Book: Мир полон женатых мужчин. Голливудский зоопарк



Мир полон женатых мужчин. Голливудский зоопарк

Джекки Коллинз

Мир полон женатых мужчин. Голливудский зоопарк

Мир полон женатых мужчин. Голливудский зоопарк

«Голливудский зоопарк»: Вече, Джокер; 1993

ISBN 5-7141-01536-7

АННОТАЦИЯ

Два детективных романа американской писательницы Джекки Коллинз впервые переведены на русский язык: «Мир полон женатых мужчин» и «Голливудский зоопарк». Напряженный сюжет, запутанная интрига, сокровенные тайны голливудских звезд, роскошная жизнь в Калифорнии и ее неприглядная оборотная сторона, измены, предательства, убийства, безумный накал страстей, шокирующая откровенность сексуальных сцен - характерные черты повествования.

Содержание:

Мир полон женатых мужчин

Голливудский зоопарк

Джеки Коллинз. Голливудский зоопарк

Мир полон женатых мужчин

Глава 1

— В пятнадцать лет я была потрясающе, ну просто потрясающе хорошенькой! Мамочка боялась отпускать меня одну на улицу; ей казалось, что я вернусь домой беременной или со мной произойдет какая–нибудь неприятность, — говорила Клаудия Паркер.

Мужчину, который ее слушал, звали Дэвид Купер. Клаудия лежала в постели. Она была очень хороша собой и знала это. Дэвид тоже знал это, и оба были счастливы. Длинные блестящие пепельные волосы обрамляли лицо девушки; челка доходила до бровей, оттенявших большие раскосые зеленые глаза Клаудии. Ее лицо с маленьким прямым носиком и полными чувственными губами было безупречным. На девушке не было ни одежды, ни косметики, лишь тонкая шелковая простыня закрывала ее тело.

Дэвид сидел у кровати. Он выглядел на свои сорок лет. Лицо Дэвида отличалось правильностью черт. Его темные волосы слегка вились, а нос был сравнительно крупным. Он носил очки в толстой роговой оправе. Дэвид обладал мужественной внешностью и пользовался большим успехом у женщин.

— В конце концов я ушла из дома, — продолжала Клаудия. — Я умирала там от скуки. Однажды ночью выскользнула за порог с тем, чтобы больше туда не возвращаться. По правде говоря, я встретила чудесного парня, актера, он взял меня с собой в Лондон, где я и живу с тех пор.

Вздохнув, она потянулась под простыней.

— Дай сигарету, дорогой.

Дэвид извлек пачку из кармана своего халата и протянул сигарету Клаудии. Она сделала глубокую затяжку.

— Хочешь услышать еще о моем бурном прошлом?

— Я хочу знать о тебе все.

Она улыбнулась.

— Ты душка. Вовсе не зануда. Когда я впервые увидела тебя, я решила, что ты — ужасно скучный тип. Как я ошибалась! Я без ума от тебя!

Клаудия приблизилась к Дэвиду. Простыня соскользнула с ее тела. Девушка обвила руками шею Дэвида и принялась покусывать его ухо. У нее было восхитительное тело. Он толкнул ее на кровать.

— Хочешь меня, милый? — прошептала она. — Очень хочешь?

— Да, — пробормотал он. Внезапно она высвободилась, вскочила с кровати и побежала к двери.

— Ты ненасытен, — сказала Клаудия. — Погоди, милый. Похоже, ты уж восстановил свои силы, но я нуждаюсь в небольшом отдыхе.

Она засмеялась.

— Я приму душ, потом мы где–нибудь перекусим; после этого мы сможем вернуться сюда и любить друг друга всю ночь!

Она исчезла за дверью; Дэвид услышал шум воды, льющейся в ванной.

Он думал о Клаудии, об их первой встрече. Неужели прошло только три недели? Тот рабочий день выдался особенно тяжелым; жена Линда часто упрекала Дэвида в том, что он слишком много работает, жаловалась, что почти не видит его. В шесть вечера Дэвид собрался уйти, но вдруг в кабинет ворвался Филипп Эбботтсон.

— Слушай, Дэйв, — сказал Филипп, — ты не заглянешь на минуту в студию? Помоги принять решение. Две девушки хотят сниматься в рекламе мыла «Прекрасная нимфа», а мы в растерянности — не можем сделать окончательный выбор.

Дэвид неохотно прошел с Филиппом в студию, расположенную на первом этаже огромного здания рекламного агентства «Купер и Тейлор». Фирма принадлежала его дяде, Р. П. Куперу, имевшему двух сыновей, и Сэнфорду Тейлору, у которого не было сыновей, но имелся зять. Шестое место в столь крупной фирме удовлетворило бы многих, но не Дэвида. Он возглавлял отдел телерекламы. Поскольку рекламе мыла «Прекрасная нимфа» выделялось большое эфирное время на девятом канале, к выбору девушки следовало отнестись серьезно.

Они вошли в студию, и Дэвид тотчас обратил внимание на Клаудию. Она в белом бархатном халатике полулежала в шезлонге. Ее волосы были собраны на затылке; она ела яблоко. Потом Дэвид заметил вторую девушку. Она казалась красивой как обертка шоколада, застенчивой и скромной. Однако ее фигура не соответствовала лицу. У девушки был крупный бюст. Его размеры подчеркивались купальным костюмом телесного цвета.

— Какие сиськи! — пробормотал Филипп.

— Это все, что тебя интересует? — сказал Дэвид.

Филипп попросил тишины в студии и махнул рукой девушке с внушительным бюстом. Она прошла на маленькую сцену с декорациями, имитирующими ванную. Грациозно забралась в большую круглую мраморную ванну. Реквизитор, устремившись к девушке, вылил на нее пенную жидкость. Кто–то вложил ей в руки огромный кусок мыла, и Филипп крикнул:

— О'кей, снимаем.

Заработала камера; Дэвид уставился на экран монитора. Девушка ослепительно улыбнулась прямо в объектив.

— Я — прекрасная нимфа, — проворковала она и принялась намыливать руки — сначала одну, потом другую. — Это мыло создано для меня. Оно бархатистое и нежное.

Она подняла длинную ногу и стала намыливать ее.

— Пользуйтесь мылом «Прекрасная нифа», и вы обретете красоту.

Она снова улыбнулась в объектив и чуть повернулась, чтобы лучше продемонстрировать свой бюст.

— Стоп! — закричал Филипп. — А теперь, пожалуйста, мисс Паркер.

Дэвид посмотрел на сцену — Клаудия заняла место первой девушки. У Клаудии была природная грация пантеры. Она произнесла текст низким чувственным голосом. Закончив, небрежно накинула халат и села. Девушка с большим бюстом расхаживала по студии.

— Возьми Клаудию Паркер, — сказал Дэвид Филиппу. — Вторая не идет с ней ни в какое сравнение.

Уходя со съемочной площадки, Дэвид встретился взглядом с Клаудией. Она улыбнулась. В ее глазах было нечто большее, чем обещание. Он вернулся в свой кабинет, собрал бумаги, сообщил Линде по телефону, что будет к обеду, и направился к выходу.

Клаудия стояла возле подъезда.

— Привет, — сказала она. — Тесен мир. Они несколько минут говорили о пробах, о мыле «Прекрасная нимфа» и погоде, затем Дэвид предложил пообедать вместе. Клаудия сказала, что это великолепная мысль.

Они отправились в уютный итальянский ресторанчик с интимной атмосферой, который находился в Челси. Дэвид знал, что там он вряд ли встретит друзей — своих или жены. Позвонив Линде, он предупредил ее, что задержится. Она огорчилась, но проявила понимание. Клаудия позвонила своему приятелю и отменила свидание. Они ели каннеллони, болтали, держались за руки — так все и началось.

Клаудия вернулась из ванной.

— Дорогой, что ты делал? — спросила она.

Дэвид, протянув руку, заставил Клаудию опуститься на кровать.

— Я думал о тебе, о том, как ты подцепила меня.

— Не правда! — возразила она. — Ты развращенный старик, который положил на меня глаз, когда я сидела в той ванне!

На Клаудии был тот же самый бархатный халат. Руки Дэвида скользнули под ткань. Клаудия вздрогнула. Зазвонил телефон.

— Ты спасен. — Засмеявшись, она перекатилась по кровати к аппарату. Звонил ее агент.

Дэвид медленно оделся, не отводя взгляда от Клаудии. Она разговаривала оживленно, время от времени замолкая и показывая Дэвиду свой маленький розовый язычок. Наконец она положила трубку.

— О, ты уже оделся, — с упреком в голосе сказала она. — У меня восхитительная новость. Завтра я встречаюсь с Конрадом Ли. Он прилетел сюда в поисках нового лица — ему нужна исполнительница главной роли. Он собирается снимать фильм, кажется, о Деве Марии. Я должна прийти завтра в шесть вечера в его «люкс» «Плазы Карлтон». Правда, замечательно?

Дэвид не обрадовался.

— Почему ты встречаешься с ним вечером? Чем плох день?

— Малыш, не будь глупым. Господи, если он захочет потрахаться, он может сделать это и утром.

Она подошла к туалетному столику и принялась тщательно накладывать макияж.

— Хорошо, извини, что я заговорил об этом. Просто я не понимаю, зачем тебе нужна карьера. Почему ты…

— Почему что? — сухо перебила его Клаудия. — Почему не брошу все и не выйду за тебя? А куда ты денешь свою жену и детей? Как оборвешь семейные узы?

Он молчал.

— Слушай, малыш, — ее голос смягчился. — Я на тебя не давлю, так что оставим эту тему. Ты — не моя собственность, а я — не твоя, так оно и должно быть.

Она наложила блеск на губы.

— Умираю от голода. Как насчет ленча? — Они отправились в их любимый итальянский ресторан, и к ним вернулось хорошее настроение.

— Воскресенье — ужасный день, — задумчиво произнесла Клаудия. — Он тянется бесконечно.

Она отпила красное вино и улыбнулась хозяину заведения, толстому коротышке, который радостно ответил на ее улыбку.

— Знаешь, все считают себя красивыми, я в этом уверена. Люди смотрят в зеркало, видят пару глаз, нос, рот и думают — какая славная мордашка!

Ее смех оживил ресторан, и Дэвид рассмеялся вместе с Клаудией. Она была очаровательной, заводной девушкой. У него было немало внебрачных связей, но эта отличалась от всех прежних; впервые он пожалел о том, что несвободен.

— Я знала такого человека, — сказала Клаудия. — Он обещал мне яхту на юге Франции, виллу на Кубе, массу бриллиантов и все прочее, а потом вдруг испарился. Позже я слышала, что он — шпион и что его застрелили. Забавная штука жизнь.

После ленча они поехали по Уэсэнду в поисках фильма, который оба хотели посмотреть.

— Взгляни на этих психов! — воскликнула Клаудия, глядя на большую колонну людей, идущих в сторону Трафальгарской площади. — Ты можешь представить себя убивающим свое свободное время перед каким–нибудь посольством, сидящим на мостовой? Любопытно, почему у всех этих парней бороды?

Она прильнула к Дэвиду.

— Бог с ним, с фильмом. Давай вернемся ко мне и потрахаемся. Я хочу позаниматься любовью, а ты?

Мог ли он возразить ей?

Глава 2

На плакате, висевшем на спине дородной женщины, было выведено: «Бомбу — вне закона».

Молодой бородач держал в руках щит с надписью: «Миру — мир».

Изможденная женщина с двумя неухоженными детьми сжимала в руках картонку с требованием «Прекратить производство ядерного оружия».

Все эти люди медленно заполняли Трафальгарскую площадь. Там уже стояли те, кто прибыл сюда раньше. Возле памятника Нельсону и фонтанов собралась огромная толпа.

Линда Купер уже была на площади. Она оказалась зажатой между группой девушек с серьезными лицами, длинными, нечесаными волосами, в грязных пальто и молодым человеком в очках, который постоянно бормотал что–то себе под нос.

Линда была привлекательной женщиной, разменявшей четвертый десяток. Шифоновый платок скрывал ее золотисто–каштановые волосы. Кремовый костюм от Шанель казался неуместным в такой обстановке. Глядя на Линду, можно было подумать, что лет десять назад она была очень хорошенькой, но сейчас ее портило выражение покорности, смирения. На лице Линды были крохотные морщинки, следы усталости и некоторый избыток косметики. Однако в целом она еще была интересной женщиной.

Она осмотрелась по сторонам. Она чувствовала себя как–то странно, стоя среди толпы, без Дэвида. Она редко делала что–то или ходила куда–то без него, но в последнее время он стал чаще уезжать в длительные командировки и задерживаться допоздна в офисе. Он казался полностью поглощенным своей работой. Похоже, больше его ничего не интересовало.

Линда вздохнула. Она случайно попала на сегодняшнее сборище. Дэвид снова куда–то уехал, и она внезапно испытала потребность вырваться из дома и внести какое–то разнообразие в свою жизнь. Дети проводили уик–энд за городом у родителей Линды; она отказалась поехать туда, полагая, что Дэвид будет дома, но в последний момент ему, как всегда, пришлось куда–то умчаться. Оставшись в одиночестве, Линда вдруг поняла, что не в силах высидеть весь день дома; она позвонила Монике и Джеку, и они пригласили ее на ленч. Но тут она совершила ошибку: они были друзьями Дэвида по его холостяцкой жизни. Линда чувствовала в их отношении к себе какую–то затаенную насмешку типа «а все–таки она женила на себе Дэвида». Через полтора часа она откланялась, сославшись на то, что дома ее ждут дела, которые надо завершить к приезду детей. К удивлению Линды, Моника и Джек не удерживали ее.

По дороге домой она увидела демонстрантов, знамена, толпу; поддавшись внезапному порыву, запарковала свой «мини» в переулке и пошла пешком в сторону Трафальгарской площади, которая, похоже, была общим местом сбора.

Очкарик, стоявший возле нее, вдруг посмотрел на часы.

— Уже три, — возбужденно заявил он.

Внезапно толпа подалась вперед, раздались крики. Небольшая группа людей, отделившись от основной массы, заняла проезжую часть. Люди уселись на асфальте вплотную друг к другу. Поток подхватил Линду, и она оказалась возле края тротуара. Полицейские оттаскивали сидящих с мостовой. Как только одного человека удаляли с проезжей части, его место тотчас занимал кто–то другой. Толпа завелась. Люди скандировали лозунги, оскорбляли полицейских. Большой голубой фургон постепенно заполнялся нарушителями общественного порядка, однако новые люди по–прежнему занимали места на проезжей части.

— Бомбу — вне закона! — закричала Линда, чувствуя себя великолепно. Она протестует против бомбы. Участвует в событии, имеющем всемирное значение. В меру своих возможностей спасает будущее ее детей. Это было захватывающее приключение.

— Бомбу — вне закона, — подхватили ее соседи.

— Пойдемте. — Темноволосый молодой человек взял Линду за руку, и они выбежали на дорогу. Сели на асфальт перед приближающимся такси.

— Ну и кретины, — прорычал возмущенный водитель.

Линда испытала небывалый душевный подъем; розовощекий констебль потащил ее за руки к тротуару. Она сопротивлялась; другой полицейский подхватил ее за ноги. Она смутилась из–за того, что ее юбка задралась значительно выше колен; стражи порядка бесцеремонно опустили Линду на тротуар.

Кто–то подал Линде руку и помог подняться. Она обнаружила пропажу туфель и ссадину на руке. Платок слетел с головы, волосы падали на лицо.

— Ну и вид у вас, а? — произнес все тот же темноволосый молодой человек. — Хотите повторить?

Какая–то девушка схватила его за руку.

— Бежим, Пол, — сказала она. — Бежим. Ты же не хочешь, чтобы нас снова доставили на Боу–стрит.

Она была юной и миниатюрной, с длинными пшеничными волосами. Пол словно не замечал ее.

— Слушайте, — обратился он к Линде, — вам лучше пойти с нами. Мой приятель живет неподалеку, там мы найдем для вас обувь.

— Ну… — неуверенно протянула Линда.

— Поспешим, Пол, — сердито сказала девушка.

— Хорошо, — решилась Линда, и троица начала пробиваться через толпу.

Пол взял Линду за руку и повел ее сквозь людскую массу. Его подруга с пшеничными волосами плелась следом.

— Меня зовут Пол Бедфорд, а вас?

Линда посмотрела на своего спутника. Он был рослым, сероглазым. Ему года двадцать два, подумала женщина. Он показался ей очень привлекательным, и она смутилась.

— Миссис Купер, — твердо произнесла она.

Он как–то странно посмотрел на нее — удивленно, недоумевающе.

— Миссис Купер?

Жесткая мостовая холодила ее ступни, обтянутые чулками. Линде захотелось оказаться в безопасности ее дома, не спешить по Трафальгарской площади с незнакомым молодым человеком, которого она встретила всего десять минут назад.

— Мой автомобиль стоит недалеко отсюда, — сказала она. — Наверно, будет лучше, если я вернусь к нему. Я уверена, в багажнике валяются старые туфли.

Но Пол уже вел ее через дорогу в сторону Ньюпорт–стрит.

— Мы пришли, — сказал он, постучав в желтую дверь с облупившейся краской.

Девушка явно загрустила.

Наконец в дверном проеме показалась темноволосая девица с ненакрашенным лицом. На ней был поношенный сине–золотистый парчовый халат и некогда белые махровые тапочки.

— Привет, малыш, — радостно поприветствовала она Пола. — Как дела у крошки Мел?

Она кивнула подружке Пола.

— Проходите.

Поднявшись по узкой лестнице, они оказались в просторной комнате, целиком выкрашенной в черный цвет. В углу стояла большая кровать, на которой валялись книги и подушки. Из работающего на полную мощность проигрывателя доносился голос Майлза Дэвиса. Больше в комнате ничего не было.

— Где твой муж? — спросил Пол.

— На демонстрации, — ответила девушка.

— Нам нужно выпить, — сказал Пол. — Мы угодили в самое пекло. Это миссис Купер; она поранила руку и потеряла туфли. Ей здорово досталось.

Девушка улыбнулась.

— Ты вечно умудряешься втягивать людей в неприятности. Садитесь, я принесу пива, это все, что у нас есть.

— А теперь, — обратился Пол к Линде, — мы займемся вашей рукой.

Он отвел ее в ванную, которая оказалась на удивление чистой.

— А где мистер Купер? — спросил Пол. Она сухо посмотрела на него.

— Уехал по делам.

— Вас, наверно, не всегда зовут миссис Купер?



Поколебавшись, она сказала:

— Я — Линда. Зачем вам это?

— Просто хотел узнать.

Их глаза встретились; потом Линда нервно опустила глаза. «Это нелепо, — подумала она. — Что я здесь делаю с этим парнем? Что бы подумал Дэвид? Я должна уйти отсюда».

Они нашли коробочку с лейкопластырями, и Пол приклеил один из них Линде на ссадину.

— Это первая акция, в которой вы участвуете?

— Да, — ответила она. — Слушайте, теперь мне надо вернуться к машине. Очень мило с вашей стороны, что вы позаботились обо мне, но меня ждут дома, там будут волноваться, если я задержусь.

— Хорошо, — сказал он. — Я провожу вас. Не могу допустить, чтобы вы бродили по Лондону одна и без туфель.

Они вернулись в большую черную комнату. Светловолосая Мелани сидела, сжимая руками банку с пивом. При появлении Пола она бросилась к нему. Линда решила, что ее можно назвать хорошенькой.

Какие волосы!

— Выпей пива, — предложила Мелани; голос у нее был плаксивый.

— Нет, мы сейчас расстаемся, — сказал Пол. — Я скоро вернусь. Жди меня здесь.

Девушка явно хотела возразить, но не посмела это сделать.

Пол чмокнул хозяйку комнаты.

— Я вернусь, — сказал он. Линда попрощалась с девушками и вышла с Полом на улицу; он взял ее под руку.

Линда освободилась, заявив:

— Я не люблю, когда меня ведут под руку.

— А что вы любите?

Она не ответила.

Они молча дошли до того места, где стоял автомобиль. Линда испытывала смущение из–за отсутствия туфель, она казалась себе неэлегантной. Тротуар был холодным, твердым. Ей хотелось скорей попасть домой. Пол помог Линде сесть в машину.

— Где вы живете? — вежливо спросил он.

— На Финчли. У нас там дом.

— О, да мы соседи. Я живу в Хэмпстеде. — Он стоял на тротуаре, прислонившись к двери машины.

— Вы меня не подбросите?

— Мне казалось, вы собирались вернуться к вашей девушке, — заметила она. Ей хотелось поскорей уехать и оставить его одного. Она чувствовала, что ее тянет к нему, и она этого испугалась.

— Пустяки, Мел сама доберется до дома. — Он подошел к сиденью пассажира и занял его.

«Сейчас или никогда, — подумала Линда. — Либо я прошу его выйти, либо признаю тот факт, что он проявляет ко мне интерес, и даю ему понять, что он тоже меня интересует». Она почувствовала, что он смотрит на нее, и завела мотор.

Линда уверенно лавировала в потоке машин. Пол молча сидел рядом с ней. Она остро ощущала его присутствие. Наконец Линда заговорила:

— Ваша подруга будет недовольна вашим исчезновением.

— Это не имеет значения.

Они снова погрузились в молчание. Линда решила, что в Хэмпстеде она остановит машину, подождет, пока он выйдет, помашет ему рукой на прощание и тотчас уедет. Она не даст ему шанса заговорить о следующей встрече. Интуитивно она чувствовала, что он хочет увидеть ее снова.

— Я сразу обратил на вас внимание, — сказал Пол.

— Что? — удивленно произнесла Линда.

— Я сказал, что сразу заметил вас в толпе. Вы казались в ней чужеродным элементом. Словно попали туда случайно. Вы хотели раствориться среди людей, но вак не удавалось это сделать. Поэтому я схватил вас за руку и вытащил на дорогу; тогда вам стало лучше, вы забыли о себе, понимаете?

— Не знаю, о чем вы говорите, — быстро произнесла она.

— О, перестаньте, вы прекрасно меня поняли.

Он, не таясь, зевнул.

— Где ваш муж? Где ваши дети? У вас должны быть дети.

— Почему вы так решили? — как бы защищаясь, сказала она.

— Все просто. Я могу без труда вкратце обрисовать вашу жизнь. Вы замужем, возможно, лет десять, у вас симпатичный нбольшой дом, муж часто уезжает; дети, подрастая, отдаляются от вас. Все верно, правда?

Сначала ей захотелось рассердиться, остановить автомобиль и попросить молодого грубияна выйти из него. Но спустя мгновение она осознала, что его слова были очень близки к правде. Подожди, послушай его, какой от этого вред? Ее охватило любопытство. Откуда он узнал? Неужели ее внешность так красноречива?

Она заставила себя улыбнуться.

— Вы очень уверены в себе, да?

— Да. Я прочитал многое по вашему виду, облику. Там все написано.

— Мы в Хэмпстеде, — торопливо сказала она, круто подруливая к тротуару. — Спасибо за вашу откровенность. Я уверена, вы неплохо развлеклись. Дэвида это тоже позабавило бы. Всего хорошего.

Глядя прямо перед собой, она ждала, когда он выйдет из машины.

Он не двигался.

— Я смогу увидеть вас снова?

Повернувшись, она посмотрела на Пола. Его взгляд пронизывал ее.

— Я вас не понимаю. Сначала вы препарируете мою жизнь, режете меня на кусочки, а затем просите о свидании. Нет, не сможете. Я люблю моего мужа. У меня двое чудесных детей. Я довольна своей жизнью. Пожалуйста, покиньте автомобиль!

Ее тирада не произвела на Пола никакой го впечатления.

— Я бы хотел увидеть вас опять. Мне кажется, вы нуждаетесь в человеке вроде меня! — Он открыл дверцу и вышел из машины;

— Если передумаете, мой телефон есть в справочнике.

Она проводила взглядом удаляющегося Пола.

«Каков нахал, — рассерженно подумала Линда. — Очень худой, верно, ничего не ест. Молодой, но очень проницательный. Я бы хотела с ним переспать».

Она резко оборвала свои мысли. «Что бы я хотела сделать?» — изумленно спросила себя Линда. Слова «секс» и «Дэвид» всегда были для нее синонимами. Она никогда не имела любовника. Она легла на супружеское ложе девственницей, а теперь ей в голову пришла такая мысль. О, до замужества она встречалась со многими парнями, целовалась с ними, но никогда не шла на что–то серьезное.

«Дэвид — прекрасный муж, — подумала она, — замечательный любовник». Но как часто в последнее время он занимался с ней сексом? Возможно, раз в две недели; она не получала большого удовольствия от их десятиминутной близости, после которой Дэвид отворачивался от жены, засыпал и принимался храпеть; Линда же долго лежала без сна, вспоминая, как у них все было после свадьбы, до появления детей.

Вздохнув, она завела мотор. Прошлое не вернуть.

Дом был пуст; даже собаки уехали вместе с детьми; у Анны, служанки испанского происхождения, жившей в доме, сегодня был выходной. Линда заскучала. Она включила телевизор в спальне и заметила, что на часах уже почти шесть вечера. Дэвид обещал вернуться домой к девяти, значит, ей предстоит скоротать три часа. Линде не хотелось смотреть телевизор, но она испытывала потребность слышать человеческие голоса. Она решила позвонить матери и узнать, как ведут себя дети — Джейн и Стивен.

— Здравствуй, Линда, дорогая, — ласково, успокаивающе произнесла мать.

— Здравствуй, мама. Как вы там?

— Чудесно, дорогая, чудесно. Джейн сейчас принимает ванну, а Стивен здесь рядом. Он хочет поговорить с тобой.

После паузы из трубки донесся тонкий взволнованный голос восьмилетнего Стивена.

— Привет, мама. Мы отлично проводим время. Бабушка приготовила к чаю сладкие пирожные, и эта нахалка Джейн хотела все съесть одна, но я столкнул ее со стула, она заревела, и…

Он принялся рассказывать подробности, потом в трубке снова зазвучал голос бабушки:

— Завтра после ленча твой папа привезет детей назад, жди их к четырем часам. Как Дэвид? У вас получился славный тихий уик–энд?

— Да, мама, получился, — печально сказала Линда. — Я поговорю с тобой попозже, на неделе. Спасибо, что взяли детей к себе. Поцелуй за меня Джейн. Пока.

Что теперь? Ощутив легкий голод, она прошла на кухню. Линда не любила готовить для себя одной, поэтому ограничилась бутербродом с сыром. Не зная, чем занять себя, она решила лечь в постель и ждать Дэвида.

Когда Линда подумала о постели и Дэвиде одновременно, в ее голове родилась идея. Бросившись к шкафу, она принялась рыться в вещах, пока не нашла то, что искала. Изящный черный пеньюар, купленный несколько лет назад в Париже. Она так ни разу и не надела его. Он казался ей чересчур фривольным. Она приложила его к своему телу. Чувственный наряд! Улыбнувшись, она вспомнила то, что всегда пишут в женских журналах: пусть ваш муж испытает шок, обнаружив, насколько вы сексапильны!

Она наполнила ванну горячей водой, добавила туда ароматическое масло «Шанель №5», намазала лицо кремом, потом легла в ванну и расслабилась.

Зазвонил телефон. Завернувшись в полотенце и чертыхаясь себе под нос, Линда поспешила в спальню к аппарату.

— Алло.

— Линда?

— Да.

— Это Пол Бедфорд.

После долгой паузы его голос снова зазвучал в трубке:

— Вы упомянули Дэвида и Финчли, после чего отыскать вас в телефонной книге не составило труда. Послушайте, я хочу принести извинения за те мои слова. Я не хотел рассердить вас. Вы меня простите?

— Мне нечего вам прощать, — сухо сказала она. — Вы меня не обидели.

Линда испытала соблазн попрощаться и опустить трубку, но она решила послушать, что он скажет дальше.

— Тогда все отлично.

Он похоже, испытал облегчение.

— Знаете, когда человек мне действительно нравится, я всегда теряю чувство меры. Это происходит невольно. Извращенная реакция.

Помолчав, он продолжил:

— Мой друг сегодня устраивает вечеринку; он живет рядом с вами. Я подумал, вдруг вы захотите пойти.

— Извините, я не смогу, — слишком быстро ответила она.

— Попытка не пытка. Может, в другой раз.

— Простите, я сейчас принимаю ванну, — сказала она и добавила:

— Спасибо за предложение. До свидания, Пол.

— Извините, что вытащил вас из ванны. Вечеринка начнется не раньше десяти, так что если передумаете — мой номер Хэмпстед 09911. Пока.

Он положил трубку.

Ноль, две девятки, две единицы — легко запомнить. Линда поежилась и быстро прошла в ванную. Она втайне обрадовалась звонку Пола; благодаря ему она почувствовала себя желанной. Такого ощущения она уже давно не испытывала. Сегодня все будет иначе. Она заставит Дэвида понять, что все может и должно быть столь же романтично, как в первые дни их близости. В конце концов, если люди поженились, это еще не значит, что о романтичности следует забыть. «Мне только тридцать три, подумала она, — я еще молода. Во всяком случае, не стара».

Она изучила свое тело в зеркале ванной. «Мне не помешает сесть на диету», — подумала Линда. Ее ноги были хорошей формы, но бедра немного располнели. Талия осталась узкой, а крупные, полные груди — упругими.

Она надела черный пеньюар. Он соблазнительно облегал тело; Линде понравилось, как она выглядит. Она наложила на лицо легкий макияж и причесалась. Потом выключила телевизор и включила стереопроигрыватель. Синатра значительно приятней дурацкой комедии положений.

Декорации готовы, один из исполнителей — тоже, на часах — около девяти. Не помешает выпить бокал вина, решила Линда. В холодильнике стояла бутылка красного, Линда отправилась за ней.

Прошел час. Вино было выпито, Синатра смолк; Линда сменила черный пеньюар на нечто более теплое. Снова включив телевизор, с мрачным видом устроилась перед ним и стала смотреть старый фильм.

Она все же опьянела. Пустота дома угнетала ее. Где же Дэвид? Он обещал приехать к девяти часам. Если он решил задержаться, то мог бы позвонить и предупредить ее. А что, если он попал в автокатастрофу? Вдруг он лежит сейчас с тяжелой травмой или даже…

Точно в ответ на ее мысли зазвонил телефон. Сначала раздался деловитый голос девушки–секретаря, затем — Дэвида. Он явно торопился.

— Слушай, я застрял с этими людьми. Из Лидса мне пришлось поехать в Манчестер, я выпил. Не хочу рисковать и возвращаться сейчас назад; погода отвратительная. Я выеду рано утром и буду дома к восьми.

— Но, Дэвид, я ведь жду тебя. — Она старалась говорить приветливо. — Почему ты не позвонил мне раньше? Уже почти десять, а ты обещал быть дома к девяти.

— Я не могу больше говорить, объясню все утром.

Линда внезапно взорвалась:

— Плевать на завтрашний день. Обо мне ты подумал? У меня получился кошмарный уик–энд, я весь вечер прождала тебя дома, а ты даже не потрудился позвонить. Если бы я знала, то пошла бы в кино или еще куда–нибудь. Ты просто эгоист, и я не могу…

— Тут рядом люди, увидимся завтра, — сухо, бесстрастно произнес Дэвид. — Пока.

Линия отключилась. Мгновение Линда сидела, пытаясь совладать с душившим ее чувством обиды и разочарования. Он положил трубку, не дождавшись, пока она, Линда, попрощается с ним.

Наконец она опустила трубку, чтобы тотчас поднять ее. Длинные гудки показались ей очень громкими. «Я выпила слишком много вина», — подумала она. Наконец из трубки донеслось «алло», и Линда услышала свой голос:

— Алло, Пол, это Линда Купер. Я насчет той вечеринки…

Глава 3

Дэвид и Клаудия вернулись в квартиру девушки к четырем часам. Клаудия жила в доме, расположенном на окраине Найтсбриджа. Квартира находилась на верхнем этаже здания с садом на крыше. Дэвид удивлялся, как она может снимать такие апартаменты. Вся мебель была новой и явно дорогой; Клаудия располагала огромным гардеробом. Она была актрисой и фотомоделью; Дэвид знал, что лишь большой успех в этих профессиях обеспечивает высокие доходы. Положение Клаудии не соответствовало ее расходам и стилю жизни. Дэвид размышлял над этим и не находил убедительного объяснения. В конце концов он решил, что у нее, вероятно, есть богатый отец, хотя это не вязалось с той информацией, которой он располагал.

По словам Клаудии, она покинула родительский дом в пятнадцатилетнем возрасте. Пять лет тому назад девушка прибыла в Лондон с твердым намерением стать кинозвездой. Сейчас она была двадцатилетней красавицей, игривой и сверкающей, как шампанское. Но она так и не стала кинозвездой.

Дэвид знал ее только три недели, за это время они встречались двенадцать раз. Она всегда была доступна, похоже, в ее жизни не было другого мужчины. Она спокойно относилась к тому, что он женат, не выражала своего недовольства этим обстоятельством, как могла поступать на ее месте другая женщина. Она никогда не заговаривала с ним о деньгах. Он знал, что она рекламирует мыло «Прекрасная нимфа», но другой работы у нее не было. Дэвид решил, что ему следует узнать о Клаудии побольше. Возможно, она нуждается в деньгах, но стесняется признаться в этом.

Он сам заговорит об этом.

Когда они вошли в квартиру, Клаудия принялась торопливо и бестолково наводить там порядок, убирать постель. Она не любила заниматься домашним хозяйством. Каждый день, кроме уик–эндов, к девушке приходила домработница. Увидев гору грязной посуды на кухне, Клаудия притворно ахнула.

Дэвид последовал за ней на кухню.

— Я куплю тебе посудомоечную машину, — сказал он, обнимая Клаудию за талию. Она, засмеявшись, повернулась к нему.

— Ты, конечно, шутишь. Посудомоечная машина. Какой ужасный подарок! Нет уж, спасибо, я предпочла бы нечто более романтическое.

— Что ты хочешь? Завтра отправимся за покупками.

— Дай подумать. Я хочу «Феррари», пару норковых шуб, много бриллиантов, роскошные апартаменты в Нью–Йорке и виллу на Ривьере!

Клаудия рассмеялась.

— Тебе это по карману?

— Я спрашиваю серьезно. Тебя устроит норковая шубка? Пойди и закажи ее завтра.

Поглядев на него, она закусила губу.

— Норковая шубка — это чудесно. Но если ты хочешь, чтобы она была у меня, сделай мне сюрприз сам, избавь меня от хлопот с заказом. Я обожаю сюрпризы.

Он усмехнулся.

— Значит, это будет сюрпризом. «Не сейчас ли подходящее время завести разговор о ее финансовом положении», — подумал Дэвид и решил, что лучше сделать это позже, когда они лягут в постель.

— В какое время сегодня ты превращаешься в Золушку? — внезапно спросила Клаудия.

— Я должен уйти в половине девятого. — Дэвид погладил ее волосы, — Но я всегда могу задержаться, если, меня что–то соблазнит.

Негромко рассмеявшись, она стянула с себя свитер.

— Вторая серия начинается. Посмотрим, представляю ли я для тебя соблазн!

Позже, взглянув на часы, Дэвид с изумлением обнаружил, что уже далеко за девять. Клаудия спала рядом, ее длинные волосы закрывали лицо, косметика потускнела и размазалась по лицу. Одежда валялась на полу по пути от кухни до кровати. Словно почувствовав, что Дэвид смотрит на нее, она открыла глаза, потянулась и довольно простонала.

— Ты похожа на кошку, — заметил он, — иногда — на невинного домашнего котенка, иногда — на порочную, гулящую кошку.

— Это мне нравится. Я уже представляю, как через много лет рассказываю кому–то: «У меня был один мужчина, который говорил мне, что я похожа на кошку, иногда…»

Он зажал рукой ей рот.

— Не говори так. Не будет никаких других мужчин. Я люблю тебя и хочу жениться на тебе. — Он сам удивился своим словам, неожиданно произнесенным вслух.

— Знаешь, просто поразительно, — сказала она, — с какой легкостью делают предложения женатые мужчины. Наверно, им легко говорить это, потому что они чувствуют себя защищенными; они знают, что могут бросать эту наживку без страха попасть в ловушку. Выходи за меня замуж, дорогая, только пусть это останется тайной для моей жены!

Он рассердился. Действительно, он не строил таких планов. Точнее, он говорил серьезно, то теперь, после ее слов, он успокоился, осознав нереальность сказанного им. Однако его взбесило то, что и она это поняла. Почему некоторые женщины видят мужчин насквозь?

— Я могу получить развод, — заявил он.

— Ты собираешься это сделать? — сухо отозвалась она.



— Не знаю. — Он привлек ее к себе.

— Это касается не только меня и Линды; есть еще и дети. Но я правда люблю тебя, и когда–нибудь, когда дети подрастут, все уладится. А до тех пор я могу заботиться о тебе. Я не хочу, чтобы ты работала. Не ходи больше на пробы. Я буду давать тебе деньги.

Она посмотрела на него своими большими раскосыми зелеными глазами.

— Я рада, что ты все уже спланировал. — Клаудия погладила его по спине, и он почувствовал, что в нем снова просыпается желание. Это происходило всегда, стоило ей прикоснуться к нему.

— Есть только одна маленькая проблема. Я не хочу выходить за тебя замуж. Даже если бы ты был свободен и мы могли бы тотчас побежать к алтарю.

Она отстранилась от него и встала с кровати. Обнаженная Клаудия, глядя на Дэвида, продолжила:

— Я хочу всегда делать то, что я хочу делать. Мне ни к чему узы, оковы. Я не хочу выходить замуж, брак меня не привлекает, так что не протягивай его мне точно золотой обруч — я в него не прыгну. Да, я люблю тебя сейчас, сегодня. Но кто знает, что будет завтра? Так уж я устроена, и я хочу оставаться такой, какая я есть. Почему бы тебе не вести себя подобным образом?

Он не мог совладать с охватившим его возбуждением. Ее слова не играли никакой роли. Он затащил ее на кровать и дал волю своей ярости и разочарованию. Она пыталась сопротивляться, но он подмял ее под себя; наконец она прекратила бороться, слившись с ним воедино.

Дэвид буквально сходил с ума от наслаждения. С Клаудией у него всегда было так. С каждым разом их близость все сильнее захватывала его как физически, так и эмоционально.

— Тебе пора вставать. Уже перевалило за полночь, женушка тебя заждалась. — Она лениво потянулась.

— Не будь злючкой. Пожалуй, я останусь.

Она поцеловала его. Они позвонили Линде, и Клаудия сыграла роль телефонистки — тогда звонок выглядел как междугородный.

Потом она произнесла:

— Ни одному негодяю не удастся безнаказанно говорить со мной подобным образом. Мне жаль твою жену.

— Неужели? — обронил он. Его раздражало, когда они говорили о Линде.

— Да, правда, хотя она сама виновата.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Почему я сильнее волную тебя? Потому что я — моложе и красивей ее и ты познакомился со мной недавно. Я красивей ее?

— Да, красивей.

— Тебе необязательно искать что–то на стороне. Она должна думать о том, как ей всегда быть новой для тебя. Большинство женщин, выйдя замуж, перестают бороться за внимание мужчины. Мы поймали рыбку, теперь можно убрать наживку и доставать ее лишь в особых случаях. Я не утверждаю, что тогда ты не изменял бы ей изредка, так поступает большинство мужчин, даже те, кто очень счастлив в браке. Но этим все и ограничилось бы; ты не завел бы такого романа, как со мной, тебе это было бы не нужно.

— Благодарю вас, брачный консультант Паркер, но мне кажется, что вы обращаетесь не по адресу.

— Мне следует поговорить с твоей женой? Что я ей скажу? Дорогая, поделюсь с вами секретом — я сплю с вашим мужем. Этого можно было избежать. Если вы не будете такой скучной и однообразной, он снова захочет вас. Встряхнитесь немного, и он вернется к вам. — Они оба засмеялись.

— Ты действительно стерва. Не потому ли я люблю тебя?

— Нет, — со смешком отозвалась она. — Ты знаешь, почему ты любишь меня.

Они встали с кровати, и Клаудия занялась на кухне приготовлением бутербродов, пока Дэвид расхаживал по квартире, думая, как завести разговор о ее финансах. Она рассердила его, сказав, что не хочет выйти за него. Но в глубине души он не обиделся, поскольку счел ее отказ защитной реакцией. Она знала, что сейчас они не могут пожениться, поэтому, желая сохранить лицо, она, вероятно, убедила себя в том, что сама не стремится к браку. По дальнейшем размышлении он почти обрадовался — ее заявление позволяло ему обойтись без потерь. На самом деле Дэвиду не хотелось расставаться с Линдой. Он по–своему любил ее, хотя после свадьбы она уже не интересовала его как женщина. Он много лет компенсировал это многочисленными связями, а к Линде проявлял большую материальную щедрость. Она идеально подходила на роль жены. Очаровательная хозяйка дома, заботливая мать.

Нет, он определенно не хотел уходить от Линды. Он не испытывал чувства вины, изменяя ей. Однако если бы она сама когда–нибудь… Но это казалось невообразимым. Линда и адюльтер — это смешно.

Клаудия слизывала майонез с пальцев на кухне. На девушке было розовое кимоно. Она убрала волосы с лица, стянув их сзади в хвост.

— Ты выглядишь на пятнадцать лет, — сказал он.

— А ты — на пятьдесят. Что у тебя в голове? Ты грустишь, потому что я отклонила твое галантное предложение?

— Я хочу поговорить с тобой серьезно. Забирай бутерброды, идем в комнату.

Она проследовала за ним в гостиную; откусив кусок от бутерброда, Клаудия села на пол у ног Дэвида.

— Что тебя беспокоит, Дэвид?

— Дорогая, я много думал о тебе.

Она засмеялась.

— Надеюсь, это правда.

— Я говорю серьезно, — продолжил он. — Я беспокоился о том, насколько ты обеспечена материально. Эта квартира стоит уйму денег, и я хочу помогать тебе. Скажи мне честно — откуда у тебя средства?

Она замерла. Ее глаза предостерегающе сверкнули. Однако ей удалось сохранить приветливый тон.

— Ну, милый, — ласково произнесла она, — зачем ты хочешь это знать?

Он не уловил сигнал опасности.

— Но это естественно. Твой отец помогает тебе, да?

— Послушай, я не видела родителей уже пять лет, и мне нет до них дела. Мой отец не дал бы мне и пенни на туалет.

Она замолчала, и Дэвид понял, что она не собирается отвечать на его вопрос,

— Клаудия, я хочу знать, — резко произнес он.

— Я не желаю, чтобы меня допрашивали, — возмутилась она, — я же тебя не допрашиваю. Мне ничего от тебя не надо.

Она повысила голос до крика.

— Отстать от меня со своими вопросами. Что у тебя за мысли? Откуда, по–твоему, у меня деньги? Ты думаешь, что я — шлюха? Тогда почему я не беру денег с тебя?

Она заплакала, и Дэвид поразился тому, что его вопрос вызвал у Клаудии такую реакцию.

— Это мое дело, откуда у меня деньги, и оставим эту тему, — отрезала она.

Он почувствовал, что Клаудия в ярости.

— Хорошо, — холодно согласился он, — забудем об этом.

Пройдя в ванную, Дэвид оделся. Клаудия не пошла вслед за ним.

Вернувшись в гостиную, он увидел девушку сидящей на диване и читающей журнал. Она не подняла головы. Он замер в нерешительности, не зная, уйти ему или остаться.

— Так ты скажешь мне? — потребовал Дэвид.

Она продолжала читать, не отвечая ему.

— Всего хорошего, — сказал он и ушел. В коридоре возле двери Дэвид тотчас пожалел о своем поступке. Он не мог поехать сейчас домой. Дэвид подумал о примирении с Клаудией, но это было невозможно. Сдавшись сейчас, он признает свое поражение перед женщиной, а такого в его жизни еще не бывало. Нет, решил он, пусть немного позлится. Она прибежит к нему сама, как и все другие девушки.

Он спустился к своей машине, решив провести остаток ночи в турецких банях. Дэвид недоумевал, почему Клаудия окружила завесой секретности источник своих доходов. Это могло означать одно — она занимается чем–то, что не понравилось бы ему. Когда она скажет, чем именно, он положит этому конец, и она попадет в зависимость от него. Именно этого он и хотел.

Он поехал в турецкие бани на Джермин–стрит. После холодного и горячего пара и массажа Дэвид обрадовался своему белому маленькому номеру, где он немедленно заснул. Завтра он решит все проблемы.

Глава 4

Пол показался Линде еще более молодым, чем в первый раз. На нем были узкие черные брюки и такого же цвета свитер. Линда остановила свой выбор на простом синем платье, отвергнув предварительно несколько других туалетов. Они встретились в условленном месте. Пол помог ей выйти из машины и сказал, что сам сядет за руль, поскольку знает дорогу.

— Я рад, что вы передумали. В чем причина? Мое неотразимое обаяние? — усмехнулся он.

— Не знаю.

От выпитого вина и поспешных сборов она почувствовала себя усталой.

— Возможно, мне не следовало ехать. Я, право, не знаю, почему я здесь.

Он взглянул на нее.

— Я рад, что вы приехали. Думаю, вы не пожалеете о своем решении. Я даже могу обещать вам это.

Они поехали вдоль Хита; наконец Пол свернул к старому дому. Его окна светились, из колонок стереопроигрывателя доносился голос Соломона Берка. В дверях о чем–то спорила пара. Несколько человек со смехом и криками вывалились из дома. Пол запарковал машину, и они вошли в дом.

Сцена, представшая перед ними, была по меньшей мере удивительной. Прихожая вела в маленький холл, куда выходили двери просторных комнат и широкая лестница, на ступенях которой сидели гости — бородатые молодые люди и девушки с бокалами в руках. Комната справа была заполнена танцующими или просто обнимающимися парами. Похоже, в доме не было мебели; на подоконнике едва помещался видавший виды стереопроигрыватель. В левой комнате тоненькая девушка с множеством рыжих косичек раздевалась под ритм банджо, на котором играл индеец в белых трусах. Почти никто не обращал на них внимания. Большинство гостей наблюдало за юным блондином — обнаженный, стоя на стуле, он читал порнографические стихи в другом углу комнаты.

Пол сжал руку Линды.

— Идемте, — сказал он и повел ее вверх по лестнице, здороваясь по пути с гостями. — Давайте избавимся от вашего пальто, и тогда мы сможем поискать выпивку.

На втором этаже также было много почти не обставленных комнат. Пол провел Линду в спальню с кроватью, заваленной верхней одеждой. В углу две девушки смотрели в глаза друг другу, на краю кровати спала какая–то юная особа.

Линда сняла пальто. Ей показалось, что ее элегантное синее платье выглядит здесь неуместно роскошно. Пол сказал, что у нее прекрасный вид, и они спустились в левую комнату. Рыжая девушка закончила свой стриптиз, она сидела на полу, накрывшись чьим–то свитером. Когда Пол проходил мимо нее, она схватила его за ногу.

— Эй, красавчик, хочешь меня? — У нее заплетался язык. — У меня классное тело. А у тебя?

Линду оттеснили от Пола, и она направилась к столу, где, похоже, находились напитки.

Откуда–то из–за ее спины вынырнул толстяк.

— А ты хорошенькая, — сказал он. — Кто такая?

На его лице блестели капельки пота, а изо рта пахло луком и пивом.

— Хочешь выпить?

— Да, пожалуйста, — ответила она, стараясь избегать его дыхания.

Он плеснул щедрую порцию виски в треснувший бокал. Линда быстро отпила спиртное.

— Идем танцевать, — сказал толстяк, положив руку ей на талию. Она ощутила жар его ладони, проникавший сквозь ткань платья до кожи.

— Не сейчас, — ответила она, пытаясь освободиться.

Он закусил пухлую губу, и тут появился Пол.

— Привет, Бруно. Вижу, ты уже познакомился с Линдой.

Толстяк опустил руку.

— О, так она твоя? — быстро произнес он. — Не понимаю, что они в тебе находят.

Он вытер рот пухлой розовой рукой и лениво отошел в сторону.

Пол засмеялся.

— Не обращайте на него внимания, — сказал он и внезапно посерьезнел:

— Вы просто великолепны, вам это известно? — Он взял ее за руку.

— Спасибо, — сказала Линда. Она всегда смущалась, выслушивая комплименты. Женщина быстро осушила свой бокал. — Я хочу выпить еще.

Он налил ей большую порцию виски, которую она торопливо выпила, почти немедленно ощутив эффект от спиртного.

— Мне надо домой, — неуверенно заявила она, — видите, я опьянела.

— Вижу.

Он прижал ее к стене и стал целовать. Она закрыла глаза, почувствовав, как его язык раздвигает ей губы, проникая внутрь. Его рот был требовательным, настойчивым. Она знала, что ей следует оттолкнуть Пола, но у нее не было сил, и ей не хотелось это делать. Дэвид давно не целовал ее, и она уже забыла, насколько волнующим может быть поцелуй.

— А, вот вы где.

Плаксивый голос показался Линде знакомым, в нем явно присутствовали ноты гнева. Пол выпрямился. Рядом с ним стояла Мелани, пшеничные волосы падали на худенькое порозовевшее лицо девушки.

— Я думала, ты вернешься за мной. — Она с ненавистью посмотрела на Линду. — Или ты был так занят, что не нашел на это время?

— Извини, Мел, мне кажется, я сказал, что мы встретимся здесь.

— Ничего подобного, — она едва не сорвалась на визг. — Как себя чувствует миссис Купер? Вижу, вам уже лучше.

— Прекрати, — резко сказал Пол, уводя девушку от Линды в холл. — Слушай, извини меня, но так уж обстоят дела.

— Так обстоят дела? — Ее печальные глаза наполнились слезами.

— Это было прекрасно, но всему приходит конец, так что лучше вовремя поставить точку. Ты по–прежнему нравишься мне, но, понимаешь…

— Нет, не понимаю. И что ты нашел в этой старой кляче? — Она заплакала.

— Ненавижу тебя, Пол.

— Слушай, детка, тебе еще только семнадцать, у тебя будет много парней. Ты быстро забудешь меня. Просто мы не…

— Что мы? — сердито спросила она. — Ненавижу тебя!

Пожав плечами, он вернулся в комнату. Линда беседовала с толстяком.

— Хочешь уйти? — спросил ее Пол.

— Нет.

Глаза женщины блестели. Она сильно опьянела.

— Бруно собирается обучить меня новому танцу.

— Бруно найдет себе другую девушку. Я научу тебя всему, чему ты захочешь научиться.

Бросив на Бруно предостерегающий взгляд, Пол повел Линду в другую комнату, где продолжались танцы, и крепко прижал женщину к себе.

— Я хочу лечь с тобой в постель, — прошептал он.

— Я тоже этого хочу, — шепотом отозвалась она. — То есть не хочу, но это было бы приятно, я… О Боже, мне нужен свежий воздух.

Он снова поцеловал ее. На этот раз она ответила на его поцелуй; их губы дарили друг другу наслаждение. Пол и Линда замерли среди танцующих пар, оказавшись в своем собственном маленьком мирке. Его язык изучал ее рот, и Линду вдруг охватило острое желание. Пол крепко прижал ее к себе и потом отпустил.

— Подожди здесь, — сказал он. — Я принесу твое пальто.

Она терпеливо ждала; от выпитого у нее шумело в голове. Мысли прыгали, голова кружилась. Линде хотелось снова обрести покой в объятиях Пола.

В холле что–то происходило, и Линда направилась туда. Двое парней подрались. Одним оказался толстяк Бруно, другим — индеец, игравший на банджо. Они с бранью катались по полу. Никто их не разнимал.

— Почему они дерутся? — спросила Линда стоявшую рядом с ней девушку.

— Дорогая, Бруно всегда должен с кем–то подраться, — объяснила та. — Иначе он не был бы Бруно.

У индейца хлынула кровь из носа. Линду внезапно затошнило. Она пробралась к двери и вышла из дома. Прохладный воздух слегка отрезвил ее. Линда села в свой «мини».

Наконец появился Пол.

— Я забеспокоился, решив, что ты бросила меня.

Сев в машину, он обнял Линду. Она отстранилась от него.

— В чем дело? — спросил Пол.

— Я ужасно себя чувствую. Похоже, меня вытошнит.

— Тогда вернемся в дом, я отведу тебя на второй этаж в ванную.

— Нет, я не хочу возвращаться.

— Тебе сейчас будет лучше.

Он снова обнял ее, и на этот раз она не отодвинулась. Он поцеловал Линду, лаская руками тело женщины.

Ее охватила слабость, голова у Линды кружилась; она закрыла глаза. Линда чувствовала, что Пол касается ее, целует, но все это происходило словно не с ней, а с другой женщиной.

Внезапно от отпустил ее и завел мотор. Линде показалось, что они ехали целую вечность, хотя на самом деле поездка была недолгой. Пол помог Линде выйти из машины; они поднялись по лестнице; оказавшись в комнате, он подтолкнул Линду к кровати.

Она не сопротивлялась, когда он расстегивал «молнию» на ее платье и снимал его, потому что она не верила, что это происходит в действительности.

Он медленно поцеловал ее. Линде было удобно лежать на мягкой кровати. Прикосновение его сильных горячих рук взволновало женщину. Он повернул ее на живот, и она почувствовала, что он расстегивает бюстгальтер.

— Я не здесь, — прошептала она. — Я на другой планете. Я очень пьяна, ты не должен этим пользоваться…

Линда засмеялась.

Он принялся целовать ее спину, и внезапно Линду захватила неуправляемая, безграничная страсть.

— Я люблю тебя, — произнес кто–то из них.

— Я люблю тебя, — отозвался второй. Как приятно быть желанным!

Линда проснулась в пять утра. Она открыла глаза и не поверила им. Ее мучила жажда. Веки были тяжелыми, лицо горело. Осмотревшись по сторонам, она увидела, что находится в маленькой неприбранной комнате; спящий Пол растянулся на кровати.

Она медленно поднялась, поискала, что можно набросить на себя. Линде казалось, что ее голова расколется, если она сделает резкое движение. Линда осторожно стянула простыню с постели, завернулась в нее и встала.

Пол не пошевелился, когда она добралась до двери и оказалась в небольшом коридоре, заваленном хламом. Линда отыскала тесную холодную ванную со следами ржавчины. Зажгла лампу без плафона. Когда Линда пустила воду, большой черный паук побежал по раковине. Женщина едва не закричала.

Она быстро выпила четыре пригоршни воды, слабо отдававшей вкусом зубной пасты. Косметика размазалась по ее лицу, волосы спутались. «Я выгляжу так, словно мой дом действительно здесь», — испуганно подумала Линда.

Она вернулась в спальню и занялась поисками своей одежды. Найдя ее, быстро оделась. Бросила долгий взгляд на крепко спящего Пола. Нашла свое пальто и покинула квартиру.

На улице было холодно и тихо. Мотор долго чихал, она решила, что он не заведется. Наконец, двигатель заработал, и Линда поехала домой по безлюдным улицам.

Она бесшумно вошла в дом и сразу отправилась в спальню. Там все казалось чистым и новым. Приняв горячую ванну, она упала в постель и задумалась. Линда испытывала чувство вины и сердилась на себя за происшедшее. Да, она была пьяна, но могло ли это служить оправданием? Она никогда не представляла себя в роли неверной жены, и ей было непросто принять то, что случилось.

Что бы сказал Дэвид, если бы узнал? Почему ее первая мысль — о Дэвиде? Она наконец заснула с сознанием того, что утром ей предстоит нелегкая встреча с ним.

Она ворочалась во сне. Ночь была длинной, насыщенной.

Глава 5

В восемь утра Дэвид покинул турецкие бани бодрым и свежим. Он подумал, не позвонить ли Клаудии, но все же решил выждать день и посмотреть, не позвонит ли она сама.

Запарковав автомобиль, Дэвид купил утреннюю газету и отправился по Парк–лейн к отелю «Гроверон–хаус», где собирался позавтракать перед возвращением домой.

Заказав ветчину, яйца, тост и кофе, он откинулся на спинку кресла с намерением пролистать газеты. Его взгляд тотчас упал на фотографию, занимавшую половину первой полосы «Дейли миррор», которая вышла под шапкой «Снова беспорядки на Трафальгарской площади». На снимке была изображена рассерженная толпа, окружившая двух полицейских, которые тащили с проезжей части женщину. Ее юбка задралась до трусиков. Волосы закрывали лицо, и одна туфля должна была вот–вот соскочить с ноги. Впечатляющая картина!

Полная простоватая официантка принесла завтрак и заглянула через плечо Дэвида в газету.

— Ну и видок у дамочки, — пробормотала она. — Пора положить конец этим безобразиям. Бездельники, вот кто они такие. Этим болтунам место в тюрьме.

Ворча, она отошла. Потрясенный Дэвид уставился на фото. Без сомнения, это была Линда. Его Линда! Не веря своим глазам, он покачал головой. Что она там делала? О чем думала?

Он залпом проглотил кофе, обжег язык, чертыхнулся, поняв, что не в состоянии что–либо съесть, и попросил счет.

Официантка медленно подошла к нему.

— В чем дело, дорогой? Все в порядке?

Дэвид сунул ей деньги.

— Все прекрасно, — бросил он уже на ходу.

Возле его машины стоял полицейский, следящий за парковкой. Дэвид нетерпеливо прошел мимо него.

— Боюсь, вам придется подождать, пока я выпишу квитанцию, сэр, — сказал полицейский. — Полагаю, вам известно, что здесь стоянка запрещена?

— Давайте квитанцию и покончим с этим, — резко произнес Дэвид.

Полицейский бросил на него сердитый взгляд и неторопливо продолжил свое дело.

Наконец мрачный Дэвид смог отъехать. Он обдумывал, что скажет Линде. Невероятно! Его жена на митинге протеста! Просто чепуха какая–то. Она ничего не смыслит в политике и ядерном оружии. Кухня, дети, светская жизнь — чаепития с подругами, обеды в ресторанах пару раз в неделю — вот ее сфера. Но ядерные испытания? Кем она себя считает, чтобы судить об этом?

Он забыл о Клаудии. На полном газу Дэвид помчался домой.

Анна открыла ему дверь.

— Миссис Купер еще спит, — сообщила домработница. — Хотите чаю?

— Нет, — буркнул он, одолев полпролета лестницы, ведущей в спальню.

Линда спала, свернувшись клубочком под одеялом. Дэвид раздвинул шторы, и свет хлынул в комнату. Линда не пошевелилась.

Он принялся громко расхаживать по комнате, кашлять, но Линда не подавала признаков пробуждения. Тогда Дэвид подошел к жене и грубовато тряхнул ее за плечо, подсунув «Дейли миррор» к ее неохотно открывшимся глазам.

— Что это значит? — сердито спросил Дэвид.

О Боже, он узнал о ней и Поле. Каким образом? Так быстро! Она тотчас села в кровати.

С возмущением на лице он продолжил:

— Что это значит? Тебе захотелось выставить себя на посмешище?

Он снова сунул газету ей под нос, и Линда взяла ее.

Она испытала облегчение, поняв причину его гнева.

— Какая ужасная фотография! — воскликнула женщина. — Я не знала, что там снимали.

— Это все, что ты можешь сказать? «Я не знала, что там снимали», — передразнил жену Дэвид.

Вырвав газету из ее рук, он громко, возмущенно произнес:

— Что ты там делала? О чем думала?

— Мне нечем было занять себя. Я оказалась там случайно. Я сожалею, что огорчила тебя.

— Я не огорчен! — закричал он. — Мне нравится видеть во всех газетах фото моей жены с юбкой, задранной до талии, в окружении бездельников.

Она встала с кровати.

— Я не намерена сидеть тут и слушать, как ты кричишь на меня. Возможно, если, бы ты для разнообразия провел уик–энд дома, всего этого бы не случилось.

Внезапно зазвонил телефон. Линду бросило в жар, кровь прилила к ее лицу. Вдруг это Пол? Как поступить — самой снять трубку или дать это сделать Дэвиду?

Дэвид отнял у нее возможность выбора. Схватив трубку, он рявкнул:

— Да?

У Линды перехватило дыхание. Потом она успокоилась — по–видимому, звонили с его работы. Воспользовавшись тем, что Дэвид отвлекся, она оделась.

После разговора Дэвид, похоже, отчасти успокоился.

— Позавтракаешь? — спросила Линда.

— Нет. Надо сделать несколько телефонных звонков. Сегодня вечером состоится прием по случаю начала рекламной кампании «Прекрасная нимфа». Ты заедешь за мной в офис к семи, и мы отправимся туда. Надеюсь, твое фото никому не попадется на глаза.

Она мысленно простонала, подумав об очередной вечеринке, и принялась планировать свой день — ей следовало встретить детей и сходить к парикмахеру.

Тем временем Дэвид думал о своем. Клаудия, несомненно, будет на приеме, это — часть ее работы. Удастся ли ему помириться там с ней так, чтобы никто из гостей не заметил их объяснения? Он не хотел пробуждать в Линде подозрения; ее и так, похоже, раздражали его частые отлучки. Возможно, она уже заподозрила что–то, хотя на протяжении многих лет ему удавалось скрывать от нее свои связи с женщинами. В любом случае он сможет увидеть Клаудию. Дэвид приступил к деловым звонкам.

Дети ворвались в дом ровно в четыре часа. Отец Линды всегда был пунктуален. Она только что вернулась от парикмахера; Стивен с разбегу прижался к ней своим худеньким телом, едва не свалив мать с ног.

— Мы классно провели время, мамуля! — воскликнул он. — Я умираю от голода. Что у нас к чаю? Бабушка делает потрясающие пирожные!

Его сестра, шестилетняя Джейн, поцеловала Линду в щеку. Она была немного застенчива.

— Я рада, что мы снова дома, мамочка. Твои волосы выглядят чудесно. Вы с папой куда–то идете?

Линда поздоровалась со своим отцом; они беседовали, пока Анна подавала чай, а дети носились по дому, соскучившись по своим игрушкам. Линда рассеянно слушала рассказ отца о том, как Стивен и Джейн провели уик–энд.

Она думала о Поле. Какое мнение сложилось у него о ней? Почему он не звонит? Что она скажет, если Пол позвонит, когда Дэвид будет рядом?

Наконец ее отец уехал, Анна принялась кормить детей обедом, а Линда — готовиться к вечеру.

Телефон зазвонил, когда она уже собиралась уходить. Она решила, что это Пол; мгновенно покрывшаяся легкой испариной, Линда дрожащей рукой сняла трубку.

— Алло?

— Привет, дорогая, это Моника. Ну, ты даешь! Настоящая темная лошадка! Ушла вчера от нас, ни словом не обмолвившись о том, куда направляешься. Что обо всем этом думает Дэвид?

— О, — отозвалась Линда, — он не очень–то обрадовался.

Моника рассмеялась.

— Не переживай. Мы с Джеком восхищены тобой. Слушай, милая, у нас сегодня после обеда соберется небольшая компания; мы бы очень хотели, чтобы вы с Дэвидом пришли.

— Наверное, мы не сможем, Моника. Отправляемся на прием по случаю начала новой рекламной кампании. Не знаю, когда мы вырвемся оттуда.

— Ничего. Приходите, когда освободитесь. Вы нас знаете, мы сами всегда опаздываем.

Она не дала Линде шанса возразить.

— До встречи. Пока.

Линда положила трубку. Она не очень любила Монику и Джека и не хотела идти к ним после приема. Однако ей придется сообщить о приглашении Дэвиду, а он, вероятно, пожелает пойти к своим старым друзьям.

Она покинула дом в плохом настроении, с головной болью, одновременно сердясь и испытывая облегчение из–за того, что Пол не позвонил. Она хотела, чтобы он сделал это, иначе как все выглядит? Kaк случайная связь на одну ночь? Встреча двух людей, которых объединяют лишь несколько часов, проведенных в постели? А что если он и правда позвонит? Ей придется сказать ему, что она не сможет с ним больше встречаться, что происшедшее было ошибкой.

Линда вздохнула. Во всяком случае, тогда она хоть отчасти вернет утраченное самоуважение, отказав себе в том, чего она действительно хочет.

Господи, все произошло так неожиданно. Она никогда не считала себя женщиной, способной на супружескую неверность. Пол был значительно моложе ее и резко отличался от тех людей, с которыми она общалась. Как она это допустила?

Покопавшись в своей душе, Линда пришла к заключению, что она совершила ошибку. Она должна вычеркнуть этот эпизод из памяти и постараться улучшить их с Дэвидом отношения.

Приняв такое решение, она почувствовала себя лучше.

Клаудия появилась на приеме в девять. Дэвид высматривал ее весь вечер. Внезапно девушка оказалась возле него. Она выглядела великолепно.

— Добрый вечер, мистер Купер, — проворковала Клаудия.

Он растерялся. Дэвид разговаривал с гостями, среди которых находились представители прессы и Линда. Его охватило волнение.

Клаудия, заметив это, слегка улыбнулась. Собеседники Дэвида выжидательно посмотрели на него, полагая, что он познакомит их с девушкой. Наконец он произнес:

— О, это Клаудия Паркер, наша Прекрасная нимфа.

Клаудия улыбнулась всем сразу. Она тоже волновалась, ее глаза блестели. Дэвид понял, что она выпила. На ней было оранжевое платье с очень глубоким вырезом; женщины расправили плечи и выставили вперед свои бюсты, словно отвечая на внезапно брошенный им вызов. Клаудия явно произвела сильное впечатление на мужчин.

— Мисс Паркер? — К ней приблизился Нэд Райс, низкорослый репортер с глазами–бусинками. — Что вы на самом деле думаете о мыле «Прекрасная нимфа»?

Он запустил свой взгляд в ложбинку меж ее грудей.

Клаудия помахала своими длинными ресницами и кокетливо посмотрела на газетчика.

— На самом деле, — произнесла она наконец, — я — актриса, поэтому я не способна дать вам серьезную оценку мыла. Я только что встречалась с Конрадом Ли, он предлагает мне сниматься в своем новом фильме.

Она бросила на Дэвида торжествующий взгляд.

Нэд Райс заинтересовался услышанным:

— Это замечательно. Возможно, мы опубликуем статью о вас в нашем кинематографическом разделе.

— Я согласна, — улыбнулась Клаудия. — Я оставлю вам мой телефон.

У Дэвида лопнуло терпение. Сжав руку Клаудии, он натянуто улыбнулся и сказал:

— Надеюсь, вы извините нас, мисс Паркер пришла сюда по делу. Она будет демонстрировать нашу продукцию; по–моему, выступление должно начаться уже скоро, так что мне пора отвести ее к Филиппу Эбботтсону.

— Хорошо, мисс Паркер, — сказал Нэд Райс, — договоримся обо всем позже.

— Отлично.

Она одарила всю группу лучезарной улыбкой и последовала за Дэвидом.

Как только они отошли от группы на расстояние слышимости, Дэвид взорвался.

— Ты пьяна, — упрекнул он девушку. — Где ты находилась? Ты должна была прибыть сюда к восьми часам.

Она смерила его ледяным взглядом.

— Дэвид, детка, ты для меня — пустое место. Почему тебе не оставить меня в покое?

— Подлая тварь, — тихо произнес он, еще сильнее сдавив ее предплечье.

— Если ты меня не отпустишь, я устрою сцену, — негромко заявила она. — Я устала от твоих советов, как мне вести себя и что делать. Я — не чья–то жена, вынужденная отвечать на вопросы и отчитываться за каждую секунду жизни.

В этот момент к ним подбежал Филипп Эбботтсон.

— Что происходит? — спросил он, — Клаудия, ты опоздала на час. Мы ждали тебя, чтобы торжественно открыть декорации. Переоденься, ради Бога. По–твоему, мы хотим провести тут всю ночь?

Он пристально поглядел на Дэвида и торопливо увел Клаудию.

Нэд Райс незаметно подкрался к Дэвиду. Его пухлая, сдобная жена разговаривала с Линдой в дальнем углу комнаты.

— Хорошая штучка эта ваша мисс Паркер, — с ухмылкой сказал Нэд. — Ручаюсь, в постели она настоящая тигрица.

Дэвид заставил себя сдержаться.

— Я этого не знаю.

— В таком случае я, пожалуй, могу предпринять попытку.

Он шутливо толкнул локтем Дэвида.

— Знаете, все эти звездочки одинаковы. Стоит сказать им, что ты можешь написать о них, как они тотчас раздвигают ноги, даже просить не приходится.

Дэвид был избавлен от необходимости что–то ответить Нэду благодаря подошедшим к мужчинам миссис Райс и Линде.

Нэд ласково похлопал жену по полному плечу.

— Хорошо проводишь время, дорогая? — спросил он и обвиняюще помахал пальцем перед Линдой. — И как это вас угораздило попасть на первую полосу? Что вы хотели этим доказать?

Дэвид почувствовал, что его неприязнь к Нэду Райсу усиливается.

Вдруг почти весь свет в комнате погас; луч прожектора выхватил из полутьмы бутафорскую сцену, сооруженную в углу, Филипп Эбботтсон замер у микрофона. Когда разговоры стихли, он разразился длинной речью, посвященной мылу «Прекрасная нимфа». Он был хорошим специалистом по рекламе и умел преподнести публике кусок простого мыла так, словно это слиток золота. После его выступления раздались жидкие вежливые аплодисменты; Филипп сделал шаг в сторону и объявил:

— А теперь я хочу представить вам саму мисс Прекрасная нимфа!

Занавес раздвинулся; Клаудия сидела среди пены в мраморной ванне. Декорации были точной копией тех, что использовались в телерекламе. Купальный костюм Клаудии благодаря своему телесному цвету оставался невидимым, и все полагали, что на Клаудии под пузырьками пены ничего нет.

Дэвида охватило волнение.

Клаудия улыбнулась собравшимся и начала произносить монолог Прекрасной нимфы.

Нэд Райс прошептал Дэвиду на ухо какую–то пошлость.

Миссис Райс сказала Линде:

— Правда, она милашка?

Линда рассеянно смотрела куда–то вдаль, думая о вчерашней ночи.

Когда Клаудия замолчала, раздались восторженные аплодисменты мужчин и редкие завистливые хлопки женщин. Занавес сдвинулся, Филипп вышел к микрофону и заговорил снова.

Дэвид, извинившись, направился за сцену. Мраморная ванна опустела; он заметил маленькую дверь за сценой. Поколебавшись, прошел в нее.

Клаудия вытиралась полотенцем. Она стояла в маленькой комнате, ее одежда валялась, как всегда, где попало. Купальный костюм телесного цвета обтягивал тело девушки, точно вторая кожа.

Она устало посмотрела на Дэвида.

— Что еще?

Подойдя к Клаудии, он положил руки ей на плечи.

— Извини, — сказал Дэвид. — Больше не будет никаких вопросов.

Она посмотрела на него широко раскрытыми глазами.

— Обещаешь?

— Обещаю.

Она улыбнулась и обвила руками его шею.

— Хорошо, ты прощен.

Наклонившись, он поцеловал ее в теплые, мягкие губы. Дэвид взялся за верх купальника и начал медленно стягивать его вниз с влажного тела девушки.

— Не здесь, сумасшедший, — прошептала она. — Сюда могут зайти. Твое отсутствие заметят.

Отпустив Клаудию, он повернул ключ в замке.

Она тихонько захихикала.

— О, Дэвид, похоже, тебе нравится рисковать.

Он обхватил руками ее груди и наклонился, чтобы поцеловать их.

— Делай, что хочешь, негодяй, — простонала она. — Мне на все плевать!

Глава 6

Когда Куперы появились у Моники и Джека, вечеринка была в полном разгаре. Компания представляла из себя «сборную солянку»: Моника любила смешение групп, как она это называла. Сама она была полноватой женщиной, стремительно приближавшейся к сорока годам и отчаянно пытавшейся не замечать неумолимый бег времени. Она красила свои завитые волосы в ярко–рыжий цвет; ее лицо с толстым слоем косметики от Элизабет Арденн было немного грубоватым, кричаще ярким. Она пользовалась духами с запахом мускуса который обрушивался на людей подобно всей ее личности; она говорила пронзительным голосом, ее речь была насыщена словами «дорогуша», «милочка» и «о Боже!».

Джек, наоборот, отличался сдержанностью. Он был немного старше Дэвида; мужчин уже много лет связывала крепкая дружба. Джек курил трубку и носил подкрученные серые усы. Из одежды он предпочитал замшевую куртку или нечто подобное в спортивном стиле. Его легко было представить в роли хозяина огромного загородного дома, прогуливающегося в сопровождении пса по своему обширному поместью. Он владел сетью гаражей и в молодости собирался стать автогонщиком. Даже теперь Джек часто делал круг–другой по испытательному треку, чтобы не терять навыков.

Моника завладела прибывшей Линдой; обняв ее, она гордо ввела подругу в гостиную и торжественно объявила:

— А это наш знаменитый борец за разоружение!

Линда ужасно смутилась. Моника представила ее точно самолет нового типа! Линда знала большинство гостей, и все они каким–то образом поприветствовали ее. Одну пару она прежде не видела: это были смуглый плотный мужчина и пепельная блондинка, от которой веяло душевным холодом. После своего театрального объявления Моника представила Линде новых гостей.

— Позволь познакомить тебя с Джеем и Лори Гроссман, моими друзьями из Америки. Джей прилетел сюда снимать новый фильм Конрада Ли.

— Надо же, — сказала Линда, — как интересно. Сегодня вечером, чуть раньше, я встретила девушку, которая должна сыграть в нем.

Джей удивленно поднял брови.

— Это действительно любопытно.

Он говорил с резким отрывистым нью–йоркским акцентом.

— Мы еще не набирали актеров, за исключением исполнителя главной роли.

Линда улыбнулась.

— Очевидно, у нее разыгралась фантазия.

— Как ее зовут?

Линда нахмурилась.

— Не могу вспомнить. Мой муж ее знает, она только что снималась в рекламном клипе для его фирмы.

Затем Моника привела в комнату Дэвида и познакомила его с четой Гроссманов. После первого приема Дэвид находился в отличном настроении. Обняв Линду, он принялся непринужденно беседовать с Гроссманами.

— Дорогой, — перебила его жена, — как зовут девушку, рекламировавшую мыло «Прекрасная нимфа»?

— Что? — Дэвида мгновенно охватило чувство вины. — Почему ты спрашиваешь?

Линда как–то странно посмотрела на него. Или ему это показалось?

— Я должна иметь для этого особые причины?

Он ощутил напряжение, заполнившее паузу, и ответил:

— Нет, конечно. Это Клаудия Паркер. Почему она тебя интересует?

Джей покачал головой.

— Никогда о ней не слышал.

— В чем дело? — спросил Дэвид.

— Помнишь, — произнесла Линда, — она сказала, что собирается сниматься в новой картине Конрада Ли. Джей — режиссер этого фильма, и я подумала, что он ее знает. Оказывается, она не участвует и не будет участвовать в съемках.

— Она не говорила, что снимается в фильме, — сухо заметил Дэвид. — Она сказала, что недавно встречалась с Конрадом Ли и понравилась ему.

— О, это объясняет недоразумение, — рассмеялся Джей. — Конрад постоянно знакомится с этими бедняжками, он коллекционирует их. Честно говоря, на самом деле мы уже выбрали актрису. Это никому не известная шестнадцатилетняя итальянка. Но кампания по поиску актрисы привлекает внимание публики к будущему фильму, а Конрад обожает интервьюировать претенденток; таким образом, все счастливы.

Дэвид хмуро посмотрел на него.

— Кроме девушек, которых ждет разочарование.

Джей пожал плечами.

— Таков шоу–бизнес. Большинство девушек знают правила игры, а те, кто не знает, быстро их усваивают.

Он повернулся к жене, до сего момента не раскрывшей рта.

— Я прав, дорогая?

Лори Гроссман кивнула. Ее лицо ничего не выражало. Она напоминала красивую раскрашенную куклу.

— Именно так мы и познакомились с Лори, — продолжил Джей. — Она была актрисой, пришла за ролью, а получила меня. Лори — моя третья жена. Две другие тоже актрисы. Наверное, я познакомился с ними таким же образом. Точно не помню.

Наконец Лори заговорила с сильным южным акцентом:

— Я бы еще выпила, дорогой.

— Конечно, детка. — Джей встал. — А вы, миссис Купер?

— Пожалуйста, зовите меня Линдой. Я бы не отказалась от джина с тоником.

Джей ушел за напитками; вернувшаяся Моника утащила Линду, чтобы похвастаться еще перед кем–то женщиной, чья фотография попала на первую полосу.

Лори закинула одну длинную красивую ногу на другую.

Дэвид скользнул по ним взглядом.

— Вы из какого штата? — приветливо спросил он.

— Из Джорджии, милый.

Она томно моргнула, глядя на него.

— Но последние пять лет я живу в Голливуде.

Дэвид изучал ее глазами. Она старше Клаудии, ей лет двадцать семь, решил он. Она похожа на фотомодель из «Вог», в ней все совершенно. Он почувствовал влечение к Лори. Ее безукоризненная внешность пробуждала любопытство — какова она в постели?

— Вы сюда надолго? — спросил он.

— Думаю, на несколько месяцев, — протянула она.

Лори явно была способна лишь отвечать на вопросы.

После паузы Дэвид сказал:

— Вы с вашим мужем обязательно должны как–нибудь прийти к нам на обед.

— С удовольствием.

Она улыбнулась, продемонстрировав два ряда ровных белых зубов, явно искусственных.

Джей вернулся с напитками.

— А где ваша очаровательная жена? — спросил он.

— Милый, в бокалах нет льда, — капризным тоном заметила Лори.

— Черт с ним, со льдом, — сказал Джей. — Не забывай, детка, мы в Англии. — Он повернулся к Дэвиду.

— Мы должны встретиться с друзьями в клубе «Кэнди». Вы с Линдой не составите нам компанию?

— Это наша вторая вечеринка сегодня. Возможно, Линда устала, но мне эта идея нравится, — сказал Дэвид. — Я спрошу жену.

— Вы должны пойти с нами, — настаивал Джей. — Лори потрясающе танцует. Уверен, вы никогда не видели ничего подобного. Я сам приглашу Линду.

Он ушел.

— Эй, милый, как вы обходитесь без льда? — сказала Лори. Дэвид засмеялся.

— Обычно мы пьем спиртное со льдом, как цивилизованные люди. Очевидно, он просто кончился.

Она поморщила носик.

— Я люблю, чтобы в спиртном был лед, — заявила она и уставилась куда–то в пространство.

Дэвид поглядел на часы. Уже перевалило за полночь. Клаудия, верно, находится в постели. Она обещала ему отправиться домой.

— Благодаря тебе ни на что другое у меня не осталось сил! — пошутила она.

Не позвонить ли ей сейчас, подумал он, но решил, что уже поздно. Он не хотел будить ее, и ему неоткуда было поговорить без свидетелей. Предложение пойти в клуб «Кэнди» показалось ему хорошей идеей, а посмотреть, как танцует Лори, — еще лучшей.

Джей вернулся с Линдой, широко улыбаясь.

— Я не знаю, что такое отказ, — подмигнул он Дэвиду. — Компания в сборе. Ну что, тронулись?

Моника остолбенела, узнав, что Дэвид и Линда уходят с Гроссманами.

— Право же, дорогие мои, — застонала она, — вы пробыли здесь пару секунд!

Они со смехом втиснулись в «Ягуар» Дэвида.

На Лори была длинная черная норковая шуба, и Дэвид вспомнил о подарке, обещанном Клаудии. Он купит его завтра же, она была сегодня такой нежной. Или это неподходящее слово?

Линда и Джей легко нашли общий язык. Они обсуждали различия между Америкой и Англией, говорили о школах, о том, где лучше учиться детям. У Джея было трое детей — все от предыдущих браков. Наконец он обратился к Дэвиду:

— Ваша жена не только красива, но и умна. Это редкое сочетание.

Линда почувствовала себя значительно лучше, ее головная боль прошла, спиртное помогло ей избавиться от усталости. Она уже не думала о Поле и с удовольствием беседовала с Джеем.

По прибытии в клуб Джей попросил отвести их к столу Конрада Ли.

Великий Конрад Ли — высокий, крупный мужчина, готовившийся разменять седьмой десяток — был наполовину французом, наполовину русским, потомком белоэмигрантов. Совершенно лысый, загорелый, он, казалось, пронизывал взглядом собеседника даже в полутьме ночного клуба.

Он сидел за столом с шестью другими людьми. Встав, Конрад обнял Лори. Когда ему представили Линду, он поцеловал ей руку. От него сильно пахло чесноком.

Официанты принялись втискивать дополнительные кресла; Джей пытался знакомить Линду и Дэвида с людьми под оглушительный грохот музыки, не позволявшей человеку слышать даже самого себя.

Изумленный и взбешенный Дэвид увидел Клаудию. Она сидела возле Конрада, ее волосы были взъерошены, одна бретелька платья свалилась с плеча, еще больше открывая ложбинку меж грудей. Клаудия была очень пьяна, Конрад, сев рядом, погладил ее по плечу, сбросив с него и вторую бретельку. С другой стороны от Конрада сидела пухленькая брюнетка. Конрад обнял и ее, зажав между пальцев складку девичьей кожи.

— Я нашел двух прелестных крошек, — подмигнул Конрад Джею. — Может быть, мы сможем использовать их в картине.

Джей поднял бровь, глядя на Линду.

— Помните, я вам говорил, — с улыбкой сказал он.

— Именно об этой девушке и шла речь, — прошептала Линда.

— Конечно, — сказал Джей, — у нее не больше шансов попасть в фильм, чем у мухи.

Наконец Клаудия заметила Дэвида. Она была слишком пьяна, чтобы удивиться. Девушка игриво помахала рукой и произнесла:

— Эй, тесен мир.

Дэвид помнил, что при первой их встрече она произнесла эти же слова. Он рассерженно посмотрел на нее.

Конрад повел Лори танцевать, а Джей пригласил Линду, и они тоже ушли.

Дэвид сел в опустевшее кресло рядом с Клаудией.

— Мерзавка! — тихо произнес он. — Так–то ты отправилась спать домой. Думаю, ты сегодня туда не попадешь.

Она, похоже, удивилась.

— Детка, в чем дело? Я действительно вернулась домой, но позвонил Конрад и сказал, что хочет снова увидеть меня, чтобы принять окончательное решение насчет роли. Я должна думать о моей карьере, верно?

— Ты пьяна, — с отвращением произнес он. — Ты ведешь себя как дешевая шлюха. Неужто ты веришь тем обещаниям насчет роли в его дерьмовом фильме, которыми кормит тебя Конрад?

Она холодно посмотрела на Дэвида.

— Почему бы тебе не прикусить язык? Меня от тебя уже тошнит. Ты просто ревнуешь, вот и все. Ты вежлив только тогда, когда у тебя стоит!

Ему захотелось ударить по лицу Клаудию, с неприязнью глядевшую на него. На какое–то просветленное мгновение он ясно увидел перед собой не свою прекрасную Клаудию, а жесткое, расчетливое лицо, возвышающееся над хорошо сложенным полуобнаженным телом.

— Твои груди вывалились наружу, — сказал он.

— Ну и что? — отозвалась она. — По–твоему, лишь ты один имеешь право их видеть?

Пухлая брюнетка, сидевшая по другую сторону от Дэвида, дернула его за рукав. — Ты тоже кинопродюсер? — спросила она.

Ее глаза были круглыми, большими, налитыми кровью.

— Нет, — сухо произнес он.

Конрад и Лори вернулись к столу. Дэвид встал. Лори была очень высокой. Они казалась холодной, отсутствующей. Дэвид заметил, что Клаудия бросила на нее ревнивый взгляд. Он быстро взял Лори за руку.

— Как насчет еще одного танца? — спросил он. — Я хочу увидеть ваше потрясающее искусство.

Клаудия с отвращением посмотрела на него и снова направила свое обаяние на Конрада.

— Конечно, милый, — протянула Лори и они отправились на площадку для танцев. Девушка танцевала превосходно. — Я выступала в кордебалете в Лас–Вегасе, — призналась она.

Вечер продолжался. Клаудия напивалась, сближаясь с Конрадом. Пухлая брюнетка оказалась забытой. Линда и Джей непрерывно болтали. Лори сидела молча, раскрывая рот лишь тогда, когда кто–то

обращался к ней. Дэвид мрачнел, наблюдая за Конрадом и Клаудией; он время от времени пытался флиртовать с Лори — на тот случай, если Клаудия посматривает на него.

В два часа ночи Линда зевнула.

— Кажется, нам пора. Я совершенно обессилела.

Никто из гостей не собирался уходить; Куперы попрощались со всеми. Клаудия с хмельной улыбкой на лице сделала ручкой и снова повернулась к Конраду, который к этому часу был не менее пьян, чем девушка.

Джей пожелал проводить их до машины; возле нее они обменялись телефонами и обещали друг другу вскоре встретиться снова.

Наконец Дэвид и Линда остались одни. Линда откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза.

Дэвид, желая сорвать свое раздражение на ком–то, заявил:

— Ты здорово сдружилась с этим пустозвоном–режиссером. Она открыла глаза.

— Не сильнее, чем ты с этой шлюховатой мыльной фотомоделью.

Он бросил на жену взгляд, полный злобы.

— Я даже не разговаривал с ней. Не знаю, что ты имеешь в виду.

— Правда, Дэвид? — Она вздохнула. — Ты ни с кем не разговаривал, ты негодовал, потому что она была с Конрадом Ли. Это мог увидеть любой дурак.

Помолчав, она с любопытством в голосе спросила:

— Ты водил ее куда–нибудь?

Дэвид в бешенстве уставился на дорогу.

— Что за нелепый вопрос.

— Мне просто любопытно. Ты проявлял к ней большой интерес. Уже на первой вечеринке ты не отводил от нее глаз.

— Она работает на нас, Линда. Я старался сделать так, чтобы презентация рекламы прошла гладко, только и всего.

Они погрузились в молчание. Дэвид включил радио.

— Дорогой, — осторожно произнесла Линда, — что случилось?

— Что ты имеешь в виду?

— Что с нами происходит? Почему мы вдруг стали чужими?

Он выключил радио.

— Я не знал, что мы стали чужими.

Она посмотрела в окно — они ехали через парк, мимо темных зловещих деревьев.

— Это началось, Дэвид, уже много лет тому назад, однако никто из нас не замечал этого, не пытался что–то сделать. Теперь мы почти чужие друг другу, нас связывают только дети.

— Мне кажется, ты слишком устала и говоришь много ерунды.

— Много ерунды, — повторила она. — Ты действительно так считаешь? — По ее щекам покатились слезы.

— Когда ты в последний раз любил меня? Когда хотел этого?

— А, вот оно в чем дело.

Она старалась сдержать слезы.

— Нет, дело не в этом, но это — часть того, о чем я говорю.

Он остановил автомобиль у обочины. Повернулся лицом к жене. Что он мог ей сказать? Что она больше не волновала его? Что Клаудия значительно лучше ее в постели? Да, она права, они бесконечно далеки друг от друга.

— Ты помнишь наш медовый месяц? — спросила она.

Да, он помнил их медовый месяц. Испания, жаркая и влажная, длинные счастливые ночи с Линдой, невинной молодой Линдой, пробуждавшей в нем все мыслимые желания и фантазии.

— Да, я помню наш медовый месяц, — тихо произнес он.

— Почему все не может быть, как прежде?

Она обвиняюще посмотрела на него.

— Линда, мы стали старше на десять лет. Понимаешь, жизнь не стоит на месте.

— Да, понимаю.

«С Полом я молодею на десять лет, — подумала Линда. — Он заставляет меня почувствовать себя привлекательной и желанной».

— Поедем–ка лучше домой, — произнес Дэвид. — Утром мне надо рано быть в офисе.

— Да, хорошо.

«Почему ты не обнимешь меня? — подумала она. — Почему не уложишь на заднее сиденье и не займешься со мной любовью прямо здесь? Почему тебе нет дела до моих потребностей»?

Они поехали домой в напряженном молчании, понимая, что многое осталось невысказанным.

Дом казался холодным, темным. Линда отправилась взглянуть на детей. Джейн спала, свернувшись калачиком и засунув большой палец в рот. Стивен сбросил одеяло и едва не свалился с кровати. Она укрыла его и поцеловала в лоб. Ее дорогие невинные дети. Такие юные и чистые.

Дэвид принимал душ. Раздевшись, Линда легла в постель. «Захочет ли он заняться любовью после сказанного мною?» — подумала женщина.

Он не захотел. Вернувшись из ванной, Дэвид забрался в постель, выключил свет и пробормотал:

— Спокойной ночи.

Кажется, он тут же заснул.

Она лежала рассерженная и разочарованная. «Я совершила попытку, — подумала Линда, — я хотела поговорить с ним. Но ему, похоже, нет дела до происходящего с нами, его это не волнует. Ему просто на все наплевать».

Утро выдалось пасмурным, дождливым.

Дэвид проснулся в семь. Он побрился и принял душ, не разбудив Линду. В восемь ушел из дому.

Вскоре Линда проснулась. У ее кровати стояла Джейн.

— Мама, можно мне полежать с тобой? — спросила девочка.

— Конечно, дорогая.

— Ненавижу Стиви, — заявила Джейн. — Он — отвратительный, грубый мальчишка. Лучше бы все мальчики были девочками!

— Да, это хорошая идея, — с улыбкой отозвалась Линда.

Утро пролетело в домашних хлопотах. Завтра дети снова пойдут в школу; дел было много. Следовало подготовить форму, собрать учебники, все перестирать и вычистить.

У Линды не было времени на раздумья; днем она повела детей в кино. Вернувшись домой, она испытала разочарование — от Пола не было сообщения. Она испытала чувство обиды и облегчения одновременно. Позвонила Дэвиду. Не обнаружив его в кабинете, попросила передать, чтобы он связался с ней. Джей Гроссман звонил Линде в ее отсутствие и оставил свой телефон. Она позвонила ему.

— Не согласитесь ли вы с Дэвидом пообедать с нами завтра? — сказал он. — Лори не терпится сходить в «Савой–грилль». Она слышала, что там бывает принцесса Маргарет, и надеется, что мы окажемся за соседним столиком!

Линда рассмеялась.

— Я должна спросить Дэвида. Вы можете перезвонить нам позже?

Дэвид позвонил лишь после семи часов.

— Я задержусь, — сухо сообщил он.

— Надолго?

— Не знаю, вероятно, до двенадцати.

— Что у тебя за дела?

— Это что, допрос? — сердито спросил он.

— Нет, не допрос, — произнесла она, — но, по–моему, я имею право знать, почему ты задерживаешься.

Помолчав, он сказал:

— Извини, конечно, имеешь. Наверное, я устал. У меня последняя встреча с Филиппом.

— Почему бы тебе не привезти его к нам? Я бы накормила обедом вас обоих.

— Ничего, все в порядке, мы перекусим сандвичами в соседнем баре и займемся делами.

— Я буду тебя ждать.

— Не стоит. Ложись спать. — Помолчав, он спросил:

— Как дети?

— Все хорошо. Радуются возвращению в школу.

— Поцелуй их за меня. Пока.

— Пока.

Опустив трубку, она зевнула. «Лягу спать пораньше», — подумала Линда и тут же вспомнила, что Джей будет звонить насчет завтрашнего обеда. Она быстро сняла трубку и набрала личный номер Дэвида в офисе. Там никто не отвечал.

Она положила трубку и поискала в справочнике телефон Филиппа. Вероятно, Дэвид сейчас в его кабинете. Линда не нашла служебного номера Филиппа, зато в телефонной книге значился его домашний номер. Она позвонила по нему. Трубку сняла Мэри, жена Филиппа.

— Извините за беспокойство, — сказала Линда, — вы не могли бы дать мне рабочий телефон Филиппа?

— Да, пожалуйста, — с легким удивлением в голосе отозвалась Мэри. — Я жду Филиппа с минуты на минуту, вы, наверное, не застанете его там.

Теперь пришла очередь Линды удивиться:

— Разве он не работает допоздна с Дэвидом?

— Нет, он едет домой. Его мать обедает сегодня у нас. Он вот–вот появится.

— О, — тихо произнесла Линда, — я, верно, перепутала.

— Подождите одну секунду, — сказала Мэри. — Кажется, я слышу, как он входит в дом.

Линда застыла с трубкой в руке. Она испытала потрясение. Значит, Дэвид лгал. Почему? Как долго это продолжается? И почему она узнала об этом только сейчас, после совершенной ею измены? Очевидно, у него есть другая женщина. Ее охватила слабость. В трубке загрохотал голос Филиппа:

— Привет, Линда. Какие проблемы?

Она постаралась скрыть свое волнение:

— Никаких проблем, Филипп. Просто я разыскиваю Дэвида. Кажется, он сказал, что работает сегодня с вами, но я, верно, не правильно его поняла.

Филипп смутился:

— К сожалению, ничем не могу вам помочь. Дэвид рано покинул офис.

Словно вспомнив что–то, он добавил:

— Он, вероятно, встречается с мистером Смитсоном, приехавшим с севера, или еще с кем–то. На этой неделе на фирме много гостей.

— Спасибо, Филипп.

Ей хотелось сказать: «Не придумывайте за него оправдания». Но вместо этого Линда произнесла:

— Я уверена, вы правы. До свидания.

Вот ответ на ее вопросы. Все сходится. Поздние возвращения домой, уик–энды, якобы занятые делами, отсутствие физического интереса к ней. Очевидно, это толкнуло ее в постель Пола, хотя она и не отдавала себе полностью отчета в мотивах своего поступка. Говорят, в каждом браке наступает критический момент, когда женщина колеблется, переспать ей с другим мужчиной или нет, и она принимает решение в зависимости от отношений с мужем в данный момент.

«Это очень верно, — подумала Линда, — если бы у нас с Дэвидом все было в порядке, я бы и не посмотрела второй раз на Пола».

Все складывалось так неудачно; в дополнение ко всему Пол оскорбил ее, не позвонив ей. Она чувствовала, что они оба ее использовали. И не знала, что предпринять. К глазам Линды подкатились слезы бессилия.

Глава 7

Во вторник Дэвид проснулся рано, с мыслью о том, что он должен выйти из дому, найти телефон и позвонить Клаудии.

Было семь часов; Линда спала так крепко, что Дэвид испытал соблазн воспользоваться домашним аппаратом, но он тотчас отказался от этой безумной идеи.

Побрившись, приняв душ и торопливо одевшись, он вышел на улицу. Доехал до Бейкер–стрит и остановился у таксофона. Набрав номер, услышал череду длинных гудков. Он позвонил еще раз, но никто не отвечал. Он долго и безрезультатно слушал гудки. Наконец пришел к заключению, что Клаудии нет дома либо она очень крепко спит.

Дэвид прыгнул в машину и с внезапной решимостью помчался к ее дому.

На звонки в дверь также никто не ответил.

— Стерва! — пробормотал он себе под нос. — Развратная маленькая сучка! Почему она так поступает со мной?

Он побродил немного около дома и, поняв в конце концов бессмысленность этого, с мрачным настроением поехал в офис. Каждые полчаса он набирал ее номер, все сильнее выходя из себя. Наконец в одиннадцать часов трубку сняла приходящая домработница.

— Мне мисс Паркер, — выпалил он.

Голос женщины звучал простовато, она говорила на кокни:

— По–моему, она еще спит. Не вешайте трубку, пойду гляну. — Она вскоре вернулась.

— Нет ее, — сообщила женщина. — Передать что?

— Вы не знаете, когда она ушла?

— Понятия не имею. Похоже, ее не было здесь со вчерашнего дня, постель нетронута.

— Спасибо, — сказал Дэвид. — Ничего не передавайте.

Он представил себе Клаудию с Конрадом. Увидел ее прекрасное тело с гладкой кожей, прижимающееся к телу Конрада, умело совершающее ритуал любви. Он почти слышал ее восхитительные негромкие крики, тихое постанывание, волнующие непристойности, произносимые хриплым голосом. В ярости Дэвид выругался.

После этого он звонил ей домой каждый час и клал трубку, слыша голос домработницы. Дэвид злился на себя за свою слабость. Он гордился тем, что всегда владел своими чувствами и никем всерьез не увлекался, умел вовремя выбрасывать женщин из своей жизни. Но сейчас все было иначе. Что бы он ни делал, ему не удавалось выбросить Клаудию из головы.

В четыре часа она наконец сняла трубку. До его уха доносилась громкая музыка из стереопроигрывателя; голос Клаудии был радостным, добрым. Дэвид услышал:

«Алло», затем, после паузы: «Алло, кто это?» Еще одна долгая пауза и, наконец: «Да пошли вы к черту, кем бы вы ни были!» Она бросила трубку.

Он тотчас покинул офис и поехал к ней. Он не хотел ругаться с Клаудией по телефону, он хотел увидеть ее, услышать объяснения, заставить лгать.

Она открыла дверь. Вид у девушки был удивленный и немного виноватый. На Клаудии были узкие слаксы и свободный черный свитер. Лицо без косметики казалось усталым, однако в блестящих зеленых глазах сверкало торжество.

— Вот это сюрприз! — сказала она. — Заходи.

Он прошел вслед за ней в квартиру. Там гремела песня «Удовлетворение» в исполнении «Роллинг Стоунз». Рядом с полупустой бутылкой виски на столе лежал большой пудель из розового плюша.

— Хочешь выпить? — спросила она.

— Еще только четыре часа, — сухо заметил он.

— О Господи! — пробормотала она, точно ребенок, уличенный в чем–то дурном. Клаудия налила себе неразбавленного виски, закурила сигарету и села на пол.

— Ну, Дэвид, что ты хочешь мне сказать?

— Многое.

Он сердито зашагал по комнате и повторил с угрозой в голосе:

— Очень многое.

Она засмеялась.

— Не разыгрывай роль обманутого мужа. Я говорила тебе, что не признаю никаких оков. Ни один мужчина не может указывать мне, как я должна себя вести.

Он покачал головой, глядя на нее.

— Я тебя не понимаю. Иногда ты ведешь себя как дешевая шлюха.

Она перекатилась на живот, сделав глубокую затяжку и выпустив дым ему в лицо. Затем невозмутимо произнесла:

— У меня сегодня отличное настроение, никто не в силах его испортить, даже ты. — Снова перевернувшись на спину, она потянулась, и под свитером вырисовались четкие очертания ее грудей. Дэвид почувствовал, как его охватывает знакомый жар желания.

— Конрад Ли — весьма могущественный человек, он может многое для меня сделать.

— Да уж, конечно, многое, — с сарказмом в голосе произнес Дэвид, — в постели.

— На этой неделе я пробуюсь на роль в его новом фильме. Что скажешь?

— Ерунда!

— Ты просто ревнуешь, вот и все. Увидишь, он сделает меня кинозвездой.

— Ты выставляешь себя на посмешище. Режиссер фильма сказал, что коллекционировать маленьких глупышек вроде тебя — хобби Конрада.

— Послушай, дорогой Дэвид. Я вовсе не маленькая глупышка. Никому меня не провести. Я знаю правила игры. Учти это.

— Каков он в постели? — Его глаза встретились с большими зелеными блестящими глазами Клаудии.

— Ему далеко до тебя.

Встав, она обняла его за шею.

— До тебя всем далеко, — прошептала девушка, — такого мужчины, как ты, у меня не было.

Они занимались любовью медленно и нежно. Потом лежали в объятиях друг друга на полу, где он овладел ею.

Она ласково целовала его.

— Ты должен понять, — прошептала Клаудия, — это не означает, что я не люблю тебя. То, что я спала с ним, ничего не значит. Он — свинья, старая свинья. Но, милый, я хочу сняться в его фильме. Очень хочу. И снимусь, обещаю тебе это.

Он коснулся руками ее упругого бюста.

— Ты так прекрасна; находясь с тобой, я забываю о том, чем ты недавно занималась. Снимайся в его дрянном фильме, если это тебе нужно. Но не спи с ним или еще с кем–то, не то я не оставлю на тебе уживого места!

Она сильнее прижалась к нему. — Мне нравится, когда ты такой крутой.

Невероятно, что они снова вместе, и это произошло так скоро. Все было еще лучше, чем прежде. Она — настоящая тигрица. Ее надо выставить обнаженной в клетке зоопарка на всеобщее обозрение. Лишь увидев ее воочию, можно поверить в реальность существования такого экземпляра. К решетке следует прикрепить табличку: «Не кормить. Ест только мужчин». Внезапно Клаудия сказала:

— Твоя жена очень красивая, правда.

— Была. Наверно, и сейчас тоже.

— Сколько ей лет? — задала Клаудия типично женский вопрос.

Ему не хотелось обсуждать Линду.

— Тридцать с хвостиком. Точно не помню.

— Интересно, как я буду выглядеть в тридцать лет.

Телефонный звонок избавил его от необходимости отвечать ей. Клаудия неохотно подняла трубку.

— О, привет, — проворковала она, бросив украдкой взгляд на насторожившегося Дэвида. — С удовольствием, — сказала Клаудия. — Примерно в какое время?

Прижав подбородком трубку к плечу, она взяла сигарету со стола.

— Хорошо, до завтра. Жду с нетерпением.

Клаудия опустила трубку.

— Умираю от голода! — воскликнула она. — Я готова поглотить великолепный обед.

— Кто это был? — спросил он, придав голосу небрежный тон.

— О чем ты? — спросила она, отлично зная, что он имеет в виду.

— Кто звонил?

После секундной заминки она ответила:

— Мой агент. Он пригласил меня пообедать с ним и его женой завтра.

— Это очень мило с его стороны — пригласить тебя на обед просто так.

— Да, просто так, — терпеливо произнесла она. — Я звонила ему раньше и сказала, что хочу поговорить с ним насчет фильма Конрада. Я полежу в ванне. Мы можем потом куда–нибудь пойти? Или ты спешишь домой?

Он решил, что она соврала, но спорить было бессмысленно.

— Ты хочешь, чтобы я оказался свободен?

— Конечно, иначе я бы тебя не спросила.

— Я позвоню домой. Куда ты хочешь пойти? Я закажу столик.

— Пойдем для разнообразия в какое–нибудь шикарное место. Вечно мы скрываемся в разных дырах. Ну и что с того, что нас увидят вдвоем? В конце концов я — Прекрасная нимфа, мы связаны делом. Пойдем к Карло.

«Карло» был очень дорогим и модным итальянским рестораном. Появиться в нем считалось исключительно престижно. Дэвид знал, что он сильно рискует, отправляясь туда с Клаудией. Он был уверен, что встретит там знакомых. Но, с другой стороны, он хотел, чтобы люди видели его с Клаудией и знали, что она — его девушка.

— О'кей, займись своим внешним видом, а я закажу столик на восемь часов.

Она чмокнула его.

— Чудесно, дорогой.

Он шутливо шлепнул ее по ягодице:

— Накинь что–нибудь на себя, иначе мы никогда не выйдем из дома.

Она со смехом удалилась в ванную.

Он почитал вечерние газеты, заказал столик в ресторане; чувство вины мешало ему позвонить Линде, но он все же сделал это. Соврав что–то, пожалел о своей затее; под влиянием укоров совести спросил о детях и положил трубку.

Спустя некоторое время появилась преображенная Клаудия. Ее блестящие пепельные волосы были собраны на макушке, грим поражал совершенством. Она надела элегантное черное платье и черные бусы. Клаудия выглядела сногсшибательно.

Дэвид сказал ей это; она продемонстрировала свой туалет со всех сторон, порхая по комнате, точно какая–то экзотическая птичка.

— Как замечательно отправиться вместе в какое–нибудь действительно приличное место! — воскликнула она. — Я бы хотела, чтобы мы могли делать это чаще.

В машине по дороге в ресторан Дэвид задумался. Он совершал глупость. Линда обязательно узнает, и что тогда? Особенно теперь, когда она стала так обостренно реагировать на все, касающееся их брака. Он бросил взгляд на Клаудию. Она возилась с радиоприемником, пытаясь найти музыку.

— Почему бы нам не отправиться в уютный загородный ресторан? — предложил он.

Она посмотрела на него ледяным взглядом.

— Я знала, что ты испугаешься. Поезжай за город один. Выпусти меня. Я устала прятаться.

— Хорошо, мы едем в «Карло». — Ладно, Линда, возможно, не узнает. Жены всегда узнают последними.

В ресторане было очень многолюдно. Метрдотель сказал, что их столик приготовят через несколько минут, и они сели в баре. Клаудия поздоровалась с несколькими посетителями. Дэвид с облегчением обнаружил, что он не знает никого из присутствующих.

К ним подошла девушка, которая тащила за собой худосочного молодого человека. Она была изящной, загорелой и хорошенькой.

— Ты великолепна! — сказала она Клаудии. — Ты выглядишь просто потрясающе! Где ты пропадала, сто лет тебя не видела!

Она потянула своего спутника за руку.

— Ты помнишь Джереми.

Джереми, вспыхнув румянцем, пробормотал:

— Привет.

— Мы обручены! Ты представляешь! — Девушка, смеясь, в шутку заехала Джереми кулачком по ребрам. Он, похоже, ужасно смутился.

— Ширли! — воскликнула Клаудия. — Это великолепно! — Она повернулась к Дэвиду. — Ширл, дорогая, это Дэвид Купер, мой очень старый друг.

Ширли протянула маленькую загорелую ручку, и Дэвид быстро пожал ее.

— Дэвид, — продолжала Клаудия, — я хочу познакомить тебя с женихом Ширли, достопочтенным Джереми Френсисом.

Джереми робко шагнул вперед.

— Рад с вами познакомиться, старина. — Его землистого оттенка лицо было усыпано угрями.

— Садитесь, выпьем, — сказала Клаудия. — Мы должны отметить это.

Придвинув дополнительные кресла, они сели. Девушки тотчас принялись обсуждать платья, которые были на них. Достопочтенный Джереми скованно сидел на краю кресла; он был очень высок и задевал своими коленями под столом ноги Дэвида.

— Мы собираемся устроить грандиозную свадьбу, — сказала Ширли. — Она будет великолепной. Родители Джереми знают буквально всех!

Она показала Клаудии кольцо с изумрудом и бриллиантом.

— Смотри! — торжествующе произнесла Ширли. — Это от «Эспри»!

— Восхитительная вещь, мне очень нравится. Я так рада за вас обоих.

— А что насчет тебя? — спросила Ширли, бросив многозначительный взгляд на Дэвида.

Клаудия засмеялась.

— Ты знаешь, как я отношусь к браку. Это не для меня, Ширл. Мне нравится быть незамужней. И к тому же ты первая познакомилась с Джереми!

Джереми вспыхнул; похоже, он почувствовал себя польщенным.

Дэвид встал.

— Думаю, наш стол уже готов.

— Вы его заказали? — грустно сказала Ширли. — Мы забыли, и теперь нам придется ждать свободный стол целую вечность, а я умираю от голода.

Поколебавшись секунду–другую, она продолжила:

— Почему бы нам не пообедать вместе? Я тебя не видела целую вечность, Клаудия, это было бы здорово!

— У нас столик на двоих, — без энтузиазма сказал Дэвид.

— Мы готовы посидеть в тесноте, правда, Джереми?

Джереми вяло кивнул.

— Что скажешь? — Ширли повернулась к Клаудии.

Клаудия виновато посмотрела на Дэвида.

— Отлично, мы будем рады.

Они прошли вслед за официантом к столу; по дороге Ширли помахала рукой и улыбнулась нескольким посетителям.

— По–моему, место великолепное, — заметила она, когда они оказались у стола. — Кажется, просидев здесь неделю, можно увидеть всех своих знакомых, как в лондонском аэропорту!

Она громко засмеялась.

Дэвид на протяжении всего обеда помалкивал с мрачным видом, Джереми тоже почти не раскрывал рта; говорила в основном Ширли, Клаудия время от времени вставляла фразу–другую. Ширли была постоянной читательницей журнала «Королева», особенно светской хроники, главной темой ее болтовни было, кого с кем видели и какие устраивались приемы. Джереми, похоже, приглашали на большую их часть, и Ширли описывала наискучнейшие подробности этих событий. Например, леди Кларисса Кольт появилась на двух вечеринках в одном и том же платье, а на приеме по случаю дебюта достопочтенной Аманды Лоуренс кончилось шампанское.

— Это было ужасно! — простонала Ширли. — Никогда нельзя допускать, чтобы шампанское кончалось. Это позор!

Когда они добрались до десерта, Джереми повел Ширли на площадку для танцев, где они прижались друг к другу.

— Идем отсюда, — буркнул Дэвид. — Я сыт по горло болтовней этой дуры.

— Извини, милый, — успокаивающе произнесла Клаудия. — Она утомляет.

— Не то слово! Кто она, между прочим?

На губах Клаудии заиграла лукавая улыбка.

— По прибытии в Лондон я устроилась в клуб. Мисс Кружевные трусики работала там.

— Что ты делала в клубе? — удивленно спросил Дэвид.

— Я нуждалась в деньгах, актер, с которым я приехала, почти не работал, поэтому я пошла в клуб.

— Что там делать?

— Исполнять танец семи покрывал! — рассмеялась она.

— Что? Ты, верно, шутишь.

Улыбка сползла с ее лица.

— Я не шучу. Слушай, у меня не было никаких других талантов. Либо это, либо должность хозяйки, которую лапают развратные старики. Лучше уж раздеваться каждый день. Все смотрят, но никто не трогает тебя.

— Я ничего о тебе не знаю, верно?

Ее большие глаза стали задумчивыми.

— Ты никогда не слушал меня. Как все мужчины, ты прежде всего думал о том, как бы поскорее затащить меня в постель.

После паузы она засмеялась.

— Извини, мое прошлое ужасно скучное, зачем тебе знать его?

Дэвид собирался ответить, когда Ширли и Джереми вернулись.

— У Джереми есть великолепная идея, — сказала Ширли. — В «Виндзоре» открыли шикарный ночной клуб, почему бы нам туда не отправиться?

Дэвид хмуро посмотрел на девушку.

— Во дворце, конечно?

Голубые глаза Ширли сердито сверкнули, затем она состроила гримаску и со смехом

отозвалась:

— Нет, милый, не во дворце.

— Тогда мы — пас, — выпалил Дэвид.

— Послушайте, старина, вы в этом уверены? — выдавил из себя Джереми, слегка заикаясь.

Клаудия поспешила вмешаться в беседу:

— Дэвид устал. Вы двое отправляйтесь туда, а мы, если надумаем, присоединимся к вам позже.

— Хорошо, — согласилась Ширли. — Но вы постарайтесь.

Она схватила Джереми за руку, игриво помахала рукой Клаудии и повела своего долговязого жениха к выходу.

Клаудия рассмеялась.

— По–моему, тут нет ничего смешного, — мрачно заявил Дэвид. — Кажется, к тому же и счет целиком достанется мне. Спасибо за приятный вечер.

Она засмеялась еще громче.

— Извини. Но, право, это действительно забавно. Если бы ты знал Ширли несколько лет тому назад, ты бы в это не поверил. Она принадлежала всем и никому!

— А ты? — сухо спросил Дэвид. Она резко перестала смеяться. Смерив Дэвида долгим взглядом, произнесла медленно и отчетливо:

— Кажется, на этом наши отношения закончены, если ты мог так сказать.

Не успел Дэвид что–либо ответить, как она поднялась из–за стола и стала пробираться к выходу. Вскоре Клаудия исчезла из виду.

Он быстро попросил счет.

— Вы — Дэвид Купер, верно? — прозвучал громкий голос с американским акцентом.

Дэвид удивленно оглянулся. Рядом с ним стоял Джей Гроссман.

— Здравствуйте, — смущенно произнес Купер.

— А где Линда? — Джей поглядел на кресло напротив Дэвида, которое только что занимала Клаудия.

«Видел ли он уходящую Клаудию?» — подумал Дэвид.

— Она дома, — ответил он и, указав на стол, продолжил:

— У меня была деловая встреча, мои партнеры только недавно ушли.

В этот момент официант принес счет. Дэвид бросил на стол деньги и встал.

— Рад вас видеть, Джей.

Отделаться от режиссера было непросто.

— Подойдите к Лори, поздоровайтесь с ней. Она расстроится, узнав, что я видел вас и не уговорил выпить с нами по бокалу.

— Только на одну минуту, — неохотно согласился Дэвид. — Линда ждет меня дома.

Гроссманы занимали стол в другом конце зала, и Дэвид с удовлетворением отметил, что они не могли видеть оттуда его с Клаудией. Джей заметил его случайно, возвращаясь из туалета.

Лори имела такой же надменный и холеный вид, как и прежде, ее лицо казалось безупречно раскрашенной маской. Бледно–коричневое шифоновое платье оставляло открытой ложбинку на груди.

— Рад снова вас увидеть, — сказал Дэвид, не в силах прервать свой взгляд, скользнувший от шеи девушки вниз.

— Взаимно, — отозвалась она тягучим многообещающим тоном.

— Садитесь, выпейте с нами, — сказал Джей.

Дэвид отчаянно и безуспешно искал вежливый предлог для отказа; зафиксировав свой взгляд на шее Лори, он сел.

— Что будете пить? — спросил Джей.

— Виски со льдом.

Джей позвал официанта; Лори тем временем достала миниатюрную золотую пудреницу и занялась своим и без того идеальным лицом.

— Я сегодня уже беседовал с Линдой по телефону, — сообщил Джей. — Она обещала поговорить с вами о нашем предложении пообедать завтра месте.

— О, — рассеянно произнес Дэвид. Его сознание наполовину было занято бегством Клаудии — вот стерва! — а наполовину — влечением к холодной и безмозглой миссис Гроссман. Каким наслаждением было бы затащить ее в постель и проникнуть за этот совершенный фасад.

— Мне эта идея по душе. Куда вы хотите пойти?

— Лори предлагает «Савой–грилль».

— Да, — Лори на мгновение опустила пудреницу. — Я слышала, это потрясающее место. Там можно увидеть принцессу Маргарет и того красавчика, за которого она вышла.

— Они не выступают там с номером, — улыбнулся Дэвид. — Но, говорят, они заглядывают туда.

— Встретимся в нашем отеле? — спросил Джей.

Они поболтали недолго, затем Дэвид, извинившись, ушел. Он дал чаевые сторожу автостоянки, который подогнал автомобиль, и с мрачным видом сел в машину. Пошла она к черту, эта мисс Паркер. С него довольно. Сначала она уговорила его отправиться в ресторан, в который он не хотел идти. Затем навязала ему своих скучных друзей. Призналась в том, что работала стриптизершей, и оскорбилась, когда он прокомментировал это. После чего имела наглость оставить его в одиночестве!

К тому же вчера ночью она переспала с этим жирным боровом, Конрадом Ли. Она — обыкновенная шлюха, легкая добыча. Если он не будет осторожным, он даже может подцепить что–нибудь от нее.

Бог с ней. Пусть она исчезнет. Он поедет домой.

Дэвид направился в сторону Хэмпстеда. Часы показывали десять.

Глава 8

Спустя некоторое время Линда успокоилась. Чего она добьется слезами? Она прошла в ванную, умылась, посмотрела на себя в зеркало. Она не знала, что ей делать. Линда чувствовала, что не в силах сидеть дома и ждать Дэвида, который вернется из объятий какой–нибудь шлюхи. Ей некому было позвонить. После свадьбы она постепенно утратила связь со всеми своими подругами — они вышли замуж, разъехались по разным частям страны. Она подумала, не позвонить ли ей матери, но Линда не смогла бы открыться ей. Мать никогда не одобряла ее выбора, она бы только обрадовалась. В отчаянии Линда набрала номер Моники.

Голос Моники был холодным:

— Это просто восхитительно, вы пробыли у нас пять минут и увели наших самых важных гостей. Право, дорогая, это не очень–то вежливо.

Их беседа была короткой. «Я уже не ребенок», — подумала Линда, кладя трубку, и тут же подняла ее снова. Она набрала номер Пола.

— Алло, — сразу же произнес он. Она замерла, не в силах вымолвить ни слова. Затем испуганно положила трубку. Он тотчас перезвонил ей.

— Линда, это Пол; я знаю, ты только что звонила мне.

Она растерялась.

— Понимаешь, я ждал твоего звонка. Знал, что ты позвонишь. Могу я тебя увидеть? Ты можешь приехать ко мне?

— Когда? — бессильно пробормотала она.

— Скажем, сейчас?

— Не знаю…

— Пожалуйста, мне необходимо поговорить с тобой.

— Хорошо. Я приеду через полчаса.

Он продиктовал ей адрес на тот случай, если она забыла его.

Линда удивилась этому. Самолюбие подсказывало женщине, что он должен помнить ее, но она не думала, что он ждет встречи с ней, звонка от нее. Она быстро собралась, не дав себе шанса передумать, и за пять минут добралась до его дома. Это был старый особняк на Хай–стрит, превращенный в многоквартирный дом и зажатый между мясным магазином и ветеринарной лечебницей. Одолев пять пролетов лестницы, она отыскала восьмую квартиру.

Он тотчас открыл дверь на ее стук.

— Сама не знаю, что я здесь делаю, — пробормотала она.

Он взял ее за руку и провел в квартиру.

— Ты выглядишь чудесно. Я сходил с ума в ожидании твоего звонка.

— Почему ты не позвонил мне?

— Слушай, Линда, я понимаю, в каком ты положении. Не хочу осложнять тебе жизнь. Следующий шаг должна была сделать ты.

С ним она словно молодела, хотя сам он казался лет на десять старше своего истинного возраста.

— Я о тебе ничего не знаю, — обронила она.

— Ты постоянно это говоришь, — отозвался он.

Пол был очень привлекателен в линялых джинсах и белой футболке.

Они стояли в тесной темной комнате с черными стенами, на которых висели картины в рамках и без рамок, — в основном изображения обнаженных женщин с экзотическими удлиненными лицами, копнами густых волос и пышными формами. Из мебели были только тиковый датский обеденный стол, заваленный газетами, и обшарпанный старый розовый диван. Линда села на диван; Пол предложил ей водку и пиво. Она выбрала водку.

Он наполнил бокал, поставил пластинку Билли Холлидея и сел рядом с Линдой.

— Насчет той ночи, — нервно начала она, — ее не должно было быть — я поссорилась со своим мужем и слишком много выпила…

Он взял ее за руку.

— Не надо оправдываться. Это произошло, и все было прекрасно. Если ты сожалеешь о случившемся, ты не обязана снова встречаться со мной. Хотя я хочу совсем другого.

Она отпила водки.

— Просто я хотела объяснить. — Поколебавшись, Линда торопливо добавила:

— Я не хочу, чтобы у тебя сложилось неверное мнение обо мне.

— Ты произвела на меня чудесное впечатление. Моя кровать источала твой аромат, я помню, как ты вскрикнула, кончая.

Он протянул руку и коснулся Линды. Она нерешительно отодвинулась. Но их губы встретились, и Линда забыла обо всем.

Он был молод и полон сил, а она на этот раз была почти трезва. Он стремился доставить ей удовольствие; она в ответ открыла в себе удвоенную способность радовать его. Они долго занимались любовью. Потом лежали и разговаривали.

Ей было так спокойно, она чувствовала себя защищенной. Он внимательно слушал ее рассказ о Дэвиде, о его безразличии к ней. Она поведала Полу все о себе, о детях, о своей жизни. Они курили и пили водку.

Она многое узнала о нем. Он был художником. Год назад окончил училище и теперь работал помощником художественного редактора в известном женском журнале. Картины на стене принадлежат ему. Их нарисовала его бывшая девушка, которую звали Маргарет. Это была печальная история. Он познакомился с Маргарет в художественном училище, они влюбились друг в друга. Прожив вместе шесть месяцев, они решили пожениться. Мать Пола умерла, а его отец, отошедший от дел бизнесмен, жил в Челтенхеме. Пол повез Маргарет к отцу. Они познакомились, и спустя три дня Маргарет вышла за отца. Пол был потрясен; он не мог поверить в случившееся. Он ужасно разругался с обоими и с тех пор не поддерживал с ними никаких отношений.

— Я не мог смириться с этим, — сказал он. — Я не верю, что она полюбила его. По–моему, ее интересовали деньги отца. Я ничего не мог ей предложить.

— Какие чувства ты испытываешь к ней сейчас? — тихо спросила Линда.

— Не знаю, — задумчиво произнес он. — Она дрянь. Однажды днем они вышли из дома и вернулись мужем и женой.

— Почему ты хранишь ее картины?

Он пожал плечами.

— Они напоминают мне о том, что нельзя быть таким глупцом. Понимаешь, я не могу больше долго встречаться с девушкой. Раз–другой, и я больше не хочу ее видеть.

Она вспомнила хорошенькую маленькую Мелани с ее плаксивым голоском.

— Значит, я подхожу тебе, потому что замужем? — предположила она.

— По–моему, ты великолепна.

Они помолчали; каждый думал о своем.

— Труднее всего мне вообразить Маргарет, — сказал он, — живущей в Челтенхеме с моим отцом. Она очень темпераментная. Маргарет любила секс больше, чем любая из девушек, которых я знал. Не представляю, чтобы отец мог нравиться ей. Он такой старый.

— Какой была твоя мать?

— Это долгая история.

Линда склонилась над Полом и поцеловала его в лоб.

— Расскажи, — ласково попросила она.

— Ты напоминаешь мне психоаналитика, — улыбнулся он. — На самом деле это трагедия. Она покончила с собой, когда мне было пятнадцать.

Линда была потрясена. Она хотела спросить, почему его мать так поступила, но Пол уже повернулся на бок и закрыл глаза.

— Это неинтересно, — пробормотал он. — Я расскажу тебе в другой раз.

Через некоторое время она посмотрела на часы и, увидев, что уже двенадцатый час, сказала:

— Мне пора ехать. Дэвид должен вернуться домой к двенадцати.

— Почему бы тебе не остаться у меня до утра? — пробормотал он, лежа спиной к Линде.

— Я бы этого хотела, но я должна вернуться домой к его возвращению — Дэвид знает, что я всегда ночую у себя. Он может позвонить в полицию.

— Забавно, не правда ли, — сказал Пол. — Я с трудом выпроваживаю из квартиры девчонок, с которыми сплю. — Он заговорил высоким голосом, имитирующим девичий:

— «О, дорогой, позволь мне остаться на ночь — мама и папа никогда не ждут меня раньше утра». Они оба рассмеялись.

— Это сущее бедствие, скажу тебе, они не желают уходить. А ты не можешь остаться на ночь. Знаешь, Линда, ты первая женщина после Маргарет, с которой я захотел провести всю ночь.

Она медленно оделась; Пол лениво лежал на спине, разглядывая Линду.

— Знаешь, ты очень сексапильная, — сказал он. — Я бы хотел увидеть тебя в черных нейлоновых чулках и черном поясе.

— Что бы ты сделал, сфотографировал меня?

— Нет, я бы тебя нарисовал лежащей на кровати. Это было бы очень сексуально. Ты позволишь?

— Я подумаю об этом.

Слегка смутившись, Линда засмеялась.

— Когда я увижу тебя? — спросил он.

— Не знаю.

— Завтра?

— Не знаю, Пол. Мне трудно строить планы.

— Ты не можешь уехать, не сказав мне, когда мы увидимся.

— Я позвоню тебе утром.

Он дал Линде свой служебный телефон и крепко поцеловал ее. Она отправилась домой. Часы показывали половину двенадцатого.

Глава 9

Клаудия покинула ресторан в ярости. Поймав такси, она направилась в отель Конрада Ли. Она была по горло сыта Дэвидом Купером. Кем себя считает этот кретин? Сначала их роман забавлял ее. Клаудии нравилось встречаться с женатыми мужчинами — в этом был вызов, и они принадлежали к другому миру. К тому же она ошибочно решила, что он сможет помочь ей в ее карьере.

Он ничего не сделал. Роль Прекрасной нимфы оказалась тупиком. Он даже не преподнес ей приличного подарка, только надавал массу несдержанных обещаний. Где норковая шубка, которую она должна была получить? Она не хотела брать у него деньги. Он осмелился предложить их, точно она была шлюхой. Подарки — другое дело.

— Дешевый тип, — пробормотала она себе под нос. Он еще пожаловался насчет счета в ресторане.

Такси доставило Клаудию к отелю. Швейцар бросился к ней, чтобы провести ее внутрь. Она неторопливо подошла к стойке администратора.

— Я бы хотела поговорить с мистером Конрадом Ли, — сказала девушка.

Ей указали на местный телефон. Вскоре оператор сообщила ей, что номер не отвечает.

— Тогда, пожалуйста, проверьте номер в спальне, — попросила она.

Раздалось несколько длинных гудков, и наконец в «люксе» сняли трубку.

— Да? — прозвучал хриплый неприветливый голос.

— Конрад, это Клаудия Паркер.

— Кто?

— Клаудия Паркер, — терпеливо повторила она. — Ты не мог так быстро забыть вчерашнюю ночь.

— О да, конечно, — сказал он после паузы. — Как дела, детка? Что тебе надо?

— Твоя секретарша звонила мне днем насчет нашей завтрашней встречи — я была в ресторане с тем занудой — и я вдруг водумала: зачем ждать завтрашнего дня?

Он цинично, грубо засмеялся и сказал:

— Слушай, детка, сегодня я занят.

— О, — разочарованно протянула она. — Знаешь, я очень компанейская девушка, трое для меня — не толпа.

— Ты уверена, что я тебя правильно понял?

— Ну конечно, — проворковала она. — Ты был так великолепен вчера ночью, я согласна разделить тебя с кем–то.

— Подожди минуту, — сказал Конрад, и трубка замолчала; Клаудия терпеливо ждала, и вскоре она услышала его оживленный, заинтересованный голос:

— Поднимайся. Мы тебя ждем.

Улыбаясь, Клаудия положила трубку и неторопливо направилась в дамскую комнату, где в течение двадцати минут поправляла макияж и укладывала волосы так, чтобы они густыми блестящими волнами падали на плечи. Она выглядела великолепно, молодо и сексапильно. Черное платье с глубоким вырезом подчеркивало совершенство ее фигуры.

Прошло полчаса, прежде чем она наконец постучала в дверь его номера.

Конрад, облаченный в зелено–оранжевый полосатый халат, открыл ей немедленно.

— Где, черт возьми, ты была? — спросил он.

Она виновато улыбнулась, прошла в гостиную и села, закинув одну ногу на другую так, чтобы продемонстрировать как можно большую часть своего бедра. Она знала, что выглядит эффектно.

— Извини, — сказала Клаудия. — Я знаю, ты сочтешь, что я веду себя ужасно. Но то, что я сказала по телефону насчет любви втроем — понимаешь, извини меня, но я просто не могу.

Он в изумлении уставился не нее.

— Не можешь? — хрипло произнес Конрад.

Она медленно покачала головой, помахав длинными черными ресницами.

— Наверно, я так хотела увидеть тебя снова, что сказала это, но на самом деле эти забавы не для меня.

— Не для тебя, — глухо повторил он.

— Да.

Она закусила губу и ждала его слов.

— Слушай, детка, — произнес наконец он. — Ты позвонила мне в тот момент, когда я трахал эту крошку, — он указал на спальню, — ты позвонила мне в самый разгар битвы. Никто тебя не просил об этом, но ты позвонила и попросила — повторяю, попросила — разрешения присоединиться к нам. Что происходит дальше — ты распалила мое воображение грядущей сценой, я останавливаюсь на полдороге с этой крошкой, жду полчаса — и ты появляешься здесь, чтобы заявить, что ты не можешь.

Его тон все повышался, и под конец Конрад почти перешел на крик.

Она встала.

— Что я могу сказать? — Клаудия подошла к Конраду и положила ему руку на предплечье.

— Вчера я была пьяна, но я помню, что происходило нечто особенное. Сейчас я трезвая. Что я могу поделать, если я не хочу делить тебя ни с кем?

Он восхищенно смотрел на нее.

— А ты весьма хитра. Полагаю, ты хочешь, чтобы я выставил эту…

Он указал на спальню.

Она поцеловала Конрада и прильнула к нему.

— В общем, да.

Он оттолкнул от себя девушку.

— Хорошо, детка, но не думай, что тебе удастся одурачить меня. Я вижу тебя насквозь. Ты сексапильней, чем она, поэтому я дам ей отступного. Ты этого хочешь?

Она посмотрела на него широкого раскрытыми от удивления глазами.

— Я не знаю, о чем ты говоришь, — сказала Клаудия. — Поступай как хочешь. Я по–прежнему свободна завтра вечером. Сейчас я могу уйти.

Он окинул взглядом ее фигуру.

— Нет, оставайся. Подожди в ванной.

Улыбнувшись, она послушно удалилась во вторую ванную. Он заставил ее прождать пять минут. Вскоре она услышала возмущенный женский голос. Хлопнула дверь.

Наконец он распахнул дверь ванной. Конрад уже успел сбросить свой халат. На мистере Ли не было ничего, кроме загара. Член его стоял.

— Идем, детка, — произнес он. — Мне пришлось дать этой крошке пятьдесят баксов, так что советую тебе оправдать мои расходы.

Дэвид загнал автомобиль в гараж и вошел в подозрительно тихий дом. Он решил, что Линда легла спать; Дэвид поднялся наверх и заглянул к мирно спавшим детям. Джейн проснулась и сонно попросила стакан воды. Он принес его дочери, она обняла Дэвида за шею и сказала:

— Я люблю тебя, папочка.

Он уложил ее и прошел в главную спальню. Она была пуста. Он немного удивился. Где Линда?

Дэвид знал, что остальная часть дома безлюдна. Вероятно, Линда ушла в кино или еще куда–то, хотя это непохоже на нее.

Он выглянул в окно — на дорожке, ведущей к дому, не было машины жены. Дэвид поискал записку и не нашел ее.

Он прошел в комнату Анны и постучал. Домработница подошла к двери, придерживая рукой свой полупрозрачный халат. На верхней губе у нее пробивался темный пушок.

— Где миссис Купер? — спросил Дэвид.

— Она ушла около восьми часов, — сказала Анна на плохом английском. Больше женщина ничего не произнесла.

— Она сказала, куда пошла?

— Нет.

— Когда она должна вернуться?

— Не знаю.

На этом беседа закончилась.

Он вернулся в свою спальню, принял душ и заснул, читая газету в кровати.

В таком положении его и застала вернувшаяся Линда. Она была рассержена — он обещал приехать к двенадцати и снова опоздал. Слава богу, Дэвид спал — косметика на лице Линды размазалась, волосы были растрепаны. Она знала, что, увидев ее, он все поймет. Она поспешила в ванную и переоделась в халат. Затем пустила воду. Если он теперь проснется, ее вид не будет иметь значения.

Дэвид проснулся.

— Где, черт возьми, ты была? — спросил он.

— Ходила в кино. А где был ты?

— Тебе известно, где я был. Сеанс заканчивается без четверти одиннадцать — где ты провела последний час?

— Полагаю, ты был с Филиппом, — сказала она, не замечая его вопроса.

— Да, ты это знаешь.

— Я тоже была с ним.

Он растерянно уставился на нее.

— Что ты имеешь в виду?

— Я в такой же степени была с Филиппом, как и ты.

— Ты пила?

— Нет, Дэвид, я не пила. Я позвонила Эбботтсонам домой после телефонного разговора с тобой, и, пока я беседовала с Мэри, пришел Филипп. Он понятия не имел о встрече с тобой.

Дэвид принялся лихорадочно соображать.

— Да, произошла небольшая путаница. Я думал, что он вернется ко мне позже, но потом я вспомнил — он сказал, что не сможет, и мне пришлось пообедать с гостями фирмы.

Она подняла бровь.

— Но ты только что сказал, что был с Филиппом.

— Да — потому что я знал, что ты не поймешь.

— Ты прав, я не понимаю. А теперь, пожалуйста, я могу принять ванну?

— Ты такая странная, Линда, — он повысил голос. — Слушай, я уже давно дома. Я сводил этих троих мужчин в «Карло» и встретил там Джея и Лори Гроссманов. Теперь ты мне веришь? Они приглашают нас пообедать с ними завтра, и я согласился. Можешь спросить их, с кем я был. О'кей?

Возможно, он говорит правду.

— Хорошо, — утомленно вздохнула Линда. Она слишком устала для спора.

Он удалился в спальню. Линда приняла ванну. Их мысли блуждали в параллельных плоскостях. Оба не хотели ввязываться в дискуссию о том, кто где был, — эта тема таила в себе опасность, каждый рисковал оказаться разоблаченным.

Когда Линда подошла к постели, Дэвид подумал — как она хороша в длинной шелковой ночной рубашке, соблазнительно облегавшей ее фигуру.

Он первым нарушил молчание.

— Где ты хочешь пообедать завтра?

— Мне все равно, — сухо отозвалась она.

— Джей сказал, что Лори хочет пойти в «Савой–грилль» — это скучноватое заведение, но они в Лондоне гости, пожалуй, нам следует согласиться.

— Думаю, да.

Она погасила свой ночник и повернулась спиной к мужу.

— Что нового у детей?

— Ничего существенного.

Он закурил сигарету.

— Совсем не хочется спать, — заметил он.

— Почему бы тебе не почитать? На столе лежит книга, которую ты начал три месяца тому назад.

— Мне не хочется читать.

— Тогда гаси свет и постарайся заснуть.

— У тебя красивая ночная рубашка, она новая?

— Нет, я ношу ее уже два года. — Она вздохнула, мечтая о том, чтобы он замолчал.

Он обхватил рукой ее левую грудь. Линда сжалась в напряжении. О Господи, нет, подумала она, не сегодня — пожалуйста, Господи, не сегодня. После стольких ночей, когда я лежала тут, до боли желая его, надо же было ему выбрать сегодняшнюю. Он придвинулся к жене.

— В чем дело?

— Ни в чем.

Она заставила себя повернуться к нему лицом.

К счастью, он овладел ею быстро. Он уже много лет обходился без прелюдий. Половой акт с Дэвидом не приносил Линде никакого удовольствия. Она чувствовала себя опустошенной и использованной. Иногда она задумывалась — все ли мужчины становятся такими после женитьбы. Сначала они стремятся дать тебе наслаждение, охотно готовы ласкать женщину по полчаса. Но после свадьбы — короткое сношение, и все.

— Это было восхитительно, — сказал он. — А для тебя?

Она изобразила на лице наслаждение.

— Восхитительно.

Линда повторила его слово, будучи сейчас неспособной придумать что–нибудь другое.

Он погасил свет.

— Спокойной ночи.

Линда зажмурила глаза, чтобы сдержать слезы.

— Спокойной ночи.

Дэвид лежал и думал о том, какая стерва эта Клаудия.

Линда лежала и думала о мужской силе и нежности Пола.

Наконец они оба заснули.

Глава 10

— Я хочу остаться у тебя до утра, — сказала Клаудия, лениво потянувшись.

Конрад говорил по телефону с бюро обслуживания. Он сидел на краю кровати. На животе его висели складки загорелой кожи; лысина блестела капельками пота.

— Это мистер Ли из двести шестого. Принесите мне шесть тостов с тонким слоем масла и лучшей икрой. Еще ведерко льда, стакан молока и блюдо шоколадного мороженого.

Он бросил взгляд на Клаудию.

— Ты еще чего–нибудь хочешь?

Она покачала головой.

Конрад снова заговорил в трубку:

— Добавьте немного шоколадных пирожных и сливок. О'кей, это все. Поторопитесь.

— Я собираюсь остаться у тебя, — заявила Клаудия снова.

— Зачем это нужно?

— Я хочу появиться завтра на киностудии с тобой, как ты мне обещал. Я не выпущу тебя из моего поля зрения!

Он засмеялся.

— Детка, ты — это нечто! Я был женат трижды и считал, что хорошо знаю женщин, но ты — особый случай.

Она тоже рассмеялась, откинув голову назад так, что волосы рассыпались веером.

— Разве ты не рад тому, что я честна с тобой? — спросила Клаудия. — Ты ведь знаешь, что я — не какая–нибудь наивная дурочка. Ты мне нравишься. Почему бы тебе не помочь мне?

— Я ничего тебе не обещал.

— Нет, обещал — пробу.

— Ладно, я обещал тебе пробу. Что, если ты не подойдешь?

— Я подойду. — Она улыбнулась. — Возможно, я не умею играть, но я очень фотогенична. В таком фильме, какой ты делаешь, я уверена, для меня можно что–то найти.

В дверь тихо постучали.

— Ваш заказ, сэр.

Конрад поднялся кровати и взял шотландский шелковый халат.

«Господи, как же ты заплыл жиром», — подумала Клаудия.

— Мне нравится твой халат, дорогой, — промурлыкала она.

— От Симпсона, — самодовольно произнес он; взяв со стола мелочь, он удалился в другую комнату.

Клаудия перекатилась по кровати, завернувшись в простыню.

— Я сыграю в этом фильме любой ценой, — пробормотала она, обращаясь к самой себе. — Не за так же я с ним сплю!

Он вернулся в спальню с тостом во рту.

— Дрянная икра. Хочешь куда–нибудь пойти?

— Который час? — спросила удивленная Клаудия.

Он посмотрел на большие золотые часы.

— Половина второго — что еще открыто?

Она принялась лихорадочно думать. Если они пойдут куда–то, она хотела быть уверенной в том, что потом она вернется с ним в отель. Она твердо решила не отпускать его от себя до кинопробы.

— Все клубы работают до четырех, — сказала Клаудия. — Мы можем заехать ко мне, я должна взять одежду, в которой я смогу пойти завтра на студию. Прекрасная идея.

Она вскочила с кровати. Он оглядел ее фигуру.

— Знаешь, у тебя великолепное тело. Как насчет того, чтобы появиться на экране обнаженной?

— Я об этом не думала.

— Подумай. Возможно, для тебя есть роль. Я могу сделать пробу.

— Когда?

Ее зеленые глаза загорелись.

Они отправились в новую дискотеку Чарли Брауна. Там было многолюдно, но им нашли все–таки место благодаря тому, что Конрад сунул старшему официанту деньги. Музыка гремела так громко, что с трудом можно было расслышать собственный голос. На маленькой площадке для танцев теснились пары. В дискотеке присутствовали многие знаменитости, девушки с длинными распущенными волосами, закрывающими их лица, парни из рок–групп с волосами, по длине не уступавшими девичьим. В зале было очень темно.

За их столом сидел фотограф, знакомый Клаудии. Она поцеловала его и познакомила с Конрадом. Фотограф пришел сюда с одной из ведущих фотомоделей, высокой стройной девушкой, чьи снимки публиковались по всему свету.

Клаудия не могла сидеть спокойно; музыка заводила ее.

— Хочешь потанцевать? — спросила она Конрада.

Он кивнул, и они протиснулись на площадку для танцев. Клаудия зашлась в неистовой замысловатой пляске; Конрад, посмеиваясь, почти не двигался. От жары пот начал стекать по его лицу.

«Ты считаешь себя настоящим жеребцом, — подумала Клаудия. — Не слишком ли ты стар для таких забав»?

— Дорогой, ты чудесно танцуешь, — произнесла она вслух.

— Дорогая моя!

Этот голос нельзя было спутать ни с чьим другим. Возле них на площадке появилась Ширли, сопровождаемая достопочтенным Джереми.

— Где твой симпатичный приятель?

Клаудия улыбнулась.

— Я думала, вы отправились в «Виндзор»! — прокричала она.

— Да, но там оказалось слишком скучно. Зал был почти пустым. Можешь вообразить что–нибудь более ужасное?

Достопочтенный Джереми охотно подтвердил слова Ширли энергичным кивком. Конрад уже обливался потом.

— Давай присядем, — устало произнес он.

— Милочка, мы придем через минуту. Где вы расположились?

Клаудия улыбнулась и помахала рукой, сделав вид, что она не расслышала вопроса подруги. Ее не прельщала перспектива снова оказаться в обществе Ширли и Джереми.

Когда они вернулись к своему столу, там было еще более многолюдно; посетители потеснились, освобождая для них место.

Фотомодель обратилась к Конраду:

— Я восхищена вашим последним фильмом. Вы собираетесь снимать новую картину в этой стране?

Фотограф пригласил Клаудию танцевать. Она согласилась, с опаской оставляя худую фотомодель болтать с Конрадом; Клаудии очень хотелось снова подвигаться, а Джайлс, фотограф, был отличным танцором. Однажды у них был короткий роман, но потом они решили, что гораздо приятнее просто дружить. Они слишком походили друг на друга, чтобы оставаться любовниками. Время от времени, когда кто–то из них был свободен, они созванивались и проводили вместе вечер, который мог закончиться в постели. Но это скорее были отношения брата и сестры с небольшой добавкой секса. Смуглый, исключительно красивый Джайлс напоминал испанца. Женщины сходили по нему с ума; он имел успех в качестве светского фотографа и работал для журналов мод. На его услуги был большой спрос.

— Кто этот папаша? — цинично спросил Джайлс. — Синди говорит, он — известный голливудский магнат. По–моему, она питает к ним слабость.

— Можешь сказать ей, пусть не цепляется за него своими искусственными ноготками, он уже занят.

Они исполняли ритуальный танец — Джайлс стоял почти неподвижно, время от времени его бедра и ягодицы сексуально подергивались, а девушка порхала вокруг мужчины.

— Хочешь покурить травку? — небрежно спросил он.

Клаудия посмотрела в сторону их стола. Там появились новые люди; Конрад, похоже, чувствовал себя превосходно, он заказывал напитки, громко разговаривал, жестикулировал.

— Да, отличная идея, — согласилась она.

Они ускользнули с площадки для танцев на балкон, тянувшийся вдоль половины зала. Там было на удивление тихо, поскольку окна и двери клуба поглощали звук.

Джайлс закурил сигарету с марихуаной, и они по очереди стали затягиваться дымом.

— Я должен настроиться, чтобы трахнуть этот мешок с костями, — сказал он. — Мы делаем серию фотографий для «Вог», и я хочу, чтобы между нами установилась нужная атмосфера. Господи, скажу тебе, это все равно, что заниматься любовью со скелетом.

Они оба рассмеялись.

— Желаю удачи, — сказала Клаудия. — А как тебе мой? Красив, не правда ли?

— Я бы предложил развлечься вчетвером, — сказал Джайлс, — но ведь все кончится тем, что мы будем трахаться только друг с другом, так что какой смысл?

Они захохотали, потом Клаудия сказала:

— Пойдем, нам пора вернуться в зал.

— Что происходит? — спросил Джайлс. — Ты хочешь стать кинозвездой?

— Да, милый. Они снова оказались среди шума и грохота за своим столом. Синди внимательно слушала долгий нудный рассказ Конрада о том, как он впервые приехал в Америку четырнадцатилетним подростком. Ширли и достопочтенный Джереми также втиснулись за столик.

— Милочка, какой удивительный человек! — выдохнула Ширли. — Такая история! — Она улыбнулась Джайлсу.

— Привет, малыш.

— Привет, Ширли. Как бизнес?

— Какой бизнес?

Он засмеялся.

— Забудь, детка.

— Послушайте, с–старина, — выдавил из себя Джереми, — вы сделали классные фотографии Ширли.

— Я — классный фотограф, — шутливо произнес Джайлс.

Клаудия решила, что ей пора вмешаться — Синди не отводила восхищенного взгляда от Конрада. Она обняла его за шею и шепнула что–то на ухо.

Он, похоже, удивился.

— Здесь? — спросил Конрад. — Сейчас? Клаудия захихикала. — Никто не заметит. Хочешь?

Он хрипло рассмеялся.

— Ты сумасшедшая. Я приберегу закваску на потом, о'кей?

Конрад заказал шампанское для всего стола; компания продолжала напиваться.

— Завтра я устрою грандиозную вечеринку, — сказал Конрад. Клаудия пришла в восторг.

— Для меня, дорогой?

— Да, для тебя, для всех — вы все приглашены.

— Потрясающе, — обрадовалась Ширли. — Где и в какое время, дорогой?

— Давайте в моем отеле — «Плаза Карлтон», я возьму еще один номер, — часов в десять.

— Отлично, — сказала Клаудия. — Все слышали? Завтра в десять.

Она поцеловала Конрада в ухо.

— Я схожу в туалет. Вернусь через минуту.

Клаудия протиснулась к столику администратора.

— Мне надо сделать короткий звонок.

— Пожалуйста. — Женщина пододвинула служебный аппарат к Клаудии.

На часах было начало четвертого. Клаудия медленно набрала номер; загадочная улыбка играла на ее губах.

В трубке прозвучал сонный мужской голос.

— Привет, дорогой Дэвид, — прошептала она. — Я прекрасно провожу время, а как насчет тебя?

Она быстро опустила трубку.

— Сообщила мужу, что со мной все в порядке, — сказала Клаудия удивленной девушке и вернулась к столу.

Утреннее пробуждение было не слишком радостным. При виде спящего рядом с ней Конрада, напоминавшего бесформенную груду жира, Клаудию затошнило. Голова у нее была свинцовой, а кожа выглядела точно старый пергамент. Девушка добралась до ванной и приняла ледяной душ. Эта пытка давала прекрасный эффект.

Они не вернулись на рассвете в отель Конрада; ночь завершили в квартире Клаудии.

После душа она тщательно оделась и накрасилась, готовясь сопровождать Конрада на студию. Сварив кофе, принялась трясти своего гостя.

Он просыпался с трудом: хрипя, кашляя, с налитыми кровью глазами и плохим запахом изо рта. От него пахло потом.

— Боже, который час? — пробормотал он вечный вопрос человека, проснувшегося в чужой квартире.

— Десять.

Она протянула ему чашку кофе.

— Где телефон?

Клаудия пошарила под кроватью и нашла трубку, которую она сняла со стены прошлой ночью.

Конрад позвонил секретарше и дал ряд распоряжений.

— Мне необходимо вернуться в отель и сменить одежду, — сказал он, натягивая брюки.

— Я с тобой.

— Зачем?

— Ты обещал организовать мне кинопробу.

Он уставился на нее.

— Я не забуду о твоей проклятой кинопробе, но ее нельзя устроить немедленно, сегодня. Надо подготовиться.

— Я буду с тобой, пока ты все организуешь.

Он покачал головой.

— Ты не сдаешься, да? — Конрад взял трубку и снова позвонил секретарше.

— Слушайте, я хочу, чтобы вы организовали кинопробу для мисс Клаудии… Он растерянно посмотрел на девушку.

— Паркер, — быстро подсказала она.

— Паркер. Подготовьте все как можно быстрее. Ее агент чуть позже сообщит вам детали.

Он положил трубку.

— Довольна, детка?

Она поцеловала его.

— Еще бы! Слушай, ты не забыл о сегодняшней вечеринке!

— Вечеринке?

— Да. Неужели ты не помнишь? Ты пригласил всех сидевших за столом в твой отель.

— Да, верно. Я все подготовлю, увидимся позже.

— Я приду на пару часов пораньше — вдруг тебе что–нибудь понадобится.

— Судя по моему теперешнему состоянию, мне ничего не понадобится, но наверняка сказать нельзя.

Грубо рассмеявшись, он удалился.

Глава 11

Линда позвонила Полу на работу, как только дети отправились в школу, а Дэвид — в свой офис. Пол хотел увидеть ее.

— Не могу, — сказала она.

Он начал уговаривать Линду, и в конце концов она согласилась встретиться с ним во время перерыва на ленч.

День выдался ясный, солнечный; они встретились в Грин–парке. Она никогда не видела Пола в костюме, — тот сидел на нем неважно. Линда решила, что костюм, похоже, был из магазина. Дэвид всегда шил костюмы у портного.

Они гуляли, держась за руки; Линда чувствовала себя скованно. Она казалась себе неуместно нарядной в эффектном костюме и туфлях из крокодиловой кожи. Она знала, что выглядит неестественно, прогуливаясь рука об руку с Полом Бредфордом по Грин–парку. Линда не то чтобы ощущала себя старой или заметно превосходящей его по возрасту — она, помимо своего желания, чувствовала себя погрязшей в грехе.

— О чем ты думаешь? — спросил Пол. — Тебя что–то тревожит?

— Не знаю, Пол. Это все дурно. Я не создана для адюльтера. У меня есть дом и дети; я чувствую, что должна наладить отношения с мужем. Не могу махнуть на все рукой и встречаться с тобой. Это было бы непорядочно.

— В чем дело, Линда? — раздраженно спросил он. — Боишься потерять материальное благополучие, если Дэвид узнает?

— Нет. Боюсь потерять уважение к себе. — Они помолчали, продолжая идти по парку.

— Что ты пытаешься этим сказать? — спросил Пол.

— Я пытаюсь сказать, что не способна вести двойную жизнь. Я хочу поставить точку сейчас, пока все не зашло слишком далеко.

— Я не хочу, чтобы ты ушла от меня, — упавшим голосом произнес он. — Я ждал встречи с кем–то вроде тебя. У тебя прекрасная душа. Я нуждаюсь в таком человеке. Я не посягаю на твою семейную жизнь, я только хочу видеть тебя, когда ты свободна.

— Этого недостаточно для нас обоих, — тихо сказала она. — По–моему, нам больше не следует встречаться.

Она высвободила руку.

Его настроение изменилось.

— Ты такая же, как все. Мне следовало догадаться, что ты на самом деле бездушная стерва, боящаяся лишиться своего домашнего комфорта. У всех женщин вместо сердца калькулятор.

— Извини, Пол. Я не хочу ссориться, но все кончено.

— Ты действительно этого хочешь? — глухо произнес он.

— Да.

Он усмехнулся, поглядев на нее.

— Ты была чертовски легкой добычей — и неплохой для твоего возраста.

Повернувшись, Линда быстро удалялась от Пола.

— Интересно, кто теперь тебя будет трахать, подлая стерва! — в ярости закричал Пол вслед уходящей женщине.

Она ощутила, как кровь приливает к щекам, побежала и остановилась лишь у машины.

Линда поехала домой; слезы катились по ее щекам.

Гроссманы сидели в баре отеля; невозмутимая Лори с тщательно уложенными пепельными локонами на голове была в бледно–лиловом шифоновом платье, в разрезе которого белели шелковистые груди.

Куперы прибыли без опоздания. Линда появилась в черном шелковом платье и бежевой норковой накидке. Дэвид — в строгом темно–синем костюме, синем галстуке и белой сорочке с большими сапфировыми запонками в манжетах.

Выпив, они отправились в «Савой–грилль».

Джей оживил вечер своими рассказами о Голливуде. Дэвид говорил о политике и бизнесе. Женщины в основном молчали. Лори явно испытывала разочарование из–за отсутствия принцессы Маргарет. Она жаловалась, что в напитках нет льда, и часто поправляла макияж.

Наконец Джей произнес:

— Ради Бога, перестань смотреться в зеркало, мы все знаем, как ты красива, поэтому я и женился на тебе, верно?

Она нахмурилась.

Когда подали кофе, Джей сказал:

— Не хотите заглянуть на вечеринку, которую устраивает сегодня Конрад? Мы обещали прийти.

— Я устала, — виновато призналась Линда. — Сегодня дети снова пошли в школу; подготовка к этому отняла у меня все силы.

— Пойдем, Линда, — бодрым тоном сказал Дэвид. — Только на час.

Дэвид был доволен собой — за весь день он ни разу не позвонил Клаудии. Маленькая шлюха, это послужит ей уроком. А этот ее звонок посреди ночи с целью вызвать ревность? Он укажет Клаудии на ее место. Ей придется вымаливать у него прощение.

— Да, Линда, вы должны пойти, — сказал Джей. — Это будет забавное сборище, обещаю вам.

— Тогда только на час, — неохотно согласилась она.

Женщины отправились в дамскую комнату. Там, пудрясь и накладывая румяна, Лори протянула:

— Этот сукин сын считает меня безмозглой идиоткой. Он узнает, кто из нас двоих глупец, когда я получу половину его состояния.

— Извините, вы о чем? — вежливо спросила Линда.

— О калифорнийских законах; я их прекрасно знаю.

После этого Лори смолкла и принялась накладывать «блеск» на губы.

Вечеринка была в полном разгаре, когда они прибыли в отель. Шесть–семь десятков людей уже находились там, и постоянно прибывали новые гости. Огромные столы с едой тянулись вдоль одной стены, официанты разместили в номере три бара. Люди танцевали под музыку, исполняемую ансамблем из шести человек.

Они протиснулись к ближайшему бару и заказали спиртное. Оказалось, что Джей знает многих людей. Он знакомил всех с Куперами, и вскоре Дэвид, беседуя с кем–то, оказался в стороне.

— Давайте найдем Конрада, — обратился Джей к Линде. — Он должен знать, что я здесь.

Они застали Конрада за столом. Продюсер уплетал шоколадное мороженое и потягивал неразбавленный бурбон. Рядом с ним находилась Клаудия в ярко–красном платье, расшитом поддельными бриллиантами.

Конрад радушно поприветствовал их и пригласил сесть рядом, потеснив двух других гостей.

— Вы помните миссис Купер — Линду, — сказал Джей.

— Конечно, конечно, как вам вечеринка? Я умею устраивать подобные приемы, верно?

— Несомненно, умеете, — признал Джей.

— Здравствуйте, миссис Купер, — у Клаудии слегка заплетался язык. Последние несколько часов она непрерывно пила. — А мистер Купер здесь?

— Да, — отозвалась Линда. — Он вам нужен по какому–то делу?

— По правде говоря, да. — Она нечаянно опрокинула бокал; темный напиток растекся пятном по скатерти.

— Я хочу сказать Дэвиду, что ему следует сделать с рекламной кампанией «Прекрасная нимфа». Пусть он засунет ее себе в задницу, вот что.

Она икнула.

Линда невозмутимо посмотрела на девушку.

— Я передам ему, дорогая, — сказала миссис Купер и повернулась к Джею. Клаудия встала.

— Пожалуй, я сама ему это скажу, — пробормотала она и, покачиваясь, удалилась.

— Что с ней? — спросила Линда. Джей пожал плечами.

— Не знаю. Что с вашей девушкой, Конрад?

Продюсер засмеялся.

— Она сумасшедшая. Я пообещал ей эпизодическую роль в фильме. Это ударило ей в голову.

— Какую роль?

— Полуобнаженной девушки, чье имя остается за титрами. У этой крошки великолепное тело, и, если она окажется киногеничной, мы используем ее. Что скажете?

— Отлично, — с улыбкой произнес Джей. — У нее к тому же прекрасные манеры!

Линда поднялась из–за стола.

— Извините, я на минуту, — сказала женщина и отправилась на поиски Дэвида, однако она не нашла ни своего мужа, ни Клаудии. Линда вздохнула. Ерунда, глупая девушка просто пьяна.

Линда заметила Лори в окружении восхищенных мужчин и прошла мимо нее.

— Там, откуда я приехала, к женщинам относятся с почтением, понимаете, — говорила мисс Гроссман.

— Вы не видели Дэвида? — перебила ее Линда.

— Видела. — Лори едва взглянула на Линду. — Он вышел на веранду.

Это глупо, подумала Линда, я не должна следить за ним, это детские игры. Она вышла на веранду — там было безлюдно.

Линда собралась вернуться назад, но вдруг она услышала тихий гортанный смешок. Она пригляделась — в углу веранды обнималась какая–то парочка.

Линда отступила в тень и чуть приблизилась к этим людям. Девушка прижимала голову мужчины к своей груди, торчащей из выреза ее платья. Она нежно ласкала его.

— Ты сумасшедшая, Клаудия, — пробормотал мужчина. — Ты лучше всех.

Он задрал ее платье так, что подол оказался на талии девушки.

— Я так по тебе скучал. Одна ночь без тебя — сущая пытка.

Потрясенная Линда отпрянула назад. Это был Дэвид. Ее муж. Ее неверный, лживый муж.

Она заставила себя вернуться в комнату. Не замечая ничего вокруг, направилась к двери.

Джей схватил ее за руку.

— В чем дело? На вас лица нет, что случилось?

Она посмотрела на него невидящими глазами.

— Я должна уйти отсюда, — пробормотала она, освободив свою руку и шагнув к двери.

Он снова сжал ее предплечье и подвел Линду к ближайшему бару.

— Двойную порцию бренди для леди, и быстро, — сказал Джей. — А теперь объясните мне, что случилось. — Он держал Линду за руку. — Объясните мне, — повторил Джей уже мягче.

Она посмотрела на него округлившимися глазами.

— Я подозревала, что он мне изменяет — возможно, иногда, во время деловых поездок, — но так, в моем присутствии — это ужасно.

Официант подал ей бренди, и она большими глотками отпила спиртное.

— Я… я искала Дэвида. Хотела предупредить его насчет этой пьяной девки. Лори сказала, что он на веранде. Я вышла туда — он был там с Клаудией. Они обнимались; она наполовину сняла платье. Они говорили друг другу такие вещи…

— О Господи! — сказал Джей. — Вот дурак. Послушайте, девушка пьяна. Может быть, он пытался отвязаться от нее.

Линда бросила на него взгляд, полный презрения к мужу.

— Поэтому–то он и произнес: «Одна ночь без тебя — сущая пытка».

— Что вы хотите сделать? — спросил Джей. — Отвезти вас домой?

Она покачала головой.

— Что я могу сделать? С меня довольно. Между нами все кончено. Я хочу развода. — Ее голос дрогнул. — Я не хочу больше с ним разговаривать.

— Послушайте, не стоит принимать решение в таком состоянии. Позвольте мне отвезти вас. Потом я сразу же вернусь сюда и поговорю с Дэвидом, скажу ему, чтобы он сегодня не возвращался домой.

Она горестно рассмеялась.

— Скажите ему, чтобы он вообще не возвращался домой. Пусть он уходит к своей маленькой шлюшке, Которая «лучше всех». Скажите ему — он может делать что хочет. Отныне мне нет до него дела. Все кончено.

Она снова отхлебнула бренди.

— Я сейчас разревусь, пожалуйста, уведите меня отсюда.

Они поймали такси возле отеля. Линда боялась, что Лори или Дэвид могут хватиться их, и Дэвид поспешит домой, но Джей успокоил женщину:

— Не позднее чем через час я вернусь на вечеринку; если Дэвид заметит ваше отсутствие, он еще будет искать вас. Что касается Лори, она не обратит внимания на то, что меня нет.

Линда вздохнула:

— Мне так неудобно увозить вас. Ужасная ситуация.

— Не переживайте.

Он успокаивающе взял Линду за руку.

— Если это вас утешит, я сам однажды попал в такое положение. На голливудской вечеринке вдруг пропала моя первая супруга. Я повсюду искал ее, пока не нашел Дженни в постели хозяина дома. Так что я вас понимаю.

— Как вы поступили?

— Я был идиотом, решил дать ей шанс. Однажды вернулся домой раньше обычного и застал ее в кровати с посыльным из магазина.

Они посидели некоторое время молча, затем Джей сказал:

— Наверное, есть люди, которым хватает одной женщины или одного мужчины. Но среди моих знакомых таких, похоже, нет. Каждый получает в жизни то, что заслуживает. Я женился трижды — каждый раз на красавице с куриными мозгами. Наверно, это моя патология — я всегда женюсь на глупых красотках.

Линда, поколебавшись, сказала:

— Я… я изменила Дэвиду на этой неделе. Впервые за одиннадцать лет брака. Мне теперь так стыдно. С мальчишкой — ему двадцать два года. Сама не знаю почему…

Она замолчала на мгновение.

— Дэвид месяцами не прикасался ко мне, мы стали чужими, он почти не бывает дома. Так случилось. Думаю, я виновата не меньше, чем он.

— Никогда не чувствуйте себя виноватой. Какой от этого прок? Выспитесь и посмотрите, с каким настроением проснетесь утром. У вас маленькие дети; не принимайте поспешных решений.

— До свидания, Джей. Спасибо вам за все.

— Линда, я позвоню вам утром. Спите спокойно — все образуется.

Клаудия нашла Дэвида среди гостей, стоявших возле Лори. Девушка бесшумно подкралась к нему сзади и прильнула к его спине. Закрыла руками ему глаза и прошептала голосом Мэрилин Монро:

— Угадай, кто это, милый!

Это тело было невозможно спутать ни с чьим другим. Он был удивлен и испытал возбуждение. Клаудия действовала на Дэвида невероятным образом; стоило ей оказаться рядом с ним, как его охватывало желание.

Он медленно обвел взглядом комнату, ища Линду; ее не было видно.

— Здравствуй, Клаудия.

— «Здравствуй, Клаудия». — Она скопировала его тон. — Неужели я не услышу более теплого приветствия? Между прочим, можешь засунуть рекламную кампанию «Прекрасная нимфа» себе в задницу.

Люди, среди которых он стоял, включая Лори, тотчас обратились в слух.

Дэвид крепко сжал предплечье Клаудии, причинив ей боль.

— Пойдем отыщем Линду! — сказал он и потащил девушку за собой.

— «Пойдем отыщем Линду»! — изумленно повторила она. — Ты, верно, шутишь!

Дэвид вывел ее на пустую веранду, нашел там темный угол. Как только он отпустил Клаудию, она обвила руками его шею и поцеловала Дэвида.

— Ты скучал по мне? — прошептала она. — Я хотела рассердиться на тебя, но не смогла.

Она захихикала.

— Я ужасно пьяна.

— Ты негодяйка. Бросила меня в этом ресторане, позвонила среди ночи. Ты хотела рассердиться. А как насчет меня?

Она слегка укусила его в ухо, прижавшись к Дэвиду всем телом.

Ее платье держалось на двух тонких бретельках. Он сбросил их, опустив платье до талии. Под ним ничего не было. Она жадно направила его губы к своей груди.

Всякое благоразумие исчезло. Он был с Клаудией и хотел ее. То, что они находились в обществе, что его жена была где–то рядом, что в любой момент на веранде могли появиться люди, — все это не имело значения.

Он опустил Клаудию в полутьме на холодный бетонный пол и задрал подол ее платья. На девушке не было трусиков.

Дэвид быстро овладел Клаудией. Через минуту все закончилось.

— Боже! — выдохнул он. — Боже!

Она лежала, хихикая; платье собралось на талии. Дэвид поднял девушку и, посмотрев по сторонам, успокоился — никто их не видел. Клаудию же ничто не волновало.

— Мы должны вернуться в комнату поодиночке, — сказал он.

— Трахала я тебя с твоей осторожностью! — отозвалась девушка.

— Ты только что это сделала. — Он подтянул галстук и стер платком с лица следы губной помады.

— Я позвоню завтра. Уйду с работы пораньше и приеду к тебе. У меня есть для тебя сюрприз.

— У тебя всегда есть для меня сюрприз. Ты — мужчина, у которого всегда стоит.

Она засмеялась.

— Отличное название для телесериала, я уже вижу титры — «Мужчина, у которого всегда стоит», в главной роли Дик Хэмптон!

Он поцеловал ее.

— Иди первой. Сразу отправляйся в дамскую комнату, ты выглядишь ужасно.

— Благодарю вас, милостивый сэр. Вы уверены, что я вам сейчас больше не нужна?

— Ступай, будь умницей. Я постараюсь позвонить тебе позже.

Она показала ему язык, непристойно пошевелила им и невозмутимо шагнула в номер через французское окно.

Дэвид перевел дыхание — что за девушка! Выждав пять минут для безопасности, он последовал за Клаудией. Вечеринка продолжалась. Дэвид взял спиртное у проходившего мимо него официанта и принялся искать Линду. Это стало опасной традицией — сталкиваться на приемах с Клаудией.

Он увидел Лори, танцевавшую с актером. Ее бедра чувственно покачивались. Лори улыбнулась Дэвиду. Она прекрасно владела своим телом.

Дэвид приблизился к ней.

— Не видели Линду? — спросил он. Ее лицо ничего не выражало.

— Она, разыскивая вас, пошла к веранде.

— К веранде? — испуганно сказал Дэвид.

— К веранде, милый. — Она, танцуя, удалилась от Дэвида. Он всерьез занялся поисками Линды. Прочесал комнату, протискиваясь среди групп смеющихся и болтающих гостей. Какая–то тоненькая и хорошенькая девушка схватила его за руку. Он узнал подругу Клаудии из ресторана.

— Привет, малыш, — проворковала она. — Надо же, и ты тут.

— Привет.

Дэвид поискал глазами ее приятеля, почти лишенного подбородка.

— Джереми отошел за напитком для меня. — Она не отпускала его руку.

— Классная вечеринка, но я не ожидала увидеть тебя здесь.

— Почему? — терпеливо произнес Дэвид; она была слишком худа для него.

— Я знаю, что все мы — современные люди, но ты показался мне ревнивцем.

— О чем ты говоришь? — Он освободил руку.

— Вообще–то, эту вечеринку Конрад Ли устроил для Клаудии, поэтому я не думала, что ты придешь сюда. Не следует смешивать дело с удовольствием. Ты — это явно удовольствие, а Конрад — дело.

Она вкрадчиво улыбнулась.

— А вот идет Джереми с моим бокалом. До новой встречи!

Девушка удалилась.

Дэвид застыл в ярости. Клаудия не упоминала Конрада Ли и то, что он устроил эту вечеринку для нее. Сучка! Сучка! Она постоянно водит его за нос.

Забыв о Линде, он бросился искать Клаудию. Он хотел выяснить все до конца.

Джей вернулся на вечеринку. Он пребывал в задумчивости. Не очень–то легко сказать мужчине, что ему не следует возвращаться домой к собственной жене. Так можно запросто получить по носу. Он увидел Дэвида в дальнем углу комнаты, беседующим с девушкой. Дэвид Купер. Красивый мужчина, крупный и смуглый, любимец женщин. Лори сказала, что, по ее мнению, он должен быть великолепен в постели, но, судя по словам Линды, это далеко не так. Лори постоянно думает, что большинство мужчин великолепны в постели. Таким образом она дает ему понять, что он далек от желаемого.

Джей быстро подошел к Дэвиду — лучше покончить с этим одним махом — и объяснил ему ситуацию.

Дэвид явно испугался. Сначала он все отрицал, но, когда Джей повторил ему все сказанное Линдой, Дэвид сдался.

— Вы — идиот, — сказал Джей. — У вас прекрасная жена. Если вы хотите трахаться на стороне, зачем делать это у нее под носом?

— Что она собирается предпринять? — спросил встревоженный Дэвид.

— Она упомянула развод.

— Это нелепо. У нее нет доказательств. Пусть я целовался с девушкой на вечеринке — что это доказывает? Я еду домой. Она не посмеет закрыть дверь.

Джей пожал плечами.

— Я не в силах остановить вас, я могу лишь дать совет. Она сейчас в шоке, ваше сегодняшнее возвращение только усугубит ситуацию. К утру вы оба остынете.

— Спасибо за совет. Но я знаю Линду. Она сейчас вне себя. Я объяснюсь с ней, и она успокоится.

Джей посмотрел на него в упор.

— Я обещал ей, что вы сегодня не приедете.

Дэвид выдержал его взгляд.

— Это ваша проблема, дружище. Я еду домой.

Они враждебно изучали друг друга несколько мгновений, потом Джей произнес:

— Спокойной ночи, болван. Не забудьте попрощаться с вашей подружкой. Вы, вероятно, застанете ее лижущей Конраду задницу.

На этом они и расстались.

Глава 12

Подойдя к дому, Дэвид вставил ключ в замочную скважину, но дверь не открылась. Он зажег спичку, чтобы проверить, тот ли ключ он взял. Ключ легко поворачивался, но дверь оставалась запертой. Дэвид догадался, что Линда закрыла ее изнутри на задвижку.

Он направился к задней двери, но она тоже была заперта. В его душе поднялась ярость. Вернувшись к передней двери, он сильно надавил пальцем кнопку звонка.

Раздалась раскатистая, громкая, настойчивая трель. Никакой реакции. Он позвонил снова, на этот раз не отнимая пальца в течение нескольких минут.

На втором этаже в комнате домработницы вспыхнуло окно. Дэвид нетерпеливо ждал, когда Анна спустится и откроет ему дверь, но ничего не произошло; вскоре свет погас.

Дэвид был взбешен — Линда явно находилась наверху; она, несомненно, велела Анне не обращать внимания на звонок. В гневе Дэвид пнул дверь, но лишь испытал боль в ноге.

«Невероятно, — подумал он. — Кому, по ее мнению, принадлежит дом»?

— Послушай меня, Линда! — закричал Дэвид. — Открой дверь, или я вызову полицию.

Перед ним высился темный, погруженный в безмолвие коттедж. Дэвид забарабанил в дверь кулаком — никакого эффекта. Снова навалился на кнопку — безрезультатно. Сверху донесся детский плач.

Дэвид замер в нерешительности. Он чувствовал себя виноватым, разбудив ребенка, но, в конце концов, это произошло из–за Линды, не пускавшей его в дом. Он в последний раз утопил кнопку; к его удивлению, задвижка щелкнула, и дверь приоткрылась на несколько сантиметров. Он толкнул ее, но она не двинулась дальше, удерживаемая цепочкой.

На него смотрела бледная рассерженная Линда.

— Уходи, меня тошнит от твоего вида. — Ее голос звучал устало, глухо.

— Послушай, впусти меня, мы обо всем поговорим. Это все не имеет значения — я же был пьян.

— Я не желаю разговаривать с тобой, не желаю тебя видеть. Возвращайся к своей девке и оставь меня в покое.

Она захлопнула дверь перед его носом. Выругавшись, он ударил дверь и закричал:

— Ты пожалеешь, Линда! Я действительно уйду и никогда не вернусь!

Она не открыла дверь. Разъяренный Дэвид подошел к машине, сел в нее и рванул с места.

Как только Дэвид покинул вечеринку, Джей по телефону предупредил Линду. Затем он взял за руки Лори, прильнувшую в танце к загорелому послу, и усадил ее в углу комнаты.

— Ты видела, как Дэвид повел эту девушку на веранду. Что у тебя за язык? Зачем ты сказала Линде?

Она равнодушно посмотрела на мужа.

— Не знаю, о чем ты говоришь, милый, — протянула она. — Что–то случилось?

— Да, случилось.

Он негодующе пожал плечами.

— Ты действительно такая глупая, какой представляешься?

Она сердито поглядела на мужа.

— Ты так груб со мной, Джей. Сама не знаю, почему я вышла за тебя замуж.

— Упоминание о двух норковых шубках и одной собольей, доме и нескольких машинах освежит твою память?

Она встала, провела руками вдоль тела, разглаживая воображаемые складки на платье.

— Я иду танцевать, ты мне помешал — я танцевала с очень важным и приятным человеком.

Красивая невозмутимая Лори отошла от мужа.

Джей в отчаянии покачал головой. Она была то ли идиоткой, то ли стервой, то ли хитрой комбинацией того и другого.

Шум за столом, где сидел Конрад с компанией, постепенно нарастал. Звенел пронзительный пьяный смех, кто–то опрокинул бокал; Клаудия забралась на стол и начала танцевать. Мужчины воззрились на ее бедра, заметив, что на девушке нет трусиков. Воодушевленная хмельными возгласами, она принялась снимать платье.

Джей наблюдал за происходящим. Он был абсолютно трезв. Гости вели себя как стадо диких обезьян. Его охватило чувство отвращения.

Возле стола собралась большая толпа. Вытаращив глаза, люди следили за бесплатным шоу Клаудии. Подошел иностранный посол с Лори. Стриптиз длился недолго — Клаудии надо было снять только платье. Она отшвырнула его и продолжала танцевать под музыку. Ее бедра вызывающе подергивались. Тело девушки горделиво поблескивало испариной, мужчины теснились все плотнее, а женщины, с ревностью поглядывавшие на совершенные формы Клаудии, пытались увести их в сторону.

Встревоженный человек в брюках в полоску и черном пиджаке протиснулся к столу. Он представлял администрацию. Смущенный, испуганный, он приблизился к Конраду, который пьяно отмахнулся от него.

— Нам придется вызвать полицию, если эта… эта дама немедленно не оденется.

Клаудия показала ему язык — единственную часть тела, которая еще не была выставлена на всеобщее обозрение.

Вскоре прибыла полиция. Завернутую в простыню Клаудию привезли в участок и оштрафовали за появление в общественном месте в обнаженном виде.

На следующее утро пресса, пестрела заголовками, посвященными этому событию. Клаудия стала знаменитостью — правда, на один день, Ее снимали фотографы, репортеры цитировали реплики девушки, а Конрад решил получить дивиденды от широкой огласки скандала, сделавшего Клаудии рекламу, — он объявил во всеуслышание, что она появится в его новом фильме. Связавшись с ее агентом, Конрад подписал с Клаудией контракт на два рабочих дня.

Клаудия ликовала. Она вернулась к ленчу из полицейского участка с торжествующим видом. Устроила небольшую пресс–конференцию, позировала фоторепортерам, и наконец ее увезли в киностудию на машине с шофером. Она не видела Конрада, ею занялись опытные гримеры. Клаудия была довольна — Конрад послужил ее сиюминутной цели.

Вернувшись вечером с киностудии, она застала возле своей квартиры Дэвида. Внезапный успех вскружил ей голову; трезвая Клаудия не слишком обрадовалась Дэвиду.

— Что тебе нужно? — сухо спросила она и добавила уже с большим энтузиазмом в голосе:

— Ты видел мои фотографии в сегодняшних газетах?

Он проследовал за ней в квартиру и тотчас налил себе спиртное.

Она порхала по комнате, возбужденно болтая и забыв свою первоначальную холодность. В конце концов Дэвид действительно принадлежал другой женщине, однако пришел–то он к ней, Клаудии.

— Я хочу пригласить тебя на обед сегодня. Куда ты предпочитаешь пойти? — спросил он.

Она засмеялась.

— О, понимаю. Я вдруг стала звездой, и ты хочешь показаться со мной на людях. А как отнесется к этому твоя жена? Ты не боишься, что ее шпионы могут увидеть нас вдвоем?

— Можешь не беспокоиться о Линде. Я ушел от нее.

Плотная тишина повисла в комнате. Клаудия подошла к Дэвиду и крепко поцеловала его. Глаза девушки блестели.

— Ты бросил ее ради меня?

— Ради тебя.

Он погладил спину Клаудии, обхватил руками ее ягодицы.

— Увидев утром твои фотографии в газетах и прочитав о случившемся, я понял, что мы должны жить вместе. Я сказал это Линде. Сообщил, что хочу развода, и вот я здесь.

Она изумленно покачала головой.

— Ты действительно бросил ее ради меня? Невероятно!

— Я хочу развестись с ней и жениться на тебе, — твердо сказал он. Она прошлась по комнате.

— Я не хочу выходить замуж, но за предложение спасибо. Эй, милый, мы можем делать все, что пожелаем, пойти, куда захотим. Это чересчур!

Он подошел к ней.

— Ты меня поняла? Я хочу жениться на тебе.

Она засмеялась.

— Но я не хочу замуж.

— А я хочу.

Он обнял ее. На Клаудии были оранжевый свитер в обтяжку, такого же цвета слаксы и блестящие белые сапожки.

Она выскользнула из его объятий.

— Слушай, детка, внесем ясность в этот вопрос. Я не хочу, повторяю, не хочу участвовать в церемонии со свадебными колокольчиками, так что не преподноси больше свое предложение как бесценный дар. Я не хочу выходить за тебя замуж.

Она почти кричала, и, почувствовав ее настроение, Дэвид переменил тему.

— Куда мы отправимся? — сказал он. — Мы можем пойти, куда ты захочешь.

Она потянулась, напоминая в своем наряде рыжую кошку.

— Я устала. Не хочу одеваться и идти в ресторан.

Он удивился.

— Ты всегда жаловалась, что мы никуда не ходим, а теперь, когда такая возможность появилась, ты не хочешь идти.

Она упала в кресло, закинув ноги на подлокотник.

— Ты слышал историю о ребенке, который мечтал о пирожных? Он кричал и плакал, пока не получил их, после чего объелся ими до тошноты.

Клаудия засмеялась.

— Понял меня?

— Что с тобой, черт возьми? Неужели ты не понимаешь, что я сегодня сделал ради тебя?

Она пожала плечами.

— Ради меня? А я думаю, ради себя. Где ты собираешься жить?

— Найду квартиру. Я мог бы временно пожить у тебя, а затем мы вместе переберемся на новое место.

Она поглядела на свои ногти, любуясь перламутровым блеском.

— Это будет пентхаус?

— Какой пентхаус?

— Ну, квартира, которую ты снимешь. — Она выдержала паузу. — Да?

— Не знаю. Какое это имеет значение? Если хочешь, мы снимем пентхаус.

Она наконец удовлетворенно улыбнулась.

— Да, хочу. Я могу начать поиски завтра? Здесь нам двоим будет тесно.

Клаудия протянула к нему руки. — Извини, что я была капризной — день выдался тяжелый.

Он шагнул в объятия девушки и поцеловал ее, тотчас почувствовав охватившее его желание. Она крепко поцеловала Дэвида, пробежав языком по его зубам и пощекотав сзади шею Дэвида острыми ноготками. Его руки скользнули вдоль ее тела, но Клаудия оттолкнула Дэвида и вскочила с кресла.

— Не сейчас, детка. Поедем обедать, а потом — ты только вообрази себе — мы сможем вместе вернуться домой. Все будет по–новому.

Она включила стереопроигрыватель, и музыка «Роллинг Стоунз» заполнила комнату. Клаудия начала танцевать, стягивая с себя свитер и слаксы под ритм песни. Она осталась в маленьком белом лифчике и блестящих белых сапожках.

Он, словно загипнотизированный, смотрел на нее.

— Ты никогда не носишь трусики?

— Зачем портить линию? — засмеялась Клаудия. — Это тебя волнует? Прежде жалоб не поступало.

Она скрылась в ванной, и Дэвид услышал шум воды. Он проследовал за девушкой. Она склонилась над ванной, взбивая пену. Она уже сняла лифчик, но была все еще в сапожках. Дэвид обнял ее сзади. Засмеявшись, она оказала слабое сопротивление. Он пытался раздеться, не отпуская девушку от себя; она поскользнулась и упала в ванну. Смех отнял у нее силы, она лежала в воде среди пузырьков пены. Ноги в сапожках свисали через край ванны.

Он торопливо сбросил с себя одежду и залез в ванну. Вода выплеснулась на пол.

— Кажется, мне понравится жить здесь, — сказал Дэвид.

Глава 13

Дэвид уже не мог заснуть — солнечный свет заливал спальню. Клаудия распростерлась рядом с ним, заняв большую часть кровати. Она говорила, что не может спать с задернутыми шторами, и из–за этого Дэвид каждое утро просыпался слишком рано. Он посмотрел на часы. Еще только половина седьмого. А они легли в четыре. Дэвид чувствовал усталость, его мучило похмелье. Сдвигать шторы не имело смысла — ему уже не уснуть.

В просторной спальне царил беспорядок. Клаудия оставляла одежду там, где она сбрасывала ее с себя. Утром приходилось пробираться через дебри.

Поразительно, подумал он, как сильно изменилась моя жизнь за шесть месяцев. Однако шесть месяцев жизни с Клаудией способны изменить любого.

Новое платье из красного плиссированного шифона, которое он купил ей, лежало смятое у края кровати. Она увидела его в витрине на Бонд–стрит, и на следующий день Дэвид преподнес ей сюрприз, стоивший целое состояние.

Он поднял платье. Клаудия залила его вином, на ткани расплылось пятно.

В ванной, обшитой зеленым мрамором, также царил хаос. Клаудия не вытащила пробку, в ванне осталась холодная грязная вода. Повсюду стояли флаконы с косметикой и духами, валялись расчески. Сток раковин был забит волосами и мыльной пеной. Из позолоченного крана капала вода.

Сам по себе пентхаус, расположенный в новом многоквартирном доме в Кенсингтоне, был великолепен. Он обходился Дэвиду еженедельно в круглую сумму. Но Клаудия полюбила эти апартаменты и не желала никуда переезжать.

Он спустил воду и поднял с пола полотенца. Дэвиду хотелось, чтобы Клаудия была более опрятной, но это казалось невозможным. У Линды каждая вещь лежала на своем месте.

Он прошел по коридору с зеркальными стенами на кухню. Там стояли чашки с недопитым кофе, высилась стопка грязных тарелок и дурно пахли полные окурков пепельницы.

К счастью, это была пятница, к ним должна прийти новая домработница. Предыдущая в негодовании покинула их, узнав, что они не женаты. Она написала загадочную записку: «Я не привыкла к такой грязи». Сначала он решил, что речь идет о неряшливости Клаудии, но швейцар объяснил, что имела в виду женщина.

Он налил себе чашку крепкого чая и умудрился сжечь пару тостов. Клаудия завела маленького брехливого йоркширского терьера, который прибежал на кухню, явно требуя, чтобы с ним погуляли. Он обычно спал на кровати вместе с ними, забираясь ночью под одеяло. Дэвид его ненавидел. Он вообще не любил мелких собак.

Пока терьер обнюхивал кухню, Дэвид прошел в огромную гостиную открытой планировки. Эта просторная красивая комната была главной достопримечательностью квартиры. Одна стена была целиком стеклянной и выходила в живописный дворик, другая — мраморной, а остальные — зеркальными. Здесь тоже царил беспорядок. Вечером перед выходом в ресторан они принимали гостей; сейчас в гостиной везде стояли бокалы с недопитым спиртным. Повсюду валялись рассыпанные орешки, журналы, фотографии Клаудии, сброшенные на пол подушки. Пепельницы были завалены окурками. Слава Богу, сегодня тут приберутся, Дэвид любил порядок.

Он прошел к входной двери, взял утреннюю почву, вытащил «Таймс» и «Гардиан» из пачки всевозможных изданий, посвященных моде и кинематографу, доставляемых ежедневно.

Дэвид выпил чай — он оказался слишком крепким. Съел подгоревшие тосты. Пробежал затуманенными глазами газеты. Скоро придет время одеваться и ехать на работу.

Линда проснулась рано. Солнце сверкало, день был чудесный. Она чувствовала себя хорошо. Она наконец начала получать эгоистическую радость от того, что спала одна. Она занимала всю кровать, ложилась и вставала, когда хотела, всегда могла воспользоваться ванной.

Сначала ей было трудно принять решение о разводе. Она думала о детях, которые окажутся без отца. Но то, что Дэвид съехал и ушел жить к Клаудии, укрепило волю Линды.

Она нашла хорошего адвоката и отдала себя в его руки. На самом деле процедура оказалась несложной.

Сегодня ей предстояло явиться в суд и перед судьей изложить факты. Рядом с ней будет ее адвокат — невысокий коренастый человек. Дознаватель сообщит суду требующуюся информацию. Ее юрисконсульт был высоким, красивым и доброжелательным. Мужчины заверили Линду, что рассмотрение иска пройдет гладко. Он был неоспоримым.

Линда тщательно подобрала туалет. Темно–коричневый костюм, туфли на низком каблуке, минимум косметики. Рассмотрев себя в зеркало, она решила, что ее вид соответствует роли покинутой жены — печальной, мужественной, одинокой.

Дети находились у ее матери. Линда съела в одиночестве завтрак, состоявший из крутых яиц и кофе, пожалела о том, что отослала детей и теперь их звонкий смех не заполняет дом. После суда она отправится на поезде за город, чтобы провести с ними уик–энд, а в понедельник они все вместе вернутся в город.

Теперь дом принадлежал ей. Финансовые соглашения были дружескими. Она получила дом и весьма щедрые алименты на себя и двух детей.

Каждый уик–энд, в субботу или воскресенье, Дэвид навещал детей. Линде всегда удавалось избегать встреч с ним. Она не видела его три месяца, пока они не встретились в офисе ее адвоката для окончательного обсуждения финансовых вопросов.

Она выдвинула лишь одно условие относительно его свиданий с детьми. Они не должны находиться в обществе Клаудии. Дэвид согласился.

Линда медленно допила кофе. Скоро придет время отправиться в контору адвоката, а оттуда — в суд.

Клаудия проснулась в одиннадцать. Кто–то звонил в дверь. Накинув прозрачный розовый пеньюар с пятнами помады, она добралась до прихожей.

Перед девушкой стояла невысокая полная женщина.

— Я — миссис Кобб. Меня прислали из агентства.

У нее были крупные красные руки и изможденное старое лицо.

— Проходите, миссис Кобб, — сказала Клаудия, борясь с зевотой. — Боюсь, тут ужасный бедлам, но вы, несомненно, с ним справитесь.

Она провела женщину на кухню и указала на дверцу под раковиной.

— Вы найдете там все необходимое. Извините, я оставлю вас; я легла очень поздно.

Миссис Кобб обвела мрачным взглядом кухню и ничего не сказала.

Клаудия извлекла из холодильника открытую банку консервированных персиков и положила их на тарелку.

— Мой завтрак, — сказала она с радостной улыбкой; забрав в гостиной журналы и газеты, она вернулась в спальню.

Устроившись с комфортом в постели, она принялась листать прессу. Ее любимой газетой была «Дейли мейл». Клаудию в первую очередь интересовала страница, посвященная шоу–бизнесу. Она жадно изучала ее, выискивая, как всегда, какие–нибудь упоминания о Конраде Ли. Обрадовалась, наткнувшись на заметку о натурных съемках, осуществляемых им в Израиле. Там сообщалось о том, что в конце недели съемочная группа возвращается в Англию, чтобы продолжить работу в студии.

Она обвела публикацию черной ручкой и позвонила своему агенту. Она имела право два дня сниматься в фильме Конрада. Группа отправилась на натуру, не успев дойти до сцен с участием Клаудии. Однако кинокомпания обещала ее агенту, что по возвращении группы девушку пригласят для съемок.

Она сообщила агенту хорошие новости. Тот обещал держать ситуацию под контролем.

Клаудия лениво потянулась. Последние несколько месяцев до переезда в пентхаус прошли весело, хотя Дэвид начал немного надоедать ей. Пентхаус был великолепен. Он производил впечатление на всех ее друзей. Она много фотографировалась здесь и всегда радовалась, видя свои снимки в различных журналах. — «Очаровательная молодая актриса и фотомодель Клаудия Паркер отдыхает в своем роскошном пентхаусе».

В два часа придет Джайлс, он будет снимать ее обнаженной для популярного американского мужского журнала. Клаудия надеялась, что Дэвид задержится на работе допоздна, он недолюбливал Джайлса, хоть и не догадывался, что у них был когда–то роман. В любом случае, узнав, что она позирует голой, он взбесится. В этом отношении он придерживался старомодных взглядов. Журнал платил ей и Джайлсу большие деньги за подборку фотографий. И она была вовсе не прочь продемонстрировать свое тело. Ей было что показать.

Зевнув, она вытянулась в кровати. Скоро надо будет заняться своей внешностью, а пока можно отдыхать.

Дэвид приехал в офис усталым и раздраженным. Секретарша поздоровалась с ним; лицо ее было обеспокоенным.

— Мистер Купер, ваш дядя хочет срочно вас увидеть. Его помощница сказала, что вам следует немедленно отправиться к нему в кабинет.

Что еще? Вызов к дяде Ральфу никогда не сулил ничего хорошего. Дядя неодобрительно отнесся к его разрыву с Линдой. Развод считался грехом; дядя Ральф в удобных ему случаях мог быть весьма религиозен.

Дядя Ральф сидел за столом в своем довикторианском кабинете, напоминая маленького плешивого канюка. Его секретарша Пенни, блондинка с большими глазами, провела Дэвида к шефу.

Дэвид оценивающе оглядел ее сексапильные длинные ноги, едва прикрытые мини–юбкой. Дядя Ральф позаботился о том, чтобы у него была единственная во всем здании хорошенькая секретарша.

— Доброе утро, Дэвид, — буркнул дядя Ральф. — Садись, садись. Хочу поговорить с тобой о заказе фирмы, производящей цельную консервированную фасоль.

— Он от нас уплыл.

— Совершенно верно. Об этом–то я и хочу с тобой поговорить.

Дядя погрузился в чтение длинной лекции о том, почему они потеряли заказ; по его мнению, причина крылась в усталости и недостаточном служебном рвении Дэвида. Дядя Ральф намекнул на то, что работа оказалась не по плечу Дэвиду.

Дэвид слушал внимательно, анализируя каждое слово, произнесенное дядей Ральфом, которое почти всегда имело скрытый смысл. На самом деле дядя Ральф говорил следующее: «Не приползай сюда обессиленный после ночи, проведенной с горячей крошкой. Либо работай с полной отдачей, либо убирайся из фирмы». Он завершил свой монолог информацией о том, что представитель «Консервированной фасоли» мистер Тейлор проведет в городе еще один вечер; бизнесмен готов пересмотреть решение насчет заказа.

— Угости его обедом, — приказал дядя Ральф. — Расскажи ему о наших планах; не жалей красок. Накачай его спиртным, развлеки. Своди мистера Тейлора в ночной клуб, найди ему девочку. Сделай его счастливым. Придумай что хочешь, но мы должны вернуть заказ.

— Хорошо, сэр.

Дэвид встал.

Пенни сидела в приемной, скрестив ноги под столом. Она многообещающе улыбнулась Дэвиду своими невинными широко раскрытыми глазами. Любопытно, спит ли она с уродливым старым канюком, мимоходом подумал Дэвид; по зданию бродил слух, что она была любовницей дяди Ральфа. Дэвид не отказался бы отплатить дяде, трахнув его секретаршу.

Он склонился над ее столом:

— Почему мы встречаемся с вами только здесь?

Ее лицо расплылось в улыбке, она открыла рот, чтобы ответить, но тут зажужжал зуммер, и девушка поспешно вскочила. Дядя Ральф предвидел этот шаг со стороны Дэвида и для пущей безопасности вызвал Пенни в кабинет.

Она упорхнула, соблазнительно мелькнув ногами, выглядывающими из–под мини–юбки.

Мрачный Дэвид вернулся в собственный кабинет, к своей бледной, плоскогрудой секретарше, похожей на серенькую мышку. Она пыталась скрыть свое увлечение Дэвидом, отчего ее чувства еще сильней бросались в глаза.

— Мистер Купер, — обеспокоенно спросила она, — все в порядке?

— Все отлично.

Он с печальным лицом сел за стол.

— О, дорогой мистер Купер. — Секретарша едва не заламывала руки. — Дорогой, надо же и этому состояться сегодня.

— Что такое?

— Сегодня у вас развод. — Она опустила глаза. — Я имею в виду…

Ах да, он совсем забыл об этом. Как странно, что Линда идет в суд разводиться с ним, а он даже не обязан присутствовать там. Это удивляло его.

Недавно адвокат письменно уведомил Дэвида о дате развода. Юрист сказал, что они для проформы пошлют в суд кого–нибудь из конторы.

Секретарша смущенно замерла над его столом.

— Спасибо за приятное напоминание, мисс Филд, — сказал Дэвид. Она вспыхнула.

— Извините, я думала, вы знаете… — Она помолчала. — Хотите кофе, мистер Купер?

— Это было бы неплохо, мисс Филд.

Она радостно выбежала из кабинета.

— Сукин сын! — пробормотал Дэвид, имея в виду дядю Ральфа. — Сукин сын!

Вестибюль суда нагонял тоску. Люди сновали в разные стороны, разбегаясь по коридорам и лестницам. Общая атмосфера была гнетущей.

Адвокат Линды, крепко держа женщину за руку, провел ее по ряду коридоров и лестничных маршей. Казалось, они добирались до нужного им зала целую вечность.

— Надеюсь, ваше дело будет рассмотрено до перерыва на ленч, — сказал адвокат. — Во всяком случае, такая надежда есть.

— Сколько времени это займет? — нервно спросила Линда.

— Немного. Тут все ясно. Формальности завершатся быстро.

Они оказались в длинном коридоре со скамьями вдоль стен. Здесь, решила Линда, им предстоит ждать. В коридоре было многолюдно, среди посетителей находились мужчины в длинных завитых белых париках и черных мантиях.

Ее адвокат окликнул одного из них.

— Это ваш дознаватель, мистер Браун. Высокий импозантный мистер Браун обладал успокаивающим, гипнотическим голосом; он обсудил с Линдой вопросы, которые ему предстояло вскоре задать ей.

Она испытывала слабость. Вся процедура казалась ей ужасной. У нее заныло в желудке. «Есть ли поблизости дамская комната?» — подумала женщина.

— По–моему, нам следует пройти в зал и посидеть там во время слушания дел, которые рассматриваются перед вашим, — сказал адвокат. — Это позволит вам познакомиться с процедурой.

Она покорно кивнула. Он ввел ее через обычную дверь в обычную комнату, и женщина испытала шок. Вместо большого, внушающего трепет зала, который она ожидала увидеть, Линда оказалась в скромном, заурядном помещении с шестью рядами скамеек для зрителей, слегка приподнятым столом для судьи и деревянной кафедрой для дающих показания. Все было ужасно. Люди находились близко друг к другу. Казалось, на день чья–то гостиная превращалась в зал для судебных заседаний.

Она села на жесткую деревянную скамью. Тщедушный мужчина отвечал на вопросы.

— Вы знали к этому моменту о связи вашей жены с мистером Джексоном?

— Да, сэр.

— Она собрала вещи и уехала из дому в тот же день?

— Да, сэр.

— Оставив вас с детьми, рожденными в этом браке, Дженнифер и Сьюзан?

— Да, сэр.

Слушание продолжалось, тщедушный мужчина бесстрастно давал показания.

Судья с задумчивым видом сидел за столом, кивая время от времени и поглядывая на присутствующих, точно старый мудрый филин. В заключение он еле слышно пробормотал:

— Прошение о разводе удовлетворяется. Дети передаются на попечение отца. Надзор за опекой возлагается на мирового судью. Следующее дело, пожалуйста.

Тщедушный бесстрастный мужчина внезапно расцвел в улыбке, расправил плечи и со счастливым лицом покинул комнату.

В следующем деле участвовала похожая на мышку блондинка, говорившая на кокни; она разводилась с Джо — судя по всему, весьма привлекательным секс–маньяком.

«Несправедливо, — подумала Линда, — что мы, ни в чем не повинные люди, должны публично раскрывать в этой тесной комнате наиболее сокровенные стороны нашей жизни».

— Ваши супружеские отношения были вначале удовлетворительными? — спросил дознаватель.

— Я бы сказала, еще какими удовлетворительными! — ответила блондинка; из глубины зала донесся приглушенный грубоватый смешок.

Наконец подошла очередь Линды. Она с отвращением посмотрела на зрителей. Почему им разрешают сидеть здесь, смотреть и слушать процесс? Это бесчеловечно. Линда поклялась на Библии, и дознаватель начал задавать вопросы.

Адвокат представил какие–то документы судье, и тот бегло изучал их. Дознаватель задал ряд вопросов, содержащих сведения, которые Линда должна была просто подтвердить. Наконец дознаватель сообщил судье, что он закончил.

Судья поправил очки, посмотрел на Линду и произнес:

— Прошение о разводе удовлетворяется. Дети передаются на попечение матери. Все расходы оплачивает муж. Надзор за опекой и доступом к детям возлагается на мирового судью.

Все закончилось. Линда растерянно покинула кафедру.

Адвокат, подойдя к женщине, пожал ей руку.

— Поздравляю, — шепнул он.

Джайлс, конечно, опаздывал. Он вечно опаздывал. Наконец он прибыл усталым, обвешанным камерами.

— Свари мне крепкий черный кофе, дорогая, — сказал он. — У меня было тяжелое утро, я снимал бюстгальтера посреди Нового Леса.

Он рухнул в кресло, протянул ноги и зевнул.

— Знаешь, у тебя классная берлога. Она почти стоит того, чтобы ради нее терпеть твоего приятеля.

— Почти? — сказала Клаудия. Она тщательно накрасилась. Наложила бледный тон, умело подрумянилась, подкрасила губы, оттенила глаза. Она выглядела великолепно.

— Да, почти. Он ведь такой зануда. Слушай, ты бесподобна. Я бы хотел поснимать тебя вечером. До какого часа я могу здесь находиться?

— До возвращения Дэвида. Ты знаешь, как он ревнив. Я позвоню ему в пять часов и узнаю, когда он придет.

— Я хочу поработать на веранде — заснять тебя на фоне лондонских огней с распущенными волосами.

— Мне нравится твоя идея.

Она заправила розовую рубашку из хлопка в брюки такого же цвета, затянула ремень с позолоченной пряжкой и надела белые сапожки.

— Годится, — оказал Джайлс; — Начнем с этого, а потом будем постепенно раздеваться.

— Как твоя личная жизнь? — спросила она. — Ты все еще с этой тощей фотомоделью?

— Да, мы раз в две недели расстаемся, а потом сходимся вновь.

— Я вижу ее на обложке почти каждого журнала, который беру в руки. Это удивительно, не такая уж она и красавица, но на фотографиях смотрится потрясающе.

— У нее фотогеничное лицо. Оно оживает, когда она видит перед собой камеру. А вообще–то оно статично. Я думаю, наш роман продолжается потому, что она трахается с моим фотоаппаратом, а мне нравятся результаты. Благодаря ей я заработал кучу денег. Ее снимки пользуются большим успехом.

Зазвонил телефон. Агент Клаудии сообщил хорошую новость. Съемочная группа через несколько дней возвращается в Лондон, и Клаудия, вероятно, понадобится через несколько дней.

— Режиссер прилетает сегодня, — сказал агент, — кинокомпания скоро назначит точную дату съемок.

— Великолепно.

Клаудия ликовала. Она ждала этого шесть месяцев.

— Приступаем, — сказал Джайлс, когда она положила трубку, — пока я не заснул.

Он работал быстро, пользуясь тремя различными камерами. Джайлс полностью погрузился в процесс съемки. Клаудия расцветала перед объективом, хмурилась, улыбалась, показывала тигриный оскал; ее большие чувствительные глаза смотрели невинно, раскрытые губы блестели. Она расстегнула розовую рубашку, края ее разошлись; под ней ничего не было.

Чуть позже Джайлс сказал:

— Сними рубашку и сплети руки на груди. Вот так — отлично! Сделай сердитое лицо. Чудесно, детка. Немного согни одну ногу — удивительный взгляд, прекрасно! Теперь прикрой груди руками и изобрази взгляд невинного младенца — восхитительно.

Он делал кадр за кадром.

— Ты выглядишь потрясающе. Покажи мне спинку и быстро поверни голову в мою сторону, пусть волосы разлетятся веером — великолепно. Слушай, у меня есть идея, если ты не боишься намокнуть. Надень снова рубашку, я оболью тебя водой — это будет настоящая бомба!

Он взял лейку для полива цветов и окропил Клаудию водой.

Она взвизгнула, засмеялась:

— Холодно!

Он бросил лейку и схватился за камеру. Джайлс был прав, кадр получился эффектным. Рубашка прилипла к телу, твердые соски просвечивали сквозь ткань. Поработав час на веранде, Джайлс сказал:

— Зайди внутрь, детка. Я сделал тут прекрасные снимки.

Она задрожала в ознобе.

— А теперь — под душ. Иди в ванную, — сказал он. — Я не хочу, чтобы ты простудилась. Раздевайся медленно, я хочу все заснять.

Он проследовал за девушкой в ванную со своими камерами, фиксируя каждый момент — Клаудия освободилась от мокрой одежды, заколола волосы парой шпилек, встала под душ; сотни ручейков заискрились на ее теле.

— Откинься назад, закрой глаза; пусть вода просто падает на тебя. Отлично! Положи руки на затылок, прелестно, дорогая.

Закончив снимать в ванной, Джайлс сказал:

— Теперь поработаем в спальне и на этом закончим.

Клаудия надела черный шифоновый пеньюар, украшенный перьями, и распустила волосы. Прозрачная ткань отбрасывала на кожу темную тень.

— Ляг на середину кровати, подними голову, согни ногу в колене, нет, левую — вот так. Оближи губы и дай мне нужный взгляд. Нет, помягче, словно ты только что кончила.

Он сделал несколько снимков и опустил камеру

— Слушай, ты хочешь, чтобы эти фотографии вышли сногсшибательными?

— Конечно, хочу — что за вопрос? — Она села; из–под разошедшихся краев пеньюара показались ее безупречные груди.

— У тебя напряженное лицо, твои старания слишком заметны. Тебе надо расслабиться, детка.

Она потянулась.

— Я расслаблена.

— Да, знаю, но ты понимаешь, что мне нужно — взгляд кошки, которая напилась досыта сливок.

— Так дай мне сливки… — Клаудия коснулась его рукой.

— Именно это я имел в виду. — Они занимались любовью раскованно, медленно, почти небрежно; потом он быстро поднялся и взял камеру.

— Лежи так. Идеально! Теперь ты выглядишь так, как требуется!

Дэвид позвонил Клаудии в пять часов. Он пытался решить, пригласить ее на обед с мистером Тейлором из «Консервированной фасоли» или нет. Наконец он решил, что этого делать не следует — он будет уделять ей больше внимания, чем мистеру Тейлору, и весь смысл мероприятия пропадет.

— Чем ты занимаешься? — спросил он. Она засмеялась.

— Просто лежу на кровати.

Дэвид поделился с ней своими планами на вечер, и она произнесла:

— Хорошо, я найду что делать.

— Почему бы тебе не лечь пораньше? Я разбужу тебя, когда вернусь.

Она внезапно рассмеялась.

— Эй, Дэвид, я вхожу в роль жены. Ты уверен, что рядом с тобой сейчас не стоит какая–нибудь красотка?

— Право, Клаудия, не говори глупости.

Девушка усмехнулась.

— Не беспокойся, я не возражаю. Все, что можешь сделать ты, могу сделать и я.

— Это деловой обед. И все же чем ты займешься?

Помолчав, она сказала:

— Любовью. С американским президентом.

— Что?

Она снова засмеялась.

— Шучу. Иди в ресторан, я тебе верю. Закажи хороший обед. Я, возможно, приглашу сюда гостей, мы будем с нетерпением ждать твоего торжественного возвращения.

— Хорошо, — неохотно согласился он. — Тебе не помешает пораньше лечь спать.

— Ты становишься таким подозрительным. — Она передразнила его:

— «Тебе не помешает пораньше лечь спать»!

Он оставил без внимания ее комментарий.

— Позвоню тебе позже. Веди себя хорошо.

— Есть, сэр. Что еще, сэр?

— Пока.

Дэвид положил трубку, рассерженный тоном Клаудии. Он также сердился на себя за то, что до сих пор ревновал ее. Сердился на Клаудию, собравшуюся пригласить гостей. Он постарается найти девицу для мистера Тейлора и побыстрее избавиться от него. Дэвид прошел в свою личную ванную сменить рубашку и побриться.

Мисс Филд боязливо постучала, чтобы попрощаться, и он вознаградил ее, дав возможность увидеть свой обнаженный торс. Она густо покраснела, и Дэвид подумал — а спала ли она когда–нибудь с мужчиной? Он не мог этого вообразить. Она носила длинные, до колена, розовые рейтузы, которые Дэвид видел, когда она сидела напротив него. И еще она была плоскогрудой. Бедная мисс Филд; кто захочет спать с плоскогрудой некрасивой женщиной? Однажды он трахнул весьма страшненькую девицу — косоглазую, прыщавую, с гнилыми зубами, но у нее были самые лучшие большие груди, какие ему доводилось видеть, а также потрясающие ноги. Она изумительно занималась любовью, но Дэвид больше с нею не виделся — лицо имеет слишком большое значение.

Дэвид уже однажды встречался с мистером Тейлором. Он был толстяком средних лет с редеющими каштановыми волосами, которыми он старательно прикрывал лысину. Говорил он с сильным ланкаширским акцентом. У него была полная жена, уроженка Ланкашира, и два сына, похожих на отца. Он был скучным человеком.

Дэвид встретился с ним в баре отеля. Мистер Тейлор пил легкое пиво, но при появлении Дэвида перешел на виски.

Дэвид старался быть очаровательным — но Берт Тейлор считал очаровательным только того человека, который много пил и без остановки рассказывал скабрезные истории.

Дэвид делал все, чтобы понравиться Берту, и мистер Тейлор вознаграждал его усилия громким гоготом и заговорщическим подмигиванием. Ко времени их прибытия в ресторан Берт уже опьянел.

Дэвид несколько раз заговаривал о бизнесе, но Берт тотчас переводил беседу снова на секс; он заявил, что Дэвиду, несомненно, подолгу службы приходится иметь дело со многими хорошенькими девушками.

— Все эти фотомодели, — усмехнулся Берт, — они получают работу, переспав с вами, верно?

Дэвид предпочел с ним не спорить. Наконец они покинули ресторан. Берт напевал отрывки из старых студенческих песен.

Дэвид похлопал его по плечу.

— Идемте повеселимся.

Они пришли в ночной клуб с усталыми ярко накрашенными «хозяйками» и жизнерадостными распутными заезжими бизнесменами, гулявшими за счет фирм. Метрдотель, вежливый, предупредительный киприот, спросил Дэвида и Берта, не хотят ли они познакомиться с двумя порядочными молодыми девушками.

— Да, — обрадовался Берт. — Только пусть они будут не слишком порядочными.

Он захохотал.

Через несколько минут к их столу подошли две женщины. На одной из них — рослой, полногрудой, шумной, рыжеволосой — было зеленое бархатное платье без бретелек. Дэвид решил, что ей лет тридцать.

Вторая дама была более миниатюрной и скромной на вид, хотя в вырезе платья виднелась почти вся ее плосковатая грудь. Она была очень молода. Обе женщины хотели привлечь внимание Дэвида, но он извинился и встал из–за стола, вспомнив, что не позвонил Клаудии.

Трубку снял мужчина; Дэвида попросили подождать, незнакомец отправился на поиски Клаудии. «Черт», — пробормотал Дэвид. Из трубки доносился грохот музыки и шум. Что там происходит? Он мрачно ждал, чувствуя, как внезапная ярость вытесняет из его головы алкоголь. Когда Клаудия заговорила, Дэвид чувствовал себя почти трезвым.

— Привет, дорогой, — проворковала она. — Где ты? Я прекрасно провожу время. У нас вечеринка.

— Кто снял трубку? Кто у тебя?

— Не знаю, тут масса народу. Приходи домой поскорей, детка.

Она положила трубку.

Он постоял в кабинке несколько минут, затем, решив избавиться от Берта Тейлора, поспешил к столу.

Мистер Тейлор заказал, разумеется, шампанское, поскольку счет оплачивал Дэвид. Довольный Берт, похоже, блаженствовал в окружении двух женщин.

Дэвид решил, что ему следует поговорить с шумной рыжей дамой и предложить ей увести куда–нибудь Тейлора. Берт явно предпочел ее молодой девушке.

В зале играл латиноамериканский ансамбль.

— Потанцуем? — обратился Дэвид к рыжеволосой.

От нее сильно пахло дешевыми духами. Она прижалась к Дэвиду и шепнула:

— Ты мне нравишься.

Ему удалось немного отстраниться.

— Слушай, хочешь заработать?

Она с интересом выслушала его предложение. Они поторговались, пришли к соглашению, Дэвид осторожно сунул деньги ей в руку; они сели за стол.

Берт Тейлор казался расстроенным. Он отвел Дэвида в сторону.

— Я первый ее присмотрел, парень. Я не хочу тощую.

Дэвид улыбнулся — все складывалось удачно.

— Не волнуйтесь. Она только о вас и говорит. Считайте, она уже ваша.

— В таком случае — осклабился Берт, — нам больше не следует терять здесь время.

Дэвид решил, что через полчаса он будет дома. Он похлопал Берта по плечу.

— Я возьму счет, — сказал Дэвид.

Возле суда Линду поджидали репортеры. Тот факт, что в качестве «другой женщины» была названа Клаудия Паркер, привлек к процессу внимание прессы.

— Вот она! — крикнул один из газетчиков.

Линда побежала, адвокат сжимал ее руку. Защелкали камеры.

— Что они хотят? — спросила женщина. — Почему они преследуют людей? Я же никто.

Адвокат поймал такси и втолкнул Линду в автомобиль.

— Вам лучше поскорее отсюда уехать. Еще раз поздравляю. Мы будем держать с вами связь.

— Вас не подвезти? — спросила Линда, не желая оставаться в одиночестве.

— Нет, моя контора за углом. Спасибо, миссис Купер.

Он исчез; такси поехало по улице.

— Куда, леди? — спросил водитель.

Она сидела в оцепенении. Все произошло так стремительно, точно во сне.

— Куда едем, леди? — нетерпеливо повторил шофер.

Ей не хотелось сразу ехать на вокзал. Линда испытывала желание выпить, покурить, расслабиться в течение получаса.

— В отель «Дорчестер», — сказала она. Это было первое место, пришедшее ей на ум.

Бар «Дорчестера» был заполнен посетителями — в основном бизнесменами, — но она нашла пустой уединенный столик, заказала шерри и откинулась на спинку кресла, собираясь насладиться напитком. Она решила перекусить здесь. Приятно быть свободной. Она закажет копченую лососину, свежую клубнику со сливками, возможно, даже выпьет шампанского.

— Это Линда Купер, да?

Она подняла голову и сказала:

— Джей… Джей Гроссман. Едва вас узнала. Какой у вас замечательный загар.

Улыбнувшись, он сел.

— Я только что прилетел из Израиля. Как дела? Прошло немало месяцев.

— У меня все в порядке. — Она улыбнулась ему в ответ.

— А как Дэвид?

— Дэвид? Не знаю. Я развелась с ним полчаса назад.

Джей, похоже, удивился.

— Значит, вы все–таки сделали это. Из–за того вечера?

Она кивнула.

— Да, из–за того вечера. Он теперь живет с ней.

— Вижу, вы исполняете свои обещания.

— А как Лори?

— Лори счастлива. Она замужем за техасским нефтяным магнатом, который покупает ей по две шубы каждую неделю.

— Вы хотите сказать, что тоже развелись?

— Да, я снова развелся. Мы, американцы, делаем это быстро. Она уехала в Неваду и через шесть недель избавилась от меня. Заявила, что я издеваюсь над ней. На следующий день вышла замуж за этого человека. Мне повезло — она не потребовала алиментов и отступного. Содержание двух первых жен обходится мне недешево.

Он засмеялся.

— Вы кого–то ждете?

Она покачала головой.

— Не хотите перекусить со мной?

Линда улыбнулась. Ей нравился Джей.

— С удовольствием.

— Хорошо. — Он поднялся.

— Я должен отдать новые распоряжения. Скоро вернусь.

После ухода Джея Линда быстро вытащила пудреницу. Посмотрев на себя, подкрасила губы. Она хотела бы выглядеть сейчас более эффектно, но, отправляясь в суд, намеренно оделась скромно. Джей был весьма привлекателен. После разрыва с Дэвидом Линда встречалась с мужчиной лишь раз — отчасти из–за предостережения, сделанного адвокатом, отчасти из–за отсутствия желания. Эпизод с Полом наложил свой отпечаток: она предпочитала проводить время дома или навещать семейных друзей. Единственное свидание прошло скучно. Ее кавалер ожидал, что она ляжет с ним в постель, чем оскорбил и без того подавленную Линду. В его представлении, поняла она, вечер с разведенной женщиной должен заканчиваться сексом. Джей вернулся к столу. — Все в порядке. Где вы хотите поесть?

Они предпочли «Дорчестер» и перебрались в ресторан. Джей развлекал ее забавными историями, происшедшими во время натурных съемок, добродушными сплетнями о людях из мира кино. Когда подали кофе, он взял Линду за руку и сказал:

— Господи, как приятно общаться с человеком, у которого есть не только тело, но и интеллект. Знаете, Линда, вы мне нравитесь, вы очень славный человек.

Она натянуто улыбнулась. Она не хотела, чтобы Джей считал ее просто славным человеком. Славная — такое скучное слово, оно ассоциировалось с парой близнецов и дешевыми туфлями.

Он посмотрел на часы.

— Господи, уже три часа, мне надо спешить. — Джей попросил счет.

— Позвольте отвезти вас на вокзал, у меня студийная машина.

— Нет, это вам не по пути. Я могу доехать на такси.

— Если вы настаиваете… Тогда я усажу вас в кеб.

Они покинули ресторан и прошли через вестибюль, где Джею помахали руками высокая хорошенькая блондинка и ее приземистый, коренастый, краснолицый спутник.

— О, мистер Гроссман, — сказал мужчина, — жаль, что нам не удалось пообедать с вами. Это моя клиентка, мисс Сьюзи Стэндиш.

Мисс Сьюзи Стэндиш откровенно улыбнулась Джею. У нее были маленькие белые зубы. Улыбка делала ее еще более привлекательной. Джей улыбнулся ей в ответ. Он окинул взглядом девушку, и Линда заметила вспыхнувший в его глазах интерес. Высокие хорошенькие блондинки были явно в его вкусе.

— Я скоро вернусь, — сказал он и повел Линду к двери. Джей ничего не сказал о паре, которую он, похоже, продинамил с ленчем. Он поцеловал Линду в щеку.

— Давайте как–нибудь это повторим. Когда вы вернетесь?

— Спасибо за чудесный ленч, Джей. Я буду дома в понедельник.

Он усадил ее в такси.

— Я позвоню вам, — обещал Джей.

Зазвонил телефон; лежа на кровати, Клаудия лениво протянула руку и взяла трубку. После короткого разговора она с усмешкой положила ее.

— Милый, — сказала она Джайлсу, — сегодня мы можем неплохо провести время. Дэвид вернется домой поздно!

— Чего мы ждем? — отозвался фотограф. — Устроим вечеринку. Садись на телефон. Прежде всего закажи выпивку.

Они выбирали имена наобум. Джайлс говорил:

— Помнишь ту чокнутую крошку, которая всегда ходит в черных сапогах до бедер… — И они разыскали девушку, попутно приглашая еще с полдюжины человек.

Клаудия облачилась в сногсшибательный костюм из серебристой ламы, в котором она напоминала кошку. Джайлс вздремнул, вытянувшись на кровати. К девяти часам начали появляться люди. Когда Дэвид позвонил второй раз, вечеринка была в полном разгаре, Клаудия напилась. Она не знала половины гостей. Музыка звучала так громко, что жильцы из нижней квартиры трижды жаловались по телефону. Они прекратили звонки, когда юная светская леди с прекрасной дикцией объяснила соседям в деталях, чем им следует заняться. Сейчас она ублажала себя на кровати с помощью безработного мойщика окон на виду у всех.

— Славная вечеринка! — сказал Джайлс. — Что произойдет, если папаша сейчас войдет сюда?

— Ему придется принять участие в веселье, или он может проваливать.

— Дорогуша, как славно, что ты меня пригласила!

Клаудия поморгала, возвращая взгляду резкость.

— Ширли, детка, как поживаешь?

— Отлично, просто отлично. Только что вернулась с восхитительных каникул.

— Ты выглядишь замечательно — у тебя потрясающий загар. Где твой

достопочтенный?

— Я его бросила, дорогая. У меня сейчас обалденный приятель. Ты удивишься.

— Бери бокал и присоединяйся к всеобщему веселью. Тут такое творится…

Клаудию схватил за ягодицу итальянец, похожий на официанта, и она замолчала.

— Ты прелесть, — произнес мужчина. — Я готов тебя съесть.

— Хм, — произнесла Ширли, — похоже, ты в надежных руках. Еще увидимся, дорогая.

Она покинула Клаудию, которая попыталась освободиться от итальянца. Клаудия видела его впервые.

— Оставь меня в покое, жлоб неотесанный, — сказала девушка.

Он оказался очень сильным.

— Ты красивая, — заявил итальянец. Его английский был явно очень бедным. Он повернул Клаудию в своих объятиях лицом к себе и поцеловал.

— У тебя смердит изо рта! — воскликнула она, продолжая вырываться.

Он еще сильнее прижал ее к себе и снова поцеловал.

Именно в этот момент появился Дэвид. Он в бешенстве замер на пороге квартиры. Тотчас увидел Клаудию, бросился к ней; ударив итальянца кулаком в лицо, отбросил его в сторону. Человек растянулся на полу, кровь хлынула из его носа.

Дэвид повернулся к Клаудии.

— Шлюха несчастная! — Он залепил ей пощечину.

Никто не обращал внимания на то, что происходит. Музыка звучала очень громко, все были пьяны.

— Выгони отсюда этот сброд! — взревел Дэвид.

Клаудия потерла щеку, ее глаза округлились и наполнились слезами, вызванными в основном болью.

— Сукин сын! — закричала она. — Как ты осмелился ударить меня, как ты осмелился?

— Я делаю с тобой, что хочу. Я тебя купил, не так ли? А теперь пусть они очистят квартиру.

— Катись к черту, негодяй! — Склонившись над итальянцем, она обхватила руками его голову.

— Я тебя предупреждаю, Клаудия, ты испытываешь мое терпение.

Она не обращала на него внимания.

Он постоял неподвижно несколько секунд, затем сказал: «Хорошо» — и направился в спальню.

Именно в этот момент Джайлс приблизился с худой рыжеволосой девицей к заслуженному оргазму. К несчастью, все происходило на кровати Дэвида.

Дэвид громко выругался, но ничто не могло помешать Джайлсу. Он продолжал свое дело, хотя его партнерша возмущенно завизжала.

Дэвид с мрачным видом снял со шкафа чемодан и набил его до отказа, методично отделив свои вещи от нарядов Клаудии.

Девушка вслед за Джайлсом поднялась с кровати. Поправляя свой туалет, она пробормотала:

— У некоторых людей совсем нет стыда. Они всегда вваливаются в самый неподходящий момент.

Джайлс театрально раскланялся.

— Спектакль окончен, следующее шоу в четыре часа.

Они вышли из спальни.

Захлопнув за ними дверь, Дэвид продолжал сборы. Наконец он заполнил три чемодана. В душе его кипела ярость.

Сложив вещи, он отнес два чемодана к входной двери. Вечеринка продолжалась. Он вернулся за третьим чемоданом.

— Чао, дорогой! — прокричала Клаудия сквозь шум, пройдя к нему через всю гостиную. Передняя «молния» на ее кошачьем костюме была расстегнута до талии, груди вот–вот должны были выскочить наружу. Волосы девушки растрепались, лицо было измазано кровью.

— Ты выглядишь прелестно, — сказал он. — Теперь ты похожа на пьяную шлюху, которой ты и являешься.

Она засмеялась.

— Забирай свое барахло, — закричала девушка, — и проваливай навсегда! Ты ужасный зануда.

Джайлс подошел к Клаудии.

— Скажи ему все, детка.

Фотограф запустил руку в расстегнутую «молнию» Клаудии.

Она сделала непристойный жест и отвернулась от Дэвида.

Он покинул квартиру.

Глава 14

— Слушай, дорогой, что происходит? — настороженно и сухо произнесла Клаудия в трубку. — Они вернулись десять дней тому назад, тебе давно следовало хоть что–то выяснить.

— Они не называют мне конкретную дату, — отозвался ее агент.

— Но я подписала контракт на два рабочих дня — контракт, помнишь?

— Да, знаю. Они заплатили тебе за работу, которую ты должна была сделать. Они не обязаны использовать тебя.

Она сердито фыркнула.

— Что ты за агент? Меня собирались снять в этом фильме. Это большая картина, она способна мне помочь — и гораздо больше, чем те немые роли, которые ты мне постоянно предлагаешь. Если ты не можешь ничего сделать, признайся в этом, и я найду другого человека, который сумеет.

— Я делаю все, что в моих силах, — заверил ее агент.

— Этого недостаточно. Ладно, я решу этот вопрос сама. Позвоню Конраду Ли.

Она бросила трубку.

В квартире царил бедлам. Новая домработница уволилась на следующий день после вечеринки. На самом деле веселье продолжалось и утром, когда женщина пришла убираться. Она бросила лишь один испуганный взгляд на рыжеволосого парня в кошачьем костюме Клаудии, который открыл дверь, и удалилась.

Это была славная вечеринка, она длилась три дня. Клаудия плохо ее помнила, но Джайлс заверил девушку, что они отлично побезумствовали.

Дэвид не вернулся. Он не звонил и никаким образом не связался с ней; неделю тому назад появилась похожая на мышь секретарша, которая забрала почту и попросила в дальнейшем пересылать всю корреспонденцию в офис.

Клаудия не скучала без него. Она даже обрадовалась его уходу. Жизнь слишком безрадостна, когда кто–то следит за каждым твоим шагом. Она ладила с Дэвидом, потому что это было легко; он ушел от жены, и все произошло как бы само собой. Приятно, когда кто–то оплачивает все твои счета, покупает тебе наряды и избавляет от всех проблем.

Теперь ей пришлось подумать о возвращении к прежней тайной работе, которая всегда обеспечивала ее средствами, необходимыми для комфортной, независимой жизни.

Конечно, лучше попасть в фильм Конрада, стать звездой и заработать кучу денег таким образом. Но, похоже, это ей не светило. Тайный способ заработка давал девушке острые ощущения. Никто из ее знакомых не знал о нем. Она хранила его в строжайшем секрете. До начала совместной жизни с Дэвидом все удивлялись, как ей удается столь успешно обеспечивать себя в финансовом отношении. Эта работа волновала Клаудию. Она надевала парики и накладывала изощренный грим. Изменив свою внешность до неузнаваемости, она снималась в порнофильмах. За четыре года она появилась в тридцати картинах, заработав таким путем немало денег. Клаудия меняла свой облик столь искусно, что ее знали в качестве трех разных девушек, каждая из которых пользовалась большим успехом у зрителей. Чтобы вернуться к этому занятию, ей хватило бы одного телефонного звонка. Это Иветта — или Кармен, или Мария — и новое соглашение заключено. Ей платили наличными, и она сама связывалась с продюсерами — они же не могли выйти на нее. Для Клаудии это были удобные условия.

Однако она не была уверена, что хочет вернуться в этот бизнес. Иногда ее партнеры оставляли желать лучшего, и, конечно, без соответствующего настроения работа могла быть в тягость.

Нет, лучше всего сняться в фильме Конрада, и, если ее агент не в состоянии организовать это, она возьмется за дело сама. Конрад, вероятно, обрадуется ее звонку.

Она набрала номер отеля, где он жил в прошлый раз, но оказалось, что мистер Ли там не зарегистрирован. Клаудия позвонила на студию и поговорила с секретаршей. Женщина записала ее фамилию, обещав передать сообщение Клаудии своему шефу. Девушка попыталась выяснить, где он остановился; ей ответили вежливо, но твердо: «Мы не имеем права раскрывать местожительство мистера Ли». Клаудию это не очень устраивало. Она хотела поговорить с ним лично.

Джайлс сумеет найти Конрада. Джайлс способен добраться до любого человека. Она позвонила в его фотостудию, но там никто не отвечал.

— Проклятье! — пробормотала она, кладя наконец трубку.

В прихожей скопилась пачка счетов. Дэвид не оплачивал их после своего отъезда. Она не могла отправить счета ему, потому что квартира и все услуги оформлялись на ее имя. Надо разыскать Конрада и стать звездой.

Линда провела за городом с родителями и детьми гораздо больше времени, чем собиралась вначале. Там было так спокойно, дети весь день играли на природе, а она помогала матери по хозяйству. Линда отдыхала душой; возвращение в Лондон сулило начало новой жизни, и женщина старалась продлить передышку в родительском доме.

Ее мать хотела, чтобы Линда жила тут постоянно.

— Продай свой дом, — настаивала пожилая женщина. — Здесь достаточно просторно.

Линда отвергла это предложение. Дом родителей служил лишь временным пристанищем; задержаться здесь было соблазнительно, но… Она задохнется здесь, почувствует себя заживо погребенной. Мать возьмет на себя все хлопоты, даже воспитание детей. Линда будет старшей дочерью в семье.

В субботу днем появился Дэвид. Линда впервые увидела его после разрыва.

— Я звонил тебе домой, я беспокоился, — сказал он. — Решил, что ты здесь.

Ее голос прозвучал сухо, натянуто:

— Почему ты не позвонил сюда? Почему приехал без предупреждения?

Он, похоже, смутился. Странно было видеть Дэвида с трудом подыскивающим слова — он всегда был очень уверенным с себе человеком.

— Мне захотелось увидеть детей. — В его голосе послышалась нота негодования. — Тебе известно, я имею право общаться с ними.

Он похудел и казался усталым.

— Я ушел от Клаудии, — выпалил Дэвид.

Она посмотрела на него без интереса.

— Неужели?

— Ты выглядишь великолепно.

Она действительно выглядела хорошо. Ее кожа порозовела от долгих загородных прогулок, неуложенные волосы, стянутые сзади резинкой, блестели. Простая рубашка и слаксы подчеркивали стройность Линды. Она указала рукой на сад.

— Дети там. Я позову их.

Он положил свою руку на руку Линды.

— Я сказал, что ушел от Клаудии.

Она нервно сбросила его руку.

— Я расслышала в первый раз, Дэвид. Я приведу детей.

Линда быстро вышла из комнаты.

Он провел за городом весь день, Дружески беседуя с родителями Линды, развлекая Джейн и Стивена всевозможными играми.

«Дэвид пускает в ход свое знаменитое обаяние, — подумала Линда. — Скорей бы он уехал».

Наконец в шесть часов он покинул дом. Мать Линды хотела предложить ему пообедать у них, но Линда зашипела: «Не вздумай этого делать». Его очарование сработало.

— Он хочет вернуться к тебе, — сказала мать после его ухода.

На самом деле она хочет сказать, что мне следует вернуться к нему, поняла Линда.

Ее отец был не так прямолинеен.

— Мальчику нужен отец, — сказал он, когда Стивен расшалился перед сном. Позже, вечером, мать сказала:

— У бедного Дэвида такой несчастный вид.

Для Линды это было чересчур. Они ничего не понимали. Они желали ей добра, но она по горло сыта прошлым.

На следующее утро она сказала им о своем возвращении в Лондон. Утром в понедельник Линда собрала вещи; под слезы матери и резковатые напутствия отца она села с детьми в поезд.

Линда испытала радость, вернувшись домой. Дети соскучились по любимым игрушкам и книгам: в доме звенели крики «ура» и «это мое».

Анна дала ей список телефонных сообщений; среди них было два звонка от Джея Гроссмана. Он оставил свой номер. Она не позвонила ему. Сначала она собралась это сделать, но потом решила, что если Джей действительно хочет увидеть ее, то он позвонит еще раз.

Звонила Моника. Они не разговаривали со дня разрыва с Дэвидом, ведь они были его друзьями. Линда набрала ее номер.

Моника обрадовалась.

— Дорогая, — воскликнула она, — я устраиваю небольшую вечеринку! Очень хочу, чтобы ты пришла.

Линда заколебалась.

— Когда?

— Завтра. Я должна увидеть тебя, мы сто лет не общались. Ты приедешь?

— Не знаю. Ты пригласила Дэвида?

— Ты плохо обо мне думаешь. Конечно, нет. И я не принимаю другие отговорки. Жду тебя завтра к восьми. Не опаздывай.

Линда решила, что у Моники не будет скучно. Моника всегда приглашала интересных людей. Надо сходить в парикмахерскую и купить новое платье. Пора снова выходить в свет.

Клаудия развалилась на диване, стоявшем в глубине студии Джайлса. Фотограф был поглощен съемками томной брюнетки в серебристом нижнем белье — комбинации из лифа и колготок.

Клаудия зевнула.

— Почему, черт возьми, ты не снимаешь трубку? Мне пришлось тащиться к тебе.

Джайлс не обернулся, его внимание полностью поглощала фотомодель. Через несколько минут он прервал съемку, велел девушке отдохнуть и подошел к Клаудии. Прикурил сигарету и сунул ее в рот Клаудии.

Сделав затяжку, она подавилась дымом.

— Господи! Курить травку в такое время! Это чересчур!

Засмеявшись, он взял у нее сигарету и сказал:

— Что тебе нужно?

— Я пришла повидать тебя, — игриво произнесла она. — Потому что я люблю тебя.

— Не мели вздор. Я занят. Что тебе нужно? — По правде говоря, — она потянулась, — мне нужен телефон Конрада. Я подумала, что ты можешь узнать его для меня.

— Видно, жизнь тебя крепко прижала, коли ты снова охотишься за ним.

Иногда Джайлс бесил ее; голос Клаудии прозвучал раздраженно:

— Жизнь меня вовсе не прижала — и я ни за кем не охочусь.

Он рассмеялся.

— Не забывай, детка, ты говоришь со мной.

— Как я могу это забыть?

Они посмотрели в глаза друг другу.

— Хорошо, — сказал Джайлс, — не волнуйся, я достану тебе его номер.

Сделав несколько звонков, он узнал телефон Конрада Ли.

Записав его, Клаудия улыбнулась.

— Спасибо, дорогой, — промурлыкала она.

— Пустяки, милая, а теперь убирайся отсюда. Меня ждет работа.

Клаудия отправилась за покупками. Она приобрела золотисто–белое шелковое платье, золотистые туфли на шпильках — вышедшие из моды, но весьма сексуальные. Сходила к парикмахеру и уложила волосы. Вернувшись домой, приняла ванну, вылив в воду полбутылки мускусного масла. Два часа посвятила макияжу. Она возилась со своим лицом, пока оно не стало выглядеть идеально.

Когда она оделась, было уже семь. Клаудия набрала номер, полученный от Джайлса. Услышала голос с акцентом, который казалось невозможным спутать ни с чьим другим. Она улыбнулась. Ее план сработает великолепно. Уверенным деловым тоном; Клаудия произнесла:

— Мистер Ли?

— Да, — неприветливо буркнул Конрад.

— Вас беспокоят из журнала «Звезда». Вы, вероятно, знаете, что мы публикуем вашу фотографию на обложке ближайшего номера. Не согласитесь ли вы ответить на несколько коротких вопросов о себе?

Его голос потеплел.

— Мою фотографию? Конечно, я отвечу на ваши вопросы. — Тщеславная свинья!

— Большое спасибо, мистер Ли. Если вы назовете мне ваш адрес, я сейчас к вам приеду. Я не отниму у вас много времени.

Он удивился.

— Я не могу ответить по телефону?

— Нет, мистер Ли. Мне важно лично пообщаться с вами. Я ваша большая поклонница!

— Хорошо, хорошо.

Он дал ей свой адрес.

Сдерживая смех, Клаудия положила трубку, полюбовалась своим отражением в зеркале и попросила по телефону швейцара поймать такси.

Конрад жил в шикарном доме, расположенном в Белгравии. Дверь открыл дворецкий в белоснежном пиджаке; он провел Клаудию в библиотеку. Она терпеливо прождала там четверть часа, наконец в комнату вошел Конрад. Он совсем не изменился. Меж его мясистых губ торчала толстая сигара; на нем была прежняя зеленая шелковая домашняя куртка.

Клаудия поднялась, искусно демонстрируя свое тело, обтянутое тонким шелковым платьем. Она знала, что сейчас выглядит лучше, чем когда–либо. — Привет.

Девушка кокетливо улыбнулась. Конрад внезапно сделал стойку. Клаудия поняла, что он не узнал ее. Конрад вытащил сигару изо рта.

— Вы из «Звезды»?

— Я похожа на журналистку?

Он окинул пронизывающим взглядом ее фигуру.

— Эй, да ты та девушка, для которой я устраивал вечеринку. — Его тон изменился. — Что происходит? В чем дело?

— До тебя нелегко добраться. Я оставила тебе массу сообщений.

— И что?

— Я подумала, что нам пора снова встретиться. Не говори мне, что ты забыл о том, как мы развлекались.

В его глазах мелькнул огонек интереса.

— Слушай, у меня гости. Подожди здесь, я что–нибудь придумаю.

Он покинул библиотеку. Клаудия торжествующе улыбнулась. Поразительно, чего можно добиться, имея великолепное тело.

Он отсутствовал долго. Дворецкий принес ей спиртное и журналы. Она лениво листала их в ожидании Конрада; в конце концов он вернется, и скоро она станет кинозвездой!

Глава 15

После разрыва с Клаудией Дэвид чувствовал себя неважно. Ему не хотелось жить с ней; это было невыносимо. Клаудия оказалась обыкновенной неряхой–потаскушкой. Она целыми днями, лежа на диване, читала журналы; девушка приводила себя в порядок, лишь когда они выходили в свет. Она валялась в кровати до полудня и никогда не убирала квартиру. Она была способна лишь к бесконечным занятиям любовью; пока они не жили вместе, он всегда был готов удовлетворить ее, но теперь Дэвид не справлялся с запросами Клаудии. Ненасытной и требовательной девушке всегда было мало. Дэвид гордился своими сексуальными возможностями и аппетитом, но это было уже чересчур.

Он обрадовался, получив повод для ухода. Но затем последовала депрессия. Вместо того чтобы выбросить нелепую историю из головы и вернуться к жене и детям, он превратился в изгоя, обреченного на жизнь в непривычном гостиничном номере. Никакого домашнего уюта, четыре безликие стены и табличка с надписью «Не беспокоить».

Он яростно набросился на работу, подумывая о возвращении к Линде. Он решил, что она, вероятно, пустит его назад. В конце концов, ей следовало принимать во внимание интересы детей. Они захотят, чтобы он вернулся. Все окажется по–прежнему, он больше не будет, как дурак, связываться со шлюхами вроде Клаудии. Будет более осторожным и разборчивым, ограничится короткими необременительными связями, узнать о которых Линда не сможет.

Он позвонил в свой бывший дом; Анна сообщила Дэвиду, что дети и Линда гостят у ее родителей. Он обрадовался. Он даст ей время успокоиться. Она — разумная женщина. Она поймет, что им следует жить вместе.

В первую свободную субботу он поехал к ней.

Она выглядела на удивление свежей и похорошевшей, однако держалась с ним холодно. Этого можно было ожидать.

Он сказал ей о своем уходе от Клаудии. Она никак на это не отреагировала. «Дай ей время, — подумал он, — она оттает».

Он очаровал ее родителей. Понял, что они снова на его стороне.

Вечером, вернувшись в Лондон, он позвонил своей старой подружке. Она была глуповатой, но обладала великолепным телом.

Они сходили в кино и вернулись к ней. Она была плохой любовницей; в ней отсутствовали неистовство Клаудии и умиротворяющее спокойствие Линды. Через час он ушел от девушки.

В воскресенье он проснулся рано, не зная, чем заняться. Поддавшись внезапному порыву, отправился в офис; у него скопилась пачка писем и другая работа, до которой на неделе не доходили руки. Спустя час Дэвид понял, что ему требуется секретарша. Бедная некрасивая мисс Филд. Может быть, она свободна; она казалась женщиной, у которой никогда нет никаких личных планов. Он позвонил ей.

— Алло, — робко произнесла она.

— Мисс Филд, это мистер Купер.

— Ой! — испуганно воскликнула она, словно он застал ее за каким–то дурным занятием.

— Мисс Филд, как насчет того, чтобы поработать сегодня?

— Ой, мистер Купер, правда?

— Да, если вы сможете.

— Конечно смогу, мистер Купер.

— Хорошо. Приезжайте сюда поскорей.

Она прибыла в офис через полчаса бледная и нервная.

— Вы сегодня очень хорошо выглядите, мисс Филд, — вежливо сказал он.

Она распустила свои редкие каштановые волосы, хотя прежде собирала их в пучок на затылке, покрасила яркой алой помадой свои тонкие, обычно бесцветные губы. Воскресный наряд состоял из коричневого платья и синего шерстяного кардигана. Она казалась воплощением некрасивости.

Они плодотворно работали весь день без перерыва до сумерек, пока Дэвид внезапно не понял, что уже поздно.

— Пожалуй, пора закругляться, — сказал он, зевнув. — Вы, наверное, проголодались.

— Мистер Купер, — голос мисс Филд был неуверенным, осторожным, — вы не пообедаете со мной?

Густая краска залила ее лицо до корней волос.

— Я всегда готовлю по воскресеньям первоклассный обед — это одно из моих маленьких хобби. Я буду счастлива, если вы его попробуете.

Помолчав, она торопливо добавила:

— Бефстроганов, салат из свежей зелени, лимонный пирог с меренгой.

Это звучало соблазнительно. К тому же ему было некуда пойти. Ее лицо по–прежнему горело, и он пожалел женщину.

— Славная идея, мисс Филд.

Она жила в крошечной однокомнатной квартире. Диван с маленькими подушечками, украшенными вышивкой, явно служил также и кроватью.

Она вытащила полбутылки слишком сладкого шерри. Пока Дэвид смотрел телевизор, мисс Филд возилась на кухне. Она приготовила восхитительный обед; сидя за столом, они пили дешевое испанское вино.

— Я купила его во время моего прошлогоднего отпуска, — с гордостью сообщила женщина.

После обеда она, похоже, немного захмелела.

— Я редко пью, — со смешком сказала мисс Филд.

Дэвид тоже слегка опьянел, выпив полбутылки вина и почти все шерри перед обедом. Его внимание было приковано к телевизору. На экране появилась реклама мыла «Прекрасная нимфа» с Клаудией в ванне. Он почувствовал, как его охватило желание.

— Ой, мистер Купер, наша реклама. — Мисс Филд села на диван рядом с ним. Он ощутил близость ее ноги и положил руку на бедро женщины. Она вскрикнула; Дэвид не успел и глазом моргнуть, как мисс Филд обвила руками его шею и прижала его рот к тонкой красной полоске своих губ. Они поцеловались; Клаудия исчезла с экрана, а вместе с ней и сексуальное возбуждение Дэвида. Но было поздно. Мисс Филд уже перешла в активное наступление. Она проворно вскочила с дивана, погасила свет, скинула с себя кардиган и снова устроилась возле Дэвида.

— Мой дорогой, я — твоя, — сказала женщина. — Я так долго ждала этого момента.

Он не мог поверить в реальность происходящего. Оно казалось ему нелепым.

Трепещущая мисс Филд откинулась на спину в ожидании. Как ему следует поступить? Она была хорошей секретаршей. Он не хотел терять ее. Не хотел оскорблять ее чувства.

Она проявила нетерпение.

— Дэвид, дорогой, иди же ко мне. Я не боюсь.

Он сделал глубокий вдох и провел рукой по ее груди. У мисс Филд не было бюста!

Она кокетливо произнесла:

— Я знаю, что не очень хорошо оснащена сверху, но в моем лоне бушует огонь!

«О Господи! — подумал он. — Во что я впутываюсь? «

Устав ждать, она сплела пальцы на шее Дэвида и прижала его рот к своим губам.

«Это какой–то безумный кошмар», — подумал он. Но тело Дэвида откликнулось на движение ее языка в его рту, и вскоре он уже был готов.

Она была угловатой, костлявой и поразительно сильной. Ей удалось снять с него брюки и трусы, ее рот опускался по его телу все ниже, она целовала Дэвида. Внезапно все кончилось для него мощным взрывом страсти. Он закричал, но она не остановилась, повергая Дэвида в состояние экстатической дрожи. Потом сама вздрогнула и замерла.

Он обессиленно распластался на ней. Они полежали в тишине. Дэвид не мог поверить в то, что произошло. Тихая, застенчивая мисс Филд — сущая мышка — знала свое дело.

Спустя несколько мгновений он поднялся и заперся в ванной. На его теле краснели следы ее ногтей. Она оказалась горячей сучкой!

Когда Дэвид вернулся в комнату, она, надев кардиган, уже убирала посуду. Она не смотрела на Дэвида, пока он надевал трусы и брюки.

— Хотите выпить кофе перед уходом, мистер Купер? — спросила она.

Ее голос прозвучал сдержанно, деловито и лишь легкий румянец на щеках женщины напоминал о том, что только что произошло.

— Нет, спасибо, мисс Филд, — ответил он в тон ей. — Мне действительно пора идти.

— Надеюсь, мы все повторим, — бесстрастно сказала она.

— Да. — Он засмеялся. — Ну, тогда до свидания. Увидимся завтра утром в офисе.

— До свидания, мистер Купер. До завтра.

На улице он тяжело вздохнул. Ему придется избавиться от нее. Ежедневное присутствие мисс Филд в офисе будет напоминать ему об этом кошмаре. Он подыщет себе хорошенькую секретаршу — вдруг когда–нибудь он снова попадет в подобную ситуацию.

Дэвид с грустью подумал о Линде. Он созрел для возвращения домой. Господи, еще как созрел!

— Линда, дорогая! Ты выглядишь просто потрясающе! Ты такая стройная и юная! Развод явно пошел тебе на пользу.

Моника провела Линду в гостиную.

— Сегодня у меня собралась интересная компания — никаких семейных пар; мы с Джеком решили, что так будет веселей. Позволь мне представить тебя.

Около дюжины гостей сидели и стояли в комнате. Линда узнала брата Моники, модельера. Он был с невысокой, приземистой женщиной в странном шелковом костюме пижамного цвета.

— Это принцесса Лоренц Альваро с моим Родни, — прошептала Моника. — Потрясающе, правда?

Линда впервые слышала о принцессе Альваро и не понимала, что тут потрясающего — Родни был гомиком.

Вскоре она уже вела спокойную беседу с доктором, высоким приятным мужчиной. Прежде чем они допили первый мартини, он пригласил ее пообедать завтра вечером вместе. «Почему бы и нет?» — подумала Линда и согласилась. Он был красив и явно увлечен ею. Порядочный человек, совсем иного типа, нежели Дэвид, решила Линда.

Гости прибывали; Линда оказалась зажатой в углу комнаты, доктор рассказывал ей длинную историю об одном пациенте, заболевшем желтухой. Линда заскучала. Вежливо улыбаясь, она жалела о том, что приняла приглашение на обед. Он хоть и был врачом, но у него пахло изо рта.

Она небрежно обвела взглядом комнату и увидела Джея Гроссмана. Линда выпрямилась, разгладила складки на платье и прикоснулась к волосам. Он не видел ее. Джей беседовал с принцессой Альваро и Родни, затем к нему подошла блондинка, стоявшая в вестибюле «Дорчестера» в тот день, когда они вместе ели ленч. Девушка выглядела еще более эффектно в белоснежном костюме, ее волосы были стянуты на макушке белой лентой. Джей обнял блондинку, и она улыбнулась ему.

Линда отвела взгляд в сторону. Доктор не умолкал.

Моника объявила, что в соседней комнате накрыт стол с холодными закусками.

— Я проголодалась, — сказала Линда.

— Господи, — произнес доктор, — я, верно, утомил вас. Идемте поедим.

Он жестом собственника взял ее под руку и повел в другую комнату, где Линда столкнулась с Джеем.

Он едва не уронил две тарелки, которые держал в руках.

— Линда! — обрадованно воскликнул Джей.

— Джей, — таким же тоном отозвалась она.

— Где вы пропадали?

— Я была за городом с детьми.

— Вы выглядите потрясающе.

«Выглядела ли я потрясающе прежде?» — подумала женщина.

— Спасибо.

Она не сдержала радостной улыбки.

Они стояли, улыбаясь друг другу, пока доктор, сильнее сжав ее руку, не сказал:

— Давайте возьмем что–нибудь поесть!

— О да! — Сердце Линды частило.

— Увидимся через минуту, — сказал Джей.

Подмигнув Линде, он произнес с английским акцентом, пародируя врача:

— Возьмите что–нибудь поесть!

Когда Джей удалился, доктор произнес:

— Эти американские киношники все одинаковы.

— Да?

— Ну, знаете — нахальные, циничные, самовлюбленные.

— Вы знакомы с Джеем Гроссманом? — неприветливо спросила Линда.

— Скажем так — у нас есть общий друг.

— Кто? — резким тоном спросила она.

— Я не называю имен и не хвастаюсь победами.

— Что? — Она внезапно испытала неприязнь к доктору.

Он загадочно улыбнулся.

— Я знаю одну из его экс–жен.

— О, — она попыталась скрыть свой интерес.

— Очаровательная женщина, — продолжил врач. — Похоже, она с ним намучилась. Недавно снова вышла замуж.

— Лори? — сухим тоном спросила Линда. Доктор, похоже, удивился.

— Да. Она в Лондоне со своим новым мужем. Он очень богат.

— Как интересно, — саркастически обронила Линда; быстро положив себе еды, она вернулась в гостиную. Доктор следовал за ней по пятам.

Сесть было некуда.

Джей с блондинкой сидели на диване.

— Линда, — произнес он, — присаживайтесь рядом.

— Извините меня, — сказала она врачу. Джей поднялся и усадил Линду на свое место. Блондинка бросила на нее сердитый взгляд.

— Сьюзан, — сказал Джей, — я хочу познакомить тебя с моим очень хорошим другом, Линдой Купер.

— Здравствуйте! — Сьюзан натянуто улыбнулась.

Доктор опустился перед ними на корточки и стал жадно поглощать еду с полной тарелки. Джей удалился в другую половину комнаты.

Внезапно встав, Сьюзан сказала Линде:

— Возможно, ваш приятель тоже хочет сесть.

Блондинка направилась к Джею, а доктор быстро сел рядом с Линдой. Он явно не собирался отпускать ее от себя.

— Могу я позже отвезти вас домой? — спросил врач.

— Извините, я приехала на своей машине.

— Жаль.

Он покачал головой.

— Может быть, мне стоит поехать за вами и убедиться в том, что вы благополучно добрались до дома, — усмехнулся врач.

Она была готова закричать — какой же он зануда! Линда, не потрудившись ответить доктору, встала. Он тоже поднялся с дивана.

— Извините меня, — твердо сказала она. — Мне надо в дамскую комнату.

Наверху, в спальне Моники, было тихо. Линда села у туалетного столика и поправила выбившуюся прядь. Не обидится ли Моника, если она сейчас уйдет? Ну и пусть. Она поискала свою шубу среди одежды, валявшейся на кровати. Похоже, новое черное шифоновое платье, в котором Линда появилась у Моники, было куплено напрасно.

Отыскав шубу, Линда спустилась вниз и тихонько выскользнула из дома. Завтра она позвонит Монике и объяснит, что у не разболелась голова и она решила уйти, не попрощавшись. Моника, вероятно, рассердится и больше не пригласит ее к себе, но это не беда. Она бы веселее провела время с детьми, чем в гостях.

Дома Линда медленно разделась, спрашивая себя, зачем три часа назад она тратила силы на макияж в предвкушении удовольствия от скучной вечеринки у Моники. Кого она надеялась встретить? Прекрасного принца?

Ее охватила тоска. Сейчас балом правят девушки вроде Сьюзан — изящные, с гибким телом. «Посмотри правде в глаза, Линда, — подумала она, — лучшие годы позади ты отдала их Дэвиду. Ты — разведенная женщина с двумя детьми. Теперь тебе придется довольствоваться мужчинами второго сорта».

Она провела остаток вечера в одиночестве. Один раз в ее голове мелькнула мысль, а не позвонить ли Полу, но здравый смысл одержал победу. Может быть, она совершила ошибку, разведясь с Дэвидом. Возможно, ей следовало дать ему шанс. Нет, она поступила правильно — одиночество лучше жизни во лжи.

Она провалилась в беспокойный сон. Через час ее разбудил телефон.

— Алло? — сонно произнесла Линда.

— Вы сознательно избегаете меня?

— Что?

Она еще не проснулась окончательно.

— Я оставил вам сообщения, но вы мне не позвонили. Вы игнорировали меня вчера, а потом просто убежали. Я хочу завтра пообедать с вами. Никакие извинения не принимаются.

— Хорошо, Джей. — Ее голос прозвучал чуть слышно.

— Я заеду за вами в восемь. Звонить больше не буду, чтобы вы не смогли отказаться. Я звоню вам в четвертый раз. Итак, завтра в восемь, — произнес после короткой паузы Джей, — и наденьте то черное платье, которое была на вас сегодня. Оно великолепно.

Внезапно мир вспыхнул яркими красками. Джея Гроссмана никак нельзя было отнести к мужчинам второго сорта.

Наконец Конрад вернулся. Он пропадал где–то полтора часа. Клаудии надоело читать журналы и ждать, она испытывала раздражение. Девушка спрятала его за улыбкой.

Конрад был пьян. Он грубо обнял ее, ощупав тело девушки своими мясистыми пальцами через тонкое платье.

Она освободилась. Она планировала все иначе.

— Мы поднимемся наверх? — спросила Клаудия.

— Конечно, конечно. Это просто небольшая прелюдия, — отозвался он, обдав девушку смесью перегара с запахом лука.

Сунув руку в вырез ее платья, он сжал грубыми пальцами грудь Клаудии.

— Мне больно, — пожаловалась она, — эй, ты рвешь мое платье.

Она высвободилась, разозлившись из–за порванного платья, но по–прежнему чувственно улыбаясь.

— Поднимемся наверх, дорогой, — проворковала она. — Устроим там нечто особенное.

— Сначала разденься — я хочу посмотреть на товар, который получаю, — потребовал он.

Спорить с ним явно не имело смысла. Она усмирит его в постели.

Клаудия медленно сняла соблазнительное белое платье. Под ним был только пояс и чулки. Высокие шпильки удлиняли и без того эффектные ноги Клаудии.

Конрад бросился к ней, упав на колени и обхватив девушку за талию. Прижал рот к животу Клаудии и сильно укусил ее.

Закричав от боли, она оттолкнула Конрада.

— Сукин сын!

Он громко раскатисто засмеялся. Она потерла живот; ее глаза опасно вспыхнули, на губах появилась натянутая улыбка. Он хочет поиграть, да? Что ж, она сама способна выкинуть кое–что.

— Идем.

Пошатываясь, он направился к двери. Клаудия последовала за ним. На лестнице он пропустил девушку вперед, принялся гладить ее ноги, касаться паха.

Они добрались до спальни. Там было очень темно, Клаудия почти ничего не видела.

— Ложись на кровать, — скомандовал Конрад.

Она легла на огромную круглую кровать, мрачно думая: «Утром, когда эта свинья протрезвеет, все будет иначе».

Он щелкнул выключателем — яркий слепящий свет откуда–то сверху залил ложе. Клаудия заметила над кроватью большое зеркало.

Конрад забрался на девушку, даже не потрудившись раздеться; он лишь расстегнул брюки.

— Раздвинь ноги, детка, — сказал он, — приступим к делу.

Он грубо, безжалостно использовал Клаудию, заставляя заниматься с ним любовью всеми вообразимыми способами.

Она старалась изо всех сил. Он должен был это запомнить. Забавно, когда она станет звездой, все скажут, что она проснулась знаменитостью. Как правы они будут!

Наконец он кончил. Ее тело болело. Клаудия распласталась, точно распятая, на кровати, не в силах пошевелиться.

Конрад же, на удивление, был полон сил.

— Я приготовил для тебя сюрприз, — сказал он. — Оставайся здесь.

Встав с кровати, он нажал кнопку возле двери. Зеркало над кроватью разделилось на две части, между которыми образовался широкий просвет. Сквозь него Клаудия увидела кольцо улыбающихся лиц.

Потрясенная девушка села на кровати.

— Там несколько моих друзей, — непринужденно пояснил Конрад. — Эти полупрозрачные зеркала — отличное изобретение, способное оживить вечеринку.

Он расхохотался.

Женщина средних лет с гротескно накрашенным лицом спросила:

— Как насчет меня, Конрад? Можно мне занять твое место? Похоже, она знает толк в этом деле.

— Нет, теперь моя очередь. Уж я–то оттрахаю ее по–настоящему.

— О Боже! — Клаудия спрыгнула с кровати.

— В чем дело? — спросил Конрад. — Ты не хочешь сниматься в моем фильме?

Она посмотрела на него. Инстинкт предупреждал ее — надо уходить.

Но тогда она не попадет на серебристый экран.

— Хорошо, — произнесла наконец девушка. — Хорошо, я остаюсь. Но советую тебе на сей раз сдержать обещание.

— Непременно, — елейным тоном произнес Конрад.

Глава 16

Дэвиду удалось без проблем одолеть начало недели. Мисс Филд была, как всегда, идеальной, тихой, ненавязчивой секретаршей. Никто из них не упоминал прошедшее воскресенье. Его словно и не было.

Дэвиду порой казалось, что ему приснился дурной сон, но все же мрачное чувство реальности говорило ему — это произошло наяву. Чем скорее он избавится от мисс Филд, тем лучше. Пока что их отношения внешне оставались такими же, какими они были до воскресенья.

Он решил подождать пару недель, потом перевести ее в другой отдел, возможно, с прибавкой в жалованье. Она не будет возражать.

Мистер Тейлор из «Консервированной фасоли» находился в городе, Дэвида не обрадовало, что ему снова поручили развлекать его. Когда же этим несчастным провинциалам надоест посещать ночные клубы с их шумными вульгарными «хозяйками»? Похоже, никогда. Снова Дэвиду пришлось подыскать ему девочку, на сей раз крупную рыжеволосую Дору. Дора много смеялась, она заявила, что будет забавно, если Берт Тейлор и Дэвид лягут с ней в постель одновременно.

Обоим мужчинам эта идея не понравилась. Берт не хотел делиться. Дэвид не хотел ничего знать.

Дора проявила большую настойчивость, и когда Берт, вытаращив глаза в предвкушении зрелища, уже начал склоняться к тому, что Доре пришла в голову неплохая идея, Дэвид почувствовал, что с него хватит. Наконец ему удалось убедить их в том, что им лучше побыть одним.

Как он ненавидел подобные развлечения! Эти шлюхи из ночных клубов были не для него. Он вернулся в номер отеля и заснул.

Неделя тянулась медленно. В пятницу после ленча он позвонил детям. Они только что вернулись из школы и пили чай.

Анна сообщила ему, что миссис Купер нет дома. Он был уверен, что Линда не будет против, если он заглянет повидать их. Возможно, она разрешит ему пообедать с ними. С Линдой все дело было во времени. В конце концов она поймет, что единственное разумное решение — это позволить ему вернуться.

Он сказал Анне, что скоро приедет. Она пробормотала что–то по–испански. Дэвид услышал радостные вопли детей.

Он покинул офис с хорошим настроением и отправился в магазин игрушек «Хэмли». Там Дэвид накупил подарков. Остановившись у «Швейцарского домика», запасся цветами. В итоге он подъехал к дому лишь спустя два часа.

Взбешенная Линда открыла дверь; губы ее были плотно сжаты. Она встала на пороге.

— Дети принимают ванну, — холодно сказала она.

— Хорошо, я подожду. — Он протянул ей цветы.

Она сделал вид, будто не заметила их.

— Дэвид, мы договорились о том, что ты навещаешь детей только во время уикэндов.

— Какое это имеет значение, если я уже приехал? Ты хочешь наказать меня за то, что я желаю видеть моих детей?

Линда устало шагнула в сторону. Она не хотела ущемлять интересы детей; в конце концов, он был их отцом.

— Заходи, но, пожалуйста, больше так не поступай.

— Что ты хочешь сказать? Я не смею навещать моих детей?

— Нет, Дэвид, но, пожалуйста, приходи в назначенное время.

— Ты меня удивляешь. — Он покачал головой. — Я не думал, что ты будешь использовать Джейн и Стивена в качестве оружия против меня.

От несправедливого упрека ее глаза наполнились слезами.

— Этого я не делаю. Просто так будет лучше.

Он неприветливо посмотрел на нее.

— Ты полагаешь, будет лучше, если двум ни в чем не повинным маленьким детям запретят видеться с их отцом?

— Ты искажаешь мои слова.

— Ничего я не искажаю. Я просто повторяю их.

Он сунул ей цветы.

— Возьми. Можешь выбросить их, как ты поступила со мной.

Она приняла цветы.

— Я посмотрю, закончили ли они мыться.

— Могу я подняться наверх и посмотреть, как они моются? — с ядом в голосе спросил Дэвид.

— Конечно.

Умытый Стивен стоял в полосатой пижаме на верху лестницы.

— Папа! — закричал он.

Линда услышала радостный голос сына. Она посмотрела на часы. Начало седьмого. Возможно, ей следует позвонить Джею и отменить свидание. Она растерялась. Дэвид был к ней несправедлив. Он держал себя так, словно это она была во всем виновата.

Дэвид спустился вниз. Джейн сидела у него на руках, Стивен держался за предплечье отца. Дэвид принес коробки из машины, и дети завизжали от восторга.

Линда захлопнула дверь гостиной и оставила детей с отцом. Поднявшись на второй этаж, легла на кровать. Она думала, что наиболее болезненная часть развода позади, но из–за детей конец не наступит никогда, вечно звучат вопросы: «Почему папа не живет с нами? Когда папа вернется? Ты любишь папу?»

Она попыталась связаться с Джеем, но не нашла его.

Через час Линда спустилась вниз. С вымученной улыбкой сказала:

— Идемте, пора спать. Завтра в школу.

Стивен сердито посмотрел на мать. Джейн заплакала.

— Можно еще десять минут? — спросил Дэвид.

— О'кей, но не больше.

Она снова посмотрела на часы. Начало восьмого. Джей приедет через час. Она не хотела, чтобы он столкнулся с Дэвидом. Разыскать бы Джея и отменить свидание! Ей не хотелось отталкивать Джея, но желание ехать куда–то пропало.

Через двадцать минут дети улеглись в кровати; Дэвид читал им книгу. Без четверти восемь он спустился вниз в хорошем расположении духа.

— Я бы не отказался выпить.

Линда нервничала. Она имела полное право пойти на свидание, но женщина интуитивно чувствовала, что Дэвиду это не понравится.

Он налил себе виски.

— Знаешь, Стивен — очень сообразительный мальчик. Мы должны серьезно поговорить о его будущем.

Она собрала все свое мужество.

— Да, должны, но не сейчас. Мне надо переодеться.

В ее голосе зазвучал вызов.

— У меня сегодня встреча.

— Очень мило. — Помолчав, Дэвид добавил:

— Приятную жизнь ты ведешь.

— Извини? — сдержанно произнесла Линда.

— Ну, понимаешь, никаких забот, хороший дом, я подписываю счета, а ты можешь шляться в свое удовольствие.

— Я вовсе не шляюсь, и тебе это известно.

— Перестань. Ты — привлекательная разведенная женщина. Каждый мужчина знает, что ты — удобный вариант. На легкую добычу всегда большой спрос. У тебя, должно быть, масса предложений. Ручаюсь…

Ее щеки вспыхнули.

— Уходи! Уходи отсюда!

Он спокойно поставил бокал.

— Из–за чего шум? Не говори мне, что это не так.

— Пожалуйста, уходи, Дэвид. Сейчас же.

Он не спеша направился к двери.

— Хорошо, хорошо, не заводись. Я не помешаю твоему свиданию. Вернусь в гостиничный номер, не беспокойся обо мне, хорошо проведи время.

Она распахнула перед ним входную дверь.

Рассерженный Дэвид сел в машину. Безмозглая сучка! Она ничем не лучше Клаудии. Все они одинаковы. Стервы, стремящиеся схватить тебя за яйца и выдоить.

Он объехал квартал, вернулся назад и запарковал машину за несколько домов от своего. Он подождет и посмотрит, с кем она встречается.

Джей опоздал на несколько минут, но за это время Линда не успела успокоиться. Он нашел ее плачущей.

— Я не могу никуда ехать, — всхлипнула она.

Он обнял ее. Она прижалась головой к его груди и сбивчиво рассказала ему о том, что случилось.

Он посочувствовал ей.

— Завтра прежде всего вы должны поговорить с вашим адвокатом. Вы можете потребовать через суд, чтобы Дэвид не беспокоил вас — время его свиданий с детьми определено, ему придется считаться с этим.

— Я решила, что будет подло с моей стороны запретить ему увидеться с детьми.

— Именно такое чувство он и хочет пробудить в вас. Он, вероятно, уже вдоволь нагулялся и хочет вернуться. Единственный способ разжалобить вас — через детей.

— Вы так думаете?

— Конечно. Слушайте, Линда, я имею опыт в таких делах. Он многое потерял, расставшись с вами. Вы не какая–нибудь вертихвостка, вы — прекрасная женщина; ручаюсь, он хочет вернуть вас.

Помолчав, Джей небрежно спросил:

— А как вы сама к нему относитесь сейчас?

Она задумалась.

— Не знаю. Я уже не люблю его. Но, несмотря на оскорбления Дэвида, я действительно испытываю к нему жалость. В конце концов, у меня есть дети и дом, а что имеет он?

— Эй, милая, вы начинаете рассуждать именно так, как хочется ему. Он ведь сам пошел на это, верно?

Она кивнула.

— Вы правы.

— Господи, наконец вы начинаете понимать, что я всегда прав! — Джей засмеялся.

— А теперь поднимитесь наверх, попудрите ваш носик, наденьте то черное платье, и мы поедем.

Она улыбнулась.

— Хорошо, Джей.

Он повез ее в «Эннабел». Обед прошел великолепно. Джей развлекал Линду забавными историями, происшедшими во время съемок в Израиле. Он рассказывал ей о своих детях; у него был один ребенок от первой жены и двое — от второй.

— Красивые светловолосые калифорнийцы, — с лукавой усмешкой произнес он. — Мне редко удается их видеть. Лори не любит детей.

— Сколько им лет?

— Старшей, Каролине, пятнадцать. Сумасшедшая девчонка. Она живет в Сан–Франциско с Дженни, моей первой женой. Затем идет Ли, ему десять, а Лэнсу — девять. У них теперь превосходный отчим. Я навещаю их всегда, когда бываю в Лос–Анджелесе.

— Я никогда не была в Америке. Она действительно такая эффектная, какой выглядит на экране?

Он рассмеялся.

— Пожалуй. Голливуд можно назвать эффектным. Лично мне там нравится только погода.

После обеда к ним присоединились друзья Джея, кинематографисты.

Вечер удался. Джей отвез Линду домой в студийном автомобиле с шофером и поцеловал ее в щеку.

— Как насчет субботы? — спросил он.

— Да, — тихо ответила она.

— Я позвоню вам завтра. Не забудьте связаться с вашим адвокатом…

— Я сделаю это.

Они улыбнулись друг другу. Она вошла в дом и увидела в окно, как Джей садится в машину. Он ей очень нравился.

Клаудия похоронила себя дома в кровати. Использованная, помятая, боящаяся, что ее увидят в таком состоянии, она свернулась в клубочек под простыней.

На следующий день после вакханалии у Конрада она сказала по телефону своему агенту, что все улажено, ему позвонят со студии. Затем она приняла кучу разных таблеток и уснула. Просыпаясь, она пыталась снова погрузиться в сон.

Клаудия имела богатый жизненный опыт, она знала многих мужчин, попадала в разные переделки, наконец, снималась в порнофильмах. Но она никогда не испытывала такого унижения, как в тот раз у Конрада. Закрыв глаза, она видела недобрые улыбающиеся лица, которые проплывали перед ней, ощущала прикосновения их рук. Ее тело болело от тех вещей, которые они вытворяли.

Потрясенная Клаудия пролежала несколько дней под простыней, не принимая пищу, не отзываясь на телефонные звонки.

Никто не навещал девушку, никому не было до нее дела. Если она умрет, тело, вероятно, обнаружат через несколько месяцев. Где все ее так называемые друзья?

Наконец она заставила себя встать. Девушка похудела, очень побледнела. Люди на улице вызывали у нее отвращение. Она отправилась к Джайлсу. Оказалось, что он на Майорке. Клаудия вернулась домой и отрезала кусачками для ногтей свои великолепные рыжевато–коричневые волосы. Потом снова забралась в постель и на этот раз уснула.

Проснувшись на следующий день, она почувствовала себя значительно лучше. Клаудия открыла консервы и поела. Ужаснулась, увидев, что сделала со своими волосами. Они торчали во все стороны и выглядели ужасно. Она принялась читать газеты и журналы, стопка которых скопилась перед входной дверью. Позвонила своему агенту.

Он еще ничего не слышал. Прочитала ли она о том, что Конрад Ли женится?

Она снова схватила газеты. Нашла заметку. Конрад Ли, знаменитый шестидесятидвухлетний продюсер, женится на Ширли Шелдон — двадцатилетней фотомодели из высшего общества.

Ширли Шелдон! Клаудия ахнула. Ширли Шелдон! Экс–невеста достопочтенного Джереми Фрэнсиса, экс–стриптизерша. Невероятно!

Ширли была липовой светской девицей, которая стремилась к одному — получше устроиться в жизни. Она связалась с Джереми только из–за его титула. Клаудия решила, что теперь Ширли соблазнилась деньгами и известностью Конрада. Но, черт возьми, что он увидел в ней? Ширли не назовешь безупречно красивой, у нее далеко не идеальная фигура, с нею смертельно скучно. Старый болван, верно, и правда принял ее за девушку из высшего общества. Вот потеха! Ну да, она же сама познакомила их. Клаудия вспомнила, как Ширли пришла на вечеринку Конрада с великолепным загаром. Она, должно быть, приобрела его в Израиле. Подумать только, эта безмозглая курица!.. Где она была той ночью? Вовлекал ли Конрад свою невесту в оргии? Если нет, то почему?

Она перечитала заметку. Бракосочетание состоится сегодня. Клаудия не верила своим глазам. Худенькая, далеко не двадцатилетняя Ширли Шелдон из далеко не светского общества.

— Ха! — фыркнула Клаудия. Это было чересчур.

Поддавшись внезапному порыву, она бросилась к телефонной книге и нашла там достопочтенного Джереми. Быстро набрала его номер.

Он был дома. Как всегда заикающийся и неуверенный, Джереми сказал:

— О, К–клаудия, рад тебя слышать.

— Ты идешь на свадьбу Ширли?

— К–конечно, как же я могу п–пропустить такое событие? — радостно выпалил он.

— Я подумала, что мы могли бы отправиться туда вместе, — небрежно обронила она. — Нам пора снова увидеться.

— Отличная идея. З–заехать за тобой?

Клаудия улыбнулась. Она добилась своего слишком легко.

— Чудесно. В какое время?

— Прием начинается в шесть; я, пожалуй, п–подъеду к тебе в пять тридцать.

— Великолепно, Джереми.

Продиктовав ему адрес, она положила трубку. Каков идиот!

Клаудия провела вторую половину дня у парикмахера и вышла от него с новой внешностью. Короткая с удлиненными баками стрижка придавала ей сходство с юношей. К счастью, это было сейчас модно. Во всяком случае так выглядели все ведущие фотомодели. Такая прическа отлично гармонировала с золотистым облегающим мини–платьем, которое надела Клаудия.

Джереми был потрясен ее видом.

— Ну, д–дорогая, ты выглядишь п–просто обалденно! — сказал он, заехав за девушкой.

Она приготовила ему крепкий мартини и отметила, что состояние его кожи не улучшилось. Клаудия испытала соблазн спросить Джереми, трахается ли он когда–нибудь.

— Слава Богу, Ширли наконец–то выходит замуж, — сказала она, потягивая мартини; сидя в большом кресле напротив Джереми, она демонстрировала ему значительную часть своих ног. Он вытаращил глаза.

— Да, это т–точно.

— Что произошло между вами?

— Ну, — он помахал длинной тощей рукой, — она к–классная девушка, заводная и все такое; она с–сказала, что ей нужен более зрелый мужчина.

Он сделал несколько глотков; его кадык ритмично перекатывался.

— Мы по–прежнему большие друзья, — удрученно заключил он.

— Понятно, — обронила Клаудия. — В конце концов, она значительно старше тебя.

— Да? — удивился Джереми.

— Не хочу выдавать чужие секреты, она очень следит за собой, но сколько можно морочить всем головы?

Клаудия задумчиво покачала головой;

Джереми, глупо разинув рот, уставился на нее.

— Идем? — бодро произнесла Клаудия; вскочив с кресла, она одернула платье, расправляя на нем складки.

— О, да.

Джереми тоже встал.

Он был высоким и нескладным. «Настоящее пугало без подбородка, — подумала Клаудия. — Неудивительно, что Ширли бросила его ради Конрада. Тот хотя бы обладал собственным гротескным стилем».

Джереми приехал на блестящем красном «МГ». Автомобиль был весьма неудобным, парень с трудом втиснулся на сиденье.

— Почему ты не купишь себе большую машину? — спросила Клаудия. Его родители, несомненно, весьма богаты.

— О, я балдею от этой маленькой тачки, — с гордостью признался он. — Не променяю ее ни на какую другую.

Он плохо управлял машиной, недостаточно плавно работал сцеплением, «подрезал» другие автомобили, не замечая этого; на светофоре Джереми вырывался вперед, обгоняя соседей.

Когда они приехали, Клаудию уже тошнило. Ей срочно требовалось выпить. Забавно будет взглянуть на лица Конрада и Ширли, когда они увидят ее. Какой сюрприз!

Дэвид сидел в автомобиле и курил. Ему не пришлось долго ждать того момента, когда длинный черный лимузин, управляемый шофером, подкатил к его дому, то есть к дому Линды. Из машины вышел мужчина. Дэвид находился слишком далеко, чтобы разглядеть его. Дэвид выругался себе под нос и подъехал чуть ближе, но было поздно. Мужчина уже скрылся в доме. Линда явно сделала неплохой выбор.

Кем бы ни был этот тип, у него водились деньги.

Все женщины ужасно хитры и расчетливы. Они не тратят времени даром — надо же, после развода прошло всего несколько недель, а Линда уже живет в свое удовольствие, наслаждаясь свободой. Возможно, она заранее запаслась этим простофилей. Стерва! Она ничем не лучше Клаудии.

Он с нетерпением ждал, когда они выйдут. Они же не торопились, возможно, решили потрахаться на скорую руку в гостиной.

Дэвид испытал соблазн войти в дом и заехать незнакомцу по носу. Но Линда, вероятно, не откроет ему дверь.

Она заплатит за это, когда он вернется к ней. Хотя при таком ее поведении он, вероятно, сам не захочет жить с Линдой.

Дэвид сидел в машине, погруженный в свои мысли, до тех пор, пока они наконец не вышли из дома. Этот негодяй обнимал Линду. Шофер выскочил из автомобиля и распахнул перед ними дверцу. Они забрались в лимузин, шофер сел за руль, и машина плавно тронулась с места.

Дэвид поехал за ними следом, сохраняя дистанцию. К несчастью для него, возле «Швейцарского домика» водитель лимузина проскочил на желтый свет, а Дэвида, проехавшего перекресток на красный, остановил полицейский–мотоциклист. Дэвиду пришлось показывать права и выслушивать лекцию об опасностях подобной езды. Конечно, когда полицейский отпустил Дэвида, лимузин уже растворился в ночи. Чувство голода, охватившее Дэвида, также не поднимало ему настроения. Он не любил есть в одиночестве, но в такое время у него не было выбора. Он решил отправиться в какое–нибудь заведение повеселей и поехал в «Карло».

Метрдотель, покачивая головой с притворной печалью на лице, сказал ему, что он сможет втиснуть куда–нибудь столик на одного не раньше, чем через два часа. Дэвид дал ему «на лапу», и метрдотель поглядел на него более обнадеживающе. Он попросил Дэвида подождать, пока он посмотрит, что можно сделать.

Дэвид заказал виски со льдом и обвел взглядом зал. Он не мог не вспомнить, как был здесь в последний раз с Клаудией. «Чем она сейчас занимается?» — подумал он и понял, что ему нет до этого дела. Если бы не она, он сейчас был бы дома со своей женой.

На него смотрела женщина. Он тоже поглядел на нее и увидел блондинку с зачесанными наверх пепельными волосами; она сидела в шубе из белой норки. Ее лицо показалось ему знакомым. Женщину сопровождали двое американцев с громкими голосами, поглощенных беседой друг с другом. На одном из них были ковбойские сапоги.

Женщина сидела неподвижно — холодная, эффектная, бесконечно далекая от своих спутников.

Внезапно Дэвид вспомнил, это была Лори Гроссман. Он поставил свой бокал и подошел к ее столу.

— Привет, Лори, — сказал он и добавил:

— Дэвид Купер. Помните меня?

С еле заметной чувственной улыбкой на лице она протянула руку с длинными лилейно–белыми пальчиками.

— Дэвид. Очень рада.

Мужчины смолкли. Лори представила старшего, на вид ему было лет семьдесят, как своего мужа, Мервина Рафеса.

Дэвид удивился. Что случилось с Джеем?

— Сядьте, выпейте, — сказал Мервин и тотчас продолжил беседу с другим мужчиной.

Лори сняла свою белую норковую шубку, продемонстрировав черное платье с кружевами и глубоким декольте. У нее были маленькие, но идеальные груди; лифчик отсутствовал.

— Я бросила Джея, — пояснила она, как бы отвечая на немой вопрос. — Он был ужасно скуп.

Лори коснулась восхитительного бриллиантового браслета, висевшего на ее узком запястье.

— Мервин умеет обращаться с женщиной.

Она замолчала; ее холодные голубые глаза с жадностью смотрели на Дэвида.

Эта птичка созрела! Дэвид поздравил себя с тем, что он так нравится женщинам. Она пожирала его глазами!

— Мы с Линдой развелись, — сказал он. — Наш брак исчерпал себя.

— Да, знаю, — протянула она.

— Знаете? — удивился он. Лори улыбнулась.

— Птичка нащебетала. Полагаю, вам известно, что мой бывший встречается с вашей бывшей. Забавно, не правда ли?

— Джей видится с Линдой? Невероятно!

— Именно, милый.

Она придвинулась к нему, и внезапно Дэвид почувствовал, что Лори прижала свою ногу к его ноге. Рука Дэвида коснулась шелковистого бедра, обтянутого чулком. Ей не терпится!

Мервин и его собеседник продолжали говорить о бизнесе.

— Надолго вы приехали сюда? — спросил Дэвид.

— На пару дней, — протянула Лори.

Этого ему хватит. Если Джей трахает Линду, почему бы ему, Дэвиду, не отпробовать Лори? Она явно готова и сама хочет этого.

Под столом его рука поползла вверх по ее ноге; наконец она добралась до голой кожи выше чулка.

— Вы здесь с кем–то встречаетесь? — спросила Лори.

Он покачал головой. — Тогда вы должны присоединиться к нам. Мервин не будет против. Он часами говорит о бизнесе.

Через несколько минут их стол был накрыт. Лори оказалась права — ее муж продолжал бесконечную беседу с другим мужчиной, едва прерываясь для еды.

Лори ела как воробей, поклевывая маленькие кусочки мяса и салат. Заиграла музыка, Дэвид пригласил девушку на танец. Она была очень высокой, а пышная укладка еще прибавляла ей роста.

— Ну? — сказал он, когда они оказались на площадке для танцев. Его возбуждала перспектива проникнуть за эту стену великолепной невозмутимости.

Она почувствовала его волнение и прижалась к нему плотнее.

— Когда мы уйдем отсюда, Мервин захочет поиграть. Я скажу, что устала, ты предложишь отвезти меня в отель. У нас отдельные «люксы». Он нам не помешает.

Дэвид сильно прижал ее к себе. Он почувствовал тело девушки, двигавшейся под музыку.

— А если не получится? — спросил он.

— Получится.

Она тихо усмехнулась.

— Прежде всегда получалось.

Джей позвонил Линде в четверг и пятницу, как он и обещал. Его голос в трубке поднимал ей настроение. Она снова чувствовала себя живой и привлекательной.

Она пробежалась по магазинам в поисках платья, способного обворожить его в субботний вечер. Все туалеты, казалось, были рассчитаны на плоскогрудых семнадцатилетних девушек. Наконец она выбрала очень простое белое мини–платье из крепа — весьма дорогое, но прекрасно сшитое.

Она посвятила весь день детям, долго гуляла с ними в хэмстедском парке, покатала их на осликах. Она любила детей; теперь, когда у нее был Джей, она ощущала это еще сильней.

Она не пожалела времени, готовясь к свиданию; приняла долгую ароматизированную ванну, надела белое креповое платье, немного хороших украшений. Линде не удавалось выбросить из головы мысли о том, как он будет заниматься с ней любовью. Хочет ли он этого? Будет ли приставать к ней сегодня?

Приставать — слово из лексикона девушки–подростка. Она — разведенная женщина с двумя детьми, а не старшеклассница, идущая на свое второе свидание.

Захочет ли он переспать с ней сегодня?

Вероятно, да. Она желала его, нуждалась в нем. Линда давно не была с мужчиной.

Наконец, она собралась. Джей, как всегда, прибыл вовремя.

— Ты выглядишь превосходно, — сказал он. — Ты не против, если мы заглянем на несколько минут на один прием? Это связано с работой.

Прием был в Белгравии, в красивом здании довикторианского стиля, с дворецким и служанкой у входа.

Линда тотчас немного оробела. Обведя взглядом роскошную гостиную, она узнала нескольких весьма известных людей. Дом, похоже, был заполнен кинозвездами и красивыми девушками. Джей знал тут всех. Он ходил по комнатам, здороваясь с гостями, а. Линда следовала за ним по пятам; она казалась себе дурнушкой, попавшей в чужую среду.

Вдобавок ко всему эффектная блондинка — Линда узнала Сьюзан Стэндиш — интимно обняла Джея; миссис Купер услышала ее громкий шепот: «Негодяй! Как ты посмел уйти сегодня утром, прежде чем я проснулась?»

Джей с непринужденным смешком оттолкнул девушку.

Повернувшись, Линда прошла по комнате. Похоже, она здесь никого не интересовала. Это был один из тех приемов, где каждый гость — фигура в мире кино; здесь замечали только известных личностей или хорошеньких молодых звездочек.

Линда отыскала свободное кресло и села. Джей не интересовался ею на самом деле; он просто испытывал к ней жалость. В конце концов, он был известным кинорежиссером и мог выбирать среди красивейших девушек Лондона. Могла ли она предложить ему что–то такое, чего он уже не имел, только в более яркой упаковке?

Заметив, что он направляется к ней, она изобразила на лице оживленную улыбку. Не надо показывать ему, что она расстроена. Зачем огорчать Джея? Между ними ничего нет.

— Почему ты убежала? — спросил он с удивлением в глазах. — Бросила меня на растерзание девицам, мечтающим стать звездами, — они вечно преследуют нас, несчастных старых режиссеров. Почему не осталась, чтобы защитить меня?

Она испытывала желание сказать: «Ты спал с ней этой ночью, чего же ты ожидал?» Вместо этого Линда улыбнулась: «Не знаю. Мне захотелось немного посидеть».

— Еще минута, и мы сможем уйти. Я должен обозначить мое присутствие, иначе Джейн меня не простит. — Он указал на эффектную женщину лет сорока, хозяйку дома.

Вскоре они ушли с приема и отправились обедать в маленький французский ресторан, расположенный в Челси. В середине обеда он спросил Линду, что с ней происходит.

Линда не умела скрывать свои чувства; в ее манере держать себя появилась натянутость.

— Ничего, — отозвалась она и ощутила, что ее глаза наполнились слезами. Он сменил тему:

— Давай завтра сводим куда–нибудь детей. Я с нетерпением жду, когда ты нас познакомишь.

Она не сумела придумать предлог для отказа.

— Хорошо, — кивнула без энтузиазма Линда. — Ты позволишь мне поехать сейчас домой?

Джей явно удивился, но промолчал. Он оплатил счет.

Почти всю дорогу до Финчли они молчали. Линду стесняло присутствие шофера.

У двери она протянула Джею руку, и он с серьезным видом пожал ее.

— Я заеду за тобой и детьми около полудня. Накормим их ленчем.

Линда рассеянно кивнула. Утром она позвонит ему и отменит встречу.

Прием по случаю бракосочетания был многолюдным.

— Отведи меня к бару, я хочу выпить, — сразу же сказала Клаудия.

— Не с–следует ли нам сначала отыскать их? — выдавил из себя Джереми, оглядываясь по сторонам.

— Нет, давай выпьем.

Они отправились прямиком к бару. Опрокинув бокал шампанского, Клаудия почувствовала себя лучше. Она пригляделась к толпе, состоявшей из псевдосветских друзей Ширли и киношников–американцев.

— Тоскливое сборище, — ядовито заметила она.

Джереми неуверенно посмотрел на нее. Мимо них прошел официант с подносом; Клаудия взяла несколько ломтиков поджаренного хлеба с закуской.

— Что за отвратительное угощение! — воскликнула она. — Высохшее старое мясо, вроде жениха!

Засмеявшись, она отхлебнула шампанское.

К ним приблизилась пара длинных тощих молодых людей, чуть менее прыщавых, чем Джереми, но все же казавшихся его двойниками.

— Старина Дж. Фрэнсис, — произнес один из них, крепко сжав плечо Джереми и разглядывая Клаудию. — Как дела?

— О, п–привет, Робин.

Робин отпустил плечо Джереми.

— Кто твоя прекрасная дама?

Джереми сделал неопределенный жест, знакомя их.

— Клаудия Паркер — это Робин Хэмфри.

— Лорд Хэмфри, старина. Пусть девушка знает, с кем она разговаривает.

Он улыбнулся Клаудии, демонстрируя ряд неровных, пожелтевших от никотина зубов. Клаудия улыбнулась в ответ. Она потягивала четвертый бокал шампанского. Второй молодой человек суетливо подался вперед.

— Я — Питер Фор–Фитц Гиббонс, — сказал он.

— Послушай, К–клаудия, — Джереми втиснулся между молодыми людьми и девушкой, — нам действительно нужно найти Ш–ширли и ее мужа.

— Как скажешь, дорогой.

Она подмигнула Робину и Питеру.

— Увидимся позже. Берегите эрекцию.

Они изумленно переглянулись.

— Странная девушка, а? — сказал Робин.

— Странная, раз выбрала Джереми, — подтвердил Питер.

Они проводили взглядом Клаудию. Покачивая бедрами, она шла по комнате.

— Я бы не отказался от такого лакомого кусочка, — сказал Робин.

— Я — тоже, — согласился Питер.

Клаудия заметила Ширли и быстро направилась к подруге.

— Ширли! Ты — темная лошадка! — Клаудия остановилась перед Ширли, держа в одной руке шампанское, а другой опираясь на Джереми.

Ширли и бровью не повела. Она вежливо улыбнулась.

— Клаудия, дорогая, какой сюрприз! Я ужасно рада, что ты смогла прийти и милашка Джереми тоже. — Она встала на цыпочки, и Джереми запечатлел слюнявый поцелуй на ее щеке.

— Как замечательно видеть вас обоих.

— Где жених? — слегка заплетающимся голосом спросила Клаудия.

— Он где–то здесь, — радостно ответила Ширли. — Мне нравится твоя новая прическа, дорогая; если бы у меня хватило мужества на такой смелый шаг…

— Уверена, хватило бы, — улыбнулась Клаудия.

— Отличный у вас прием, — заметил Джереми.

Девушки не обращали на него внимания.

— Конрад рассказал мне, как вы развлекались той ночью, — елейным тоном сообщила Ширли.

Клаудия бросила на нее пристальный взгляд.

— Да, я думала встретить тебя там.

Ширли тихо захихикала.

— Зачем присутствовать, когда можно посмотреть потом фильм?

— Какой еще фильм? — резко спросила Клаудия.

— О, Конрад Ли всегда снимает подобные вечеринки, — торжествующе улыбнулась Ширли. — Ты не знала? На самом деле это его хобби. Заходи к нам как–нибудь, мы тебе покажем записи.

Клаудия уставилась на Ширли; внутри у нее все опустилось. Она поняла, что Ширли не врет.

— Дорогая, — продолжала Ширли, — ты же сама говорила, что хочешь сняться в его фильме.

Звонко рассмеявшись, она отправилась приветствовать новых гостей. Взбешенная Клаудия замерла. Сукин сын!

— Послушай, п–подруга, все о'кей? — спросил Джереми.

Она выдернула руку.

— Заткнись, идиот.

— Что ты сказала? — обиженно пробормотал он.

— Ничего.

Клаудия допила шампанское и протянула Джереми пустой бокал.

— Принеси еще, хорошо? — Она у видела Конрада. Он, смеясь, беседовал с пожилой парой. Девушка подошла к нему. — Привет, дорогой, — громко сказала она. — Поздравляю.

Его цепкие глаза без интереса скользнули по Клаудии. Тотчас откуда–то возникла Ширли; она взяла Конрада под руку, словно ища у него защиты.

Клаудия улыбнулась девушке.

— Он плох в постели, но, говорят, и ты — тоже, так что вы стоите друг друга.

Пожилая пара переглянулась и отошла в сторону. В этот момент появился Джереми с шампанским.

Клаудия подняла бокал.

— За чету старых потасканных е…рей!

Люди, стоявшие поблизости, изумленно повернулись в их сторону.

Тихим сдержанным голосом Конрад произнес:

— Убирайся отсюда, ни…!

Клаудия улыбнулась.

— С удовольствием, х…ос! Она взяла под руку потрясенного Джереми.

— Отваливаем с этих поминок.

Пунцовый Джереми покинул дом вместе с девушкой.

На улице она расхохоталась.

— Правда, здорово получилось? Ну просто цирк!

Лицо смущенного Джереми полыхало.

— П–послушай, Клаудия, как ты могла…

— Как я могла что? Это была шутка. — Она внезапно обняла Джереми и поцеловала, раздвинув языком его неподатливые губы.

— Едем ко мне, повеселимся на славу.

Джереми не хотелось ехать к Клаудии, он предпочел бы вернуться на прием и принести извинения. Но Клаудия проявила настойчивость.

— Я покажу тебе, что это такое, малыш, — прошептала она. — Мы отправимся в путешествие, которое ты никогда не забудешь.

У себя дома она приготовила крепкие напитки и включила проигрыватель на полную громкость. Скованный, неуверенный в себе Джереми сидел на диване, пока Клаудия порхала в танце по комнате, стягивая с себя платье и соблазнительно покачивая бедрами.

Захваченная музыкой, Клаудия почти не обращала внимания на молодого человека. Танцуя, она ласкала свои груди; наконец, окончательно созрев, подошла к Джереми и начала раздевать его.

Он оказал сопротивление.

— Ты что, гомик? — закричала девушка.

Джереми вскочил с дивана и бросился к двери, затем, точно испуганный козел, запрыгал вниз по ступеням лестницы.

Клаудия побежала за ним, осыпая его бранью, но он не вернулся. Несмотря на свое опьянение, Клаудия испытала шок. Впервые в ее жизни мужчина — какой бы то ни было — отверг ее. Он, верно, гомик; такие типы без подбородков часто оказываются «голубыми».

Она вернулась в квартиру и отхлебнула виски прямо из бутылки. Паршивый гомик! Как он посмел отвергнуть ее! Вероятно, он ни на что не способен. Она захихикала, затем ее глаза внезапно наполнились слезами. Что за жизнь она ведет? Чего добилась? Пожалуй, не слишком многого. Все, что она хотела, — быть кинозвездой. Неужто это слишком много?

Слезы катились по ее щекам. Она прибавила громкость, легла на пол возле динамиков. Грохот музыки заводил ее. Она начала ласкать свое тело. Если этот тощий гомик не смог удовлетворить ее, она сделает это сама.

Клаудия провалилась в глубокий пьяный сон, не успев довести начатое дело до конца. Ее храп сливался с песней Джона Леннона «Я — неудачник».

Лори оказалась права: после обеда Мервин заявил, что хочет поиграть. Они вчетвером стояли на тротуаре перед рестораном.

— Хочешь пойти со мной и принести мне удачу? — спросил Мервин Лори.

Она поплотнее запахнула шубку и покачала головой. Ковбой в сапогах нетерпеливо переминался с ноги на ногу.

— Я, пожалуй, немного поиграю в кости, — сказал Мервин.

— Если вы хотите, я могу проводить Лори до отеля, — тотчас воспользовался ситуацией Дэвид.

— Это будет очень мило с вашей стороны, — пробасил Мервин.

Он поцеловал Лори в щеку. Быстро пожав руку Дэвиду, Мервин, сопровождаемый ковбоем и окутанный клубами сигарного дыма, удалился под звуки тягучего, раскатистого, техасского говора. Он явно доверял жене или ему было все равно.

Лори засмеялась:

— Я же тебе сказала.

Они направились за угол к автомобилю Дэвида, и Лори прошептала:

— У тебя большой член? Я люблю мужчин с большими членами.

В машине она повела себя как сука в течке, тотчас схватив его за половой орган. Он гордился тем, что мог ей предложить. Она не разочаруется. Он быстро поехал к отелю.

Лори, надменная и величественная, прошла по вестибюлю, притягивая к себе своей норковой шубой завистливые взгляды. Задержавшись на мгновение, она поздоровалась со знакомым актером. Мужчина с любопытством посмотрел на Дэвида.

Ее роскошный «люкс» находился на шестом этаже и был выдержан в темно–синих и серебристых тонах. Она небрежно бросила шубу на кресло.

— Налей себе выпить, милый, — протянула Лори. — Я надену что–нибудь более удобное.

Ее монолог был заимствован из голливудского фильма! Дэвид открыл бутылку шампанского, взятого со льда, и наполнил два бокала. Вот это жизнь! Красивая женщина на фоне красивого интерьера, шампанское — чего еще может желать мужчина?

Скоро Лори вернулась в прозрачном черном пеньюаре. Ее волосы были по–прежнему зачесаны наверх.

Он протянул ей бокал шампанского, она сделал маленький глоток и прилегла на диван; ее пеньюар слегка разошелся на молочно–белых бедрах.

Дэвид почувствовал, что он еще не совсем готов. Она протянула к нему руки:

— Иди ко мне, милый.

Он поставил бокал и шагнул к женщине.

— В ванной висит шелковый халат, — промурлыкала она. — Почему бы тебе не снять костюм и не почувствовать себя комфортно?

Он действительно испытывал некоторую скованность; декорации казались слишком совершенными, чтобы портить их частями своего костюма.

Он поцеловал Лори в губы, ощутив вкус помады, затем прошел в ванную и надел предложенный ею халат из шотландского шелка, очевидно принадлежавший Мервину. Полюбовался отражением своей атлетической фигуры. Неплохо для сорока лет! Лори ждала его, растянувшись на диване и просматривая рекламу в журнале «Вог». Он обнял женщину.

Она сунула руки под его халат, пощекотала соски Дэвида своими длинными хищными ногтями.

Он коснулся ее тела — тонкого, с упругими маленькими грудями и крупными торчащими сосками. Оно было восхитительным: не мягким и теплым, как у Линды, и не пышным, как у Клаудии, но тем не менее очень волнующим.

Он раздвинул ей пеньюар. У Лори были необыкновенно длинные ноги; они увенчивались маленьким холмиком из пепельных волос, по цвету в точности совпадавших с теми, что росли на голове женщины. Она медленно развела ноги в стороны, поглаживая руками спину Дэвида, вонзая в нее ногти, притягивая его к себе.

Дэвид с удивлением обнаружил, что все еще не готов. Чтобы отвлечь внимание Лори от этого факта, он склонил голову к ее грудям и стал целовать их.

Она тихонько застонала, еще сильнее впившись ногтями в его спину. Через несколько минут нетерпеливо опустила руку к его паху. Ее глаза были закрыты; коснувшись члена Дэвида, она внезапно открыла их.

— В чем дело, милый? — спросила она с оттенком недовольства в голосе. — Это настоящая пипка из Джорджии!

Смущенный Дэвид быстро произнес:

— Подожди минуту.

Раздраженная Лори снова сомкнула веки, ее руки принялись дергать, поглаживать, теребить член Дэвида.

— Ну же, милый, — умоляла она, — эта маленькая дырочка ждет тебя.

Его член ни на что не реагировал. Такой кошмар ему еще не доводилось переживать. Дэвид запаниковал, стараясь вызвать в сознании эротические образы.

Ничего не произошло.

Он попытался вспомнить, как в последний раз занимался сексом. Это было с серой мышкой Филд, его страшненькой секретаршей. Дэвид в отчаянии думал о вечере, проведенном с ней.

Внезапно он почувствовал, что все в порядке — его член становился все больше и больше, твердел.

Лори радостно вздохнула.

— Слава богу, милый.

Она обхватила его туловище своими длинными белыми ногами; Дэвид вошел в нее мощно, энергично. Сейчас он ей покажет!

Его сильный, безжалостный член принудил Лори испустить вопль восторга.

— Ой–ой — как здорово, милый — потрясающе — ой — не останавливайся — не останавливайся!

Тон ее голоса изменился.

— Почему ты остановился?

Дэвид растерянно молчал. Он слышал, что такое случается с другими мужчинами, но чтобы с ним…

Лори начала сердиться. Ее вкрадчивый, сексуальный голос зазвучал резко, недовольно:

— Что с тобой? Мы будем трахаться или нет? На такое и мой муж способен.

Он перекатился на спину.

— Извини.

Взбешенная Лори села.

— Он просит извинить его!

Она поднялась; ее крепкие груди с необычными сосками обвиняюще смотрели на Дэвида.

— Убирайся отсюда. Я найду себе настоящего мужчину.

Страдая от унижения, он прошел в ванную и оделся.

Вернувшись в комнату, он застал Лори говорящей по телефону.

— Да, милый, через десять минут.

Дэвид покинул номер, охваченный чувством стыда. Какой ужас произошел с ним! И почему? Он испытывал сильное влечение к Лори. Тут нет ее вины. Хотя, возможно, есть. Она не скрывала того, что у нее, кроме мужа, было много других мужчин.

Он отправился в бар и заказал себе бренди. К тому моменту, когда спиртное было допито,

он убедил себя в том, что во всем виновата Лори. Мерзкая стерва! Она кастрировала его, дав понять, что у нее много мужчин. Все женщины одинаковы. Они хотят тем или иным способом сделать тебя импотентом.

Внезапно он решил сегодня же предпринять еще одну попытку. Разумеется, не с Лори. Как насчет серенькой мышки мисс Филд? Она была спокойной и мягкой; он все равно решил избавиться от нее; лишний эпизод не причинит ему вреда. Она не нравилась Дэвиду, поэтому это будет серьезной проверкой.

Он смутно помнил, где она живет. Он был уверен, что найдет ее дома. Выпив еще одну порцию бренди, Дэвид отправился к мисс Филд.

Когда он стучал в дверь, его член был твердым как камень.

Она подошла к двери, придерживая рукой шерстяной халат.

Он увидел перед собой худое лицо землистого оттенка, обрамленное гладкими прямыми волосами.

— Мистер Купер! — воскликнула женщина. — Я уже легла в постель.

Он протиснулся мимо нее, сбросил с себя одежду на пол.

— Раздевайся, — приказал Дэвид. Отведя глаза в сторону, она подчинилась ему.

Он овладел ею жадно, грубо, прижав костлявое тело женщины к полу. Он функционировал нормально!

Глава 17

Линда не позвонила Джею утром и не отменила встречи. Он приехал, повез их всех на ленч и очаровал детей. Он рассказывал им истории, играл с ними; затем они отправились в кино.

Вечером он остался в доме Линды, чтобы поужинать яичницей с беконом; Линда почувствовала, что она не в силах оборвать эту дружбу. Она старалась не вспоминать о мисс Сьюзан Стэндиш и продолжала встречаться с Джеем. Он нравился ей; дети полюбили его, особенно Джейн. Он легко нашел с ними общий язык.

Они часто проводили воскресенье вчетвером. Джей всегда придумывал какое–то новое занятие, и все они с нетерпением ждали очередной встречи. Это было хорошо, потому что после своего последнего визита Дэвид больше не давал о себе знать. Линда была возмущена. Его отсутствие радовало ее, но она считала невнимание Дэвида к детям проявлением подлости и эгоизма. Они постоянно спрашивали: «Когда приедет папа? Где он?» Линда считала, что, если бы Джей не скрашивал их уикэнды, дети нервничали бы еще сильнее.

— Папа нас разлюбил? — печально спросила как–то Джейн.

— Нет, конечно, дорогая. — Линда прижала девочку к себе. — Он сейчас очень занят.

— Я люблю дядю Джея, — серьезным тоном заявила Джейн. — Он не так занят, как папа.

Их дружба крепла, и спустя несколько недель Линда поняла, что она определенно влюблена в Джея. Они ходили в театры, маленькие уютные рестораны, посещали многолюдные приемы, бывали в кино. Они проводили вместе практически каждый вечер и все уик–энды. Ездили в зоопарк, музеи, на природу.

Джей был занимателен, он проявлял интерес ко всему, что делала Линда, но никогда не шел дальше почти братского поцелуя при прощании.

Это начало выводить ее из себя. Тело Линды требовало ласки. Танцуя с Джеем, она сдерживала желание прижаться к нему всем телом. Когда они целовались вечером, она ждала дальнейших действий с его стороны. Но он оставался идеальным джентльменом. Не прикасался к ней.

Наконец Линда решила — больше так продолжаться не может; она заговорит об этом в первый подходящий момент.

Он возник раньше, чем она ожидала. На студии состоялась вечеринка по случаю окончания работы над фильмом; Линда болтала с Джеем и Бобом Джеффри, ассистентом режиссера, когда к ним подошла мисс Стэндиш. Она была в том же белом брючном костюме, в котором Линда впервые увидела ее. Он шел девушке, оттеняя загар и светлые волосы Сьюзан.

— Джей, дорогой, — проворковала она. — Можно с тобой поговорить?

Ее взгляд был игривым, на губах блуждала загадочная улыбка.

— О чем, Сьюзан? — приветливо спросил он.

— Это сугубо личный вопрос.

Повернувшись к Линде и Бобу, Джей пожал плечами и ушел с девушкой.

— Она снималась в фильме? — спросила Линда.

Боб рассмеялся.

— Да, но у меня есть предчувствие, что эти кадры останутся на полу в монтажной.

— О, — Линда поспешила сменить тему. Она не хотела, чтобы Боб догадался, что она ревнует.

Джей вернулся очень скоро и ничего не сказал об этом маленьком инциденте, но Линда решила сама коснуться его, как только они окажутся одни.

После вечеринки они отправились с Бобом Джеффри и его женой в «Эннабел». Там было невозможно поговорить, а домой они поехали, как обычно, с шофером.

— Ты сегодня очень замкнута, — легкомысленным тоном заметил Джей. Она кивнула.

— В чем дело? — с беспокойством в голосе спросил он.

— Я не хочу говорить сейчас, — она кивнула в сторону водителя. — Зайди выпить кофе, если хочешь.

Прежде она не приглашала его в дом, когда он провожал ее; возможно, ей следовало сделать это.

Она провела Джея в гостиную и ушла на кухню. Теперь они одни, но что она ему скажет? Не было слов, которыми она могла бы выразить свои чувства. И ей не хотелось показаться собственницей.

Она рассеянно положила на тарелку шоколадное пирожное и сварила кофе.

Джей читал вечернюю газету. Протягивая ему кофе, Линда не знала, что сказать.

Он решил проблему, заговорив первым:

— Через две недели я должен вернуться в Лос–Анджелес.

— О, — Линда упала духом.

Помолчав, он сказал:

— Ты полетишь со мной?

— С тобой?

Несколько приятных минут она обдумывала его предложение, потом на нее обрушилась реальность.

— Это невозможно, Джей. Я не могу бросить детей.

— Возьми их с собой, они будут рады.

Она покачала головой.

— Им не следует пропускать школу и…

Он перебил ее:

— Линда, я не силен в таких делах. Прежде я говорил это идиоткам. — Занервничав, Джей поднялся. — Линда, я прошу тебя выйти за меня замуж, — выпалил он. — Кажется, я люблю тебя. Ты — самая удивительная, сердечная, отзывчивая женщина из всех, кого я встречал. Я знаю, что ты однажды обожглась, и понимаю твои чувства, но поверь мне — я постараюсь сделать тебя счастливой. Я далек от идеала. У меня было много глупых девушек — я не скрываю, что питаю слабость к высоким блондинкам, — но если ты выйдешь за меня, я думаю, у нас получится и мы заживем прекрасно. — Он замолчал.

— Что скажешь?

— Джей, — прошептала она. — Да, Джей. Я хочу того же.

Он поцеловал ее.

— Сделаем это побыстрее, скажем, завтра. Я не в силах ждать тебя больше.

Она почувствовала, как глаза защипало от слез.

— Я люблю тебя.

Он погладил Линду по голове.

— Ложись спать. Я позвоню тебе утром. Я все организую. Чем быстрее, тем лучше, да?

Она кивнула:

— Чем быстрее, тем лучше.

После бракосочетания Конрада и Ширли Клаудия проводила дни в пьяном забытьи. Она выпивала за сутки бутылку виски, периодически набивая рот снотворным или транквилизаторами и доводя себя до бессознательного состояния. Девушка не ела, не умывалась; мрачная, великолепная в своей наготе, она бродила по квартире без одежды.

Иногда звонил телефон, но Клаудия не брала трубку. Однажды в дверь позвонили с такой настойчивостью, что девушка была вынуждена открыть ее. Это был Джайлс.

— Господи! — Вид девушки привел его в ужас. Он накинул на нее халат и заставил пить черный кофе до тех пор, пока ее глаза не прояснились; теперь она могла разговаривать.

— Чего ты наглоталась? — спросил он.

Она покачала головой.

— Чувствую себя ужасно.

— Ты выглядишь ужасно.

— Какой сегодня день?

— Ты действительно здорово отключилась. Понедельник.

— Понедельник? Кажется у меня был небольшой запой.

Он обвел взглядом комнату, заметил пустые бутылки из–под виски, разбитые грампластинки, опрокинутую мебель.

— Похоже, да. С кем ты была?

Она пожала плечами.

— Ни с кем. Просто мне захотелось напиться одной. Что ты делаешь в городе? Я думала, ты в Испании.

— Я привез радостную новость. Твои сиськи обрели всемирную известность. — Он достал экземпляр «Мужских игр» — самого популярного американского журнала для мужчин.

Раскрыв номер, Джайлс показал девушке центральный разворот с фотографией, сделанной на веранде, — за спиной Клаудии сверкал ночной Лондон; облитая водой розовая рубашка обтягивала полные крепкие груди идеальной формы с твердыми торчащими сосками.

Джайлс перевернул страницу. Клаудия лежала на кровати в черном пеньюаре, почти без бюста, с приоткрытым ртом и полуопущенными веками.

Ее фотографии занимали еще две страницы. Подпись гласила: «Прекрасная лондонская фотомодель и актриса Клаудия Паркер демонстрирует нам лучшие виды Англии».

— Ты — сенсация, — восторженно заявил Джайлс. — Они хотят, чтобы мы сделали новую серию фотографий. Заплатят огромный гонорар. Нас приглашают в Нью–Йорк. Ты познакомишься с Эдгаром Дж. Пулом — владельцем журнала. Это твой великий шанс, детка. Нью–Йорк — город успеха.

Она изучала журнал. Боже, зачем она обрезала свои волосы?

— Когда мы летим? — спросила Клаудия. Лицо ее посветлело.

— Как только ты восстановишь форму. Ты страшно похудела, и эта стрижка… Придется достать тебе парик. Вот, подпиши.

Он протянул ей лист бумаги. Клаудия подписала контракт, не заглянув в него.

— Я устрою тебя на неделю в санаторий. Это необходимо. Думаю, дней через десять мы сможем полететь. Я их предупрежу. Они от тебя в восторге — хотят выбрать девушкой года. Детка, мы разбогатеем!

Пятую или шестую ночь проводил он с мисс Филд? Дэвид не мог это вспомнить. Он знал одно — у него вошло в привычку после работы обедать, выпивать несколько бокалов и отправляться к своей секретарше.

Он испытывал к ней какое–то болезненное влечение. Что делало занятия сексом с мисс Филд столь потрясающим и волнительным? Никогда прежде он не переживал столь сильных эротических ощущений. Она всегда подходила к двери, придерживая рукой шерстяной халат. Дэвид приказывал ей раздеться. Она неохотно снимала с себя одежду, обнажая худое белое тело. Она была плоскогрудой, ее дряблые соски почти не твердели, когда Дэвид касался их. Однако когда он проникал в женщину, она зажимала Дэвида в стальных объятиях, вытягивая из него все соки. Она не давала ему передохнуть; он словно оказывался в тисках.

Дэвид ненавидел мисс Филд, но уже не мог не возвращаться к ней каждый вечер.

Днем, на работе, они не говорили о своих свиданиях. Женщина ходила по офису и бесшумно исполняла свои функции, напоминая, как всегда, серую мышку. Он хотел сломать эту привычку. Грудастая девушка с возбуждающей мужчин внешностью делала рекламный клип для компании. Она понравилась Дэвиду, и он разыграл дебют. Она напоминала ему Клаудию, но выглядела значительно болеет сексуально и вызывающе.

Дэвид пригласил ее на обед. Она пришла в ярко–красном платье с почти оголенным бюстом. У девушки была чисто английская бело–розовая кожа и пухлые губы.

«На сей раз все будет в порядке», — решил Дэвид.

В ресторане она пила дайкири со льдом и часто хихикала. Они танцевали; у нее было пышное, полное жизни тело. Все посетители мужского пола пялились на девушку, теша этим тщеславие Дэвида. Во время быстрого танца полная бело–розовая грудь фотомодели выскочила из платья; крупный высокий бледно–коричневый сосок привлек к себе всеобщее внимание. Девушка с глуповатым смешком засунула его обратно.

Дэвид почувствовал, что пора отвезти ее к себе в отель. Она почти не возражала; когда они оказались в номере, Дэвиду не составило труда снять с нее красное платье.

На ней были кружевные розовые трусики. Она обладала прекрасными формами. Величина упругих грудей пробуждала подозрения — не накачаны ли они силиконом?

У него ничего не получилось. Он не возбудился. Дэвид дал по–прежнему хихикающей девушке денег на такси и отправил ее домой.

Он лег в постель, но не мог заснуть. Наконец ему пришлось подняться и отправиться к мисс Филд. К моменту прибытия к ней его возбуждение достигло такой силы, что он чуть было не кончил, едва забравшись на мисс Филд.

Она имела над ним странную власть. Он попытался переспать с несколькими другими женщинами, но каждый раз это заканчивалось неудачей. Его жизнь вращалась вокруг мисс Харриэт Филд.

Он узнал кое–что о ней. Мисс Филд было тридцать лет, двенадцать из них она проработала в рекламном агентстве, проделав путь от рядовой машинистки из машбюро до личной секретарши Дэвида. О ней не ходили сплетни. Ее личная жизнь была для всех тайной. Сотрудники фирмы считали мисс Филд пустым местом.

Когда он приходил к ней поздно вечером, они не разговаривали. Он просто отдавал женщине приказы, а она их выполняла, какими бы они ни были. Иногда после секса она спрашивала его, не хочет ли он кофе или чая. Он всегда отказывался и, как только к нему возвращались силы, одевался и уходил.

«Что она думает обо всем этом? — спрашивал себя Дэвид. — Почему всегда молчит?» Вся ситуация казалась ненормальной.

В один из вечеров он приехал к ней раньше обычного. Она еще не легла в постель. Мисс Филд прижимала кардиган к своему несуществующему бюсту. Она механически начала раздеваться.

Впервые он увидел, как она раздевается по–настоящему. Обычно на ней были только ночная рубашка и халат. Сейчас она снимала одну вещь за другой. Казалось, на ней был целый ворох тряпья. Юбка, кардиган, свитер, нательная фуфайка (самый неприглядный предмет женского туалета, который Дэвиду довелось увидеть), розовый бюстгальтер, длинные шерстяные рейтузы, толстые чулки и трусики.

Поежившись, обнаженная женщина замерла перед ним.

«Мерзкая сучка, — подумал он, — вечно влажная, готовая к действиям. Возможно, наверстывает упущенное за многие годы».

Наверное, сегодня ему следует заставить ее подождать. Она уже легла на пол, раздвинув бледные ноги.

Он не смог заставить ее ждать. Жгучее желание помешало ему. Он торопливо сбросил с себя одежду и лег на мисс Филд.

Она тихонько ахнула, и они унеслись на небеса.

Позже она надела халат и начала аккуратно раскладывать его вещи, чтобы ему было легче одеваться.

Он лежал, наблюдая за ней. Она действительно была дурнушкой. Не то чтобы она не умела преподнести себя, следить за собой — тут нечего было украшать.

Она вспыхнула, заметив его взгляд.

— Чай или кофе, мистер Купер?

— И то, и другое, — резко выпалил он. Она повернулась, чтобы пойти на кухню; он подумал, что она и вправду принесет чай и кофе, если он не остановит ее. — Сядь, — сказал Дэвид.

Она неуверенно села, скрестив лодыжки и сжав руки, лежащие на коленях.

— Я хочу поговорить с тобой.

Произнеся это, Дэвид понял, что у него нет никакого желания разговаривать с ней; ему захотелось просто уйти отсюда.

— Ладно, это ерунда, — буркнул он.

— Что–то не так, мистер Купер?

— Ради Бога, перестань называть меня мистером Купером. Она опустила глаза.

— Хорошо, дорогой Дэвид. «Господи, она держится, как непорочная дева. В ней действительно есть нечто странное», — подумал Дэвид.

Он поднялся, обдумывая свое решение. Он уволит ее в понедельник, это свидание будет последним. Может быть, ему следует трахнуть ее еще разок напоследок.

— Ляг на пол, — устало произнес он.

Дэвида охватила страсть, с которой он не мог совладать.

Спустя неделю Линда и Джей тихо поженились в Хэмпстеде. На бракосочетание приехали удивленные, но счастливые родители Линды. Дети, одетые в свои лучшие костюмы, были молчаливы. На церемонии присутствовали друзья Линды и Джея.

Затем они отправились в гостиничный «люкс» Джея, чтобы попробовать свадебный пирог и выпить шампанского. Все прошло скромно, без помпы.

Вскоре родители Линды заявили, что они возвращаются к себе, за город. Они забирали с собой детей.

Линда прижала к себе Джейн и Стивена.

— Мама уезжает ненадолго, а потом мы все будем жить в Америке, в большом красивом доме с бассейном.

— О, с бассейном! — радостно воскликнул Стивен.

Джейн сдерживала слезы; на ее невинном пухлом личике появилось тревожное выражение.

— Я надеюсь, самолет не разобьется, мама.

Джей поднял девочку и поцеловал ее.

— Будь умницей, и мама вернется так скоро, что ты не успеешь заметить ее отсутствие.

Джейн посмотрела на него своими большими карими глазами.

Гости разошлись, и Линда с Джеем остались одни.

Сняв шляпу, Линда вздохнула.

— Ужасно тяжело расставаться с детьми.

Джей засмеялся.

— Это же только на пару недель. Ты не против, если я проведу немного времени наедине с моей женой?

— Нет, не против. — Она улыбнулась ему. — Я люблю тебя.

Они получили несколько телеграмм, в частности от Конрада и Ширли Ли, проводивших медовый месяц в Мексике: «Поздравляем. Англичанки — самые лучшие жены. Они не требуют больших алиментов. С любовью и уважением, Конрад и Ширли».

От пятнадцатилетней дочери Джея пришло саркастическое послание: «Папочка, желаю счастья с четвертой женой. Каролина».

— Она выросла дерзкой, — мрачно произнес Джей.

— Почему? — спросила Линда.

— Не знаю.

Он пожал плечами.

— Наверное, я сам в этом виноват. У нее сложный характер — она пошла в мать. Я не уделяю внимания Каролине, Дженни так и не вышла снова замуж. Думаю, отсутствие в доме мужчины повлияло на Каролину.

— Я бы хотела с ней познакомиться, — тихо сказала Линда. — Может быть, когда мы обживемся на новом месте, она сможет приехать к нам и погостить у нас какое–то время.

— Выбрось эту идею из головы. — Он засмеялся.

— Ее мать никогда не допустит этого. К тому же Каролина уже не ребенок; мне поздно появляться на сцене.

— Она еще подросток; думаю, нам следует попытаться.

Он поцеловал Линду.

— Ты очень добра.

Улыбнувшись, она сменила тему:

— Надеюсь, я собрала подходящие для Ямайки туалеты. Я занималась этим в спешке.

— Ты еще не пожалела?

— Пожалела? Странный вопрос. Конечно, нет.

— Давай пообедаем здесь. Машина заедет за нами в шесть утра. Нам надо лечь пораньше.

— Прекрасная идея. — Она зевнула.

— Я приму ванну.

— Доверься мне. Я закажу тебе нечто особенное.

Линда прошла в ванную. Два ее чемодана и баул с косметичкой лежали на стойке для багажа.

Она надеялась, что не разочарует Джея. Он привык иметь дело с красавицами. Она вспомнила эффектную непроницаемую Лори.

Линда быстро приняла ванну, затем вытащила длинную голубую ночную рубашку и халат того же цвета. Он обтягивал полную грудь женщины и доходил до пола, выгодно подчеркивая ее формы. Линда причесала свои густые золотисто–каштановые волосы, падавшие на плечи. Лицо и тело Линды нельзя было назвать безупречно красивыми, но она была сексапильной женщиной.

Джей заказал еще шампанского, восхитительное рыбное заливное и тонкие кусочки белого цыплячьего мяса под грибным соусом с рисовым гарниром. Трапезу завершала клубника по–строгановски и бренди «Курвуазье».

После обеда Линда почувствовала себя совершенно счастливой. Джей всему придавал совершенную форму.

В спальне он медленно раздел Линду и начал нежно любить ее. Без спешки, неторопливо. Он ласкал ее тело как самую драгоценную вещь на свете. Доводил Линду до грани экстаза и замирал, заставляя ее стонать от наслаждения; в каждом его движении чувствовалась уверенность.

Она словно летела по небу, отдавшись во власть его рук и тела. Он полностью владел им, останавливаясь в нужный момент.

Все произошло лишь тогда, когда он захотел; они кончили одновременно. Она никогда прежде не испытывала ничего похожего; Линда прильнула к нему, шепча слова любви.

Потом они лежали и беседовали. — Ты просто чудо, — сказал он. — Ты поступила умно, заставив меня дождаться первой брачной ночи.

— Что? — Она еще сильнее прижалась к нему.

— Я безумно хотел тебя, но знал, что стоит мне совершить один неверный шаг, и я окажусь очередным мужчиной, старающимся затащить тебя в постель. Я трахнул Лори во время нашей первой встречи. Она пришла брать у меня интервью; мы заперлись в кабинете. Представляешь, каким я был идиотом, коли женился на девушке, которая отдалась мне в момент знакомства? Лишь встретив тебя, я понял, что такое настоящие отношения.

Она поцеловала его.

— Но ты не боялся, что мы — ну — не подойдем друг другу в постели? Почему не захотел проверить заранее?

— Потому что боялся услышать «нет».

— Но я могла сказать «да».

Он кивнул головой.

— Верно, но ты создана не для внебрачных романов. Потом ты бы пожалела о случившемся и относилась бы ко мне хуже.

— О, — Линду поразило, как хорошо он знал ее. Возможно, он был прав.

— А что скажешь о Сьюзан Стэндиш? — с упреком в голосе спросила она.

— Я — мужчина, Линда, — без уверток ответил он. — Не собираюсь оправдываться. Она — хорошенькая девушка, и я не мог иметь тебя.

Ее глаза закрывались.

— Я люблю тебя, мой муж, — пробормотала Линда, проваливаясь в сон.

Пребывание в санатории оказалось не слишком тягостным. Это место идеально подходило для того, чтобы отдохнуть, подумать и набраться сил. Клаудия доверила специалистам заботу о ее теле.

Массаж и курс терапии помогли девушке восстановить форму; она загорела возле великолепного бассейна. Утреннее английское солнце дарило покой и силы, не обжигая кожу. Клаудия проводила время в мечтах об успехе и славе. Это было все, что она хотела от жизни.

Джайлс навестил ее.

— Ты выглядишь превосходно! — с энтузиазмом сказал он. — Как та Клаудия, которую я всегда знал.

Он получил письмо из редакции журнала; их обоих с нетерпением ждали в Америке.

— Ты в самом деле произвела там на кого–то сильное впечатление, — радостно заметил Джайлс. — Они не могут дождаться твоего приезда. Запланировали большую рекламную кампанию. Хотят уделить тебе много места в журнале.

Она была в восторге. Может быть, именно этого шанса она дожидалась.

Вскоре Клаудия уже могла покинуть санаторий. Джайлс отвез ее в свою квартиру–студию, которая находилась в Челси.

— Я забрал все твои вещи из пентхауса, — сообщил фотограф. — Тебе лучше пожить здесь до нашего отлета.

Клаудия обрадовалась. Джайлс заботился о ней, ее это устраивало.

Они спали на огромной кровати как брат с сестрой; днем Джайлс ходил с Клаудией по магазинам в поисках нарядов. Она купила восхитительный пепельный парик, чтобы прикрыть им свои короткие волосы, пока они не отрастут.

Джайлс платил за все.

— Это мое вложение капитала, — шутливым тоном сказал он.

Наконец он решил, что они готовы к поездке, и дал телеграмму в журнал.

Он получил длинный ответ; где, в частности, сообщалось, что для них забронированы авиабилеты.

«Будьте готовы к торжественной встрече будущей «Мисс месяца“. Поднята на ноги вся пресса. На день Вашего прилета запланирован большой прием», — прочитали они.

Клаудия ликовала. Нью–Йорк ждет ее.

Дэвиду не удавалось освободиться от Харриет Филд. Он не мог заниматься сексом с другой женщиной. Он упорно предпринимал многочисленные попытки, даже пошел с девушкой на порнофильм в надежде, что это возбудит его. В результате его спутница так завелась сама, что, когда он не сумел удовлетворить ее, она обрушила на него поток оскорблений.

Он чувствовал, что, если ему удастся успешно переспать с кем–нибудь, кроме Харриет Филд, стереотип разрушится. Но это было уже невозможно, а секс с Харриет становился все более волнующим и захватывающим.

Теперь Дэвид проводил у нее всю ночь, поскольку он обнаружил, что и по утрам хочет Харриет.

Кожа ее казалась еще более бледной, прозрачной. Из Дэвида мисс Филд также вытягивала жизненные соки. Он просыпался в ее тесной квартире раздраженным. Если он решит и дальше поддерживать отношения с мисс Филд, ему, несомненно, следует подыскать для них другое жилье. Он не хотел снимать для нее квартиру, но другого выхода явно не было.

Она не заговаривала с Дэвидом, когда они не занимались сексом. Старалась не сталкиваться с ним.

Обычно он подвозил ее утром, высаживая из машины за квартал до офиса. Она молча сидела на сиденье, точно серая мышь. Он ненавидел Харриет Филд, но не мог бросить ее.

Неужели безумная животная страсть, которую он питал к несчастному созданию, никогда не исчерпает себя?

Он уже давно не виделся со своими детьми. Слишком давно. Почему–то он не смел посмотреть им в глаза, испытывая стыд.

Его жизнь состояла из нескончаемой работы, которой он отдавался целиком, и секса с Харриет. Он похудел, осунулся.

Это должно скоро кончиться, убеждал себя Дэвид, со временем она надоест мне.

Он сосредоточил свои душевные силы на стремлении выбросить Харриет из своей жизни. Для этого он занимался с ней сексом при каждом удобном случае; иногда Дэвид даже запирался с женщиной в кабинете и быстро овладевал ею на ковре или письменном столе. Ничего не помогало. Близость с ней была от этого лишь еще более волнующей.

Он продолжал влачить подобное существование, мечтая оборвать эту связь.

В лондонском аэропорту Клаудию обступили фотографы.

— Посмотрите сюда. Теперь сюда, Клаудия. Приподнимите юбку, дорогая. Покажите ноги.

Клаудия выполняла их просьбы. На ней были короткая юбка, тонкий свитер в обтяжку и меховая шубка.

Джайлс наблюдал за ней со стороны. Он знал, что поступил умно, заставив ее подписать контракт, делавший его личным менеджером девушки. Теперь ему причиталась половина доходов, и он чувствовал, что эти пятьдесят процентов обернутся кругленькой суммой.

Американцы искали новый секс–символ. Клаудия потрясет их. В Англии она была одной из многих звездочек. В Америке она могла вырасти в настоящую знаменитость. Джайлс был в этом уверен. Ей надо только суметь преподнести себя, остальное сделает умело организованная реклама, и успех гарантирован.

Конечно, ему придется тщательно присматривать за ней, следить за тем, чтобы она не злоупотребляла спиртным и избегала связей со случайными, ненужными людьми.

Она чувственно улыбалась фотографам, откинув голову назад, приоткрыв рот, сверкая раскосыми зелеными глазами. Клаудия расцветала при свете фотовспышек. Ее бюст выпирал из–под тонкого свитера. У девушки были красивые длинные ноги.

— Идем, детка, мы опоздаем на самолет, — сказал наконец Джайлс.

Она напоследок попозировала перед фотографами в еще одной соблазнительной позе, затем крепко сжала руку Джайлса.

— Вот это успех! — воскликнула она. — Я счастлива, милый. Безумно счастлива!

В другом крыле аэропорта, в зале для особо важных лиц, Линда и Джей потягивали кофе, в чашечку которого была добавлена щедрая порция виски. Он не любил летать и мог сесть в самолет лишь в состоянии легкого опьянения.

Линда любовалась своим тонким обручальным кольцом, усыпанным безупречными бриллиантами. Она изумлялась силе своей любви к этому человеку. Линда думала, что уже не сможет склеить свою разбитую жизнь, найти душевные силы для чего–то нового. Сейчас десять лет, прожитых с Дэвидом, утрачивали свою реальность.

Джей взял ее за руку.

— Ты сегодня выглядишь великолепно.

Она улыбнулась.

— Спасибо.

— Я не забыл сказать тебе о том, что я люблю тебя?

Подошедшая стюардесса пригласила Линду и Джея в самолет. В коридоре к ним подошел одинокий фотограф.

— Вы позволите вас сфотографировать, мистер Гроссман?

— Конечно.

Приветливо улыбнувшись, Джей обнял Линду.

Она удивилась.

— Почему тебя фотографируют? — прошептала женщина.

— Это обычно организует студия. Реклама для фильма.

— А, — она понимающе кивнула.

Они с комфортом разместились на борту самолета; Джей периодически прикладывался к серебряной фляге. Взревели мощные двигатели, и лайнер начал выруливать на взлетную полосу.

Однажды утром Дэвид проснулся в особенно скверном настроении. У него болела голова, спертый воздух пах сексом — Харриет, кажется, никогда не открывала окна. Дэвид тотчас овладел женщиной; физическая страсть в этот момент подавила все прочие чувства.

Удовлетворив желание, он почувствовал себя еще хуже.

Она приготовила ему кофе и дала утреннюю газету. Закурив, он взглянул на первую полосу и увидел там фото Клаудии. Девушка была снята в ракурсе «три четверти»; Дэвид увидел длинные распущенные волосы, вызывающе выставленный вперед бюст, многозначительную улыбку на губах. Клаудия выглядела сногсшибательно. Красивые ноги исчезали в короткой юбке.

«Очаровательная фотомодель и актриса Клаудия Паркер (21) улетает сегодня в Нью–Йорк. Мисс Паркер собирается обсудить ряд предложений, сделанных ей Голливудом. Девушку сопровождает Джайлс Тейлор, известный светский фотограф, сотрудничающий также с журналами мод. Оба отрицают, что у них роман».

Дэвида охватила злость: Клаудия выглядела отлично и казалась очень счастливой. Он думал, что без него она окончательно загубит себя. Но вот она на первой полосе, улетающая в Америку, без единой проблемы в жизни.

Стерва! Она погубила его брак.

Он в ярости перевернул страницу. Почему Клаудия не могла уйти в небытие, исчезнуть без следа?

На следующей странице находилась маленькая фотография безмятежно улыбающейся Линды, которую бережно обнимал какой–то мужчина.

«Мистер Джей Гроссман, известный голливудский режиссер, и новая миссис Гроссман отправляются в медовый месяц на Ямайку. Мистер Гроссман только что закончил работу над фильмом «Бешеба“. Съемки проходили в Лондоне и на натуре в Израиле».

Миссис Джей Гроссман — невероятно! Как она посмела! Он внимательно изучил фотографию, ища на лице Линды следы печали, но они отсутствовали. Она была спокойной, уверенной в себе и очень привлекательной,

Как она могла выйти замуж, не сообщив об этом ему?

И тут он вспомнил. На прошлой неделе она трижды оставляла ему в офисе сообщения. Он не потрудился ей позвонить.

— Черт возьми! — выругался Дэвид.

Он всегда считал, что Линда будет свободна, когда он надумает вернуться в семью, что она примет его назад. Харриет Филд отвлекла Дэвида от мыслей о возвращении. Втянувшись в эту безрадостную связь, он забыл обо всем прочем. Даже не навещал детей.

Дэвиду показалось, что он попал в ловушку. Теперь не было Линды, которая могла спасти его. Пришло время бежать.

Охваченный отчаянием, он вспомнил слова детской песни: «Беги, кролик, беги, кролик, беги, беги, беги». Они преследовали его с настойчивым однообразием.

Из ванной донеслись звуки рвоты. Вскоре Харриет вернулась в комнату. Она еще не оделась, что было для нее несвойственно; женщина прижимала к груди свой выцветший шерстяной халат.

Бледная, жалкая, она подошла к Дэвиду. — У нас будет ребенок, — бесстрастно сообщила Харриет Филд.

Он в ужасе посмотрел на нее. И медленно осознал, что бежать уже поздно — ловушка захлопнулась.

Голливудский зоопарк

Глава 1

Мир полон женатых мужчин. Голливудский зоопарк

Герберт Линкольн Джефферсон с отвращением посмотрел на свою жену Мардж. Она лежала на диване перед телевизором, оголив жирные белые ляжки. Женщина ела апельсин; сок стекал по ее подбородку. Периодически она прикладывалась к банке пива, которую держала в руке. Голубое хлопчатобумажное платье обтягивало ее тучное тело; под мышкой ткань разошлась по шву. Грязный, некогда белый лифчик, поддерживавший массивные груди, выглядывал в прореху. Посторонний человек с трудом смог бы правильно определить ее возраст. Ей было тридцать пять, но выглядела она лет на десять старше.

– Я ухожу, – заявил Герберт.

Мардж не отвела взгляда от телеэкрана. Запихнув в рот еще несколько апельсиновых долек, она пробормотала:

– О'кей, милый.

Герберт вышел из своего блекло–розового дома, стоявшего среди своих многочисленных блеклых двойников. Он злобно пнул кошку Мардж и направился к автобусной остановке. Ранний вечер выдался жарким. Его бесило отсутствие личного автомобиля. В Лос–Анджелесе все имели машины. Еще на прошлой неделе у него был красивый, сверкающий, серый «шевроле», но его забрали, потому что Герберт просрочил платежи.

Герберт был худощавым шатеном среднего роста с заостренными чертами лица. Он не был ни красавцем, ни уродом. Он обладал обыкновенной внешностью. Его было трудно запомнить, если он не смотрел на вас своими слегка косыми карими глазами – под его взглядом человеку становилось не по себе. Глаза у Герберта были безжалостные, злые, цепкие.

Перед ним на автобусной остановке стояла молоденькая мексиканка. Он оценивающе оглядел девушку. Она показалась ему слишком тощей и юной. Несомненно, девственница, решил он. Забравшись в автобус, Герберт прижался к девушке. Она обернулась и удивленно посмотрела на него. Не обращая на нее внимания, он сел рядом с полной женщиной, вероятно, домработницей какого–то киномагната. Нет, тогда она бы ездила на машине.

В автобусе пахло кислым потом, и Герберт поморщил нос. Перед выходом он принял душ. Иногда он делал это три–четыре раза в день. Его кумиром был Крошка Тим – Герберт где–то прочитал, что актер принимал душ после каждого посещения туалета. Подобная чистоплотность его восхищала.

Пухлая женщина передвинулась на сиденье. Видно, ей не понравилось, что Герберт прижал свою ногу к ее бедру. Она не была уверена в том, что он делает это нарочно – он смотрел прямо перед собой, заурядное лицо не пробуждало никаких подозрений.

Старая перечница носит чулки на подвязках, подумал Герберт. Одна из них упиралась ему в бедро. Подняв руку, он задел локтем бюст женщины. Она отодвинулась к окну. Герберт невозмутимо смотрел вперед.

На следующей остановке женщина выходила, и он вытянул свои ноги вперед так, чтобы ей было трудно протиснуться мимо него. Когда ее большие ягодицы коснулись его колен, он мысленно усмехнулся. – «Пусть эта корова поймает кайф, – подумал он. – Они это обожают, даже старухи».

Герберт с нежным чувством вспомнил о письме, которое он отправил Анджеле Картер – сексапильной рыжеволосой кинозвезде. Он бросил конверт в ящик вчера вечером; она, вероятно, уже прочитала его послание. Ему удалось узнать ее домашний адрес – сделать это Герберту помогла его нынешняя работа. В конторе стояла картотека с адресами многих кинозвезд. Он водил автомобиль, принадлежавший трансагентству, услугами которого пользовалась киностудия «Радиант продакшн». Для Герберта было важно, чтобы его адресаты вскрывали конверты лично. В этом заключался весь смак.

Он написал Анджеле в подробностях, что он хотел бы сделать с ней. Текст был ласковым, нежным и страстным. Герберт не упустил ни единой детали и вложил в конверт маленький прозрачный пакетик с собственной спермой.

Это послание было литературным шедевром Герберта; он надеялся, что мисс Анджела Картер оценит его стиль и содержание.

Автобус остановился; Герберт зашагал к гаражу «Суприм Чоффер компани».

Глава 2

Девушка ласкала человека, лежавшего под ней; он гладил руками ее обнаженную спину.

Она была необыкновенно хороша собой. Длинные волнистые волосы обрамляли ее загорелое чувственное лицо с зелено–карими глазами и большим ртом.

Они лежали на черной шелковой простыне. Вторая такая же простыня прикрывала девушку ниже талии. У нее было восхитительное тело с длинными конечностями, красивыми изгибами и изящной мускулатурой.

Вздохнув, она склонила голову, чтобы поцеловать обнаженного мужчину. Его тело было загорелым, крепким, мускулистым, с растительностью на груди.

Целуя мужчину, она опустила руку к полу и вытащила из–под кровати маленький пистолет. Незаметно поднесла оружие к голове мужчины.

Прервав поцелуй, она шепнула:

– Прощайте, мистер Фонтейн.

Одним стремительным движением он скинул девушку с себя и вырвал пистолет из ее руки.

Оказавшись на полу, она бросила на человека взгляд, полный ненависти.

Он рассмеялся.

– Может, в следующий раз ты будешь удачливей. Помни, детка, ты имеешь дело не с бойскаутом.

Она замахнулась, чтобы ударить его, и вдруг кто–то крикнул:

– Стоп!

Санди Симмонс прикрыла себя руками. Появившаяся костюмерша набросила халат на актрису.

К ней подошел Эйб Стейн, режиссер. Он был толстым и жевал старую дурно пахнущую сигару. Он обратился к мужчине, лежавшему на кровати.

– Извини, Джек, ее груди занимают весь кадр. Джек Милан усмехнулся. Он прекрасно сохранился к своим сорока девяти годам. Иссиня–черные волосы и обаятельная улыбка уже два десятка лет обеспечивали огромные кассовые сборы фильмам с его участием.

– На мой вкус, их никогда не бывает слишком много, старина Эйб.

Все рассмеялись. Молчала лишь одна Санди; она сидела на полу с несчастным видом, кутаясь в халат.

И зачем только она согласилась сниматься в этом фильме? В Италии, да и во многих других европейских странах ее считали почти звездой; здесь, в Голливуде, с ней обращались как с ничтожеством.

– Слушай, милая, – сказал ей Эйб, – я знаю, что у тебя есть пара великолепных сисек, но пусть они смотрят на мистера Милана, хорошо?

– Извините, – через силу произнесла она. – Это очень трудно сделать, когда он бросает меня на пол. Возможно, если бы вы разрешили мне прикрыть их, как я хотела…

– Нет, с этими штуками будет еще хуже.

Эйб имел в виду «подкладки», на использовании которых настаивали некоторые кинозвезды, снимаясь в обнаженном виде – матерчатые круги телесного цвета, приклеиваемые на женские груди. Санди хотела сниматься с ними, но ее контракт предусматривал, что она будет подчиняться в таких вопросах требованиям кинокомпании, отказавшейся от «подкладок». Поэтому она была выставлена в одних трусиках на обозрение съемочной группы, число членов которой в этот день, похоже, удвоилось.

Она с ужасом думала о том, что сейчас ей придется снова снять халат.

Словно прочитав ее мысли, Эйб сказал:

– Ложись на кровать, я покажу, что мне нужно. Ты не против, Джек? Позволишь ли мне стать твоим дублером?

– Позволю ли я? Дайте мне виски и сигарету, и я согласен сниматься в этой сцене хоть весь день!

Снова раздался смех, и Санди неохотно сняла халат. Она решила не замечать глядевших на нее с ухмылкой людей. Частично прикрывшись простыней, актриса легла на Джека Милана.

– Теперь делаем все медленно, – приказал Эйб. – Покажи мне, как ты сбрасываешь ее с себя.

Сильные руки Джека неторопливо подняли девушку и столкнули ее в сторону. Толстые пальцы Эйба скользнули по телу актрисы.

– Постарайся удерживать ее лицом к себе, – сказал Эйб. – Вот так, отлично. А теперь на пол, дорогая, ты должна ударить его, только следи, чтобы камера оставалась у тебя за спиной. Вот так.

Он снова передвинул руками ее тело; Санди была уверена в том, что его толстые пальцы коснулись ее грудей не случайно.

– А сейчас – перерыв на ленч.

Эйб повернулся к Джеку Милану, вставшему с кровати. На актере были оранжевые трусы и носки.

– Всем вернуться точно к двум часам. Идем, Джек, я угощу тебя виски.

Санди медленно прошла в гримерную. Она едва сдерживала слезы. Она чувствовала, что ее унижают. Сначала предложение сняться в фильме с Джеком Миланом обрадовало Санди, но картина оказалась обычным шпионским боевиком с множеством женских ролей. Санди так спешила покинуть Рим, что едва заглянула в сценарий. Ей хотелось увидеть Голливуд.

Санди родилась в Рио. У нее было счастливое детство. Отец Санди был латиноамериканцем, мать – француженкой. Они жили очень дружно.

К шестнадцати годам Санди решила стать актрисой и уговорила родителей отправить ее в лондонскую академию драматического искусства. Это учебное заведение было одним из лучших; Санди предстояло жить в Лондоне у старшей сестры матери, тети Джесмин. Конечно, на каникулы она будет возвращаться в Рио и сможет немедленно покинуть Англию, если ей там не понравится.

Оказалось, что ее отношение к Англии не имеет никакого значения. Через два дня после отъезда Санди родители девушки погибли в автокатастрофе.

Санди была убита горем. Ей казалось, что если бы она осталась в Рио, несчастья могло не случиться.

Ее отец почти не оставил денег. Он славился щедростью, жил на широкую ногу и много тратил.

После похорон Санди решила остаться в Лондоне и продолжить обучение. Наследство матери составило несколько тысяч фунтов стерлингов.

Ей пришлось привыкать к совершенно новой жизни в маленькой квартирке в Кенсингтоне, к холодному климату, к тете Джесмин, считавшей грехом проявление нежности.

Санди это удивляло и беспокоило. Она нуждалась в любви и теплоте; она чувствовала себя одиноко.

Она полностью отдалась учебе в академии.

Спустя полтора года Санди встретила Рафа Суза.

Раф был энергичным молодым фотографом, работавшим для модных журналов; он был нарасхват и прекрасно знал это. Он появился в академии с тремя худенькими фотомоделями, парикмахером, массой реквизита и техники, а также тремя большими собаками. Раф Суз получил разрешение администрации использовать интерьер академии и учащихся в качестве фона. Он делал серию фотографий для журнала «Вог».

В ту пору Санди стягивала волосы в «хвост», носила на себе не меньше трех свитеров сразу и ходила в мешковатых слаксах. Она не пользовалась косметикой.

Раф тотчас обратил на нее внимание. Он заставил Санди распустить волосы, присесть на корточки возле трех собак и посмотреть на трех фотомоделей.

Санди втайне обрадовалась, но другие студентки сделали вид, что это ужасно скучное занятие.

Уходя, Раф оставил девушке свою визитную карточку и сказал:

– Если захочешь увидеть фотографии, загляни ко мне завтра в шесть вечера.

Студия Рафа находилась в дальнем конце Фулхэм–роуд; Санди долго искала нужный ей дом. Взглянув мельком на девушку, Раф протянул ей пробные отпечатки.

Она внимательно изучила их. Ее лицо рядом с фотомоделями казалось простым, блеклым. Свитера делали ее полной, неизящной.

– Сколько тебе лет? – небрежно спросил Раф.

– Скоро будет семнадцать. Почему вы спрашиваете?

– Просто так. Кажется, ты мне подойдешь. Хочешь, сделаем фотопробу?

– Да, хочу.

– Если ты выйдешь хорошо, уедем на неделю из Англии. Я беру на себя все расходы и плачу тебе сотню фунтов.

Раф был весьма хитер. Ему обещали заплатить тысячу фунтов. Услуги хорошей профессиональной фотомодели обошлись бы ему в сумму, значительно превосходящую сотню фунтов. К тому же он видел, что у Санди есть большой потенциал. Эта великолепная кожа могла принести миллион долларов; грамотный макияж и эффектная прическа сделают ее внешность сногсшибательной. Он устал от ординарных лиц. Они все казались похожими друг на друга. Эта девочка – нечто особенное.

За свою недолгую карьеру Раф переспал со многими известными фотомоделями, редакторами журналов, другими женщинами, которые могли оказаться полезными для дела. Он обладал атлетическим сложением и мальчишеской улыбкой, которую многие находили обворожительной.

Сейчас он одарил ею Санди.

– Что скажешь? Родители возражать не станут?

– Какой он добрый и симпатичный, – подумала она.

– Конечно, я смогу. Семестр заканчивается завтра, у меня нет определенных планов.

– Отлично! Начнем готовиться. Сними свою одежду. Я дам тебе рубашку. Распусти волосы, сейчас они не смотрятся.

Санди задумалась. Что за фотографии он намерен делать? Она еще колебалась, когда он бросил ей рубашку. Он заметил ее состояние.

– Ты будешь демонстрировать одежду, дорогая, купальники и белье. Я должен увидеть твое тело, и без шмоток. Если хочешь, поднимись наверх и переоденься там.

Он занялся фотокамерой.

Она отправилась на второй этаж, захватив с собой рубашку. Надела ее поверх лифчика и трусиков. Все выглядело вполне пристойно. Распустив волосы, Санди зашагала вниз по лестнице.

– Господи, – подумал Раф, – на сей раз мне повезло. Эта девушка – сущая находка. У нее были невообразимо длинные ноги. Раф представил себе, как великолепно она будет выглядеть на снимках. Контур ее грудей вырисовывался через ткань. У Санди была особенная походка. Очень, очень сексуальная.

Он снимал девушку в течение часа. Она без труда принимала нужные позы. Он не мог дождаться, когда она снимет рубашку. Санди волновала Рафа, он решил, что она способна украсить эту поездку.

Завершив все приготовления, он отправился с ней в Марокко.

Раф, привыкший смотреть на женщин как на элемент комфорта, был совершенно очарован Санди.

Из–за холодности ее тети Санди стала проводить с ним все больше и больше времени. В день ее семнадцатилетия Раф переспал с девушкой, и вскоре она перебралась к нему в студию.

Тетя Джесмин восприняла это событие так, как она воспринимала все в жизни – не разжимая губ, молча.

– Я буду звонить, – пообещала Санди.

Тетя Джесмин выразила свое неодобрение только пожатием плеч.

Раф был первым близким для Санди человеком, не считая умерших родителей. Она прожила с фотографом несколько месяцев, закончила последний семестр в академии. Раф занимался своей работой. Затем появились фотографии Санди, сделанные в Марокко; телефон в редакции журнала раскалился – все хотели узнать, кто эта девушка. Ей предлагали сниматься в рекламе шампуня и зубной пасты; Санди получила приглашение пройти кинопробу.

Раф ходил мрачный; Санди ликовала.

Редактор журнала хотел, чтобы Раф немедленно сделал новую серию фотографий с Санди. Раф отговорил ее от работы над рекламными клипами, хотя ей обещали большие деньги. Но она упорно твердила, что хочет пройти кинопробу.

Раф взял ее в Рим; пока он фотографировал, девушка влюбилась в город. Он напоминал ей Рио.

Раф переживал – ему не хотелось делить Санди с кем–то. Впервые за все время их совместной жизни он стал встречаться с другими женщинами, напивался до ее возвращения домой, грубил ей в присутствии общих друзей.

Она не понимала, почему он стал с ней резким. Что она ему сделала?

Но он не мог объяснить свое отношение к ее успеху, признаться, что боится потерять Санди.

Она сыграла пару эпизодических ролей и получила предложение сниматься в Риме.

– Соглашайся, – с горечью сказал Раф, – у нас и так все почти кончено.

Чтобы поставить точку над I, он заявил ей, что у него есть другая женщина.

Санди имела успех в Риме; она снялась в нескольких лентах, где главная ставка делалась на ее физическую привлекательность.

Мысли о том, чтобы стать «серьезной актрисой», отошли на второй план. Она наслаждалась вниманием, которое ей уделяли везде.

Итальянские мужчины буквально осаждали девушку, но ее сердце все еще принадлежало Рафу. Он был у нее первым, она любила его. Точнее, считала, что любит.

Затем появился Пауло. Граф Пауло Дженерра Риццо. Он принес ей одни несчастья.

– Мисс Симмонс.

В дверь гримерной постучали.

– Мисс Симмонс, вас ждут на съемочной площадке.

Она машинально посмотрелась в зеркало и поняла, что пропустила ленч. Ладно, пора возвращаться к очаровательному Эйбу Стейну и неотразимому Джеку Милану, который не сказал ей ни единого слова. Славное начало ее работы в Голливуде!

На съемочной площадке царило оживление. Слух о том, что снимается эпизод с обнаженной натурой, привлек сюда многих работников студии. Санди заметила здесь мужчин с камерами, которых до ленча на площадке не было. Джек Милан и Эйб Стейн отсутствовали.

К Санди подошел гример, с которым она спорила утром. Тема пререканий, по мнению Санди, была нелепой. Она хотела самостоятельно накрасить глаза, а гример возражал. Это вызвало недовольство Санди – она знала свое лицо значительно лучше, чем человек, который видел ее пять минут. Она настояла на своем, и гример выбежал из комнаты в ярости, бормоча что–то насчет «безмозглых иностранок».

Теперь он подошел к ней с набором косметики и губкой. Предложил снять платье.

– Я должен проверить тон на теле.

Она бросила возмущенный взгляд на мужчину, который собрал вокруг них группу зевак, надеявшихся на бесплатное зрелище.

– Где женщина, которая делала это утром? – спросила Санди.

– На другой площадке. Не строй из себя скромницу, все уже видели твои сиськи!

Она почувствовала, что ее лицо вспыхнуло, бросилась прочь со съемочной площадки и налетела на Джека Милана и Эйба.

– Куда ты мчишься, милая? – спросил Эйб, схватив своими мясистыми пальцами Санди за руку. – Давай закончим съемки этой сцены.

Он вернул ее на площадку.

Санди внезапно поняла, что не сможет снять платье в присутствии всей съемочной группы. Она обратилась к Эйбу:

– Р. Италии, когда снимается подобный эпизод, на площадке остаются только самые необходимые из технических работников. Я бы хотела, чтобы здесь было так же, пожалуйста. – Неужели? Эйб откашлялся и сплюнул.

– Это не Италия, дорогая, и все эти парни мне необходимы.

Санди, редко терявшая самообладание, едва не взорвалась.

– В таком случае можете снимать сцену без меня. Я не животное, выставленное на обозрение. Я – актриса.

– Ха! – фыркнул Эйб. – Актриса, которая не в состоянии убрать из кадра свои сиськи. Не выпендривайся, детка, ты подписала контракт, помнишь?

– Да, помню. И все же я не могу работать в таких условиях. Извините.

Она покинула съемочную площадку. Это был первый случай, когда актриса отказалась сниматься в фильме Джека Милана.

Глава 3

Чарли Брик и девушка сидели рядом в темном зале ресторана на Парк–лейн. Несколько официантов ждали первого сигнала Чарли, чтобы тотчас устремиться к нему.

Чарли и его спутница потягивали кофе. Живые, блестящие глаза девушки бегали по залу. Она была хорошенькой и юной. Чарли готовился разменять пятый десяток. Он носил очки с массивной роговой оправой. Его лицо было печальным.

– Я бы хотела, чтобы моя мамочка увидела меня сейчас! – внезапно заявила девушка.

– Что, моя милая?

Чарли придвинулся к девушке, взял ее за руку.

– Моя мама, – радостно произнесла она, – не поверила бы своим глазам, увидев меня сидящей в таком месте с тобой.

– Почему?

Он чуть сильнее сжал ее руку.

– Ну, понимаешь, – девушка захихикала, – они отказывались поверить, что я победила на конкурсе красоты и оказалась в Лондоне; там, где я родилась, люди страдают узостью взглядов и консерватизмом. Так что можешь представить, что они подумали бы, узнав, что я сижу в роскошном ресторане с настоящей живой кинозвездой!

– Ты очень хорошенькая.

На ее лице появилось довольное выражение.

– Ты так считаешь?

Она накрыла его кисть своей рукой.

– Моя мама всегда говорила, что я должна сниматься в кино.

Девушка с надеждой посмотрела на Чарли.

– А что думаешь ты?

Он отпустил ее руку и подозвал ближайшего официанта.

– Кажется, нам пора уходить. У меня есть дела рано утром.

– О, – разочарованно протянула она, – а я думала, что ты покажешь мне в отеле свои новые фотографии.

– Как–нибудь в другой раз.

Его отношение к ней изменилось; он вдруг стал холодным, заторопился.

К нему подошел старший официант.

– Все в порядке, мистер Брик? Чарли встал.

– Спасибо, Луиджи, все было отлично.

– На прошлой неделе я видел ваш последний фильм, мистер Брик. Он очень, очень смешной. Мы счастливы видеть вас сегодня тут.

– Спасибо, Луиджи.

Они шагнули из ресторана в холодную лондонскую ночь. Шел дождь. Швейцар вытянулся в струнку.

– Добрый вечер, мистер Брик, ваш автомобиль сейчас подъедет.

Длинный черный «бентли» подкатил к подъезду. Они сели в машину.

– Спасибо, сэр, большое спасибо, – пробормотал швейцар, получив щедрые чаевые.

Автомобиль бесшумно тронулся с места.

– Куда едем? – спросил водитель.

– Высади меня у отеля, Джордж, а потом отвези мисс Мэримонт домой.

– Хорошо, сэр.

Джордж позволил себе на мгновение улыбнуться. Очередную птичку отправляют восвояси!

Они молча добрались до гостиницы. Девушка была так подавлена неожиданной переменой в настроении Чарли, что не могла вымолвить ни слова.

– Ты уверен, что не хочешь, чтобы я поднялась к тебе?

– Уже поздно, дорогая. Я позвоню тебе на следующей неделе.

Он быстро покинул машину.

– Пока.

Чарли проводил взглядом автомобиль, выруливший на дорогу. Глупая девчонка, подумал он. Неужели они встречаются с ним только по одной–единственной причине? Похоже, они действительно считают, что его можно использовать, чтобы попасть на киноэкран.

В который раз он слышал это? Просьба звучала по–разному. Лобовой подход: «Ты бы не мог организовать мне кинопробу?» Осторожный намек: «Я всегда мечтала играть». Слова актрисы: «Мой агент утверждает, что я идеально подхожу на женскую роль в твоем следующем фильме».

Лорна предупреждала его, смеялась над ним: «Ну да, конечно, – говорила она, – девушки выстраиваются в очередь, чтобы запрыгнуть к тебе в постель. Но спроси себя, дорогой, кто им нужен. Ты или знаменитый Чарли Брик?»

Со дня развода прошел месяц. Позади двенадцать лет брака. Лорна с другим мужчиной. Дети, мечущиеся между родителями, и тягостное, ничем не заполняемое одиночество, которое не исчезало, со сколькими бы людьми он ни встречался.

Он зашел в отель. Администратор тотчас направил к нему коридорного.

– Вам звонят из Голливуда, мистер Брик.

– Я буду говорить из номера, – сказал Чарли. Лифтер обрадовался, увидев его.

– Моя девочка просто обезумела от счастья, получив вашу фотографию. Она уже посмотрела ваш последний фильм четыре раза.

Чарли улыбнулся. Его всегда радовало восхищение людей.

Войдя в «люкс», он услышал телефонный звонок. Его агент, Маршалл К. Маршалл, звонил из Голливуда, чтобы уточнить некоторые детали, касающиеся приезда актера в Калифорнию на следующей неделе. Чарли предстояло начать сниматься в новом фильме.

Они поговорили недолго о делах, и Маршалл произнес:

– Чарли, мы с нетерпением ждем тебя двадцать восьмого. Все придут на прием.

После недолгой паузы агент добавил:

– Хочешь, чтобы я подыскал для тебя девушку? Он назвал имена двух довольно известных актрис, игравших в эпизодах.

– Не надо? Хорошо, я уверен, ты обойдешься без моей помощи.

Они попрощались, и Чарли положил трубку.

Он беспокойно зашагал по комнате. Похоже, все сговорились обложить его хитрыми малышками. Он не мог представить себе, чтобы агент предлагал подыскать даму Роберту Редфорду или Майклу Кейну. Тогда почему ему?.. Да, конечно, он не считал себя неотразимым красавцем, кумиром женщин, но у него были собственные зубы и волосы, вполне приятное интеллигентное лицо. Сбросив вес для последней картины, он обрел хорошую форму. В конце концов, он еще был сравнительно молод и без труда находил себе женщин для постели. На самом деле труднее всего было избавляться потом от них. Быстрый взгляд, брошенный на часы: «Боже мой! Неужели уже столько? Я не представлял себе…». Они понимали намек и уходили.

«Люкс», занимавший пентхаус, был холодным, неуютным, несмотря на дорогие вещи, находившиеся в нем – фотокамеры, стереопроигрыватель новейшей модели, а также книги, рукописи, пластинки.

Он покинет его без сожаления – гостиничный номер всегда казался ему временным жильем.

Снова зазвонил телефон. Чарли поднял трубку.

– Я отвез леди домой, – доложил шофер. – Она, похоже, этому не обрадовалась. Вам сегодня еще что–нибудь нужно?

– Нет, – зевнул Чарли. – Я, пожалуй, лягу. Машина понадобится мне завтра в восемь. Спокойной ночи, Джордж.

Он положил трубку, тотчас услышал звонок и снова поднял ее.

На другом конце провода была женщина, говорившая с сильным акцентом. В ее голосе звучал упрек.

– Дорогой, что случилось, почему ты не позвонил? Это была Кристин Свитцер, девушка с крупным бюстом, мечтавшая стать актрисой. Они познакомились днем ранее на вечеринке, после которой переспали. Чарли тогда здорово напился и плохо помнил Кристин.

– Привет, милая, – сказал он. – Извини, я обещал позвонить сегодня?

– Да, дорогой. На сей раз я тебя прощаю. После паузы Кристин добавила:

– Мы увидимся?

Внезапно он вспомнил ее. Она была ему неприятна. Она напоминала Чарли властную преподавательницу физкультуры и обладала противным гнусавым голосом.

«Мы встретимся у меня», – заявила она вчера ночью. Он ведь этого хочет? Чарли покинул ее квартиру.

– Слушай, милая, – сказал он, – давай вместе пообедаем на неделе, чуть позже. Ближайшие дни у меня очень загружены, но я скоро позвоню тебе, ладно?

Она вздохнула:

– Я бы хотела увидеть тебя раньше. Чарли не поддался.

– Я свяжусь с тобой в четверг или пятницу.

– Хорошо, но, по–моему, ты несносен! Он пожал плечами, услышав такой эпитет.

– Возможно, милая, ты права.

Он быстро опустил трубку, прервав беседу.

Женщины всегда разочаровывали Чарли. Сколько он помнил, они всегда предавали его. Даже бывшая жена Лорна после стольких лет совместной жизни оказалась такой же, как и все остальные.

Горькие воспоминания о последних нескольких месяцах нахлынули на Чарли. Взаимные обвинения, дни молчания, потом нескончаемые скандалы. Хуже всего было то, что Лорна стала ненавидеть его, потеряна к нему интерес.

Он покупал ей подарки, драгоценности, меха, новый автомобиль. Она принимала все это равнодушно, без радости – как и его самого в постели. Она никогда не была страстной женщиной, но в последние месяцы, перед концом, откровенно избегала близости с ним. От его прикосновения она съеживалась. Чарли запомнил одну ночь: он лежал на Лорне, пытаясь побыстрее завершить то, что он делал. Она заплакала. Он быстро вынул член. Никогда они не были так далеки друг от друга.

Сейчас ему казалось, что Лорна наделена всеми мыслимыми достоинствами женщины. Неужели он вел себя так плохо, что она не смогла найти в себе силы простить его?

Инициатором развода выступила она.

Он перестал думать о прошлом и обратился мыслями к будущему.

Чарли Брика знали миллионы. Он снялся во многих фильмах. Заработал немало денег. Сделал неплохую карьеру для человека, начинавшего комиком в варьете, которому платили пятнадцать фунтов в неделю. Он мог не работать до конца своей жизни. Это была приятная мысль.

Его мать жила в красивом доме в Ричмонде с двумя слугами, автомобилем и шофером. Он выделил большие суммы своим детям в виде доверительных фондов. Он сам настоял на этом. Лорна не хотела брать у него и пенни, но он щедро обеспечил детей. Его положение не оставляло желать лучшего.

Новая картина обещала быть интересной. Режиссер был старым другом Чарли. Исполнительница главной женской роли, Мишель Ломас, также была его давнишней приятельницей, только в другом смысле. Мишель была знаменитостью, кинозвездой, высокой женщиной с роскошными формами. Ее заметили на юге Франции, когда ей исполнилось девятнадцать; она ходила тогда в бикини; десять лет спустя она обрела всемирную известность как актриса и как женщина. Чарли познакомился с ней пять лет тому назад, когда его карьера киноактера продвигалась успешно, а ее – начала клониться к закату.

Впервые вместо комедийной роли ему досталась романтическая. Женщины повсюду стали воспринимать его как героя–любовника. Если он достаточно хорош для Мишель Ломас, значит, он хорош и для них.

Потекли письмо от поклонниц, карьера стремительно пошла в гору.

Это было началом конца в его отношениях с Лорной.

Роман с Мишель значительно изменил его жизнь. Сначала он просто не мог поверить в то, что знаменитый секс–символ, возможно, самый знаменитый европейский секс–символ своего времени, способен увлечься им. Но это произошло. Она взяла организацию их свиданий в свои руки. У нее был муж, который, к счастью, большую часть времени проводил в Париже.

– Ты замечательный мужчина, – шептала она Чарли. – Восхитительный любовник, самый лучший.

Никто прежде не говорил ему что–либо подобное. Он чувствовал себя в постели плохим или, в лучшем случае, посредственным партнером. Но Мишель все изменила: она дала ему возможность ощутить себя королем.

Конечно, это негативно отразилось на его браке. Чарли возвращался домой с киностудии все позже и позже.

Всегда придумывал себе работу на уик–энд. В конце концов он стал редко видеть Лорну; они просто жили в одном доме.

Время от времени они общались довольно долго, чтобы успеть обменяться оскорблениями.

Лорна: «Я знаю, что ты спишь с этой французской коровой».

Чарли: «Я тебя не понимаю. Как ты можешь говорить такое?»

Лорна: «Ты похож на кобеля, который гонится за сучкой. Ты делаешь из себя посмешище».

Так продолжалось от ссоры к ссоре, от перебранки к перебранке, пока ситуация не стала критической. Чарли собирался последовать за Мишель во Францию. По окончании съемок актриса уехала туда на две недели; они ежедневно говорили по телефону.

– Мой муж проведет на юге десять дней, – сообщила она. – Он улетает завтра. Ты можешь приехать.

К несчастью, именно в этот период у его дочери был день рожденья; Лорна запланировала торжество. Он сказал ей, что должен немедленно уехать для переговоров по поводу новой картины.

Она посмотрела на него долго и пристально.

– Если ты отправляешься к ней, – медленно произнесла Лорна, – ответственность за последствия ляжет на тебя.

После его возвращения многое изменилось. Больше не вспыхивали скандалы; Лорна почти всегда отсутствовала, и ругаться было не с кем. Она уходила, стоило ему появиться в доме. Она не возвращалась к ночи и не утруждала себя объяснениями.

Он не задавал ей вопросов. Он был слишком поглощен предстоящим свиданием с Мишель.

Его карьера продолжала двигаться самым успешным образом. Он получил завидную возможность выбирать роли и фильмы. Отклики прессы всегда были лестными: «Чарли Брик снова блеснул своим талантом», «Брик спасает фильм», «Комический гений Чарли Брика».

Они с Лорной решили перебраться из загородного дома в пентхаус в Найтсбридже. Роман с Мишель почти закончился, поскольку они работали в разных странах и встречи стали невозможными.

Конечно, он понял, что вел себя глупо. Он был виноват перед женой. Но в самом начале Чарли не мог отказаться от связи с Мишель Ломас. Почему–то ему казалось, что теперь, по завершении этой истории и благодаря ей, они с Лорной станут ближе друг другу.

Она же чувствовала иначе. Была холодной, враждебной, несмотря на внимание, заботливое отношение мужа.

Он решил купить пентхаус в надежде, что новая обстановка поможет им снова сблизиться.

Лорна не проявила энтузиазма. Она настояла на том, чтобы они пригласили специалиста по интерьеру и полностью доверились ему.

Спустя две недели после их переезда Чарли пришлось отправиться в Испанию. Вернувшись, он не застал дома Лорну. Она съехала, бросив детей. Чарли прочитал короткую записку: «Во всем виноват только ты один, не обвиняй меня».

Она исчезла, и Чарли потребовались две недели, чтобы найти ее. Частный детектив отыскал Лорну в гостиничном номере в Бейсуотере; она лежала в постели с безработным каскадером. Детектив сделал фотографии; назрел развод.

Сначала Чарли не мог поверить, что Лорна уйдет от него к «пустому месту», неизвестной личности. Этот человек даже не был красивым.

Но Лорну, похоже, это не волновало.

«Разводись со мной, – заявила она, – я пойду на это с удовольствием».

Ему остались дети, няня, шофер и громадный пентхаус.

Он не верил в реальность происходящего. Он расстался с Мишель. Он хотел вернуть Лорну. Она была его женой. Как она этого не понимает? Он был готов простить ей связь с каскадером. Она должна простить его, Чарли. Хотя бы ради детей предпринять еще одну попытку.

Но она не желала ничего слышать.

Лорна перебралась к своему приятелю, и вскоре ее адвокат потребовал детей. Она получила их на законном основании, но Чарли был гарантирован беспрепятственный доступ к ним.

Он продал пентхаус и переехал в гостиничный «люкс». Проводил длинные вечера в одиночестве, иногда просто уставясь на стену, иногда куря до одури марихуану.

Одну девушку сменяла другая. Он проводил ночь со стриптизершей, затем с замужней дамой, чей супруг временно покинул город.

И все они предавали его. Пытались использовать тем или иным путем.

Всем им он рассказывал свою историю. Говорил о том, как он несчастен, что его жена ушла к другому мужчине; Чарли объяснял, что успех ценен лишь тогда, когда человеку есть с кем разделить его.

Женщины, с которыми он встречался больше одного раза, ждали от него предложения. Он намекал на такую возможность. Давал каждой почувствовать себя единственной нужной ему. Но, в конце концов, начинал плохо обращаться с ними, выставлял их из своего номера, обещал позвонить и не делал этого, назначал свидания, лишь, когда был в настроении, иногда в два часа ночи. В некотором смысле он отыгрывался за Лорну. Все ночи проводил с разными женщинами. Они ничего не значили для него.

Все теперь было по–другому, нежели в те дни, когда он добивался Лорны. Он был тогда преследователем, и она заставила его потрудиться.

Они познакомились на вечеринке в Манчестере. Он запомнил свое первое впечатление – она не походила ни на одну из его прежних девушек. У нее были светлые волосы, стянутые в тугой пучок; огромные очки уменьшали ее лицо и придавали ему трогательное выражение. Она была небольшого роста и почти не пользовалась косметикой. Никто не назвал бы Лорну красавицей, но Чарли она показалась очаровательной.

Спустя год они поженились и провели брачную ночь в лучшем отеле Манчестера. Такая роскошь была им едва по карману, но Чарли решил, что событие стоит того. Он ошибся.

Встречаясь в течение года, они не спали вместе. Он много разъезжал по стране, и они проводили вдвоем не очень много времени. Она жила со своими родителями и сразу ясно дала ему понять, что «этого» до свадьбы не будет.

Подобное положение подтолкнуло его к женитьбе. Он получал «это» в большом количестве в других местах; его привлекал брак с «порядочной» девушкой, он хотел детей. К тому же она, похоже, любила его. И он, несомненно, любил Лорну.

В двадцать один год Лорна все еще сохраняла невинность и вела себя так, словно не собиралась расставаться с нею.

Раздевшись в ванной, она отказалась выйти оттуда, пока он не погасит везде свет. Потом нырнула в кровать. Когда Чарли умылся и почистил зубы, она, казалось, спала, свернувшись клубочком под простыней в своей ночной рубашке. Он лег в постель рядом с женой.

Через десять месяцев после их знакомства они оставались друг для друга чужаками в физическом плане.

– Ты спишь? – шепнул он, пытаясь просунуть руку под ее туго завязанную ночную рубашку.

Ответа не последовало.

Применив силу, он коснулся ее грудей. Нежно поласкал их. Она лежала так, словно спала, с плотно закрытыми глазами.

Он здорово завелся, лаская это незнакомое ему неподвижное тело. Вскоре его волнение стало столь сильным, что он отбросил простыни и грубо задрал подол ее ночной рубашки.

Она тотчас открыла глаза и запротестовала.

Он впервые имел дело с девственницей. Чарли напрочь забыл об этом обстоятельстве, обезумев от страсти. Он вонзал свой член в нее с нарастающей силой, пока не задрожал в экстазе. Наконец, обессиленный, скатился с Лорны.

Она плакала. Спустя некоторое время Чарли понял это. Он лениво обнял жену.

– Все в порядке, – ласково произнес он. – Нет причин для беспокойства.

– Нет, не все в порядке, – резко заявила она сквозь всхлипывания.

– О чем ты говоришь? – искренне удивился он. – Я люблю тебя. Знаю, что первый половой акт неприятен, но лучше побыстрее покончить с этим. Вот увидишь, следующий раз тебе понравится.

Ко их следующая близость произошла лишь через несколько месяцев; Лорна уступила мужу под большим нажимом с его стороны.

В те редкие ночи, когда они занимались любовью, она лежала под ним неподвижно, как доска. Возможно, если бы Лорна больше любила секс, не появилась бы Мишель…

Ситуация улучшилась, когда Чарли получил работу в Лондоне. Его пригласили во второразрядный клуб, но это было предпочтительней еженедельных гастролей в разных городах.

Лорна обрадовалась перемене. Они сняли небольшую квартиру на Олд Комптон–стрит. Она была однокомнатной, но представляла нечто постоянное. Не считая сексуальных проблем, их жизнь налаживалась, входила в стабильное русло.

Однажды вечером за кулисы к Чарли пришел американский продюсер.

– Я хочу, чтобы вы завтра заглянули в мой офис и почитали роль Сутенера Берни из нового шоу. Это небольшая роль, но очень эффектная и выигрышная.

Чарли возразил, сказав, что он не драматический актер, но продюсер сунул ему свою визитную карточку и заявил, что это не имеет значения, он прекрасно справится.

На следующий день Чарли получил эту роль.

После шестинедельных гастролей шоу прибыло наконец в Лондон. Отклики прессы были посвящены почти исключительно Чарли и его «маленькой» роли. Шоу лопнуло, но Чарли покинул его победителем.

Он нанял себе агента, и постепенно его дела пошли в гору. В следующем шоу снова вся пресса досталась ему. Потом он сыграл небольшую роль в фильме. Появление на телеэкране обернулось приглашением сняться в сериале, который имел успех. Роль в спектакле. Еще несколько фильмов, и затем серьезный прорыв – главная роль в полнометражной английской кинокомедии. После этого он шел вперед, не оглядываясь на прошлое.

После успеха Чарли в первом шоу Лорна забеременела. У них родился первенец – Син. Через два года появилась девочка – Синди. Они переехали в большой дом в Уимблдоне; все шло чудесно до фильма с Мишель.

Чарли волновался – как встретит его Мишель? Со дня их последней встречи прошло почти два года. Он устал от бесконечной череды девушек, мечтавших забраться в постель со знаменитостью или появиться с ней на людях. Мишель была другой, слава Богу.

Чарли взял один из многочисленных сценариев, лежавших на столе. Он с удовольствием читал все, что ему присылали. Это позволяло не опасаться того, что стоящая роль достанется другому актеру.

Он погрузился в чтение. Мысли о Лорне угнетали его; вскоре текст захватил Чарли. Потом он заснул над рукописью.

Глава 4

Кэри Сент–Мартин была высокой, привлекательной, двадцативосьмилетней темнокожей девушкой. Ее волосы были подстрижены коротко и элегантно в стиле «Видал Сассун». Она носила костюмы, казавшиеся дорогими, выкуривала двадцать сигарет в день, ездила на бежевом годовалом «буревестнике» и занимала отличную трехкомнатную квартиру в престижном районе.

Кэри неплохо заботилась о себе.

Июньский день выдался жарким; смог опустился на Голливуд, точно гигантская рыхлая паутина.

Кэри зевнула. Какая жалость, что именно ей агентство поручило пойти к Санди Симмонс и уговорить актрису вернуться на съемочную площадку. Все эти «звездочки» одинаковы. Смазливые, безмозглые, вздорные, они получали роли, переспав с определенным количеством мужчин. Кэри гордилась тем, что она никогда никому не отдавалась ради того, чтобы завоевать свое нынешнее положение.

Она остановилась на красный свет; мужчина в «линкольне» попытался перехватить ее взгляд. Она оставила его без внимания и переключила кондиционер на большую мощность. Ну и жара!

Кэри работала у Маршалла К. Маршалла, одного из ведущих агентов города. Семь лет назад она начала с должности секретарши; последние два года Кэри исполняла обязанности личного представителя шефа, вела дела некоторых его клиентов и порой всерьез подумывала об открытии собственной фирмы. Она хотела заниматься личным менеджментом. Кэри Сент–Мартин, связи с общественностью и менеджмент. Невероятно!

Она запарковала автомобиль возле «Шато Мармонт» где жила Санди, и забрала лежавший на правом сиденье контракт. Согласно ему Санди Симмонс была обязана работать на «Милан продакшн» в течение трех недель с третьего по двадцать четвертое июня. Пункт третий предусматривал съемки сцен с обнаженным выше талии телом актрисы в соответствии со сценарием.

Что случилось с Санди? – недоумевала Кэри. Она ведь наверняка подписывала контракт, предварительно прочитав его.

Маршалл сказал Кэри: «Заставь эту дуру вернуться на студию – и быстро. Если она не сделает этого к четырем часам, то вылетит из фильма, и ей, вероятно, вчинят иск. В любом случае она не сможет больше работать в кино – глупая истеричка!»

Кэри надела очки с зеленоватыми стеклами. На ней был зеленый полотняный костюм, купленный в «Орбахе» – копия парижской модели.

Пожилая сухонькая женщина, сидевшая за стойкой, подняла голову.

– Вы к кому?

Кэри назвала номер Санди. Вестибюль «Шато» всегда напоминал о старом, давно исчезнувшем Голливуде. Казался отзвуком «Бульвара Заходящего Солнца».

«Люкс» Санди находился на пятом этаже. Кэри воспользовалась отделанным недавно заново лифтом. Она думала об офисе в соседнем здании, который осмотрела на прошлой неделе. Кэри действительно собралась уйти от Маршалла.

Санди открыла дверь. На ней был короткий оранжевый халат; она ходила по номеру босиком, не сняв грима.

Магнетизм ее лица произвел впечатление на Кэри. Протянув руку, Кэри сказала:

– Здравствуйте. Я – Кэри Сент–Мартин. Маршалл К. Маршалл послал меня выяснить, сможем ли мы уладить проблему.

– Проходите.

Большие глаза Санди были хмурыми.

Она провела Кэри в гостиную, где лежала одежда и раскрытые чемоданы. Кэри не поняла, собирает актриса свои вещи или раскладывает их.

– Хотите кока–колу? К сожалению, тут нет льда.

– С удовольствием. Санди ушла на кухню.

Кэри села и раскрыла контракт. Видел ли Маршалл эту девушку лично?

Санди, вернувшись, протянула Кэри бокал.

– Мне очень жаль, – быстро произнесла актриса. – Я знаю, это похоже на каприз, но я должна вам все объяснить.

– Да, конечно, – отозвалась слегка удивленная Кэри. Она ждала не извинений, а упреков и истерики. – Кстати, если вы вернетесь на съемочную площадку до четырех, все будет улажено.

– Извините, но я не могу вернуться. При таком положении дел.

– Вы ведь подписали контракт.

– Знаю. Все указывают мне на это. Но у меня есть некоторые принципы, и один из них заключается в том, что я требую, чтобы со мной обращались, как с человеком, а не как с куском дорогого мяса. Позвольте, я расскажу вам. Я уверена, вы поймете меня как женщина.

Кэри была очарована низким, грудным голосом Санди, ее манерой точно подбирать слова. Откинувшись назад, Кэри слушала рассказ актрисы.

В конце концов Кэри испытала сочувствие к ней. Как много настоящих подонков среди мужчин! И все же они не стоят того, чтобы из–за них отказываться от роли в фильме. Санди – не звезда; только звездам сходят с рук такие выходки. Следовало также помнить о контракте.

– Послушайте, милая, я знаю, что вам нелегко. Но они не хотели вас оскорбить, и вы согласились сниматься обнаженной. Что, если я отвезу вас на студию, переговорю с Эйбом Стейном и останусь рядом с вами?

Санди упрямо покачала головой.

– Нет, я определенно не вернусь, пока мистер Стейн не принесет официальное извинение и не обеспечит работу на закрытой площадке.

Кэри вздохнула.

– Вы требуете невозможного.

Зазвонил телефон. Санди сняла трубку.

– На проводе «Голливудский репортер», – сообщила телефонистка. – Еще вас разыскивают представители трех газет.

Санди прикрыла микрофон ладонью:

– Это пресса. Что мне сказать? Кэри взяла трубку.

– Позвольте мне.

Как они успели так быстро все разнюхать? Она сдержанно, корректно ответила на вопросы. Нет, Мисс Симмонс воздерживается от комментариев. Все будет улажено. Нет, она не ссорилась с Джеком Миланом. Она вернется сегодня на съемочную площадку.

– Почему вы не сказали им правду? – спросила Санди, когда Кэри ответила на все звонки.

– Потому что, дорогая, если у вас есть голова на плечах, мы немедленно отправимся на студию. Вы же не хотите, чтобы на вас подали в суд, верно? Очевидно, вы планируете в дальнейшем работать в этом городе. В конце концов, сегодня все снимаются обнаженными, в этом нет ничего особенного.

Санди внезапно засмеялась.

– Кэри, вы славная девушка и хотите мне помочь, но мы по–разному смотрим на вещи, поэтому мне бы не хотелось отнимать у вас время.

Кэри изумленно посмотрела на актрису. Она предлагает ей уйти? Какая нелепость! Кэри думала, что она придет сюда, вправит мозги истеричке, жаждущей внимания прессы, доставит ее на студию, и с проблемой будет покончено. Вместо этого Кэри столкнулась с девушкой, знавшей, чего она хочет, и сохранявшей самообладание.

Снова зазвонил телефон. Санди сняла трубку и заговорила сама.

– Да, это я. Да, верно. Нет, я не вернусь, пока не получу официальных извинений от режиссера и мистера Милана. Я считаю, что, будучи женщиной, имею право на уважительное отношение и…

Кэри слушала, затаив дыхание. Ей вдруг показалось, что Санди Симмонс станет большой звездой. Кэри чувствовала это.

Интервью прошло идеально. Кэри уже увидела, как оно будет выглядеть на газетной полосе. Эйб Стейн и Джек Милан предстанут негодяями, а Санди – обманутой невинной жертвой.

О Боже, она исполнила свои обязательства перед Маршаллом К. Маршаллом. Почему теперь не посмотреть на ситуацию глазами Санди, не стать ее личным менеджером?

Эта девушка была прирожденной актрисой.

Глава 5

В Лондоне стояла необычная жара; Чарли порадовался тому, что в свое время настоял на том, чтобы в саду возле дома его матери в Ричмонде был бассейн.

Он приехал сюда на уик–энд пообщаться с детьми, гостившими у бабушки. Чарли казалось, что Лорна постоянно старается избавиться от Сина и Синди. Несправедливо, что судья не оставил их ему, Чарли. Крепышу Сину исполнилось восемь; шестилетняя Синди внешне напоминала мать, но была более красивой.

Чарли полулежал в пляжном кресле возле своей матери, наблюдая за детьми, плескавшимися в бассейне. Его мать напоминала птичку; купальник, состоявший из лифчика и трусиков, позволял видеть дряблую кожу и обвислый бюст женщины. На ней был яркий макияж: много румян, зеленые тени на глазах, алая губная помада. Ее волосы закрывал ярко–оранжевый платок, во рту миссис Брик постоянно торчала сигарета.

– Я выгляжу великолепно для женщины, которой почти шестьдесят, – часто с гордостью заявляла она.

И действительно, у нее всегда был какой–то «друг».

Чарли обожал свою мать. Удивительный характер, всегда счастлива, живет полной жизнью. Серафина Брик в молодости была артисткой варьете.

Чарли привез с собой девушку. Ее звали Полли Квин. Она, слава Богу, редко раскрывала рот.

Полли вышла из дома в бикини. Полные груди, лишние килограммы на талии. Она опустилась на траву возле Чарли.

– Правда, классная погода? – заявила она, легла на живот и расстегнула лифчик. До ленча они от нее ничего больше не услышали.

В двенадцать приехали Натали и Клей Аллен с их трехлетним малышом. Клей, в прошлом актер, а ныне – преуспевающий сценарист, был одним из наиболее близких друзей Чарли. Они знали друг друга с первого фильма, где снимался Чарли. Натали Аллен была стройной и хорошенькой. У нее с Чарли был «безмолвный роман». Он знал, что нравится ей, но она была женой Клея, и с этим следовало смириться. Однажды на вечеринке, напившись, они начали целоваться, но потом Чарли стыдился этого своего поступка.

– Привет, дорогой, – сказала Натали. – Какой сегодня чудесный день. Я должна немедленно раздеться и прыгнуть в бассейн.

Чмокнув Чарли в щеку, она ушла в дом переодеться. Клей присел на корточки и указал на безжизненное тело Полли.

– Спит, – пояснил Чарли.

Клей подмигнул.

– Наверно, ночь была тяжелой, – усмехнулся он.

Серафина издала хриплый смешок. Синди и Син подбежали к гостю, чтобы поздороваться с ним.

Ленч подали в саду.

– Кому нужен Голливуд? – воскликнула Натали, поглощая клубнику со сливками. – Здесь божественно. Клей, дорогой, почему бы нам не соорудить бассейн?

– Потому что, дорогая, лето длится здесь пару недель, ради которых нет смысла возиться.

– А Чарли решил, что смысл есть. Если он смог сделать это, почему мы не можем?

Иногда, подумал Клей, Натали меня раздражает.

– Пожалуйста, сядь, – сказал Чарли матери. – Прислуга все уберет со стола;

Серафина по–девичьи улыбнулась сыну, показав плохие зубы.

– У меня избыток нервной энергии, – заявила она. – Я должна постоянно двигаться. Это мой секрет.

– Какой секрет? – спросила Натали.

– Секрет вечной молодости, моя дорогая. Умение наслаждаться жизнью.

Натали посмотрела на Клея, который отвел глаза в сторону. Он знал, что жена посмеивается над бедной пожилой женщиной.

– Поплаваем, папа? – спросила Синди.

– Идем. Хочешь окунуться, Полли?

Девушка доела ленч. Вскочив, она послушно присоединилась к Чарли и детям. Они побежали к бассейну.

– Что за кусок сала, – заметила Натали. – Чарли подбирает кого попало.

Клей в этот момент любовался удаляющимися ягодицами девушки.

– Ты так считаешь? – вежливо произнес он.

– Похоже, она тебе нравится, – фыркнула Натали. – Наверняка нравится. Твой тли. Большие груди и толстая задница.

– Да, у нее есть не только кожа да кости, как у тебя, подумал Клей. После родов Натали изводила себя строгой диетой.

В бассейне Синди забралась на плечи Чарли, визжа от восторга. Он сбросил ее в воду, она закричала еще громче. Полли проплыла вдоль бассейна и обратно. Выбравшись из воды, она растянулась на траве.

Чарли лег рядом с ней.

– Где ты хочешь пообедать вечером? – спросил он.

– Я не привередлива.

Полли раскинула руки в стороны, подставляя их под солнечные лучи.

– Это мне известно, – подумал он.

– Тогда давай поедим в моем отеле. Я попрошу накрыть стол на веранде.

– Чудесно. – Ее глаза были закрыты.

На самом деле он договорился обо всем заранее.

Шампанское в ведерке со льдом, икра, сметана, бифштекс с аспарагусом.

К ним подошла Натали.

– Когда ты улетаешь?

– В среду.

– Каких–нибудь две недели, и мы присоединимся к тебе. Жалко покидать Англию в такую замечательную погоду.

Чарли состроил гримасу.

– Я уеду с радостью.

Натали сочувственно положила ему руку на плечо.

– Знаю. Тебе тут досталось.

Его глаза заволокло пеленой. Господи, как хорошо иметь друзей.

– Да, ты все понимаешь, дорогая.

– Ну конечно. Если захочешь поговорить об этом, звони мне без колебаний. Клей всегда так занят. У меня масса свободного времени. Если захочешь до отъезда перекусить со мной или что–нибудь другое, позвони. Правда, Чарли, тебе будет легче, если ты выговоришься. Завтра я свободна. Вот что – я приду в отель к двенадцати, и мы побеседуем, как в старые добрые времена.

– У меня ленч с агентом. Очень мило с твоей стороны, но…

– Знаешь, – Натали задумчиво посмотрела вдаль, – по–моему, я принадлежу к числу немногих людей, действительно знающих Лорну. Мы много разговаривали, она мне доверяла.

– Да? – Чарли тотчас заинтересовался. – Как насчет чая завтра? Я вернусь в отель к трем.

– Думаю, у меня получится.

Натали бросила взгляд на Полли; девушка дышала ровно и казалась спящей.

– Только не говори ничего Клею. Он хочет, чтобы я навестила его родителей, и обидится, узнав заранее, что у меня другие планы.

Жара не спадала весь день; Чарли и Полли уехали в восьмом часу.

В отеле Полли рухнула в кресло и заявила:

– Я совершенно обессилена!

Чарли удивленно посмотрел на нее. Он видел, что она весь день пролежала на траве без движения.

Он поставил новую запись Серджио Мендеса и справился по телефону насчет звонков. Составит ли Полли ему компанию по части марихуаны? Он хотел расслабиться.

Дежурная сообщила Чарли, что его дважды спрашивала Лорна Брик. Она просит позвонить ей.

Чарли замер возле аппарата. Ему звонила Лорна. Лорна, которая уже несколько месяцев общалась с ним только через адвоката. Мысли о Полли, «травке», обеде мигом улетучились.

Возможно, Лорна хочет вернуться.

Возможно, он примет ее назад.

Они много пережили вместе; следовало также подумать о детях. Он все это время знал, что она проявит благоразумие. Она сможет полететь с ним в Голливуд, это будет их второй медовый месяц.

Он бросил взгляд на Полли, вытянувшуюся в кресле с закрытыми глазами.

– Знаешь, дорогая, я сам немного притомился. Это из–за солнца. Давай сегодня обойдемся без обеда. Я вызову для тебя такси.

Она открыла глаза.

– Я не настолько устала, Чарли.

Но он заказывал по телефону машину.

Когда Полли покинула номер, он зашагал по комнате, обдумывая предстоящий разговор с Лорной.

Должен ли он проявить сначала жесткость и нежелание простить, а затем постепенно оттаять? Или же сразу сказать: «Мы оба наделали много ошибок. Давай все забудем и начнем сначала».

Он на мгновение усомнился в причине ее звонков, но затем отбросил эту мысль. С воодушевлением набрал номер Лорны. Он словно в первый раз звонил понравившейся ему девушке.

В трубке зазвучал мужской голос. Бедолага еще не ушел?

Лорна заговорила холодным, бесстрастным тоном.

– Здравствуйте, Чарли, спасибо, что позвонил.

– Пустяки, – он смущенно помолчал в ожидании.

– Как дела?

– Все в порядке. Я только что расстался с Сином и Синди.

– Слушай, Чарли, у меня к тебе просьба. Ну вот. Он сделал глубокий вдох.

– Да?

– Я бы обратилась к твоей матери, но она со мной не разговаривает. Дело в том, что я выхожу замуж.

– Что?

В ее голосе звучала стужа.

– Выхожу замуж. Ты позволишь, чтобы дети побыли с тобой в Америке с пятнадцатого июня, а не с двадцать девятого? Понимаешь, я отправляюсь с Джимом на съемки в Африку; когда занятия в школе закончатся, меня здесь не будет. Я подумала, что ты мог бы забрать их пораньше.

Чарли испытал шок.

– Не может быть, чтобы ты выходила замуж за этого кретина!

– Давай не будем опускаться до детских оскорблений, я это не выношу. Теперь, когда мы не связаны друг с другом, мы можем хотя бы оставаться корректными. Ты сможешь взять детей к себе пятнадцатого июля или нет?

– Да, конечно, могу. Я могу взять их навсегда, вырвать из твоих лап.

Лорна вздохнула.

– Они вернутся в конце августа, как мы договорились. К этому времени я приеду назад.

– Глупая женщина, зачем ты выходишь за это ничтожество? Он хорош в постели? Ты же не любишь этим заниматься – тогда зачем?

– До свиданья, Чарли. Мой адвокат позаботится о деталях.

Она положила трубку.

Он тупо уставился на телефон. Подлая сука! Как она может выходить замуж за жалкого каскадера? Это абсурд. Он был готов простить Лорну, забыть все и принять ее назад. Господи, зачем он отправил Полли домой? Сейчас он нуждался в ее теле.

Здорово быть кинозвездой, правда? Просто великолепно. Сидишь в гостиничном номере один–одинешенек, и никому нет до тебя дела. Просто восхитительно! Возможно, лучше бы он был простым, никому не известным человеком по имени Чарли, а не Чарли Бриком.

Зазвонил телефон. Вдруг Лорна решила извиниться?

Это была Кристин Свитцер.

– Я думала, ты мне позвонишь, – с упреком в голосе сказала она. – Мы так славно провели время. Когда я увижу тебя?

– Скоро, дорогая, скоро. Неделя выдалась тяжелой. Я завтра улетаю. Позвоню, когда вернусь.

Он удивился тому, что счел необходимым соврать, был вежливым. Он не собирался встречаться с этой кобылой.

– Чарли, ты очень плохой мальчик. Но я прощаю тебя. Ты уезжаешь надолго?

– Нет. Сейчас я спешу. До свидания.

Он опустил трубку. Чарли не выносил женщин, которые преследовали его. Они либо ликовали оттого, что находились с кинозвездой, либо старались оскорбить Чарли, покритиковать его фильмы, надеясь таким путем привлечь внимание актера.

Будь проклята Лорна с ее болваном–каскадером!

Что скажет ему завтра Натали? Он надеялся услышать нечто интересное. Не желая коротать вечер в одиночестве, Чарли позвонил своему шоферу и попросил его привезти какой–нибудь хороший фильм, который они смогут посмотреть вдвоем.

Джордж, наслаждавшийся выходным в постели с пухлой секретаршей, Неохотно отправил ее домой и исполнил просьбу шефа. Он ценил свое положение. Джордж был скорее другом Чарли, чем его наемным работником. Он провел с Чарли шесть лет и гордился тем, что всегда находился рядом с актером. Никогда нельзя было предугадать желания Чарли Брика. Джордж всегда старался выполнять любые его поручения как можно лучше.

Глава 6

Санди быстро прониклась симпатией к Кэри. Когда девушка предложила актрисе стать ее менеджером и пресс–секретарем, актриса обрадовалась.

Она не хотела уходить из мира кино и возвращаться в Рим, но твердо считала, что Эйб Стейн и Джек Милан должны извиниться перед ней.

Когда Кэри поняла, что решение Санди непоколебимо, она перешла на ее сторону и посмотрела на ситуацию глазами актрисы. Все сложилось удачно. Весьма удачно.

На следующий день имя Санди замелькало в газетных шапках, словно других новостей и не было. Пресса страдала от нехватки сенсаций; репортеры ухватились за новость. Санди предстала мужественным борцом за свое достоинство, а Эйб Стейн и Джек Милан – отъявленными негодяями.

Кэри позаботилась обо всем. Она подготовила краткое, чисто женское сообщение для прессы, организовала телеинтервью, и к концу недели Санди вернулась на съемочную площадку.

Эйб Стейн прислал ей короткое послание в высокопарном стиле; он заверил актрису в том, что понимает ее чувства, и приносит ей извинения. Он был в ярости, но решил, что лучше погасить конфликт.

Джек Милан устроил прием для прессы, где старался обворожить Санди. Он сказал своей жене: «Это маленькая стерва может испортить мою репутацию». Он уже получил письма от своих поклонниц, шокированных его грубым обхождением с Санди.

Тем временем роль Санди в фильме была расширена; сцены с обнаженной натурой снимались на закрытой площадке в присутствии Кэри.

Девушка уже давно говорила Маршаллу о своем намерении уйти от него, но все равно он рассердился.

– Дай мне хотя бы две недели, – сказал он. – Что я буду делать с Чарли Бриком, который прилетит со дня на день? А контракт, который ты готовишь для Саламанды Смит? Я полностью занят телевизионными делами.

– Вы сами учили меня, что в бизнесе надо быть жесткой и мгновенно использовать новые шансы, – сказала Кэри, сидя на столе шефа и болтая своими длинными ногами. – Извините, Марш, но я не намерена их упускать. Пришлите мне Чарли Брика в качестве моего клиента, если хотите.

– Слушай, детка, кого ты обманываешь? Ты не сможешь конкурировать с серьезными фирмами, все звезды уже поделены между ними. Ты сядешь в лужу на свою симпатичную попку.

– Посмотрим, – улыбнулась Кэри. – Между прочим, теперь, когда я являюсь менеджером Санди Симмонс, вы не хотите получить ее в качестве клиента?

– Забудь об этом. У меня хватает работы. Она не представляет из себя ничего особенного. Ты получишь урок и вернешься ко мне, виляя хвостиком.

– Да? Я не разделяю вашей уверенности. Ладно, у меня масса дел, я ухожу.

Маршалл встал и положил руки на талию девушки. У него было широкое лицо. Он разменял шестой десяток и носил лучшие костюмы от Сая Девора. Но ничто не позволяло скрыть того факта, что одна нога Маршалла заметно волочилась и была короче другой.

– Ты знаешь, что я желаю тебе удачи, дорогая, – сказал он. – Поверь мне, она тебе пригодится.

Когда работа над фильмом была завершена, Джек Милан устроил прием в Бел–Эйр, где он жил. Санди получила приглашение.

Она не любила приемы. Не любила выпивку, пустую светскую болтовню, приставания пьяных пошлых мужчин, чьи жены находились на расстоянии двух метров от своих супругов.

Соберется обычная голливудская волчья стая. Скандал привлек внимание мужчин к Санди; известные актеры пытались назначить ей свидание, но она отказывала им.

– Кому это нужно? – говорила она Кэри. – Я не получаю удовольствия от встреч с мужчиной, к которому у меня нет серьезного чувства.

Кэри пожала плечами.

– Ваша личная жизнь принадлежит вам. Поступайте, как хотите.

Санди завела йоркширского терьера и купила стопку книг. Вечерами она читала дома. Она не могла забыть последний опыт общения с мужчиной – ее мужем – и не хотела заводить новые романы, пусть даже самые поверхностные. Поэтому–то она и убежала из Рима.

Все, казалось, произошло вчера, а не три года назад, когда ее познакомили с графом Пауло Дженерра Риццо. Она к этому моменту уже провела в Италии семь месяцев и часто вспоминала Рафа. Но Пауло в конце концов, заставил ее забыть фотографа.

Он был романтичен и умел сделать так, чтобы женщина почувствовала себя настоящей красавицей. Он осыпал Санди комплиментами, цветами, восхищенно смотрел ей в глаза. Когда они появлялись в ресторане, все любовались ими. Какой парой они были! Их обожала пресса, а Пауло любил широкое паблисити. Спустя три месяца они поженились.

Через несколько недель Санди узнала правду о Пауло. Она застала его однажды в ванной с перетянутой кожаным ремнем рукой, вытаращенными глазами и шприцем; он собирался воткнуть иглу в набухшую вену.

Она в ужасе закричала. Он выпучил глаза еще сильнее гримаса искажала черты его надменного древнеримского лица. Он ахнул от растерянности и повернулся спиной к Санди.

Она выскочила из ванной.

Вскоре он вышел оттуда с невозмутимым лицом.

– Не бойся, моя малышка, – сказал он. – Доктор прописал мне ежедневные инъекции. Я не хотел говорить тебе раньше, однако сейчас…

Он пожал плечами, сохраняя полное спокойствие.

– Но почему? – спросила Санди, еще не оправившаяся от потрясения.

– О, пустяки, депрессия.

– Я никогда не видела тебя подавленным.

– Это благодаря моему замечательному доктору. Понимаешь? У тебя нет причин для волнения.

– Да, – растерянно произнесла она. – Но почему ты сам делаешь себе уколы? Это ужасно.

– Зачем каждый день беспокоить врача? Он научил меня, и я делаю это сам. Тут нет ничего сложного. Позволь мне отвезти тебя на пляж. Мы там перекусим. Загар сделает тебя еще более красивой.

Они покинули квартиру и отправились в «ламборджини» Пауло на побережье, где их ждал ленч с друзьями, минигольф и песок Фредженни. Пауло успокоил Санди. В конце концов, если это предписание врача, значит, опасаться нечего.

Она прекрасно провела день. Завтра начинались съемки нового фильма; Санди следовало отдохнуть.

В этой картине голос Санди не дублировался. Она исполняла роль на итальянском языке, что требовало от девушки большого напряжения и много времени. Пауло увозил ее вечером со студии, и они обедали с друзьями. Дома обессилевшая Санди сразу падала в кровать. Лишь по завершении съемок она обратила внимание на то, что Пауло больше не занимался с ней любовью. Она также заметила, что ночью, думая, что Санди спит, он вставал с постели и ходил по квартире.

Когда Санди впервые увидела это, она вскоре снова заснула. Но следующей ночью заставила себя бодрствовать и через час отправилась на поиски Пауло.

Дверь квартиры была распахнута, Пауло нигде не было видно. Она знала, что он не мог одеться, не потревожив ее, и уйти куда–то далеко в пижаме. Она принялась ждать и поймала мужа врасплох. Он вернулся с пакетом и уронил его, увидев Санди. По полу рассыпалось содержимое пакета – коробочки со стеклянными ампулами, три шприца и две склянки с большими зелеными пилюлями.

Они посмотрели друг на друга.

– Почему ты встала? Зачем шпионишь за мной? – холодным тоном спросил он, наклонившись, чтобы собрать упавшие вещи.

– Дверь была открыта, – пробормотала она. – Куда ты ходил? Зачем тебе все это?

Он в бешенстве захлопнул дверь. Его глаза сузились, стали злыми. Он ударил Санди по лицу: «Шпионка! Сучка!» Пауло заперся в ванной.

Санди была потрясена. На ее лице вспыхнуло алое пятно от пощечины. Она наклонилась перед дверью ванной и стала подглядывать сквозь замочную скважину. Пауло делал себе инъекцию. Испуганная Санди побежала в спальню.

Наутро Пауло был очарователен и весел, словно ничего не произошло.

Санди узнала имя его доктора и пошла к нему. Врач был потрясен не меньше, чем девушка. Пауло никогда не получал указаний вводить себе наркотики.

Они решили совместно уличить его. На следующий день Санди вышла из квартиры и тотчас вернулась с доктором, который, согласно договоренности, стоял в подъезде. Они застали Пауло в ванной. Не закрыв дверь, он делал себе укол в ногу.

Отчасти он испытал облегчение оттого, что его разоблачили. Он уже нуждался в пяти ежедневных внутривенных инъекциях, а также в большой дозе снотворного, успокаивающего его.

Он колол себе метадрин, вызывающий привыкание не менее сильное, чем героин.

Доктор немедленно отправил его в частную лечебницу; там Санди увидела человека, не похожего на того, за которого она выходила замуж. Он целыми днями лежал в постели с пустыми остекленевшими глазами, почти не раскрывая рта, безразличный ко всему.

Она навещала его каждый день, и через несколько недель он стал умолять ее забрать его домой. Он уверял Санди, что полностью излечился.

– Слишком рано, – сказал доктор. Но Санди испытывала жалость к лежащему в лечебнице мужу. Она была уверена, что дома он станет прежним Пауло.

Она уговорила доктора выписать Пауло; проведя дома пару дней, он поразительно воспрял духом. Стал, как раньше, обаятельным, уверенным в себе.

Через некоторое время Пауло, конечно, снова сел на иглу.

Следующие два года обернулись кошмаром. Санди была ему нянькой, врачом, соглядатаем, опекуном и тюремщиком. Он переходил от доктора к доктору, из больницы в больницу, иногда проводил некоторое время дома – когда его считали выздоравливающим. Но вскоре Санди снова узнавала правду, и Пауло отправился к очередному врачу.

Ее жизнь превратилась в бесконечные посещения мужа или, если он находился дома, в присмотре за ним. Она также была вынуждена как можно больше работать – внезапно у них кончились деньги, а его родные не хотели им помогать.

Развязка наступила однажды утром. Санди проснулась в тревоге. Пауло уже неделю жил дома, обходился без наркотиков; он постоянно лежал на кровати, уставясь глазами в потолок. Его некогда красивое лицо заросло щетиной, осунулось. Сейчас рядом с ней в постели никого не было.

Она бросилась в ванную. Дверь оказалась запертой. Санди закричала, обращаясь к мужу по имени, но не услышала ответа. Она увидела сквозь замочную скважину неподвижно лежавшего на полу Пауло.

Она в панике позвонила доктору; они вдвоем высадили дверь.

Пауло был мертв. Его убила огромная доза наркотика.

Следствие назвало происшедшее несчастным случаем. Санди не была уверена в этом.

Она прожила среди слухов и сплетен несколько недель, затем актрисе подвернулась возможность уехать в Голливуд, и она охотно воспользовалась ею.

– Слушай, по–моему, ты должна пойти на прием к Джеку, – во второй раз сказала Кэри.

Санди смотрела в окно, лаская свою собачку.

– Тебе известно, что мой муж убил себя? – спросила она.

– Что? – Кэри удивленно поглядела на актрису. Они никогда не обсуждали прошлое Санди, хотя Кэри знала о нем все из газет.

– Да, – задумчиво произнесла Санди. – Этот факт не очень–то вписывается в образ, создаваемый кинокомпанией для публики.

– Слушай, милая, – Кэри положила руку на плечо Санди, – я знакома с твоим прошлым. Оно позади. Нельзя замуровывать себя в доме. Ты красивая девушка и должна выходить в свет, наслаждаться жизнью. К тому же это будет полезно для твоего имиджа. Начнем с вечеринки у Джека, ладно?

– Наверно, ты права, – согласилась Санди. – О'кей, я пойду к нему.

– Отлично.

– Отлично. Ты умница. Что ты наденешь, чтобы все попадали замертво?

Глава 7

Герберт Линкольн Джефферсон полировал выцветшую сморщенную кожу своих лучших коричневых туфель. Они служили ему верой и правдой уже восемь лет.

Мардж, шаркая ногами отправилась на кухню, чтобы взять из холодильника банку пива. Она жевала ножку цыпленка.

– Хочешь, я сама сделаю это? – спросила она мужа с набитым ртом.

Герберт раздраженно покачал головой. Она задавала ему этот вопрос каждый вечер, и всегда он отвечал отрицательно.

Мардж потянула за кольцо, открывая пиво, и жидкость пролилась на туфли Герберта, которые он чистил на столе.

– Ой, извини, Герберт, – испуганно произнесла женщина.

Она задрала подол платья и попыталась вытереть им туфли.

Он отпихнул ее.

Мардж обиженно посмотрела на него.

– Я же извинилась, Герберт… Она ушла из кухни, забрав пиво.

Пробормотав что–то себе под нос, Герберт дочистил туфли. Сунув в них ноги, полюбовался каждой в отдельности. Надел куртку, похлопал рукой письмо, лежавшее во внутреннем кармане, и отправился на автобусную остановку.

Он любил работать вечерами в «Суприм Чоффер компани» и ненавидел дневные смены с нудными поездками в аэропорт и обратно.

Кого придется повезти сегодня? Прошлая неделя выдалась скучной – его пассажирами были старые супружеские пары. Он любил обслуживать молодых неженатых актеров и их спутниц. Это были интересные клиенты. Их приходилось ждать возле дома, где они занимались любовью в конце вечера. Один раз ему удалось подсмотреть. Девушка жила на холме в большом доме с застекленными стенами; войдя внутрь со своим кавалером, она сразу отдалась ему на полу. Герберт подполз по траве к подоконнику и все увидел. Он регулярно раз в неделю писал девушке.

Герберт сел в подъехавший автобус. Там было душно, пахло потом; он с радостью вышел из автобуса. И поспешил в контору, по дороге бросив конверт в почтовый ящик.

– Привет, Джефферсон, – диспетчер кивнул ему из–за стойки. – Сегодня повезешь Санди Симмонс. Ее надо забрать из «Шато Мармонт» в восемь и доставить на прием к Джеку Милану. Знаешь его дом в Бел–Эйр?

Герберт кивнул.

– Подожди немного. Возьмешь черный «кадиллак» номер четыре. Его сейчас помоют и заправят.

– Герберт снова кивнул, довольный полученным заданием. Он читал о Санди Симмонс. Кажется, это она не желала показывать свои груди. Сегодня он сможет разглядеть ее и определить, достойна ли она его писем.

Глава 8

Чарли вернулся в отель в начале четвертого. Натали Аллен ждала его в вестибюле.

– Извини, дорогая, – сказал он. – Ты ведь знаешь, «Слон» в час ленча – это собрание профсоюза актеров. Пойдем.

Натали только что посетила парикмахера, ее короткие темные волосы охватывали голову, точно кепка. На Натали был желтый полотняный костюм, и Чарли невольно залюбовался ею. Повезло Клею.

– У тебя, верно, масса дел до отлета, – заметила она.

– Нет, я готов. Джордж соберет вещи.

– О, твой верный Джордж. Ты берешь его с собой?

– Конечно. Не представляю, что бы я без него делал.

– Знаешь, Лорна его недолюбливала.

– Да? – Чарли сделал удивленное лицо. За что можно не любить Джорджа? Лорна ничем не выдавала своей антипатии к нему.

– Да, она ревновала. Он тебе скорее близкий друг, нежели слуга.

Чарли поморщился, услышав слово «слуга». Он считал, что Джордж работает у него, потому что ему это нравится, а не в силу необходимости.

– Хочешь чаю или спиртного?

В «люксе» Натали сняла пиджак и села на диван.

– Я, пожалуй, выпью. Перно с большим количеством льда.

Она подалась вперед.

– Знаешь, а ведь мы первый раз встречаемся наедине после той вечеринки.

Он смутился. Клей и Натали повздорили тогда, и Клей ушел с приема. Чарли попытался успокоить Натали, а кончилось это тем, что он поцеловал ее. К счастью, Клей вернулся, но Чарли переживал из–за этого события. Нельзя прикасаться к чужой жене, тем более к жене лучшего друга.

– Я жалею о том вечере, – сказал он. – Забудем его. Я был пьян, и ты – тоже.

Она чуть заметно улыбнулась.

– Но я не хочу забывать. Я получила удовольствие. А ты – нет?

– Конечно, получил. Но, дорогая, все очень сложно, Клей – мой друг, я не хочу терять его.

Характер, который приняла их беседа, встревожил Чарли. Он думал, что Натали пришла поговорить о Лорне.

– Клей – дерьмо, – решительно заявила Натали. – Подлое, эгоистичное дерьмо! Мне все известно о девчонках, которых он трахает. Почему я не могу немного развлечься? Я же тебе нравлюсь, Чарли, верно? Ну конечно, я это знаю.

Медленно поднявшись, она подошла к нему. Он испуганно подался назад. Она обняла его за шею и стала целовать. Как ему выйти из этого положения?

– Ты всегда мне нравился, – прошептала Натали. – Лорна никогда тебе не подходила. Я чувствовала, что между нами что–то есть, а ты?

Мир полон женатых мужчин. Голливудский зоопарк

Зазвонил телефон; испытав облегчение, Чарли освободился из объятий женщины и подошел к аппарату.

Это был Джордж, он звонил из вестибюля.

– Если я не нужен вам сейчас, я загляну в «Хэйвард» и выберу для вас костюмы.

– Что, прямо сейчас? – громко, рассерженно произнес Чарли.

– В этом нет срочной необходимости, просто я подумал…

– О, господи. Ладно. Придется поехать. Я спускаюсь.

Изумленный Джордж услышал в трубке гудки.

– Что случилось? – спросила Натали.

– Дела. Какая–то дурацкая встреча, о которой я забыл. Извини, дорогая, вот досада.

– Мне подождать?

– Не стоит. Один Бог ведает, сколько времени это займет.

Она вздохнула.

– Того, кто изобрел телефон, следует застрелить.

– Ты права.

Он помог ей надеть пиджак и проводил до двери.

– Так что насчет нас? – спросила Натали.

– Что–нибудь придумаем, – ответил он, решив, что впредь ему не следует оставаться наедине с Натали Аллен.

– До свидания, дорогой, – она поцеловала его. – Не забывай, через пару недель мы тоже будем в Голливуде. Жди меня.

Он кивнул. Прелестно! Не так–то уж и повезло Клею.

В аэропорт Чарли прибыл под сильным кайфом. Он смертельно боялся летать и мог сесть в самолет, лишь одурманив себя «травкой». Перед поездкой на машине он выкурил два «косяка». Сейчас самолет казался ему огромной красивой птицей, готовой принять его в свои объятия. Он добродушно улыбнулся фоторепортерам, скорчил забавную гримасу и помахал очками в роговой оправе, которые держал в руке.

– Вы же не любите, когда вас фотографируют без очков, – зашипел Джордж.

– Сущая правда, – отозвался Чарли, бесподобно пародируя говор индейцев.

– До свиданья, Чарли, удачи вам, – крикнул один из фотографов.

Хорошенькая стюардесса провела их в зал для особо важных Лиц.

– Посадка начнется через десять минут, – сообщила она. – Хотите выпить?

Он кивнул.

– Двойное виски, дорогая. Чарли нуждался в спиртном. Поднявшись в воздух, он крепко заснул.

Глава 9

Дом Джека Милана окружали обширные угодья, обнесенные забором с проволокой, находившейся под напряжением. У входа стояла маленькая будка охранника. Никто не мог попасть в дом без его разрешения. Меры предосторожности объяснялись тем, что у Джека было пятеро детей, и в прошлом ему несколько раз угрожали киднэппингом. Теперь дети уже выросли, но Джек предпочитал не рисковать.

Волнующаяся Санди сидела в машине, пока шофер показывал ее приглашение охраннику. Затем автомобиль направился по длинной дороге к большому особняку колониального стиля.

Санди нервничала. Она решила, что Кэри права – ей следовало явиться сюда со спутником. Она, конечно, окажется среди незнакомых людей. После смерти Пауло Санди не любила бывать в больших компаниях. Она заранее боялась этого вечера.

Санди выглядела потрясающе в длинном черном платье с блестками, которое ей сшили для фильма в Италии. Под ним не было ничего, и ее тело представало в наивыгоднейшем виде.

Встретивший девушку дворецкий провел ее через дом к наклонным террасам, расположенным за зданием и залитым светом.

– Мисс Санди Симмонс, – объявил он через систему громкоговорителей и оставил актрису одну.

Многочисленные гости, потягивавшие напитки на террасах, повернулись в ее сторону. Имя девушки уже было им известно.

Полная женщина лет сорока подошла к Санди и протянула ей руку.

– Здравствуй, Санди, дорогая. Я Элли, жена Джека. Рада тебя видеть. Идем, я познакомлю тебя со всеми.

Санди тотчас прониклась симпатией к приветливой полноватой Элли. Вслед за хозяйкой она подошла к группе людей и быстро оказалась втянутой в непринужденную светскую беседу.

Все было не так уж плохо. После обеда она тихонько ускользнет с чувством исполненного долга.

Санди разговаривала с актером, крашеным блондином–гомосексуалистом, и пожилой рыжеволосой женщиной, державшей руку на предплечье «голубого» словно для того, чтобы он не убежал; вдруг какая–то девушка произнесла:

– Санди! Ужасно рада тебя видеть! Как поживаешь? Санди посмотрела на длинноволосую блондинку.

У нее был немного вульгарный вид; роскошное тело не помещалось в блестящем красном платье. Санди показалось, что она видела эту девушку прежде, но не могла вспомнить, где именно.

– Здравствуй, – сказала актриса. Девушка засмеялась.

– Ты меня не помнишь? Я – Динди Сайдн, подруга графа Бенно. Мы все вместе ходили на пляж в Риме. Ты и Пауло – ой, извини – наверно, мне не следовало упоминать его имя. То, что случилось, просто ужасно. Бенно страшно переживал. Ты меня вспомнила?

– Да, конечно.

Она действительно помнила ее, но очень смутно.

– Я теперь здесь, в моем родном городе, – продолжила Динди. – У нас с Бенно ничего не вышло. Мне предложили роль в фильме, и я вернулась сюда. Представляешь, надо было отправиться в Рим, чтобы получить работу здесь! Забавная штука жизнь, да? Ты выглядишь потрясающе. Наслаждаешься жизнью? Пресса уделяет тебе массу внимания. Ты уже видела Стива Магнума? Очень хочу с ним познакомиться. Ты его знаешь?

Санди покачала головой. Она, разумеется, слышала, кто такой Стив Магнум. Кинозвезда, плейбой, миллионер, четырежды женившийся на знаменитостях. Во всяком случае таким его представляла пресса.

– Он – близкий друг Джека Милана, – сообщила Динди, – так что, думаю, ты еще с ним познакомишься.

Я пока не знакома даже с Джеком. Мой спутник – жалкий оператор. Он тут никого не знает. Ума не приложу, как он получил приглашение. Где ты остановилась? Давай как–нибудь встретимся.

– В «Шато Мармонт». Но я мало появляюсь на людях, и…

– Мы это изменим. Я могу познакомить тебя с действительно живыми людьми. Здесь можно заскучать, если общаться только с тузами. Конечно, это необходимо, но никому не повредят развлечения на стороне. Я тебе позвоню, сейчас мне надо найти режиссера, за которым я охочусь уже несколько недель.

Динди в своем тесном платье удалилась, и Санди посмотрела по сторонам. Прием был в самом разгаре. Скоро, с надеждой подумала она, подадут обед, и ее испытание завершится.

Она чувствовала себя одиноко, но это ощущение не покидало ее со дня смерти Пауло. В течение нескольких месяцев до этого события она наблюдала за его падением. Забудет ли она когда–нибудь, на какие уловки он шел, скрывая от нее наркотики? Засовывал их за кафельные плитки в ванной, прятал под матрасом, в электроприборах, даже под наружным подоконником. В конце концов, она задумалась о разводе, и за неделю до смерти Пауло пригрозила ему уходом. Он плакал, как ребенок, клялся исправиться, уверял, что на сей раз обязательно вылечится.

– Санди, дорогая, – обратилась к ней Элли Милан, – я посажу тебя рядом с Джеком. Стол номер два, ты увидишь табличку с твоей фамилией. Я пытаюсь разместить всех.

Санди улыбнулась.

– Спасибо.

Она последовала за людьми, потянувшимися к столам. Динди сидела за столом с серьезным видом. Ее рука лежала на предплечье полного мужчины.

– Сюда, Санди, – Джек Милан помахал ей рукой от второго стола.

Она подошла к Джеку, улыбнулась ему в ответ и пожала руки уже сидевшим там людям, с которыми он познакомил девушку. Среди них находился Эйб Стейн и его жена – дама с лошадиным лицом, которая бросила на Санди взгляд, полный ненависти.

Санди усадили возле Джека; два кресла с другой стороны от девушки оставались незанятыми.

– Ты выглядишь замечательно, – сказал он. – И пресса тебя нахваливает. Я так полагаю, «Радиант» подписывает с тобой контракт.

– Да, они предложили мне контракт, но я отказалась. Я считаю долгосрочные контракты невыгодными, они ограничивают свободу актера.

Все вдруг смолкли в изумлении.

– Я бы на твоем месте подписал его, – сказал Эйб.

– Я не оказался в проигрыше, – мягко заметил Джек. – Я работаю с «Радиант» уже семнадцать лет.

– Нет, малышка права, – заявил Стив Магнум, подошедший со своей последней постоянной спутницей Анджелой Картер. Он сел рядом с Санди. – Забудьте о долгосрочных контрактах. Они уходят в прошлое. «Радиант» – последняя киностудия, которая заключает их; они не понимают ситуации. Не дай им уговорить себя, детка.

– Не дам, – отозвалась она, пытаясь оторвать свой взгляд от Стива. Его лицо было ей хорошо знакомо. В Рио, когда Санди училась в школе, он был ее любимым киноактером.

Стив Магнум прекрасно сохранился. В пятьдесят лет он совсем не потерял своей привлекательности. Его рост не превышал ста восьмидесяти сантиметров, он был худым – недоброжелательные критики называли Стива тощим – но лицо актера по–прежнему обладало магнетизмом, которое двадцать пять лет делало его звездой первой величины. В свое время Стив был легендой. Женщины сходили по нему с ума. Четыре бывшие жены не уставали повторять, что хотели бы вернуть его. Последние восемь лет он жил один; газетчики обсуждали, кто станет очередной миссис Магнум. Претенденток хватало, но сведущие люди утверждали, что новой миссис Магнум не будет вовсе. Кое–кто поговаривал, что он может вернуться к первой жене, родившей ему трех детей.

– Знаете, – он посмотрел на Санди своими знаменитыми бледно–голубыми глазами, – пока что вы вели себя очень грамотно. Недавно появились в городе и сразу наделали много шуму. Даже поставили на место старину Эйба и Джека.

Джек засмеялся, но Эйб нахмурился. Режиссер не отреагировал на легкий толчок локтем со стороны своей жены, которая хотела, чтобы он что–нибудь сказал.

– Кэри Сент–Мартин опекает меня. Она великолепна. Я должна быть благодарна ей за все предложения, которые мне делают. Если бы не она, я бы уже давно улетела в Рим.

Анджела игриво рассмеялась.

– Очаровательно. Все из–за какой–то несчастной сцены с обнаженной натурой. Дорогая, да они просто помешались на этом. Хочешь заниматься этим бизнесом, научись раздеваться.

Она обняла Стива и бросила на него взгляд, полный обожания.

– Да, милая, – сказал Стив, – ты, несомненно, умеешь делать это на съемочной площадке и в других местах.

Во время обеда Стив постоянно обращался к Санди. Девушка замечала, что Анджела, сидя возле актера, прислушивалась к каждому его слову и старалась принимать участие в беседе.

Анджела уже три месяца была подругой Стива и надеялась сохранить за собой эту роль, возможно, даже сделать ее постоянной. Анджелу бесил интерес Стива к Санди. Какой идиот посадил Санди рядом с ним? Что за чушь она несет насчет принципов и хороших сценариев?

Анджела с трудом поверила своим ушам, когда Стив произнес:

– Знаете, а вы прекрасно подойдете на роль богатой сексапильной девушки в моем новой фильме. Хотите, сделаем пробу?

Анджела надеялась, что Стив сделает это предложение ей. Эта роль была не главной, но весьма хорошей. Анджела намекала Стиву, что хотела бы сыграть ее, но он лишь отмахнулся. А сейчас он предлагает ее этой никому не известной стерве! И эта никому не известная стерва отвечает: «Извините, я не верю в целесообразность проб. Вы можете посмотреть несколько итальянских фильмов с моим участием. Я считаю, что пробы не дают верного представления об актере».

Стив посмотрел на Джека, и мужчины разразились хохотом.

– Сукин сын! – сказал Стив. – Ты был прав. Эта девушка ни на кого не похожа.

Глава 10

Маршалл К. Маршалл оставил свой изготовленный на заказ белый «роллс–ройс» швейцару отеля «Беверли Хиллз» и заковылял в вестибюль.

Актеры, эти негодяи, с каждым днем становились все требовательней. По каждому вопросу имели свое мнение. Он помнил времена, когда они лишь молча подписывали контракты и были при этом счастливы.

Маршалл прибыл в отель для участия в переговорах между Саем Гамильтоном–младшим, продюсером «Карусели», и Чарли Бриком, исполнителем главной роли в этом фильме. Встреча состоялась, потому что обманывать Чарли не представлялось возможным. Он не был дураком; с каждым днем тот факт, что Мишель Ломас не появится на съемочной площадке, становился все более очевидным.

Они уже снимали сцены без ее участия, и днем ранее Чарли ушел со студии, оставив записку для Сая, где сообщил, что отказывается работать до появления Мишель. Поэтому пришло время объявить актеру о том, что Мишель Ломас забеременела – эта информация подтвердилась вчера. Она не покинет своего дома на берегу Луганского озера по требованию врачей в течение девяти месяцев.

Маршалл принес портфель со снимками и краткими творческими биографиями актрис, которые, по его мнению, могли бы заменить Мишель.

Главной задачей было убедить Чарли в том, что работу над фильмом следует продолжить без Мишель. По контракту он имел право уйти. Маршалл, будучи агентом Чарли, хотел уговорить его не делать этого.

Чарли в белом халате и коричневых шлепанцах от Гуччи мерял шагами свой великолепно обставленный бледно–бежевый «люкс» с двумя включенными на полную громкость цветными телевизорами.

Джордж почтительно замер в углу, одним глазом следя за телеэкраном, другим – за Чарли. Временно нанятая секретарша сидела у стола, мечтая о том, чтобы Чарли обратил на нее внимание. На другом столе лежали нетронутые яйца, тосты и фрукты.

– Вы должны что–нибудь съесть, – заботливо произнес Джордж.

Чарли что–то буркнул в ответ, не останавливаясь. Работа была для него важнее всего остального; Чарли негодовал из–за того, что с ним так поступили. Без Мишель фильм уже будет не тем. Где она, черт возьми? Почему не появляется?

Он решил отказаться от съемок. Он пошлет их всех к черту и вернется в Лондон. Им не удастся подсунуть ему другую актрису.

Шесть томительных дней он ждал Мишель; за это время Чарли появился лишь на приеме для прессы, где ему задали ряд глупейших вопросов.

Конечно, он получил массу приглашений. Голливуд всегда радовался новому лицу. Повод для вечеринки. Несколько известных женщин спорили за право устроить в честь него первый торжественный обед. На сей раз им не повезло. Он отказал всем. Пока работа над фильмом не закончена, для него не существовало светской жизни.

Постучав в дверь, Маршалл К. Маршалл ввалился в номер. Несмотря на наличие в отеле кондиционеров, он сильно вспотел. Агент покидал днем свой кабинет лишь в исключительных случаях.

– Ты выглядишь великолепно, – сказал Маршалл. – Похудел по сравнению с прошлой неделей.

– Да, я стараюсь следить за весом, – улыбнулся Чарли. Он знал, что ему удавалось сохранять форму лишь ценой неимоверных волевых усилий. Четыре недели обычной еды, и он снова превратится в толстяка, каким был когда–то.

– Тебе не понравится новость, – сказал Маршалл, – Сай от нее тоже не в восторге. Мишель ждет ребенка. Она нас крепко подвела.

Чарли рухнул в кресло. Вот этого он не ожидал.

– Вчера мы получили письменное подтверждение от врача – вот в чем причина проволочки. Кто мог предвидеть, что Мишель забеременеет, да еще и будет рада этому? Сай хотел, чтобы она все равно снималась – в конце концов в течение четырех–пяти месяцев ничего не будет заметно, – но она решила не рисковать. Извини, Чарли, такова ситуация. Сай попал в переплет; если ты откажешься от съемок, он здорово пострадает. Я знаю, ты вправе поступить так, и лично я не осужу тебя. Но, дорогой, если мы найдем замену, которую ты одобришь, ты сможешь получить лишние десять процентов от прибыли, а это не пустяк. Что скажешь?

Временная секретарша сидела в кресле, пытаясь услышать их беседу, заглушаемую телевизорами. Джордж по–прежнему оставался в углу комнаты.

Чарли закрыл глаза и попытался думать. Дополнительные десять процентов. Неплохо. Но кто сможет заменить Мишель?

Словно прочитав его мысли, Маршалл сказал:

– Мы можем переработать сценарий. Расширить твою роль за счет женской. Это будет твой фильм. Можно выключить этот проклятый телевизор?

– Джордж, выключи ТВ, – сказал Чарли, лихорадочно соображая. – Сегодня вы мне больше не нужны, дорогая, – обратился он к секретарше, – приходите завтра в то же время.

Девушка встала, одернула свою мини юбку и, покачивая бедрами, прошла мимо Маршалла. Агент даже не удостоил ее взгляда.

У двери секретарша замерла, размышляя, не сказать ли им о том, что она – актриса, но Джордж встал на ее пути и быстро выпроводил девушку из номера.

Она исчезла, негодуя из–за того, что ее не заметили.

Чарли немедленно произнес:

– Звучит недурно. А как Сай? Он согласен? Маршалл испытал облегчение.

– Он согласится.

К моменту прибытия Сая Гамильтона–младшего, только что поругавшегося со своей новой, третьей по счету, женой, Чарли и Маршалл разобрались со всеми вопросами.

Сай был контактным, вежливым человеком, он обладал сильным характером, который сейчас проявился.

– Негодяи, вы меня шантажируете, – сказал он, но, в конце концов, согласился с ними.

Оставалось лишь выбрать исполнительницу женской роли; у всех были разные идеи на этот счет.

– Магда Сил, – сказал Чарли.

– Забудьте о ней, у нее плотное расписание.

– Мэриэл Монтейн, – произнес Сай.

– У нее нет бюста, она чересчур худа. Не годится.

– Анна Кел.

– Слишком стара.

Обсуждая кандидатуры, они вскоре исчерпали список иностранных актрис и решили, что национальность не имеет значения.

– Как насчет новой девушки? – сказал Маршалл, доставая из портфеля фотографии. – Санди Симмонс.

– Какая, говорите, у нее фамилия? – спросил Чарли.

– Симмонс. Ты ее видел, Сай, верно? Великолепная фигура, большие груди, отличный потенциал для паблисити.

Сай кивнул.

– Неплохая идея. Она умеет играть? Маршалл пожал плечами.

– Кто знает? Мы можем посмотреть какой–нибудь фильм с ее участием. Она снималась с Джеком Миланом.

– Я не хочу неизвестную актрису, – возразил Чарли.

– Взгляни на ее фотографии, – отозвался Маршалл. – У нее потрясающая внешность.

Чарли посмотрел снимки, задержавшись на кадре эпизода с обнаженной натурой, где играл Джек Милан. Господи, у меня уже две недели не было женщины, подумал актер. Надо что–то предпринять.

– Она эффектна, – сказал Чарли. – Какой у нее телефон?

– Да, какой у нее телефон? – медленно улыбаясь, спросил Сай.

Маршалл рассмеялся.

– Посмотрим фильм с ее участием? Его собеседники кивнули.

– У меня есть еще одна кандидатура, – сказал Маршалл, – не свалитесь со стульев – это Анджела Картер.

– Анджела Картер, – воскликнул Сай.

– Да, Анджела. У нее есть имя. Думаю, она согласится на пробу.

Чарли кивнул.

– Я согласен. Похоже, это неплохая идея.

Они рассмотрели еще три кандидатуры; поскольку время было дорого, мужчины договорились собраться в восемь часов у Сая дома, где они смогут посмотреть в его личном кинозале фильм с участием пятерых девушек.

Перед уходом Маршалла Чарли отозвал его в сторону и сказал то, что ему не хотелось говорить:

– Вы можете найти мне девушку?

– Конечно. У тебя есть какие–нибудь пожелания?

Чарли покачал головой, сожалея о своей просьбе. Но он никого не знал в городе и не хотел, чтобы киностудия прислала ему проститутку.

– Доверься мне, – сказал Маршалл и с облегчением заковылял обратно в свой офис.

Глава 11

– Обожаю рестораны для автомобилистов, – воскликнула Санди, изучая через окно машины меню, вывешенное на стойке. – Я возьму два гамбургера и шоколадный коктейль.

– Ты располнеешь, – засмеялась Кэри.

– Плевать. Кажется, мне начинает здесь нравится.

– Я этому не удивляюсь.

Кэри нажала кнопку микрофона и сделала заказ.

– На твоем месте я бы потеряла голову от счастья. Оценим ситуацию. Ты приезжаешь в город, чтобы сыграть небольшую роль в фильме Джека Милана. Уходишь со съемочной площадки; твое имя мелькает в газетных заголовках; тебе приносят извинения, и ты возвращаешься на студию. Знакомишься на вечеринке со Стивом Мангумом. Он целую неделю осыпает тебя розами и приглашениями. Ты отказываешься даже встретиться с ним – первым голливудским кавалером. Сегодня компания предложила тебе роль в его новом фильме. Шесть сказочных недель в Акапулько. Неудивительно, что тебе здесь нравится.

Санди улыбнулась.

– Все благодаря тебе. Если бы не ты, я бы уже вернулась в Рим.

– Это я благодаря тебе, милая, ушла из агентства, и теперь мой бизнес процветает. Я каждый день приобретаю клиентов. Знаешь, вчера мне позвонила Анджела Картер. Она спросила меня, не соглашусь ли я вести ее дела. Она, похоже, ненавидит тебя.

Санди нахмурилась.

– Не знаю, почему. Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на ненависть.

Официант в узких белых джинсах принес два подноса с их заказом.

– Вы – Санди Симмонс? – спросил он женственным голосом, уставясь на актрису через открытое окно машины.

Она кивнула.

– Удачи вам, дорогая, мы с моим другом восхищаемся вами. Мы видели вас вчера по телевидению.

– Спасибо.

Когда парень ушел, Кэри сказала:

– Это слава, милая. Санди откусила гамбургер.

– Восхитительно! – зажила она. Кэри попробовала сыр и фруктовый салат.

– Ты действительно необычная девушка. Я пригласила тебя на ленч по случаю твоего успеха, полагая, что ты выберешь «Поло» или «Бистро». Закусочная для автомобилистов! Я с удовольствием отправлю тебя в Акапулько!

– Когда я уезжаю? И когда получу экземпляр сценария? Не забудь про пункт, запрещающий съемки без одежды.

– Вряд ли я это забуду. Сегодня тебе пришлют сценарий в гостиницу. На следующей неделе начнутся примерки костюмов, работа над прической и макияжем. Они хотят, чтобы ты улетела десятого июля. Как ты поступишь со Стивом Магнумом?

Санди лукаво улыбнулась.

– Никак.

– О господи, ты – это нечто. Почему тебе не сходить куда–нибудь с ним? Он не собирается тебя съесть. А если бы и собирался – говорят, он лучше всех!

– Я не хочу, чтобы кто–то сказал: «Она снимается, потому что у нее роман со Стивом Магнумом». Если уж он так сильно желает встретиться со мной, ему придется подождать до Акапулько, а там посмотрим.

Санди говорила спокойным тоном, но она часто думала о Стиве Магнуме. Он понравился ей, но она знала о его репутации в отношении женщин. Инстинкт подсказывал девушке – чтобы его интерес к ней не угас за несколько свиданий, она должна проявить хладнокровие. Она также боялась вступать в какие–то отношения со Стивом Магнумом. В ее жизни было только двое мужчин – Раф и Пауло. Санди не была уверена в том, что она готова сблизиться с новым человеком.

– Кажется, сердцеед Стив встретил достойного противника, – со смехом заметила Кэри. – Тебе не стоит недооценивать его – у него огромный опыт любовных игр. Как бы ты ни поступила, никогда не воспринимай его всерьез – сердец, разбитых мистером Магнумом, больше, чем открытых автомобилей в Южной Калифорнии.

– Я это учту, спасибо.

Они попросили счет, и Кэри повела машину по улице Сиенега к Бульвару Заходящего Солнца. Она высадила Санди возле «Шато».

– Когда ты вернешься из Мексики, мы подыщем тебе дом или квартиру, а также автомобиль.

– Я бы предпочла небольшой коттедж на побережье.

Кэри пожала плечами. – Ты несносна. Это не престижно. Однако, зная твое упрямство, я наведу справки. Узнаю, что продается. Поговорим позже. Да, кстати, завтра мы сообщим прессе о твоем фильме, так что не исчезай. Помахав рукой, Кэри уехала.

Санди медленно вошла в здание. Она решила провести день у бассейна. Стояла такая жара, что ее тонкие хлопчатобумажные брюки и рубашка прилипали к телу.

Пожилая женщина, сидевшая за стойкой, улыбнулась девушке:

– Вам снова цветы, мисс Симмонс. И письмо из Англии. Вы не оставите мне марку? Мой внук их собирает. И еще вас ждет молодая женщина, она стоит вон там.

Удивленная Санди оглянулась и увидела развалившуюся в кресле девушку, глаза которой закрывали солнечные очки.

– Кто это?

Женщина заглянула в блокнот.

– Динди Сайдн.

– О! – Санди вспомнила девушку с приема у Джека Милана. Она знала Пауло. Что привело ее сюда?

Санди взяла цветы и письмо, осторожно отделила марку от конверта и протянула ее пожилой женщине. Письмо было от тети. Она прочитает его позже.

В записке, приложенной к букету, было написано: «Когда же вы надумаете? С. М.»

Санди подошла к девушке и тихонько ударила ее кулачком в бок.

Девушка вздрогнула, точно испуганный кролик.

– Черт! – громко воскликнула она. – Санди! Ты принесла мне цветы – как мило!

Она встала с кресла. На ней были оранжевые брюки в обтяжку и короткая майка. Оголенный живот был темным от загара.

– Угадай, что со мной произошло. Я ехала по Бульвару Заходящего Солнца в моем «буревестнике», и вдруг этот маленький монстр ломается! Слава Богу, это случилось в двух кварталах отсюда, как раз возле бензоколонки, и восхитительный механик с мускулами Супермена сейчас устраняет неисправность. Я вспомнила, что ты живешь здесь, и решила скоротать время у тебя. Когда машина будет починена, парень подгонит ее сюда. Ты должна увидеть его – это настоящая секс–машина!

У Санди возникло желание отделаться от девушки под каким–нибудь предлогом, но она не любила врать; Динди явно тянулась к ней и проявляла дружелюбие.

– Хорошо. Я собираюсь посидеть у бассейна. Составь мне компанию.

– Отлично. Ты дашь мне купальник? Лучше закрытый.

Она поглядела на свой коричневый живот.

– Я схожу наверх и принесу тебе его. Динди взяла ее под руку.

– Я пойду с тобой.

В номере их радостно встретил Лимбо, щенок Санди. В комнатах было душно; Санди включила кондиционер.

Динди обследовала номер, с интересом трогая лежавшие там вещи.

– От кого все эти цветы? – спросила она.

– От друга, – кратко ответила Санди.

– У тебя очень хороший друг, – усмехнулась Динди. – Обожаю хороших друзей. Однажды я занималась любовью с парнем, лежа на шести дюжинах красных роз. Это меня очень возбуждало. Правда, он не мог кончить. Объяснил, что ему мешает аромат. Иногда попадаются очень странные мужчины.

– Вот, – Санди протянула ей бело–зеленый купальник. Динди сняла брюки и майку, надела бикини.

– Боже, у тебя такие большие груди – дай мне что–нибудь подложить сюда. Я бы хотела иметь такой бюст, мужчинам это нравится.

Санди отметила, что Динди была далеко не плоскогрудой.

Они спустились вниз на лифте и прошли к бассейну. Возле него загорали пожилая женщина в широкополой шляпе с цветами и мускулистый парень. Покрытое кремом тело крепыша блестело на солнце.

– Здесь не очень–то оживленно, – разочарованно протянула Динди. – Тебе следует перебраться в «Беверли Хиллз», там у бассейна кипит жизнь.

– Слушай, Динди. Внесу ясность – я не ищу приключений. Я наслаждаюсь покоем.

Динди приподняла очки с оранжевыми стеклами и недоверчиво уставилась на Санди.

– Извини, я не поняла, что нахожусь в обществе столь утонченной, недоступной особы. Если судить по внешнему виду, ты не похожа на скромницу–недотрогу. Может быть, мне уйти? Оставить тебя в покое?

– Нет, разумеется, нет. Я просто хочу, чтобы ты это знала, и все.

– Теперь я знаю. Пожалуй, я попрошу у этого парня его крем.

Санди решила, что девушка ей нравится. Она производила много шума, была болтлива и явно неразборчива в связях с мужчинами, но обладала искренностью и обаянием.

Через десять минут торжествующая Динди вернулась с целым флаконом крема для загара.

– Это Бранч Стронг, – объявила она. – Он прилетел из Нью–Йорка сниматься в пробе. Он – бисексуал.

– Откуда тебе это известно? – с любопытством спросила Санди.

– У меня чутье на подобные вещи. К тому же его пригласил Сэм Плам; этот агент сам голубой.

Намазавшись кремом, Санди легла возле бассейна на спину. Ее радовало это знакомство. Кэри уверяла, что Санди чувствует себя здесь одиноко, потому что избегает общества. Кэри не знала полностью историю с Пауло. Не догадывалась о боли, которую он оставил Санди в наследство, об ощущении вины. Санди понимала, что у нее нет оснований для этого чувства, но ничего не могла с собой поделать.

Вскоре Бранч Стронг (в недавнем прошлом Сидни Бламкор из Бронкса) подошел к ним. Он был смазливым малым без признаков индивидуальности.

– Привет, малышки, – сказал он. – Еще не перегрелись?

– Нет, – улыбнулась Динди. – Бранч, это Санди Симмонс.

– Рад познакомиться, – произнес он, втирая крем в кожу мускулистого живота. Он решил, что еще не встречал такой красивой девушки, как Санди. Вот это тело! Из них бы получилась потрясающая пара!

– Когда будут снимать пробу?

– Завтра, – неуверенно ответил он. – Скрести пальцы.

– Я бы и ноги скрестила, но это слишком скучно, – засмеялась Динди.

Санди встала.

– Пожалуй, я поплаваю.

Она подошла к глубокой части бассейна, прыгнула с невысокой доски проплыла большое расстояние под водой.

Бранч смотрел на нее с восхищением.

– Она – нечто особенное, – почтительно сказал он.

– Да, – согласилась Динди. – Но слишком закомплексованная, понимаешь? Никакого действия.

– Что?

– Забудь это.

Она решила, что Бранч Стронг – большой симпатичный светловолосый идиот. Он по–прежнему смотрел с открытым ртом, в котором от волнения шевелился язык, на плавающую Санди. Динди не могла отрицать, что Санди выглядит потрясающе, но она показалась ей занудой, девушкой без огонька. Интересно, как бы она отреагировала, узнав, что однажды они развлекались втроем с римским приятелем Динди, стариной Бенно и этим гомиком–самоубийцей Пауло, подумала девушка. За несколько недель до его смерти они провели три дня в номере отеля. Славно провели время.

Санди выбралась из бассейна и легла в шезлонг.

– Вода прекрасная, советую искупаться.

Она откинула распущенные волосы за спинку кресла и закрыла глаза. Солнце палило нещадно. Оно быстро высушило капельки воды на теле девушки. Санди задремала.

Бранч не отводил от нее взгляда.

Глава 12

Герберт Линкольн Джефферсон довольно улыбался, обнажая зубы, среди которых был один потемневший. Ревностно следя за чистотой тела, он не уделял должного внимания своему рту, чистил зубы от случая к случаю.

Он стоял под ржавым душем, намыливая худое безволосое тело.

Потратив две недели, он добился поставленной цели. Послание, адресованное Санди Симмонс, было шедевром непристойности. Даже мысли о ней возбуждали его – несмотря на то, что всего пять минут назад он кончил в прозрачный пакетик, который будет вложен в конверт.

Он намылил свой славный поднявшийся член и испытал чувство гордости. Он был настоящим мужчиной! Мог доставить потрясающее удовольствие любой женщине!

Ему было ради чего проявить терпение. Увидев Санди, он тотчас понял, что эта девушка создана для него. Да пошли они все к черту – Анджела Картер и прочие его адресаты. Он всегда мечтал именно о такой женщине. С идеальным лицом, густыми каштановыми волосами, округлым чувственным телом. Даже ее ступни в золотистых сандалях были очень сексапильны.

По дороге к дому Милана он наблюдал за ней в зеркало заднего вида. Один раз ее карие глаза встретились с его глазами, и, смущенно кашлянув, он сказал что–то о погоде.

С этого вечера он мечтал о том, чтобы ему снова поручили отвезти ее куда–нибудь, но Герберту не везло. Тогда он принялся сочинять письмо. Исходные варианты ему не нравились. Первое послание должно представлять из себя нечто особенное, заинтриговать и взволновать женщину, пробудить в ней желание встретиться с мужчиной, способным писать столь страстно, откровенно и со знанием дела.

Наконец ему удалось сочинить такое письмо. Подлинное произведение искусства. Последним штрихом было указание, как использовать содержимое пакетика. Завтра он сядет и представит себе Санди Симмонс, читающую послание и выполняющую его наставление. Он заполнит новый пакетик и напишет второе потрясающее письмо с объяснением, что он готовил «посылку», думая о том, как она с любовью использует первую.

– Герби, – жалобный голос жены сопровождался стуком в дверь ванной и дерганьем ручки. – Герби, мне надо в туалет. Пусти меня. Ты провел там час.

Жирная корова будто специально решила испортить ему эти сладостные мгновения.

– Одну минуту, дорогая, – ласково отозвался он. Завернувшись в полотенце, он отпер дверь.

– Не понимаю, зачем ты вечно запираешься, – пожаловалась она. – Словно я чужая.

Она задрала юбку и уселась на унитаз. Герберт поспешно покинул ванную.

У Мардж были толстые, мощные бедра. Она неделями забывала брить ноги, сейчас они были покрыты щетиной. Они прожили в браке уже десять лет. Глядя на фотографию, стоявшую на туалетном столике, Герберт отказывался верить, что изображенная там хорошенькая, полногрудая, рыжеволосая девушка с изящной фигуркой и есть его неопрятная, толстая Мардж, оседлавшая сейчас толчок. Мог ли он знать, что она помешается на еде? Завтрак из шести яиц и огромного ломтя хлеба был для нее нормой.

Его первая встреча с очаровательной Мардж, происшедшая во время ленча в баре неподалеку от лос–анджелесского аэропорта, была такой романтичной. Он зашел с приятелем за пивом и сэндвичами – в ту пору Герберт водил грузовик, – и Мардж вышла обслужить их в короткой ковбойке с бахромой, белых сапогах и широкополой шляпе. Она казалась совсем еще девчонкой. В этом заведении официантки работали с обнаженным бюстом; ее большие груди соблазнительно покачивались, на сосках вызывающе поблескивали шерифские звезды.

– Что будете есть? – спросила она, остановившись у его столика с блокнотом в руке. Шерифская звезда оказалась у рта Герберта.

Он навсегда запомнил их первую встречу. Они поженились через несколько месяцев, когда Мардж забеременела. Но потом случился выкидыш, за ним второй.

Вскоре после этого она набросилась на еду, а Герберт начал писать свои письма.

– Милый, – шаркая ногами, Мардж вышла из ванной, – что, по–твоему, мне надеть?

– Надеть? – Герберт удивленно посмотрел на жену. – Зачем?

Обычно в это время она усаживалась перед телевизором.

Мардж с трудом вылезла из поношенного домашнего платья.

– Я же говорила тебе, милый, что иду в кино с нашей новой соседкой. Она пригласила меня два дня назад.

– А, да, – вспомнил он. В соседний желтый дом въехала супружеская пара, и во время одного из своих ежедневных визитов в супермаркет Мардж познакомилась с женой. Женщины договорились сходить в кино. Мардж ужасно обрадовалась. У нее не было друзей, Герберт никуда ее не водил, поэтому посещение кино было для миссис Джефферсон редким праздником.

Мардж попыталась втиснуться в голубой матросский костюм, который был ей мал. Она полнела с каждым годом.

– Мы идем смотреть фильм, – повторила она, – говорят, это мистика с порнухой.

Она перестала сражаться с матросским костюмом и остановила свой выбор на свободном платье в горошек, которое она купила к свадьбе сестры в прошлом году. Ей удалось влезть в него, хотя оно уже перестало быть свободным.

– Когда ты идешь? – спросил Герберт. Ему не очень нравилось, что жена будет развлекаться, смотреть фильм с порнухой, пока он вкалывает.

– Луэлла заедет за мной в семь. У нее машина. Она вытянула губы перед зеркалом, покрасила их алой губной помадой, нарумянилась ею, вытерла пальцы о платье.

– Ну и жара, – вздохнула Мардж, проведя гребнем по своим жиденьким рыжим волосам.

– Да, – согласился Герберт, думая уже не о Мардж, а о письме, которое он собирался отправить.

Когда Мардж спустится вниз, он спрячет свое послание в карман и отправится к почтовому ящику.

Она освежила дешевым одеколоном свои толстые, усыпанные веснушками плечи и надела белые стоптанные туфли.

– Ну, как я выгляжу?

В своем платье в горошек она напоминала слона.

– Недурно, – отозвался он, заметив разошедшийся на подоле подрубочный шов. – Смотри, не зафлиртуй там с кем–нибудь.

Она усмехнулась.

– Герби!

Мардж потопала вниз по лестнице; Герберт быстро сунул письмо в карман.

О, мисс Санди Симмонс, какое наслаждение ждет вас!

Глава 13

Чарли обрадовался тому, как все разрешилось. Он заработает гораздо больше денег, станет главной звездой «Карусели», сам выберет исполнительницу женской роли. Чарли сознавал, что основная причина, по которой он настаивал на участии Мишель Ломас, была личного характера. Его самолюбие пострадало из–за развода, и для поддержания веры в себя он нуждался в любви секс–символа, женщины, за право обладать которой каждый мужчина охотно отдал бы правую руку.

Непоявление Мишель сильно разочаровало его в личном плане. Но он понимал, что в профессиональном отношении он, вероятно, выиграет.

Он переоделся перед тем как отправиться к Саю. Его туалеты соответствовали имиджу нового Чарли Брика. Разведенного, стройного Чарли Брика.

Он надел коричневые слаксы и свободную рубашку в индейском стиле. Поправил очки в роговой оправе. Посмотрев в зеркало, решил, что ему пошли бы затемненные стекла. Они внесли бы в его облик нечто новое.

Перед отелем Чарли ждал Джордж в красном «мазерати».

– Я, пожалуй, сам сяду за руль, – сказал актер. Он чувствовал себя хорошо. Настолько хорошо, что даже отправил Мишель поздравительную телеграмму.

– Вы уверены? – с сомнением в голосе сказал Джордж. После Чарли автомобиль всегда был в плохом состоянии.

– Конечно. Возьми «мерседес» и отдохни. Увидимся утром.

– Хорошо.

Перспектива свободного вечера обрадовала Джорджа. Ему надоело каждый вечер сидеть в отеле и подбадривать Чарли. Он выбрался из машины. Чарли, сев за руль, газанул, восторгаясь звуком ничем не сдерживаемой мощи.

Хорошенькая девушка, вышедшая из гостиницы с маленьким пуделем, обернулась и посмотрела на Чарли. Он подмигнул ей, она ответила Чарли тем же. Зачем он попросил Маршалла подыскать ему девушку? Он способен решить этот вопрос самостоятельно.

Имеральда, жена Сая Гамильтона–младшего, красивая женщина с прямыми, длинными, черными волосами, разделенными на середине головы пробором, была алкоголичкой. Появившись в золотистом костюме свободного покроя, она принялась пить неразбавленное виски со льдом и ядовито комментировать каждую вторую фразу, произнесенную мужем. Она повисла на плече Чарли, слегка покачиваясь и выдыхая смертоносные пары спиртного в лицо актеру.

Маршалл взял Чарли под руку, и они отправились в венецианскую столовую.

– Не обращай внимания на Имеральду, – шепнул агент, – она всегда под градусом. Возможно, она схватит тебя за член под столом. Сделай вид, что ничего не замечаешь.

– Правда?

Чарли решил, что это было бы весьма забавно, но вряд ли возможно в присутствии мужа.

– Мне следовало предупредить тебя заранее, – пробормотал Маршалл, – только Сай очень заводится, слыша нечто подобное. Она прыгает на всех подряд; таким образом Имеральда пытается досадить мужу.

– Почему?

– Это длинная история. Дело в том, что после каждой очередной свадьбы у него не стоит с женой. Он посещает по этому поводу психоаналитика.

– Да, тут есть из–за чего обратиться к врачу. Чарли испытал сочувствие к Саю. Какое ужасное положение! Актер всегда втайне боялся потерять мужскую силу.

Они вчетвером уселись за стол. Обед подавали две мексиканки в накрахмаленной черно–белой форме. Имеральда немедленно опрокинула бокал с вином и обвинила Сая в том, что он толкнул ее локтем. Они ссорились, как дети, не замечая лежащих перед ними кусков дыни и ветчины по–пармски.

Маршалл и Чарли ели, стараясь не замечать перебранки.

Агент тихо произнес:

– В одиннадцать часов к тебе в отель придет молодая девушка. Она – славная малышка и большая твоя поклонница. На самом деле она сама – начинающая и перспективная актриса. Она обычно не ходит на свидания «вслепую», но, как я сказал, она – твоя поклонница. Она тебе понравится. Ее зовут Динди Сайдн.

– Отлично.

Чарли поднял брови.

– Это будет продолжаться до конца обеда? Он указал взглядом на ругающуюся чету.

– Нет. Скоро она бросит что–нибудь в него и уйдет, но вернется к десерту.

Внезапно Имеральда встала, разразилась нецензурной бранью в адрес мужа, бросила в него хлебницу и убежала.

– Женщины! – воскликнул Сай.

В полном соответствии с предсказанием Маршалла она вернулась к клубничному пирогу, переодевшись в шелковое платье до пола, обтягивавшее ее, как вторая кожа, с вырезом от шеи до пупка, через который виднелись слегка загорелая кожа и почти плоская грудь.

Улыбнувшись всем, она села, потягивая виски, принесенное ею в большом бокале.

Сай продолжал говорить о работе над последним фильмом.

– Неужели по моему бедру движется рука! – подумал Чарли. Нежные пальчики, скользнув от колена к ширинке, стали расстегивать ее. Чарли порадовался тому, что на новых брюках вместо привычной «молнии» были пуговицы. Маршалл явно знал, как здесь развиваются события.

Имеральда не справилась с пуговицами и стала нетерпеливо гладить через брюки член Чарли. Почувствовав эрекцию, актер смутился.

Имеральда улыбнулась и отпила виски. Сай не умолкал. Чарли растерянно отправил в рот кусок пирога и постарался думать о другом.

Наконец обед завершился; Чарли, извинившись, быстро ушел в ванную. Идиотская ситуация! Маршалл сказал, что она ведет себя так со всеми. Очевидно, Имеральда не в своем уме, а Сай тоже потерял рассудок, коли терпит такое.

Поковырявшись во рту зубочисткой «Эспри», Чарли вымыл руки и вернулся назад.

– Я думаю, кофе будем пить в кинозале, – произнес Сай. – Ты будешь смотреть с нами, дорогая?

Имеральда покачала головой и едко заявила, что найдет себе лучшее занятие, чем смотреть на голых «звездочек» – только она назвала их по–другому.

Просмотровый зал был целиком обшит красной кожей. Даже пространство вокруг экрана было обито красной кожей, на которой висели позолоченные подковы.

Интерьер восхитил Чарли; он подумал о том, что по завершении съемок он, возможно, купит себе где–нибудь дом. Важно выбраться из отелей. Теперь, когда он знал, что будет сниматься здесь, он поручит Джорджу снять приличное жилье. Скоро прилетят дети, они заслуживают всего самого лучшего.

На экране появилась первая девушка – блондинка с красивыми изгибами тела. Однако в ней отсутствовало нечто важное. Мужчины единодушно отвергли ее. Второй клип был с Анджелой Картер. Чарли привлекло задорное мальчишеское выражение лица высокой актрисы. Она была снята за кулисами в трико, благодаря которому ее ноги казались двухметровыми.

– Знаете, мне кажется, она весьма недурна, – протянул Чарли.

– Да, – согласился Маршалл. Анджела вытягивала из него душу, умоляя помочь ей получить эту роль. – В конце концов, это комедия, не требующая большого драматического таланта. По–моему, это будет правильный выбор.

– Она похожа на пекинеса, – заметил Сай.

– Зато очень сексапильного, – продолжал Маршалл. – Поговаривают, что она, возможно, выйдет замуж за Стива Магнума. Бесплатная реклама для фильма!

– Примем решение, досмотрев остальных.

Следующая девушка была недавно открытой англичанкой, сразу снявшейся в главной роли. Ходили слухи, что для этого она переспала со всеми от продюсера до парня с «хлопушкой».

– Нет, – Чарли покачал головой, – она говорит так, словно у нее во рту овсянка.

– Может быть, кто–то забыл там свой член! – цинично рассмеялся Маршалл.

Четвертой девушкой была Санди Симмонс, заснятая в постели с Джеком Миланом.

– Она выглядит потрясающе, – сказал Сай, расправив плечи. – Не знаю, подойдет ли она нам, но я определенно должен с ней познакомиться. Устройте это, Маршалл. Она – женщина с головы до пят.

Чарли согласился. Она великолепна. Но кто ее знает? Он считал, что Анджела Картер – наилучшая кандидатура.

Маршалл впервые видел Санди на экране; внезапно он понял, почему Кэри в восторге от нее. У Санди было нечто. Он должен немедленно позвонить Кэри и подписать контракт с актрисой. Он ощутил покалывание в короткой ноге – верный признак того, что он нашел что–то стоящее.

– Неплохо использовать неизвестную актрису, – медленно произнес он. – Она снялась в нескольких итальянских фильмах.

– Нет, – покачал головой Чарли. – Она не годится.

– У нее обалденные груди! – заметил Сай, пустив ленту вторично.

– Об актрисах не судят лишь по размеру бюста, – сухо произнес Чарли. Саю не удастся подсунуть ему неизвестную девушку только потому, что он хочет переспать с ней.

– Посмотрим еще раз предыдущую девушку, – предложил продюсер.

Это была симпатичная, молодая телевизионная актриса. Мужчины сошлись во мнении, что ей недостает сексапильности.

– Меня устраивает Анджела Картер, – объявил Чарли.

Сай кивнул.

– Думаю, это наилучший выбор. Она сейчас свободна, Марш?

– Как птица. Не взять ли нам Санди Симмонс на вторую, небольшую роль?

– Неплохая идея. Ваше мнение, Чарли?

– Согласен.

Он взглянул на часы. Половина одиннадцатого. Пора возвращаться в отель и готовиться к свиданию. Встав, он потянулся.

– Спасибо… э… вашей жене за прекрасный обед.

– Я получил удовольствие, – Сай тоже поднялся. – Надеюсь, мы не шокировали вас нашей маленькой ссорой. Имеральда весь день дома, ей скучно. С помощью таких сцен она выпускает пар, разряжается.

– Ну конечно. Я оставлю вас для обсуждения деталей.

– Чарли, доработка сценария началась сегодня. Если все сложится благополучно, на следующей неделе продолжим съемки.

В отеле Чарли надел черный спортивный костюм, потом решил, что он ему не нравится. Когда пришла Динди, он снова надевал слаксы и рубашку.

Она тщательно принарядилась к свиданию. Ничего экстравагантного – ей не хотелось отпугнуть его с первой минуты. Каждая встреча со звездой – это счастливый шанс; в один прекрасный день она разбогатеет.

Конечно, она слышала о Чарли Брике – кто о нем не слышал? Когда Маршалл предложил ей развлечь его, она подпрыгнула от радости. Маршалл обещал проследить за тем, чтобы девушка получила небольшую роль в «Карусели». Они заключили деловое соглашение.

Она вспомнила первую встречу с Маршаллом. Зная, что он – весьма влиятельный агент, ока решила с ходу предложить себя ему. Но он не пожелал слышать об этом и едва не свалился под стол от смущения, когда она расстегнула платье и обнажила перед ним свои ягодицы.

В моменты безделия, редкие для Динди, она пыталась понять, в чем причина сексуальной пассивности агента. Он не трахался с девушками. Парни? Вряд ли, подумала она. Динди развлекала его самых важных клиентов. Он добился контракта для нее. Она исполняла эпизодические роли; Динди вполне устраивало сотрудничество.

Чарли Брик в жизни оказался более стройным и привлекательным, чем на экране, хотя был и не в ее вкусе. Она любила крупных, молодых, красивых парней. Возможно, он хорош в постели, подумала девушка. Среди англичан попадаются большие мастера по этой части.

Она разыграла дебют ласково и дружелюбно.

– Здравствуйте. Я – Динди Сайдн. Какой у вас шикарный номер! Я бы выпила бананового дайкири.

Чарли она показалась очаровательной девушкой, вовсе не проституткой; он увидел перед собой исключительно хорошенькую блондинку с шелковистыми волосами, зачесанными назад и перехваченными широкой голубой лентой под дзет платья без рукавов, которое было на ней. Платье с вырезом на животе позволяло видеть коричневый загар и плотно обтягивало наиболее сексуальные части тела.

– Маршалл сказал мне, что ты – актриса, – произнес он и тотчас удивился тому, что заговорил об этом.

– Пытаюсь быть ею, но я не очень честолюбива, – она обезоруживающе улыбнулась.

Он заказал по телефону напитки, включил записи Джози Фелисиано, продемонстрировал Динди альбом с фотографиями из своего последнего фильма и подумал, что ему следует поблагодарить Маршалла за эту восхитительную гостью.

Динди любовалась снимками его детей, потягивала коктейль, как леди, восхищалась кадрами с Чарли из картин, следя при этом за тем, чтобы нижний край платья постепенно поднимался все выше, обнажая загорелые бедра.

После нескольких банановых дайкири она притворилась слегка опьяневшей. На самом деле коктейль вовсе не подействовал на нее, но она знала, когда следует играть жестко, а когда – изображать из себя девушку – ребенка. Сам Чарли определенно был ребенком. Он уже рассказывал ей о своей жене, о разводе, о том, как ему одиноко.

Она сочувственно поддакивала Чарли, думая о том, что гусь сам просит, чтобы его ощипали.

Когда он горестно посетовал на то, что многих женщин интересуют его деньги и известность, она сказала:

– Как это ужасно. Я думаю, люди просто используют вас; девушки надеются получить роль в ваших фильмах.

– Верно, дорогая, абсолютно верно.

Какая она умная, подумал Чарли, не замечая, что почти все время говорил он один.

– Знаешь, если я снова когда–нибудь женюсь, я заведу отдельную спальню для моей жены. Наверно, она не захочет всегда спать со мной.

Он идиот, подумала Динди, безнадежный идиот.

– Я понимаю вас, – ласково произнесла она, – но я на месте вашей жены меньше всего хотела бы этого.

Чарли внезапно обнял Динди и поцеловал ее. Удивительная, чуткая девушка! Он коснулся рукой ее груди, она вздрогнула.

– Слушай, милая, – сказал он, отпустив Динди и направившись к столу. – Я хочу, чтобы ты кое–что со мной попробовала.

Слава Богу, наконец–то он собрался приступить к действиям, подумала Динди.

– Что именно? – прошептала она, когда Чарли погасил верхний свет и прибавил громкость у магнитофона.

– Я хочу, чтобы ты покурила со мной «травку». Ты почувствуешь себя лучше, получишь удовольствие.

Он прикурил «косячок» и передал его девушке.

– Затягивайся посильней, только очень медленно. Она едва сдержала смех. Динди покуривала «травку» с четырнадцати лет. Она робко взяла коричневую сигарету и, затянувшись, сделала вид, будто поперхнулась дымом. «Травка» показалась ей слабой. Динди почти ничего не почувствовала.

– Умница, – произнес довольный Чарли. Забрав сигарету у девушки, он сделал глубокую затяжку. Только марихуана позволяла ему по–настоящему расслабиться.

Они лежали на диване и отдыхали. Динди потеряла надежду на то, что Чарли проявит активность. Но, наконец, он начал снова целовать девушку, ласкать ее тело. Вздохнув, она пошевелилась, застонала и произнесла:

– Мне так здорово, я чувствую себя замечательно.

Он медленно стянул с нее платье. Сняв с Динди лифчик от Фредерика – черные кружева с розовыми оборками – он принялся целовать ее соски. Они быстро поднялись, отвердели. Она едва сдерживала себя, чтобы не закричать, требуя дальнейших действий. Он был таким медлительным. После пятиминутной возни с ее грудями ей хотелось, чтобы он глубоко всадил в нее свой твердый член, но Чарли ничего не предпринимал в этом направлении. Черт возьми, подумала она. Девушка начала извиваться и наконец, испытала слабый, неудовлетворительный оргазм.

Не заметив этого, Чарли продолжал любовную игру с сосками Динди. Она превратилась в клубок оголенных нервов, мысленно требуя, чтобы он оставил в покое ее груди.

Может ли девушка–ребенок взять его за член?

Почему бы и нет, если это обалдевшая от марихуаны девушка–ребенок?

Она ловко выскользнула из его объятий и отыскала ширинку. Что это еще за дурацкие пуговицы?

– Можно мне прикоснуться к тебе? – застенчиво спросила она.

– Конечно, дорогая, конечно.

Он быстро поднялся, испытывая чувство вины из–за того, что ей приходится возбуждать его, и снял слаксы.

Чарли не успел сесть на диван – она мгновенно обхватила губами его орган и заставила его кончить.

Он испустил долгий стон.

Она отпустила его и откинулась на спинку дивана со словами:

– О, Чарли, я никогда прежде этого не делала. Ты такой сексуальный.

Он улыбнулся. Да, он мог доставить женщине удовольствие. Кинозвезда или дворник, он был хорошим любовником. Разве эта славная девушка не сказала ему только что об этом?

Зазвонил телефон; Чарли направился к аппарату, чувствуя, что выглядит нелепо в рубашке, носках и очках с роговой оправой.

Динди лежала на диване, довольная собой. Она правильно разыграла свои карты. При везении ей достанется небольшая выигрышная роль в «Карусели» и репутация девушки Чарли Брика. Всегда полезно появляться на людях со звездой, посещать с ней полезные вечеринки и премьеры, где можно попасть на глаза влиятельным людям. Она явно ему понравилась. Динди поняла, что он падок на лесть – тут она была асом. Главное в общении с мужчиной – убедить его в том, что он выдающийся любовник.

Чарли удивился, услышав в трубке голос Клея Аллена. В Лондоне сейчас было раннее утро. Клей должен был прилететь в Голливуд на следующей неделе. Что ему надо? Чарли надеялся, что Натали ничего не сказала мужу. На самом деле говорить было нечего, но женщины непредсказуемы. Они любят сочинять.

После обмена любезностями Клей сказал:

– Слушай, старина, лучше тебе узнать кое–что от меня, чем от какого–нибудь пронырливого газетчика. Как тебе известно, Лорна выходит замуж за это ничтожество. Так вот, она на пятом месяце.

– Это от него? – глупо выпалил потрясенный Чарли.

– Ну, явно не от тебя. Натали узнала об этом, и мы решили поставить тебя в известность.

– Да, да, спасибо, Клей. Чарли опустил трубку.

Лорна ушла и сделала это. Теперь надежда на ее возвращение погибла. Его Лорна вынашивает ребенка другого мужчины.

Он тупо уставился на лежащую Динди. Светлые волосы падали на ее хорошенькое личико, груди, обтянутые лифчиком, смотрели на него. Он залюбовался длинными загорелыми ногами девушки. Она была лет на десять моложе Лорны. Настоящая красотка. Все его лондонские друзья будут ему завидовать.

– Эй, – сказал Чарли, – давай сядем в «мазерати» и поедем куда–нибудь. Как насчет Лас–Вегаса? Я там никогда не был. Давай поженимся.

Глава 14

– Улыбнись, – шепнула Кэри, обращаясь к Санди, – ты выглядишь так, словно только что услышала плохую новость.

Санди послушно изобразила улыбку для фотографов, суетившихся вокруг нее и Стива Магнума. На самом деле меньше всего на свете ей хотелось улыбаться. Утро прошло ужасно.

Сначала она получила порнографическое письмо и приложение к нему, которое вызвало у девушки тошноту. Затем расстроенная Санди потеряла своего щенка по кличке Лимбо. Она с нетерпением ждала окончания пресс–конференции, во время которой у нее перед глазами стояла картина – Лимбо попадает в «живодерку» на Бульваре Заходящего Солнца. Санди хотела поскорей отправиться на поиски щенка.

– Ты успешно избегаешь меня, – сказал Стив, обнимая девушку для фотографов.

– Спасибо за цветы, – без энтузиазма отозвалась она.

– Это все, что ты можешь сказать по этому поводу? Почему бы нам не обсудить это сегодня за обедом?

– Извините, я занята.

Он удивленно посмотрел на Санди. Девушка, которую трудно завоевать – это для него нечто новое. Стива называли «смерть женщинам», почти все они сами спешили упасть в его объятия.

Стив за всю жизнь встретил лишь двух женщин, которые отказались переспать с ним. Одной была девушка из его класса, которая назвала Стива тощим, второй – лучшая подруга матери. Он был уверен, что теперь они кусают локти, превратившись в сморщенных старух.

Девушка вроде Санди вносила в его жизнь нечто новое. Она не походила на обычных голливудских актрис и была настоящей красавицей. Она явно не относилась к числу тех, кто пользуются париками накладными ресницами. Джек Милан был прав, сказав:

– Ты должен познакомиться с одной девушкой. Я посажу вас рядом.

Анджела начала надоедать ему. Санди появилась на горизонте вовремя.

– В чем дело, я что, стар для тебя? – с улыбкой произнес он. Стив знал, что в свои пятьдесят он не был стар ни для кого. При его–то славе, миллионах, домах, разбросанных по всему свету, личном самолете и репутации – особенно репутации.

– Сколько вам лет? – приветливо спросила Санди, думая: «Не закрыли ли Лимбо в каком–нибудь шкафу?»

Кэри, наблюдая за фотографами, искавшими наилучшие ракурсы, хотела, чтобы Санди немного расслабилась. Она держалась слишком скованно. Ей бы очень помог роман с кем–нибудь вроде Стива Магнума. Хотя эти кинозвезды – капризные, ненадежные эгоисты.

– Достаточно, господа, – сказал Стив, – вы увидите Санди в нашем новом фильме.

Повернувшись к девушке, он пристально поглядел на нее своими знаменитыми бледно–голубыми глазами.

– Приглашение на обед остается в силе. Ты можешь воспользоваться им в любой вечер. Иначе, боюсь, мы увидимся только в Акапулько.

– О'кей.

Он действительно нравится ей, или просто его лицо хорошо знакомо по фильмам?

Представлять на пресс–конференции свою новую партнершу было для Стива Магнума необычным шагом. Это придавало событию значимость.

Кэри радовалась.

– Ты выглядишь великолепно, милая. Завтра будешь на первой полосе всех газет.

– Я должна вернуться в «Шато». Нам уже можно уйти?

– Конечно. Не волнуйся, Лимбо, вероятно, спит под кроватью.

Но это было не так. Санди снова обыскала «люкс». Наняв такси, проехала по бульвару. Обратилась в полицию. К шести часам потеряла надежду и вернулась к себе.

Она не сразу поняла, что в дверь стучат. К началу восьмого ее глаза покраснели, щеки горели.

Там стоял Бранч Стронг. Лимбо невозмутимо тявкал в его руках.

– Мисс, кажется, это ваш песик, да? Я нашел его возле бассейна. Похоже, он вымок, свалившись в воду.

Он протянул щенка Санди. Лимбо тотчас лизнул лицо своей хозяйки.

– О, да, да. Заходите.

Ее лицо светилось от радости. Она стала нежно ругать Лимбо.

Бранч прошел в номер, бессознательно покачивая бедрами, туго обтянутыми голубыми джинсами. На нем была тонкая белая тенниска. Санди произвела на него сильное впечатление.

– Я не могу выразить, как я вам благодарна. Я сходила с ума от беспокойства. Представляла себе ужасные вещи.

– Да, – Бранч смущенно остановился, покачивая висевшими вдоль тела руками, – хорошо, что я нашел его.

– Честное слово, я испытала такое облегчение. Если я могу что–то для вас сделать, вы только скажите.

– И скажу, – он заколебался. – Я подумал… хм… может быть, вы перекусите со мной сегодня вечером.

Он замолчал, полный надежды, и быстро добавил:

– Я нашел одно отличное тихое заведение, где готовят полезную для здоровья пищу. Вы согласны?

– Можно мне взять с собой Лимбо?

– Ну конечно.

Его большое мальчишеское лицо расплылось в улыбке.

– Отлично. Я приму душ и зайду за вами через полчаса. Вам это удобно?

– Вполне.

Она отнесла Лимбо на кухню, дала ему мяса и воды, потом понаблюдала за тем, как он жадно подчистил миску. Санди надела белые слаксы и майку, причесала волосы, привела в порядок лицо. Бранч казался славным человеком; с ней не случится ничего страшного, если она пообедает с ним.

В спальне она заметила мерзкое письмо, полученное ею сегодня. Клочки его все еще лежали в корзине для мусора. Она вздрогнула. Какая гадость! Кэри засмеялась, узнав о письме.

– Тебя еще завалят подобным мусором. Не читай эти послания; какой–то несчастный больной тип получает удовольствие, сочиняя их. Забудь об этом, такие люди ничего не делают на самом деле, только пишут.

– Права ли Кэри? – Автор письма, похоже, не сомневался, что они будут заниматься вещами, описанными им.

– Ну конечно, это ерунда. – Однако Санди испытывала неприятное чувство, зная, что где–то находится человек с подобными мыслями, которому известно ее местонахождение.

Глава 15

Чарли безуспешно пытался разыскать Джорджа, который, воспользовавшись свободным вечером, смотрел в баре стриптиз.

Чарли здорово обкурился; его всерьез захватила идея убежать с Динди в Лас–Вегас.

Она скептически отнеслась к его затее. Неужто этот кретин всерьез хочет жениться? Но если он не шутит, какой шанс для нее!

Чарли думал: «Пошли вы все к черту – Лорна, Мишель, Натали. Я вам покажу». Прочитав завтрашние газеты, они поймут, что ему нет до них дела.

Он сказал Динди, что они не станут заезжать за ее одеждой и купят в Лас–Вегасе новые наряды. Бросив в сумку самое необходимое, они сели в «мазерати» и отправились в путь.

Поездка была легкой, им почти не попадались светофоры; Чарли придавил педаль газа, наслаждаясь урчанием мощного мотора. Он включил свой новый стереомагнитофон. Оки вдвоем выкурили еще один «косячок».

Динди надеялась, что их не остановят за превышение скорости. Если их задержат за курение марихуаны, все сорвется.

Она подумала, не сделать ли ему минет, пока он управляет машиной, но при такой скорости это было бы неразумно. К тому же она не хотела выглядеть слишком распушенной – пока. Может быть, он клюнул на ее мифическую неиспорченность. Она откинулась на спинку кресла и стала слушать музыку.

К четырем часам утра на горизонте появился Лас–Вегас. На окраине города они попали в половодье неоновых огней. Даже в столь поздний час на улицах и в игорных залах было многолюдно. Ложиться в постель в Лас–Вегасе казалось бездарной тратой времени – если, конечно, это не являлось работой. Чарли никогда еще не бывал здесь, но он поручил клерку из «Беверли Хиллз» позвонить в «Форум» и предупредить управляющего об их приезде. Это был суперсовременный отель, возведенный недавно возле аэропорта.

Динди спала. Чарли разбудил ее.

– Как проехать к аэропорту? – спросил он.

Она говорила ему, что была в Лас–Вегасе, но не пояснила, при каких обстоятельствах. Она встречалась когда–то с мелким гангстером, который бросил ее здесь без цента в кармане после трех веселых дней, проведенных вместе. Побродив по городу, она устроилась барменшей, переспала с компанией великолепных тренеров по плаванию и затем вернулась в Лос–Анджелес с подающим надежды актером. Правда, всю дорогу до Лос–Анджелеса он лишь подавал надежды, быстро кончая. Это было еще до Рима.

– Поезжай по этой улице, в конце ее сверни направо. Задумавшись, она добавила:

– Эй, тут есть потрясающий новый отель – «Форум». Я хотела побывать в нем, там в туалетах стоят телевизоры, а в лифтах – автоматы с фруктами.

Она решила, что им лучше остановиться там, где она, возможно, не встретит знакомых. Будет не здорово, если каждый второй крупье начнет обращаться с ней по имени.

– Именно туда мы и едем.

По обеим сторонам дороги, ведущей к «Форуму», стояли впечатляющие мраморные фигуры древнеримских воинов. Несколько крашеных светловолосых парней в коротких тогах окружили притормозивший «мазерати». Они открыли дверцы машины, забрали единственную сумку и повели Чарли и Динди в гостиницу.

Чарли вызвал управляющего, который появился почти немедленно. Он напоминал молодого Джорджа Рафта. Бросив одобрительный взгляд на Динди, он радушно поприветствовал Чарли и быстро предоставил им самый просторный «люкс». Он всегда мгновенно узнавал знаменитостей и привык удовлетворять все их причуды. Однако он здорово удивился, когда Чарли заявил, что они хотят немедленно пожениться.

– Дайте мне час, – попросил управляющий.

Чарли кивнул. Он находился в таком состоянии, когда человеку кажется, что организовать бракосочетание в Лас–Вегасе в четыре утра не представляет трудности.

Динди охватили сомнения. Этот кретин, похоже, не шутит.

Чарли указал на витрины магазинов, расположенных в вестибюле.

– Мисс Сайдн хотела бы купить платье, а мне нужен ювелир.

– Нет проблем.

К этому моменту управляющий уже полностью оправился от замешательства. Чарли дал ему щедрые чаевые; любое желание такого гостя следовало удовлетворить в кратчайший срок.

– Я попрошу доставить коллекцию платьев в ваш номер. Десятый размер, мисс Сайдн?

Она кивнула. Управляющий был смазливым малым с вкрадчивыми манерами – она питала слабость к мужчинам такого типа.

– О'кей, мистер Брик, как только я отыщу ювелира, я попрошу его связаться с вами. Во всем остальном положитесь на меня. У вас будут гости?

Чарли покачал головой.

– Репортеры вам не помешают?

– Отнюдь.

Больше всего Чарли хотел, чтобы назавтра все увидели его на снимках с эффектной светловолосой Динди.

Священник оказался бедным выходцем с юга. Натянув на себя впопыхах лоснящийся синий костюм, он принялся отправлять собственную версию венчальной церемонии.

Динди заметила, что ширинка у него была расстегнута, и сдержала смех. На ней было розовое кружевное платье, светлые волосы девушки падали на плечи. Она напоминала хорошенькую куклу с невинным личиком. Кольцо с огромным бриллиантом, подаренное Чарли, украшало ее палец.

Актер тоже заметил незастегнутую ширинку священника, он не мог отвести от нее своего взгляда. Забавный старик, похоже, только что проснулся. Ну и акцент! Чарли впитывал в себя южный говор. Он использует его в каком–нибудь фильме.

Управляющий организовал бракосочетание в пентхаусе, пригласив туда гостиничного фотографа, пресс–секретаря и двух репортеров из местной газеты. Он и его подружка стати свидетелями.

Священник объявил, что отныне они – муж и жена, невозмутимо икнул и пожал руку Чарли. Появилось шампанское, фотографы защелкали камерами, на молодоженов посыпались поздравления.

Священник подошел к Чарли.

– Вот моя карточка – вдруг я вам снова понадоблюсь.

Очаровательно, подумал Чарли, он только что поженил нас и уже готов снова предложить свои услуги!

К семи утра они вернулись в «люкс». Чарли занервничал. В глазах появилась резь, и великолепный кайф, в котором он пребывал, начал пропадать. Впервые он усомнился в разумности своего поступка. Он только что женился на девушке, которую совсем не знал. Это походило на сумасшествие. Она была очень хорошенькой, но абсолютно незнакомой.

Во всем виновата Лорна. Он сделал это назло ей. Что скажет Серафина?

Динди тоже испытывала растерянность, ко по другой причине. Она так внезапно и неожиданно стала кем–то. Она вышла замуж за кинозвезду!

Сняв платье, она перехватила полный недоумения взгляд Чарли.

Девушка захихикала.

– Эй, дорогой, теперь мы можем заняться сексом на законном основании!

Глава 16

Как и весь Голливуд, Санди испытала изумление, увидев на первых полосах всех газет фотографии поженившихся в Лас–Вегасе Динди и Чарли Брика. Она недоумевала, почему Динди не сообщила ей об этом – девушка была не из тех, кто способен хранить тайну.

Кэри рассмеялась.

– Скажу тебе, дорогая, Марша пора связывать, он просто вне себя! Похоже, он послал ее потрахаться с Чарли, а этот лопух взял и женился на ней. Ты представляешь! Эта крошка переспала буквально со всеми.

– Может быть, это любовь с первого взгляда, – отозвалась Санди, всегда верившая во все романтическое.

– Черта с два. Она ловко окрутила его.

– Она очень хорошенькая и обладает яркой индивидуальностью. Почему это не может быть любовью с первого взгляда?

– Санди, детка, иногда ты проявляешь наивность. В такие моменты я вспоминаю, что тебе еще только двадцать, хотя ты и держишься, как хладнокровная сорокапятилетняя леди. Кстати, они потеснили тебя и Стива с первых полос, но все равно пресса уделила вам немалую площадь на следующих страницах.

– В любом случае, по–моему, Динди повезло. Я отправлю ей телеграмму.

– Пожалей деньги. Я даю им максимум две недели. Когда к Чарли вернется рассудок и он поймет, что она – шлюха, вечеринка закончится.

– Кэри, ты слишком цинична Кэри рассмеялась.

– Между прочим, я отказалась от предложенной тебе роли в «Карусели». Момент невыгодный. Маршалл внезапно заинтересовался тобой. Ом видел эпизод из фильма Милана.

Девушки беседовали за мороженым. Поднося ложку ко рту, Санди произнесла:

– Любопытно, как справится с пробой Бранч.

Она рассказала Кэри о приятном вечере, проведенном вчера с молодым человеком.

– Слушай, детка, я знаю, ты считаешь, что я всегда принижаю людей, но я справилась насчет Бранча Стронга, он – стопроцентный гомик. Тебе не следует появляться с ним на людях. Это повредит твоему имиджу.

– Если верить тебе, каждый человек – либо шлюха, либо гомосексуалист. Я не собираюсь спать с ним. Он простой и искренний, он мне нравится – как друг.

– Простой – точное слово. Ну, если ты не планируешь грандиозный роман… Раз уж мы заговорили на эту тему, коснемся твоей интимной жизни.

– Слушай, я ценю все, что ты сделала и делаешь для меня, но моя интимная жизнь касается только меня, и если я обхожусь без нее, это тоже мое дело.

Кэри провела рукой по своим волосам. Иногда Санди могла быть очень холодной.

Они молча доели мороженое, и Кэри сказала:

– Я отвезу тебя на студию. Сегодня примерка.

Она заметила, что посетители поворачивали головы вслед уходящей Санди. Когда девушка по–настоящему предстанет перед публикой в своих фильмах, она не сможет передвигаться без эскорта. Ее ждала слава Монро и Синатры; люди будут ходить за ней толпами, испытывая желание прикоснуться к ней. Реакция Маршалла указывала на это. Он еще никогда не приходил в такое волнение.

Кэри думала о Маршалле с нежностью. Она скучала по нему, по его неожиданным вспышкам гнева, по звуку шарканья, раздававшемуся, когда он ходил по офису. Он обладал сильным характером. Проработав у него семь лет, Кэри практически ничего не знала о личной жизни шефа. Похоже, она оставалась тайной для всех. Он давно развелся с женой, жившей теперь в Пасадене. Кэри узнала о ней лишь благодаря чекам на алименты, которые высылались миссис Маршалл ежемесячно.

– Хочешь вечером пойти в кино? – спросила Кэри, высаживая Санди возле костюмного цеха.

– Спасибо, но мне нужно почитать сценарий.

– Тогда поговорим завтра.

Туалеты оказались идеальными: белое кожаное микроплатье, бикини, изумительное длинное платье из джерси с глубоким декольте, белый льняной костюм с широкополой ковбойской шляпой.

Стив Магнум решил, что весь ее гардероб должен быть белым; этот цвет оттенит золотистый загар и густые каштановые волосы.

– Ты влюбишься в Акапулько, – сказала Ханна, рослая сухопарая англичанка, на которой был костюм мужского фасона и простые туфли без каблуков. Она проводила примерку.

– Я в этом уверена.

Санди слегка вздрогнула, когда Ханна, пришивая пуговицу, коснулась своими шершавыми пальцами ее груди.

– Вот, – Ханна отступила на шаг, любуясь своей работой. – Ты выглядишь сногсшибательно.

– Мне нравятся эти наряды, – сказала Санди. – С кем я могу поговорить насчет приобретения их после съемок?

Ханна удивленно посмотрела на актрису.

– Думаю, у тебя не возникнет проблем со Стивом Магнумом. Он очень щедр, особенно по отношению близким друзьям.

Она позволила себе еле заметную улыбку, значение которой Санди прекрасно поняла.

– Спасибо. Но я вряд ли стану просить Стива Магнума о таком одолжении.

– Правда?

Кривая улыбка Ханны говорила: кого ты обманываешь?

Они все так думали. Санди возмутилась; она решила и впредь поддерживать со Стивом Магнумом исключительно профессиональные отношения.

Пусть все увидят, как они ошибаются.

Глава 17

Герберт пустил великолепную струю мочи в подковообразный бассейн Сая Гамильтона. Потом удовлетворенно застегнул ширинку. Еще один голливудский бассейн окроплен его нектаром. Какая месть богачам за весь класс пролетариев!

Работая в «Суприм Чоффер компани», Герберт уже два года опорожнял мочевой пузырь в лучшие бассейны Голливуда. Нельзя упускать такой возможности. Он делал это в отсутствие пронырливых слуг, ожидая своих клиентов. Ему всегда приходилось ждать; когда одетые с иголочки пассажиры наконец садились в машину, он испытывал радость, зная, что завтра они будут плавать в его моче.

Он уже возил Гамильтонов и ненавидел их. Пьяная женщина со стальными глазами и костлявым телом, садясь в автомобиль, преднамеренно демонстрировала Герберту наиболее интимные части своего тела. Мужчина, явно состоятельный, всю дорогу слушал нытье супруги.

Сегодня они ехали на прием. На женщине были леопардовой расцветки шифоновые брюки в обтяжку, бюст ее оставался почти полностью обнаженным.

Герберта возмущало, что некоторые мужья позволяют своим женам появляться на людях в таком виде. Он начал беспокоиться из–за Мардж – дорогой толстухи Мардж, которая столько лет довольствовалась телевизором и едой. Она изменилась после своего первого выхода в свет с новой соседкой, Луэллой Крисп. Стала часто ходить к ней в гости, следить за чистотой своих платьев. Постригла и уложила в парикмахерской свои жиденькие волосы, снова начала краситься.

Герберт не столько обрадовался этому, сколько удивился.

Последний удар был нанесен сегодня перед уходом на работу.

– На следующей неделе Луэлла устраивает небольшую вечеринку, – заявила Мардж. – Она спрашивает, сможешь ли ты придти. Будет очень весело, она запланировала игры и прочие забавы. Ее муж тоже примет участие в развлечениях. Ты пойдешь, милый? Я куплю себе новое платье и сяду на диету.

Герберт скептически оглядел слоновью тушу жены.

– Я не хочу, чтобы ты шла на эту вечеринку. Глаза Мардж наполнились слезами, которые, смешавшись с тушью, потекли по щекам.

– Герби, дорогой, она моя подруга, единственная подруга…

– Она на тебя дурно влияет. Я не хочу, чтобы ты с ней встречалась. Посмотри на себя – ты накрасилась, как шлюха.

Она прикусила нижнюю губу; слезы остановились; на ее полном лице появилось хитрое выражение.

– Если ты меня не пустишь, я расскажу всем о твоих похабных письмах. Сообщу в полицию, и тебя посадят в тюрьму за…

Она смолкла под жестким взглядом Герберта. Она еще не видела таких злых глаз.

– О каких письмах?

Его голос прозвучал негромко, сдержанно, но в душе у Герберта все клокотало. Никто не знал о том, что он пишет письма. Он сочинял их на втором этаже и прятал в постоянно запертой кладовке. Мардж не отходила от телевизора.

– О каких письмах? – повторил он, крепко стиснув своими пальцами плечо жены.

Она испугалась. Герберт порой бывал очень странным. Она пожалела о том, что упомянула письма; в конце концов, она нашла лишь два послания. Ей не было дела до того, что он пишет кинозвездам.

– Одно адресовано Анджеле Картер, – выпалила она, – оно было порвано, я сложила кусочки. Герби, я пошутила. Герби, моя рука… Ты делаешь мне больно – Герби…

Она закричала – его пальцы вонзились в ее кожу; потекла кровь. Герберт зашагал по комнате вне себя от ярости. Мардж тихонько всхлипнула.

Как он мог проявить такую беспечность? Он обычно рвал неудачные варианты и спускал клочки в туалет.

– Принеся сюда, – приказал он.

Она выбежала из комнаты и тотчас вернулась с двумя письмами, спрятанными под матрасом. Они составляли Мардж компанию долгими одинокими вечерами. Женщина протянула их мужу.

– Я бы хотела, чтобы ты сделал со мной то, о чем пишешь, – жалобно произнесла она. – Ты никогда со мной ничего не делаешь.

Она прижалась к нему своим огромным бюстом.

– Я бы хотела снова этим заняться, Герби. Мы можем попробовать?

Он оттолкнул ее.

– Ты слишком толстая, – пробормотал Герберт. Мог ли он прикоснуться к этой туше теперь, когда у него была такая женщина, как Санди Симмонс?

– Но, Герби…

В отчаянии Мардж расстегнула блузку, вытащила гигантские груди из грязного, некогда белого лифчика.

– Погляди, что у меня есть. Мои сиськи прекрасны, ты их любил.

Он с отвращением посмотрел на огромный расплывшийся бюст жены. Повернулся спиной к Мардж.

– Оденься, шлюха. Останешься сегодня дома. Схватив пиджак, он вышел из дома.

Сцена с Мардж обеспокоила Герберта. Особенно сексуальная часть, когда она продемонстрировала ему свои прелести. Неужели ей не ясно, что эта часть их жизни закончилась? Даже мысли об этом вызывали у него отвращение.

– Эй, водитель, – пьяная женщина, сидевшая на заднем сиденье, подалась вперед. В ее накрашенных алых губах покачивалась сигарета. – Найдется огонек?

– Имеральда, пожалуйста, сядь. Я дам тебе прикурить.

В голосе Сая чувствовалось напряжение.

– Я не хотела беспокоить тебя, мой дорогой. Ты не любишь, когда я курю. Ты считаешь неприличным, если женщина приезжает на вечеринку с сигаретой во рту. Пошел ты к черту.

– Имеральда, пожалуйста.

Она помахала сигаретой возле головы Герберта.

– Дай мне прикурить, Сэм.

Герберт, возмущенный поведением мужчины, стерпевшею грубость жены, молча протянул ей прикуриватель.

Когда сигарета задымилась, Имеральда бросила прикуриватель на переднее сиденье, и Герберт обжег палец, возвращая его на место. Затем пассажир нажал кнопку, и поднявшаяся стеклянная перегородка избавила Герберта от их разговора.

Герберт решил по возвращении снова помочиться в их бассейн. Он выпьет побольше пива, струя будет идеальной формы…

Глава 18

Чарли не мог точно сказать, когда именно он понял, что совершил кошмарную ошибку – назавтра после бракосочетания или днем позже.

Посмотрев на ситуацию трезвым взглядом, он ужаснулся, будучи не в силах представить себе, как он мог выкинуть такое.

Динди была хорошенькой, как всегда, но он увидел в ней идиотку, смазливую невоспитанную идиотку.

Она раскрывала свой ротик с пухлыми губками только для того, чтобы попросить о чем–нибудь.

Уже через два дня это начало бесить Чарли.

– Милый, ты не дашь мне денег на рулетку? Дорогой, ты не купишь мне эти восхитительные серьги с бриллиантами и бирюзой? Лапочка, норковая шубка уберегла бы меня от вечернего холода.

Он исполнял все ее просьбы. В конце концов, это их медовый месяц.

Общественность по–разному реагировала на их бракосочетание. В газетах всего мира замелькали «шапки»: «Эффектная «звездочка“ выходит замуж за Чарли Брика». Личные знакомые восприняли новость иначе. Джордж прибыл авиарейсом; он и Динди тотчас стали врагами. Маршалл почти, что нагрубил Чарли по телефону; он говорил с актером о делах, лишь под конец беседы, вспомнив о его женитьбе; агент пожелал актеру удачи, которая ему теперь понадобится.

Из Англии пришла длинная телеграмма от матери. «Сынок, что ты сделал? Неужели ты не мог подождать? Скоро прилечу к тебе. Серафина, твоя любящая мать».

Никто не говорил Чарли, что ему повезло получить в жены такую красивую молодую девушку, и это его задевало. Чарли бесило отсутствие телеграммы от Лорны.

Серафина расстроилась лишь потому, что она пропустила церемонию. Она ужасно не любила что–либо пропускать и с нетерпением ждала своей поездки в Голливуд. Она представляла себе новую невестку совсем иной.

Динди сразу же испытала ревность к Джорджу. Чарли вызвал его после женитьбы. Джордж, как обычно, постоянно находился возле актера и был готов исполнить любое его поручение.

– Он будет повсюду ходить с нами? – спросила она, раздраженная тем, что Джордж весь день торчал возле них у плавательного бассейна, а сейчас вернулся в «люкс», чтобы подключить стереосистему.

– Он тебе мешает, дорогая? – мягко спросил Чарли.

– Нет, – она пожала плечами. – Я пройдусь по магазинам. Ты дашь мне «бабки»?

Жаргонные слова, придававшие, по мнению Динди, сочность ее языку, начали раздражать Чарли.

Он дал ей очередную пачку долларов; она сорила деньгами, точно конфетти. Динди удалилась; Чарли отправился смотреть, как Джордж возится с музыкальным центром.

– Как долго мы пробудем здесь? – спросил Джордж. Он уже решил, что этот брак обречен, и не мог понять, почему Чарли совершил такую глупость.

– Несколько дней, может быть, дольше. Я подумал, не отогнать ли тебе «мазерати» назад. Заедешь за нами на «мерседесе». Посмотришь для меня пару домов. Я должен обстроиться до приезда детей.

Динди, спустившись вниз, купила три новых бикини и большую шляпу из перьев страуса. С оставшимися деньгами она отправилась в казино и поставила на цифру «двадцать». Закусив губу от волнения, Динди следила за вращением рулетки; стрелка замерла напротив «двадцати». Девушка завизжала от радости. Появившийся возле нее управляющий произнес:

– Оставьте.

Она посмотрела на него. От мужчины исходил очень пикантный аромат. Она оставила жетоны на прежнем месте и снова выиграла.

Управляющий взял Динди за руку.

– Снимайте все. Она улыбнулась ему.

– Жетоны?

– Пока что – жетоны.

Они поняли друг друга.

Динди охватило радостное волнение. Чарли не возбуждал ее; с ним она не могла быть естественной, постоянно играла роль девушки–ребенка.

– Послушайте, если хотите пересчитать деньги, можете подняться ко мне. Квартира «Е», восемнадцатый этаж.

Подмигнув Динди, он ушел.

Этот сукин сын чертовски самоуверен; ну и пусть, ей нечего бояться: теперь она замужняя дама, а забавы остаются забавами. Она сгребла жетоны и обменяла их на наличные. Затем отправилась на лифте на восемнадцатый этаж.

Они провели в Лас–Вегасе пять дней; под конец Чарли начал умирать от скуки, мечтая о работе.

Анджела Картер подписала контракт, новый сценарий «Карусели» был готов. Они еще искали актрису на вторую роль, поскольку Санди Симмонс отказалась сыграть ее. Роль была маленькая и несложная.

Втайне от мужа Динди задумала добиться ее: короткая беседа с Маршаллом, несколько намеков, сделанных Чарли, и дело в шляпе.

Джордж выбрал дом в Бел–Эйр, который, по его мнению, должен был понравиться Чарли.

Это была двухэтажная вилла с открытым и закрытым плавательными бассейнами, теннисным кортом, несколькими спальнями и гостиными. Второй свободный дом представлял из себя модернистское сооружение из стекла и бетона, расположенное на Голливудских Холмах. Джордж интуитивно догадался, что Динди предпочла бы его, и выбрал виллу.

Чарли пришел в восторг. Здесь хватит места для стереосистем, пластинок, катушек с магнитофонными лентами, фотокамер и других предметов его увлечений. Он был страстным коллекционером; на несколько месяцев его захватывал интерес к чему–то, потом Чарли набрасывался на нечто новое. Сейчас объектом его внимания были стереосистемы и автомобили; постепенно Чарли переключался на фотографирование.

Дом произвел впечатление на Динди. Она прекрасно провела время в Лас–Вегасе и вернулась в Голливуд с массой нарядов, драгоценностями и мужем–кинозвездой. Чего еще может желать девушка? Она даже не потрудилась забрать одежду из своей квартиры; Динди по телефону попросила домовладелицу найти ее паспорт и выслать его почтой. Зачем ей старые вещи, если она может полностью обновить гардероб?

Она в первый же день открыла везде счета и отправилась на праздник мотовства.

Клей и Натали Аллен прибыли в город.

– Почему бы нам не устроить небольшой обед в их честь? – обратился к жене Чарли. – Ты пригласишь своих друзей, кого захочешь. Мы закажем угощенье через «Трейдер Вик».

Он решил извлечь максимум удовольствия из своей ошибки. В конце концов, Динди очень молода, и будет нетрудно сделать из нее ту девушку, какой он видел ее до женитьбы. Она, наверно, проявит желание стать лучше.

– Да, – Динди задумчиво кивнула. Кого из ее так называемых друзей она может пригласить? Мужчин, с которыми она переспала. Что касается девушек, кому нужны эти болтушки? Она позовет лишь Санди Симмонс.

– На самом деле у меня здесь не очень много друзей, – сказала Динди. – Все мои ближайшие подруги и родные остались в Филадельфии.

Она никогда не была в Филадельфии, но решила, что этот город достаточно респектабелен и пристоин, чтобы назвать его местом ее рождения. На самом деле она родилась в Аризоне и не возвращалась туда с тех пор, как сбежала из дома с коммивояжером в пятнадцать лет.

– Вовсе необязательно устраивать большой прием, – сказал Чарли; ему не хотелось представлять Алленам свою новую жену в присутствии гостей; на людях она казалась умнее.

– Пригласим только Маршалла, Сая и Имеральду Гамильтон, Клея и Натали, еще несколько человек.

– Моя лучшая подруга – Санди Симмонс, я хочу позвать ее.

– Отлично. Составь список, постараемся все подготовить к уик–энду.

Он отправился изучать новый сценарий. Все образуется. По крайней мере ему не придется путаться с сопливыми вертихвостками. Он сосредоточится на работе, Динди займется детьми, которые скоро прилетят. Возможно, она подружится с Натали, которая могла бы многому ее научить. Он только должен помнить, что Динди моложе его на семнадцать лет и не обладает достаточным жизненным опытом. Все наладится.

Глава 19

Санди заметила, что проводит много времени в обществе Бранча. Он был раскованным и корректным. Он не волновал ее в сексуальном плане; она относилась к нему, как к брату, и надеялась, что он воспринимает ее так же. Она помнила слова Динди и Кэри о том, что он – «голубой». Поскольку он не приставал к ней, она была готова поверить в это.

Он был во многих отношениях странным парнем. Не любил говорить о себе и своем прошлом, нервничал, ожидая результатов пробы, страшился мысли о возвращении в Нью–Йорк в случае неудачи.

Санди нравилось иметь спутника. Когда она отправлялась вечером в ресторан с Кэри, их постоянно донимали мужчины. Теперь, когда рядом сидел Бранч, с ней никогда не заговаривали.

Кэри была смущена ситуацией.

– Если твое имя должно быть связано с чьим–то, пусть это будет Стив Магнум, а не жалкий безвестный гомик.

Санди лишь рассмеялась, и скоро дружба с Бранчем стала предметом шуток.

Стива Магнума это не забавляло. Его отвергали ради какого–то мускулистого ничтожества! Пусть только мисс Санди Симмонс окажется в Акапулько!

Проба Бранча оказалась успешной. Его взяли сниматься в вестерне; работа над фильмом начиналась в самое ближайшее время в Мексике. Он ликовал.

За день до отлета Бранча Санди повела его на вечеринку к Динди и Чарли. Ей хотелось снова увидеть Динди и узнать все о свадьбе. Она ждала встречи с Чарли Бриком. Она была его поклонницей и считала Чарли блестящим комедийным актером. Жалела о том, что не будет играть в «Карусели», но Кэри сказала, что это маленькая роль, и сняться в «Наличных» для нее гораздо важнее.

Динди вошла в роль Голливудской Хозяйки. Завитые концы ее светлых волос падали на плечи девушки; на ней было длинное зеленое платье из шифона с кружевами до талии. Она нацепила на себя все драгоценности, купленные ей Чарли.

– Дорогая! – обратилась она к Санди; голос ее звучал громко и напряженно. – Как я рада тебя видеть!

Сверкнув бриллиантовым кольцом и прильнув к Санди для обмена поцелуями, она прошептала:

– Слава Богу, что ты пришла. Здесь собралась такая скучная компания!

– Великолепный дом, – сказала Санди. Она оглядела просторную гостиную с интересными картинами на стенах. В комнате около дюжины людей потягивали напитки и разговаривали.

– Ты, конечно, помнишь Бранча Стронга?

– Разумеется, – Динди приветливо улыбнулась молодому человеку. – Я читала, твоя проба оказалась потрясающе удачной.

Он, похоже, смутился.

– Проходите, выпейте. Санди, ты выглядишь превосходно. Когда ты начнешь сниматься со Стивом Магнумом? Я зеленею от зависти. Говорят, он – лучший жеребец в Голливуде.

Динди не изменилась, подумала Санди, ища взглядом Чарли. Ей хотелось узнать, что он за человек. Имеральда Гамильтон утащила Бранча в угол комнаты.

Маршалл прибыл в сопровождении Кэри; Санди большую часть времени болтала с ними. Она удивилась, увидев Кэри, которая ни словом не обмолвилась о вечеринке.

– Все решилось в последнюю минуту, – пояснила Кэри. – Марш позвонил и сказал мне, что хочет обсудить со мной нечто важное; я отменила свидание и поехала сюда. Сначала бизнес, потом развлечения. К тому же я хотела побывать здесь.

Как эффектно она выгладит, подумала Санди; белое кружевное платье, идеально сидевшее на Кэри, оттеняло ее темную кожу.

К ним подошел Чарли. Он оказался более худым, чем представляла Санди. Она увидела вытянутое печальное лицо с массивными роговыми очками, почти черные волосы. Он улыбался Санди лукаво, по–мальчишески. В его голосе ощущалась теплота. Чарли сразу понравился ей. Почему у него такие грустные глаза? – подумала девушка.

– Динди много говорила о вас, – сказал он, мгновенно сраженный ее необычными коричнево–желтыми глазами и крупным чувственным ртом. Она была значительно более красивой, чем можно было предположить по тому короткому отрывку фильма.

– Правда? – улыбнулась Санди.

– Чарли, вы не знакомы с Кэри? – сказал Маршалл. – Моя бывшая правая рука. У нее хватило смелости открыть свою фирму.

– Очень разумный шаг, – Чарли оценивающе оглядел Кэри. – Каждый, кто обретает самостоятельность, поступает правильно. Особенно если это означает освобождение от старины Марша. Думаю, он три шкуры дерет со своих подчиненных.

– Верно, – улыбнулась Кэри.

Чарли заметил, что его взгляд вернулся к Санди. Их глаза встретились. – Оправданы ли слухи относительно ее и Стива Магнума? Вероятно, да – все актрисы одинаковы; ради роли в фильме они мать продадут.

– Он несчастливый человек, – подумала Санди.

– Мне нравится ваш дом, – сказала она, чтобы прервать взгляд.

– Правда? Спасибо. Он лишь арендован, но я им доволен.

Появилась Динди; она взяла Чарли под руку.

– Милый, старший официант уже нервничает. Пора подавать обед. Я могу сказать ему, что ты даешь добро?

– Хорошо, дорогая.

Он рассеянно поцеловал ее и пошел что–то организовывать.

Динди подмигнула Маршаллу.

– Что скажете? Бедная маленькая Динди вытянула наконец выигрышный билет. Эй, девушки, можно я утащу от вас Маршалла для беседы тет–а–тет?

– Пожалуйста, – сказала Кэри; она взяла мартини и отпила его.

Динди увела Маршалла в сторону.

– Ну? – сказала Кэри. – Что ты об этом думаешь?

– О чем? – спросила Санди.

– Об этой семейке. Ты еще полагаешь, что это любовь с первого взгляда?

– Не знаю, кто может сказать? Динди выглядит счастливой.

– А Чарли?

– Я его не знаю.

– Да, зато он хочет узнать тебя.

– Что ты имеешь в виду?

– Ты меня поняла. Между вами проскочила электрическая искра.

– Иногда ты кажешься мне сумасшедшей. Но Санди отлично знала, о чем говорит Кэри.

– Привет, Кэри.

К ним подошел Сай.

– Ты познакомишь меня со своей клиенткой?

– Конечно. Санди, это Сай Гамильтон, мой любимый продюсер.

– Здравствуйте.

– Здравствуйте.

Сай крепко сжал ее руку, не собираясь отпускать ее. Его взгляд скользнул к вырезу шелковой блузки и остановился на полуобнаженном бюсте девушки.

Она выдернула руку.

– Я разочарован из–за вашего отказа сыграть в «Карусели», – сказал он, – но я уверен, что мы скоро что–нибудь сделаем вместе.

Он поглядел на Кэри.

– Думаю, нам следует встретиться с Санди для обсуждения планов на будущее. Может быть, совместный ленч в понедельник?

Санди сказала:

– Кэри ведет все мои дела, я лишь следую ее советам. Вам надо встретиться с ней. Кэри, похоже, Бранч не может вырваться из рук какой–то женщины. Кто она?

– Жена Сая.

– О!

Сай рассмеялся.

– Вы ревнуете?

– Нет, конечно. Мне просто стало любопытно, кто она.

– К вашему сведению, это моя жена не может вырваться из рук вашего накачанного дружка. Знаете, а вы нахалка. Произнеся это, он удалился.

– Господи! – воскликнула Санди.

– Не обращай внимания, – сказала Кэри, – он просто раздражен тем, что ты отклонила его приглашение на ленч. Он редко получает отказы. Он переспал практически со всеми актрисами, снимавшимися в его фильмах. Его жена – алкоголичка, она трахается с кем попало. Они стоят друг друга.

Глава 20

Дом Чарли произвел впечатление на Натали и Клея. Они тоже арендовали жилье, но более скромное. Они прибыли за час до официального начала приема; сидя с ними в кабинете, Чарли слушал последние лондонские сплетни.

Он не видел Натали с того дня в отеле и отдавал ей должное – она держала себя с ним, как прежде. Он испытал облегчение; Чарли надеялся, что теперь, когда он снова женился, она выбросит все из головы.

– Где твоя жена? – спросила Натали. – Я не могу дождаться того момента, когда познакомлюсь с ней. Клей говорил тебе, что знает ее?

– Динди? – изумился Чарли.

– Очень поверхностно, – быстро произнес Клей, бросив на жену взгляд, говоривший примерно следующее: «Почему бы тебе не прикусить свой длинный Язык?» – Я встречал ее в Риме примерно год назад. Уверен, она меня не помнит.

Клей делал ставку на то, что Динди определенно не захочет вспомнить его. Они познакомились на вечеринке; он и итальянский продюсер трахали ее по очереди. Девушка заявила со смехом: «Надеюсь, это поможет мне получить роль!»

Конечно, Клей не поделился с Натали этими деталями; на самом деле он уже пожалел, что упомянул факт их знакомства. Но он так удивился, обнаружив на первой полосе утренней газеты фотографию Динди и Чарли, что тут же воскликнул: «Боже, где он откопал эту девку?»

– Да, Динди провела некоторое время в Риме со своими родителями, – сказал Чарли. – Она сейчас заканчивает одеваться; через минуту Динди спустится вниз.

– Я пригласил Макса Торпа – надеюсь, ты не будешь против, – поспешил сменить тему Клей. – Его телепередача пользуется здесь большим успехом.

– Нет, конечно, – отозвался Чарли.

На самом деле он терпеть не мог Макса Торпа, модного ясновидца и хироманта, которому посчастливилось предсказать пару событий мирового значения; то, что они произойдут, было ясно любому дураку, но Торпу удалось пробиться на голливудское телевидение с передачей «Я предсказываю». Чарли знал его с тех лет, когда Торп только карабкался наверх; они оба выступали тогда в Сохо. Одним хмельным вечером он прочитал по ладони Чарли массу вещей, не понравившихся актеру.

– Последний раз я видел Макса три года назад, – сообщил Клей. – Он сказал мне тогда, что я буду много путешествовать.

– Вы видели Лорну? – наигранно–небрежным тоном спросил Чарли; даже теперь ему трудно было произнести ее имя, не подумав о ней, как о своей жене.

– Да, мы столкнулись с Лорной в одном маленьком ресторане в Хэмпстеде, – сказала Натали. – Она невероятно раздалась вширь, хотя утверждает, что находится лишь на шестом месяце. Она выглядит так, словно готова разродиться в любую минуту. Кажется, они женятся на этой неделе.

– Чудесно, – Чарли старался скрыть свое волнение. – Она упомянула меня?

Натали и Клей заговорили одновременно. Натали сказала «да», Клей – «нет». Чарли нервно засмеялся.

– Ничего, у меня выработался иммунитет против ее высказываний.

Он налил себе дрожащей рукой виски.

– Она рада тому, что ты снова женился, и так скоро, – Натали лукаво улыбнулась, смакуя конец своей фразы. – Она сказала, что тебе пойдет на пользу женитьба на девушке, которая значительно моложе тебя.

– Почему, черт возьми, она так сказала?

– Ты же знаешь Лорну. Она обожает говорить загадками.

Появившаяся Динди чмокнула Чарли и ослепительно улыбнулась Алленам. Когда она узнала Клея, улыбка застыла на ее физиономии. Динди переспала с двумя сотнями и тридцатью тремя мужчинами; она помнила лица, но не имена, всех своих любовников.

Клей быстро заполнил паузу, но Натали все же успела заметить растерянность девушки.

– Мы встречались в Риме, – произнес Клей. – Помните? На приеме у Клаудио Финка. Я еще поддразнил вас, потому что вы были с вашей мамой.

– О, да, – лицо Динди оттаяло. Какой сообразительный человек! – Мамочка сейчас в Филадельфии.

– Это Натали, дорогая, – сказал Чарли. – Клей и Натали – мои самые старые друзья.

– Ну, ну, – мягко заворчала Натали, – будь осторожен, говоря о самых старых друзьях. Я очень обидчива. Как поживаете, Динди? Я с нетерпением ждала нашей встречи.

Женщины изучающе оглядели друг друга.

Натали увидела хорошенькую блондинку с копной густых волос и слишком декольтированным бюстом. Она заметила, что ее голубые глаза были хитрыми, цепкими. Натали не была склонна недооценивать Динди.

Динди увидела красивую стройную темноволосую женщину, приближающуюся к тридцатилетию, очень уверенную в себе и смотрящую на Чарли, как на свою собственность. Возможно, она даже переспала с ним.

– Чарли много говорил о вас, – сказала Динди, – мне кажется, будто я все о вас знаю.

– О, прекрасно, – рот Натали растянулся в улыбке. Девушка решила, что у них с Чарли был роман, подумала жена Клея.

– Ты выглядишь чудесно, – Чарли похлопал Динди по ягодицам. – Правда, она – прелестная крошка?

– Она восхитительна, – сказала Натали.

– Да, – согласился Клей, помнивший, какой прелестной крошкой она была без трусиков. Ему пришло в голову, что, возможно, он должен все рассказать Чарли. В конце концов, их связывает давняя дружба. Но Чарли уже женился на этой девушке, так что какой смысл?

Позже этим жевечером подобные чувства испытал Маршалл К. Маршалл. Он сам подсунул Динди актеру. Мог ли он предположить, что этот идиот женится на ней? Сейчас, после их свадьбы, явно не стоило говорить ему, что она – полупроститутка, принимавшая вместо денег роли в фильмах. Маршалл помнил и о том случае, когда он заплатил ей пятьсот долларов за уик–энд, проведенный в Палм–Спрингс с карликом, выдвинутым на премию за лучшую роль второго плана. В любом случае Чарли скоро все поймет сам.

Динди подошла к агенту и сказала ему о том, что она хочет получить роль в «Карусели».

– Вы можете убедить Чарли, – заявила она. – Это станет дополнительной рекламой для фильма, и я знаю, что справлюсь. Мне нужен только хороший шанс.

– Попроси Чарли сама, – ответил Маршалл. – Если ты женила его на себе, то попасть в этот фильм не составит для тебя проблемы.

– Марш, идея должна исходить от вас. Я не хочу, чтобы он подумал, будто я вышла за него замуж ради карьеры. Пожалуйста, дайте мне шанс. Теперь, став миссис Брик, я сильно изменилась. Я подойду на эту роль.

Несмотря на все, Динди нравилась ему. Ее участие в фильме будет неплохой рекламой, и она действительно подойдет для этой простой роли, требовавшей от актрисы всего лишь сексапильности. Этого у Динди не отнимешь.

– Я поговорю с Чарли. Она поцеловала его в щеку.

– Вы – лапочка. Вы не пожалеете. Я стану звездой, и вы заработаете на мне кучу денег. Марш, я готова отблагодарить вас в любой момент, только позовите меня, – она подмигнула агенту.

Макс Торп был рыхлым мужчиной одного с Чарли возраста. У него был яркий красноватый загар; он недавно высветлил несколько прядей своих каштановых волос. Он пришел в полосатом черно–белом льняном костюме; галстук и рубашка Макса были такой же расцветки.

– Ему недостает только соломенной шляпы с надписью «Поцелуй меня немедленно», в ней его можно отправлять в Брайтон на ловлю мальчиков, – заметил Чарли, обращаясь к Натали.

Однако Макс Торп стал гвоздем приема. Все хотели знать о том, что хорошего готовит им будущее; Макс предсказывал только хорошее, это было его принципом. Вскоре к Максу уже потянулись распростертые ладони, но всерьез его заинтересовала лишь рука Бранча Стронга.

Макс, как и Чарли, далеко ушел от кабаков Сохо, где начинал. И по дороге его вкусы переменились. Теперь плоскогрудым длинноногим девчонкам он предпочитал красивых мускулистых парней. Бранч идеально устраивал его.

Макс почувствовал, что его сердце бьется так же сильно, как в тот раз, когда он встретил в Диснейленде «индейца» – гомосексуалиста. Он тотчас признал в Бранче родственную душу. Крепко держа парня за руку, он предсказал ему богатство и славу, а также встречу с человеком, чье имя начинается на «М» и которому суждено занять важное место в жизни Бранча. Макс посоветовал парню следовать своим природным наклонностям и спросил его, не хочет ли он появиться в передаче «Я предсказываю».

Бранч слушал его внимательно с широкой улыбкой на своем симпатичном лице. Слава, богатство и успех были именно тем, к чему он стремился. Тогда, возможно, он избавится от извращенцев, тянувшихся к нему.

«М», должно быть, означает «Мама». Он уже два года стыдился приехать домой и повидаться с ней. «Следуй природным наклонностям» означает: «Гони от себя всех этих гомиков». Обретя славу, богатство и успех, он так и поступит; он избавится от своего агента, запросы которого были наиболее унизительными. Тогда, вероятно, он сможет по–настоящему сблизиться с Санди Симмонс. Он чувствовал, что не вправе касаться ее, не обрубив прежние связи.

– Как насчет выступления в моей передаче? – настаивал Макс.

– Завтра я улетаю в Мехико. Я получил отличную небольшую роль в ковбойском фильме, но по возвращении буду рад поработать с вами.

– Когда вы вернетесь? – заинтересованно спросил Макс.

– Предполагается, что я проведу там шесть–семь недель.

Бранч убрал упавшую на лоб прядь волос.

– Мы можем заплатить аванс, – торопливо, вполголоса, произнес Макс. – Если вы заедете ко мне домой сегодня, я вручу вам полторы тысячи долларов.

– Да?

Бранч наконец осознал, что имеет в виду Макс. Если бы он уже имел славу, богатство и успех, то немедленно заехал бы Торпу кулаком в его обгорелый красный нос. Но пока что он еще не обладал всем этим; полторы тысячи долларов – большие деньги.

– Правда? – Что ж, я могу заглянуть к вам после того, как провожу молодую леди.

– Отлично, отлично. Меня устроит любое время. Макс почувствовал, как все его тело расслабилось от облегчения.

– Я оставлю вам мой адрес.

Позже Макс проявил интерес к Чарли.

– Помните, что я сказал, старина? Вам это тогда не понравилось, но все сбылось.

– Отчасти, – неохотно признал Чарли.

– Я был очень точен.

Макс усмехнулся, радуясь своей проницательности и тому, что он раздражал Чарли, который ему не нравился.

– Распавшийся брак. Новая женитьба. Инициалы «Р» и «С». «С» – это от фамилии вашей жены, верно? Еще двое детей.

– Да, да, – перебил его Чарли, – а как быть с тем, что не произошло? Несчастный случай или болезнь. Скандал. Инициалы «Г. С».

– О, не беспокойтесь, – ядовитым тоном произнес Макс, – у вас впереди еще достаточно времени. Насколько я помню, у вас длинная линия жизни. Хотите, посмотрим еще?

– Нет, благодарю.

После обеда Кэри сказала:

– О каком деле вы хотели поговорить со мной, Марш?

Он не ответил ей, покуривая короткую толстую сигару.

– Слушайте, я отменила свидание с отличным кавалером, не отмахивайтесь от моего вопроса.

Вытащив сигару изо рта, он принялся разглядывать ее. Затем внезапно произнес:

– Мне пятьдесят шесть лет, я калека – не уверяй меня, что моя косолапость не делает меня калекой – попробуй сама походить так несколько дней. За спиной у меня неудачный брак. С другой стороны, я довольно богат и обладаю некоторым влиянием. Не питаю слабости к азартным играм, спиртному, не бросаюсь на каждую подвернувшуюся мне смазливую девчонку. Я добр, щедр и опрятен. Не страдаю так называемыми расовыми предрассудками и хочу, чтобы ты вышла за меня замуж.

Кэри изумленно посмотрела на Маршалла.

– Что?

– Ты расслышала правильно. Я хочу жениться на тебе. Ты очень умная девушка и должна подпрыгнуть от радости.

Он пытался держаться с юмором, но листья табака осыпавшиеся с сигары, которую он теребил пальцами, свидетельствовали о том, что Маршалл вполне серьезен.

Кэри пришла в себя. Она никогда не воспринимала Маршалла в романтическом плане. На протяжении семи лет она видела в нем своего босса. За это время девушка многому научилась у него и поднялась от бессловесной секретарши до своего нынешнего положения.

– Ты можешь не отвечать мне сразу, – сказал он. – Подумай некоторое время. Я понимаю твою растерянность, но я думаю об этом уже год. Мы подойдем друг другу. Если хочешь, я немного за тобой поухаживаю, хотя, видит Бог, я для этого уже стар. Но если ты пожелаешь, я сделаю это.

Она положила свою изящную кисть на его руку.

– Я очень польщена, Марш. Просто не знаю, что и сказать. Никогда не думала, ну, я имею в виду, ну, хочу сказать, о Господи, я действительно потеряла дар речи.

Он поднялся.

– Подумай об этом. Мы сможем поговорить обо всем позже, или оставить эту тему. Как ты пожелаешь.

Он заковылял к гостям, собравшимся вокруг Макса Торпа.

– Я предсказываю, – произнес Макс, обращаясь к Натали Аллен, – еще пару очаровательных малышей, возможно, близнецов, и много путешествий; похоже, вы будете постоянно в пути. Скорее всего, у вас впереди долгая и счастливая жизнь с Клеем.

Натали выдернула руку и спрятала раздражение за обворожительной улыбкой. Она хотела услышать совсем другое.

– Кто следующий? – спросил Макс, наслаждаясь вниманием гостей; он был чрезвычайно доволен собой. – Как насчет вас? – обратился он к Санди. Она запротестовала, но Динди, полная энтузиазма, подтолкнула девушку к Максу.

– У вас очень изящная рука, – заметил Макс. – Вы не замужем, но, кажется, состояли в браке. Да, я с определенностью вижу несчастливый брак. Вы пережили сильное потрясение. Ваши родители умерли – погибли – авиакатастрофа? Вы сейчас одна, живете очень уединенно. Я вижу в будущем много любовников, новое замужество.

Санди сидела, не двигаясь, она внимательно слушала Торпа. Этот человек внушал ей страх. Ему известно все. Она забыла о присутствии посторонних, которые тоже слушали Макса.

– Вы правы, – прошептала она. – Что еще вы видите? Я буду счастлива?

Странный вопрос, подумал Макс. Обычно они спрашивают: «Буду ли я богата, знаменита?» Он сказал:

– Чтобы ответить на этот вопрос, я должен начертить сложную диаграмму. Я вижу весьма выразительную линию карьеры; фантастический успех. Еще письмо, да, письмо. Вы не должны игнорировать его. Линия жизни прерывается – нет, нет, нет, я имею в виду брак. Он внезапно смолк.

– Больше ничего не видно.

– О, пожалуйста!

Может быть, Пауло оставил письмо, почему–то не попавшее в ее руки. Она снова протянула руку Максу.

– Пожалуйста, скажите что–нибудь еще.

Его глаза заволокло пеленой, голова Макса заболела. Иногда такое случалось – он увлекался и заходил слишком далеко. Как с этой девушкой. Ему не следовало упоминать прерванную линию жизни. Его дар был таким странным.

– Извините, дорогая. Больше ничего не вижу. Чарли заметил волнение девушки и отвлек гостей от Макса, начав рассказывать смешную историю. Когда все снова принялись пить, он пошел искать Санди. Он заметил, что она удалилась в патио.

Санди стояла возле бассейна. Чарли собрался подойти к ней, но его опередил Бранч. Они поболтали на глазах у Чарли, следившего за ними из тени. Затем Санди и молодой парень направились обратно к дому. Чарли быстро вернулся в гостиную.

По возвращении домой Макс Торп облачился в шелковый халат, расшитый знаками Зодиака. Перед этим он принял душ и щедро облил свое округлое розовое тело духами с мускусным запахом. Готовясь к приходу Бранча, включил успокаивающую японскую музыку и открыл бутылку шампанского.

Затем Макс сел на груду подушек и позволил себе вспомнить вечер. Очередной триумф. Практически на каждом приеме ему удавалось заворожить гостей. Великий Макс Торп приковывал к себе всеобщее внимание, вокруг него собирались самые влиятельные люди. Он взял за правило никогда не говорить им ничего плохого; они хотели слышать лишь приятное. Порой ему с трудом удавалось следовать своему принципу. Когда лица людей становились для него тенями и слова лились изо рта, он с трудом контролировал себя. Он вспомнил, как год назад перед ним сел один знаменитый актер. Он увидел на его ладони пустоту. Заговорил о новых контрактах, триумфе, успехе. Человек остался доволен. Через два дня он погиб в авиакатастрофе, летя в Испанию. Такова жизнь. Макс не сделал бы актера счастливее, объявив ему, что у него нет будущего. Сегодня он прочитал по ладони девушки странные вещи, не обязательно смерть, но нечто загадочное.

Услышав звонок, Макс встал. Как прекрасно сложен Бранч Стронг. Впереди была потрясающая ночь.

Прибавив громкость, Макс направился к двери, открыл ее. Бранч переминался с ноги на ногу, не заходя внутрь.

– Привет, – пробормотал парень.

– Проходите, дорогой, проходите.

Они оказались в гостиной; Макс жестом предложил Бранчу сесть на подушки. Налив парню шампанского, направил в сторону Бранча свой короткий розовый палец.

– Я предсказываю, что сегодня вас трахнут!

Глава 21

Следующие две недели мчались для Санди быстро. Она была занята примерками, давала интервью, ее фотографировали для прессы. Стив Магнум напомнил о себе лишь однажды. Он позвонил Санди и спросил ее, не хочет ли она полететь в Акапулько на его личном самолете. Девушка вежливо отказалась.

Кэри предложила ей на выбор несколько домов; Санди взяла напрокат автомобиль, чтобы передвигаться без помощи Кэри и не зависеть от такси.

Дома ей не подошли – они были либо слишком велики и эффектны, либо стояли далеко от океана. Наконец она нашла коттедж на побережье в Малибу, который сдавался на год.

Он находился в конце частной дороги возле пляжа, был невелик. Именно таким Санди представляла себе свое жилище. Ей понравилось маленькое патио за домом с деревянными ступеньками, которые вели к воде. Хозяева должны были уехать ко времени ее возвращения из Акапулько. Санди подписала договор с ними.

Бранч прислал ей одно длинное письмо, написанное неразборчивым почерком. Она скучала по нему и их обедам в ресторане, где подавали полезную для здоровья пищу.

После вечеринки у Динди девушка тщетно пыталась увидеть Макса Трапа. Она испытывала сильную потребность поговорить с этим человеком. Возможно, он скажет ей что–то еще. В любом случае желание встретиться с Максом не отпускало девушку.

Ей не удавалось связаться с ним. Его секретарша сказала Санди по телефону, что он больше не занимается хиромантией в индивидуальном порядке. Санди попыталась разыскать его через телестудию, но он был недосягаем. Она написала ему, но не получила ответа. Наконец попросила совета у Кэри. «Лучше забудь об этом шарлатане–гомике, – сказала Кэри. – Но если ты действительно хочешь увидеть его, обратись к своему приятелю Бранчу. Ему не составит труда организовать это свидание».

Она позвонила Бранчу в Мехико. Санди потребовалось три дня, чтобы разыскать парня. Он без энтузиазма обещал подумать, как помочь ей.

На следующий день секретарша Торпа позвонила девушке и сказала, что шеф ждет ее в субботу в полдень. Это обойдется ей в тысячу долларов наличными. Секретарша попросила Санди назвать точное время и дату ее рождения.

Макс Торп уже редко строил индивидуальные астрологические диаграммы. Они отнимали много времени; у него была масса других дел. Больше всего времени уходило на телепередачу; он вел астрологическую колонку, перепечатывавшуюся ста сорока газетами. Он занимался также многими другими видами деятельности. Майки, значки, плакаты с надписью «Я предсказываю». Сейчас он вел переговоры об открытии фирменной сети магазинов «Я предсказываю».

Макс Торп процветал.

Он согласился принять Санди только из–за звонка Бранча. Он много дней пытался связаться с парнем. Посылал телеграммы, письма, пробовал дозвониться – ничего не приносило результата. После той ночи Бранч, получив полторы тысячи долларов, улетел в Мехико. Он не отвечал на послания Макса. И вдруг неожиданно позвонил ему. Макс ужасно обрадовался и спросил, нельзя ли ему прилететь в Мексику на уик–энд.

– Пожалуйста, – протянул Бранч, – только мы встретимся где–нибудь подальше от съемочной группы, и ты сделаешь мне одно одолжение.

– Все, что угодно, – заявил Макс. Бранч превзошел гомика из Диснейленда.

Вот так Санди получила приглашение к Максу Торпу.

Она прибыла в дом Макса ровно в двенадцать часов. Размер гонорара – тысяча долларов наличными – потряс ее, но она очень хотела увидеть его. Если это стоит столько – что ж, она заплатит.

Он заставил ее ждать двадцать минут в странной затемненной комнате, в которую совершенно не проникал солнечный свет.

Наконец он появился в рубашке со знаками Зодиака и черных кожаных брюках, подчеркивавших его полноту. Он полчаса говорил о себе, о своей передаче, о своем даре.

Санди уже потеряла надежду на то, что он наконец займется непосредственно ею. Наконец он произнес:

– Пожалуй, мы начнем с карт. Я построил вашу диаграмму; возможно, вы пожелаете что–то записать.

Он протянул ей блокнот, на каждой странице которого сверху было оттиснуто: «Макс Торп – я предсказываю».

Он заговорил очень быстро короткими незавершенными предложениями. Она услышала о себе то, что никто не мог сказать ему заранее. Это казалось невероятным.

Вкратце описав далекое прошлое девушки, он подошел к ее замужеству. Некоторое время внушал ей, что она не должна винить себя в случившемся, что это было неизбежным.

Он уставился на Санди своими водянистыми глазами.

– Вы должны все забыть. Это законченный период вашей жизни. Вы ни в чем не виноваты. Выбросьте его из головы и не думайте о нем. Смотрите в будущее с оптимизмом – я вижу большой успех.

Он назвал ей инициалы людей, важных для ее будущего. Упомянул контракты, посоветовал прислушаться к совету более зрелого человека. Затем он остановился. Он не мог продолжать. Дальше было что–то странное, недоступное его воображению – но не смерть, просто нечто.

Он встал.

– Санди, вам очень повезет. Ваша слава будет огромной. Берегите себя и всегда проявляйте осторожность. Поверьте мне, вам следует забыть прошлое.

Он потратил на нее больше часа.

– Спасибо, мистер Торп. Я очень ценю то, что вы приняли меня.

Она испытывала чувство облегчения. Он был прав и в том, что она не виновата в смерти Пауло. Она порылась в своей белой сумочке.

– Я принесла деньги, наличные. Он поднял руку.

– Нет. Я передумал. Я не возьму с вас денег. Приходите еще. Мы будем друзьями.

Он решил, что взять с нее гонорар было бы проявлением мелочности, способной огорчить Бранча. Он не нуждался в этих деньгах, девушка нравилась ему, они будут друзьями. И если он не ошибся насчет ее будущего, она станет человеком, которого стоит иметь в качестве друга.

Санди улетела в Акапулько, чувствуя себя значительно лучше, чем прежде. Макс Торп снял камень с ее души. Его слова о том, что ей следует забыть прошлое, многое изменили. Она забудет Рим, Пауло, начнет жизнь заново. Будет появляться в обществе, встречаться с Мужчинами и делать все, о чем твердит ей Кэри. Акапулько и новый фильм станут отправной точкой, а по возвращении ее будет ждать домик у океана.

Кэри обрадовалась перемене, происшедшей с Санди.

– Этот малый, Макс, очевидно, отличный психоаналитик, – сказала она. – Может быть, мне тоже стоит сходить к нему.

После вечеринки и предложения Маршалла Кэри пребывала в растерянности. Она никогда не видела в Маршалле потенциального приятеля, тем более любовника. Ее жизнь была прекрасно организована – она имела одновременно несколько ухажеров, с одним из них она спала. Затем, когда роман начинал приобретать серьезный характер, она меняла партнера. Она работала слишком долго и напряженно, чтобы ставить что–то впереди карьеры.

Однако с Маршаллом дело обстояло иначе. Она всегда смотрела на него снизу вверх, восхищалась им, подражала ему, даже немного побаивалась босса. Его предложение потрясло Кэри. Она решила улететь с Санди в Акапулько, провести там несколько дней и все обдумать.

Они сели в черный «кадиллак», встретивший их в аэропорту; кондиционер работал на полную мощность; стеклянная перегородка отделяла девушек от молодого шофера–мексиканца, прикрепленного к Санди.

– Что мне делать? _ в пятнадцатый раз спросила Кэри.

– Все просто, – невозмутимо ответила Санди, – если ты любишь Маршалла, выходи за него; если не любишь – не делай этого.

– Милая, при чем тут любовь? Все гораздо сложнее. Он может не подойти мне в постели, возненавидеть меня, если у нас появятся черные дети, я могу…

– Это хороший признак, по крайней мере ты уже думаешь о детях.

– Я бы хотела их завести, – глаза Кэри затуманились, – только у нас могут родиться маленькие черные калеки.

– Кэри, замолчи. Твоя проблема в этом? Ты думаешь о его ноге?

– Нет. Не знаю. Я боюсь. У меня никогда не было такого мужчины.

– Тогда переспи с ним. Может быть, это поможет тебе понять свои чувства.

– Послушать тебя – мисс анти–секс! Санди засмеялась.

– Я была не против секса, а против всего вообще.

– Хм, интересно будет увидеть новую Санди со Стивом Манумом. Он съест тебя на завтрак в твоем теперешнем настроении.

– Я не собираюсь прыгать в его кровать. Возможно, я изменилась, но не настолько.

Кэри усмехнулась.

– Говорят, ему нет равных.

Водитель нажал кнопку, и стекло немного опустилось.

– Ваш отель, мисс Симмонс. Красив, правда?

– Да.

Гостиница напоминала ей Рио. Бледно–розовые коттеджи лепились на склоне; возле каждого был отдельный бассейн.

– Похоже, мне здесь нравится, – сказала она Кэри.

– А кому нет? – кивнула Кэри.

Глава 22

Ни одного интересного задания. Ни единой пары, за которой можно наблюдать. Полное бездействие. И Мардж шаркает по дому, ноет и следит за ним.

Герберт испытывал чувство неудовлетворенности. Он даже не был способен написать второе послание Санди Симмонс вслед за своим первым шедевром. Наверно, она недоумевает – что с ним случилось?

На сегодняшний вечер с работой было покончено – он возил кинозвезду фильмов ужаса на открытие супермаркета. Других заданий не поступило, и Герберт освободился на три часа раньше, чем рассчитывал. Он решил потратить это время на себя – «Суприм Чоффер компани» не узнает об этом.

В девять вечера Герберт покинул Беверли Хиллз и медленно поехал вдоль побережья; большой черный «кадиллак» идеально слушался его.

Хиппи собирались на своих излюбленных местах; они сидели на тротуаре или праздно бродили по округе.

Герберт плюнул в окно. Пора призвать к порядку этих бездельников. Все их девки – шлюхи, четырнадцати– и пятнадцатилетние длинноволосые шлюхи в причудливых нарядах. Одна из них приблизилась к его автомобилю, когда Герберт затормозил у светофора.

– Я потрахаюсь за десять баксов, – пробормотала она.

Герберт оглядел ее и решил, что ей нет восемнадцати. У девушки было некрасивое лицо с заостренными чертами и светлые «перья» на голове. Поношенное пестрое платье–балахон доходило почти до земли. На шее у нее висело множество черных бус.

Герберта прошиб пот. Он давно не был с женщиной.

– Садись, – глухо произнес водитель.

Девушка обогнула автомобиль и села в него. Она принялась грызть ногти, наблюдая за Гербертом пустыми красными глазами.

– Не уезжай далеко, – сказала она, – просто поднимись немного вверх. Обычный секс – пятнадцать, нечто особенное – больше.

Он молча свернул на Миллер–драйв и поехал дальше.

– Не надо далеко, – резко произнесла девушка. Он не раскрывал рта.

– Господи, ты что – глухонемой?

Герберт нашел подходящую боковую дорогу и остановил автомобиль. В темноте раздавалось лишь пение цикад.

Девушка начала снимать платье. Он посмотрел на нее. Она была плоскогрудой, как мальчик.

– О'кей. Давай «бабки», и приступим к делу.

Все они шлюхи. Хотят денег и секса. Именно в таком порядке. Иногда в обратном.

– Послушай, – заныла она, – я не могу стоять тут всю ночь.

Она протянула руку к его «молнии» и расстегнула ее.

– Можешь заплатить мне потом. Нечто особенное за двадцатку. А ты малый ничего.

Говоря это, она вытаскивала его член из брюк. Герберт сидел за рулем, глядя прямо перед собой. От девчонки дурно пахло. Он уловил целый букет телесных запахов, когда она наклонила голову и стала засовывать себе в рот его мягкий член.

– Прекрати, – закричал он и ударил ее кулаком в голову. – Убери свой поганый рот. Перестань, перестань, перестань.

Он бил ее до тех пор, пока она не замерла на полу машины.

Внутри Герберта все клокотало. Грязная сучка. Почему она выбрала его?

Он вытолкнул ее из автомобиля, затем выбросил платье.

Поправив свою одежду, он успокоился. Вспомнил Санди Симмонс и – о, чудо! – его член тотчас отвердел. Герберт почувствовал себя настоящим мужчиной. Если бы он мог сейчас написать ей, вложить в конверт свой бесценный дар! Для него не существует другого пути – ни с Мардж, ни с кем–то еще. Подлинное наслаждение он мог обрести лишь с пером в руке.

Он отъехал от лежащей на земле девушки. Черт с этой вечно шпионящей за ним Мардж. Он запрется в своей комнате и сочинит шедевр. Затем примет долгий, очищающий душ. Сядет в машину и бросит конверт в ящик.

Мардж дома не оказалось.

– Сучка! – пробормотал Герберт. Он ясно сказал жене, что она не должна никуда уходить сегодня вечером. Наверно, она сейчас у соседки. Написав письмо, он сходит туда и притащит Мардж домой. Он скажет этой корове, поселившейся рядом с ними, что он о ней думает.

Пройдя на кухню, он налил себе стакан молока. Вокруг лампы вилась большая бабочка. Он поймал ее, оторвал ей крылья и бросил в ведро для мусора.

Герберт поднялся наверх, взял свою ручку…

Это было восхитительное письмо – насыщенное, предельно откровенное. К нему прилагался пластиковый пакетик.

Герберт испытал чувство удовлетворения. Когда–нибудь он и Санди будут вдвоем перечитывать его письма и делать то, о чем он писал. Она, конечно, сохранит их, возможно, перевяжет розовой ленточкой. В конце концов, это были любовные письма.

Стоя под душем, он фальшиво пел своим слабым голосом, напоминавшим, по мнению Герберта, голос Перри Комо.

Затем он оделся, бережно положил письмо в перчаточницу «кадиллака», запер машину и отправился на поиски Мардж.

Двор зарос высокой травой и сорняками. Криспы не выкосили их, переехав сюда.

Герберт представил себе соседей неряхами вроде Мардж, необразованными, грубыми неряхами. Он вырвет жену из их грязных лап.

Они явно находились дома; зашторенные окна всех комнат светились.

Герберт подкрался к дому, надеясь поймать их врасплох. Обнаружил щель между шторами, закрывавшими боковое окно. Прильнул к стеклу. Просвет был узким, Герберт мог смотреть только одним глазом.

Полностью обнаженная Мардж распростерлась на софе; вокруг его жены стояли десять голых мужчин и женщин; похоже, они, как и улыбающаяся Мардж, пели. Ее груди были вымазаны краской. Или это кровь?

Герберт оцепенел. Лысый толстяк шагнул к Мардж. Его лицо закрывала черная маска. Одна из женщин раздала всем черные свечи; участники ритуала зажгли их; кто–то погасил верхний свет. Толстяк лег на Мардж и начал двигаться; наблюдавшие за ним опустились на колени.

Герберт не верил своим глазам. Зрелище внушало ему отвращение. Но оно заворожило его; он стоял, не двигаясь.

Мужчины один за другим ложились на Мардж. Когда последний из них поднялся с женщины, они задули свечи и включили люстру.

Счастливая, довольная Мардж, встав, взяла протянутый ей бокал с какой–то жидкостью. Рослая женщина с взлохмаченными волосами и висящими грудями ласково похлопала ее по плечу.

Герберт не мог сдвинуться с места. Его глаза болели, во рту пересохло.

Наконец он направился домой. Уничтожил все следы своего появления там этим вечером, сел в «кадиллак» и бесшумно умчался прочь.

Глава 23

Серафина обожала Голливуд. Она прилетела туда в малиновом платье и элегантном манто из чернобурки; с плеча женщины свешивалась хитрая лисья мордочка.

Чарли гордился Серафиной. Она была удивительной матерью. Держалась так, словно ей вдвое меньше лет, чем на самом деле.

Его притихшие, сдержанные дети, казалось, получили от Лорны наказ вести себя образцово.

– Папа, мы должны называть твою новую жену мамой, да? – спросил Син в автомобиле, ехавшем из аэропорта в город.

– Нет, называйте ее, как хотите, – ответил Чарли. Он сам был не прочь назвать Динди несколькими именами. Она отказалась поехать в аэропорт, сославшись на головную боль. Как же, голова у нее разболелась! Скорее уж живот – из–за его нежелания дать ей роль в «Карусели». Он понял, что Серафина и дети смогут хорошо отдохнуть, лишь если он уступит Динди в этом вопросе. Меньше всего он хотел иметь в качестве жены начинающую актрису.

– Здесь чудесно, просто чудесно, Чарли. Где твоя жена? – спросила Серафина, уставясь на сына блестящими птичьими глазами.

– Она решила, что будет лучше, если она встретит тебя в доме.

– Да? Она, конечно, хорошенькая. Ручаюсь, хитрая. И глупая. Не пойму, зачем ты снова связал себя этими узами. Ты мог бы немного развлечься, не отказывать себе в удовольствиях. Она что – ты меня понял?

Он засмеялся. Серафина всегда подозревает худшее.

– Нет, она не беременна. Она тебе понравится.

– Надеюсь.

Серафина спрятала под малиновый берет выбившуюся прядь ярко–рыжих волос.

– Я бы хотела присутствовать на свадьбе. Посмотреть этот Лост–Вегас.

– Лас–Вегас, – поправил ее Чарли. – Мы съездим туда, вероятно, на следующий уик–энд. Возможно, с Натали и Клеем.

– А в Диснейленд, папа? – спросила Синди. К досаде Чарли, она была копией Лорны.

– Мы можем побывать везде. Син поддержал сестру.

– Мама сказала, что мы должны посетить Диснейленд. Она говорит, это потрясающее место.

– Мама никогда там не была, – отозвался Чарли.

– Да, но дядя Джим был, он рассказывал, что в Диснейленде есть настоящие индейцы, ковбои, корабли, железная дорога.

– Обещаю, мы туда съездим.

Чарли взбесило упоминание о дяде Джиме. В доме Динди нигде не было видно. Чарли отправил Джорджа на розыски девушки.

– Чашку хорошего чая – вот что я хочу, – сказала Серафина. – На свете нет ничего лучше классного чая. Покажи мне, где тут кухня. Я захватила с собой шесть коробок «Лайонс Квик Бру».

Порывшись в сумке, она вытащила одну упаковку.

– Ты не должна возиться на кухне, прислуга все сделает.

Когда мать поймет, что он кинозвезда, и все необходимое за него выполняют другие?

– Я не доверю американке заваривать мой чай, – заявила Серафина. – Отведи меня на кухню.

Динди ходила по магазинам. Она истратила две с половиной тысячи долларов и не собиралась останавливаться на этом. Любуясь собой, девушка примеряла перед зеркалом узкое шелковое мини–платье.

– Что вы скажете? – спросила она продавщицу, на которой было подобное платье. Подавив зевок, девушка ответила:

– Отлично.

Ей уже надоело смотреть на миссис Чарли Брик, скупавшую все подряд.

– О'кей. Я беру. Какие у вас есть цвета?

– Белый, черный и лиловый.

– Я возьму платья всех цветов.

– Динди?

– Да. О, привет, Натали.

– Привет. Мне сказали, что покупать одежду следует именно здесь. Какое потрясающее платье.

– Да.

Динди пожалела о том, что вышла из примерочной в торговый зал.

– Мне казалось, сегодня прилетают мать Чарли и его дети.

– Да, верно. Я решила, что они предпочтут побыть одни.

– О, – улыбнулась Натали, – это разумно. Ты еще не знакома с Серафиной?

– Нет, – покачала головой Динди, отступая к примерочной.

Натали последовала за ней.

– Она – своеобразная женщина. Конечно, молится на Чарли; он ее обожает. Я очень надеюсь, что вы поладите.

– Почему нет?

Динди сняла платье и осталась в одних красных трусиках.

Натали с завистью посмотрела на высокие груди молодой девушки.

– И действительно. Правда, у нее непростой характер. Ей достаточно много лет, однако она интересуется мужчинами…

Динди захихикала.

– Да, похоже, она к ним неравнодушна. Надеюсь, что и у меня в ее возрасте будут мужчины. А ты – нет?

Натали покраснела.

– Я решила предупредить тебя насчет Серафины. Господи, Чарли женился на настоящей маленькой шлюхе. Придется приложить усилия, чтобы она поскорей исчезла со сцены.

– О, спасибо за предупреждение. Я подыщу мамочке Чарли кого–нибудь поактивнее! Да, кстати, как Клей?

– С ним все в порядке, – сухо ответила Натали. – Ты долго была знакома с ним в Риме?

Динди подмигнула.

– Достаточно долго.

Натали открыла рот, чтобы что–то произнести, и Динди засмеялась.

– Я шучу. Ты заревновала?

– Вовсе нет. На самом деле я привыкла к тому, что Клей забирается в постель с каждой глупой маленькой шлюшкой, которая готова переспать с ним. Глаза Динди сузились.

– Ну, пока, дорогая. Надеюсь, мы еще встретимся, – сказала Натали.

– Пока, дорогая.

Разъяренная Динди оделась и позвала продавщицу.

– Ради Бога, поторопитесь, я не могу торчать тут весь день.

– Где ты была? – Чарли не прельщала роль ревнивого мужа, но, будучи вынужденным весь день извиняться перед Серафиной из–за отсутствия Динди, он успел разозлиться.

– Ходила по магазинам. Мне надоело сидеть одной в доме.

– Но ты знала, что сегодня прилетает моя мама. Знала, что я уехал ненадолго в аэропорт.

Динди обрела печальный вид.

– Кажется, я забыла.

– Похоже, да.

Рассерженный Чарли подошел к окну. Увидел плескающихся в бассейне Синди и Сина. Серафина прилегла вздремнуть на втором этаже.

– Слушай, если ты уж так сильно хочешь получить эту роль, она – твоя, – выпалил он.

Ее лицо засветилось.

– Правда, милый? Это восхитительно. Я буду великолепна в ней, ты не пожалеешь.

Она подбежала к Чарли, прильнула к нему сзади, потерлась о него.

Он повернулся. Она сунула руки ему под рубашку.

– Я не хотел жениться на актрисе, – заметил он.

Она запустила руку ему под брюки и схватила Чарли за член. Почувствовав, что он твердеет, опустилась на колени.

– Не здесь, Динди, – пробормотал он.

– Почему? Мы же женаты, верно?

– Секрет вечной молодости, моя дорогая, заключается в следующем: надо постоянно быть чем–то занятой, – заявила Серафина во время обеда. – Я всегда избегала праздности.

– Я могу в это поверить, – отозвалась Динди, уже уставшая наблюдать за тем, как Серафина каждые пять минут убегает на кухню.

– Когда я работала в театре, коллеги с любовью называли меня «Мисс Энергия».

– Правда? – с интересом в голосе произнесла Динди. Получив от Чарли роль в «Карусели», она принялась изо всех сил очаровывать Серафину и его противных детей.

– Да, мисс Энергия. О, дорогая, это были славные дни. Я помню, у Дверей гримерной выстраивалась очередь из моих поклонников, все они были богатыми и красивыми, а потом я встретила отца Чарли – да будет земля ему пухом. Он был чудесным человеком. Мы прожили замечательную жизнь.

Чарли удивленно посмотрел на мать. Она, верно, стареет. Его отец был сущим подонком, он бросил ее. О какой замечательной жизни она говорит?

– Чарли рассказывал тебе о своем детстве?

– Нет, – покачала головой Динди. – Наверно, он решил, что это сделаете вы.

Подавив зевок, она приветливо улыбнулась. Динди испытывала желание сказать Серафине: «Вам не говорили, что вы – старая зануда?»

Зазвонил телефон. Чарли протянул руку к аппарату, стоявшему на обеденном столе.

– Клей и Натали приедут пить кофе, – сообщил он, кладя трубку.

– Прекрасно, – сказала Серафина. – Кто–нибудь еще будет?

Чарли знал, что мать интересует, пригласил ли он какого–нибудь потенциального «друга» для нее. Когда он приглашал Серафину в Голливуд с детьми, она собиралась взять с собой своего нынешнего поклонника, Арчи. Но Чарли терпеть не мог Арчи и сказал ей, что приехав одна, она познакомится здесь с гораздо более интересными мужчинами. Вот проблема – поиск кавалера для родной матери. Она не любила молодых мужчин, предпочитая иметь дело с теми, кто старше ее, но в Голливуде было невозможно найти пожилого человека, готового проявить интерес к почти что семидесятилетней женщине. Здесь хватало свободных девушек. Чарли решил отмахнуться от этой проблемы; когда Серафина начнет нервничать, он пошлет за Арчи.

– Кажется, нет. Между прочим, думаю, на уик–энд мы можем слетать в Лас–Вегас. Хочешь?

Серафина кивнула. Она не собиралась запирать себя в доме Чарли. Она еще привлекательная женщина и должна бывать в обществе, показываться на людях. Чарли, похоже, из ревности не хочет знакомить ее с мужчинами. Да, сын ревнует. Что ж, это вполне понятно.

– Мне шестьдесят три года, – объявила она Динди, вычтя шесть лет из своего истинного возраста, – и я чувствую себя, как девушка.

– Вы замечательно выглядите, – пробормотала Динди, думая, что Серафина имела бы лучший вид без ужасного театрального грима и накладных ресниц. В ее–то возрасте!

– Да, люди с трудом верят в это, но я говорю правду. А тебе, моя дорогая, сколько лет?

Серафина пристально поглядела на девушку, словно ожидая услышать ложь.

– Двадцать, – Динди с непринужденной улыбкой отбросила три года. Если эта старая кокетка может врать насчет своего возраста, то почему ей, Динди, не сделать то же самое?

– О, двадцать, – пробормотала Серафина, – двадцать. Когда я была молода, двадцатилетние девушки уже…

– Я показывал тебе фотографии двадцатилетней Серафины? – перебил мать Чарли.

– Нет, – отозвалась Динди, думая: «Вот как, оказывается, проводят вечера жены кинозвезд».

– Я должен показать тебе их. Она выглядела просто сногсшибательно, правда, дорогая?

Он обнял свою мать.

Она улыбнулась, и Чарли подумал: «Я должен сводить ее к хорошему стоматологу, пока она здесь».

– Ты помнишь те славные далекие деньки, сынок? Да, он помнил. Убогие старые театры, затхлый запах, кавалеров Серафины.

– Отличные были дни. Слезы подкатились к ее глазам.

– Прекрасное время. Твой отец, ты и я.

– Какое прекрасное время? – подумал Чарли. Он торчал возле бара в каком–нибудь захолустном городке с пакетиком леденцов и лимонадом, пока Серафина развлекалась со своим очередным «поклонником».

В любом случае не стоит жить прошлым. Он любил Серафину. Она была его матерью. Она кормила его, когда он был ребенком, а это самое главное.

– Я всегда знала, что Чарли будет звездой, – внезапно заявила Серафина. – Я поддерживала его во всем. Он унаследовал мою жизненную энергию и честолюбие. Я сама могла стать звездой, но оставила сцену, чтобы воспитывать сына.

Динди откровенно зевнула. Прошлое людей нагоняет скуку. Ее касалось лишь то, что сейчас Чарли – кинозвезда, а о прошлом она не хотела знать.

– Устала? – спросила Серафина.

– Да, – ответила Динди, – днем я занималась делами, которые отняли у меня все силы.

Она украдкой улыбнулась Чарли.

Он ответил на ее улыбку. Динди была такой хорошенькой и казалась самой невинностью. Он с трудом верил, что она была той самой девушкой, которая недавно занималась с ним любовью.

– Ложись в постель, дорогая, если хочешь, – сказал Чарли, – Серафина не обидится, и я объясню Алленам.

– Правда, дорогой? Я бы хотела так сделать.

Динди испытывала желание подняться наверх, примерить новые наряды и почитать сценарий «Карусели» – теперь, когда она получила роль.

– Иди, милая, увидимся позже.

Она пожелала спокойной ночи Серафине и поцеловала Чарли в щеку. У нее было такое упругое сексуальное тело. Он порадовался тому, что она принадлежит ему. Идея взять ее в фильм не так уж плоха. Другие мужчины смогут смотреть на Динди, но не касаться ее. Пусть мир видит, чем обладает Чарли Брик.

Глава 24

В Акапулько стояла жара. После одного дня съемок в горах Санди обессилела. Пекло невыносимо.

Она работала через силу, окруженная в основном мексиканцами – ими были режиссер Вуди, оператор Майк и помощница режиссера Мариса.

У Вуди и Марисы был роман. Стив Магнум сам выбрал для работы над фильмом обаятельного Вуди, разменявшего четвертый десяток. Раньше Вуди работал на телевидении. Двадцатичетырехлетняя Мариса была хорошенькой.

Они оба нравились Санди. Вуди был спокойным, чутким режиссером, который постоянно воодушевлял актеров. Он разительно отличался от Эйба Стейна. Эйб воплощал в себе старый голливудский стиль, Вуди – новый.

По прибытии Санди получила большую корзину цветов от Стива и записку с двумя словами: «Добро пожаловать». Этим его внимание к девушке исчерпалось.

– Ты получила шанс и упустила его, – сказала Кэри. – Он, вероятно, заперся в своем доме с какой–нибудь мексиканской красоткой.

– Надеюсь, ты права, – ответила Санди.

Она втайне обрадовалась. Теперь, когда пришло время принимать решение, необходимость в нем отпала.

Целую неделю они с Кэри только гуляли, загорали и купались.

За день до начала съемок Кэри улетела, сказав:

– Ну, по–моему, тебе пора решать.

Санди почувствовала себя одиноко без Кэри. Отель «Лас Брисас» был очень красив, но Санди ощущала, что в таком месте надо находиться с мужчиной.

Она провела тихий вечер. Заказала по телефону еду и принялась читать сценарий. На следующий день должен был появиться Стив; их ждали съемки в горах. Стиву предстояло спасать героиню Санди. По сценарию она бежала от похитителей. Также в плане стояла любовная сцена. Санди предвкушала ее, одновременно испытывая колебания.

– Эй! – воскликнула Мариса. – Как тебе эта парочка?

Она коснулась кулачком Санди, сидевшей рядом с ней в полотняном кресле и читавшей книгу.

Стив Магнум приближался к ним в сопровождении изящной молодой мексиканки с длинными черными волосами до талии и голодными зелеными глазами.

– Привет, леди.

Стив небрежно помахал рукой и, похлопав девушку по ягодицам, подтолкнул ее к Санди и Марисе.

– Присмотри за Энчиладой, Мариса. Он подсел к Вуди.

– Какой мужчина! – покачав головой, Мариса засмеялась. – Это нечто!

Энчилада подошла к ним с грустными настороженными глазами.

– Привет, – сказала Мариса, – бери кресло и чувствуй себя как дома, день будет долгим и тяжелым. Меня зовут Мариса, а это Санди Симмонс.

Девушка кивнула и села в кресло в нескольких метрах от Санди и Марисы. Она повернула голову в сторону мужчин.

– Это очень дружелюбно, – заметила Мариса. – Санди, по–моему, скоро они будут готовы. Тебе надо одеться, я позову костюмера.

– Отличная идея.

Было уже одиннадцать утра; Санди надоело сидеть без дела. Мексиканцы раскачивались гораздо дольше, чем американцы. Санди прибыла на студию к восьми, два часа потратила на макияж и парикмахера, затем последовало длительное ожидание. Стив удалился в гримерный автобус, так что, очевидно, скоро они начнут.

Ей предстояло сниматься в белых брюках, облегающем белом топе и пиджаке, наброшенном на плечи. Она должна была казаться взволнованной, находящейся в смятении.

– Ты выглядишь великолепно, – заметил Стив, когда они оказались перед камерой. – Как тебе Акапулько?

– Красивый город.

Она улыбнулась одними глазами.

– Спасибо за цветы.

– Ты всегда благодаришь меня за цветы. Как насчет того, чтобы прислать их мне?

Они рассмеялись. Стоявшая в стороне Энчилада сгорала от ревности.

– Я приобрел страховку, – сказал он.

– Страховку?

– От тебя, детка. Моему маленькому мексиканскому цветочку всего шестнадцать; это поможет мне не прикасаться к тебе моими жадными руками. Ты ведь этого не хочешь, верно?

Санди лишь улыбнулась. Она не была уверена в том, что действительно ничего не хочет. Стив был необыкновенно привлекателен, и она давно уже не спала с мужчиной.

Подошедший Вуди обсудил с ними сцену.

Оставшаяся часть утра пролетела быстро. Стив и Санди хорошо работали вместе; три короткие сцены отсняли почти без дублей.

Когда пришло время ленча, Стив забрал Энчиладу, и они улетели на его вертолете. Санди с остальными членами съемочной группы поела в передвижной столовой. Она сидела рядом с Вуди и Марисой. Ее начало немного задевать внешнее безразличие Стива.

Первая сцена после ленча была любовной. Стив снимал с Санди пиджак, бросал его на землю и заставлял девушку лечь на него. По сюжету Санди должна была сначала оказывать сопротивление, а потом сдаться.

– Слушай, – сказал Вуди, – когда ты окажешься на земле, я хочу, чтобы он стянул с тебя топ. Ты должна лежать неподвижно и смотреть на Стива.

– Насколько стянул? – настороженно спросила Санди.

– Ну, совсем, дорогая. В камеру ничего не попадет, Стив будет прикрывать тебя.

– Тогда вообще нет смысла стягивать топ. Вуди засмеялся.

– Я не стремлюсь увидеть дармовое зрелище, но топ несомненно следует убрать. Если я говорю, что в камеру ничего не попадет, это означает, что мы не собираемся показывать крупным планом твой бюст. Но совершенно очевидно, что топ нельзя опустить лишь немного; это будет смешно и ненатурально. Стив должен полностью убрать его из кадра. Он обнимет тебя; видны будут только руки и бок.

– Вуди, в моем контракте есть пункт, запрещающий съемку обнаженного тела. Вам это известно?

– Нет, – выпалил он. – Господи, я уже чувствую себя испорченным школьником, мечтающим взглянуть на женские груди. Я – режиссер и, надеюсь, хороший; в наше время правды и реализма ты будешь выглядеть довольно глупо со своей старомодной скромностью.

Его тон изменился, стал более мягким.

– Доверься мне, милая. Я знаю, что требуется для фильма.

Она вздохнула.

– Не понимаю, какая разница, останется топ на мне или нет.

– Вот, – торжествующе произнес он, – ты не понимаешь какая тут разница, а я понимаю. Пожалуйста, поверь мне, что я прав.

– У меня был ужасный опыт с Эйбом Стейном. На съемках…

– Я не Эйб Стейн. Мы удалим с площадки всех, кто нам не нужен. О'кей, милая?

– Ну, если вы считаете, что это необходимо.

– Да, считаю.

Она пожалела, что здесь нет Кэри. Почему все помешаны на наготе? Почему ей не хватило сил проявить твердость? Не потому ли, что она доверяла Вуди, он нравился ей? Или она сама понимала, что тогда сцена станет более убедительной?

Стив вернулся с печальной Энчиладой на своем вертолете.

Вуди избавился от членов съемочной группы, без которых они могли обойтись.

Мариса вошла в автобус к Санди и протянула ей жевательную резинку.

– Поверь мне, – сказала она, – я бы сама запротестовала первой, если бы это не пошло на пользу делу. Думаешь, мне очень хочется, чтобы мой приятель увидел твои прелести?

Они решили сначала отрепетировать сцену.

Стив схватил Санди сзади, сорвал пиджак с ее плеч и заставил опуститься, прижав руки девушки к ее бокам. Затем он поцеловал Санди.

– Технически все правильно, – сказал Вуди.

– Да! – согласился Стив.

Он лежал на Санди; она чувствовала мускулистость его стройного тела и невольно вздрогнула. Губы Стива были требовательными, настойчивыми.

– Теперь, – продолжил Вуди, – я хочу, чтобы ты обнял ее одной рукой, а второй опустил топ. Снимаем эпизод с самого начала.

Стив улыбнулся девушке, поднимаясь с нее.

– Ну что, обойдемся одним дублем? Она ответила на его улыбку.

– Я постараюсь.

Санди испытывала душевный подъем и волнение. Она знала, что ее тело произвело впечатление на актера. Она забыла о съемочной группе, Вуди, и думала только о Стиве.

Съемки сцены поначалу шли гладко, потом Стив сбился, и Вуди закричал: «Стоп».

Они начали заново; молодой мексиканец с «хлопушкой» говорил на ломаном английском: ««Наличные“, сцена тридцать один, дубль два».

Все шло хорошо. Стив начал целовать Санди, стягивать топ.

– Mamma mia, – пробормотал он, глядя на нее, и крепко обнял Санди.

Его рубашка была расстегнута; Санди ощутила выступившую на груди Стива прохладную испарину. Девушка провела ногтями по спине актера.

– Стоп, – закричал Вуди. – Стоп, – повторил он, но они не отодвинулись друг от друга.

Наконец Стив медленно оторвался от Санди. Она глядела на него, тяжело дыша.

– Кажется, моя страховка не помогла, – сказал он.

Глава 25

С «Каруселью» все было в порядке. Новый сценарий понравился Чарли, роль Анджелы Картер уменьшилась.

Он полностью отдался работе над ролью, получая от этого удовольствие. Он знал, что играет хорошо – об этом писали в прессе, членам съемочной группы порой не удавалось сдержать смех. Он знал, что добиться реакции от этих людей нелегко. Они выполняли свою работу, и ничто их не трогало.

Он поддерживал дружеские отношения с Анджелой. После разрыва со Стивом Магнумом она завела роман с Саем: актриса поняла, что для карьеры гораздо полезнее поставить на Сая. Она сосредоточилась на роли и попытках заставить продюсера бросить Имеральду.

Участие Динди в съемках сделало рекламу будущему фильму. Газеты называли ее «кинозвездой Динди Сайдн» или «миссис Чарли Брик». Она с удовольствием позировала фотографам.

Оказалось, что на экране она выглядит очень свежо и привлекательно; Анджела начала жаловаться Саю, что роль Динди слишком велика.

Сначала Чарли обрадовался, но радость прошла, когда на съемочную площадку зачастили репортеры, которые уделяли Динди больше внимания, чем ему. В конце концов, в их семье одна звезда – он.

Вскоре Чарли добился того, что репортеров перестали пускать на студию. Он поссорился с рекламным отделом. Динди была на стороне прессы; они начали ругаться из–за его отношения к этому вопросу, а также из–за денег, которые она тратила. И еще из–за Серафины и детей, проживших с ними почти месяц.

Чарли жаловался, что Динди совсем не проводит с ними время. Он постоянно находился на студии, а она была нужна там лишь пару раз в неделю; при желании она могла уделять внимание его родным.

Но такого желания у нее не было. Она не выносила Серафину и считала детей парой ублюдков.

Чарли негодовал, особенно потому что согласился на ее участие в «Карусели» в надежде, что она будет вежлива с его близкими. Он предпринял тайные шаги, пытаясь убрать Динди из фильма, но эту его просьбу не удовлетворили. Было слишком поздно.

Он полностью осознал, что женился на хитрой, алчной и тщеславной стерве. Именно такой, каких он всегда избегал.

За ленчем он признался Клею в совершенной ошибке.

– Не знаю, что делать, дорогой. И что это на меня нашло? Я, верно, временно потерял рассудок. Я даже больше не хочу ее.

Он не объяснил Клею, что не испытывает к ней желания, потому что в недавней ссоре Динди закричала: «Может быть, ты хороший актер, но любовник ты никудышний». Эти слова запали в его душу. Он был очень чувствителен ко всему, задевавшему его мужскую гордость.

Неужели он действительно никудышний любовник? Мишель Ломас так не считала.

Он размышлял об этом и наконец переспал с хорошенькой статисткой; она заверила его, что он «потрясающий мужчина».

Клей смутился. Он колебался, стоит ли рассказать Чарли о Риме. Решил, что не стоит. Брак все равно рушился; Чарли мог рассердиться на него за то, что он не сообщил об этом раньше.

Серафине повезло – она нашла себе приятеля. Им стал очаровательный садовник, в прошлом характерный актер. Он был примерно ее ровесником. Они составляли колоритную пару.

Чарли предложил отправиться в Лас–Вегас. Он обещал это Серафине. Через две недели она должна была вернуться с детьми в Лондон; он хотел доставить ей побольше удовольствий. Чарли нанял частный самолет.

Динди не проявила энтузиазма насчет Лас–Вегаса, но это было лучше, чем оставаться с детьми в Лос–Анджелесе. Путешествие займет два дня; возможно, она сумеет развлечься с управляющим, похожим на Джорджа Рафта.

Клей, Натали и кавалер Серафины, которого звали Мортон, – Динди безжалостно окрестила его «Моргом» – летели с ними. Девушку особенно бесило общество садовника.

– Жалкий садовник! Только твоя матушка могла подцепить садовника! – простонала она.

Они прибыли в Лас–Вегас субботним утром и остановились в «Форуме».

Клей, Натали и Чарли отдыхали возле бассейна; Серафина и Мортон с шестью сотнями долларов, врученных им Чарли, отправились испытывать свое везенье в казино.

Динди пожаловалась на усталость, сказала, что хочет вздремнуть, и ушла.

– Вот это жизнь! – воскликнул Клей, когда рыжеволосая девушка в тоге подала ему большой бокал с пуншем. – Отличное место!

– Любое место, где девушки будут крутить задом перед твоим носом, кажется тебе отличным, – едко заметила Натали и улыбнулась Чарли. – Поплаваем?

– Нет, дорогая, я хочу просто отдохнуть.

Две женщины в цветастых купальных шапочках спорили неподалеку.

– Это он, Этель, я его узнала.

– Нет, ты ошибаешься, он гораздо толще.

– Этель, говорю тебе, это он.

Они пристально смотрели на Чарли; наконец женщина, которую звали Этель, внезапно подошла к актеру и громко спросила его:

– Вы – Чарли Брик?

– Извините, мадам, но вы ошиблись, – ответил он с сильным индейским акцентом в голосе.

– Это – очень известный поэт, пишущий на суахили, сеньор Чарлз Бликворт, – вмешался Клей.

– О! – У женщины отвисла нижняя челюсть. – Я сказала подруге, что она обозналась.

Когда женщина ушла, Чарли и Клей расхохотались. Они уже много лет тешили себя подобными играми – придумывали имена, образы, повергали людей в замешательство. Хотя Чарли был кинозвездой, его узнавали не слишком часто – это одновременно радовало и огорчало актера. Он так сживался с каждой очередной ролью, что его невозможно было отделить от нее, а поскольку все персонажи были разными, подлинный Чарли Брик оставался неизвестным.

Когда подошло время ленча, Чарли сказал:

– Наверно, надо позвонить в номер и разбудить Динди.

– Я приведу ее, – отозвалась Натали. – Мне все равно надо подняться.

– Мы найдем Серафину и будем ждать тебя в «Зале оргий».

– Где?

– Это ресторан с отличной кухней и практически обнаженными официантками.

– О, Клею там понравится. Встретимся через двадцать минут.

– Она – прекрасная девушка, – сказал Чарли, провожая взглядом стройную Натали. – Тебе повезло.

Клей засмеялся.

– Наверно, да. Знаешь, в этом месяце нашему браку исполнится семь лет. Семь лет!

– Мы с Лорной поженились тринадцать лет тому назад. Годовщина свадьбы была бы в декабре, пятого декабря, – вздохнул Чарли. – Знаешь, теперь, когда у меня есть все – деньги, известность – единственное, что мне нужно, – это Лорна.

– Послушай, Чарли, это кончено. Она замужем за другим человеком, ты тоже снова женат. Ради Бога, перестань думать о ней. У твоих ног все пипки мира.

– Это все, о чем ты думаешь? Клей засмеялся.

– А что лучше этого? С момента прилета сюда я трахнул пару прелестных крошек.

Рассказы Клея о своей интимной жизни раздражали Чарли. О выдающихся способностях Клея ходили легенды; Чарли завидовал другу. Актер никогда не ложился в постель с девушкой, которая уже была с Клеем.

– Натали не сердится? – спросил Чарли, вспомнив неловкую ситуацию, в которую он попал с ней в Лондоне.

– Она не знает, – сказал Клей, – только подозревает. На самом деле она лишь раз поймала меня с поличным, я был тогда с одной немкой. Произошел ужасный скандал. Я тебе о нем рассказывал, да? Ну, когда, спасаясь от Натали, я бегал нагой по саду и свалился в пруд?

– Да, – засмеялся Чарли, прекрасно помнивший эту историю.

– У немки были самые большие груди из всех, какие мне довелось увидеть. Натали сама совершила ошибку, наняв ее. Она знает, что большие груди – моя слабость. Кстати, раз уж мы коснулись этой темы, подруга Динди – Санди Симмонс – я бы все отдал, чтобы добраться до нее!

– Хм! – после вечеринки Чарли несколько раз думал о Санди и решил, что она – одна из самых красивых женщин, каких ему приходилось встречать. Он помнил ее глаза – необычные, коричневато–желтые, тигриные.

– Интересно, трахается ли она, – сказал Клей.

– Они все трахаются, – отозвался Чарли. – Ты предлагаешь им работу, и они тотчас раздвигают ноги.

Поднявшись к себе, Натали надела брюки и рубашку. Она решила после ленча сходить к парикмахеру – ей хотелось выглядеть вечером особенно хорошо. Она постучала в дверь Динди. Их «люксы» находились рядом. Ответа не последовало.

Чертова шлюха! Она, Натали, не станет разыскивать ее по всему отелю. Эта сучка обойдется без ленча.

Натали медленно подошла к лифту. Их отношения с Чарли развиваются нормально. Она заметила, что он несколько раз интимно посмотрел на нее. Она мысленно улыбнулась. Ждать осталось недолго.

Лифт прибыл; она шагнула в кабину, поднимавшуюся вверх. Высокая брюнетка в короткой тоге сказала:

– Вы, наверно, нажали не ту кнопку, люди часто это делают. Вам придется подняться наверх, а на обратном пути лифт будет останавливаться на каждом этаже.

Кабина пошла вверх; наконец она замерла на восемнадцатом этаже. Девушка в тоге вышла, а две другие шагнули в лифт; одна из них нажала кнопку «стоп», чтобы еще одна девушка успела зайти в кабину.

Натали, стоявшая у задней стенки, увидела Динди, которая вышла из номера с симпатичным темноволосым мужчиной. Затем двери лифта закрылись.

Девушки разговаривали.

– Он схватил меня за ляжку, и я сказала: «Отвали, кретин».

– Да, иногда попадаются такие нахалы!

– Отсюда можно уехать с синяками!

– Извините, – обратилась к ним Натали, – что находится на восемнадцатом этаже?

Девушки посмотрели на нее.

– Офисы, – ответила одна.

– Сауна, кладовые, номера администрации. Вы англичанка? – сказала другая девушка.

– Да.

– Знаете, здесь остановился Чарли Брик, – сообщила третья, – и Том Джонс провел тут одну ночь, когда играл Цезаря. Моя кузина живет в Лидсе, может быть, вы ее знаете? Ее зовут Миртла Лонг, она – фотомодель.

– Нет, не знаю, – покачала головой Натали.

– Я обожаю английских актеров, – сказала первая девушка. – Роджера Мура, Питера Селлерса, Омара Шарифа. О, боже!

– Омар Шариф – не англичанин, – заметила кузина фотомодели. – Он – араб.

– Арабы мне тоже нравятся.

Натали улыбнулась. Сауна, офисы, кладовые, номера администрации – подходящие места для Динди. Интересно, с кем она там была? Натали решила выяснить это.

– По–моему, Динди еще спит, – сообщила Натали, спустившись в ресторан.

Серафина нахмурилась. Она была недовольна тем, что ее оторвали от рулетки ради еды.

– Эта девушка проспит всю жизнь. Здоровому человеку требуется не более шести часов сна в сутки.

Мортон зевнул, словно желая подтвердить, что Серафина спит только шесть часов.

Клей улыбнулся похожей на статуэтку девушке, которая замерла у стола с карандашом и блокнотом, чтобы принять заказ.

Чарли захотелось оказаться в лос–анджелесском доме и покурить в тишине марихуану. Он не испытывал сейчас потребности в общении с людьми. Ему не следовало устраивать активный отдых посреди работы над ролью. Лучше бы он читал сейчас сценарий. Чарли пожалел о том, что не взял с собой Джорджа, который остался с детьми.

– Какие планы на вторую половину дня? – спросил Клей.

– Я иду к парикмахеру, – объявила Натали.

– Мы с Мортоном вернемся в казино, – сказала Серафина. – Солнце отнимает жизненные силы и портит кожу.

– Я, наверно, посплю, – сказал Чарли.

В этот момент появилась цветущая хорошенькая Динди.

– Привет всем. Я догадалась, где вас искать. Чарли, дорогой, сегодня меня будут фотографировать. Ты не дашь мне немного денег? Я увидела кое–какие шмотки, которые хочу купить.

– Для чего тебя будут фотографировать? – спросил Чарли, не зная о том, что киностудия все организовала для Динди на этот уик–энд.

Она вытянула губки.

– Для журнала.

– Какого журнала?

– Для какого–то, точно не знаю.

– Узнай, или забудь об этом.

– Забыть? – ее голубые глаза сузились. – Что ты имеешь в виду?

Чарли понял, что весь стол слушает их разговор: Клей – смущенно, Серафина – с раздражением, Натали – сочувственно, Мортон – равнодушно.

Он холодно улыбнулся.

– Динди, дорогая, будь умницей и узнай, что это за журнал. Ты теперь – подающая надежды актриса и должна быть разборчива в отношении публикаций.

Его голос звучал мягко, но Динди поняла, что она перегнула палку.

– О'кей, дорогой, – сказала она, отбросив со лба светлые пряди. – Увидимся позже, друзья.

Она ушла, покачивая бедрами, туго обтянутые брюками.

Чарли вздохнул. Он не хотел ее и не нуждался в ней. После окончания съемок они расстанутся.

После ленча он поднялся в номер и позвонил Джорджу.

– Срочно пришли мне телеграмму, – попросил Чарли. – Вызови на экстренное совещание, связанное с «Каруселью». Потребуй от имени Сая Гамильтона моего немедленного возвращения.

Примерно через час принесли телеграмму. Чарли с извинениями показал ее Серафине, игравшей в «блэк–дек».

Она, похоже, расстроилась.

– Мы тоже должны будем улететь?

– Нет, дорогая. Я оставлю тебе кредит, ты сможешь остаться. Динди, Клей и Натали тоже останутся.

Серафина не стала возражать.

Чарли отыскал у бассейна Клея, который любезничал с хористкой. Он показал ему телеграмму.

– Извини, дорогой, мне очень жаль. Присмотри за Серафиной, ладно? Она получила от меня приличный кредит, но если маме понадобятся деньги, дай их ей.

Клей кивнул.

– Как насчет Динди?

– Она тоже остается. Не знаю, где она, но я написал ей записку. Проследи за тем, чтобы она осталась и была внимательна к Серафине.

– Есть, босс!

– Не представляю, что бы я делал без тебя и Натали.

Клей усмехнулся.

– Как–нибудь справился бы.

Через полчаса Чарли уже сидел в самолете, летевшем в Лос–Анджелес.

Глава 26

В прессе замелькали следующие сообщения:

«Стив Магнум и сногсшибательная Санди Симмонс, похоже, нашли друг друга в солнечном Акапулько, где они оба снимаются в фильме «Наличные“. Кажется, мы уже слышим звон свадебных колокольчиков».

«Обворожительная Санди Симмонс и Стив Магнум, за плечами которого не один брак, неразлучны на съемках «Наличных“».

«Похоже, Стив Магнум очарован прелестной Санди Симмонс. Их постоянно видят вместе. Они снимаются в фильме «Наличные“».

На сей раз голливудские колонки не обманывали читателей. Санди и Стив действительно почти не расставались.

Она находила его обаятельным, раскованным и очень красивым. Совсем не похожим на мужчин, которых она встречала прежде. Он всегда оставался хозяином ситуации, много смеялся, шутил. Она не была уверена, что любит его, поэтому отказывалась спать с ним. Он не мог поверить в это.

– Милая, ты же не девственница. Сколько лет прошло с тех пор?

Она улыбнулась в ответ.

– Достаточно. Я не хочу пополнить собой список побед Стива Магнума. Позволь мне обрести уверенность.

Она словно чего–то ждала.

– Я в шоке, – со смехом признался он друзьям. – Эта девушка меня изумляет.

Стив уважал Санди и не подталкивал ее к постели. Он поместил Энчиладу в соседний отель, и она навещала его, когда Санди возвращалась вечером в «Лас Брисас». Все было пристойно. То, чего Санди не знает, не может ее задеть. Когда она отбросит свои сомнения, Энчилада будет отправлена домой с парой тысяч долларов отступного для спасения ее гордости. На самом деле Стиву даже нравилось, что Санди не хотела тотчас прыгать в койку; это позволяло думать, что у него будет не много предшественников. Она говорила ему, что после мужа у нее никого не было, и он ей верил. Какое разительное отличие от голливудских нравов, где обмен партнерами был самой распространенной игрой.

Съемки «Наличных» близились к завершению. Фильм, в котором Санди снималась с Джеком Миланом, появился на экранах; хотя ее роль была невелика, Санди получила хорошую прессу, и на нее обрушилась лавина писем от поклонников.

Кэри сообщала каждый день по телефону о предложениях, которые делали актрисе режиссеры. Картина в Европе. Фильм типа «Бонни и Клайд» в Техасе. Комедия в Голливуде.

Стив советовал ей отклонять все.

– Заставь их подождать, твоя цена подскочит. Когда появится наш фильм, ты сможешь навязать любые условия.

Санди колебалась. До выхода «Наличных» пройдет несколько месяцев, она не хотела ждать так долго. При нынешнем состоянии киноиндустрии риск был велик.

Кэри настаивала:

– Санди, куй железо, пока горячо.

Актриса подписала контракт на участие в комедии. Стив нахмурился.

– Не послушала меня? Пять минут в бизнесе, и уже все знаешь.

– Я в бизнесе не пять минут. Сценарий весьма хорош.

Они сидели у бассейна возле его дома. Был ранний вечер, дневные съемки закончились.

– Я поплаваю, – заявила Санди; она ушла в кабинку и переоделась в белый купальник.

– Эй, порадуй наконец старика —искупайся нагишом.

– Что? – со смехом сказала она. – Ты развращен не меньше, чем все режиссеры, с которыми я работала.

– Слушай, детка, достаточно и того, что ты не спишь со мной. Если кто–нибудь узнает, моя репутация рухнет. Доставь мне дешевое удовольствие, а?

– Стив, я не могу. Дом полон слуг. И вообще, по–моему…

– О'кей, – он пожал плечами. – О'кей, если я тебе настолько безразличен. Ты знаешь, что здесь тебя никто не увидит.

Он бросил взгляд на розовую стену, которой был обнесен бассейн, и подумал: «Что меня так притягивает к Санди?»

Раздался всплеск, и Санди окликнула актера.

Она плавала в бассейне, ее длинные волосы намокли; обнаженные груди девушки четко вырисовывались в голубой воде. Она была в одних трусиках.

Стив обрадовался.

– Эй, детка, это нечто.

Она ждала, когда он присоединится к ней, но Стив лишь улыбнулся своей знаменитой улыбкой и сказал:

– Крошка, ты прекрасна.

Он настолько привык к ее отказам, что ему и в голову не пришло, что она созрела. К тому же вчера вечером он трижды занимался любовью с Энчиладой; такая нагрузка в его возрасте была изнурительной.

Она медленно сделала в воде круг. Скоро съемки закончатся, и ей придется принять решение насчет себя и Стива.

– Слушай, детка, – сказал он. – Я обещал, что мы сегодня придем на вечеринку. Ты не против?

Она выбралась из бассейна, прикрывая рукой груди.

– Отлично.

Кинофестиваль в Акапулько был в самом разгаре; Санди и Стив появились вместе на нескольких приемах.

Санди получала от них удовольствие. Ей было интересно общаться с иностранцами; она встретила двух или трех людей, с которыми она работала в Риме.

– Ты стала настоящей знаменитостью, – со смесью ревности и гордости заметил Стив, когда влиятельный итальянский режиссер, поздоровавшись с Санди, принялся нахваливать ее игру в их общем фильме.

– Я существовала и до Голливуда, – с улыбкой сказала она.

– Конечно, но я не желаю об этом слышать. Девушка, отвечавшая за связи с общественностью, взволнованно представила гостям французского режиссера Клода Хассана. Клод был высоким угловатым мужчиной с худым усталым лицом, смуглой кожей, черными глазами и длинными прямыми волосами. Им восторгались во французских кинематографических кругах; он был женат на французской актрисе, сыгравшей главную роль в его последнем фильме. Картина завоевала несколько призов; жену Хассана называли молодой Гарбо.

Санди испытывала волнение, знакомясь с ним, но он посмотрел на нее без интереса своими скучающими глазами, беседуя только со Стивом. Она не могла понять причину его явной грубости. Девушка видела последний фильм Хассана, вызвавший у нее восхищение. Втайне она мечтала сняться у него. Она знала, что он готовится приступить к работе над своим первым американским фильмом, о котором почти ничего не было известно.

По дороге домой Стив спросил:

– Какое впечатление произвел на тебя Клод? Она пожала плечами.

– Он полон сознания своей значимости.

– Да, он холодный малый. Говорят, безжалостен с женщинами.

– Ну, ты тоже не ангел.

Он велел шоферу остановить машину.

– Слушай, детка, тебе не на что пожаловаться. Я скажу тебе, что у меня на уме. Хочешь выйти замуж?

– О чем вы говорите?

– О браке, детка. Давай ПОЖЕНИМСЯ. Может быть, тогда мне удастся заняться с тобой сексом.

От воспоминаний о том, как полуобнаженная Санди плавала в бассейне, у него впервые за день встал член.

– Ты шутишь, да?

– Я говорю серьезно. Когда ты хочешь, чтобы мы сделали это? Господи, я думал, что времена, когда девушки отдавались, лишь надев на палец обручальное кольцо, канули в Лету, но, оказывается, это не так. Когда, детка? Назови день.

– Я… я не знаю.

Меньше всего она ожидала услышать брачное предложение. Она отказывала ему вовсе не поэтому.

– Подойдем ли мы друг другу?

– Разденься, милая, и мы быстро выясним это.

– Стив, не шути. Я должна подумать.

В его голосе прозвучали ноты изумления.

– Она должна подумать. О чем тут думать? Господи, я знал многих девушек, но ты – нечто особенное.

– Я не могу принимать решение впопыхах. Все сложнее, чем тебе кажется.

– Господи, Санди. Теперь, когда мы уже практически поженились, я смогу заняться с тобой сексом? Я чувствую себя монахом, у меня целую вечность не было женщины.

– Поэтому ты хочешь жениться на мне – только ради секса?

– Не говори глупости.

– Вот что я тебе скажу. Мы ляжем в постель, а потом посмотрим.

– Что посмотрим?

– Хотим ли мы пожениться. Он покачал головой.

– Знаешь, ты странная девка.

– Я не девка.

– Да, верно.

Он зажег сигарету.

– Так, когда я стану счастливчиком? Санди улыбнулась.

– Скоро, обещаю.

На следующий день, не предупредив Санди, Стив объявил об их предстоящей женитьбе. Репортеры стали слетаться в Акапулько со всего света. Фильм «Наличные» получил бесплатную рекламу, которая обошлась бы киностудии в миллион долларов. Имя Санди Симмонс звучало повсюду.

Она рассердилась.

– Ты должен был подождать. Это нечестно.

Со своей знаменитой улыбкой на лице он преподнес ей кольцо с бриллиантом прямоугольной огранки. Он был так счастлив, что на него трудно было сердиться.

Она позвонила Кэри, которая ужасно обрадовалась, услышав новость. Затем Санди связалась с Максом Торпом. Он не предсказывал ей брака в ближайшем будущем.

– Я хочу увидеть вас, – взмолилась она. – Завтра вечером состоится вечеринка по случаю нашей помолвки. Вы сможете прилететь?

– С удовольствием, – сказал Макс. – Бранч там будет?

– Надеюсь, да.

– Я тоже, моя дорогая, очень надеюсь. Усмехнувшись, Макс представил, как он будет выглядеть в своей розовой кружевной сорочке.

Казалось, будто на вечеринку к Стиву пришли все жители Акапулько, плюс часть Голливуда, а также самые известные представители мировой богемы.

Санди удивилась тому, как много у него друзей.

Она пригласила всего несколько человек. Кэри с Маршаллом; темнокожая девушка широко улыбнулась и шепнула: «Я хочу услышать всю историю». Бранча, на удивление тихого и грустного. Макса Торпа, нагадавшего огромное состояние восемнадцатилетнему рок–идолу. Хорошенькую Динди, появившуюся в мини–платье, позволявшем демонстрировать все ее прелести.

– Где Чарли? – спросила Санди, слегка разочарованная его отсутствием.

– Он такой зануда, – сказала Динди. – У него в голове одна работа. Я намерена сменить его на кого–нибудь посовременней, поэтому появлюсь в обществе одна. Ты знаешь, что мне предложили сыграть главную героиню в фильме «Весь мир любит стриптизершу»? Это потрясающая роль. Там много сцен с обнаженной натурой, но все очень художественно и необходимо для сюжета.

– Великолепно, жаль только, что у тебя не ладится с Чарли.

– Ладится, не ладится – велика важность! Динди пристально поглядела на Санди.

– Скажи, это все правда или нет?

– Что?

– Легенды о великом любовнике мистере Магнуме. Он оправдал их? Действительно настолько хорош?

– Динди, одну минуту, я должна поговорить кое с кем.

Санди поспешно удалилась.

При ее красоте она очень скучна, подумала Динди. Готова поспорить – переспав с выдающимся жеребцом, она и не поймет этого.

Помолвка не обрадовала Динди. Самый лакомый кусочек, Стив Магнум, достался Санди, а она подцепила лишь мрачного английского актера.

Стив беседовал с известным сенатором; Динди подошла к мужчинам.

– Привет, – сказала она. – Я – Динди Сайдн, миссис Чарли Брик. Я – лучшая подруга Санди. Полагаю, она обо мне говорила.

– Еще немного саморекламы, и ты завладеешь киностудией! – засмеялся Стив.

Динди и сенатор тоже засмеялись; сенатор сказал:

– Моя жена – большая поклонница вашего мужа.

– Правда? – отозвалась Динди. – Как мило. Я передам Чарли. У вас шикарный дом, Стив.

– Спасибо.

И где только Санди подцепила эту пустышку? Если она действительно ее подруга. Санди никогда о ней не говорила.

– Возможно, я уговорю Чарли купить здесь дом. Как вы отнесетесь к нашему соседству?

Она уставилась на Стива широко раскрытыми глазами.

Он оглядел ее с ног до головы.

– Оно, несомненно, украсит пейзаж.

Кэри избавилась от жены сенатора и отыскала Санди.

– Я понимаю, мы сейчас не сможем долго говорить, но скажи мне – ты счастлива?

– Счастлива? – сказала Санди. – Разве человек может знать это в данный момент? Мне кажется, что я счастлива. Я знаю, что Стив счастлив.

– Ты нас всех удивила. Я хочу сказать – все думали, что Стива на этот крючок больше не поймаешь, он слишком увертлив.

– Я не ловила его. Не расставляла сетей. Он хочет жениться на мне.

– Конечно, хочет. Я имела в виду, что ты ловко разыграла свои карты. Очень грамотно.

– Кэри, я не играла ни в какие карты. Даже не переспала с ним до сих пор.

– Что?

– О, не беспокойся, завтра это произойдет. Я не настолько глупа, чтобы выйти замуж за человека, которого не знаю в сексуальном плане.

– Вы провели вместе два месяца, ты не переспала с ним и утверждаешь, что не играешь ни в какие игры! Ты, верно, сделана из камня.

Кэри засмеялась.

– Отдаю тебе должное.

– Не вздумай проболтаться. Стив убьет меня, если узнает, что я сказала кому–то об этом.

– Тебе известно, что ты можешь доверять мне. Тогда с кем он трахался?

– Ты начинаешь говорить, как Динди. Ни с кем. Это мне в нем нравится, он готов ждать.

– Послушай. Стив Магнум?

– Да. Стив Магнум.

– Ну, если ты это говоришь.

Но Кэри не могла поверить в это. У него, несомненно, кто–то есть.

– А как ты? – спросила Санди. – Решила насчет Маршалла?

На лице Кэри появилось растерянное выражение.

– Ой, даже не знаю, это так трудно. Он славный, внимательный, если узнать его получше, но брак… У нас возникнет масса проблем, которых нет у других.

– Надеюсь, ты разрешишь их. Мне кажется, ощущение защищенности дает только хороший брак, основанный не на одном сексе.

Позже Макс отвел Санди в угол и занялся изучением ее руки.

– Знаете, здесь есть все, – сказал он. – Очень властный мужчина, сильное влияние. Я просто не понял, что это брак. Конечно, так оно и есть.

– Вы видите детей? – с интересом спросила она.

– Возможно, чуть позже.

Рука Санди удивила его; этот странный разрыв, нечто…

– Да, я вижу детей в будущем. Двоих. Она улыбнулась.

– Знаете, Макс, после визита к вам я почувствовала себя другим человеком.

Он кивнул. Он знал о своем даре успокаивать людей, вселять в них новые силы. Это доставляло ему удовольствие.

– Скажите мне, дорогая, вы знаете сенатора? Я бы очень хотел познакомиться с ним.

Макс чувствовал, что он должен познакомиться с сенатором. Он обожал завоевывать людей, видеть, как его монологи завораживают их. Сенатор мог стать ценным приобретением. Макс был огорчен поведением Бранча. Он попытался назначить свидание молодому человеку, но Бранч резко отшил его. Этот поступок усилил интерес Макса к парню.

Какой сексуальный малый, вот это мускулы!

Обидно, подумал Макс, что я не в силах предсказать свое собственное будущее.

Бранч старался держаться подальше от Макса Торпа. Ему казалось, что за каждым поворотом его подстерегает гомик. Даже режиссер, у которого он работал, оказался «голубым», хотя он имел где–то жену и трех детей.

Это вызывало отвращение у Бранча. Он занимался любовью с мужчинами только ради карьеры. Став звездой, он и близко не подпустит их к себе.

Он смотрел влюбленными глазами на Санди.

Почему она не подождала его?

Динди осторожно следовала за Стивом, передвигаясь за ним от одной группы гостей к другой и не спуская с него глаз. Наконец он направился на второй этаж, скрылся в комнате и захлопнул за собой дверь.

Выждав несколько минут, девушка поднялась по лестнице. Комната оказалась кабинетом, к которому примыкал санузел, обшитый черным мрамором.

Стив справлял там малую нужду.

– О, извините, – сказала Динди, – я искала дамскую комнату.

Он закончил свое дело, невозмутимо убрал член и застегнул «молнию».

– Правда?

– Честно говоря, – засмеялась она, – я пошла за вами.

Не обращая на нее внимания, он уставился на свое отражение в зеркале, причесал волосы и задумался, не сполоснуть ли ему холодной водой глаза, налившиеся кровью от выпитого спиртного.

– Я пошла за вами, потому что вы мне нравитесь; я подумала, что вы теперь не долго пробудете холостяком; у вас фантастическая репутация, возможно, будет забавным для нас обоих – для вас тоже – если мы потрахаемся напоследок. Прощальные гастроли Стива Магнума!

Он засмеялся.

– Ты странная подруга.

– На самом деле я вовсе не подруга Санди. Я ее почти не знаю. Я пришла сюда с молодым человеком. Она ничего не узнает.

– Забудь об этом, детка.

Он снова повернулся к зеркалу.

Динди вышла из санузла и заперла дверь кабинета. Сняла с себя все, кроме висевших на шее длинных цепочек. Вернулась в санузел и произнесла:

– Я слышала, ты обожаешь, когда тебя бьют. Может быть, в последний раз…

Глава 27

Герберту Линкольну Джефферсону требовалось время, чтобы прийти в себя. Мало того, что его жена участвовала в сексуальном ритуале, от которой веяло черной магией; Герберт не успел решить, как ему следует реагировать на это – он был потрясен известием о том, что на Миллер–драйв обнаружена убитая девушка. Судя по описанию, это была та самая шлюха, которую он подцепил вчера вечером.

Герберт испугался. Он не мог убить ее. Это невозможно. Он лишь слегка поколотил девку; она получила то, чего заслуживала. Она была не первой избитой им женщиной; прежде это сходило ему с рук. Видно, кто–то наткнулся на нее, когда он уехал.

На фотографии, опубликованной в газете, два полицейских осматривали место, где лежала девушка. В заметке говорилось, что она была наркоманкой лет восемнадцати–девятнадцати, употребляла героин. Она стала жертвой жестокого избиения; следы сексуального насилия отсутствуют. У полиции было несколько «ниточек».

Герберт похолодел, прочитав сообщение. Он не перенесет ареста. Тюрьма – это грязь. Он слышал о том, что творится за решеткой, где преступники насилуют своих сокамерников.

Могут ли они выйти на него? Видел ли кто–нибудь, как она садилась в машину? Запомнил ли кто–то номер?

Он оставил автомобиль в гараже «Суприм Чоффер компани». Там, конечно, сохранились отпечатки ее пальцев. Что, если полиция нагрянет туда и обнаружит их? Он должен немедленно уничтожить все следы ее присутствия.

Дрожа от страха, он сбежал по лестнице вниз и оделся. Мардж еще спала, похрапывая. Во сне она улыбалась.

Он разбудил ее, тряхнув за плечо.

– Если кто–нибудь придет сюда и спросит, где я был вчера вечером, скажешь, что с девяти до двенадцати я находился дома с тобой. Поняла?

– Что такое?

Ее сонные глаза открылись.

– Я был с тобой, – закричал он. – Весь вечер.

– Но ты же работал вчера вечером, – жалобно протянула она.

Сдерживая желание вытащить ее из кровати и крепко потрясти, он сказал:

– Я был здесь с тобой. Ты скажешь это. В любом случае. Ясно?

– У тебя неприятности? – настороженно спросила она.

– Возможно, – пробормотал он. – Советую тебе сказать то, что следует, иначе ты пожалеешь.

– Хорошо. Куда ты собрался?

– Мне надо в гараж. У меня утренняя работа.

– Но ты же в вечерней смене.

– Запомни, я приехал домой в девять вечера, потому что рано освободился. Затем в двенадцать отогнал машину в гараж и вернулся назад.

– О'кей.

Она приподняла свою тушу и протянула руку к плитке шоколада, лежавшей на туалетном столе. Когда он ушел, она встала с кровати. Герберт попал в беду, она это знала. Но как она могла дать ему алиби, если провела весь вечер в соседнем доме? Надо обсудить это с Луэллой Крисп. Какая замечательная у нее соседка – добрая, отзывчивая. Она понимала Мардж. Слава Богу, что она переехала сюда и спасла ее от жизни, состоявшей из еды, телепередач и Герби.

Шаркая, Мардж спустилась вниз, чтобы приготовить себе завтрак из яиц, оладий и низкокалорийного жидкого шоколада. Она пыталась ограничить свой рацион;

Мардж обещала это Луэлле. Как здорово, что Луэлла позволила ей присоединиться к своему «кругу друзей», как это называла соседка. Вчера вечером Мардж прошла обряд инициации; в него входило сексуальное общение с каждым из пяти присутствующих там мужчин. Мардж не возражала. Луэлла объяснила ей, что она должна подчиниться, чтобы стать членом группы; каждый новичок проходил через подобный ритуал.

– Это большая честь, – сказала Луэлла. – Мы тщательно отбираем кандидатов. Мужчины, которые будут с тобой, являются весьма уважаемыми гражданами.

Мардж в состоянии радостного волнения украдкой разглядывала их лица, надеясь узнать хотя бы какого–нибудь знаменитого киноактера. Она испытала небольшое разочарование – эти люди не казались важными персонами, они были в основном пожилыми и некрасивыми. Но Герберт так давно не прикасался к ней, что их внешний вид не имел значения для Мардж.

Она подняла с пола кухни газету, брошенную Герби, и посмотрела на рекламу шляп из искусственной норки. Прочитала заметку об убийстве девушки–хиппи, одновременно кусая сочный, покрытый пушком персик.

Герберт домчался до «Суприм Чоффер компани» за рекордно короткое время.

– Что тебе здесь надо, Джефферсон? – спросил диспетчер. – Ты же работаешь в вечернюю смену, верно?

Герберт кивнул.

– Да. Я потерял зажигалку. Она очень дорогая. Решил поискать по горячим следам. «Кадиллак», на котором я ездил вчера, сейчас в гараже?

Человек заглянул в книгу.

– Нет. С утра на техобслуживании. Его пригонят назад к шести часам.

Герберт почувствовал, что его прошиб пот.

– Где он?

– Как обычно, в автосервисе на Ла Сиенега. Герберт, повернувшись, вышел из гаража. После техобслуживания машину вымоют снаружи, а ее салон подвергнут тщательной чистке. Но он не мог рисковать. Ему придется заглянуть на автосервис и осмотреть лимузин. Может быть, девчонка что–нибудь выронила.

Он заспешил к автобусной остановке, раздраженный отсутствием собственной машины. В Лос–Анджелесе без автомобиля человек становился мертвецом, система общественного транспорта работала отвратительно.

Утро выдалось жарким, в воздухе висел смог; Герберт испытал потребность немедленно принять душ. Он ужасно не любил чувствовать себя грязным. В детстве, когда его мать еще была жива, она била сына, если он пытался уклониться от вечерней ванны.

– Грязный маленький мерзавец, – кричала она, – от тебя будет смердеть, как от твоего отца.

Как радовалась бы она теперь, видя, что он моется два–три раза в день.

В автобусе он сел на пустое сиденье поодаль от других пассажиров и стал глядеть в окно на пешеходов.

Он вспомнил о письме, отправленном Санди Симмонс. У него появилось настроение.

Он подумал о ее якобы намечающейся помолвке со Стивом Магнумом. Конечно, это неправда. Они лишь используют эти слухи для рекламы фильма, в котором снимаются. Герберт считал себя знатоком голливудских обычаев.

Его мысли перескочили на Мардж и странную сцену в соседнем доме, свидетелем которой он стал. Она вызывала у него отвращение. Господи, когда история со смертью девчонки свалится с его плеч, он что–нибудь предпримет. Он не позволит своей жене путаться с компанией извращенцев. А пока пусть Мардж остается в неведении и думает, что ему ничего не известно.

Автомобиль стоял на подъемнике; под ним работал слесарь.

– Я должен осмотреть салон, – резко выпалил Герберт.

– Зачем? – удивленно спросил рабочий.

– Я из «Суприм Чоффер компани». Клиент обронил в машине кое–что, мне надо поискать там.

Глаза слесаря сузились.

– Я ничего не брал. Герберт нетерпеливо кивнул.

– Я знаю, что вы не брали, мне просто надо поглядеть. Возможно, вещь там, возможно – нет. Я должен посмотреть сейчас.

Слесарь с ворчанием опустил автомобиль, и Герберт забрался в него. Сел за руль, крепко обхватил его пальцами и принялся медленно осматривать салон. Потом вылез из машины, сдвинул сиденья вперед, наклонился, обследовал взглядом толстый пушистый ковер – сначала со стороны водителя, затем справа.

Он искал тщательно, изучая своими цепкими карими глазами каждый сантиметр. Он уже собирался подняться, но вдруг заметил между краем ковра и обшивкой стенки что–то блестящее. Это была тонкая золотая цепочка, на которой висел миниатюрный диск с тремя крошечными бриллиантами и выгравированным словом «папа».

Он быстро сунул находку в карман и отошел от машины.

Слесарь в это время беседовал с другим механиком.

Луэлла Крисп, похожая на птичку женщина с мелкими чертами лица, пристально посмотрела на Мардж Линкольн Джефферсон.

– Ты должна выяснить, что он сделал, – произнесла она в третий раз.

– Я не знаю, как, – жалобно протянула Мардж. – Он никогда ничем со мной не делится.

– Я говорю тебе, что ты должна это выяснить. Ему придется сказать тебе, если он хочет, чтобы ты говорила людям, что он был с тобой.

– Я постараюсь, – выдавила из себя Мардж. – Обязательно постарайся.

Луэлла хлопнула в ладоши.

– Следующая встреча состоится в субботу. Тебя будут инициировать новые мужчины. Скоро ты станешь полноправным членом нашего общества. Боюсь, мне придется снова напомнить тебе о пятисотдолларовом вступительном взносе. У тебя есть эти деньги?

Мардж смущенно поерзала.

– О, я обязательно отдам их тебе скоро. У меня есть деньги, но Герберт держит у себя мою банковскую книжку. Я заберу ее у него до субботы.

– Надеюсь, тебе удастся это сделать, иначе ты не сможешь появляться на наших вечеринках.

Луэлла положила свою худую руку на плечо Мардж.

– Ты мне очень нравишься, дорогая Мардж, но если другие члены группы узнают о том, что ты не внесла деньги, они, к моему сожалению, потребуют твоего изгнания, и мое заступничество тебе не поможет.

– Я принесу их, клянусь, принесу, – торопливо произнесла Мардж. Теперь, обретя Луэллу и ее друзей, она панически боялась потерять их. На ее банковском счету лежали полторы тысячи долларов. Эту сумму она скопила до замужества с Гербертом. Он неоднократно пытался заставить ее снять эти деньги, но она отказывалась. Это было все, чем она располагала. Однажды обозленный Герберт схватил банковскую книжку и сказал, что если он не может получить эти деньги, то и она их не возьмет. Он спрятал книжку. Мардж знала, что она должна найти ее и отдать деньги Луэлле.

Глава 28

Съемки «Карусели» завершились.

Серафина и дети улетели в Лондон.

В большом доме остались только Чарли, Динди, Джордж и слуги.

В гараже стоял новый белый «ламборджини муира».

В кабинете громоздились нераскрытые коробки с «лейками» и «роллейфлексами».

Чарли захандрил. Окончание работы над фильмом всегда навевало на него меланхолию и чувство одиночества. Проходили дни, иногда недели, прежде чем ему удавалось освободиться от сыгранной роли и стать самим собой. Роль в «Карусели» не была сложной. Мистер Ординарность. Заурядный человек, попавший в необычную ситуацию. Чарли идеально выполнил образ. «Человек с улицы» был его любимым комическим персонажем. Все на студии соглашались, что это была, возможно, лучшая работа Чарли. Фильм был обречен на большой кассовый успех.

Анджела Картер тоже справилась со своей ролью, но больше всего говорили о Динди. Хорошенькая и обаятельная Динди сыграла роль девушки–ребенка, отрепетированную на первом свидании с Чарли. Ей повезло попасть к такому агенту, как Маршалл. – Я изумлен, – доверительно сказал Маршалл Кэри. – На экране Динди действительно просто картинка. Она нравится даже женщинам. Сай хочет немедленно попасть к такому агенту, как Маршалл.

После Лас–Вегаса отношения между Динди и Чарли стали натянутыми. Они жили вместе, но атмосфера в доме была накаченной. Динди постоянно жаловалась – как он мог оставить ее с Алленами, матерью и садовником!

– Ты вполне способна позаботиться о себе, – ска–чат Чарли, когда взбешенная Динди позвонила из Лас–Вегаса.

– Несомненно. Ты в этом убедишься! Сообщение о ее связи с управляющим отеля привезли обе женщины – Серафина и Натали.

– Это выглядело мерзко и унизительно, – сказала Серафина. – Твоя жена, Чарли, жена моего сына, везде появлялась с другим мужчиной.

Натали проявила больше сдержанности.

– Я решила, что должна сказать тебе, Чарли, как друг. Я понимаю, что Динди очень молода, но она на людях крутила роман с типом, напоминающим мелкого гангстера.

Натали сочувственно посмотрела на Чарли и положила руку ему на предплечье.

– Ты нуждаешься в более зрелой женщине, которая сумеет ценить тебя.

– Ты права, моя дорогая. Я совершил ужасную ошибку, – признал он.

Натали улыбнулась. Скоро она сможет предпринять новые шаги.

Натали пришла в смятение, узнав о том, что беременна. Клей разрушил ее планы. Почему из огромного количества женщин пилюли подвели именно ее?

Радостный Клей запретил жене что–либо сделать.

– Старина Макс Торп оказался прав, – ликовал он. – Помнишь, он сказал нам на вечеринке у Чарли, что ты снова забеременеешь?

Сжав губы, Натали прикидывала, через сколько месяцев все будет позади и она вновь обретет свою обычную форму. По меньшей мере через год. Будет ли Чарли ждать так долго?

Она вздохнула. Какой возмутительный подвох судьбы! Именно сейчас, когда Динди должна уйти с ее пути.

Вернувшись в Лондон, Серафина вскоре заболела. Чарли не знал, как ему поступить.

– В каком она состоянии? – спросил он Арчи, приятеля матери, который позвонил Чарли.

– Положение серьезное, – мрачно ответил Арчи. – Сегодня ее забрали в больницу. Она хочет видеть вас.

– В какую больницу? Продиктуйте мне телефон врача. Она в отдельной палате?

Позвонив врачу, Чарли узнал, что у Серафины сердечный приступ.

– Мне следует прилететь? – спросил он доктора.

– Я не вижу в этом необходимости, – отозвался он. – Хотя, конечно, в ее возрасте все возможно.

Чарли в отчаянии положил трубку. Если бы он не боялся перелетов, то без колебаний помчался бы в Лондон. Но перспектива оказаться пленником воздушной машины, которая могла в любой момент развалиться, вселяла в него ужас. Он уже до этого решил, что будет возвращаться в Лондон на поезде и корабле.

Его преследовали слова врача: «В ее возрасте все возможно». Чарли терзали сомнения.

В тот же день, чуть позже, Динди вернулась из Акапулько. Она вбежала в дом и принялась рассказывать:

– Акапулько – потрясающий город, тебе стоит туда съездить. Вечеринка прошла прекрасно, я познакомилась с разными людьми…

– Серафина серьезно больна, – подавленно произнес Чарли.

– Да? Как тебе нравится такая идея? Ты мог бы появиться в картине «Весь мир любит стриптизершу». Всего один день съемок. Отличное паблисити для фильма. Это предложение Джерри. По–моему, он – величайший специалист в области рекламы. Знаешь…

– Динди, ты меня слышала? Я сказал, что Серафина серьезно больна.

Он уставился на Динди. Лицо его было белым от гнева.

– Я тебя слышала. Она больна. Что я должна сделать – исполнить траурный марш? В ее возрасте столько трахаться, это…

Он ударил Динди по лицу. Шляпа слетела с ее головы; на щеке девушки вспыхнуло алое пятно.

– Негодяй, – всхлипнула она. – Паршивый английский ублюдок. Как ты посмел?

– Ты говоришь о моей матери. Чарли перешел на крик.

– Моя мать – прекрасная женщина; я не желаю, чтобы ее имя выскакивало из твоего рта. Ты шлюха, Динди, настоящая шлюха. Не думай, будто мне не известно, что происходило в Лас–Вегасе после моего отъезда. Серафине было стыдно за тебя.

– Этой старой потаскухе было стыдно за меня. Это я умирала от стыда, находясь в обществе твоей размалеванной мамочки! Как ты смеешь говорить что–то обо мне, когда она трахалась с жалким садовником! Твоя Серафина – настоящая старая…

– Вон из моего дома. Собирай вещи и убирайся.

– Ты, верно, шутишь. Мы в Калифорнии, так что это ты можешь убираться из моего дома.

Испытывая отвращение к жене, Чарли повернулся, собираясь уйти.

Схватив с пианино фотографию Серафины в серебряной рамке, Динди бросила ее в мужа.

– Вот что я думаю о твоей матери, – закричала она.

Рамка упала на пол; Чарли наклонился, чтобы вытащить из нее снимок Серафины. Разъяренная Динди выхватила фотографию из рук Чарли и порвала ее пополам. Он снова ударил Динди, она плюнула в него. По ее щекам текли слезы.

– Я знаю, что ты пытался убрать меня из фильма. Знаю, что ты бесишься из–за моего успеха. Ты кончился как актер, у тебя нет будущего и нет друзей. Слышишь, у тебя нет друзей. Вся съемочная группа «Карусели» ненавидела тебя.

Он медленно подобрал разорванную фотографию матери.

– Мне повезло, – Чарли заставлял себя говорить спокойно. – Я очень быстро понял, на какой б… женился.

С этими словами он вышел из дома, сел в «ламборджини муира» и уехал.

Динди выбежала на двор вслед за ним; она выкрикивала оскорбления до тех пор, пока машина не скрылась из виду. – «Ублюдок! Козел!» – пробормотала она. Наконец слезы остановились, и мозг Динди заработал. Все не так плохо. Это послужит отличной рекламой. Она представила себя в суде, с большими невинными голубыми глазами, в скромном розовом платье. – «Да, он избивал меня, потому что завидовал моему успеху. Я долго терпела это».

В этот момент ей следует прервать свою речь сдавленными всхлипываниями.

– Я ему еще покажу! – пробормотала Динди. – Он за это дорого заплатит!

Чарли отправился в отель «Беверли Хиллз». Он был уже спокоен, его мозг работал четко. Чарли позвонил Джорджу, оставшемуся в доме, и попросил его собрать чемодан для Лондона. Заказал билет на вечерний самолет, следующий через Северный полюс. Позвонил Маршаллу К. Маршаллу и узнал у него телефон лучшего адвоката в Лос–Анджелесе.

Адвокат согласился принять актера до его отлета в Лондон.

– Я хочу развестись, – заявил Чарли. – Меня не волнует, сколько это будет мне стоить. Я готов отвалить солидный куш, чтобы раз и навсегда избавиться от нее.

Зная о любви Динди к деньгам, он был уверен, что алчность заставит девушку принять единовременные отступные. Он не желал иметь с ней никаких дел в будущем. При мысли о ежемесячных алиментах его бросало в дрожь.

– Это обойдется вам недешево, – сказал адвокат.

– Знаю, – сказал Чарли. – Действуйте.

По лицу Серафины Чарли понял – его мучения, связанные с перелетом через Атлантику, были не напрасными.

– Мой славный мальчик, – пробормотала она.

Он испытал потрясение, увидев ее без косметики. Он и не помнил мать без голубых теней, густых румян, алой губной помады.

Сейчас она лежала на больничной койке с запавшими безжизненными глазами. Впервые он понял, что ей уже немало лет.

– Я поправлюсь, сыночек, – сказала Серафина, – Арчи ухаживает за мной.

Невзрачный, сухонький Арчи, ссутулившийся в углу палаты, энергично закивал.

– Я присматриваю за ней, Чарли, не беспокойтесь. Чарли знал, что она умрет. Это было написано на ее усталом, измученном лице. Но он улыбнулся и сказал:

– Где та жизненная энергия, о которой я вечно слышал? Я думал, ты суетишься тут, заваривая чай.

Она попыталась улыбнуться, показав свои испортившиеся зубы.

– Скоро, Чарли, скоро.

Затем Серафина, похоже, заснула. Вечером того же дня она умерла.

Чарли отправился в большой дом, расположенный в Ричмонде. Побродил по нему.

Внизу царил идеальный порядок; когда–то он сам нанял дизайнера, обставившего интерьер элегантной современной мебелью.

На втором этаже, похоже, использовались только две комнаты – спальня Серафины и примыкавшая к ней гардеробная, где спал Арчи.

Комната Серафины была заполнена частицами ее жизни. Повсюду висели и стояли фотографии Чарли: мальчика, юного улыбающегося под слоем грима актера, впервые вышедшего на сцену, молодого человека, склонного к полноте, женящегося на Лорне – застывшие лица принадлежали людям, у которых все впереди. Чарли заметил портрет отца – вид у него был суровый. На фотографии шестнадцатилетняя Серафина была тоненькой, живой девушкой с блестящими рыжими локонами.

Затем – фотографии Чарли Брика, кинозвезды. Прием у королевы. Вручение премии. На премьере картины. Иллюстрированная летопись его жизни.

В шкафу висели ее старые сценические наряды, истлевшие, выцветшие, но все же пахнущие прошлым, театрами, гримом.

Чарли уткнулся в них носом; воспоминания навалились на него с такой силой, что к горлу подкатился комок.

Он не мог поверить в то, что Серафина мертва. Его Серафина. Его мать.

Он спал в эту ночь на кровати с пологом на четырех столбиках; утром он принялся организовывать похороны и утешать Арчи, который совсем упал духом.

Чарли пожалел о том, что не пригласил его в Голливуд с Серафиной. Он не представлял, насколько сильно любил его мать этот маленький человечек.

Лорна позвонила сразу же, как только печальное известие дошло до нее.

– Ты хочешь, чтобы я привезла детей к тебе? – спросила она.

– Нет, не надо. Я бы хотел, чтобы они появились на похоронах. Если вы заедете за мной в десять, мы сможем отправиться туда все вместе.

– Да, конечно. Чарли, прими мои искренние соболезнования. Мы не очень–то дружили с Серафиной, но она была замечательной женщиной, дети ее обожали.

– Спасибо.

Он опустил трубку, едва сдерживая слезы.

На следующий день Лорна прибыла вовремя. Он давно не видел ее. Она сильно изменилась. Волосы стали более длинными и пышными, она располнела – ну да, она же только что родила.

Она поцеловала его в щеку; Чарли ощутил запах знакомых духов, и на мгновение ему показалось, что между ними все осталось по–прежнему.

– Боже мой, как ты похудел, – воскликнула она.

Он обнял детей. Маленькая Синди плакала.

– Я хочу увидеть Серри, папа.

Серафина требовала, чтобы они не называли ее бабушкой.

– Разве я похожа на бабушку? – спрашивала она.

Джордж поспел к похоронам. Он задержался в Калифорнии, чтобы перевезти личные вещи Чарли из дома в Бел–Эйр в отель «Беверли Хиллз», после чего вылетел ближайшим рейсом. Он решил не сообщать Чарли о грандиозной вечеринке, на которой, похоже, собрались все бездельники Лос–Анджелеса. Динди устроила ее сразу после отлета Чарли. Джордж порадовался тому, что его босс избавился от Динди достаточно быстро.

– Как долго ты здесь пробудешь? – спросила Лорна по дороге на кладбище.

Чарли пожал плечами.

– Наверно, сразу же вернусь назад. Тридцатого начинаются съемки нового фильма. К тому же здесь мне нечего делать.

Он пристально поглядел на нее.

– Я… я говорила с Джимом, он сказал, что ты мог бы пообедать у нас до возвращения в Штаты.

Он удержался от резких слов. В конце концов, она пытается быть вежливой.

– Нет, дорогая, извини, думаю, что ни к чему.

– Если ты передумаешь, мы по–прежнему живем в Айлингтоне. Дом требует ремонта, но после него там станет чудесно.

Она машинально сжала его руку.

– Я рада, что мы можем быть друзьями, Чарли. Я хочу, чтобы мы были друзьями. Мы с Джимом очень счастливы. Я рада, что ты снова женился. Натали написала мне, что она очень хорошенькая.

Лорна засмеялась без горечи.

– Я была недостаточно красива для тебя, Чарли. Он собрался переби