу, прижалась к каждому щекой – к одному левой, к другой правой. Аксель закинул руку назад и забрался Бии под халат, под которым у нее все еще ничего не было.

– Ну ты хорош! – прошептала она ему на ухо.

– Прекратите шептаться! – запротестовала Марлен.

– Я только сказала твоему отцу, что он хорош.

– Ты ему мешаешь, – пожаловалась дочь, – смотри, он сейчас изза тебя жизнь потерял. Очень ему от этого хорошо?

Бия послушалась и ушла на кухню. Оттуда она крикнула:

– Ты газету читал, Аксель?

– По диагонали.

Она, встревоженная, вышла к ним с развернутой газетой:

– Ты видел, женщина пропала в лесопарке!

Он все еще сражался с пультом управления.

– Ты знаешь, кто она? – спросила Бия. – Хильда Паульсен, мой физиотерапевт.

Только теперь до него дошло, он поднялся с дивана и подошел к ней.

Сощурив глаза, Аксель прочел заголовок, на который показывала жена.

Он позвонил на номер дежурного в полиции. Объяснил, по какому поводу звонит. К телефону пригласили женщину, говорившую на ставангерском диалекте. К тому же голос у нее был необыкновенно громкий.

– В какое время вы встретили ее?

Аксель задумался. Он добрался до озера Бланкванн около половины пятого. С учетом спущенной камеры ему понадобилось чтонибудь около двадцати минут, чтобы спуститься к Уллеволсетеру. На часы он посмотрел, только когда добрался до озера Согнсванн, и это было уже в четверть седьмого.

– И как она вам показалась? Я имею в виду, в каком настроении она была?

Аксель отодвинул трубку подальше от уха:

– Да ничего особенного, в хорошем настроении.

Он понял, чего от него добивается женщина из полиции, но трудно было поверить, что исчезновение было както связано с душевным состоянием пропавшей. Женщина была в спортивном костюме и с палками для ходьбы. Она остановилась, чтобы поговорить с ним об общем пациенте. Она думала о пожилом человеке с болями в спине, а не о самоубийстве.

12

Понедельник, 1 октября

Рита разлила кофе по чашкам.

– Она собиралась на прогулку в лесопарк, – сказала она, нарезая бисквитный тортик, испеченный дома на выходных. – А после этого ее никто не видел.

Каждую пятницу, а иногда и по понедельникам Рита приносила на обед какоенибудь домашнее угощеньице, и уже не раз Ингер Беата заводила с Акселем разговор о том, как бы это сказать Рите, не обидев ее, что они больше не в состоянии объедаться пирогами. Аксель от души посмеялся над ее озабоченностью и предложил каждому полагаться на собственную изобретательность.

– А ктонибудь из вас знает, кто она?

– А почему мы должны это знать? – спросила Ингер Беата, рот которой был набит салатом.

Аксель знал, что она хотела обсудить с ним ведение одного своего пациента. Но она, конечно, не захочет этого делать в присутствии студентки. Придется ему заглянуть к ней в конце рабочего дня.

– Вы оба с ней знакомы.

Ингер Беата бросила взгляд на Акселя, тот отвел глаза.

– Ну давай же, Рита, не тяни! – раздраженно сказала она.

– Хильда Паульсен, физиотерапевт из центра на Майурстюа.

– Да не может быть! – воскликнула Ингер Беата.

Рита, поглядывая то на одного, то на другую, протянула им блюдо с бисквитом.

– В полиции считают, что ее убили.

Аксель резко повернулся к ней:

– А ты откуда знаешь?

– У одной моей подруги дочка работает в «ВГ»[8]. Они там все про это знают. В полиции думают, что, наверное, Хильда Паульсен встретила когото на прогулке или что ктото караулил ее в лесу.

Она вздрогнула, и блюдо с бисквитом чуть не опрокинулось на стол.

Ближе к четырем в кабинет к Акселю зашла Мириам:

– Я закончила заполнять карточки.

Он молча продолжал работать.

– Я насчет женщины, на машину которой наехали сзади, – напомнила девушка. – Нет ли у нее хлыстовой травмы шейного отдела?

– Я посмотрю сегодня.

Она не уходила:

– Вы такой задумчивый сегодня…

Он убрал волосы со лба и только после этого поднял взгляд от бумаг и посмотрел на нее:

– Входи, садись.

Она прикрыла дверь.

– Мне жаль, если вы… – начала она, – о чем мы в среду разговаривали.

Глаза у нее были даже больше, чем ему помнилось, или, может, это она их подкрасила так удачно. Под белым халатом на ней была надета маечка. В том месте, где выпирали грудки, маечку украшали большие блестящие буквы.

– У тебя какоето тайное послание на груди? – спросил Аксель, не удержавшись от улыбки.

Она покраснела и запахнула халат:

– Это мне подруга на день рождения подарила. У меня других стираных маек не оставалось.

– Дайка взглянуть, – попросил он.

Поколебавшись, она распахнула халат. Он неторопливо разглядывал витиеватую надпись.

– Мириам, – прочел он вслух. – Вот сегодня у меня есть время, Мириам. Я имею в виду, зайти выпить чашечку кофе.

Сидя рядом с девушкой на заднем сиденье такси, Аксель сказал:

– Ты права, сегодня мне действительно есть о чем задуматься.

Он откинулся на мягкую спинку:

– Женщину, которую не могут найти, я встретил в тот самый день, когда она пропала. Может статься, я последний, кто видел ее в живых.

Больше он ничего не стал говорить, пока не уселся поудобнее на диване в квартире Мириам. В гостиной было выделено место для плиты и кухонных принадлежностей, а в одном углу устроена ниша, где, предположил он, стояла ее кровать.

Пока она расставляла чашки и блюдечки, Аксель рассказал о том, как встретил в лесу пропавшую женщину. Ему почемуто казалось важным передать их разговор слово в слово, как он ему запомнился. Упомянул он и о чем тогда подумал, что не каждая женщина осмелится вечером гулять по лесу в одиночку, и по завершении своей прогулки.

Мириам разлила по чашкам кофе из френчпресса. Он пригубил. На вкус, скорее всего, «Ява» из синей упаковки.

– Вкусный кофе! А ведь я знаток по этой части.

Ее мысли явно все еще были заняты тем, что она только что услышала.

– А вот перед тем, как вы встретились, – сказала она, опустившись на стул с другой стороны стола, – вы ведь купались в озерце в дальнем уголке лесопарка и нашли шалаш из веток?

– Не знаю даже, чего это я расселся тут и разглагольствую, Мириам!

– Вы не подумайте, что мне ваши разговоры могут наскучить.

Ее действительно интересовали даже мельчайшие подробности. Ее вопросы придавали всему особую значимость, которой он сам вначале не разглядел. И он тут же представил себе, как он мог бы взять ее с собой туда. К озеру и к шалашу. Ему пришлась по вкусу мысль прогуляться по лесу вместе с ней. Аксель чуть было не предложил ей это, но удержался. Вместо этого он заговорил о том, что ждет его дома и к чему он скоро должен будет вернуться. Об уроках верховой езды и футбольных тренировках, о совместных трапезах за обеденным столом. О Марлен и о Томе, о Даниэле, который уехал учиться в НьюЙорк, и о Бии, пишущей статьи в модный журнал, в котором раньше она работала редактором. Он рассказывал все это, чтобы снять то напряжение, которое постепенно стало ощущаться между ними; вроде бы помогло.

– Ты из тех, кому люди раскрывают свою душу, Мириам. Знаешь ли ты это? Если бы ты работала в полиции, тебе наверняка пришлось бы выслушать немало признаний.

Она отвернулась и взглянула в окно:

– Так со мной было всегда. Истории, которые мне довелось услышать, продолжают жить у меня в душе. Бывает, я еще долго сижу и вспоминаю их, когда человек уже ушел от меня.

– Как же ты сможешь работать врачом? Нельзя же носить в себе все это – такого не выдержать!

Она подула на кофе и отпила глоток.

– Придется мне научиться жить с этим. Научиться возводить стену между собой и людьми. Мне кажется, у меня уже немного получается.

– Я, во всяком случае, не стану больше грузить тебя рассказами об этой истории. – Он отставил чашку в сторону и поднялся.

Он остановился возле стула, на котором она сидела. Мириам запрокинула голову. На ее лицо падал сероватый свет из чердачного окошка. Зеленоватых крапинок, которые он раньше заметил у нее в глазах, сейчас не было видно. Аксель впервые ощутил, что за ее спокойствием скрывалось и чтото иное. Пожалуй, почувствовал это сразу, когда она впервые пришла в клинику… А он не задал ей ни одного вопроса о ее жизни. Надо было постараться избежать таких разговоров, которые могли бы привести к ее превращению в нечто большее, чем юная студентка, с которой он будет общаться несколько осенних недель перед тем, как она навсегда исчезнет из его жизни. Аксель чувствовал, что снова может контролировать ситуацию, и не хотел утратить этого ощущения. Все же спросил:

– Случилось чтонибудь?

Она отвела глаза.

– Я должна признаться кое в чем, Аксель, – ответила она после минутной заминки. – Я ведь не случайно оказалась на практике в вашей клинике. Я поменялась с другим студентом. Когда вы читали нам лекции весной, я каждый день старалась поймать вас в перемену. А потом я думала о вас. И мне почемуто казалось, что и вы обо мне думаете, – такая вот глупость. Но вы меня даже не вспомнили, когда я в первый день практики пришла к вам в кабинет.

– Зачем тебе это было нужно? – спросил он.

– Мне нужно было снова с вами поговорить.

– Поговорить?

Он дотронулся до ее плеча. Мириам прильнула к нему:

– Мне кажется, я этого хотела.

Нижняя губа у нее слегка оттопыривалась. Он наклонился и поцеловал эту губку:

– А теперь мне пора.

Он поднял ее со стула. Узкие брюки плотно обтягивали ее бедра. Его рука скользнула ей под пояс. Она привстала на цыпочки и прижалась губами к его шее.

– Не надо, Мириам.

– Ну ладно, – пробормотала она, – не надо так не надо.

13

После вечерней службы отец Раймонд остался в костеле. Ему предстояло принять исповедь, и он не стал гасить свечи. В эти минуты, пока он сидел вот так, ждал и вслушивался в пространство большее, чем земное, его душу наполнял покой. Он мог в такие моменты слиться с тишиной. Звуки уличного движения едва доносились извне. Наконец отворились двери. Он тотчас же узнал фигуру, приближавшуюся к нему по центральному проходу.

– Доброго вечера! – с шутливой торжественностью вымолвил он. – Вот так сюрприз!

Молодая женщина схватила протянутую ей Руку:

– Я не отниму у вас много времени, отец Раймонд.

Он замотал головой:

– Милая Мириам, знала бы ты, как я рад тебя видеть! Ты же месяцами не показываешься.

Он проводил ее к небольшому закутку рядом с ризницей, указал рукой на скамью рядом у двери. Сам сел на стул напротив.

– Я так часто думаю о тебе, – сказал отец Раймонд. – Вот и сегодня тоже думал.

И осознал вдруг, что то же самое было и накануне, и утром, когда он пришел в свои покои. Он думал о ней, вставляя ключ от двери в замочную скважину. Он думал о ней потому, что она явилась ему во сне, увиденном этой ночью. Но этого он не сказал, просто спросил, как идут дела с учебой. Мириам отвечала както рассеянно, и это удивило его, потому что обычно она подробно рассказывала о том, чем занималась.

Он положил ногу на ногу и откинулся назад, разглядывая ее. Именно ее лицо – вот что больше всего завораживало его в ней. Видеть перед собой красивое лицо – это всегда действовало на него позитивно. Как хорошее вино или как изящно изложенный текст. Но в лице Мириам было нечто большее. Оно наводило его на мысль, к которой он и так часто возвращался.

Ее высказал один философ, который, как ни странно, был родом из ее страны[9] и на изучение трудов которого отец Раймонд потратил годы своей жизни. «Его печать в лице Другого».

– Я встретила одного человека, – сказала Мириам.

Он довольствовался тем, что пару раз кивнул, и потянул паузу ровно столько, чтобы ей не осталось ничего иного, как продолжить.

– Одного мужчину.

Это он и так понял. Он начал легонько раскачиваться взад и вперед на стуле, как если бы старался прогнать все прочие мысли, что могли занимать и отвлекать его.

– Ты это так сказала, словно сама не рада.

Разом кудато улетучилось дурное настроение, что не давало ему покоя весь вечер, напротив, он чувствовал, как внутри ширится и растет некая тихая радость. Девушке было трудно. Она пришла к нему. Некоторое время тому назад она уже приходила к нему, чтобы поговорить о мужчине. Она тогда хотела порвать с тем человеком, но ей было его жалко, и она чувствовала, что не в состоянии причинить ему еще большую боль.

– А давно ты повстречала его… этого, нового? – осторожно поинтересовался отец Раймонд.

– Сегодня как раз будет неделя.

Он открыл рот, чтобы сказать чтонибудь.

– Я знаю, может показаться, что мы совсем мало знакомы, – поторопилась она добавить, – но кажется, будто я знала его всегда. Не знаю, как это объяснить.

– Ну же, ты так хорошо умеешь все объяснять, – подбодрил ее пастор.

Она долго смотрела на него.

– Мы не сможем продолжать встречаться… Он старше меня на семнадцать лет.

– Вот как.

– Он женат, и у него трое детей. Вот и рассказала. Если вы теперь прогоните меня, я это пойму.

Губы отца Раймонда тронула улыбка.

– Не думал, что ты такого плохого обо мне мнения.

Она рассказала много чего еще. И все же у него возникло ощущение, что чегото она недоговаривает. Чтото мучило ее: она казалась даже напуганной, но он не стал на нее давить. Когда она замолчала, он спросил:

– Может ли человек обрести счастье вместе с другим человеком, если это счастье будет построено на разрушенной жизни других людей?

– Думаю, что нет, святой отец.

Он кашлянул:

– Как далеко зашли ваши отношения?

– Мы с ним немножко пообщались еще до каникул, когда он читал у нас лекции. Я думала о нем все лето. Я думала, что если мне удастся снова с ним встретиться, то эти мысли отпустят меня, но стало только хуже.

– Так, значит, вы с ним не… – начал пастор. – Он тебя ни к чему не принуждает?

– Это все я затеяла, – решительно ответила она. – Я это заранее спланировала.

Отец Раймонд был с ней знаком все те шесть лет, что она жила в Осло. С тех самых пор, как она пришла к нему сюда в первый раз, его влекло к ней, но так, что он мог это разрешить себе. Эта слабость служила своего рода напоминанием, окошком в ту жизнь, которую когдато вел и он; отказавшись от страсти, которая терзала его в прошлой жизни, он обрел ее снова, но в иной плоскости, где ее держало в узде не принуждение, но радость.

– Я никогда не забуду, как вы мне помогли в тот раз! – воскликнула она. – Ведь именно разговоры с вами придали мне сил, чтобы вырваться из тех отношений. Иначе они разрушили бы меня.

– Я только и сделал, что помог тебе соткать из отдельных нитей цельное полотно, – уточнил он. Ему не хотелось сейчас бередить этого; гораздо важнее было дело, ради которого она пришла к нему сейчас и что пожелала рассказать ему. И он вынужден был признать: его подстегивало и собственное любопытство. – Так на сколько далеко зашли… ваши отношения? Я говорю о тех, что начались недавно.

– Ничего такого у нас с ним не было. Он поцеловал меня и ушел.

Отец Раймонд склонился к ней:

– Я хотел бы, чтобы ты, прежде чем уйти отсюда, задумалась над двумя вопросами. Вопервых, чего он от тебя ожидает?

Но Мириам не могла или не хотела ответить на этот вопрос, и он попросил ее рассказать, что она знает об этом человеке. Потом он подвел итог сказанному ею:

– Ты нарисовала образ привлекательного мужчины, симпатичного и успешного, который много хорошего делает для других людей. У него есть жена, и дети, и братблизнец, которого он много лет не видел. Пусть мой вопрос пока остается без ответа, Мириам, но не забывай о нем. Однако мой второй вопрос гораздо важнее. Чего ты ждешь от него ?

– Я хотела бы быть вместе с ним, – ответила она не задумываясь, – во всех отношениях.

Отец Раймонд опустил глаза. Она продолжала:

– Только разум твердит, что это неправильно. А все остальное во мне желает этого. Я все потеряю и останусь ни с чем. И когда я думаю об этом, я чувствую облегчение… Но он никогда не оставит свою семью ради меня. Он не такой.

– А тебе не приходила в голову мысль, что именно это и является причиной твоего желания быть с ним вместе? Потому что он не свободен завязывать отношения с женщинами. Может быть, это попытка справиться с чемто дурным, чемто тяжелым, Мириам?

Казалось, она раздумывает над тем, о чем он спросил, но не находит ответа. Отцу Раймонду было известно о том горе, которое она носила на сердце с юных лет. Но он достиг пределов того, что был в состоянии понять. «Я познал человека лучше, чем женщину или мужчину», – снова подумал он.

– Я понимаю, каково тебе сейчас, Мириам. Может быть, моя помощь понадобится тебе и на этот раз.

На вопрос, с ответом на который она так замешкалась, имелся однозначный ответ. Она знала, как ей следовало поступить, но она пришла сюда не для того, чтобы услышать это. Ему казалось, что в ней он узнаёт многое из того, что ему самому довелось выстрадать в жизни. И все же она была лучше приспособлена для мирской жизни, чем он когдато. Она была сильнее и лучше подготовлена к ее перипетиям. Или он неправильно оценил ее? Было ли то, благодаря чему она так сильно привязывалась к другим людям и почему она так сильно притягивала других людей к себе, только во благо? Ему казалось, что он так ясно представляет себе ее. Но и она тоже соткана и из света, и из тени. Вполне вероятно, что тень глубже, чем он представляет себе. Что там есть чтото, о чем он не желает знать.

Ему и раньше встречались люди, носящие в себе бездну скорби, он видел, как эта скорбь поглощала этих людей, подобно страсти. И как они, возможно и не желая этого, умели превращать других людей в таких же рабов своей страсти.

Он взял с нее обещание прийти снова. Большего ему не удалось добиться. Теперь для него было вполне очевидно, что она боится. Меньше всего пастору хотелось бы оттолкнуть ее от себя, выказав осуждение. Когда он стоял возле алтаря и смотрел вслед девушке, удаляющейся по центральному проходу, ему вдруг вспомнилось, в каком виде она приснилась ему вчерашней ночью. Он резко повернулся и ушел в ризницу.

14

Вторник, 2 октября

Аксель перекусил в кабинете, продолжая работать. Ему нужно было разобраться с целой кипой документов. В течение дня необходимо было заполнить несколько заявлений о выплате пособий по нетрудоспособности и четыре направления к специалистам. В результате он так и просидел весь обед за стопкой бумаг и пакетом с едой на столе. Мириам заболела. Так она, во всяком случае, сказала Рите по телефону. Сначала он почувствовал облегчение. Не впервые практикантка проявляла к нему интерес, выходивший за пределы профессионального. Обычно он ничего не имел против. Пару раз он был настолько неосторожен, что поощрял такой интерес, но никогда ранее не допускал развития отношений… Мириам не появится раньше следующей недели. Както исподволь подкралось настойчивое желание позвонить ей. Он посидел, держа в руке мобильный телефон, потом отложил его в сторону. Не нужно было ему прикасаться к ней! Наверняка теперь это снова произойдет.

В обеденный перерыв Аксель успел разобраться только с одним пособием, и, как только последний записанный на этот день пациент вышел за дверь, он переключил телефон на голосовую почту и снова взялся за документы. Пришли результаты анализов за последние четыре дня. Он отмечал для себя те, в которых содержались отклонения от нормы. В основном это были пустяки или явные ошибки. Но некоторые были и серьезными. И еще один, читая который он так и застыл с листком бумаги в руке. Сесилия Давидсен, результат биопсии уплотнения в груди. «Результат может указывать на инвазивную дуктальную карциному в III стадии. Многочисленные митозы, грубая атипия и метастаза в миндалины». И недели не прошло с тех пор, как эта пациентка побывала у него. Ему сразу же стало понятно, что опухоль у нее злокачественная, потому он и постарался сделать так, чтобы на маммографию она попала на той же неделе. Тут важно было иметь хорошие отношения с теми, от кого это зависело, а также славу опытного терапевта.

Он открыл ее карту и нашел номер телефона, схватил трубку. Детский голосок на другом конце провода.

– Позови, пожалуйста, маму, – попросил он.

– А ты кто?

– Я… эээ… мне нужно ей коечто сообщить.

Ребенок – ему было слышно, что это девочка, ровесница Марлен, – позвал мать. Аксель положил трубку.

Пока он ехал в такси, перед его мысленным взором вновь всплыл образ Мириам. На щеке у нее, прямо под ухом, была маленькая родинка. И еще одна, похожая, на шее, с той же стороны. Когда она слушала, брови у нее неожиданно взмывали кверху и, дрогнув пару раз, опускались на место. Он бросил взгляд на часы, не будучи уверенным, успеет ли он заехать в больницу к матери, перед тем как сесть на паром. «Ты должен научиться отвечать за свои поступки, Аксель». Для отца в мире существовал только один настоящий грех.

Судья Верховного суда Торстейн Гленне перевидал стольких людей, которые крали, обманывали, убивали. «Единственный настоящий грех – это ложь, Аксель. Все остальное можно простить, если ты признаешься и расплатишься за содеянное. А вот когда ты лжешь, вот тогдато ты и погибаешь. Потому что ты ставишь себя вне общества. Вот этогото Бреде и не в состоянии понять».

Аксель попросил шофера подождать, зашел в калитку. У Давидсенов был большой сад с яблонями и кустами малины по периметру, а фасад был весь увит клематисом. Он позвонил в дверь и услышал, как залаяла собака и ктото крикнул внутри; сразу же после этого дверь отворилась. На пороге стояла девочка – две тоненькие косички, розовый курносый носик. Аксель догадался, что это она подходила к телефону, когда он звонил двадцать минут тому назад. Она придерживала за ошейник кокерспаниеля, маленького, как щенок.

– Мне нужно поговорить с твоей мамой.

Она испуганно посмотрела на него. Собака тоже казалась испуганной; она вырвалась из рук девочки и убежала.

– Это ты звонил, – сказала она, не сводя с него взгляда.

Он кивнул.

– А потом пропал, потому что, когда мама подошла, в трубке уже никого не было.

– Показалось удобнее приехать самому и поговорить с ней, – сказал он.

В этот момент за спиной дочери появилась Сесилия Давидсен. Она была в очках, волосы казались более темными, чем в прошлый раз. В руках она держала книгу, учебник арифметики для младших классов, заметил он. Когда она узнала его, ее зрачки расширились, а лицо на глазах вытянулось.

– Так это вы… Это вы звонили?

Он почувствовал себя неловко и только теперь осознал, насколько нелепо было ехать сюда, в ее дом, с таким известием.

– Мне нужно навестить больного, который живет здесь поблизости. Я подумал, что могу и к вам зайти по пути.

Сесилия распахнула дверь, В лице не было ни кровинки. Девочка обхватила ее за талию и прижалась к ее джемперу.

«Вестник», – подумал Аксель Гленне, переступая порог просторной виллы в фешенебельном районе Виндерн с результатом биопсии ткани, полной растущих клеток – растущих бесконтрольно и сеющих смерть вокруг.

В холле пахло обедом, еще сильнее им пахло в гостиной. Мясо пофранцузски и рис, кажется. Он подождал, пока она отошлет девочку со щенком, учебником арифметики и печеньем в руке в ее комнату.

– Я по поводу результата анализов, – сказал он, хотя видел, что женщина, сидевшая напротив, прекрасно знает, зачем он пришел.

15

Четверг, 4 октября

Подружки Марлен были приглашены к шести часам. Акселю пришлось отказаться от велосипедной прогулки: он обещал пораньше вернуться домой и взять организацию мероприятия на себя. За час до прихода гостей лимонад и пицца были закуплены и привезены в дом. Накануне вечером Бия испекла шоколадный бисквит, булочки и кексики и приготовила ягодное желе. По работе ей нужно было съездить в Стокгольм, но она собиралась вернуться еще до окончания праздника. Она была просто счастлива, что избежит всей этой суматохи, и благодарна мужу за то, что он согласился взять все на себя. Он попросил Тома помочь ему подготовиться к приходу гостей; сын буркнул в ответ чтото, что могло сойти за «ладно», но тут же Аксель увидел прошмыгнувшую за калитку спину в кожаной куртке.

Пока он накрывал стол бумажной скатертью, расставлял одноразовые тарелки и надувал шарики, Марлен сидела под столом и играла с подарком, который он вручил ей утром. Она просила у них собаку или хотя бы кошку. Но ни того ни другого ей было нельзя изза аллергии. Минисвинку не стали дарить на том же основании, хотя с точки зрения медицины это уже было сомнительно. Но черепаху он ей всетаки купил. Это устраивало всех: она не линяет, ее нет необходимости выводить на прогулку в любое время суток, она непривередлива в еде и ей не нужно давать противозачаточные или делать прививки, она не писает на ковры и подчиняется принятому в доме распорядку, не устраивая скандалов. Марлен тут же объявила ее своим лучшим другом.

Перебрав несколько разных кличек, она остановилась на имени Кассиопея, в честь ее сородича в одной из книг, которые читал ей Аксель, и тем самым черепаха обрела свое собственное созвездие в ночном небе. Марлен давно уже решила, что все приглашенные на день рождения должны прийти в костюме, изображающем какоенибудь животное. Сама она собиралась одеться старшей сестрой Кассиопеи, и Аксель закрепил у нее на спине пластмассовую лохань, а длинные волосы убрал под вязаную шапочку. И вот теперь дочь валялась под столом и щебетала на черепашьем языке, ожидая первую гостью.

Пока пицца стояла в духовке, Аксель отослал двенадцать девчушек в их зверином обличье вниз, в комнату в подвале, где они устроили танцы под мигающий, как на дискотеке, свет. Сам он пошел за мобильным телефоном – хотел посмотреть, не задерживается ли Бия. На мобильном оказалось одно сообщение. От Мириам. Он так и застыл, стоя в коридоре: не мог решить, читать его или нет. Сегодня был четверг. Прошло три дня с тех пор, как он побывал в ее квартире. Он поцеловал ее. Весь вечер он ощущал наполненность ею. Ее голосом, ее запахом. Когда Мириам на следующий день не появилась в его кабинете, он то и дело хватался за мобильный телефон, собираясь позвонить или послать сообщение. Но он сумел удержаться, и, казалось, эта зацикленность на ней отпустила его. Сегодня Аксель почти не вспоминал о ней. Он потерял контроль над собой, но сумел снова вернуть его… Она писала: «Я выздоровела. Увидимся в понедельник. Мириам». Он не знал о ней ничего и не хотел знать. Постарался не расспрашивать ее ни о чем таком, что могло бы спровоцировать ее на откровенность. С кем она общалась. Откуда она приехала. Семья, друзья, прежние возлюбленные. Слишком многое для него было поставлено на кон. Сигнал таймера оповестил, что пицца готова. Он сочинял себе эту девушку, почти не замечая этого. Только сейчас до него дошло, что мысленно он начинает превращать ее в ту, кем она наверняка не является. Не поэтому ли для него оказалось возможным подняться к ней в ее мансарду? Не поэтому ли оказалось возможным снова с ней встретиться? Он знал, что так должно было случиться. А потом он отпустит ее от себя.

В течение долгих лет Аксель устраивал большинство деньрожденных праздников для своих сыновей. По сравнению с ними девчоночий день рождения был просто сказкой: никто не швырялся пиццей, никто не поливал стол кетчупом, никто не совал соломинку в ухо соседа за столом и не лил в это ухо лимонад. Можно было не торопясь ходить вокруг стола и подливать напитки в стаканчики стайке розовых кроликов. Набралось среди них и несколько кисок, парочка пони, божья коровка и меланхоличный ослик. Наташа, лучшая подруга Марлен, была вроде бы львом: пышное афро было начесано кверху как грива, а на все вопросы она отвечала зловещим рычанием. Но, увидев, как испугался Аксель, она так расхохоталась, что ее большущие глаза превратились в узенькие щелочки, и она заверила его, что, вообщето, она очень добрая, если только ей достанется достаточно пиццы.

– А моего дедушку чуть немцы не убили, – заявила Марлен. – Правда, папа?

– Действительно, так.

Марлен взяла на руки Кассиопею и поцеловала ее в панцирь.

– Расскажи про то, как дедушке пришлось бежать в Швецию, – попросила она.

Аксель отказался – не захотел запускать полковника Гленне в эту компанию. В разных укромных местечках по всему дому он припрятал пакетики со сладостями и нарисовал пиратский план, в котором были зашифрованы указания о том, где их искать. Но Марлен не отставала.

– Раз так, расскажи нам про Кастора и Поллукса, – потребовала она. – Про того, которому пришлось отправиться в царство мертвых, чтобы навестить своего умершего брата.

Она подбила и других зверей хором поддержать ее требование. Аксель понял, что деваться некуда, и принялся рассказывать. Еще когда он был мальчиком, он любил рассказывать истории. Если у него получалось изложить их достаточно живо, удавалось привлечь интерес матери. В таких случаях глаза Астрид Гленне широко распахивались и становились огромными; она откладывала то, чем занималась, и усаживалась рядом, чтобы выслушать его до конца. Ей особенно нравилось, если ему удавалось напугать ее. Когда он рассказывал о Франкенштейне, вампирах и оборотнях, она могла струхнуть всерьез. Как бы защищаясь, мать выставляла руки перед собой, словно не хотела слушать дальше, но на самом деле именно этого она и хотела. И когда ему удавалось вызвать в ее воображении облик графа Дракулы, проникающего в спальню полуобнаженной женщины, не отбрасывающего тени и ведомого безмерной жаждой крови, – вот тогда мать была во власти Акселя. Чем страшнее ей было, тем более она принадлежала ему.

Он старался не напугать этих маленьких девочекзверюшек историей о близнецах, но вплетал в нее новые драматические события, которые сам придумывал по ходу действия, и они слушали как завороженные.

У малышки в костюме ослика (единственной из подружек Марлен, имени которой он не помнил) на лбу и щеках были нарисованы черным морщины, и она выглядела как пожилая женщина. Чтото в ее широко распахнутых глазах напомнило ему о дочери его пациентки, домой к которой он заходил накануне. Его вновь охватило то же самое ощущение – будто он вторгается в их домашний уют на Виндерне с вестью о смерти. И эта мысль потянула за собой мысль о Мириам: ответить на ее сообщение. Позвонить. Поехать к ней домой. Ему нужно поговорить с ней!

– Вы найдете Кастора и Поллукса, посмотрев на звездное небо, – завершил он рассказ. – Недалеко от эфиопской царицы Кассиопеи.

– А вы знали, что Кассиопея царица? – воскликнула Марлен. – Давайте выйдем на улицу, посмотрим, сможем ли мы найти ее.

Она промчалась через всю комнату и открыла дверь на террасу, а остальные «зверюшки» бросились следом. Аксель тоже пошел туда. К вечеру прояснилось и видно было почти все небо. Он показал им и Близнецов, и Кассиопею.

– Но там же поблизости есть одна звезда, на которую смотреть нельзя.

Он замолчал, все девочки повернулись к нему.

– А что это за звезда? – спросила Наташа.

– Она находится в созвездии Персея и называется Алголь, – сказал он. – Название ей придумали арабы, и оно означает «дух, пожирающий мертвецов».

Девочки хранили молчание, они застыли, вглядываясь в темноту.

– Иногда Алголь бывает яркой и четкой, иногда она едва видна, она все время изменяется. И, собственно говоря… – Аксель понизил голос, – собственно говоря, это мы видим злой глаз Медузы там, наверху. Он нам подмигивает. Но об этом вам лучше бы не слушать…

Раздался дружный хор протестующих голосов, и Марлен пригрозила, что они его побьют, если он не расскажет до конца.

– Ну ладно, – согласился он, тяжело вздохнув. – Придется рассказывать.

И он поведал о сыне бога Персее, которого послали в царство Горгоны, чтобы поймать ужасную Медузу. Он обрисовал это чудовище в мельчайших подробностях: вместо волос у нее на голове извивались ядовитые змеи, а уста изрыгали удушающий серный газ. Самое ужасное он досказал шепотом: глаза у нее были такие страшные, что всякий, заглянувший в них, превращался в камень. Вся стайка костюмированных девочек разом содрогнулась, а маленький меланхоличный ослик, напомнивший ему дочь Сесилии Давидсен, закусил губку и, было видно, едва сдерживается, чтобы не заплакать. Хорошо, что дальше Аксель рассказал, как Персей с помощью зеркала сумел отрубить чудовищу голову и запихнуть ее в мешок. Девочки с облегчением вздохнули.

– На этом история не заканчивается, – признался Аксель, – но конец ее я рассказывать не буду, пощажу вас.

Новая буря протестов, и, якобы против воли, он вынужден был продолжить рассказ о триумфах Персея:

– Этот мешок с головой чудовища он носил с собой повсюду, и каждый раз, встречая своих заклятых врагов, он открывал его. Это было жуткое оружие, потому что всякий, встречавший взгляд Медузы даже после того, как она умерла, превращался в камень. И так это и до сих пор: никому, кто посмотрит в глаза Медузы, не остаться в живых.

Девочки молча переглянулись.

– Персей стал великим героем, и в честь его на небе названо созвездие, – закончил Аксель. – И в своей руке он держит голову Медузы с ее злобным глазом. Но ее я, естественно, не стану вам показывать.

Когда он спустился на кухню, Бия сидела за столом с бокалом красного вина.

– Я заглянула к Марлен, – сказала она, – она все еще не спит.

Аксель широко улыбнулся:

– Наверное, не пришла еще в себя после ухода гостей. Но клянусь, кофе я им не подавал. И даже кокаколу.

Бия посмотрела на него:

– Марлен сказала, что это был самый лучший день рождения в ее жизни. – Она передразнила рассудительные интонации дочери, и Аксель не мог не рассмеяться: – «Если не сказать лучший день в моей жизни».

– К счастью, она говорит это каждый раз, – заметил Аксель и тоже подсел к столу.

Бия налила ему вина.

– Ты всегда так хорошо играешь с ними, у меня так не получается. Ей повезло, Аксель, – о лучшем отце она не могла бы и мечтать.

Он уставился в потолок. Ему вдруг нестерпимо захотелось рассказать ей о Мириам. О том, как он зашел к ней в квартиру, и о том, что он снова собирается туда. В этот момент послышался крик Марлен.

– Сидисиди, – сказала Бия и поднялась.

Проходя мимо, она погладила мужа по голове, наклонилась и поцеловала его в ухо.

Время перевалило уже за половину одиннадцатого. Том еще не приходил. Аксель послал ему сообщение, оставшееся без ответа, и вдруг подумал, что этот вечер ему следовало бы провести вместе с сыном. Пригласить его в кино или в кафе.

Вернулась Бия:

– Она желает беседовать с тобой, и только с тобой. Стоит на своем.

Марлен лежала, укрывшись одеялом с головой. Он сделал вид, будто не может ее найти, стал хлопать по кровати, пока не наткнулся на ногу, и пощекотал пяточку.

– Что, никак не заснуть? – спросил он, когда она вынырнула изпод одеяла.

– Мне страшно.

Он сел на краешек кровати:

– Чего же ты боишься?

– Чудовища этого, – прошептала она, – Медузы. Я больше никогда не буду смотреть на небо.

Марлен была мастером драматизировать, но было слышно, что сейчас она действительно боится. Слишком живо ему удалось рассказать историю про героя Персея; он надеялся, что не все ее одноклассницы лежали сейчас в своих постельках без сна.

– Про Медузуто, Марлен, это ведь сказка. Я тебе объясню, почему эта звезда нам подмигивает. Собственно говоря, там есть два солнца. Когда тень от более слабого падает на сильное, то она прикрывает для нас его свет. – Он показал руками, как две звезды движутся одна вокруг другой. – По прошествии нескольких дней сильное солнце снова показывается из тени, и нам тут, внизу, кажется, будто оно вспыхивает.

Еще несколько раз ему пришлось объяснять, что это не злой глаз смотрит вниз, на Землю, и моргает. Что нам издали кажется, будто это одна звезда, а не две. Марлен успокоилась и заснула. Миф о Медузе отпустил ее.

Сегодня шестое октября. Не когда ты услышишь это, но сейчас, когда я обращаюсь к тебе, у нас шестое октября. Сегодня я убил. Я думаю об этом и ощущаю покой. И еще я думаю о том, что я наговариваю это на диктофон, чтобы дать тебе возможность услышать это, и тогда я просто весь дрожу в предвкушении. Ты будешь лежать здесь, где я сижу сейчас, и слушать мой голос, говорящий это. Ты не сможешь пошевелиться и не сможешь перебить меня. И только тогда ты поймешь, что произойдет и с тобой тоже. Убивать не входило в мои планы. Только когда я увидел, как она поднимается ко мне по лесной дороге, я понял, что сделаю это. С тех пор прошло девять дней. Я остановился и заговорил с ней. Ей нравилось разглагольствовать. В конце концов мне пришлось попросить ее заткнуться. Тогда она замерла и уставилась на меня. Внезапно она развернулась и побежала вниз. Вот тогда я понял, что она должна умереть. Догнал ее и ухватил за шею. Она закричала. Я просто озверел от злости, надо было заткнуть эту вопливую глотку. Но это должно было произойти не сразу. Сначала пусть узнает об этом и поживет немного с этим знанием. Вот как раз так же и ты узнаешь об этом. Я поволок ее вглубь леса. Пришлось залепить ей пасть скотчем, связать руки, которыми она попыталась царапать мне лицо. Нашел местечко, где я мог привязать ее, пока не вернусь и не заберу ее.

Все это заняло пару часиков, и к тому времени она уже перестала орать. Обосралась, как младенец в пеленках. Да и весила ненамного больше младенца, вонючка эта. Я не смог раздеть ее, как собирался сначала, противно стало. Но мне нравится менять свои планы. Самые лучшие планы складываются постепенно. Вот, например, как этот, о котором я сижу и рассказываю тебе сейчас. Я не знаю, как именно все сложится. Не знаю и того, что именно произойдет с тобой. Всевозможные случайности могут возникнуть по ходу дела. Когда я надиктовываю это, ты еще не знаешь, что причина в тебе. Ты делаешь все, чтобы забыть об этом. Но мы связаны друг с другом. Именно это тебе хотелось сказать мне в тот раз, когда от тебя я услышал рассказ о близнецах, которых никто не мог разлучить. Как бы тебе ни хотелось думать, что я мертв. Из твоих уст я услышал както, что, мол, у каждого человека есть свое животное. Тебе попалась на глаза эта мысль в какойто книге, и тебе хотелось, чтобы я задумался об этом. Мы и в тот раз сидели в классе, но мы были там не одни. Это было перед самым началом урока. И я тогда ничего не смог придумать, но оказалось, что, по твоему мнению, мое животное – это медведь.

Часть II

16

Воскресенье, 7 октября

Инспектор полиции Ханс Магнус Викен взобрался на самую вершину взгорка. Он стоял там уже несколько минут. Отсюда ему видно было место преступления под скалой, залитое светом двух больших прожекторов, установленных техникамикриминалистами.

Там, внизу, он еще не побывал. Не потому, что боялся близко увидеть пострадавшую, но потому, что очень важно самое первое впечатление. Он поднял глаза и вгляделся в темноту между еловыми стволами. Само то место, где обнаружено тело, о многом может рассказать. Чаще всего бывает невозможно с первого раза выразить это словами, но такое впечатление может оказаться полезным позже; случается, что оно играет решающую роль. Сам для себя инспектор называл это ощущение интуицией, а коллегам говорил, что «нутром чует». Он был убежден в том, что эта способность воспринимать окружающее интуитивно отличает проницательного следователя от необычайно проницательного.

Викен оставался наверху еще несколько минут, затем осторожно спустился и кивнул двум молодым мужчинам в белых комбинезонах, которые как раз закончили первичный осмотр тела и теперь изучали поверхность земли под деревьями вокруг него.

Одного взгляда на погибшую было достаточно: старший инспектор был уверен, что перед ним тело пропавшей женщины. Она все еще была одета для прогулки по лесу, в куртку из гортекса и брюки из грубой ткани. Куртка была порвана на спине. Женщина лежала с прижатыми к животу ногами, застыв в позе эмбриона. Он нагнулся поближе, включил фонарик. С одной стороны вверх по шее и дальше по лицу тянулась широкая рваная рана. Похоже было на глубокие царапины – пять параллельных царапин. Когда он осторожно приподнял лоскут ткани на порванной куртке, стала видна такая же глубокая рваная полоса, идущая по диагонали через всю спину. Он посмотрел наверх, на верхушку кряжа, где только что стоял.

Если бы она упала оттуда на камни, валявшиеся здесь внизу, повреждения были бы более тяжкими. Но эти борозды – это было чтото другое. Похоже было, что это какоето животное постаралось. С тех пор как женщина была объявлена в розыск, она лежала тут, должно быть открытая всем ветрам, и могла послужить легкой добычей для животных, питающихся падалью.

Один из криминалистов нашел чтото и крикнул другим, чтобы подошли. Он стоял, низко согнувшись, у того места, где дно ложбины переходило в склон. Народ подтянулся к нему. Викен слышал, как они громко переговариваются, и тоже подобрался поближе:

– Чего нашлито?

Один из них, седой худощавый мужик, с которым Викен был знаком еще по Высшей полицейской школе, знаком подозвал его:

– Иди посмотри сам.

Викен посветил фонариком на землю, где был выдран клок мха. Направил луч фонарика еще дальше; во многих местах на почве под деревьями видны были такие же отметины. На участке, где почва была заилена, остались отчетливые следы. И отметины от когтей.

– От черт! – вырвалось у Викена. – Это не шавка какаянибудь оставила. – Он выпрямился. – Когда вы здесь закончите?

Седовласый техник прикинул на взгляд размеры ложбины:

– Часов через пятьшесть на первый раз.

Викен раскинул мозгами. Было без четверти девять. Совершенно невозможно пока сказать, будет ли это дело поручено сектору расследования насильственных преступлений, в котором он служил. Сюда он приехал по собственной инициативе, услышав о находке. Он прекрасно знал, что далеко не все дежурные по экстренным вызовам будут рады его здесь видеть, но, осмотрев тело погибшей, не сомневался, что не зря потратил время. Ему доводилось извлекать останки тел с морского дна. Ему доводилось вскрывать двери квартир, где трупы гнили в летнюю жару неделями. Ему доводилось видеть тела, искромсанные финкой, или с ранами, оставленными дробовиком, из которого стреляли в упор. Но ему никогда не доводилось видеть ничего похожего на эти рваные раны. Викен начал осторожно спускаться по склону, светя фонариком себе под ноги. Спустившись на несколько метров, он нашел два новых следа.

Он снова вскарабкался на кряж, стянул с туфель бахилы и достал из кармана салфетку для чистки обуви. Даже во время таких выездов на место, как этот, он не терпел грязи на своей обуви.

Некоторое время он еще постоял, глядя вниз, на освещенную площадку, где одетые в белое люди ползали на коленях вокруг трупа, внимательно изучая землю. Викен достал мобильный телефон, набрал номер. Один из младших инспекторов их сектора ранее был членом комиссии по охране диких животных там, откуда он приехал, – в жуткой глуши, гдето в области Хедмарк. Каждую осень мужик обязательно отводил две недели отпуска на то, чтобы поохотиться на лося.

– Приветствую, Арве, – сказал Викен. – Я знаю, что в эти выходные ты уже должен быть в отпуске, но я хотел бы показать тебе коечто. Ты из города не уезжаешь? Отлично, как скоро ты сможешь подъехать на Уллеволсетер?

Викен стоял на дворе турбазы со стаканчиком горячего кофе в руке. Что за приятные люди работают тут, на Уллеволсетере! Кафе закрылось уже много часов тому назад, но они ему даже поесть предложили. Он ограничился кофе, хотя желудок крутило и резало. Вдалеке послышался гул мотора. Через пару минут на склоне показался маленький светлый автомобиль. У инспектора полиции Арве Нурбакка, которого он ждал, был большой внедорожник, и Викен никак не мог сообразить, что происходит. Его худшие опасения подтвердились: не успел автомобиль остановиться, из него выскочила светловолосая женщина, которую он сразу же узнал.

– Ну знаете, Фредволл, – сказал Викен, – ваша газета «ВГ» обычно ухитряется оказаться на месте, пока я не успеваю ноги в туфли сунуть. А сейчас я провел здесь несколько часов, а никто из журналюг и носа сюда не показал. Ничего странного, что таблоиды прогорают.

Женщине было за тридцать, нижняя челюсть у нее сильно выдавалась вперед, а ростом она была почти на голову выше инспектора. Она была одета в кожаную куртку и грубые сапоги со шнуровкой и на каблуках, которые давали ей дополнительную пару сантиметров форы по сравнению с ним. Он всегда чувствовал некоторую неловкость в присутствии высоких женщин.

– Ну, это мы еще посмотрим, – ответила она. – Уже то, что вы здесь, – это хорошая новость.

Викен скорчил гримасу:

– Не всякий раз, как я оказываюсь на месте, это значит, что когото убили; это вам прекрасно известно. Кто вам позволил приехать сюда на машине?

– Я както не рассчитывала встретить здесь когонибудь из дорожной инспекции, – улыбнулась журналистка.

«Пленительна, как щука», – подумал Викен.

Из машины с трудом выбрался низенький жирный тип со здоровенной фотосумкой через плечо. Его инспектор никогда раньше не встречал, и, когда тип подошел поближе, видимо, чтобы поздороваться за руку, Викен повернулся к нему спиной, прошагал в кафе и налил себе еще кофе. Уже час прошел с тех пор, как он позвонил Нурбакку. Ему хотелось поскорее все тут закончить и вернуться в город.

Кайя Фредволл и фотограф последовали за ним в кафе.

– Ничего себе, они до сих пор подают кофе! – довольно воскликнула журналистка, увидев стоящий на прилавке дымящийся кофейник.

Она налила себе кофе и подошла к столику, за которым устроился Викен:

– Это Хильду Паульсен нашли?

– Многое указывает на это.

– А что с ней произошло?

Инспектор побарабанил пальцами по столешнице:

– Она лежит в ложбине, пролежала там полторы недели. Упала, я думаю.

– А где?

– Не так уж далеко отсюда. Пара километров.

– Но ведь весь этот участок прочесывали вдоль и поперек несколько дней подряд. С собаками, и вертолетами, и кучей добровольцев.

– Дайте нам денек или два, Фредволл.

– Нам? То есть сектору расследования насильственных преступлений?

Викен услышал звук мотора подъезжающего автомобиля и поднялся:

– Даже и не пытайтесь. Сейчас ничего больше из меня не вытяните.

Дальше в гору по лесной дороге они поехали на внедорожнике Нурбакка. Журналистка последовала за ними на своем маленьком «японце».

– Вот бы они застряли гденибудь! – размечтался Викен.

Арве Нурбакк хмыкнул. Ему вряд ли уже стукнуло тридцать: он был по меньшей мере на двадцать лет моложе коллеги. Он пришел к ним в сектор чуть ли не с институтской скамьи, года полтора назад. Викен, каждый семестр читавший курсантам лекции по тактике расследования, сам порекомендовал его начальнику сектора. Внутреннее чутье, которое так хорошо помогало ему в следственной работе, оказывалось не менее полезным и тогда, когда было необходимо оценить личностные качества коллег. У него быстро складывалось представление об их сильных и слабых сторонах, и в Нурбакке он тоже не ошибся. Возможно, инспектор был не из самых проворных, но зато основателен, надежен и достаточно проницателен, если дать ему время подумать. Кроме того, он был из тех, что взвешивают свои слова, а не мелют языком по поводу и без повода. В отделе и так было много пустобрехов. В этом отношении терпения у Викена хватало ненадолго.

– Вы могли бы запретить им ехать дальше, – высказался Нурбакк.

Викен достал бумажную салфетку и высморкался. Не потому, что был простужен, но запах трупа, к которому он близко наклонялся, казалось, так и засел в ноздрях.

– Они бы все равно в ноль времени приперлись за нами туда. Ты же знаешь, когда шавки почуют кровь… Кстати, о шавках; это собака почуяла запах трупа. В паре сотен метров от дороги.

Нурбакк покосился на него:

– Здесь же несколько раз прочесали местность.

– Вот именно. И наши люди с поисковыми собаками, и военные, и Красный Крест с сотнями добровольцев обшарили каждый квадратный метр леса. И никто не нашел damned shit [10]. И вдруг пенсионердантист вечерком выходит выгулять своего сеттергордона и тут же натыкается на это.

Через пару минут, перешагнув ленту ограждения, они осторожно спустились в ложбину. Нурбакк бросил взгляд на тело.

– Жуть какая! – пробормотал он и посмотрел наверх, на вершину взгорка. – Что ты об этом думаешь?

Викен показал на глубокие борозды, процарапанные по спине и шее жертвы.

– При падении тело не могло получить таких повреждений, – твердо заявил Нурбакк. – Животное какоенибудь, должно быть.

Викен злобно прищурился при виде журналистки с фотографом, которые стояли наверху, перегнувшись через ограждение, и следили за каждым их движением. Но он все же направил свет фонарика на след во мху.

– Вот черт! – не сдержался Нурбакк.

– Здесь еще парочка таких. Придется связаться со специалистами по диким животным, но я хотел, чтобы сначала ты посмотрел. – Викен посветил на заиленный участочек в дальнем конце ложбины. – Ну, что можешь предположить, Арве?

– Предположить? Да я уверен на сто процентов.

К ним присоединились трое техниковкриминалистов. Младший инспектор полиции Арве Нурбакк еще некоторое время изучал следы, потом поднял глаза, переводя их с одного на другого.

– Медведь, – сказал он.

17

Понедельник, 8 октября

Викен был в прекрасном настроении, но старался не показывать этого – по очевидным причинам.

– Ты хочешь сказать, что это дело не по нашему ведомству? – изрекла младший инспектор полиции Нина Йенсен со своим изысканным бергенским произношением. – Что этим должна заниматься комиссия по охране диких животных?

Викен задержал взгляд на ее лице. До этого ему доводилось работать с ней не больше двух раз. Ей было слегка за тридцать. Без сомнения, большинство назвали бы ее красавицей, решил он. Конечно, у нее лицо и женственное, и симметричное, и все такое прочее. Может быть, не слишком интригующее, но тело у нее было определенно аппетитное, чего не мог скрыть светлосерый брючный костюм с коротким приталенным пиджачком. Ей стоило только избавиться от пятишести лишних килограммов, подытожил Викен. Но вообщето, самое в ней приятное, что она была естественной, какая есть. Он не жаждал тесного контакта с какойнибудь сексбомбой, не на работе во всяком случае, из этого быстро бы выросла куча проблем.

Начальница сектора расследования насильственных преступлений, старший инспектор полиции Агнес Паянен в этом смысле никаких проблем в общении не создавала. Это была тощая орясина того же возраста, что и он сам, с кривым носом и узкими губами. Это ей адресовала свой вопрос Нина Йенсен. Теперь рот Паянен сжался еще плотнее. Викен давно уже уяснил, что это было признаком того, что начальница хочет выглядеть властной.

– Мы уже успели показать место преступления специалисту по диким животным, – сказала она. – Он подтверждает те выводы, к которым мы и сами уже пришли. – Она мимолетно улыбнулась Арве Нурбакку, который сидел за столом напротив нее. – А именно что повреждения на теле убитой женщины, Хильды Софии Паульсен, соответствуют тем, какие может нанести медведь.

Викен на время, пока она вещала, напустил на себя расслабленное безразличие. Дело велось правильно, и она перед собранием похвалила его. Хорошо, что он сообразил показать место, где было обнаружено тело, Арве Нурбакку. У инспектора был опыт установки радиометок на медведей, и он сумел с той же уверенностью, что и приглашенный специалист, идентифицировать как повреждения на теле погибшей, так и следы животного. После того как тело женщины было обнаружено, они сразу же сумели взять дело под контроль и единым фронтом встретить напор прессы. Викен ненавязчиво напомнил Паянен, что это он сам рекомендовал Нурбакка, когда тот подал заявление на службу в их секторе и, очевидно благодаря этому, едва покинув институтскую скамью, обошел по службе людей с большим стажем службы.

– Раз это совершило животное, мы, наверное, можем выследить его, – предложил младший инспектор полиции Сигмундур Хельгарссон, кивнув в сторону Нурбакка. – Тут у нас не один Арве умеет охотиться.

– Отлично, Сигге, – невыразительно проговорил Викен, – тыто, уж конечно, с детства на белого медведя ходил.

– Разве в Исландии есть белые медведи? – поинтересовалась Нина Йенсен.

Паянен подняла обе руки:

– Отставить все эти брутальные шуточки. Это серьезная трагедия, совершенно особое дело, и, похоже, всю следующую неделю оно не сойдет с первых полос газет. У нас нет еще данных о причине смерти, но пока еще не было и никакой договоренности о том, чтобы провести совещание относительно передачи дела в какойлибо другой сектор. Будем надеяться, что этим займется служба экстремальных вызовов, а не мы.

Вот уж в чем в чем Викен был уверен, так это в том, что именно на это она и надеется. По той или иной причине ее уже проинтервьюировали газеты «ВГ» и «Дагбладет», а сегодня ее ожидала встреча с сотрудниками телеканала ТВ2. Форма на ней была идеально отглажена, и всю первую половину дня она наверняка провела бы в парикмахерской, чтобы привести в приличный вид свои патлы, если бы у нее было на это время. «Никто из начальства не сомневается в моих лидерских качествах, – подумал Викен. – И не только в профессиональных, но также и в моем умении руководить людьми». Совершенно очевидно, что Паянен получила должность начальника, на которую они оба претендовали, по абсолютно другим причинам. Он обезоруживающе улыбнулся ей: «Наслаждайся жизнью, Паинька , пока есть возможность».

Арве Нурбакк выпрямился на стуле. Благодаря карим глазам под светлой челкой, большим и круглым, он казался мягким и осторожным человеком, но Викен знал, что, когда надо, инспектор может быть достаточно резким. Нина Йенсен, да и Паянен тоже, если уж на то пошло, вела себя иначе в присутствии Арве: она подругому двигалась и голосок поднимался на октаву выше. Но тому на это было наплевать.

– Я уверен в том, что это дело не в компетенции комиссии по охране диких животных, – сказал Нурбакк.

– Вот как? – спросила Паянен. – И почему же?

Казалось, он все еще обдумывает ответ, прежде чем продолжить:

– Да вот следы там в лесу. Они ведь достаточно свежие.

– Ты и это можешь определить, Соколиный Глаз? – ухмыльнулся Хельгарссон.

– Прекрати, Сигге, – оборвал его Викен, – пусть Арве закончит.

– Паульсен была в розыске полторы недели, – заметил Нурбакк, – но следы, которые мы видели, не такие старые.

– Иными словами, – сказал Викен, который уже обсудил это с Нурбакком, – в этом деле пока далеко не все еще ясно. Давайте не забывать о том, чтобы отделять мух от котлет. И кстати, кто из присутствующих верит, что по лесопарку Нурмарка бродит медведьшатун?

Начальница сектора Паянен моргнула пару раз:

– Давайте подождем заключения судебных медиков.

Викен спрятал усмешку. Он знал, что она прибегает к таким штампам, когда не может сказать ничего дельного.

18

До начала приема оставалось три четверти часа.

В это время, до прихода пациентов, Аксель Гленне успевал перелопатить массу дел – просмотреть почту, дописать направления к специалистам. Он включил компьютер. Ожидая, пока тот раскочегарится, еще разок пролистал «Афтенпостен». «Пропавшая женщина найдена мертвой» – было напечатано на первой полосе. «Трагическая случайность, – прочитал он во врезке. – Пролежала в лесу полторы недели». Он отложил газету в сторону. Вскрыл конверт из хирургического отделения: в письме сообщалось о дате, на которую назначена операция Сесилии Давидсен. Не затянули с ответом, ему не пришлось напоминать им об этом. С такимито результатами анализов ни у кого не было сомнений в том, что оперировать следует срочно. Аксель вдруг вспомнил, что видел ее во сне. Открыл дверь в дом, который узнал. Вилла на Виндерне. Не позвонив, он просто вошел, и все. Внутри было темно, но ему слышны были звуки, доносившиеся со второго этажа, – женский стон. «Не стоило мне сюда приходить», – пронеслась в голове мысль, когда он поднимался по лестнице. Ктото следовал за ним по пятам, перед ним угадывалась тень, но Аксель был не в состоянии обернуться.

Он просмотрел список пациентов, записанных на сегодня. Надо бы освободиться к четырем. На прошлой неделе он не навещал мать. Не был у нее с того дня, когда она приняла его за Бреде.

В электронном выпуске журнала «Ланцет» он нашел обновленную версию статьи о хлыстовых травмах шейного отдела позвоночника. Хотел как можно лучше подготовиться к тому, чтобы руководить работой Мириам: ей был выделен пациент, вести которого она будет самостоятельно. Если девушка появится сегодня… надеется ли он, что она все еще болеет? Чтобы не пришлось ничего говорить о том его визите в ее квартирку в прошлый понедельник. Или обратить все в шутку? Или попросить прощения? Может быть, поэтому она и не показывалась здесь весь остаток недели.

Без двадцати девять он услышал, как Рита ключом открывает дверь регистратуры. Подождав немного, он зашел к ней.

– Новая неделя, новые возможности, – сказала она, но прозвучало это не слишком убедительно.

– А, новости слушала, – понял он.

Рита кивнула:

– Ничего более ужасного не слышала, Аксель; представь себе, медведь!

Его брови подскочили.

– Медведь?

– А ты не дочитал, что ли, до этого? – заторопилась она и сунула ему под нос «ВГ».

Половину страницы занимал заголовок: «Растерзана медведем в лесопарке». Остальное место было отведено под нечеткий снимок: одетые в белое фигуры, склонившиеся над распростертым на земле телом.

– До такого только «ВГ» может додуматься, Рита. Это же невозможно! У нас в Нурмарке, во всяком случае.

– А ты вот прочитай тогда сам как следует. У полиции нет никаких сомнений.

Он пролистал все десять страниц с материалами об этом деле.

– Я ее встретил там в тот день. Как раз перед тем, как она пропала.

– Да что ты говоришь? А почему ты ничего об этом не рассказывал?

Он выглянул в приемную, где на стуле уже пристроился первый пациент – отставник, который был знаком с Торстейном Гленне.

– Да так много всего навалилось, Рита.

Он услышал, что возле регистратуры с Ритой заговорила Мириам. Вскоре после этого в коридоре послышались ее шаги. Она прошла мимо его двери, открыла дверь в кабинет Улы и зашла туда. Аксель открыл карточку отставного подполковника, просмотрел лабораторные анализы. По сравнению с прошлым разом гемоглобин упал. Ее шаги вновь приблизились. Он сосредоточился на результатах анализов крови пациента. Во все еще приоткрытую дверь постучали. Он откашлялся, но не успел ничего сказать, как Мириам уже вошла. Он просмотрел файл до конца, до самых последних результатов, только потом поднял на нее взгляд. Она прислонилась спиной к двери. Под халатом на ней была надета все та же маечка с ее именем.

– Что, корзина для грязного белья все еще полна? – усмехнулся он и добавил, не успев ужаснуться этому своему комментарию: – Ты уже поправилась?

Она прошла через комнату и остановилась перед ним:

– Хриплю немножко, но это ерунда.

Он поднялся со стула, присел на краешек стола.

– Мириам, – сказал он. – Если прочитать наоборот, получится «маирим». Почти так же красиво.

Он обнял ее. Она приникла к нему. Аксель отвел волосы с ее лица, прижался носом к шее и вдохнул ее запах. Этот аромат напомнил ему чтото давно забытое.

Зазвонил телефон; он наклонился к столу, не выпуская ее руки.

– Ты готов принять первого? – спросила Рита; звонила наверняка, чтобы напомнить ему, что прием должен был начаться еще десять минут назад.

– Ну посылай его в кабинет. Ты его предупредила, что у нас тут студентка проходит практику?

– Предупредилапредупредила. И вот еще что, Аксель: только что звонили из «ВГ». Я сказала, что ты занят.

– «ВГ»? А что им надо?

– Одна журналистка… Фредволл, она хотела с тобой поговорить. Я ей сказала, чтобы она перезвонила в обед.

Аксель вдруг почувствовал раздражение:

– Послушай, Рита, нет у меня времени беседовать с «ВГ»!

– Ну ладно, – сказала она расстроенно, – что ты хочешь, чтобы я ей сказала?

– Скажи, что у меня сегодня очень много работы. Ведь так и есть.

19

– Здесь можно хоть приблизительно понять, каково быть хирургом, – заметил инспектор Викен, когда они с младшим инспектором Арве Нурбакком натянули одноразовые зеленые халаты, такие же шапочки и голубые бахилы. – И по мне, так этого более чем достаточно. Мне еще не доводилось встретить врача, которому я доверял бы.

– Сейчас вы больше всего похожи на повара, – ухмыльнулся Нурбакк, когда они вступили в ярко освещенное помещение для проведения вскрытий в подвале Центральной больницы Осло.

Викен терпеть не мог волокиты и отправился в Судебномедицинский институт без ведома начальницы сектора Паянен.

– Правда, скоро обеденный перерыв, – сказал он, наморщив нос, – но тутошний запашок както не наводит на мысли о еде, правда?

В зале уже находились два человека, они стояли, склонившись над стальным столом. Одного из них, миниатюрную женщину лет сорока с небольшим, ярко накрашенным кукольным лицом, Викен хорошо знал по прежним встречам. С судебным медиком Дженнифер Плотерюд он работал уже давно и, быстро уяснив, насколько остро отточены и ее ум, и ее язычок, относился к ней с таким уважением, которого редко удостаивал когонибудь еще. Викен многое знал о большинстве из тех, вместе с кем он работал. В голове у него хранился целый каталог полезных сведений о них – коечто он даже записывал, – и он много раз пытался выудить из Дженнифер, каким ветром ее занесло в Норвегию. Потому что не могла же она покинуть Канберру и уехать на другой конец света только потому, что встретила этого мужлана, хуторянина из Румерикского района, за которого она потом и вышла замуж! Дженнифер, однако, когда дело касалось личной жизни, превращалась в сфинкса, так что Викен пока еще не докопался до дна в этом вопросе.

Второго человека, мужчину среднего роста, в очках и с ухоженной бородкой, он раньше никогда не видел.

– Фредрик Увесен, – представился бородатый и кашлянул. – Старший научный сотрудник Зоологического института.

– Увесен у них самый лучший специалист по хищникам, – заявила Дженнифер на грамматически безупречном норвежском, но с сильнейшим австралийским акцентом.

Хотя под бахилами у нее были туфли на высоченных каблуках, ей приходилось тянуться кверху, чтобы доставать до стального стола, за которым она работала.

– Сколько вы успели сделать? – спросил Викен и бросил взгляд на тело, которое он в последний раз видел в лесу, в нескольких километрах выше по склону от Уллеволсетера.

Грудная клетка была вскрыта, сердце и оба легких извлечены.

– Предварительный отчет о вскрытии мы подготовим уже к завтрашнему дню, – пообещала Дженнифер.

Викен не мог припомнить случая, чтобы она пообещала чтонибудь и не выполнила своего обещания.

– Время наступления смерти?

Судебный медик натянула латексные перчатки:

– От четырех до пяти суток. Максимум шесть.

Викен прищурился:

– Значит, через неделю после того, как ее объявили в розыск. Так что нам придется поразмыслить о том, чем же это она занималась в лесопарке все это время. Как повашему, по состоянию тела можно заключить, что она пролежала четверо или пятеро суток в лесу?

– Утверждать не могу, – заявила Дженнифер, – но и исключить этого тоже не могу. Тут еще вот что: мы обнаружили под ногтями довольно много штукатурки. И на одежде она тоже есть. Может быть, это ничего и не значит, но, уж во всяком случае, она не из леса.

– Признаки действий сексуального характера?

– Да непохоже.

– Я видел много животных, которых задрал медведь. Эти борозды на шее и на спине ни с чем не спутаешь, – вставил Нурбакк.

Увесен снова кашлянул:

– Я согласен. Никогда не видел человека, пострадавшего от когтей медведя, но у нас имеются коекакие иллюстративные материалы. Я бы сказал, что речь идет о взрослом медведе.

– Насколько вы в этом уверены? – надавил Викен.

Увесен открыл рот, кашлянул пару раз; эти гортанные хрипы уже начинали раздражать инспектора.

– А эти снимки мы отправим в Эдмонтонский университет в Канаде, – сообщил исследователь. – Там у них есть с чем сравнить эти материалы.

– А медведь разве не вспорол бы ей живот? – поинтересовался Викен.

Увесен покачал головой:

– Мы, люди, не служим естественной добычей для медведя. Он может ободрать нас, покусать, но он очень редко нападает, чтобы съесть человека. Если только речь не идет о сильно отощавшем животном.

– Не надо только забывать, что медведь может поживиться и мертвечиной, – сказал Нурбакк. – Мишка не гнушается падали, не такой уж он привередливый.

– Ваша правда, – сказал ученый. – Возможно, когда он начал курочить труп, чтото его потревожило или он испугался чегонибудь.

В разговор включилась Дженнифер Плотерюд:

– Я могу вам сообщить, что покойная все еще была жива, когда ей были нанесены эти раны.

– Значит, тут была не мертвечина, – твердо заключил Нурбакк. – Но следыто там, где ее нашли, выглядели свежими.

И снова научный сотрудник поддержал его:

– Наследил накануне или самое большее за два дня до того, как вы их обнаружили. И не забудем, что пять дней тому назад прошел дождь.

Викен покосился на Нурбакка, он был более чем доволен тем, что взял инспектора с собой. «На что нам сдались эти специалисты, – ухмыльнулся он мысленно, – если мы и сами все распутываем?»

– Ну что же, предварительное заключение будет таким: все видимые повреждения причинены медведем, – предложил он и взглянул на Дженнифер Плотерюд, стоявшую по другую сторону стола.

– А вот и нет, инспектор, – сказала она, показывая скальпелем.

По ее лицу расползлась кукольная улыбка, и тонкие морщинки появились в тех местах, где обычно их скрывал макияж. Она чемто напомнила Викену маленького ребенка, который как следует поковырял в носу и вытащил оттуда здоровенную козявку. Он склонился над погибшей. На левой руке пониже плеча были хорошо видны четыре маленькие красные точечки. Дженнифер поднесла к ним увеличительное стекло.

– Следы уколов, – предположил Нурбакк.

– Я пришла к тому же выводу, – заявила судебный медик. – И их тут у нас несколько. – Она показала увеличительным стеклом на два участка кожи с внутренней стороны бедра. – Кроме того, – добавила она, – обратите внимание на красноватые поперечные полоски вокруг запястий.

Викен внимательно рассмотрел их:

– Следы от скотча?

– Наверняка. В коже засели частички клея. И здесь такие же. – Она обвела пальцем вокруг рта покойной.

Через четыре часа после того, как Викен покинул прозекторскую, ему позвонила Дженнифер Плотерюд:

– Анализ крови готов.

Викен схватил ручку и пролистал блокнот, чтобы найти свободную страничку. Судебный медик не стала бы утруждать себя звонком, если бы не могла сообщить ему ничего интересного.

– В ее крови мы в большом количестве нашли вещество под названием тиопентал.

Он записал название:

– И что это за вещество?

– Так называемый барбитурат. Он используется во время операций, и хранить его разрешено только в больницах и на складах медикаментов. В небольших количествах также в ветеринарии.

– Как он действует?

– Чрезвычайно эффективен как усыпляющий компонент при наркозе. При передозировке вызывает остановку дыхания и сердца.

Викен откинулся на спинку кресла. Он позлорадствовал по поводу того, что еще утром Паянен так уверенно утверждала, что это дело не по ведомству сектора расследования насильственных преступлений. И уже начал размышлять о том, кого еще привлечь к расследованию.

20

Вторник, 9 октября

Сигни Брюсетер подкатила к жилому корпусу пансионата в Рейнколлене и припарковалась возле уже стоявшей там машины. Она заглушила мотор, радио сразу же как обрезало. Но, открывая дверь своим ключом и входя, она будто продолжала слышать голос диктора, сообщавшего о том, что случилось в лесопарке возле Осло. Сигни не выспалась. Она всего второй день работала на новом месте.

Метте Мартин, старшая медсестра и заведующая всеми тремя корпусами, теснившимися на небольшом участке, встретила ее в коридоре. Сигни была рада ей, потому что все, что бы Метте Мартин ни делала, получалось у нее умело и споро. А Сигни промаялась без работы год и одиннадцать месяцев. Пройдя собеседование, она была уверена, что места санитарки ей не видать, но чувствовала при этом даже какоето облегчение. Тем не менее Метте Мартин сочла, что ее многолетний опыт работы в подготовительном классе школы мог представлять интерес и что разница между детьми и людьми, страдающими задержкой психического развития, вряд ли была столь уж велика. И она позвонила уже на следующий день – к ужасу Сигни! – и спросила, когда та сможет приступить к работе.

– Здесь всегда тихо и спокойно, – говорила старшая медсестра, – Тура спит, а Освальд сидит в своей комнате. Утром их умыла и одела ночная дежурная. Ты останешься с ними одна до обеда, а попозже придет Осе Берит, так что до конца рабочего дня будете трудиться вдвоем.

Сигни повесила пальто в шкафчик и села на диван.

– В девять нужно будет дать лекарства Освальду, – напомнила Метте Мартин. – Но только не включай радио. От всей этой болтологии он становится таким нервным, кидается на всех, будто медведьшатун.

– Да он не один такой! – воскликнула Сигни. – Слыханное ли дело, чтобы взрослую женщину да медведь задрал! И всего в нескольких километрах от КарлЮхана, главной улицы столицы, и королевского дворца.

– Ужас просто! – закивала старшая медсестра. – Трудно в это поверить.

Когда она ушла, Сигни постучалась и вошла к Туре. Здесь строго следили за тем, чтобы все не забывали стучаться в двери, хотя Тура и не могла ответить, и наверняка не понимала, к чему весь этот стук. Метте Мартин подчеркнула, что в любом случае необходимо проявлять уважение к живущим здесь, и Сигни это понравилось. Уж никак нельзя было сказать, что Тура вытянула счастливый билет в этой жизни: она родилась с врожденной патологией, изза которой ее мозг не мог развиваться как следует. Странно, что она вообще была еще жива. Ее матьнаркоманка продолжала колоться, даже когда была беременна Турой, – наверняка от этого и все ее проблемы. За все то время, что Тура прожила в Рейнколлене, никто ее ни разу не навестил. Ни одну живую душу вне стен этого комплекса не интересовало ее существование. Сигни не всегда приходилось легко в жизни, но, когда она смотрела на это существо, которое она сейчас как раз одевала, она чувствовала, что ей есть за что эту жизнь благодарить. И когда Тура уже сидела на своем кресле, умытая и причесанная, Сигни выкатила ее в коридор и поставила кресло перед зеркалом.

– Мы все здесь переживаем за тебя, Тура! – ласково проговорила она.

Тура пошевелила челюстями, будто смеясь, и издала какойто звук. Это означает, что она радуется, говорила Метте Мартин, и Сигни улыбнулась, погладила ее по голове и сама както сразу тоже пришла в хорошее настроение.

Скоро нужно будет пойти к Освальду. Всю ночь ей не давала покоя мысль, что ей придется одной справляться с ним. Освальду, у которого был синдром Дауна, вотвот должно было исполниться тридцать лет. В дополнение ко всему у него с гормонами все перепуталось, и он вымахал под два метра. Но хоть он и был неохватным, но умом – как трехлетний ребенок, только что почти не говорящий. Метте Мартин уверила ее, что он кроток как овечка и никогда никому не создавал проблем.

Сигни набралась мужества и открыла дверь к нему в комнату:

– Привет, Освальд, не хочешь пойти покушать немножко?

Он промычал чтото и поднялся так резко, что она отскочила на пару шагов назад.

– За ручку, – сказал он и протянул ей свою лапищу.

Осе Берит Нюторпет оказалась высокой и крепкой женщиной лет шестидесяти, с маленьким круглым ротиком, как у карпа, и седыми волосами, собранными в пучок. Она появилась на работе ровно в двенадцать, достала из пластикового пакета мохнатые тапки и сунула в них ноги.

– Ну и холодный же здесь пол! – заметила она, вразвалку входя в комнату.

С ней трудно было не согласиться.

Искупав Туру, две санитарки смогли присесть на диванчик и перевести дух.

– Тоскливото как здесь жить, когда к тебе никто никогда не приходит, – обронила Сигни и покосилась на Туру.

Осе Берит фыркнула:

– Ее мамка годами по улицам шлялась. Ты же не думаешь, что такая вдруг начнет проявлять заботу? Но вроде бы папаша у нее вполне себе знаменитость.

– Серьезно? – изумилась Сигни. – И кто он, не знаете?

Осе Берит пожала плечами:

– Да разные ходят слухи.

Она явно не жаждала распространяться на эту тему, может хотела попридержать рассказ до подходящего момента. Она включила было радио, но, поскольку приближалось время новостей, Сигни пришлось напомнить ей, что старшая медсестра просила их новости не слушать.

– Это изза той, что убили, – сказала она, понизив голос. – Метте Мартин говорит, что Освальд просто с ума сходит, как только услышит об этом.

Осе Берит выключила приемник.

– Ага, допрыгались городскието! – сказала она и поджала губы. – Сами виноваты, сами себе свиньюто подложили. Может, хоть щас до них дойдет, каково это – жить, когда под стенами твоего дома бродят дикие животные. Тогда хотя бы какойникакой толк будет от этого.

Сигни не ответила. Она никак не могла относиться к случившемуся как к чемуто полезному. Убитая женщина была всего на пару лет старше ее самой.

– Да, ты бы послушала, что мойто сказал, когда вчера новости передавали! – не унималась Осе Берит. – У нас в позапрошлом году аж четырех брюхатых овцематок жуть как порвали. И жалуйся не жалуйся – толку никакого. Уж конечно, бедного мишеньку нельзя тревожить. – У нее даже голос задрожал. – Диких животных не трожь! А расплачиваемся за это мы, для кого разводить овец – хлеб и заработок. – Она многозначительно покачала головой. – Но я вот что еще тебе скажу, Сигни. – Она понизила голос. – Если людей окончательно довести до ручки, они могут таких вещей натворить, каких и не следовало бы.

Сигни рот открыла от изумления:

– Уж ты не думаешь ли, что ктото из местных в этом деле замешан?

Осе Берит еще плотнее сжала губы своего рыбьего ротика и провела пальцем по губам, будто застегивала молнию. Но пару минут спустя опять завела свое:

– Ты себе не представляешь, как некоторых злит все это. Здесь у нас, на хуторах, народ просто кипит. Мы уж сколько лет вынуждены были мириться с этим. А вот сейчас, я думаю, другой выйдет коленкор. Либо ладно, пускай у нас медведь ходит где хочет, но уж тогда пусть развлекается повсюду, а не только тут, в горах. Вот тогда и посмотрим, сколько это продлится.

Вдруг в дверях показался Освальд. Подбородок у него был столь недоразвит, что из углов рта постоянно стекала слюна.

– Освальд мишку ловить!

Он стукнул себя кулаком в грудь, и на лице Осе Берит сразу появилась умильная улыбка.

– Да, ты смог бы, Освальд, ты ведь такой сильный! – Сигни же она сказала: – Он у нас парень хороший, Освальдто. Но бывают и у него черные денечки. Тогда его лучше оставить в покое. Это изза того, что ему довелось в детстве пережить.

– Это как так? – полюбопытствовала Сигни.

– Да его в черном теле держали, беднягу, – поведала Осе Берит, – пока его не отобрали от родителей евонных. Папашато Освальда, тот еще был поганец с самого начала , это уж ты будь уверена, и я под своими словами подпишусь: я его с первого класса знала. Вот такому зверю я не хотела бы попасться. Да это тебе любой скажет. – Она мотнула головой. – Он в конце концов связался с одной городской девахой, которую сюда, в глушь, занесло какимто ветром. Но она нашла себе другого и смоталася восвояси, а ребятишекто скинула на него; ну, он тогда вообще с катушек съехал. Хутор пришлось продать за долги. Он ушел жить в лес, в домишко, который у них там был, и детишек с собой забрал. Они одни болталися, пока он штаны протирал у другого пьянчуги, в Холтете, и пропивал остаток умишка своего убогого.

– Но ведь Освальд мог тогда в лесу пропасть?

– А вот ты послушай, что его папаша учудилто! Он в подвале домишка выгородил уголок за железной решеткой, и там он Освальда запирал, когда уходил из дому.

Сигни вытаращила глаза. Слушать про Туру, мать которой была наркоманкой и испортила Туре жизнь, было тяжело, но уж это было и того ужаснее.

– Да разве может такое быть! В подвале держал? Как зверя какого?

– Вот потому и не надо приставать к нему, когда на него находит. Мы же не знаем, что у них в башкето происходит, у таких, как он. Правда же, Освальд?

Освальд просиял и еще раз ударил себя кулаком в грудь:

– Освальд мишку ловить!

21

Четверг, 11 октября

В полупустом вагоне метро сиденье ближе к дверям было свободно, и Аксель смог поставить велосипед и сесть рядом. Погода прояснилась, и стало теплее, так что, даже несмотря на влажность, казалось, что еще лето. Такой подарочек любителям теплой погоды, такое напоминание тем, кто не переносит жары.

Он отправлялся в лесопарк каждый четверг, только зимой с лыжами, а не с велосипедом. Этакая переменка посреди рабочей недели, он всегда с радостью предвкушал ее. Но этот день должен был стать иным, чем все остальные. Усилием воли он отогнал мысли об этом, достал из рюкзака газету «Дагбладет», которую успел купить на станции.

Дело о медведе еще не ушло с первых полос. Пару дней тому назад в газете было напечатано, что все свидетели будут опрошены снова, но его пока не вызывали. С заявлением выступила начальница сектора расследования насильственных преступлений Управления полиции Осло по фамилии Паянен. Это дело является приоритетным, утверждала она, но не смогла четко ответить на вопрос, полагает ли полиция, что в непосредственной близости от столицы водятся медведи. И никаких рекомендаций людям не гулять в одиночку по лесопарку не последовало. Еще бы, этого только не хватало!

Ниже на той же странице, во врезке, он увидел подборку фактов. Последний случай, когда с уверенностью можно было говорить о том, что в Нурмарке был замечен медведь, произошел более пятидесяти лет тому назад, но медвежьи следы находили и в конце девяностых годов. В Скандинавии медведь доживает на воле максимум до 25–30 лет. Длина тела взрослого медведя составляет 150–280 см, вес 100–350 кг.

Далее следовали рекомендации о том, как себя вести при случайной встрече с медведем. Не надо пытаться убежать от него: это животное может мчаться со скоростью до 60 км в час. Если к нему поворачиваются спиной и в панике устремляются прочь, то медведь воспринимает беглеца как свою добычу. Прятаться на деревьях тоже не стоит: молодые медведи прекрасно лазят по деревьям, да и старые легко делают это при необходимости. Держитесь спокойно, потихоньку отходите назад. Не пытайтесь отпугнуть медведя. «Большое спасибо за совет!» – усмехнулся Аксель и перелистнул страницу. Интервью с людьми на улицах, вопросы о том, боятся ли они медведя. Особо подчеркивалось, что жизнь в столице идет своим чередом. «Будто ктото ожидал иного», – подумал Аксель, лишний раз убедившись в склонности журналистов изрекать банальности. Корреспондент накануне провел вечер в баре «Эль Коко» на улице Русенкрантсгате, заведение рекламировало себя как зона, свободная от медведей. Они отгородили внутреннюю часть помещения своего рода решеткой. В баре подавали новые коктейли под названием «Пухов мед» и «Гризликиллер». Аксель свернул газету в трубочку и засунул ее в щель между сиденьем и стенкой вагона.

Мириам стояла чуть в сторонке от перрона. На ней были велосипедки, черная куртка, шлем и солнечные очки.

– Давно ждешь? – спросил Аксель.

Вокруг них суетилось множество людей, как и они, приехавших на прогулку. Непохоже, чтобы их отпугнули газетные заголовки или мысли о том, что может таиться в глубине леса. Он легонько сжал ее руку повыше локтя:

– Крутой велик.

Она села в седло:

– Я его вчера купила.

Он приостановился подождать ее на вершине холма над озером Бланкванн. Когда Мириам наконец нагнала его, он кивнул в сторону лесной опушки:

– Вон там оставим велосипеды.

– А ты уверен, что по лесу бродить безопасно? – спросила она.

Он рассмеялся в ответ:

– Тот медведь давно уже убежал, можешь не сомневаться. Здесь уж столько потоптались, что наверняка напугали его так, что он драпал до самого Валдреса, а не то и до Трёнделага. А ты знаешь, сколько миль бурый медведь может пройти за неделю?

Он подошел ближе, снял с нее шлем. Ее волосы были заплетены в две косички и сзади закреплены заколкой.

– Или, может, ты чегото другого боишься? – спросил он.

Когда они добрались до горного озерца, небо заволокло тучами. Аксель сбросил рюкзак возле вытащенной на берег и перевернутой вверх килем лодки, достал из него белую полотняную салфетку и разостлал на земле, поставил на нее термос, две чашки и пакетик из кондитерской Брюна.

– Ты и скатерть с собой взял?

Он развел руками:

– Нужно же выдерживать стиль! Я ее свистнул из процедурного кабинета. Она нестерильная, но чистая наверняка.

Мириам засмеялась, он протянул руку и дотронулся до ее уха, до почти невидимого пуха по краю мочки.

– Пусть это будет завершением нашей истории, – сказал он. – Я поэтому пригласил тебя на пикник.

– Что ты имеешь в виду?

– На следующей неделе меня не будет в городе, уезжаю на семинар. – Он забыл сказать ей об этом раньше, все время откладывал. – Те дни, что еще остались у тебя от практики, тобой будет заниматься Ингер Беата.

Аксель вскочил на большой валун, оглядел расстилавшуюся впереди зеркальную поверхность воды.

– Кто последний, тот и трус! – крикнул он и стащил с себя футболку, а потом разом брюки и трусы вместе. И, не мешкая, бросился в воду.

Она была холоднее, чем две недели тому назад. Он нырнул и сделал пару гребков под водой, потом снова вынырнул и повернул назад. Она стояла возле камня и выглядела расстроенной.

– Не думай о том, что сейчас осень, – подбодрил он ее.

– У меня же только что была ангина.

– Тем лучше – это гораздо более эффективное оздоровительное средство, чем съедать по яблоку в день.

Она начала стягивать тесные велосипедки. Пока она снимала остальное, он не сводил с нее взгляда. Она постояла немного на берегу в резком сероватом свете, не решаясь зайти в воду. Не для этого он привел ее сюда с собой. Но вот он стоял там в холодной воде, разглядывал ее нагое тело и чувствовал, что скоро это обязательно произойдет. Както незаметно для себя он оказался к этому готов. Не было уже той границы, которую оставалось пересечь, он оказался по ту сторону. «Это неизбежно», – сказал он себе.

В рюкзаке у него было полотенце. Он протянул его ей, когда она торопливо выбежала из воды, сам вытерся футболкой. После того как они покончили с багетом и допили кофе, он сказал:

– Ты все еще дрожишь. Нужно согреться.

На салфетку упало несколько капелек дождя. Он взял ее за руку и помог подняться.

– Бегом марш, пять минут! – приказал он.

И бросился вперед вокруг озера, вверх на горку, подождал, пока она его не нагонит. Капли дождя стали большими и тяжелыми. Она бросила озабоченный взгляд в гущу деревьев.

– Надо найти укрытие от дождя, – сказал Аксель, успокоительно взяв ее за руку.

За горушкой все так же прятался шалаш из еловых лап. На первый взгляд в нем ничего не изменилось с тех пор, как он был там в последний раз, но пустые бутылки не валялись. И маленькой буддистской библии он тоже не увидел.

– Вот где ты живешь, – улыбнулась Мириам.

Он заполз внутрь.

– Ночами в полнолуние я перебираюсь в лес, – ответил он и потянул ее за собой.

– Постель, надо же! – воскликнула она. – Как ты о нем узнал?

Он прижал ее к себе.

– Мириам, – сказал он еле слышно, – я перепробовал все, даже холодное купание не помогает.

– Совсем не помогает, – согласилась она.

– Я уже больше не могу терпеть.

– И я тоже не могу.

Он снял куртку и футболку, разостлал на земле; она снова стащила велосипедки, оставила только узенькие трусики. Прижалась лбом к его лбу и заглянула ему в глаза:

– Ты это серьезно говорил, Аксель? Что это наше прощание?

От ее кожи пахло озерной водой, потом, влажной землей и смолой еловых лап, служивших крышей. Он стянул с нее трусики, кивнул, словно в ответ на ее вопрос. Вдруг хрустнула ветка – он резко обернулся и посмотрел наверх. Снаружи маячила чьято тень. А между ветками ели – глаз, пристально смотрящий вниз, на них. Он вздрогнул, высвободился из объятий Мириам и пополз к выходу.

– Что случилось, Аксель?

Он никого не увидел, постоял немного, вслушиваясь в звуки леса, потом наклонился над крышей шалаша. Между ветками в пластике была проделана щель. Через нее ему было видно Мириам.

– Ты хочешь напугать меня, что ли? – В ее голосе звучал страх.

И тут он вдруг осознал, что стоит в лесной глуши голый, наклонившись над чьимто убежищем. Ее испуг отрезвил его, он просунул руку внутрь и нащупал свою одежду.

– Да нет, показалось, – успокоил он ее. – Ничего, просто медведь какойнибудь.

Когда они шли назад к велосипедам, накрапывал дождик. Мириам держалась за его руку. «Если бы в шалаше произошло еще чтонибудь, – подумал он, – если бы произошло неизбежное, мы могли бы покончить со всем этим. А теперь она только стала мне ближе».

– Я тебе не рассказывал, что у меня есть брат? – спросил он вдруг.

– Да, близнец. Ты думал, что это его видела твоя пациентка в городе в тот день.

Прежде чем решиться, Аксель несколько раз вдохнул и выдохнул:

– Я, кажется, тоже видел его. В то утро, когда началась твоя практика у нас. – Он остановился и повернулся к ней лицом. – Бреде, можно сказать, больше не существовал для нас. Но в последние недели он не идет у меня из головы. Никак не могу избавиться от мыслей о нем. И вот сейчас, в шалаше, мне показалось, что он там стоял и пялился на нас. Я не хочу тебя втягивать в это…

Мириам прижалась к нему, обняла обеими руками:

– Я хочу быть втянутой. Я так рада узнавать все то, что ты рассказываешь о себе!

– В последний раз я видел Бреде лет двадцать тому назад, наверное. Его как раз вышвырнули из пивнушки в центре города, а я проходил мимо. Он на ногах не стоял. Я предложил проводить его домой или дать ему денег на такси. А он валялся на тротуаре и злобно смотрел на меня. «Ни хрена я не желаю брать у тебя! – заорал он. – Когданибудь я тебя уничтожу, точьвточь как ты меня уничтожил!»

22

Сесилия Давидсен домой не пошла. Она проделала пешком весь путь от больницы вверх до своего Виндерна. Теперь она продолжала подниматься выше. Склоны уже накрыла тень. Так она и бродила без цели несколько часов. Прошла мимо станций «Рис» и «Шлемдал», до самого «Воксеносена», потом опять двинулась вниз, в сторону пруда Холмендаммен.

Сколько врачей озаботились бы тем, чтобы прийти к ней домой и лично рассказать о том, что случилось? Гленне был одним из немногих, кому было не все равно. Ему не было все равно, что она умрет. «Мама, не умирай!» Прошло девять дней. Он был совсем другим, чем в своем кабинете на Бугстадвейен. Вообщето, изначально она хотела, чтобы ее врачом оказалась женщина или пожилой мужчина. Аксель же Гленне был моложе ее. И всетаки, привыкнув к нему, она быстро поняла, как ей повезло. Он умел сделать так, чтобы она расслабилась. Он был высокий и сильный, казалось, ему все нипочем. Но на прошлой неделе, когда он пришел к ней домой, он вел себя неуверенно, чуть ли не растерянно. Он пришел потому, что хотел поговорить с ней сам, лицом к лицу. Он пришел рассказать, что она умрет. Она уже знала это. С того самого времени, как почувствовала, что шарик растет. И все же она никак не могла сообразить, зачем же он стоит здесь, у нее в дверях. А Бенедикта поняла. Прежде чем заснуть в тот вечер, она сказала: «Мама, не умирай!» И вместо того чтобы сказать: «Нет, маленькая моя, я не умру еще долгодолго», она заплакала. Бенедикта изо всех сил старалась утешить ее. Но когда позже вечером вернулся домой Хендрик, она сидела на диване, смотрела прямо перед собой и была не в силах сказать хоть чтонибудь. Не отваживалась. Будто если она сказала бы ему об этом, то все это обрело бы реальность. И она осознала бы, что это правда.

Во второй половине дня она пошла в Уллеволскую больницу. Долго разговаривала с медсестрой. В конце концов появился и хирург, который должен будет ее оперировать. «Это вы Сесилия Давидсен?» Ей так хотелось ответить «нет», крикнуть, что ему нужна другая женщина. Но выхода не было. Врач располагал к себе; было совершенно очевидно, что он очень занят, но все же нашел время поговорить с ней. Но и ему было понятно, что ничем хорошим это не может закончиться. Он не сказал, что, мол, она справится с этим. Он сказал: «Давайте будем реалистами. Мы сделаем все возможное, но трудно сказать, насколько это поможет».

Он отправил ее на больничный. Она пожалела о том, что согласилась. Сидеть дома и ждать. Со всеми этими мыслями, от которых некуда было деться. Всякий раз, как она пыталась их отогнать, они овладевали ею с новой силой. Хокону уже восемнадцать. Он справится. «Справится? Он гораздо сильнее привязан к тебе, чем хочет показать». Но он справится. А думать надо о Бенедикте. Остаток детства, всю юность и всю молодость провести без матери. Согласится ли Хендрик перейти на менее высокую должность? Заняться менее сложным делом? Невозможно себе представить. Он попросит помощи у своей матери. Она еще вполне бодра, хотя и не такая шустрая, как в былые времена. Или он обратится к своей сестре. Отдаст ребенка ей на воспитание. Мысль, что Бенедикта будет подрастать у его сестры, вынудила ее остановиться и ухватиться для поддержки за фонарный столб. Накатила тошнота. А что, если Хендрик найдет себе другую? Да что угодно, лишь бы Бенедикта не оказалась у золовки.

Она вышла на мостки, постояла там, всматриваясь в темную даль пруда. Ей бы поплакать, но не получалось. Она не плакала с того самого первого вечера, когда сидела на постели Бенедикты и гладила ее по волосам: «Нет, маленькая моя, я не умру еще долгодолго». Шаги по гравию, чуть в стороне. Они приближались. Она не могла заставить себя обернуться.

23

Пятница, 12 октября

Рита позвонила по внутреннему телефону в четверть четвертого:

– Ты не забыл, что я сегодня пораньше ухожу, Аксель?

«Забыл, конечно».

– А Сесилия Давидсен пришла? – спросил он в свою очередь.

– Нет, к тебе сейчас никого нет. А потом только Сольвейг Лундвалл, на половину четвертого.

– А Давидсен не звонила?

– Я, во всяком случае, никаких сообщений не принимала, записок не видела.

Аксель задумался. Операция Сесилии Давидсен была назначена в Уллеволской больнице на ближайшую среду. Хорошо бы проконсультировать и посмотреть ее прежде, чем она ляжет в больницу. Вдруг она не захотела прийти, потому что он заявился к ней домой? Вторгся в ее собственный дом с таким известием. Он до сих пор не мог забыть испуганных глаз ее дочери, когда она открыла дверь и впустила его в дом.

Он отогнал эти мысли, вышел в коридор. Рита уже ушла, Ингер Беата тоже, в приемной было пусто. Внезапно ему пришла в голову одна идея; он отпер кабинет Улы и вошел. Ула в этот момент стоит за штурвалом своего парусника, бороздит Средиземное море. Или вместе с сыновьями развлекается подводным плаванием на коралловом рифе около Фиджи. Цепляется за панцирь гигантской черепахи, уносящей его в океан. Еще целых полгода осталось ему путешествовать. Когда Ула, свидетель на свадьбе Акселя более двадцати лет тому назад, держал речь, он сказал, что у них с Акселем у каждого свой бог. Сам он приносит жертвы Посейдону, в то время как Аксель бродит по лесу по следам Пана.

Какоето время Мириам работала в кабинете Улы. Акселю даже чудился здесь ее запах, хотя она не заходила сюда уже два дня. После выходных он уедет на семинар, и последние три дня практики пройдут под руководством Ингер Беаты. Когда они накануне расстались возле станции «Фрогнерсетер», оба промолчали. Но Аксель решил, что видится с ней в последний раз.

Он подсел к письменному столу. В среднем ящике лежали ее стетоскоп и пара учебников. Он открыл один из них. На обороте она написала жирной синей шариковой ручкой свое имя. Он сидел и смотрел на него. «Счастливый ты, должно быть, человек, Аксель, – пробормотал он. – Все тебе плывет в руки. Такто вот».

Под вторым учебником он обнаружил конверт, чемто набитый. Это был большой конверт формата А4, и на нем она тоже написала шариковой ручкой свое имя. Конверт не был заклеен, и когда он приподнял клапан, то увидел внутри несколько конвертов поменьше. Он, можно сказать, все еще ничего не знает о ней и не хочет знать. Так легче справляться с собой. Тогда кажется возможным сидеть вот так и думать, что больше он ее не увидит. Пусть отпустит его, пусть ее образ поблекнет и станет почти невидимым, чтобы жизнь могла продолжаться как прежде.

Близился вечер пятницы. Он радовался предстоящим выходным, не грозившим никакими дежурствами. В субботу он будет тренировать команду Тома. У Марлен состоится урок верховой езды. После обеда он собирался съездить в Ларколлен – убрать лодку на зиму, покрыть олифой веранду дачи. Надо бы постараться вытащить с собой Тома, может быть, остаться переночевать до воскресенья, вдвоем. Других неотложных дел не было. Если не считать того, что плинтусы коегде требовали покраски, вспомнил он, и нужно было поменять привод вентилятора в машине Бии.

Он сунул руку в конверт, собираясь достать то, что было в него напихано, и тут услышал, что ктото зовет его из коридора. Он сунул вещи Мириам назад в ящик.

Перед дверью его собственного кабинета стояла Сольвейг Лундвалл.

– Здрасте, Аксель, – сказала она, услышав его шаги, и он сразу понял, что она еще не вполне здорова.

Он впустил ее в кабинет, спросил, как ей лежалось в закрытом отделении больницы. Да плохо лежалось – ее ремнями к кровати пристегнули.

– Неужели? – воскликнул он.

Она хмуро посмотрела на него:

– Вы думаете, я лгу, Аксель?

– Разумеется, нет, просто я очень удивился.

Она сидела перед ним в синем свитере с высоким воротом и серой юбке – лицо слегка осунувшееся, но удачно подкрашенное, – и трудно было представить себе ее воющей, с пеной у рта, привязанной к больничной койке.

Он измерил ей давление и выписал рецепт на лекарства.

– Меня жутко разносит от этих таблеток, – пожаловалась она. – Как бы мне хотелось перестать их принимать!

Это он мог понять – за последний год она поправилась почти на десять килограммов.

– По вашим ощущениям, Сольвейг, вы сейчас контролируете свои действия?

– Я боюсь ложиться спать, потому что тогда возвращаются те мысли.

– Что вам следует донести на них?

– Я не могу отделаться от мысли о том, что должно случиться чтото ужасное. Мне уже было так много знаков!

– Но ведь все зависит от того, как эти знаки истолковать, – мягко возразил Аксель.

Она сидела, глядя прямо перед собой:

– Вот вчера вечером. Я села в трамвай на площади перед железнодорожным вокзалом. Человек, оказавшийся на соседнем сиденье, читал газету «ВГ». Ну, про ту женщину, которую съел медведь.

– Да нет, он ее не съел, – успокоил Аксель.

– Когда я собралась выходить, ко мне подошла какаято старая женщина. Я думала, что она слепая: у нее глаза были матовые, как жемчужины, и всетаки она уставилась прямо на меня и говорит: «Тебе это тоже известно, я вижу это по глазам» – и протягивает мне клочок бумаги. И я ужасно перепугалась и пришла в отчаяние, но всетаки больше перепугалась. «Тебе дарована эта способность», – успела она шепнуть мне, прежде чем я сошла.

Аксель видел, как у нее на шее пульсирует жилка.

– А что было написано на этой бумажке?

Прежде чем ответить, Сольвейг внимательно оглядела кабинет:

– «Откр. одиннадцать: семь».

Он не сразу понял:

– Это чтото из Библии?

Она порылась в сумке, вытащила толстую книжку небольшого формата и начала листать ее:

– Откровение Иоанна. – Она нашла нужное место и прочитала: – «И когда кончат они свидетельство свое, зверь, выходящий из бездны, сразится с ними, и победит их, и убьет их».

– Лучше бы вам не попадались такие старые женщины, – сказал Аксель, но Сольвейг пропустила его слова мимо ушей:

– Я думала об этом всю ночь. Это знамение, Аксель, много ужасного должно исполниться, и если я и, может быть, еще горстка людей поняли его, то я обязана предостеречь. Вот чего хотела от меня та старуха.

Она произнесла все это так убежденно, что Аксель понял: придется ему снова звонить в Уллеволскую больницу и выражать свою озабоченность по поводу очередного пациента, выписанного раньше времени. Он знал, что лучше ее не расспрашивать больше. И все же не удержался:

– Когда вы здесь были в последний раз… вы говорили о какомто человеке, которого вы видели около здания администрации в Майурстюа. Человеке, похожем на меня.

Она смотрела в пол. Казалось, она не расслышала вопроса, и слава богу, подумал он, потому что, задав его, сразу же пожалел об этом. Тут она подняла глаза и посмотрела на него:

– С тех пор он не показывался, Аксель. Но он явится. Только после того как произойдет все ужасное, он явится снова. Я предупрежу вас. Вы узнаете об этом раньше всех остальных.

Когда он уже запирал кабинет, зазвонил телефон. Его прямой номер знали немногие. Мириам была одной из них. На дисплее высветился городской номер Осло. Аксель снял трубку и ответил. Мужской голос на другом конце провода представился как Хендрик Давидсен, четко выговорив «д» в середине своего имени.

– Моя жена – ваша пациентка, – пояснил он. – Ей было назначено прийти к вам сегодня днем.

– Да, правда, – ответил Аксель, – Сесилия Давидсен. Она не пришла на прием.

– Вот поэтому я и звоню. Ее никто не видел со вчерашнего дня.

Аксель опустился в кресло:

– Да что вы? Разве не вчера она должна была явиться на прием в Уллевол?

– Да, вчера. Она ушла из больницы в четверть пятого. И после этого она не подавала никаких признаков жизни. Раньше за ней никогда такого не наблюдалось.

Тон Хендрика Давидсена был деловым, но Аксель слышал, как его голос дрогнул на словах «признаки жизни».

– Вы, конечно, сообщили в полицию?

– Они объявили ее в розыск, но больше не могут ничего сделать. Пока, по крайней мере…

Что значит пока в такой ситуации, Аксель предпочел не спрашивать. Он проинформировал мужа Сесилии Давидсен о ее заболевании. Тот, похоже, уже знал об этом. К счастью, он не стал поднимать тему посещения Акселем их дома с сообщением о результатах анализов, но он подробно расспросил, как его жена отреагировала на сообщение о диагнозе. Аксель постарался рассказать все так, чтобы в его словах не было и намека на чтолибо, что могло бы усилить беспокойство мужа. Еще оставалась надежда на то, что не случилось ничего серьезного. Надежда еще оставалась. Но поверить в это было почти невозможно, это он и тогда уже понимал.

24

Понедельник, 15 октября, ночь

Парочка, зигзагами перебиравшаяся через дорогу возле входа во Фрогнерские бани, с упоением погрязла в смачной перебранке. Женщина – маленькая, кругленькая, с дредами – остановилась прямо посреди проезжей части. На своих высоченных каблуках она еле держалась, выглядело это так, будто она пытается сохранять равновесие, стоя на ходулях.

– Раз так, придется тебе, Йорген, без меня переться дальше, – заныла она. – Я с тобой не потащусь, если ты и дальше так будешь.

С автостоянки вырулила какаято машина. Тот, кого она называла Йоргеном, схватил женщину за руку и потащил через дорогу на другую сторону. Автомобиль сделал крюк, объезжая их.

– Блин, Йорген, я с тобой ни в жисть не попрусь, если ты не уймёсся!

– Это ты мне говоришь: не уймёсся? – передразнил он ее; мужчина был высокий, худой и сутулый. – Это по твоей милости нас вышвырнули отсюда.

– Ну как маленький, ёмоё! – стояла она на своем.

Он присвистнул:

– И куда же ты одна попрешься, если со мной итти не желаешь?

– А не твое собачье дело!

– Ну блин, Милли, да ты же просто потаскуха драная. Как же ты меня достала, слов нет.

– Ну пошел молоть чушь! Ты же ни хрена не сечёшь уже. На себя посмотри!

– На себя? И чё ж я такого увижу?

Она не отвечала. Потом бросила:

– Ну хрен с тобой, но только если ты тачку возьмешь.

– Бабки кончились.

– Ты чё, думал, я пёхом попрусь аж до Скёйена? Середь ночи?

Он рыгнул и потащил ее на парковку:

– Придется тебе тогда в парке заночевать.

Она остановилась как вкопанная:

– Я серьезно, Йорген, уже два часа ночи.

– Не так уж и далеко иттито. У меня и косячок есть. Потом можешь хоть всю неделю продрыхнуть.

Женщина застонала, но позволила увлечь себя дальше в аллею.

– Мне надо в кустики, – объявила она.

– Ну валяй.

Он остановился и прислонился к стволу дерева, крикнув ей вслед, когда она скрылась за холмиком:

– Чё, обязательно через весь свет переться, если приспичило отлить? Здесь же сейчас нету никого… А если бы и был кто, кому, на хрен, интересно пялиться на твою голую жопу?

– Мне не помаленькому, – пробубнила она. – Мне другое.

– Блин, Милли, меня от тебя просто тошнит иногда!

Он стоял и щурился, пытаясь разглядеть чтонибудь в темноте. В какойто момент ему показалось, будто огромное дерево вцепилось в него и не отпускает. Он прижался щекой к шершавой коре. На другой стороне неглубокого оврага едва виднелись контуры вышки для прыжков в воду. Он однажды прыгнул с пяти метров. Тем летом, когда ему исполнилось девять лет, а может, десять. Ему бы ширнуться. Потом, может, и Милли трахнуть, если хватит пороху. Только пусть подмоется сначала. Блин! Усесться срать среди ночи во Фрогнерпарке! Ну что за баба, кому еще такое могло стукнуть в башку? Всегда с этой Милли так: уж если ей что втемяшится, не важно что, то вынь да положь сию же минуту. И не заикайся, чтобы подождала чуток.

Она закричала, истошно и протяжно. Она часто кричала, но никогда так, как на этот раз. Первая мысль была дать деру. Нет уже сил терпеть все фокусы этой бабенки. Но чтото в этом вопле удержало его, заставило подойти поближе к краю.

– Ну чё еще там у тебя? – крикнул он.

Ему видно было, как она карабкается по склону. Он неуклюже спустился на несколько шагов и протянул ей руку. Штаны болтались у нее вокруг ляжек, белая задница аж светилась в темноте.

– Твою мать, Милли! – рявкнул он, но голос у него задрожал.

Она выбралась наверх и прижалась к нему.

– Внизу, там… – прорыдала она, – там лежит чёто. Я дотронулась…

25

В двадцать пять минут четвертого инспектор полиции Ханс Магнус Викен, сунув в рот остатки кекса, пересек площадь Александра Хьелланда на красный свет. Голоден он не был, но, когда его вытаскивали среди ночи, ему необходимо было обязательно чемнибудь заполнить желудок, чтобы тот не разболелся от переизбытка кислоты. А уж если это случится, то боль так и будет терзать его все утро, а то и весь следующий день.

По дороге он настраивал себя на рабочий лад, старался привести мысли в порядок: что надо будет сделать в первую очередь, когда он окажется на месте преступления, что искать, на что обращать внимание. Такая систематизация давалась ему без труда. Сохранять хладнокровие, когда вокруг все бурлит, как сейчас. Он допил остатки кофе из стаканчика, который успел прихватить на бензоколонке вместе с кексом. Все вокруг кипит. Пресса уже на месте, предупредил дежурный по экстренным выездам. Они там и знают все, что касается предыстории этого дела. Но стоило ли ожидать чеголибо иного? Труп обнаружен, можно сказать, в самом центре города. Если исходить из полученного Викеном описания, эта находка могла иметь отношение к делу о розыске пропавшей женщины. В четверг вечером ему позвонил дежурный по городу. Пропавшая была объявлена в розыск. Женщина не вернулась к себе домой, на виллу в районе Виндерн. Она была серьезно больна и, очевидно, страдала депрессией. Родные опасались, что она могла сделать с собой чтонибудь. По всем признакам уголовщиной тут не пахло. Но он просил, чтобы ему сообщали обо всех случаях пропажи людей.

После той находки в лесопарке не только ему ни на минуту не удавалось расслабиться, ожидая чеголибо подобного.

Над Фрогнерпарком кружил вертолет. То ли «ВГ» – и похоже, что они, – то ли одна из телевизионных компаний. Он припарковался поближе к проезжей части. Народу набралось даже больше, чем он предполагал. Крупнейшие газеты, разумеется, но к тому же две съемочные группы, одна от канала ТВ2, а на костюмах и оборудовании второй группы никаких логотипов он не разглядел. Он пробрался через толпу и перешагнул через ленту ограждения, которая была натянута у дальней части парковки.

Там стояло два штатива с микрофонами, способными улавливать человеческую речь на расстоянии сотни метров.

– Это пропавшую женщину нашли? – крикнул ктото ему в спину.

Он поднял обе руки в знак того, что не готов ничего сказать, и пошел дальше по чавкающему от влаги газону.

– Все узнаете потом, – буркнул он, не оборачиваясь.

Первое, что пришло ему в голову, когда он спустился по скользкому склону и увидел одетых в белое криминалистов, которые, согнувшись в три погибели, медленно передвигались в свете прожекторов, – это что здесь снимают сцену из фильма. Это ощущение усиливало тело, в неестественной позе лежавшее среди пожухлых зарослей крапивы на берегу пруда, лицом в воду, будто последнее, что погибшая стремилась сделать перед смертью, – это доползти до воды и попить.

К нему подошла Нина Йенсен, протягивая пару голубых бахил. Она была в форменной одежде, и ее дыхание отдавало табаком. Пару недель тому назад она заявила, что окончательно бросает курить.

– Сесилия Давидсен, – сказал Викен, и прозвучало это скорее как констатация факта, чем как вопрос.

– Многое говорит в пользу этого. Цвет волос и телосложение соответствуют описанию. И одежда на ней та же, что указывалась в ориентировке.

– Кто ее нашел?

– Парочка по пути домой. Похоже, те еще забулдыги. Они дают показания в участке на Майурстюа.

– Там есть ктонибудь из наших?

– Арве там за старшего. Сигге должен прибыть на место не позже шести.

Викен подошел поближе к погибшей, посветил фонариком. Между клочьями изорванной в лохмотья куртки виднелась голая спина. От наружного края ребер наискось, захватывая всю шею, тянулась широкая полоса из пяти глубоких рваных ран.

– Ну чертте что! – пробормотал он себе под нос. – Просто черт знает что такое!

Из желудка поднялась кислая отрыжка. Он порылся в кармане, надеясь найти таблетки для снижения кислотности, ничего не нашел.

– До жути похоже на те раны, что были на теле у женщины, найденной в Нурмарке, – услышал он голос Нины Йенсен позади себя.

Он выпрямился, сделал несколько шагов назад и вляпался во чтото вязкое. Посветил фонариком: не только пластиковые бахилы, но и торчавшие сквозь дыру острые носы отполированных до блеска туфель были измазаны свежим калом. Он затейливо выругался и осмотрелся в надежде найти чтонибудь, чем можно было бы оттереть эту гадость.

– Техники нашли следы, – сообщила Нина Йенсен.

Тон, которым это было сказано, был настолько наигранноспокойным, что он резко обернулся к ней:

– Что за следы?

Она указала на одного из техников, который сидел на корточках у пруда в нескольких метрах от них. Викен направился к нему. След в тине длиной соответствовал размеру детской ноги, но был гораздо шире и с отчетливыми отпечатками когтей. Этот след был похож на тот, что он видел на месте находки тела в лесопарке, – тут не было никаких сомнений. Он открыл рот, но слова, которые он собирался сказать, застряли у него в горле.

Техник посветил фонариком вдоль берега пруда:

– Тут в нескольких местах глубокие следы животного, а дальше они теряются в воде.

В той колбе с кислотой, в которую постепенно превращался желудок Викена, резко закололо. Он посмотрел вверх, на край склона, прислушался к гудевшим там голосам, тарахтению мотора, услышал, как когото окликали. Может быть, им удалось уловить то, о чем они говорили с Ниной, при помощи направленных микрофонов. Вертолет спустился ниже и кружил в темном небе, как огромная птица. Инспектор попытался представить себе, какова будет реакция, когда обнародуют то, о чем он сейчас подумал. Это будет буря, цунами! Он сглотнул кислую отрыжку, поднявшуюся до самых губ.

26

К тому времени, как Нина Йенсен дописала отчет с места преступления, открылась столовая. До начала оперативного совещания она успеет забежать туда и прихватить сэндвич с бутылочкой минералки. Из столовой она спустилась назад в кабинет, который они делили с Сигмундуром Хельгарссоном. Тот, как обычно, опаздывал, а она была только рада какоето время поработать в тишине. Она сняла обертку с сэндвича, приподняла верхний кусок булки и постаралась соскрести по возможности весь майонез.

Жуя сэндвич, она перечитала набранный текст. Только сейчас до нее стало доходить, что же такое она видела этой ночью во Фрогнерпарке. Она отложила недоеденный сэндвич в сторону, сделала несколько глотков воды и открыла интернетстраничку газеты «Афтенпостен». Основной заголовок: «Найдена убитой». Она знала, что это только начало, и перескочила на сетевую страничку «ВГ», чтобы получить более четкое представление о том, что их ждет. «Следы медведяубийцы в центре Осло». У нее округлились глаза. На фотографии виден был берег пруда, где нашли женщину, сама убитая, криминалисты в белом и еще какаято фигура, вполне возможно она сама. Снимок был сделан сверху, с вертолета, при помощи телеобъектива. Веселенькая предстоит им прессконференция, которая была назначена на десять часов. В ней должны принять участие Агнес Паянен, и Викен, и еще ктото с седьмого этажа, возможно сам начальник Управления полиции города. Викен еще раньше дал понять, что утечка информации в этом деле будет пресекаться беспощадно . Нину Йенсен забавляло это выражение, которое вполне могло быть позаимствованным из названия старого фильма о Диком Западе, но сомневаться в том, что он говорит серьезно, поводов не было. Сработаться с Викеном было вовсе не так трудно, как утверждали некоторые. Он напоминал очень сложно устроенную машину, надо было только разобраться в том, как она работает. Нина както высказала это Сигге Хельгарссону, когда тот получил нагоняй, но он, похоже, не разделял ее мнения. Сигмундур взял манеру за глаза называть старшего инспектора X. М. Викена «Глас его господина» – His Master’s Voice[11] или просто Глас. Нине Йенсен эта кличка казалась очень подходящей, но сама она все же не пользовалась ею.

– До того как мы с начальником сектора отправимся на прессконференцию, у нас есть час, – объявил Викен.

Нина теребила отчет, который лежал перед ней на столе. Ей казалось комичным, что инспектор постоянно называл Агнес Паянен начальницей сектора. С того времени, как она получила эту должность, прошло не больше полугода. Всем было ясно, что Викена обошли, ведь у него был тридцатилетний опыт работы в полиции и он зарекомендовал себя как отличный следователь. В качестве руководителя расследования мало кто мог с ним сравниться, во всяком случае среди тех, кто надеялся и дальше работать в их секторе. И если ты был лоялен по отношению к нему, то тебе доставалось место у него под крылышком. А что это было для новичка надежным местом, понимала не только Нина. Он всегда защищал своих подчиненных перед начальством. «Loud and clear – без страха и упрека», – как он сам любил говорить, используя английское выражение. А им взяли и посадили начальником сектора варяга, женщину на десять лет моложе его, к тому же не имеющую опыта расследования насильственных преступлений. Викен ограничился комментарием, что, мол, просто невероятно, каких высот можно достичь, закончив вечерние курсы для руководителей при Институте экономики. Особенно если ты женщина. После этого он ни разу не высказывался по этому поводу.

– Не нужно ли нам усилить группу дополнительно? – спросил Ярле Фрёэн, старший юрист полиции, которого поставили во главе следственной группы, расследующей это дело.

Просто анекдот: он чтото возглавляет, а ведет расследование Викен! Фрёэн же считается одним из самых слабых среди сотрудников юридического отдела. Возможно, поэтому Викен и казался таким довольным, что к ним прикомандировали именно его, решила Нина. Юрист полиции был обрюзгшим и дебелым, а его грушевидную голову с боков облепляли редкие рыжие пряди. Он был не намного старше ее, но легко сошел бы за сорокапятилетнего.

Викен, очевидно, взвешивал все за и против, прежде чем ответить:

– Давайте подождем с этим, пока не будет ясно, какого рода знания нам потребуются в этом деле.

– А что с этой, которую нашли ночью, с этой Давидсен; причина смерти у нас есть? – спросил Арве Нурбакк.

Викен покосился на Йенсен:

– Ты чтонибудь знаешь об этом, Нина?

– Я связалась с женщиной, которая ведет это дело в Институте судебной медицины, Паярюд…

– Ты хочешь сказать, Плотерюд, – ухмыльнулся Викен.

Нина Йенсен почувствовала, что краснеет:

– Да, верно. Она обнаружила на руках и ногах женщины следы уколов. К тому же готовы предварительные результаты анализа крови.

– И ты только сейчас об этом говоришь! – оборвал ее Викен. – Ну что, нашли они у нее снотворное под названием тиопентал?

– Нашли.

Викен поскреб ногтями подбородок. Как обычно, на нем была отглаженная белая рубашка.

– Мы не разглашали информацию о том, что Хильда Паульсен получила передозу именно этого средства. – Он переводил глаза с одного на другого. – Две женщины убиты абсолютно одинаковым способом. Напрашивается вывод: убийства совершены одним и тем же человеком или одними и теми же людьми. – Он помолчал, чтобы дать всем возможность обдумать этот факт, потом спросил: – А время смерти установлено?

– По словам Плотерюд, на момент, когда было обнаружено тело, Давидсен была мертва более десяти часов, но менее суток.

– Менее суток… – задумчиво повторил Викен. – Я бы предположил, что следы животного у пруда были оставлены одновременно с тем, как там оказалась погибшая.

Он допил остатки кофе.

– С посторонними нужно держать ухо острым, как хрен, извини за выражение, Нина, ты же у нас такая юная и чистая.

Она ограничилась тем, что удрученно покачала головой.

– Но здесь, среди своих, мы можем продемонстрировать свою изобретательность, – продолжал он. – Да мы просто вынуждены ее демонстрировать, к чертовой матери! Итак, установлено, что на теле Хильды Софии Паульсен остались следы от нападения медведя. Если не считать Шпицбергена, на остальной территории Норвегии медведь крайне редко угрожает людям. А тут нате вам: мы находим эту вторую, Сесилию Давидсен, повреждения на теле которой в точности повторяют те, что мы нашли на Паульсен! Но и это еще не все: во Фрогнерпарке мы находим следы животного, которые в точности соответствуют следам, обнаруженным в Нурмарке! Ктонибудь из вас может себе представить, чтобы мишка разгуливал по центру Осло?

Он раздвинул губы. Нина не могла понять, улыбается он или изображает животный оскал.

– Нужно подумать и о других версиях. Сигге, вот ты же когда рос, твоим ближайшим соседом был белый медведь.

Исландец нервно хохотнул: шутка Викена не показалась ему удачной.

– Он мог сбежать откуданибудь.

– Из медвежьего заповедника? Ближайший от нас – это Халлингдал, больше чем в ста пятидесяти километрах отсюда. Не на автобусе же он приехал?!

Хельгарссон закатил глаза, но Нина Йенсен видела, что Агнес Паянен еле сдерживает улыбку.

– Есть люди, которые держат у себя дома диких животных, несмотря на запрет, – предположила начальница сектора.

Викен несколько раз прищелкнул языком:

– Мне доводилось слышать об удаве на съемной квартире и даже о ящерицах с Амазонки, неожиданно высовывающих башку из унитаза соседа, но вот медведь в спальне! Другие предложения? Арве, ведь это ты у нас знаток диких животных. Можем мы исключить, что во Фрогнерпарке побывал медведь, или не можем?

Арве Нурбакк осмотрелся по сторонам, и Нине показалось, что его взгляд на минутку задержался на ней.

– Медведь сторонится людей, – твердо заявил он. – Невозможно себе представить, чтобы он вдруг заявился в город. Во всяком случае, по своей воле.

– А что значит – не по своей воле? Его мог сюда ктонибудь привезти и здесь выпустить?

Нурбакк пожал плечами:

– Или так, или, может, жертву переместили после того, как ее ободрали медвежьи когти.

Викен кивнул:

– Под ногтями у Хильды Паульсен найдена штукатурка, которой, возможно, были покрыты стены какогото подвала. И тело, может быть, в лесопарк подкинули. Но ведь там же и следы есть!

Арве Нурбакк потыкал ручкой в лист бумаги, будто передавал сообщение азбукой Морзе:

– Я как раз об этом думал. Каждый след, очевидно, оставлен медвежьей лапой, но похоже, что все эти следы от задних лап. То есть зверь должен был все время ходить на задних лапах.

– Как в цирке, – прокомментировал Викен.

Нурбакк удостоил их улыбкой:

– Медведь может подняться на задние лапы, когда почует возможную опасность. Он делает это, чтобы дальше видеть и четче уловить запах опасного объекта. Иногда это выглядит так, будто мишка танцует. Но как только он решит напасть или, наоборот, убежать, он тут же опускается на все четыре лапы. Тут вот еще что – както чудно он двигался. Следы оставлены на участке длиной метров двадцать, потом они теряются в воде. Но обе лапы он ставил уж очень близко одну от другой. К тому же ни одного следа не обнаружено ни дальше по берегу, ни на другой стороне. Куда же он мог деться?

Вопрос так и остался висеть в воздухе, когда через пару минут оперативное совещание закончилось.

Нина Йенсен еще раз проглядела все документы со свидетельскими показаниями, снятые по делу об исчезновении Паульсен. Она внимательнейшим образом перечитала показания мужчины, который обнаружил тело. Вернее, это его собака обнаружила тело. Пятнадцать человек подтвердили, что видели Паульсен в лесопарке в тот день, когда она пропала. Йенсен записала их имена себе в блокнот. Последним, кто ее видел и был уверен в том, что не обознался, оказался врач Аксель Гленне, который сам позвонил в полицию через пару дней после исчезновения женщины. Нина откинулась на спинку кресла, задумалась. Какаято мысль не давала ей покоя. Она выглянула в окно, посмотрела на заросли лещины и крыши домов. Чтото важное она упустила. Она пошуровала мышью, чтобы разбудить погасший экран компьютера, и еще раз прошлась по всем документам. Нашла запись показаний мужа Сесилии Давидсен, он приходил давать свидетельские показания в полицейский участок Майурстюа. Хендрик Давидсен забил тревогу через пару часов после того, как жена должна была вернуться из больницы, ее мобильный не отвечал. У нее совсем недавно выявили онкологическое заболевание, и через несколько дней ее должны были оперировать. Муж опасался, что у нее мог быть шок. А, вот то, что искала Нина: участковый врач Сесилии Давидсен. По словам мужа, он оказывал ей всяческую поддержку и его фамилия была Гленне.

27

Вторник, 16 октября

С самого утра повалил снег. Совершенно неожиданно для всех, в том числе метеорологов, которые предсказывали дождь.

Сигни Брюсетер стояла на ступенях перед входом в дом и с тоской разглядывала белые поля, простиравшиеся до самой деревни, расположенной ниже по склону. Она не любила зиму: зима и так всегда тянулась слишком долго, а тут уже с середины октября все мело да мело. Ее дом стоял в самом конце проселочной дороги, почти в двух километрах от шоссе. Фермер, который обычно расчищал дорогу от снега, был надежным человеком, но что делать, если он заболеет или если у него трактор не заведется и его придется отбуксировать в мастерскую? Мысль о том, что она окажется отрезанной от мира здесь, на краю леса, заставила Сигни содрогнуться и горько пожалеть о том, что она переехала в эту глушь. Она плотнее закуталась в толстую шаль, торопливо перебежала двор и открыла ворота гаража. Зимние шины она хранила на бензоколонке в Омуэне – хозяин был ее знакомым, с ним она всегда могла договориться, и он готов был переставить ей покрышки по первой просьбе. Так что сейчас главным было добраться до шоссе и потом преодолеть семь километров до бензоколонки «Эссо».

К счастью, снежок падал легкий и еще не подморозило. Но всетаки на спуске она предпочитала ехать на первой передаче. В новостях передали новую информацию об убийствах в Осло. Она уже не желала больше ничего слышать об этом, но всетаки не смогла себя заставить выключить радио. Пока нет никаких подозреваемых, сказал диктор, а дальше последовало интервью с женщиной, занимавшей какойто высокий пост в полиции, какойто Паячтото: «Мы внимательнейшим образом относимся к тем сигналам от населения, которые к нам поступают, и просим всех, кто может чтолибо сообщить, обращаться к нам». Сигни не понравился ее голос, пронзительный такой. «Да, с большой долей уверенности мы можем утверждать, что между двумя этими делами наличествует связь. Но ни одна из жертв не была убита медведем». Както высокомерно она говорила. «Нет, ни в коем случае. В этой связи представляется абсолютно безосновательным требование превратить Южную Норвегию в зону, свободную от медведей».

Дальше в новостях пошла речь о бомбе, взорвавшейся в автомашине гдето в Ираке. Сигни выключила радио и попыталась разглядеть чтонибудь сквозь белые хлопья, так и валившиеся на лобовое стекло. «Не справляются они, – тяжко вздохнула она. – Совершенно не представляют, как быть». Она всю ночь не спала. Скоро у нее кончатся и хлеб, и кофе, а она не успевает заскочить в магазин. Она согласилась выйти на внеочередное дежурство. Метте Мартин всегда была приветлива и любезна, но было совершенно ясно, что она ожидает от Сигни, чтобы та выходила на работу по первому же требованию, если ктото заболеет. Так и бывает, когда живешь одна и некому о тебе заботиться. Но эти послеобеденные дежурства были уж совсем некстати, потому что домой она успевала вернуться не раньше восьми, и тут уж было поздно приниматься за готовку. У нее оставалась миска супа со шпинатом, можно будет разогреть его и сварить пару яиц.

Рогера Охейма, хозяина бензоколонки, Сигни без колебаний назвала бы человеком с большим сердцем. Он, оказывается, двоюродный брат Осе Берит Нюторпет, вместе с которой она работает в Рейнколлене. Он всегда подмигивает Сигни: хотя ему, должно быть, уже около шестидесяти, он остается дамским угодником. Да, ктото рассказывал, что он недавно в очередной раз стал отцом. И сейчас, когда Рогер увидел, в каком она отчаянном положении, он отложил все свои дела, чтобы разобраться с ее покрышками, без которых она не смогла бы передвигаться в такую погоду.

За прилавок вместо него встал молодой парень, с которым Сигни была знакома еще до того, как переехала сюда. Хотя не такой уж он и молодой, ему, наверное, скоро стукнет тридцать. Ведь она была его учительницей лет двадцать тому назад, в начальной школе Конгсвингера. Это было то еще удовольствие – он был редкостным пакостником. Достаточно сметливым, когда хотел, но это не часто случалось. Он с малых лет начал прогуливать школу, болтался с ребятами лет на пятьшесть старше себя и пил пиво. Когда он перешел в среднюю школу, то и вовсе покатился по наклонной плоскости. Вроде бы даже срок отсидел, и вот теперь, значит, вот он где. Вид у него был все еще неважный, он был обрит наголо, и кожа головы украшена татуировкой. Но такой уж Сигни была человек – ей до всех было дело. Она нетнет да и заглядывала на бензоколонку купить чегонибудь вкусненького и поболтать с парнем.

Но в это утро, когда Рогер Охейм домкратом приподнял кузов и занялся покрышками, она села на продавленный диван в углу и принялась листать газету. У второй из погибших женщин остался ребенок восьми лет. Вокруг того места, где ее нашли, обнаружили медвежьи следы. «Здесьто, в горах, мы завсегда так жили, с медведями, – сказала Осе Берит несколько дней тому назад, когда Сигни показала ей фотографии первой из убитых женщин. – Может, хоть щас до них дойдет, каково это».

Но она и еще коечто сказала, и Сигни все никак не могла этого забыть: «Я знаю людей, что готовы далеко зайти, чтобы заставить этих шишек городских взяться за ум. Да уж, далеко; вот возьмут да усыпят медведя, свезут его поближе к Осло да и выпустят там». – «Вы же не думаете, что ктонибудь знакомый мог такое сотворить!» – запротестовала Сигни. «Ничего я не думаю. Но как знать, может, у меня есть и такие знакомые, что думают чтонибудь этакое».

Вот этито мысли и не давали Сигни уснуть. За последнюю неделю Осе Берит несколько раз намекала на то, что она знает коечто о том, что случилось в Осло. И каждый раз все так же проводила двумя пальцами по губам, будто застегивая рот на молнию.

К тому времени, когда Рогер Охейм закрепил последнюю из зимних покрышек, Сигни решилась. Она была не в состоянии дольше держать это в себе, придется сообщить куда следует.

28

Из лифта на первом этаже здания Управления полиции Осло вышел крупный светловолосый мужчина и подошел к стойке дежурного.

– Нурбакк, младший инспектор полиции, – сказал он, протягивая руку.

Рукопожатие оказалось более вялым, чем ожидал Аксель Гленне, взглянув на мускулистые бицепсы инспектора.

– Пройдемте со мной, – добавил мужчина, кивнув на дверцы лифта.

Пока они поднимались на нужный этаж, Аксель разглядывал полицейского. Тот был одет в джинсы и футболку; на первый взгляд ему было около тридцати, но, возможно, изза густой челки, закрывавшей лоб, он выглядел моложе.

– Врачу, должно быть, непросто посреди рабочего дня покинуть свой кабинет, – заметил тот, наверное, чтобы снять напряжение, которое возникает, когда два незнакомых человека оказываются в лифте лицом к лицу.

– Да, вы правы, – согласился Аксель, улыбнувшись.

Он принимал участие в работе трехдневного семинара о легочных заболеваниях, но не стал выяснять, почему его попросили приехать в управление, а не ограничились телефонным разговором.

Если уж на то пошло, он понимал почему. Накануне вечером ему позвонила женщинаинспектор и рассказала, кем оказалась убитая, обнаруженная во Фрогнерпарке. После этого звонка он полночи не мог заснуть и из того, что сегодня говорилось на семинаре, мало что запомнил.

Лифт остановился на шестом этаже.

– Нам нужно в красную зону, – сообщил инспектор.

Он повел Акселя по коридору, стены которого были выкрашены в красный цвет и с линолеумом того же цвета на полу, но что означал этот цветной код, инспектор не пояснил. Ближе к концу коридора одна дверь была приоткрыта. «Его зовут Арве», – успел прочитать на табличке Аксель.

Они подошли к столу, стоявшему возле окна в тесном кабинете. Окно выходило на отель «Плаза», левее можно было разглядеть бухту Бьёрвика со зданием оперы. На столе царил порядок: стопка документов рядом с компьютером, несколько томов из свода законов, на полках папки с делами.

– Инспектор скоро придет. Хотите кофе?

Аксель кивнул, и Нурбакк вышел, а потом вернулся с кофейникомтермосом и тремя чашками:

– Сахара? Молока?

Когда Аксель отказался, тот сказал:

– Вот и я тоже не люблю мутить кофе всякими добавками.

В этот момент дверь отворилась и Аксель обернулся. В дверях стоял невысокий мужчина в брюках и белой рубашке с подвернутыми рукавами. Волосы у него уже начали редеть, а густые седые брови сошлись над крупным, хищно изогнутым носом.

– Викен, – представился он, усаживаясь на ближайший к двери стул и не протянув руки для приветствия. – С младшим инспектором Нурбакком вы уже знакомы.

Беседа – Аксель предпочел думать об этой встрече как о беседе, хотя название «допрос свидетеля» подходило ничуть не хуже – продолжалась более часа. И зачем только было так ее затягивать? Онто собирался успеть на паром, отходивший в половине пятого. Сегодня его очередь готовить ужин. И Марлен надо на урок музыки. А еще он собирался проверить домашнее задание Тома: это дело он вечно откладывал на потом, изза чего его частенько мучила совесть. Но он скрыл свое нетерпение, рассказал о Сесилии Давидсен все, что только мог. Раньше он никогда не попадал в ситуацию, когда бы его выспрашивали об умершем пациенте, и он постарался ответить на вопросы о ее заболевании как можно основательнее. Да, разумеется, столь серьезный диагноз для нее явился шоком. Нет, жизненный прогноз не сулил ей ничего хорошего. Трудно сказать, смогла ли она прожить хотя бы три года.

Об этом спросил светловолосый с челкой. Он поднял глаза от клавиатуры своего компьютера, на котором фиксировал показания, и направил свой спокойный и прямой взгляд на Акселя. Когда он вступал в беседу, то высказывался немногословно, и голос у него был спокойный и расслабленный; инспектор, наоборот, говорил торопливо и с хрипотцой. Если бы Аксель собрался пойти посидеть гденибудь, выпить пива с одним из двух этих полицейских, он бы, несомненно, предпочел Нурбакка. Второй, Викен, был окутан какойто негативной аурой, и это подавляло Акселя.

Когда он в последний раз видел Давидсен? – желал знать Викен. Аксель сообщил дату своего визита к ней домой. Обычная ли это практика – ходить домой к своим пациентам после окончания рабочего дня? Старший инспектор держался надменно, но больше всего раздражал Акселя и вызывал нежелание отвечать его взгляд. Он помолчал: очень уж не хотелось будить в памяти тот момент, когда он позвонил в дверь и ему открыла дочь Давидсен, испуганно уставившаяся на него. «Вестник смерти явился», – подумал он тогда. Но не такой смерти, в связи с какой его сейчас допрашивали.

Однако разговор вертелся не столько вокруг Сесилии Давидсен, сколько вокруг Хильды Паульсен. Насколько хорошо он ее знал? Насколько тесно они сотрудничали? Общался ли он с ней только по работе или нет? В каком точно месте он встретил ее в тот самый день? Попадались ли ему во время прогулки другие люди? Аксель был неплохим наблюдателем, он многое замечал, даже всякие мелочи. Но чтобы воспроизвести все подробности велосипедной прогулки, состоявшейся чуть ли не три недели тому назад, потребовалась бы уникальная память. Он припомнил женщину с ребенком, сидевшим в переноске у нее за спиной, трехчетырех охотников. Разумеется, пожилую пару возле Нурмаркской часовни; он мог бы подробно описать лицо женщины, если им это понадобится. Еще мимо него на большой скорости промчался велосипедист, тоже возле Нурмаркской часовни. А после того как ему встретилась Хильда Паульсен – нескончаемый поток бегающих и прогуливающихся с собаками и без по пути к Уллеволсетеру или обратно. На подходе к озеру Согнсванн ему повстречались три женщины в долгополых пальто, замотанные в платки, очевидно турчанки или курдки. Одна из них хромала; похоже было, что у нее артроз тазобедренного сустава. Следом за ними шел человек, которого он узнал по телевизионным передачам. Раньше он был ведущим одной из программ на государственном телеканале, теперь же вел телешоу на другом; его, без всякого сомнения, можно было назвать знаменитостью. А возле парковки, чуть в стороне от берега, мимо него проехал велосипедист с прицепленной сзади детской велосипедной коляской. К тому времени стемнело, и он как раз подумал, что, мол, поздновато тащить с собой в лесопарк маленького ребенка. А почему сам он шел пешком, хотя у него был с собой велосипед? Он рассказал о проколотой покрышке на заднем колесе, но тогда пришлось рассказать и о пробежке, и о купании в озерце. Но ни слова о шалаше из еловых лап. Он сам не знал почему. Может, потому, что этот шалаш наводил его на мысли о Бреде. А Бреде было не место в этой беседе.

– Где вы были во второй половине дня в прошлый четверг? – желал узнать инспектор. Услышав ответ, он сухо заметил: – Вот как, и в этот день опять велосипедная прогулка по лесопарку? А ято думал, врачи работают круглые сутки. С вами был ктонибудь еще?

Аксель пришел сюда, чтобы рассказать все, что ему было известно о двух убитых женщинах, а не чтобы отчитываться в том, чем он сам занимался в последнее время. Он быстренько прикинул и решил, что и Мириам тоже в этой беседе не место.

– Нет, – ответил он и почувствовал, что, солгав инспектору, переступил некую границу. – Я был один.

29

Инспектор Ханс Магнус Викен составил на тарелку коробки изпод еды, купленной в «Китайском драконе», и, отодвинув тарелку в сторону, пощелкал пультом. На канале ТВ2 показывали дебаты. «Позволим ли мы, чтобы смертельно опасные хищники бродили под стенами наших домов? Где провести черту дозволенного?» Убийства женщин не упоминались, но программа вобрала в себя всю ту растерянность, которую после них ощущали люди.

Викен переключился на программу, где рассказывали о путешествиях. Один пустынный пейзаж с заходящим солнцем сменялся другим. Марокко, конечно же. Он посмотрел немножко, потом достал видеодиск, принесенный с работы. Только теперь дошли руки посмотреть запись прессконференции, которую они провели в понедельник, если не считать нескольких коротких отрывков, показанных по госканалу в тот же день.

Внимательно просматривать выступления представителей полиции по телевидению было очень полезно, поэтому их записывали, а записи раздавали всем участникам этих выступлений. Изучить стратегию работы средств массовой информации столь же важно, как овладеть специфическими профессиональными навыками работы в полиции, твердили им постоянно.

Ведущим на прессконференции выступил сам начальник Управления полиции, что доказывало важность этого дела. Тот, как обычно, был сверх меры помпезен: в парадной форме, с тщательно уложенными волосами, окрашенными, как подозревал Викен, чтобы скрыть первые признаки седины. Он напоминал самодовольного начальника полиции сказочного городка Кардамона, и некоторые инспектора помоложе так его между собой и называли – Бастиан.

Это Паянен попросила Викена принять участие в прессконференции. Она тоже обожала быть в центре внимания, он давно уже понял это. Но на сей раз дело было настолько серьезным, что она, очевидно, чувствовала себя более уверенно в его присутствии. Она производила вполне достойное впечатление, вынужден был признать Викен. Начальница сектора попросила слова после краткого вступления начальника Управления полиции. Она изложила дело вполне корректно и на вопросы отвечала тоже неплохо. Пару раз она переадресовала вопросы инспектору. Контраст между ними бросался в глаза. Викен был лаконичен и более точен. Именно такой люди и хотят видеть свою полицию, считал он.

Настоящая конфетка, однако, была припасена на конец прессконференции. Естественно, в зале присутствовали шведские и датские журналисты, но еще и французские, и итальянские и группа, представлявшая телевизионный канал из Германии. Хотя несколько раз подчеркивалось, что никакой медведь вовсе не бесчинствует в центре европейской столицы, это дело вызвало интерес во всем мире. Обнаруженные звериные следы и отметины, оставленные медвежьими когтями на теле убитых женщин, оказались лакомым кусочком для всех, кто жил за счет новостей, так что фотографии трупов уже обошли весь земной шар.

После того как Паянен с грехом пополам выдала дветри фразы на школьном английском, инициативу перехватил Викен. Лет десять тому назад он принял участие в программе по обмену опытом между полицейскими управлениями Великобритании и Норвегии и более года проработал в полиции Манчестера, поэтому без запинки отвечал на вопросы зарубежных СМИ поанглийски, даже позволил себе пошутить: «Да, Осло, конечно, называют „городом тигров“ – city of tigers. В свое время город заслужил такую славу потому, что ходить по улицам ночью считалось небезопасным. Давайте, однако, расставим точки над „i“: никакие тигры по городу не бегают». Он сочинил эту шутку, когда сидел утром на оперативном совещании, и она оказалась удачной: журналисты усмехались и хмыкали. После конференции к нему подошел ведущий криминалист управления, пожал ему руку и сказал: «Превосходно, Викен». Тут же откудато возник немецкий журналист и попросил об интервью. Просмотрев запись, Викен остался более чем доволен. «Один – ноль, Паинька», – констатировал он, уверенный в том, что начальница пришла к такому же выводу.

Настал час новостей на государственном канале, и он переключился туда. Медвежьи убийства, как их теперь не слишком удачно стали называть, были вытеснены на третью позицию в новостном рейтинге. Снова были показаны кадры, снятые в лесопарке Нурмарка и во Фрогнерпарке. Далее последовало интервью ведущего криминалиста. Паянен после вчерашнего одиозного высказывания в «Новостях дня» было приказано не открывать варежку. Она тогда продемонстрировала непростительную наивность, прокомментировав это дело и упомянув предложение превратить Южную Норвегию в свободную от медведей зону. Всем было известно, что политик из стортинга, выдвинувший это предложение, был запойным пьяницей, готовым на все, лишь бы пятнадцать секунд помелькать на экранах телевизора.

Паянен промахнулась, попавшись на его удочку, и, как говорили, ведущий криминалист остался этим весьма недоволен. «Два – ноль, Паинька», – кивнул Викен, очищая от кожуры бананы. Как ему удалось выяснить опытным путем, они хорошо успокаивали его желудок. Во всяком случае, нисколько не хуже, чем пилюли, прописанные участковым врачом. Несмотря на то что этот тип не нашел у Викена никакого серьезного заболевания, он рекомендовал ему принимать целую кучу разных химсоединений. «Ваш желудок несколько чувствителен, – утверждал этот идиот от медицины. И в попытке продемонстрировать остроумие он сослался на несколько прочитанных им детективных романов: – Разве не у всех детективов, расследующих убийства, возникают проблемы с желудком?»

О ходе расследования ведущий криминалист мог рассказать немного, тем важнее было как следует его преподнести. Это им с самого начала удавалось, и до сих пор ни одна газета не заметила, что в таком сенсационном деле у них нет практически ни одной зацепки. Начальство, вплоть до самого высокого, обещало им всестороннюю поддержку. По части выделения дополнительных ресурсов они оказались в привилегированном положении: Паянен могла выбирать лучших из лучших. Пока еще. В полицию поступило уже так много сообщений от неравнодушных сограждан, что на их предварительную сортировку уже был посажен отдельный сотрудник. А Дженнифер Плотерюд, наилучшая из всех патологоанатомов, с кем Викену приходилось работать, звонила ему каждый день, не в силах держать при себе факты, которые вскрылись при исследовании тела Сесилии Давидсен. Она была изборождена когтями сильнее, чем первая жертва: глубокие раны были не только на спине, но и на боках, груди и на лице. На руке и ногах у нее были такие же следы от уколов. И по всей видимости, она тоже не подверглась сексуальному насилию.

Позвонили с центрального поста. Викена спрашивал коллега из какогото местечка в области Хедмарк. Инспектор записал номер и перезвонил. Ответивший представился как Хьелль Руар Стуракер, начальник полиции района Оснес. Викен знал, где это, – почти у самой границы со Швецией.

– Извините, что я так поздно звоню, скорее всего, это не очень важно.

– Да ничего страшного, – заверил его Викен, не сводя глаз с экрана телевизора.

– Я по поводу этих убийств… этой истории с медведем.

Викен считал, что «история с медведем» – малоподходящее обозначение, но лучшего предложить не мог.

– К нам тут частенько обращаются со всякой чепухой, да вы и сами знаете, как народ реагирует на подобные происшествия.

Это старший инспектор знал хорошо. Они даже выделили для этого отдельную телефонную линию.

В шутку он предложил нанять еще и психиатра, поскольку многие из обращений поступали от людей, которым явно требовалась помощь такового.

– Мы стараемся как следует их отсортировывать, – заверил Викена полицейский, – стараемся оградить вас от всякой чуши.

– Ну так что там, Стуракер?

– Вчера мы получили одно письмецо. Отправитель не обозначен. Автор пишет, что у него, или у нее, есть основания полагать, что ктото из наших мест мог поймать медведя, отвезти его в один из лесопарков возле Осло и там выпустить.

Викен выключил телевизор:

– На чем основывается эта информация?

– Да кто его знает? Вы понимаете, в наших местах медведи – постоянная тема для разговоров. А уж как заведут эту песню, так уже и не остановить. Люди страшно возмущены тем, что их интересы совершенно не учитываются политиками и так называемыми защитниками окружающей среды. Они ведь нашим деревенским твердят, что они должны смириться с тем, что приходится жить рядом с хищными животными, но самито ведь держатся подальше от наших мест…

– Вы сами как полагаете, нам стоит серьезно отнестись к этому письму? – оборвал его Викен.

– Ну как сказать, в нем даже одно имя названо, женщины, которая вместе с мужем занимается разведением овец. Мы тут поразузнали, и, оказывается, он журналистам всякого наговорил… Но всетаки мы не думаем, что это действительно важно. Трудно себе представить, чтобы ктото организовал тут этакую подпольную группу.

– Перешлите нам копию письма по факсу, постараемся разобраться.

Викен потянулся за своей двенадцатистрункой, стоявшей на подставке в углу рядом с диваном, начал наигрывать рифф. Делото оказалось вовсе непохожим на все прочие, которые ему приходилось расследовать. Весь город охватила растерянность, даже и журналисты, казалось, оставили поиски виноватых – иными словами, потенциальных козлов отпущения. Во всяком случае, на какоето время. Рифф, который наигрывал инспектор, постепенно становился все более похожим на начальные такты «Paint it black»[12]. Всю неделю они до позднего вечера засиживались с опросом свидетелей. Опасность того, что за деревьями останется совершенно незамеченным лес, была велика. Но Викен хорошо умел отбраковывать ненужное. Наблюдения свидетелей оказались особо интересными. Хорошим наблюдателем оказался пенсионердантист, обнаруживший Паульсен. Этого нельзя было, к сожалению, сказать о забулдыгах, наткнувшихся на Давидсен во Фрогнерпарке. Они никак не могли прийти к общему мнению об автомобиле, который видели отъезжающим оттуда, – был ли он большим или маленьким? У каждого из них было свое мнение на этот счет. Был он светлым или темным? Опять свара. Викен вдруг вспомнил, как эта бабенка объяснила, зачем ей понадобилось спускаться на берег пруда. Скорчив гримасу, он бросил взгляд на свою ногу, извлек еще два аккорда, последний – в ля мажоре, и отложил гитару в сторону.

Викен отправился на кухню сварить еще кофейку: знал, что этой ночью поспать не удастся. Дожидаясь, пока в чашку через фильтр накапает достаточно жидкости, он позвонил Нурбакку. Не извинившись за поздний звонок, с места в карьер рассказал об информации, поступившей от начальника полиции из Оснеса.

– Ты ведь хорошо знаешь жизнь в этих краях, Арве, может в этом быть чтото стоящее?

Он ожидал, что младший инспектор всласть посмеется над этой идеей, но ошибся.

– Я знаю немало овцеводов, которые уже совсем отчаялись, – был ответ Арве. – Оснес, ты говоришь? Пожалуй, стоит туда наведаться.

– Ну, так тому и быть, – заявил Викен, уже решивший для себя, кому достанется это поручение. – И вот еще что я тебя хотел спросить заодно, Арве. Чтото не то с этим врачом, с которого мы сегодня снимали показания.

– Что именно тебе не понравилось?

– Да ничего конкретного, просто нутром чую. Мы его снова вызовем через пару деньков.

Викен собирался уже повесить трубку, когда Нурбакк сказал:

– Кстати, я тут раскопал одну вещь, может, в этом есть чтото.

– Выкладывай, – поторопил его инспектор.

Он был совсем не против обсудить дело со своим молодым коллегой, пусть даже давно перевалило за полночь.

– Следы вокруг тел жертв точно оставлены медвежьими лапами. Но непонятно, как медведь мог их оставить там.

– Ну не тяни же! – попросил Викен.

– Я зашел на сайт, посвященный розыску пропавших вещей, и просмотрел сообщения о кражах, хоть както связанных с животными. Пятого октября, то есть за два дня до того, как была обнаружена Паульсен, был ограблен оружейный магазин в Лиллестрёме. Когда хозяин утром обнаружил это, оказалось, что в основном пропали всякие мелочи, но еще вор забрал чучело медведицы. Оно стояло на подставке прямо у входной двери.

– Ну, Арве, это уж слишком! – возразил Викен. – Ты что, думаешь, наш убийца разъезжает по окрестностям столицы с чучелом медведя в багажнике?

Нурбакк рассмеялся:

– Чтобы оставить несколько следов, вовсе не нужен целый медведь.

Желваки на скулах у Викена так и заходили, пока он обдумывал эту возможность.

– Здорово, что есть люди, которые хорошо делают свое дело, – сказал он наконец. – Очевидно, медвежьи следы – это своего рода знак авторства.

– Или послание, – предположил Нурбакк. – Может быть, тот, кто это совершил, хочет поведать нам о чемто.

30

Среда, 17 октября

Добравшись до хутора Нюторпет (для чего пришлось постоянно спрашивать дорогу и убедившись, что никого нет дома, Нина Йенсен снова связалась с начальником отделения полиции из Оснеса. Он был сама любезность: всего через пару минут перезвонил, чтобы сообщить дополнительную информацию. Где находится хозяин хутора, выяснить не удалось, но его жена работает в пансионате для лиц с нарушениями психического развития. Приют находится в Рейнколлене. Нина Йенсен взвыла про себя: «Этото где еще?!» На утренней летучке, когда Викен рассказал об информации из Оснеса, она сдуру распустила язык – изрекла чтото больно умное о расплодившихся не в меру медведях и террористической деятельности хедмаркских крестьян. Викен злорадно ухмыльнулся и решил отправить туда именно ее. «Штрафная санкция, и ничто иное», – подумала она, твердо решив в следующий раз молчать как рыба.

Ощущения девушки из Бергена от ночной поездки через восточную часть Норвегии могут быть переданы при помощи одного слова: лес. А в этих приграничных краях он был еще просто дремучим, Нину ужасала возможность потеряться в этом лесу. «Ничего удивительного, что люди, живущие в этих краях, мрачны и нелюдимы», – вздохнула она, не будучи уверенной в том, что угрюмых людей здесь, в лесной чащобе, больше, чем в Западной Норвегии. Но там, откуда она была родом, все претерпевало изменения: и свет, и запахи, и настроения, и душевные порывы тоже. Ей даже постоянного бергенского дождя не хватало, когда она вот так мчалась по дороге, углубляясь в еловый лес, где за густой стеной деревьев даже мельком не показывался просвет.

Начальник полиции подробно объяснил ей, какой дорогой нужно ехать, чтобы добраться до Рейнколлена, и всетаки гдето она свернула не туда. Видимо, у нее недоставало генов, ответственных за способность ориентироваться в этом первобытном лесу. Она выбралась к местечку под названием Омуэн и свернула на бензоколонку «Эссо», чтобы спросить дорогу. В глубине помещения, опершись о притолоку, стоял парень лет двадцати – тридцати. Голова у него была выбрита, как у скинхеда. На фоне светлой кожи головы выделялась татуировка, изображающая два скрещенных меча. Когда она подошла к прилавку, он едва удостоил ее взглядом, тут же отвернулся и продолжил смотреть кудато за дверь, вглубь помещения, – должно быть, там стоял телевизор. Побарабанив пальчиками по прилавку и кашлянув пару раз, она потеряла терпение.

– Вы что, закрылись на сегодня? – громко и решительно спросила она, и молодой человек вздрогнул.

Шаркая ногами, он не торопясь подошел к стойке и хмуро уставился на нее. Когда Нина объяснила, что ей надо, он достал атлас дорог, шваркнул его на прилавок, пролистал и стал показывать:

– Вы проехали мимо вот этого указателя – тут километра три от него. Его просто невозможно не заметить. Даже дауны и остальные идиоты, которые там живут, легко находят дорогу.

Она задохнулась от возмущения, постаралась взять себя в руки, но все же не сдержалась:

– Некоторым идиотам там, повидимому, места не хватило.

Уже выходя из двери, она услышала брошенное ей вдогонку слово, соответствующее той части тела, которая у нее выдалась всем, и ему в том числе, на зависть.

Женщина, открывшая дверь приюта, была седовласой и щуплой, с морщинистой дряблой шеей. Она сильно сутулилась, а ее глаза то и дело перебегали с Нины Йенсен на служебный автомобиль, припаркованный на стоянке, и обратно.

– Вы… по какому поводу?

– Осе Берит Нюторпет здесь работает?

Женщина с морщинистой шеей едва заметно кивнула. Нина показала ей свой полицейский жетон.

– Ничего страшного, – успокоила она, заметив испуганный взгляд женщины, – только задам пару вопросов.

Женщина проводила ее в гостиную. В инвалидной коляске возле стола сидело некое существо женского пола и неопределимого возраста. Она была худющей как скелет, а глаза перекатывались в глазницах из стороны в сторону. Звуки, которые она издавала, напоминали кошачье мяуканье.

Со стула встала рослая, грубо сложенная женщина в вязаной кофте и юбке, ноги ее были обуты в мохнатые тапки.

– Осе Берит Нюторпет?

– Да, это я.

Нина Йенсен представилась еще раз:

– Я приехала сюда в связи с одним делом, в расследовании которого, как мы надеемся, вы могли бы нам помочь.

Женщине на вид было за шестьдесят. Она нахмурилась и, как и первая, не выказала чрезмерного дружелюбия.

– Где бы мы с вами могли поговорить, чтобы нам никто не мешал? Это не займет много времени.

Осе Берит Нюторпет взглянула на другую женщину.

– На кухне можем присесть, – решила она. – Сигни, ты не заглянешь к Освальду? Ему бы нужно выйти, побыть здесь, а не сидеть сиднем у себя в комнате.

Сутулая с морщинистой шеей выглядела все такой же испуганной, и Нина повторила, что речь идет лишь о нескольких вопросах, это абсолютная формальность.

Когда они остались вдвоем на кухне, Осе Берит Нюторпет налила кофе в чашку. Ни о чем не спросив, она поставила чашку перед Ниной; та постаралась поблагодарить как можно любезнее, а потом сказала:

– Мы работаем над делом, о котором, как я полагаю, вы слышали. Это касается тех двух женщин, тела которых были обнаружены в Осло.

Осе Берит Нюторпет поджала губы:

– Мы, конечно, деревенские, но уж чтото мы всетаки и в нашей глуши слышим.

– Разумеется, я не хотела вас обидеть.

Нина пригубила кофе. Мельчайшего помола, чернее некуда.

– Хороший кофе, – похвалила она. – А можно попросить у вас капельку молока?

Чтобы было куда долить молоко, она выплеснула в раковину полчашки.

– Тут в ваших краях ходят слухи, что ктото мог поймать медведя и выпустить его в Нурмарке.

Осе Берит Нюторпет вытаращила глаза:

– Вас специально послали, чтобы меня об этом расспросить?

– А зачем когото посылать, чтобы только вас расспросить?

– Понятия не имею.

– Да вот нам подбросили мысль, что вам чтото известно о таких планах.

Осе Берит поднялась со стула:

– Я вам не верю.

– Однако так и есть.

Нюторпет исподлобья взглянула на младшего инспектора:

– Чтобы я да ввязалась в такое? Да что же это за сволочь поганая такое наплела?

– К нам же поступают сигналы от людей. Мы не всегда имеем право раскрывать свои источники. К тому же мы обратили внимание на высказывания вашего мужа в газете.

Она достала листок с распечаткой электронной версии местной газеты «Гломдален» и развернула его на столе. Осе Берит Нюторпет впилась в него взглядом:

– Господи, да уж с тех пор сколько лет прошло… Вы же не думаете, что мой благоверный только и делает, что ловит медведей и спроваживает их в Осло?

– Ничего такого я не думаю. Но мы обязаны проверять все мыслимые и немыслимые версии. Вот тут он высказывает мнение… – Она процитировала кусочек интервью: – «Вот взял бы кто да изловил голодного медведя, а потом выпустил его в лесочке прям рядом с Осло; вот посмотрели бы мы тогда, как они запоют, чинуши да политики, которых хлебом не корми – дай только пожалеть всяких диких зверей».

Осе Берит оборвала ее:

– А вы представляете себе, сколько труда нам приходится вкладывать в уход за овцами? Это же вся наша жизнь. – У нее аж в глазах потемнело. – Вы как думаете, каково это – выйти утречком на пастбище, а там повсюду загрызенные овечки? Или нам уже и разозлиться иногда нельзя?!

Все это Нина Йенсен могла понять.

– И когда ты вот только что вернулся домой с полным кузовом овечьих тушек, то можешь ляпнуть чтонибудь, словечко неосторожное вырвется у тебя.

Нина была полностью согласна с тем, что высказать свой гнев и возмущение – это еще не преступление.

– Но мне все же хотелось бы переговорить с вашим мужем, а дома я его не застала.

Нюторпет раздраженно вздернула подбородок:

– Он ушел с моим двоюродным братом.

– А куда?

– Да есть у нас домик, вот как отсюда ехать, так прямо за Реной. Они раньше вечера не вернутся.

Нина Йенсен старалась быть как можно любезнее: ей не хотелось раздражать эту женщину без надобности.

– Я вам сейчас назову некоторые даты и время суток. Мне бы хотелось, чтобы вы хорошенько подумали и попробовали припомнить, где тогда находился ваш муж. Постарайтесь, пожалуйста.

Когда младший инспектор вернулась в гостиную, другая женщина, которую звали Сигни, вдруг пулей выскочила из дальней комнаты. Позади нее возник здоровенный верзила, черты лица которого свидетельствовали о монголизме. Нина Йенсен растерялась, не понимая, опасен ли он. Верзила ввалился в гостиную, остановился и стал их по очереди разглядывать. Потом двинулся к Нине. Она вздрогнула. Он поднял сжатую в кулак руку, ударил себя в грудь.

– Освальд мишку ловить! – крикнул он так, что из перекошенного рта потекла слюна.

Осе Берит Нюторпет осторожно приблизилась к нему и взяла за руку.

– Нука, Освальд, садись, – сказала она сладким голосом и подвела его к дивану. – Она обернулась к инспектору. – Вам бы лучше уйти: Освальд становится очень беспокойным, когда здесь появляются чужие.

31

Когда Аксель, переодевшись в спортивный костюм, запер за собой дверь клиники, было начало первого. На этой неделе он сумел выкроить для себя дополнительное свободное время. Он почувствовал, что ему это необходимо. Выходя на задний двор, он услышал, как ктото окликает его по имени. Он обернулся: к нему направлялась какаято женщина, почти с него ростом, со светлыми волосами до плеч.

– Аксель Гленне? – повторила она.

Он кивнул. Женщина представилась:

– Кайя Фредволл, журналист газеты «ВГ».

Она протянула руку, но Аксель отвернулся и стал спускаться по лестнице к двери в подвал.

– Я пыталась до вас дозвониться. Вы наверняка понимаете, что меня интересует.

– Я ухожу.

– На тренировку? – спросила журналистка.

Он довольствовался кивком, не испытывая ни малейшего желания продлить этот разговор.

– У меня есть к вам пара вопросов. Я собираюсь писать об этих убийствах, о медвежьей истории…

Аксель понимал, что следовало бы сдержать нарастающее раздражение. Он окинул ее взглядом. Женщина, похоже, нисколько не сомневалась в своем праве заявиться куда угодно и спрашивать о чем угодно.

– Мне нечего вам сказать. Ничего интересного.

– Вы даже не представляете себе, что может оказаться интересным, – сказала она, подмигивая как бы в шутку; видно было, как она силится казаться дружелюбной. – Насколько я знаю, вы последний, кто разговаривал с Хильдой Паульсен в тот день, когда она исчезла.

– Ах вот как?

– А Сесилия Давидсен была вашей пациенткой. Может, выпьем по чашечке кофе в «Брокере»? Или поедим там, если хотите.

Аксель снова поднялся наверх, остановился перед журналисткой:

– Похож я на человека, который собрался пойти пообедать?

– Нет, – улыбнулась она, еще сильнее выпятив и без того выступающую нижнюю челюсть, что отнюдь не улучшило его настроения. – Но это заняло бы совсем немного времени. Мы вполне можем и здесь поговорить.

– У Сесилии Давидсен осталась восьмилетняя дочь. Вы хоть немного задумывались над тем, каково это – остаться без матери? К тому же еще фотографии ее трупа каждый божий день появляются на первых полосах газет!

Он уже разошелся, наговорил лишнего. Но его раздражение достигло критической точки, и он был больше не в состоянии сдерживаться.

– Да помилуйте, – сказала журналистка, – мы все это постоянно держим в уме, но мы же должны учитывать и другие обстоятельства. Народ имеет право знать…

– Чушь собачья! – рявкнул Аксель и принялся дрожащими руками отпирать дверь подвала.

– Вам не кажется, что вы сейчас не очень умно поступаете? – услышал он за спиной.

Он постоял в темноте, все еще кипя от злости, непонятно откуда взявшейся, пока не пришло в норму дыхание.

От прогулки пришлось отказаться. Через полтора часа он уже входил в квартиру. Приготовил себе кофе и вышел с ним на террасу. С фьорда дул резкий холодный ветер. Аксель плотнее запахнулся в пиджак. «Вы сейчас не очень умно поступаете», – вспомнил он слова журналистки. Вот сейчас поступить умно – это позвонить ей и извиниться. Вежливо и доброжелательно ответить на вопросы, подкинуть материала еще для одного сенсационного заголовка. «Ты должен вырасти человеком, который отвечает за свои поступки, Аксель». Позвонить Мириам. Или поехать к ней. И перед ней тоже извиниться. За то, что позволил себе переступить черту, злоупотребил своим положением. Сказать ей, что они больше не должны встречаться… А вообщето, не о Мириам ему стоило бы так беспокоиться, а о Бреде. Как бы его разыскать? Загладить свою вину за то, что нарушил тогда их договор, предал его. Но тут извинением не отделаться. «Мне от тебя ни хрена не надо!» Они родились однояйцевыми близнецами. Когда они были маленькими, невозможно было их различить, пока они стояли тихо и помалкивали.

Но голос у Бреде был другой – так и мать всегда говорила. Бреде никогда не просил, утверждала она, он требовал. «Но это не совсем так, – подумал Аксель. – Его голос всегда был исполнен того, что не находило выхода. Что никто не был в состоянии принять. Бреде принесли в жертву». Его пришлось принести в жертву, чтобы из Акселя чтонибудь получилось. Произошла ошибка, изза которой их оказалось двое, но только один из них мог получить жизнь.

Мог бы он воспрепятствовать этому? Если бы он промолчал… Ему было пятнадцать лет от роду, когда Бреде отослали из дому. Брат не играл уже больше в борца Сопротивления, пытающегося бежать в Швецию через границу. Он подбил соседских мальчишек помладше на участие в нацистских играх. Бреде был фюрером, называл себя ГГГ – Гитлером, Гиммлером и Гейдрихом в одном лице. По вечерам мальчишки возвращались домой с нарисованной на груди дегтем черной свастикой и отказывались отвечать на вопросы, чем они занимаются целыми днями. Даже тогда, когда на них наткнулись в лесу возле Свеннерюда, где они, полуголые и возбужденные, стояли вокруг Бреде, размахивающего одним из пистолетов полковника Гленне, ни один из них не посмел его выдать. Но из дому его отослали не тогда. Это произошло позже тем же летом. «Вот поэтому я спрашиваю тебя, Аксель. И я спрошу тебя только один раз».

Аксель бесцельно кружил по кухне. Оставался еще час до возвращения Бии с Марлен. Он открыл хлебницу: там завалялась засохшая горбушка, и он вдруг вспомнил, что обещал по пути домой купить продуктов. Как раз когда он собрался посмотреть, что у них есть в холодильнике, зазвонил мобильник. На экране высветился незнакомый номер; ему не хотелось ни с кем разговаривать, но он переборол себя и нажал кнопку приема.

– С вами все в порядке, Аксель?

Он узнал голос Сольвейг Лундвалл. Всего раз до этого она звонила ему в нерабочее время. Это не предвещало ничего хорошего.

– А у вас как дела? – попытался он перевести разговор.

– Вы должны обратить внимание на Пера Улава, – потребовала она. – Он пьет еще больше, чем раньше. Литрами. Я знаю, вы ему говорили, что ему необходимо уменьшить дозу, но он и слышать об этом не желает. Не успеет заявиться домой, как давай хлестать. Ребята тоже, но больше всех Пер Улав. Он даже ночью встает, чтобы напиться этого проклятого молока. И наутро всё – пусто. Я скоро не выдержу.

Он не стал прерывать ее и, только когда она замолчала, чтобы вдохнуть, поскорее вставил:

– Я обязательно поговорю с Пером Улавом, Сольвейг. Назначу ему консультацию.

Хотя назначить консультацию следовало в первую очередь ей самой, и он собирался уже пригласить ее на прием на следующий же день, как она сказала:

– Я его видела. Того, о ком вы спрашивали в прошлый раз.

– Это о ком я спрашивал?

– Вы спрашивали, не видела ли я того человека, который на вас похож. Который совсем как вы. Я его видела. Я за ним следила. Больше никто про него не знает. Но теперь час уж близок, вам это тоже известно, Аксель. Близок час.

– Вы говорите, вы за ним следили? – спросил Аксель, думая о том, что, наверное, уже сегодня нужно бы позвонить в психлечебницу.

Повисла пауза, а потом она ответила:

– Я звоню, чтобы предостеречь вас, Аксель Гленне.

– Как мило с вашей стороны думать обо мне…

– Мило? Ничего тут милого нет. И вы должны слушать меня, а не только болтать без умолку и давать умные советы.

– Я слушаю, Сольвейг.

– Вчера… – начала она. – Вчера я вас опять видела. В метро.

Он не ездил на метро накануне, но не стал прерывать ее.

– И лицо было ваше, и глаза ваши, и руки. Но у вас были длинные волосы и борода как у жалкого нищего, точьвточь как в тот день, когда я вас видела возле здания администрации района Майурстюа. Я знаю, вы так выглядите, чтобы вас пока никто не мог узнать, Аксель Гленне, пока еще время не настало, но ято вас узнала.

– Где это было, сказали вы?

– В метро.

– А на какой ветке?

– Фрогнерсетерской. Вы сидели и смотрели в окно. Но казалось, что вы смотрите на мое отражение в оконном стекле. Это было неприятно, но всетаки и чудесно. Торжественно. Я собиралась выходить на станции «Рис», но не могла встать на ноги, пришлось сидеть там столько, сколько вам было угодно. Ехать аж до конечной станции. Там вы сошли и исчезли в лесу. Вы понимаете?

– Нет, Сольвейг, этого я не понимаю.

– Вы тогда обернулись, и я хотела последовать за вами, вы это знайте, но я не могла. Пока еще. И я знаю, что Сесилию Давидсен убили, потому что она была вашей пациенткой. – Она понизила голос. – Это за вами они охотятся, Аксель. Они охотятся за вами потому, что внутри вас скрывается Иисус. Вы для них опасны.

32

Он воткнул автомобиль на свободное место на улице Хельгесенсгате, заглушил мотор. Если нагнуться, видно окно квартиры на последнем этаже. В окне горел свет. Он еще не решил, поднимется к ней или нет. Он еще мог передумать, поехать домой, по пути купить продукты, как он и обещал. Бия вчера напомнила ему, что обязательно нужно купить хлеба, домашнего фарша, туалетной бумаги. Ну и чегонибудь еще, пусть сам решает. «Молока», – подумал он и враз вспомнил разговор с Сольвейг Лундвалл. То, что она видела в метро, не было плодом ее воображения. Просто истолковала она эту встречу как психопат, но то, что она видела человека, как две капли воды похожего на него, не вызывало сомнений. «Не поэтому ли ты тут сидишь, Аксель?» – подумал он.

Когда он вышел из автомобиля, было уже половина пятого. Минула неделя с тех пор, как он в последний раз видел Мириам. Он позвонил, и не прошло и десяти секунд, как она открыла. Он шагнул внутрь и прикрыл за собой дверь. Ничего не говоря, она обвила рукой его шею и крепко прижалась к нему.

Мириам наклонилась к нему поближе и налила кофе. До его прихода она занималась гимнастикой: на ней все еще были белые спортивные брюки и футболка, на груди которой блестящими пайетками было выписано имя: Мириам.

Внезапно раздался звонок в дверь. Она вздрогнула, выскочила в прихожую, закрыла за собой дверь. Ему был слышен ее голос и другой – женский голос, с хрипотцой, более громкий. Он поднялся и заглянул в спальный альков. На кровати хватало места для двоих, но было только одно одеяло. Над изголовьем висела полочка с книгами, которые она читала на ночь: учебник ортопедической хирургии и несколько книг на ее родном языке. Рядом с ними – фото мужчины того же возраста, что и Аксель, в белой форме, похоже морского офицера.

Когда она вернулась через несколько минут, он уже снова сидел на диване.

– Это женщина, которая живет в квартире ниже этажом, – пояснила Мириам. – Ей нужно было поговорить с кемнибудь. Я сказала, что у меня гости. Придется заглянуть к ней завтра утром, перед тем как ехать на занятия.

– А она что, не работает?

Мириам остановилась перед ним. Он ощутил ее запах, подумал, что и запах может парализовать.

– Только врач мог задать такой вопрос, – поддразнила она его. – Вы работаете? Вы получаете пособие по инвалидности?

Он мог бы протянуть руку, провести ею вниз по ее спине, до резинки в поясе брюк. Было чуть ли не больно сдерживать себя.

– А ты боишься превратиться в типичного врача, – заметил он.

– Врач Аниты не особенно старается ей помочь. Для него она прежде всего случай из практики.

– Анита – это твоя соседка?

Мириам кивнула:

– У нее все так ужасно сложилось! Она осталась одна с Викторией, ей пришлось очень много работать, чтобы свести концы с концами. Два года тому назад к ней пришли из инспекции по делам несовершеннолетних и провели в квартире пару часов. Она не знала, зачем они приходили. А через неделю после этого они снова пришли и забрали у нее Викторию.

– Уж наверное, у них были для этого какието основания.

Пока еще получалось вести нормальный разговор – о соседке, о чем угодно. В тот самый миг, как один из них не найдет что сказать, это и случится.

– Никаких серьезных оснований у них не было, – возразила Мириам. – Ктото в детском саду уверял, что Виктория недостаточно тепло одета и всегда кажется голодной. Вот они и решили действовать. Анита когдато раньше употребляла наркотики, но после рождения Виктории завязала.

– А ты уверена в этом?

– Зачем бы ей врать мне?

Ему было больше нечего сказать. Он схватил ее за руку и потянул вниз, на диван.

– Ты надолго можешь остаться, Аксель?

Она вынула заколки из волос, распустила их по спине. Прильнув лицом к ее затылку, он вдыхал ее аромат. Остаться у нее он не мог.

Ктото наклоняется над ним, неотрывно всматривается в его лицо. Он отворачивается. На берегу озерца стоит Мириам. Он идет к ней, чтобы обнять ее нагое тело, а она, удаляясь от него, начинает медленно входить в воду. Он следует за ней. Озерцо разрастается, закрывая весь горизонт. Тогда она бросается в воду и ныряет.

Он проснулся рано утром, в половине шестого. «Чего ты от меня ждешь, Мириам?» В комнате было тихо. Через чердачное оконце падал свет. Он проспал три с половиной часа и чувствовал себя отдохнувшим. Вдыхая ее аромат, спустился лицом от плеча к подмышке. Запах ее пота был резок и напоминал запах целебных трав. Она лежала к нему спиной, все еще обхватив рукой его член, и, когда он попытался высвободить его, она сжала пальцы, будто отказываясь выпустить его. Он раздвинул ее ягодицы и протиснулся внутрь между бедрами.

– Чем это ты занимаешься? – пробормотала Мириам в полусне, подтягивая колено под себя.

Чтобы проскользнуть в нее, Аксель обхватил ее колено рукой и приподнял. Потом он так и остался лежать не шевелясь.

– Ты не спишь? – прошептал он ей на ухо, когда она начала потихоньку вращать попой, прижимаясь к его животу.

– Сплю, – шепнула она. – Не буди меня.

Он положил на хрустящий хлебец ложечку клубничного варенья, отпил глоток кофе.

– Аксель, – позвала она из алькова, – куда ты дел мою футболку?

Он дожевал и проглотил.

– С твоим именем красными пайетками? Заберу ее с собой. На память о тебе.

Она тут же возникла в дверях, завернувшись в полотенце:

– Я серьезно, не могу ее найти.

Он поймал себя на том, что постукивает обручальным кольцом по кофейной чашке:

– В последний раз я ее видел, когда ты воспользовалась ею, чтобы вытереться. Удалить оставленные мною следы.

– Я ее бросила на пол рядом с альковом, а сейчас ее там нет.

– А ты что, собиралась ее сегодня надеть? Всю в пятнах?

– Дурак! – в шутку рассердилась она, подошла к столу, обвила его шею рукой и устроилась у него на коленях. – Тебе обязательно уходить?

– Уже пора.

Она подняла голову и заглянула ему в глаза:

– А ты вернешься?

Спускаясь по неровной, покосившейся лестнице, Аксель остановился перед дверью квартиры этажом ниже. Мириам была так расстроена изза того, что дочери соседки больше не позволяют там жить. Когда он подумал об этом, его мысли перескочили на его собственную семью. Вчера он послал Бии эсэмэску. Объяснил, что ему пришлось остаться на ночное дежурство, – такое иногда случалось. «О’кей», – ответила она, всего четыре буквы.

На керамической дверной табличке соседки он прочитал вручную выполненную надпись: «Здесь живут Анита и Виктория Эльвестранн». Ему пришла в голову мысль, что эта табличка останется висеть там навсегда, независимо от того, будет ли надпись соответствовать действительности или нет.

Выйдя на улицу, он постоял, вдыхая холодный октябрьский воздух, пропахший выхлопными газами. Он посмотрел вверх, на окошко Мириам на четвертом этаже, на серочерное небо над крышами домов. Было утро четверга. Неторопливо шагая к тому месту, где он припарковал машину, он подумал: «Сегодня вечером я должен поговорить с Бией».

То, что только что прозвучало, – это звуки твоего дыхания во сне. Сейчас утро четверга. Половина седьмого. Сижу вот за утренней газетой и чашкой кофе, как любой другой человек, который рано встал, потому что ему пора на работу. Прошло не больше трех часов с тех пор, как я записал звуки твоего дыхания. Вашего. И много раз прослушал эту запись уже здесь. Ты наверняка тоже уже на ногах. Тебя снедает усталость, потому что ночью тебе выспаться не удалось. Бессонница заставляла тебя ворочаться и постанывать во сне. Это тебя, должно быть, совесть мучила. На тебя похоже. В газете напечатано много материалов о женщине, найденной во Фрогнерпарке. Могу себе представить, как у тебя вытянулось лицо, когда выяснилось, кто она. Тебя гложет тревога, от нее все внутри переворачивается. Ты еще не понимаешь, в чем тут дело. Но ты слышишь неясный звук вдалеке и постепенно осознаешь, что он приближается. Ты умеешь слушать. И поэтому то, что тобою сделано, предстает в неприглядном свете. Этого уже не исправить. Того, что я тогда совершил, тоже не переделать. Но теперь я совершил такое, что еще гораздо хуже, и тогда все это уже не играет никакой роли.

Эта оказалась иной по натуре, чем первая. Она не сразу испугалась. Пыталась демонстрировать безразличие, когда, проснувшись, оказалась связанной скотчем по рукам и ногам. Спросила, чего я от нее хочу. Я это ей сразу же рассказал. Она мне не поверила. Насмехалась надо мной, пыталась представить меня дураком. Но когда мы добрались до места и я показал ей, что я собираюсь сделать, она, как и первая, сразу стала как ребенок: со всех дырок потекло, и она тоже взвыла. Я позволил ей беситься, пока хватало сил. А потом я сказал ей, когда именно это должно случиться, чтобы она точно знала, сколько времени у нее осталось. К тому часу, как ты услышишь это, я уже и тебе все расскажу. Сколько у тебя часов и минут до того, как это случится. Всю первую ночь я пролежал рядом с ней. Снял с нее провонявшую одежду. Я ее не трогал, просто лежал рядом, в полусне, посматривал на нее время от времени. Завернул ее в шерстяное одеяло, чтобы она не замерзла. И воду я ей давал. Есть она не захотела. Она немного успокоилась, пока я лежал рядом. Стала рассказывать мне, что она больна и что ее должны прооперировать. Что у нее есть ребенок, восьмилетняя дочка, которая боится засыпать одна. Не мог бы я отпустить ее, чтобы она могла вернуться домой и укрыть одеялом свою девочку, которая лежит в постели и дрожит от страха? На какоето время я позволил ей поверить в то, что отпущу ее. Обтер ей рот влажной тряпочкой и погладил ее по щеке.

А когда она поняла, что я ей наврал, она опять разнюнилась. Но не рассердилась. Я лежал, прижавшись лицом к ее шее. Она этого сама хотела. Я уже два раза убил. Но твоя очередь еще не подошла. Уже выбрана следующая жертва. И день уже выбран. Знаю уже, каким образом мне удастся выманить ее. Знаю, где ее найдут. Тебе придется ее найти. Но невозможно все предугадать заранее. Я не люблю слишком подробных планов. Пусть случайности получат возможность сыграть свою роль. Все может пойти наперекосяк. И если меня схватят, ты избежишь этой участи.

Часть III

33

Четверг, 18 октября

Нина Йенсен пришла на работу к половине восьмого. Ей хотелось довести до ума реферат утренней оперативки и нужно было обзвонить нескольких свидетелей, в том числе бывшего диктора государственного телевизионного канала, имя которого фигурировало в списке лиц, замеченных по пути к Уллеволсетеру в тот день, когда пропала Хильда Паульсен.

Ей в очередной раз не удалось связаться с этой знаменитостью. Секретарша в компании, где он теперь работал, утверждала, что он уехал в отпуск в Танзанию. Когда Нина пробовала дозвониться до него накануне, ей выдали совсем другое объяснение: мол, его нет на месте. Впрочем, это ее не удивляло: человек, с которым она пыталась поговорить, принадлежал к узкому кругу лиц, которые сумели завоевать право и возможность быть недоступными.

От вчерашней поездки в Оснес, в далекой области Хедмарк, тоже было мало толку, но Викену могло прийти в голову потребовать отчета о мельчайших подробностях, и, если бы она не нашлась что ответить, он поджарил бы ее на медленном огне. Уж о своем посещении приюта для даунов она сможет рассказать. Беседа с вредной старой каргой за чашкой кофе показалась ей горше самого напитка. Завершая отчет о пансионате в Рейнколлене, она открыла на компьютере страничку под названием УГДЕ – реестр уголовных дел, напечатала в окошке «поиск» фамилию Охейм; компьютер выдал два совпадения. Одного из этих людей звали Рогер, он был владельцем хутора и вдобавок хозяином бензоколонки «Эссо» в местечке Омуэн, под Оснесом. Иными словами, там, куда она заехала и где справлялась о дороге к Рейнколлену. Она с отвращением вспомнила молодого лоботряса, стоявшего за стойкой; он лишь подтвердил ее мнение относительно жителей сельской Норвегии. Нина перечитала свои записи, обнаружила, что владелец бензоколонки, должно быть, и есть тот самый двоюродный брат, с которым муж Осе Берит Нюторпет уехал на рыбалку. Она наклонилась поближе к монитору, раздвинула мышкой разделитель страниц. На экране открылся список уголовных дел. Пятнадцать лет тому назад этот самый Рогер Охейм отбыл наказание за нанесение телесных повреждений с использованием оружия. Ниже в списке она обнаружила два обвинения в изнасиловании. Одно дело завершилось освобождением обвиняемого за недостатком улик. Другое, одиннадцатилетней давности, гласило, что обвиняемый похитил девятнадцатилетнюю женщину. Врачами были зафиксированы легкие повреждения лица и верхней части тела. Охейм утверждал, что девушка поехала с ним добровольно; все дело строилось лишь на их показаниях, полностью противоречивших одно другому, и обвинение пришлось снять. Нина прошлась по списку еще раз, нашла приговор восьмилетней давности за нарушение экологического законодательства. Незаконная охота на рысь. Рогер Охейм заявил, что действовал в пределах необходимой обороны, но ему не поверили; не стало бы это пугливое животное само нападать на человека. К тому же по ходу расследования Охейм несколько раз менял свои показания.

Она услышала, как Викен отпирает дверь своего кабинета. Подождала пару минут, потом постучалась к нему и показала распечатку информации, найденной в реестре УГДЕ. Викен просмотрел листки, покачал головой, на лбу залегла глубокая морщина.

– Позвонюка я их начальнику полиции; если судить по нашему с ним разговору, мужик правильный.

Прошло пять минут, и Викен зашел к ней в кабинет:

– Готовьсяка к новому путешествию к черту на кулички. Поедем сразу после утренней оперативки.

Пока они ехали на север по шоссе Е6, Нина ломала голову, что же подвигло Викена потратить весь день на то, чтобы проверить такую косвенную информацию. Он же мог поручить грубую подготовительную работу местной полиции. Напрашивался очевидный вывод, что Викен принадлежит к тому типу людей, которым все нравится делать самим. Волкодиночка, который полностью не доверяет никому. А это не особенно эффективно, подумала она, хотя, конечно, его работоспособность впечатляла. И с какой стати он потащил в эту поездку ее, ведь на это уйдет целый рабочий день! Не то чтобы ей не хотелось поработать с ним; она ладит с ним лучше, чем большинство других следователей. Вот Сигге Хельгарссон, например, шарахался от Викена как от чумы, что вовсе не удивительно, ведь инспектор не упускал возможности съязвить в его адрес. Было очевидно, что он предпочитает работать в паре с Арве Нурбакком, к тому же Арве хорошо знал Хедмаркскую область. Но на этот раз, значит, Викен выбрал ее, и ей не хотелось гадать о причинах этого.

– Чего вы ждете от этой поездки? – решилась она спросить.

Викен вел машину на удивление ровно. Он достал из бардачка темные пилотские очки, откинулся на спинку сиденья и окинул взглядом привольный румерикский пейзаж.

– Да не то чтобы решающего поворота в деле, – промолвил он безмятежно. – Хотя этот Рогер Охейм много чего натворил – и насильничал, и природу губил.

Она не стала спрашивать, зачем же тогда тратить на это целый день, но он, видимо, сам почувствовал, что этот вопрос висит в воздухе.

– Так частенько бывает, что к раскрытию трудных дел ведут окольные пути, – заявил он.

Нине страшно хотелось курить, она пыталась вызвать в памяти голос психолога, у которого недавно прошла курс избавления от табачной зависимости.

– У нас так туго идет это дело, потому что мы никак не можем понять мотив, – сказала она.

Инспектор бросил на нее удивленный взгляд:

– И как часто ты находишь четкий мотив в делах об убийстве?

Она смутилась:

– Вопрос в том, что понимать под мотивом.

– До того как попасть в сектор расследования насильственных преступлений, я занимался экономической преступностью, – сообщил Викен. – Начальник финансового отдела совершает растрату, чтобы купить себе летний дом в Испании. Нетерпеливый маклер удваивает свое состояние, торгуя конфиденциальной информацией. Путь от мотива к деянию просматривается вполне отчетливо, риски можно просчитать, равно как издержки и прибыль. Но за все двадцать лет службы в секторе расследования насильственных преступлений мне хорошо если одно убийство попалось, где было просто определить мотив. А уж когда речь идет о преднамеренных убийствах, так вообще не бывает.

В который уже раз Нина убедилась в том, насколько мало на первый взгляд его задевал весь тот ужас, в котором им приходилось разбираться. Может быть, именно эта способность сохранять дистанцию и делала его одним из самых успешных следователей.

– В последний раз меня послали в Манчестер в рамках программы сотрудничества расследовать дело об убийстве в девяносто восьмом году, – продолжил Викен. – Это когда начали раскручивать дело Шипмена.

– Это тот врач, который поубивал кучу своих пациентов?

– Может, их было пятнадцать, или двести пятьдесят, или вдвое больше, неизвестно. Ты же знаешь, он повесился в тюрьме. По этой же причине мы никогда не узнаем, что превратило его в серийного убийцу, хотя книг о нем написано уже килограммы. Только в паре случаев просматривается слабый намек на экономическую выгоду. Чтобы осознать, что движет таким типом, не обойтись без психологического профилирования.

Когда Викен читал лекцию об этом, многие их коллеги из сектора расследования насильственных преступлений ее проигнорировали, но Нина на ней присутствовала. Сейчас он покосился на нее, чтобы убедиться, что до нее дошли его аргументы.

– Вероятна психологическая травма в детстве, – сказала она, подумав. – Может, он пострадал от взрослых в той или иной форме и позднее у него развилась маниакальная потребность манипулировать чужими жизнью и смертью. Контролировать свою нестерпимую боль, причиняя ее другим.

– Это все прекрасно, – кивнул он, – Шипмен тут попал прямо в точку. И всетаки то, что он делал, абсолютно недоступно пониманию. Чтото такое есть в основе любого убийства, что разбивает в пух и прах все попытки объяснения. Если слишком зацикливаться на мотиве, то нередко он заводит нас в тупик.

Нина откинулась на спинку сиденья, искоса разглядывая руки инспектора. Не то чтобы они были очень красивы, но от них трудно было оторвать взгляд – узкие и костистые, с необычайно длинными пальцами.

– И вот поэтому мы сейчас поднимаемся по горной дороге в лесные дебри Хедмарка, – усмехнулась Нина, пытаясь замаскировать иронию нарочито детской интонацией.

Викен расхохотался. Он смеялся очень долго; она не могла припомнить, чтобы он когданибудь так искренне смеялся, и почувствовала облегчение, даже гордость изза того, что именно ей удалось так его рассмешить.

– Похоже, ты таки поняла мои аргументы, – сказал он, резко оборвав смех.

Нина задумалась:

– Значит, вы говорите, что не следует искать мотивы?

– Я говорю, что мы не должны ставить этот поиск во главу угла в делах вроде этого. Постепенно многое встанет на свои места, но всё – никогда, даже после полного признания вины и обработки преступника мозговых дел мастерами. Особенно после этого.

– И всетаки мне слышится в вашем голосе оптимизм, – заметила она.

Он прибавил скорость, несмотря на то что они свернули с автострады и теперь ехали по узкой дороге.

– Я ни на мгновение не сомневаюсь в том, что мы распутаем это дело, Йенсен. Мы охотимся за преступником, который уже рассказал нам многое о том, что он за человек. Вопрос только в том, успеем ли мы схватить его, пока не произошло еще чтонибудь.

Проехав Омуэн, они через несколько километров увидели знак, на котором было написано «Охейм». Они свернули с шоссе и двинулись по проселочной дороге на север.

– Мне кажется, на характер людей накладывает отпечаток пейзаж, среди которого они растут. А вы как думаете? – задумчиво произнесла Нина Йенсен, пытаясь увидеть чтонибудь за плотной стеной еловых стволов.

У Викена не оказалось определенного мнения на этот счет. Они миновали съезд на дорогу, уходившую влево; он посмотрел по карте, куда она ведет, но двинулся дальше тем же путем, что и раньше. Незадолго перед этим он позвонил в полицию Оснеса и получил подробные указания о том, как ехать. Начальник местной полиции вызвался проводить их, но Викен отклонил это предложение. Ему не хотелось, чтобы местные путались под ногами, пояснил он позже, – это бы их только отвлекало.

– Я никогда не смогла бы жить в этой чащобе! – воскликнула Нина. – Через десять минут свихнулась бы от клаустрофобии.

Викен пропустил ее высказывание мимо ушей.

– Чтобы найти того, кто совершил эти убийства, нам необходимо поставить себя на его место, – сказал он. – Аналитической работы тут недостаточно, наоборот, нужно постараться отвлечься от собственного разума и нравственности, раскопать в себе нечто, что сделало бы возможным выследить человека, который не думает как человек.

Нина и раньше слышала от него подобные высказывания, но не могла себе представить, как на основе этого можно выработать особый метод.

– Я хочу сказать, ведь и это тоже человеческое поведение, – продолжал Викен. – Животные не чудовища, животное не может вести себя как чудовище, это только люди могут. Каждый, кто планирует убийство, носит это в себе. Это отклонение, но и ты, и я можем откопать в себе самих нечто, благодаря чему мы способны мысленно проследить за тем, что делает и собирается сделать такой человек.

– Вы уверены, что мы по той дороге едем? – забеспокоилась Нина. – В такой непроходимой чащобе вряд ли может находиться хутор.

– Ну, на слова начальника полиции мы должны же полагаться. – Викен свернул направо, на еще более узкую дорогу, и невозмутимо продолжил свои поучения: – Каждое отдельное предумышленное убийство имеет свою особенность. Именно она служит проводником в тот больной мозг, где родилась идея этого убийства.

– И тут это, значит, медвежьи следы? – уточнила Нина.

– И то, как истерзаны тела. Будто это сделало дикое животное. Восприняв сигналы, которые подает убийца, можно составить себе представление о нем. Это не так уж и трудно, гораздо сложнее распознать в самом себе тот примитивный инстинкт, который позволил бы постичь сущность преступника. Посмотреть на мир его глазами, попытаться двигаться, как он, думать, как он. Если тебе это удастся, ты будешь уже дышать ему в затылок.

Нина еще раз покосилась на приборную панель: они проехали уже пять километров после поворота. Но ее начальник был спокоен.

– Стоя на горушке в Нурмарке, я смотрел на тело убитой женщины, лежащее в ложбинке, и пытался очертить для себя профиль этого человека. Я могу тебе сказать, что тот, за кем мы охотимся, – мужчина в возрасте тридцати с чемто лет, ну, может быть, ему капельку за сорок. Он обладает интеллектом намного выше среднего уровня, и совсем не обязательно, что он чурается других людей. Если у него есть семья, то он живет двойной жизнью, – вероятно, он страдает раздвоением личности. Возможно, что он получил неплохое образование и имеет хорошую работу. До этого он не убивал, но я склонен полагать, за ним числится не одно насильственное, в той или иной форме, действие в отношении женщин. Об этом свидетельствуют повреждения на телах жертв, та ярость, которую он вымещал на этих женщинах. Рос он в непростых условиях, с доминирующей и бесчувственной матерью. Он не раскаивается в том, что совершил, напротив – ощущает удовлетворение от этого, и он в состоянии убить еще.

Лес вокруг них, казалось, смыкался все теснее, а дорога становилась все более ухабистой и каменистой. Нине вдруг вспомнился ее собственный отец, упрямый старый портовый грузчик, который ни у кого не спрашивал дорогу, и уж тем более если сбился с пути. Дорога сделала резкий поворот, за ним оказался крутой подъем. На вершине дорога заканчивалась шлагбаумом. Викен, прищурившись, разглядывал его несколько секунд, потом выскочил из машины и подергал висячий замок, на который тот был заперт.

– Заперто, – констатировал он и, пошаркав ногами, чтобы очистить туфли от грязи, снова забрался в автомобиль. – Этот негодяй – начальник полиции, должно быть, неправильно рассказал мне, как ехать.

Нина отважилась пошутить:

– Я уж не знаю, что и думать; завезли женщину на пустынную лесную дорогу…

Викен шутку не подхватил: он сосредоточенно и осторожно пытался съехать задним ходом по узкому и осыпающемуся под колесами склону.

«Вот тебе и развитый инстинкт», – подумала Нина, но вслух говорить этого не стала. Ей пришло в голову, что у этого расследования было нечто общее с дорогой, заканчивающейся шлагбаумом.

34

Раздосадованный, Викен завернул на бензоколонку «Эссо» в Омуэне. Он снова позвонил начальнику полиции Стуракеру и сказал, что описание дороги, полученное ими, видимо, не соответствует действительности. После недолгих препирательств Стуракер заявил, что сейчас сам приедет и покажет им дорогу.

– Я буду в Омуэне самое позднее через пятнадцать минут, – заверил он.

Назвать начальника полиции Хьелля Руара Стуракера крупным явилось бы сильным преуменьшением. Он ходил пригибаясь даже и в тех случаях, когда поблизости не было ни единого объекта, расположенного на высоте человеческой головы, как, например, на парковке перед бензоколонкой. Это наверняка явилось результатом несчетного числа столкновений с притолоками и потолочными балками, угадал Викен. Ладонь, протянутая полицейским для рукопожатия, размером была со сковороду.

– Хозяин этой бензоколонки – Рогер Охейм, как раз тот человек, которого мы ищем, – сообщил он.

Викен коротко кивнул – это ему уже было известно.

– Это нам не поможет: его же здесь нет.

Начальник местной полиции все же предложил выпить по чашечке кофе с рогаликом у стойки в торговом зале. Викен не хотел попусту терять время, потому, насколько мог вежливо, отказался от этого предложения, хотя Йенсен, по всей видимости, уже предвкушала трапезу. «Ничего, ей не вредно и поголодать», – позлорадствовал он, снова садясь за руль.

Пока он разогревал мотор, из павильона бензоколонки показался длинный и тощий как жердь тип, с почти наголо остриженной головой, в заляпанном машинным маслом комбинезоне. Он подложил газет в штатив, стоявший перед дверью.

– Если хотите стать настоящим мачо, спросите совета вон у того типа, – показала на него Нина.

Викен покосился на нее. Он и так считал себя вполне даже мачо.

– Ты его знаешь, что ли?

Она рассказала о своем первом визите в эти места, что, мол, этот молодец, торчавший за прилавком бензоколонки, показался ей совершенно чокнутым: нахамил ей, совершенно ему незнакомой женщине. Викен выслушал ее вполуха.

Когда они во второй раз свернули с шоссе там, где стоял указатель на Охейм, Викен пристроился почти вплотную за «вольво» начальника местной полиции. Близились выходные, и народу у них тут наверняка не хватало, но Стуракер, казалось, был совсем не против прокатиться, да еще и прихватил с собой инспектора. Не каждый день, должно быть, у них появлялась возможность поспособствовать раскрытию убийства.

Они свернули на первый же поворот налево. Этого начальник полиции ему не говорил, проворчал Викен. Вот поэтомуто они тогда и забрались так далеко в лес. Изза такой халатности они зря потеряли целый час. Он выругался и стукнул кулаком по баранке. И тут у него зазвонил мобильник. Он сунул наушник в ухо. Женщина на другом конце провода представилась, но сильный австралийский акцент и сам по себе служил хорошей характеристикой. Люди, незнакомые с Дженнифер Плотерюд, часто принимали ее за американку, что она всякий раз с возмущением опровергала.

– Мы нашли крайне мало следов биологического материала на Сесилии Давидсен, – сообщила судебный медик. – А те, что нашли, похоже, оставлены либо ею самой, либо ее ближайшими родственниками.

– Иными словами, перед нами преступник, который знает, что делает, – прокомментировал Викен.

– Зато мы нашли коечто другое – пыль и мельчайшие частицы штукатурки у нее под ногтями и на одежде. В высшей степени вероятно, что это штукатурка того же типа, что мы выявили и на первой жертве, Хильде Паульсен. Мы выяснили состав смеси, которой в последние шестьдесят – семьдесят лет пользуются редко, – с высоким содержанием извести и добавлением глины. Если бы речь шла об одной жертве, мы могли бы подумать, что это случайность. Но мы обнаружили ее на обеих жертвах.

– Это хорошо, – вставил Викен. – А что со следами когтей?

– Мы получили ответ от нашего коллеги из Эдмонтона в Канаде. Они сравнили присланные нами фото с материалами, которые имеются у них, в частности с фото других людей, пострадавших от нападения медведя. Они полагают, что в нашем случае имеет место то же самое.

Викен едва успел объехать глубокую яму на дороге.

– Как вы считаете, не могли бы такие повреждения быть нанесены когтями, срезанными с чучела медведя? – спросил он. – В таком случае это одна из особенностей почерка убийцы или, если хотите, его послание нам. На ваш взгляд, возможно такое?

– Отрезанные медвежьи лапы? Ладно, постараюсь разобраться в этом. Не потому, что я верю, будто мертвый медведь может когонибудь ободрать. Во всяком случае, не так ужасно.

Викен передал Нине информацию, поступившую от патологоанатомов.

– Выходит, мы были правы! – воодушевилась она. – Жертвы привезены туда, где мы их нашли, и выброшены там. Вероятно, обеих женщин убили в подвале.

– В подвале дома, построенного до войны, – заметил Викен, – или в лесной избушке. Этот подвал должен находиться в месте, где можно прятать человека изо дня в день и никто этого не заметит.

Наконец они из густого леса выбрались на опушку. Повернув еще раз, подъехали к хутору. На участке стояли жилой дом, внушительных размеров сарай и еще одно строеньице, поменьше. Перед сарайчиком был припаркован белый «мерседес», а рядом стоял трактор с прицепом, доверху забитым огромными пластиковыми канистрами. Позади гаража виднелся еще один автомобиль, тоже «мерседес», но более раннего выпуска и без номерных знаков. Над трубой жилого дома вился дымок.

Полицейские выбрались из машин и направились к дому.

– Я тут еще разок попробовал дозвониться, – сообщил Стуракер. – Рогер Охейм, он тот еще мужик, на звонки отвечает, только когда захочет.

– Я его понимаю, сам бы предпочел иметь возможность так же поступать, – отозвался Викен.

Женщине, которая открыла им, наверняка уже перевалило за восемьдесят. Седые волосы были коротко пострижены и, очевидно, недавно завиты, придавая ей сходство со старым грустным пуделем. Но одета она была в спортивный костюм и кроссовки и выглядела бодрой для своего возраста. Начальник полиции Стуракер представился и представил коллег, на что она отвечала, что уж начальникато полиции она и так знает, покосившись подозрительно на всех остальных.

– Мы приехали переговорить с Рогером Охеймом, – пояснил Стуракер. – Он ведь ваш сын, если я не ошибаюсь? Дома он?

– Я это… – прохрипела старуха. – Подождите тут, а я пойду узнаю.

Она ушла в дом, закрыв за собой дверь.

– Странно, – заметил Викен, – если живешь в таком месте, как это, трудно не знать, кто дома, а кого нет.

Пока старуха не вернулась, он успел пересечь двор, подойти к сараю и вернуться назад.

– А вы по какому делуто? – спросила старуха хмуро, но начальник полиции, похоже, был столь же добродушен, сколь и огромен.

Не повышая голоса, он сказал:

– А вы приведите его сюда, сыночкато своего, уж мы ему расскажем, по какому делу. Или, может, вы нам и войти позволите?

Бабка неохотно впустила их в дом.

По лестнице со второго этажа спускался загорелый мужчина лет пятидесяти с лишним, в спортивных штанах и с обширной лысиной. На мужике была футболка, и видно было, что он немало железа покачал в своей жизни.

– Елки зеленые, гости пожаловали! – процедил мужчина.

Стуракер расплылся в добродушной улыбке:

– Не думаю, что мне стоит представляться, Охейм, а это мои коллеги из полиции Осло.

– Надо же, какая честь!

– Я не собираюсь ходить вокруг да около, – заявил начальник полиции. – Пару лет назад тебя судили за то, что ты подстрелил рысь. И еще тебя судили за то, что ты накинулся на мужика с «розочкой».

Рогер Охейм развел руками – толстая золотая цепочка на запястье звякнула.

– Что было, то прошло, тебе ли не знать, Хьелль Руар?

– А в деревнето коекакие слухи еще ходят, – продолжал Стуракер, которому, похоже, не очень уютно было оттого, что хозяин хутора называет его по имени.

– Ах слухи, ну уж как без этогото? – И Охейм подмигнул Нине Йенсен. – Здесь у нас всяких слухов поболе, чем комарья на Ивана Купалу.

– Есть тут народец, что поговаривает, будто ты незаконной охотой промышляешь, – гнул свое Стуракер.

Охейм спустился наконец с лестницы, даже в деревянных клогах он был на полголовы ниже Викена.

– Вам чё, делать больше нечего, как болтаться по округе и сплетни собирать?

– И это тоже часть нашей работы, – подтвердил начальник полиции. – Но если я скажу, что здесь давеча, может статься, на медведя охотились, что ты мне ответишь?

Рогер Охейм покачал головой:

– Не, это навряд.

Нина Йенсен вступила в разговор:

– А если бы так, вы бы знали?

Он окинул ее оценивающим взглядом с головы до ног и повернулся к начальнику полиции:

– Вот как на духу скажу тебе сейчас, Хьелль Руар, честно, я такими делами не занимаюсь. А если кто еще ищет на свою жопу таких приключений, так мне это по барабану.

У Викена на лице никак не отразилось то, что он думает о людях, которые особо подчеркивают те редкие случаи, когда поступают честно. Он достал из кармана распечатку:

– Ты тут както в газете «Гломдален» вот что писал. Ты и один родственник твой, Одд Гюннар Нюторпет… «Вот взял бы кто да изловил голодного медведя, а потом выпустил его в лесочке прям рядом с Осло; вот посмотрели бы мы тогда, как они запоют, чинуши да политики, которых хлебом не корми – дай только пожалеть всяких диких зверей».

– Да японский бог! – воскликнул Охейм. – Да это ж когда былото, тому лет десять. Ты ж не думаешь, что ктонить из нас на самом деле собирался такое сотворить? Мы в свободной стране живем. Каждый может говорить что захочет.

– А еще не вредно подумать, прежде чем ляпнуть чтонибудь, – наставительно произнесла Нина. – Особенно если то, что говорится, собираются напечатать в газете.

За спиной Викена отворилась дверь. В комнату вошла молодая женщина. «Из ЮгоВосточной Азии, откудато оттуда», – догадался он. На руках она держала грудного младенца.

– Гости у тебя? – спросил он Охейма.

– Не, какие гости, это моя будет. – Непонятно было, имеет он в виду женщину или ребенка, скорее всего обоих.

Шестьдесят лет – и молодой папаша, во дела! Не захочешь, а задумаешься о том, каким ветром эту молодую женщину занесло сюда на хутор.

– А в сарае у тебя что? – спросил Викен.

Охейм дернулся. Он взял ребенка из рук женщины и начал укачивать, хотя видно было, что тот и так крепко спит.

– В сараето? Ну, солома, корма для свиней, инвентарь… А чё?

– Пойдемте вместе, посмотрим.

Охейм медлил:

– А он заперт.

– Да я видел. Замкито здоровенные какие раздобыл! Может статься, у тебя и ключик от них найдется?

– Я часть сарая сдаю. К той двери у меня нету ключа.

Викен постарался улыбнуться поласковее:

– Ну что мы будем с этим делать, Стуракер?

Начальник полиции уже стоял на пороге:

– У меня клещи есть в машине, огроменные такие!

– Хрен, – буркнул Охейм и сунул сверток назад бабенке, за которой он наверняка прокатился в Таиланд. – Пойду гляну, может, у меня где запасной ключ завалялся.

Он снова поднялся на второй этаж. Женщина улыбнулась:

– У нас и покушать есть чё подать, и кофейку нальем, коли не побрезгуете.

Сказано это было на местном диалекте и без малейшего акцента, так что даже Викену пришлось признать свою версию ее биографии ошибочной.

Рогер Охейм подвел их к сараю и распахнул дверь в торцевой стене. У Стуракера был с собой мощный фонарь. В просторном помещении полицейские обнаружили плуг и небольшой трактор, в глубине виднелись два закута с сеном.

– Я смотрю, у тебя здесь проводка какаято, – сказал Викен. – На что тебе тут электричество?

Рогер Охейм наморщил нос:

– Инструмент разный подключаю – высоконапорный насос, зарядные устройства.

– А покажи нам распределительный щит.

Хозяин не торопился:

– Как там вас зватьто, я позабыл?

Викен не представился, не собирался он этого делать и теперь:

– Это тебе не обязательно знать, чтобы показать какойто там завалящий ящик с предохранителями.

Охейм повернулся к начальнику полиции.

– Тут такое дело щекотливое, Хьелль Руар, – пробурчал он, – есть тут у меня коекакое оборудование…

Он повел их к двери, отпер ее, щелкнул расположенным с внутренней стороны выключателем. На столе стоял аппарат, вне всякого сомнения предназначенный для перегонки жидкости. Вдоль стенки приткнулись четыре белых пластиковых жбана. Стуракер отвернул пробку на одном из них и принюхался:

– Ну, Охейм, товар высшего качества!

– Для личного потребления, – заверил хозяин.

Начальник полиции громко заржал:

– От твоей печени рожки да ножки останутся, если ты все это сам усидишь, тут ведь, пожалуй, поболе пятидесяти литров будет.

– Вот ейбогу, честно тебе скажу, Хьелль Руар, есть пара мужиков у меня, что время от времени заглядывают и берут понемножку. Но чтоб платить – боже упаси, даром угощаю.

Викен, не обращая внимания на хозяина хутора, попробовал открыть шкаф, стоявший в углу.

– А есть тут у вас на хуторе хоть одна незапертая дверь? – поинтересовался он.

Охейм принялся перебирать ключи в связке:

– Ну есть тут у меня в хозяйстве всякие штуки, которые лучше держать под замком. Я всю жисть осторожный такой. Тут еще к тому же детишки шастают, не ровен час…

– Ну давай отпирай, посмотрим, что это за штуки такие у тебя.

На полках шкафа стояли ящики с растворителем и крысиным ядом, канистры с инсектицидами и средствами против сорняков. Сняв их с полок, полицейские обнаружили две бутылки поменьше. К своей досаде, Викену пришлось достать очки, чтобы прочитать, что написано на этикетках.

– И на что тебе диметилэфир? – пробурчал он.

– Да я раньше свиней держал, бывало, их надо было усыпить.

– Эфир – это не снотворное всетаки.

– А пользоваться им закон разрешает, – заявил Охейм.

Викен вытащил из шкафа коробку с бутылочками еще меньшего размера:

– А это что еще такое… что за золетил?

Хозяин выхватил у него из рук коробку, принялся разглядывать ее содержимое:

– Осталось еще коечто, оказывается… Это с тех времен, когда я входил в комиссию по защите диких животных. Приходилось иногда усыплять крупных зверей.

Он протянул коробку назад:

– Я в деревне, считается, лучший стрелок.

В самом углу шкафа Викен заметил два маленьких пузырька.

– Вот черт! – воскликнул он, прочитав, и протянул пузырек Йенсен.

– Натрия пентотал, – прочитала она, – для внутривенного использования, содержит тиопентал натрия. Пятьсот миллиграммов…

Викен устремил вопросительный взгляд в сторону хозяина хутора:

– Откуда у тебя это?

Тот пожал плечами:

– Да ветеринар привозил както, я и храню. Он этой штукой пользуется, когда с обычными снотворными не получается. Уж несколько лет стоят. Просто забыл отдать ему, вот и все.

Когда они вышли во двор и хозяин уже собирался запереть за ними дверь, инспектор сказал:

– А сейчас тебе придется показать нам, что у тебя в подвалах, заперты они или нет.

Нина Йенсен положила руку ему на плечо:

– В сарае есть чердак.

Викен нахмурился:

– Над кладовкой с самогоном односкатная крыша, а с другойто стороны плоская.

– Да, есть, – согласился Охейм, защелкивая замок. – Так, чуланчик, рухлядь всякая валяется.

– Может, какой ключик подойдет? – съязвил Викен, кивнув на связку. – Или пусть лучше Стуракер сходит принесет из машины свой инструмент?

– У меня в полиции Осло знакомые есть, – вдруг оповестил Охейм.

Если это было попыткой завязать светскую беседу, чтобы отвлечь внимание, то попытка эта провалилась: Викен повернулся к хозяину спиной.

– Принесика нам стремянку, – предложил Стуракер.

– Делото такое щекотливое… – заныл было Охейм, но быстро сдался и понуро побрел к хозяйственной постройке. Когда он вернулся, настроение у него было хуже некуда.

– Что, весь день теперь с вами тут торчать?

Стуракер приставил лестницу и полез наверх.

– Дверца здесь какаято, – сообщил он, взобравшись на тесную площадку под самой крышей.

– Вот я как раз это и сдаю! – заорал снизу Охейм. – Нету у меня ключа от этой двери.

Стуракер махнул рукой инспектору, тот побежал к машине.

– Как там его зовут, говоришь, мужикато, который у тебя снимает? – крикнул Стуракер Охейму.

Ответа он не получил.

Не прошло и минуты, как начальник полиции продемонстрировал всем, что пресловутые клещи свое дело делают прекрасно. Амбарный замок был сорван одним движением. Стуракер осветил фонариком каморку за дверью.

– Вот блин! – пробормотал он так громко, что остававшиеся внизу, в сарае, его услышали.

Викен и Йенсен взобрались наверх. Стуракер показал рукой на чердачную комнатку, освещавшуюся маленьким оконцем под самым коньком крыши. В комнатке стояло два больших морозильных ларя.

– Как их еще сюда затащилито!

Викен, согнувшись в три погибели, зашел в каморку. Открыл крышку одного из ларей, вытащил оттуда смерзшийся в ком мешок из дерюги, вспорол его карманным ножиком.

– А мужикто прав! – воскликнул он, когда их взорам предстала крупная голова, похожая на кошачью. – Вот уж действительно дело щекотливое .

35

Пятница, 19 октября

Анита Эльвестранн уже убрала картонную коробку с вином в холодильник, но так хотелось добавить, что пришлось снова ее достать. Она считала выпитые стаканы, остановилась на пяти, но потом решила, что еще один будет нелишним. Вино на нее хорошо действовало: от него она становилась веселой, а не плаксивой и склочной.

По телику талдычили о похудении. Там сидел этот самый профессор – он еще всегда носит галстукбабочку и полосатый пиджак и похож на директора цирка – и нес по кочкам то, что он назвал «тиранией здорового образа жизни». А очень, кстати, клевое выражение, одобрительно кивнула она, соглашаясь. Один из немногих профессоров, кого стоит послушать. Вино – это же настоящее лекарство для сердца, это ученые выяснили, и даже тот бестолковый докторишка, который достался ей в участковые, вынужден был с этим согласиться. Вина можно пить понемножку каждый день – вот что он еще говорил, но не больше одного стакана. Вчера она не выпила ни капли, так что было что наверстывать.

До этого она поднималась наверх и звонила к Мириам, собиралась пригласить ее на стаканчик, но той не было дома. Соседка говорила, что уедет на выходные с подругами, но Анита до последнего надеялась, что она передумает. «Мириам – самый замечательный человек среди моих знакомых, – подумала она и допила остатки вина. – Не стоит ее без надобности теребить, надоедать ей бесконечно». Даже когда Анита звонила к ней в дверь в неподходящий момент, Мириам не обижалась. Вчера у нее был ктото в гостях, и Анита сразу поняла, что это мужик пришел. Но даже и тогда Мириам нашла минутку поболтать с ней в коридоре. А когда ее обнимешь, так приятно прижаться к ней: кожа такая нежная и пахнет от нее всегда так хорошо! Позже тем же вечером предположения Аниты о том, что в гости к соседке пришел мужчина, подтвердились. Слышимость через перекрытия была прекрасная, и нужно было совсем уж тугоухим быть, чтобы не сообразить, чем они там занимаются. И не один раз. Анита много раздумывала над странностями Мириам. Та собиралась стать врачом и всегда была готова помочь. По воскресеньям она ходила в какойто там костел. Анита даже думала иногда, что она как бы вообще не от мира сего. А тут она кувыркается в постели и позволяет мужику делать с собой все, что он ни захочет, и вскрикивает, как самая обыкновенная девчонка, которой приспичило погулять. Но Аниту вовсе не смущало то, что она слышала. Наоборот, она до такой степени желала Мириам всех плотских радостей, что чуть ли не сама начинала ощущать их.

Мириам заглядывала к ней сегодня в первой половине дня. Анита спросила тогда, что, мол, она себе парня, наверное, завела, потому что не похожа она на тех, кто будет водить к себе мужиков на одну ночь. Мириам не сразу ответила: «Я не знаю, как все сложится». – «Но ты влюбилась?» – не унималась Анита. «Более чем». – «Так, а что вам мешает тогда?»

Она спрашивала не из одного только любопытства: с Мириам чтото было не так. У нее, всегда такой веселой и спокойной, залегли тени под глазами, а взгляд стал растерянным, какимто даже испуганным.

«Он никогда не уйдет из семьи, – сказала она, – он не такой». – «Это что, тот врач, у которого ты практику проходила? Это он был здесь вчера?» Мириам кивнула. «Не стоит тогда, наверное, слишком уж серьезно к этому подходить?» Мириам посидела немного молча, глядя в окно, потом ответила: «Может, все как раз так именно потому, что он никогда не сможет мне принадлежать».

Анита уже потеряла счет стаканам. Да и какая разница? Впереди у нее целая суббота, чтобы привести себя в порядок. А в воскресенье она поедет за Викторией. Намытая, причесанная и трезвая как стеклышко. Но субботним вечером она вполне может позволить себе выйти в город, посидеть в кафе. В питейных заведениях она никогда не пила помногу. Адвокат каждый раз назойливо твердил, насколько именно это важно. У нее есть шанс вернуть Викторию, но для этого ей необходимо держать себя в руках и обходить злачные места стороной.

Позвонили в дверь. Она вздрогнула. Мириам, что ли, вернулась всетаки? Но Мириам обычно стучалась, а не звонила. За дверью стоял мужчина, которого она раньше не видела.

– Вы Анита Эльвестранн?

Она кивнула.

– Произошел несчастный случай.

Она впилась в него взглядом.

– С Викторией, – сказал он. – Пойдемте скорее со мной.

Она едва удержалась на ногах. Пришлось ухватиться за дверной косяк.

– Вы… Кто вы?

– Я врач, произошло несчастье.

– Здесь? Я не понимаю!

– Пойдемте со мной, я объясню по пути. Мы пробовали вам дозвониться, но вы не брали трубку.

Хватая пальто с вешалки, всовывая ноги в сапоги, она все еще ощущала головокружение. Он сбежал по лестнице впереди нее, подождал и придержал перед ней дверь.

– Куда мы идем?

– Они сидят в машине, тут прямо за углом.

Мужчина придержал ее за руку повыше локтя, довел до конца квартала. Свернув в переулок, он щелкнул электронным ключом: автомобиль пискнул и мигнули фары. Он открыл дверцу со стороны сиденья для пассажира. Ей было не по себе, приспичило в туалет и от страха хотелось плакать.

– Где Виктория?

– Я отвезу вас туда, – сказал он, усаживаясь на водительское место.

Внезапно он обхватил ее одной рукой и пригнул вперед. Анита почувствовала, что он прижимает к ее лицу какуюто тряпку. Она воняла чемто полным острых осколков, вызывая целый мир воспоминаний: коридоры, и кровати, и медсестры в белых халатах, и кляп во рту под слепящими лампами.

Вонь отделилась от тряпки и поглотила Аниту.

36

Суббота, 20 октября

Ноги утопали в иле, сквозь мутную воду дна было не видать. «Там, внизу, жизни нет, – пытается он сказать, продолжая брести прочь от берега. – Я не могу здесь нырять». Откудато издалека: звонок телефона. Раньше Аксель не слышал звонка с такой мелодией, но звонят ему. Откудато доносится голос Бии; пока она здесь, он не может ответить на этот звонок. Снова проваливается в сон.

Когда он проснулся, жена сидела на краешке его постели. Даже через занавески солнце светило ярко. Она погладила его по голове:

– Я уж стала беспокоиться за тебя, Аксель. Ты вчера часов в шесть прилег отдохнуть и с тех пор так и не просыпался.

Он сел в постели:

– Ктонибудь звонил?

– Тебе? Нет, в които веки внешний мир хоть ненадолго оставил тебя в покое.

Бия обвила его рукой за талию, крепко прижала к себе:

– Ты слишком много работаешь, Аксель. Не пора ли тебе научиться говорить «нет», когда тебе предлагают ночные дежурства?

Он буркнул чтото в ответ.

– Мне бы очень хотелось, чтобы ты со мной еще пожил, знаешь ли. Ты не представляешь, на что ты вчера был похож, когда пришел домой… Тебе ведь не двадцать лет.

Она навалилась на него, опрокинула на постель, положила одну ногу поперек его нагого живота.

– Ты знаешь, что ты – самое ценное, что у меня есть, знаешь ведь? – пробормотала она.

Он не смог вспомнить, когда она в последний раз говорила чтолибо подобное.

– Что ты знаешь о Бреде? – спросил он ни с того ни с сего.

Она приподнялась на локте:

– О Бреде, о твоем брате? Почему ты спрашиваешь?

– Что ты знаешь о нем, Бия?

Она изучающе посмотрела вниз, ему в лицо:

– Да только то, что ты рассказывал. Что все, к чему бы он ни прикоснулся, он разрушал. Что для твоих родителей стало невозможным оставить его жить дома.

– Есть еще коечто, чего я не рассказывал. Мы с ним заключили договор никогда не ябедничать друг на друга.

Она встала и раздвинула занавески, потом снова легла.

– С чего ты вдруг вспомнил о нем именно сейчас?

Он смотрел на потолок, где к пульсирующему белому свету примешался легкий оттенок незабудок – любимый цвет Бии.

– Я тут както видел его в городе. Но не успел я к нему подойти, как он исчез.

– А ты уверен, что это был он? Ты же думал, что он умер.

– Он не умер. Ты многого не знаешь.

Бия провела своими длинными ногтями вниз по его груди, слегка царапая его.

– Да я уж поняла, что я многого не знаю. Думаешь, меня не удивляло, что никто в вашей семье ни разу не упоминал его имени за все те годы, что мы с тобой знакомы?

Она наклонилась и поцеловала его в пупок.

– Бывают такие воспоминания, Аксель, которые лучше не ворошить. Если тратить свою жизнь на то, чтобы копаться в шкафах и искать там забытые скелеты, не останется сил ни на что другое.

Он перевернулся на бок, спустил ноги на пол. Нащупал трусы рядом с кроватью, натянул их.

– Ты что, уходишь?

По ее интонации он понял, что у нее на уме.

– У меня сейчас мочевой пузырь размером с матку на девятом месяце беременности, – усмехнулся он. – Глядишь, вотвот воды отойдут.

– Ты ведь не забыл, что мы приглашены в гости сегодня вечером?

Он застонал, как от зубной боли.

– Я так и думала, – ядовито заметила она.

Электронное письмо от Даниэля. Раньше он писал каждую неделю, но теперь они уже давно ничего от него не получали. При других обстоятельствах это обеспокоило бы Акселя – парню двадцать лет, а он в НьюЙорке один, – но сейчас он просто не успевал об этом задуматься. Открывая электронное письмо, он почувствовал, как его исподволь охватывает тоска по старшему сыну. Так вот сделаешь чтонибудь невзначай, и вдруг это действие пробудит целый ворох воспоминаний.

Накануне Даниэль сдавал экзамен по экономике, и все последние недели он готовился к нему день и ночь. В очередной раз он заверил родителей в том, что в наше время НьюЙорк – один из самых безопасных для жизни городов мира. А вот про Осло этого не скажешь. «В които веки „НьюЙорк таймс“ напечатала хоть чтото о Норвегии. Целый разворот посвящен двум этим убийствам. Мол, люди боятся медведя, который бродит в центре столицы. В сетевых изданиях норвежских газет я не мог найти ничего, что бы опровергало такие заявления. Что же случилосьто? Если верить статье в „НьюЙорк таймс“, город охвачен какимто средневековым ужасом. Все боятся, что на темных ночных улицах на них накинется медведь. Многие вообще не выходят из дому (неужели это правда?), и еще журналист пишет, что ощущение такое, будто находишься в городе, вокруг которого не стоило сносить городские стены. Лучшей рекламы и придумать нельзя. К вам теперь валом повалят туристы, жаждущие найти экзотику и первозданность в самом сердце современного столичного города. Мне постоянно приходится заверять своих однокурсников в том, что и в Норвегию тоже проведено электричество, что у нас даже и телевидение есть и, что немаловажно для американцев, что и у нас тоже есть уборные, где воду можно спустить».

Бия собрала семью за обеденным столом. Разогрела багет, сварила яйца.

– Ты что делаешь сегодня вечером? – спросил Аксель Тома, когда сын появился наконец в столовой.

– Ну, не знаю. Пойду к Финдюсу.

– Репетировать будете?

Том пожал плечами.

– А меня ты не хочешь спросить? – фыркнула Марлен, положив Кассиопею рядом со своей тарелкой. Голова и ноги черепахи медленно втянулись в панцирь.

– Разумеется, хочу. А ты чем собираешься заняться сегодня вечером, Марлен?

Она вскинула подбородок:

– Не скажу.

Аксель не сдавался:

– Ну не будь такой противной! Чтонибудь ты ведь можешь рассказать.

– Во всяком случае, ничего, что нужно знать тебе ! – Она вдруг резко вдохнула и обчихала всю тарелку.

Сказано это было таким наглым тоном, что Аксель уже собрался сделать ей замечание. Но в этот момент она чихнула снова, на этот раз в салфетку, которой Бия успела прикрыть ее нос. Высморкавшись, девочка заявила:

– Чихать – самое приятное занятие на свете. Будто путешествуешь на космическом корабле. Щекотно, а потом будто совсем отлетаешь. А это опасно?

– Ты же можешь спросить врача, – посоветовала Бия.

– Нет, не опасно, – успокоил Аксель, – главное только – вернуться назад, на Землю.

37

Бия осталась внизу, в холле, чтобы побеседовать с юбиляром, Акселя же хозяйка повела наверх по устланной ковровой дорожкой лестнице. Не успел он ступить в просторную гостиную, как увидел Ингрид Брудал с мужем. Они стояли рядом у камина, в стороне от остальных гостей, сбившихся в группы по нескольку человек. Та самая Ингрид Брудал, которая цеплялась за его руку и кричала. В его воображении вновь возникли картины той ночи. И чувство беспомощности. Когда он увидел их там, у камина, его первой мыслью было повернуться и уйти. После похорон он подошел к ней в общем потоке соболезнующих. Ингрид держалась скованно, ее лицо посерело, но, когда она осознала, что это именно его руку она пожимает, ее ноги подкосились, так что мужу пришлось приобнять ее и увести прочь. Если он заговорит с ней сейчас, в гостях, возможно, она снова потеряет самообладание. Может быть, для нее он теперь всегда будет ассоциироваться с тем, кто приходит среди ночи, чтобы сообщить, что их семью посетила смерть.

Он подошел и встал рядом с ней. Когда они поздоровались, она не выпустила его руку из своей, молча посмотрела на него остекленелым взглядом, но не расплакалась. «Как в капсуле хранит в себе свое горе», – подумал он.

Аксель стоял в темноте на террасе. Из приоткрытой двери гостиной доносились карибские ритмы. Обычно на праздниках он мало видел Бию: никто из них не возражал против того, чтобы ненадолго отпустить другого в свободное плавание. Но сегодня вечером она все время оказывалась поблизости. Настояла на том, чтобы танцевать с ним, крепко обняла его, целуя, надолго приникла к его губам, так что их можно было принять за влюбленную пару. Он покорно протанцевал несколько кругов в обнимку с ней, потом отстранился.

– Случилось чтонибудь, Аксель? – спросила она.

Он чуть было не сказал: «Случилось, Бия, и я не знаю, сумею ли я отказаться от этого», но только покачал головой. Она погладила его по затылку и сказала, что понимает: он все еще не оправился от усталости, привстала на цыпочки и шепнула на ухо, что совсем не прочь уйти домой пораньше.

Он сделал большой глоток из бокала с коньяком. Терраса здесь выходила не на запад, как у них дома, а на север, и отсюда был хорошо виден центр города на другой стороне фьорда – крепость, ратуша, чуть правее площадь Карла Бернера и микрорайон Руделёкка. Он подумал, что Мириам нет дома. Она говорила, что собирается уехать на выходные. Как хорошо, что ее там нет, она уехала кудато, где он не может до нее добраться. Если они больше никогда не встретятся, сколько потребуется времени, чтобы он перестал постоянно видеть перед глазами ее лицо? Он не будет предпринимать ничего, пока ее образ не поблекнет и все это не останется в прошлом.

Небо над головой было ясным и прозрачным, как черное стекло. Он отыскал созвездие Близнецов и медленно перевел глаза дальше, на Возничего и на Персея, который держал голову Медузы с ее страшным глазом. После дня рождения Марлен ему несколько раз пришлось ей повторять, что звезда Алголь пульсирует потому, что это, собственно говоря, две звезды, которые поочередно бросают тень одна на другую. Это помогло. Во всяком случае, она осмелилась снова посмотреть на ночное небо. Неделю тому назад она написала историю и прочитала ему ее. Про астронавта, которого отправили в космос и он оказался поблизости от ужасной двойной звезды Алголь, глаза Медузы. И он так и не вернулся назад. Он превратился в камень, вечно паривший там, на краю бездны. Истории тоже могут ходить вокруг да около и отбрасывать тень одна на другую, пришло вдруг Акселю в голову, когда она закончила чтение.

Он допил коньяк. Вспомнил прочитанное недавно в газете – про опрос, проведенный среди итальянских мужчин. Те, что изменяли женам, набрали больше баллов по шкале, определявшей, насколько хорошие они семьянины. Это было истолковано таким образом, что чувство вины побуждает мужчин проявлять свои лучшие качества отцов семейства. Он сунул руку в карман, достал мобильный телефон. «Ты спишь?» – напечатал он.

Отправляя сообщение, он услышал за спиной шаги. Ингрид Брудал. За столом они оказались далеко друг от друга, но она несколько раз поглядывала в его сторону, и он подумал тогда, что она, наверное, подойдет к нему попозже. И вот теперь она стояла рядом, держа в руке бокал с вином.

– Я видела, что вы пошли сюда, – сказала Ингрид.

Когда она двигалась, ее платье переливалось в свете, падавшем из гостиной.

– Захотелось подышать свежим воздухом. Вы вернулись на работу?

Он знал, что она занимает высокую должность в одном из министерств, кажется в Министерстве культуры.

– Выхожу в понедельник. И меня это нисколько не волнует и не пугает. Такие вещи очень мало трогают меня теперь, как и хождение в гости. – Она не сводила с него взгляда. – Я хотела сказать вам это раньше, когда вы только появились здесь, но растерялась, так что… Спасибо за то, что вы пришли тогда.

Аксель предположил, что она имеет в виду похороны, и пробормотал чтото в том смысле, что как же иначе.

– В ту ночь, – ровным голосом уточнила она. – Я знаю, вы могли поручить комунибудь другому поехать к нам. Я не в состоянии испытывать благодарность к комулибо, но я хочу, чтобы вы знали это. Хорошо, что тогда пришли именно вы.

Он посмотрел на нее. В этой женщине всегда чувствовалась какаято неприступность, ирония, удерживающая на расстоянии даже близких. А теперь создавалось впечатление, что окружающий мир вдруг прорвался к ней, сметая все на своем пути.

Она дотронулась до его руки:

– Когда вы нашли ее, как она лежала?

Аксель сделал глубокий вдох, ощутив ту же беспомощность, что и той ночью.

– Лиза… – добавила она почти неслышно.

Внезапно он начал рассказывать: не найдя ее в автомобиле, он пошел искать ее вдоль канавы. Рассказывая, он нечаянно ляпнул, что поначалу ему показалось, будто Лиза спит.

Ингрид Брудал крепко сжала его запястье, и он испугался, что она не совладает с собой. Она открыла сумочку, отыскала носовой платок, прижала его к носу.

В кармане его пиджака завибрировал мобильник.

– Я могу зайти к вам какнибудь на днях, – сказал он. – Тогда мы сможем еще поговорить об этом. Если вы захотите.

Не поднимая глаз, она ответила:

– Хорошо, что есть такие люди, как вы. Наверное, благодаря этому когданибудь жизнь сможет продолжиться.

Бия свернулась клубочком на заднем сиденье такси, пристроив голову к нему на грудь. Он приобнял ее, поцеловал в лоб. От ее волос пахло розами и дымом. Он погладил ее по щеке, обвел пальцем очертания губ. Она обхватила его палец губами и слегка прикусила.

– Вы очень устали, доктор Гленне, собственно говоря? – спросила она и, расстегнув пару пуговиц на его рубашке, осторожно коснулась рукой его груди.

– Я уже сплю.

Ее рука скользнула вниз по животу и дальше, под ремень брюк.

– Упс! Это явно не всех твоих членов касается.

– Нет, – вынужден был он признать, – некоторые из них встают и ложатся по своему усмотрению, каким бы строгим я с ними ни был.

– За такое непослушание надо наказывать, – мурлыкнула она.

Дома Аксель разделся и с бокалом коньяка подсел к маленькому столику в углу спальни. Взял в руку пульт и включил плеер, какойто из дисков Бии с фортепьянной музыкой уже был вставлен в проигрыватель. Она вернулась из ванной и встала перед ним – в одних только прозрачных стрингах.

– Когда это ты начала подбриваться? – поинтересовался он, все еще сдержанно.

Она капризно вздернула подбородок, и это движение показалось ему провокационным. Он тут же вскочил, схватил ее и затащил в постель. Когдато они купили наручники, давно уже не пользовались ими, и он не мог вспомнить, куда их засунул. Вместо них он сдернул с вешалки шелковый галстук и затянул вокруг ее запястий, а другой конец привязал к спинке кровати. Когда он рывком раздвинул ей ноги, она извернулась и укусила его в плечо.

– Здоровый бык какой! – прошипела она.

Он ощупью пробирается по какомуто коридору, освещаемому маленькими голубыми лампочками в полу. На одной из табличек написано: «Виктор». Дверь открывается. Внутри комната для допросов. Там сидит инспектор полиции, но его зовут не Виктором.

«Мы ждали тебя, Бреде».

Он открывает рот, чтобы возразить: они должны прекратить называть его Бреде, он не желает больше этого терпеть! Инспектор грубо хватает его за руку, тащит в другое помещение, в большой зал, с экраном во всю стену.

«Нам удалось заснять его. Мы сумели заснять его благодаря тебе, Бреде».

В первом ряду сидят пятьшесть человек, дальше зал пуст. Один из присутствующих оборачивается, попадает под луч зеленого света – это его мать.

«Я горжусь тобой, Аксель. Горжусь тобой».

Он чувствует облегчение оттого, что она узнала его, и хочет попросить ее объяснить всем эту путаницу с Бреде. «Расскажи им, кто я», – собирается он сказать, но не успевает, потому что его толкают на сиденье.

«Восьмой ряд. И за это скажи спасибо, это было лучшее место из тех, что удалось достать».

Инспектор полиции Виктор пристраивается рядом, плечом к плечу, кладет руку ему на бедро.

«Вот подожди только, и увидишь, Гленне».

Вот теперь он понял, ведь он больше не называет его Бреде.

Виктор оборачивается и щелкает пальцами. В конце зала установлен старый кинопроектор, запускает его Рита. На экране возникают картинки. Предрассветные сумерки. Камера скользит между голыми ветвями деревьев.

«Я не хочу смотреть это!»

Виктор кладет руку ему на плечо, прижимает к себе. Он пробует отодвинуться, но с другой стороны тоже ктото сидит. От этого пахнет сырым мясом. Ему не удается повернуть голову так, чтобы разглядеть, кто это.

«Мы не отстанем, пока ты не посмотришь всё».

Камера приближается к озерцу. На берегу ктото стоит, мужчина в белом исподнем и сапогах, на голове котелок. В руке он держит камень. Перед ним лежит нагая женщина, ее черные волосы покачиваются на кромке воды. Вокруг головы расплывается красное пятно. Обзор камере заслоняет ствол дерева.

«Не пропусти, Гленне, – шепчет Виктор ему в ухо. – Не пропусти, щас ты увидишь лицо Медузы».

Камера выезжает изза дерева, изображение приближается. Стоящий на берегу мужчина оборачивается. Его лицо заполняет весь экран. Злобная ухмылка и смех, которого не слышно.

Главное – не смотреть ей в глаза. Он вырывается и вскакивает, верещит, как животное, пытаясь заглушить голос Виктора: «Что, узнаёшь себя, доктор Гленне, узнаёшь наконец самого себя?»

38

Понедельник, 22 октября

Начальница сектора Агнес Паянен сидела перед развернутой на столе газетой «ВГ», с чашкой кофе в руке. Всю первую полосу занимал один заголовок: «ПОЛИЦИЯ ПОДОЗРЕВАЕТ ЭКОТЕРРОРИСТОВ». Дальше шел рассказ об обыске полицией сарая на хуторе в Оснесском районе области Хедмарк, размазанный на целых три страницы, и подано это было как обнаружение полицией важнейших улик при расследовании так называемых медвежьих убийств. Паянен только что вернулась с совещания у начальника Управления полиции и ведущего криминалиста. Они потребовали от нее разъяснений относительно того, почему информацию о ходе расследования они вынуждены узнавать из газет. Она не нашлась что ответить и почти целый час вынуждена была терпеть разнос. В конце концов ей дали времени до обеда, чтобы представить отчет об этом деле.

Она позвонила Викену и попросила его зайти. Немедленно, хотела бы она сказать, но Викен был из тех, кого приходится просить сделать чтолибо, а не приказывать. Об этом господине у каждого было свое мнение, быстро уяснила она для себя, получив назначение в этот сектор. Ей прекрасно удалось с ним сработаться. Поначалу у нее были коекакие сомнения, в немалой степени и потому, что он ведь тоже претендовал на ту должность, что досталась ей. Но он никогда не пытался открыто противостоять ей или соперничать с ней, напротив, с первого же дня она ощущала его лояльность, а зачастую поддержку. Это заслуживает уважения, казалось ей, когда человек ставит успех общего дела выше личных амбиций. Он безоговорочно считался одним из лучших следователей в их управлении, и даже самые опытные детективы прислушивались к его словам. Он руководил расследованием ряда серийных изнасилований, и практически все они были раскрыты. Под влиянием американских профайлеров – составителей психологических профилей преступников – Викен выработал собственный подход к пониманию психики лиц, совершающих серийные преступления. Он читал лекции, в которых объяснял, каким образом обнаруженные техникамикриминалистами на месте преступления следы и артефакты могут рассказать о внутренней жизни преступника. Паянен находила это весьма интересным, но обнаружила, что, вообщето, в их конторе особого интереса к тому, чем он занимался, не проявляли. Она же была уверена в том, что дальнейшее развитие методики расследований докажет его правоту, и готова была пойти за него на баррикады. Она не раз видела, насколько удачно и эффективно, до мурашек по коже, Викену удавалось во время допросов применять свои знания в области психологии, чтобы добиться от преступника признания вины. А вот в качестве руководителя сектора он никуда не годился и развалил бы всю работу, и на седьмом этаже это поняли уже давно. Как лидер он представлял собой тип одинокого волка: инспектор с большой неохотой поручал хоть какуюто часть работы другим. Но еще хуже было то, что как личность он создавал вокруг себя два полюса – за него или против. Те, что были за, по всей видимости, готовы были отдать за него жизнь, но даже эти люди скорее боялись его, чем любили.

В полуоткрытую дверь постучали, и вошел Викен. Как всегда, он был одет в белую рубашку, расстегнутую у ворота.

– Присядем или стоя будем беседовать? – спросил он с усмешкой, в искренности которой начальница сектора долго сомневалась, но которую в конце концов стала находить довольно привлекательной.

– Да, садитесь, пожалуйста. Вы видели «ВГ»?

– Ни дня без этого.

– Ну что скажете?

– Они раздобыли больше информации, чем нам хотелось бы.

Он казался ни капельки не озабоченным.

– И откуда она? – поинтересовалась Паянен.

Он поскреб ногтями под подбородком.

– Возможно, из густых лесов в Хедмарке, возможно, от нас.

– Если так, то у нас проблема.

Он откинулся на спинку стула и вытянул ноги. Остроносые туфли сияли, выдавая, что начистили их совсем недавно.

– Я еще разок пройдусь по этому делу, шеф. Если мы найдем источник, то вы будете первой, кто об этом узнает. Но тем не менее могло быть хуже.

– Что вы имеете в виду?

– Журналисты ведь как стая волков. Найдут кость, и все набросятся на нее. А если ничего не найдут, набросятся на нас. А это гораздо больше повредило бы расследованию.

Паянен не знала, как расценивать его метафору.

– Ведущий криминалист не совсем разделяет ваши представления, да и начальник Управления полиции тоже.

Викен ухмыльнулся и стал похож на волка.

– Пусть Бастиан поворчит – такая уж у него работа, он не кусается.

Тут уж и она не смогла сдержать улыбку, главным образом изза забавной клички начальника Управления полиции. И это лишний раз напомнило ей, как полезно иметь в команде такого надежного человека, как Викен, к которому она могла обратиться за поддержкой, когда вокруг нее поднималась буча.

– А есть ли хоть крупица истины в том, что пишет «ВГ»?

Он решительно покачал головой:

– Экологическая преступность – да. Охота на охраняемые виды животных, продажа шкур и чучел за границу. Но убийства и террор? I don’t think so[13]. Конечно, у арестованного обнаружены те же наркотические средства, при помощи которых были убиты жертвы, но я все же склоняюсь к тому, чтобы поверить, что он пользовался ими для усыпления диких животных, а не людей. Кроме того, у него есть алиби на те дни, которые нас интересуют. – Он усмехнулся. – И кому это пришло в голову, что у нас в Норвегии найдутся террористы, готовые лишить человека жизни, чтобы выразить протест против политики в области охраны дикой фауны? Мы бы уже давно знали о наличии таких кругов. Но в качестве питательной среды для газетчиков этого хватит на день или два: вы же видели, как они расходились, фантазируя на темы о том, что по городу рыщет смертельно опасный хищник! Ни один человек в возрасте старше пяти лет не верит, что на этих женщин напал медведь, но, как вам известно, народ обожает читать подобные вещи. Если бы журналисты написали, что мы охотимся за троллем с девятью головами, газеты продавались бы еще лучше.

Паянен вынуждена была с ним согласиться:

– Я еще подумаю, может, намекнуть ведущему криминалисту, что неплохо бы пригласить эксперта, разбирающегося в психологическом профилировании. Вам тогда будет с кем это дело обсудить. Оно все же такое необычное, что, возможно, к нашему мнению и прислушаются. Что вы на это скажете?

Викен задумался:

– Сделав это, мы во всеуслышание заявим о своих подозрениях, что мы здесь имеем дело с серийным убийцей. Уж это точно приведет к не меньшей истерии, чем слухи о медведелюдоеде.

– Газеты уже и так намекают на это, независимо от тех шагов, какие предпринимаем мы. Но нужен ли нам такой психолог?

– Ну есть тут в нашем захолустье парочка типов, которые считают, что разбираются в психологическом профилировании. Они выдадут сорок бочек арестантов избитых истин и еще больше счетов. Чтобы привлечь к делу когонибудь, кто бы действительно в этом кумекал, нужно обращаться за границу.

– Поразмыслите над этим, любые предложения приветствуются.

– А пока придется задействовать наличные ресурсы, – подвел итог Викен.

39

Нина Йенсен открыла оперативный сайт полиции, чтобы посмотреть, нет ли записей, которые могли бы иметь отношение к двум их делам об убийстве. За выходные было зарегистрировано тридцать пять обращений, и некоторым из них она уделила более пристальное внимание. Точных данных о числе людей, объявленных в розыск после того, как газеты начали писать об убийствах, у нее не было. Речь шла главным образом о женщинах, которые после нескольких часов отсутствия объявлялись дома сами.

Из все еще актуальных сообщений на сайте об ушедших из дому и не вернувшихся одно показалось Нине интересным, стоило выслать туда патруль для более подробного сбора информации. Адрес в районе Руделёкка. Женщина тридцати шести лет, которую не видели со второй половины дня в пятницу. Бывшая наркоманка, сидевшая на игле. Первое, что приходит в голову, – это что она сорвалась, вновь пустилась во все тяжкие и через несколько дней окажется на больничной койке, в лучшем случае – в хосписе. Но соседка, которая и сообщила об исчезновении, похоже, не верила в такое развитие событий. Вернувшись с загородной прогулки вечером в воскресенье, она обнаружила дверь в квартиру потерпевшей полуоткрытой, телевизор был включен. Нина записала данные женщины и стала читать сообщения дальше.

Она просмотрела их почти все, когда зазвонил телефон. На центральный пост позвонил человек – они удерживали его на линии, – который настаивал на разговоре с Викеном, а тот на совещании. Нина напомнила о том, что, прежде чем переключать звонки на сектор насильственных преступлений, необходимо отсеивать всякую ерунду. После того как Викена несколько раз проинтервьюировали в газетах и даже по телевидению, и жук, и жаба жаждали разговаривать только с ним самим. «А что тогда делать с теми, кто категорически отказывается хоть чтонибудь сказать другим? – желал знать оперативный дежурный. – С теми, кто утверждают, будто обладают важной информацией об этих убийствах?» Нина со вздохом сдалась и попросила дежурного переключить разговор на нее.

– Викен? – гаркнул женский голос прямо ей в ухо.

– Викен на совещании, – сообщила Нина. – С кем имею честь?

– Вы должны сделать чтонибудь! – продолжала женщина, и Нина уже пожалела о собственной уступчивости.

– Мы все время чтонибудь делаем, – успокоила она звонившую. – Можете не сомневаться.

– Вы не делаете того, что от вас требуется, – настаивала женщина, и Нина посмотрела на часы.

Она даст этой женщине тридцать секунд, а потом повесит трубку.

– Это ведь снова случится, а вы ничего не делаете. – Внезапно голос изменился – он стал глубже, звонившая заговорила медленнее: – Вы не можете ничего сделать. Это все равно случится.

– Может быть, вы бы пояснили, что вы имеете в виду? – предложила Нина.

– Да уж поясню, коза ты бергенская, не сомневайся. Имеющий очи да увидит. По мне, так, право, можете все как один отправляться в ад. Туда вам и дорога. Вам его не спасти.

– Кого нам не спасти?

– Один только есть праведник в этом городе, и почти никто не знает, кто он на самом деле. И вовеки святится имя его. Запиши себе, козочка: просвет в лесу, понорвежски гленне, просветление in the wilderness[14]. Но это за ним они охотятся, убивцы и тати презренные, ибо, коли схватят они его, будут вам Содом и Гоморра, и Ерусалим падет, и если есть чего у вас в башке, то вы будете охранять его день и ночь и twenty four seven[15]. Но избранные последуют за ним. Я и раньше за ним следовала, прям к конечной станции путьто шел, конечной станции, и Господь знает, что я и дальше за ним последую. Просвет – Гленне – в лесу. Но его время скоро истекает, а вы этого не понимаете.

Говорившая повесила трубку. Нина Йенсен какоето время сидела на стуле, глядя на экран компьютера, потом открыла новый документ и записала несколько строк об этом разговоре. И почему это всяких чокнутых так притягивают нераскрытые дела об убийствах? Точьвточь как свет притягивает мотыльков.

40

Аксель поспешно поднимался по покосившейся лестнице. Желтокоричневая дорожка в центре была протерта до дыр, а ступеньки клонились на сторону, отчего у него возникло странное ощущение, будто он падает. Она прислала ему сообщение: «Необходимо поговорить». Ему тоже было необходимо с ней поговорить в последний раз.

Она открыла дверь и впустила его в квартиру. Остановилась в полутемной прихожей и посмотрела ему в глаза:

– Спасибо, что пришел.

Он купил по пути две бутылки вина. Когда он ставил пакет на пол, они звякнули.

– Я боюсь, Аксель.

Он притянул ее к себе и засомневался в том, что сможет сказать ей то, зачем пришел.

– Как бы я хотела, чтобы ты мог остаться у меня и больше никогда не уходил!

– Чего ты боишься? – пробормотал он ей на ухо.

– Анита пропала.

– Анита?

– Это она живет в квартире подо мной.

– У которой дочь отдали в приемную семью?

Мириам кивнула:

– Когда я вчера вернулась домой, дверь к ней была распахнута настежь, телевизор был включен, свет везде горел. Я сразу поняла, что чтото неладно. Я позвонила в полицию. Они уже приезжали.

Она взяла его за руку, потянула за собой в гостиную.

– Вчера вечером она собиралась забрать Викторию, но у приемных родителей дочери она так и не появилась.

– А не могла она уехать куданибудь?

– Не предупредив? Когда Виктории наконец позволили у нее переночевать? Для Аниты ничего на свете нет важнее. Она так радовалась!

Аксель не стал говорить, о чем он подумал. О том, что когда бывшая наркоманка внезапно кудато пропадает…

– Я знаю, что с ней приключилось чтото плохое. После всего, что произошло раньше…

Мириам села на диван, закуталась в плед.

– Ты думаешь о тех двух убитых женщинах, – сказал Аксель. – О том, что пишут в газетах, о рекомендациях не выходить из дому с наступлением сумерек.

Она закусила губу:

– Мне кажется, что все это имеет отношение ко мне.

– Так нам всегда кажется, когда нам страшно, – успокоил он ее. – Нет в городе человека, который бы безучастно к этому относился.

– Тут еще другое…

Мириам протянула к нему руку. Он склонился над ней.

– Я хочу, чтобы ты лег рядом со мной, – прошептала она. – Я хочу, чтобы ты меня обнял крепкокрепко.

Лежать на ее диване, в этой крохотной квартирке… И это чувство, что не нужно ничего говорить, что она в тишине пристроилась у него под боком. «Мне нравится тот человек, каким я становлюсь рядом с ней, – подумал он. – Тот, каков я вместе с ней, мне нравится больше, чем все иные ипостаси Акселя Гленне. И вот теперь я должен отказаться от этого. Должен ли?»

Он отправил сообщение о том, что не придет домой. Без какихлибо объяснений. Он не желал опять сочинять какоенибудь вранье.

Было уже половина восьмого. Одну бутылку они почти опустошили. Бия пыталась дозвониться до него, но он отключил звук. Она прислала сообщение: «Что происходит, Аксель?» Этот вопрос принес ему облегчение. Теперь ему хочешь не хочешь придется с ней объясниться. «Завтра расскажу», – ответил он.

– Твой отец был героем войны, – вдруг сказала Мириам.

Аксель разлил по бокалам остатки вина. Он не удивился тому, что она знала о его отце.

– Настоящий норвежский герой войны, – подтвердил он. – У нас же есть даже такое понятие – «парни из леса». Ему пришлось целую зиму прятаться в маленькой избушке, одному как перст, в сотнях километров от человеческого жилья.

– Я много слышала о войне в Норвегии, – сказала она. – С тех пор как я приехала сюда, я от многих слышала, что Германия была побеждена благодаря отважным норвежцам. Я даже побывала в такой избушке, о которой ты рассказываешь, глубокоглубоко в лесу. В потайном подвале у них был оперативный центр. Дедушка хозяина избушки был тем, кого потом называли… как это… проводником?

– Правильно.

– Он помогал людям переправляться в Швецию. В конце концов его схватили и отправили в концентрационный лагерь.

Аксель откупорил вторую бутылку.

– Это было смертельно опасное занятие, – кивнул он. – Когда мы были маленькими, отец нам начертил целую сеть таких избушек и маршрутов пересечения границы. По карте он всеми этими путями прошел вместе с нами. Он много рассказывал о том случае, когда он чудом спасся от гестапо. Мы каждый раз страшно переживали. Даже Бреде сидел не шевелясь и слушал. А как его звали, ты сказала, того дедушку, который был проводником?

– Этого я не помню, Аксель. Не могу же я всего помнить, чтото приходится и забывать.

Ему показалось, что она както исподволь пытается разговорить его, что ей хочется, чтобы он еще порасспрашивал ее о том, что же это приходится забывать, хочется посвятить его в истории, которые связаны с ее прошлым, завести его в них как в лабиринт. Под конец будет невозможно выбраться оттуда.

Он спросил:

– А ты умеешь забывать?

Ее брови взметнулись кверху и дрогнули пару раз. Она не ответила.

– Если бы я попросил тебя об этом, смогла бы ты забыть то, что у нас с тобой было?

Она прильнула к нему:

– Ты говоришь так, будто все это уже в прошлом.

Он близко подошел к тому, что собирался сказать, но смалодушничал. Ухватился за другую мысль, вроде бы пустяковую:

– Ты забыла конверт в кабинете, который мы отвели тебе для работы в клинике.

Он не стал говорить, что чуть было не открыл его, не сунул нос в ее жизнь, о которой он меньше всего хотел бы знать.

– Забери его с собой в следующий раз, когда придешь, – сказала она задумчиво. – Если ты придешь.

Она снова предоставила ему возможность сказать то, что он собирался сказать, идя к ней.

Гдето далеко звонит телефон. Это ему звонят, но он не может понять, откуда раздается звук. Он лежит на каменном полу, ему холодно. По лестнице к нему спускается Бреде. Это не Бреде. Это Том спускается, ступенька за ступенькой, и никак не может добраться до него.

Аксель открыл глаза в темноте, сел в постели, услышал размеренное дыхание Мириам. Глаз едва различал ее волосы, раскинувшиеся по подушке. Книги на полке и фотография офицера в морской форме обрели очертания. Это было единственное фото, которое он у нее видел. Должно быть, ее отец. Он не стал спрашивать. Ему вдруг вспомнилось последнее, что он ей сказал перед тем, как она уснула: «Какнибудь я расскажу тебе коечто о моем братеблизнеце». – «Какнибудь?» – пробормотала она в полусне. «Когда я приду в следующий раз, – сказал он. – Ты будешь первой, кто про это узнает. Про то, что случилось тем летом, когда его отослали из дому».

Было без двух минут пять. Он тихонечко оделся. В прихожей он подобрал с полу туфли. Повеяло какимто гнилостным запахом, и ему вдруг показалось, что это от него самого так пахнет. Он приоткрыл дверь квартиры – запах усилился. Он попробовал открыть дверь пошире – чтото мешало. Он поднажал, дверь открылась наполовину. И Аксель сразу понял, что же напоминал ему этот запах: анатомичку, вонь при вскрытии. Он зажег свет в прихожей. Лампа отбросила желтоватый конус света на площадку лестницы. Там лежала человеческая рука, изодранная в клочья и окровавленная. Он кинулся к двери и, спотыкаясь, вышел в одних носках, встал во чтото мокрое и липкое. Лежавшее там и не дававшее открыться двери тело было обнажено. Это была женщина, без ног. Волосы превратились в комок запекшейся крови, лицо было разодрано. Глаз он не смог разглядеть. Он осторожно вернулся назад в прихожую, защелкнул дверь.

Из алькова послышался голос Мириам. Она позвала его по имени. Он, шатаясь, пошел к ней.

– Где ты был? Чем это пахнет? Аксель, почему ты ничего не говоришь?

Он прокашлялся:

– Там… опять это случилось.

Она выскочила из алькова:

– Что случилось?

Тело не слушалось его, ноги подгибались, он вцепился в спинку стула:

– За твоей дверью.

Она тут же направилась туда, он удержал ее:

– Там ктото лежит, Мириам. Женщина.

– Да ты что!

– Она… Только не выходи туда.

– Анита, – прошептала Мириам.

Он выпустил ее, попытался собраться с мыслями. Сумел сформулировать одну:

– Выжди пять минут после того, как я уйду. Потом позвони в полицию. Запри дверь и никуда не выходи до их приезда, не открывай больше никому.

Она смотрела на него с недоумением:

– Ты уходишь?

– Мне нужно поговорить с Бией. Она должна узнать об этом от меня… О том, что я провел эту ночь здесь. Ты понимаешь, Мириам, ты должна сказать полицейским, что ты была здесь одна. Что тебе не удавалось открыть дверь. Что ты увидела окровавленную руку и побоялась выходить, пока они не приедут.

Она все так же не сводила с него глаз – похоже, не понимала ничего из того, что он ей говорит.

– Мириам.

Он взял ее лицо в ладони, заглянул в глаза. Они будто застыли.

– Не забудешь? Не забудешь позвонить?

Он крепко обнял ее и поцеловал в щеку. Ее руки безвольно висели вдоль тела.

– Не уходи сейчас, Аксель, – прошептала она.

Он протиснулся в дверь, стараясь не дышать, не смотреть вниз – на то, что там лежало. Неуклюже спустился по шаткой лестнице, вышел на задний двор. Он не успел отворить дверь на улицу – она открылась снаружи. Он отскочил на шаг назад, затаился в полутьме. В подворотню зашел мужчина в вязаной шапочке, низко натянутой на лоб; за собой он тащил тележку с газетами. На какоето мгновение Аксель встретился с ним взглядом.

– Добри утра, – поздоровался мужчина на ломаном норвежском.

Аксель проскочил мимо него.

С восточной стороны на небе появилась бледная полоса серебристого света. Он посмотрел на часы. Десять минут шестого. Он быстрым шагом двинулся к площади Карла Бернера, потом вдруг понял, что идет не в ту сторону, и повернул назад. «На такси нельзя, – подумал он, – меня никто не должен здесь видеть. Не знаю даже, куда пойти».

Через полчаса он нажал кнопку звонка в доме на улице Тосенвейен.

41

Вторник, 23 октября, утро

Стоя на верхней ступеньке лестницы, Викен дышал с трудом. Не потому, что он был в такой плохой форме, что запыхался бы, поднявшись на несколько ступенек; но то, на что он смотрел, чего он ожидал, всетаки оказалось гораздо хуже, так что дыхание у него перехватило; к тому же исходивший от мертвого тела смрад было практически невыносимо вдыхать.

Нина Йенсен остановилась на ступеньке позади него. Он заехал за ней по пути сюда, хотя у него и мелькнула мысль оградить ее от этого зрелища. Мертвая женщина – то, что от нее оставалось, – лежала с вывернутой в сторону головой, уставившись глазами в сторону лестницы, по которой они только что поднялись, хотя глаза были почти скрыты коркой запекшейся крови. Вся нижняя часть лица, плечи и спина были покрыты глубокими бороздами, как от когтей. Рот был порван с одного бока, и из рваной раны в щеке вываливался язык.

Викен бросил взгляд на констебля, стоявшего возле двери:

– В диспетчерскую вот эта соседка звонила?

На табличке рядом со звонком было написано:

«Мириам Гайзаускас».

– Да, она позвонила по номеру экстренного вызова, – констебль посмотрел на часы, – примерно пятьдесят пять минут тому назад.

– Техникикриминалисты?

– Еще не появлялись.

Викен спустился на этаж ниже.

– Йенсен! – крикнул он оттуда.

Нина медленно шла по шаткой лестнице; она была бледна и цеплялась за перила, будто боялась, что деревянная конструкция вотвот рухнет.

Викен показал на табличку: «Здесь живут Анита и Виктория Эльвестранн».

– Женщина, объявленная в розыск, – подтвердила она.

Викен снова поспешил наверх, он уже справился с собой; одолжив у констебля фонарик, он осмотрел пол вокруг изуродованного тела. Крови натекло немного, – очевидно, убийство было совершено не здесь. Та кровь, что собралась на полу, сочилась из культей ног. В луже крови он увидел четкий отпечаток ступни.

Ктото разговаривал, поднимаясь по лестнице. Викен узнал голос одного из коллег из технического отдела. Он присел на корточки и осветил фонариком дверь. Широкое углубление в деревянном полотнище, пять глубоких вертикальных борозд.

– Скажи первое, что тебе придет в голову при виде вот этого, Йенсен.

Она подошла к нему и наклонилась поближе.

– Когти, – сказала она, ни минуты не колеблясь. – Следы огромной лапы с когтями.

Мириам Гайзаускас, поджав под себя ноги, сидела на диване. На ней были спортивные брюки и толстый свитер. Она раскачивалась из стороны в сторону и смотрела прямо перед собой.

– Так ты, значит, ничего не слышала, перед тем как попыталась открыть дверь? – повторил Викен.

Она покачала головой.

– Послушай, Мириам, ты позвонила на центральный пост в семнадцать минут шестого. Не могла бы ты нам пояснить, куда это и зачем ты так рано собралась?

Она покосилась на него, потом на Нину. Зрачки у нее были сильно расширены. «Подсела на что или это просто шок?» – подумал Викен.

– Я… рано проснулась. Не спалось. Потом я услышала, что ктото возится в подворотне, подумала, это пришел почтальон с газетами. Я встала и пошла за газетой.

– И ты не слышала и не видела больше ничего необычного с тех пор, как легла спать около половины двенадцатого, и до тех пор, пока в подворотню не вошел ктото?

Мириам смотрела в пол.

– Не торопись с ответом, – подбодрил ее Викен, – мы в любом случае вернемся к этому.

– Я никого не видела, ничего не слышала.

Через полчаса инспектор кивнул Нине Йенсен: пора закругляться.

– Мы не знаем еще, кто это там, за дверью, лежит, – сказала Нина, – но мы не можем исключить, что это ваша соседка.

Мириам вздрогнула.

– Это она, – произнесла она еле слышно.

– Вы так думаете?

– Чтото ужасное происходит, я все время это чувствовала.

– Ты ее довольно хорошо знала, как я понял, – сказал Викен. – Я тебя попрошу об одной услуге. Это будет тяжело. Это и для нас тяжело, если это может служить хоть какимто утешением. И ты можешь отказаться, если ты категорически не в состоянии этого сделать.

Мириам убрала руки с коленей, спустила ноги на пол. Зазвонил ее телефон, лежавший на столе в гостиной. Она взяла его в руку, кинула быстрый взгляд на дисплей и выключила телефон.

– Я попробую, – сказала она. – Я пойду с вами и посмотрю, она ли это.

Нина повела ее на лестницу, а Викен, оставшись один, осмотрелся в квартире. Когда женщины вернулись, Нина уточнила:

– Ты уверена?

– Я узнала татуировку, – пробормотала девушка. – На плече. Изображение обнаженного мужчины.

– У тебя вчера были гости? – спросил Викен.

Мириам не ответила.

– Я вижу, на кухне стоят два бокала изпод красного вина и две бутылки – одна пустая, другая наполовину полная.

– Гостей у меня не было, это я пила вино. Такое у меня настроение в последнее время.

– Иными словами, ты любительница вина, – решил Викен. – А вчера вечером ты много выпила?

Она закрыла глаза:

– Да, перебрала, пожалуй. Я, видимо, просто отрубилась.

Уходя из гостиной, Викен заглянул в спальный альков и приподнял одеяло и два пледа, лежавшие на постели.

42

В час дня во вторник следственная бригада собралась в помещении для совещаний. Группу усилили еще четырьмя оперативниками. Присутствовали начальница сектора Агнес Паянен и старший полицейский юрист Ярле Фрёэн, который формально, хотя на деле никоим образом, руководил ходом расследования. Помещение было разделено раздвижными перегородками, и в той части, где сидели они, не было окон. Воздух уже стал спертым и тяжелым.

Инспектор Викен сообщил о том, что удалось выяснить:

– Результатов анализа ДНК мы сегодня не получим, но мы можем исходить из того, что убитая – это Анита Эльвестранн, тридцати шести лет, которая была объявлена в розыск как исчезнувшая из своей квартиры во второй половине дня воскресенья по заявлению соседки, живущей этажом выше. Та же самая соседка с уверенностью опознала личность убитой.

– А с родными что? – спросила Паянен.

Викен кивнул Арве Нурбакку.

– Родителей нет в живых, – сообщил младший инспектор. – У нее есть сестра, проживающая в Испании, и брат, который работает на нефтепромысле «Гюлльфакс». Они оповещены, но никто из них не сможет приехать сюда в ближайшие дни.

Викен снова взял слово:

– Соседку, кстати, зовут Мириам Гайзаускас, она гражданка Литвы, а в Осло изучает медицину. Мы к ней еще вернемся. А сначала давайтека посмотрим на фото, которые нам переслали из Института судебномедицинской экспертизы. – Он вывел изображение на экран компьютера. – Йенсен и я там были и видели этот кошмар. Так что предупреждаю, впечатления вас ожидают сильные… Но у вас имеется существенное преимущество: фотографии не пахнут.

Сигге Хельгарссон, казалось, собрался уже прокомментировать это замечание, но отшатнулся и промолчал.

Викен растянул фото во весь экран.

– Как собравшиеся сразу же смогут заметить, жертве нанесены характерные повреждения – на лице, затылке и по всей спине.

Щелкая мышью, он продемонстрировал серию снимков изуродованного тела.

– Как вы также можете видеть, эти повреждения схожи с теми, которые мы видели на двух других жертвах убийств в последнее время. А вот здесь то, что осталось от нижней части тела. Обе ноги отделены, прямо под бедренным суставом.

– Жуть какая! – вырвалось у Хельгарссона.

– Именно, Сигге, – бросил Викен, – я именно это и хотел сказать.

Он показал увеличенное фото одной культи.

– Похоже разве на ногу, от которой часть откушена животным?

– Вроде бы она отпилена, – предположил Нурбакк.

– То же самое говорит и доктор Плотерюд. Таким образом, мы имеем дело с преступником, который с каждым разом все сильнее калечит свои жертвы. Это известный феномен в такого рода преступлениях.

Викен показал фото руки, приблизил изображение. Стала видна татуировка – обнаженный мускулистый мужчина.

– Именно эту татуировку узнала соседка.

Он еще увеличил разрешение.

– А это вот что? – спросил он, показывая на четыре крохотные точечки у самого плеча.

Всем стало видно небольшое вздутие под каждой из точек.

– След от укола, – уверенно заявил Нурбакк.

– Вне всяких сомнений. Что вы об этом думаете?

– Она баловалась с наркотиками, – предположил один из новеньких, молодой прыщавый парень.

Его прислали на подмогу из районного отделения Майурстюа, непохоже было, чтобы такой молокосос мог сдвинуть расследование с мертвой точки. Когда Викен просил выделить им ресурсы, то надеялся, что его группу пополнят опытными специалистами, а не зелеными юнцами, которым не нашлось применения в районе. И вот теперь инспектор стоял, усмехаясь, и походил на учителя, который собирается осадить сплоховавшего ученика.

– Вроде бы бросила это дело много лет тому назад, – сообщил Викен. – К тому же дыркито на внешней стороне руки, далеко от крупных артерий, да и в крови у нее никаких следов самых распространенных веществ.

Он показал следующие фото.

– А вот правая рука Сесилии Давидсен, три такие же точки и пять на бедре. Хильда Паульсен: четыре точки на левой руке, по четыре на бедрах.

– Снотворное, – поправился парень, прикомандированный от Майурстюа.

– Именно, – подтвердил Викен; он ничего не имел против новичков, лишь бы молоко у них на губах слегка обсохло. – Доктор Плотерюд обнаружила то же наркотическое средство, что и у других жертв.

– Спорим, что с ней и обошлись таким же образом, – бросил Нурбакк, – пару раз усыпили, пока не перебрали с дозой.

– Так и было.

Викен показал очередной снимок.

– Ктото для нас оставил след ноги на запачканном полу. На том, кто это сделал, был надет черный носок из стопроцентного хлопка. Размер ноги сорок седьмой. Эксперты исследуют волокна хлопка, – может, удастся чтото уточнить.

– И сколько черных мужских носков у нас есть в этом городе? – поинтересовался Сигге Хельгарссон.

– А вот ты и выясни, – парировал Викен, – вот и тебе дело нашлось. Вообщето, под ногтями погибшей обнаружено приличное количество частиц кожи. Надеюсь, она не саму себя царапала.

Демонстрируя следующую фотографию, он продолжал:

– Вот дверь, к которой она была прислонена, когда ее нашли.

Он приблизил изображение и показал.

– Пять глубоких борозд по дереву, они тянутся сверху вниз, почти до самого порога.

Вмешался новенький из Майурстюа:

– Будто когтями процарапаны.

– Да что ты говоришь! Арве, может это быть сделано медвежьей лапой?

– Похоже на то. Дикость какаято…

– Согласен, – сказал Викен спокойно. – Куда большая дикость, чем то, с чем приходилось раньше сталкиваться любому из нас.

Он выключил компьютер.

– Я готов биться об заклад, что у этой соседки, Мириам Гайзаускас, вчера побывал гость, хоть она и утверждает, что никого у нее не было. Не могла она весь вечер просидеть над двумя бокалами вина, из которых один со следами губной помады, а второй без них! Я хочу получить всю информацию о ее прошлом, какую только удастся раздобыть.

– Похоже, это задание как раз для меня, – вызвался Арве Нурбакк. – Лишь бы только не пришлось ехать в… куда там, в Литву? – добавил он, широко улыбнувшись.

– Ну а какой у нас будет план оперативных мероприятий? – поинтересовался Ярле Фрёэн.

– Не надо волноваться, господин юрист, – снисходительно отозвался Викен, – доберемся и до плана, in this very moment[16]. Йенсен, тебе начинать.

Нина заглянула в свои записи:

– Я только что беседовала с разносчиком газет. Мехмед Фарук, пятьдесят три года, по происхождению курд, документы на первый взгляд в порядке. Прилично говорит понорвежски. У меня записано все, что он смог вспомнить о своем утреннем маршруте, от площади Карла Бернера и дальше. Три, возможно, четыре автомобиля; на улице Хельгесенсгате – пара, заходившая в подъезд. Человек, высадившийся из такси возле Софиенбергского парка, – это совсем рядом с местом преступления. Я разыскала таксиста, и он подтвердил время. Он проезжал мимо этого места за час до того и заметил велосипедиста с детским прицепом. Мы с этим еще разберемся, но самое главное – почтальону, когда он входил в подворотню дома, где жила покойная, встретился какойто мужчина.

– Неплохо сработано, Нина. Какие приметы?

– Возраст между тридцатью и сорока годами, рост значительно выше среднего, крепкого телосложения, одет в темное то ли пальто, то ли длинную куртку, волосы темные, длинноватые. Времени было примерно десять минут шестого. В подворотне горела лампочка, и разносчик утверждает, что хорошо рассмотрел этого человека.

– Время совпадает с тем, что говорит медичка, мол, около пяти она слышала, что ктото возился в подворотне. Проверьтека потщательнее этого разносчика газет, есть ли у него алиби на все те временные промежутки, которые важны для этого дела.

– Он якобы только что вернулся из двухнедельной поездки в Германию, где у него живут родственники. Это подтвердили и в аэропорту Гардермуэне.

– Отлично.

– Может, ктонибудь обратил внимание на то, – продолжала Нина, – что в свидетельских показаниях относительно Паульсен и того, с чем мы сейчас имеем дело, имеется очевидный общий знаменатель?

– Детский велосипедный прицеп? – предположил Нурбакк. – Ты упомянула, что велосипед с таким прицепом видели и сегодня утром тоже.

Нина подмигнула ему:

– А ты, я вижу, ворон не ловил! Мне потребовалось побольше времени, чтобы прийти к этому. Мы же подумали, что Паульсен увезли из леса, а потом снова привезли туда и оставили на том месте, где ее нашли. Автомобиль на лесной дороге, где ездить машинам запрещено, привлекал бы внимание. А вот детский велосипедный прицеп, наоборот…

Викен отметил для себя, что она совсем не против того, что Арве Нурбакк не сводит с нее глаз.

– Но ведь эти прицепы для совсем маленьких детей, – перебил он ее.

– В самых больших из них достаточно места для двух крупных ребят, – пояснила Нина. – И еще заметьте, что этот велосипед с прицепом, который я упомянула, видели совсем рядом с местом преступления без четверти четыре утра. Кто будет по ночам разъезжать на велосипеде с маленькими детьми?

– Не все же отцепляют прицеп каждый раз, как им надо куданибудь съездить на велосипеде, – вставил Сигге Хельгарссон. – Я, например, всегда с ним езжу, беру я с собой детей или нет.

Нурбакк пришел Нине на выручку:

– Хильда Паульсен была ростом сто пятьдесят семь сантиметров и, мягко говоря, совсем не тучной. Обнаружена она была с поджатыми под себя ногами. А Анита Эльвестранн была частично расчленена.

– Мой велик стоит здесь, в гараже, – сказал Сигге, – так что поместится не поместится, мы могли бы проверить прямо на месте.

Нина улыбнулась:

– Да я уже осмотрела твой прицеп и позволила себе влезть в него и посмотреть, что получится. Невысокая и худенькая женщина там, безусловно, поместилась бы.

– Ты времени даром не теряла, Йенсен, – сказал Викен и едва удержался от того, чтобы не погладить ее по головке. – Приметы человека из подворотни будут опубликованы в средствах массовой информации, если он не объявится сам не позднее чем через пять часов.

43

Аксель слышит телефонный звонок. Он узнает мелодию на телефоне, но у него установлена не такая. Он ищет по всей комнате. Звук все приближается, но он не может понять, откуда тот доносится. Аксель открыл глаза и огляделся в чужой гостиной. Не сразу, но он сообразил, что находится в Ритиной квартире у станции метро «Тосен». И еще несколько секунд прошло, прежде чем ему вспомнилось случившееся. Он сел на кожаный диван. Часы на стене показывали без четверти два.

У него замерзли ноги: носки он выбросил в мусорный контейнер в Софиенбергском парке. Он взял мобильный телефон, включил звук. Список непринятых звонков был длинным. Четыре от Бии, три от Мириам. Он позвонил ей.

– Где ты, Аксель? Почему ты не отвечаешь?

– Мне нужно было поспать несколько часов. Полиция у тебя?

– Они здесь были и расспрашивали меня обо всем, а потом звонили два раза. Двое все еще работают на площадке лестницы перед дверью. И они осматривали квартиру и чтото искали. И во дворе дежурит полицейский. Как бы я хотела проснуться и чтобы все это оказалось просто страшным сном!

– Та, что лежала там, – это твоя соседка?

Он услышал, что Мириам плачет.

– Что ты им сказала?

Она не ответила.

– Ты не сказала, что я у тебя был?

– Нет, Аксель, ну что ты… Но они, когда звонили, спрашивали, не видела ли я мужчину, который утром выходил из подворотни. И описание похоже на тебя.

– А, это разносчик газет, он меня видел.

– Ты должен пойти и поговорить с ними, Аксель. Прямо сейчас.

– Мне сначала надо морально подготовиться.

Он позвонил Бии.

– Аксель, – воскликнула она, – ты хочешь меня в гроб свести?! Ты представляешь себе, сколько раз я тебе звонила?! Рита говорит, что ты заболел, но что она понятия не имеет, где ты. Я уже собралась обзванивать больницы.

– Больницы? Возьми себя в руки, Бия.

– Это ты должен взять себя в руки! – закричала она. – Ты что, не понимаешь, как я волновалась?

Он глубоко вздохнул:

– Послушай меня, Бия, не перебивай. Коечто случилось. Я не могу тебе пока всего рассказать – расскажу, когда вернусь. Я не болен, слышишь, я не болен ! Просто мне необходимо разобраться в одном деле.

– Но где же ты всетаки?

– У друзей, они мне помогут.

– А ты не мог бы сейчас приехать? – попросила она, голос у нее дрогнул.

– Бреде, – сказал он внезапно, – мне нужно найти Бреде.

– Бреде? А он какое отношение имеет к этому?

– Мне нужно его найти. Потом я вернусь домой.

Бреде пришел ему в голову неожиданно. Не мог же он сказать правду! Пока нельзя. Он снова откинулся на спинку дивана.

Закрыв за собой дверь квартиры Мириам и спускаясь по шаткой лестнице, он вдруг осознал: все это крутится вокруг него. Сначала физиотерапевт в лесу. Потом Сесилия Давидсен, его пациентка, у которой он бывал дома. И теперь эти останки за дверью. И только когда он бродил по Софиенбергскому парку, всплыло в памяти одно воспоминание – Бреде, вопящий: «Когданибудь я уничтожу тебя, как ты меня уничтожил!» И сейчас, проспав несколько часов, он все еще был твердо уверен: «Все это крутится вокруг меня и Бреде. Я его предал. Никто, как он, не желает мне зла».

Рита пришла около половины пятого.

– Ты все еще здесь, Аксель? – воскликнула она и радостно, и испуганно.

– Решай сама, верить ли собственным глазам, – ответил он.

Она разделась, сунула ноги в красные тапки с меховой оторочкой и оттащила на кухню три пакета из универсама «Меню». Потом вернулась в гостиную и села в кресло у стола.

– Как там восприняли, что я отменил прием?

– Ну как восприняли? Все же понимают, что и ты тоже можешь заболеть. Но теперь расскажика мне, что же у тебя стряслось.

Он откинулся на спинку дивана, уставился в потолок:

– Мы с тобой сколько времени работаем вместе, Рита?

Она задумалась:

– Да уж, пожалуй, скоро двенадцать лет.

– Как тебе кажется, знаешь ты меня?

– Да уж знаю.

– Ты мне доверяешь?

– Прекрати, Аксель! В свой последний час не многих хотела бы я видеть у своей постели, но вот ты один из этих людей.

Он улыбнулся:

– Надеюсь, твое отношение ко мне не изменится, когда ты услышишь то, что я собираюсь тебе сказать.

Рита разогрела рыбный суп.

– Ты что, Аксель, серьезно так думаешь? – воскликнула она, ставя на стол кастрюльку, из которой поднимался пар. – Не может быть, чтобы человеку пришло в голову убить трех беззащитных женщин только ради того, чтобы навредить тебе.

– А ты, значит, считаешь случайностью, что все убитые имели отношение ко мне?

Она налила супу в тарелку, подвинула к нему.

– Я вообще не знаю, что и думать. Этим пусть полиция занимается.

– Ты права, я с ними поговорю, но не раньше завтрашнего дня.

– Ты что, спятил?

Он не сразу ответил: во рту был суп, он же ничего не ел со вчерашнего дня, с обеда.

– Я поговорю с ними завтра утром. Но сначала мне нужно коечто сделать. Сегодня вечером.

Рита покачала головой:

– Думаешь, я не видела, как она с первого дня к тебе липла, студенткато?

– Да речь вообще не о ней.

Но Рита не поверила:

– Как меня бесят такие вертихвостки!

Аксель отодвинул тарелку в сторону.

– Три человека убиты, Рита. Какимто непонятным образом в этом замешан я. Давай не будем приплетать к этому Мириам. У тебя не найдется для меня пары носков и карманного фонарика?

44

Викен просматривал электронные выпуски газет. Они не давали в прессу информации о том, что подозревают, будто за этими убийствами стоит один и тот же человек, но журналисты ничуть не сомневались на этот счет. Газета «ВГ» уже окрестила его зверюгой и прекратила пичкать народ россказнями о том, что по городу разгуливает медведьубийца. В циркуляре от Паянен, датированном этим же утром, были выделены слова, что любые контакты с прессой должны осуществляться только через нее и через ведущего криминалиста. Викену так было даже удобнее, потому что при таком раскладе мадам было чем заняться и она не станет встревать в расследование. С другой стороны, она совершенно не представляла себе общей картины происходящего. Руководителей, теряющих голову, когда земля начинает гореть под ногами, Викен за свою жизнь насмотрелся вдоволь. Сам он становился тем спокойнее, чем больше адреналина перекачивалось по коридорам управления. «Может статься, в нашей профессии это важнейшее для руководителя качество», – подумал он, открывая одну из записей Йенсен, чтобы повнимательнее изучить показания разносчика газет.

Зазвонил телефон. Он взял трубку и узнал голос той девушки из приемной, которую он называл стопроцентной блондинкой. Нет, он не принимает никого, кто к ним сам заявляется, даже если они желают рассказать чтото очень важное. Да, даже и в том случае, когда они отказываются разговаривать с кемнибудь еще, кроме него. Она должна связаться с центральным постом, следуя общепринятой процедуре. У него, к чертовой матери, нет времени талдычить одно и то же каждый божий день!

Он так разошелся еще и потому, что представил себе, как блондинка сидит за стойкой, облаченная в туго облегающую ее выпуклости форменную блузку. И тут он расслышал еще один женский голос, разобрал имя, которое женщина упомянула.

– Что она сказала вот сию минуту? – спросил он девушку.

– А, вы слышали? Я думала, вы повесили трубку.

– Я вас спрашиваю, что сказала эта посетительница.

– Она сказала… Что вы говорили вот только что?.. Чтото про то, что вам необходимо коечто узнать, пока не будет слишком поздно; это касается доктора Гленне, ее лечащего врача.

Когда посетительница вышла из лифта, Викен уже ждал ее. Она была несколько выше среднего роста, у нее были рыжеватые волосы и определенно женственные формы – и у этой тоже, надо же! Одета она была в черный костюм в серую полоску; юбка до колен, сапожки на высоких каблуках. Если вообще можно по одежде определить, откуда тот, кто ее носит, то, уж во всяком случае, эта женщина живет не в демократичном районе Тёйен или Грёнланн. Она протянула ему затянутую в перчатку руку таким движением, словно ждала, что он эту руку поцелует. Он довольствовался тем, что легонько пожал ее.

– Сольвейг Лундвалл, – представилась женщина.

Он провел ее в свой кабинет.

– Вы захотели побеседовать лично со мной, – начал он.

Она сняла перчатки и, положив их на колени, принялась разглаживать.

– Вы давали в газетах интервью об этих ужасных… событиях. И вот еще, я вас видела в новостях по телевидению. Вы такой человек, который сразу же внушает доверие.

– Тактак… – произнес Викен и откинулся на спинку кресла. – Наша задача – обеспечивать покой граждан. – Он всегда питал слабость к рыжеволосым женщинам. – Вы хотели чтото рассказать об одном враче…

– О докторе Гленне. Я ждала до последнего, но теперь больше не могу носить это в себе.

Викен достал из нижнего ящика стола магнитофон, которым не пользовались уже несколько лет:

– Вы не возражаете, если я буду записывать то, что вы рассказываете?

– Никоим образом, господин инспектор. Напротив, я хочу, чтобы об этом узнало как можно больше народу.

Он несколько опешил, не поняв, что она хочет этим сказать, но не стал допытываться.

– Мы с вами говорим о враче по имени Аксель Гленне, практикующем в клинике на улице Бугстадвейен?

– Да.

– Вы его пациентка?

И на это тоже она ответила утвердительно.

– Так что же такое, по вашему мнению, мы должны о нем знать?

Она замялась, а потом решительно заявила:

– Я не доносчица, даже и не думайте!

Он подвинул микрофон поближе к ней:

– Люди, что приходят к нам, не доносчики, а свидетели. Чтобы выполнять свою работу, мы целиком и полностью зависим от таких, как вы.

Она прикрыла глаза и сказала, отделяя каждое слово:

– Доктор Гленне хороший врач. Замечательный. Но он не тот человек, каким кажется. – Она замолчала.

– Как это понимать?

– Он принял на свои плечи ношу страданий всего человечества.

Викен покачал головой, но промолчал.

– Он многих спас. Он спас моего мужа от верной гибели.

– Ваш муж болен?

Она пробубнила чтото, чего он не разобрал; ему послышалось «молочный ад», но переспрашивать он не стал, опасаясь, что далее последует история болезни всех членов ее семьи.

– Я, наверное, не самый сообразительный человек на свете, госпожа Лундвалл, но я все еще не понял, о чем же вы пришли заявить.

Она сидела все так же, с закрытыми глазами. Он увидел, как у нее заходили желваки на скулах.

– Доктор Гленне взялся спасти мир от надвигающейся катастрофы. Я хотела последовать за ним, но теперь уже не думаю, что он в состоянии совершить это. Я думаю, что он всего лишь человек, как вы и я.

Викен почесал затылок.

– Он обольститель , – сказала посетительница, открыла глаза и посмотрела прямо на него. В глазах ее промелькнул гнев.

– Значит ли это, – спросил Викен, – что он преступил некие границы в своих отношениях с пациентами?

Она покачала головой:

– Нет, не с пациентами. Но он водит знакомство со всякими убогими. И с блудницами.

Викен нашел такое определение странноватым:

– Вы проституток имеете в виду?

– Называйте ее как угодно.

– Ее? Вы о какойто конкретной женщине говорите?

Внезапно Сольвейг Лундвалл встала:

– Я все сказала. Если вы его ищете, то я знаю, где его найти.

Викен тоже поднялся, не будучи уверенным, стоит ли просить ее снова присесть.

– Вообщето, мы сейчас специально этим Гленне не занимаемся. Но в вашем сообщении осталась парочка моментов, которые…

– Я сказала все, что собиралась. Деньги меня не волнуют ни в малейшей степени, можете оставить их себе.

Викен растерялся:

– Какие деньги?

Сольвейг Лундвалл протянула ему руку и, когда он, поколебавшись, ответил на рукопожатие, вдруг поцеловала его в щеку.

– Тридцать сребреников, Каиафа[17],– прошептала она ему в ухо.

Викен отпрянул и растерянно заморгал глазами, пытаясь понять, с чего бы это. Посетительница улыбнулась ему, ее глаза блеснули, и не успел он опомниться, как она развернулась на каблуках и вышла из комнаты.

Он так и остался стоять, потирая щеку. Только через пару минут он выключил магнитофон и опустился в кресло, совершенно сбитый с толку, досадуя на себя за то, что позволил совершенно чокнутой по всем признакам тетке проскочить через все фильтры и проникнуть к нему в кабинет.

45

Аксель шел по тропинке вдоль берега озера Согнсванн. Держался подальше от многолюдных мест. Он не знал почему, но не хотел, чтобы его видели. Только что он отправил два сообщения, одно Мириам, другое – Бии, и выключил телефон.

В городе, внизу, шел дождь. Забравшись высоко в гору, Аксель обнаружил, что здесь уже выпал снег. Дорожки возле озерца Бланкванн были покрыты тонким белым ковром, мерцавшим в свете низко зависшего солнца. Он даже ощущал неопределимый аромат зимы, но в вереске все еще попадались крохотные кустики черники со сморщенными ягодами. На снегу коегде виднелись свежие следы. Лось, судя по всему. Раньше Аксель много раз натыкался на лосей. Совсем недалеко от этого места он както раздел Бию, она оперлась о ствол поваленной сосны, и он взял ее сзади, и тут вдруг по склону к ним сбежала лосиха. Она остановилась в двух метрах от них, постояла, принюхиваясь и всматриваясь, и в какойто момент показалось, что она собирается напасть. Но тут она нырнула в сторону и пропала из виду, а за ней два лосенка. На следующий день он рассказал об этом Уле. Они сидели в кабинете, попивая кофе и поджидая первых пациентов. «Ты помнишь, что я, как свидетель на вашей свадьбе, сказал в своей речи? – прокомментировал этот рассказ Ула, изобразив на лице наивнейшую улыбку. – Ни одному животному не придет в голову напасть на тебя в момент, когда ты приносишь жертву Пану». Ула был самым его лучшим другом, но и ему Аксель не рассказывал о том, что произошло с Бреде.

Он остановился возле горного озерца. Не больше пары недель прошло с тех пор, как они с Мириам купались здесь. Он снова увидел, как она выходит из воды. Приближающееся к нему обнаженное белое тело. Както она полушутяполусерьезно сказала, что хочет свозить его в те места, откуда она родом. Привести в дом у моря, до которого долго добираться из ближайшего города, Каунаса.

Он вскарабкался на вершину взгорка, спустился с другой стороны. Подошел к шалашу из еловых лап. Постоял немного, разглядывая его. В шалаше никого не было. Он зажег фонарик и заглянул внутрь. На свернутом шерстяном одеяле валялись бутылка изпод пива, вскрытая пачка венских сосисок и газета. Он развернул ее: «Дагбладет» двухдневной давности. В уголочке внизу – фото инспектора, который его допрашивал: «Новых следов в деле о медвежьих убийствах нет».

Отойдя чуть в сторонку, он сел на влажный мох на противоположном склоне, оперся о еловый ствол. Так и сидел не шевелясь, и его постепенно окутывала тьма. Казалось совершенно невероятным, чтобы Бреде появился здесь. Аксель же был уверен в том, что это случится. Он вслушивался в осенний вечер: шелест верхушек деревьев, самолет летит к аэропорту Гардермуэн. Потом тишина. Если бы ктото приближался к шалашу, он услышал бы это с большого расстояния.

Перевалило за полночь. В ложбину позади него начал задувать ветер. Температура упала, пожалуй, ниже нуля. Изза туч время от времени выплывал месяц. Аксель плотно запахнулся в куртку, но теплее не стало. Посидев еще несколько минут, он поднялся и двинулся к шалашу. Улегся там, завернувшись в отдающее плесенью шерстяное одеяло. Сквозь прореху в пластике был виден кусочек черного неба. «У Бреде было вполне достаточно возможностей взять на себя ответственность за свой поступок, Аксель. Ему нисколько не поможет, что ты прощаешь ему то, что он совершил». – «Не отсылай его из дому, пожалуйста! Бреде не хотел». Когда отец отвечает, его голос звучит сдержанно, но Аксель слышит в нем сдерживаемый гнев, нечто, что может вызвать взрыв, сделай он неверный шаг, – взрыв, который разнесет его в клочья. Он не осмеливается ничего больше говорить, и тут отец кладет руку ему на плечо: «Я ценю, что ты хотел защитить его, Аксель. Ты хороший мальчик. Ты всегда сумеешь ответить за свои поступки. Но знай, что для некоторых деяний прощения нет».

«Бреде, – подумал Аксель, лежа теперь в шалаше, – я не хотел, чтобы так получилось! И когда я здесь лежу и всматриваюсь в темноту, мне мерещится тонюсенькая пелена, отделяющая твою жизнь от моей. Достаточно всего только легкого дуновения, чтобы я стал таким, как ты, и чтобы не было возврата назад».

Может быть, он заснул. Внезапно прореху в пластике чтото закрыло, какоето лицо. Он вздрогнул и спиной вперед выбрался наружу. Выпрямляясь, услышал удаляющиеся шаги. Увидел исчезающую между деревьями тень.

– Стой! – крикнул он и кинулся вдогонку.

Остановился на взгорке и прислушался: чуть впереди ктото бежал в сторону озерца. Он бросился туда со всех ног, запутался в вереске и споткнулся.

Фигура убегавшего появилась впереди, возле перевернутой лодки, миновала ее и пустилась дальше вдоль берега. Аксель поднажал, нагнал убегавшего, схватил его за плечо. Тот попытался вывернуться. Аксель обхватил его вокруг пояса и швырнул на землю, уперся коленом ему в грудь, выхватил из кармана фонарик и направил мужчине в лицо.

– Бреде! – крикнул он.

Тот крепко зажмурился от яркого света. У него были длинные седые волосы, борода и ввалившиеся глаза. Должно быть, ему было уже за шестьдесят. От него терпко воняло мочой.

– Ну чё вам надо? – захныкал он.

Аксель закусил губу и выругался про себя: «Возьмика себя в руки! Ты ведь не думал, что это Бреде!»

– Так это вы живете в шалаше?

Старый бродяга неуверенно кивнул.

– Больше здесь никто не обитает?

Тот затряс головой, высвободил руку и держал ее перед собой как щит.

– Вы теперь убьете меня? – пробормотал он.

Я жду тебя. Сижу в машине и листаю газеты. Какойто профессор говорит, что обо мне писать не надо. Что именно этого я и добиваюсь. Что жажда внимания может толкнуть меня на новое убийство. Знал бы этот путаник, насколько он попал пальцем в небо! Не жажду я внимания нисколько! Мне насрать на то, что пишут газеты. Все делото в тебе. И во мне. И ни в ком другом. А, вот и ты наконец. Следуешь за мной взглядом, идя по тротуару на другой стороне улицы. Ты еще не знаешь. Но у тебя есть предчувствие. Того, что теперь твой черед. Если тебя не спасут какиенибудь случайности. Это единственное божество, которое может вмешаться в ход событий. Я мог все спланировать тщательнее. Мог попробовать управлять богом случайностей. Но непредсказуемое заложено в моей природе. Ставить на кон все – заложено в моей природе. Не то с тобой. Ты всегда вовремя поворачиваешь назад. И все же, получается, у нас душиблизнецы. В таком случае медведь оказывается не только зверем внутри меня, но и зверем внутри тебя. Слушая это, ты лежишь и не можешь пошевелиться. Не можешь сделать ничего, а только слушаешь мой голос. Теперь ты понимаешь, к чему привели твои поступки. Ты раскаиваешься. Это тебе не поможет. Только случайности могут тебе помочь. Пока я начитываю это, ты еще, возможно, можешь ускользнуть. Многое может пойти вкривь и вкось. Ты еще получишь последнее предупреждение. Может быть, ты тогда заявишь на меня и спасешься. Если нет, то следующая очередь твоя. Три раза я наведывался к разным женщинам и забирал их с собой. В четвертый раз будет подругому. Ты ко мне наведаешься. Тебя приведет сюда твоя больная совесть. И поэтому вот сейчас ты лежишь в темноте и слушаешь мой голос. И значит, божество случайностей слабо и ему больше не удастся вмешаться в ход событий. Он чуть было не остановил меня в тот день, когда я забирал третью женщину. После того как я дал ей понюхать тряпку и она отрубилась, ее вырвало и она тюкнулась головой о лобовое стекло. Мимо проходила пара с собакой, но я спихнул ее на пол, и было так темно, что они ничего не увидели. Она провела у меня три ночи. Когда я улегся рядом с ней, я развязал ей руки. Она хотела меня. Хотя я сказал ей, что мне придется ее убить, она меня хотела. Но я не воспользовался этим. Я не такой. Лежал с ней рядом всю последнюю ночь. Позволил ей обнимать и гладить меня, сколько ей было угодно. Она успокоилась, ей было хорошо. Мы оба заснули. Утром я показал ей, как это произойдет. И тогда мне пришлось снова связать ее скотчем. Ты тоже это увидишь. Я буду следить за малейшими изменениями твоего лица, когда ты осознаешь, что должно произойти в подвале. Думая об этом, я просто сгораю от нетерпения. Видеть твои глаза в этот момент – это будет прекраснейшее мгновение в моей жизни. Потом тебя не станет, а я окажусь там, где больше никого нет. То, что я сделал, невозможно исправить. За это меня ненавидят. Презирают меня. Нет пути, который вел бы назад, к людям. Вот что значит быть одиноким. Это никогда не кончается. Вот этого я и хочу.

Часть IV

46

Среда, 24 октября

Нина Йенсен припарковала машину. В подворотне дома на улице Хельгесенсгате все еще стоял констебль. Он был моложе ее на несколько лет, рослый, крепкий и светловолосый. Перед тем как подняться в квартиру на верхнем этаже, она перекинулась с ним парой слов. Лента ограждения перед дверью была снята. Она позвонила. Почти целую минуту пришлось ждать, пока Мириам Гайзаускас откроет. Лицо у нее было бледное и осунувшееся. Увидев инспектора полиции, она попыталась улыбнуться:

– Я вас не ждала.

Нина Йенсен села на диван и огляделась. Стены были окрашены в светлоперсиковый цвет, занавески красные с изображением тюльпанов. На подоконнике стояло несколько поникших комнатных растений. Мириам вернулась с кухни, неся в руках кофейные чашки и вазу с фруктами. Нина взяла яблоко. Она была голодна, но могла продержаться до обеденного перерыва, если только удастся пару раз выпить кофе.

– Как я уже сказала, мне бы хотелось обсудить с вами коекакие вещи. Можно было сделать это по телефону, но я предпочитаю беседу с глазу на глаз.

– Я же уже все рассказала, – повторила Мириам.

– Вы очень помогли нам, – похвалила ее Нина, надкусывая яблоко. – А у вас сегодня нет занятий?

Мириам отвела взгляд:

– Не было сил идти.

– Понимаю, но вряд ли стоит сидеть здесь весь день и думать о случившемся.

– У меня хорошие подруги, они уже звонили мне и ругали за это. Завтра обязательно выберусь на занятия.

Нина Йенсен рассматривала ее. У Мириам были большие темные глаза и красивый выпуклый лоб, на котором внезапно появлялись и быстро пропадали тоненькие морщинки. Нос был довольно длинный, но узкий и прямой. Нина ощутила вдруг симпатию к девушке и постаралась взять себя в руки, чтобы не утратить способности реально оценивать ситуацию.

– Вы сказали, что утром в понедельник услышали, что ктото возится на заднем дворе. Вы не спали, было начало шестого. Дверь в подворотне открылась один раз или два?

Мириам подумала:

– Один раз.

– Вы слышали, чтобы ктонибудь разговаривал?

– Нет.

– Вы можете довериться нам, Мириам. Не надо бояться рассказывать то, что вам известно.

– Мне больше нечего сказать, ничего нового.

Она поднялась, прошла на кухню. Вернулась назад с кофейником.

– Хороший кофе, – похвалила Нина, пригубив. – Вы еще сказали, что весь вчерашний вечер провели в одиночестве.

Мириам едва заметно кивнула.

– Но получается, что этого не может быть.

Девушка вздрогнула:

– Что вы хотите сказать?

– Наши техникикриминалисты обнаружили на площадке, в натекшей крови, след ноги. Ктото встал туда ногой в одном носке.

Мириам вцепилась в подлокотники кресла.

– И они нашли отпечатки того же запачканного носка у вас в квартире. В прихожей, вот здесь в гостиной, в спальном алькове.

Не дожидаясь, пока Мириам ответит, Нина достала из кармана листок бумаги, развернула его и положила на стол:

– Разносчику газет встретился мужчина, выходивший из дома. Газетчик описал его внешность, и наш художник по этому описанию составил портрет. Посмотрите на него внимательно и скажите, не напоминает ли он вам коголибо, виденного вами раньше.

Мириам не отрываясь вглядывалась в портрет. Нина увидела, как по ее шее пробежала дрожь. «Ну вот оно!» – подумала она, и тут Мириам закрыла лицо руками и затряслась всем телом.

Дверь в кабинет Викена была приоткрыта. Нина Йенсен влетела в кабинет и постучалась, только когда закрывала за собой дверь. Инспектор сидел за компьютером, он взглянул на нее поверх очков:

– Рад тебя видеть, Йенсен. Но вообщето, я не имею ничего против того, чтобы люди стучались до того, как ворваться ко мне.

– Да, конечно, извините. – Она достала блокнот, полистала его. – Я просто подумала, что это вам будет интересно. Я снова допросила Мириам Гайзаускас.

– Ты сияешь, будто выиграла торт в благотворительной лотерее.

– Мириам осенью была на медпрактике в одном медицинском центре, – сказала Нина, слегка порозовев, видимо, изза того, что он намекнул на торт. – Угадайте, кто руководил ее практикой?

Желваки на скулах Викена так и заходили.

– Да неужели?..

Она не дала ему договорить:

– Доктор Аксель Гленне. Мы точно знаем, что он был последним, кто разговаривал с Хильдой Паульсен. И он был участковым врачом Сесилии Давидсен. Мы же сошлись на том, что уже это само по себе было както странновато.

– Да, щекотливое дело, – отозвался Викен, который и сам не мог взять в толк, почему у него с языка сорвалось это выражение.

– Но это еще не всё.

Ему стало любопытно, он снял очки и положил на стол.

– Гленне был у Мириам Гайзаускас в ночь на понедельник.

– Вот черт, ты уверена?

– Он у нее ночевал два раза, – ликовала она. – Утром в понедельник он ушел из ее квартиры около пяти. По ее словам, это он обнаружил убитую перед дверью.

Викен медленно выдохнул – звук был такой, будто спускают воздух из старого надувного матраса.

– Он и есть тот мужик в подворотне, – твердо заключил он, – которого видел разносчик газет, и под описание он прекрасно подходит. Ах ты черт, Йенсен, мне кажется, тут у нас начинает коечто вытанцовываться! Давайка мы его вытащим к нам сюда.

– Я звонила в медцентр, – сообщила она. – Он на этой неделе не показывался там, сославшись на нездоровье.

– Тогда попробуем найти его дома. – Он повернулся к компьютеру.

– Я пробовала, никто трубку не снимает. Но когда я позвонила его жене на мобильный, она ответила.

Викен покосился на нее с улыбкой, в которой читались изумление и одобрение.

– Он не появлялся дома с воскресенья. Звонил ей пару раз. Она говорит, что понятия не имеет, где он.

Викен вскочил на ноги:

– Отлично сработано, младший инспектор полиции Йенсен, на пять с плюсом! Я же все время говорил, что с этим доктором Гленне чтото не так.

47

Им открыла стройная женщина среднего роста. Ей могло быть и за сорок, но выглядела она моложе.

– Вы, должно быть, госпожа Гленне? – уточнил Викен, отметив, что в които веки обратился к человеку на «вы», что было ему, как и большинству норвежцев, несвойственно.

Женщина протянула ему руку, и то, что он поздоровался за руку со свидетелем, которого ему предстояло допросить, тоже случалось редко.

– Вибека Фриск Гленне, – сказала она. У нее было крепкое рукопожатие, сухая узкая ладонь.

Викен пропустил вперед Нурбакка:

– А это младший инспектор полиции Арве Нурбакк.

Викен заметил, что ее слегка раскосые глаза широко распахнулись.

– Эээ… да мы встречались уже, – сказала она, и ее загорелая кожа чуть порозовела.

– Мы разговорились както вечером в кафе в начале осени, – пояснил Нурбакк с мальчишеской улыбкой. – Это не в «Смюгет» было?

Викен быстренько прикинул за и против и решил, что тот факт, что коллега и раньше сталкивался с этой дамой, большого значения не имеет. Раз она среагировала на Нурбакка так же, как и большинство других женщин, значит, им обоим обеспечен доброжелательный прием.

Хозяйка провела их в гостиную. Это была большая и светлая комната, окна которой выходили на юг и на запад. На одной из стен висели две огромные абстрактные картины маслом.

Она показала рукой на кожаный диван:

– Устраивайтесь, я принесу кофе.

К ним заглянула девочка лет восьмидесяти.

– Привет, – сказал Нурбакк. – Это тебя зовут Марлен?

– Надо же, – изумился Викен, – ты уже успел изучить все фамильное древо?

– Вы разве не заметили табличку на двери? – подмигнул Нурбакк.

– А вы одеты не в форму, – констатировала девчушка. Она была светловолосой и круглолицей и совсем не походила на мать.

– И всетаки мы настоящие, – заявил Нурбакк и достал полицейский жетон.

Марлен подошла к нему, шаркая ногами; он подал ей жетон:

– Видишь, это же я?

Девочка рассмотрела фотографию, потом уставилась ему в лицо. Вдруг она застенчиво улыбнулась, и Викен понял, что Нурбакк, такой немногословный и сдержанный, похоже, нравится и детям тоже. Тем лучше, самто он не мог ничем таким похвастаться. С другой стороны, инспектор всегда знал, кто чего стоит, умел расшифровывать код каждого отдельно взятого человека. Код Нурбакка был чуточку более сложным, чем среднестатистический, но не настолько замысловатым, чтобы Викен уже не продвинулся довольно далеко в его расшифровке.

Вибека Гленне вернулась с подносом, на котором стояли кофейник, маленькие чашечки и блюдо с печеньем, похоже домашней выпечки.

– Госпожа Гленне, как я уже объяснил по телефону…

Она остановила его:

– Я понимаю, почему вы пришли сюда, но больше я ничего не понимаю. Марлен, пойди пока к себе в комнату.

– Она нам не помешает, – заверил Викен, окинув взглядом обиженное девчачье личико.

Ему показалось, что присутствие здесь ребенка будет совсем не лишним.

– Она может потом к нам выйти, если вы захотите спросить ее о чемнибудь.

Когда дочь удалилась, гордо, как принцесса, вскинув голову, хозяйка добавила:

– Я хотела бы по возможности оградить детей. – В ее голосе послышалась неуверенность. – Я даже не знаю, от чего я хочу их оградить… – Она выпрямилась, постаравшись взять себя в руки. – Вы ведь не верите на самом деле, что Аксель может иметь отношение к этим убийствам?

Викен сказал как можно спокойнее:

– Верить – не наша работа, госпожа Гленне, веру мы оставляем священнослужителям. – Ему не раз приходилось произносить эту фразу. – Мы лишь констатируем, что он не подает о себе вестей. Не хочу никого пугать, госпожа Гленне, но я вынужден напомнить вам, что за последнее время в Осло исчезли три человека. И все трое обнаружены мертвыми.

Лицо Вибеки Гленне посерело.

– Итак, вы не видели вашего мужа с воскресенья?

– С утра понедельника. Он поднялся раньше обычного и уехал, как раз когда вставала я, часов в семь.

Нурбакк записал это в свой блокнот.

– Как бы вы нам его охарактеризовали? – поинтересовался Викен.

Ее глаза округлились.

– Охарактеризовала?

Викен промолчал, дав ей возможность подумать.

– Он трудолюбив и умен и хороший отец. На него можно положиться. И он сильный – вот что я сказала бы, наверное.

У Викена чесался язык сообщить, что этот человек, на которого можно положиться, совсем недавно заночевал в квартире одной студентки, но решил приберечь эту информацию до другого случая. Она может понадобиться ему позже, например при очной ставке.

– Я хотел бы задать вам вопрос относительно четверга тринадцать дней тому назад, – сказал он. – Со второй половины дня и весь вечер ваш муж был дома?

Она задумалась:

– Во второй половине дня каждый четверг он ездит на прогулку в лесопарк. Я посмотрю, не было ли чего особенного в тот вечер.

Она вышла на кухню и сразу же вернулась с перекидным календарем, пролистнула страницы назад:

– Здесь у него написано «работа с документами». После прогулки в лесопарке он часто задерживается у себя в кабинете, оформляет заявки на пособия по инвалидности и тому подобные вещи. Больше я ничего не знаю.

– Когда он вернулся домой?

– По четвергам я забираю Марлен из школы верховой езды. Домой мы приезжаем около половины девятого. Вроде бы Акселя в тот четверг еще не было дома. А чем так важен именно этот день?

Викен ответил не сразу:

– В тот вечер пропала одна из убитых. Вы знаете, что она, возможно, была пациенткой вашего мужа?

Вибека Гленне подскочила на стуле:

– Это просто бред какойто! Да вы знаете, сколько я уже с ним прожила? Двадцать три года! Если бы он был в чемнибудь замешан, я бы это знала, вы можете быть в этом уверены на сто процентов.

«Настолько же уверены, как в том, что на него можно положиться», – подумал Викен, на губах которого появилась ехидная ухмылка.

– Ну разумеется, – сказал он, – мы не сомневаемся в том, что вы знаете его лучше, чем ктолибо другой. Могу я воспользоваться туалетом?

Она повела его в коридор. Викен обернулся и махнул рукой Нурбакку, чтобы тот продолжал работу.

Они спустились в просторный холл, выложенный мраморной плиткой. Две стены были почти полностью зеркальными. «Ага, зеркальный зал», – усмехнулся про себя Викен. Туалет находился в маленьком коридорчике за углом. Викен запер дверь. Опорожнив пузырь, он сполоснул руки, осмотрел зеркальную полочку: тюбик зубной пасты, в стаканчике на стене – зубные щетки. В аптечке упаковка парацетамола, пластырь и остатки театрального грима для детей. У господ родителей, разумеется, собственный санузел, заключил он и послал Нурбакку эсэмэску: «Попробуй осмотреть второй санузел. Он наверняка на втором этаже». Викен не уставал повторять своим молодым коллегам: гостиная показывает, какими люди хотят выглядеть в чужих глазах, ванные же всегда выдают хоть чтото из жизни за фасадом.

Выходя из туалета, он услышал из полуоткрытой двери в другом конце коридора хорошо знакомый звук. Он заглянул в комнату. На краешке кровати сидел подросток и подбирал аккорды на электрогитаре. На полу перед ним стоял небольшой усилитель.

– Разучиваешь? – спросил Викен.

Парень не подал виду, что стоявший в дверях человек застал его врасплох. Он едва заметно кивнул и продолжал бренчать.

– Ты в группе играешь?

Еще кивок. У парня были черные волосы до плеч, на вид крашеные, и колечко в брови.

– А какую музыку вы играете? – не унимался инспектор.

Парнишка покосился на него, и в его взгляде промелькнула издевка.

– Рок, блюз, металл – всякое.

– Я тоже играю на гитаре, – признался полицейский.

– Да ну?

Парень не проявил к его признанию слишком большого интереса.

– Тебя как зовут?

– Том.

– Можно, попробую твою гитару?

Том поколебался было, но потом встал. Он был долговязым, ростом с Викена, и худощавым; поперек лба тянулась полоска прыщиков. Сняв с себя ремень, он протянул гитару инспектору. Гибсон Лес Пол. У самого Викена такой дорогой гитары не было никогда. Он с благоговением прошелся пальцами по струнам. Настроены они были прекрасно.

– Это тебе отец подарил?

– На день рождения, – подтвердил парень. – Отец ее в Англии купил.

Викен взял несколько аккордов, послушал, как они звучат; даже и со слабым усилителем ощущалось, как затягивает игра на этой красавицегитаре.

– Вот бы мне такую! – вздохнул он и выдал несколько риффов. – А это слышал?

И снова заиграл. На лице Тома попрежнему ничего не отразилось.

– Хорошо, – сказал он, когда Викен закончил. – Да, слышал раньше.

– «Блэк мэджик вумэн»! – воскликнул инспектор.

– Это из Сантаны чёто такое?

– Сантана украл это у «Флитвуд Мэк». А сочинил Питер Грин. Лучший из белых блюзовых гитаристов, которых когдалибо слышал мир. У него был Гибсон вроде твоего. Но в конце концов он отрастил такие длинные ногти, что больше не смог играть.

– А это еще зачем? – спросил Том.

– Он думал, что это отобьет у него охоту играть блюз.

– Жесть!

Викен протянул ему инструмент:

– Теперь ты.

Том взял гитару, подкрутил усилитель. Этот рифф был Викену незнаком, но в нем был драйв, и играть парень умел, в этом сомневаться не приходилось. Вдруг он тонким хрипловатым голосом запел:

– I’m gonna fight ’em off… A seven nation army couldn’t hold me back[18].

Закрыв глаза, парень, казалось, разом погрузился в свой собственный хрупкий мир, не заботясь о том, что чужой человек стоит и разглядывает его.

– And I’m bleeding and I’m bleeding, and I’m bleeding right before the Lord. All the words are gonna bleed from me and I will think no more[19].

Викен, дослушав, воскликнул:

– Это было охрененно сильно, Том!

Паренек понял, что тот не кривит душой. Улыбнувшись, он отвернулся и поставил гитару на подставку рядом с кроватью.

– А вы еще играете в группе? – спросил он полицейского явно для того, чтобы скрыть неловкость.

– Давно уже не играл, – сознался Викен.

– А как ваша группа называлась?

Инспектор ухмыльнулся:

– Мы себя называли «Graveyard Dancers»[20]. Вообщето, мы чуть было не подписали контракт на выпуск диска.

– Клевое название, – кивнул Том.

Викен спросил как бы между прочим:

– А почему твоего отца нет дома?

Том пожал плечами:

– Он матери вчера звонил. Это изза его брата.

– Брата твоего отца?

– Йес, братаблизнеца.

Инспектор постарался скрыть свою заинтересованность за равнодушным тоном:

– Значит, у твоего отца есть братблизнец. И как его зовут?

– Бреде.

– И они похожи друг на друга?

– Не знаю, никогда его не видел.

В дверь заглянула Вибека Гленне:

– Ах вот где вы!

Викен подмигнул Тому:

– Я не смог удержаться и не попробовать сыграть на этой гитаре. Никогда не держал в руках такого инструмента. Раздобудь себе альбом Питера Грина, услышишь, что он вытворяет на Гибсоне.

– Альбом? – опешил Том.

– Эээ… ну ты, конечно, можешь просто скачать песни в Сети, – поправился инспектор.

– Ваш сын рассказал, что у Акселя Гленне есть братблизнец.

Хозяйка подлила всем кофе.

– Они не поддерживали отношений уже много лет. Бреде то ли алкоголик, то ли наркоман, не знаю точно. Он постоянно кочует из одного медицинского заведения в другое.

– Мальчик говорит, что никогда с ним не встречался.

– Вообщето, и я тоже.

Брови Викена непроизвольно полезли вверх.

– Больше чем за двадцатьто лет?

– Связь между ними прервалась, когда они были еще подростками. Бреде больше не захотел видеть Акселя. Ревность и все такое прочее. Аксель добился успеха в жизни, а Бреде и не пытался его достичь.

– Значит, вам неизвестно, похожи ли они друг на друга?

– Они однояйцевые. И к тому же я видела Бреде на детских фотографиях. Их невозможно различить.

– Можете показать мне какиенибудь фото?

– Это детские фотографии, но, послушайте, вы же так и не объяснили, почему вы…

Женщина замолчала, встала и вышла в соседнюю комнату. Слышно было, как она там открывает ящики. Она вернулась, неся в руках три фотоальбома:

– Вот пожалуйста, только вы уж извините меня, я чтото не в настроении предаваться воспоминаниям вместе с вами.

– Да ничего, пожалуйста.

Фотографии были отпечатаны с цветной пленки. Краски поблекли и покрылись золотистой патиной. Запечатлены были походы на пляж и празднование Дня независимости, 17 мая. На снимках были женщина со светлыми волосами, заплетенными в косу, и мужчина, на вид гораздо старше, который показался Викену знакомым.

– Родители Акселя, если я правильно понимаю.

Вибека Гленне склонилась над столом:

– Да, верно. Он старше ее на двадцать лет. Он был видным деятелем движения Сопротивления, а позже адвокатом Верховного суда.

– Торстейн Гленне? – сообразил инспектор, раздосадованный тем, что ему это раньше не пришло в голову. – Так ваш муж – сын Торстейна Гленне?

Он стал листать альбом дальше, на одной из страничек задержался подольше. Фьорд и нагретые солнцем скалы.

– А где сделаны эти снимки?

Хозяйка бросила взгляд на фото:

– На даче. Это летний дом в Ларколлене. Мы до сих пор там отдыхаем.

Викен прищурился:

– Летний дом? А подвал там есть?

– Ну да. Господи, и зачем вам это знать?

Инспектор не ответил.

– И как давно у вас этот дом? – поинтересовался он.

Вибека Гленне задумалась:

– Да он уже давно принадлежит их семье. Там прошло еще детство Торстейна Гленне, как я понимаю. То есть это с двадцатых или тридцатых годов.

– А это Аксель или Бреде?

Викен приподнял альбом, чтобы ей было лучше видно.

– Аксель, – твердо заявила она.

– А где здесь Бреде?

Она показала на снимок пониже на той же странице.

– Но они же абсолютно одинаковые, – воскликнул полицейский, – у них даже купальные трусы одинаковые! Как вы можете быть уверены?

– Муж мне рассказал, кто здесь кто.

Викен пролистнул дальше. Отец, мать и один из близнецов.

– А что, нет снимков, где они вместе? – удивился он.

– То есть как это?

– Фотографий близнецов – пруд пруди, но нет ни одной, где бы были оба сразу.

Женщина, похоже, растерялась:

– А какое значение это может иметь?

– Да, действительно. Наверное, никакого. А с кем вы разговаривали о Бреде?

– С кем разговаривала? Да, собственно, только с Акселем и разговаривала.

– Вы хотите сказать, что вы никогда не слышали, чтобы его родители или еще ктонибудь из родственников чтонибудь говорил об этом втором близнеце?

– Бреде отослали из дому, когда ему было пятнадцать лет. По словам мужа, жить с ним под одной крышей стало просто невыносимо. Он никому не подчинялся. В семье Акселя об этом никогда не говорили, Бреде был и остается табу. Муж запретил мне упоминать его имя в присутствии других.

– И что, родители отослали из дому своего пятнадцатилетнего сына и больше не желали его видеть?

– Семья у Акселя не совсем обычная. – Вибека Гленне сделала ударение на слове совсем. – Нельзя сказать, чтобы это были любвеобильные и душевные люди. Мне не довелось стать свидетельницей того, чтобы Астрид, моя свекровь, хоть раз проявила заботу о комнибудь, кроме себя самой. Внуки ее тоже абсолютно не интересуют. А старик Торстейн – он же был просто божеством. Далеким и строгим. – Немного подумав, она добавила: – Аксель не говорит об этом, но я замечаю, что его до сих пор не покидают мысли о брате. Когда он позвонил вчера, то намекнул, что надо бы его найти. Это наверняка связано с тем, что случилось, когда Бреде отослали из дому.

– И что же тогда случилось?

Она откинулась на спинку стула, скрестила ноги. Не успела она начать свой рассказ, как Нурбакк поднялся:

– Извините, мне нужно в туалет. Нет, сидитесидите, я сам найду дорогу.

48

– Что тебе удалось разузнать, посетив туалет? – спросил Викен, когда они уселись в машину. Нурбакк заезжал через ворота на дорогу.

– Да в основном у них там то же, что и у всех, – сказал он. – Тебе ведь не нужны названия разных там шампуней, лаков для волос и кремов для лица?

– Почему, не откажусь от хорошего совета, – парировал инспектор. – А как насчет лекарств?

– Парацетамол, ибупрофен и тому подобное. И еще коечто, с чем я раньше не сталкивался, проверю, когда вернемся.

– Врачам только дай волю, напичкают тебя всякой химией по поводу и без повода, – проворчал Викен. – Но когда дело касается своих домочадцев, они не так щедры. Ты сказал, в основном как у всех?

– Ну, наверное, не все держат в спальне, в самом дальнем углу одежного шкафа, наручники.

– Наручники?.. И в спальне?

– Я запутался во всех этих дверях, по оплошности зашел не туда.

– Ты мне об этом ничего не говорил, Арве, – ухмыльнулся Викен.

Это он приучил младшего инспектора пользоваться словом «оплошность». Оно не раз выручало его самого.

– У Акселя Гленне якобы есть братблизнец, – сказал инспектор через некоторое время.

– Что значит «якобы»?

Викен начал напевать мелодию. Даже заядлые фанаты «Роллингов» с трудом узнали бы в ней «Under My Thumb»[21].

– Я хорошо помню одно дело, которое мы раскручивали в Манчестере, пока я там работал. Один мужик нападал на людей, пырял их ножом и отбирал кредитки, документы и т. п. Он донес на неизвестного преступника, но сумел его очень подробно описать.

Он продолжал напевать, может быть, это была все та же песня. Нурбакк покосился на него:

– Делото раскрыли?

– Йес, сэр. Описание так хорошо подходило самому пострадавшему, что какойто светлой голове пришла в голову мысль проверить, в чем тут дело. Тутто все и раскрылось.

– Он пырнул себя ножом и украл свои собственные документы?

– Exactly[22]. Но не было никакой возможности доказать ему это. Он все еще полностью убежден в том, что подвергся нападению, если только мозгоеды не привели его башку в порядок А теперь послушай, с чего я вздумал развлечь тебя именно этой историей. Представь себе мужчину сорока трех лет. У него есть братблизнец, которого никто из его близких никогда в глаза не видел.

– Но ведь брат его ненавидит.

– Пусть так. Но ведь нет ни одной фотографии, где бы они были сняты вместе.

– Почти всем в этом мире заправляют случайности.

Викен сунул руку в карман.

– Не пойми меня неправильно, Арве, я не из тех, кто любит тянуться левой рукой к правому уху. Лучшими ответами всегда оказываются самые простые. Но вся эта история с близнецом…

– Его что, просто выкинули из дому? Я пропустил часть этой истории.

Викен достал упаковку таблеток и парочку высыпал на ладонь.

– Повышенная кислотность, – пояснил он. – Бананы помогают не хуже, но не могу же я, как голодная обезьяна, повсюду таскать с собой бананы.

Судя по тому, что о них рассказывают, семья Гленне представляла собой не самое благоприятное окружение для подрастающих детей. Но в каждой избушке свои погремушки. Об отце ты, конечно, слышал – один из руководителей движения Сопротивления в Норвегии, многие годы потом бывший на первых ролях в Верховном суде. Уж сколько лет прошло с войны, а там его все еще называют «полковником». А мать семейства, по словам Вибеки Гленне, была капризной и эгоистичной дамочкой. Но, с другой стороны, вряд ли невестка может быть объективной.

И вот еще что: старшая госпожа Гленне не желала иметь детей. И когда их у нее вдруг оказалось сразу двое, то по меньшей мере один из них был лишним. Хуже всего пришлось тому близнецу, которому попадало в соответствии с ветхозаветными принципами. И разумеется, когда он вырос, то превратился в чудовище, терроризировавшее всех по соседству. Хороший же близнец, Аксель, всегда пытался его защищать – это я все еще пересказываю рассказ молодой госпожи Гленне, – но в то лето, когда им исполнилось пятнадцать, все пошло кувырком.

Он закинул таблетки в рот, проглотил их, запив глотком воды, и скорчил гримасу:

– Наверное, стеклоочиститель и то не такая гадость.

– Так что у них стряслось тем летом?

Викен разжевал и проглотил лакричную пастилку. Было очевидно, что Нурбакка история близнецов заинтересовала.

– Вибека Гленне рассказала, что у старика Торстейна в свое время была собака, – продолжил инспектор. – И этой шавке доставалось больше любви и заботы, чем жене и детям, вместе взятым. Не удивлюсь, если так и было. Мне повезло несколько раз повстречаться с полковником Гленне, пока он не ушел в отставку. Слухи, которые до меня доходили, оказались ничуть не преувеличенными: с таким, как он, не забалуешь, так сказать.

Викен взглянул в окно: по обе стороны дороги расстилались поля, вдалеке на фоне ясного вечернего неба вырисовывалась рощица.

– Здесь, на природе, до чего же хорошо! – вздохнул он.

– Так что там было с собачонкойто? – напомнил Нурбакк.

– Хочешь узнать конец сказочки? Короче, Бреде эта псина достала, и вполне понятно почему. Он и пристрелил ее из одного из полковничьих пистолетов. Аксель просил и умолял за него, утверждает жена, но пощады братцу не было, и пацана отослали в то место, которое в старые добрые времена называли исправительным заведением. Домой он так никогда и не вернулся.

Они перевалили через пригорок. С другой стороны на обочине дороги лежало несколько букетов, рядом ктото зажег свечи.

– Место аварии, – предположил младший инспектор. – Этот участок дороги пользуется дурной славой.

Викен пропустил его слова мимо ушей:

– Мой скромный мысленный эксперимент заключается в следующем: а представь себе, что этого близнеца не просто удалили из семьи. Представь себе, что его никогда и не было!

– Ну этото, должно быть, проще простого выяснить, – парировал Нурбакк.

– Очевидно, так, наверняка достаточно поискать и Госреестре населения, даже если он и какойто момент поменял имя.

– А если мать спросить? Она же, кажется, жива еще?

– Она вроде бы в маразме, сидит кудахчет в самом дорогом пансионе.

Нурбакк замолчал, обдумывая услышанное.

– Эти три убийства, над которыми мы работаем, не похожи ни на что из того, с чем и сталкивался, – сказал Викен. – Если мы захотим, мм можем привлечь к работе специалиста по составлению психологических профилей. Но не вредно и самим думать о психологии, вовсе не обязательно, чтобы так называемые эксперты нависали над головой. Ты помнишь профиль преступника, который я составил после первых двух убийств? Высокообразованный мужчина с хорошо оплачиваемой работой, отец семейства с расщеплением личности, человек, которого в детские годы тиранила мать, лишенная материнских чувств. Когда имеешь дело с серийным преступником, обязательно требуется как следует разобраться в его отношениях с собственной матерью. Здесьто всегда и оказывается зарыта собака…

– Ты что, хочешь сказать, что этот врач, Гленне, придумал себе братаблизнеца, который за него самого совершает безумные деяния?

– Я ничего не хочу сказать, Арве, но думать вслух еще не запрещено. Наоборот, ото даже необходимо. Систематичность и нашей работе эго альфа и омега, это ты от меня не раз слышал еще со времен обучения в Высшей школе полиции. Но и в то же время важно и прислушиваться к своему внутреннему чувству. Вероятно, большинство дел раскрываются нутром, Арве, нравится нам это или нет.

И он положил руку себе на живот, где все бурлило и бурчало. Возможно, его нутро протестовало против той роли, которую ему отвели.

49

Во второй раз за последние двое суток Аксель проснулся на Ритином диване. Он посмотрел на наручные часы. Подумал, что они остановились, но настенные часы показывали то же время, а из окна гостиной и комнату струился послеполуденный свет.

Он не говорил Рите, что вернется, но, когда заглянул на кухню, обнаружил, что там для него накрыт стол. Рядом с тарелкой лежала записка: «Все, что надо, найдешь в холодильнике и и шкафчике справа от него».

Он выпил дна стакана холодного апельсинового сока, приготовил себе мюсли и, дожидаясь, пока хлопья не разбухнут, сварил кофе. Пролистал газету «Афтенпостен». «В деле о медвежьих убийствах у полиции появились важные улики». На четвертой странице фоторобот человека, которого полиция просила откликнуться; человека, которого в то утро видели покидающим место преступлении.

– Так вот как я выгляжу! – пробормотал он.

Широкое лицо и спадающие на лоб волнистые волосы.

Он прихватил чашку с кофе в гостиную, сел на диван, включил мобильный телефон. Ни одного сообщения от Мириам. Три от Бии. Он прослушал первое: «…И к нам приезжали из полиции, спрашивали тебя. Они хотели знать, где ты был, когда пропала твоя пациентка. Они рылись в фотоальбомах и подробно расспрашивали о Бреде, спрашивали, а существует ли он на самом деле. Это было ужасно неприятно. Аксель, пожалуйста, возвращайся домой. Поскорее».

Он отправил ей ответ: «Буду вечером». Был не в силах думать о том, как объяснить ей все. Муж, изменивший жене. Отец, за которым охотится полиция. «Ты хороший мальчик, Аксель. Ты всегда сумеешь ответить за свои поступки». Сейчас он достиг предела. Двинувшись дальше, он потеряет все, что у него есть. Не поэтому ли он все еще сидит здесь? Хочет ли он отдать все, что у него есть? Хочет ли, чтобы Бия была настолько потрясена его предательством, что не захотела бы принять его назад? Чтобы она сделала то, на что не хватает духу у него, – порвала с ним? «You must be a very happy man»[23].

Он выждал еще полчаса, прежде чем позвонить Мириам. Она ответила, когда его терпение было уже на исходе.

– Я скучаю по тебе, – сказал он.

Она молчала.

– Мириам?

– Почему ты вчера так поспешно ушел?

В ее голосе зазвучали интонации, которых он раньше не слышал.

– Разве ты не мог остаться и поговорить с полицейскими?

Она была права: он струсил.

– Они догадались, что ктото был здесь ночью, Аксель. Мне пришлось сказать им, что это был ты.

Он посмотрел в окно; в соседском саду была устроена игровая площадка с качелями и горкой из оранжевого пластика.

– Ты вправе сердиться на меня.

– Я не сержусь, Аксель, я боюсь.

– Я понимаю.

– Нет, ты не понимаешь.

Между крышами домов можно было разглядеть деревья Северного кладбища и одну из труб на здании Уллеволской больницы. Небо было светлосерым, с желтоватым оттенком.

Сам не зная почему, он спросил:

– Это ты меня боишься?

Аксель услышал, как она шумно вздохнула.

– Ты должен пойти в полицию.

Если он не объявится, скоро они начнут разыскивать его, опубликовав и его имя, и его фото. А он сидит тут и слушает ее голос и ни о чем не жалеет.

– Я хочу еще раз тебя увидеть, – сказал он, – потом я пойду к ним.

– Это я виновата.

– В чем ты виновата, Мириам?

– Если бы не я, ничего этого не случилось бы.

«А вот она жалеет о том, что случилось, – подумал он. – Невыносимо слышать, как она это говорит».

– Мне обязательно нужно встретиться с тобой.

– Я позвоню тебе сегодня вечером, – пробормотала она.

– А сейчас ты дома?

– Я у подруги. Я у нее ночевала. Скоро возьму себя в руки и пойду домой.

– Я приеду.

– Нет, Аксель, не нужно.

Мириам оборвала разговор. Он позвонил ей снова, но она не ответила.

Рита вернулась без четверти шесть. Он все еще сидел на диване, смотрел в окно на вечереющее небо. Оно стало темножелтым.

– Ты все еще сидишь тут, Аксель? – воскликнула она. – Ты же настоящим хроником стал.

Он невесело улыбнулся:

– Не бойся, Рита, я не останусь у тебя насовсем.

– Я не про это. Ты звонил в полицию?

Он не ответил.

– Но боже ж мой, Аксель! Они же тебя повсюду ищут! Когда они пришли к нам в клинику, мне пришлось врать им на голубом глазу. Скорее, на серочерном глазу, чем на голубом, пожалуй.

И у нее тоже могут быть проблемы изза него.

– У тебя же нет никаких причин, чтобы скрываться. Что это на тебя нашло? – Она села в кресло. – Это все изза этой студентки, Мириам?

Он откинулся на спинку дивана:

– Я не ожидаю, чтобы ты поняла это, Рита. Я и самто не понимаю этого. Я отвернулся от Бии и детей, оставался ночевать у студентки, которая моложе меня на семнадцать лет. Я натыкаюсь на тело убитой женщины и удираю. Сегодня я всю ночь бродил по Нурмарку, напугал старого бомжа чуть ли не до смерти.

Рита склонилась к нему, тронула его руку:

– Похоже на тяжелый случай кризиса среднего возраста. Может быть, тебе стоило бы, пока не поздно, собрать остатки того, что ты еще не успел профукать.

Он не мог не улыбнуться, почувствовав, что хоть на какоето мгновение почва перестала уходить у него изпод ног. «Пора наконец принять какоето решение. Сомнения разъедают душу. Мне же никогда не было свойственно прикидывать за и против, – подумал он. – Наоборот, я всегда рвался вперед, торопился действовать».

– Ты права, Рита. Пора уже навести порядок в делах. Я пойду в полицию, но сначала я должен сделать еще одну вещь.

По ней было видно, что ей страшно хотелось бы узнать, что же это была за вещь, но он не дал ей возможности спросить об этом.

50

Нина Йенсен сунула в рот подушечку никотиновой жевательной резинки и еще раз попыталась зайти на сайт Госреестра населения. Ничего не вышло, сервер вышел из строя, и она схватила телефон, чтобы позвонить Викену, но тут же спохватилась, что он сидит на совещании. Она подумала, не стоит ли отложить поиск, но в голову пришла идея получше. Возвратившись из поездки на Несодден, инспектор заглянул к ней мимоходом. Таким довольным она редко его видела. Во второй уже раз он похвалил ее за то, что она сумела выяснить, что Аксель Гленне бывал в квартире студенткимедички на Руделёкка. Нина ничего не имела против похвал Викена; вдохновленная ими, она с еще большим рвением принялась за розыски близнеца, невзирая на то что Госреестр населения оказался недоступным. Даже когда Викен всех задирал, и то она стремилась добиваться наилучших результатов. Далеко не все реагировали подобным образом. На Сигге Хельгарссона, например, манера Викена оказывала противоположное воздействие: он брался за работу с неохотой, не проявлял никакой инициативы и поменьше старался вкалывать.

Она позвонила в Центральную больницу. Узнала, что для получения сведений из родильного отделения требуется разрешение заведующего отделением, даже если речь шла о событиях сорокалетней давности. Рабочий день заведующего уже закончился, и он ушел; пришлось отложить все на завтра. Нина посмотрела на стопку документов на письменном столе, прикинула разные варианты. Викен утверждал, что Гленне родился в Осло, но не знал, где именно. Она могла попытать счастья в других больницах, но сочла, что и там действуют те же правила доступа к записям о пациентах. Она решила, что с братомблизнецом Акселя Гленне можно подождать. «Если он существует», – как подчеркнул Викен с этой своей ухмылкой, изза которой он сразу становился похож на хулиганистого пацана.

Чтобы такой человек, как Аксель Гленне, успешный врач и отец троих детей, придумал себе братаблизнеца и сумел убедить всех своих близких в том, что тот скитается гдето в безвестности, – в это верилось с трудом. И тем более надуманным казалось, что это могло иметь какоето отношение к убийству трех женщин. То, что Викен питал слабость к психологическим тонкостям, не было новостью. Это по его наводке она прочитала книги Джона Дугласа[24] и других авторов, занимавшихся психологическим профилированием убийц; и он, по всей видимости, до сих пор поддерживал контакт с одним из экспертов, знакомство с которым он завязал во время своей работы в Манчестере. Совсем недавно в обеденный перерыв он прочел им небольшую лекцию о расщеплении личности. Впрочем, о норвежских психологах и психиатрах, которые высказывали свои взгляды на эту тему, он был весьма невысокого мнения: «Вся эта шобла – всезнайки и шарлатаны».

Нина уже успела собрать немало сведений об Акселе Гленне и его семье. Жена, Вибека Фриск Гленне, которую все называли Бией, была по образованию театроведом и историком искусств. В восьмидесятые и девяностые годы она работала редактором норвежского издания «Анаис»[25], позже стала публиковаться как журналистфрилансер в женских журналах. Она писала о литературе, путешествиях, эротике и моде, и, разумеется, о здоровье и болезнях. Нина нашла в Интернете ее фотографии и сразу поняла, что ее, безусловно, можно назвать привлекательной женщиной. Доходы семейства выражались суммой, о которой ей самой приходилось только мечтать, и на свое состояние они могли бы безбедно существовать до конца своих дней. Аксель Гленне практиковал как врач уже шестнадцать лет, и за все это время не был замечен ни в чем предосудительном. Правда, за ним числились три штрафа за превышение скорости и один привод за вождение в нетрезвом состоянии, но это более двадцати лет назад. Ничего, что можно было бы использовать против него.

Она перечитала записи Арве касательно Мириам Гайзаускас. Как всегда, он поработал на совесть и ему удалось разузнать немало. Она выросла в маленькой деревеньке на юге Литвы в семье католиков. Старшая из четырех детей. Мать – врач, отец – морской офицер бывшего СССР. Он погиб при аварии на подводной лодке в Баренцевом море, когда Мириам было восемь лет. Тела погибших членов экипажа так никогда и не были подняты со дна. Мириам приехала в Норвегию шесть лет тому назад, поступила учиться на медицинский факультет университета города Осло.

После этого информации было записано всего ничего, и Нина подумала, что здесь она справилась бы лучше, чем Арве. Кроме того, коечто из записанного уже не соответствовало действительности.

Перевалило за половину седьмого. В животе у Нины бурчало. После обеда она съела всего один хрустящий хлебец. Хорошо, что работы невпроворот и она не успевает думать о еде, но, судя по всему, придется еще посидеть, и ей, пожалуй, стоило чегонибудь перекусить, чтобы голод не мешал сосредоточиться. Нурбакк тоже собирался работать весь вечер, и Нина подумала, что неплохо было бы вместе с ним навестить какоенибудь кафе но соседству.

Она заглянула к нему:

– Занят?

Арве покосился на нее исподлобья. Непохоже было, что он сейчас расположен откликаться на приглашения.

– Я пытаюсь выяснить, родила ли старая госпожи Гленне тогда одного ребенка или двух, – сказала ома.

– А что мешает спросить ее? – спросил он равнодушно.

– Я позвонила в пансионат, где она живет. Если верить санитару, с которым я говорила, она начисто отрицает, что у нее вообще когдалибо были дети.

– Даже так? – ухмыльнулся он несколько рассеянно, но Нина не привыкла сдаваться так легко:

– И еще я перечитала твои записи о студенткемедичке.

Как она и предполагала, это его заинтересовало куда больше.

– Я как раз об этом и думаю, – сказал Нурбакк. – Как ты считаешь, достаточно того, что возле ее дома дежурит один человек?

Нина тоже об этом размышляла:

– Мы же предложили подключить ей тревожную сигнализацию, но она отказалась. Что же мы еще можем сделать?

Он, казалось, взвешивал все за и против:

– Да, пожалуй, ты права. А вскоре коечто произойдет.

– Задержание? – спросила Нина. – Гленне?

Арве откинулся на спинку стула:

– Ставлю на это дневной оклад.

– Но достаточно ли у нас оснований? Вроде жидковато.

Он посмотрел ей прямо в глаза, и ей вдруг захотелось присесть на письменный стол, рядом с его рукой.

– Викен уже принял решение, – сказал Нурбакк. – И в таком случае можешь попытаться найти юриста в полицейском округе Осло, который сумеет этому воспрепятствовать. Уж во всяком случае, его имя – не Ярле Фрёэн.

Она поняла, что он имеет в виду.

– Знаешь, – вдруг решилась Нина, – в твоих записях есть одна грубая ошибка и еще коечего очень недостает.

Иронический тон должен был показать, что она преувеличивает, но это не должно было оказаться слишком очевидным, если ей хотелось заинтересовать его своим мнением. Взгляд, которым он ее окинул, красноречиво свидетельствовал, что это ей удалось. Она подозревала, что Арве более честолюбив, чем большинство ее коллег, и была уверена в том, что он допускает просчеты просто потому, что берет на себя больше работы, чем другие.

– Давай выкладывай, – попросил он.

– Сначала об ошибке. Мириам провела в Норвегии не шесть, а семь лет. Она рассказала мне, что до того, как начать изучать медицину, она год проучилась здесь в народной школе.

Он преувеличенно облегченно вздохнул.

– И толькото? – улыбнулся он, но сразу же посерьезнел. – Спасибо тебе большое, Нина; какойто сегодня день, все так быстро меняется. Как здорово, что есть коллеги, которые дают тебе возможность исправить ошибки.

Вот тутто она и воспользовалась ситуацией:

– А не хочешь пойти перекусить? Я тебе тогда расскажу про другое, про то, чего не хватает.

Зазвонил его мобильный, он взял его в руку и посмотрел на экран:

– Извини, мне нужно ответить на этот звонок. Может, лучше завтра сходим?

Возможно, он таким образом увернулся от ее приглашения, но Нина предпочла истолковать это в том смысле, что он действительно не прочь сходить с ней в кафе.

– Договорились, – согласилась она. – Я за тобой зайду.

51

Отслужив вечернюю мессу, отец Раймонд закрылся в своем кабинете, чтобы разобрать коекакие бумаги, скопившиеся на письменном столе. Он ощущал какоето беспокойство, и в таком состоянии ему всегда работалось лучше. Как если бы Господь даровал ему это беспокойство, чтобы его не поглотили пассивность и довольство, но находил применение тем способностям, которыми был одарен. Он занялся вводной лекцией, которую собирался прочитать на субботнем семинаре. За окнами лил дождь и завывал ветер, казалось, что все здание заходило ходуном. Пастору нравилось ощущать себя уязвимым, как все люди. И в то же время здесь он чувствовал себя под защитой.

Он с головой ушел в работу, когда в дверь постучали, и в первую минуту он ощутил досаду изза того, что ему помешали.

– Мириам! – воскликнул он, увидев, кто стоит за дверью.

Волосы спадали ей на глаза.

– Ты же промокла до нитки!

Пастор достал из шкафа полотенце. Она вытерла лицо.

– Я забыла зонтик, – пояснила девушка. – Да, впрочем, на таком ветру от него было бы мало толку.

Мало того что она промокла, заметил он, под глазами Мириам залегли тени, волосы спутались. Под пальто на ней была тоненькая блузка с расстегнутым воротом. Ему был виден крестик на золотой цепочке, который она носила на шее.

– Я позвонила к помощнику настоятеля, – пояснила девушка. – Он сказал, что я смогу найти вас здесь.

Отец Раймонд часто думал о Мириам после ее последнего визита сюда. То, что она рассказала о своих отношениях с женатым мужчиной, у которого были дети, беспокоило его. Главным образом потому, что, похоже, она крепко в этом запуталась. Это мучило ее уже тогда, а сейчас ей, очевидно, стало только хуже.

– Что я могу сделать для тебя, Мириам?

Казалось, она никак не может подобрать нужных слов.

– То, о чем ты рассказывала в прошлый раз… – попробовал он помочь, – удалось ли тебе продвинуться ближе к тому, чтобы сделать выбор?

Она опустила голову:

– Я не видела его несколько дней.

Пастор не стал ее торопить, давая собраться с духом.

– Я боюсь, святой отец.

Священник кашлянул. Он чувствовал жгучее желание присесть рядом с ней.

– Моя соседка убита… Она лежала за дверью моей квартиры… У нее осталась маленькая дочь.

Девушка разрыдалась. Отец Раймонд поднялся и подошел к ней, дотронулся до плеча:

– Это там случилось? Она была твоей соседкой?

Ему был виден затылок Мириам – такой нежный и уязвимый.

– Это ужасная история, – посочувствовал он. – И ты оказалась в нее втянута. Как это бессмысленно!

Она подняла лицо:

– Все время получается так, будто все это изза меня, святой отец.

Девушка была бледна, косметика смазалась. Сейчас, когда пастор видел это лицо таким жалким и беспомощным, он еще сильнее, чем прежде, ощущал то, для чего у него не находилось слов. Его печать в лице Другого.

Мириам схватила полотенце и вытерла опухшие глаза.

– Коечто случилось, – всхлипнула она. – Прямо перед тем, как я сюда пришла.

Он начал осторожно раскачиваться с пятки на носок, почти незаметно. Это помогало ему сосредоточиться.

– Ты можешь рассказать мне про это?

Она колебалась:

– Я не знаю, не хочу подвергать вас опасности.

– Дорогая Мириам, ты же знаешь, что можешь рассказывать мне обо всем. Нет таких вещей, которые я страшился бы выслушать.

Она схватила его руку и торопливо пожала ее. Он закрыл глаза.

– Дорогая Мириам, – повторил он.

– В почтовом ящике лежало коечто. Конверт со всякими… ужасными фотографиями.

– Какого рода фотографиями?

Она задрожала, и ему пришлось положить руки ей на плечи:

– Если тебя это пугает, ты должна обратиться в полицию.

– Пойду, когда буду знать наверняка, – сказала она тихо. – Если я ошибаюсь, это погубит его.

– Его? – Он посмотрел ей прямо в глаза. – Это с ним у тебя… были отношения?

Девушка судорожно сглотнула.

– Он тебе угрожает, Мириам? Потому что ты не хочешь больше видеться с ним? Ты не должна подвергать свою жизнь опасности.

Она выпрямилась, внезапно ее глаза засверкали решимостью.

– Когда я прихожу сюда, святой отец, мне это всегда помогает. Когда я говорю с вами, я понимаю, как должна поступить. Сначала я должна полностью удостовериться в этом. Я не могу перенести мысли о том, чтобы потом стыдиться всю оставшуюся жизнь. Я и так уже причинила ему столько зла… Если я ошибаюсь, это может разрушить всю его жизнь… Сначала я должна услышать, что он может мне сказать. Я должна дать ему шанс объясниться. Можно, я опять приду к вам завтра? Или в пятницу?

– Дражайшая Мириам, ты можешь приходить, когда тебе угодно.

Она снова схватила его за руку:

– Я не знаю, что бы я делала, если бы у меня не было вас!

Отец Раймонд почувствовал, как по всему его телу разливается тепло.

– Но вы должны мне обещать, что никому об этом не расскажете.

Он опешил:

– Я поклялся хранить тайну исповеди, Мириам, тебе это прекрасно известно, но если тебе хоть на секунду покажется, что ты в опасности…

Она выпустила его руку.

– Не знаю, стоит ли мне отпускать тебя, – запротестовал он. – Пока я не узнаю, в чем тут дело…

Она попыталась улыбнуться:

– Дорогой святой отец, вы собираетесь меня запереть? В обители Святой Катарины, вместе с монахинями?

От мысли дописать свою лекцию отцу Раймонду пришлось отказаться. После того как девушка ушла, он еще долго сидел и слушал, как дождь барабанит по стеклу. Пастор не сомневался в том, что она сделает то, что сказала. Он был связан клятвой, но в случае, когда чтото могло угрожать жизни и здоровью человека, он мог переступить через это. Отец Раймонд решил пойти к настоятелю и обсудить все с ним.

52

Викен перевел взгляд на старшего юриста полиции Ярле Фрёэна. Макушку, неравномерно усеянную веснушками, обрамляли жидкие рыжие волосенки. Можно было подумать, что он постоял под стремянкой неумелого маляра. Коричневые крапинки покрывали и бледное лицо, будто вылепленное из теста, которое все никак не твердело и продолжало постепенно оплывать.

Викен наслаждался ощущением контроля над ситуацией, и его ничуть не раздражала неожиданная упертость Фрёэна, скорее наоборот – стимулировала. Ему не нужно было даже смотреть на начальницу сектора Паянен, чтобы угадать ее мнение, так что результат встречи был предрешен.

– Сейчас главное, чтобы голова у нас оставалась холодной, – возразил Фрёэн, и Викен дружелюбно улыбнулся, соглашаясь; что же делать, такая уж у полицейского юриста работа – постоянно сомневаться в том, что у них достаточно оснований для задержания. – Я тут для себя отметил, что у этого Гленне со всеми жертвами прослеживается связь – связь пусть слабая, но уже само по себе это заставляет задуматься. Я обратил внимание на то, что он поспешно покинул место, где была обнаружена погибшая Эльвестранн. Может быть, это и не странно: ему ведь не хотелось быть застигнутым со спущенными штанами, если можно так выразиться. – Фрёэн хохотнул, порадовавшись собственному остроумию. – И еще я для себя отметил, что он не показывался здесь, несмотря на все предпринимавшиеся полицией усилия наладить с ним контакт. С воскресенья он не показывается дома. Вот это уж действительно странно, тут я не могу с вами не согласиться, Викен. Но вы в самом деле полагаете, что всего этого достаточно для применения такой меры пресечения, как предварительное заключение? Я вот вам скажу, что у вас будут спрашивать в суде. Пункт первый: имеется ли хотя бы крохотная техническая улика, которая могла бы связать обвиняемого с этим делом? Пункт второй: какой, к чертовой матери, у него был мотив?

Викен позволил ему вещать сколько вздумается, не снисходя до возражений, которые только подлили бы воды на мельницу старшего юриста. Поскольку и все другие помалкивали, он все же задал вопрос:

– Чтонибудь еще?

Инспектор постарался, чтобы его вопрос прозвучал скорее как предложение высказаться, а не как саркастический комментарий, и покосился на Паянен, хотя вопрос был обращен не к ней.

– Не мне вас учить процессуальному кодексу, – сказал он Фрёэну, который тоже умолк И поскольку лестью дела не испортишь, Викен подпустил ее в своей следующей реплике: – Я очень доволен, что ты в одной с нами команде, Ярле. Спокойнее работается с надежными людьми, которые знают свое дело и у которых нет проблем с тем, чтобы отделить мух от котлет. Если мы как следует упремся и сумеем его найти за сегодняшний вечер, то у нас, можно сказать, будут в распоряжении целые сутки, прежде чем нам понадобится получить санкцию на предварительное заключение. Целый океан времени на то, чтобы прощупать каждый миллиметр в его кабинете, обоих автомобилях, на его вилле вместе с гаражом и сараями, на их даче в Ларколлене и you name it[26]. Что касается технических улик, то можешь быть уверен, что в это же время завтра утром они у нас будут. Как тебе известно, на жертвах был обнаружен генетический материал. Самое интересное было найдено под ногтями у Аниты Эльвестранн. Я вот только что разговаривал с патологоанатомами. У них есть предварительные результаты анализа ДНК этого материала. Доктор Плотерюд сказала, что это очень любопытно.

– В каком смысле? – уточнил Фрёэн.

– Чтото такое необычное, чем они собирались заняться вплотную…

Викен достал из кармана лист бумаги и надел очки.

– Она это назвала транслокацией. У человека с подобными генами не обязательно должны быть бросающиеся в глаза отклонения, но велика вероятность того, что такие отклонения будут у когото из его родственников. Было бы совсем, черт побери, небезынтересно приглядеться к молекулам, из которых составлен этот самый доктор Гленне.

Краем глаза он заметил, что Паянен улыбается.

– А еще более я уверен в том, что гораздо раньше мы сумеем коечто выудить из него самого. Уж я наше время впустую тратить не буду, будь спок. Уж мы его всю ночь погоняем и в хвост и в гриву. Ты спрашиваешь, каков мотив? Так вот, я, как ты уже слышал, придерживаюсь того мнения, что понятие мотива оказывается слишком узким для объяснения такого рода убийств. Тут делото не столько в мотивах, сколько в том, что перед нами съехавшая набекрень психика и нам очень трудно ее понять.

– А какие у тебя основания полагать, что Гленне как раз такой вывернутый? Я хочу сказать, по внешним признакам это во всех отношениях успешный мужик.

Пришлось в подробностях поведать о близнеце, которого никто никогда не видел. Непохоже было, чтобы это произвело впечатление на Фрёэна.

– Человек, родившийся в шестидесятые годы в столичном городе Осло, должен же быть зарегистрирован гденибудь! – заявил он.

Викен был согласен на все сто:

– Я дал поручение Йенсен отследить это. Но если бы она обнаружила его в Госреестре населения, она давно бы уже дала нам знать. Но не важно, есть он или нет его, вся эта история с близнецом такая странная, что мозгоеды набросились бы на нее, как каннибалы.

– А что со следами когтей на жертвах? – поинтересовался юрист. – Есть ли у тебя чтонибудь, что могло бы связать Гленне с ними? Ну то есть за исключением того, что он, очевидно, любит прогуляться по лесу.

Последняя фраза была высказана в сопровождении взгляда, который Викен назвал бы озорным, но он не позволил себе купиться на эту удочку.

– Я договорился с Плотерюд, что она еще разок посмотрит на эти следы, – ответил он, указав на документ, лежавший на столе. – Следы когтей на телах жертв не настолько глубоки, чтобы их невозможно было нанести при помощи когтей на отрубленной медвежьей лапе. Это касается даже раны на щеке, если когти были заточены. У меня возникла одна идея относительно того, зачем убийца возится с этим. Кроме того, ты же, наверное, тоже заметил, что у Гленне нет стопроцентного алиби ни в один из интересующих нас временных промежутков.

Фрёэн состроил кислую мину:

– Я вижу, ты написал, что он мог даже встать ночью, поехать в магазин в Лиллестрём, украсть там чучело медведя и успеть вернуться в свою постель до того, как проснется жена.

– Это вполне могло произойти таким образом, – подтвердил Викен. – Или он мог раздобыть медвежью лапу какнибудь подругому. Ставлю свой дневной заработок на то, что немало частей пазла встанут на место, когда мы его допросим. Но если мы его сейчас упустим, боюсь, что этих частичек нам никогда не увидать.

Фрёэн пожал плечами.

– Мы же можем пока еще пригласить его к нам по доброй воле и взять у него анализ ДНК, – возразил он, обращаясь к Паянен.

– В общемто, да, – откликнулась она.

Викен кивнул, будто еще раз основательно прикидывал плюсы и минусы этого предложения:

– При условии, что мы его разыщем и что он скажет «да, пожалуйста» на вежливое предложение проехать с нами. С другой стороны, он уже двое с половиной суток играет с нами в прятки. Но, однако, все это далеко не самое важное, Ярле.

Ему неприятно было называть полицейского юриста по имени, но ситуация вынуждала поступать таким образом.

– Да?

Фрёэн, по всей видимости, чувствовал себя не в своей тарелке, хотя пытался строить из себя крутого. На груди у него расплылось большое овальное пятно пота. Викену казалось, что его рыхлое, будто из теста вылепленное, тело сползло бы на пол, если бы его не поддерживал стул. И инспектор разыграл карту, которую придерживал до конца, хотя все знали, что у него есть в запасе этот козырь:

– А каково будет проснуться завтра утром и прочитать такой заголовок в «ВГ»? – Он потряс воображаемой газетой. – «Сегодня ночью зверюга схватил четвертую жертву! Полиция бездействует».

Ноздри у Фрёэна раздулись.

– Будет он у нас сегодня вечером?

Неожиданно оказалось, что больше всего его волнует, что задержание произойдет недостаточно скоро. Викен поднял руку, будто собираясь принести присягу.

– Ты нам только дай отмашку, Ярле, – сказал он кротко, – и не успеет доктор Гленне в следующий раз включить свой мобильник, как окажется у нас.

53

Когда Аксель переходил улицу Шлемдалсвейен, ветер чуть не сбил его с ног. Мелкие капли дождя, как острые иголки, кололи лоб и щеки. Но почемуто казалось, что дождь и ветер – это хорошо. Он бы с удовольствием обнажил голову, чтобы ветер как следует взъерошил волосы. Он направлялся в полицию, чтобы поговорить с ними. Потом пойдет домой. Когда он придет, будет уже поздно, дети заснут. Наверняка и Бия тоже, если только она не слишком разволновалась. Он представил себе, как осторожно проберется в спальню, сядет на краешек кровати, разбудит ее, положив еще влажную ладонь на щеку жены.

Он остановился перед зданием администрации района Майурстюа, включил мобильный телефон и набрал номер Мириам. Он звонил ей уже четвертый раз за этот час и дождался, пока не включится автоответчик. Но сообщить ему ей было нечего.

Покупая в автомате билет на метро, он услышал, как к станции приближался состав. В кармане не оказалось монет, пришлось воспользоваться карточкой. Аксель не стал торопиться, спокойно прошел на перрон и увидел, как исчезает в туннеле последний вагон[27]. А если он не вернется домой, чего ему будет недоставать? Возможности посидеть на террасе с бокалом коньяка, разглядывая бездонное небо над фьордом. Поболтать с Марлен за кухонным столом. Она рассказывает историю, придуманную ею самой, о путешествии кудато далеко за Млечный Путь, показывает рисунки сказочных существ, которые ей там повстречались… Стоять под дверью комнаты Тома, слушая, как он играет на электрогитаре. Когда ему ее подарили, он буркнул «спасибо» так же хмуро, как обычно, но Аксель видел, как он обрадовался, и понял, что эта гитара поможет им наладить контакт друг с другом.

Когда подошел следующий состав, Аксель уселся у окна и увидел машину с синей мигалкой на улице рядом со станцией. Два или три автомобиля свернули на тротуар. Это напомнило ему о том, куда он едет. Решение явиться для дачи показаний далось ему с трудом, но откладывать это дело он больше не мог.

Поезд надолго застрял посреди туннеля. По внутренней связи никакого сообщения не поступало. Аксель оглядел полупустой вагон. Наискосок от него сидел парень, ровесник Даниэля, в наушниках, читал журнал и слушал какуюто музыку; закинутая на сиденье нога подрагивала, видимо в такт с мелодией. Может быть, именно старший сын сильнее других почувствует разочарование, хоть он уже и не живет больше с ними. Даниэль всегда тянулся к отцу… Немного дальше сидели две девушки африканской внешности и тыкали пальчиком каждая в свой мобильник. Сиденье позади них занимала женщина в хиджабе. Она смотрела в окно, на темную стену туннеля. Бия и дети. Чтобы быть вместе с ними, не стыдясь. Как раньше. Казалось, все это было в другой жизни, до того как Бреде снова возник в его мыслях. Все эти годы Аксель ухитрялся не думать о нем, запер его в темной комнате, и не обращал внимания на крики, доносившиеся оттуда. Лаже успокоился, когда перестал их слышать И тут Бреде всетаки появился – в тот день, когда мать приняла Акселя за него. Поезд опять пришел в движение. Аксель знал, что снова запереть дверь у него не получится. Он не мог больше отмахиваться от мыслей о том, что случилось тем летом.

На перроне станции «Национальный театр» стояли полицейские, трое или четверо. Один из них был с собакой. Он еще не осознал, для чего они там, даже когда двое ворвались в их вагон и велели всем оставаться на местах. И только когда один из них остановился перед ним и приказал поднять руки, до него начало доходить, в чем дело. Он в жизни не подчинялся приказам, которые орали ему в лицо, поэтому никак не отреагировал. В ту же секунду его подняли рывком, резко завели руки ему за спину и швырнули его на пол. Он больно ударился носом и лбом. В затылок впилось чьето колено, на руках защелкнулись наручники.

– Не двигаться! – прорычали ему прямо в ухо.

Он повернул голову, чтобы сделать вдох, и получил удар в челюсть. Услышал другой голос, доносившийся откудато издалека:

– Подозреваемый задержан на станции «Национальный театр». Все под контролем.

И ответ из трещавшего передатчика:

– Личность установлена?

– Водительские права и кредитная карточка Visa. Это он.

Аксель не мог бы сказать, сколько пролежал на полу – пять минут или десять. Других пассажиров попросили удалиться. Наконец давление на затылок ослабло.

– Встать!

Он поднялся, изо рта сочилась кровь. У одного из полицейских он заметил пистолет. «Я что, так опасен?» – пронзила его мысль.

На улице, у фонтана, их дожидался автомобиль. Акселя подвели к нему. Когда они прошли половину пути через маленькую площадь, прямо перед Акселем вдруг выскочила какаято фигура с камерой. Вспышка прорезала полутьму и распахнула ее настежь. Два раза, три раза, пока его не втолкнули в машину.

Во времена своего студенчества Аксель довольно прилично зарабатывал в выходные дни, проводя анализы на наличие алкоголя в крови у водителей. Он хорошо знал, как выглядит одиночка, но ему никогда не доводилось оказаться внутри ее за запертой дверью. Он сел, прислонившись головой к стене, вытянув ноги вперед. Боль пульсировала от затылка к плечу, распространялась по грудной клетке. Похоже, у него сломано по меньшей мере одно ребро. Правый глаз распух, изо рта все еще сочилась кровь, и шатался клык.

Из соседней камеры доносились странные звуки. Там сидел мужчина, судя по всему немолодой и весьма нетрезвый. Он не переставая горланил отрывки из двух норвежских шлягеров: «Если светит солнце в твоем серрррдце, будет целый миррр твоим… Когда цветут каштааааны на аллее Бюгдёй»[28]. Хорошо, что рядом оказался этот весельчак. Аксель представлял себе, как он выглядит, при каких обстоятельствах выучил эти беззаботные песенки, за что этого мужчину задержали. И вот таким способом он не давал ходу другим мыслям.

Но в какойто момент, час назад, а то и два, дядьку увели. Часы у Акселя, разумеется, отобрали, так же как и мобильный телефон, бумажник, ремень и обувь. Теперь в соседних камерах было тихо, и он остался наедине со своими мыслями в этих землистозеленых стенах, под ярким светом неоновых трубок. И с этими мыслями ему придется жить дальше, каждую минуту оставшейся жизни. В памяти всплыла строфа из другой песни, которая часто доносилась из комнаты сына: «All the words are gonna bleed from me and I will think no more». Бия както раз показала ему картинку в журнале: буддийский монах, спускающийся по склону, поросшему деревьями с золотистыми и красными листьями; сквозь ветви сеется свет. Под картинкой было написано: «Ни единая мысль не омрачает этот путь». Но монах оказался там не потому, что отгонял от себя мысли. Должно быть, он столь глубоко проникся ими, что внешне не обнаруживалось ни малейшего их следа. Акселю вспомнилось, как он обычно представлял себе собственную старость: прогуляться вдоль берега, посидеть на камне, вглядываясь в морские дали, неторопливо двинуться дальше. Ощущение, что все состоялось, все сделано и осталось одно только ожидание. Сидя теперь в камереодиночке и глядя в стену, он понимал, что никогда не попадет на тот берег.

54

Вытянутая в длину комната, куда его привели, видимо, располагалась в середине здания: окон в ней не было, она освещалась люминесцентными лампами на потолке. Стены в ней были серые, и палас во всю комнату тоже. Над дверью висела видеокамера, и Аксель понял, что допрос будет заснят на видеоаппаратуру и что, возможно, ктото будет следить за его ходом на экране.

У дальней стены стоял стол, а вокруг него три стула. Он сразу же узнал тех, кто там сидел. Это были те двое полицейских, что снимали с него показания чуть больше недели тому назад.

Тот, что был помоложе, поднялся; он был примерно одного с Акселем роста, крепкий, с темными глазами под светлой челкой.

– Садитесь, Аксель, – сказал он, указав на незанятый стул.

Аксель сразу же понял, что младший инспектор неспроста обратился к нему по имени. Но все же этот человек вызывал симпатию, и арестованный почувствовал облегчение оттого, что он будет присутствовать на допросе.

– Как вы, возможно, помните, моя фамилия Нурбакк. А это все тот же инспектор Викен.

Инспектор бросил на Акселя холодный взгляд.

Нурбакк сказал:

– Мы приняли решение предъявить вам обвинение в убийстве трех лиц – Хильды Софии Паульсен, Сесилии Давидсен и Аниты Эльвестранн. Согласно Уголовнопроцессуальному кодексу, это дает вам определенные права. В частности, вы имеете право ознакомиться с любыми документами по этому делу.

Не позднее чем в течение двадцати четырех часов вам должен быть назначен защитник, которого вы можете выбрать сами или же мы можем вам его предложить. Вы имеете право на то, чтобы этот защитник присутствовал на всех допросах, но на то, чтобы добраться сюда, ему может потребоваться некоторое время. Поэтому у нас есть предложение – начать как можно скорее. Тогда мы сможем сократить время вашего пребывания в камере одиночного заключения. Провести в ней всю ночь не оченьто приятно.

Это было произнесено с некоторым даже сочувствием. Было совершенно ясно, что два этих человека сговорились изображать злого и доброго следователей. Что Нурбакк собирается вести себя поприятельски и изображать понимание. О том, какая роль уготована ему самому, Аксель понятия не имел. Ему вдруг вспомнился сон, который снился ему несколько раз. Он поднимается на широкую сцену, откуда виден заполненный людьми зал, чувствует их ожидание. Воцаряется тишина, все ждут его первой реплики, а он с ужасом понимает, что не подготовил ни единой.

– Ладно, – услышал он свой собственный голос, – можем начинать.

Пока он сидел в камере, он подумывал обратиться к адвокату, но вскоре пришел к выводу, что его арест – просто недоразумение, которое он быстро сумеет разъяснить самостоятельно, И даже слова «решение предъявить вам обвинение в убийстве трех лиц» не поколебали этой его убежденности. Он же как раз сюда и шел, добровольно согласился дать показания, без возражений позволил взять кровь на анализ.

– Вот и прекрасно! – воскликнул Нурбакк, усаживаясь. – Вы человек, с которым можно сработаться. Мы рады этому.

Инспектор Викен сидел все так же молча, не сводя глаз с лица Акселя. Было такое ощущение, что он подробно рассматривает каждую пору на его коже. Глаза инспектора под кустистыми седыми бровями были покрасневшими, воспаленными – может, от недосыпа, а может, это была аллергия. Аксель отвел глаза, не выдержав пристального взгляда инспектора, уставился в точку на стене, ожидая, когда же Викен заговорит.

– Ты когданибудь имел дело с проститутками?

Аксель вздрогнул. Голос инспектора был тихим и спокойным, а вот содержание вопроса застигло его врасплох. Пока его вели сюда из камерыодиночки, он думал, о чем же его будут спрашивать.

О том, где он находился все это время? Почему он не приходил в полицию? О том, что его связывало с убитыми? Но спросили совершенно о другом.

– Я повторю вопрос: ты когданибудь занимался сексом со шлюхой?

Аксель подумал, что не стоит ничего говорить, пока здесь нет защитника. Но теперь он уже не мог выказать свою слабину. Ему нечего было скрывать. Покупал ли он сексуальные услуги? Один раз он побывал в амстердамском борделе. Это было давно, он учился тогда на втором курсе, во время поездки с так называемым духовым оркестром, где он выжимал то немногое, что умел, из тубы. У него одного хватало на это объема легких, а недостаток музыкальных данных для этого оркестра мало что значил. Посещение борделя явилось результатом пари, заключенного за бутылкой виски, которую они усидели за один вечер.

– Мы отметим, что для ответа на этот вопрос тебе потребовалось время, – невыразительно прокомментировал Викен.

Аксель взял себя в руки:

– Нет, не занимался.

Он заметил, что у инспектора дернулся уголок рта, как если бы он выиграл в лотерею, и Акселю пришло в голову, что они знают о том, что случилось в Амстердаме той ночью более двадцати лет тому назад.

– Ты когданибудь вступал в гомосексуальные связи?

Вдруг возникло ощущение, что стул стоит на неровном полу. Он знал, что не нужно спрашивать, какое отношение это имеет к делу или что они имеют в виду под гомосексуальными связями. Подпадают ли под эту категорию подростки, когда они разглядывают друг друга голышом и дотрагиваются друг до друга? Он ни в коем случае не должен вступать с этим угрюмым мужчиной по ту сторону стола в беседы относительно того, где проходят границы допустимого.

– Нет.

– Дети?

– Это вы о чем?

– Я спрашиваю, был ли у тебя когдалибо секс с детьми или малолетними?

– Разумеется, нет.

– Возникали ли у тебя когдалибо желания в этом направлении?

– Нет.

– Садомазохистский секс? – Голос старшего инспектора был все таким же тихим и ровным.

Аксель покачал головой.

– Это значит «нет»?

– Да… это значит «нет».

Он покосился на второго, на Нурбакка. Тот кивнул ему, сложив губы в некое подобие подбадривающей улыбки.

– И все же… – продолжал Викен, опустив голову, – все же мы нашли некий предмет в самой глубине шкафа в вашей с женой общей спальне.

Аксель сразу же понял, о каком предмете говорит инспектор. Только теперь он полностью осознал, что предъявление ему обвинения влечет за собой право вторгнуться к нему домой, разгуливать по его ванной, кухне, и спальне, и по комнатам его детей. Он почувствовал себя так, будто его раздели догола и выставили на городскую площадь, ощутил нестерпимую потребность попросить, чтобы ему дали хотя бы полотенце, которым он мог бы прикрыться.

– Наручники, – сказал он. – Мы с женой… Мы их купили для развлечения. Уже очень давно.

– Кто их купил, ты сказал?

Аксель задумался:

– Я купил.

– И на кого вы их обычно надеваете?

– Я пробовал и на себя надевать тоже.

Лицо инспектора Викена было все так же неподвижно, словно маска, но в глазах появился блеск, выдававший, что происходящее его развлекает.

– Каким образом ты вступил в контакт с Мириам Гайзаускас?

Наконецто вопрос, к которому Аксель был готов.

– Я был руководителем ее терапевтической практики.

– Руководителем практики? И это все?

– Мы были вместе.

– И что это значит?

– У нас были отношения. Пару недель.

– Половые?

– Да.

– А твоя жена, знает она об этом?

– Еще нет.

– И тебе кажется нормальным ей изменять?

– Нет.

Тут вступил Нурбакк:

– Вы сказали, что у вас с ней были отношения.

Аксель почувствовал облегчение оттого, что его об этом спросили.

– Они не могут продолжаться, – сказал он.

– И тем не менее ты звонил ей двенадцать раз только за последние сутки, – констатировал Викен. – Както непохоже, чтобы вы с этой девушкой распрощались окончательно. – И добавил без паузы: – Когда ты в последний раз видел своего братаблизнеца?

Теперь Аксель взглянул прямо в глаза инспектору:

– Много лет тому назад. Не помню точно. Двадцать, может быть больше.

Он попытался сосредоточиться, вспоминая, когда же это было, но Викен уже снова заговорил:

– В вашем детском фотоальбоме нет ни одной фотографии, где бы вы с Бреде снялись вместе. Ни однойединственной, черт побери! Это нас беспокоит, Гленне. Когда мы ни хрена не понимаем, это нас беспокоит.

Аксель посмотрел наверх, на видеокамеру, потом на стену и потом на стол между ними.

– Бреде вообще нет ни на одной фотографии в том альбоме, – сказал он. – Это я на них на всех.

Из глотки инспектора вырвалось какоето рычание.

– Это ты нам, будь добр, растолкуй, – потребовал он.

– Да там нечего объяснять. Бреде послали в исправительное заведение, все его вещи роздали, а все фотографии, на которых он был изображен, вынули из альбома.

– Вынули? И кто это сделал?

– Моя мать, я думаю. Об этом никогда не говорили.

Викен, похоже, переваривал эту информацию:

– Своей жене, однако, ты рассказал, что на нескольких фотографиях в альбоме изображен Бреде. Назови имя хотя бы одного человека, который с ним знаком. Человека, к которому мы могли бы обратиться, чтобы он подтвердил, что этот близнец действительно существовал.

Акселю показалось, будто перед ним вдруг разверзлась бездна и из нее повеяло адским холодом. Он вновь услышал голос отца: «Ты всегда сумеешь ответить за свои поступки, Аксель».

– Я хочу, чтобы на допросе присутствовал защитник, – выговорил Аксель медленно и раздельно. – До его прихода я ничего не буду говорить.

Теперь уже не было никаких сомнений в том, что губы инспектора пошевелились. Его усмешка напоминала оскал.

Среди знакомых Акселя были адвокаты. Несколько дней назад они отмечали пятидесятилетие одного из них. Аксель тогда стоял в темноте на террасе его дома и смотрел на звездное небо. В тот вечер он еще думал, что сам может определить, как пройдет остаток его жизни.

Мысль втягивать в это дело знакомых претила ему. Пожалуй, назначенный ему общественный адвокат сойдет на этот случай. На этот случай? Аксель попрежнему думал, что все это закончится сегодня ночью, уж во всяком случае на следующий день. Он представил себе свою клинику. У него же пациенты, которыми необходимо заниматься! Но уже возникла догадка, что все будет не так.

Фамилия защитника была Эльтон. Щуплый мужичок одного с ним возраста, в прямоугольных очках, в облегающей рубашке, которая пошла бы молодому человеку лет на двадцать моложе. И голос у него был тоненький. Акселю был необходим человек, который может взять штурвал в свои руки, чтобы сам он мог спокойно залечь на дно и не высовываться выше борта, пока они благополучно не причалят в гавани. Эльтон никоим образом не походил на шкипера, но бумаги по делу он раздобыл и споро их пролистал. После чего заявил с убежденностью:

– Будем надеяться, что у них больше ничего нет, Аксель. Мне представляется, что они тут блефуют. И если это так, то скоро вы сможете отправиться на все четыре стороны как свободный человек.

На следующем допросе младшего инспектора полиции Нурбакка сменила женщина. Она говорила на бергенском диалекте и была довольно красива, и оба этих обстоятельства успокаивающе подействовали на Акселя. Ему понравился тембр ее голоса. К тому же ей досталась в наследство роль доброго следователя: она заново прочитала ему все права, которыми он, как обвиняемый, обладал. Ее имени он не запомнил.

Викен продолжил с того места, где они прервались пару часов тому назад. Почему семья отвергла его брата? Почему Аксель за все эти годы не сумел наладить с ним контакт? Кто мог бы подтвердить, что он действительно существовал? Ни один из его вопросов не заставил Эльтона вмешаться, но он пожелал знать, почему следствие не попыталось найти сведения об этом брате в Госреестре населения. Получив разъяснение, он посоветовал своему клиенту ответить на эти вопросы как можно более полно.

В промежуток, пока дожидались адвоката, Аксель сумел немного собраться с мыслями, обдумать то, что он расскажет о Бреде. Он выбрал версию не то чтобы лживую, но обходящую все самое важное. Все те многочисленные вопросы о брате, что были ему заданы, подтвердили его смутную догадку: Бреде был замешан в убийствах этих трех женщин. И все это только еще больше сбило Акселя с толку, так что, когда его стали расспрашивать, почему он почти целые сутки бродил по лесопарку Нурмарка после того, как наткнулся на тело убитой Аниты Эльвестранн, он не смог дать четкого ответа. Викен наклонился к нему, напомнив охотничью собаку, которая почуяла добычу. Видел ли ктонибудь его в лесопарке? Он встретил там бомжа. У Акселя потребовали описание его внешности. Разве не удивительно, что его постоянно тянет в лес? Что, как выясняется, он постоянно оказывается поблизости от места преступлений в то время, как эти преступления совершаются? Раз за разом инспектор возвращался к вопросу: «Что ты там делал?» С каждым разом становилось все труднее уходить от ответа на этот вопрос.

– Сейчас я помогу тебе, Гленне. Я изложу для тебя суммарно это дело. Самое трудное – приступить к рассказу. Но, однажды пересилив себя, ты почувствуешь, что с твоих плеч упала тяжкая ноша. – В голосе Викена послышалось чтото примиряющее, словно он хотел стать его задушевным другом. – Мы начнем с четверга двадцать седьмого сентября.

Инспектор подробно пересказал то, что Аксель сообщил о своей прогулке по лесопарку, – как купался в озерце, как проколол покрышку у велосипеда.

– Спустившись по склону, ты повстречал женщину, которая была тебе знакома. Это физиотерапевт, к которому в последние годы ты не раз направлял своих пациентов. Вот здесь мы задержимся на минутку. Мы к этому еще вернемся. Но сначала немного об истории твоей семьи, Аксель Гленне.

Викен заговорил о его отце. Обрисовал образ человека, который всегда требовал и от себя самого, и от других полной отдачи. Чтобы соответствовать этим требованиям, его сын делал все, что мог, но все же никогда не мог удовлетворить отца. Отстраненное, карающее, богоподобное существо, по отношению к которому Аксель испытывал животный страх. Но Викен остановился и на образе его матери. Он назвал ее «бесчувственной и поверхностной женщиной, которая всегда ставила свои потребности превыше всех прочих», дурно обходившейся со своим сыном, изза чего он постоянно чувствовал себя дерьмом. Аксель не прерывал его, пребывая в полной растерянности. Откуда Викен почерпнул все эти представления о его родителях?

– Вполне объяснимо, что тебе хотелось иметь брата. Близнеца, который переложил бы на свои плечи все то зло, которое тебе приходилось переживать дома. Ведь ребенком ты был довольно одинок, не так ли, Аксель? Так одинок, что тебе пришлось сочинить себе братаблизнеца, раз уж его у тебя не было.

Аксель расхохотался бы, если бы не был для этого слишком измучен. Смех застрял гдето в глотке. Викен еще какоето время вещал о его жизни, о его ожиданиях и отторжении родителями, о наказаниях и бесчувствии. И вдруг он резко вернулся назад, к тому дню в лесопарке Нурмарка:

– Ты видишь перед собой эту женщину, Аксель. Что в тебе происходит в этот момент?

Аксель все еще никак не мог взять в толк, куда клонит этот человек. Он явно вел какуюто игру, в которой Аксель понимал, пожалуй, только то, что правила в ней постоянно менялись.

– Да ничего особенного, – просипел он, – я ее почти не знал.

– Почти не знал. И всетаки на тебя накатило бешенство. Бешенство, потому что она была пожилой женщиной. Потому что она оказалась прямо перед тобой, она, так сказать, преграждала тебе путь. И вот у тебя в глазах темнеет, Аксель. Происходит нечто, что ты не в состоянии контролировать. Ты хватаешь ее, оттаскиваешь ее прочь с дорожки, вглубь леса.

– Нет!

Он услышал свой собственный голос. Не стоило так кричать. Нужно было ответить спокойно или покачать головой, удрученно улыбнувшись. Но он крикнул, потому что внезапно ощутил, что ему хочется сказать: «Да, так все и было». Ощутил соблазн взять это на себя, стать таким тяжелым, чтобы погрузиться на самое дно, опуститься так глубоко, что глубже уже невозможно. Он крикнул потому, что всетаки не хотел утонуть.

– Ну что вы делаете? – простонал Аксель и повернулся к Эльтону, но адвокат смотрел прямо перед собой; ему, очевидно, нечего было возразить против методов инспектора.

– Давай скажем так, Аксель, – примирительным тоном заявил Викен, – допустим, это сделал не ты. Давай на минутку представим себе, что именно в этот момент появился ктото другой, кто потащил Хильду Паульсен за деревья. Ты можешь себе это представить?

Аксель закусил распухшую губу.

– Я уверен в том, что твоего воображения, Аксель, на это хватит. Это сделал не ты, а другой человек. Он похож на тебя, будто вылитый ты. Это твой братблизнец. Злая тень, следовавшая за тобой с самого детства. Он, который внезапно одерживает верх и делает вещи, которых ты сам никогда бы не сделал. Вещи настолько ужасные, что ты не в состоянии думать о них, деяния, которые ты пресек бы, если бы это было в твоих силах. Давайте будем называть его Бреде.

Аксель в изумлении уставился на инспектора. Брови Викена напоминали волосатых гусениц, выгибавшихся в попытке двинуться вперед и не трогавшихся с места.

– Это Бреде тащит Хильду Паульсен в чащу леса. Там он засовывает ей в рот кляп, прячет ее. Через несколько часов он возвращается на это место на велосипеде и забирает ее с собой в велосипедном прицепе, таком, в каких обычно возят детей. Он отвозит ее в место, о котором известно только ему. Несколько дней он насильно удерживает ее в подвале. Накачав ее средством, которое тебе как врачу, Аксель, хорошо знакомо. Называется тиопентал. Бреде чувствует себя всемогущим, когда стоит вот так над беспомощным телом. Он может точно определить, сколько еще она проживет. С точностью до секунды отмерить, когда ей умереть. Он достает хранившуюся у него медвежью лапу. Это уже не человек стоит там. Это могучее животное. И это бог. Он раздирает ей кожу острыми когтями. Он делает это неоднократно, издавая звуки, похожие на звериные. Потом он убивает ее. Всаживает укол ей в бедро. Убойную дозу.

Взгляд Викена был таким пронзительным, что Аксель отвел глаза.

– Потом он транспортирует труп назад, в лес, не особенно далеко оттуда, где он впервые встретил Хильду Паульсен. Он использует тот же самый велосипедный прицеп. Паульсен – женщина маленькая, она прекрасно помещается там, если ее согнуть. Можешь ли ты, Аксель, представить себе, что именно так все это и случилось?

Арестованный был не в силах выдавить ни слова. Инспектор продолжал свое повествование. Теперь речь зашла о Сесилии Давидсен. Аксель заходил к ней домой, на виллу в районе Виндерн, с результатами анализов, притом что обычно в подобных случаях он информировал своих пациентов в клинике. Если это, конечно, не был Бреде, которому внезапно пришла в голову мысль наведаться к ней домой. Несколькими днями позже, в четверг, 11 октября, он выходит следом за своей пациенткой в вечерние сумерки. Он накидывается на нее, усыпляет и затаскивает в машину. Он убивает ее тем же способом, каким убил Хильду Паульсен. Но на этот раз он заходит дальше – распарывает медвежьими когтями всю кожу. А потом он выбрасывает труп во Фрогнерпарке. Это сенсационно! Об этом говорит весь город. Это непонятно, это ужасно, будто какаято всемогущая рука стоит за этим.

И вот очередь дошла до Аниты Эльвестранн. Это соседка молодой и красивой женщины, у которой Аксель проводит ночи. Вот почему Бреде выбрал ее – в качестве сигнала братублизнецу: «Я рядом с тобой, Аксель, я следую за тобой как тень. И даже тогда, когда ты лежишь со своей студенткой». Он является к ней вечером в пятницу, 19 октября. Какимто образом ему удается выманить ее из квартиры в свой автомобиль. Она садится туда, и сразу же начинается ее путь к тому месту, где завершили свою жизнь другие женщины, – к спрятанному в лесах домишке, может быть, или к даче в Ларколлене. Ночь на понедельник Аксель проводит у студентки. Он накачивает ее красным вином, чтобы она отрубилась. Пока она спит, это и происходит. Останки Аниты Эльвестранн транспортируют через подворотню, наверняка при помощи того же велосипедного прицепа, в котором перевозили Хильду Паульсен. Тело Аниты поднимают по лестнице и оставляют перед дверью, где спят студентка с Акселем.

– Ведь все было так, верно, Аксель? Или ты всетаки не спал в ее квартире и вы с Бреде вместе несли тело?

Викен выдержал долгую паузу. Целая минута прошла в полной тишине, а то и две. Акселю требовалось время, чтобы начать говорить. И во всем этом абсурде его мучило, что у него и прежде уже требовали предать Бреде.

Тишину нарушил высокий, но на удивление властный голос Эльтона.

– Придется заканчивать, – сказал он и постучал ногтем указательного пальца по циферблату своих часов «Дольче и Габбана».

Было пять часов утра. Но Викен добился разрешения продолжить допрос и пройтись по всему еще пару раз. Он вернулся к роли злобного, кусачего ротвейлера, никогда не ослабляющего хватку. Аксель какимто чудом еще держался, но ему требовалось все больше и больше времени на то, чтобы найти ответ даже на самые простые вопросы. Почему в чуланчике он все еще хранил детский прицеп к велосипеду? Его дочери сейчас, кажется, девять лет? Когда прицепом пользовались в последний раз? И где носки, которые были на нем, когда он обнаружил за дверью убитую?

Когда его отвели в одиночную камеру в подвале, за окнами уже светало. До этого он лежал на дне лодки, которую вели другие. Теперь она потерпела крушение. Эта грязнозеленая камера была берегом, на который он выбрался нагим. У него было такое ощущение, будто он потерял все.

55

Четверг, 25 октября

Нина Йенсен первой пришла в комнату для совещаний. Поспав на диване в одном из кабинетов два с половиной часа, она успела навести макияж и даже подкрасить ресницы, но смены чистого белья у нее с собой не нашлось. Она сунула в рот первую за этот день пластинку никотиновой жевательной резинки. Вкусом она напоминала ластик, который Нина разгрызла на мелкие кусочки, когда училась в начальной школе. К счастью, кофе оказался свежезаваренным, а в кармане пиджака нашлась упаковка жевательного табака. Ничего, до обеденного перерыва она без еды продержится.

Появился Сигге Хельгарссон и подсел к ней.

– Мою старшую всю ночь рвало, – извинился он. – А Вала была на дежурстве в больнице. Я чтонибудь пропустил?

Нина вместе со стулом отодвинулась подальше от возможного переносчика заразы.

– Не думаю, что ктонибудь заметил твое отсутствие. Тут вчера со второй половины дня такое творилось!

Сигге облегченно вздохнул:

– Я вижу, что мне вчера звонили отсюда, но мобильный пришлось отключить, чтобы хоть пару часиков вздремнуть под утро. Дома просто ад кромешный! Надеюсь, это не Его Величество Викен, иначе говоря, сам Глас, пытался разыскать меня?

– У Викена есть о чем подумать, кроме тебя и твоего домашнего лазарета. Постарайся только сегодня не высовывать свою распрекрасную голову. Если, конечно, не хочешь ее лишиться.

– Что, все так плохо?

Нина зевнула:

– Мы просидели с этим Гленне больше двенадцати часов.

– Нашли чем пришпилить его к этим убийствам?

– Пришпилить? Да у нас даже кусочка скотча нет для этого. Вот черт!

Она подскочила на стуле.

– Родильное отделение! – пробормотала она.

– Чтото срочное? Ты беременна?

В этот момент вошел Нурбакк вместе со старшим юристом полиции Ярле Фрёэном, а за ними парни из Майурстюа и еще несколько новеньких. Нина уже стояла в дверях, где и столкнулась с Викеном.

– Мы сейчас начинаем, – сказал он, скривившись, – придется до перерыва отложить поход в туалет.

Судя по виду инспектора, можно было подумать, что он не спал ни минуты. Он был не брит, а глаза покраснели еще больше обычного. Но, как всегда, на нем была свежая белая рубашка, и Нине пришло в голову, что у него в кабинете весь шкаф забит такими рубашками.

– Сначала займемся результатами допроса, – начал он. – Выяснился целый ряд интересных обстоятельств. Мы получили подтверждение того, что у Гленне нет надежного алиби ни на один из тех временных интервалов, которые нас интересуют. На многие из вопросов он отвечает туманно и уклончиво. Подтверждается также возникшее у нас впечатление о нем как о лице с определенными психическими отклонениями.

– Я внимательно прочел отчет, Викен. Там очень мало фактов, которые могли бы убедить суд первой инстанции, – возразил Ярле Фрёэн.

– А мы с ним еще не закончили! – рявкнул Викен, и полицейский юрист предпочел замолчать.

– Следует признать, что первый заход не принес тех результатов, на которые мы надеялись, – продолжал инспектор более спокойным тоном. Он повернулся к Нурбакку: – Ты разговаривал с техникамикриминалистами?

– Как раз перед тем, как прийти сюда, – кивнул Нурбакк. – Они тщательнейшим образом обыскали виллу Гленне на Несоддене, его кабинет в клинике на Бугстадвейен, оба автомобиля; посланы люди на его дачу в Ларколлене.

– Что с велосипедным прицепом?

– Разумеется, он тоже обыскан. И они разбираются с винчестерами обоих его компьютеров.

– Ну и?..

– Но им же нужно просмотреть кучу материала..

– На данный момент есть чтонибудь?

Нурбакк провел рукой по подбородку:

– На первый взгляд ничего интересного, если не считать наручников, которые мы нашли в шкафу у него в спальне.

Говоря это, он подмигнул Викену, но инспектор уже повернулся к Нине. Она знала, что ее ждет, и собрала волю в кулак.

– Как там насчет братаблизнеца, которого никто не знает, даже жена, которая замужем за Акселем Гленне уже двадцать три года?

Нина грустно покосилась в окно:

– Я еще раз попыталась разобраться в этом.

– Попыталась?

– Сайт Госреестра населения еще не открывается, ну то есть не полностью.

– Не открывается? Этого не может быть.

– Такое бывает крайне редко, но…

– Только не рассказывай мне, Йенсен, – оборвал ее Викен, – что ты сидела сложа ручки все то время, пока дебильный компьютерщик стоял там и чесал в затылке?

К счастью, это было не так.

– Я связалась с родильным отделением Центральной больницы. Разрешение на ознакомление со сведениями, содержащимися в истории болезни, может дать только заведующий отделением. Я как раз собиралась туда перезвонить…

– Нет, просто поверить не могу! – обрушился на нее Викен. – Ты довольствовалась телефонным звонком?! – И зло сощурил глаза.

Нина вся съежилась на своем стуле. «Может, я стану крохотной, как чайная ложка?»[29] – промелькнула у нее мысль, отчего она нервно хихикнула.

– Ну, у меня же было немножечко и других дел, – выдавила она из себя.

– Не могла, что ли, оторвать задницу и съездить туда? Мне что, надо напоминать вам, что мы имеем дело с абсолютно ненормальным, безжалостным типом, который пока что убил трех женщин? Чтобы его остановить, необходимо напрячь все силы и выполнить все стоящие перед нами задачи. Я повторяю: всем!

Зазвонил его мобильный, Викен посмотрел на экран:

– Это из Института судебномедицинской экспертизы. Перерыв на десять минут.

И он направился в коридор.

– Ффуу! – выдохнул Сигге. – Рад, что на сей раз не мне досталось.

– Он сейчас испытывает такое давление… – сказала Нина.

Сигге завел глаза к потолку:

– Будто он единственный, кто почувствовал, что время поджимает.

Нина не ответила, достала мобильник и отошла в угол комнаты. Минутой позже она уже разговаривала с заведующим родильным отделением Центральной больницы. Она объяснила, в чем дело, подчеркнула, насколько решающей является запрашиваемая информация, насколько это срочно. Он обещал все выяснить.

Когда заседание продолжилось, Викен уже сумел взять себя в руки.

– Прошу прощения за то, что пришлось прерваться, – начал он, и Нина на секунду вообразила, что он и у нее попросит прощения за свой выпад. Этого не случилось. – Мне позвонила доктор Плотерюд. Эта женщина на самом деле ради нас горы свернула. Профиль ДНК Гленне уже готов. Никаких совпадений с материалом, обнаруженным под ногтями у Аниты Эльвестранн.

Ярле Фрёэн положил обе руки на стол. Они у него были такие уродливые, что Нина просто не могла отвести от них глаз. Огроменные, бледные, с редкими рыжими волосинами на пальцах и такие же веснушчатые, как лицо и макушка.

– Заседание суда назначено на шесть часов вечера сегодняшнего дня, – оповестил старший юрист. – Я уж постарался оттянуть начало заседания на как можно более позднее время. Спрашивается, однако, не стоит ли нам уже сейчас отменить его и отказаться от обвинения.

Викен зло покосился на него. Нина видела, что он изо всех сил старается сохранить спокойствие.

– Результат анализа ДНК вовсе не означает завершения дела, – заявил он. – Есть масса другого материала, который требует анализа. Вчера вечером я переговорил со своим бывшим коллегой из Манчестера. Это один из тех людей, что целиком и полностью освоили дело составления психологических профилей. Он находит, что наш материал чрезвычайно интересен. Он согласен с тем, что вся эта бодяга с медвежьими следами – это послание. То же касается самого способа убийства, того, что сделана попытка представить все так, будто на жертвы нападает медведь. Совет эксперта: прислушаться к этому посланию, попытаться распознать, что же такое убийца желает до нас донести, и уже оттуда раскручивать дело дальше. Я спросил его, не усматривает ли он здесь расщепления личности. Он говорит, что совсем не представляется невероятным, чтобы тут речь шла о человеке с двумя, а то и более моделями поведения. В пользу этого, вообщето, может многое говорить. В частности, то, что промежутки между убийствами достаточно короткие. Моя гипотеза, как вам известно, состоит в том, что этого братаблизнеца у Гленне не существует…

У Нины зазвонил мобильный телефон.

– Похоже, из больницы, – сказала она, поднимаясь. – Они же обещали ответить поскорее.

Прихватив ручку и блокнот, она выскочила в коридор и закрыла за собой дверь. Действительно, женщина по имени Астрид Гленне рожала в Центральной больнице. Заведующий отделением лично перерыл весь архив в поисках ее карточки. Нина была слишком взбудоражена, чтобы поблагодарить его за это. Ей пришлось сосредоточиться на том, чтобы спокойно водить ручкой по бумаге, записывая то, что он говорит.

Когда она показалась в дверях, гул голосов разом затих. Пробираясь на свое место, она ощущала на себе взгляды восьми пар глаз.

– Это ответили из Центральной больницы относительно Астрид Гленне.

Нина посмотрела на Викена. Тот слегка сощурился.

– Давно пора, черт подери! – пробурчал он.

– Мне позвонил сам заведующий отделением, он отложил все другие дела, чтобы отыскать этот документ.

– Давай к делу, – оборвал ее Викен.

Нина проглотила обиду:

– В Центральной больнице в ночь на седьмое сентября тысяча девятьсот шестьдесят четвертого года Астрид Гленне родила двух мальчиков. Первый появился на свет без всяких проблем. Второй застрял в родовых путях, и его пришлось извлекать щипцами. Самостоятельно дышать он не мог, его пришлось оживлять и поместить в кувез более чем на три недели. У него были какието там судороги…

– Ладноладно, – угрюмо вставил инспектор, – нам не требуется изучать весь акушерский анамнез.

Сигге Хельгарссон не смог удержаться:

– Вот и крышка мистеру Хайду, остался один только доктор Гленне.

Викен бросил в его сторону свирепый взгляд:

– Придержи язык! Есть этот близнец, нет ли его – это не главное. Об исландцах много чего можно сказать, но к самым умным в мире их никто не причисляет.

У Сигге даже рот открылся.

– Это, к чертовой матери, ты должен придержать язык! – прошипел он в ответ. – Сказал бы ты такое о темнокожем, тебя бы везде полоскали как расиста.

Викен отмахнулся:

– Ты говоришь, расист? Прежде чем разместить в Кефлавике военную базу, американцам пришлось, к чертовой матери, подписаться под тем, что они не пошлют туда служить ни единого самого плохенького черного солдатишку. Вы, исландцы, струхнули, что негры заделают детишек вашим бабам. Тогда бы ваша кожа перестала быть белой, как овсяный кисель.

Нина Йенсен не верила своим ушам. Хельгарссон весь побагровел.

– Бабьи пересуды! – возмутился он. – Слухи пятидесятилетней давности.

Викен пожал плечами:

– Один мой приятель долго там работал, он про это знает все. Но сейчас я не желаю больше тратить время на всякую чепуху.

– Золотые слова, Викен, – ухмыльнулся Ярле Фрёэн, поднимаясь. – Пойду позвоню в суд.

56

В кафе «Приют», кроме них, было пока всего двое посетителей. Нина с Арве устроились за столиком у окна, откуда открывался вид на площадь Грёнланнторг. Заглянув за четверть часа до этого в кабинет Нурбакка, Нина убедилась, что он явно совсем забыл о том, что они договаривались пойти посидеть в кафе. Он оказался настолько загруженным работой, что она уж подумала, что Арве и на этот раз откажется. Но как только намек до него дошел, он вскочил на ноги: прекрасная мысль, им же надо поговорить!

– Не самый удачный денек для нашей команды, – заметил он, пока они изучали меню, – тем больше оснований заесть это чемнибудь вкусненьким.

Нина была с ним согласна, но собиралась ограничиться салатиком с кусочком хлеба.

– Для обеда слишком рано, – заявила она. – Кстати, до Сигге доходили какието слухи, будто Паянен хочет отстранить Викена от ведения этого дела.

Арве Нурбакк поднял голову. У него были самые темные глаза из всех, какие она когдалибо видела, во всяком случае у светловолосых.

– Паянен! – фыркнул он. – Она не осмелится, хотя Викен и дал маху.

– Это у него проявление туннельного видения, – безапелляционно заявила Нина. – Самая элементарная из всех промашек, что характерны для новичков. Последние несколько дней его больше ничто не интересовало, кроме этого врача.

– А ты уверена, что все это было проделано впустую?

Она уставилась на него:

– Ты говоришь так, будто все еще веришь, что тот, кого мы ищем, – это Гленне.

– Я говорю просто, что за ним сто ит последить, – сказал Арве.

– А надо ли было тратить на его выслеживание столько сил и средств, на чем настаивал Викен?

– Может быть, и надо. Самые четкие следы попрежнему начинаются и заканчиваются там.

После того как они сделали заказ, Нина решила поделиться своими соображениями:

– Я тут задумалась об одной вещи, о возрасте жертв. Хильде Паульсен было пятьдесят шесть лет, Сесилии Давидсен сорок шесть, Аните Эльвестранн тридцать шесть.

Арве приподнял бровь:

– Да, ты права. Каждая моложе предыдущей на десять лет.

– Наверняка это случайность, – задумчиво проговорила она, – но всетаки странно.

– А если не случайность и это произойдет еще раз, то, значит, следующей жертвой будет женщина двадцати шести лет?

– Не говори так! – воскликнула она, потихоньку вытащив изо рта порцию жевательного табака и заворачивая его в салфетку. – Мне кажется, мы недостаточно плотно занимались студенткоймедичкой.

Принесли заказ. В результате она все же остановила свой выбор на спагетти болоньезе.

– Викен попросил меня поддерживать с ней контакт, – успокоил Арве. – Я уже разговаривал с ней сегодня. Она может звонить мне когда угодно. Больше мы ничего не можем сделать, если она сама не захочет, но это ты и сама понимаешь.

Намотав спагетти на вилку, Нина осознала, что совершила промашку. Спагетти годится для детей и для парочек, которые встречаются уже какоето время. Но для первого посещения кафе с мужчиной, который сидит напротив и следит за тобой взглядом? В этом отношении хуже только такое, ужаснулась она и схватилась за салфетку. К счастью, Арве сосредоточился на своем говяжьем филе.

Уписав то количество спагетти, которым она заранее решила ограничиться, Нина сочла, что пора уже переводить разговор на личные темы:

– Как ты оказался в полиции, Арве?

Слегка усмехнувшись, он разлил по стаканам слабоалкогольное пиво. У него были широкие короткопалые руки, все в ссадинах и царапинах: наверняка он был из тех, кто умеет починить машину, прибить полку, срубить дерево. Она попробовала представить себе, каково это, когда такие руки прикасаются к тебе, крепко обнимают.

– Ну, в общем, я подумал, что вот то место, где я смог бы дело делать, – сказал он. – Сначала поступил на юридический факультет, но приятелям всегда приходилось будить меня на лекциях. Я бросил университет и годик проучился в народной школе. Там занимался скалолазанием и рафтингом, ночевал в трещинах ледников. Пожалуй, тогдато я и понял, что мне в жизни требуется экшен, а не зубрежка статей законов. Мне нужно чтото более конкретное. Я, наверное, всегда был человеком действия. А ты?

Нина отодвинула тарелку с недоеденными спагетти в сторону. Она была ни капельки не против рассказать о своей собственной жизни. Рассказать ему. Про то, как она росла в многоэтажке в пролетарском пригороде Бергена Фюллингсдален. Про подруг, обзаводившихся детьми прямо после окончания школы и переезжавших из квартиры родителей в соседнюю многоэтажку. Она всегда знала, что обязательно уедет оттуда. Арве молча ел и слушал.

– Ну и что там второе было? – спросил он вдруг.

– Какое второе?

– Ты вчера сказала, что в моих записях о студентке есть одна ошибка и еще одной вещи не хватает. Про ошибку ты мне сразу же выложила, а недостающее ты мне обещала на десерт.

Нина тщательно вытерла рот салфеткой, на ней все еще оставались следы от томатного соуса.

– Ты, наверное, очень торопился с этими записями? – сказала она и задорно улыбнулась.

– Совершенно верно, мне приходилось выбирать, какое из всех дел важнее. Так ты расскажешь мне?

Нина откинулась на спинку стула. Она успела переодеться в обтягивающую грудь светлую шелковую блузку, которую сегодня же днем и купила.

– У Мириам не особенно много друзей, если верить ее рассказам. У нее есть дветри хорошие подруги, и еще она общается кое с кем из католической общины района Майурстюа.

– Но я же это вроде записал? – запротестовал Арве.

– Это записал, а вот что она была помолвлена – нет.

Его брови резко взлетели на лоб.

– Что, серьезно? Здесь, в Норвегии?

Она торжествующе засмеялась:

– Целых два года.

– Тут ты меня взяла с поличным, Нина.

Ей очень нравилось, как он произносит ее имя: делая ударение на оба слога.

– Ну и ну! – продолжал он. – Я рад, что именно ты это заметила. Есть масса людей, которые с радостью воспользовались бы чужой ошибкой. А она сказала с кем?

– Я не спросила: в тот момент это было не самое главное. Мириам сказала, что порвала с этим человеком несколько лет тому назад. Я пока не знаю, имеет ли это вообще какоенибудь значение…

Арве провел двумя пальцами по подбородку. Какоето время он сидел не шевелясь и задумчиво смотрел прямо перед собой, мимо нее.

– Это может оказаться важным, Нина, – сказал он в конце концов. – Получается, у нас не только Викен в последнее время грешит туннельным видением.

57

Аксель, спотыкаясь, брел через парк прочь от здания Управления полиции, где он провел почти все последние сутки. Он остановился под деревом, прислонился к стволу. Все еще шел дождь, но слабее, чем накануне, и ветер тоже стих.

Над правым глазом у него набухла здоровенная шишка, нижняя губа тоже была разбита. За последние сутки ему почти не удалось поспать. Он два дня не ел и не мылся. Чесалась щетина на щеках, и он сам чувствовал, как от него несет потом. Эта телесная нечистота затягивала, как соблазн: хотелось все глубже погружаться в нее.

Уже стемнело, когда он двинулся через дорогу к кафе на другой стороне улицы. На подставке рядом с дверью все еще лежало несколько экземпляров утренней газеты. Всю первую полосу «ВГ» заняла фотография мужчины, задержанного полицией. Лицо растушевали, но никто, кто был знаком с этим человеком, не усомнился бы в том, что это он. Под фотографией было написано: «Арестован врач – в убийствах подозревают его». Акселю нестерпимо захотелось выпить. Но больше всего ему хотелось опорожнить мочевой пузырь. Стоявший за стойкой парень остановил его на пути к туалету:

– Вы будете брать чтонибудь? Туалет только для клиентов.

– Порцию коньяку, – попросил он.

– А рассчитаться сможете? – Парень смерил его взглядом.

«Отныне будет так, – подумал Аксель. – Так тебя будут встречать».

– Подождите – и увидите, – пробормотал он, закрыв дверь и ощутив резкий запах немытого писсуара.

Потом он долго сидел за столиком в глубине темного помещения. Первая рюмка была опорожнена одним залпом. Это не было, конечно, коньяком, но цвет был даже похож. Он помахал рукой, подзывая бармена, и тот подлил ему еще. На какоето время наличие кредитки подняло его статус. За третьей рюмкой он засиделся подольше. У него не было сил думать о том, что в какойто момент ему придется встать и уйти отсюда.

В кармане пиджака завибрировал мобильный. Аксель не знал, сколько он уже просидел так, уставясь в стол. Если он сейчас не ответит на звонок, пришла ему в голову мысль, он уже больше никогда не будет отвечать на звонки. Стало легче, когда он увидел, что это Рита. Она была единственным человеком, с которым он мог сейчас разговаривать.

– Аксель, ну ты даешь! Ну и кашу ты заварил!

Он попробовал пошутить насчет каши, но получилось както не смешно. Не дослушав, она заставила его рассказать, чем он занимался в последние сутки, потом спросила:

– И что ты теперь собираешься делать?

Он отхлебнул коньяка:

– Ты вроде бы говорила, что начала у меня работать двенадцать лет тому назад, так, Рита? Мало кто знает меня лучше, чем ты.

– Я ни на секунду не поверила, что ты мог… Ни на секунду, Аксель, слышишь? Но какую же ты сделал глупость, дав себя окрутить этой…

Аксель не стал ждать, пока она подберет обозначение, которое ему не хотелось слышать, перебил:

– Она в этом не виновата, можешь ругать меня.

– Кстати, она звонила вчера.

– Мириам?

– А разве это мы не о ней говорим?

– Что ей было надо?

– Она вроде бы оставила какойто конверт в ящике письменного стола в кабинете Улы. Она собиралась за ним зайти, но так и не появилась.

Аксель почувствовал, что сонливость как ветром сдуло:

– Когда это было?

– Вчера во второй половине дня. И еще она сказала коечто, от чего я опешила.

– Выкладывай.

– Если она не появится, то я должна сразу же передать конверт тебе. Она сказала, что это важно. Она очень торопилась и нервничала.

Он открыл опцию «Непринятые вызовы». Больше тридцати, многие из них от Бии, один от Тома. И сразу же за ним в списке: Мириам. Накануне вечером, без пяти семь. Он прослушал голосовую почту. Двадцать три сообщения. Первое – от Бии. Затем от журналистки из «ВГ». Потом еще от нескольких человек, которых он не знал. Нажав клавишу, он продвинулся дальше. Включив шестое сообщение, он услышал какойто неясный шум – двигатель автомашины, сообразил он; потом его перекрыла популярная мелодия, которую он не раз слышал, и чейто свист. Он уже собирался переключиться на следующее сообщение, как вдруг в шуме возник ее голос: «Куда мы едем?» «Мириам», – пронеслась у него мысль. Мужской голос ответил чтото неразборчивое. Аксель был не в силах больше сидеть за столом. Он вскочил, прижал трубку к уху, другое ухо заткнул пальцем. Голос Мириам: «В тот дом? Ты с ума сошел?» Мужской голос внезапно стал слышнее: «Это что там еще у тебя такое, черт тебя подери? А ну дай сюда!» Какието скрипы, потом ее вскрик. Голос Мириам становился все громче и закончился выкриком: «Аксель!» Потом все пропало.

Аксель, не разбирая дороги, бросился в туалет. Проиграл сообщение заново. Чтото знакомое слышалось в голосе этого мужчины, но ему никак не удавалось вспомнить, кому он принадлежит. Все звуки перекрыл крик Мириам. Она звала его! Ей было страшно.

Он кинулся к двери.

– Эй, стой! – завопил бармен и бросился за ним. – Ну ты, блин, даешь!

Аксель поднял обе руки в знак протеста:

– Извините, мне пришло одно сообщение, мне нужно бежать. Конечно, я расплачусь.

Лицо бармена скривилось от злости, даже щедрыми чаевыми не удалось его умилостивить.

Выбегая из кафе, Аксель наткнулся на женщину в черном пальто.

– Васто я и ищу, – сказала она, пока он пытался проскочить мимо.

Он обернулся.

– Кайя Фредволл, «ВГ», – представилась женщина. – Мы уже встречались. Мы хотим напечатать интервью с вами.

В голове Акселя бился целый рой мыслей. Мириам! Она была напугана, когда он позвонил ей накануне вечером. Она была напугана, когда он приходил к ней в последний день. Он тогда не понял, в чем было дело, не захотел ничего понять.

– У меня нет времени для таких, как вы, – сказал он как можно спокойнее.

Журналистка схватила его за рукав куртки:

– Мы же в любом случае напишем «стори» о вас, Гленне. Вот тогда вы увидите, что стоило соглашаться на интервью.

Из машины, припаркованной неподалеку, вышел какойто жирный тип с фотокамерой. Он пыхтел, как борец сумо.

– Это Вилли, он работает со мной. Мы отвезем вас домой, по дороге мы можем поговорить.

Аксель отвернулся и двинулся своей дорогой. Журналистка снова попридержала его:

– Тогда, может быть, посидим в кафе? Вам там, похоже, понравилось.

Аксель оттолкнул ее, вырываясь. Она, пошатнувшись, отступила на пару шагов назад и споткнулась о поребрик. Аксель, уже сворачивая за угол, слышал, как она крикнула чтото фотографу.

Он попросил таксиста остановиться в «кармане» для автобусов на улице Хельгесенсгате, дальше пошел пешком. Дверь в подворотню была приоткрыта, он зашел внутрь и захлопнул ее за собой.

На площадке лестницы перед дверью в ее квартиру не осталось ни следа от изуродованного тела, которое лежало там, когда он уходил от нее несколько дней назад. На двери висел пакет с букетом цветов. Это он же сам и послал их, перед тем как его арестовали.

Он позвонил, одновременно поворачивая дверную ручку. Дверь была не заперта.

В прихожей ощущался ее запах. Ее духи. Слегка пахнуло плесенью из ванной. В гостиной свет был включен на всю катушку. Кровать была заправлена; он приподнял одеяло: на подушке лежала футболка. На полочке над кроватью учебник хирургии и фотография мужчины в морской форме.

Кофеварка на кухне была включена, колба наполовину полна. На столе – тарелка с готовой лазаньей в упаковке и надкушенный хрустящий хлебец. Рядом лежал белый конверт формата А5. Он взял его в руки, достал несколько фотоснимков. На первом было запечатлено перепуганное лицо. Он узнал его: Хильда Паульсен, физиотерапевт. Она лежала на полу, прямо под какойто кирпичной стеной. На обратной стороне фото черным фломастером была написана единица. На второй фотографии – лицо мертвеца с кровавыми бороздами от челюсти вниз по шее.

– Сесилия Давидсен, – прошептал он еле слышно.

Она лежала, прислонившись к той же, по всей видимости, кирпичной стене. На обратной стороне снимка двойка, тоже написанная черным фломастером. Третья фотография: голова женщины со светлыми волосами. Он не сомневался в том, что это Анита Эльвестранн. Глаза неотрывно смотрели прямо на него; она еще была жива, но уголок рта с одной стороны был разорван, и из раны свешивался язык. На обратной стороне цифра три.

Четвертым был снимок Мириам. Она улыбалась и казалась веселой, яркое солнце заставляло ее щуриться в камеру, и волосы были пострижены короче, чем теперь. Снимок был сделан на фоне дощатой стены, выкрашенной коричневой олифой. От фотографии половина была отрезана. Ктото стоял рядом с ней, потому что чутьчуть видно было руку, приобнявшую ее за плечо. С обратной стороны, тем же почерком и тем же черным фломастером: «С четвертой это случится».

Он выронил фото из рук, выскочил, шатаясь, на площадку и бросился вниз по перекошенной лестнице, не закрыв за собой дверь.

58

Аксель бежал через Софиенбергский парк. Вдруг он остановился и выхватил мобильный телефон, набрал номер Управления полиции. Ему была невыносима мысль разговаривать снова с инспектором Викеном, и он попросил соединить его с молодым инспектором, фамилия того была, кажется, Нурбакк.

– Я вас переключу на телефон опергруппы, – заявила дамочка на другом конце провода.

– Мне необходимо поговорить с младшим инспектором полиции Нурбакком, – не сдавался Аксель, – и ни с кем другим. Позвоните ему и скажите, что его ищет Аксель Гленне.

Прошло не больше тридцати секунд, как зазвонил его телефон.

– Гленне? Откуда вы звоните?

Аксель узнал голос Нурбакка.

– Я звоню изза Мириам Гайзаускас. Вы ведь знаете, кто это?

– А что с ней?

– Я думаю, что ее похитили. Она оставила мне сообщение на автоответчике.

– Что за сообщение?

– Она кричала, звала меня на помощь. Ктото напал на нее. Повидимому, это произошло вчера вечером. В ее квартире лежит конверт с фотографиями убитых. Вы понимаете, о чем я говорю?

– Понял. Мы пошлем туда машину. Вы придете в Управление полиции, чтобы заявить об этом?

– Мне больше нечего сказать.

Он прервал разговор и выключил мобильник.

Рита так и застыла в прихожей, разглядывая его во все глаза:

– На кого ты похож! Тебя ктото избил?

Он попытался улыбнуться растрескавшимися губами.

– Ты вполне сойдешь за бомжа.

– Конверт, – сказал он и протянул руку.

Рита запахнула халат:

– Что случилось, Аксель? Ты нездоров?

Он не был ни здоров, ни болен. Страх прогнал сонливость, прояснил голову. Он объяснил все парой фраз.

– Никогда не слышала ничего более дикого, – заявила Рита. – Ты знаешь, вот только теперь я действительно испугалась.

– Где у тебя тот конверт, о котором говорила Мириам?

– Все еще лежит в ящике стола в кабинете Улы.

– Можно, я возьму твою машину?

– Да, но ты сначала хоть чтонибудь перехвати из еды. От тебя так и разит спиртным. К чему такая спешка теперь, когда ты уже предупредил полицию?

Он дал себя уговорить. Пока она собирала поесть, он уселся за компьютер, вышел в Интернет. Во всех интернетизданиях главной новостью оказался он сам. «Полиции пришлось отпустить подозреваемого, – прочитал он в газете „Афтенпостен“. – Сорокатрехлетний врач все еще остается под подозрением». В газете «ВГ» эту новость потеснила другая: «Подозреваемый в убийстве разбушевался и накинулся на журналистку». Ему пришлось два раза прочитать этот заголовок, чтобы понять, о чем это. Под этим текстом была опубликована его фотография. Снимок был сделан несколько лет тому назад. Это Бия сфотографировала его в шведском парке аттракционов «Лисеберг». Он стоял рядом с каруселью и смеялся. Когда он увидел этот снимок, освещение в комнате словно изменилось: свет както побурел, стал какимто призрачным, тени стали резче. Все шло к тому, что он потеряет все. Он подумал о Бии, о детях. Больше всего его беспокоил Даниэль «И это твой отец, Даниэль!» В ушах зазвучал голос Мириам – «Когда я в темноте закрываю глаза, я вижу твое лицо. Аксель». Он поднялся на ноги, пошел в ванную Сбросил с себя пиджак и майку, сунул голову под душ «Нука просыпайся, – пробормотал он, – Аксель Гленне, просыпайся немедленно».

Рита поставила на стол тарелку с разогретой куриной грудкой в грибном соусе, бросила взгляд на экран компьютера.

– Прямо горжусь своим знакомством с такой знаменитостью! – сухо заметила она.

Аксель невесело хмыкнул.

– Как там наши пациенты? – поинтересовался он.

– Ни один из них не верит ничему из того, что про тебя пишут, Аксель. Ни один, можешь быть уверен. Многие звонили мне специально, чтобы это сказать. Несколько человек позвонили, чтобы отменить прием, но по совершенно другим причинам. Трое, ну, может, четверо.

– Сольвейг Лундвалл не подавала вестей?

– Давайка садись и ешь, ты бледный как покойник.

Он послушался ее и принялся за еду.

– Звонил ее муж Сольвейг опять в больнице.

– Слава богу.

– Там все очень бурно развивалось, как я поняла. Она хотела повеситься на дереве, вбила себе в голову, что она тебя предала , что это изза нее тебя замели в тюрьму.

– У нее очень сильное обострение, – пробубнил он с полным ртом, – ее сейчас нельзя выпускать, пока не наступит улучшение.

Рита сказала:

– Кстати, мне сегодня вечером звонили из желтого журнала «Се о хёр»[30]. Они хотели опубликовать репортаж о тебе.

Он покосился на нее. Сейчас его ничто не могло удивить.

– Они намереваются подать все в благоприятном для тебя свете – так они утверждали. Чемнибудь порадовать читателей, несмотря на весь этот ужас.

– Что ты им сказала?

– Я предложила им отправляться к чертям собачьим и сеять эту свою радость там, где она действительно нужна.

Он прикрыл ее ладонь своей:

– Если бы не ты, я бы тоже оказался в гостях у этих чертей.

Он хотел чтото добавить, но резко поднялся и отошел к окну.

59

Рита прибралась в его кабинете после обыска, но все же там был беспорядок. Все еще отсутствовал компьютер, книги и папки лежали где попало. Он зашел в кабинет Улы. Похоже, здесь полиция не похозяйничала.

Конверт лежал в среднем ящике письменного стола, там, где он его оставил в прошлый раз. Он приподнял клапан, вытащил сразу всю пачку конвертов поменьше. Все они были проштемпелеваны и адресованы Мириам Еще там лежал отдельный листок бумаги. Он развернул его и узнал ее почерк. Выглядело это как начало письма.

Сегодня я получила последнее письмо от тебя. Да, я встретила другого человека! С твоей стороны гнусно шпионить за мной, но тебе больше не удастся портить мне жизнь. Что бы ты ни придумал, я никогда ничего не расскажу тебе о нем. Когда мы с ним вместе, тебя просто не существует! Даже в моих мыслях!

Ты хочешь напугать меня? Ято думала, что ты понял. Я не желаю тебе зла! Тебе и так пришлось несладко в жизни. Я бы хотела, чтобы у тебя все сложилось хорошо. Но я больше не могу для тебя ничего сделать. Особенно после того, что случилось в домике в тот раз. Я могу тебя понять. Ты мне рассказывал о своей семье, я знаю, что я – единственный человек, которому ты смог довериться. Я много думала о том, что ты мне рассказал. О твоем дедушке, который помог столь многим людям бежать из страны во время войны и которого схватило гестапо и отправило в концентрационный лагерь. Он вернулся оттуда с подорванным здоровьем, но не услышал ни слова благодарности за все спасенные им жизни! Я думала и о твоем отце, который, по твоим словам, был лучшим отцом на свете, но сильно пил и запирал вас в подвале. Я помню тот вечер, когда ты рассказал мне это, словно это произошло вчера. Мы сидели на крылечке перед домиком, и я не могла понять, почему ты серьезно считаешь, будто твоя мать виновата во всем плохом, что с вами случилось, потому что она бросила вас и уехала; но что у твоего отца были благие намерения, что бы он с вами ни вытворял. Я по глупости высказала все, что я о нем думаю, и вот тутто ты будто превратился в другого – человека. Я не могу этого забыть, как бы мне этого ни хотелось! Мне всегда твои глаза будут представляться такими, какими я увидела их той ночью в подвале. Ты тогда ненавидел меня и хотел уничтожить. Никакими извинениями не исправить того, что было разрушено тогда! Я знаю, что ты доверял мне больше, чем всем другим девушкам, что именно поэтому ты рассказал мне все про свою семью. Я могу понять и простить тебя, но я никогда больше не смогу доверять тебе! Ты должен обратиться…

Очевидно, дописать письмо ей чтото помешало. Он стал перебирать конверты. На штемпеле последнего стояла дата – двадцать шестое сентября этого года. В конверте лежал сложенный листок, напечатанный на компьютере.

Это последнее письмо, которое я тебе пишу. Не знаю, прочитаешь ли ты его, но это уже не важно. Вместо этого я начал разговаривать с тобой. Я понял, как мне заставить тебя слушать то, что я имею тебе сказать. Будешь, к дьяволу, слушать каждое мое слово! И у тебя нет никакого шанса отвертеться. Сегодня я тебя ждал. Ты тогда сказала, что тебе требуется время, пока ты снова не будешь готова. Теперь это время прошло. Я тебе устрою сюрприз. Ты вышла из клиники и села в машину вместе с какимто мужчиной. Вы поехали к набережной АкерБрюгге. Вы, черт дери, полчаса просидели в этой машине! На следующий день он отвез тебя домой, и, когда ты собралась выйти из машины, он ткнулся в тебя носом; тогдато я и понял, что у вас шурымуры. Ему сорок три года. Он на шестнадцать лет старше тебя. Он зарабатывает восемьсот пятьдесят тысяч в год, и семь миллионов[31] на книжке. Он женат, у него трое детей. Тебя все это, похоже, устраивает. И я вот думаю, что не надо было мне выпускать тебя тогда из подвала домика и что мало было оставить тебя тогда там на ночь. Что, может быть, я приеду и заберу тебя из твоей теплой постельки какнибудь ночью, когда ты будешь считать, что ты в безопасности, и отвезу тебя назад в тот подвал, и кто знает, выйдешь ли ты когданибудь вообще оттуда.

Аксель сидел и смотрел на листок с письмом. Подпись отсутствовала. На конверте отправитель тоже не был указан. Письмо было послано на следующий день после того, как она начала проходить у него практику.

Мириам несколько раз порывалась рассказать ему о чемто, что с ней случилось. О чемто, что страшило ее. Каждый раз, как она была готова начать рассказ, он уклонялся от этого. Она говорила чтото о подвале домика, в котором она побывала. Гдето возле границы со Швецией. Это было в последнюю ночь, когда он был у нее. «А что ты там делала?» – должен был он спросить, но не стал. Подумал, что дело в какомто мужчине. А он не хотел знать о ее прошлом – о мужчинах, которые были у нее до него. То, что у них было вместе, сосредоточилось на крохотном островке настоящего. И прошлое, и будущее могли в любой момент поглотить этот островок. Но самомуто ему хотелось рассказывать ей о себе, о своем прошлом. Неужели он пытался ее использовать? Он представил себе ее лицо, ее глаза, когда она слушала его. Она вбирала в себя все, хранила в памяти, не пыталась ничего изменить.

Следующее письмо, которое открыл Аксель, было написано более двух лет тому назад.

Когда ты сбежала отсюда, то сделала это якобы потому, что тебе нужно было время, чтобы подумать, но с тех пор прошло уже больше года, и я думаю, что ты мне наврала. Не слишком умно с твоей стороны мне врать. Я знаю, что тебе было страшно сидеть в подвале домика, но я не сознавал, что делаю. Когда ты приедешь, ты увидишь, что я изменился. Ты не поверила мне, когда я сказал, что ты первая, с кем я был вместе. Баб вокруг меня всегда крутилось много. Они сами навязывались, но мне никто не был нужен. После первой ночи в «Сандане», когда мы шли вдоль фьорда, я сказал, что хочу тебя. И никого другого. И тогда ты сказала, что рада этому. Ты еще много чего говорила – что тоже не хочешь никого другого, что всегда будешь со мной, что у нас родственные души, и всякую прочую бабью чепуху. Что тебе нравится спать со мной. Что я лучший из тех, что были у тебя. Убить когонибудь не хуже, чем дать комунибудь чтото, а потом вдруг отнять.

Еще одно, датировано девятнадцатым августа прошлого года.

Я знаю, что ты видела меня сегодня. Ты прошла совсем рядом с моей машиной. Ты заметила меня и притворилась, будто не видишь, и перешла на другую сторону улицы вместе со своей подругой. Вы поехали на метро до «Стортинга», а там пошли в кафе «Алексис». Ты провела там час, а потом пошла домой. Свет в твоем окне горел до десяти минут двенадцатого. Потом он погас. Значит, ты заснула. Или, может, ты лежала и думала. Всю эту неделю я не ходил на работу – использовал отгулы. Не было в сутках секунды, когда бы я не знал, где ты и чем занимаешься.

Письмо от девятого июня.

Если только ты сможешь забыть то, что случилось, то я вот что придумал. Я продам домик, возьму кредит и куплю в городе квартиру побольше. Достаточно большую для двоих. Пожалуйста, забудь то, что случилось. Я проштрафился, но получил урок.

Аксель снова и снова перебирал листочки, проникая все глубже в отношения, о которых не желал ничего знать. Он понял, что вот эти письма могут рассказать ему о том, что с ней произошло, но еще и о том, где она может быть. Он помнил, что Мириам рассказывала ему о домике, где она побывала. Должно, быть, это тот самый домик, о котором шла речь в письмах, с подвалом, который использовали во время войны. Хозяин домика переводил людей через границу, рассказывала она. Дедушка ее знакомого.

Почерк, которым были написаны письма, становился все более неряшливым. Тон тоже изменился: в тех, что были написаны, по всей видимости, еще до разрыва, никаких угроз не было. Аксель открыл конверт, помеченный 16 июля пять лет тому назад:

Я все еще сижу на крыльце и смотрю на дорожку. А потом я смотрю на свой палец с кольцом, которое ты мне подарила. Обручен. Вот бы ты в выходные оказалась свободна и решила приехать. Сюрприз! Ты любишь делать мне сюрпризы. Что ты придумала в ночь перед тем, как тебе нужно было уехать, я бы никогда себе представить не мог…

Дальше Аксель читал по диагонали.

Я знал, что тебе поправится здесь, в лесу. Самый чудесный домишко в области Хедмарк. Мы здесь можем жить месяцами, годами, и никто нас не потревожит. Может, нам стоило бы переехать сюда, обосноваться здесь насовсем, ходить на охоту, жить тем, что найдем в лесу, как жил мой отец? Чтобы нам никто не докучал.

Вместе с письмом и конверте лежала фотографии. Аксель поднес ее поближе к настольной лампе, чтобы на нее падал спет. Это был тот же снимок, что лежал у нее дома на кухне, но здесь ничего не было отрезано. Она стоила на фоне дощатой стены, покрытой коричневатой олифой. На фото был и тот, кто обнимал ее за плечи. Видно было, что он на двадцать – тридцать сантиметров выше ее. По чертам лица было понятно, что у него синдром Дауна. На земле; перед ними – тень от головы и рук, отброшенная тем, кто их сфотографировал. На обратной стороне снимка было написано: «Освальд не может найти слов, чтобы это выразить, но и ему ты тоже нравишься».

Аксель выхватил письмо из конверта, проштемпелеванного четырьмя неделями раньше того, что он только что прочел.

Все хожу из угла в угол и считаю дни до твоего приезда. Радуюсь тому, что смогу показать тебе все то, что мне так дорого. Я знаю одно место, о котором больше никому не известно, там можно отлично искупаться. Маленькое озерцо недалеко отсюда. И еще мы можем подойти поближе к границе, и там я тебе покажу медвежью берлогу. Может быть, и сама матушкамедведица окажется на месте. Не так давно я там видел следы медведицы и двух медвежат. Ты же говорила, что внутри я – медведь. Да и ты тоже, мне кажется. Я привел машину и порядок и встречу тебя на станции, как мы договаривались. Но на эту старую развалюху полагаться нельзя. Если она вдруг забарахлит на лесовозной дороге, придется тебе до Омуэна ехать на автобусе. Домик расположен почти на десять километров севернее, в глубине леса, так что даже и не пытайся разыскать его сама, попроси когонибудь из ребят с бензоколонки «Эссо» подвезти тебя сюда. Я у них подрабатывал на школьных каникулах еще с тех пор, как был совсем мальчишкой. Спроси Рогера Охейма и передай ему привет от меня.

Аксель заново перечитал последние строчки. «Она в этом домике! – пронеслась у нет и голове мысль. И в ту же секунду: – Я знаю, как мне его найти».

Было пять минут пополуночи. После седьмого звонка он уже начал сомневаться, что ктонибудь снимет трубку. И тут на другом конце ктото хмыкнул.

– Том? Это папа.

Ответа не было, но ему слышно было дыхание сына. Аксель представил себе, как тот стоит в темноте своей комнаты в боксерских трусах и футболке и пытается понять, что происходит.

– Отец, – пробормотал он. – Вот черт…

Волосы у него наверняка падают на глаза, и ему холодно. Когда Акселю в последний раз так хотелось обнять сына? Прижать его к себе так крепко, чтобы он никуда не мог от него деться.

– Что тебе надо? – Голос зазвучал раздраженно: парень вновь обрел самообладание.

– Том, у тебя ко мне тысяча вопросов. Скоро ты получишь ответ на все, если я только буду в состоянии ответить. Но вот как раз в этот момент ты должен помочь мне в одном очень срочном деле. Ты понял?

В трубке снова хмыкнули.

– Ты помнишь карты, которые остались после дедушки, те, что лежат на чердаке? Мы их еще смотрели все вместе – ты, я и Даниэль.

– Это те старые, с войны?

– Вот именно их я и имею в виду. Ты должен подняться на чердак и найти их.

– Что, прямо сейчас?

– Да, прямо сейчас.

– Зачем они тебе?

Аксель сказал как можно спокойнее:

– Пропала женщина. Я должен найти ее, пока не поздно.

– Вы с матерью собираетесь развестись?

– Ты должен сделать то, о чем я тебя прошу. Залезь в шкаф, который стоит за чемоданами и тюками с зимними вещами. Возьми с собой телефон. Не разбуди никого.

Он слышал, как Том открыл дверь своей комнаты, как он пробирался по дому. Аксель представил себе, что тоже идет там, рядом с сыном, по дому своего детства. Запахи из кухни, ванной и туалета, мыла, духов, хлеба и остатков ужина. И запах самого дома – запах, пропитавший стены, хранящие всю историю семьи. И запах спящих, тех, кто больше всего значил для него в этом мире, для кого он значил больше всех. Бели дверь закрыта неплотно, он мог бы остановиться перед ней, прислушаться к дыханию Бии в темноте.

Он услышал, как Том открыл дверь на чердак, и взял себя в руки. Подробно рассказал, где именно должны лежать карты – в коробке на второй сверху полке в шкафу.

– Ну что, нашел карты, Том?

– Да.

– Ты должен их отправить факсом туда, где я сейчас нахожусь. Но сделать это надо тихонечко, чтобы не разбудить маму.

– Чёто кажется, они не влезут в факс.

– Тогда ты должен разрезать их и отправить мне по частям.

– Ты хочешь, чтобы я их испортил?

– Их можно будет склеить, если они нам еще понадобятся.

Он объяснил Тому, в какой последовательности что делать. В комнатке рядом с кабинетом загудел факс. Убедившись в том, что изображение получилось достаточно четким, он спросил:

– Как дела у Марлен?

Том не знал.

– Она теперь спит вместе с матерью. Почему я никогда не встречался с Бреде, если он мой дядя?

Аксель посмотрел на часы. Было уже без пяти час.

– Он не хочет меня видеть.

– Мать говорит, что он чокнутый.

– Она его тоже никогда не встречала. С Бреде плохо обошлись. Он был обозлен, потому что я всегда оказывался в лучшем положении.

Том сказал:

– Если ты – Даниэль, то я – Бреде.

Сердце у Акселя ёкнуло.

– Это неправда, Том. Я тебя очень люблю.

– Про тебя пишут во всех газетах и говорят по телевизору. С кем бы я ни встретился, сразу начинают говорить о тебе за моей спиной. Называют тебя убийцей проклятым.

– Они ошибаются.

– Ты от нас переедешь?

– Я не знаю, Том. Я знаю только, что это скоро кончится.

Он разложил листки на столе. Карты были составлены в сороковые годы. Пути, по которым можно было перейти границу Швеции, изображенные борцом Сопротивления Торстейном Гленне для своих сыновей. И кружочки там, где находились домишки, в которых можно было спрятаться. Через много лет после этого Аксель показывал их своим сыновьям и объяснял теми же самыми словами, какова цена победы.

В Интернете он нашел карту Оснесского района и распечатал ее тоже, нашел Омуэн. «Почти на десять километров севернее», – было написано в полученном Мириам письме. Он водил пальцем по карте отца, разыскивая нужные точки: озеро Фаллшёэн, Омуэн, проселочная дорога на север, от нее в сторону грунтовая дорога. Он прикинул расстояние. Получалось, что это одно из мест, обведенных Торстейном Гленне в кружочек.

– Там ты ее держишь, сволочь! – пробормотал он. – Но теперь я знаю, где это.

Инспектор полиции Нурбакк ответил с первого раза. Аксель сказал:

– Я знаю, где она.

– Какого черта! Вы о Мириам говорите?

Аксель объяснил, что он нашел в письмах. Он думал, что его слова будут восприняты скептически, но, похоже, инспектор полиции отнесся к ним всерьез.

– Письма подписаны? – спросил он.

– Нет, но в одном месте упоминается имя. – Аксель нашел фотографию. – «Освальд», – написано там. Это, наверное, тот человек, что сфотографирован вместе с Мириам. Крупный мужчина, у которого, повидимому, синдром Дауна.

– Прекрасно, это зафиксировано. Еще чтонибудь?

– Автор писем рассказывает, что он работал на бензоколонке «Эссо» в местечке под названием Омуэн.

Нурбакк протяжно присвистнул:

– Мы свяжемся с хозяином. Может быть, этот тип все еще работает у них. Вы за один вечер сумели сделать больше, чем полиция за четыре недели.

Аксель не знал, как это понимать. Может быть, эта фраза должна была послужить своего рода извинением.

– Мы сразу же пошлем туда людей, – решил Нурбакк. – Объясните мне, как туда ехать, а я пока позвоню в оперативный центр.

– Проехав Омуэн, нужно через пару километров свернуть. – И он описал весь маршрут через лес.

– Я открыл карту на компьютере. Какиенибудь указатели там есть после того, как свернешь с шоссе? – уточнил Нурбакк.

Аксель сверился со своей картой:

– В конце первой после поворота дороги стоит указатель «Охейм». Нужно проехать мимо и свернуть к востоку, уже отъехав довольно далеко оттуда.

Нурбакк попросил его повторить описание маршрута.

– Ладно, мы возьмем с собой когонибудь, хорошо знакомого с местностью. И еще нужно прихватить людей из группы быстрого реагирования. Но нам надо торопиться. Мы вам перезвоним, если у нас возникнут сомнения в правильности пути.

– Я тоже еду туда, – сказал Аксель.

На другом конце провода повисла тишина. «Я должен ее найти, – подумал Аксель. – Может быть, после этого я ее больше никогда не увижу. Но я должен найти Мириам, иначе я потеряю все».

– Думаете, это разумно? – засомневался Нурбакк. – Это очень тонкая операция.

– Я возьму с собой карту и письма.

Положив трубку, Аксель ощутил покой. Несколько капель дождя прилетели из ночи и образовали узор на окне. У него было такое чувство, будто его мысли очистились от нескольких слоев шлака.

– Я еду туда, – повторил он, закрывая дверь кабинета.

Вчера вечером, когда я сидел в машине, залепив тебе рот скотчем, я не проронил ни слова. Только теперь, когда ты лежишь там на постели, ты услышишь все, что я хочу сказать. Летом три года тому назад мы в последний раз лежали в этой постели вместе. Этой ночью мы тоже будем лежать так. Может быть, я развяжу тебе руки, чтобы ты могла прикасаться ко мне. Ни одну из других я не тронул. Я не такой. Ложился там рядом с ними только для того, чтобы они не чувствовали себя одинокими. Но ты принадлежишь мне. Я хочу взять тебя в последний раз перед тем, как снесу тебя в подвал. Ты там и раньше побывала. Если бы ты знала, как я радуюсь тому, что увижу твои прекрасные глаза в тот миг, когда ты поймешь, как это произойдет. Ты рассказывала мне эту историю про близнецов, которые не хотели разлучаться. Одному из них пришлось отправиться в царство мертвых. Может быть, я скоро приду туда, вниз, к тебе, так что мы сможем быть вместе. Когда это произойдет, определит бог случайностей. Торопиться нужно только с тобой. Скоро выяснится, что ты пропала. Я просил тебя взять с собой те фотографии, которые я положил в твой почтовый ящик, а ты оставила их дома. Может быть, я успею туда заскочить перед работой завтра с утра. Может быть, я позволю их найти комунибудь другому. Я постоянно оставлял им следы, за которые можно ухватиться. Масса возможностей найти меня до того, как я тебя захвачу. Если бы они там, в своем Управлении полиции, умели работать, этого бы не случилось. Ни с тобой, ни с другими. Пусть сами себе скажут спасибо, идиоты. Я тебе говорил, что неверность – худший из всех грехов. Да, в общемто, единственный. Я это сказал в один из самых первых дней занятий в школе. Мы тогда прогуливали уроки и отправились вдоль фьорда. Ты сказала, что тоже так считаешь. Я думал, ты понимаешь, что я говорю серьезно. Ты же только делала вид, будто поняла. А нужно было слушать меня. Ты совершила то, чего тебе ни в коем случае нельзя было совершать. Кто он, мне наплевать. Он может быть кем угодно. Теперь уже поздно. Теперь я вхожу к тебе, Мириам.

Часть V

60

Пятница, 26 октября, ночь

Когда Аксель проехал Конгсвингер, было без четверти два. Стрелка указателя уровня бензина качнулась вниз на красное поле, но он тянул с остановкой.

Он отъехал подальше от долины реки Гломма, и местность изменилась. Дорога петляла между двумя стенами густого ельника. Если он найдет Мириам, что с ними будет? Он знал это, но страшился додумать эту мысль до конца.

– Чтобы не быть самому себе отвратительным, ты должен ответить за свои поступки, – пробормотал Аксель, и слова эти будто были сказаны голосом отца.

Торстейн Гленне презирал тех, кто не умеет отвечать за свои поступки, кто прячется в кусты и оставляет другим расхлебывать кашу. И как всегда поступает Бреде, думал отец: «Ты ни в коем случае не должен стать таким». Голос матери: «Аксель – сын своего отца».

Он проехал мимо озера; должно быть, это и было Фаллшёэн. Добрался до места, которое называлось Омуэн, свернул на бензоколонку. Ночью она не обслуживалась, и Аксель остановился возле автоматического насоса, где можно было расплатиться карточкой. «Ты здесь работал, – подумал Аксель, откинув крышку бензобака и опустив в него шланг, – может быть, ты до сих пор работаешь здесь. Я наступаю тебе на пятки, а ты ничего не подозреваешь».

Ему хотелось пить; обогнув здание, он нашел кран, с жадностью припал к нему. На углу стоял мусорный контейнер. Аксель подобрал канистру изпод стеклоочистителя, сполоснул ее и набрал бензина в нее тоже, уселся в автомобиль и заново изучил карту. Рассмотрел фотографию выкрашенного коричневой олифой домика, который затерялся гдето в глубине леса. Двинувшись снова в путь, он начал считать отходившие от дороги проселки, свернул на третий из них. «Охейм» было написано на указателе.

Аксель посмотрел на спидометр. Пройденное машиной расстояние составляло почти пять километров. Справа показался поворот на лесную дорогу. Она шла на северовосток и терялась среди густого ельника. Пятнадцать минут он ехал по ухабистому и каменистому проселку. Потом дорога делала резкий поворот и уходила круто вверх. На вершине холма ее перегораживал шлагбаум. Аксель увидел, что шлагбаум заперт на внушительный замок. Пришлось задним ходом возвращаться в сторону проселка. Через пару сотен метров он добрался до места, где можно было припарковать машину, вынул из бардачка карманный фонарик, который ему одолжила Рита, потрусил назад к шлагбауму. Если бы полиция добралась сюда раньше его, они бы срезали замок. Он позвонил инспектору Нурбакку, тот не отвечал. Аксель прикинул, стоит ли дожидаться его приезда. «Мириам», – пронеслось у него в голове, и он отказался от этой затеи.

По ту сторону шлагбаума склон вздымался еще круче. На вершине дорога огибала маленькое озерцо. Тишину нарушали только звук его шагов по пружинящей почве, шумное дыхание, стук сердца. За невысоким пригорком стоял домик. Аксель едва различал его очертания в темноте, но чувствовал, что это там. Подойдя вплотную, он узнал ту стену, на фоне которой была сфотографирована Мириам на том снимке, – темные мореные поперечные доски.

Дверь была заперта. Он обошел домишко, включил фонарик и посветил в окно. С той стороны, что была закрыта от ветра, – несколько окошек поменьше. Аксель осмотрелся в поисках чегонибудь, чем можно было бы разбить стекло. В дальнем конце двора стоял сарай. Он тоже был заперт, но ушки, к которым крепился навесной замок, проржавели и разболтались. Он взялся покрепче и дернул; ему удалось сорвать замок, и он повалился навзничь вместе с дверью. Аксель посветил в темноту, увидел высокий штабель дров, вытащил из него полено. Штабель посыпался. Он скорее почувствовал, чем заметил тень, промелькнувшую над ним, увернулся, но его ударили чемто большим и тяжелым, тем не менее ему удалось выскочить из сарая.

Когда он снова туда заглянул, на полу лежала темная неподвижная туша. Он пнул ее ногой. Огромный безжизненный зверь – медведь. Глаза остекленели, из открытой пасти торчали острые желтые зубы. Это было чучело зверя, приколоченное к подставке. Две лапы были отрезаны. Аксель отпихнул его в сторону и прихватил с собой деревяшку, изза которой развалилась поленница. Собравшись выходить, он обнаружил прицеп, стоявший внутри сарая прямо перед выходом. Это был детский раскладной прицеп для велосипеда, совсем новый.

Он разбил стекло, откинул крючки, пролез внутрь, постоял, принюхиваясь. Пыль и древесная смола, вонь протухшей еды. Аксель посветил фонариком по сторонам. На полу домотканые коврики. Сам пол, похоже, недавно покрыли лаком. Дрова в печи. На двух стенах – пейзажи с изображением озерца и заходящего солнца за деревьями. Полуоткрытая дверь в крохотную кухоньку. Холодильник был закрыт, но отключен от сети. На полках – пара коробок с прокисшим молоком и никакой еды, которая могла бы так вонять. У входной двери он нашел ящик с предохранителями. Значит, в домике имеется свой электрогенератор.

На столике в гостиной лежали карта местности и конверт, в конверте фотографии. Аксель достал их, посветил на ту, что оказалась сверху. Мириам, идущая по городской улице. Следующей оказалась фотография хутора, на котором она выросла, снятая из окна. На третьем фото была запечатлена женщина в темном пальто, выходящая из дому. Аксель узнал Сесилию Давидсен и ее виллу в районе Виндерн. Он быстро просмотрел остальные снимки. Фотография машины Мириам, внутри угадываются два силуэта, на заднем плане – паром, курсирующий между центром и Несодденом. Потом он сам, выходящий из автомобиля. Последний снимок в стопке был сделан в темной комнате. Он сумел различить свое собственное лицо на какойто кровати. Рядом с ним на подушке – темные волосы Мириам. Аксель отшвырнул фотографии на стол.

За печкой он обнаружил две двери. Ближайшая из них вела в спальню с двухъярусной кроватью. В углу шкаф, набитый шерстяными одеялами.

Вторая дверь была заперта. На полу перед ней чтото лежало. Белая футболка. Он расправил ее и тотчас же узнал – по ее имени, выложенному на груди розовыми пайетками. Футболка была вся в засохших желтоватых пятнах. Аксель всем телом навалился на запертую дверь. Та не поддавалась.

– Мириам, – прошептал он в щель между дверью и стеной, прижался к ней ухом и прислушался.

Оттуда не донеслось ни звука.

Он достал мобильный телефон, снова попробовал набрать номер младшего инспектора. И в ту же секунду звонок телефона раздался на кухне. Аксель схватил полено, которое оставил на столике в гостиной, осторожно прокрался на кухню, терзаемый ужасным предчувствием. Чтото случилось позади него. Не успел он обернуться, как на него чтото обрушилось, на мгновение расколов тьму перед глазами. И он провалился в небытие.

61

В начале восьмого Нина Йенсен была уже в своем кабинете. Она беспокойно спала и проснулась рано. Проворочавшись в постели больше часу, она решила лучше встать и заняться чемнибудь полезным.

Выплюнув изо рта никотиновую жвачку, она напечатала свой пароль и вошла в систему.

– Ну, вперед, по новой, – пробормотала она обреченно.

После того как с Гленне обвинение было снято, им пришлось заново пересмотреть все показания свидетелей и другие документы Это напоминало настольную игру «ли ла», которая была популярна во времена ее детства. Когда до цели оставалось совсем чутьчуть, можно было споткнуться и скатиться к одному из первых полей. Нина постаралась не вспоминать о том, сколько тысяч страниц документов по этому делу у них уже скопилось. И снова вернулись мысли о посещении кафе вечером накануне, не дававшие ей уснуть всю ночь. «Ну пока, Арве», – сказала она, когда они подошли к гаражу Управления полиции, и прозвучало это скорее как приглашение. И он подошел поближе и погладил ее по щеке, глядя при этом ей в глаза. В какойто момент она подумала. «Вот сейчас случится это». Но он сказал: «Пока» – и пошел к двери гаража, оставив ее стоять там. Но, отойдя на пару шагов, он обернулся и предложил снова куданибудь сходить на днях. Может быть, сходить выпить пива вместе.

Нина схватила ручку и написала: «Арве». Сидела и смотрела на эту надпись. Почерк у нее всегда был красивый, и его имя очень хорошо смотрелось. Она достала пакетик с жевательным табаком и, пощелкав мышью, добралась до файла, посвященного Мириам Гайзаускас. Ей вспомнилось коечто, о чем они разговаривали накануне. Возраст жертв.

Паульсен – 56, Давидсен – 46, Эльвестранн – 36. Три месяца тому назад Мириам исполнилось 26. В животе забурчало: Нина еще не завтракала. В ящике письменного стола нашлось яблоко, она схватила его и надкусила. Чтото там было еще. Первая жертва была обнаружена в лесопарке Нурмарка, следующая – во Фрогнерпарке, а третья – под дверью Мириам. На двери у нее обнаружили царапины от медвежьих когтей. Все как бы приближалось да приближалось. Нина внимательно прочла все комментарии Арве к записям в файле и с улыбкой отметила, что он исправил ошибку, о которой она ему сообщила. В Норвегии проживает семь лет – было там теперь написано. Первый год обучалась в народной школе «Сандане», поселок Нурфьорд.

Нина закрыла этот документ и вывела на экран обзор всего, что было написано ею самой за то время, что она работала над этим делом. Ее мучило ощущение, что она чтото прозевала, какуюто важную деталь, чтото, на что в свое время не обратила внимания. Она открыла отчет о посещении пансионата в Рейнколлене, вовсе не будучи уверенной в том, что найдет эту информацию здесь. Она услышала в коридоре шаги и узнала их, выплюнула табак и задвинула мусорную корзину поглубже под стол. Арве всегда приходит на работу рано. Если бы ее, которая, безусловно, относилась к совам, допросить с пристрастием, она бы, пожалуй, призналась, что у нее, может, и не один был повод прийти сюда раньше всех в это утро.

Кабинет Арве располагался немного дальше по коридору, и он должен был пройти мимо ее двери, которую она оставила приоткрытой. Но чтобы уж наверняка быть уверенной в том, что он сообразит, что она здесь, она пнула мусорную корзину и выругалась. Шаги в коридоре затихли, в дверь постучали. Она развернулась в своем кресле.

– Привет, Нина. У тебя проблема?

– Да нет, я просто… споткнулась.

Обо что можно было споткнуться сидя, она не уточнила.

– Спасибо за вчерашний вечер, – улыбнулся Арве.

От того, как он это сказал, у нее зарделись щеки. Наверное, он заметил это, потому что добавил:

– Мне очень понравилось.

– Мне тоже, – пролепетала она и, взяв себя в руки, показала на его запястье. – Ты порезался, Арве?

Он взглянул на руку:

– Вот черт, я думал, что все вытер. Ободрал руку сегодня утром, когда жиклёр в машине прочищал. – Он подмигнул ей. – Не беспокойся, я и это переживу.

Выглядел он более бледным, чем обычно, лицо осунулось, глаза воспаленные.

– Ты хорошо спал? – заботливо спросила она.

– Не могу сказать, такое впечатление, будто мой мобильный звонил всю ночь.

– Чтото важное?

Он провел рукой по небритому подбородку. Отрастающая щетина была темнее, чем волосы на голове.

– Вот, например, некий Аксель Гленне звонил несколько раз.

Нину разобрало любопытство:

– И что ему было надо?

– Да кто его знает? Он чтото невнятное талдычил про эту студенткумедичку, про какоето письмо, которое она якобы получила. Мне кажется, он с нами ведет какуюто свою игру. Мне удалось его убедить в том, что мы все, кто сейчас на месте, тут же срочно помчимся выполнять его указания. Остальное услышишь на утреннем совещании.

«Не уходи!» – подумала она, и, видимо, он почувствовал, потому что Арве подошел поближе.

– А ты чем тут занимаешься? Мне казалось, что ты вовсе не ранняя пташка. – Он поглядел на экран ее монитора. – Оснесский район? Ты же мне так и не рассказала подробнее, как вы туда ездили.

Нина закинула ногу на ногу. И сегодня тоже на ней была надета облегающая блузка. Она заметила, как его взгляд скользнул по ее груди.

– Там лес стеной! – вздохнула она. – Ты, наверное, не можешь себе представить, что это за испытание для женщины, выросшей в Бергене, забуриться в такую глушь! Тыто сам ведь вырос в такой же чащобе.

Он доброжелательно улыбнулся. Нине показалось, что он собирался присесть на край ее стола, так что она могла бы прикоснуться к его бедру.

– Два таких выезда за две недели, – защебетала она, очищая стол от лишних бумаг. – Викен заехал в какойто глухой тупик. Мы доехали до шлагбаума и застряли там. Ты только представь себе: я одна с Викеном в девственном лесу. Нервы щекочет, скажу я тебе. Я себя почувствовала Красной Шапочкой на пути к бабушке. А в первую поездку и того хуже, я тогда оказалась в таком месте, называется Рейнволлен…

– Рейнколлен.

– А, и правда. Место обитания неземных существ с диковинными синдромами.

Арве молчал, и она почувствовала смущение, начала в подробностях рассказывать о посещении пансионата, о пожилой женщине, которая там работает, и о похожей на мумию иссохшей бедняге неопределимого возраста в инвалидной коляске.

Она излагала эту историю весьма живо, как ей самой показалось, и Арве пару раз улыбнулся.

– В какойто момент я здорово струхнула. Из одной комнаты вдруг вышел такой огроменный детина, даун. Встал посреди комнаты, ударил себя кулаком в грудь и заревел. – Она воспроизвела его ужимки и слова: – «Освальд мишку ловить! Освальд мишку ловить!» А тетки на это – ноль внимания. Уселись себе с ним вместе на диванчик и давай его поглаживать по шерстке – он и успокоился.

Нурбакк кивнул:

– Они умеют с ним обращаться.

Нина отодвинулась от него вместе с креслом.

– Ты знаешь?.. Ты там был?

Он посмотрел ей в лицо. Выражение его глаз изменилось, ей показалось, они стали какимито жестокими, но потом его взгляд вновь стал приветливым. Арве облокотился о ее стол и улыбнулся:

– Освальд мой брат.

62

Нина изо всех сил пыталась сосредоточиться. Она прошлась по всему тексту заметок о посещении Рейнколлена, потом еще раз перечитала показания Мириам Гайзаускас. Арве ушел к себе в кабинет, а кроме него, никого еще не было. Она пыталась сосредоточиться на чтении материалов по делу, но в ушах все еще звучал ее собственный голос – как она изображает страдающего монголизмом Освальда. Она закусила губу. Давно она не чувствовала себя такой дурой. Она несколько раз попросила прощения. Арве пытался обратить все в шутку. Заверил ее, что не принимает ничего на свой счет. Что его не задевают такие подтрунивания. Что ему делали и говорили вещи и похуже. Что дело тут в недостатке знаний, а не в злом умысле. «А ты правда не сердишься на меня?» – повторяла она раз за разом. Перед тем как уйти, он погладил ее по голове. Легонько так прикоснулся. Хотел утешить, наверное, а может, и по какойто другой причине.

Не успела она решить, что об этом думать, как позвонили с центрального поста:

– Тут один человек звонит, он у меня на связи. Просит соединить с тобой. Говорит, что он католический священник из какойто церкви здесь, в Осло.

«Мириам!» – пронеслось в голове у Нины. Звонивший представился отцом Раймондом Угельстадом из ордена доминиканцев.

– Это касается Мириам? – вырвалось у Нины.

– Да, – сказал святой отец. – Она называла ваше имя, когда заходила ко мне на днях; я так понял, что вы, видимо, беседовали с ней.

Голос у него был высокий, и говорил он немного в нос. Она представила себе пожилого полноватого человека, монаха в коричневой рясе.

– Я звоню, потому что очень беспокоюсь. Я, откровенно говоря, боюсь, что с ней могло чтонибудь случиться…

Двумя минутами позже Нина уже стучалась к Арве Нурбакку. Как хорошо, что она может прямо сейчас обсудить с ним то, что рассказал святой отец. И это могло бы загладить недавнюю неловкость, может быть, она и вовсе забылась бы.

– Мне только что звонили. Это касается Мириам. – И она пояснила, в чем дело.

– Это необходимо проверить сразу же, – решил Арве. – Я как раз пытался дозвониться до нее, но она не отвечает.

Дверь в квартиру Мириам Гайзаускас была приоткрыта. На дверной ручке висел пакет – такой, в каких продают цветы. Нина развернула маленькую открытку, прикрепленную к пакету золотой тесемкой. «Когда это закончится…» – было написано в ней. Она показала ее Арве, который наклонился, чтобы разобрать надпись.

– Не нравится мне это! – пробормотала она и ногой распахнула дверь. – Мириам?

Арве встал сзади:

– Наверное, нужно принять меры предосторожности, прежде чем входить, Нина.

– У нас нет на это времени. – Ей очень хотелось продемонстрировать ему свою решимость. – Кого нам остерегаться? Думаешь, мы здесь наткнемся на страшного медведя?

Он засмеялся:

– А ты не из пугливых!

Нина прошла в гостиную. Там все на первый взгляд выглядело так же, как при ее последнем посещении. Несколько бутылок пепси на столе, стопка книг. Спальный альков был пуст, одеяло брошено как попало.

– Мириам? – повторила она и прошла на кухню.

И там никого. В раковине громоздилась немытая посуда. На столике оставлена тарелка. Рядом с ней лежал вскрытый конверт и несколько фотографий. Она взяла в руки одну из них. На ней была Мириам. Половина снимка была отрезана. Нина перевернула его и прочитала на обороте: «С четвертой это случится».

Викен побарабанил пальцами по столу. Он был свежевыбрит, и пахло от него дорогим лосьоном после бритья. Отглаженная белая рубашка была застегнута до самого верха. Нина знала, что Паянен и Ярле Фрёэна после промаха с обвинением, которое пришлось снять, вызывали на ковер к ведущему криминалисту. Нагоняй достался им. А уж чего ведущий криминалист терпеть не мог, так это когда ктонибудь пытался свалить ответственность за свои ошибки на нижестоящих. Правда, как только Паянен вышла оттуда, она вызвала Викена на свой собственный ковер, но стоять на нем было значительно мягче, и незаметно было, чтобы эта беседа сильно сказалась на инспекторе. Возможно, Викен уже запасся хладнокровием, так что рассказ Нины и Арве о находке в квартире Мириам, похоже, только укрепил его во мнении, что он был прав. Сейчас он походил на пса, который, если уж вцепился в когонибудь, ни за что не ослабит хватку.

– Нет времени сокрушаться по тому, что прохлопали, – произнес он. – Можете быть уверены в том, что Паянен прекрасно знает, что я думаю. Я просил оставить человека дежурить у квартиры студентки. Я просил выделить денег на слежку за Гленне после того, как мы его отпустили. Но кто ж меня послушал!

Он исподлобья оглядел кабинет, но Нине почудился в его серых глазах довольный блеск.

– Ты должен был следить за ней, – сказал инспектор Арве Нурбакку.

– Я звонил ей вчера вечером. И все вроде бы было в порядке. Я ее просил держать на видном месте мой номер телефона и немедленно со мной связаться, если чтонибудь произойдет.

Викен поднял руку:

– Ты сделал все, что мог, Арве. Хорошо, что хоть ктото понял, с чем мы тут имеем дело.

Нурбакк принял похвалу не моргнув:

– Еще вот какое дело. Гленне звонил мне два раза этой ночью.

Викен вытаращил глаза:

– И что ему было надо?

– Сначала он около одиннадцати позвонил на центральный пост, попросил соединить со мной лично. Когда я ему перезвонил, он сообщил, какими говнюками он нас всех считает. А я сдуру позвонил ему, не скрыв номер своего мобильного, и через несколько часов он снова позвонил. Понес какуюто невнятную чушь об этой Мириам. Продолжал браниться. Судя по тому, как он говорил, был не совсем трезв. Или что он там употребляет… Позже он еще пару раз звонил, но я себе позволил не ответить.

– Это вполне понятно, – согласился Викен. – Нина, ты отвечаешь за розыск Мириам. Все материалы на нее проверены, обновлены?

Нурбакк оглянулся на нее.

– Мне туда нужно еще добавить пару вещей, – поспешно вставил он. – Прямо сейчас этим и займусь. Дайте мне пару минут, и я раздобуду еще и распечатку звонков с ее мобильного телефона и с телефона Гленне.

– Хорошо. А ты, Йенсен, проверь, когда был послан пакет с цветами и кем. Есть у меня на этот счет сильные подозрения. А где Сигге?

– Он звонил, – сообщила Нина. – Сидит дома с больным ребенком. Или с двумя. Обещал, что постарается выбраться попозже.

Кустистые брови Викена, изогнувшись, сошлись на переносице, как две жирные гусеницы в акте спаривания.

– Ну что будешь делать с этим мужиком? – пробурчал он. – Жены у него, что ли, нет?

Цветы были посланы из магазина «Флауэр пауэр»[32] в районе Майурстюа в среду вечером, без двадцати семь. Нина позвала к телефону продавца. Ему казалось, что он вспомнил мужчину, который выбрал этот букет из девяти роз на длинных стеблях. Описал он этого человека весьма расплывчато, но Гленне под описание подходил.

Продолжая думать о цветах, Нина набрала номер телефона справочной службы. Так, значит, посыльный с цветами был там в среду вечером. Поскольку на звонок никто не отозвался, он повесил пакет на дверь. В пятницу утром цветы там все еще висели. Но, по словам Арве, Мириам была дома, когда он звонил ей вчера вечером. Почему же она не забрала пакет с цветами?

Нина снова открыла отчет, который Арве написал о Мириам. То, чего она никак не могла вспомнить, имело отношение к его записям, – теперь это было очевидно. Чтото такое, что сказал Арве. Ну никак не хотело всплыть в памяти… Он еще не добавил туда информацию о том, что она была помолвлена с кемто. Нина все сидела и всматривалась в текст на экране. Мириам упомянула както, что человека, с которым она была помолвлена, она встретила в первый год своей жизни в Норвегии. То есть тогда, когда она училась в народной школе в Нурфьорде. Можно было просмотреть списки бывших учеников, но вовсе не обязательно, что ее тогдашний жених учился вместе с ней в этой школе. Проще было бы спросить у когонибудь из ее знакомых.

В своих показаниях Мириам упомянула двух бывших одноклассниц как своих ближайших подруг. Нина записала их имена. Она нашла в блокноте эту запись. Подумала, что надо бы сообщить эти имена Арве, иначе может создаться впечатление, что она лезет в дело, порученное ему, что ей кажется, будто он недостаточно хорошо работает. С другой стороны, Нурбакк взялся проверить целую кучу разговоров по мобильной связи, так что ему и так есть чем заняться. И если уж Нина выяснит чтонибудь интересное, то, конечно, предоставит ему самому возможность доложить об этом начальству. Он будет ей только благодарен. И тогдато она и сможет напомнить ему об их уговоре сходить выпить пива вместе.

Она собралась было позвонить в справочное, чтобы узнать номера мобильных телефонов этих подруг, как к ней в кабинет ворвался Викен:

– Ну, теперь он наш!

Нина никогда не видела его таким радостно оживленным.

– Фотографии, которые вы с Арве нашли в квартире Мириам, – они все заляпаны отчетливейшими отпечатками пальцев. И как ты думаешь, чьи они?

Догадаться было нетрудно, но она не хотела испортить удовольствие от сюрприза, который он ей преподнес.

– Гленне, – сказал Викен со всем тем спокойствием, на какое был способен. – Доктора Акселя Гленне.

У Нины появилось ощущение, что ей предстоит вскочить на крутящуюся карусель.

– Значит, есть вероятность того, что это он послал ей эти фото? – осторожно попробовала она возразить.

Викен забарабанил пальцами по косяку двери:

– Я звонил Фрёэну. Даже он воспринял эту информацию должным образом, Нина.

На его лице читалось: «Что я вам говорил?» Тем важнее рассказать ему то, что ей удалось выяснить.

– После того как Мириам приехала в Норвегию, у нее завязались серьезные отношения с одним человеком. Они были помолвлены. Я вот как раз пытаюсь разузнать, кто это был.

Викен отмахнулся от нее:

– Это подождет, Нина, ты мне нужна для другого. Нас же время черт знает как поджимает. Мы едем брать Гленне сейчас же, всем наличным составом.

63

Освальд все утро вел себя беспокойно. Он слонялся по гостиной тудасюда, глухо рычал и совершенно не обращал внимания на то, что ему говорила Сигни Брюсетер. Он не поел и не дал ей ни умыть себя, ни привести в порядок. Ночные дежурные передали, что он вел себя так же и ночью: ходил кругами по комнате и совсем не ложился спать. Даже на Туру подействовало его возбуждение: она сидела на своем инвалидном кресле и почти непрерывно поскуливала. Уже не раз Сигни подмывало позвонить Метте Мартин и сообщить о том, что у них творится, но она решила попробовать продержаться до прихода Осе Берит. Ведь Осе Берит умела угомонить Освальда, каким бы взбудораженным он ни был.

В четверть двенадцатого раздался скрип входной двери, и Сигни вздохнула от облегчения. Но в гостиной появилась не Осе Берит Нюторпет, а женщина гораздо старше ее. Крохотная, тощенькая старушонка с укладкой на серебристых волосах и в очках с толстыми стеклами.

– Я услышала, что сегодня тут дела не ладятся, и решила прийти пораньше, – сказала она.

Сигни с отчаянием вытаращилась на нее:

– А Осе Берит не придет?

– Осе Берит на больничном. – Старуха протянула иссохшую морщинистую ладошку. – Меня зовут Ингеборг, Ингеборг Дамхауг. Я здесь много лет проработала в свое время.

Сигни мужественно улыбнулась. Осе Берит была такой мощной и крепкой, что можно было спрятаться за ее спину, когда Освальд дурил. А этато щепочка высохшая что сможет с ним поделать?

– А что случилось с Осе Берит?

Старушка вздохнула:

– Да както уж все сразу навалилося. К им на хутор из полиции приезжали и все вверх дном перевернули. Полы и то повскрывали. У Осе Берит нервишкито и сдали.

Сигни опустила голову.

– Явно шастает тут у нас по деревне ктото, а потом на людей напраслину всякую наводит, – фыркнула Ингеборг с негодованием. – Ну что, Освальд, как же это, ходишь да топчешься, а кушать и не хочешь, что ли?

– Освальд мишку ловить!

– Ладноладно, – проворковала Ингеборг, – ты и это можешь, конечно, Освальд, но вот сейчас давайка ты иди сюда и садись.

Она обняла рослого пансионера за талию и подвела его к обеденному столу.

– Ингенборг мишку ловить! – крикнул Освальд, и старушка разразилась смехом.

– Ой, вот бы кто посмотрел! – проклохтала она, утирая слезы, и вроде даже и Освальд немножко посмеялся.

Она поставила на стол молоко, Освальд тут же выпил целый стакан. Она налила ему еще и намазала хлеб маслом, и он с аппетитом на это набросился.

– Освальд и я – мы ведь старые приятели, – нараспев проговорила Ингеборг, – правда же, Освальд?

– Освальд автобус ехать, – пробурчал Освальд с набитым ртом.

Когда он наелся, Ингеборг взяла его за руку и повела в комнату:

– Ты сейчас приляг маленько, Освальд, ты же ведь всю ночку прокуролесил у нас.

– Я Освальдато знаю с тех самых пор, как он совсем мальчонкой был, лет семивосьми, – пояснила Ингеборг чуть позже, когда они уселись в гостиной попить кофейку. – Ой боженьки, ну и натерпелась я от этих мальчишек!

Сигни с удовольствием отхлебнула кофе.

– Осе Берит рассказывала, что, когда он был маленьким, отец запирал его в подвале. Разве так может быть?

Ингеборг покачала головой, глядя прямо перед собой. Тура заснула в своем кресле, голова у нее свесилась както набок, изо рта стекала слюна. Ингеборг встала и утерла ей лицо, подложила думочку под костистый подбородок.

– Да уж так и было, правда ее, – сказала она. – Я в те времена в инспекции по делам детей работала. Очень это тяжелое дело оказалось.

– Но отец у него, должно быть, совсем ненормальный был. Неужели никто о нем не донес?

Ингеборг мрачно посмотрела на Сигни:

– Вот этото меня больше всего и мучает, что мы пораньше не сумели вмешаться. Нам не раз поступали сигналы, что Нурбакк перегибает палку, но только когда уже позвонил ктото из ихних родственников и сказал, что вот теперь уж нам нужно пулей туда лететь… – Она закусила нижнюю губу, тонкую и бледную. – Уж с того времени больше двадцати лет прошло, но я тебе, Сигни, скажу, что я никогда не забуду того, что увидела тогда. Никогда.

– А что случилосьто?

Ингеборг прикрыла глаза. Сигни показалось, что веки старушки были не толще папиросной бумаги. Такое было впечатление, будто она смотрит на нее прямо сквозь них.

– Ну мы, значит, подъезжаем к этому домишкуто, далекооо в лесу, – сказала она наконец, открыв глаза, блестевшие от слез. – А тамто, боже ж ты мой! Бутылки кругом валяются, грязная одежда и посуда, одно окно разбитое было, так что в дому холодина просто. Мы сначала все никак не могли найти мальчонок, пока в подвал не спустилися. Они там оба заперты были. И вот сидит, значит, Арве и Освальда обнимает, чтобы тот не замерз.

– Арве? – не поняла Сигни.

Ингеборг достала носовой платок и высморкалась.

– Старший брат Освальда. Они тама уж несколько дней просидели. Папаша ихний дал им бутылку воды да несколько горбушек хлеба им кинул, а самого его и след простыл.

– Но уж тогдато вы вмешались?

– Это конечно. Арвето, он вырос в приемной семье в Лиллестрёме. А Освальда вот в заведение определили, и сейчас ему лучше живется, чем в прежнейто жизни. Но что мы так долго тянули и не вмешивались… Папашуто ихнего судили за жестокое обращение с дитями. Отсидел, должно, несколько месяцев. Ну а потом возвернулся сюда и жил как зверь какой в этом своем домишке, пока не спился и не умер.

Внезапно сморщенное лицо Ингеборг просветлело.

– Но вот я тебе скажу, Сигни, что Арвето Нурбакк – вот это складный парнишка вышел. Даже не верится, что у него такая жизнь заладилась. Пока мы ему приемную семью не нашли, он у нас дома оставался, а потом все эти годы меня не забывал.

Она оттянула край ворота и показала нитку жемчуга, по виду настоящего.

– Всегда веселый, и все ему хорошо всегда, такой он, Арве. Он от одного только в ярость приходил – ежели кто дурное о его отце скажет. Вот тогда уж он и кричал, и бранился. Кабы полиция его за решетку не упекла, он бы никогда не спился бы, жил бы еще – вот как Арве думал. Он полицию ненавидел хужее всего на свете. Это если матери их не считать, которая их бросила. Я за него оченно переживала. Но он както успокоился с возрастом и никогда больше о них не заговаривал – ни о матери, ни об отце.

– Ужас! – воскликнула Сигни. – Что ж это ребенку надо пережить, чтоб таким стать?

Ингеборг вздохнула и посмотрела на часы:

– Дада, Сигни, надо, наверное, нам пойти разбудить Освальда. Не то опять ночью куролесить будет.

Сигни подскочила со стула:

– Сидисиди, я сама.

Она открыла дверь в комнату Освальда. Из широко распахнутого окна ее так и обдало ветром. Постель была пуста.

64

Нина успела спросить, куда они едут, только когда уже завела мотор, а Викен уселся на сиденье рядом с ней и пояснил:

– Арве изучил распечатку разговоров по мобильному телефону Гленне. Вчера вечером, в двадцать один нольноль, ему звонили со стационарного телефона на улице Тосенвейен. Из дома, владелицей которого значится Рита Йентофт.

– Йентофт? Гдето мне это имя только что попадалось… С нее снимали показания. Сигге, если не ошибаюсь.

– Так и есть. Ей пятьдесят два года, родилась в местечке Гравдал, на острове Вествогэй, уже двадцать пять лет живет в Осло. Овдовела восемь лет назад. Всю жизнь работала в регистратуре разных медучреждений. В настоящее время трудоустроена в небезызвестном медицинском центре на улице Бугстадвейен. Под судом не состояла. Налоговую и кредитную истории тебе доложить?

– Понятно, – сказала Нина, – его секретарша.

Она остановилась у самого въезда на парковку, там уже стояла патрульная машина. Викен выскочил еще до того, как она успела заглушить мотор. Возле крыльца топтались два констебля в форме.

– Мы звонили, но никто не ответил, – сообщил один из них. – Дверь не заперта, но нам было приказано дождаться вас.

– Позади дома? – рявкнул Викен.

– Там стоит наш человек.

– Хорошо. Тогда входим.

Он открыл дверь.

– Полиция! – крикнул он в прихожую.

Для того чтобы убедиться, что дом пуст от подвала до чердака, им понадобилось десять минут.

В приемной клиники на Бугстадвейен было не протолкнуться. Перед окошком регистратуры женщина катала взадвперед детскую коляску. В ней лежал младенец и надрывался от плача. Казалось, так же отчаянно зазвонил вдруг телефон за стойкой; трубку никто не снимал – там никого не было. Викен открыл стеклянную дверь рядом с регистратурой и пропустил Нину в коридор. Еще за одной дверью, направо, размещалась кладовка, полки были заставлены коробками с иглами для инъекций и прочей медтехникой. Кабинет Акселя Гленне был пуст и не освещен. На следующей двери висела табличка «Ингер Беата Гарберг». Викен постучал и вошел, не дожидаясь разрешения. К нему обернулась женщина в белом халате, с длинными, с проседью волосами, собранными в хвост. На смотровой кушетке позади нее, подтянув под себя ноги, лежал мужчина. От талии и ниже одежды на нем не было.

– Вы что себе позволяете?! – крикнула врач, тыча в Викена пальцем руки, затянутой в резиновую перчатку. – Сию минуту покиньте кабинет!

Инспектор пробурчал извинение.

– Полиция, – пояснил он. – Можно вас попросить на минутку, прямо сейчас?

Врач – это и была, как предположила Нина, доктор Гарберг – вышла к ним в коридор и закрыла за собой дверь. Она была на полголовы выше Викена, и, похоже, он несколько стушевался.

– Где Рита Йентофт? – спросила Нина.

Доктор Гарберг завела глаза к небу:

– Ну где она, в регистратуре, наверное, или в туалет вышла, ято откуда знаю!

– Вы не видели Акселя Гленне со вчерашнего вечера? – встрял Викен.

– Нет, – прошипела врач, – я его не видела, и пора уже оставить его в покое. Вы уже и так достаточно попортили ему крови. Как ему дальше работать после всего, что вы наговорили журналистам? Я в жизни не сталкивалась с большей подлостью!

Она вся кипела от негодования, и Викен отступил на пару шагов, чуть не налетев на низенькую пухленькую женщину, вышедшую из двери за его спиной.

– Это что еще за бедлам такой? – спросила она.

Доктор Гарберг, не обращая на нее никакого внимания, продолжала отчитывать их. Она стащила с руки резиновую перчатку, скомкала ее и шваркнула на пол. Теперь она ругалась изза архива, где хранились истории болезни пациентов: полиция порылась там без ее разрешения.

– Я разберусь с этим, Ингер Беата, – сказала пухленькая и повела их в кабинет Гленне.

Викен толкнул Нину локтем.

– Мадам страдает истерией, – поставил он диагноз. – Излечивается при помощи полбутылки и хорошего мужика.

Волосы у Риты Йентофт подверглись, по определению Нины, шоковому осветлению. Не оченьто это украшало женщину, которой перевалило за пятьдесят. Но она оказалась шустрой и дружелюбной и четко отвечала на все задаваемые ей вопросы.

– Вы в этом уверены? – повторила Нина. – Гленне сообщал в полицию о том, что он обнаружил в квартире Мириам Гайзаускас?

– Я уже два раза сказала это, но, пожалуйста, могу и еще два раза повторить, – ответила Рита Йентофт. – Аксель был в шоке от того, что увидел там. Он просто до смерти был напуган тем, что с этой студенткой могло чтонибудь случиться. – Слово «студентка» она чуть ли не выплюнула. – Поэтомуто он во что бы то ни стало хотел зайти сюда за конвертом.

– Каким конвертом?

Секретарша явно не имела ничего против того, чтобы рассказать им об этом.

Спускаясь вниз, к автомобилю, Нина сказала:

– То, что она говорит, судя по всему, заслуживает доверия. Это может объяснить, каким образом отпечатки пальцев Гленне оказались на фотографиях.

Викен хмыкнул.

– Готов согласиться с тем, что эта дамочка сама в это верит, – признал он. – Наивная душа! Что Гленне умело манипулирует людьми, никого не может удивить. Эта провинциальная простушка не единственная, кто позволил ему обвести себя вокруг пальца.

У инспектора зазвонил мобильный. Несколько секунд слушал молча, потом сказал:

– Набережная АкерБрюгге? А ты предупредил центральный пост? Хорошо, мы там будем через пару минут. И вот еще что: Нина рассказывает, что эта Мириам была помолвлена, нам, разумеется, нужно разобраться и с этим… А, уже? – И он закивал, давая собеседнику договорить. – Прекрасно сработано, Арве.

Он бросился по лестнице со всех ног, вскочил в машину. Пока Нина усаживалась, он опустил стекло и укрепил на крыше синюю мигалку, включил сирену. Пока они, визжа тормозами, мчались по Бугстадвейен, он короткими рублеными фразами обрисовал ситуацию:

– Четырепять минут назад снова был засечен звонок с телефона Гленне. Он находится на набережной АкерБрюгге или гдето рядом. Слава богу, что хоть ктото умеет хорошо работать.

Нина подтянула ремень безопасности. Во время срочных выездов она предпочитала сама вести машину, а не быть пассажиркой Викена.

– А что там про человека, с которым Мириам была помолвлена? – спросила она.

– Арве давно уже об этом узнал, все это указано в отчете. Это какойто парень, с которым она познакомилась в школе гдето в Западной Норвегии. Сейчас он живет в Бразилии.

– А это точно?

– Ну разумеется, – снисходительно вздохнул он, – Арве все проверил и перепроверил.

Умело лавируя, он обошел вереницу машин. У него снова зазвонил мобильник. В бардачке он нашел наушники и вставил вкладыш в ухо.

– Да! – раздраженно бросил он, но интонация тут же изменилась. – Спасибо огромное за звонок, но это не может подождать?.. Ну ладно, тогда прямо сейчас обсудим.

Он по дуге пересек перекресток на красный свет и помчался вдоль Дворцового парка, время от времени издавая краткие междометия.

– Большое тебе спасибо, – завершил он разговор. – Я тебе перезвоню.

Он вытащил из уха вкладыш и отшвырнул его в сторону.

– Это Плотерюд звонила. Насчет частиц кожи, обнаруженных под ногтями Эльвестранн. Подтвердились предположения о профиле ДНК. Эти частицы оставлены человеком, среди ближайших родственников которого может быть ктонибудь, страдающий синдромом Дауна. Ты знаешь, что это такое? Умственно отсталый. Но это нам мало чем может помочь. Эта дамочка могла поцарапать любого мужика в этом городе. Но Плотерюд еще коечто сказала, и вот к этому нам нужно попристальнее приглядеться.

Нина не решалась своими вопросами отвлекать его от управления машиной, но Викен и сам продолжил:

– Они нашли в волосах Эльвестранн следы слюны и проанализировали ее.

– И что, там другой профиль оказался? – осторожно поинтересовалась Нина.

Вдоль по Лёккевейен инспектор еще наддал газу.

– Вот уж точно, другой так другой. Это не человеческая слюна!

Нина обеими руками вцепилась в сиденье. Ей казалось, будто у нее в руках целая охапка нитей, которые совершенно перепутались.

– А медвежья, к чертовой матери. Самца медведя, – буркнул Викен себе под нос.

65

Аксель проснулся от неприятного запаха. Воняло протухшим мясом. Он заворочался с боку на бок. Этот запах был предостережением ему. Он осторожно открыл глаза и ничего не увидел. «Может, я ослеп?» – пронеслась мысль. Он попробовал поднять руку и почувствовал острую боль возле плеча, будто его нажалили осы. Пошевелить руками не удавалось – они были плотно прижаты одна к другой, скованы за спиной. Аксель медленно повернул голову сначала в одну сторону, потом в другую. Глаза привыкли к темноте, и он разглядел полоску света, наискось пробивающуюся откудато сверху.

– Я могу видеть, – пробормотал он и попытался сесть.

Голову пронзила резкая боль, он снова потерял сознание и упал на спину.

«Что там произошло, Аксель?»

Голос отца бесстрастен, в нем нет и следа гнева. От этого еще страшнее, чем если бы тот рассердился.

«Я не знаю».

Он смотрит вниз, но замечает, что отец медленно покачивает головой: «Ты думаешь, я идиот, Аксель?»

«Нет, отец».

«Ты там был. Кроме вас двоих, там никого больше не было. Я прошу тебя рассказать, что произошло».

Аксель не сводит глаз с туфель отца. В свете, падающем из окна гостиной, они отливают краснокоричневым. У него с Бреде договор. Если он нарушит его, некому больше будет защитить брата.

«Спроси у Бреде», – удается ему выговорить.

«Разумеется, я спросил Бреде. Он утверждает, что это был не он, но отказывается сказать чтонибудь еще. Бреде вечно отказывается делать чтонибудь, тебе это известно. Он из тех, кто не желает отвечать за свои поступки. Ему не раз предоставлялась возможность признаться, но он сразу приходит в бешенство. – Отец тяжело вздыхает. – Я знаю, что ты и Бреде никогда не ябедничаете друг на друга. И это хорошо».

Его интонация становится дружеской, но от этого только хуже. Когда в его голосе такое дружелюбие, то весь мир твой. Когда это дружелюбие уходит из его голоса, ты теряешь все.

«Но для данного случая придется тебе сделать исключение. Убить собаку – такое же зло, как убить человека. Вот почему я задам тебе этот вопрос, Аксель. И я задам его только один раз. Это сделал Бреде?»

«Да, отец».

Аксель сидел, опираясь спиной на чтото жесткое и округлое, как труба. Тело задеревенело, – видимо, в этой позе ему пришлось просидеть много долгих часов. Руки скованы наручниками, чувствовал он. Аксель попытался понять, что же с ним случилось: «Меня сбили с ног. Он был здесь. Он поджидал меня в домике. Полиция не приезжала. Подвал… Меня держат в том самом подвале».

– Мириам, – прошептал он.

Гдето в темноте он услышал эхо своего дыхания. Слева. Нет, не эхо – дыхание когото другого, более медленное и более мощное, чем его собственное. Гнилостный запах был столь резким, что разбудил Акселя. Однажды ему довелось вместе с полицией вскрывать квартиру старой женщины, которую соседи не видели больше двух недель. Тот запах, что сейчас настойчиво лез в ноздри, был еще омерзительнее. Он старался дышать ртом как можно медленнее, чтобы выдержать. Старался сдержать порыв заорать во всю мочь, вытягивая шею кверху. Заставлял себя сидеть тихо. «Это мой единственный шанс, – подумал он, сам не зная почему. – Сохранять спокойствие. И это единственный шанс Мириам».

66

Его разбудил какойто звук. Полоска света пропала, – должно быть, наступил вечер или ночь. Прямо у него над головой раздались шаги, послышался звук закрываемой двери. Шаги наверху вернулись назад, затихли. Чтото передвигают по полу, кажется мебель. Сразу после этого откинули крышку люка. В лицо ударил резкий свет, обжигая глаза. Пришлось зажмуриться. Он слышал, как ктото спустился по приставной лестнице, пнул Акселя ногой – тот приоткрыл один глаз. В его лицо все еще светили фонариком. Фонарик держал в руке какойто человек, склонившийся над ним.

– Ага, проснулся.

Аксель все никак не мог разглядеть говорившего. Но сразу же понял, кто это.

– Я тебе принес попить.

И к его губам прижали горлышко пластиковой бутыли. Она не пахла ничем. Он сделал несколько глотков.

– Что тебе надо от меня, Нурбакк? – пробормотал он.

Тот отвел конус света от глаз Акселя:

– А тебе что от меня надо? Это ведь ты забрался сюда без спросу.

Аксель вдохнул как можно глубже:

– Мириам…

Кажется, его собеседник засмеялся.

– Не надо делать ей ничего плохого, – простонал Аксель. – Это я ее втянул в это.

– Заткнись! – прошипел Нурбакк. – Я знаю обо всем, что у вас было, понял? Мельчайшие подробности всего, чем вы с ней занимались. И когда вы трахались в шалаше из еловых лап, и дома у нее в постели. Она хотела тебя. Не пытайся выгораживать ее, а то ведь я могу и на тебя тоже разозлиться.

Он снова направил фонарик прямо Акселю в лицо.

– Я против тебя, Гленне, ничего не имею, – сказал он чуть спокойнее. – Мнето что, что ты трахал Мириам, – это нормально. Я позволил тебе делать это. Ты мужик в порядке. Если бы тебя не принесло сюда, ты бы уберегся.

– Уберегся от чего? – выдавил Аксель.

Нурбакк не отвечал. Помолчав немного, он сказал:

– В тот день, когда ты катался по лесу на велосипеде, я стоял и смотрел на тебя, как ты купался в том озерце. Мне ничего не стоило прикончить тебя еще тогда. Ты стоял голышом и озирался вокруг. Но это было бы слишком просто. Я только с велосипедом твоим немножко позабавился.

И он издал звук, имитирующий шипение воздуха, выходящего из лопнувшей покрышки.

– Вот когда я увидел, что ты остановился поболтать с теткой – божьим одуванчиком, я понял, что я должен сделать. Вот это было классно! Может быть, эта идея могла еще комунибудь прийти в голову. Но у кого хватило бы пороху действительно совершить чтолибо подобное?

Он просвистел обрывок какойто мелодии.

– Делото было вовсе не в тебе, просто ты все время мешался под ногами. – Он наклонился поближе к Акселю. – Да ты не виноват, черт подери! Ты мне нравишься, Гленне. Ты хороший врач, отличный отец своих детей. Это она устроила всю эту заваруху. Она наобещала вагон и маленькую тележку, а потом наплевала на это. Может, она и тебя называла родственной душой?

Аксель не нашелся что ответить.

– Как ты думаешь, как следует поступать с бабами, которые наобещают с три короба, а потом наплюют на это? – На этот раз Нурбакк не стал дожидаться ответа. – Я ей позволял догадываться о том, что ее ждет. Постоянно ощущать, что эта судьба подкрадывается к ней все ближе, но так, что она не могла понять, что же происходит. Одна – две – три. С четвертой это случится. Остальных бабенок подставили случайности, равно как и тебя. – Он засмеялся. – Ей было жалко меня, Гленне, она не могла себя заставить сделать хоть чтонибудь, что усугубило бы мое положение. Сначала она хотела убедиться во всем на сто процентов. Бедная девушка! А теперь кого жалко? Как тебе кажется? Ты мне нравишься, – повторил Нурбакк, поскольку Аксель так и не ответил ему. – Печально, что тебя занесло сюда.

– Нас найдут, – прохрипел Аксель. – Я звонил по мобильному из этого дома.

Нурбакк прищелкнул языком:

– Жаль огорчать тебя, но за мониторинг твоих звонков отвечаю я. Последний разговор, зарегистрированный с телефона Акселя Гленне, состоялся с набережной АкерБрюгге. Им пришлось всей группой срочно выезжать туда. Но ты догадываешься, наверное, кто оттуда звонил. Теперь твой мобильник лежит на дне фьорда, совсем рядом с кромкой причала.

Аксель не сдавался:

– Многим известно, что вы с Мириам встречались. Рано или поздно…

– Может быть, это и всплывет, – оборвал его Нурбакк. – Может быть, и нет. В любом случае будет уже поздно.

– Что ты имеешь в виду?

– Мне вот только что пришла в голову одна мысль. Наконецто я себе представляю, как все это завершится. В этом есть нечто прекрасное. – Голос Нурбакка зазвучал так, будто он сейчас разговаривал со своим доверенным другом. – Завтра вас найдут. Вместе. Ктонибудь на вас наткнется в гараже нашего лучшего следователя под зданием Управления полиции. Вы там будете лежать, обвив друг друга руками, будто обнимаясь… Будет лежать то, что от вас останется. Это логично. И это будет сильно. Можно было бы с тем же успехом подложить под это здание бомбу.

Аксель попытался связать вместе то, что он услышал, но был не в состоянии понять это.

– Если они очень постараются, то выяснят, кто вас там уложил, – хмыкнул Нурбакк. – Я так хочу. Они уже давно могли это понять. Соображай Викен побыстрее и будь он меньше занят самим собой, он бы уже несколько недель назад мог догадаться про меня и Мириам. – Его голос вдруг зазвучал озабоченно. – Я им все время подбрасывал всякую информацию, помогал выйти на след. Делали бы они свое дело как следует, ничего этого не случилось бы. Но теперь все же случится.

Аксель попытался повернуться:

– Где она?

Нурбакк кашлянул:

– А тебе так хочется знать?

– Да.

– Она лежит в кровати в одной из комнат наверху. Пришлось ее там запереть. Сейчас ей хорошо. Я как раз накрывал ее одеялом, когда ты вдруг ворвался сюда.

Аксель задергался в наручниках:

– Если ты выпустишь меня, я тебе помогу.

Нурбакк расхохотался во весь голос:

– Ты тут лежишь и собираешься мне помогать? Не обещай больше того, что можешь выполнить, Гленне. Помни, ты мне нравишься. Не разочаруй меня. Мы двое не будем врать друг другу. – Он склонился совсем низко и тихонько добавил: – Я скоро расстегну наручники.

Он достал какойто предмет и поднес его к лучу фонарика, – это был шприц.

– Я уколю тебя, чтобы ты мог поспать. Когда ты проснешься, наручники будут расстегнуты. Я хочу дать тебе шанс. Я же не зверь какойнибудь.

– Какой шанс?

Нурбакк осветил подвал фонариком, обведя им дугу. Потолок был таким высоким, что он мог стоять там, почти не наклоняясь. Помещение было разделено надвое решеткой.

– Тебя это место должно было бы заинтересовать, Гленне. Твой отец бывал здесь, наверное, не раз, когда партизанил. Мой дед помог ему бежать. Как раз перед тем, как его самого схватили. Я не исключаю, что они были друзьями. У них здесь был радиопередатчик и даже печатный станок. Но узников здесь не держали. Это началось гораздо позже, через много лет после окончания войны. Это мой отец встроил решетку.

И он посветил в один из углов комнаты. Там лежала огромная темная туша, ее бока медленно вздымались.

– Это что еще такое?

– Не кричи так, Гленне, или ты хочешь уже сейчас его разбудить? – Нурбакк снова направил туда фонарик. – Не так уж трудно поймать такое существо, когда ты знаешь все о том, как они живут, где обитают, как реагируют, когда ты выложишь приманку и прикроешь ее ветками и землей. Остается только залечь и ждать. Но вот эту громадину я бы никогда не сумел сюда затащить, если бы делал все в одиночку… Жалко, ты не познакомился с моим братом, Гленне.

Аксель широко распахнул глаза: он не мог поверить в то, что видел.

– Я ему вколол то же лекарство, что дам тебе. Он еще немного поспит. Сейчас и ты тоже заснешь, а гденибудь через часик проснешься. – Он показал рукой на меховую гору. – Тогда ты окажешься там, за решеткой, вместе с этим зверем.

Он нагнулся к Акселю и всадил шприц ему в руку у плеча.

– Что это с тобой, Гленне? Ты что, не любишь мишек?

67

И снова темнота окутала его. Он плыл сквозь нее. Все ушло в какуюто даль, все ощущения были искажены. «Я нашла тебя, Аксель». Гдето вверху он видит ее лицо. «Мириам», – говорит он. «Жалеешь ты о чемнибудь, Аксель?» – «Нет. Это тебя я искал. Всю жизнь искал тебя». Тогда она улыбается ему сверху: «Я хочу, чтобы ты жил». И пальцами закрывает ему глаза. По склону вверх поднимается вереница людей, они проходят в дверь. В руках они несут свечи. Встают вокруг и смотрят сверху на него, лежащего внизу. Даниэль наклоняется к нему и кладет ему на грудь цветок. Розу. Том плачет взахлеб не скрываясь. «Я старался быть хорошим отцом, Том. Пытался стать ближе к тебе». На Бии надета маленькая черная шляпка, лицо скрыто вуалью. Она прижимает к себе Марлен. Глаза у нее жесткие, тёмносиние, они похожи на драгоценные камни, названия которых он не помнит.

Аксель рывком сел. Наручники болтались на запястье одной руки, руки были свободны. Вонь была такой же резкой, как прежде. Но он ощутил и какойто новый запах – чегото более влажного. Он волнами ударял ему в лицо. Каждый раз это сопровождалось какимто хрипящим звуком. Аксель сидел, опираясь на решетку. «Заперт, – пронеслась у него в голове мысль. – Вместе со зверем!» Он ощупал руками пол рядом с собой. Задел чтото, поднял с полу и покрутил в руках, пытаясь понять, можно ли будет использовать это как оружие. И тут же разжал руки, едва поняв, что это такое. Остатки человеческой ноги.

– Нурбакк! – заорал он и, вскочив на ноги, принялся трясти решетку.

Слева от него раздалось звяканье крюка. Чтото происходило с меховой горой. Животное постепенно пробуждалось. Пятясь, Аксель отодвинулся как можно дальше. И в этот же момент откинули люк, с потолка хлынул свет. Потом вниз спустился Нурбакк:

– Хорошо поспал, Гленне?

Голос у него был радостный и звонкий.

– Я понял, что ты не шутишь! – крикнул Аксель. – Сейчас же открой эту чертову дверцу! Зверь просыпается, не слышишь разве?

– Да, – прошептал Нурбакк, – сейчас он проснется. Вот и посмотрим, что будет, понимаешь?

Он направил луч света на груду меха у стены. Стали видны два черных глаза.

– Мишке было у меня хорошо. Я зверей не обижаю. Но вот перекармливать его – я не перекармливал. Двух первых, что я сюда привозил, я дал ему немножко ободрать, а потом снова его усыпил Последней пришлось пожертвовать ногами. Так что теперь ему довелось отведать вкусненького. Неудивительно, что ему хочется еще, – ему ведь скоро пора в берлогу.

Нурбакк подвесил фонарь к торчащему из потолка крюку, повернул его так, что почти все помещение оказалось освещено.

– Нам нужно, чтобы было достаточно светло и мы могли бы как следует видеть, что происходит. – Он понизил голос. – Как правило, зверей, когда они просыпаются после снотворного, немножко пошатывает и они не совсем хорошо ориентируются в окружающей обстановке, но только не этот. Он бывает зол и раздражен. Но и напуган тоже, так же как и ты.

Аксель ухватился за навесной замок и попытался сорвать его:

– Чего ты хочешь? Скажи мне, что ты хочешь, чтобы я сделал. Тебе чтото надо?

Нурбакк сунул руку в люк, взял чтото, что лежало на полу в помещении сверху:

– Вот в этомто вся, к черту, и загвоздка, Гленне. Нет у тебя ничего, что мне было бы надо. Теперь уже нет. Ну есть у тебя койкакие деньжата, но они меня не интересуют. И еще есть у тебя твоя супружница, этакая красотка, не упустит хорошего мужика. Я с ней целый вечер порезвился.

Аксель слышал, что тот ухмыляется.

– Я на нее вышел в «Смюгет». Она той ночью вытащила счастливый билет, а ведь тоже могла оказаться здесь. Но по возрасту не подошла. Бог случайностей ей помог.

Он подошел вплотную к решетке, направил на Акселя видеокамеру.

– Расскажи мне, как это было, – сказал он. – Расскажи мне, каково было трахать Мириам, а я тогда расскажу тебе про твою жену.

– Сволочь! – завопил Аксель, пытаясь ухватиться за свободный конец наручников и сорвать их с руки.

– Ну расскажи, и я выпущу тебя. Интересно, она хотела, чтобы ты выделывал с ней те же штуки, которых она и от меня хотела?

Он поднес камеру к самому лицу Акселя.

– Ты мне всегда нравился, Аксель, – пробормотал он и, просунув ладонь через дверцу в решетке, крепко сжал плечо Акселя. – А то я бы с удовольствием послушал, как ты рассказываешь…

Аксель одним движением защелкнул наручники на запястье Арве.

– Аксель, ну же, зря ты это. – Голос Нурбакка снова стал низким, грубым. – Это ты очень даже зря.

Из угла послышалось низкое рычание и скрежет когтей по каменному полу. Нурбакк попытался высвободить руку, но Аксель извернулся и всем телом прижал ее изнутри к решетке.

– Ну ладно! – крикнул Нурбакк. – Я отопру замок. Но и ты, черт тебя дери, отпусти мою руку!

Он завозился с навесным замком, уронил видеокамеру на пол. Аксель слышал, как щелкнул, открывшись и слетев с проушин, замок. И в этот момент зверь кинулся на них. Хриплый рык, чтото навалившееся на них в полутьме. Акселя обдало дыханием из пасти, вонью звериного нутра. Он кинулся в сторону, увлекая за собой Нурбакка. Рык перешел в горловой хрип, завершившийся клацаньем зубов.

Нурбакк дико закричал. Животное вцепилось ему в руку мертвой хваткой и замотало головой из стороны в сторону. Глаза у него вылезли из орбит и налились кровью. Как Аксель ни прижимался к решетке дверцы, но и его мотало вместе с Нурбакком. С хрустом рука оторвалась от тела. Челюсти медведя разжались, зверь поднял голову, потом снова опустил ее и оскалил зубы. Аксель едва успел увернуться. Боль пронзила его голову. Дверца в решетке распахнулась. Его швырнуло на спину, и он вывалился наружу. Как сквозь воду, он слышал прямо над ухом вопли Нурбакка. Тот схватил его рукой за волосы, Аксель изо всей силы ударил локтем назад, попал во чтото мягкое. Он покатился кубарем и ухватился за приставную лестницу, взобрался на одну ступеньку, еще на одну, выбрался на пол комнаты сверху, отполз в сторону от люка. Ощущение было такое, будто половина лица сожжена. Он мог видеть, но только одним глазом. Снизу крики Нурбакка внезапно оборвались.

Аксель с трудом доковылял до двери в спальню. Все так же заперта.

– Мириам, ты тут?

Он обернулся и побежал к выходу. Из подвала доносились звуки, слышать которые было невыносимо.

Снаружи было темно. Землю припорошил тонкий белый ковер. Между деревьями просвечивал месяц. Аксель крадучись обошел вокруг дома. «Которое из окон, Аксель, – простонал он, – которое из окон?» Он остановился возле первого. С его запястья чтото свисало. На наручниках все еще болтался кусок оторванной руки, но это была не его рука. Он ухватился за нее и, размахнувшись, ударил ею по стеклу, дернул за раму изнутри, и окно распахнулось. Спрыгивая на пол, мимоходом заметил, что порезался.

В призрачном свете луны едва виднелась ее голова на подушке, рассыпавшиеся вокруг волосы.

– Мириам…

Аксель сделал еще шаг к кровати. В нос ударило зловоние. Он продолжал повторять ее имя, как будто этим можно было отогнать этот запах, очистить от него эту темную комнату. Он сдернул с нее покрывало. Тела было не видно, но от вони, распространяющейся из распоротого живота, избавиться не удавалось. Он, шатаясь, отступил на несколько шагов, бросился к окну, выбрался наружу и, дрожа, упал на землю. Когда он открыл глаза, изза угла дома показался зверь. Аксель с трудом сумел подняться на ноги. «Стой спокойно, Аксель, не беги. Сейчас нельзя бежать». Зверь тоже поднялся на задние лапы, повернул голову и посмотрел ему прямо в глаза.

Аксель закричал. Этот вопль вмещал все, что творилось у него внутри. Он излил свою душу в этом крике и все орал и орал прямо в морду животному.

Медведь застыл, стоя на задних лапах; они были с Акселем примерно одного роста. Потом он опустился на передние лапы, пятясь, отошел на несколько шагов, поднял морду и принюхался.

Отвернулся, зарычал и потрусил к опушке леса, за вершинами деревьев которого уже почти скрылся месяц.

Когда Аксель пришел в себя, он обнаружил, что сидит в машине. Ключ зажигания был на месте. Он завел мотор и съехал на лесную дорогу. Из горла время от времени вырывались хриплые вскрики. Они пробивались толчками, и он не знал ни откуда они берутся, ни как их остановить. Аксель медленно продвигался вперед на первой передаче. Над его коленями болталась оторванная рука младшего инспектора полиции Нурбакка.

За очередным поворотом свет фар осветил идущего навстречу человека. Аксель притормозил. Он так и не видел правым глазом. Ктото стоял, наклонившись над капотом, и пытался через лобовое стекло разглядеть, кто находится в автомобиле. Широкое лицо с искаженными чертами – раскосыми глазами и открытым ртом, кричавшим ему чтото.

Аксель нажал на гудок.

– Мишку ловить! – разобрал он вопли этого существа. – Освальд мишку ловить!

Аксель наддал газу. Огромное тело соскользнуло с капота и завалилось в кювет. В зеркальце было видно, что верзила снова выбрался на дорогу и двинулся вверх по склону.

68

За четверть часа до закрытия молодой человек за стойкой бензоколонки в Омуэне начал подбивать кассу. Вроде все сходилось. Прошло уж не меньше получаса с тех пор, как сюда заезжал последний клиент. Этого человека он знал – старая училка, которая когдато была его классной руководительницей в начальной школе. Бензина ей не нужно было ни капли, а только газету и коечего из еды. Но он понял, что Сигни Брюсетер оказалась там, собственно говоря, потому, что ей хотелось посплетничать. Как обычно, засыпала его вопросами о том, чем он занимается, и какие у него планы на будущее, и тому подобное. И еще все порывалась рассказать о своей работе, мол, у них там изпод опеки сбежал какойто даун. От беспрерывной стрекотни Сигни спятить можно. Парень представил, как возьмет самые большие плоскогубцы, что у них найдутся, и чпокнет ими тетку по черепушке, чтоб отстала от него. Но вместо этого сказал, что у него срочное дело в гараже, и тогда она отвалила наконец.

Он устроился в дверях комнатки на задах, где они обычно отдыхали, и глянул на экран телевизора, висевшего на стенке. Ему широко улыбался Джеки Чан. Этот фильм молодой человек уже видел и знал, что скоро там покажут коечто клевое. Он сунул в микроволновку гамбургер. Собирался сначала умять его, а потом уж поехать домой, но решил взять его с собой и съесть дома, спокойно насладиться им там, удобно устроившись перед телевизором. Парень достал гамбургер из микроволновки и сунул в пластиковый пакет, где уже лежали местная газетенка «Гломдален» и банка энергетического напитка «Ред булл».

Как раз в этот момент на заправку въехала машина. На вид вроде «ниссанмикра», белая, но как бы не совсем; бабы любят такие расцветки. Машина прокатила мимо насосов и остановилась. С водительского сиденья вывалился мужик, шатаясь подошел к двери, открыл ее и застыл, покачиваясь, сразу за порогом. Этого зрелища парню, обслуживающему бензоколонку, не забыть никогда: у мужчины снесло половину лица, от кромки волос и вниз до самого подбородка. Внизу под щекой болталось чтото, что могло быть глазом… Светлая куртка была вся заляпана кровью. Мужчина ухватился для поддержки за подставку для газет; похоже, он пытался чтото сказать, но из окровавленного рта доносилось чтото нечленораздельное. Тогда он поднял руку. С нее свисало чтото прикрепленное к ней наручниками. Похоже было на ладонь и кусок руки выше запястья.

Парень, работавший за стойкой, попятился в комнатку для отдыха, захлопнул за собой дверь и повернул ключ. Дрожащими руками он извлек из нагрудного кармана мобильный и набрал номер экстренного вызова полиции.

69

В ночь на субботу, 27 октября, в 1 час 10 минут, в районе Оснес области Хедмарк стартовала полицейская операция. В лесных дебрях к северу от Омуэна силы быстрого реагирования окружили домик, принадлежащий младшему инспектору полиции полицейского округа Осло Арве Нурбакку. В полной боевой готовности заняли позиции снайперы и патрули с собаками.

Дверь домика и два окна были широко распахнуты. Руководитель операции поднес к губам мегафон и отдал приказ всем находящимся в домике немедленно его покинуть. Никакой реакции, даже и после того, как приказ был повторен. В 2 часа 23 минуты домик был освещен со всех сторон ярким светом прожекторов, укрепленных на крышах подогнанных туда автомобилей, и на его штурм бросились бойцы. Первый ворвавшийся в дверь крикнул находящимся внутри, чтобы выходили, но ответа не получил.

– Слышу внутри какието звуки, – доложил он в микрофон головной гарнитуры. – Похоже на то, будто ребенок хнычет.

Ему дали добро на проникновение в дом. Внутри стоял нестерпимый смрад. В гостиной никого не было, на кухне и в спальне тоже. Дверь в соседнее помещение была заперта, перед ней установили часового. Выбили крышку люка, ведущего в подвал. Именно оттуда и доносились звуки. Один из трех бойцов лег на живот и осторожно подполз к краю люка. Вонь здесь была еще сильнее. С потолка подвала свешивался фонарь, отбрасывавший слабый свет. Подвал оказался гораздо глубже, чем могло показаться снаружи. Помещение разделяла надвое металлическая решетка. Полицейский свесился пониже, посветил собственным фонарем. В углу за приставной лестницей, ведшей вниз, спиной к нему сидело, скорчившись, какоето существо. Теперь оно обернулось на свет. Полицейский увидел широкое бледное лицо, из косо посаженных глаз вроде бы катились слезы. Мужчина сидел и укачивал на руках чтото непонятное размером с куклу. Позади него в неестественной позе лежало тело.

– Что ты здесь делаешь?

Ответа не последовало. Подошел еще один боец:

– Я спускаюсь. У парня синдром Дауна. Похоже, там с ним еще один человек. Видимо, он без сознания.

И он спрыгнул в полутьму, с пистолетом в одной руке и фонариком в другой.

– Нельзя здесь так сидеть, – сказал он. – Что это там у тебя?

И он осветил то, что держал в руках сидящий. Сначала он не понял, что это такое, но вдруг резко отпрянул назад и прижался спиной к лестнице. Свет фонарика выхватывал из темноты лицо оторванной человеческой головы.

В 4 часа 15 минут во двор домика были вынесены останки двух человек, обнаруженные там. У одной из стен в подвале лежала куча экскрементов. Специалист из комиссии по охране диких животных не сомневался в том, какое животное их оставило; следы вокруг домика подтвердили его догадку. По всей видимости, повреждения на телах погибших вкупе с этой последней информацией позволяли определить причину смерти. Как только достаточно рассвело, в лес отправились четыре группы охотников. Им понадобилось три дня, чтобы выследить и окружить того медведя, которого, как они полагали, и держали в подвале домика. Медведя подстрелили и разделали. В его брюхе охотники нашли полупереваренные остатки того, что когдато являлось человеческим существом.

В субботу, 27 октября, на 12:00 в Управлении полиции Осло была назначена прессконференция. Зал совещаний на четвертом этаже был забит представителями прессы, причем больше чем на треть это были журналисты иностранных СМИ. Полицию представляли начальник управления, ведущий криминалист управления, начальник отдела расследований преступлений против личности, а также начальник сектора расследования насильственных преступлений старший инспектор полиции Агнес Паянен, которая и выступила с сообщением по так называемому делу о медвежьих убийствах. Она твердо заявила, что теперь его можно считать раскрытым, и заверила присутствующих в том, что прессу будут постоянно информировать по мере того, как в связи с этим делом будут выявляться новые данные. В то же время она просила проявить понимание: для полиции это очень трудный день. Это дело не только страшная трагедия для погибших и их близких, оно нанесло тяжелый удар и по полиции Осло.

Как только было предложено перейти к ответам на вопросы, в зале воцарилась полнейшая какофония, и потребовалось немало времени, чтобы публика слегка успокоилась и задаваемые вопросы можно было рас