Book: Суррогатная мать



Суррогатная мать

Таня Карвер

Суррогатная мать

Предисловие

Старший следователь Филипп Бреннан хорошо знал, что такое зло. И не только потому, что сталкивался с ним в силу своих профессиональных обязанностей. Но даже он оказался не готов к встрече с такой безграничной жестокостью. В этом доме реки крови жутко контрастировали с игрушками и милыми детскими вещичками. Найти серийного убийцу и похитителя младенцев стало для Бреннана делом чести. Но кто он, жестокий преступник, зверски расправляющийся со своими жертвами? Как его найти? Опытный следователь даже предположить не мог, что цепочка преступлений — следствие… любви, желания любить и быть любимым. Этот человек выбрал страшный, извращенный путь к счастью и радости, которых был лишен. А корни этого преступления уходят в… детство.

В понимании любого нормального человека семья — воплощение тепла, любви, уюта, доброты и понимания. А для ребенка это единственное убежище, единственное место, где его поймут и помогут. И как страшно, когда родной дом становится капканом для маленького человека, ловушкой, которую он не может покинуть, потому что — вопреки всему — надеется… Надеется, что его все же поймут и полюбят…

Волна самых противоречивых чувств захлестывает с первых страниц романа. Читать книгу без содрогания невозможно. Напряжение растет от главы к главе, даже когда кажется, что ничего ужаснее случиться уже не может. Страх, удивление, вера в чудо, отчаяние и надежда сменяют друг друга. Шокирующие подробности, неожиданные повороты сюжета не дают отложить книгу даже на минуту. По накалу страстей и динамизму роман не уступает блокбастерам «Пила», «Молчание ягнят» и «Семь».

Таня Карвер — это общий литературный псевдоним Мартина и Линды Уэйтс. Мартин всегда интересовался литературой, но долго не решался взяться за перо, отдавая предпочтение работе в театре и на телевидении. Линда работала в театре художником по костюмам. Творческий союз двух талантливых людей скоро перерос в семейный. Со временем Мартин оставил сцену и начал писать. Но первые пьесы, по словам автора, вызвали ужас даже у него самого. Тогда Мартин обратился к жанру триллера и вскоре стал популярным писателем. Его перу принадлежат девять романов, множество рассказов и статей для журналов. В 2005 году книга Уэйтса «Белая комната» была названа «The Guardian» одной из лучших книг года. Постепенно увлечение литературой передалось и Линде. Сначала она взяла на себя обязанности редактора, но затем все чаще стала предлагать свои варианты развития событий в произведениях, и наконец в «Суррогатной матери» супруги Уэйтс выступили равноправными соавторами. Их дебютный роман не оставит никого равнодушным.


Посвящается Дэвиду: спасибо за все


Благодарности

Спасибо Дэвиду Шелли, Талии Проктор и всем в издательстве «Литл Браун», кто так много трудился над этой книгой, а также Джейн Грегори, Стефании Гленкрос, Клэр Моррис, Джемме Мак-Донах, Тесс Барун и Терри Бланду из «Грегори энд Компани». Моя особая благодарность Илдико Ола и Крису Бьюс за аналитическую работу и красное вино. Весь фактический материал принадлежит им, все допущенные вольности — мои. И еще большое спасибо тем, кого я не могу назвать. Вы сами знаете почему.

Часть первая

Глава 1

В дверь постучали.

Клэр Филдинг и Джулия Симпсон удивленно переглянулись, и Клэр попыталась встать.

— Сиди, — сказала ей Джулия. — Я сама открою. — Встав с дивана, она направилась через гостиную. — Наверное, Герайнт забыл что-то. Как обычно.

Клэр улыбнулась.

— Или передумал оставлять мне свой DVD с «Отчаянными домохозяйками».

Джулия рассмеялась и вышла из комнаты. Клэр уселась поудобнее, откинулась на спинку дивана и снова улыбнулась. Потом оглядела подарки, лежавшие на журнальном столике. Детские ползунки. Книги по воспитанию детей. Мягкие игрушки. И открытки. Клэр считала, что читать их до рождения ребенка — плохая примета, но окружающие настаивали, поэтому она сдалась и постаралась забыть о своих сомнениях по этому поводу.

Она поерзала, стараясь отыскать место помягче и поудобнее устроиться на жестких пружинах со своим огромным животом. Она похлопала по нему ладонью. Улыбнулась. Уже недолго осталось. Натужно кряхтя, она наклонилась и взяла стакан с шипучим фруктовым напитком. Сделала глоток и поставила стакан на место. Потом взяла маленькие луковые бхаджи.[1] Она слышала массу страшных рассказов о женщинах, которые не могут ничего есть во время беременности, потому что их постоянно тошнит. Но только не Клэр. Здесь ей повезло. Возможно, даже слишком повезло. Она похлопала себя по животу, надеясь, что все место в нем занимает только ребенок, и зная, что это вовсе не так. Ей очень хотелось быть похожей на таких знаменитостей, как Пош или Анжелина Джоли, которые после родов буквально дня через четыре вернули себе прежнюю фигуру. Они, конечно, утверждают, что это все диета и физические упражнения, но она-то точно знала, что без пластического хирурга тут не обошлось. Реальная жизнь была другой, и Клэр понимала, что должна над этим работать. По-прежнему. Таково ее будущее. Она должна будет сначала прийти в форму, а затем начнет новую жизнь. Принадлежащую только ей и ее ребенку.

Не было больше ни беспокойств, ни депрессии. Не было слез и ощущения безысходности. С этим было покончено, все было позади, как будто это происходило с кем-то другим. Было больно, да, но это того стоило. Очень даже стоило.

Клэр улыбнулась. Возможно, когда-то она и была более счастлива, только не могла припомнить, когда именно. Одно она могла сказать с уверенностью: такой счастливой она не была уже очень и очень давно.

Она услышала непонятный шум из прихожей.

— Джулия?

Странные удары по стенам и по полу, какие-то толчки и шарканье. Как будто там кто-то играет в футбол или борется. Или отбивается.

Клэр охватила дрожь.

«О нет! Только не он, только не сейчас…»

— Джулия…

На этот раз голос ее звучал на грани истерики. Клэр не могла скрыть своего испуга перед тем, что слышала, и тем, кто, как она полагала, производил весь этот шум.

Раздался глухой удар, и наступила тишина.

— Джулия?

Ответа не последовало.

С огромным трудом Клэр смогла встать с дивана. Она поднялась слишком быстро, и от этого у нее слегка закружилась голова. Она взяла с журнального столика свой мобильный и вышла из комнаты в прихожую. Она догадывалась, кого может здесь увидеть, и была готова позвать на помощь. Даже вызвать полицию, если это понадобится. Все, что угодно, лишь бы избавиться от него.

Она повернула за угол. И замерла с открытым ртом. К чему бы она себя ни готовила, но такого увидеть не ожидала. Такого ей даже в голову не могло прийти. Картина была ужасная. Слишком ужасная, чтобы ее сознание смогло воспринять это. Она никак не могла взять в толк, что здесь могло произойти.

Взгляд ее скользнул на пол, и она увидела Джулию. Или то, что от нее осталось.

— О господи…

Потом она увидела чью-то фигуру, склонившуюся над ее лучшей подругой, и начала кое-что понимать. Она поняла, что ее собственная обычная жизнь закончилась вместе с тем стуком в дверь. А сейчас она переживает что-то совсем другое. Может быть, какой-то фильм ужасов. Кошмарный сон.

Человек тоже заметил ее. И улыбнулся.

Клэр увидела лезвие ножа. Блестящие капли крови, капающие на ковер. Она попыталась бежать, но ноги не слушались ее. Она попробовала закричать, но сигналы от мозга не доходили до ее губ. Она просто уронила свой мобильный и стояла, не в состоянии сдвинуться с места.

Фигура направилась к ней.

Одно движение руки, и все вокруг покрылось мраком.


Клэр открыла глаза и попыталась сесть. Но не смогла даже пошевельнуться. Ее глаза вновь закрылись. Веки казались тяжелыми. Очень тяжелыми. Она снова попыталась приподнять их, и ей это удалось. Но потом началась настоящая борьба, чтобы они снова не закрылись.

Она могла смотреть только вверх. Даже отвести взгляд в сторону не получалось. Она узнала потолок своей спальни. В комнате был включен верхний свет, который слепил ее. Она попробовала сощуриться, но ее тяжелые веки снова опустились. Она понимала, что это плохо, и снова заставила себя открыть глаза.

Она пыталась сообразить, что происходит. По потолку двигалась какая-то тень, большая и размазанная, как в старом черно-белом фильме ужасов. Она что-то делала, но Клэр не видела, что именно.

Она вспомнила, что произошло. Фигура в прихожей, нападение. И Джулия. Джулия…

Она открыла рот и попробовала закричать. Но не смогла. Ее охватила паника. Она была парализована. Находилась под действием наркотика. Она почувствовала, что глаза закрываются, и снова заставила их открыться. Это была настоящая борьба, самая тяжелая борьба в ее жизни, но она не могла позволить им закрыться. Клэр понимала, что если допустит это, то она погибла.

Она пыталась пошевелить губами, произнести какие-то звуки, позвать на помощь. Ничего не получалось. И хотя в голове крик звучал пронзительно, — Клэр казалось, что она громко кричит не умолкая, — с ее губ срывалось лишь жалкое завывание, напоминавшее поскуливание щенка.

Она заметила, что тень на потолке передвинулась.

«Нет, не надо… оставь меня, убирайся от меня, не прикасайся ко мне, не прикасайся…»

Бесполезно. Только заболело сердце и появился звон в ушах.

Клэр чувствовала, что ее веки опускаются, и пыталась не допустить этого. Но сделать это становилось все труднее. Труднее было и дышать, с каждым вдохом легкие ее работали все медленнее. Паника и страх помогали ее сердцу быстрее разгонять убийственную отраву по телу. Она знала, что ей осталось уже недолго.

«Кто-нибудь, помогите… пожалуйста… выломайте эту дверь, помогите…»

Зловещая фигура склонилась над Клэр, заслонив верхний свет. Страх и паника достигли предела. Кто он? И почему делает с ней это?

А потом она увидела скальпель. И все поняла.

«Только не моего ребенка… пожалуйста, только не ребенка…»

Фигура нагнулась над ней, блеснуло острое как бритва лезвие.

«Нет… Помогите мне, о боже, помогите мне…»

Скальпель начал резать.

Клэр ничего не чувствовала. Она видела только отбрасываемую на потолок гротескную тень своего мучителя и пилящие движения его руки.

«Господи, нет, прошу тебя… пожалуйста, кто-нибудь помогите мне, помогите мне, нет…»

Наконец фигура выпрямилась. Встала над Клэр. Улыбнулась. В руке что-то красное.

«Нет…»

Опять улыбка, и красный предмет скрылся из глаз. Клэр не могла ни крикнуть, ни пошевелиться. Она не могла даже заплакать.

Тень двинулась к двери и исчезла. Клэр осталась одна, продолжая мысленно кричать и звать на помощь. Она попыталась поднять руки, пошевелить ногами. Ничего не вышло. На это ушло слишком много сил. Даже просто дышать было уже тяжело.

Ее веки опустились. Клэр чувствовала, как толчки крови все замедляются, замирают…

В последний раз она попробовала бороться, но все было бесполезно. Ее тело медленно умирало. И она была бессильна остановить это.

Легкие перестали втягивать воздух, сердце прекратило биться.

Глаза ее закрылись навсегда.

Глава 2

— О боже…

Филип Бреннан, инспектор уголовной полиции и старший следователь бригады по расследованию тяжких преступлений, надел хирургические перчатки, надвинул на голову капюшон новой плащ-накидки из шелестящей бумаги и ступил на порог преисподней. Он знал, что, заходя за желтую полицейскую ленту для ограждения места происшествия, он пересекает границу между порядком и хаосом. Между жизнью и смертью.

Он поднял ленту и шагнул вперед.

«Сколько крови…»

— Господи…

Лента за его спиной опустилась на место, он пересек черту. Теперь возврата уже нет. Он впитывал открывшуюся перед ним картину и понимал, что не сможет покинуть эту квартиру, мысленно или эмоционально, пока не найдет того, кто все это сделал. А может быть, даже и после этого.

Прихожая выглядела как скотобойня. Крови было очень много. Красным было все, словно несколько литров краски вылили с большой высоты и она растеклась по стенам и полу зловещим узором, по мере высыхания становясь коричневой. Но краска так не пахнет. Здесь стоял тошнотворный смрад тухлого мяса и грязной меди. Он попробовал дышать через рот и почувствовал все это на языке. Вкус был таким же отвратительным, как и запах. На теле выступил пот, отчего чувство дискомфорта еще усилилось.

— Может кто-нибудь выключить отопление? — крикнул он.

По квартире двигались фигуры в белых накидках. Напряженные, сосредоточенные. Он заметил, что у некоторых из них в руках бумажные пакеты, и кое у кого они были уже полными. Такие пакеты выдавались в особых случаях, чтобы в них можно было вырвать, не загрязняя место преступления. Один из офицеров, выполняя его приказ, пошел искать регулятор отопления.

Тело по-прежнему лежало в прихожей, подготовленное к отправке в морг для экспертизы. Офицеры следственно-оперативной группы уже закончили сбор информации, но оставили тело на месте, чтобы Фил смог осмотреть его и, возможно, найти какую-то зацепку.

Он судорожно сглотнул. Тело женщины было скрючено, руки раскинуты, пальцы сжаты, словно она из последних сил пыталась удержать дыхание, когда оно покидало ее. На ней были джинсы и футболка. Ужасный разрез пересекал горло. По следам и луже крови на деревянном полу он видел, что женщина отчаянно сопротивлялась, и сейчас ее руки напоминали крылья истекающего кровью ангела.

Фил взглянул на офицера группы осмотра.

— Ничего, если я пройду туда?

Офицер кивнул.

— Мы уже закончили. Собрали все, что было нужно.

— А фотографии?

Тот снова кивнул.

Фил осторожно, чтобы не занести кровь в другие комнаты, переступил через лежащее тело. Дверь в спальню была открыта. Он подошел и заглянул туда. И почувствовал, как желудок мучительно сжался.

— О боже, да тут дело совсем плохо…

Услышав его слова, какой-то человек в накидке отделился от группы людей в таком же одеянии, собравшихся в конце коридора, и подошел к дверям спальни.

— Как будто у нас бывает что-то хорошее.

— Но не до такой же степени…

Здесь запах был еще сильнее. Описать его Фил не мог: в нем была жизнь, была смерть, было все, чем является человеческое тело. Он уже сталкивался с таким запахом. И знал, что никогда его не забудет.

Фил взглянул на лежащее на кровати тело и почувствовал, как сжалось сердце, а руки мелко затряслись. Нет. Только не паниковать, сейчас не время. Он несколько раз глубоко вдохнул и, восстановив дыхание, заставил эмоции улечься. Ты должен реагировать как коп, сказал он себе, от тебя зависит, как превратить этот хаос в порядок.

Подошел сержант сыскной полиции Клейтон Томпсон, один из его людей. Высокий, хорошо сложенный, белый капюшон подчеркивает смуглое лицо. Сейчас на смену его обычной самоуверенной и несколько даже нахальной улыбке пришла хмурая сосредоточенность.

— Нужно было дождаться вас, босс, прежде чем заходить сюда. Извините.

Фил всегда уделял особое внимание сбору команды на месте преступления. Когда они заходили туда вместе, это подталкивало к тому, чтобы разделять ответственность, совместно вырабатывать версии и делать выводы. Он испытывал легкую досаду от того, что Клейтон не дождался его, но, учитывая серьезность ситуации, это можно было понять.

— А где Анни? — спросил он.

В ответ на вопрос из дверей ванной выглянула женщина.

— Здесь, босс.

Констебль сыскной полиции Анни Хэпберн была маленькой и симпатичной, с торчащими волосами, выкрашенными в разные цвета, которые контрастировали с ее черной кожей. Пряди, выбивавшиеся из-под ее капюшона сегодня, были в основном белокурыми. Она быстро взглянула на Клейтона.

— Простите, нам следовало дождаться вас, но криминалисты сказали…

Фил поднял руку, останавливая ее.

— Мы уже все на месте, так что давайте продолжать.

Клейтон и Анни обменялись взглядами. Очень быстро. Потом разошлись. Фил, все же заметивший это, не мог понять, в чем тут дело, и только надеялся, что это не то, о чем он сразу подумал. Он всегда немного завидовал интересу, который Клейтон вызывал у женщин, и вдобавок знал, что сержант часто этим пользуется. Но только не с членами его команды. Только не с Анни. Ладно, сейчас не время думать еще и об этом. Нужно работать.

Он снова вернулся в комнату и огляделся. Криминалисты расставили здесь дуговые лампы, ярко освещавшие кровать, так что центральная зона представлялась какой-то нереальной, словно это была театральная декорация или тут снималось кино. Они двигались в этом свете в полном, почти благоговейном молчании, приседали, наклонялись, внимательно все рассматривали, соскребали что-то и укладывали в пакеты, собирали образцы и упаковывали их. Словно работники сцены или бутафоры, заканчивающие последние приготовления.



«Или как молящиеся перед священным алтарем», — подумал Фил. На кровати лежала распластанная обнаженная женщина, запястья и щиколотки которой были привязаны к металлической раме. Живот был вспорот, а глаза глубоко закатились, как будто она увидела там что-то такое, чего кроме нее никто видеть не мог.

Фил тяжело сглотнул. Труп в коридоре выглядел довольно скверно. Но при виде этой картины он испугался, что чашка кофе и два тоста, намазанные белковой пастой, которые он съел на завтрак, сейчас вырвутся наружу. Как раз то, что нужно во вторник с утра.

— Господи Иисусе… — прошептал Клейтон.

— И это в Колчестере… — сказала Анни и покачала головой. Мужчины посмотрели на нее. Она заметно дрожала. — Здесь такого никогда не случалось. Что творится, черт возьми?

Клейтон приготовился ответить ей что-то остроумное. Фил почувствовал, что подчиненные начинают развивать беседу на непрофессиональные темы, а ему нужно было, чтобы они сосредоточились.

— Хорошо, — вмешался он. — Что нам известно?

Анни снова переключилась в рабочий режим, сунула руку под бумажный костюм и, вытащив блокнот, раскрыла его. Фил с удовлетворением отметил, что она очень быстро пришла в себя, что она достаточно профессиональна, чтобы преодолеть это.

— Квартира принадлежит Клэр Филдинг, — сказала она. — Учительница начальных классов, школа находится в направлении Лексдена.

Фил кивнул, не отрывая глаз от кровати.

— Бой-френд? Муж?

— Бой-френд. Мы проверили ее телефон и записную книжку, и, похоже, нам известно его имя. Райан Бразертон. Хотите, чтобы я разыскала его?

— Давайте сначала разберемся здесь. Есть какие-то соображения насчет того, кто находится в коридоре?

— Джулия Симпсон, — сказал Клейтон. — Тоже учительница, работала с Клэр Филдинг. Это ее муж связался с нами.

— Потому что она вчера вечером не пришла домой? — спросил Фил.

— Да, — ответил Клейтон. — Он позвонил нам, когда она не вернулась. Это произошло уже далеко за полночь. Видимо, здесь вчера была вечеринка. Он пытался дозвониться сюда, но никто не отвечал. Но непохоже, что здесь кутили.

— К тому же им на следующий день вести занятия в школе, — сказала Анни.

— Он сделал заявление? — спросил Фил.

Клейтон кивнул.

— Да, по телефону. Он был немного не в себе.

— Хорошо. Позже поговорим с ним еще раз.

Анни взглянула на него. В ее глазах было беспокойство.

— Там, хм… там есть еще кое-что.

Она обернулась и указала в сторону гостиной. Фил, обрадовавшись возможности не смотреть больше на тело Клэр Филдинг, прошел за ней и остановился на пороге. Он оглядел комнату, стараясь представить себе жизнь и отличительные черты хозяйки. Представить себе, какой она была.

Комната была обставлена скромно, но со вкусом. Явно на зарплату, но индивидуальность квартиры говорила о том, что зарплата эта использовалась творчески. Книги и CD, заграничные безделушки и фотографии в рамках — все это свидетельствовало о полной, насыщенной жизни. Но кое-что из этой картины выпадало.

На журнальном столике стояли пустые и полупустые бутылки из-под вина, белого и красного, бутылка газированного безалкогольного напитка и несколько стаканов. Среди бутылок и стаканов беспорядочно лежали коробки, пакеты, подарочная упаковка, папиросная бумага. Здесь же были и сами подарки. Игрушки, мягкие и из разноцветного пластика, ползунки, платочки, шапочки, комбинезончики, носочки, туфельки…

— Эта вечеринка… — начала Анни.

— О господи… — сказала Фил.

Он знал, что Анни смотрит на него, пытаясь понять его реакцию, но не мог поднять глаза ни на нее, ни на Клейтона. Пульс его участился. Он попытался не обращать на это внимания.

— Обратите внимание, один человек не пил, — произнес кто-то из спальни.

Они обернулись. Голос принадлежал Нику Лайнсу, патологоанатому, который до этого стоял, склонившись над кроватью, а сейчас выпрямился и смотрел на Фила поверх очков. Это был высокий мужчина с бритой головой, очень бледной кожей и крючковатым носом; он обладал несколько кладбищенской внешностью и соответствующим мрачным чувством юмора, под стать своему виду.

«На месте преступления он всегда возбужден», — подумал Фил. Насколько его вообще что-то может возбудить.

Лайнс снял очки и взглянул на Фила.

— Думаю, это потому, что она была беременна, судя по предварительному осмотру.

Фил уставился на вспоротый живот с новым чувством ужаса. Он не решался вслух спросить о том, о чем подумали все трое.

— Вот черт… — Это было все, что он смог сказать.

— Это точно, — ответил Лайнс печально. — Она была беременна. Хотя вы и не спросили, мой ответ «нет». Нигде никаких следов ребенка. Во всей квартире. Как только мы поняли, в каком положении она была, мы первым делом все здесь осмотрели.

Фил чувствовал, что сердце забилось еще быстрее, пульс зашкаливал, и он попытался успокоить его. С таким настроением от него будет мало толку. Он повернулся к патологоанатому и решительно спросил:

— Что ты выяснил, Ник?

— Как я уже сказал, все это только предварительно. Не требуйте от меня пока чего-то большего. Сначала вещи очевидные. Сломанный нос, кровоподтеки… Ее ударили в лицо. Сильно ударили. Похоже, в затылок ей был сделан укол. А потом еще один, в основание позвоночника. Понятное дело, я пока точно не знаю, но рискну предположить, что это было нечто, парализовавшее ее.

— А… разрезы?

Ник Лайнс пожал плечами.

— Я бы сказал, что выполнено это, похоже, с какими-то минимальными навыками. Там, в коридоре, преступник знал, где находятся эти артерии. Так же, как и здесь. Он прекрасно понимал, что делает.

— Время смерти?

— Сейчас трудно сказать. Поздно вечером. После одиннадцати, видимо. Примерно так. Я бы сказал, с десяти до двух.

— Какие-то следы сексуальной деятельности?

По губам Лайнса скользнула легкая улыбка. Фил знал, что это его способ показать свое раздражение от слишком большого количества вопросов.

— Как сказал великий Мао, когда у него спросили, насколько, по его мнению, была эффективна французская революция, «сейчас еще слишком рано что-то говорить».

— Есть какие-нибудь зацепки насчет того, кто мог это сделать? — спросил Клейтон.

Лайнс вздохнул.

— Я просто рассказал вам, как они умерли. А разобраться, почему они это сделали, — ваша задача.

— Я имею в виду, что это был за человек, — сказал Клейтон, которого явно задел такой ответ. — Сложение и все такое.

— Пока ничего.

— А какой у нее был срок беременности? — спросила Анни.

— Уже очень поздний, я бы сказал.

— Насколько поздний?

Лайнс бросил на нее профессионально высокомерный взгляд. Было видно, что он начинает злиться.

— Я патологоанатом, а не провидец.

— Мы тоже, между прочим, на работе, — раздраженно заметил Фил в тон Лайнсу. — И нам нужно знать, умер ли ребенок на данный момент или все же есть шанс, что он может быть жив.

Не глядя на Фила, Лайнс снова посмотрел на тело на кровати.

— Судя по состоянию ее матки, я бы сказал, что срок почти закончился. До родов оставались недели.

— И это значит?..

— Это значит, что «да». Существует большая вероятность, что ребенок еще жив.

Глава 3

Марина Эспозито медленно зашла в комнату и огляделась. Она нервничала. И не из-за того, что ей конкретно предстояло сделать, а из-за публичности происходящего. Из-за того, что после того как она сделает этот шаг, вся жизнь ее изменится, изменится навсегда.

Комната была большая, стены пастельных тонов, пол деревянный. Здесь было тепло, но в то же время прохладно — ощущение, которое возникает во многих фитнес-центрах. Она попыталась тихонько проскользнуть в раздевалку, не встретившись ни с кем взглядом и тем более не заговорив, и поскорее переоделась. Она слышала их, видела их, болтающих и смеющихся, и инстинктивно понимала, что никогда не сможет быть частью этого. Никогда по-настоящему не станет одной из них. Независимо от того, что́ будут диктовать обстоятельства. Сейчас она увидела там тех же женщин, и сердце ее оборвалось. Волосы собраны в узел или завязаны на затылке, ноги босые или в кроссовках. На всех трико ярких расцветок и подобранные в тон толстовки без капюшона — джоггеры. Полный макияж. На Марине же были серые брюки для бега трусцой, черная футболка, старые кроссовки. Она чувствовала, что выглядит убого и уныло.

Кто-то остановился рядом с ней.

— Вы заблудились?

— Да, — ответила она, поворачиваясь. Слова рождались с трудом.

— Пренатальная йога? — спросила женщина, увидев под мышкой у Марины коврик.

Марина молча кивнула.

Женщина улыбнулась.

— Тогда вы к нам.

Она похлопала себя по животу. Он был намного больше, чем у Марины. Тугой и твердый, обтянутый ярко-оранжевым трико. Он гордо выступал, поддерживаемый снизу завязкой ее джоггера с закатанными рукавами. Сквозь натянутую ткань Марина видела раздутый пупок, похожий на узел воздушного шарика. Женщина улыбалась так, будто ее размеры и формы были самым естественным делом в мире. Она взглянула на живот Марины.

«О боже, — подумала Марина. — Смотреть на животы… С этого момента, здороваясь, я должна буду делать именно это».

— Какой у вас срок?

— Всего… три месяца. Четыре.

Женщина заглянула в зал.

— Вы начинаете рано, это хорошо.

Марина чувствовала, что ей тоже нужно что-то спросить.

— А как… как вы?

Женщина рассмеялась.

— Судя по его размеру, это может произойти в любой день. Восемь месяцев. Кстати, меня зовут Каролин.

— Марина.

— Очень приятно. Ладно, заходите. Мы здесь не кусаемся.

Каролин вошла в зал, и Марина последовала за ней. Теперь Марина оценивала эту женщину, глядя ей в лицо, а не на живот, как сначала. За тридцать, бойкая, жизнерадостная. Вероятно, домохозяйка из какого-нибудь района вроде Лексдена. В хорошей форме, дни ее заняты ленчами с друзьями, походами в гимнастический зал, к парикмахеру, на маникюр, по магазинам. Человек совсем не Марининого типа. Каролин остановилась и заговорила с другими женщинами, приветствуя их, как старых подруг. Все они были очень похожи на нее, словно сделаны под копирку. Ярко одетые и круглые. Смеющиеся и хихикающие. Марина чувствовала себя так, будто попала на сборище Телепузиков.

Ей хотелось развернуться и уйти.

Но в этот момент вошла инструктор и, закрыв за собой дверь, отрезала путь к отступлению.

— Познакомьтесь, у нас новенькая… — И жестом поманила Марину.

Каролин помахала ей рукой, и Марина, стараясь скрыть неловкость, прошла через зал, раскатала свой коврик и стала ждать начала занятий.

Ну вот. Она сделала это. Признала это прилюдно.

Она — беременна.

Глава 4

Фил не мог вымолвить ни слова.

Он посмотрел на двух своих молодых сотрудников. Они, казалось, тоже онемели перед чудовищностью этого допущения.

Существует большая вероятность, что ребенок еще жив…

— Вот черт… — Фил услышал свой голос как бы со стороны.

— Это точно, — повторил Ник Лайнс. Он опять перевел взгляд на кровать. — А теперь прошу меня извинить.

Фил кивнул и выпроводил свою команду из спальни, предоставив патологоанатому заниматься своим делом. Они втроем по-прежнему так толком и не поговорили.

Он чувствовал, как ему сдавливает грудь, как бешено бьется пульс. Слышал, как по телу толчками расходится кровь, ощущал, как стучит сердце, словно громадный метроном, отмеряющий секунды, или словно тикающие часы, подгоняющие его к тому, чтобы он двигался, чтобы искал этого ребенка…

Он обратился к женщине в униформе, стоявшей в гостиной.

— Хорошо, я хочу, чтобы все это… — Он запнулся. — Лиз, верно?

Та кивнула.

— Хорошо, Лиз. — Он говорил быстро, но разборчиво. Торопливо, но без паники. — Я хочу, чтобы обыскали весь квартал. Спрашивайте всех подряд, отказы отвечать на вопросы не принимаются, привлеките к поквартирному обходу всех, кого сможете. Вы понимаете, что́ я имею в виду: может быть, кто-нибудь что-то слышал или видел кого-то подозрительного. Кто-то же это сделал. Привлеките свои инстинкты, слушайте, что подсказывает интуиция. Я заметил, что во всех квартирах домофоны с видеокамерой. Если кто-то заходил, он должен был звонить. И его должны были видеть. Еще я хочу, чтобы прочесали весь этот район. Это нужно сделать тщательно, но быстро. — Он понизил голос: — Вы знаете, что мы ищем.

Женщина кивнула и вышла.

— Босс…

Фил обернулся и посмотрел на Анни. В его команде она была женщиной с самым высоким званием, и он сам настоял, чтобы она работала у них. Она умело справлялась с делами об изнасилованиях, о совращении малолетних и с другими ситуациями, где присутствие мужчины могло стать препятствием в достижении истины. Но Филу она была нужна не поэтому. Она обладала умом и интуицией, какие ему редко приходилось встречать. И несмотря на постоянно меняющийся цвет волос и озорную улыбку, она при необходимости могла быть жестче, чем кто-либо другой. Даже жестче его самого. За все это он мог простить то, как манерно она произносила свое первое имя.

— Да, Анни.

— А что насчет Джулии Симпсон?

Фил огляделся по сторонам, пытаясь представить, как все происходило.

— Если все делалось ради этого… — он кивком указал в сторону спальни, — то, боюсь, она просто оказалась не в том месте и в неподходящий момент.

Анни кивнула, как будто он подтвердил ее мысли, потом нахмурилась.

— Но мы ведь должны рассматривать все версии?

— Разумеется. — Он снова почувствовал пульсацию крови, его внутренние часы продолжали твердить, что время неумолимо истекает. — Но…

— Выходит, это была вечеринка за три-четыре недели до рождения ребенка с вручением подарков родителям? — сказал Клейтон.

Анни взглянула на него.

— А что ты можешь об этом знать?

Клейтон покраснел.

— Моя сестра… У нее было такое…

Несмотря на суровость ситуации, Анни улыбнулась.

Фил обрубил их наметившееся соревнование в остроумии.

— Хорошо. Давайте подумаем. Итак, Клэр Филдинг проводила вечеринку накануне рождения ребенка. Если целью злоумышленника была она или ее ребенок, тогда тот, кто это сделал, должен был полагать, что она одна. Возможно, он просчитался или что-то в этом роде. — Он глубоко вздохнул, стараясь сдержать учащенное сердцебиение. — Но на всякий случай, если это имеет отношение к Джулии Симпсон, пусть Пташки займутся ею. Поговорят с мужем. Может быть, тот знает, кто там был еще.

Пташки. Констебль Эдриан Рен и сержант Джейн Гослинг. Они всегда работали только вместе. Но сейчас при упоминании их забавного прозвища никто даже не улыбнулся.

— Вы считаете, что все это из-за младенца, босс? — спросила Анни. — Его ведь забрали, верно? Кто бы это ни сделал.

— Как я уже сказал, не будем торопиться делать окончательные выводы, но сейчас это представляется наиболее правдоподобным объяснением.

Анни снова посмотрела на спальню.

— И вы думаете, что ребенок все еще может быть жив?

Фил вздохнул.

— Ник надеется на это, так что мы должны предполагать то же самое. Во всяком случае, не забывать об этом.

— Пока не убедимся в обратном, — сказал Клейтон.

— Ну да. Спасибо, доктор Дум.[2]

Фил знал, что у Клейтона были все данные для того, чтобы стать выдающимся полицейским детективом. Тот не делал секрета из своих амбиций, но, несмотря на то, что́ Клейтон думал и говорил, он не был еще полностью сформировавшейся личностью. А его комментарии порой, помимо того что раздражали Фила, еще и искажали факты.

— Я в курсе, — добавил он.

— Абстрагируясь от того, как тут все разворочено, — сказала Анни, становясь между ними, — я думаю, существует еще одна вероятность, которую мы должны рассмотреть.

— Ты имеешь в виду его? — спросил Клейтон.

Фил, понимая, о чем они говорят, оглянулся по сторонам, не слышит ли их кто-нибудь.

— Давайте не здесь. Сами знаете, что есть у стен.

Он глубоко дышал, упорядочивая мысли и пытаясь добиться, чтобы начало́ работать то, в чем он себя тренировал. Он по-прежнему слышал, как тяжело бьется сердце, и каждый удар сигнализировал о медлительности, оттягивавшей момент поимки преступника.

— Хорошо, план. Анни, цепочка улик. Сопровождай тела через процедуру вскрытия. Посмотри, что можно будет из этого извлечь. Для расстановки приоритетов привлекай Ника. Не позволяй ему отмахиваться. Я уверен, что бюджет на это дело будет увеличен.

Она понимающе кивнула.

— Теперь дальше. Окружение Клэр Филдинг. Кто ее любил, кто ненавидел. Друзья, родственники, коллеги по работе… Проверь всех. Ее бой-френд. Как там его, Клейтон? Брайан…

— Райан. Райан Бразертон.

— Точно. Посмотрим, что у нас на него есть, а потом нанесем ему визит. Послушаем, что он скажет, где был в то время, когда мог бы находиться здесь.

Клейтон кивнул.

— А теперь…

Больше Фил ничего сказать не успел, потому что раздался пронзительный звонок телефона. Все замерли и посмотрели друг на друга. Наступила тишина, нарушаемая только настойчивым резким звуком. Как будто живые пытались установить контакт с мертвыми.



Фил посмотрел на телефон в гостиной и подал Анни знак. Кто бы это ни был, он так или иначе рассчитывает услышать женский голос. Анни прошла через комнату и взяла трубку.

— Алло.

Все напряженно ждали, глядя на нее. Чувствуя их взгляды, Анни отвернулась.

— Чем я могу быть полезна? — Голос ее был мягким и вежливым.

Все ждали. Анни слушала.

— Боюсь, что нет, — наконец ответила она. — Простите, а кто это? Понятно. Не кладите трубку, пожалуйста.

Она прижала телефон к груди, прикрывая микрофон, и подозвала Фила.

— Это начальная школа Всех святых. Где работает Клэр Филдинг. Они спрашивают, почему она не вышла на работу. — Следующую фразу она произнесла почти беззвучно: — Что мне им ответить?

Фил не любил сообщать о смерти человека его сослуживцам, пока не уведомлены ближайшие родственники.

— Они еще не говорили с мужем Джулии Симпсон?

— Думаю, нет. Иначе он бы им рассказал, что произошло.

— Хорошо. Скажи, что мы пришлем к ним кого-нибудь сегодня. Больше пока ничего не говори.

— Почему?

— Я считаю, что сначала об этом должны узнать близкие.

Анни кивнула и вернулась к разговору.

Фил повернулся к Клейтону и понизил голос, чтобы его не могли услышать по телефону.

— О’кей. Как я уже сказал, Пташки должны заняться Джулией Симпсон. Дальше. Скоро здесь появятся газетчики. Перед тем как мы уйдем, я позвоню Бену Фенвику. Вызову его сюда, чтобы он встретился с ними.

— Снова понадобился наш Король избитых штампов, — заметил Клейтон.

— Это точно, — согласился Фил, которого не задел такой комментарий Клейтона. — Но в таких вопросах он действительно хорош, и журналисты, похоже, любят его. В кадре он выглядит отлично. Пресса сейчас будет с нами заодно — на данный момент, по крайней мере, — а мы тем временем определимся с версиями. И выясните, не живут ли родители Клэр Филдинг где-то поблизости. Если да, то пошли к ним человека для беседы.

— Может, вызвать старшего инспектора, чтобы он сообщал о смерти, босс? И отдать весь пиар ему?

— Да, но он может притащить с собой съемочную группу. Посмотри, кто там есть у нас в участке. Подбери кого-нибудь с подходящим званием. В случае чего, пусть жребий бросят.

— Да, босс. — Клейтон все записывал.

От телефона вернулась Анни.

— Нам лучше послать кого-то туда как можно скорее. Долго молчать они не будут. И это действительно была вечеринка накануне родов.

— Откуда ты это знаешь?

— Лиззи — а это звонила Лиззи Стоун — знает, что Клэр собирала у себя подруг вчера вечером. В основном тоже из учителей, я думаю.

— Правильно, — сказал Фил. — Не помню, кто это сказал, но сказал верно. «Мое мнение изменится, когда изменятся факты». Итак. Анни, отправляй Пташек. Эдриан — цепочка улик, Джейн пусть пока занимается тем, чем занималась. Ты отправляешься в школу Всех Святых, и опроси там как можно больше людей, собери показания сослуживцев. Кстати, раздели их и не допускай, чтобы они общались между собой и о чем-то договаривались. Я хочу точно знать, что произошло на этой вечеринке вчера вечером. Возьми Милхауза, пусть он сидит на базе и координирует расследование. И запускает поиск по всей компьютерной системе. Нам нужны другие похожие трупы. Старший инспектор Фенвик, я уверен, даст на это свою санкцию, потому что я хочу, чтобы мы еще раз тщательнейшим образом прошерстили дела Сюзи Эванс и Лизы Кинг. Любые аналогии, даже самые незначительные, должны быть выявлены и собраны. И привлеките полицейских, чтобы они проверили систему видеонаблюдения во всем районе, внутри квартир и снаружи, регистрационные знаки камер — словом, все. Все должно быть проверено и перепроверено. Ясно?

Клейтон и Анни кивнули.

— Вопросы?

Нет вопросов. Он взглянул на них. Они специализируются по убийствам и насильственным преступлениям, он лично их подбирал для такой работы. Между ними существовало взаимное доверие, и он надеялся, что взгляд, который он заметил раньше, не подорвет его. Он внимательно смотрел на их лица и видел там только решимость. Желание поймать двойного убийцу и найти ребенка, который, возможно, все еще жив. Никому из них в ближайшее время не удастся попасть домой. Или просто отвлечься. Он почувствовал угрызения совести и подумал, что́ могло бы облегчить это. Попробовал сообразить.

Но тут же выбросил эту мысль из головы. Нужно будет вернуться к ней потом.

— Хорошо, — сказал он. — Идем. У нас много дел.

И направился к выходу из квартиры.

Глава 5

Фил стоял перед многоквартирным домом, отдирал липучки своего бумажного костюма, чтобы достать мобильный телефон. Он снова подумал о том, что сказала Анни.

И это все в Колчестере…

Колчестер. Последний форпост графства Эссекс на границе с Саффолком. Если Небеса, как пел когда-то в своей песне Дэвид Бирн, это место, где никогда и ничего не происходит, то в этом смысле у Колчестера с Небесами много общего. Но Фил отлично знал, что какие-то жуткие вещи могут происходить где угодно.

Он огляделся по сторонам. Квартира Клэр Филдинг находилась в районе под названием Парксайд Квотер, который был зажат между речкой, кварталом Датч Квотер и парком Кастл. Датч Квотер — это извивающиеся улочки и переулки, оставшиеся с шестнадцатого века, дома времен короля Эдуарда, вклинившиеся между центральной улицей и рекой. Урбанизированная деревня, самопровозглашенная территория местной богемы, картина которой дополнялась булыжной мостовой, пабами на углах и даже своим гей-клубом. Парксайд Квотер был застроен современными городскими коттеджами и многоквартирными домами — сплошные ложные башенки из дерева и окна со ставнями, — которые строились, чтобы своим видом соответствовать старинным зданиям, но выглядевшие лишь их дешевой игрушечной версией.

Он шел по пешеходной дорожке к реке, где солнце заслоняли плакучие ивы, отбрасывающие пятнистые тени. Дорожка вела к парку Кастл, и обычно по ней в обоих направлениях двигались любители бега трусцой и матери с колясками. На другом берегу реки выстроились причудливые старинные коттеджи с террасами. Чуть выше и позади них находилась Норсстейшн-роуд — главное связующее звено между железнодорожным вокзалом и центром города. Все казалось таким обыденным, таким нормальным. Безопасным. Наполненным счастьем.

Но сегодня в Датч Квотер будет тихо. Не будет на дорожке бегунов и мамочек. Повсюду виднелись сидевшие на корточках полицейские в белых костюмах, начавшие поиски. Фил посмотрел под ноги. Будем надеяться, что перчатки у них прочные. Повсюду, словно какие-то абстрактные скульптуры, были разбросаны пустые банки из-под крепкого пива «Спэшл Брю» и пластиковые бутылки от сидра. Выброшенный использованный презерватив. Иголки от шприцев встречались реже, чем обычно, но это вовсе не означает, что наркоманов стало меньше, и Фил это знал.

Он поднял глаза и увидел на мосту прохожих, выглядывавших из своих безопасных и счастливых мирков в его мир. Обыватели со стаканчиками кофе, мобильниками и газетами в руках останавливались по дороге на холм, реагируя на огораживающую место происшествия бело-голубую полицейскую ленту, словно сороки на все блестящее.

Фил не обращал на них внимания, пытаясь выбраться из бумажного костюма. Справившись с этим, он взглянул на свое отражение в окне на первом этаже. Высокий, за метр восемьдесят, да и в целом выглядит неплохо — никаких заплывших салом мускулов или пивного животика, — потому что он держит себя в форме. И не из-за того, что склонен к самолюбованию, просто его работа предполагала неопределенную продолжительность по времени, питание в закусочных и, если не быть осторожным, слишком большое количество алкоголя. При таких условиях очень просто поддаться этому образу жизни, что уже и произошло со многими его коллегами, поэтому он заставил себя регулярно посещать тренажерный зал, бегать, ездить на велосипеде. Ему предлагали поиграть в бильярд, расслабиться, познакомиться с новыми людьми, посмеяться за парой бокалов пива. Но он это отвергал. Это не для него. И дело не в том, что он не общительный. Просто больше привык находиться в компании себя самого.

Он пытался не быть похожим на стереотипный образ полицейского детектива, считая, что костюм, стрижка ежиком и сверкающие черные туфли относятся к совершенно другой полицейской униформе. У него даже галстука не было, а вместо форменной рубашки он частенько носил простую футболку. Его неподатливые темно-каштановые волосы падали на лоб, а на ногах он носил что угодно, только не черные туфли. Сегодня на нем был пиджак и жилет от костюма в тонкую полоску, темно-синие джинсы «Левайс», полосатая рубашка и коричневые ботинки.

Но глаза выдавали охватившее его внутреннее напряжение. Глаза поэта, как когда-то сказала его бывшая подружка. Душевные и меланхолические. Он тогда еще подумал, что из-за них он выглядит несчастным. Сейчас под ними лежали темные круги.

Фил глубоко дышал, растирая грудь. К счастью, приступ паники, охвативший его в квартире, не прогрессировал. Это уже кое-что. Обычно, когда подобное происходило, ощущения были такие, будто грудь обвита металлической лентой, которая стягивает его, сжимается туже и туже, отчего дышать становится все тяжелее. От этого руки и ноги начинали конвульсивно подрагивать.

Он страдал от таких приступов с детства и связывал это со своим воспитанием. Мать, которой Фил не помнил, бросила его, и мальчик рос, переходя из одного детского дома или семейного приюта в другой. Нигде не приходясь ко двору, нигде не прижившись. Он не любил вспоминать о тех временах.

В конце концов его направили в семейство Бреннанов, и приступы паники почти пропали. Дон и Эйлин Бреннан. Мелодраму он не любил, но считал, что эта семейная пара спасла ему жизнь. Открыла ему смысл жизни.

Дала ему дом.

И они любили его так же, как и он их. Любили так, что усыновили его.

Но охватывавшие его приступы паники все-таки не ушли. Каждый раз, когда он считал, что покончил с этим и окончательно расстался со своим прошлым, накатывал очередной приступ, напоминая, как мало ему удалось достичь в этом направлении.

Дон Бреннан был полицейским. Он верил в честность и справедливость. И именно эти качества старался воспитывать в своих детях. Поэтому Дону было особенно приятно, что его приемный сын пошел служить в органы правопорядка.

И Филу здесь нравилось. Потому как он верил, что помимо честности и справедливости должен быть еще и порядок. Не правила и нормы, а именно порядок. Понимание. Он считал, что жизнь — штука случайная, а служба в полиции помогала ему определиться с ней, придать ей форму, содержание и смысл. Раскрытие преступления, выяснение мотивов поведения людей, поиски «почему», которые стоят за человеческими поступками, были тем топливом, которое поддерживало работу его профессионального мотора. Он был абсолютно убежден, что может навести порядок в любом хаосе.

Он отвернулся от окна.

«Вот и сделай это, — мысленно сказал он. — Приведи в порядок себя».

И начнет он с двух предыдущих убийств.

Глава 6

Лиза Кинг и Сюзи Эванс… Жертвы двух последних убийств. Фил извлек эти два имени из хранившейся в голове картотеки и сконцентрировался на них. Он столько раз видел их лица. Глядевшие на него с фотографий, приколотых на доске в кабинете следователей, и запечатлевшиеся в его памяти.

Лиза Кинг — двадцать шесть лет, замужем, агент по продаже недвижимости. Она организовала просмотр освободившегося домовладения на окраине города в районе Гринстед. Но с этим домом у нее так ничего и не вышло. В тот же день ближе к вечеру тело нашли ее коллеги. Она лежала на полу, одурманенная наркотиками и жестоко исколотая ножом. Живот ее был изодран в клочья. Искалеченное неродившееся дитя было убито вместе с ней.

В прессе поднялся большой шум, и Фил со своей командой тщательно проработал все версии, даже самые шаткие и трудоемкие. Встреча была назначена по телефону с дешевого незарегистрированного мобильника, купленного в универсаме «Асда» за наличные. Все данные записывала сама Лиза, поскольку это был ее клиент. В офисе имелось имя звонившей. Но на самом деле такой женщины не существовало.

Как Фил ни старался, продвинуться им в этом деле не удалось. Никаких улик, следов ДНК, показаний очевидцев или данных систем видеонаблюдения. Ничего. Словно преступник материализовался, совершил убийство, а затем растаял в воздухе.

Они попытались обратиться к женщине, которая сделала вызов этого агента по недвижимости, обещая ей все — защиту, конфиденциальность, что угодно. Привезли мужа Лизы, допросили его и отпустили. Информаторы, платные и все остальные, на этот раз молчали. Многие об этом говорили, но никто не мог толком ничего рассказать.

А через два месяца убили Сюзи Эванс.

Мать-одиночка, проживавшая в коммунальной квартире в Новом городе. Беременная третьим ребенком. Друзьям в пабе она со смехом говорила, что сама не знает, от кого именно понесла. Наполовину барменша, наполовину проститутка, эта жертва не вызывала такого сочувствия, как Лиза Кинг, но Фил и его команда подошли к этому расследованию не менее серьезно. Он придерживался взгляда, что одна человеческая жизнь не может быть по каким-то соображениям более ценной, чем другая. Он считал, что после смерти все равны.

Труп был обнаружен в квартире ее подруги. Сюзи попросила дать ей ключи от этой квартиры, поскольку у нее появился клиент, обещавший щедро заплатить. Ее выпотрошенное изувеченное тело было брошено в ванну, а стены, пол и потолок залиты фонтанами артериальной крови. Плод был вырезан и оставлен на полу рядом с мертвой матерью.

Был проведен поквартирный обход, но в этом районе народ традиционно не симпатизировал полиции. В районе установили передвижной пост, но никто не выразил желания дать какую-либо информацию. И снова никаких следов ДНК, никаких улик для криминалистов и, разумеется, никаких записей видеонаблюдения. Они тогда продумывали всевозможные варианты. К примеру, что это может быть клиент с извращенными наклонностями, а беременные женщины — его фетиш. Или что это был просто аборт, выполненный совершенно ужасно. Но самой тревожной была версия, что это тот же человек, который убил Лизу Кинг, и что преступления будут продолжаться. Но дальше следствие зашло в тупик. И у них осталась только убитая мать со своим мертвым ребенком.

В следующие два месяца ничего не происходило. И вот теперь это.

Фил взял свой мобильный. Эйлин Бреннан, обеспокоенная тем, что ему за тридцать, а он все еще не женат, пыталась свести его с Диной, дочерью своей подруги, разведенной женщиной его возраста. Они никогда не встречались и не особенно стремились к этому, но согласились на свидание, просто чтобы сделать приятное двум пожилым дамам. Сегодня вечером. Он должен был позвонить ей и отменить встречу — не особо, впрочем, расстраиваясь.

Он набрал номер и уже приготовился нажать кнопку вызова, когда телефон зазвонил сам. Благодарный за предоставленную отсрочку в малоприятной процедуре, он ответил:

— Инспектор Бреннан.

Старший инспектор Бен Фенвик. Его начальство.

— Слушаю, сэр, — сказал Фил.

— Я уже еду. Хотел только сначала переговорить с вами.

Голос сильный и внушающий уважение независимо от обстановки — будь то дома перед камерами, снимающими интервью для новостей, или в привилегированном гольф-клубе перед почтенной аудиторией.

— Понятно, сэр. В двух словах о том, что мы там обнаружили.

Фил сообщил подробности, все время помня о пропавшем ребенке, — его внутренние часы продолжали вести свой отсчет. Он был рад, что зеваки на мосту не могут его слышать, и надеялся, что среди них нет умеющих читать по губам. Но на всякий случай все же отвернулся.

— О господи… — сказал Бен Фенвик, а потом, как и ожидал Фил, предложил взять на себя общение с прессой.

И дело вовсе не в том, что он никогда не упускал возможности покрасоваться на экране телевизора, — у него в этой среде была масса связей, и он мог гарантировать, что его рассказ будет представлен в таком виде, который выгоден для следствия.

— Сдается мне, что у нас наметилась серия. Что вы думаете по этому поводу? Я прав? — Голос Фенвика был строгим и мрачным.

— Ну, мы должны еще проработать всех по этой вечеринке, не допросили пока бой-френда…

— А что подсказывает интуиция?

— Серийный убийца и похититель младенцев.

— Замечательно. Одно лучше другого. — Бен Фенвик тяжело вздохнул. В трубке затрещало, напоминая резкий электронный кашель. — Я имею в виду серийного убийцу. В Колчестере. Такого тут никогда не было. Где угодно, только не здесь.

— О подобных вещах уже сообщалось, сэр. Несколько раз. Я уверен, есть что-то общее с теми случаями на улицах Ипсвича пару лет назад.

Серийный убийца охотился за проститутками в квартале красных фонарей в Саффолке. Его поймали, но только после того как он убил пятерых женщин.

Последовал новый вздох.

— Верно. Но почему? И почему именно здесь?

— Я уверен, что те женщины задавали эти же вопросы.

— Конечно. Послушайте, это дело сейчас главное. Одному Господу известно, сколько времени понадобится, чтобы поймать этого мерзавца и найти ребенка, но мы должны действовать решительно. И вам нужна будет кое-какая помощь.

— Что вы имеете в виду, сэр?

— Другой взгляд на вещи, вот что. Психологический портрет. Характеристика преступника.

— Мне казалось, что вы такими вещами не интересуетесь.

— Я лично — нет. Но из Челмсфорда звонил суперинтендант полиции. Он считает, что это было бы полезно, и даже выделил на это деньги. Так что таким вот образом. Новое оружие в нашем арсенале и все такое прочее.

— Кто конкретно есть у вас на примете?

Фил содрогнулся, словно попал пальцами в розетку. Он догадывался, что сейчас скажет Фенвик. И очень надеялся, что ошибается.

— Этот человек, Фил, имеет специальную подготовку в этой области. К тому же я знаю, что вы с ней уже работали.

С ней… Теперь Фил уже точно знал, о ком идет речь. Грудь его опять сжалась, но это уже не был приступ паники. То есть не совсем так.

— Это Марина Эспозито, — сказал Фенвик. — Помните ее?

Разумеется, Фил ее хорошо помнил.

— Я знаю, что в прошлый раз все закончилось как-то неудачно… — Фраза Фенвика осталась незаконченной.

Фил невесело рассмеялся.

— Это еще очень мягко сказано.

— Да, — сказал Фенвик, не теряя твердости. — Но все равно она превосходный аналитический психолог, вы так не думаете? По крайней мере, насколько от них вообще можно чего-то ожидать. И знаете, если абстрагироваться от того, что произошло, она все-таки дала нам результат.

— Да, — сказал Фил. — Она была молодцом.

«А уж какой она была в постели…» — мысленно добавил он.

При этих словах он снова почувствовал, как ему сдавливает грудь, и попытался не обращать на это внимания. Вздохнул. Он хорошо помнил то дело. Иначе просто и не могло быть.

Джемма Харди, примерно двадцати пяти лет, секретарь в приемной кабинета дантиста, которая жила в Датч Квотер в съемной квартире вместе с подругой. У нее было много друзей и постоянный бой-френд. Жизнь была благосклонна к Джемме Харди, и та была счастлива. Но внезапно все изменилось. Потому что Джемма привлекла внимание навязчивого преследователя.

Вначале это были просто записки, потом письма. Дело попало к Филу. Они тщательно изучили жизнь Джеммы. И не нашли никого и ничего, что могло бы указать на злоумышленника. Они установили слежку за ее квартирой. И не увидели никого, кроме ее друзей и бой-френда. Они старались без толку, а девушку продолжали запугивать. И тогда кто-то предложил пригласить психолога.

За консультацией обратились к Марине Эспозито, которая читала лекции по психологии в расположенном неподалеку Эссекском университете. Она специализировалась в вопросах анормальной сексуальности. Это дело было словно специально подобрано для нее. Вместе с Филом она изучила все аспекты жизни Джеммы, и вдвоем они нашли преследователя. Им оказался Мартин Флетчер, бой-френд ее соседки по квартире. Он был арестован и признал себя виновным.

На этом все и должно было бы закончиться. Но не закончилось. По крайней мере, для Марины…

— Честно говоря, сэр, я сомневаюсь, что она справится с этим.

— А я даже думал, возможно, ее немного поуговаривать. — Голос Фенвика звучал удивленно.

Фил не верил своим ушам.

— Поуговаривать? Да когда она работала с нами в прошлый раз, то едва не погибла. И после того обрубила все связи. Вы действительно уверены, что хотите пригласить ее?

— Суперинтендант назвал ее персонально. Она ничем не хуже кого-то другого. К тому же это дело как нельзя лучше соответствует ее профилю. — Тон Фенвика изменился, с начальственного перешел на дружеский и рекомендательный. Когда такое происходило, Фил переставал ему верить. — Предоставьте это мне, Фил. Я поговорю с ней, а там посмотрим, что удастся сделать.

Фил закрыл глаза. Марина была здесь. Он покачал головой. Марина всегда была здесь. Он вздохнул. Фенвик прав. Что бы там ни произошло, она все равно была лучшей. А в этом деле ему нужны только лучшие.

— Что ж, тогда желаю вам удачи.

— Спасибо.

Фил не смог определить, было это произнесено саркастическим тоном или нет.

В трубке повисла тишина. Потом Фенвик спросил:

— Вы уверены, что сможете справиться с этим, Фил?

От возмущения Фила аж подбросило.

— Не вижу, почему бы мне не справиться! Я и раньше был ответственным за расследования особо важных дел.

— Я не это имел в виду. — Голос Фенвика звучал тихо. И участливо.

Вдумываясь в его слова, Фил несколько секунд не мог произнести ни звука.

«Он знает. Этот мерзавец все знает».

Сердце снова заколотилось. Все дело в ребенке, уговаривал он себя, просто время уходит, секунды тикают. Все дело только в этом, а не в том, что…

— Так точно, сэр, я справлюсь.

— Хорошо. Тогда я поговорю с ней. Потому что нам может понадобиться любая помощь, какую только удастся получить. Бюджет на это выделен. Причем он был увеличен, как для дела особой важности, так что об этой стороне вопроса можно не беспокоиться. Как и о дополнительных людских ресурсах. О кадрах, я бы сказал. Давайте не будем использовать на службе жаргон динозавров. — Он хмыкнул в трубку.

Фил уже не слушал его. Под ложечкой предательски сосало.

— Ладно. Тогда давайте перейдем к делу. Время не ждет. Да и вообще…

— Так точно, сэр.

Фил нажал кнопку сброса. Постоял, уставившись на телефон, пораженный словами Фенвика. Но сейчас у него не было времени обдумывать их. Ему следовало сделать еще один звонок.

Хотя теперь это уже не казалось ему таким важным.

Из дома появился Клейтон.

— Вы готовы, босс?

— Почти, — сказал Фил.

Он взглянул на Клейтона, потом снова на телефонную трубку. «Сделай это сейчас. И покончи с этим».

— Я только должен сделать один звонок. Минута, не больше.

Набирая номер, он отошел в сторону. В надежде, что Клейтон его не услышит.

Для поддержания боевого духа нельзя, чтобы подчиненные слышали, как их босса отчитывает его мама.

Глава 7

Он все-таки сделал это. На самом деле сделал. Вышел и принес ей ребенка, в точности как она просила и как он обещал. Эстер не могла в это поверить.

Но опустив глаза и посмотрев на ребенка, она нахмурилась. Он был какой-то неправильный. Совершенно неправильный.

Она знала, как должны выглядеть младенцы. Особенно новорожденные. Она видела их по телевизору. Они всегда счастливые, улыбаются, и у них есть волосы. А этот был не такой. Маленький, сморщенный, весь в складках и розовато-синего цвета. Скорее похож на Йоду из Звездных войн, чем на ребенка. И к тому же он не улыбается. Только задирает лицо вверх и издает какие-то булькающие, стонущие звуки, как будто его опустили в воду и топят.

Но все-таки это был ребенок, и Эстер должна была сделать его самым лучшим. Ее собственный ребенок. А когда у вас есть ребенок, вы должны его одевать, кормить и помогать ему расти. Это она понимала.

Ребенок заскулил. Лицо Эстер расцвело в улыбке.

— Ты хочешь, чтобы тебя покормили, крошка? — спросила она сюсюкающим голосом, как говорят маленькие дети. Она слышала это по телевизору. — Правда? — Опять скулит. — У мамочки кое-что для тебя есть.

Мамочка. Какое слово…

Она подошла к холодильнику, вынула оттуда бутылку и поставила ее в микроволновку. Она дала ему список того, что нужно, и он многое уже принес. Сухое молоко. Бутылочки. Подгузники. Все, как пишут в книжке.

Она дождалась сигнала таймера и вынула бутылочку.

— То, что надо, — сказала она, брызнув молоком сначала себе в рот. Затем она сунула соску ребенку и подождала, пока он начал сосать. — Вот так. Так-то лучше…

Да, он был маленьким, розовым и сморщенным. Йода. Но в отличие от Йоды, глаза его не открывались полностью, как Эстер ни пыталась их открыть. Впрочем, это было неважно. Она посмотрела на младенца. Она завернула его в одеяла, потому что так нужно было сделать, но он все равно выглядел замерзшим. Как будто кожа у него была какого-то неправильного цвета. Но это не имеет значения. У Эстер есть ребенок. Наконец-то. Это было самое важное. И теперь она должна держаться. Это тоже важно.

Она снова посмотрела на сосущего молоко ребенка и сумела улыбнуться.

— Мне пришлось многое преодолеть, чтобы получить тебя, — сказала она, и ее обычно отрывистый голос был сейчас по-детски воркующим. — Очень многое. Я могла бы просто зайти куда-нибудь и взять тебя, но это было бы неправильно, верно? Потому что к тому времени ты был бы уже чьим-то, ведь так? У тебя была бы какая-то другая мама, и тебе пришлось бы забыть ее, прежде чем ты познакомишься со мной. — Она вздохнула. — Да, мне пришлось многое преодолеть. Но ты того стоишь…

Ребенок выплюнул соску и начал кашлять. Эстер почувствовала, как внутри поднимается злость. Он ведет себя не так, как следовало бы. Он должен был выпить всю бутылочку. Так в книжке написано. И по телевизору говорили.

— Не смей этого делать, черт возьми! — сказала она, уже не подлаживаясь под детский говор. — Возьми ее…

Она сунула соску в рот ребенку и заставила его пить. Затолкала обратно поднимавшуюся изнутри злость.

Ребенок перестал кашлять и снова взял соску. Уже лучше.

Он был сморщенным и неправильного цвета. Он все время скулит и гадит. Она ненавидела это. Но это был ребенок. А именно этого она и хотела. Поэтому она смирится с этим.

— Но тебе лучше все-таки начать больше походить на деток из телевизора, — сказала она, обращаясь к его лысой головке. — На правильных деток, иначе будут проблемы…

Ребенок извивался, стараясь увернуться от бутылки.

— Нет, — сказала она, — тебе нужно стать большим и сильным. И ты не перестанешь пить, пока я не скажу, что можно заканчивать…

Молоко бежало по детским щечкам. Он наелся. Эстер положила соску на место.

Она улыбнулась и взглянула на часы. Закрыла глаза. Скоро ее мужу нужно будет выходить. Да, у нее теперь есть ребенок, но его работа еще не закончена. Есть еще целый список тех, кого он должен посетить. Потом, когда он покончит с этим, он вернется к ней, и они все устроят. Настоящую семью. Полную семью. Она открыла глаза. Улыбнулась, довольная своей жизнью.

На данный момент.

Глава 8

— Любите кофе?

Марина снова услышала этот звонкий, веселый голос. Она обернулась. Каролин стояла с женщинами из их группы.

— Мы обычно компанией отправляемся в город, — сказала Каролин. — Ездим выпить кофе в «Лайф». Ну, те из нас, которые могут пить кофе. А иногда и кое-что еще.

— А это не сводит на нет все, что вы делаете здесь? — спросила Марина.

Каролин рассмеялась и пожала плечами.

— Чего стоит жизнь без маленьких радостей?

Марина улыбнулась.

— Спасибо, это очень мило с вашей стороны, но мне нужно возвращаться на работу.

Марина обратила внимание, что Каролин одета в самую современную и качественную одежду для беременных. Она даже успела накраситься, пока Марина принимала душ и переодевалась. Как только ей все это удается?

Каролин снова улыбнулась.

— Вы уверены?

Сейчас Марина видела на ее лице то, чего не заметила раньше. Усталость, морщинки вокруг глаз. Улыбка очень хрупкая. Каролин оказалась старше, чем вначале подумала Марина, старше остальных женщин в группе. Она вела себя, как молодая, одевалась, как молодая, но все же не могла скрыть свой возраст.

— Было бы здорово, если бы вы поехали с нами.

Марина улыбнулась в ответ.

— Может быть, в другой раз.

— Ну ладно, тогда в другой раз.

Каролин повернулась и вышла вместе со счастливыми, оживленно болтающими подругами, одетыми так же, как она. Проходя мимо, они улыбались Марине, и она ответила им улыбкой, которая тут же угасла, как только все ушли.

Она смотрела им вслед — идут, весело смеясь и разговаривая. Марина могла мгновенно разнести всю эту группу по категориям и даже по стереотипам. Средний класс, мужья на работе; это тип женщин, у которых будут безболезненные роды и которые за счет посещения тренажерных залов и правильных диет вернут фигуры, какие у них были до беременности, буквально через неделю. Это тип женщин, которым другие женщины завидуют, а в душе даже презирают.

Издалека Каролин выглядела, как одна из этой группы, но Марина чувствовала, что чем-то она все же отличается от остальных. Что-то отделяло ее от других. Возможно, именно поэтому она и хотела, чтобы Марина пошла с ними. А может, она просто такой дружелюбный человек. Неважно. Это ее личные проблемы. Марина подождала, пока они скроются, и вышла через фойе комплекса «Мир досуга».

Музыка из громкоговорителей заглушала вопли, крики и плеск школьников, отпущенных на пять минут порезвиться после обязательных уроков по плаванию, — из стены выступали разноцветные желоба и трубы для спуска в бассейн, по которым дети катились вниз. Она вышла на площадку перед зданием. Шум — это еще полбеды, но вот запах хлорированной воды уже начал серьезно раздражать слизистую ее носа. Она знала, что во время беременности такое случается. Все ощущения обостряются, женщины перестают выносить запахи, которые раньше им не мешали. Она знала одну женщину из их университета, которая не могла выносить запах собственного мужа. Тело ее содрогнулось от благоговейного ужаса. Она надеялась, что такое с ней никогда не случится.

Выйдя на улицу, она стояла на бордюре парковки по авеню Ремембренс, поплотнее запахнувшись в пальто от ноябрьского холода, и ждала такси, которое должно было отвезти ее в новый офис к дневным клиентам. Она приняла душ, но мышцы все равно болели и напряженно дрожали. Завтра она будет страдать от этого.

Через несколько минут мимо нее проехал джип и посигналил ей. Каролин с подругами. Марина улыбнулась, но, как только машина скрылась за углом, лицо ее снова стало серьезным.

За очень короткий промежуток времени в ее жизни произошли огромные перемены. Сначала она покинула свое удобное и надежное место в университете — хотя к тому моменту, когда она решила уходить, оно не было уже таким удобным и надежным. Потом то, что ей предложил Тони, мужчина, с которым она постоянно встречалась. Но главной переменой, конечно, был ребенок. Не планированный и вначале не желанный — она все еще не могла до конца свыкнуться с этой мыслью. И ей казалось, что так будет всегда.

Она взглянула на часы, начиная терять терпение в ожидании такси, и от нечего делать принялась думать о том, чем бы сейчас занималась, если бы продолжала работать в университете. Вероятно, готовилась бы к лекциям на втором курсе или к какому-нибудь семинару, подбирала бумаги, книги и записи у себя кабинете. «Химерические маски и проблемы разделения в восприятии собственного Я». Что-нибудь в этом роде.

Собственное Я. Ее рука, как это часто случалось в последнее время, машинально скользнула под пальто, к животу. Начала поглаживать его тугую поверхность. Совсем небольшой, с точки зрения стороннего наблюдателя, но такой громадный для нее самой. И она понимала, что живот будет теперь только расти. Это Я, собственное Я, она теперь узнавала с большим трудом. Когда она думала о своей старой жизни, о своем прежнем Я, то начинала задыхаться, ей хотелось плакать. Но этап слез был уже позади. Вот уже четыре месяца.

Она почувствовала какой-то трепет внутри. Как будто в ее животе летают бабочки. Большие бабочки. Она испугалась и вздрогнула. Попыталась глубоко дышать, чтобы успокоиться. Все нормально, так и должно быть. Это делает тело. Только не ее тело. Она больше не ощущала его как свое. Оно стало просто контейнером, сосудом для ребенка. Все хорошо, пока она его носит, но что будет с ней, когда он покинет ее?

С физической точки зрения все выглядело довольно пугающе: изменения, которые будут происходить в ее теле по мере того, как дитя будет расти и требовать от нее жизненных сил, реальная боль при родах, а затем то, каким опустошенным окажется ее тело после. А потом еще долгие годы в качестве матери.

Когда она узнала о беременности, ее первым порывом было избавиться от ребенка. Извлечь это из себя, не дать ему вырасти, не дать власти над собой, словно это было какое-то отталкивающее существо, захватывающее человеческие тела. Да и учитывая самое начало ее самостоятельной частной практики, время было выбрано очень неудачно, если не сказать больше.

Тони сказал, что будет согласен, как бы она ни поступила. В конце концов, это ведь ее тело. Поэтому она решилась на аборт. Но когда подошло время, не смогла на это отважиться.

Марина подавила свой страх и решила жить с этим дальше. Пренатальная йога, релаксация и медитация, правильное питание, никакого алкоголя. К счастью, она не относилась к тем женщинам, которых при этом все время тошнит, так что они не могут ничего есть. По крайней мере, до сих пор этого не было. Ощущение, что ребенок внутри нее постоянно растет, было достаточно неприятным. Это казалось ей невыносимым. Она думала, что, если будет находиться с другими беременными женщинами, это ей поможет. Уйдет ее страх, чувство неопределенности. Так оно и произошло, но лишь ненадолго. И теперь, снова оставшись одна, она чувствовала, как возвращаются прежние сомнения.

Она задумалась над тем, какой выглядит в глазах других женщин из группы. Длинные темные волосы, которые пожалела седина. Или которым скрыть седину немного помогла химия. Красивое для тридцатишестилетней женщины лицо, немного испорченное озабоченным выражением. Правильную форму скул она унаследовала от итальянских предков, а озабоченное выражение добавила уже от себя. Глаза казались глубокими, запавшими, словно призрак, ожидающий, когда его вернут к жизни. Решившись рожать, она надеялась, что это сделает ребенок. Прошло четыре месяца, и этого пока не случилось. Она уже начала сомневаться, что это вообще когда-нибудь может произойти. Ей было необходимо еще что-то.

Она снова взглянула на часы и начала притопывать на месте. С чаевыми таксист уже может попрощаться.

В глубине ее сумки зазвонил мобильный.

Вздохнув, она втащила руку из-под пальто и взяла телефон.

— Да.

— Марина? Марина Эспозито?

Голос был знакомый. На то, чтобы сообразить, кто это, у нее ушло несколько секунд. Когда же ей удалось это сделать, то она от удивления открыла рот. Старший инспектор криминальной полиции Бен Фенвик.

— Бен Фенвик?

— Да, Марина, здравствуйте. Простите за беспокойство, но мне необходимо с вами поговорить.

— Ох…

Она обернулась. И увидела Мартина Флетчера. Он приближался к ней, и лицо его было перекошено от ненависти.

Она крепко зажмурилась и снова открыла глаза. Ничего, кроме холодной остановки такси, где по-прежнему не было ни одного автомобиля. Приглушенные крики и визг детей где-то вдалеке. Мартин Флетчер пропал. Зато голос Бена Фенвика в трубке никуда не исчез.

— Марина? Вы меня слышите?

— Да… да, Бен. Я здесь.

— Послушайте, я не стал бы вас просить, если бы это не было так важно…

Стоило ей услышать эти слова, как в сознании мгновенно вырос защитный барьер.

— Послушайте, я… Я сейчас очень занята. Не могли бы мы сделать это как-нибудь в другой раз?

— Боюсь, что нет. У нас проблема.

— Какая проблема?

Он тяжело вздохнул.

— Самая худшая из всех возможных.

Ей очень хотелось нажать кнопку и прервать этот разговор. Побыстрее сесть в такси — если оно когда-нибудь приедет! — и забыть о звонке Бена Фенвика. Но вместо этого она ответила:

— Так что за проблема?

— Возникло новое дело, и нам нужна помощь. Ваша помощь. — Он сделал паузу, словно задумавшись, что сказать дальше. — Послушайте, я понимаю, что это может быть для вас тяжело…

Краем глаза Марина опять увидела направляющегося к ней Мартина Флетчера и почувствовала, как нарастает слепой, панический ужас. Сделав несколько глубоких вдохов, она отогнала видение.

Она старалась говорить тихо и сдержанно.

— Так в чем там дело?

— Это… В общем, это совершенно не телефонный разговор. Лучше всего будет поговорить при встрече.

Она почувствовала, как по телу пробежала судорога.

Скажи «нет»! Скажи «нет»! Скажи «нет!»

— О’кей. Где?

— Я вышлю за вами машину.

— Когда?

— Прямо сейчас, дело не терпит.

— Но я… занята. Клиенты… — Это прозвучало неубедительно даже для нее самой.

Фенвик вздохнул, видимо, опять что-то обдумывая.

— Пожалуйста, поймите меня правильно, но при всем уважении к вам, Марина, я думаю, что когда вы услышите, о чем я собираюсь рассказать, то сами поймете, что́ сейчас важнее.

Она молчала и думала. Он же воспринял тишину в трубке как сигнал к тому, что ей нужны еще какие-то объяснения и заверения.

— Послушайте, я очень сожалею о том, что произошло в тот раз. Мы все сожалеем. Это было ужасно и недопустимо. Совершенно. Если бы… если бы мы тогда что-то сделали по-другому…

— Это не ваша вина, — сказала она, и голос ее опять прозвучал слабо и неубедительно.

— На этот раз ничего такого не повторится, — с облегчением сказал он. — Обещаю. Даю вам слово.

Несмотря ни на что, при этих словах Фенвика она почувствовала, как внутри что-то дрогнуло. Видимо, прошло уже достаточно времени, чтобы ей снова захотелось покинуть свой кабинет. «Как и роды, память о боли со временем забывается, — подумала она с мрачной улыбкой, — и женщина может пройти через это снова».

— Ладно, присылайте машину. Дайте мне пару часов.

— А быстрее нельзя? Дело действительно срочное.

— Тогда прямо сейчас. Я стою перед «Миром досуга». И скажите водителю, чтобы поторопился. Я тут просто замерзаю.

— Спасибо, Марина. Он разыщет вас.

Она спрятала телефон, не дослушав слов благодарности. Улыбнулась, даже не пытаясь скрыть охватившую ее дрожь. То, ради чего она им понадобилась, должно быть, действительно ужасно. Ее специализацией были психосексуальные отклонения.

И снова по телу пробежала судорога. Фил. Она будет работать с Филом.

Она пыталась выбросить его из головы. Сконцентрироваться на своей жизни с Тони, на предстоящем рождении ребенка. Но Фил никак не уходил, и звонок Фенвика вновь вызвал его образ. Он одевался не так, как остальные копы, и любая одежда только подчеркивала его широкие плечи и узкие бедра. Когда она впервые увидела его, то решила, что он занимался регби, но потом выяснила, что это не так. На его лице были следы непростого детства: сломанный и восстановленный нос, полученные в уличных драках мелкие шрамы, которые проступали только тогда, когда он начинал злиться. Но больше всего ей запомнились его глаза. Глаза, в которых она утонула. Меланхолические глаза поэта. Когда она говорила, он смотрел ей в глаза и слушал. И в доказательство этого мог через несколько дней напомнить что-то из ее слов. И это был не какой-то фокус, не желание произвести впечатление — просто он был таким. Она осознавала, что именно это делало его хорошим полицейским, но для нее это значило нечто большее. Это позволяло ей чувствовать себя с ним востребованной, особенной.

Так что совершенно неудивительно, что она влюбилась в Фила. А теперь она будет работать с ним снова. Что ж, на этот раз все будет уже иначе. Должно быть иначе. Потому что это Фенвику она могла сказать, что в том, что произошло с Мартином Флетчером, не было его вины. А вот с Филом все было совсем по-другому.

В этот момент приехало ее такси. Она помахала шоферу рукой, чтобы он ехал дальше, сказав, что его не было слишком долго. Водитель выбрался из автомобиля и начал было пререкаться с ней, но, увидев остановившуюся позади полицейскую машину и вышедшего из нее копа, замолчал.

Марина села на переднее сиденье полицейской машины.

Она надеялась, что это будет просто сменой обстановки, которая так необходима ей, чтобы отвлечься от собственных проблем.

Глава 9

Он следил за ними, когда они входили внутрь и когда выходили. Они не видели его и не знали о его присутствии. Даже не догадывались. Они были так уверены относительно своего места в этом мире, своей важности в нем. Чувствовали себя в безопасности внутри своей маленькой защитной оболочки. Но скоро они узнают, насколько призрачна их безопасность.

По крайней мере, для одной из них.

Он знал, что они не заметят его. Он был знатоком в этих вопросах. И гордился собой. Он сидел в машине на парковке перед «Миром досуга» в Колчестере, откуда был хорошо виден центральный вход, но достаточно далеко, чтобы не привлекать лишнего внимания. Но их он видел хорошо. Болтают и смеются после занятий йогой, неся перед собой большие, полные животы.

Суррогатные матери. Все до единой. Они станут ими, если он так захочет.

У него был список, и он знал, кто из них будет следующей. Знал порядок их выхода.

Он делал это не ради младенцев. Они его не интересовали. Все дело в охоте. В планировании. В подготовке. Преследование. Адреналин. Убийство. Ему всегда нравилась охота. А детеныши животных были ему не важны.

А вот и она, его следующая добыча. Остановилась, чтобы перекинуться парой слов с еще одной, стоявшей на тротуаре. У этой живот не такой большой, на самом деле он вообще едва заметен. Его добыча позвала новенькую с собой, но та не согласилась. Его добыча, похоже, не слишком расстроилась, просто пошла с компанией дальше.

Мимо его машины. Даже не взглянула в его сторону. Он ухмыльнулся. Невидимый бог, вершащий вопросы жизни и смерти.

Она села в свой автомобиль и поехала.

Ему не нужно было следовать за ней. Он точно знал, куда она направляется. Он отыщет ее позже. Вместо этого он обратил свое внимание на ту, что осталась стоять на тротуаре. На новенькую, которая отказалась ехать с ними. Казалось, она не могла его интересовать, но тем не менее заинтересовала. В ней что-то было. Она была одна, сторонилась компании. Но не из-за своей слабости. Как раз наоборот, он это чувствовал. В ней были сила и достоинство.

Он улыбнулся. Ему нравилось это в жертвах. Вызов. Что-то, требующее от него дополнительных усилий. Что-то, что нужно будет сломить.

Он знал, что ему уже нужно ехать, но не мог оторвать от нее глаз. Она не была похожа на остальных. Он чувствовал в ней образованность и ум. По тому, как она стояла, по положению ее тела, когда она говорила по телефону. Прямо сейчас он не мог с ней ничего сделать, но он ее запомнит. И однажды, когда ему нужно будет сделать новый выбор, он еще вернется к ней.

А уж тогда он развлечется по полной.

Он уже собрался завести мотор, как приехало такси. Она наклонилась к окну и что-то сказала водителю. Ее слова тому явно не понравились. Разгоралась ссора. Он откинулся на спинку сиденья, продолжая наблюдать. Это могло быть интересно. Но прежде чем что-то успело произойти, подъехала еще одна машина, и из нее вышел водитель. Не было никаких сомнений относительно того, кто этот человек. Даже если он и не знал его лично, этот тип людей он не спутал бы ни с кем. Полицейский. Он видел это даже издалека.

Недовольный таксист быстро уехал. Женщина села в полицейский автомобиль без опознавательных знаков, и ее тоже увезли.

Как интересно. И любопытно. Он понаблюдает и последит за ней. Ее нельзя забывать.

Больше здесь делать было нечего, так что он включил зажигание и уехал.

Она была им уже отмечена.

Глава 10

Дело шло к обеду, когда Фил Бреннан свернул на своей «ауди» с главной дороги. Постоянно ощущая тиканье внутренних часов, он постарался добраться до Брейнтри как можно быстрее. Он делал все на предельно разрешенной скорости, но мигалку на крышу все-таки не поставил и сирену так и не включил.

Пропищал сигнал спутникового навигатора, сообщая о том, что они прибыли в место назначения. Клейтон Томпсон протянул руку и отключил систему.

— Ненавижу все эти штучки, — сказал он.

— А я думал, что тебе нравится. Я же знаю, как ты любишь всякие технические навороты.

Клейтон пожал плечами.

— Да, но тут все дело в этих сигналах. Как будто высшее начальство установило все это оборудование, чтобы шпионить за нами. Словно мы должны придерживаться своего маршрута. А если нам известна другая дорога или мы в курсе, как срезать путь, заявляют, что мы не можем этого сделать, что они знают лучше.

Фил криво улыбнулся.

— Клейтон, думаю, ты сейчас нашел новое определение для полиции двадцать первого века, — сказал он.

Он посмотрел в окно. Они находились в промышленной зоне Брейнтри в нескольких милях к югу от Колчестера, прямо рядом с шоссе А12. Невысокие здания из кирпича и металла выстроились на всем протяжении от главной дороги до железнодорожной линии из Лондона в Восточную Англию. Прямо перед ними находились двойные ворота из металлической сетки с надписью «Би энд Эф Металс». За воротами было еще одно такое же невысокое кирпичное здание и двор, на котором стояли пара громадных кранов, несколько грузовиков и самосвалов. Сбоку были припаркованы легковые автомобили. Повсюду виднелись сваленные в кучу старые газовые баллоны и огнетушители. Дальше были видны большие железнодорожные платформы, переделанные из старых пассажирских вагонов, на которых был сложен металлолом, трубы, провода и старое электрооборудование. Один из кранов с грейферным захватом на стреле, напоминавшим лапу хищной птицы, работал и сейчас. На их глазах он поднял груду металла с квадратной платформы и, повернувшись, погрузил его в кузов грузовика с высокими бортами.

Фил бросил взгляд на Клейтона и выключил зажигание.

— Пойдемте, — сказал Клейтон, выбираясь из машины, — давайте сделаем это.

— Да, — сказал Фил. — Часы тикают.

Клейтон остановился и выразительно посмотрел на него.

— Это не имеет ничего общего с тиканьем. Просто испытываешь громадное облегчение, избавившись наконец от музыки, которую вы постоянно крутите. Это у вас «Гласвегас»? Слушаете всякое дерьмо.

Фил посмотрел на него, но ничего не сказал.

— При всем уважении к вам, босс… — пробормотал Клейтон, опустив глаза.

Клейтон недолюбливал его, и Фил знал об этом. Большую часть времени он терпеливо сносил такое отношение, потому что его подчиненный был чертовски хорошим копом, но иногда тот переходил грань. Филу частенько хотелось врезать ему. Но так же часто ему хотелось как-то его наградить.

— Это все равно лучше того, что слушаешь ты, — сказал Фил. — Сколько можно вынести песен от бывших членов негритянских банд, хвастающихся своими гениталиями и банковскими счетами?

Клейтон не ответил, угрюмо глядя в землю перед собой: провинившийся школьник, оставленный учителем после уроков.

— Но сейчас — выше голову! — сказал Фил. — Заходим.

Он двинулся вперед, Клейтон поплелся следом за ним.

Оба понимали, что сейчас им предстоит не просто сообщить о смерти человека. Проведя обычную проверку в отношении Райана Бразертона, бой-френда Клэр Филдинг, перед тем как ехать к нему на работу, они выяснили много интересного. В свое время он сидел в тюрьме Ее Величества Челмсфорд за нападение. Информация была пятилетней давности, но, судя по тому, что им удалось узнать, нападение это было на его бывшую подружку. В этой связи пообщаться с ним становилось для них особенно интересно.

Фил и Клейтон прошли во двор. Работавшие там мужчины в грязных робах, в основном здоровенные и с бритыми головами, занимались каждый своим делом. Фил понял, что их мгновенно засекли. Он также догадывался, что большинство этих рабочих уже имели дело с полицией и вряд ли станут помогать им или расспрашивать, что они здесь делают. Они сообразят, что дело связано с плохими новостями, и будут надеяться, что лично их это не касается.

Контора находилась на углу главного здания, и ее оконные стекла были покрыты толстым слоем жирной грязи. Они постучали. Им открыла блондинка средних лет, безуспешно сражающаяся с возрастом. Миниатюрная, но с пышными формами. Грудь, губы и гладкий лоб носят явные следы хирургического вмешательства. Одета, как секретарша из порнофильмов восьмидесятых годов. Видя, как растаяла ее улыбка, когда женщина поняла, кто они такие, Фил подумал, что у нее, видимо, когда-то тоже были проблемы с законом. Хотя и по совершенно другому поводу.

Они предъявили свои удостоверения и представились.

— Инспектор Бреннан и сержант Томпсон. Мы могли бы зайти?

— А в чем дело? — Голос ее был настолько грубым, что его не могла бы смягчить никакая хирургия.

— Думаю, нам лучше поговорить об этом в помещении.

С беспокойством оглянувшись по сторонам, она неохотно впустила их в контору. Обстановка там была очень простая. Голые стены, все очень функционально. Никаких следов посещения дизайнеров интерьера или консультантов по фен-шуй. Два письменных стола, два компьютера, два телефона. На стене — бесплатный подарочный календарь. Металлический шкаф для картотеки.

— Так в чем все-таки дело? — спросила она, не предлагая им сесть.

— Мы ищем Райана Бразертона, — сказал Клейтон, стараясь оторвать глаза от ее бюста, что, как заметил Фил, давалось ему со значительным трудом.

Поняв, что с сержантом все сработало, она повернулась к Филу, еще сильнее выставляя грудь вперед.

— А по какому вопросу?

— По личному.

Все помолчали. Зазвонил телефон. Она не обратила на него никакого внимания.

— Может быть, вы ответите? — сказал Фил. — Это, наверное, по работе.

Она даже не шевельнулась.

— Может, вы хотите, чтобы я это сделал? — спросил Фил, направившись к столу.

Она, опередив его, схватила трубку:

— Би энд Эф Металс. — Услышав ответ, она быстро сказала: — Хорошо, Гарри, я перезвоню тебе через минуту. — После этого она положила телефонную трубку и снова повернулась к ним.

— Райан Бразертон, — напомнил ей Фил.

— А я хочу знать, зачем вам нужно с ним встречаться.

— Послушайте, — сказал Фил, стараясь не давать волю раздражению, — у него нет никаких проблем, он ничего такого не сделал. Нам просто нужно перекинуться с ним парой слов.

Он не отрываясь смотрел ей прямо в глаза. Она не выдержала и отвела взгляд.

— Хорошо, я пойду и найду его.

Она вышла из конторы и пошла через двор. Клейтон смотрел ей вслед.

— Ты в порядке? — спросил Фил.

Клейтон замотал головой, словно выходя из состояния транса. Выражение его лица стало непроницаемым.

— Уф, м-да… Нечасто встретишь такого торговца металлоломом, — наконец ответил он.

— Это Эссекс, не забывай об этом, — сказал Фил, стараясь отвести глаза, но помимо воли продолжая следить за ее бедрами, которые раскачивались из стороны в сторону, словно голова зрителя на теннисном турнире в Уимблдоне. — Интересно, почему она выбрала такое место работы? Ради окружения из всех этих мужиков?

— Это вы так думаете, — сказал Клейтон, не заботясь о том, чтобы как-то скрыть плотоядный взгляд. — Может быть, она как раз думает о смене карьеры…

— Сконцентрируйся, сынок. Думать нужно мозгами, помни об этом. Оглянись по сторонам. Заметил что-нибудь, что могло бы нам как-то помочь?

Клейтон прошелся по конторе, тщательно осматривая все вокруг. И отрицательно покачал головой.

— Я тоже ничего не заметил.

Фил снова сосредоточился на том, что происходило за окном.

Они видели, как пышная секретарша подошла к грейферному крану и стала что-то показывать жестами человеку за пультом управления. Он остановил кран и, открыв дверцу, высунулся из кабины. Свисавшая из открытого окна рука мерно раскачивалась. Фил хорошо рассмотрел его. Крупный мужчина, правильные черты лица, внешность скорее привлекательная. Волосы подстрижены коротко, рельефная мускулатура на торсе. Человек выслушал женщину, и глаза его последовали за ее рукой, указывающей в сторону конторы. Было заметно, что особого восторга он не испытывает.

— Вы только гляньте на эти кувалды, — сказал Клейтон. — Если зацепит, на ногах никто не устоит.

Райан Бразертон вылез из кабины крана и направился через двор к конторе. Он явно был не в духе. Подойдя к двери, он открыл ее и шагнул в комнату. Здесь сразу стало тесно. А его крупная фигура, в дополнение к ним двоим, казалось, выдавила из помещения весь воздух.

— Ну? — сказал он.

Фил снова вытащил свое удостоверение.

— Инспектор Бреннан и сержант Томпсон, — сказал он.

— Ну и что?

— Мы могли бы с вами поговорить?

Бразертон пожал плечами.

Фил заметил, что в контору собирается войти пышная секретарша.

— Поговорить наедине.

Но Бразертон не попытался остановить ее.

— Это Софи. Все, что вы собираетесь сказать мне, можете говорить при ней. — Он странно скривился, что на другом лице могло бы означать улыбку. — А для себя я усвоил, мистер Бреннан, что в подобных ситуациях всегда лучше иметь свидетеля.

Фил обдумывал имеющиеся варианты. Заверить Бразертона, что тот ничего плохого не сделал, и настаивать на конфиденциальности беседы? Или же просто сказать этому неприятному типу то, что он должен сказать, как бы болезненно это ни было, и потом уйти? Фил выбрал последнее.

— Боюсь, у нас очень плохие для вас новости, мистер Бразертон.

Бразертон молчал, ожидая продолжения.

Фил и Клейтон переглянулись.

— Речь идет о вашей подружке, — сказал Фил.

Бразертон нахмурился. Софи тоже.

— Подружке?

— О Клэр Филдинг. Вашей подружке.

— Вы имеете в виду, о бывшей подружке, — быстро вставила Софи, прежде чем Бразертон успел открыть рот.

Фил переводил взгляд с одного на другого. Он прекрасно понимал, что происходит.

— О бывшей подружке, простите.

— Ну и что? Что с ней такое? Что она еще натворила? — Райан Бразертон сделал шаг вперед, и руки его машинально сжались в кулаки. — Что она вам теперь на меня наплела? Что она соврала на этот раз?

Лицо Фила не дрогнуло, голос звучал бесстрастно.

— А что она врала о вас раньше, мистер Бразертон?

Бразертон глухо закашлялся. Это, видимо, должно было обозначать смех.

— Только не прикидывайтесь, что вы не в курсе. Иначе вы бы сюда не приехали.

— Это как-то связано с выдвинутым против вас обвинением в нападении? — спросил Клейтон.

— Да, и вы, черт побери, прекрасно это знаете! Вы считаете, что можете держать меня на крючке только потому, что пять лет назад я сидел за нападение. Каждый раз, когда какая-нибудь дамочка делает заявление в полицию, вы являетесь ко мне. Мне это уже осточертело! Если такое еще повторится, я натравлю на вас своего адвоката.

— В этом не будет необходимости, мистер Бразертон, — сказал Фил. — Против вас больше не будет никаких заявлений. От Клэр Филдинг, по крайней мере.

Он фыркнул.

— Это еще почему? Ей выдали судебный запрет? Чтобы прекратила донимать меня?

— Нет, мистер Бразертон, — сказал Фил, — она умерла.

Он ждал, внимательно следя за малейшими изменениями на лицах Бразертона и Софи, чтобы проанализировать это позднее. Они переглянулись. Софи хотела что-то сказать, но Бразертон шикнул на нее.

— Что произошло? — спросил он ровным голосом.

— Ее убили. У себя в квартире. Прошлой ночью.

При этих его словах рот Райана приоткрылся, взгляд затуманился. Фил понял, что это было самой наглядной демонстрацией чувств. Диапазон душевных состояний Бразертона обычно сводился к смене одной вспышки злости другой.

— Что… что… — Затем его вдруг осенило. — Она ведь была беременна, верно?

— Была, мистер Бразертон. Этот ребенок от вас? — спросил Клейтон.

— Она так утверждала, — ответил Бразертон.

Злость в его голосе свидетельствовала о том, что на этом церемония оплакивания Клэр Филдинг для него официально закончилась.

— Что вы хотите этим сказать? — спросил Фил.

— То, что сказал. Старый женский трюк, о котором сто раз писали в книжках. Хочешь захомутать мужика, скажи ему, что беременна. — Он сделал широкий жест рукой и оглядел комнату. — Я, конечно, не какой-нибудь чертов Алан Шугар,[3] тем не менее это все мое. Это принадлежит мне.

— Это ваша компания? — спросил Фил.

Бразертон кивнул.

— Я поднял ее своими руками. А женщины, когда смотрят на все это, думают: ага, нужно отхватить кусочек для себя. Это намного лучше, чем работать самой. И какой для этого самый простой способ? — Он выразительно пожал плечами и довольно улыбнулся, будто только что блестяще объяснил чрезвычайно запутанную теорию на заседании научного общества Оксфордского университета. — Вот именно!

— Что ж, мистер Бразертон, теперь она мертва, так что ваша империя в полной безопасности.

Бразертон кивнул, не заметив сарказма, сквозившего в словах Фила.

— Тогда что означает «Эф»? — сказал Клейтон.

— Что? — Вопрос этот Бразертона явно разозлил.

— Ну «Эф». Я о вывеске на воротах. «Би энд Эф Металс».

Бразертон пожал плечами.

— Я выкупил ее. А название сохранил, чтобы люди знали, что имеют дело с той же фирмой.

— Это ведь очень важно, — сказал Фил. — Знать точно, с кем имеешь дело.

Бразертон подозрительно уставился на него.

— Тогда почему вы сами сидите за рычагами крана, если вы босс этой компании? — нахмурясь, спросил Фил. — Почему не заплатите кому-нибудь, чтобы это делал он?

Бразертон чуть не лопался от гордости.

— Полезно иногда поработать самому. Это помогает поддерживать форму, сохранять силу.

— Никогда не знаешь, когда эта сила может пригодиться, верно?

Бразертон, играя мускулами на руках и сжав кулаки, повернулся к Филу. Клейтон взглянул сначала на одного, потом на другого и спросил:

— Значит, вы с ней больше не виделись? Я имею в виду, с Клэр Филдинг.

Райан снова фыркнул, и внимание его отвлеклось от Фила.

— А зачем мне это? — Он огляделся по сторонам, с триумфом улыбаясь. — У меня теперь есть Софи.

Софи вернула ему улыбку со всей теплотой и воодушевлением, насколько это могли позволить исколотые ботоксом мышцы ее лица.

— Тогда почему вы до сих пор упоминаетесь в дневнике Клэр как ее бой-френд? — спросил Фил.

— Чушь!

— Но это правда, мистер Бразертон. В телефонной книжке также фигурирует ваше имя, а в кошельке она носила вашу фотографию.

— Вы же знаете этих красоток, — ответил он, пытаясь сохранять игривый тон. — Никак не могут отпустить человека.

Но на лице его было написано совсем другое. А в глазах появился какой-то незнакомый блеск. Страх?

— Мистер Бразертон, где вы находились вчера с десяти вечера до двух часов ночи?

— Что? — Взгляд Бразертона заметался между двумя полицейскими.

— Вы прекрасно слышали вопрос, — сказал Клейтон.

— Я был… — В поисках поддержки он растерянно взглянул на Софи.

— Он был со мной, — сказал она, откликаясь на столь явную просьбу о помощи.

— Где вы были? — спросил Фил.

— У меня дома, — быстро ответила она.

— Что вы там делали? — сказал Клейтон.

— А вам какое дело? — огрызнулась она, и лицо ее впервые проявило признаки подвижности.

— Вас допрашивают в связи с убийством, так что отвечайте, пожалуйста, на поставленные вопросы.

— Смотрели DVD. Взяли бутылочку вина.

— Что это был за фильм?

— Что? — переспросила она.

— Какой именно фильм вы смотрели? — повторил свой вопрос Фил.

— Мы… смотрели парочку, — ответил за нее Бразертон.

— Что это были за фильмы? — Голос Клейтона звучал спокойно и совершенно бесстрастно.

— Что-то… что-то, что хотела Софи и… что хотел я.

Бразертон снова посмотрел на секретаршу, явно желая, чтобы дальше говорила она.

— Что именно это было? — Голос Фила также был ровным и лишенным эмоций. Робот по задаванию вопросов.

— «Искупление», — сказала Софи.

— «Старикам здесь не место», — сказал Бразертон.

— А он уже вышел на DVD? — удивился Клейтон.

— У меня пиратская копия.

Фил позволил себе слегка улыбнуться.

— Хотите, чтобы мы проверили и это тоже?

— Послушайте, отцепитесь от нас! Вы получили то, что хотели, я сказал вам, что мы делали. Вы получили свою информацию и просто… уходите. Прямо сейчас. Мне делом нужно заниматься. — Голос Бразертона вернул былую уверенность. — А вы мне мешаете.

Фил и Клейтон снова обменялись выразительными взглядами, целью которых было смутить Софи и Бразертона еще больше, чем это сделали их расспросы. Оставив их в таком состоянии, полицейские направились к выходу.

Сначала Фил, Клейтон за ним. Проходя мимо Бразертона, он обернулся.

— Что вы думаете о Ромоле Гарай?

— Что? — вздрогнув, переспросил тот.

— Ну, Бриони.

Лицо Бразертона выражало полное непонимание. В поисках помощи он взглянул на Софи, но та тоже была в растерянности.

— Ромола Гарай, — продолжал Клейтон. — Она играла взрослую Бриони. А Бриони — главная героиня в «Искуплении». — Он улыбнулся. — Я подумал, что вы должны были бы это запомнить. Я имею в виду, если вы смотрели этот фильм только вчера вечером.

И он вышел вслед за Филом, который уже направлялся через двор к машине.

— Моя школа, — сказал Фил, когда Клейтон догнал его.

— Благодарю, босс. Всему, что я умею, я научился у вас.

— А тебе самому понравилось «Искупление»?

Клейтон улыбнулся.

— Я его не смотрел. Видел несколько снимков с Ромолой Гарай в журнале «Натс». Еще подумал, что она горячая штучка. Ну и вспомнил, где она снималась.

Фил с улыбкой повернулся к нему.

— В конце концов, от этих журналов хоть какая-то польза.

Они дошли до «ауди» и сели в машину.

— Что вы обо всем этом думаете, босс? Он замешан?

— Трудно сказать. Что-то тут не так. Он достаточно здоровый, чтобы сделать такое, да и прошлое у него соответствующее. К тому же, судя по его ответам, у них с Клэр Филдинг оставались еще незаконченные дела.

— Он, похоже, не был особенно огорчен ее смертью, — сказал Клейтон.

— Это точно.

— И он соврал насчет того, где был прошлой ночью.

— Они оба врали нам, Клейтон. Неужели ты этого еще не понял? — Он включил передачу, и машина тронулась с места. — Вернемся в Колчестер.

Он подумал о Марине. Она уже должна быть у них в участке. У него засосало под ложечкой, но он постарался подавить это чувство. Предстояло еще много работы.

Клейтон оглянулся на контору, потом посмотрел на Фила.

— Только не «Гласвегас»…

— Ладно, — согласился Фил и задумался. — Думаю, со временем у тебя все-таки выработался какой-то вкус.

Глаза Клейтона загорелись.

— Правда?

— А как насчет Нейла Янга?[4] — Фил знал, что его сержант никогда не слышал о нем, но после последнего предупреждения не посмеет с ним спорить. — Классика. Вещь, которая заставляет работать клетки старого мозга.

Клейтон только покачал головой.

— Лучше пристрелите меня прямо сейчас, — пробурчал он себе под нос.

Фил испытывал чувство восторженного детского удовлетворения, оттого что удалось поставить Клейтона на место.

И они на полной скорости помчались назад в Колчестер.

Глава 11

Марина согнулась над умывальником, и ее снова вырвало. Одной рукой она держалась за холодную раковину, другой придерживала падающие на лицо волосы.

— О боже… — Голос ее надломился, спазмы тошноты накатывались волнами, на глазах выступили слезы. — Я не могу… Я этого не вынесу…

Тяжело дыша, она стояла согнувшись и ждала, не возобновятся ли приступы рвоты. Глубокий вдох. Задержать дыхание, выдох. Повторить еще раз. Закрыв глаза, она вздохнула, прислушиваясь к своему телу. Все, почувствовала она. Больше не будет. Внутри уже не осталось ничего, что еще могло бы вырваться наружу.

Открыв глаза, она включила холодную воду и смыла выступившие слезы, после чего выпрямилась, пригладила рукой волосы и глянула на себя в зеркало. Глаза более запавшие, чем обычно. И более испуганные.

«И есть отчего», — подумала она.

Она попыталась успокоиться, контролируя дыхание, и руки ее при этом автоматически потянулись к животу.

«Вот так», — подумала она. Все-таки она относится к тем женщинам, которых тошнит. Причина ей тоже была известна: эти фотографии. Ей показали их в главном управлении полиции Колчестера на улице Саусуэй. Дежурный сержант доложил о ее приезде, и, чтобы встретить ее, сверху спустился старший инспектор Бен Фенвик. Он совсем не изменился. Изящный костюм, седеющие волосы аккуратно подстрижены. Черты лица приятные и симметричные, но, чтобы назвать этого мужчину красивым, все же чего-то не хватало. «Это потому что он какой-то слишком мягкий», — решила Марина.

Он подошел к ней с улыбкой на лице, с протянутой рукой, напоминая сверхактивного старосту, встречающего новичков в шестом классе. Она была почти уверена, что в свое время он им обязательно был.

— Марина, — сказал он, пожимая ей руку и пропуская ее вперед. — С возвращением. Проходите. Давайте пройдемся и поговорим.

Они прошли через двойные двери, и Фенвик торопливо зашагал по коридору.

— Знаете, — сказал он, — без вас мы никогда бы не раскрыли дело Джеммы Харди.

— Спасибо.

«И все мы знаем, что́ из этого вышло», — мысленно продолжила она, почти переходя на бег, чтобы не отстать от него.

Фенвик как будто услышал ее мысли.

— Разумеется, никто из нас не мог предвидеть, что произойдет потом. И по этому поводу я глубочайшим образом сожалею. Я просто счастлив, что все закончилось хорошо.

«И что я не подала на управление полиции в суд», — про себя добавила она.

— Сейчас со мной все нормально.

Хорошо, что они разного роста, и он сейчас не может видеть ее глаза.

— Я рад это слышать. Очень рад. — Голос его изменился, стал более приглушенным. Они прошли через еще одни двойные двери. — Конечно же, в этот раз ничего такого не будет. Ничего. Даю вам слово.

Король избитых штампов… Ну конечно. Как она могла забыть?

— Спасибо. По дороге сюда я по радио слышала ваше сообщение, Бен, — сказала она. — Двойное убийство? Две женщины?

Фенвик кивнул и свернул за угол.

— Квартира в новом квартале. Парксайд Квотер. Обе сегодня не вышли на работу. Обе зарезаны. С особой жестокостью. Ужасно.

Марина кивала, обрабатывая получаемую информацию и делая первые умозаключения. Женщины, убиты ножом. Лезвие воплощает собой суррогатный половой орган. Поскольку она специализируется на психосексуальных отклонениях, теперь понятно, почему они пригласили именно ее.

— Хорошо, — сказала она. — Что еще у вас есть?

— В общем…

Фенвик остановился и посмотрел на нее. Она почему-то инстинктивно поплотнее запахнула пальто. Она специально купила пальто свободного кроя, чтобы скрыть беременность. Что-то подсказывало ей, что она должна скрывать это. Несмотря на многочисленные тренинги, она до сих пор считала, что полиции как организации изначально свойственна дискриминация не только по расовому, но и по половому признаку. И так будет всегда: кирпичный дом всегда будет кирпичным домом, и как ты не отделывай его снаружи деревом, внутри он все равно останется таким, как был. И ей просто нужно смириться с этим, если она собирается и в дальнейшем работать с полицией. Но она хотела, чтобы ни один из ее выводов не был отброшен просто как фантазии женщины в период гормональной перестройки организма.

Фенвик вздохнул. И она увидела за этим напускным радушием политика встревоженного и уставшего человека.

— Мы считаем, что это как-то связано с двумя предыдущими убийствами, — сказал он, и Марина заметила, что от напряжения морщины на его лице стали глубже. — Дело скандальное. Очень скандальное. На нас со всех сторон давят, сильно давят. И нам обязательно нужно получить результат, причем в кратчайшие сроки. — Он снова вздохнул, устало потер глаза, но, вспомнив, что она смотрит на него, взял себя в руки. — Идемте. Я уже взял эти дела, и они ждут вас. Как и ваш письменный стол в придачу. Сюда, пожалуйста.

Они опять шли по коридорам. Она пыталась вспомнить расположение кабинетов по прошлому разу, но сейчас ее вели куда-то в другое место. Фенвик открыл дверь в бар. Войдя за ним, она нахмурилась. Столы для бильярда были накрыты и превратились в письменные столы со стоящими на них компьютерами и телефонами; точно также были переоборудованы столики, кабинки и сиденья вдоль стен. Шкафы картотек стояли в один ряд с игровыми автоматами. И здесь работало очень много людей. Гораздо больше, чем она видела в прошлый раз.

— У нас тут несколько необычно, — сказал Фенвик. — Бригада по расследованию особо опасных преступлений обычно базируется в Стенвее, но у них там сейчас ремонт, сняли асбоцементные перегородки в комнатах для допросов. А для этого дела нам нужно много места. Очень много.

Барная стойка была закрыта шторами, а перед ней стояли большие классные доски, доминировавшие во всем этом зале. Они не давали команде расслабляться, напоминая всем главную цель их работы. Письменные столы, столики и стулья из бара служили только дополнением к ним.

Она взглянула на одну из досок и увидела там фотографии четырех женщин. Все они улыбались, никто из них тогда и допустить не мог, что однажды эти фото окажутся здесь; другие люди на снимках были отрезаны, чтобы оставить в центре внимания только эти лица. Здесь же стояли их имена: Лиза Кинг, Сюзи Эванс, Клэр Филдинг, Джулия Симпсон. Обычные имена и такая необычная смерть. Все они были соединены между собой линиями, нарисованными маркерами, как в какой-то зловещей головоломке типа «соедини точки». Под ними были записаны другие имена, даты, адреса. Пока еще этих женщин ничего не объединяло. А должно объединять, и Марина знала это. Если бы это было не так, ее бы здесь не было.

Фенвик жестом позвал ее к письменному столу у стены. Она подошла к нему.

— Вот мы и на месте, — сказал он. — Боюсь, негусто для начала, но компьютер и телефон здесь есть. И еще вот это. — Он похлопал по пачке папок, лежавших рядом с клавиатурой. — Это все ваше. Фотокопии, сделанные сегодня утром. Мы были бы очень признательны, если бы вы не выносили их из этого помещения. Но если так все-таки не получится, будьте с ними очень осмотрительны.

— Благодарю вас.

— Может быть, еще что-нибудь? — сказал Фенвик, с улыбкой кивая в сторону закрытой барной стойки. — Джин с тоником? Вино? Пиво?

Марина улыбнулась.

— Спасибо. Чашечку кофе, если можно.

Фенвик распорядился, чтобы младший полицейский принес кофе. Марина села за свой стол и, вынув из сумочки блокнот и ручку, приготовилась читать.

— Ну вот. А сейчас я оставлю вас, чтобы не мешать заниматься тем… в общем, чем бы вы ни занимались, — сказал он, взглянув на часы. — Но должен предупредить. Эти фотографии… они просто жуткие. И если это говорю я, то можете мне поверить. Так что я вас предупредил.

Она кивнула, и он ушел. Она открыла первую папку с надписью «Лиза Кинг» и начала читать. Но как только она дошла до фотографий, ее тут же начало мутить. Полицейский поставил ее кофе на стол, и она сразу отпила большой глоток. Кофе был горьким. Она почувствовала, как из желудка подступает тошнота. И продолжила читать.

Голова начала кружиться. Она тяжело сглотнула и часто заморгала. Взяла следующую папку: «Сюзи Эванс». Почитала немного. Дышать стало еще тяжелее. Несмотря на то что комната была большой и просторной, Марине стало душно и жарко. Ей не хватало воздуха. Желудок гудел и, казалось, поднимался куда-то вверх, к груди. Она прикрыла ладонью губы, стараясь удержать появившуюся во рту кислоту и желчь. И снова посмотрела на снимки.

Она понимала, что ее сейчас вырвет.

Глава 12

Фил Бреннан заехал на парковку и заглушил мотор «ауди».

— Пойдем писать рапорт, — сказал он Клейтону, отстегивая ремень безопасности и открывая дверь. — Заодно посмотрим, вернулась ли Анни.

Клейтон не сдвинулся с места.

— Идите без меня, босс. Я должен еще кое-что сделать.

— Неужели написать на меня еще одну жалобу о домогательстве за то, что я заставил тебя слушать Нейла Янга? Опять за свое?

Клейтон выдавил из себя вежливую улыбку. Эта музыка из трех нот доставала его всю дорогу. Он уже ненавидел ее.

— Просто появилась одна идея, — сказал он, но глаза его при этом забегали и смотрели куда угодно, только не на Фила. — Кажется, кое с кем из этого склада металлолома мы уже пересекались.

— С кем?

Клейтон выбрался из машины.

— Я пока не уверен. Дайте мне пару часов.

— Только не задерживайся, — сказал Фил.

— Да, я знаю, — уже на ходу ответил Клейтон. — Первые двадцать четыре часа и все такое.

Фил удержался от резкого ответа и подавил раздражение, которое вызывал его более молодой сотрудник. «Отпусти его, — подумал он. — У него своя голова на плечах». Толкнув двери, он вошел в здание, предъявив дежурному пропуск. Он чувствовал, что напряжен и очень нервничает.

Но это никак не связано с тем, что он снова увидит Марину. Это все из-за беспрестанно тикающих часов, говорил он себе.

И он направился к себе в кабинет.


Марина стояла перед дверью бара, набираясь мужества, чтобы снова зайти внутрь. Она понимала, что́ все они должны сейчас о ней думать.

Штатский человек. Не в состоянии выдержать напряжения. Не в состоянии выдержать давление. Да, собственно, и не должен быть в состоянии. К тому же женщина, чего от нее еще можно ожидать?

Она все понимала. Она была уверена, что они произносят это вслух. В другое время она уже давно была бы там, противостояла бы им всем и осадила бы любого, кто посмел поставить под сомнение ее профессиональную пригодность к этой работе. Но только не сейчас. На этот раз она не винила их в этом. На этот раз она даже соглашалась с ними.

Сунув руку под пальто, Марина убаюкивала растущего в ней ребенка. Может быть, он и не был запланированным, но она все равно не хотела, чтобы с ним что-то произошло. И с ней. Только не как в этих рапортах и на фотографиях. Мертвые матери. Мертвые младенцы.

Она сделала глубокий вдох и, открыв дверь в бар, прошла на свое рабочее место. Несколько человек повернулись в ее сторону, но затем снова вернулись к своей работе. Она подошла к своему письменному столу, села и взяла в руки папку.

— С вами все в порядке?

Она подняла глаза. Рядом стоял Фенвик, в глазах его была тревога. Она быстро огляделась по сторонам и увидела только сочувствующие взгляды, никто не осуждал ее.

Она кивнула.

— Да. Просто я…

— Не беспокойтесь. Никто не винит вас за такую реакцию. Я же говорил, что дело скверное. Я сталкивался с делами и похуже, но уже не могу толком вспомнить, когда такое было.

Она снова кивнула.

— И еще, — сказал Фенвик, наклоняясь к ней. — Теперь, когда вы уже просмотрели документы, я должен сказать еще кое-что. В первом убийстве младенец был разрезан в утробе матери. Во втором его извлекли из нее. А после сегодняшнего утреннего убийства ребенок исчез вообще.

— О господи…

— Так что, пожалуйста, подключайте свои магические силы, и чем раньше, тем лучше.

Он положил руку Марине на плечо, что можно было считать как ободряющим, так и покровительственным жестом, и оставил ее наедине со своими мыслями. Она видела, как он вошел в свой кабинет и закрыл за собой дверь.

Она посмотрела на лежащие на столе папки, потом на свой блокнот, открыла дело Сюзи Эванс и начала перечитывать его. Она здесь для того, чтобы выполнить свою работу.

Она увлеклась и заметила, что кто-то стоит рядом со столом только тогда, когда услышала:

— Привет!

У нее перехватило дыхание. Она перестала читать. Она хотела поднять голову, но смогла сделать это не сразу, а только после некоторой паузы на подготовку.

— Привет!

Он выглядел хорошо. Возможно, похудел немножко, но это его не портило. Она улыбнулась и выпрямилась, откинувшись на спинку стула.

— Значит, ты по-прежнему здесь?

— Они уже пытались от меня избавиться. И периодически возвращаются к этому вопросу.

— Почти как я, — сказала она.

Фил улыбнулся и осмотрелся по сторонам, словно догадываясь, что за ними могут наблюдать. Марина не знала, сколько человек могли знать об их отношениях и разрыве, и почувствовала, что краснеет. Чтобы скрыть это, она взяла чашку с кофе и поднесла ее к губам. Уже остыл. Она скорчила недовольную гримасу и поставила чашку на стол.

— Я принесу тебе свежего, — сказал он.

— Не стоит. Сомневаюсь, чтобы он был лучше на вкус.

Наступило молчание. Она видела, как губы Фила шевелятся, словно показывая ей, что он хочет сказать. Но она точно знала, что он этого не скажет.

— Бен Фенвик приглядывает тут за тобой? — наконец произнес он.

— Исполняет любые мои капризы.

Фил снова улыбнулся.

— Это правильно. У тебя есть все, что необходимо?

Она кивнула.

— Это хорошо. — Он снова оглянулся, потом перевел взгляд на нее. — А как там… — Он запнулся.

Она понимала, что он притворяется, что забыл имя.

— Тони, — подсказала она.

— Да, Тони. Верно. Он в порядке?

— В порядке. — Она посмотрела в свою чашку. — Все хорошо и даже отлично.

Она неловко поерзала на стуле, сделала глубокий вдох, и собственный живот внезапно показался ей просто огромным.

— Вот и хорошо, кем бы он там ни был, — сказал Фил. — Что ж, ты производишь впечатление человека, который знает, что делает. Так что пойду, не буду мешать.

— О’кей.

— Хорошо.

— Ты это уже говорил.

Он засмеялся.

— Хорошо. — Снова засмеялся. — В общем… я уверен, что мы еще увидимся.

— Конечно.

Он отошел и направился к своему столу. Она неотрывно смотрела ему в спину, потом покачала головой. «Нет, — подумала она, — а вот это в данный момент мне нужно меньше всего».

Марина опустила глаза, глядя на лежащие перед ней документы, но никак не могла сосредоточиться. Слишком многое между ними осталось недосказанным. Им еще о многом необходимо поговорить. Если она решит, что хочет этого. А пока им придется подождать.

И она вернулась к полицейским рапортам. На этот раз уже сосредоточившись.

Потому что от этого зависели жизни людей.

Глава 13

Эмма Николлс села за свой стол и улыбнулась констеблю Анни Хэпберн. Улыбка эта должна была быть уверенной и официальной, но вместо этого в ней сквозило крайнее напряжение и плохо скрываемые эмоции.

Она была одета, как и положено старшему преподавателю школы в нормальный рабочий день: черный брючный костюм, светлая блузка, волосы завязаны в большой пучок. Но день этот уже перестал быть нормальным. Две ее учительницы были убиты, а теперь еще в школу пожаловали полицейские.

Констебль Анни Хэпберн была в сыскной полиции достаточно долго, чтобы выработать у себя отстраненность, позволявшую заниматься своим делом, сохраняя сочувствие к жертвам жестоких преступлений. И она надеялась, что сможет делать это всегда. Про себя она называла их «человеческие осколки». Обломки людей, которые нуждаются в ремонте и надеются на него. Но она работала здесь достаточно давно, чтобы знать, что получается это далеко не всегда.

С Эммой Николлс со временем все будет в порядке. Она не видела того, что пришлось сегодня утром увидеть Анни на квартире Клэр Филдинг, она не вдыхала тот жуткий запах. А судя по напряжению, которое не оставляло директрису, ее отношения с Клэр Филдинг и Джулией Симпсон были в основном чисто профессиональными.

— Поймите меня правильно, — сказала Эмма Николлс, откидывая назад голову; казалось, она произносит слова про себя, прежде чем позволить им сорваться с губ. — Я в первую очередь пекусь о своей школе.

— Разумеется.

— Под этим я имею в виду буквально всех. И благополучие детей и служебного персонала я считаю первостепенными в равной степени.

— Правильно.

Тщательно подбирая слова, Эмма Николлс продолжила:

— Но при этом я редко вмешиваюсь в дела учителей, если они не являются моими личными друзьями или сами не просят о помощи.

Анни кивнула, понимая, что директриса открещивается от своих коллег.

— О’кей.

Кабинет Эммы Николлс чудесным образом сочетал в себе официальность и радушие. На стенах рядом с дипломами и грамотами за различные достижения висели расписания занятий, учебные планы на год и рисунки, которые дети сделали специально для нее. Похоже, она была популярна, и окружающие о ней помнили. Анни подумала, что именно так и должен выглядеть кабинет директрисы начальной школы, да и сама директриса.

Школа была старая, но реконструированная на современный лад. Чистая, светлая, пышущая позитивной энергетикой, с развешенными на стенах работами и дипломами учеников, она явно была тем местом, где детей ценят и хорошо учат. «С другой стороны, — подумала Анни, — это же все-таки Лексдон. Богатый пригород Колчестера». И следовало ожидать здесь чего-то в таком роде.

Дети — или, по крайней мере, та их часть, с которой Анни удалось пообщаться с момента приезда сюда, — казалось, были полны жизненных сил, энтузиазма и надежд в отношении окружающего мира. Появление полиции заметно взволновало их. Это было необычное, захватывающее событие, ломающее рутинный ход обычной жизни. Анни знала, что пока она со своей небольшой командой, состоявшей из нескольких младших офицеров и простых полицейских, занимается делом, опрашивая персонал и объясняя, как им следует себя вести, дети все равно обо всем узнают, как бы осмотрительна ни была ее группа и как бы аккуратно учителя ни объясняли им происходящее. Убийство двух учительниц — причем любимых учительниц, если верить тому, что она уже успела о них услышать, — не могло пройти мимо них. А уж тогда они и сами догадаются, что здесь делает полиция на самом деле. И начнут понимать, что реальный мир не похож на то, что показывают по телевизору, что он может быть очень жесток и ужасен. Именно из-за этого Анни никогда не хотела иметь детей. Потому что как бы ты ни старался защитить их от этого мира, он все равно в конце концов заберет их.

— Итак, — продолжила она, открывая свой блокнот, — были ли Клэр Филдинг и Джулия Симпсон близкими подругами?

Эмма Николлс приготовилась уже ответить, но вместо этого только вздохнула, глаза ее прищурились, напускная любезность улетучилась, а выражение лица стало убитым и подавленным. Она была словно больной раком, который ненадолго забыл о своем тяжелом состоянии.

— Это просто ужасно, — сказала она.

Анни кивнула, не зная, что тут можно добавить.

— Боже мой…

Тягостное депрессивное состояние усугублялось. Анни необходимо было взять ситуацию под контроль.

— Мисс Николлс, — сказала она, — я сожалею о том, что произошло, и прекрасно понимаю, как вам сейчас тяжело. Но мне действительно необходимо задать вам несколько вопросов.

Эмма Николлс взяла себя в руки.

— Я понимаю, понимаю. Вы ведь… — Она снова потеряла контроль над собой, было видно, что она готова вот-вот разрыдаться. Но ей все же удалось справиться. — Простите.

— Все нормально.

Директриса слабо и натужно улыбнулась.

— В такие моменты я жалею, что бросила курить.

Анни улыбнулась в ответ.

— Я вас понимаю. Хорошо, и все-таки Клэр Филдинг и Джулия Симпсон… Они были подругами?

Эмма Николлс кивнула.

— Джулия вела шестой класс, а Клэр — четвертый, верно?

Директриса опять кивнула. Пальцы ее беспокойно двигались, словно теребили воображаемую сигарету.

— И Клэр была беременна.

Новый кивок головой.

— Сколько еще оставалось до полного срока?

— Пара… пара недель.

— Вы не знаете, был ли этот ребенок запланированным? Была ли она рада ему?

Эмма Николлс нахмурилась.

— А это на самом деле важно? Она ведь умерла.

— Я знаю. Но мы обязаны задавать такие вопросы. Это поможет понять, кто мог это сделать.

— Хорошо. — Нахмуренные брови выровнялись, и она вздохнула. — Насколько я могу судить, она была ему рада.

— Мы полагаем, что вчера вечером у нее собрались друзья.

— Да. Это была вечеринка накануне родов. — Ее нижняя губа вновь задрожала.

— Мисс Николлс, мы пытаемся установить всех, кто мог там быть. Вы не могли бы назвать мне какие-нибудь имена?

Времени на обдумывание ответа Эмме Николлс не потребовалось.

— Крисси Барроус, Герайнт Купер. Сегодня утром они говорили об этом.

— И все? Только эти двое?

— Только они… — На глаза ее снова навернулись слезы.

Анни подождала, пока директриса снова успокоится.

— Мне нужно поговорить с ними.

Эмма Николлс кивнула. Анни посмотрела в свои записи.

— А как насчет бой-френда Клэр? Она о нем ничего не рассказывала?

Эмма опять нахмурилась, в глазах появилось настороженное выражение.

— Бой-френд?

— Райан Бразертон, — сказал Анни, вновь заглянув в свой блокнот. — По крайней мере, мы так считаем. Его имя часто упоминается в ее дневнике. Свидания и всякое такое. Она вообще когда-нибудь называла при вас это имя?

— Ну, насколько я знаю, у Клэр с ним… складывались довольно непростые отношения. Как я уже говорила, меня это, в общем-то, не касается. Она была прекрасной учительницей, профессионалом, и дети обожали ее. А в ее жизнь, если она не сказывалась отрицательно на работе, я не вмешивалась. — Анни промолчала, и Эмма Николлс продолжила: — Клэр недавно рассталась со своим партнером.

Анни нахмурилась. Судя по записям в квартире Клэр, у нее сложилось совсем другое впечатление.

— Вы, кажется, удивлены этим.

— Так оно и есть. Мне дали понять, что их отношения продолжаются.

Эмма Николлс покачала головой.

— Должна подчеркнуть, я редко вмешиваюсь не в свое дело, но учителя знают, что двери моего кабинета для них всегда открыты. Несколько месяцев назад Клэр выглядела такой потерянной… Я спросила ее, не хочет ли она поделиться со мной. Она отказалась. Джулия… — И снова при этом имени на лицо Эммы опустилась тень. — Джулия… рассказала мне, что Клэр рассталась со своим парнем. И что она очень тяжело переживает этот разрыв.

— Когда это могло произойти?

Эмма Николлс задумалась.

— Примерно тогда… когда Клэр сообщила о своей беременности. Месяцев пять назад. Или шесть. Где-то так. — Ее пальцы снова беспокойно задвигались. — Как я уже говорила, все старались поддержать ее. И в итоге она пережила это.

— Как вы думаете, она хотела, чтобы он вернулся?

Похоже, этот вопрос удивил Эмму Николлс.

— Конечно. А вы бы не хотели?

— Да. Думаю, на ее месте и я бы хотела этого, — сказала Анни, стараясь улыбнуться.

— Хотела. Пусть даже такой.

Анни подалась вперед.

— Даже такой? Что вы хотите этим сказать?

Эмма Николлс снова отрепетировала свои слова сначала про себя.

— Он… Я не думаю, что он делал ей много хорошего. Не то чтобы он сразу сбежал, когда узнал о ее беременности, но… — Директриса откинула голову назад, и Анни почувствовала, что она готова сообщить что-то важное. Но потом она опустила голову и махнула рукой. Что бы она ни собиралась сказать, момент был упущен. — Я не знаю. Я не знаю. Вам ведь нужны факты. А все это будет только моими догадками.

Анни поняла, что больше ничего не сможет узнать от нее о Клэр Филдинг. Она еще раз заглянула в свои записи.

— А как насчет Джулии Симпсон?

— А что, собственно, Джулия Симпсон?

— В последнее время с ней не происходило чего-то такого, что показалось вам необычным?

Эмма Николлс задумчиво нахмурилась. Потом покачала головой.

— Пожалуй, нет… Ничего такого.

— Были у нее враги?

— Враги? — Эмма Николлс возмущенно огляделась по сторонам, словно не веря, что могла услышать такое. — Она была учительницей начальной школы… а не международным террористом.

— Это верно, — сказала Анни, — тем не менее она тоже убита.

Лицо Эммы Николлс осунулось, и она опустила голову.

— Нет, — сказала она, обращаясь к полу, — врагов у нее не было. Ее в этой школе любили. Очень любили.

— А какие-нибудь… связи? — Анни старалась быть максимально тактичной. — Что-то в этом роде? Что-то, что могло обернуться не так?

— Нет. Ничего. Ничего такого не было.

Анни кивнула. Она подумала, что есть, по меньшей мере, два человека, которые способны помочь ей больше, чем сдерживаемая профессиональной этикой Эмма Николлс.

— Крисси Барроус, Герайнт Купер, — сказала она. — Подскажите, пожалуйста, как их найти.

Когда Эмма Николлс объяснила, Анни закрыла свой блокнот и поблагодарила директрису.

— Не стоит благодарности. Жаль, что больше я не могу помочь вам.

— Вы были очень любезны.

Анни хотела уже уйти, когда Эмма Николлс вдруг взяла ее за руку.

— Есть еще один момент. Возможно, вы были правы.

Анни нахмурилась.

— Вы о чем?

— О Райане Бразертоне. Я сказала вам, что между ними все кончено. Но у меня сложилось впечатление… повторяю, это только мои догадки, не факты… Так вот, у меня сложилось впечатление, что хоть они и расстались, но между ними не все еще закончилось. Вы понимаете, что я имею в виду?

— Понимаю. Некоторым людям такое нравится, — ответила Анни.

— Особенно мужчинам, — добавила Эмма Николлс.

Глава 14

Каролин Идес направила свой полноприводный BMW в сторону Стэнвея и выехала из центра города. Когда она проехала по площади с круговым движением и попала на Лексден-роуд, у нее опять появилось ощущение, что она управляет не автомобилем, а танком. Она знала, что все подруги завидуют ей, постоянно повторяя, как им нравится эта машина, но сама ненавидела ее. Она уже жалела, что позволила Грэму купить ее себе.

Ленч прошел в приятной обстановке — собственно, как всегда. Ее подруги были хорошей компанией, и ей всегда доставляло удовольствие поболтать с ними. Кафе «Лайф» на Кулвер-стрит Уэст — это вам не «Старбакс» и не «Кафе Неро», поэтому, когда наступала ее очередь угощать, она всегда настаивала, чтобы они ехали именно в «Лайф». Все остальные стремились пойти в заведение, входящее в какую-нибудь крупную сеть, потому что заботились о том, чтобы их увидели. И потому что там одно меню каждый день, в любое время, в каждом филиале, и ты точно знаешь, что можешь здесь получить. Но Каролин находила это скучным и даже угнетающим. Она предпочитала кафе «Лайф». И все остальные шли за ней.

Здесь на стенах висели предлагавшиеся на продажу авторские картины, имелся доступ к беспроводному Интернету. У «Лайфа» была индивидуальность, он был единственным в своем роде, и, приходя сюда, она тоже чувствовала себя непохожей на других. Здесь было светло и просторно, кофе и пирожные отличные. Не то чтобы она позволяла себе сладкое так часто, но в этом вопросе шла на компромисс: ела ломтик пирожного «роки-роуд» без слоя суфле. Впрочем, большинство из них поступали так же.

Она свернула с Лексден-роуд до того места, где та переходит в Лондон-роуд, и направилась к своему дому. Она чувствовала, что руки, державшие руль, начинают болеть, — несмотря на мощный гидроусилитель, дело это все равно было нелегкое. Наконец-то она начала ощущать себя здесь как дома. Почти два года назад она переехала сюда из небольшого, но очень уютного домика в районе Сент-Мэри, находившегося за аллеей, ведущей к театру «Меркюри», сразу за городской стеной. Этот уголок, ограниченный с запада Крауч-стрит, а с востока — старой крепостной стеной, производил впечатление небольшой деревушки внутри города, но из-за близости городского центра не выглядел отрезанным. Это впечатление дополняла Броуд-стрит с ее кондитерскими, ресторанами, пабами, магазинами мебели и дорогой одежды. Однако, как и большая часть города, со временем этот район начал задыхаться, зажатый между новыми многоквартирными домами, и она увидела в этом знак, что пора отсюда уезжать. К тому времени Сент-Мэри превратился просто в еще один пригородный форпост Колчестера, а модные магазины Крауч-стрит смотрелись уже как манерные излишества на главной транспортной артерии, выходившей с круговой развязки Квинсуэй.

Коттеджный район в Стэнвее был расположен довольно далеко от центра города. Укромное местечко, как выразился агент по продаже недвижимости. Изысканное. И выглядело оно соответствующе. Большие представительные дома, со вкусом спланированные, крепко построенные. Одинаковых нет, перед каждым — место, по меньшей мере, для двух автомобилей на подъездной аллее. Именно этого и хотел Грэм. Каролин любила свой дом в Сент-Мэри, но старалась чувствовать себя довольной и здесь.

Она подкатила к дому, заехав передним колесом на тротуар, и черный полноприводный внедорожник встал как вкопанный, слегка скрипнув тормозами. Она снова подумала, что ненавидит эту машину. Возможно, когда родится ребенок, ей понравится ездить в ней. Тогда она сможет держать руль нормально, и огромный живот не будет мешать.

Она выбралась из машины, взяла из багажника сумку с вещами для тренировки и, напевая под нос песенку, которую только что слышала по радио, направилась к главному входу. Вошла, положила ключи на столик в прихожей, прошла в кухню. Это было реальным воплощением всего, чего она хотела в жизни. Прекрасный дом. Классный автомобиль. Мужчина, любовь ее детства, который со временем превратился в красавца мужа. Двое чудных детей, и третий на подходе. Жизнь такая, что лучше быть просто не может, постоянно убеждала она себя.

Она открыла холодильник, налила апельсинового сока и пошла к обеденной стойке. Она села на одну из табуреток, набрала полный рот сока, и волна усталости захлестнула ее.

Она вздохнула. Снова она чувствовала себя изможденной. Она говорила себе, что это из-за беременности, только и всего. Ребенок. У них с Грэмом уже было двое детей, почти подростков. Элфи двенадцать, Ванессе семь. Что она делает, собираясь рожать в третий раз? Сейчас? В ее возрасте?

Тридцать девять еще не старость, повторяла она себе. Не слишком много, чтобы еще раз стать матерью. Не слишком много, чтобы по-прежнему оставаться желанной и привлекательной.

Она сделала еще глоток и почувствовала, как сок опускается внутри нее вниз. Не нужно пить так быстро, иначе опять захочется в туалет. Особенно если ребеночку вздумается улечься на ее почки. Она сделала глубокий вдох и попыталась найти другую позу, чтобы усесться поудобнее. Мысли ее вернулись к ленчу. Подруги… Все они намного младше ее, все ждут первого ребенка. Хорошая компания, дружелюбная, с ними было приятно проводить время. Но порой Каролин казалось, что они смотрят на нее совсем не доброжелательно. Вроде как подсмеиваются над ней. Как будто она уже слишком старая. Старается выглядеть моложе, как одна из них, в то время как у нее все это уже в прошлом. Как будто они выехали в город со своей мамой.

Они никогда такого не говорили, но у нее все равно было такое ощущение.

Каролин допила сок и поставила стакан в посудомоечную машину. Когда она вставала, перед глазами заплясали звездочки. Закружилась голова. Она сделала это слишком резко. В последнее время такое с ней уже случалось. Все чаще и чаще, по мере того как ребенок набирал в весе. Все естественно, как сказал доктор, но от этого не менее неприятно.

Она взялась за край стойки, восстанавливая дыхание и равновесие. Потом посмотрела на часы. До прихода Грэма еще четыре часа. Нужно что-то приготовить на ужин. Каролин снова вздохнула: она слишком устала, чтобы не то что готовить, а даже просто стоять. К счастью, она не забыла заскочить в ресторан «Эм-энд-Эс». Жареная баранья нога и готовые овощи. Разогреть все это будет недолго. А если Грэм начнет жаловаться, она скажет, что пусть готовит обед сам.

Кухня сияла, все отделано буком и гранитом, кухонное оборудование подобрано в тон. Она снова тяжело вздохнула. Это она так надеется, что Грэм приедет домой через четыре часа. В последнее время он появлялся все позже и позже. Объясняет, что работает сверхурочно. Перерабатывает, пока не появился ребенок. Потому что тогда им понадобятся деньги. Дети — дорогое удовольствие, она еще помнит об этом? А когда он все-таки добирался домой, то выглядел несчастным и раздражительным. Взрывался от любого пустяка, что бы Каролин ни сказала, что бы ни сделала. И уже давно не хотел заниматься сексом. По правде говоря, сейчас она и сама была слишком уставшей для этого, но даже и на ранней стадии беременности, когда она испытывала настоящее желание, он все равно не хотел ее. На самом деле в последний раз они занимались сексом как раз тогда, когда она забеременела. Иначе она бы такое не забыла.

И от детей тоже не было помощи. Приходят из школы, сразу разбегаются по своим комнатам наверху, усаживаются за Интернет или телевизоры. И все опять так, как если бы она была дома одна.

Она снова уселась на табурет. Если это ее настоящая жизнь и если все у нее так замечательно, то почему она чувствует себя несчастной?

Ей захотелось принять ванну. Надолго залезть в чудесную ласковую воду, которая снимет накопившиеся в теле боль и напряжение. Но она не могла сделать этого, пока одна дома. Что, если ей вдруг станет плохо? Или кто-нибудь придет, а она не сможет подняться? Нет. Слишком рискованно. Лучше уж вместо этого она просто примет душ. В очередной раз.

Она пошла по лестнице наверх, не торопясь, ступая на каждую ступеньку и держась за перила. Зайдя в ванную, она открутила воду и начала медленно снимать многочисленные одежки.

«Здесь, по крайней мере, мне нужно просто стоять, — подумала она. — Даже шевелиться нет необходимости».

Каролин шагнула под душ. Закрыла глаза.

Она стояла неподвижно, пока не начали болеть ноги. Тогда она вытерлась, пошла в свою спальню и переоделась в пижаму и халат. Она хотела немного передохнуть, буквально несколько минут. Просто ненадолго прилечь. Но только она закрыла глаза, как сразу же провалилась в темноту.

Последней ее мыслью, перед тем как погрузиться в сон, было, что все скоро устроится само собой. После того как родится ребенок.

Глава 15

Крисси Барроус изо всех сил старалась им помочь, но ей особо нечего было добавить, и Анни быстро поняла это. Ей часто приходилось сталкиваться с такими людьми. Это довольно распространенная реакция на ситуацию, когда человек чувствует, что должен сделать все возможное, чтобы помочь, даже если уже сказал все, что только мог.

Крисси Барроус было за тридцать, она была полная и некрасивая. При этом у нее были глаза, которые при других обстоятельствах могли принадлежать энергичному и веселому человеку. Но только не в таких условиях.

В классе, где они разговаривали, было жарко, и обстановка была какой-то сонной. Как будто отопление специально было включено слишком сильно, чтобы сделать детей вялыми. Анни старалась не обращать на это внимание и принялась за дело, чтобы установить последовательность событий на вечеринке по времени.

Сидевшая перед ней Крисси Барроус постоянно теребила в руках салфетки, меняя их одну за другой: вытирала глаза, сморкалась, рвала их на мелкие кусочки.

— Ну, я… я рано ушла.

— Во сколько примерно это было?

— Приблизительно в девять. Самое позднее — в полдесятого. Но все-таки, думаю, ближе к девяти.

— У вас была на то какая-то особая причина?

Подумав, она покачала головой.

— Мы… мы хорошо проводили там время. Я отдала Клэр свой подарок, ползунки…

На ее глазах снова выступили слезы, и она вытащила из коробки очередную салфетку. Анни терпеливо ждала, пока Крисси снова приведет себя в порядок.

— И оттуда вы пошли домой.

Она кивнула.

— Мне нужно было кое-что сделать на сегодня. Да еще и ехать далеко, поэтому я выпила только один стаканчик…

— Когда вы уезжали, то не видели никого подозрительного? Может быть, кто-то слонялся без дела возле подъезда или на лестнице?

Она снова покачала головой. Брови ее нахмурились, как будто она изо всех сил пыталась напрячь память, чтобы в ней всплыли какие-то воспоминания или даже человек, который был нужен Анни.

— Так кто же еще был там кроме вас?

— Клэр, Джулия, Герайнт… вот и все.

— Все только из вашей школы?

Она кивнула.

— А не было там бой-френда Клэр? Райана Бразертона?

Крисси Барроус выпрямилась, и в ее заплаканных глазах появилось какое-то новое выражение.

— Нет. Только не он! Клэр больше никогда не хотела его видеть.

Выражение лица Анни осталось профессионально невозмутимым.

— А почему?

— Он был… ох… — Она замотала головой. — Я не могу этого сказать. Но он вел себя по отношению к Клэр плохо. Очень плохо. И избавившись от него, она сделала самый правильный поступок в своей жизни.

— А что насчет Джулии? Был в ее окружении кто-нибудь, кто мог бы хотеть причинить ей вред?

Крисси Барроус подняла глаза.

— Джулия? Нет. Никого такого не было. Никто не хотел причинить ей вреда. Она была, она была… — Слезы полились опять.

Перед Анни начала вырисовываться общая картина.

Она внимательно смотрела на рыдающую Крисси и сомневалась, что та может сообщить что-то еще. Это была совершенно нормальная женщина, которая не может поверить, что нечто ужасное внезапно ворвалось в ее жизнь и вырвало из нее двух ее подруг, причем немыслимо жестоким способом.

Анни встала и протянула ей свою визитку.

— Если вспомните что-то еще, позвоните мне, пожалуйста.

Крисси Барроус, не поднимая глаз, взяла карточку.

Зашел полицейский, чтобы составить протокол допроса учительницы, а Анни отправилась задавать вопросы дальше. Выйдя из душной комнаты, она испытала настоящее облегчение.

Герайнт Купер ждал ее в медицинском кабинете, который полицейским отвели для допроса свидетелей. Здесь, по крайней мере, было прохладнее, чем в классе. Герайнт Купер был чернокожим, и она решила, что лет ему около тридцати. Он был опрятно одет и сидел на стуле, положив руки на колени. Не в привычках Анни было торопиться с выводами, тем более опираться на стереотипы, но по его манерам и внешнему виду она решила, что Купер гей.

Она села напротив и представилась:

— Я сержант криминальной полиции Хэпберн, мистер Купер.

Они пожали друг другу руки. Даже при вялом рукопожатии Анни заметила, что рука его немного дрожит.

— Я постараюсь сделать процедуру опроса как можно менее болезненной для вас, — с легкой улыбкой сказала она. — Вчера вечером вы вместе с Джулией Симпсон и Крисси Барроус были в гостях у Клэр Филдинг. — Это был не вопрос, а утверждение.

Он согласно кивнул.

— В какое время вы ушли от нее?

— В районе десяти. Где-то так.

— Где вы живете?

— Датч Квотер. По улице, недалеко от Клэр. — Когда он произнес это имя, голос его дрогнул.

— Как вы добирались домой?

— Пешком.

— Что вы можете сказать об обстановке, которая была там, когда вы уходили?

Он пожал плечами.

— Нам было там хорошо. Мы много смеялись. — Он посмотрел ей прямо в глаза. — Клэр получала удовольствие от этого. Как и все мы.

— Никаких споров, ничего такого не было?

Этот вопрос, казалось, обидел его.

— Нет. Мы просто отдыхали.

— Вечеринка была посвящена предстоящему рождению ребенка?

Он кивнул.

— Ну да, вечеринка накануне родов. Мы принесли подарки, открыли вино, веселились… Видит бог, для нее это было просто необходимо.

— Для Клэр? Почему вы так говорите?

Он откинулся на спинку и скрестил руки на груди, приняв оборонительную позу.

— Все из-за него.

— Вы имеете в виду Райана Бразертона?

Он кивнул.

— А что он такого сделал?

— Я уверен, что вы уже все об этом знаете.

— А вы расскажите мне еще раз.

— Он не хотел этого ребенка. Настаивал, чтобы она избавилась от него. А она отказалась. И бросила его.

Анни ждала продолжения, но он молчал.

— И это все?

Он кивнул, по-прежнему не разжимая рук.

Она решила зайти с другой стороны.

— Когда вы уходили в районе десяти, то не видели никого подозрительного, околачивавшегося поблизости?

Он задумался и помолчал.

— Может быть, перед домом, на улице или даже внутри, на лестнице. Хоть кого-то. Хоть где-нибудь.

Герайнт Купер вздохнул. Руки его скользнули вниз, и он расслабился.

— Я думаю об этом весь день. Снова и снова прокручиваю все в голове. Пытаюсь вспомнить…

— Так все-таки, был там кто-нибудь?

Он снова вздохнул.

— Нет. Никого. Простите, мне очень жаль.

— Все в порядке. А Джулия Симпсон оставалась там, когда вы уходили?

Он кивнул.

— А разве ей не пора было домой?

— Она сказала, что поможет Клэр все прибрать.

Задавая следующий вопрос, она уже знала ответ, просто ей нужно было убедиться, что рассказы свидетелей совпадают.

— Вы ушли оттуда первым?

Он отрицательно покачал головой.

— Первой ушла Крисси. Ей дальше всего ехать. На Вивенхое-уэй. — Он многозначительно посмотрел на нее. — Она пила совсем мало. Не хотела, чтобы ее остановила полиция.

Анни улыбнулась.

— Меня это не касается. Я просто пытаюсь выяснить, кто убил Клэр Филдинг и Джулию Симпсон.

Он кивнул, как будто соглашаясь с ней.

— Ну, я думаю, все мы уже знаем, кто мог это сделать, не так ли?

— Знаем? — Анни даже слегка подалась вперед. — Так кто же это был, мистер Купер?

Герайнт Купер смотрел ей прямо в глаза. Анни вдруг поняла, что трясет его не от нервов, а от ненависти.

— Но ведь это очевидно. Бывший парень Клэр. Этот мерзавец Райан Бразертон. Это он убил ее.

Глава 16

Сержант Клейтон Томпсон быстро огляделся по сторонам. Никого. За ним никто не следит.

Он вышел из управления полиции и направился по Хэд-гейт в сторону центра. Магазины уже начинали закрываться, и с приближением вечера бары и рестораны вдоль Хэд-стрит становились все более притягательными. Он чувствовал, что его и сейчас, несмотря на будний день, туда тянет.

Клейтон по-прежнему не знал лучшего отдыха, чем в свой выходной пройтись с напарниками по барам и выяснить, что из этого можно выудить. Он думал, что за столько лет работы в полиции с него уже будет достаточно этих ночных расследований по выходным, когда пабы в центре города забиты солдатами из местного гарнизона, цепляющимися к городским девушкам и студенткам и голодными до всего, что движется, причем готовыми, если нужно, полезть ради этого в драку. Но для него ничего не менялось. Он с удовольствием вспоминал те славные времена, это было хорошее незамысловатое развлечение. Несколько набитых физиономий, несколько бесплатных рюмок от бармена или что-нибудь еще в том же роде.

Впрочем, с солдатами все было не так однозначно. Клейтон видел массу женщин, изголодавшихся хищниц среднего возраста, с телами, выпиравшими из одежды, сшитой для подростков, которые лихорадочно снимают обручальные кольца, как будто это имеет какое-то значение, и мечутся по бару в надежде заполучить молоденького ладного солдата на ночь. Когда он служил простым патрульным, его много раз вызывали разнимать драки, в которых молодые люди, которым не удалось сойтись со сверстницами, дрались из-за таких вот женщин — женщин, которые при виде этого заводились сами и которым льстило быть призом для победителя. А если не получалось уйти с солдатиком, они частенько делали это с полицейскими, вспомнил он, и по лицу его скользнула хитрая улыбка.

Но как бы привлекательно это ни было, он вынужден был оставить воспоминания и зов баров. Проще простого было присесть где-нибудь, взять несколько кружек пива и позволить ему смыть все тяготы жизни. Но он не мог себе этого позволить. Ситуация становилась все более серьезной. Необходимо действовать. А для звонка, который он собирался сделать, требуется уединение.

Он вытащил свой мобильный и отыскал в телефонной книжке нужный номер. Он уже давненько им не пользовался, но из памяти все-таки не стер, подумав, что когда-нибудь он может пригодиться. Так или иначе.

Он соврал Филу, когда сказал, что у него есть кое-какая ниточка. Ничего личного, но выбора у него не было. Это были действия, как говорится, по ограничению ущерба. На карту поставлена его карьера. Он не собирался ничего искать, просто шел по центральной части города, пытаясь разложить все по полочкам и выработать план дальнейших действий. Но что бы он ни делал, действовать нужно осторожно, убедившись, что после каждого шага он по-прежнему защищен.

Он свернул с главной улицы, нырнул в переулок Черч-вок с заколоченными досками мастерскими и гаражами и направился к кладбищенской церкви, не обращая внимания на малолетних хулиганов и подвыпивших школьников, собравшихся возле ржавых старых ворот. Деревья и надгробные камни мрачно смотрелись на фоне темнеющего неба. Все это напоминало стандартную декорацию к старому фильму ужасов.

Его телефон ответил.

— Это я, — сказал он.

На том конце линии молчали. Он терпеливо ждал.

— Было ясно, что ты позвонишь, — наконец сказал чей-то голос.

— Спасибо, что обошлось без сдачи меня полиции, — сказал он.

— Не стоит благодарности, — ответил голос тоном, которого Клейтон не понял.

— Нужна твоя помощь.

В трубке послышался смех.

— Разумеется, нужна.

Клейтон начал злиться. Он уже открыл рот, чтобы выплеснуть все свое раздражение, но вовремя остановился. Сейчас это не поможет.

— В общем, помоги мне.

— Помочь в чем?

— В том, чтобы… как-то уладить все. Обеспечить нам прикрытие.

Голос снова рассмеялся.

— Ты хочешь сказать, обеспечить одному из нас прикрытие.

Клейтон чувствовал, как его раздражение перерастает в настоящую злость. Но проглотил это.

— Только не надо…

— Играть с тобой в игры? — спросил голос. — А ты ведь любишь игры, я это помню.

Клейтон снова сдержался.

— Это очень важно. Нам нужно поговорить. Сегодня.

Голос вздохнул.

— Где и когда?

— Место и время — за тобой.

— Девять часов. «Ягненок и Знамя», Проктер-роуд, в Новом городе. Знаешь, где это?

Он знал.

— А потом нужно будет отвезти меня домой.

— Хорошо.

Он выключил телефон. Огляделся по сторонам. На кладбище было уже совсем темно. То, что нужно для привидений и прочих ужасов. Он повернулся и направился обратно в участок. Кладбищенские привидения его не интересовали.

Ему хватало собственных.

Глава 17

Анни Хэпберн все еще продолжала допрос Герайнта Купера.

— Значит, Райан Бразертон убил Клэр? Вы это хотите сказать?

Он кивнул.

— Но одной Клэр ему показалось мало, поэтому он убил еще и Джулию.

— Почему вы так думаете, мистер Купер?

— Ой, да бросьте вы! Это точно он, этот мерзавец.

— А какие-то доказательства у вас есть, мистер Купер?

Он посмотрел на нее, и его злость немного поубавилась.

— Нет. Но это должен быть он, разве не так?

— Почему «должен»?

— Потому что это очень на него похоже.

— Что «похоже»?

— Я вам уже говорил!

— Вы сказали, что он не хотел ребенка и настаивал, чтобы Клэр от него избавилась. Она не согласилась на это и бросила его. Все это никак не тянет в качестве мотива для убийства.

— Но это ведь негодяй! Самый худший из возможных вариантов. Из-за таких дети убегают из дома и всю жизнь продолжают ненавидеть их.

— Он был жесток?

Тот удивленно посмотрел на Анни.

— А то вы не знаете!

— По отношению к Клэр?

Герайнт Купер кивнул. Он уже успокоился и заговорил тише.

— Она все время находит мужиков одного и того же типа. Здоровенные, выглядят так, будто могут постоять за себя. Настоящие мачо. Я все время говорю ей, чтобы она не делала этого, что от них только беда и ничего хорошего, но она каждый раз делает по-своему. — Он запнулся и поправился. — Не делает… делала. — Он вздохнул, с трудом сдерживая слезы, и его снова охватил гнев. — О боже… все равно! Это точно он.

— Расскажите мне о нем поподробнее, мистер Купер.

Он подался вперед. Анни не сомневалась в честности или искренности его взгляда.

— Он вел себя по отношению к ней ужасно. Сначала был хорошим, но потом все и началось. Через пару месяцев он очень переменился. По пустяковому поводу… Опоздала с работы домой — по физиономии. Странно посмотрела на кого-то в пабе — по физиономии. Не понравился приготовленный ею обед — по физиономии.

— Но она все равно его не бросала?

Он покачал головой.

— Она была несчастлива, но любила его. И все время возвращалась к нему. Каждый раз. Бывало, она приходила ко мне или к Джулии вся в слезах, с синяком под глазом или где-нибудь еще, и говорила, что собирается уйти от него. Но потом ей становилось лучше, он опять звонил, обещал никогда больше такого не делать, и все оставалось по-старому. Она пускала его назад.

— Понятно, — сказала Анни.

Герайнт Купер посмотрел на нее, и лицо его стало жестким.

— Вы хотите сказать, что она сама заслуживала этого, верно? Что она должна винить во всем только собственную глупость? За то, что позволяла ему так обращаться с собой.

— Вовсе нет, мистер Купер, — ответила Анни ровным голосом. — Я часто сталкиваюсь с такими вещами. Даже слишком часто, если быть откровенной. И не только со стороны мягких и глупых женщин. Бывают среди них умные, рассудительные и зрелые. Но и они зачастую точно так же не понимают, как могли дойти до такого состояния.

Похоже, ее слова успокоили его.

— Так что же произошло потом?

— А дальше случилось то, что вы назвали бы вмешательством не в свое дело. Со стороны Джулии, Крисси и меня. Мы же ее лучшие друзья. И нам очень не нравилось то, что с ней происходило. Мы это просто ненавидели. К счастью, нам удалось образумить ее.

— Но тут оказалось, что она беременна?

Герайнт Купер кивнул.

— От Райана Бразертона?

Он снова кивнул.

— И тогда она окончательно порвала с ним.

Анни нахмурилась. Это противоречило тому, что рассказала ей Эмма Николлс.

— На самом деле?

— Да, на самом деле. Он сказал, что не хочет ребенка. Вообще не хочет детей. Ни при каких обстоятельствах. А она хотела. Даже от него. Поэтому Райан решил, что она должна избавиться от ребенка. А если она не сделает этого, то это сделает он сам. Насильно.

Анни тяжело сглотнула, стараясь, чтобы лицо оставалось невозмутимым.

— Каким образом? — Голос оказался не таким спокойным, как ей бы этого хотелось.

Герайнт Купер поднял руки и крепко сжал их перед собой.

— Вот таким.

— Хорошо. — Анни опять сглотнула. — И тогда она ушла от него.

Он кивнул.

— А потом он решил, что хочет к ней опять.

— А как же ребенок?

Он пожал плечами.

— Ее он хотел больше.

— И как же он все это обставил?

— Лучше не придумаешь. Все очаровательно, цветы, много цветов. Он изменился, стал совсем другим человеком — в общем, все, как обычно.

— И это сработало?

— Нет. Как я уже говорил, на этот раз рядом с ней были мы. Мы помогли ей быть сильной.

Анни снова нахмурилась.

— Выходит, это не он бросил ее, а она его?

— Правильно.

— И ему это не понравилось.

Глаза Герайнта Купера стали круглыми.

— Разумеется, не понравилось.

— И что он предпринял?

— Он повел себя отвратительно. В основном это были телефонные звонки. С угрозами. С жуткими угрозами. Насчет того, что он сделает, когда доберется до нее. Что он с ней сделает, если она не вернется к нему. Что он с ней сделает.

— Если она не вернется к нему… Вы все время это повторяете, — сказала она. — Но я слышала совсем другую историю, что это именно он бросил Клэр. Это не соответствует действительности?

Купер покачал головой. Казалось, он чувствует себя неловко.

— Возможно, кое у кого могло сложиться такое впечатление.

— Почему?

— Потому что это мы хотели, чтобы люди так подумали. Это помогало Клэр. Три человека, собравшиеся у нее прошлым вечером… Мы были не просто ее друзьями. Мы были ее группой поддержки. Мы помогали ей не сдаваться.

Анни промолчала, зная, что он еще не закончил.

— Подумайте над этим. Разве не проще сказать, что ты беременна и одинока, потому что твой мужчина бросил тебя, чем потому что ты собрала все свое мужество, чтобы бросить его, после того как он угрожал убить твоего ребенка?

— Он действительно говорил такое? В этих же словах? Об этом он говорил с ней по телефону? Угрожал убить ее ребенка?

Герайнт Купер кивнул. И продолжал кивать дальше. А все слезы, которые он до сих пор сдерживал, наконец прорвались наружу.

Анни закрыла блокнот. У нее было все, что она хотела узнать.

Глава 18

— Спасибо, что сделал это, — сказал Фил. — Я действительно очень тебе благодарен.

Ник Лайнс только пожал плечами: для него все дела были похожи одно на другое.

— Решение принимал не я. Высокое начальство сказало, что это сейчас самое главное, а я просто действовал соответственно.

Фил закончил предварительную проверку по Райану Бразертону и, поскольку Клейтон еще не вернулся, а остальные были заняты каждый своим делом, позвонил Нику Лайнсу. Этот мертвенно бледный патологоанатом сдержал слово и сделал оба вскрытия в рекордные сроки. Фил, не теряя времени, направился прямо в морг Главного управления полиции Колчестера, где и отпустил находившегося там констебля Эдриана Рена, чтобы тот занялся другими делами.

Кабинет Ника Лайнса совмещал в себе профессиональный беспорядок и индивидуальные черты хозяина, составляя резкий контраст стерильно чистой рациональности нержавеющей стали в зале для вскрытий. На стенах рядом с вырезанными статьями из газет, как серьезного, так и шуточного содержания, кнопками были приколоты низкопробные открытки с кадрами из научно-фантастических фильмов и фильмов ужасов выпуска пятидесятых годов. На полках стояли маленькие фигурки Супергероя. «Удивительно, — подумал Фил. — С другой стороны, работа у него такая». Ник Лайнс действительно был во многих отношениях человеком удивительным.

Разговор их происходил под музыку CD-плеера. «Что-то в стиле готики и барокко, — подумал Фил, — но при этом мелодичное». Точнее определить он не смог.

— Кстати, что это мы сейчас слушаем? — спросил он.

— «Триффидс», — сказал Ник, толкнув ему через стол пластиковую коробку от диска. Ему явно было приятно, что Фил спросил об этом, хотя он и старался не подавать вида. — «Тропическая лихорадка». Великолепный альбом.

— Это точно, — сказал Фил, вслушиваясь в странноватый текст о заштопанных глазах и пришитых губах. Больше он уже ничего не спрашивал. — Так какие результаты?

Ник открыл желтую папку и, откинувшись на спинку кресла, сложил перед собой руки домиком. Он был похож на главного злодея из фильма о Бонде, который приготовился изложить собственный план покорения мира.

— Разрезы на обеих жертвах сделаны одним и тем же лезвием, — сказал он, заметно растягивая слова, словно потрясение от увиденного уже сменилось апатией. — Длиной примерно восемнадцать сантиметров, гладкое, очень острое. Возможно, охотничий нож или что-то в этом роде. Судя по размерам и форме разрезов, лезвие довольно тяжелое.

— А мог этот нож использоваться в двух предыдущих убийствах? — спросил Фил.

— Думаю, да, — кивнув, ответил Ник. — Конечно, я провел только предварительное повторное рассмотрение двух других случаев на этом этапе, но считаю, что это вполне можно допустить. — Он снова вернулся к своим пояснениям. — Этот нож был использован разными способами. Джулии Симпсон, первой жертве, был нанесен удар режущей кромкой по горлу. Смерть ее должна была быть долгой.

Он сделал паузу ради драматического эффекта. «Триффидс» в это время пели о том, как с каждым часом свет темнеет в глазах. Это еще раз напомнило Филу о беспрерывно тикающих часах.

— Вторая жертва была убита совершенно по-другому. Для ее физического обездвиживания был применен наркотик.

— Какой наркотик? — спросил Фил.

— Результаты анализа еще не готовы, но я полагаю, что это был интрокострин. Препарат, блокирующий нервно-мышечную деятельность. Он ограничивает спонтанное сокращение мышц при хирургических операциях и обычно применяется в строго контролируемых количествах. — В голосе его звучало чуть ли не сожаление. — Однако здесь была введена доза, намного превышающая допустимый уровень.

Фил нахмурился.

— Насколько большой она могла быть?

— Очень большой, — ответил Ник. — Паралич должен был наступить практически мгновенно.

— Значит, это было сделано… Для чего? Чтобы она не могла двигаться?

— Даже более того, — ответил патологоанатом. — Это должно было остановить ее дыхание.

— Проклятье! — сказал Фил. — А мы можем проследить, откуда взялся этот препарат? И вообще, насколько трудно его достать?

— По крайней мере, можно попробовать проследить. Если это сделал местный, то, возможно, его и удастся найти. Хотя это будет непросто. Если наркотик взяли в больнице, то там наверняка попытались замести следы. А если его купили через Интернет, через подставное лицо… — Он пожал плечами. — Хотя как знать.

Фил сделал пометку в своих записях.

— Как ты думаешь, это получилось случайно? Ну, что ей дали такую большую дозу. Или он специально так и задумывал?

Ник улыбнулся. Как будто он проводил испытание, и Фил его выдержал.

— Вот в чем вопрос, как говорил старина Шекспир. Хотя эти слова уже давно звучат избито. Мое мнение, а оно подкреплено еще кое-какими соображениями, что он этого не планировал. Он хотел, чтобы она просто стала податливой. Потом привязал ее к кровати. Очевидно, наркотик к этому времени был уже вколот, потому что кожа в местах, где ее привязывали, потерта очень слабо. Она почти не сопротивлялась — точнее, не могла сопротивляться. Затем он начал вырезать из нее ребенка. Для этой цели он использовал тот же нож, которым была убита Джулия Симпсон.

— А не мог он сделать ей укол, чтобы она просто молчала? Все-таки многоквартирный дом, вечер, жильцы все дома…

— Очень даже может быть. Такие вещи трудно проделать тихо.

Фил на мгновение задумался.

— Как ты думаешь, насколько быстро он все это сделал? — спросил он.

Ник непонимающе нахмурил лоб.

— Могло действие наркотика распространиться и на ребенка? Мог он еще дышать, когда его извлекли из утробы матери?

— Боюсь, что тут можно только догадываться. Разрезы сделаны не слишком аккуратно. Все делалось быстро, и можно предположить, что он работал с вполне определенной целью. Я бы сказал, имеется определенный шанс, что к тому времени наркотик еще не добрался до ребенка.

— Следовательно, мы может допустить, что ребенок жив и до сих пор?

Ник снова пожал плечами.

— Это всего лишь мое предположение.

— Насколько квалифицированным был убийца? Я имею в виду с медицинской точки зрения? С точки зрения опыта хирурга?

Над этим вопросом патологоанатом задумался.

— Опытным? Нет. Квалифицированным? Возможно. У него должна была быть какая-то общая информация относительно того, что он делает. Он знал, где резать. Но это явно не профессионал. Увлеченный любитель.

— Упаси нас Господь от таких специалистов, — сказал Фил. — Что по поводу образцов ДНК? Есть какие-то результаты?

Ник покачал головой.

— Еще слишком рано. Это может занять неделю, а то и больше.

— А что насчет секса?

Ник ехидно улыбнулся.

— Очень милое предложение с твоей стороны, но, боюсь, ты не в моем вкусе.

Фил только покачал головой.

— Я уверен, что на рождественских вечеринках ты со своим остроумием пользуешься бешеным успехом.

Ник поднял бровь и снова улыбнулся. Фил не хотел о таком даже думать.

— Нет, — в конце концов ответил тот. — Никаких следов сексуальной активности. Ни насильственной, ни по взаимному согласию, ни какой-либо иной. А также с мертвым телом.

— Благодарю. — Филу нужно было переварить то, что он только что услышал. — Хорошо. Ну, если это все, то я пошел. — Он сделал движение, чтобы взять со стола папку.

— Еще пара моментов, — сказал Ник, и Фил замер. Патологоанатом выложил на стол еще один лист бумаги. — Я взял на себя смелость и пообщался с коллегой из отделения акушерства и гинекологии. Она у себя разложила все по факторам: роды травматические, преждевременные, на четыре недели раньше срока — я потом проверял медицинскую карту Клэр Филдинг. Через четыре недели ей предстояло кесарево сечение, причем роженице было показано применение наркотического препарата… — Он вздохнул. — Если ребенку дают питательные смеси с большим количеством молока и держат в тепле, с ним может быть все в порядке.

— А где можно купить эти питательные смеси?

— Да где угодно. Это то, что касается хороших новостей. Но если у него не будет постоянного качественного ухода или если разовьются осложнения с дыханием, то, я думаю, речь идет даже не о днях, а о часах.

Фил почувствовал, как знакомый невидимый ремень снова стягивает ему грудь.

— Спасибо. Я над этим подумаю.

Не обращая внимания на нарастающее внутри давление, он направился к выходу.

— И еще кое-что. Все было сделано с одним усилием. Я думаю, что, учитывая угол, под которым был нанесен удар Джулии Симпсон, это исключает возможность того, что это дело рук женщины. Если только это не культуристка ростом метр девяносто и весом в сто килограмм.

Фил кивнул. И вспомнил о человеке, идеально подходившем под такое описание.

— Найди его, Фил, — сказал Ник.

Фил опять кивнул. И почти бегом выскочил из комнаты.

Глава 19

— О’кей, — сказал Фил, стремительно входя в бар. — Давайте-ка все обсудим. Что у нас есть?

Все подняли головы и посмотрели на него.

— Буквально в двух словах, — сказал он, — прежде чем разойдемся по домам.

Но было непохоже, чтобы кто-то вообще собирался отсюда уходить. Наоборот, бар выглядел так, будто его команда приготовилась к продолжительным напряженным поискам, намереваясь оставаться на работе, пока убийца не будет пойман и младенец найден. Анни сидела за столом и писала рапорт, Марина устроилась рядом с ней. Пташки, констебль Эдриан Рен и сержант Джейн Гослинг, сидели каждый за своим столом: Эдриан — высокий и худой, как скелет, Джейн — полная и приземистая. Они напоминали Филу двух комиков, выступающих дуэтом в старом мюзикле, хотя на самом деле это были два преданных своему делу хороших полицейских.

В бар вошел Бен Фенвик.

— Присоединяйтесь к нам, — сказал Фил.

За окнами было уже темно, и благодаря всем включенным на потолке лампам освещение комнаты казалось неестественно и даже раздражающе ярким. На доске перед баром были приколоты жуткие фотографии Клэр Филдинг, Джулии Симпсон, Лизы Кинг и Сюзи Эванс: по одному снимку при жизни, по одному — после смерти. До того: улыбающиеся, счастливые, надеющиеся на долгую жизнь. После: застывшие и безжизненные. Окровавленные оболочки, превратившиеся в набор улик и деталей для следствия. От фотографий в разные стороны расходились нарисованные стрелки. Справа висела карта Колчестера, где места преступлений были обведены маркером. Чуть ниже — фото Райана Бразертона. Здесь же было оставлено место, где всем предлагалось записывать факты, догадки, гипотезы. Установить связи, пролить свет на тайну, упорядочить хаос, обеспечить ответы на вопросы. Рядом с доской на стеллаже стоял телевизор с видеомагнитофоном и DVD-плеером на нижней полке.

— А где Клейтон? — спросила Анни.

— Что-то выясняет, — сказал Фил. — Он скоро появится.

— Охотится за славой, — сказала Анни достаточно громко, чтобы Фил мог это услышать. Он знал, что Клейтон метит на работу в городе покрупнее, чем Колчестер, и в должности повыше, чем просто сержант. Возможно, для него это идеальный шанс продвинуться по службе. Если они получат результат.

Фил осадил ее осуждающим взглядом, но оставил эти слова без комментариев. Сейчас не время и не место.

— Итак, — сказал он, — прошло приблизительно семь часов с момента, когда были обнаружены тела Клэр Филдинг и Джулии Симпсон, а ребенок до сих пор не найден. Начнем. Анни?

Анни, периодически поглядывая в свои записи, доложила команде о том, что ей удалось выяснить в начальной школе Всех святых. Она рассказала, что на вечеринке по поводу предстоящих родов Клэр были Крисси Барроус, Герайнт Купер и Джулия Симпсон. Что все они были больше чем просто друзьями Клэр, это была ее группа поддержки. Что поддерживали они ее против Райана Бразертона и что тот угрожал ей.

Потом слово взял Фил.

— Райан Бразертон, — сказал он, — ранее задерживался за нападение и нанесение телесных повреждений. Даже сидел за это в тюрьме Челмсфорд. Все обвинения связаны с жестоким обращением на бытовой почве, направленным против женщин.

Марина опустила голову и начала что-то записывать.

— И он угрожал убить ребенка, если Клэр не сделает аборт? — спросил Фенвик.

— Обещал сделать это собственными руками, — сказала Анни.

Уголки рта Фенвика дрогнули, словно собирались расплыться в улыбке, но он им этого не позволил. Глаза его загорелись.

— Похоже, среди подозреваемых очень быстро появился лидер, — сказал он.

— Еще посмотрим, — сказал Фил. — Мы нанесли ему визит. — Он рассказал о поездке на склад металлолома, о реакции Бразертона и о его новой женщине, покрывающей его. — Совершенно очевидно, что она лжет.

— Вы знаете, почему она это делает? — спросил Фенвик.

Фил покачал головой.

— По привычке? Первая реакция? Я не знаю. Я бы хотел еще раз поговорить с ними, но с каждым в отдельности. И я уверен, что сейчас он будет держать ее на коротком поводке. Еще я получил от Ника Лайнса результаты вскрытия.

Он рассказал о ноже, о наркотике, о физических размерах и телосложении нападавшего.

— Этот Райан Бразертон нравится мне все меньше и меньше, — сказал Фенвик.

Фил ничего на это не ответил.

— Лайнс сказал, что у нас совсем немного времени, чтобы найти ребенка живым. Если за ним соответственно не ухаживают, это всего несколько часов. Максимум день.

После его слов в комнате повисло молчание.

Нарушил его Фил.

— Эдриан, Джейн! Что с системой видеонаблюдения? И с поквартирным обходом?

— С видеонаблюдением пока ничего, — сказала сержант Джейн Гослинг, — но мы ожидаем записи с камер на доме и на улице к завтрашнему утру. Мы просмотрели всех бывших преступников на сексуальной почве в этом районе, всех известных нарушителей с отклонениями поведения, которые могли бы как-то пересекаться с нашим случаем. Ничего. Но один сигнал все-таки был. Пара местных жителей из близлежащих квартир сообщили, что вчера вечером видели крупную фигуру, одетую в длинный плащ и шляпу. После предположительного времени убийства этот человек исчез.

— Бразертон? — спросила Анни.

— Может быть, — ответил Фенвик. Глаза его блеснули охотничьим азартом.

— Хорошо, — сказал Фил. — Думаю, мы можем предположить, что все было сделано ради того, чтобы получить ребенка Клэр Филдинг. Был допрошен муж Джулии Симпсон, и, хотя мы и не можем быть уверены на сто процентов, я все же полагаю, что она просто оказалась не в том месте и не в то время.

— Как и Клэр, — сказала Анни.

— Совершенно верно. Но если дело касается только Клэр, это одно. Однако если это тот же человек, который убил Лизу Кинг и Сюзи Эванс, то он мог охотиться и на ребенка. В любом случае это никоим образом не снимает подозрений с Бразертона.

— А сами вы что думаете, Фил? — спросил Фенвик. — Что говорит ваша интуиция? Это он?

Фил нахмурился.

— Если бы дело касалось только этого случая, этих двух убийств, я сказал бы «да». В подобных ситуациях почти всегда замешан муж или бой-френд. В девяти случаях из десяти. Но у нас ведь есть еще два трупа… — Он пожал плечами. — Не знаю. Он врет, но, полагаю, здесь требуется что-то более определенное. Необходимо найти связь.

— Нам нужно найти ребенка, — сказала Анни.

— Тогда давайте задержим его, — предложил Фенвик, нервно сжимая и разжимая кулаки. — Посадим его в камеру, хорошенько допросим. И посмотрим, что он тогда нам расскажет.

Все согласно закивали.

— Ладно, — сказал Фенвик и нетерпеливо встал, порываясь действовать. — Тогда такой план. Первым делом, Фил, завтра утром задержите Бразертона. И заставьте его говорить.

Снова кивки и одобрительный ропот. Команда приободрилась и сфокусировалась на своей мишени. Но их мысли прервал негромкий голос:

— Есть одна вещь, которую вы не учитываете.

Все головы повернулись к Марине. Она держала перед собой открытый блокнот и ждала, пока присутствующие успокоятся.

— Какая? — спросил Фенвик, явно раздраженный тем, что его перебивают.

— Что это точно не он.

Глава 20

— Прекрати, прекрати, прекрати…

Эстер носилась по комнате, зажав уши ладонями и со злостью мотая головой. Ничего не помогало. Писк младенца проникал и сюда. Она зажала уши еще крепче и открыла рот.

— Ла-ла-ла, я ничего не слышу… Нет, нет, нет, я совсем не слышу тебя…

Она перешла на крик и забегала по комнате еще быстрее, крепко зажмурив глаза, бросаясь из стороны в сторону, давая выход бессильной ярости.

— Ла-ла-ла…

Крик ее превратился в вопль. Но и это не помогло. Как бы сильно она ни кричала, ей все равно не удавалось заглушить его плач.

Эстер резко остановилась и повернулась, чтобы еще раз посмотреть на ребенка, который обещал ей столько счастья и удовольствия, а на самом деле принес одни только неприятности. Он лежал в старой ржавой ванночке на довольно грязном одеяле, укрытый другим таким же одеяльцем. Эту ванночку сама Эстер и вся ее семья всегда использовали в качестве детской кроватки. Она должна была быть сентиментально привязана к ней — все-таки это была их семейная реликвия, — но ничего такого не испытывала. Мысли ее работали в другом направлении. Возможно, когда она была совсем маленькой, она чувствовала себя в своей кроватке в полной безопасности. Но она не была в этом уверена. Она не может помнить этого, говорила она себе, память все стерла. Те воспоминания принадлежат другому человеку. И она не хочет снова стать этим человеком. Никогда. Да и не сможет.

Она отняла ладони от ушей. Ребенок по-прежнему издавал какие-то звуки. Но это был уже не тот крик, что раньше, сильный и громкий. Теперь это больше напоминало бесконечный плач от боли. Но если уж на то пошло, он был еще хуже, чем крики. Она подскочила к ребенку, вынула его из кроватки, подхватив под ручки, и посмотрела прямо в хнычущее, сморщенное, глупое маленькое личико.

— Заткнись! — заверещала она. — Заткнись! А то я… А то я…

Она сильно встряхнула его. От этого звук плача стал вибрирующим. Получилось забавно. И Эстер обязательно рассмеялась бы, если бы все это так ее не раздражало.

— Заткнись! Или я швырну тебя об стенку! Вот тогда ты станешь поспокойнее…

Но ребенок, казалось, не понимал ее. Он продолжал хныкать. Взгляд Эстер забегал между стеной и кроваткой, но она, рассерженно фыркнув, все-таки бросила его обратно в ванночку. Ударившись, он подпрыгнул на одеяльцах и на несколько секунд замолчал от страха и удивления. Она пристально посмотрела на него. И почувствовала этот запах.

— Да ты воняешь… фу-у…

Ребенок готовился заплакать снова. Она видела это по нему. Ей нужно было что-то сделать. Может быть, вот это. Возможно, ему надо поменять подгузник. Он до сих пор был завернут в те же пеленки, в которых ее муж принес его домой. И на нем не было даже подходящего подгузника. Пока еще. Это нормальное дело — как их менять, она видела по телевизору. Маленькие детки всегда лежат на спине, дрыгают ножками и смеются, пока красивые молодые мамочки с улыбкой вытирают им попки специальными тряпочками и надевают на них новые подгузники. Что ж, это просто. Она без труда сможет сделать это. А когда она это сделает, ребенок будет улыбаться, а тогда уже начнет улыбаться и она сама. Все просто.

Она расчистила место на верстаке, сметя инструменты на пол массивной мускулистой рукой, и сдула с его поверхности деревянную стружку и металлическую пыль, прежде чем вытянуть ребенка из ванночки и положить туда. Он молчал, испуганный таким перемещением. Эстер улыбнулась. Так и должна действовать настоящая мать. Хорошо. Это сработало.

Она стала по одной разворачивать пеленки, снимая их как можно быстрее и бросая на пол. Наступившая тишина подтолкнула ее к тому, чтобы снова заговорить сюсюкающим детским голосом, как она и собиралась раньше. Она вынула из пакета подгузник и взяла тряпку, чтобы вытереть ребенка.

— Приготовься, — проурчала она, подражая говору маленьких детей. — Мамочка уже идет…

Она посмотрела на его тельце. Оно все было в каких-то розовых и синих пятнах, как и лицо. Но теперь здесь появились еще и желтые. Так и должно быть? Она думала, что нет, но ребенок двигался, так что, наверное, все в порядке. А еще он был холодным. Может быть, дети и должны быть холодными? Она-то думала, что они теплые. Еще один момент, с которым телевидение и книги что-то напутали.

Эстер улыбнулась. Возможно, ей самой нужно написать книжку о маленьких детках. Или пойти на телевидение и поговорить о них. Рассказать всю правду, какие они на самом деле. При этой мысли она ухмыльнулась и начала разматывать последнюю пеленку. То, что она там увидела, мгновенно стерло улыбку с ее лица.

— Фу… нет…

Она не знала, что делать. У нее в руке была тряпка, но она не хотела прикасаться к нему. Она пожалела, что рядом нет ее мужа, чтобы помочь, хотя и знала, что он ничего бы делать не стал.

«Ухаживать за детьми — это женское дело, — не раз говорил он. — Я не возражаю достать тебе ребенка, но присматривать за ним будешь уже сама».

И она на это согласилась. Так что теперь придется справляться самой.

Она взяла тряпку и, задерживая дыхание, принялась за работу. Наконец она закончила с этим и бросила грязную тряпку на кучу пеленок. Она вынула влажные салфетки, которые идут в комплекте с подгузниками. Когда детей вытирают этими салфетками, они улыбаются. Она вытерла его. Он не улыбался. И не смеялся. Но и не скулил. Это уже кое-что. Она вытерла его снова. Уже лучше. Он стал чистым. Она выбросила салфетку к пеленкам и тряпке. И посмотрела на лежавшего перед ней голенького младенца.

У него торчала одна штучка. Маленькая и сморщенная, с достаточно большой выпуклостью снизу. Это был мальчик.

— Ох…

Она протянула руку и взяла его маленькую штучку в свои большие толстые пальцы. Совсем крошечный. Она почувствовала, как внутри нарастает грусть, сопровождающаяся какой-то дрожью в ее теле.

Нет. Все это было уже в прошлом. Она та, кем она есть сейчас. Она Эстер. Жена и мать. Она счастлива. Счастлива.

Она отпустила его штучку и начала надевать на ребенка подгузник. Это не должно быть так уж трудно. Она смотрела на рисунок на упаковке и старалась повторить все действия. За работой она думала. Об этой маленькой штучке у ее ребенка. Она надеялась, что ее муж хотел именно мальчика. Должен был хотеть. Все мужчины хотят этого, разве не так? Отцы хотят иметь сыновей. На нее накатила новая волна грусти. Большинство отцов. Но некоторые хотят девочек. Некоторые делают их девочками.

Она снова посмотрела на ребенка и закрыла его штучку подгузником. Улыбнулась.

— Будем надеяться, что он хотел сына, — снова сюсюкая, сказала она, — иначе он оторвал бы тебе эту штучку быстрее, чем ты успел об этом подумать… — Она помолчала. Была какая-то фраза, которую она должна была использовать в этом случае, но она никак не могла ее вспомнить. — В общем, быстро оторвал.

Она напялила на него ползунки.

— Ну вот. Какой ты у меня красавчик!

Ребенок лежал на спине, слегка подергивая ножками. Глазки его по-прежнему были плотно зажмурены. Но теперь он, по крайней мере, не пищал.

Она посмотрела на часы. Ее муж уже приходил и снова ушел. Должен скоро вернуться. Она обычно чувствовала, когда он собирался возвращаться. А сейчас наступило время кормить ребенка.

Она подошла к холодильнику и взяла оттуда бутылку с молоком. Она понимала, что не может кормить его грудью, это было бы глупо. Поэтому она купила молоко в магазине. Самое жирное. Она читала, что ему нужно давать порошковое молоко и еще что-то, называемое питательной смесью. Но она не знала, что это такое. А насчет порошкового молока… Ей не нравилось, как это звучит. Лучше уж настоящее молоко. От коровы. Самое жирное — это то, что нужно, в нем должны быть и эти самые питательные смеси, и все остальное, что требуется ребенку. Это было важно, потому что она читала, что детям нельзя давать диетические продукты. Когда он подрастет, может, через несколько месяцев, ему можно будет давать колу, но только не сейчас. Она понимала это. Она же не совсем глупая.

Она набрала молока в рот. Холодное. Слишком холодное. Сунула его в микроволновку. Она ждала, когда раздастся сигнал о выключении печки, и время от времени поглядывала на ребенка. Он лежал на верстаке и снова дрыгал ножками. Она улыбнулась. Когда он молчал, он ей нравился. Она себе это так раньше и представляла.

Микроволновка просигналила. Она вынула бутылку и снова набрала молока в рот. Немного горячо. Но это, возможно, и хорошо. Здесь холодно, а молоко согреет ребенка. Добавит немного румянца на его щечки, заставит улыбаться.

Эстер подошла к верстаку, потряхивая бутылкой, чтобы остудить ее. Она подхватила младенца огромной, сильной рукой и поднесла бутылку к его губам. Лежит перед ней, лицо сморщено в постоянной нахмуренной гримасе, как у маленького уродца. Она представляла его себе вовсе не таким. К тому же он выглядит слабеньким. Слабенький и желтый. Словно старый и очень мудрый китаец из какого-нибудь зарубежного боевика. Она улыбнулась и снова посмотрела на него. Да нет. Он просто выглядит уставшим, как будто ему хочется спать. Что ж, теперь он может это сделать. После того как его покормили.

Она провела соской по его губам, чтобы смочить их. Ребенок чуть пошевелился. Она воспользовалась этим и сунула соску ему в рот. Он дернулся.

Она рассмеялась.

— О, вот ты почти и открыл глазки!

Она засунула соску еще глубже. Пусть ест. Ему это полезно.

Грусть по-прежнему не отпускала ее. Она заставила ее уйти вместе с накатившей раньше злостью. Это было время матери и ребенка. Время удовлетворенности. Она где-то об этом читала. Она села на стул. Вздохнула. Это было не так, как она себе представляла. Но где-то еще она читала, что так бывает всегда.

Это новая жизнь, говорила она себе. Теперь она полностью женщина. Жена. Мать.

— Это я, — вслух сказала она ребенку. — Это я. Посмотри… Я настоящая.

Ребенок не ответил. Он просто лежал у нее на руке, медленно пил молоко, но был слишком слабым, чтобы глотать, и оно стекало по его липкому желтому личику.

Эстер не замечала этого. Просто улыбалась.

Глава 21

— Все неправильно, — сказала Марина. — Ничего не сходится.

Фил смотрел на нее вместе с остальными. Он хорошо понимал, о чем они думают: специалист, занимающийся составлением психологического портрета преступника, должен знать свое место и оставить работу для профессионалов полиции. Глядя, как она нервничает, он сдержал улыбку.

Марина продолжала:

— Я понимаю, что сейчас только пытаюсь наверстать упущенное время и догнать вас. Я даже не видела места преступления и не разговаривала ни с кем, кто имеет к этому хоть какое-то отношение. Все, что я пока сделала, — это прочла все дела. И у меня до сих пор нет психологического описания злоумышленника. — Она ждала возражений, но никто ее не перебивал. — Но на основании того, что я прочла о прошлых убийствах, и того, что узнала о Райане Бразертоне, могу сказать, что он не убивал.

— Почему? — спросил Фенвик, не скрывая раздражения.

— Потому что он — семейный тиран, а не убийца. А это совершенно разные вещи.

— Он может быть и тем и другим, — бросил Фенвик.

— Я сейчас поясню, — сказала Марина. — Для домашнего тирана все сводится к тому, чтобы изолировать своего партнера, держать его вдали от остального мира, контролировать его. Он хочет причинить ей боль, да, но не убить ее. Какой ему толк от мертвой? Она нужна ему обязательно живой, чтобы можно было изводить ее.

В комнате повисло крайне неловкое молчание.

— Теперь относительно ребенка… — Марина сделала паузу. — Мы предполагаем, что предметом нападения была именно Клэр Филдинг, точнее, ее ребенок… Ну, во-первых, большинство семейных тиранов всегда не в восторге, когда партнерша беременна. Они сами ведут себя по-детски и нуждаются во внимании. А ребенок будет отвлекать это внимание на себя.

— Разве это не будет приводить домашнего тирана в ярость? — спросила Анни.

— Не до такой степени. Потому что ребенок все-таки часть его самого. Они испытывают ревность, что женщина вынашивает его, но не пытаются причинить ему вред. Есть еще пара моментов. У него нет связей с предыдущими двумя убийствами…

— Насколько нам это известно, — перебил ее Фенвик. — Пока что.

— Действительно, насколько вам это известно, — сказала Марина. — Но есть еще и факт того, что он сначала ввел ей анестетик.

Фил понял, к чему она ведет.

— Он должен был бы хотеть, чтобы она кричала, — сказал он. — Чтобы она страдала. А наркотик снял все это.

Марина взглянула на него и улыбнулась. Фил не смог сдержаться, чтобы не улыбнуться в ответ. Но затем снова вернулся к делу.

— Или же он просто не хотел, чтобы она разбудила весь квартал, — возразила Анни.

— Ладно, — сказала Марина. — Давайте ненадолго забудем о ребенке и рассмотрим то, что фактически произошло. — Она указала на фотографию тела Клэр Филдинг, стараясь не смотреть на нее. — Она привязана к кровати, руки и ноги растянуты в стороны. Зачем?

— Какой-то ритуал? — предположил Фил.

— Сначала я и сама так подумала, — сказала она, сдержавшись, чтобы не посмотреть на него снова. — Но, похоже, здесь речь шла больше все-таки о контроле. Ей был сделан укол наркотика, вызывающего паралич. Как сказано в результатах вскрытия, кто бы это ни сделал, он не профессионал. Поэтому он точно и не знал, сколько наркотика необходимо. Если бы выбранная доза оказалась маленькой, жертва могла начать кричать или сопротивляться. Отбиваться ногами. Отсюда и появились эти веревки.

— Выходит, — сказал Фил, — если это не ритуал, то тогда это… что? Простая рациональность?

Марина кивнула.

— Вполне может быть. А ноги ее должны были быть раздвинуты, потому что… — У нее перехватило дыхание.

— Потому что ему это нравилось? — подсказал Фил.

— Вероятно, — ответила Марина. — Все может быть совсем просто. Но, так или иначе, это все же аспект контроля, подчинения. — Она снова заглянула в свои записи. — А чем именно она была привязана?

Фил тоже посмотрел в свои записи.

— Веревкой, очень прочной. По ней мы ожидаем результаты анализа ДНК.

— Значит, он пришел подготовленным, — сказала Марина. — Он принес с собой нож и веревку.

— И наркотик, — добавил Фил.

— И наркотик.

— Ладно, а как насчет сексуального аспекта? — Фенвик говорил уже на высоких тонах и смотрел на Фила так, как смотрит человек, которому только что сказали, что вечеринка по поводу его дня рождения отменяется.

— По заключению судебной экспертизы никаких следов сексуальной активности не обнаружено.

— Это, впрочем, все равно не вычеркивает Бразертона из списка подозреваемых, — сказал Фенвик. — Если бы он захотел… ну, не знаю… продемонстрировать ей, кто хозяин, то разве не мог он сделать это, вырвав из нее ребенка? Разве это не показало бы ей, кто здесь главный?

Внимание всех присутствующих вновь переключилось на Марину.

— Ну, если так, то да, это представляется мне вполне правдоподобным, — сказала она.

Фенвик торжествующе поднял руки.

— Отлично!

— Но выглядит это маловероятным. К тому же это вообще мог быть не мужчина.

— Что? — переспросил Фенвик. — Женщина?

— Почему бы и нет?

Для Фенвика это было уж слишком.

— Потому что женщина физически не способна сделать то, что было здесь сделано. Кроме того, неподалеку был замечен человек, который подпадает под описание Бразертона.

— Давайте рассуждать логически, — сказала Марина. — Кому могут быть нужны младенцы? Женщинам, не мужчинам. — Она сделала паузу и продолжила: — Я, конечно, сейчас обобщаю, но вы понимаете, что имеется в виду.

— Значит, это могла быть большая и свирепая женщина, — сказала Анни.

Стоявший позади нее Фенвик только качал головой.

— Возможно, — ответила Марина. — Существует несколько задокументированных случаев подобных происшествий, но в основном это происходило в Штатах и всегда с каким-то личностным подтекстом. Партнер уходит, сходится с другой женщиной, делает ее беременной. Отвергнутая подруга мстит ему, вырезая нового младенца.

От таких подробностей всех передернуло.

— Это мог быть мужчина, — сказал Фил, как бы размышляя вслух, — который делал это для женщины. Доставал ребенка для нее.

— Бразертон, — сказал Фенвик. — Он сделал это для своей подружки.

Марина вздохнула, и Фенвик заметил это.

— Хотите что-то сказать?

Марина не ответила, только низко опустила голову.

Фенвик кивнул.

— Вот и хорошо.

Марина подняла голову. Фил заметил, что щеки ее стали пунцовыми, глаза горели. «Собирается дать волю своему итальянскому темпераменту», — подумал он.

— Да, — сказала она, — я действительно хочу кое-что сказать. Вы пригласили меня, чтобы я высказала свое профессиональное мнение, но пока только и делаете, что убеждаете меня в моей неправоте и стараетесь как-то унизить меня.

Фенвик пожал плечами.

— Да, но насчет женщины… Продолжайте, пожалуйста.

— Меня позвали сюда, чтобы я составила психологический портрет убийцы…

— Которого вы до сих пор не дали.

— У меня не было на это даже одного дня.

Фенвик не унимался.

— У нас есть подозреваемый.

— Я здесь не для того, чтобы молча подписываться под всем, что вы говорите.

— Так вы не хотите, чтобы мы его задержали?

Марина смотрела ему прямо в глаза и не отступала.

— Я не хочу, чтобы вы арестовали не того человека.

Фенвик открыл рот, чтобы возразить, но тут поднялся Фил.

— Сэр…

Фенвик обернулся.

Фил посмотрел на остальных членов своей команды. Ему не хотелось делать этого при людях, но действия Фенвика просто не оставляли ему выбора.

— При всем уважении к вам, сэр… это дело поручено вести мне, а ваши комментарии нам не помогают.

Фенвик впился в Фила таким взглядом, будто хотел его ударить, но ему все же удалось овладеть собой. Он положил руку Филу на плечо и подтолкнул его к выходу.

— Пройдемте со мной.

Двое мужчин вышли в коридор, остальные молча смотрели им вслед.

Оказавшись за дверью, Фенвик резко развернулся к Филу.

— Я привел ее сюда, чтобы она составила портрет преступника и помогла поймать убийцу, чего она до сих пор не сделала. А она вместо этого выступает со всеми этими домыслами и пытается развалить следствие.

— У нее есть свое мнение. И я прислушиваюсь к нему.

— У нас есть готовый подозреваемый, которого можно задержать, а она пытается отговорить вас от этого.

— Мы должны принимать во внимание то, что она говорит.

Фенвик раздраженно фыркнул, и все наработки тренинга, направленного на создание образа политически корректного современного полицейского, исчезли.

— О да! Вам она может говорить все, что ей вздумается, и творить, что угодно. Может водить вас вокруг своего маленького пальчика. И мы оба знаем почему, не так ли?

Фил почувствовал, как кулаки его сами собой сжимаются. Дыхание стало хриплым и частым. Наступила его очередь брать себя в руки.

И ему это удалось.

— Я уже говорил вам… Это мое расследование, сэр. И я буду вести его так, как считаю нужным. Ваши комментарии делу не помогают. На самом деле вы сюда несколько не вписываетесь, невзирая на то, начальник вы или нет.

Фенвик ничего не ответил.

— Я возвращаюсь, — сказал Фил, — чтобы продолжить совещание. Вы присоединитесь к нам?

Пару секунд Фенвик пристально смотрел Филу в глаза, а затем развернулся и пошел по коридору.

Фил посмотрел ему в спину и, прежде чем снова зайти в бар, сделал глубокий вдох, а потом медленно выдохнул.

Глава 22

— Боюсь, что старший инспектор Бен Фенвик не сможет присоединиться к нам в настоящий момент, — сказал Фил, стараясь произнести это как можно более небрежным тоном. — Так что давайте закругляться и отправимся по домам. Продолжим.

Вся его команда смотрела на него широко открытыми глазами. Он понимал, о чем они сейчас думают. Чем все закончилось? Ему удалось выставить старшего по званию? Или тот сам наехал на него? Как бы там ни было, информация эта разлетится по участку за считаные минуты.

— Марина! — сказал Фил. — Так на чем мы остановились?

Марина подняла на него глаза, лицо ее было непроницаемым. Что же за ним скрывается? Восхищение? Раздражение? Она опустила голову и начала просматривать свои записи.

— Хм… да. Вот. О чем я говорила? Да. Верно. Обострение конфликта. Посмотрите на всех этих женщин. Лиза Кинг, Сюзи Эванс, Клэр Филдинг… За единственным исключением, несчастная Джулия Симпсон, мы видим явное обострение конфликта.

— Пробные шаги или неудавшиеся попытки, — сказал Фил, стараясь максимально быстро войти в прежний ритм. — Оттачивание методики.

Марина кивнула.

— Этому человеку нужен ребенок. Живой ребенок. И если это так, то для убийцы эти женщины не более чем просто производители детей. Суррогатные матери.

— А почему тогда просто не украсть его где-нибудь? В родильном отделении, например, или в каком-нибудь магазине типа «Мазеркэр»?[5]

— Возможно, потому что это слишком рискованно. Не знаю, может, они думают, что с ребенком, взятым из утробы матери, легче установить связь. Теперь дальше, — сказала Марина, показывая на карту. — Может быть, имеет смысл обратить внимание на географический аспект. Обычно удается связать психологический портрет преступника с зоной, где он действует. То есть установить его местоположение, дом, откуда он отправляется совершать преступление. Но, изучив карту, я никакой закономерности не заметила.

— А где живет Бразертон? — спросила Анни.

Фил и Марина одновременно взглянули на нее. Та залилась краской.

— Я только спросила.

Фил заглянул в свой блокнот.

— В Хайвудс, — ответил он.

— Как раз посредине, — сказала Анни, глядя на карту. — Ну, почти что.

— Да, — сказала Марина, — это верно. Но у всех этих женщин разные предыстории, они принадлежат к разным классам, приехали из разных мест. Не похоже, чтобы то, как Бразертон мог пересечься с ними, было как-то связано с географией.

— Возможно, он покупал дом, — сказал Фил, — через агентство недвижимости, где работала Лиза Кинг. Может быть, стоит это проверить.

Джейн Гослинг сделала себе пометку.

— Возможно, он пользовался услугами проституток, — сказала Анни. — И в Новом городе встретил Сюзи Эванс.

Джейн сделала еще одну пометку.

— Я думаю, что мы не должны вычеркивать Бразертона, — сказал Фил. — Давайте за ним еще понаблюдаем. Посмотрим, не удастся ли найти связь между ним и предыдущими жертвами. А еще мы проверим его телефонные разговоры. Но это не должно быть единственным направлением наших поисков.

— А что, если он не живет и не работает в районе, где находит свои жертвы и убивает? — спросила Анни. — И вообще, как он их находит? В больницах, женских консультациях и других заведениях подобного рода? Мы могли бы получить доступ к базе данных о беременных женщинах?

— Мы ее уже изучаем, — сказала Джейн Гослинг.

— И еще… — продолжил Фил. — Нам по-прежнему необходимо проверить все, что касается Джулии Симпсон и Клэр Филдинг. Они обе одинаково важны. Я хочу, чтобы вы проследили последние недели их жизни, куда они ходили и с кем, с кем говорили, — словом, все. Незначительных моментов здесь нет. Если кто-то на улице спрашивал у них, который час, выясните, кто это был и когда это произошло. Джейн, сможешь взяться за это?

Джейн Гослинг, записывавшая все в свой блокнот, кивнула, не поднимая головы.

— Не возражаете, если я взгляну на место преступления? — спросила Марина. — Это может помочь.

— Я отвезу тебя туда, когда мы закончим здесь.

Она кивнула, и взгляды их на мгновение встретились. Но лишь на мгновение.

— Хорошо, — сказал Фил, — похоже, это пока все, что мы можем сделать в данный момент. Патрульные продолжат собирать информацию с камер видеонаблюдения и закончат поквартирный опрос. Бен Фенвик снова пообщается с прессой и сообщит им последние данные. Сейчас те, кто идет домой, должны немного передохнуть. Силы нам всем еще понадобятся.

— Прежде чем мы разойдемся, я хотел бы кое-что спросить, — сказал Эдриан Рен. — Этот серийный убийца…

Марина прервала его.

— Пожалуйста, не используйте этот термин. Как только вы произносите слова «серийный убийца», у людей это тут же ассоциируется с ФБР и со сбором улик на месте преступления. А это часто мешает.

— Тогда пусть это будет лицо, которое последовательно убило более одного человека, — сказал Эдриан Рен, собрав в ответ несколько вежливых улыбок. — Разве такие люди не стараются обычно войти в контакт с нами или оставить какие-то подсказки, чтобы показать, какие они умные? Как-то поиздеваться над нами? Или все это бывает только в кино и книжках?

— Нет, иногда такое бывает и в реальной жизни, — ответила Марина. — Убийцы такого сорта обычно обладают заниженной самооценкой и хотят продемонстрировать свой ум. Порой это просто крик о помощи. На самом деле они подсознательно хотят, чтобы их поймали. Но это только один из типов серийных убийц. И я не думаю, что здесь мы имеем дело именно с ним. Этот человек сфокусирован на очень специфической цели.

— На похищении новорожденного? — спросил Фил.

Она кивнула.

— Исключая все остальное. А цель, в его понимании, оправдывает любые средства.

— Тогда, если ему удалось получить ребенка, — сказала Анни, — и ребенок этот остался жив, это может быть хорошо. Он наконец имеет то, что хотел.

— Возможно, — сказала Марина.

— Почему только «возможно»? — спросила Анни.

— Потому что это мы предполагаем, что ребенок жив, — сказал Фил. — И что о нем хорошо заботятся.

— Абсолютно верно, — сказала Марина. — А если, не дай бог, этот ребенок умрет и им понадобится его заменить? Или еще хуже: что, если он войдет во вкус и захочет это продолжить?

— Основать большую семью, — сказал Фил.

Марина смотрела ему в глаза, а он смотрел на нее. Оба выдержали этот взгляд. Контакт был установлен.

— Абсолютно верно.

— Господи… — сказала Анни.

Все несколько секунд сидели в молчании, обдумывая услышанное.

Пауза затягивалась. За окном кто-то возвращался домой с работы, а кто-то уже вышел из дому, чтобы развлечься и отдохнуть. Жизнь в том, другом, отдельном от них мире продолжалась.

Дверь в бар неожиданно распахнулась, и показался торжествующий Фенвик.

— Итак, — сказал он. — Я только что разговаривал с Челмсфордом. Они санкционировали двадцатичетырехчасовое наблюдение за Райаном Бразертоном. Сверхурочные будут оплачены. Поручаю вам составить расписание дежурств, Фил.

Фил внимательно посмотрел на него.

— Я сказал, и суперинтендант полиции из Челмсфорда согласился со мной, что завтра Бразертона нужно будет доставить сюда на допрос. — Фенвик повернулся к Марине. — Думаю, вам следует взглянуть на него через зеркало в комнате для допросов. Посмотрим, какое у вас сложится впечатление. — Он победно огляделся по сторонам и сделал жест рукой: — Продолжайте!

После чего быстрым шагом покинул бар.

Наступившая после его ухода тишина прозвучала громче взрыва бомбы.

Дверь снова открылась. Все обернулись.

— Итак, — сказал Клейтон, — что я тут пропустил?

Глава 23

Сержант Клейтон Томпсон медленно ехал по узкой улице Нового города: припаркованные с обеих сторон машины позволяли двигаться только в один ряд. Шеренги темных домов с террасами из грязного красного кирпича только усугубляли клаустрофобное ощущение замкнутости. Люди, встречавшиеся в Новом городе после темноты, либо жили здесь, либо пытались выбраться отсюда. Либо у них был тут свой бизнес. Это было не то место, куда большинство людей пойдет по собственной воле.

Колчестер, столица Англии во времена Римской империи, возможно, был самым древним британским городом, упомянутым в летописях. Доказательством этого был центр города, окруженный крепостной стеной, и система улиц, расположенных сеткой. Здесь также был свой замок, театр, площади и парки, множество старинных домов. Здесь же находился Эссекский университет. Были здесь дорогие магазины, хорошие рестораны и бары. И никаких портящих вид бетонных многоэтажек или муниципальных домов.

Но городу необязательно иметь высотные дома, чтобы столкнуться с сопровождающими их проблемами. Здесь по-прежнему имелись районы, где нищета и лишения порождали насилие и преступность. Новый город представлял собой участок местности, где дома в стиле короля Эдуарда, напоминавшие вольеры для кроликов, протянулись от Норс-хилл на самом краю центрального района до набережной реки в Гите. То место, куда Клейтон направлялся сейчас, пользовалось дурной славой, но кое-куда здесь даже Клейтон не решился бы отправиться с наступлением темноты. По крайней мере, без поддержки. Людей отсюда он никогда бы не хотел увидеть снова, разве что его с ними будет разделять тюремная решетка. В последнее время застройщики пытались как-то оживить эту местность, начав строить среди террас блоки дорогих квартир с охраной на входе. Местные жители нашли на это достойный ответ, и уровень квартирных краж со взломом, воровства и преступного нанесения ущерба в новостройках стал самым высоким во всем городе.

Клейтон припарковал свою машину перед пабом на углу улицы, удивившись, что здесь нашлось место, и одновременно беспокоясь, что придется оставлять машину без присмотра. Он любил свой BMW пятой серии. Конечно, ездить на нем и обслуживать его дороговато, не говоря уже о выплатах, которые нужно делать ежемесячно. Зато машина — класс. Лучше он будет отказывать себе в чем-то другом. Дело того стоит.

Он воспитывался в чисто женском окружении. Мать и две сестры, отец умер, когда ему было шесть лет. Его мать хотела, чтобы он работал в банке, в каком-то офисе, чтобы имел дело с деньгами, чтобы была какая-то стабильность. Он очень любил мать и хотел, чтобы она гордилась им, но такое будущее его не устраивало.

Всю мужественность, какая в нем была, он почерпнул из кино, телевидения и компьютерных игр. Если у мужчины есть машина, у него будет и женщина. То, что он был красив и хорошо одевался, также способствовало этому. Так что служба в полиции была для Клейтона естественным решением. А потом этот автомобиль.

Он вынашивал планы о нем годами. Мог целыми днями фантазировать о том, что станет делать, когда сможет позволить его себе. Он прикидывал, как опустит подвеску пониже, какие подберет диски и насадку на выхлопную трубу, какая там будет стоять стереосистема, — в общем, все, что будет необходимо. В подростковом возрасте он взахлеб читал все автомобильные журналы, особенно «Макс Пауэр». Его любимый. Этот журнал открыл ему стиль жизни, к которому он стал стремиться, показал автомобили, которые он начал идеализировать, и рассказал, какие девушки нужны для этого стиля. А также какие девушки подходят к каким машинам. Теперь, когда ему было двадцать девять и он действительно мог позволить себе иметь такой автомобиль, какой хотел, он вдруг выяснил, что его машина не требует никаких дополнительных наворотов. Она была совершенна уже и в таком виде. Это его несколько расстроило: он чувствовал, что часть его детства, а вместе с ней и неистощимая юношеская фантазия, безвозвратно умерла. Но зато вместо восторженного юноши появилось нечто намного более сильное. Зрелый, уверенный в себе молодой человек, который действительно был в состоянии жить этой жизнью, воплощая фантазии в реальность. В двадцать девять он был сержантом криминальной полиции, он продвигался по службе. И мать могла бы им гордиться. Ничто и никто не сможет его удержать. И он докажет это.

Он сидел в машине с работающим двигателем и слушал доносившийся из стереосистемы хип-хоп. Это «Гейм», крутая и жесткая музыка. Она придает ему впечатление внешней развязности. Он опустил козырек и проверил в зеркале выражение своих глаз. Встреча предстояла важная. На ней должна быть озвучена тема. Но, что еще более важно, все должно оставаться в полной тайне. И для этого он должен выглядеть совершенно естественно: никаких сомнений, никаких колебаний. Он сделал глубокий вдох, затем еще один. Он не собирался из-за этого потерять свой автомобиль, свой стиль жизни, а самое главное — свою карьеру. Ни в коем случае. Итак, держаться жестко, не давать слабину. А если что-то сорвется, принять все необходимые меры. Снова последовал глубокий вдох. Затем еще один. Он опять посмотрел в свои глаза, потом поднял козырек, вынул ключ из замка зажигания и вышел из машины.

Он открыл дверь паба, которая захлопнулась у него за спиной, после того как он сделал шаг вперед. Внутри все выглядело так же уныло и гнетуще, как и снаружи. Одна стена была обита видавшей виды красной искусственной кожей, под ней стояли старые поцарапанные столы с засаленными деревянными стульями. На полу лежал ковер, рисунок которого от возраста и многочисленных темных пятен разглядеть было невозможно. Над барной стойкой был установлен телевизор, в красках демонстрировавший немногочисленным посетителям заведения места в этом мире, куда им так никогда и не добраться. Сама стойка полукругом шла в центре паба. С одного ее края бармен беседовал с каким-то стариком, который, хотя, похоже, и не был местным, определенно чувствовал себя здесь на своем месте. Клейтон заметил пару мужчин, сидевших за столиком в углу. Он знал их. Это были братья, официально работавшие где-то на стройке, а на самом деле стоявшие за львиной долей всех преступлений в этом районе. Наркотики, проституция… Братья, видимо, также имели процент с того, что было украдено из шикарных автомобилей, парковавшихся напротив новых квартир. Клейтон испытующе посмотрел на них. Они отвели глаза, и он последовал их примеру. Принцип невмешательства: они не станут трогать его, если он не будет докучать им.

Наконец он увидел того, кого искал. Женщина сидела за столиком одна. Перед ней надпитый стакан чего-то прозрачного, на полу возле ножки стула пакет, из которого выглядывает тренировочный костюм. Она тоже заметила его. Выжидательно взглянула. Он сел напротив. Натужно улыбнулся.

Она улыбнулась в ответ, но довольно сдержанно.

— Привет, незнакомец.

— Привет, Софи, — сказал он.

Улыбка слетела с ее лица еще до того, как он успел ответить. Она быстро оглянулась, не следят ли за ними.

— Не очень-то ты торопился, — сказала она.

— Инструктаж, — сказал он. — И пробки.

— Ясно. Ладно, у меня нет времени рассиживаться тут всю ночь.

Клейтон улыбнулся.

— Прости. — Она никак не отреагировала. — Тебе тут никто не надоедал?

Она покачала головой.

— Я сказала им, что жду одного человека. Сказала так, что они тут же отстали.

— Это правильно.

Он оглядел ее с ног до головы. Она сменила рабочую одежду. Джинсы, кроссовки и бледная полупрозрачная блузка в обтяжку, через которую просвечивает черный кружевной бюстгальтер, щедро выставляющий на обозрение большую часть груди. Волосы опущены вниз, подчеркивая ее лицо в форме сердца с толстым слоем макияжа.

— Хорошо выглядишь.

— Наверное, все-таки недостаточно хорошо. Сто лет от тебя ничего подобного не слышала. Целую вечность. — Она наклонилась вперед, и он не смог удержаться, чтобы не взглянуть на соблазнительную ложбинку ее груди. — Ты звонишь только тогда, когда тебе что-то нужно. Я ожидала твоего звонка после сегодняшнего.

— Все это довольно шокирующе, — сказал он. — Не рассчитывал встретить тебя там.

Она пожала плечами.

— А что это было за дерьмо с DVD? Зачем ты мне все это рассказывал?

— Я просто делаю свою работу.

— Ну да. И я прекрасно знаю, в чем она заключается.

Его улыбка исчезла. Клейтон нервничал и чувствовал себя не в своей тарелке. Она начинала завладевать инициативой. Он должен положить этому конец.

— Ладно. Это все уже в прошлом. И должно оставаться между нами. Сейчас я хочу поговорить о настоящем.

Она позволила себе улыбнуться и поправила блузку.

— Не сомневаюсь.

Клейтон смотрел на нее, и лицо его становилось все более жестким. Он чувствовал, что контроль за ситуацией ускользает из его рук. Этого нельзя допустить.

— И ты тоже этого хочешь, иначе не пришла бы сюда. Или пришла бы?

В глазах ее мелькнула неуверенность. Он постарался скрыть улыбку. Он взял верх. Да, она действительно могла осложнить ему жизнь, но то же самое мог сделать и он.

— Должна сказать, я была очень удивлена, когда увидела, что ты заходишь в наш двор. Ты здорово сыграл, когда сделал вид, что мы с тобой не знакомы. Действительно здорово. Тебе нужно было идти в актеры.

— Ты тоже не подала виду, — сказал он.

Она резко рассмеялась.

— Ну, мои актерские таланты всегда при мне. — Наступила ее очередь оглядеть его сверху донизу. — Ты одеваешься лучше, чем раньше. Стал больше зарабатывать?

— Больше денег, новая работа. — Он с трудом сглотнул. — Да и я уже другой.

Она снова засмеялась.

— Что-то я сомневаюсь, — сказала она. — Горбатого, как говорится…

Он нагнулся к ней.

— Послушай, Софи… Кстати, мне так тебя называть?

— Это мое настоящее имя. Софи Гейл.

— Раньше тебя звали иначе.

— Исключительно из профессиональных соображений. А все, что было между нами, всегда касалось только профессиональной стороны вопроса.

— Да, но это было уже потом. Я ведь знал тебя и раньше, припоминаешь? Когда ты пользовалась своей настоящей фамилией. Гейл Джонсон. Когда я поймал тебя во время облавы по борделям в Новом городе. С тех пор ты здорово поднялась. Выросла, можно сказать.

— Полагаю, этим я обязана тебе, так?

— Среди всего прочего.

— Думаю, я тебя уже достаточно отблагодарила. И не один раз.

— Послушай… — Голос Клейтона упал до хриплого шепота. — Я до сих пор помню, как мы тогда прихватили тебя. Несчастная, сбежавшая из дому малолетняя проститутка, перепуганная до смерти. Готовая сделать все, что угодно, лишь бы только не угодить в тюрьму. — Его голос стал еще тише. — Что угодно. И тогда мы с тобой заключили сделку. Ты сказала, что у тебя есть информация обо всех основных бандах наркоторговцев в районе. И ты будешь снабжать нас ею. Если только мы кое на что закроем глаза и вытащим тебя из неприятностей. Тогда ты была очень рада нам помочь.

— Это верно. И я дала вам массу сведений. А вы взяли этих людей. Но этого было мало. Тебе нужно было кое-что еще.

— Поэтому я несколько раз воспользовался твоими услугами.

Взгляд ее стал жестким.

— Ты получил больше.

Он пристально смотрел ей в глаза и пытался не дать запугать себя. Старался не попасть под ее контроль.

— Ты хочешь, чтобы я рассказал обо всем твоему новому дружку? О твоей прошлой жизни?

— Отвали! — прошипела Софи, и в ее голосе слышалась настоящая злость. Потом она откинулась на спинку стула. Улыбнулась. — Как ты думаешь, заинтересует твоего нового босса то, каким образом ты пошел на повышение? Что ты делал со мной, вместо того чтобы платить мне за информацию? И что я должна была для тебя делать?

Глаза Клейтона налились кровью. Страх заставил перейти к угрозам.

— Только попробуй!

— Тогда и ты не морочь мне голову. Поскольку уж мы с тобой знаем, кто чего стоит.

Они сидели за столом и молча смотрели друг на друга.

— Почему ты выбрала это место? — через время спросил Клейтон. — В память о прошлых временах? Не думал, что ты можешь быть сентиментальной.

В ее глазах блеснул мрачный огонек.

— Ты обо мне вообще ничего не знаешь.

Снова наступило молчание. Софи взглянула на часы.

— Я не могу сидеть здесь целый вечер. Мне пора уходить.

— Держу пари, ему не нравится, когда ты ходишь куда-нибудь одна. Похоже, он из тех, кто любит все контролировать.

Софи ничего не сказала. Клейтон понял, что попал в болевую точку. И продолжил на нее давить.

— Точно. Мы тут кое-что раскопали. Хочешь знать, что нам удалось выяснить?

Софи неопределенно пожала плечами.

Он старался скрыть лихорадочное возбуждение от того, что собирался сказать. Он снова овладел ситуацией.

— Я выяснил, что, когда ты была в игре и работала на нас, ты знала кое-кого, кем мы интересуемся.

— Кого именно?

— Сюзи Эванс.

Софи снова пожала плечами.

— Ну и что? Многие из работавших девочек знали Сюзи Эванс. Мы с ней были мало знакомы. Она была из дешевых. А я всегда метила выше. — Она поправила блузку. — К тому же я уже выпала из той жизни.

— И она тоже. Ее убили, помнишь? Конечно же, помнишь. Об этом писали все газеты.

Софи отвела взгляд в сторону.

— И есть кое-что общее между ее убийством и убийством Клэр Филдинг, бывшей подружкой твоего бой-френда. Совпадение?

— Конечно, — сказала Софи. — Райан никогда ее не знал.

Клейтон откинулся на стуле.

— Сколько ты уже живешь с Райаном?

— Пару месяцев. Я поступила на работу в его фирму.

— Правда? Странный поворот в карьере. Зачем ты это сделала?

— У меня был парень, который торговал металлом. Он сказал, что тут есть вакансия. Порекомендовал меня на это место. Я получила работу, познакомилась с Райаном, а того парня отшила.

Клейтон промолчал. Парень этот, видимо, был ее клиентом. Он очень сомневался, что Софи полностью вышла из игры.

— Таким образом, ты получила работу, а твой парень — возможность быть в курсе дел на конкурирующей фирме.

— Пока я не начала встречаться с Райаном и не бросила его.

— Твой предыдущий бой-френд, должно быть, не слишком этому обрадовался. И что же он сделал? Вернулся к жене?

— Он от нее никогда и не уходил.

Клейтон позволил себе легкую торжествующую улыбку.

— Значит, теперь ты с Райаном. А его подружка…

— Бывшая.

— Ладно. Значит, бывшая подружка. С ней покончено, ее убили. Причем точно так же, как и твою старую напарницу. Твой новый бой-френд уже не раз был замечен в жестокости по отношению к женщинам, а если добавить сюда еще и тебя, то появляется связь между двумя убийствами.

Софи ничего не ответила.

— И не только это… — Готовясь предъявить главный козырь, он подался вперед. — Ты солгала. Его не было дома, когда произошло убийство, ведь так? А ты преподнесла нам лживую историю, что была с ним.

Софи снова промолчала.

Довольный собой, Клейтон откинулся назад, хотя и был несколько озадачен ее реакцией.

— Так где же он был на самом деле?

Она пожала плечами.

— Не знаю.

Клейтон внимательно изучал ее лицо. Она не просто не хотела говорить, за этим стояло что-то еще.

— Ты боишься его, верно?

Он думал, что Софи и теперь промолчит, но она утвердительно кивнула.

— Ты знаешь, что он сделал с другими женщинами, и боишься, что он может сделать это же и с тобой.

Она снова кивнула.

— Да.

— Тогда почему ты остаешься с ним? — В голосе Клейтона, похоже, прозвучало больше теплоты и участия, чем требовалось с профессиональной точки зрения.

— Он… славный малый. Заботится обо мне. Ничего особого не требует. Ну, ты сам знаешь.

Клейтон действительно знал.

— К тому же… он не такой плохой. Я знаю все их дела с Клэр, которые выбили его из колеи. Но он с этим уже завязал.

Ее голос был слабым, слова звучали неискренне.

— Нет, Софи, не завязал. Да ты и сама в это не веришь. Ты встревожена. Я думаю, он до сих пор постоянно думает о ней. Когда ее убили, его не было дома. И он не рассказал тебе, куда уходил. Так?

Последовал очередной кивок.

— И поэтому ты согласилась встретиться со мной.

— Да. — Она тяжело вздохнула.

— Так что же все-таки случилось? Где он был, как ты думаешь?

Софи нагнулась к нему. Грудь ее раскрылась перед Клейтоном во всей своей красе, но она его уже не интересовала. Это было важнее. Это была его работа.

— Я не знаю, — сказала она. — Уходя, он сказал, что должен кое с кем встретиться. По делам. Когда он вернулся, я была уже в постели. Я слышала, как он пошел в душ, а потом он присоединился ко мне.

— И часто он выходит по делам?

— Бывает иногда.

— Даже так поздно вечером?

Она промолчала.

— И ему всегда требуется принять душ, когда он возвращается?

Тишина.

— Он тебе так и сказал, когда ты об этом спросила? Что ходил по делам?

Она кивнула.

— Сначала я думала, что он ходил к Клэр. Потому что он… — Она вздохнула. — Потому что он не завязал с ней. Ну, ребенок и все такое.

— Он же хотел, чтобы она избавилась от него.

— Он действительно говорил так. Только… я думаю, что это пугало его. Вся эта ситуация.

— А больше он ничего не говорил? О ребенке? Он ничего… ничего не передавал тебе?

Она непонимающе нахмурилась.

— Что ты имеешь в виду?

Он не знал, стоит ли ей рассказывать. Факт исчезновения младенца хранился в секрете от прессы. Но она, похоже, действительно не понимала, о чем речь. Он решил оставить все так, как есть.

— И где, как ты считаешь, он был? — продолжал задавать вопросы Клейтон. — У Клэр?

— Я не хотела так думать.

— Конечно, не хотела. А что ты думаешь об этом теперь?

Она не ответила и взглянула на часы.

— Черт, мне уже нужно идти! Отвези меня домой. Нам пора уходить.

Она встала и подняла с пола пакет. Клейтон тоже встал и взял ее за руку.

— Послушай, тебе не обязательно туда идти. Мы можем помочь. Защитить тебя, если что-то будет происходить.

Софи покачала головой.

— Ну да, я это уже когда-то слышала. Спасибо.

— Мы действительно можем это сделать.

— Просто отвези меня домой. И не впутывай сюда мое прошлое.

— Я, конечно, попытаюсь, но…

Она резко повернулась, в глазах ее горел недобрый огонь.

— Ты, черт возьми, сделаешь это! Если я не впутываю во все это тебя, ты можешь то же самое сделать и для меня.

Клейтон вздохнул.

— Хорошо. Я так и поступлю.

— Вот и славно. Пойдем.

Они направились к двери. Бармен смотрел им вслед, не сводя глаз с ее зада, и на его лице отражались похотливые фантазии.

На улице похолодало. Клейтон указал ей в сторону своего BMW.

— Красивый, — сказала она. — Я всегда знала, что ты обязательно поправишь свое материальное положение.

Улыбнувшись, Клейтон сел в машину, Софи устроилась рядом с ним. И автомобиль с ревом рванул с места.

Глава 24

— Смотри под ноги, — сказал Фил.

Марине не нужно было напоминать об этом. Засохшая кровь в квартире Клэр Филдинг приобрела всевозможные оттенки — от темно-коричневого до черного, тем не менее можно было безошибочно узнать в ней именно кровь. Ею по-прежнему были залиты ковер и стены в прихожей. Присутствовавший здесь острый запах грязной меди и протухшего мяса стал несколько слабее. Но сама картина не стала от этого менее жуткой.

— О господи…

Фил заметил, что при этих словах Марина коснулась своего живота.

Пока они ехали по городу, в машине висело напряженное молчание, воздух был густым от скрытых эмоций. Они впервые остались наедине. С одной стороны, им вроде бы нечего было сказать друг другу, с другой — нужно было сказать слишком многое. Не говоря уже о сцене в баре.

— Ну что, — сказал Фил, чтобы нарушить тягостную тишину, — Фенвик не слишком-то изменился?

Марина сумела слабо улыбнуться.

— Мерзкий тип.

— Тем не менее он обеспечил тебе радушный прием.

Марина не ответила. Вновь повисла тишина, потом она спросила:

— Ты его не ударил? Когда вы вышли из бара?

Фил улыбнулся.

— А тебе такое понравилось бы? Мысль о том, что двое мужиков в кровь разбивают друг другу физиономии из-за тебя?

— Защищая мою честь. И профессиональную пригодность, разумеется.

— Конечно же, я его не бил. Я увел Фенвика для его же пользы. Потому что твой знаменитый итальянский темперамент уже готов был вырваться наружу.

Она рассмеялась.

— И было бы поделом! Я уже готова была все бросить.

Фил не сводил глаз с дороги.

— Я рад, что ты этого не сделала.

Остальную часть пути они проехали молча.

— С тобой все в порядке? — спросил Фил, заходя в квартиру.

— Все нормально, — не оборачиваясь, ответила Марина.

— Ты держишься за живот… Болит?

Она опять не повернулась, но он видел, как напряглись ее плечи. Она убрала руку от живота.

— Нет. Все хорошо.

— А все это тебя не угнетает?

— Я человек закаленный.

— Ну, насколько я помню…

— Слушай, прекрати это, Бреннан. Лучше сосредоточься. — Она посмотрела на кровь. — Значит, это была… Джулия Симпсон.

— Да, — подтвердил Фил. Он был рад возможности переключить внимание на работу. — Должно быть, она пошла открывать дверь. Судя по позе, в которой мы ее нашли, и по нанесенной ране, он убил ее первой.

Марина кивнула и посмотрела на стену.

— Домофон, — сказала она, показывая на висевший прибор. — Видеотелефон?

Фил кивнул.

— Если бы она знала звонившего, она бы поговорила с ним.

— Это твое правило или правило Бразертона?

Марина нахмурилась.

— Не знаю. Не могу себе представить, что она могла впустить его в дом.

— Не могла, — сказал Фил. — Но, возможно, домофон и не понадобился. Возможно, он был уже в подъезде.

— То есть его впустил кто-то другой, а он просто ждал? Все спланировал, все рассчитал. Похоже на то.

— Значит, допустим, в дверь просто постучали. Джулия Симпсон идет открывать. А дальше…

Марина кивнула. Осматривая стены, она провела пальцем по мазкам засохшей крови.

— Это очень важный момент. Она открывает дверь… — Она стала в дверном проеме, заняв место нападавшего. — Он смотрит на нее, понимает, что это не тот, кто ему нужен, — возможно, потому что эта женщина не беременна, — а затем… — Она сделала широкий взмах рукой и резко остановилась. — Он наносит удар ножом. Избавляется от нее. — Она посмотрела на Фила. — О чем это говорит? О чем такое поведение может свидетельствовать?

Фил не понял, ожидается от него какой-то ответ или же это просто ее способ общения с собой, но все-таки рискнул ответить.

— Ну, он… Джулия Симпсон не была его первоначальной целью. Поэтому он устранил ее с дороги и двинулся дальше.

— Я думаю точно так же. Именно быстро убрать ее с дороги. Он не ударил ее, не связал, ничего такого. Он не парализовал ее уколом. Он просто убил ее. Сразу же. Без каких-либо колебаний.

— Значит, она была для него просто препятствием, — сказал Фил.

— Препятствием между ним и его целью.

— Клэр Филдинг.

— Ребенком Клэр Филдинг, — поправила его Марина. — Если я, конечно, не ошибаюсь.

— Если ты не ошибаешься.

— Итак… — Она снова заняла место нападавшего и стала воспроизводить его действия. — Он перерезает Джулии горло и бросает тело на пол. Задерживается ли он, чтобы убедиться в том, что она мертва? Нет. Это не имеет значения. Она не может двигаться, не может позвать на помощь. Если она еще жива, для него она все равно что мертвая. — Марина пошла по коридору. — Потом он проходит вот сюда.

— Минутку, — сказал Фил. — Перерезает ей горло и оставляет на полу… не видит в ней человека… — Что-то мелькнуло в его голове. Появился намек на зацепку. — Нож… А не мог этот человек работать с животными?

— Что ты имеешь в виду?

— Допустим, он фермер. Не ветеринар, это понятно. Или имеет отношение к забою скота… Может быть, он работает на скотобойне?

Марина восхищенно улыбнулась.

— Это версия. Молодец! Мы еще сделаем из тебя приличного копа.

Фил не смог удержаться от ответной улыбки.

— Вот и хорошо. А теперь марш отсюда и предоставь разбираться нам, профессионалам.

— Моя работа здесь уже закончена.

Они молча стояли напротив друг друга и улыбались.

Первой нарушила тишину Марина.

— А где была Клэр Филдинг?

Она прошла в конец коридора, и голос ее снова стал деловым и сосредоточенным.

— Мы думаем, что здесь, — сказал Фил и отправился за ней. Он показал на видневшиеся на стене царапины. — Это следы борьбы. — На полу лежал перевернутый горшок с каким-то растением. — Может быть, здесь он набросился на Клэр и повалил ее. — Он внимательно осмотрел стену. — Впрочем, повреждения незначительные.

Марина подошла к нему.

— Так и должно быть. Если он пришел сюда за ребенком, то не должен был причинять ей вред. Большой, по крайней мере. — Она огляделась по сторонам. — А что потом?

— Мы обнаружили ее в спальне. Она была привязана к кровати и… В общем, остальное ты уже знаешь.

Марина снова огляделась.

— Это ведь гостиная, верно? — спросила она, указывая на комнату справа.

— Да.

— Итак…

Она осматривалась, внимательно изучая каждый предмет глазами.

— Все нормально, — сказал Фил. — Можешь прикасаться к чему угодно. Криминалисты здесь уже закончили.

Марина кивнула.

— Именно в таком состоянии вы и нашли эту комнату?

— Более или менее. Подарки на журнальном столике, почти все на своих местах.

— Значит, гостиная осталась нетронутой. Он или знал планировку квартиры, или был в высшей степени уверен в том, чего хочет, и не имел двух мнений насчет того, как может это получить.

— И что из этого следует?

Она чуть заметно улыбнулась.

— Понятия не имею, Фил. Я ведь не Дерек Акора.[6]

Он рассмеялся.

— Если уж на то пошло, выглядишь ты намного привлекательнее.

Она закрыла глаза и замотала головой.

— Перестань, — сказала она. Его шутка, казалось, вызвала у Марины раздражение, но на губах ее все же появилась улыбка. — А теперь сосредоточься. У него должен был быть с ней какой-то контакт. Она не была выбрана случайно. За ней охотились, она была подобрана специальным образом.

Она провела ладонью по губам. Она делала это машинально, когда напряженно думала. При воспоминании об этом Фил улыбнулся. «Очаровательная привычка», — подумал он.

— Но… — Она убрала руку. — Это не обязательно означает, что она была с ним в близких отношениях.

— Почему?

— Большинство подобных убийств по своей природе являются сексуальными. А здесь у меня не возникает каких-то сексуальных ощущений.

Фил не смог удержаться от улыбки.

— Это обнадеживает.

Марина вспыхнула.

— Ты ведь прекрасно понимаешь, что я имела в виду, — сказала она, пряча покрасневшее лицо. Но потом тоже заулыбалась.

— Хорошо. Выходит, это не Бразертон?

— Не думаю. — Она покачала головой. — Он сюда не вписывается. Но… как знать. Я могу ошибаться. Такое уже бывало.

— Только не на моей памяти.

— Дамский угодник.

Она снова посмотрела на него, и между ними опять возник невидимый контакт. Она улыбнулась. Лицо ее расслабилось, напряжение ушло, глаза зажглись не просто теплотой, а каким-то внутренним светом. Этот свет Фил не видел уже очень давно. С улыбкой он шагнул к ней.

— Марина, я…

Внезапно этот свет погас. Напряжение вернулось, словно между ними опять появился незримый барьер.

— Прошу тебя, Фил… — сказала она. Голос ее был твердым, но не суровым. — Прошу тебя… Не нужно.

— Но…

— Не нужно. Пожалуйста.

Фил чувствовал, что начинает злиться. Он должен ей кое-что сказать, хочет она этого или нет, даст ему на это разрешение или не даст.

— Послушай, Марина… Прошло уже столько времени. Ты просто…

— Нет, Фил. Я не могу говорить об этом сейчас. Прошу тебя.

— Но…

— Нет. Мы не можем… Я не могу обсуждать это сейчас.

— Но почему?

— Потому что… — Она поплотнее запахнула пальто. Еще один барьер. Еще один щит. — Просто я не могу. Не сейчас.

— Тогда когда?

— Мы еще поговорим, — ответила она. — Но не теперь. Тебе придется подождать.

— Подождать чего?

— Пока я буду к этому готова.

Он молча смотрел на нее. Она вызывала раздражение, она старалась все держать под контролем, она была заносчивой. Он вздохнул. Она была прекрасна, от нее шло тепло, она была остроумной, она была просто великолепна. Он знал, как к ней относится. И это никогда не менялось.

Но он ничего не сказал. Только кивнул. Он не мог винить ее в этом.

С трудом собравшись, он обвел взглядом квартиру.

— На месте преступления я всегда чувствую себя очень одиноким, — сказал он.

Она нахмурилась и смущенно взглянула на него.

Сказанное удивило его самого. Он не подозревал, что так думает, и уж точно не собирался произносить это вслух. Не понимая, зачем он все это говорит, он продолжил:

— Вот так. — Он кивнул и огляделся. — Мне одиноко. Тягостно. Я имею в виду, помимо очевидных ощущений.

Похоже, Марина была благодарна ему за перемену темы разговора и ухватилась за его слова.

— В каком смысле?

— Ну…

Ему внезапно стало стыдно говорить об этом. Но если и был кто-то, с кем он мог поделиться самым сокровенным, пускай даже на словах, то это как раз Марина. Как бы ни складывались их отношения в настоящий момент.

— Это напоминает… офисные здания по ночам, когда все уже ушли до следующего рабочего дня. Или… театры, когда спектакль закончился и все разошлись по домам.

— Так ты ходишь по театрам?

Он покраснел.

— Ты знаешь обо мне далеко не все.

— Разумеется.

— Тем не менее… — сказал он, воодушевленный этой темой. — Представь себе театр, когда после спектакля яркие огни рампы уже выключены, остались только служебные лампочки, чтобы можно было поменять декорации и реквизит. Обстановка безрадостная. Гнетущая. Как будто то, что дает этому месту жизнь — пьеса, актеры, зрители, куда-то ушло. А ты остаешься здесь. Хотя не должен, потому что тебе следовало уйти вместе со всеми. Но все же ты здесь, по собственной воле, и вынужден действовать дальше.

Она посмотрела на него и нахмурилась, потом понимающе кивнула.

— Я знаю, о чем ты говоришь, — сказала она.

Он тоже кивнул, хотя и не был уверен, что она поняла, что он имел в виду. Он и сам не был убежден, что говорил о месте преступления.

— Думаю, на сегодня я уже увидела все, что требуется, — сказала она. — Подбросишь меня до дома или вызвать такси?

— Я отвезу тебя.

Он выключил свет, и они вышли из квартиры.

Темно и пусто. Голые декорации без актеров.

Глава 25

Он снова вышел на охоту.

Хотя в действительности сейчас в этом не было необходимости. Пока что. Но хорошо бы все спланировать наперед. На самом деле это было самым важным. И ему нужно было продолжать над этим работать. Оттачивать свои навыки. Постоянно совершенствовать их. Никогда не поздно научиться чему-то новому. К тому же в этом он уже и так был хорош. И он получал настоящее удовольствие, занимаясь вещами, которые умел делать хорошо.

Его добыча и не подозревала, что он за ней следит. Он любил это ощущение. Спланировать что-то такое, о чем его жертва не догадывается, сидеть в засаде, спокойно наблюдая за ней, — это было как раз то, что нужно. Он черпал из этого жизненную силу. Огромную силу. Он почувствовал, как при этой мысли у него начинается эрекция. Появление смертоносной похоти.

Эта, последняя, была непростой штучкой. Но это его не слишком беспокоило. С каждой из них были свои проблемы, и ему просто нужно было выработать наилучший способ их решения. Это были препятствия на пути к достижению его цели. И препятствия эти всегда можно преодолеть.

Сейчас проблема заключалась в выборе удобной позиции. Местность здесь была довольно открытой. Если он будет следить за ней со стороны улицы, его увидят. Он знал тип живущих здесь людей. Если появляется кто-то или что-то, что кажется им подозрительным, они тут же начинают звонить в полицию. Поэтому ему нужно быть осторожным. Проявить хитрость.

Он припарковался перед въездом на коттеджный участок и зашел туда пешком. Отсюда уже легко было подойти к дому напротив и отыскать там тень, в которой можно укрыться. Все просто. Перед всеми домами стояли громадные пластиковые мусорные баки на колесиках и были припаркованы большие автомобили. Кое-где даже лежали горы строительного мусора после ремонта. Масса подходящих мест. Любой человек с улицы видит просто нормальный участок, выделенный под застройку коттеджами. Ничего необычного. Ничего такого, что могло бы испугать. Никто его здесь даже не заметит.

Он следил за домом. Она, словно не находя себе места, двигалась из одной комнаты в другую. Как будто боялась забыть, как выглядит каждая из них, если она надолго ее покинет. И она будет одна целый вечер. Ее муж приходил домой все позже и позже. Словно ему не хотелось оставаться с ней. Но это неважно. Скоро он не будет с ней вообще, даже если захочет.

Она будет принадлежать ему. Или какая-то ее часть, та, которую он захочет.

В конце улицы показались огни. Шуршание шин по асфальту. Из-за поворота выехала машина.

Ожидая, пока она проедет, он стоял абсолютно неподвижно, с опущенной головой, чтобы лучи фар даже не коснулись его глаз. Она притормозила и остановилась, свернув к дому напротив.

Домой вернулся муж.

Мужчина заглушил двигатель, затем выключил огни. Взял портфель с пассажирского сиденья и вышел из автомобиля. Направился в сторону дома. Медленно, как будто ему не хотелось возвращаться туда. Закрыл за собой входную дверь.

Он выпрямился, выскользнул из тени и пошел по улице. Для сегодняшнего вечера он уже увидел достаточно. Время возвращаться. Заняться делами. Выполнять свои обязанности.

Но он еще вернется.

И очень скоро.

Глава 26

— Не здесь. Давай за углом. Он может увидеть.

Клейтон, уже автоматически начавший тормозить, снял ногу с педали. Он проехал мимо дома, который Софи делила с Бразертоном, и остановился за углом. Он выключил огни. Хайвудс представлял собой район, полностью состоящий из частных домов, посередине которого находился громадный супермаркет «Теско». Большинство домов здесь были большими, с изгородями из подстриженных кустов лавра, но они располагались настолько тесно, что от этого казались меньше, чем были на самом деле.

Клейтон посмотрел на Софи, лицо которой освещала зажегшаяся на потолке лампочка.

— Как ты обычно добираешься домой после тренировки? — спросил он.

— На такси. Иногда беру машину. Но бывает, что я встречаюсь с кем-то из подруг, и тогда мы отправляемся чего-нибудь выпить.

— Держу пари, ему это не по душе.

На лице ее мелькнула улыбка, значение которой Клейтон не понял.

— Его бы больше устроило, если бы я водила их сюда и пила с ними здесь.

— Тогда он мог бы за тобой приглядывать.

Софи кивнула и хмуро улыбнулась.

— Да. Он постоянно это делает. Именно поэтому большинство моих подруг предпочитают встречаться со мной в городе.

Клейтон ничего на это не сказал.

— Не хочу сказать, что мне это очень не нравится, просто… Как будто я очень уж привередничаю, понимаешь?

— Тебе нравится все контролировать.

Ее улыбка из хмурой превратилась в насмешливую.

— Иногда… — Она нагнулась и шепнула ему на ухо: — Но иногда я люблю делать то, что мне говорят. Если это говорит правильный человек…

Клейтон мгновенно почувствовал эрекцию. Она придвинулась ближе и провела языком по его шее. По коже побежали мурашки. Ему стало неудобно сидеть. Ее рука была уже на его груди, прошлась по животу, скользнула к пряжке ремня…

— Нет…

Это прозвучало так, будто его голосом говорит кто-то другой, пытаясь оставить впечатление о нем, как о робком недотроге.

— А твое тело говорит совсем другое.

Ее рука опустилась еще ниже, и он судорожно вздохнул.

— Я не могу…

— Тссс… Я никому не скажу. — Она расстегнула змейку на его брюках. — И ты тоже никому не скажешь, верно?

— Не скажу что?

Он подумал, что она должна рассказать что-то очень важное, но не мог сообразить, что именно. И было еще что-то, о чем он должен был подумать, тоже важное. Но он не мог ничего вспомнить. Мысли его могли быть заняты чем-то одним.

— Я сказала, — продолжала Софи, запуская руку ему в брюки, — что ты никому ничего не скажешь, правда? О том, что встречался со мной, о том, что я тебе рассказала… Ты нигде не будешь упоминать мое имя, да?

Он почувствовал, как ее рука начала двигаться вверх и вниз. Ее голова склонялась все ниже к его коленям.

— Не скажешь? — спросила она и посмотрела на него.

В ее глазах не было ни капли любви. Или женского тепла. Один только расчетливый профессионализм. Похоть взяла над ним верх.

— Нет, — тяжело дыша, выдавил он. — Не скажу…

Она опустила голову. Он закрыл глаза.


Анни Хэпберн замерзла. Она сменила Пташек полчаса назад, сама напросившись на это. Иногда такое случалось: очередное дело настолько вдохновляло ее, что Фил специально давал ей дополнительную работу, чтобы использовать эту энергию с пользой.

Она не забыла одеться потеплее, но все равно мерзла. Она не могла включить печку автомобиля, чтобы не разрядить аккумулятор. То же касалось и радиоприемника. Она точно знала, что так делают все, но если вдруг срочно понадобится ехать, а аккумулятор сядет, то может сорваться расследование и у нее появятся большие проблемы. А ей этого не хотелось бы. Поэтому она просто сидела, укутавшись во все, что только можно, и следила за домом.

«Торговля металлоломом, должно быть, выгодное дело», — подумала она. Хороший дом. Не в ее стиле и больше, чем она могла бы себе позволить. Конечно, если только не выйдет замуж за какого-нибудь торговца металлоломом. Хотя если они все похожи на этого Райана Бразертона, то переживать по этому поводу не стоит.

Она как раз раздумывала над тем, чем развлечь себя в течение следующих нескольких часов, чтобы не уснуть, когда подъехала какая-то машина. Она мгновенно встрепенулась и принялась внимательно наблюдать. Автомобиль резко притормозил, но потом все же проехал мимо дома и свернул за угол. Она снова откинулась на спинку. «Видимо, это не то», — подумала она. Но на всякий случай решила продолжать наблюдение.

Огни автомобиля погасли, но оттуда никто не вышел. Странно. Может быть, просто послали еще одну машину наблюдения. Впрочем, это был BMW. Вряд ли это машина из их гаража.

Она наблюдала и ждала. Внутри сидели двое, она видела их силуэты. Потом последовало какое-то движение, силуэты перегруппировались, и один из них двинулся к другому.

«О господи! — подумала она. — Да они там…»

Она покачала головой, стараясь не смотреть на то, как голова женщины скрылась под приборной панелью, а мужчина в экстазе откинулся на спинку сиденья. При других обстоятельствах она могла бы подойти к ним, постучать в окно, предъявить свое удостоверение и воззвать к их совести. Но она вела наружное наблюдение. Хотя искушение сделать это все же оставалось. И дело было даже не столько в противозаконности этих занятий, сколько в том, что она уже начала забывать, когда у нее самой была связь с мужчиной или когда она хотя бы испытывала настоящее возбуждение, и она просто завидовала.

За некоторое время до этого они с Клейтоном уже почти начали встречаться. В общем, их начало тянуть друг к другу и все такое. Несколько дней назад они вместе отправились вечером немного выпить. Просто чтобы проверить, складывается ли у них все так хорошо, потому что они друзья, которые вместе работают, или же между ними есть еще что-то. Боже, неужели это было всего каких-то пару дней назад? А казалось, что прошла целая вечность. Да, она после этого пошла к нему домой. Да, у них был секс. Или что-то наподобие секса. Получилось не очень здорово. А потом они оба поняли, что делали это скорее из чувства долга друг перед другом, чем из-за чего-то такого, что хотя бы отдаленно напоминало горячую страсть. На следующий день все разрешилось на удивление просто, и они оба посмеялись над этой не самой удачной идеей. И все. Ответ на вопрос был получен. Они были друзьями, которые работают вместе. И не более того. Она не хотела развивать эти отношения дальше. К тому же она хорошо знала Клейтона и его репутацию. И не хотела оказаться просто очередной строчкой в списке его побед. Новой подружкой, которой можно похвастаться перед парнями за бокалом пива. Так что пусть уж все будет так, как есть.

Она заметила, что силуэты снова разделились. Человек на пассажирском сиденье сделал несколько движений, приводя себя в порядок, и вышел из машины. Анни потянулась за биноклем. И вздрогнула. Женщина, за которой она наблюдала, по описанию была очень похожа на Софи, подружку Бразертона.

«Одновременно на два фронта работает, сучка», — про себя усмехнулась она.

Софи подошла к воротам, вошла и, пройдя по дорожке к дому, скрылась за дверью.

Она переключила внимание на автомобиль. Мелькнули фары, машина развернулась, через мгновение она должна будет проехать мимо нее. Анни прижала бинокль к глазам, стараясь рассмотреть лицо водителя, прежде чем тот успеет уехать.

— Боже мой…

Клейтон. Никаких сомнений, это был он.

Мысли в голове лихорадочно метались. Она схватилась за телефон, приготовившись звонить. Но кому? Этого она не знала. Филу? Самому Клейтону? И что она ему скажет? Спросит у него, что происходит?

Она вздохнула и опустила мобильный. Нет. Она подождет до утра и тогда уже сама с ним поговорит.

Она сидела и следила за домом, не ожидая уже, что здесь может случиться что-то еще. Мысли продолжали беспорядочно кружиться. Она уже не мерзла. Ей было жарко.

А еще она злилась.

Клейтон слишком быстро после нее оказался с другой женщиной. И тот факт, что между ними ничего особенного не произошло, значения не имел. Это было демонстрацией неуважения. И не только. Женщина, с которой он сейчас был, оказалась впутанной в дело об убийстве. А это уже серьезно.

Теперь она точно не заснет.

Она продолжала наблюдение. И строила планы.

Глава 27

Что ты делаешь в темноте?

При звуке этого голоса Эстер вздрогнула и открыла глаза.

— Я…

Она не могла ответить на этот вопрос. На самом деле, чем она занимается? Она опустила глаза. Ребенок лежал в своей колыбельке, где она его и оставила. Она стояла над ним.

— Смотрю на ребенка.

В темноте?

Она часто заморгала. Она понятия не имела, сколько уже здесь стоит. Похоже, она снова отключилась.

— Когда я начала смотреть на него, было еще светло.

Ее муж недовольно заворчал.

Ты приготовила ужин?

— Обед…

Она снова взглянула на ребенка. Он не шевелился, дыхание было слабеньким. Но он вел себя тихо.

Ну?

Она посмотрела в сторону кухни.

— Сейчас сделаю.

Она осторожно, чтобы не разбудить малыша, укрыла его одеялом до самого подбородка и включила обогреватель на газе из баллона. Потом прицепила лампочку, какими пользуются для работы электрики, к бортику ванночки в головах у ребенка, чтобы видеть его из любого места. Лампа ярко светила, и от нее шло тепло. Ребенок был хорошо освещен, но теперь она заметила проступившую на голых кирпичах и камнях влагу, которая поблескивала и стекала вниз по стене над обогревателем. «Скоро в доме станет достаточно тепло», — подумала она. Ребенок был укутан достаточно хорошо.

Должно быть, она смотрела на неподвижное дитя уже давно. Такое уже случалось, когда она надолго без движения замирала на месте. Теряла чувство времени. На этот раз она не заметила, как угас день и ему на смену пришел вечер. Она не слышала, как вошел муж. Но странно было не это. Обычно Эстер воспринимала его, как какой-то голос у себя в голове, само собой возникало его присутствие, и она сразу же знала, что он уже здесь.

Она еще раз взглянула на ребенка и довольная тем, что с ним все в порядке, пошла в ту часть комнаты, где у них была кухня. Ее муж сам сделал это для нее. Он установил стены из гипсокартона, чтобы отделить кухню от остального помещения, а из того, что ему удалось найти во время своих походов, сделал еще полки и шкафчики. В зоне кухни он даже покрасил голые кирпичные стены в белый цвет. Ей понравилось. Она считала, что это придавало помещению более домашний вид. А теперь, когда они стали настоящей правильной семьей, это было важно.

Она стояла посреди своей кухоньки. Она ничего не приготовила. Огляделась по сторонам, пытаясь сообразить, что можно было бы сделать быстро. На стойке лежало два освежеванных кролика, в корзинке — немного овощей. Этого будет достаточно.

— Как ты… как насчет тушеного кролика? — сказала она, закрыв глаза и надеясь, что муж не заметит, что она еще ничего не готовила.

Он снова заворчал.

Я хочу есть. Прямо сейчас. Мне все равно, что это будет, лишь бы ты сделала это побыстрее.

Она кивнула и заторопилась: быстро включила плиту и поставила на нее кастрюлю с водой. Потом оглянулась. Ребенок лежал в кроватке неподвижно и не издавал ни звука. Это хорошо. С сознанием того, что с ним все в порядке, она занялась приготовлением ужина.

Потом, после того как они с мужем поели, а она вымыла посуду и убрала со стола, Эстер вернулась к ребенку. Она все время держалась от него поблизости. Во время ужина она постоянно вскакивала и подходила проверить, как он. Ее муж по этому поводу несколько раз недовольно фыркнул, но ничего не сказал. Она только улыбалась про себя. Вероятно, он все же оказался понимающим мужчиной.

Пока она неотрывно смотрела на ребенка, ее муж куда-то ушел, опять оставив ее с малышом одну.

Он уже очень давно не хныкал. После того как она поменяла пеленки и покормила его, он вел себя очень тихо, погрузившись в состояние, которое она, качая его на руке, считала сном. Она вспомнила, что, перед тем как отключиться, она рассматривала его, а он лежал с закрытыми глазами, оставив только узкую щелку, через которую были видны белоснежные белки закатившихся глаз. Он был таким крошечным, таким беззащитным. Она могла делать с ним все, что угодно. Могла убаюкивать его, могла согреть, могла крепко обнять. Или обвить пальцами его горлышко и перекрыть воздух этому маленькому хилому тельцу. Все, что угодно. Эта мысль неожиданно пронзила ее, вызвав резкий всплеск адреналина в крови. В ее руках была власть над жизнью и смертью. Она могла выполнять роль Бога.

Власть. Первый раз в ее жизни. При этой мысли она улыбнулась. Неудивительно, что люди проделывают такой долгий путь, чтобы иметь детей.

Эстер смотрела на него, размышляя, что делать. Ей хотелось взять его на руки. В конце концов, все матери так делают. Но он, лежа здесь, выглядел таким умиротворенным, почти не двигался, даже почти не дышал.

Только теперь она сообразила, что с ним может быть что-то не так.

Она склонилась ниже и придвинула лампу, что рассмотреть его получше. Розовых пятен на лице, кажется, стало меньше. Теперь его кожа была синюшного оттенка, и на ней добавилось желтого. Эстер не думала, что это правильно. Это совершенно определенно не совпадало с тем, как дети выглядят по телевизору. Что-то тут было не так.

— О боже, о боже…

Она беспомощно огляделась по сторонам. В ней росла паника, ей хотелось, чтобы здесь был муж, но его не было видно. Ей придется справляться с этим самой.

— О боже… О боже…

Что же делать, что же делать? Она посмотрела вниз на спящее дитя. К доктору она понести его не может, она это понимала. Она ненавидела докторов, с ними в ее жизни были связаны одни только неприятности. Тогда что? Может, его надо покормить? Она посмотрела на часы. Нет. Поменять подгузник? Никакого запаха она не чувствовала. Взять его на руки? Да. Это показалось ей очень хорошей идеей. Что теперь? Подержать его. Почему? Потому что так делают все матери, напомнила она себе. Потому что от этого деткам становится лучше.

Она вынула неподвижного младенца из ванночки. Провела пальцем по его щечке. Она была холодной, кожа казалась какой-то липкой и неживой. Как будто гладишь стену.

Она прижала его к себе. Начала греть. Вот что ему нужно. Она села на кровать, держа ребенка у груди. В конце концов руки, которые она долго держала в одном положении, начали неметь, поэтому она снова уложила ребенка, укрыв его еще одним одеялом. Металлическая ванночка стояла рядом с ее кроватью. Она легла на бок, неотрывно глядя на ребенка.

Наступила ночь. Она все так же лежала, внимательно глядя на ребенка и выискивая какие-либо признаки ухудшения его состояния. Она старалась не спать, но все же задремала. Среди ночи она неожиданно проснулась, почувствовав, что вернулся муж.

— Ребенку плохо, — сказала она.

Он фыркнул.

Ну и что теперь?

Она опять посмотрела на младенца.

— Я не… я не думаю, что ему может стать лучше. Без посторонней помощи, по крайней мере. — Впервые в ее голосе прозвучали страх и все нарастающее сомнение.

Ему придется выкарабкиваться самостоятельно.

— А не можем мы просто…

Нет. Не можем. Нельзя же быть настолько тупой, женщина.

Она кивнула. Она все понимала.

Тебе остается только надеяться, что он продержится и ему станет лучше.

— А если нет?

Тогда все. Иди спать. У тебя на утро много дел. С ребенком или без него.

И он снова ушел.

Она последовала его совету и попробовала заснуть, но не смогла. Она просто лежала и смотрела на ребенка. В какой-то момент она вынула его из кроватки и прижала к себе. Она чувствовала, что в ней что-то происходит, но не могла понять, что именно. Какое-то незнакомое ощущение, словно внутри у нее образовалась дыра. Чувство было очень неприятное, но она почему-то не хотела избавляться от него. Не сейчас.

Она прижимала к себе ребенка. И ждала утра.

Глава 28

Каролин Идес не могла заснуть. У ее мужа, лежавшего с открытым ртом на спине и храпевшего, как рассерженный лев, таких проблем не было.

Она никак не могла удобно улечься. Каждый раз, когда ей наконец удавалось найти положение, которое устраивало и ее живот, и все остальное, и в котором ребенок лежал, не доставляя ей дискомфорта, он вдруг начинал ворочаться и для нее все начиналось сначала.

Но она не думала, что в этом был виноват собственно ребенок. По крайней мере, не только он. Грэм пришел уже после девяти, поставил портфель и тут же объявил, что идет в душ. Ужинать он не хотел, что было очень кстати, поскольку баранья нога из «Эм-энд-Эс» к этому времени была уже уничтожена. Он сказал, что поужинал по дороге домой. После душа он выпил банку пива и отправился в постель. Не спросил, как она себя чувствует, как у нее прошел день, вообще ничего. Едва обратил внимание на детей, которые уже укладывались спать. Если бы она хуже его знала, то могла бы подумать, что он завел роман на стороне.

Он был ее детской любовью. История, как у Ромео и Джульетты. По крайней мере, она так считала, пока не прочла пьесу и не выяснила, чем там все это закончилось. Она торжественно пообещала себе, что у них с Грэмом такого никогда не будет. Но для этого она должна была постараться. Чтобы дать их истории счастливый конец.

Она так и поступила. Вначале, когда он только поднимал свой бизнес, она отложила мечты относительно собственной карьеры в сторону и взялась помогать ему. Фактически на ее плечи легла основная часть работы по составлению бизнес-планов. А когда она забеременела, все это остановилось. Потом она осталась дома ухаживать за ребенком, предоставив Грэму возможность полностью погрузиться в работу. Бизнес быстро пошел в гору, его бюро по трудоустройству было выкуплено национальной компанией, а ей было позволено руководить местным филиалом. После этого у них появился новый дом, два больших автомобиля, их дети смогли учиться в частной школе.

И вот теперь еще один ребенок.

Не запланированный, тем не менее желанный, по крайней мере для Каролин. Потому что, если быть честной, — а сейчас, лежа без сна в темноте, когда весь остальной мир спит, она могла быть абсолютно честной с собой, — больше у нее ничего не было. После последнего переезда не осталось друзей, если не считать других молодых мамочек. Их двое детей относились к ней, как к личной служанке. Муж игнорировал ее. Так что этот ребенок был для нее долгожданным.

Она снова взглянула на Грэма. Мужчина, которому она отдала все свои мечты и желания. Свое сердце и душу. Ее бывший Ромео лежит сейчас рядом, храпит, и из уголка его рта стекает струйка слюны.

Только бы у него не было романа на стороне. Это означало бы, что ребенок — это все, чего она еще может ожидать от этой жизни. Пожалуйста, пусть у Грэма никого не будет…

Ребенок брыкнул ножкой. Она подвинулась, стараясь лечь удобнее.

Вздохнула. Ей предстояла еще одна такая ночь.

Глава 29

Фил сидел на диване у себя в гостиной и пил пиво. Набрал полный рот, подержал его немного, поперекатывал с одной щеки на другую, потом проглотил. Откинул голову, закрыл глаза. На кофейном столике валялась упаковка из-под еды на вынос из индийского ресторана, из стереосистемы звучала песня «Одиночество машиниста башенного крана» группы «Элбоу». Он вздохнул, вслушиваясь в слова Гая Гарви, который пел о том, как далеко ему падать на землю.

Вернувшись с работы, он много думал об этом деле, особенно о поведении Фенвика. Но несколько упражнений на домашнем силовом тренажере избавили его от этих размышлений. И теперь, когда ему следовало бы сформулировать свои задачи и планы на завтрашний день, он обнаружил, что все его мысли заняты Мариной. И только Мариной.

После того как она ушла из его жизни, разбив при этом его сердце, он чувствовал себя обездоленным. Его особенно задевало то, что она полностью разорвала отношения, и это после всего, что они значили друг для друга. Ни телефонных звонков, ни записок, ни писем по электронной почте — ничего. Словно он для нее умер.

Его рвавшиеся наружу взрывные эмоции в своем развитии прошли несколько четко распознаваемых этапов. Сначала — непонимание ее действий. Угрызения совести, что она будет обвинять его за Мартина Флетчера. Потом — злость, когда она не дала ему объясниться и доказать, что он невиновен. Злость переросла в ярость, когда он попытался начать ненавидеть ее, исходя из своей системы взглядов, когда говорил себе, что она его не стоит, и когда потерпел в этом полное фиаско. И наконец — оцепенение и пустота, когда он понял, что оставшуюся часть жизни ему придется провести без нее. При этом он бессчетное количество раз проигрывал прошлые разговоры с ней, выдумывал и представлял себе новые, которые они могли бы вести, рассматривал различные сценарии развития событий и их возможный исход.

Из состояния задумчивости его вывел резкий телефонный звонок.

Он вскочил, чтобы ответить, подумав, что это может быть Марина, но потом вернулся в профессиональное русло и решил, что это могут звонить из управления с последней информацией о ходе расследования. Или даже о еще одном убийстве.

«Господи, не допусти этого. Прошу тебя, пусть это будет не так…»

Но он не угадал.

— Здравствуй, сынок.

Фил расслабился. Это была Эйлин Бреннан. Женщина, заменившая ему мать.

— Привет, Эйлин! — Он щелкнул кнопкой на трубке и немного приглушил звук. — У вас все в порядке?

— Все отлично, Фил. Дон передает тебе привет.

Фил совсем забыл. По средам вечером он всегда звонил Эйлин.

— Прости, — сказал он. — Я должен был позвонить тебе.

— Все нормально. — Она вздохнула. — Просто мы видели новости. Эти девушки… Это ужасно! Я сказала Дону, что наш Фил, должно быть, занимается этим делом.

Фил услышал нотки гордости в ее голосе и улыбнулся.

— Точно, занимаюсь.

— И только поэтому ты подвел бедную дочку Линн Лоуренс.

— Прошу тебя…

— А ты не мог бы встретиться с ней позднее? Сходили бы в ресторан…

— Не думаю, что я составлю ей хорошую компанию.

— Я знаю, Фил. — Она вздохнула. — Ужасно. Мы живем в ужасном мире.

— Не весь же он такой, — возразил Фил.

— Дон хочет знать все по этому делу. Я сказала ему, что ты не можешь ничего рассказывать. Он это знает, но ничего не может с собой поделать. Так что…

И понеслось. Фил сделал еще пару больших глотков пива. После такого дня послушать сплетни о друзьях Эйлин, с которыми он был едва знаком, о проблемах Дона, пытавшегося разобраться, как работает их новый DVD-проигрыватель, было как раз то, что нужно. Все это говорило ему, что окружающий мир, как бы о нем ни отзывалась Эйлин, представлял собой не совсем уж ужасное место, как ему так часто приходится видеть по роду своей работы, и люди продолжают жить нормальной повседневной жизнью. Ему приходилось слышать, как некоторые из его коллег говорили о своих родителях и ответственности перед ними как об очень скучных обязанностях, выполнять которые они ненавидят. Но у Фила все было иначе. Ему звонки от Эйлин нравились.

Разговор шел к концу, судя по тому, что Эйлин добралась до своей обычной завершающей фразы.

— Я бы очень хотела, чтобы ты встретил хорошую девушку, Фил. Остепенился. Ты заслуживаешь такого человека. Человека, который даст тебе немного счастья.

Он ответил в том же тоне.

— Я знаю, Эйлин. Но у меня просто нет такой возможности. На своей работе я вообще не вижу женщин.

«Разве что мертвых», — подумал он, но, к счастью, вслух этого не произнес.

— Что ж, я пыталась тебе помочь. Но ты уже взрослый мужчина и можешь сам позаботиться о себе. Да, Дон спрашивает, приедешь ли ты в воскресенье, как договаривались? Я думаю, ему просто нужно пойти с кем-нибудь в паб и посмотреть там футбол. Не понимаю, зачем ему это. У нас дома спутниковая антенна.

Фил представил Эйлин, сидящую в своем любимом кресле, и их большой, стоящий на отшибе дом постройки пятидесятых годов в Майл-энд рядом с железнодорожной станцией. Архитектура под стиль эпохи Тюдоров, с балками снаружи и внутри. Отделанный со вкусом, разрушавшийся несколькими поколениями воспитывавшихся здесь детей и каждый раз любовно восстанавливаемый. Он любил его. Атмосфера, шумная и насыщенная энергией, но в то же время дарящая тепло и утешение. Он казался опустевшим теперь, когда Эйлин и Дон отошли от дел, не брали воспитанников и остались здесь только вдвоем. Но Фил по-прежнему любил приезжать сюда. Это делало его выходные особенными.

— Ничего не изменилось, я приеду. И с нетерпением этого жду.

Они попрощались. Эйлин повесила трубку, и Фил снова остался один.

Он вздохнул. Ее слова разбередили ему душу. Он оглядел свою гостиную. Хорошо обставлена, книги на полках, диски, постеры на стенах. Все говорило об интересной, полной жизни. Он был счастлив в компании с самим собой. Большую часть своей жизни он проводил в одиночестве. Но иногда ему все же хотелось бы иметь кого-то, с кем можно было ее разделить. Кого-то, кто ждал бы его дома.

Он громко рассмеялся над тем, как жалостливо по отношению к себе это должно звучать.

— Наверное, заведу собаку, — сказал он, ни к кому конкретно не обращаясь.

Он снова сделал глоток пива и нажал кнопку дистанционного пульта стереосистемы. Снова зазвучала музыка «Элбоу», и мысли его мгновенно переключились на Марину. Он слушал этот альбом во время их первой встречи. Каждый новый трек напоминал ему о какой-то ее черте, но одна песня стояла особняком. Он знал, что она должна зазвучать уже скоро, нетерпеливо ожидал ее, понимая, что она принесет воспоминания, которые он считал почти невыносимыми, но возврата к которым, тем не менее, очень хотел.

Они познакомились по работе. Это было дело Джеммы Харди. Марина сразу же привлекла его внимание. В тот день он оторвал глаза от бумаг на своем столе, увидел, как Фенвик ведет ее через офис, и почувствовал, что тормозит, причем до смешного. Она была просто прекрасна. В их офисе, забитом неважно одетыми, потными, циничными офицерами полиции это было особенно заметно. Складывалось впечатление, что она прибыла с другой планеты, намного более культурной и просвещенной. Он невольно уставился на нее.

Он прекрасно помнил их первую встречу на брифинге, вплоть до того, во что она была тогда одета. Он вновь представил ее себе. Свободное книзу черное бархатное платье, подчеркивавшее ее фигуру, плюс черные кожаные сапоги до колен на высоких каблуках, в которых она казалась выше, чем была на самом деле. Пышные черные вьющиеся волосы, зачесанные с одной стороны назад и удерживаемые блестящей заколкой, подобранной в тон с ожерельем на шее и сережками. Округлые выразительные карие глаза. Немного пухлые губы. Его первой мыслью было, что он никогда еще не видел женщину, которая бы выглядела настолько совершенной.

Затем последовала вторая мысль: даже и не думай, это далеко не твоего поля ягода.

Но вскоре она показала, что он ошибался.

В этом деле они работали одной командой: с ее стороны — психологический анализ, с его — опыт работы детективом. Им предоставили возможность работать только вдвоем. Вначале он обнаружил, что ему трудно разговаривать с ней. Пытаясь обсуждать обстоятельства дела, он смотрел на нее только мельком, потому что не мог долго выдерживать ее взгляд. Когда же все-таки это происходило, он видел, что она улыбается ему, а ее большие карие глаза сияют. Это лишало его присутствия духа. Ему казалось, что она поддразнивает его. Высокообразованный преподаватель университета насмехается над бедным трудягой-копом. Он пытался не обращать внимания, не принимать ничего близко к сердцу и сконцентрироваться на том, чтобы найти того, кто преследовал девушку.

Но Марина продолжала улыбаться ему. А он старался сфокусироваться на расследовании.

Потом они коснулись друг друга. Это произошло случайно: они стояли, склонившись над письменным столом, где были разложены документы и фотографии. Она попыталась что-то ему показать, и ее рука легла сверху на его ладонь. Его словно ударило током. Это прикосновение как будто встряхнуло его, разбудив и вернув к жизни. Оно заставило его впервые в жизни почувствовать свою связь с другим человеческим существом. Шокированный, он посмотрел на нее. И в тот же миг понял: она ощущает то же самое. Она все так же улыбалась ему, но только теперь эта улыбка стала ему понятна. Она не издевалась и не насмехалась над ним. Это была симпатия. И даже нечто большее.

— Послушайте, — сказал он, забыв о бумагах и глядя ей в глаза, в то время как она медленно и как бы неохотно убирала свою руку с его руки, — я вот все думаю, не хотите ли вы при случае сходить куда-нибудь, выпить немного или что-нибудь в этом роде?

После этого Фил почувствовал, что густо краснеет. Что он делает, приглашая ее куда-то пойти? Что его заставило произнести эти слова? Работая в полиции, он много сил положил на то, чтобы заработать репутацию настоящего мужчины и крутого профессионала — грозы криминального мира. Он не обращал внимания на угрозы расправы от преступников, которые заставили бы других офицеров сто раз подумать, прежде чем что-то решать. Но с женщинами он вел себя глупо и беспомощно.

Он уже открыл рот, чтобы извиниться и взять свои слова обратно, когда она неожиданно сказала:

— Да, это было бы замечательно.

— Почему ты тогда сказала «да»? — спросил он на их первом настоящем свидании в ресторане «Оливковое дерево» в центре Колчестера. Это было спокойное и уютное место с хорошей, хотя и довольно дорогой кухней. Место, куда приходят перекусить настоящие профессионалы. Но обычно все-таки не офицеры полиции его уровня. Он считал, что здесь его никто не узнает.

Они немного поболтали, обсудили ход расследования, выяснили, кто где живет. Затем Фил решил спросить ее мнение как профессионала о перспективах своего продвижения по службе.

И в ответ увидел все ту же загадочную улыбку. Ее губы были такого же насыщенного красного цвета, как вино в бокале, в карих глазах плясали отблески пламени свечи.

— Почему бы и нет? — сказала она, сделав медленный глоток. Фил завороженно смотрел на то, как заблестели ее губы, оторвавшись от тонкого стекла. — Ты красивый. Умный. Похоже, можешь при необходимости взять себя в руки. Но ты и очень чувствительный.

Фил рассмеялся.

— Это твое профессиональное суждение?

— Мое личное. Но это правда. Я вижу это по твоим глазам.

Он не знал, что сказать.

Она засмеялась.

— Ты счастлив, работая детективом?

Этот вопрос удивил Фила.

— Ну да. А ты счастлива быть психологом?

Марина улыбнулась.

— Говорят, что все психологи тронутые и просто пытаются найти дорогу домой.

— А о полицейских говорят, что они расисты и жестокие головорезы.

— Но не о тех, у кого такие выразительные глаза.

Фил чувствовал себя неловко, но ее откровенность воодушевляла его.

— А в отношении тебя все правильно? Ты действительно пытаешься найти дорогу домой?

Она пожала плечами.

— Я сейчас на правильном пути.

Она спросила, что привлекает его в работе полицейского. Он собирался сказать ей что-то скучное и обыденное: хороший отпуск, пенсионная схема… Что-нибудь в этом роде. Но, посмотрев в ее глаза, чувствуя, как глубоко они заглядывают в него, а вдобавок после того, что ответила она, он просто не мог этого сделать. Ей нужно было что-то большее, искреннее.

— В общем, это выглядит примерно так. Тебе поручают дело. Тебя вызывают на место. Где что-то произошло. Ограбление, убийство. Неважно. Там полная неразбериха. Обычно кто-то в слезах, в доме все вверх дном, жизнь разбита. Что-то в таком духе. И никто не знает, что дальше делать. — Он пожал плечами. — А я должен разобраться, что происходит. Понять, что здесь не так, и помочь все восстановить. Внести во все это какой-то смысл.

Она по-прежнему внимательно смотрела на него. Внезапно он почувствовал смущение. Эта женщина не была похожа ни на одну из тех, кого ему приходилось встречать раньше. Он поспешно поднял свой бокал и спрятался за ним.

— Вот так.

Она медленно кивнула.

— Ты учился в университете?

Он покачал головой.

— А хотел бы?

Он пожал плечами.

— Наверное. Но тогда не было такой возможности.

Она слегка нахмурилась, покручивая бокал за тонкую ножку. На лбу появилась очаровательная маленькая складка.

— Готова поспорить, что ты любишь читать. — Это было утверждением, а не вопросом. — Но если об этом спрашивают на работе, ты этого не говоришь.

Он подумал о книжных полках у себя в квартире. Забитых самой разной литературой. Все, что угодно: от философии и поэзии до беллетристики, биографий и дешевых триллеров для чтения в самолете. В нем жила жажда знаний, тяга к пониманию, корни которой, без сомнения, скрывались в его детстве. Впрочем, он так и не нашел того, что искал. И единственным занятием, приносившим ему настоящее удовлетворение, была работа в полиции.

Он снова пожал плечами, чувствуя себя после ее слов еще более неловко.

— У тебя было тяжелое детство, верно? Ты пережил много боли. Лишений.

Воодушевление исчезло. Теперь Фил ощущал только неловкость.

— Прости. Сюда вход воспрещен.

— Нет, это ты меня прости, — сказала Марина, опустив голову и глядя в свою тарелку. — Я упомянула о детстве только потому, что почувствовала это, вот и все. Потому что… — Она запнулась. — Мне это знакомо. — Она подняла голову и посмотрела ему в глаза. — В тебе есть что-то, что напоминает мне себя. И мне очень жаль, если я поняла тебя неправильно.

Фил молча смотрел на нее. Ее ладонь скользнула через стол к нему. Их руки встретились. Между ними снова проскочил электрический разряд. Как будто это прикосновение подтвердило, что они понимают друг друга на уровне инстинктов.

— Может быть, хочешь узнать что-то обо мне? Я не возражаю, — сказала она.

Она открылась ему, рассказав о своей семье, о том, как скандальный отец-алкоголик бросил ее с матерью и двумя братьями, когда ей было всего семь лет, время от времени возвращаясь в их жизнь только затем, чтобы приносить новые страдания и боль.

— Он был мерзавцем: патологический лжец, жулик, скандалист, избивавший свою жену, — закончила она, и взгляд ее от неприятных воспоминаний затуманился.

— Вот и все его достоинства, — сказал Фил, пытаясь шуткой увести Марину от мрачных переживаний, к которым располагала эта история.

Она улыбнулась и продолжила. Рассказала, как ее поощряли в школе и ценили ее способности. И она охотно откликалась на это, страстно желая изменить свою жизнь.

— Значит, ты не местная? Акцента я у тебя не заметил.

— Вообще-то я из Бирмингема, — ответила она. — А там такой акцент, от которого обычно стараются отделаться.

Дальше Фил узнал, что ей дали стипендию Кембриджского университета и она выбрала психологию.

— Думаю, я выбрала эту специальность из-за отца. Мне хотелось понять, что заставило его стать таким. Почему он делал то, что делал.

— И тебе это удалось?

— Да. Но мне не понадобилась ученая степень по психологии, чтобы понять, что он был просто злобным и ленивым негодяем.

Вскоре ее мать умерла от рака, так и не успев увидеть единственную дочь выпускницей университета.

— Я так жалела об этом! Я хотела, чтобы она гордилась мной.

— Не сомневаюсь, что она и так тобой гордится.

Марина кивнула и отвернулась.

— А что же твои братья?

По лицу ее пробежала тень.

— Скажем так: когда они выросли, то стали очень похожи на своего папашу. Я уверена, что твои коллеги в центральных графствах имеют с ними дело чаще, чем я.

Фил удивленно поднял бровь, но тему развивать не стал.

— А ты, значит, из Колчестера? — спросила она. — Прожил здесь всю жизнь?

— Нет, еще не всю, — ответил он, надеясь рассмешить ее.

Она действительно засмеялась. Из вежливости.

— Ты не замужем, — сказал он, меняя тему разговора. — У тебя… есть кто-то?

На лице ее появилось странное выражение.

— Да, я живу тут с одним.

Сердце Фила оборвалось.

— Ага.

Марина пожала плечами.

— Это… В общем, мы вместе уже давно.

— Понятно.

— Он… Я была его студенткой. А он читал мне лекции. — Она пожала плечами. — В конце концов мы дождались, что я закончила учебу. Ну, более или менее дождались. Он был…

— Похож на твоего отца?

— Думаю, да. — И прежде чем Фил успел вставить слово, она быстро продолжила: — Возможно, пришло время мне… Иногда я чувствую себя скорее его… — Она смотрела на свое вино, раскручивая его внутри бокала. — Ну, не знаю. Вот такая я. А что насчет тебя?

Марина была откровенна с ним, и Фил чувствовал, что она ждет от него того же. Он заговорил, а она внимательно его слушала.

Он рассказывал о том, как больно быть покинутым, о том, как рос в детских домах и семейных приютах, пока не попал к Дону и Эйлин Бреннан.

— Они дали то, чего мне недоставало. Дом. Чувство сопричастности, не знаю… цель в жизни. — Он улыбнулся и пригубил вино. — Прости, я не большой мастер рассказывать о таких вещах. Это… В общем, я плохо умею выражать свои мысли.

Ее ладонь снова легла ему на руку. Она улыбалась.

— Ты мне и так уже все рассказал.

Их взгляды снова встретились. У них был разный цвет глаз, но в остальном, в самом главном, они были одинаковыми. Из ресторана они поехали прямо к нему.

У него не было времени рассмотреть ее тело, потому что они сразу же стали заниматься любовью. Установившаяся между ними связь продолжалась. Напряжение улетучилось, они быстро уловили ритм друг друга, дополняя партнера и мгновенно угадывая, что ему будет приятно, как будто между ними возникла какая-то плотская телепатия. Это было горячо, чувственно, неутомимо. Их соединял уже не просто контакт тел.

В какой-то момент, когда ее ноги вдруг с силой обвились вокруг него, он открыл глаза и увидел, что она пристально смотрит на него. Она улыбалась. Он тоже улыбнулся в ответ. В тот же миг он понял, что между ними установилось нечто большее, чем физическое влечение. Это было сильнее любой привязанности, какую ему приходилось ощущать в жизни. Это возбуждение невозможно было передать словами.

И оно невероятно испугало его.

Волна оргазма захлестнула его с головой.

Потом они лежали, усталые и опустошенные, в переплетении рук и ног, и Фил пытался понять, что же все-таки произошло. Это было больше, чем просто физическое облегчение. Он искоса взглянул на Марину. Он знал, что она сейчас ощущает то же самое. Это было самое значительное событие в его жизни. И снова его охватило волнение. И вновь он испугался.

Сквозь занавески пробивались первые утренние лучи. Этой ночью они почти не спали. Фил нажал на кнопку дистанционного пульта CD-проигрывателя. «Элбоу» тихонько запели «Один день, похожий на этот». Песню эйфорической любви, утверждавшую и поддерживавшую их настроение.

— А у тебя не будет проблем, когда вернешься домой?

Ее лицо было наполовину скрыто тенью.

— Оставь это мне.

— О’кей.

— Знаешь, обычно я так себя не веду, — сказала Марина.

— Что? Ты делаешь это необычно?

Она толкнула его в бок.

— Это у тебя истерическая реакция. Я имею в виду, что обычно не прыгаю в постель с мужчинами.

— Мужчинами? Так ты хочешь, чтобы нас здесь было трое? Четверо?

Последовал новый толчок в ребра.

— Ты прекрасно понимаешь, что я хотела сказать.

Фил рассмеялся.

— Я понимаю. Тогда почему ты это сделала?

Глаза их встретились.

— А почему ты пригласил меня в ресторан?

Фил не мог вынести ее взгляд: эта близость была слишком обнаженной, слишком понимающей.

— Я подумал, что это будет правильно.

— Более чем правильно, — подтвердила она.

Фил не мог ничего сказать. Он просто крепче обнял ее и почувствовал, как усталость и неуверенность уходят прочь, а их место занимает прекрасная, ужасная умиротворенность любви, снизошедшая на его душу.

Он обнимал Марину так, словно боялся, что она сейчас исчезнет, обратившись в дым. И знал, что она переживает те же чувства.

Он знал: что бы ни произошло, его жизнь уже никогда не станет такой, какой была прежде.


Фил нажал на кнопку пульта, выключив «Элбоу», прежде чем диск дошел до песни, напоминавшей ему о Марине. Было в этом что-то нездоровое, как будто расковыриваешь старую рану, не давая ей затянуться.

Он допил пиво и поставил бутылку. Посмотрел на упаковку с остатками еды из ресторана. Он не мог есть. Если захочется, в холодильнике стоит еще бутылка пива. Он почувствовал, как начинает болеть голова, и усилием воли приказал боли уйти. Он не мог давать себе поблажку. Он должен был работать.

Пытаясь прогнать из головы мысли о Марине, он заставил себя вновь прокрутить в сознании и осмыслить прошедший день. Закрыть сердце, упорядочить свою жизнь и сконцентрироваться на том, чтобы поймать убийцу. И найти младенца.

Он принялся воспроизводить в памяти события этого дня, начав с того, как было обнаружено тело Клэр Филдинг. Потом пошел дальше, еще и еще раз, в поисках того, что они могли упустить, стараясь уловить скрытые связи.

Не обращать внимание на одиночество его квартиры, всей его жизни.

Сфокусировать внимание на работе.

Он не замечал, что продолжает напевать слова все той же песни.

Глава 30

Марина стояла у окна со стаканом газированного яблочного сока в руке и жалела, что это не что-то покрепче. Прямо перед ней была дорожка, а позади нее медленно несла свои воды река Колн. Ее дом, выкрашенный кирпичный коттедж с крыльцом, увитым клематисом, выходил фасадом на Вивенхоэ — причудливую бывшую рыбацкую деревеньку, которую сейчас в основном колонизировал преподавательский состав из близлежащего университета. В деревне царила расслабленная и культурная атмосфера. Уютное и безопасное место для своего дома. Но, поднося стакан к губам, Марина не ощущала ни того ни другого.

Тони занимался поздним ужином. Паста арабьята, ничего особенного. Сегодня была Маринина очередь готовить, но стоило ему только взглянуть на нее, когда она вошла в дом, как он сунул ей в руки стакан с соком, поцеловал в лоб и объявил, что сделает все сам. Она предприняла не вполне искреннюю попытку возразить.

— Нет, — сказал он, суетясь вокруг нее. На кончике носа у него сверкали очки для чтения. — Мой последний семинар окончился еще в пять, и с тех пор я вообще ничего не делал, только читал и пил вино, так что…

Он аккуратно усадил ее в кресло, как какого-то инвалида, дал в руки газету и, довольный тем, что он такой заботливый, удалился на кухню. Это вызвало у Марины улыбку, но она со всем согласилась. «Все-таки он внимателен ко мне», — подумала она.

Она оглядела гостиную: много книг, обстановка из разрозненных самобытных предметов мебели, приглушенное освещение, на стенах неожиданные картины, гобелены и домашние растения. Они устроили все так, чтобы показать гостям и самим себе, что они интересные люди, которые ведут богатую событиями жизнь. В противоположность тому дому, в котором она росла. Но когда Марина подошла к окну и стала смотреть на неторопливые темные воды реки, ей показалось, что все это принадлежит кому-то другому.

Из кухни доносилась музыка, спокойные бразильские ритмы, которые Тони раскопал неизвестно где, и исходили аппетитные запахи, которые в любой другой вечер уже заставили бы ее живот нетерпеливо урчать. Но только не сегодня. Она отхлебнула сока и скорчила недовольную гримасу, словно ожидала чего-то абсолютно другого.

Перед глазами возникло мертвое тело Клэр Филдинг. И Джулии Симпсон. Потом других двух женщин. Фил был прав насчет места совершения убийства. Складывалось впечатление, что они не должны были здесь находиться. Как будто жизнь продолжалась.

Фил… Она заранее готовила то, что скажет ему при их следующей встрече. Несколько раз. Но неделя шла за неделей, и, по мере того как жизнь безжалостно текла вперед, она постепенно смирилась с тем, что больше никогда его не увидит. «Наверное, это и к лучшему», — думала она. Она вернулась к Тони, она была беременна, у нее появилась частная практика. Ее жизнь шла своим чередом, вперед. Или, скорее, назад. В зону безопасного покоя.

Но теперь они снова вместе. А она так и не смогла ему ничего сказать. Потому что каждый раз, когда она думала о нем, она видела лицо Мартина Флетчера. Запертая дверь… Марина почувствовала, как в ней закипает леденящий страх, а потом подумала о Филе. И это все привело ее в состояние немого оцепенения.

Она не осознавала, сколько времени занималась рутиной, прежде чем полиция пригласила ее по делу Джеммы Харди. Рутину, которая незаметно для нее превратилась в тяжелый монотонный труд. Ее надежная, спасительная работа, ее пенсия. И Тони, ее надежный мужчина.

Но тогда она и не хотела иметь мужчину, волнующего душу. Перед тем как она познакомилась с Тони, ее тянуло к мужчинам, напоминавшим ее отца. Она понимала, что это неправильно, не говоря уже о том, что просто опасно, тем не менее постоянно возвращалась к этому, продолжая искать именно таких. Так шло до тех пор, пока однажды она не посмотрела на себя в зеркало и серьезно не спросила себя: что ты делаешь? И поняла, что больше так не может.

Тони был на месте. Хороший человек, серьезный, заслуживающий доверия. Вдумчивый, приятный, общительный. Отца он мог напоминать ей разве что по возрасту, но во всех остальных смыслах он был полной ему противоположностью. Он не возбуждал ее и не вызывал в ней трепета, но с ним она ощущала себя удобно. И в безопасности. Он был внимателен к ней. А это, говорила она себе, восхитительные качества. Он приглашал ее пойти куда-нибудь, и она соглашалась. Такие вот дела… Он хотел, чтобы она бросила свою квартиру в центре города и переехала к нему, в его коттедж в Вивенхоэ. Она сделала это. И чувствовала себя спокойно. Была довольна. Или, по крайней мере, думала, что это так.

К моменту приглашения на дело Джеммы Харди она уже была готова к новому вызову судьбы. И она его получила. Это напрягало и терзало ее. Ее приводило в ужас, что теперь она вынуждена использовать то, с чем до сих пор имела дело только в теории, но уже на практике, где ставкой потенциально является жизнь молодой женщины. Но одновременно это подталкивало и вдохновляло ее. А когда она помогла команде получить положительный результат, то испытала глубокое волнение, какого ей никогда не давала преподавательская деятельность. Не могла дать.

И не только это. Потому что она еще и встретила Фила.

Она поняла это, как только увидела его. В нем что-то было, и между ними мгновенно установилась какая-то связь. Сначала она пыталась это отрицать, списывая все на специфику дела, над которым они работали, путая адреналин и желание с чем-то более сильным и основательным. Но чем дольше времени они проводили вместе, чем больше говорили, тем очевиднее становилось, что она права и они связаны на более глубоком уровне. На глубинном уровне души. Она узнала в нем что-то такое, чего не встречала больше ни в ком другом. Что-то, что она видела только в себе. Она знала, что если на свете существует мужчина, который может ее понять, полностью понять, то это именно он.

Поэтому когда он пригласил ее поужинать, она не могла отказаться. Несмотря на то что у нее был Тони, она все-таки спала с Филом. Неоднократно. И сама себе удивлялась: вместо того чтобы испытывать чувство вины из-за измены Тони, она все больше утверждалась в мысли, что будущее ее связано с Филом.

А затем появился Мартин Флетчер.

Дело Джеммы Харди было закончено. Мартина Флетчера поймали, и вся команда праздновала успех. Включая и Марину. Ее первое приобщение к работе полиции окончилось громкой победой. Ее имя попало на заметку на будущее. Все для нее выглядело очень здорово.

После завершения дела Марина снова вернулась в университет. Однажды вечером она сидела у себя в кабинете и подгоняла бумажную работу, накопившуюся за время ее отсутствия. Она с радостью задержалась здесь, зная, что скоро ей предстоит встреча с Филом. Он сказал, что заедет в университет, поскольку хочет посмотреть, где она трудится. Ей это было приятно, и она с нетерпением ожидала, когда сможет показать ему все. Она не испытывала беспокойства от того, что ее могут увидеть на территории студенческого городка с другим мужчиной, поскольку уже решила сказать Тони, что между ними все кончено. И выключила мобильный на случай, если тот захочет позвонить.

В дверь постучали. Сначала нерешительно, затем более уверенно. Она крикнула, чтобы стучавший заходил. И он вошел. Марина увидела его, и сердце ее оборвалось. В ее кабинете стоял Мартин Флетчер.

— Что… что вам нужно?

Он огляделся, словно искал ответ на этот вопрос на полках ее кабинета. Затем посмотрел прямо ей в глаза.

— Ты, — сказал он. — Мне нужна ты.

Марина очень испугалась. Она взглянула в сторону двери, прикинула расстояние, оценила препятствия… Флетчер, видимо, подумал о том же. Он повернулся и, прежде чем она успела подняться, запер дверь и прислонился к ней спиной.

— Не кричи, — сказал он. В голосе его послышалась угроза. — Не вздумай!

Она судорожно сглотнула. Было такое ощущение, будто в горле застрял камень.

— Сейчас… сейчас ко мне должны прийти. С минуты на минуту.

— Вранье! Все уже разошлись по домам.

— Нет, правда. — Она тяжело дышала, и сердце готово было вырваться из груди. — Это Фил… Фил Бреннан. Инспектор криминальной полиции. Он зайдет за мной сюда.

При упоминании о полиции на лице Флетчера промелькнула тень страха. Несмотря на охвативший ужас, Марина продолжала рассуждать как психолог. «Он боится полиции, а не меня. Он взбешен, но не может сорвать свою злость на них, поэтому выбрал меня». Эта мысль была совершенно неутешительной.

— А как вы здесь очутились? — спросила она. — Я думала, вы арестованы.

Тогда он улыбнулся. Это была зловещая улыбка.

— Они отпустили меня. Под залог. Простая формальность. — К нему начала возвращаться злость. — Это все ты! Ты разрушила мою жизнь!

— Это не так.

— Именно так. — Ярость все нарастала. Он отошел от двери и направился к ней. — Это ты забрала мою жизнь. Настроила против меня Джемму. Это сделала ты!

Марина поискала глазами что-нибудь, что можно было бы использовать для защиты, но ничего не нашла. «Фил, — подумала она, — поспеши…»

Она должна была заставить Флетчера говорить и попытаться его урезонить.

— Нет, Мартин, вы ошибаетесь. Я не разрушала вашу жизнь.

— Нет, разрушила!

От этой вспышки ярости она вздрогнула. Но заставила себя сохранять спокойствие. Глубоко дышать.

— Нет. Я этого не делала. А Джемма никогда не была вашей девушкой. Ею была Луиза, соседка Джеммы по квартире.

— Нет… — Он схватился руками за голову и принялся тереть пальцами виски. — Нет, нет…

— Да, Мартин. Вашей девушкой была Луиза. А не Джемма.

— Нет, нет…

— Джемма была ее подругой. Но не вашей девушкой. Отпустите это, Мартин, вы должны это отпустить…

В ответ раздался вопль боли, когда Флетчер, плотно зажмурившись, принялся бить себя по голове, словно стараясь выбить оттуда ее слова.

Марина снова оглянулась по сторонам в поисках какого-то оружия, хотя бы чего-нибудь. Времени включать мобильный у нее не было. Взгляд ее остановился на телефоне, стоявшем на столе. Если бы удалось добраться до него и позвонить…

Она посмотрела на Мартина Флетчера, который по-прежнему с закрытыми глазами бил себя по голове, затем снова на телефон. Она сможет сделать это. Просто протянуть руку, схватить его и…

Когда ее рука легла на трубку, он открыл глаза и с криком ринулся на нее. Она попыталась нажать кнопки, но он был уже рядом. Он выдернул трубку из ее рук, оборвал провод и швырнул телефон на пол.

— Ах ты, сука! Ты мне еще заплатишь за это…

Она бросилась к двери, понимая, что вряд ли сможет туда добраться. Она не ошиблась. Он тут же схватил ее за волосы и потянул назад. Она схватилась руками за голову, стараясь разжать его пальцы, но все было бесполезно. Он швырнул ее на пол. Она почувствовала, как с корнем вырываются волосы, и успела подумать, что, наверное, часть кожи на голове тоже сорвана.

Тяжело упав, она тут же свернулась калачиком, инстинктивно стараясь защититься, пока не восстановится дыхание. Она знала, что сейчас последуют удары, и, зажмурившись, закрыла руками голову и лицо.

— Пожалуйста, не бейте меня… не бейте меня…

Он сел сверху, всем весом придавив Марину к полу, отчего ей стало трудно дышать, и ладонью зажал ей рот.

— Заткнись! Не говори ничего. Не кричи… Не надо кричать…

Глаза ее были по-прежнему крепко зажмурены. Вновь и вновь она повторяла про себя одни и те же слова, как молитву, как мантру: «Скоро сюда придет Фил, скоро сюда придет Фил…»

Потом он начал хлестать ее по щекам. Это было скорее удивительно, чем больно. Она с недоумением чувствовала на лице его пощечины. И выставила руки навстречу этим обжигающим ударам.

— Сука… сука…

Он словами накручивал себя. Пощечины становились все сильнее, все тяжелее. Потом Марина почувствовала удар кулаком в грудь. Она захрипела. Это было больно. Еще один удар. И еще.

Она должна была что-то сделать, прежде чем он полностью потеряет контроль над собой.

Она открыла глаза, посмотрела вверх и увидела Флетчера, с лицом, перекошенным от злости и ненависти. Глаза его были закрыты. Она взглянула в сторону и увидела валявшийся рядом телефонный аппарат. Это было то, что нужно.

Она могла двигать левой рукой, которая не была прижата к полу. Отлично! Она протянула руку и стала искать телефон. Нащупала его. Вздрагивая от пощечин и ударов, она схватила его, сжала и изо всех сил вскинула руку вверх.

Телефон попал Мартину Флетчеру в голову.

Не веря в свою удачу, она снова ударила его.

Он открыл глаза и посмотрел на нее. Злость в его глазах исчезла, ее место заняло потрясение. Но у Марины не было времени раздумывать над его реакцией, ей нужно было извлечь из нее максимум пользы. Поэтому она в третий раз — теперь уже с криком, вложив в это все свои силы, — нанесла удар телефоном и почувствовала, что попала ему в висок.

Флетчер откинулся назад и застонал. Марина воспользовалась этим, чтобы выскользнуть из-под него. Она подползла к двери и попыталась открыть замок, но руки ее так дрожали, что никак не удавалось сжать пальцы. Тогда она начала стучать в дверь.

— Помогите! Помогите! Кто-нибудь! На помощь!

— Нет… не надо… не делай этого… пожалуйста…

Голос Мартина Флетчера был слабым и ломким. Он по-прежнему сидел на полу, растирая место, в которое попал телефон и откуда начала сочиться кровь.

Марина, не обращая на его слова внимания, продолжала кричать.

— Нет, пожалуйста, не надо…

От его злости не осталось и следа, голос был дрожащим и испуганным. Она обернулась, и в ней снова проснулся психолог.

— Ваша власть надо мной закончилась, Мартин. Я вас больше не боюсь…

Он шарахнулся от нее и забился в угол комнаты. Закрыл голову руками.

Внезапно послышался стук хлопнувшей двери.

— Фил! — закричала Марина. — Я здесь!

За массивной деревянной дверью раздавались приглушенные голоса. Эти звуки придали Марине дополнительных сил, и ей удалось повернуть замок. Дверь открылась. На пороге стояли двое иностранных студентов и служитель университета. Но Фила с ними не было.

Она обернулась к Мартину Флетчеру. Он уже встал и сейчас пытался вылезти в окно.

Она бросилась к нему, но он криком остановил ее:

— Не подходи, а не то я прыгну вниз!

Она остановилась.

— Бросьте, Мартин, не дурите. Если вы прыгнете отсюда, то просто свернете себе шею. Убьете себя.

— Не нужно мне было сюда приходить… — Мартин Флетчер заплакал. — Это я виноват. Во всем виноват я. Не нужно мне было сюда приходить…

— Перестаньте, Мартин, все не так уже и плохо. Давайте поговорим об этом…

Она попробовала подойти к нему поближе.

Он отодвинулся к краю подоконника.

— Я сказал не походить!

Марина осталась на месте.

— У меня ничего не осталось. Теперь уже совсем ничего. Только тюрьма, со всякими извращенцами и педиками…

— Мартин…

— Скажите Джемме, скажите Джемме… Я любил ее…

— Мартин, нет!

Но слова ее повисли в воздухе. Он прыгнул вниз.


— Через пять минут будет готово.

Слова Тони вернули Марину к реальности. Она пробормотала в ответ что-то невнятное и сделала еще глоток.

Вот так все и закончилось. Мартин Флетчер выбросился из окна, покончив с собой. А Фила рядом не оказалось, чтобы помочь ей. Чтобы спасти ее. Он пытался связаться с ней потом, когда узнал о случившемся. Но она не отвечала на его звонки. Правда, она знала, что он пытался звонить ей, но ее телефон был выключен. Он хотел сказать, что в лучшем случае задержится, а в худшем — не сможет сегодня прийти вообще. Произошло убийство, и его вызвали на место происшествия.

Но легче ей от этого не стало. И ничто не могло поправить ситуацию. Ей очень нужно было, чтобы он был рядом, а он не смог. И ничего с этим уже не поделаешь.

Она никак не могла отделаться от этого чувства. В ней говорила итальянская кровь, и от зова предков она никуда деться не могла. Если мужчина сказал, что придет, он должен прийти. Никаких вопросов, никаких отговорок. И если он этого не сделал, если подвел ее, то она имеет право обижаться на него.

Еще целую неделю она с криком вскакивала по ночам, видя перед собой лицо Мартина Флетчера и в ужасе просыпаясь. Каждый раз рядом с ней был Тони. Надежный, заслуживающий доверия Тони. Хороший человек, который был внимателен к ней, когда она в этом нуждалась.

Но она не могла больше появиться в университете. После того, что там произошло. Поэтому она уволилась и в дальнейшем решила работать самостоятельно.

А затем Марина выяснила, что беременна. Тони отнесся к этому хорошо. Он даже обрадовался. Она могла бы решить, что детская коляска у них в прихожей будет означать конец любой романтики, но, если уж на то пошло, Тони никогда не был особенно романтической натурой. Это также не означало конец его личной свободы, потому что он никогда никуда не уезжал.

Он всегда настаивал, чтобы она пила только безалкогольные напитки. Он даже завел разговор о том, чтобы переоборудовать кабинет наверху под комнату для ребенка, принялся предлагать разные цветовые решения и рисунки на стенах. Он дошел до того, что достал где-то каталог магазинов «Мазеркэр» и стал спрашивать ее мнение о детских колясках. Он явно получал удовольствие от ее беременности, и она очень жалела, что не может разделить его энтузиазм. В данной ситуации это только пугало ее, а иногда даже угнетало.

Она все-таки увиделась с Филом еще раз. Он ждал после работы в один из ее последних дней в университете. Она заметила его возле колонны в вестибюле и повернула в другую сторону. Он догнал ее.

— Прошу тебя, Марина, пожалуйста…

Она не остановилась.

— Пожалуйста…

Она продолжала идти, словно не узнавая его. В конце концов он понял, что его слова не действуют и она не собирается хотя бы замедлить шаг. Он остановился и отпустил ее. Отпустил из своей жизни.

Марина завернула за угол и оказалась в пустынном уголке студенческого городка. Она прислонилась к шершавой бетонной стене и тут уже дала волю слезам.

Потом она вернулась домой. Тони смотрел по телевизору передачу «Время вопросов». Пройдя мимо него, она направилась к лестнице и, поднявшись наверх, легла спать. Так для нее закончился Фил.

Пока снова не позвонил Фенвик…

Она опять выглянула в окно.

— Я уже накрываю на стол! — крикнул из кухни Тони.

Марина отозвалась, что это было бы здорово. Она снова посмотрела на медленно текущую реку. Она думала о погибшей женщине, о ее ребенке. И о Филе. Она пыталась прогнать его из своих мыслей, но он не уходил. Его взгляд был устремлен прямо ей в глаза.

— Я успею еще принять душ? — спросила она.

— Ну, все уже готово… — Тони вошел в гостиную и взглянул на нее. Заметив, какой она выглядит уставшей и измученной, он улыбнулся. — Давай. Принимай свой душ. Ничего, я подогрею.

Марине с трудом удалось улыбнуться в ответ, и она пошла к лестнице на второй этаж.

Она старалась не обращать внимания на охватившие ее противоречивые чувства.

Рука ее все время лежала на животе.

Глава 31

Он с силой прижимал курицу к квадратному деревянному чурбаку. Глаза ее внимательно смотрели на него. Клюв был открыт, но она была слишком напугана, чтобы издать хотя бы звук. Она не могла позвать на помощь или поднять тревогу. Она просто лежала, и тяжелая рука — мозолистая, грубая, грязная — не давала ей пошевелиться.

Сверху чурбак был испещрен сеткой порезов от лезвия, его поверхность была в пятнах впитавшейся высохшей крови, которая проливалась на него долгие годы использования.

Курица посмотрела вверх, сделала еще одну, последнюю попытку вырваться и сдалась, беззвучно смирившись со своей судьбой. В холодном утреннем воздухе мелькнуло лезвие топора. Оно с глухим звуком врезалось в дерево, перерезав кости, перья, мясо и кожу. Кровь багровым фонтаном ударила вверх и в стороны. Голова курицы осталась лежать на чурбаке, тихо глядя вверх. Ее тело билось и дергалось, словно паяц на карнавале, удерживаемое рукой до тех пор, пока рывки и конвульсии не затихли.

Он вытер руки о полы своей длинной шинели. От этого на темном материале остались еще более темные длинные полосы крови и слизи. Сейчас они поблескивали. Но скоро все это впитается в ткань. И они сольются со старыми пятнами, составлявшими текстурный рисунок его главной одежды.

Он выпрямился и огляделся по сторонам. Дом располагался у реки, на грязном песчаном берегу. В ранних лучах утреннего солнца воды реки медленно текли к морю, гладкие и маслянистые. Местность была плоской и унылой. Вдоль песчаного берега, вдоль реки до самого моря тянулась заболоченная низина. Тонкие деревья были по-осеннему голыми и напоминали причудливые скульптуры из костей, раскрашенные темной высохшей кровью.

Он опустил топор и закрыл глаза. Этим утром все было по-другому. Потому что Эстер больше не была матерью.


Бо́льшую часть ночи она пролежала без сна, глядя на ребенка. Она находила его обворожительным. Его маленькая грудка двигалась вверх и вниз, кулачки постоянно сжимались и разжимались, словно хватая каких-то невидимых существ. «Ангелов или демонов…» — подумала Эстер. Личико его кривилось, губы выгибались, рот что-то жевал. Он напоминал маленького персонажа из мультфильмов Диснея. Не реального умирающего младенца, а воображаемый спецэффект.

Постепенно он настолько ослабел, что уже не мог больше двигаться. Его дыхание стало неглубоким и в конце концов остановилось. Лицо и руки перестали дергаться. Все еще очарованная, Эстер опустила к нему голову, стараясь услышать, как его тело покидает последний глоток воздуха. Его последний вдох. Она уже скучала по нему. Но это ничего не меняло. Ребенок был мертв.

Он лежал в своей колыбельке, неподвижный и безжизненный. Как будто ему требовалось заменить батарейки. Эстер попробовала растормошить его. Он не двигался. Она толкнула его еще раз, на этот раз сильнее. Он по-прежнему не шевелился. Она согнула его, теперь уже двумя руками. Он слегка покачнулся, но когда она убрала руки, вернулся в прежнее положение.

Вот так. Ребенок умер. Она больше не была матерью.

Эстер почувствовала что-то внутри, какую-то боль, как будто из нее вынули что-то такое, чего уже никогда не восстановишь. Это чувство вызвало воспоминание о другом, старом, но очень похожем ощущении того, что из ее тела что-то забрали. Вырезали из нее. Она пыталась не вспоминать об этом, боролась против того, чтобы это возвращалось в ее сознание. Безуспешно. Она годами старалась не пускать это в свою голову, потому что, когда это чувство охватывало ее, она не могла с ним справиться и оно погружало ее в глубокую депрессию, которая могла затянуться на несколько дней и даже недель. Она просто апатично слонялась по дому, ничего не делая, не готовя еду, и только плакала о том, что потеряла. И от этого не было никакого лекарства. Она просто должна была это перетерпеть.

Она боролась с этим снова и снова. Лежа на кровати, опустив руки между колен, она крепко сжимала их бедрами и раскачивалась вперед и назад.

— Нет… нет… не возвращайся, все хорошо. Все должно быть хорошо…

Ничего не помогало. Воспоминания, которые долгое время подавлялись, были уже опять здесь. Снова она чувствовала, как ее пронзает чувство вины, боль и унижение. Как она голая медленно ползет по полу, из нее льется кровь и другие физиологические жидкости, а в ушах звоном отдаются жестокие, полные ненависти слова. И эта боль, пронизывающая все ее тело, тяжело бьющаяся в сердце. Это было больше, чем может выдержать человек. И уж точно больше, чем мог выдержать человек, которым тогда была она.

Снова в памяти всплыло, как боль и унижение привели ее в кухню. Заставили выдвинуть ящик стола. Она едва могла видеть, что делает, стекавшие ручьем слезы застилали глаза.

— Остановись… останови это…

Она по-прежнему раскачивалась на кровати, свернувшись в клубок в позе эмбриона и крепко зажав руки между бедрами. Но долго подавлявшиеся воспоминания никак не уходили, поддерживаемые видом лежащего рядом мертвого ребенка. Они никогда не прекратятся.

— О господи… нет…

Она видела, как ее рука снова открывает ящик, тянется к ножу…

— Нет…

Она еще крепче сжала руки, плотно зажмурила глаза.

— Пусть это прекратится… нет… я не хочу…

Она берет нож… Чувствует прикосновение холодного и острого лезвия к мягкой плоти внизу живота. И нажимает. Сначала осторожно, чтобы понять, каково это, чтобы увидеть, сможет ли выдержать такую боль…

Слов больше не было, остались только приглушенные невнятные всхлипывания.

Но что значила эта боль по сравнению с той, что бушевала у нее внутри? Она снова придавила нож, уже сильнее. Из пореза под лезвием потекла кровь. Было просто щекотно и совсем не больно. Она не могла назвать это болью. Пустяки. Ничто по сравнению с бушевавшим у нее внутри ураганом.

Она чувствовала, как ее рука опускается между ног, хватает кожу и хрящи, оттягивает их…

Новые раскачивания, новые рыдания, новые конвульсии.

Она тянет, растягивает свою плоть до предела… мечтает, чтобы на этом все закончилось, надеется и молит, чтобы боль прекратилась, когда она сделает это…

Просто хочет покончить с этим…

А затем, вдруг осознав, что, что бы она ни сделала, хуже, чем сейчас, уже не будет, она берет нож в другую руку и резко опускает его вниз.

Все пошло не так, как она планировала. Это оказалось труднее, чем она себе представляла, нож с трудом врезался глубже. Но она стала пилить, и ей это все же удалось. Боль была намного сильнее, чем она ожидала. И кровь, столько крови…

Она чувствовала, что может потерять сознание. Но она держалась, она не могла этого допустить. Опустив глаза, она увидела, что дело наполовину сделано и ненавистный кусок мяса свисает с ее тела, изувеченный и кровоточащий. В приступе ярости она еще раз полоснула ножом и в свежих брызгах артериальной крови окончательно отрезала его.

После этого все наконец было закончено.

Она держала его в руке, этот принесший столько бед кровавый комок, который теперь выглядел таким маленьким и безобидным. Сморщенным и безжизненным.

Тогда Эстер улыбнулась — то ли от облегчения, то ли получив передышку от боли, она уже не помнила. Но она точно знала, что улыбнулась.

Перед тем как провалиться в небытие.

Глава 32

Эстер открыла глаза. Она стояла перед кроваткой и смотрела на ребенка. Воспоминания отступали, и она ждала возвращения мужа.

Что, черт побери, случилось на этот раз, женщина? Чего ты торчишь посреди комнаты?

Это был он. Она быстро вытерла глаза, пытаясь прогнать последние туманные следы своих тягостных воспоминаний. Она не хотела, чтобы он знал, что она снова думала об этом. Что угодно, только не это.

— Этот… ребенок…

И что с ним такое?

— Он…

Она понимала, что должна отвлечься от событий прошлого, которые подсовывала ее память. Она вынула спрятанные между ног руки и указала на детскую кроватку.

— Он умер… Он мертв, — повторила она, когда не дождалась ответа.

Это я уже понял.

— Что… что же мы должны теперь сделать?

Похоронить его.

Так она и сделала. Когда пришло время вставать, она выбралась из постели и взяла из колыбели уже холодное и негнущееся тельце. Она вынесла его на улицу, прихватив с собой лопату. Копать было тяжело. Застывшая земля с трудом поддавалась под ударами. Так она и долбила промерзшую почву, раз за разом, снова и снова, пока не выкопала достаточно, чтобы получилась неглубокая могилка.

Она стояла и смотрела вниз на пустую яму, в которую первые утренние лучи отбрасывали глубокую зловещую тень. Эстер и ее муж были единственными людьми на этом пустынном унылом берегу. Она опустила лопату и одной рукой подняла крохотное тельце. Небо было серым и тяжелым, оно нависало, стараясь вдавить в землю и ее. Она сняла с ребенка одеяло и положила тельце в яму.

Потом поднялась и посмотрела на него сверху вниз. И что-то почувствовала. Снова появилась эта пустота, это странное болезненное ощущение внутри. Казалось, оно поднимается откуда-то из глубины, накапливается в ее груди. Она открыла рот и откинула голову назад. И наружу вырвался скорбный вопль, заунывный и душераздирающий, который удивил ее саму. Он прозвучал как крик раненого, загнанного в угол зверя, который не может дальше сражаться и понимает, что должен погибнуть. В нем звучали боль и неизбежность. Она продолжала пронзительно кричать и выть, закрыв глаза и откинув назад голову. Просто кричать и выть.

Эстер не знала, сколько простояла так. Время для нее было эластичным и тягучим, затем стало жидким и утекло прочь. Потом оно снова обрело форму, и она открыла глаза. Она молчала, в горле саднило. Она чувствовала себя опустошенной и измученной. Она огляделась. Ребенок по-прежнему лежал в могиле. Она начала засыпать его. Каждая новая лопата земли падала в яму с глухим шелестящим звуком, пока тело не оказалось закрытым полностью. Утрамбовав и выровняв землю, она снова выпрямилась.

Пустоты, которую она ощущала, больше не было. Зато осталась внутренняя боль, заставившая ее кричать. Она вернулась, когда ребенок скрылся под слоем земли. На самом деле она даже усиливалась. Ее прежние воспоминания о ярости и чувстве стыда были полностью забыты или, по крайней мере, снова задавлены. Это была более актуальная боль. Которая требовала срочного решения.

Она держала в руках мертвую курицу без головы.

Ты знаешь, что с этим нужно делать.

Она не могла оторвать глаз от клочка земли у своих ног.

— Ребенок умер… — снова повторила она.

Она знала, что это были никому не нужные слова, но чувствовала, что должна что-то сказать. Чтобы как-то заполнить разрыв между землей и небом.

— Мы собирались быть настоящей семьей, — сказала она.

Ее муж промолчал. И она продолжила:

— Ребенок должен был сделать нас настоящей семьей.

Мы достанем еще одного.

Эстер улыбнулась, и глаза ее загорелись.

— Правда? Потому что, когда такие вещи случаются, супружеские пары поступают именно так. И это делает их семьей.

В моем списке есть и другие.

По лицу Эстер пробежала еще одна улыбка.

— Ты уже кого-то нашел? Ты снова выходил на охоту?

Да, у меня есть кое-кто на примете.

От радости Эстер готова была его расцеловать.

— И когда мы можем его получить?

Скоро. А теперь бери курицу и принимайся за работу. Я проголодался.

Эстер зашла в дом. Она больше не смотрела на клочок утоптанной земли. Ей это уже не нужно. Это было в прошлом. Ушло и никогда не вернется. Ее ждало настоящее.

Теперь ей было чего с нетерпением ожидать. У нее снова будет ребенок. И она опять станет матерью.

Она восстановит свою отсутствующую часть.

Часть вторая

Глава 33

— Доброе утро.

Клейтон запер машину и, улыбаясь, направился к Анни через парковку. Она попыталась улыбнуться в ответ, но почувствовала, что мышцы лица не слушаются и не дают сделать это вполне естественно. Поэтому она просто кивнула. Подойдя поближе, он остановился и перестал улыбаться. Внимательно посмотрел ей в глаза, уловил ее настроение. И нахмурился.

— Что случилось?

Она спрятала свое настроение поглубже и усилием воли заставила утолки губ подняться вверх.

— Ничего. Все в порядке.

Клейтон успокоился и снова улыбнулся.

— Вот и хорошо. Рад это слышать.

«Немного же нужно, чтобы в мире Клейтона все опять встало на свои места», — подумала она. Особым мыслителем его не назовешь. Зато он обаятельный. И красивый. Анни была уверена, что она далеко не первая женщина, которую он покорил.

— Ну, — сказала она, продолжая обдумывать, что собирается ему сказать, — чем ты занимался вчера вечером?

Он пожал плечами.

— То тем, то этим. Ходил в тренажерный зал.

Он улыбнулся, словно это была шутка.

Она кивнула.

— А ты?

— Вела наружное наблюдение. За Бразертоном.

По лицу его пробежала тень.

— Когда это было?

Она пожала плечами.

— Допоздна. Я не так давно оттуда приехала. Хотя могла бы еще спать.

— Так отчего же не спишь? — слишком поспешно спросил он.

Анни про себя улыбнулась. Чувствует свою вину? Думает, она приехала пораньше, чтобы переговорить с Филом?

— Допустим, я бы еще повалялась в постели. Но не одному же тебе работать сверхурочно?

Он снова улыбнулся, явно успокоенный ходом ее мысли.

— Это точно.

Она приехала на работу прямо с поста наблюдения, решив, что приведет себя в порядок прямо в управлении. Она сидела в машине на парковке и ждала Клейтона. Она не планировала выговаривать ему, просто хотела встретиться с ним и посмотреть, как он объяснит то, что провожал женщину Бразертона до самого дома поздно вечером. И то, чем они занимались в машине.

— Значит, ты хорошо поработал?

Клейтон выглядел озадаченным.

— Не понял.

— Ну, в тренажерном зале.

— А-а, да. — Еще одна облегченная улыбка. — Да. Тебе стоило бы как-нибудь сходить со мной. Попотели бы вместе. Это могло бы получиться здорово.

В его предложении слышалось еще одно значение, которое ни с чем нельзя было перепутать.

Наступила ее очередь улыбаться. Но совсем не обязательно так, как он себе это представлял. Она уже открыла рот, чтобы ответить, причем мысль ее метнулась прямо к языку, минуя мозг. «А почему бы тебе не взять с собой Софи? Чтобы она размяла не только мышцы своего лица», — подумала она. Но успела вовремя остановиться. Этим она ничего не добьется. А вот промолчав, может выиграть.

— Я подумаю над этим, — сказала она.

— Хорошо. Жду с нетерпением.

Клейтон снова улыбнулся, и на лице его было такое выражение, будто он уже представляет, как все это будет происходить. «А сейчас, — подумала она, — предполагается, что я должна смутиться и выглядеть бесконечно благодарной». Он мог бы знать ее и получше.

Он направился к двери.

Анни задержалась.

— Я скоро. Я еще должна кое-что проверить.

Он пожал плечами.

— Делай, как знаешь.

Он развернулся и ушел. Мимоходом улыбнувшись еще одной женщине.

Анни покачала головой. Он просто неисправим.

Она дождалась, пока Клейтон скроется за дверью, и попыталась проанализировать свои чувства, свою реакцию на ответы Клейтона. Она чувствовала себя растоптанной. Он использовал ее только для секса, а когда она попробовала представить, что поступает с ним так же, то оказалось, что от этого больно ничуть не меньше. Но если дело обстояло именно так, она должна была заявить ему об этом открыто и высказать все, что думает.

Нет, здесь было что-то еще. Причина было не просто в том, что она видела его с другой женщиной. Женщина эта была, как минимум, свидетелем в деле о нескольких убийствах. А возможно, даже соучастницей. Он что-то скрывал от команды. Что-то такое, что потенциально могло навредить расследованию. И она не собиралась этого допустить.

Она уже думала о том, как можно было бы все уладить, и предоставила ему шанс все рассказать. Он им не воспользовался. Наоборот, он соврал ей. И выглядел испуганным, когда подумал, что она может его разоблачить.

Анни повернулась и, приняв решение, направилась к двойным входным дверям. Она обязательно скажет, но не сейчас. Сначала она должна выяснить все, что только сможет, о связи между Клейтоном и Софи Гейл.


Фил вошел в комнату и огляделся. Пташки уже на месте. Клейтон. Даже поведенный на своих компьютерах Милхаус оторвал от монитора покрасневшие глаза за очками в темной оправе. Анни сидит за своим столом, Марина — за своим. На ней его взгляд задержался чуть дольше.

Фенвика не было видно.

Комната выглядела точно так же, как накануне. В глаза сразу бросалась стоявшая перед баром школьная доска, рядом с ней — стенд с телевизором, видеомагнитофоном и DVD-плеером. Фил еще раз обежал глазами помещение. Напряжение на лицах коллег стало заметнее. Это было связано не так с усталостью, как с тем, что все ощущали ответственность за положительный результат расследования, причем быстрый результат. И к тому же под пристальным взглядом прессы и общественности. Не говоря уже о самой полиции. Поймать убийцу и найти ребенка живым. В общем, то еще давление.

— О’кей, — энергично сказал он, пытаясь добавить в группу заряд бодрости и заставить всех сосредоточиться, — давайте быстренько подведем итоги и будем разбегаться. Что мы имеем?

— Система видеонаблюдения… — начал констебль Эдриан Рэн. Он подошел к стойке и включил телевизор. Затем вставил диск, взял в руки пульт дистанционного управления и сел на ближайший стул. — Он прошел мимо первой камеры. Смотрите.

На экране появилось зернистое изображение многоквартирного дома Клэр Филдинг. На улице было темно.

— Это позапрошлая ночь, — сказал Эдриан. — А вот и то время, которое нас интересует. — Он остановил кадр. На нем была видна фигура, двигавшаяся по тротуару вдоль фасада здания. Высокий крепкий человек в застегнутом на все пуговицы длинном пальто и низко надвинутой шляпе, скрывавшей лицо. Эдриан снова включил воспроизведение. Мужчина подошел к подъезду дома, огляделся по сторонам, подождал. Эдриан опять остановил кадр.

Никто в комнате не сказал ни слова и не пошевелился. Внимание всех было приковано к экрану. Фил не был исключением. Он думал точно так же, как все собравшиеся в этой комнате.

«Это он. Мы впервые видим убийцу!»

— Здоровый парень, — сказал Клейтон, первым прерывая молчание. Он озвучил то, о чем подумали все: «Это вполне мог быть Бразертон». Кто-то кивнул, послышались одобрительные реплики. Все ждали продолжения показа.

— Когда это было? — спросил Фил.

— Чуть позже семи тридцати, — ответил Эдриан. — Теперь смотрите. Он хочет зайти, но не знает, как это сделать. Ключа у него нет. Поэтому он ждет.

Он нажал кнопку на своем пульте. Мужчина подергал двойную дверь, потом отошел и скрылся за углом. Небольшая прокрутка вперед, и вот уже он возвращается, держа в руках три пакета с покупками.

Фил нахмурился.

— Никаких магазинов мы там не видели…

Человек стоял возле стены. Наконец к подъезду подошла женщина и вынула ключ, чтобы открыть дверь. Мужчина тут же направился к ней, делая вид, что пакеты очень тяжелые и идти ему трудно. Женщина обернулась, придержав рукой открытую дверь.

— Такое впечатление, что он ее окликнул, — сказал Эдриан, — и попросил не закрывать дверь. — Он снова посмотрел на экран. — А она так и сделала, смотрите. Вот. Улыбается.

Женщина открыла ему дверь. Похоже, он благодарно закивал ей головой. После чего дверь за ними захлопнулась.

— Так он оказался в доме, — сказал Эдриан.

— Кто эта женщина? — спросил Фил. — Мы разговаривали с ней? Она давала нам его описание?

Эдриан бросил на него взгляд, который можно было счесть как торжествующим, так и раздраженным.

— Мы ее видели. Но мы с ней не разговаривали. — Он нажал на паузу, затем снова перемотал назад, пока женщина снова не появилась в кадре. — Смотрите еще раз.

Он нажал воспроизведение. Все подались вперед, пристально вглядываясь в экран.

— Проклятье! — вырвалось у Клейтона.

— Вот именно, — подхватил Фил. — Джулия Симпсон!

По комнате прокатился вздох разочарования. Фил покачал головой.

— Она собственными руками впустила в дом своего убийцу…

— Если бы это был Бразертон, она бы его узнала, — заметил Клейтон.

— Если только он не изменил внешность, — сказал Анни. — Лицо было скрыто.

Все продолжали смотреть на экран. В комнате повисла тишина.

Фил поднял руку.

— Стоп. Пакеты с продуктами. В квартире Клэр Филдинг мы их не находили… Мы проверяли на лестницах или по другим квартирам?

— Может, он собирался использовать их повторно, — сказала сержант Джейн Гослинг.

— Заботится об экологии, — фыркнул Клейтон.

— Верно, — сказал Эдриан, снова привлекая внимание к себе и экрану телевизора. Он включил запись. — Таким образом, он вошел. Это было в семь тридцать восемь.

Он включил ускоренную перемотку вперед и начал воспроизведение с момента, когда открылась двойная дверь.

— Девять десять, — сказал он. — Крисси Барроуз идет домой. Еще разок прокручиваем вперед… — Он нажал стоп. В кадре было видно, как на улицу выходит Герайнт Купер. — Почти без двадцати пяти десять.

— Таким образом, мы не знаем, что он делает или куда идет, — сказала сержант Джейн Гослинг, — но зато нам известно, что он все это время находится в здании. Ждет благоприятного момента. Если его останавливают, у него для прикрытия есть пакеты с покупками. Он может сделать вид, что просто поднимается по лестнице. — Она опять посмотрела на экран. — В это время он, вероятно, уже на пути к квартире. Возможно, уже внутри. Делает то, что собирался сделать. Давайте посмотрим, что произойдет, когда он будет выходить.

Она прокрутила запись вперед и наконец нашла то, что искала. Двойные двери открылись, и в них появилась темная фигура. Он был одет точно так же, и в руках у него были все те же пакеты с продуктами.

— Должно быть, в пакетах под видом продуктов он принес свои инструменты, — сказал Джейн. — И еще что-то, во что завернул ребенка. — Ее голос сорвался. — Там должно было быть очень много крови.

— Но ему нужно было где-то оставить эту свою декорацию, — сказал Фил.

Он заметил, как Марина подняла глаза, улыбнувшись выбранному им выражению. Чувствуя, что щеки его краснеют, он оглянулся на остальных. Никто больше этого не заметил. Он продолжал:

— Я хочу, чтобы квартиру Клэр Филдинг проверили еще раз в отношении продуктов. Посмотрели, нельзя ли выяснить, в какой супермаркет он перед этим заходил. И проверить записи их видеонаблюдения.

Все опять вернулись к экрану. Человек шел вдоль стены здания энергично, но без особой спешки. Он пошел дальше по улице, и все смотрели ему вслед, пока он не скрылся из виду.

— Есть у нас еще записи с ним? — спросил Фил.

Джейн снова навела пульт на телевизор.

— Вот эта. Снято камерой на Мидлборо, сразу за развязкой с круговым движением.

Все посмотрели на экран, где по тротуару спешила все та же знакомая фигура.

— А теперь смотрите. — Она опять нажала кнопку пульта, и изображение замедлилось. — Он оборачивается. Вот здесь. — Кадр замер на месте.

Все придвинулись ближе к экрану. Фил пристально всматривался в него вместе с остальными. Ему очень хотелось увидеть в этой фигуре контуры Бразертона, узнать какие-то его черты и закрыть на этом злосчастное дело. Но картинка была слишком крупнозернистой и нечеткой. Он откинулся назад. И постарался сдержать вздох разочарования.

— А нельзя добавить резкости? — спросил он.

— Можем попробовать, — сказал Милхаус. — Но чтобы сделать это нормально, потребуется какое-то время. И деньги тоже.

Эдриан выключил телевизор.

— Спасибо, вы хорошо поработали, — сказал Фил. — А что насчет телефонных разговоров? Клэр Филдинг? Бразертона?

— Мы еще не получили распечатки, — сказала Джейн Гослинг.

— Хорошо. — Фил потер подбородок и обнаружил там плохо выбритое место. — Выводы, конечно, делать рано, — начал он, — но…

Дверь распахнулась. В комнату вошел Фенвик.

Глава 34

Фил замолчал и посмотрел на старшего офицера.

— Вы уже посмотрели запись с камер видеонаблюдения? — сказал Фенвик, остановившись в дверях.

— Только что, — ответил Фил.

— Тогда у вас не должно быть никаких сомнений. Вы знаете, что делать дальше. Так что давайте пошевеливаться.

Марина поднялась с места и повернулась к нему.

— Это не Бразертон, — сказала она.

Все взгляды обратились к ней. В комнате повисла тишина.

Фенвик криво улыбнулся.

— Во всяком случае, выглядит он очень похожим на Бразертона. Может, у него есть брат-близнец? Интересно, в его досье ничего нет по этому поводу?

Марина покраснела.

— Не сомневаюсь, что и в вашем досье тоже есть немало интересного.

Фенвик сделал шаг в ее сторону. Фил встал между ними.

— Сэр, ответственным за ведение расследования являюсь я. А не вы. И я прошу вас уйти.

Фенвик уже не скрывал ярости.

— Прошу не командовать мною! Суперинтендант хочет, чтобы Бразертон был задержан. И я это сделаю.

— Бразертон — лжец и манипулятор, — сказала Марина, злость которой тоже достигла высшей точки. — Он способен запугивать женщин, которые слабее его, и издеваться над ними. Но он не убийца. Жертва нужна ему живой, чтобы он мог мучить ее, причинять ей боль. И он никогда бы не убил собственного ребенка.

— Правда? — с сарказмом в голосе сказал Фенвик и сокрушенно покачал головой.

— Правда, — твердо ответила Марина. — Вам нужны доказательства? Пожалуйста! — Она говорила быстро, как будто стараясь донести как можно больше информации в кратчайшее время. — Как я уже говорила раньше, хотя вы этого почему-то явно не услышали, этот тип агрессивных людей чрезвычайно склонен к самолюбованию. И к детским реакциям. С одной стороны, его возмущает тот факт, что его женщина — объект его собственности или как бы он ее для себя ни называл — носит в себе нечто такое, что отвлечет на себя уделявшееся ему внимание. Но с другой стороны, он не станет причинять ему зла, потому что это нечто является частью его самого. И, автоматически продолжая эту линию, он не станет причинять боль женщине, которая носит это в себе. — Она огляделась. — Спросите у друзей Клэр Филдинг. Я уверена, что его домогательства прекратились, как только он узнал, что она беременна.

— Тогда, возможно, он убил ее непредумышленно, — возразил Фенвик.

— А как быть с еще тремя убийствами? — спросила Марина. — Или убийца совершил их тоже непредумышленно?

Фенвик молча уставился на нее. Фил на всякий случай подошел поближе, чтобы быть готовым силой вывести старшего офицера, если это понадобится. Или встать на его пути, если тот направится к Марине.

Но вместо этого Фенвику удалось выдавить из себя улыбку.

— А вот это мы спросим, когда доставим его сюда.

— Он увеличивает темп. Время между убийствами постоянно сокращается.

— Значит, у нас еще больше оснований, чтобы начать действовать.

Марина подошла к Фенвику и посмотрела ему прямо в глаза. Фенвик вздрогнул, но с места не сдвинулся.

— А если, пока Бразертон будет находиться здесь, у нас, произойдет еще одно убийство? Вы возьмете ответственность за это на себя?

— Марина, психология — это одно, — сказал Фенвик назидательным тоном, — а вещественные доказательства в реальной жизни — совершенно другое. Арестуйте его.

Он повернулся и быстро вышел.

Установившаяся после его ухода тишина звенела в ушах громче их стычки.

— А пока все это будет происходить, настоящий убийца будет на свободе, — сказала Марина. Ее слова упали в эту мертвую тишину, словно камень, брошенный в пропасть.

Голос ее затих, но злость никуда не делась. Все взгляды переходили с нее на Фила. Он чувствовал их на себе и понимал, что должен что-то предпринять. Восстановить контроль над ситуацией.

— Давайте задерживать Бразертона, — наконец сказал он.

Марина повернулась к нему.

— Но Фил…

— Нам не оставили выбора. У нас есть свои возражения, но кроме этого мы ничем больше не располагаем. Так что сейчас мы привезем его сюда.

Марина отвернулась от него.

— Но я хочу, чтобы ты поработала с ним вместе со мной, Марина. И если это не он, я хочу, чтобы его как можно скорее отпустили.

По-прежнему стоя к нему спиной, она молча кивнула.

Фил вздохнул, стараясь не обращать внимания на стягивавшее грудь кольцо.

— Хорошо, — сказал он. — Поехали за ним.

Глава 35

Эстер оглядела дом и осталась довольна увиденным.

Она убрала инструменты, развесила на специальные крючки возле двойной двери косы, предварительно почистив их лезвия и смазав маслом. Потом она подмела жилую часть дома и поставила старую оцинкованную ванночку посреди комнаты, чтобы это было первым, что увидит ребенок, когда появится в своем новом жилище. Она вымыла посуду и прибрала в кухне. Она даже приставила лестницу к стене и крепче прибила лист черного пластика, прикрывавший сгнившую деревянную балку под крышей в передней части дома, чтобы оттуда не пробивались дождь и ветер. Все было готово.

Удовлетворенная, она села в кресло.

— Женская работа никогда не кончается, — сказала она, улыбаясь самой себе.

Все должно получиться хорошо. Скоро ее муж уйдет, чтобы найти следующую суррогатную мать. Потом он принесет домой нового ребеночка. Она хихикнула. Разве это не песня? Во всяком случае, звучит как песня. А если это и не так, то, значит, будет так.

Она положила руки на колени. Она больше не думала о ребенке, который умер. Не позволяла себе этого делать. Он закопан там, в саду, рядом со свиньями. Она никак не отметила его могилку. Она не хотела, чтобы ей что-то о нем напоминало. Это было уже в прошлом. А о прошлом задумываться не стоит. Она знала это по своему горькому опыту. Каждый раз, когда она начинала думать о прошедшем, ее охватывала тоска. Если она станет думать об умершем младенце, то может затосковать. А если уж она начнет тосковать, то кто знает, о чем будет думать в следующий момент? Например, о себе… перед тем как стала такой, какая сейчас, о своей сестре…

Сестра. Она старалась не думать о своей сестре. Никогда. Она по-прежнему скучала по ней. Когда-то они были близки. Но теперь ее больше нет. Уже очень давно.

Эстер вскочила и принялась бить себя по лицу, чтобы как-то прочистить мозги, не дать мыслям пойти по все той же проторенной дорожке. С каждым ударом она издавала глухой стон. Ей нужно было что-то сделать, чтобы увести свое сознание прочь… прочь… от этого.

Она открыла боковую дверь и вышла во двор. Там все было так, как она оставила. Рядом с колодой для рубки мяса лежал топор. У стены дома — дрова, накрытые брезентом. На красноватой твердой земле валялись ржавеющие двигатели и какие-то рассыпающиеся детали от нескольких старых автомобилей. Два старых холодильника, стойка для журналов, насквозь пропитавшийся водой диван, несколько пластмассовых ящиков для бутылок, груда кирпичей. Найденные на свалках предметы, которые предстояло разобрать и снова найти им применение. В загородке из проволоки, возле огорода, что-то клевали куры. Еще дальше за деревянным забором расположились свиньи. Она глубоко вдохнула, и все эти запахи смешались у нее в легких. Так пахнет ее дом.

День был холодным, пронизывающий ветер впивался в лицо, словно душ из ледяных иголок. Она стояла позади дома и смотрела на реку. Она видела знакомые очертания порта, куда приходили суда из Европы, чтобы оставить здесь свой груз. Какие они огромные, эти контейнеры… Она не знала, что в них находится, и даже никогда не задумывалась над этим. Просто следила, как их снимают, разгружают, потом ставят на место. И они направляются к себе домой, в другую страну. Эстер никогда не была ни в какой другой стране. Она даже никогда не была в порту на другом берегу реки. Все, что находилось вне дома, было для нее все равно что заграница. С другой стороны, место женщины — в ее доме. За его пределы выходил только ее муж.

Она посмотрела на берег. Наступил отлив, оставив вдоль границы воды камни, грязь и болото. Среди ила темнели замершие на якорях мелкие суденышки — свисающие цепи облеплены морскими водорослями и всяким мусором, борта покрыты плесенью и ракушками.

Эстер хорошо знала этот берег. Знала, где можно было идти, ничего не опасаясь, знала и места, где могло затянуть. Она видела, как это бывает. Однажды кто-то прогуливал здесь собаку и бросил ей палку. Пес, очень толстый и медлительный, не слушая команд, забежал слишком далеко. Грязь, песок и вода схватили его и больше уже не отпустили. К тому времени, когда туда добрался его хозяин, все уже было кончено. На поверхности не осталось даже следа. Только грязная палка на земле.

У этого берега были свои секреты. И он тщательно их скрывал. Эстер это нравилось. Потому что и у нее были свои тайны. И она знала, как их хранить.

Дома, подходившие к кромке песка и болотной травы, казались угрюмыми и одинокими. Сделанные из дерева и поставленные на сваи, они выглядели так, будто остались на отмели во время отлива. Как будто он обещал за ними вернуться, но так этого и не сделал. Поэтому они и стоят здесь, постепенно догнивая.

Кроме прибрежных домов, здесь был небольшой парк передвижных домиков, к которому вела грязная разбитая колея. Вагончики оставались на своих местах, по меньшей мере, уже лет тридцать. Когда-то там тоже стояли дома, большие и старые, но они были снесены, а кое-где еще можно было различить фундаменты и остатки стен, поросшие травой. Эстер, независимо от времени года, видела в этом парке совсем немного людей.

Этот берег был безрадостным. И гнетущим. В такую погоду он насквозь продувался холодными ветрами. Но для Эстер здесь был ее дом. Единственный дом, какой у нее когда-нибудь был. И который когда-нибудь будет.

Она почувствовала, что холод начинает пробирать ее до самых костей. Она не очень обращала на это внимание, она была к этому привычна. Однако решила все-таки зайти в дом.

Потому что ей предстояло сделать кое-что еще. Прежде чем придет ее муж, прежде чем появится ребенок. Что-то такое, что она должна сделать в уединении.

Она закрыла за собой дверь и направилась к лестнице. На ходу расстегивая пуговицы на одежде.

Глава 36

Дождь начался, когда они выехали на шоссе А120 в направлении Брейнтри. По крыше застучали холодные тяжелые капли. Фил порадовался, что едет в машине, а не занимается обходом квартир, как делают сейчас привлеченные полицейские. Это уже было приятно. Рядом с ним сидел необычно молчаливый Клейтон. Фил не стал задумываться о причинах столь непривычного поведения. Ему хватало своих проблем. Он даже не включил музыку.

— Вы думаете, — сказал Клейтон, когда они подъезжали к круговой развязке на Брейнтри, — то, что сказала Марина, правильно?

— Насчет чего?

— Насчет того, что Бразертон сейчас делает с Софи то, что раньше делал с Клэр Филдинг?

— Вполне может быть, — сказал Фил. — Хотя, возможно, он еще не начал. Но она работает на него, живет с ним, поэтому очень похоже, что он снова взялся за свое. — Он повернулся и взглянул на Клейтона. — А почему тебя это так тревожит?

Клейтон пожал плечами.

— Ничего меня не тревожит. Просто спросил.

Фил улыбнулся.

— У тебя есть для нее одна маленькая штучка, да?

— Молчали бы… — сказал Клейтон, даже не улыбнувшись. Он отвернулся к окну и не произнес больше ни слова.

Остаток пути они проделали в молчании.

Двор компании по торговле металлоломом выглядел точно так же, только теперь барабанящий дождь придал этой картине вид черно-белой фотографии. «Что-то угрюмое и угнетающее, в стиле документального кино шестидесятых», — подумал Фил, направляя «ауди» в ворота. Он ожидал, что в связи с погодой здесь никого не будет, но люди во дворе продолжали работать, разгружая грузовики и самосвалы и укладывая металлолом в контейнеры.

Фил посмотрел на кабину грейфера. Там снова сидел Бразертон, а громадная раскачивающаяся стальная рука хватала полные горсти металла с одной из платформ и переносила их в открытый полуприцеп тягача. Фил подвел машину к конторе и развернул ее лицом к грейферу. Он знал, что Бразертон заметил его, и хотел узнать, посмотрит ли тот в его сторону. Но Бразертон продолжал работать, не обращая на них никакого внимания.

— Давай, — сказал Фил, — пойдем сообщим этой счастливой парочке хорошие новости.

Он вышел из машины и направился к конторе, Клейтон молча последовал за ним. Фил постучал и, не дожидаясь ответа, решительно толкнул дверь. Софи Гейл сидела за столом и разговаривала со стоявшим рядом мужчиной средних лет, одетым в грязный комбинезон. Она смеялась какой-то его шутке, а он смотрел, как на этот смех реагирует ее выставленная напоказ пышная грудь. Когда Фил с Клейтоном появились в дверях, мужчина явно неохотно оторвал глаза от этого зрелища, и они с Софи уставились на вошедших.

— Я буду в вашем распоряжении через… — Софи запнулась на середине фразы. — Ой, это вы! Я сейчас занята, вам придется подождать.

— Простите, что перебиваем ваш разговор, — с улыбкой сказал Фил. — Надеюсь, вы не возражаете, если мы останемся здесь: на улице льет как из ведра. — Он успокаивающе поднял руки. — Пожалуйста, не обращайте на нас внимания. Представьте себе, что нас здесь нет.

Мужчина в комбинезоне переводил взгляд с них на Софи, безусловно, почувствовав установившуюся напряженную атмосферу. Фил подумал, что он сразу же угадал в них полицейских. Он уже привык к такой реакции, поэтому просто стоял и ждал.

Клейтон же, наоборот, вел себя суетливо. «Нервничает», — понял Фил.

Софи выдала мужчине несколько купюр по двадцать фунтов и квитанцию. Все мысли о ее груди у него уже исчезли, и он поспешил выскочить из конторы. Когда дверь за ним закрылась, Софи повернулась к ним, но смотрела только на Фила.

— Ну, что на этот раз?

Насколько мягкой казалась ее грудь в декольте, настолько же жестким было выражение ее лица.

— Нам нужно поговорить с вашим бой-френдом, — сказал Фил, внимательно следя за ее реакцией. Он взглянул в окно и увидел крупную фигуру, подходившую к конторе. — А вот и он сам.

Дверь резко распахнулась.

— Что здесь теперь происходит, черт побери?

В голосе Бразертона слышалось скорее раздражение, чем злость, хотя в нем было достаточно экспрессии для демонстрации того, что это очень быстро может вылиться в ярость.

Фил смотрел на крупного мужчину, на котором, несмотря на холод и дождь, была только футболка, и раздумывал, как поступить дальше. «Полегче…» — подумал он. Тот ворвался сюда быстро и решительно, так что последствия могут быть не самыми лучшими.

— Нам просто нужно поговорить с вами, мистер Бразертон.

Бразертон нетерпеливо развел в стороны свои огромные руки.

— Ну так говорите. Да поскорее, черт возьми!

— Не здесь, — сказал Фил. Голос его был спокойным, но властным. — У нас в управлении, если вы ничего не имеете против.

Злость, которую Бразертон с трудом сдерживал, тут же прорвалась на поверхность.

— Не имею ничего против? Не имею, черт побери, ничего против? Еще как имею! Так что говорите, что вам там нужно, и проваливайте, или я звоню своему адвокату!

— Мы бы хотели поговорить с вами в управлении. Пожалуйста. — Фил смотрел Бразертону прямо в глаза. Взгляд его, в отличие от этого здоровенного мужчины, был спокойным и холодным. — И чем быстрее мы сделаем это, тем раньше вы сможете вернуться к своей работе.

— Я звоню своему адвокату! И не скажу больше ни слова, пока он не приедет.

— Отлично, — сказал Фил, а про себя вздохнул. Он не мог ничего сказать или сделать, если подозреваемый обращается за помощью к адвокату. — Пусть ваш адвокат встречает нас в участке. Я уверен, что дорогу туда он хорошо знает. — Он показал в сторону выхода. — Прошу вас.

Бразертон повернулся к Софи.

— Созвонись с Уорноком. Немедленно!

— Мы бы хотели, чтобы Софи тоже поехала с нами, — сказал Фил.

Бразертон резко развернулся к нему. Его ярость достигла уже следующего уровня, Фил видел это. Он ждал момента, чтобы взвинтить ее еще больше, после чего она спадет сама собой.

— Мы бы хотели переговорить и с ней тоже. Так что не могли бы вы оба пройти с нами?

Взгляд Софи метался между Филом и Клейтоном. Она уже хотела что-то сказать, но, похоже, передумала, увидев, как показалось Филу, что Клейтон покачал головой. Просто короткое, сделанное тайком движение, — Фил даже не был точно уверен, что вообще видел его, — но после него Софи промолчала. В ней тоже бушевала злость, ничем не уступавшая ярости Бразертона.

— Мне, черт побери, нужно делом заниматься! Кто присмотрит за всем этим?

— Это уже не наша проблема, мистер Бразертон. Нам нужно поговорить с вами обоими. Прямо сейчас.

Бразертон взглянул на полицейских, потом на Софи.

— Ну, это мы еще посмотрим! — прорычал он и, хлопнув за собой дверью, вылетел из конторы на улицу.

Софи вышла из транса, вызванного злостью.

— Райан, нет…

Она выбежала вслед за ним во двор, бросив напоследок тяжелый ненавидящий взгляд на Клейтона.

Фил посмотрел на него.

— Сдается мне, ты ей не нравишься, — сказал он.

— Это точно, — сказал Клейтон, покачав головой.

Филу показалось, что по лицу его пробежала тень страха. Но он не был в этом уверен.

— Тогда чем вызвана такая реакция? — спросил он.

— Понятия не имею, — ответил Клейтон. Он смотрел во двор, но теперь повернулся к Филу. — Вы ничего не говорили о том, что она тоже поедет на допрос. Зачем она нам?

Фил пожал плечами.

— А почему бы и нет? Она ведь соврала нам накануне вечером, помнишь? Если мы собираемся расколоть Бразертона, она может стать нашим лучшим шансом.

Фил ожидал какого-то ответа, но Клейтон ничего не сказал. Во дворе раздался резкий скрежет шестеренок.

— Думаю, нам лучше пойти за ними, ты так не думаешь?

Они поспешили на улицу. Подозревая, что Бразертон может броситься к своей машине и попытается скрыться, Фил поставил «ауди» так, чтобы загородить выезд. Но Бразертон не собирался легко сдаваться. Софи стояла посреди двора и кричала, обращаясь к кабине грейфера:

— Райан, не нужно…

Остальные рабочие побросали свои занятия и наблюдали за происходящим. Фил увидел, как грейфер, за рычагами которого сидел Бразертон, нырнул в кучу металлолома, которую до этого перегружал в тягач, и зачерпнул оттуда огромную горсть металла. Но вместо того чтобы доставить ее по месту назначения, железная рука под отчаянный визг шестеренок качнулась к центру двора, где стояли Фил с Клейтоном.

Софи вскрикнула и отскочила в сторону. Фил поднял глаза и увидел зависшие над головой громадные стальные когти, откуда на землю вместе с каплями дождя падали мелкие куски металла. Фил не был специалистом, но не сомневался, что ситуация с раскачивающейся рукой крайне опасна.

Он попытался окликнуть Бразертона, заставить его остановиться, но лицо того было искажено гримасой ярости, а мощные руки неистово дергали рычаги управления. Фил понял, что урезонить его не удастся.

— Босс, бегите!

Ему не нужно было повторять дважды. Фил схватил Софи за руку и втащил ее в контору. Остальные рабочие рассыпались кто куда, большинство — под укрытие большого склада рядом с конторой. Фил выглянул в окно. Клейтон хотел было последовать за ними, но не смог. Фил беспомощно наблюдал, как его сержант, застыв на месте, остался стоять под захватом грейфера, растерянно оглядываясь по сторонам.

Фил увидел, что когти захвата начинают открываться. Металл посыпался оттуда уже основательно. Клейтон, похоже, внезапно понял, что контора — его единственный шанс, и бросился туда. Со всех ног. Раздался скрежет механизма: Бразертон пытался раскачать захват и догнать им Клейтона. Сержант побежал еще быстрее.

Фил повернулся к Софи и схватил ее за плечи.

— Что он делает?

Она стояла и тупо смотрела на него.

— Вы можете добраться туда? Как-то остановить его?

Ответа не последовало. Фил снова подскочил к окну. Клейтон был уже на пороге конторы. Он схватился за ручку и попытался открыть дверь. Но она оказалась заперта. Видимо, захлопнулась за Филом и Софи.

Фил подскочил к двери, собираясь ее открыть. Но не успел.

— Нет! Убирайся прочь!

Софи бросилась ему на спину и, вцепившись ногтями, попыталась оттянуть его от двери. Она оказалась на удивление сильной. Через окно Клейтон увидел, что́ происходит внутри, и понял, что не успеет укрыться в конторе вовремя. Поэтому бросился бежать в противоположную сторону.

Когда он исчез, Софи ослабила хватку. Фил повернулся к ней лицом.

— У вас, дамочка, большие проблемы.

Софи ответила ему короткой ядовитой улыбкой.

Фил вернулся к окну. Клейтон бежал в направлении склада с огромными воротами, достаточно большими, чтобы через них могли заехать одновременно несколько тягачей с прицепами. К счастью, они были открыты. Клейтон заскочил внутрь и буквально пролетел последние несколько метров по воздуху. Похоже, что при этом он больно ударился о бетонный пол.

Фил оглянулся на дверь в дальнем конце конторы.

— Она ведет на склад?

Софи кивнула.

Фил подбежал к двери и, толкнув ее, выскочил наружу. Склад представлял собой большой ангар из рифленого металлического листа с бетонным полом. Клейтон лежал на бетоне и потирал ушибленное плечо.

В момент, когда на складе появился Фил, металл из захвата рухнул на землю. Шум от этого, многократно усиленный металлическими стенами ангара, прогремел, будто симфония Стокхаузена в исполнении оркестра перепившихся маньяков. Фил крепко зажмурился, словно это могло как-то ослабить грохот, от которого готов был треснуть череп. Клейтон сделал глубокий вдох, шумно выдохнул и сел.

— Ты в порядке? — крикнул Фил, стараясь перекрыть звон в ушах.

Клейтон кивнул, но потом скривился.

— Мое плечо… — Он согнул руку и сжал пальцы в кулак. Удовлетворенно кивнул. — По крайней мере, хоть кости целы.

Фил подошел к нему и помог подняться на ноги. Они вышли во двор, ступая по металлическим обломкам под ногами. Фил посмотрел в кабину грейфера. Бразертон лежал на панели управления, обхватив голову руками, видимо, осознав последствия своих действий. Фил не был уверен, но ему показалось, что тот плачет. По крайней мере, некоторое время с ним проблем не будет.

— Как вы расцениваете это, босс? — спросил Клейтон, потирая плечо. — Покушение на убийство?

— Да, думаю, да, — ответил Фил.

«Денек предстоит еще тот», — подумал он.

Глава 37

Эстер стояла перед зеркалом. Обнаженная. Она ненавидела смотреть на себя, она не выносила вида собственного тела, но иногда просто должна была это делать. Это было принуждением, необходимостью, и у нее не оставалось другого выбора, кроме как подчиниться.

Ее тело служило своеобразным дневником. Оно отражало то, кем она была, кем она есть, кем она будет. Каждый шрам, каждый рубец, каждое изменение. Все перемены в нем представляли собой новую веху на ее жизненном пути. Тело рассказывало ее историю, и хотя были такие его части, на которые Эстер ненавидела смотреть, она испытывала необходимость снова и снова разглядывать их. Она должна была напоминать себе, какой она была, чтобы в полной мере ценить то, какой стала.

Зеркало стояло наверху, у стены, которую она накануне отремонтировала, закрепив пластиковую обивку гвоздями. Здесь было холодно, тепло от газового нагревателя и протопленной дровами печки сюда не доходило. Стараясь не дрожать, она провела руками по голове и всему телу.

Ее волосы стали редеть вскоре после того, как она стала женщиной. Когда она восстанавливалась после той ночи, проведенной с ножом. Сначала она пыталась их отрастить, тщательно расчесывала те места, где волос стало меньше, но в конце концов это стало уже слишком заметно. Поэтому она побрила голову и стала носить парик. Длинные черные волосы, густые и матовые. Иногда, когда Эстер оставалась дома одна, она не утруждала себя надеванием парика и ходила с лысой головой. Но надолго ее не хватало, потому что она начинала смущаться и это ее угнетало. Если она была женщиной, у нее должны быть волосы. Просто так должно было быть. Поэтому она и носила парик. Он был старым и неряшливым, но она регулярно приводила его в порядок, вычесывала спутанные пряди, старалась прикрыть поредевшие места. Обычно она успешно справлялась с этим, но иногда ей это не удавалось, и тогда приходилось в доме носить на голове шарф, чтобы прикрывать еще и парик.

Ее руки оставили в покое голову и спустились на щеки. Она выбривала их так тщательно, насколько это было возможно. Так нравилось ее мужу. И здесь не могло быть никаких оправданий. Лезвий для бритвы в доме было предостаточно.

Потом ее руки соскользнули на плечи и опустились на грудь. Она понимала, что касается своих сосков, потому что видела это в зеркале, но совсем этого не чувствовала. Она придавила сильнее, впившись в плоть ногтями, пока та не побелела. Но все равно ничего не почувствовала. Ее вновь охватывало странное темное ощущение. Когда ее руки оказались на груди, она уже знала, что оно сейчас придет. Так происходило всегда.

Это напоминало о ее первой ночи с ножом и о том, что случилось потом. Она взялась за нож, когда больше не смогла выносить его слова. Его голос. Этот язвительный, злой тон. Голос их отца. Говоривший Эстер, что она — это не она, а он. Отец бил его. Он причинял ему боль. А потом переходил к сестре Эстер. Улыбался. Потому что она была особенной. Он совершенно не скрывал этого. Отец делал с ней всякие особенные вещи, с тех пор как она была совсем крошкой. Он ненавидел его за это. Как ненавидел и то, что этот человек делал с его сестрой. Но, что было еще хуже, он ненавидел отца за то, что тот не делал этого с ним. Потому что он не был особенным, как сестра. И никогда не будет.

Его сестра настолько ненавидела отца, что постоянно пыталась убежать, не особенно раздумывая, как именно это сделать. В конце концов она ушла. А он остался. И тогда все поменялось.

Она точно не помнила, что произошло. С каждым разом, когда она думала об этом, воспоминания становились все более и более смутными. Как будто она вытирала их из своей памяти. Но кое-что она знала наверняка. Ее отец исчез. А потом появился ее муж. И они стали с ним настолько близки, что она начала слышать его в своей голове. Его голос постоянно звучал у нее в ушах. Как будто он находился не рядом с ней, а внутри нее, был ее частью. Ей это нравилось. Именно такой и должна быть настоящая любовь.

Она запомнила еще кое-что. Его слова, которые он произнес, когда появился впервые и увидел ее голой.

Если ты хочешь стать женщиной, я сделаю тебя обалденной женщиной.

И он выполнил свое обещание.

Эстер отвели к людям, которые знали, что делать с человеческими телами, знали, как сделать их другими. Они делали такие вещи с собой и с гордостью демонстрировали ей результаты своей работы. Они брили свои тела, делали на них татуировки, прижигали. Некоторые части тела, даже важные, у них отсутствовали, некоторые, наоборот, были пришиты. Имплантированные в руку металлические шипы, как на спине у рептилии, или стальные шарики под кожей. Разрезанные языки, раздвоенные, как у змеи.

Они взяли ее к себе, представили всем остальным. То, что ей требовалось, сделать было относительно просто. Результаты ее примитивной ручной работы были подчищены, и, кроме того, ей сделали грудь. Операция была не слишком удачная — особенно если учесть, что проводилась она в задней комнате специализированного клуба в восточном Лондоне, — но все сработало. У нее спросили, не хочет ли она сделать себе вагину вместо заросшей рубцами раны, которую она вырезала сама, но ее муж решил, что в этом нет необходимости. Ему достаточно и одной дырки, сказал он.

А потом состоялось возвращение домой, и началась жизнь с ее мужем.

И вот теперь она такая. Она провела рукой по щетинистой рубцеватой поверхности внизу живота и между ног. Там, где у Эстер должна была находиться матка, зияло постоянно болевшее пустое место. Она приложила ладонь туда, где должно было находиться ее сердце, и почувствовала только нечувствительный рубец шрама. Она бесплодна. Жестокая пародия на женщину.

Откуда-то из глубины ее снова начала подниматься темнота. Она закрыла глаза. Она не должна была допустить этого. Только не сейчас, не сегодня. Потому что сегодня — день особенный. Сегодня день, когда приедет ее новый ребенок.

При этой мысли ей удалось улыбнуться. Ее новый ребенок.

Чернота начала отступать. Скоро придет время ее мужу отправляться на работу. Тогда она начнет готовиться к его возвращению домой. Она наденет хорошее платье, приготовит вкусный обед. Может даже принять ванну. И постарается подготовиться к появлению в доме ребенка. Чтобы стать настоящей матерью. Потому что ради этого все и делалось. То путешествие, которое она проделала, та боль, которую она перенесла, — все только ради этого. Чтобы стать настоящей женщиной. Настоящей матерью.

В настоящей семье.

Глава 38

— Правильно, — сказал Фил, — наушник и ларингофон.

Он заправил проволочку за ухо и показал Марине на стол, за которым она сидела. В находившуюся перед ней консоль был вмонтирован приемник и микрофон.

— Сигнал приходит сюда. Если хочешь мне что-то сказать, жмешь на этот выключатель. Я буду слышать тебя, а Бразертон — нет.

Марина слабо улыбнулась ему.

— Я все прекрасно помню, не сомневайся.

Он умолк и посмотрел на нее. По его улыбке она видела, что ее ответ на несколько секунд выбил его из профессиональной колеи, сломал тонкую оболочку, которая отделяла их чувства от способности действовать совместно, как коллег по работе. Она не хотела, чтобы это произошло. Определенно не сейчас.

— Давай закончим с этим, — сказала она. — И будем двигаться дальше.

— Звучит как жизненный девиз, — сказал Фил.

Марина не ответила.

— Значит, — продолжил он, меняя тему, — та же методика нейролингвистического опроса, которую мы использовали в прошлый раз?

— Почему бы и нет? — сказала Марина. — Надо задействовать то, что проверено и работает.

И она уткнулась в лежащую на столе папку, заново просматривая ее содержимое, несмотря на то что делала это уже бесчисленное количество раз и была подготовлена так, как это только было возможно. Готова настолько, что уже не имело значения, что было в папке или какие она делала для себя записи. Марина должна была следить за ходом разговора, быть рядом, но вмешиваться только в том случае, если ей покажется, что Фил что-то упустил, или она почувствует, что линию вопросов можно углубить.

— Послушай, — сказал Фил, — тогда, раньше, с Фенвиком…

— Давай не будем об этом, — перебила она, подняв на него глаза.

Фил кивнул.

— Хорошо. Он всегда был кретином. А когда на него давят, становится еще хуже.

Она улыбнулась.

— Полностью с тобой согласна.

Комната для наблюдения за ходом допроса была строго функциональной. Стол из светлого дерева и металла был лишен каких-либо индивидуальных черт — такой может быть в любом офисе любой компании страны. Это был клон стола, который стоял в ее университетском кабинете. Стены были выкрашены в бежевый цвет двух оттенков, на полу — серый невзрачный ковер в тон со шкафом для картотеки. Два офисных кресла, с подлокотниками и регулируемой спинкой, оба изрядно потрепанные. На потолке — люминесцентные лампы. Дополнительное и более направленное освещение обеспечивала настольная лампа. В комнате было тесновато и душно, но обстановка не подавляла. Во-первых, здесь было окно, в качестве которого выступало большое полупрозрачное зеркало, за которым находилась еще одна комната. Но главной причиной, по которой здесь не ощущалась замкнутость пространства, было то, ради чего эта комната вообще использовалась. Стены были пропитаны особой энергетикой, потрескивающим электричеством, скапливавшимся на них не просто из-за синтетического покрытия на полу, а потому что тот, кто использовал эту комнату, делал это с единственной целью — контролировать жизнь других людей. А этот контроль давал власть, которая, в свою очередь, порождала превосходство. Если позволить, оно могло превратиться в острое удовольствие, в неуемное возбуждение. Марина вполне могла понять, почему встречается столько заносчивых полицейских.

Но только не Фил, слава богу! Он стоял рядом, пристраивая на себе аккумулятор и провода к микрофону. Ему это плохо удавалось, поскольку наушник постоянно выскакивал из уха.

— Черт…

— Дай-ка сюда!

Марина встала из-за стола и взяла устройство из его руки. Она вставила наушник на место и придержала его двумя пальцами.

— А теперь прячь аккумулятор.

Он засунул блок питания за пояс брюк сзади. Марина поправила провод у него за ухом и вдоль шеи. Она чувствовала дыхание Фила, ощущала тепло его кожи… И не заметила, как сама перестала дышать.

Фил молча глядел на нее. Она знала это, даже не поднимая глаз. Она не могла посмотреть на него. Пока что не могла. Не сейчас. Пальцы ее дрожали. Она поправила воротник его рубашки, его пиджак. Отступила назад.

— Вот. Так будет лучше.

Фил не пошевелился. Марина тоже. Так они и стояли. Марина избегала смотреть ему в глаза. Ей нужно отойти, сесть за стол, просмотреть свои записи. Она знала это. И оставалась на месте.

— Марина…

Фил протянул руку. Она так хотела позволить ему коснуться себя… Хотела ответить на это прикосновение. Несмотря на то, что произошло между ними. Но она не могла. Где-то в глубине ее нашелся дополнительный резерв силы воли, и она отстранилась. Фил убрал руку.

— Не сейчас, Фил. Соберись. Пойди туда и сделай то, что ты умеешь делать лучше всего.

Он кивнул.

— Как я выгляжу?

— Как полицейский, который только что попал в потасовку на свалке металлолома.

— Я в ней победил?

Она улыбнулась. Улыбка получилась натянутой.

— Вероятно, по очкам.

— Ладно. — Он улыбнулся. У него это тоже получилось напряженно и натянуто. — Тогда все в порядке.

Фил закрыл глаза и сделал глубокий вдох. Потом еще один. Она знала, что он сейчас делает. Это было якорение.[7] Он назначает зоны для того, что должен сделать.

— Хорошо.

Он открыл глаза. От прежнего Фила — бывшего любовника Марины, по-прежнему конфликтующего с ней по поводу разрыва отношений, — не осталось и следа. Здесь был только Фил-полицейский. Преданный делу профессионал, которому предстоит выполнить свою работу. А все, что им необходимо сказать друг другу, может подождать.

— Хорошо, — повторил он. — Вперед!

Глава 39

Бразертон сполз на стуле и сидел, вытянув ноги под столом. Он выглядел сломленным и потерпевшим поражение еще прежде, чем Фил приступил к допросу.

Комната была маленькая, в ней едва умещались стол и два стула. Несмотря на все усилия уборщиков, здесь стоял запах немытых тел и грязных помыслов, старого пота и ужасных поступков, запах отбросов человеческого общества во всех их формах.

Три сплошные стены без окон, покрытые звукоизолирующими панелями, были выкрашены в казенный угнетающий серо-зеленый цвет; всю четвертую стену занимало зеркало. Если бы Бразертон поднял глаза, он увидел бы в нем свое отражение. Дверь была тяжелой и тоже серой. Единственная люминесцентная лампа над головой, тихо жужжащая, словно умирающая муха, давала тусклый, безрадостный свет. Это освещение, приводившее Фила в уныние, напомнило ему о том, что́ он сказал Марине насчет впечатлений, которые оставляют места убийств и пустые театры: мертвые декорации, откуда ушла жизнь. Он знал, что это сделано специально. Если в комнате для наблюдения все было ориентировано на энергию и власть, то здесь было совершенно наоборот. Тут царила обстановка безволия и беспомощности.

Он сел напротив Бразертона, стараясь не думать о том, что за ним наблюдает Марина. Он посмотрел на стол. Поверхность его была испещрена надписями и царапинами, которые накапливались здесь после посетителей, как геологические наслоения: написанные или выцарапанные имена, признания в невиновности, а иногда и в любви, анонимные попытки сдать полиции членов криминальных группировок, высказывания как о полиции вообще, так и об отдельных ее представителях. Фил всегда проверял наличие здесь своего имени и контекст, в котором оно упоминалось. Это было сродни приобщению к своего рода бессмертию — по крайней мере, до того момента, когда стол будет выскоблен, — и он испытывал чувство извращенной гордости от того, что произвел на кого-то столь сильное впечатление и тот решил поведать об этом миру. Даже если при этом делалась попытка сообщить этому самому миру, какая он сволочь.

Он взглянул на Бразертона, который по-прежнему не обращал на него никакого внимания. Сделал глубокий вдох. Посмотрел на Бразертона еще раз.

— О’кей, Райан, — сказал он, глядя тому прямо в лицо и надеясь встретиться с ним глазами, — у нас сейчас не официальный допрос с уведомлением об ответственности за дачу ложных показаний. Мы не будем вести протокол, не будем ничего записывать. Пока что. Просто поговорим, вы и я.

Бразертон пожал плечами.

— Мне нечего вам сказать.

Фил улыбнулся.

— Это верно. За вас говорят ваши поступки.

Бразертон поднял на него глаза.

— Что это должно означать?

Фил подался вперед.

— Да бросьте, Бразертон! Разве не вы преследовали сержанта во дворе своим грейфером? И вывалили на него целую груду металлолома? Это я пока образно выражаюсь, если не выяснится нечто большее.

Бразертон пожал плечами, но Фил почувствовал, что его напряжение немного спало. Он придавил еще.

— Знаете, в ваших действиях не было необходимости.

— Правда?

— Конечно. Совершенно никакой необходимости. Почему бы вам не поговорить с нами? Не поговорить со мной?

Бразертон прищурился.

— Что вы имеете в виду?

— Что я имею в виду? Вы знаете, что я имею в виду. — Фил с заговорщицким видом улыбнулся и еще больше склонился над столом. — Как мужчине с мужчиной.

Бразертон смотрел на него с явным недоумением. Фил продолжал настаивать.

— Райан, я говорю о Клэр. Я признаю, ситуация сложная, однако давайте все-таки побеседуем. И если у вас есть что сказать, сделайте это. До сих пор вы настаивали, что все время были с Софи.

— А что я должен вам рассказать?

Фил улыбнулся.

— Перестаньте. Вы далеко не первый человек, у которого возникли проблемы с женщинами. И я уверен, что не последний. Такое со всеми случается.

Бразертон фыркнул.

— Даже с копами?

Фил со вздохом сокрушенно покачал головой.

— Вы себе даже представить не можете… Причем проблемы, очень похожие на ваши.

Похоже, Бразертона это заинтересовало. Фил внимательно следил за ним. По выражению лица было видно, что тот колеблется, говорить или нет, стоит ли поделиться личными делами с человеком на другом краю стола. Фил еще ближе подвинулся к Бразертону. Прежде чем заговорить, он как бы невзначай оглянулся — не подслушивают ли их? — и понизил голос.

— Райан, я только хочу сказать, что прекрасно понимаю, как это бывает. Иногда приходится… — Он выразительно сжал кулаки. — Вы понимаете, что я имею в виду.

Лицо человека напротив отражало бурю бушующих в нем противоречивых чувств. Фил видел, что Бразертону хочется верить ему, хочется услышать, что он скажет дальше, найти в нем родственную душу, кого-то, кто сможет понять его, поможет разобраться в этом чертовом хаосе. Но он, естественно, был встревожен. Фил продолжал гнуть свою линию.

— У меня была подружка, — сказал он. — Собственно, она была последней, после нее у меня больше никого не было. Сами знаете, как это случается. Вначале все великолепно: никто тебя не притесняет, все к твоим услугам, все, чтобы доставить тебе удовольствие… а потом вдруг начинается. Они хотят переделать тебя. Плохо одеваешься. Выглядишь неправильно. Твои друзья им не нравятся. Вы меня понимаете?

Бразертон кивнул.

— Да уж! Понимаю — не то слово.

— А позже они уже не стараются доставить тебе удовольствие. И, прежде чем успеешь это сообразить, ты уже ничего не можешь сделать, так? — Фил безнадежно покачал головой. — Я не понимаю, почему они идут с тобой, если все, что ты делаешь или говоришь, настолько неправильно, что они горят желанием тебя переделать?

— Клэр была именно такой, — сказал Бразертон. — В точности. Такой… чертовски невыносимой.

Фил понимающе улыбнулся.

— Да, конечно. И что остается делать? Иногда ты их просто немного… — Он сжал и разжал кулаки, сделав свирепое лицо. — Ты вынужден это делать, верно? Вы это понимаете.

Бразертон слегка откинулся назад и снова насторожился.

— Вы бы никогда такого не сделали. Не ударили бы женщину.

— Неужели? — Фил снова оглянулся по сторонам, проверяя, нет ли поблизости лишних ушей, и продолжил еще тише: — Я уже говорил. Не вы первый, не вы последний. Вы не один такой.

В глазах Бразертона мелькнуло что-то похожее на луч надежды. Он соблюдал осторожность, но ему очень хотелось верить в то, что говорил Фил.

— Да?

— Да, — ответил Фил, словно делясь с ним особенно важным знанием. — И не один такой здесь. Сказать по правде, наши парни ненавидят заниматься такими делами, как ваше. Попусту тратить силы и время, когда полно своей полицейской работы. Например, ловить педофилов или настоящих преступников.

Бразертон согласно закивал.

— Абсолютно с вами согласен.

— Так и должно быть, а как иначе? Это естественно. Конечно, вслух такого говорить нельзя. Политкорректность и все такое… За это по голове не погладят.

Бразертон покачал головой.

— Я и сам это прекрасно знаю. Сейчас вообще ничего делать нельзя. Уж и не поймешь, куда катится этот проклятый мир!

Фил, сдерживая улыбку, откинулся на спинку стула.

— Расскажите мне об этом.

Он сделал его.

Глава 40

Время уже почти наступило.

Он припарковал машину как раз в нужном месте — не слишком близко от въезда в коттеджный поселок и не слишком далеко, так, чтобы это не вызывало у местных жителей никаких подозрений. И не потому, что они ему очень уж мешали. Он мог бы зайти в любой дом в этом поселке, если бы захотел, мог бы в каждом из них что-нибудь украсть, и никто бы ничего не понял. Люди, живущие в домах такого типа, настолько готовы высматривать всяких монстров, предлагаемых желтой прессой, за пределами своих поселков, что совершенно не обращают внимания на тех, кто уже находится внутри.

Среди бела дня (насколько «белый день» может соотноситься с серым ноябрьским небом)… Именно в это время происходит большинство незаконных проникновений в дома.

Он выключил зажигание и стал ждать. Он проигрывал в голове план последующих действий, основанный на собственных наблюдениях и выводах, прикидывал, с какими препятствиями может столкнуться, пытался учесть случайные факторы. Еще раз мысленно проверил, есть ли все необходимое в сумке, лежавшей сейчас на пассажирском сиденье. Потом удовлетворенно откинулся на сиденье, расслабился и постарался привести свое сознание в нужное состояние.

На этот раз все делалось в спешке. Обычно он тратил недели — и даже месяцы — на планирование подобного дела. Но сейчас у него не было этих недель и месяцев. И даже дней не было. Ему был необходим ребенок, чтобы заменить того, другого. Впрочем, для него самого это было не так уж важно. Все дело в охотничьем инстинкте. В том, чтобы преследовать. Убить. Именно это самое главное. Все остальное было просто оправданием своих действий. Обоснованием. И не более того.

Он еще раз прокрутил в голове свой план и все мысленно проверил. Он был готов.

Он сунул молоток в рукав шинели и вышел из машины.

Зашагал по дороге.

Ветер доносил до него запах добычи.

Глава 41

Грэм Идес был настолько возбужден, что даже не мог спокойно держать руки на руле.

Он проведет с Эрин целых полдня! Не просто урвет момент во время обеденного перерыва в какой-нибудь пустой кладовой. И это не будут неуклюжие ласки на переднем сиденье его «сеата», припаркованного в темном углу стоянки позади загородного супермаркета. Нет. Целых полдня после обеда. Вместе.

Он остановился перед «Холидэй Инн» и выключил зажигание. Отель располагался в пригороде Колчестера и был выдержан, как казалось Грэму, в стиле одноэтажных американских ранчо с сохранением обычных удобств для деловых людей, приезжающих сюда в командировку. Он знал это, потому что сам устраивал сюда коллег. Но сейчас его волновало не это. Он не собирается посещать здесь тренажерный зал, бассейн или спа-салон. Во-первых, он пробудет здесь не так уж долго, во-вторых, время его будет расписано. К тому же все это находится достаточно далеко от центра города, так что он почти не рискует столкнуться с кем-то из знакомых.

Он вылез из машины и, забрав с переднего сиденья пластиковый пакет, запер дверь. Перед отъездом из города он заглянул в магазин «Энн Саммерс»[8] и запасся там соответствующей одеждой и аксессуарами, чтобы сделать сегодняшний день настолько запоминающимся, насколько это рисовало его воображение. Чулки, лиф в талию, трусики с отверстием на промежности — все размера Эрин. Он специально проверял, когда она не видела. Кроме того, разные аксессуары. Кремы, лосьоны, масла, игрушки… Тут уж он дал себе волю. Оказавшись в магазине, он никак не мог остановиться. Ему хотелось иметь все. Девушка за прилавком выглядела обескураженной, и он широко ей улыбнулся. «Она, кстати, тоже ничего», — отметил он про себя. Возможно, маловата ростом, да и пару килограммов сбросить не помешало бы, но он бы, пожалуй, ей не отказал. Он представил, как опробует свои новые покупки на ней, увидел выражение ее лица во время оргазма… Она выбивала чек и упаковывала купленные им вещи, и он знал, о чем она думает. Кому-то очень повезет. Вот так. От этой мысли на лице его расцвела широкая улыбка. Забирая свой пакет, он подмигнул продавщице. Она не ответила, но это не имело значения. Она ему не нужна. Он забыл о ней сразу же, как только вышел из магазина. Сейчас он должен думать об Эрин. И все, что ему нужно, — это только она.

Эрин… Он пересек стоянку и подошел к входу в гостиницу. Эрин… Он не мог поверить в свою удачу. Когда она появилась в их компании, он просто не мог оторвать от нее глаз. Как и все остальные мужчины. «А также, вероятно, и очень многие из дам, если бы они были до конца честны с собой», — подумал Грэм с похотливой улыбкой. Молодая брюнетка, отлично сложена. И ей нравилось, что все это замечают. Он толком не знал, чем она, собственно, у них занимается, — что-то, видимо, связанное с бухгалтерией, — но зато прекрасно понимал, какое воздействие она на него оказывает. Он следил за тем, как она двигается по офису, покачивая бедрами, выставив высокую грудь, улыбаясь каждому встречному. «Вот это да! — думал он. — Она выглядит совершенно счастливой оттого, что находится здесь, что она такая». Ее улыбка говорила, что она открыта для всего, если только это будет весело.

Полная противоположность Каролин. Она сильно изменилась, причем очень быстро. Большая, толстая, постоянно жалующаяся на боли и недомогание. И постоянно ходит с протянутой рукой. Деньги на парикмахера. На одежду. На новую машину, черт бы ее побрал! И он покупает все это, просто чтобы она не открывала рот. Он думал, что появление еще одного ребенка станет радостным событием в их семье, но ничего подобного не происходило. И теперь он старался держаться от нее подальше. Большое облегчение быть с человеком, который является полной противоположностью его жене.

Он не мог поверить, что все получится так просто. Что все сложится само собой. Однажды Эрин зашла к нему в кабинет, принесла на подпись какие-то бумаги. Когда она наклонилась над столом, взгляд его скользнул в ее декольте, и он, совершенно непроизвольно, вдруг выпалил:

— О господи, готов поспорить, что в постели вы чертовски хороши!

Он не успел даже покраснеть, как она ответила:

— Все правильно. Хотите проверить, насколько именно?

Так все и случилось. Это не было служебным романом, потому что с романом их отношения имели очень мало общего. Просто похоть. Секс. Грубый, захватывающий, жесткий секс. Где угодно и как угодно. При первом же удобном случае. Это было потрясающе! И намного дешевле, чем продажная любовь. Но Грэм не был глупцом. Он прекрасно понимал: вполне вероятно, что она не стала бы с ним этим заниматься, если бы он не был ее боссом. Она уже несколько раз намекала ему о повышении. Грэм не имел ничего против этого. Он был готов сделать что угодно. Что угодно, лишь бы удержать ее подольше.

Он вошел в отель и направился на рисепшен.

— Номер заказан на имя мистера и миссис Идес, — сказал он молоденькой девушке за стойкой, и она начала проверять это в своем компьютере.

Пока она занималась этим, Грэм мельком взглянул на свое отражение в зеркале. С тех пор как у него появилась Эрин, он немного похудел. Начал лучше одеваться, даже сделал более модную стрижку. Он снова посмотрел в зеркало. Но ему никак не удавалось скрывать тот факт, что он является мужчиной, балансирующим на грани пожилого возраста, который делает все возможное, чтобы повернуть время вспять. «Да ладно, — подумал он, отворачиваясь от своего отражения и мысленно готовясь к грядущим удовольствиям, — зато я, по крайней мере, не покупаю себе красных спортивных автомобилей».

Девушка за стойкой оторвалась от экрана своего компьютера и попросила его заполнить карточку гостя. Она рассказала, когда у них завтрак, и перечислила все услуги, которые предоставляются в отеле. Грэму хотелось крикнуть ей: «Да чихать я хотел на ваш завтрак! Я буду здесь только до вечера, чтобы по полной программе отодрать одну из моих сотрудниц! А после этого я сразу же уеду!» Но вслух он, разумеется, ничего не сказал. Вместо этого он только улыбался и терпеливо слушал, пока она не закончила. После этого он взял у нее карточку магнитного ключа и поднялся в номер, где разложил на кровати все покупки и дал волю своей лихорадочной фантазии.

Пока он извлекал купленные предметы из упаковки, вставлял батарейки и проверял, как все работает, в голову ему пришла одна мысль. Как раз сейчас, после обеда, он должен был ехать домой. Каролин знала, что он сегодня заканчивает рано. Он обещал заехать в супермаркет, потому что ей было очень тяжело передвигаться самой. Или она совсем уже обленилась, черт возьми! Находит же силы встречаться с подругами за ленчем. А он за все это платит.

«Ничего, — подумал он. — На этот раз ей придется подождать».

Он включил розовый вибратор из желеобразного пластика, почувствовал, как тот радостно дрожит у него в ладони, и улыбнулся. «Отлично», — подумал он и, взглянув на часы, поправил брюки, чтобы она сразу заметила его готовность.

«Давай, Эрин, я жду тебя…»

Глава 42

Каролин Идес чувствовала себя более чем просто уставшей.

Сегодня она даже не смогла заставить себя одеться, просто сидела на диване, уставившись в телевизор. Она обычно что-то планировала на день: занятие йогой, ленч с молодыми подругами или какие-то покупки для семьи. На сегодня она была записана к парикмахеру, но перезвонила в салон и отменила свой визит. Потому что так и не нашла в себе силы, чтобы собраться.

Это состояние накатило на Каролин, как только она проснулась. Как будто громадный мягкий матрас свалился на нее сверху и придавил к постели. Она с трудом заставила себя встать, чтобы помочь детям собраться в школу, но как только они ушли, тут же опять села. Сейчас она чувствовала себя даже хуже, чем в первые три месяца беременности. Не удивительно, если учесть, какой вес она набрала. И еще эта изжога… будто неделю подряд питалась только соусом карри.

Вот таким выдался сегодняшний день. На диване, с чашкой чая, в компании телевизора. Показывали сериал «Блудницы», или, как она его называла, «Гормональные гарпии». Все постоянно перекрикивают друг друга, чтобы привлечь внимание к себе. Бросают рискованные замечания в сторону Джона Бэрроумана, а тот отвечает в том же духе. Один вид всего этого утомил ее. Переключилась на другой канал. «Диагноз — убийца». Уже неплохо. Каролин начала было смотреть, но поняла, что ей трудно следить даже за таким незамысловатым сюжетом. Она не стала искать чего-то лучшего на других каналах, а просто нажала на пульте кнопку выключения.

Она сделала глоток чаю. Вкус был ужасным. Ей удалось отказаться от кофе, но тяга к чаю осталась. Сейчас все ее чувства усилились и обострились. Вещи, которые она раньше любила или, по крайней мере, не замечала, теперь вызывали отвращение. Например, запах в холодильнике или лосьон, которым Грэм пользовался после бритья.

Она откинулась на спинку дивана и закрыла глаза. Попыталась расслабиться. Но не смогла. Каролин никак не могла выбрать удобное положение, как ни усаживалась. Она огляделась по сторонам. В ее обычно безупречном доме поселился беспорядок. Грэм отказывался платить домработнице, говорил, что это пустая трата денег, если она целый день сидит дома и ничего не делает. А у нее не было сил даже встать, не то что заниматься уборкой.

А еще нужно приготовить обед, и помочь ей в этом некому. В доме опять закончились продукты. Но тут хотя бы Грэм обещал заехать в «Сэйнсберис» по дороге домой. Такая перспектива его, похоже, не слишком обрадовала, но, с другой стороны, что его вообще радовало в последнее время?

Она взглянула на часы. Он уже должен был вернуться. Он сказал, что сегодня после обеда устроит себе выходной. В последние дни он очень отдалился от нее, и дистанция эта продолжала увеличиваться. Он стал больше времени проводить на работе, а вернувшись домой, разговаривал с ней резко. А еще он стал больше следить за собой. Сделал новую приличную стрижку. Немного похудел. В голове снова начали крутиться мысли о его возможном романе, но у нее не было ни сил, ни мужества, чтобы попробовать разобраться в этом.

Она сделала еще глоток чая и скривилась. Кошмар!

Каролин поставила кружку на кофейный столик, откинулась на спинку дивана и опять посмотрела на часы. Грэм опаздывал. Но как раз в тот момент, когда в ее голове снова стали кружиться всякие нездоровые фантазии относительно его местопребывания, она услышала, как в дверь позвонили. Она вздохнула. Должно быть, он забыл дома ключи. Или в руках слишком много покупок, и он хочет, чтобы она помогла ему занести их в дом. Идиот! Это в ее-то состоянии… Но он вел себя именно так.

С трудом поднявшись с дивана, она медленно направилась через гостиную в прихожую. В дверь позвонили снова.

— Эй, все в порядке, я уже иду!

Она подошла к двери и повернула ручку, чтобы открыть ее. Еще подумала: Грэм не мог забыть ключи, они у него на одной связке с ключами от машины.

Она широко открыла дверь и подняла глаза. Это был не Грэм.

А потом на нее обрушился удар молотка.

Ее последней мыслью стало: все-таки нужно было пойти к парикмахеру.

Глава 43

— Я не должна была оказаться здесь, Клейтон. И ты это знаешь. Ты же обещал!

Голос Софи Гейл был тихим и шипящим. Она наклонилась к столу и впилась в Клейтона тяжелым немигающим взглядом. Она была вне себя, он видел это. Но он знал и то, что за этой злостью скрывается нечто большее. Вот только не мог понять, что именно.

— Да, я знаю. Но что я мог поделать? Если босс сказал, ты должна была поехать с нами. Ты же знаешь наши правила. Послушай, — сказал он, тоже наклоняясь и переходя на шепот, но с той разницей, что если у нее это превращалось в шипение, то свой голос он полностью контролировал. — Не волнуйся. И не паникуй. Это самое главное. Два самых главных момента.

Софи Гейл ничего не ответила. Просто сидела и пристально смотрела на него, крепко обхватив себя руками. Взгляд ее не стал менее враждебным. Она застыла в таком положении, и Клейтону показалось, что это длилось долгие часы, хотя на самом деле, вероятно, прошло всего несколько секунд.

Клейтон с Софи находились в комнате, которая была точной копией той, где Фил беседовал с Райаном Бразертоном. Тот же тусклый цвет стен, то же унылое освещение, исцарапанный стол, атмосфера безнадежности. Однако зеркала здесь не было. «А это уже кое-что», — подумал Клейтон.

Он напросился провести этот допрос сам, чтобы ускорить работу следствия. Но правила были ему известны. Во время работы по делу на него было совершено нападение. Против нападавшего выдвигалось обвинение в покушении на убийство. Теперь он рассматривался как имеющий личные мотивы и принимать участие в расследовании не мог. Стандартная процедура. Но он все же не терял надежду.

Поэтому он и вызвался, чтобы успеть переговорить с Софи, прежде чем приедет Анни и заберет у него это дело. Из всей команды его поручат именно ей, подумал он. Он знал, что времени у него в обрез, и им с Софи нужно договориться до чего-то более-менее приемлемого очень быстро.

— Я влипла по полной, — сказала Софи.

— Ничего подобного, — ответил Клейтон. Но прозвучало это неубедительно, что он и сам заметил.

— Не будь идиотом! — заявила она. — Если я скажу, что Райан был со мной в ту ночь, когда убили его бывшую, а вы выясните, что это не так, то начнете меня крутить. А если я скажу, что в тот вечер он уходил, за меня возьмется он. Оба варианта — не супер. — Она откинулась на спинку стула. — Спасибо тебе большое!

Клейтон чувствовал, что начинает злиться на нее. Он понимал, что причина этого та же: страх.

— Послушай, — сказал он, умоляюще поднимая руки, — ты влипла не одна. Я тоже замешан. Если всплывет что-то насчет тебя, выяснится и обо мне. И тогда проблемы будут у нас обоих. Скажи спасибо этому болвану, своему бой-френду, за то, что меня отстранили от расследования. Меня здесь уже не должно быть, и времени у нас очень мало. Думай. Мы должны разгребать это вместе.

Опять наступило молчание.

— Вот что мне пришло в голову, — наконец заговорил Клейтон. — Нам нужно сделать следующее. Я иду к боссу и говорю, будто ты рассказала мне о том, что в ночь, когда была убита Клэр Филдинг, Бразертона не было дома.

Она попыталась возразить, но он остановил ее.

— Дослушай до конца. Я рассказываю ему все это. И добавляю, что ты ужасно боишься. Что ты не хотела ничего говорить и хочешь, чтобы это было использовано только в том случае, если Бразертону будет предъявлено обвинение и его арестуют. Он не должен быть отпущен под залог. Потому что… потому что твоя жизнь в опасности. — Клейтон откинулся на стуле, довольный собой. — Что ты думаешь насчет такого варианта?

Софи продолжала в упор смотреть на него.

— А в чем тогда твой риск?

Клейтон нахмурился.

— Что?

— Ты сказал, что мы оба рискуем. Я не вижу никакой опасности для тебя. Рискую только я.

Клейтон вздохнул.

— Это самое лучшее, что мне удалось придумать.

— Значит, придется подумать еще. Потому что, если я скажу такое, а Райана все равно выпустят, я пропала. Работы нет, жить негде. Не говоря уже о том, что́ он может со мной сделать.

— Если он хоть что-то сделает, то попадет за решетку.

Она деланно закатила глаза и сокрушенно вскинула руки.

— Как хорошо! А я в это время буду валяться в реанимации.

— Софи, это единственный выход.

— Для тебя — может быть.

— У тебя есть идея получше?

— Есть.

Клейтону не понравился злобный огонек, который зажегся в ее глазах.

— И что же это?

— Я скажу им все. Не тебе, а твоему боссу. О том, что была информатором. Расскажу обо всем, что я вам сообщала. И о тех обвинительных приговорах, к которым это привело. Напомню, каким хорошим источником я была. — Огонек все разгорался. — Потом скажу, что ты запомнил меня еще с тех времен и пришел ко мне. Хотел, чтобы я молчала о бесплатных услугах, которые ты у меня получал. Но ведь речь идет не только о твоих развлечениях «на халяву», верно?

Клейтон молчал.

— Нет, — продолжала Софи. — Этого тебе было мало. Ты хотел поставить дело на широкую ногу, ведь так? Обслуживать друзей и знакомых. А также незнакомых. Этого тебе хотелось, разве нет? Полицейский-сутенер.

— Заткнись…

— Ну конечно. Ради этого ты ко мне и приходил. Потому что потрахаться бесплатно — это пустяки. А вот заправлять собственным небольшим бизнесом… Думаю, на это можно уже посмотреть совсем иначе. А я им все расскажу! Как ты обещал вытащить меня из этой истории, если я буду держать язык за зубами. И как попросил отсосать у тебя по старой памяти.

— Это не…

Софи улыбнулась, но улыбка была неприятной.

— Это единственный выход, — эхом отозвалась она, повторяя его же слова.

Клейтон вздохнул и расслабился.

— Все очень хреново.

— То ли еще будет.

— Мы должны что-то придумать. Причем быстро.

Стены и без того маленькой комнаты начали вдруг давить на них, вызывая непреодолимое чувство клаустрофобии.

Они молча смотрели друг на друга. И не могли ничего придумать.

Глава 44

— Знаете, — доверительным тоном сказал Фил, словно делясь секретом с закадычным другом, — вам не нужно было всего этого делать. Я имею в виду, с грейфером и кучей металлолома.

— Не нужно? — Бразертон выглядел неподдельно заинтересованным.

Фил работал с Бразертоном напряженно, не давая понять, что он на самом деле сейчас делает. Методика работала безотказно. Он видел и более крутых преступников, с которыми это срабатывало. На нее реагировали даже копы, перешедшие черту и в итоге оказавшиеся по ту сторону стола. А их ведь специально готовили не поддаваться на такие вещи.

Но Фил не позволял себе расслабляться. Он оставался сосредоточенным и сконцентрированным. Ему предстояло еще очень многое сделать.

— Не нужно, — подтвердил он. — Если вы хотели как-то вывести меня или Клейтона из строя, почему было просто не ударить кого-то из нас?

— Но тогда это было бы уже нападение, разве не так?

— Да, но зато это помогло бы выиграть время; вы могли бы скрыться. А потом хороший адвокат мог бы все это оспорить. Сказал бы, что я спровоцировал вас или что-нибудь еще в этом роде.

— Что, правда?

— Конечно. — Будет лучше, решил Фил, не упоминать о том, что в данный момент над головой Бразертона висит обвинение в покушении на убийство. Он не хотел ломать линию разговора. — Вы действительно могли бы это сделать. Я имею в виду, — сказал он, — что с мышцами у вас все в порядке. — Он выждал несколько секунд, чтобы его слова дошли по назначению, и продолжил: — Я считаю, что нахожусь в довольно хорошей форме, но чтобы иметь такое тело, как у вас, нужно заниматься специально и целенаправленно. Это ведь не только благодаря тому, что вы работаете на складе?

— Не только, — сказал Бразертон, непроизвольно напрягая бицепсы. — Я над этим работаю.

— Я так и думал. И сколько вы этим уже занимаетесь?

Взгляд Бразертона скользнул вправо.

— Начал, когда мне было чуть больше двадцати. Получается, уже пятнадцать лет.

— Это настоящее увлечение. А где вы занимаетесь?

Тот снова посмотрел направо.

— Раньше я ходил в развлекательный центр на авеню Ремембранс. Но сейчас это тренажерный зал в Хай-Вудс.

— Хорошее место. Я и сам люблю хорошенько подкачаться, но вот с залом пока не определился. Я недавно переехал. — Фил засмеялся. — Но мне до вашего уровня далеко. А что за зал в Хай-Вудс? Мне там понравится?

Бразертон нахмурился, и посмотрел налево.

— Да. Это настоящий тренажерный зал, понимаете? Во всех развлекательных центрах есть бассейн, сауна. — Он кивнул. — Он неплохой, есть и похуже, но не эксклюзивный. Но вы же понимаете, что тренажерный зал — это, в конце концов, всего лишь тренажерный зал. И ты получаешь там только то, что туда вкладываешь.

Фил кивнул, как будто что-то обдумывая.

— Хорошо.

В зеркало постучали.

Бразертон вскочил с места. Фил тоже не ожидал этого.

— Извините, — сказал он. — Меня, похоже, зовут. Я скоро вернусь.

Он встал и вышел из комнаты.


Когда он вошел в соседнюю комнату, Марина уже ждала его.

— Ты что-то поняла? — спросил он.

— Да. Когда глаза уходят направо, он вспоминает. Глаза идут влево — он думает.

Фил хмуро улыбнулся.

— Будем надеяться, что это не косоглазие и не нервный тик. Иначе он нам этим все испортит.

Марина тоже улыбнулась.

— Отлично, — сказал он. — Мы хорошо продвинулись?

— Думаю, да.

Нейролингвистическая методика допроса включает в себя два вида вопросов: познавательные и на вспоминание. Отвлекающие нейтральные вопросы и приведение объекта допроса в состояние кажущейся безопасности помогают определить точку отсчета, по которой можно будет судить о последующих ответах. Когда Бразертону задавали вопросы на вспоминание, взгляд его уходил направо. Когда те, где нужно было подумать, он смотрел налево. Теперь Фил и Марина знали, что если на вопрос, где нужно что-то вспомнить, Бразертон будет отвечать как на вопрос, требующий осмысления, это означает, что он пытается выиграть время и задумывается над ответом. Короче говоря, вероятно, он лжет.

— Прости меня за всю эту… чушь. Там, за стеклом, — сказал Фил.

— Это не имеет значения, — ответила Марина, возвращаясь к своим записям. — Ты же работаешь. Так что можешь не извиняться.

— Хорошо, — сказал он и взял со стола папку. Сверху на ней было написано имя Бразертона. — Тогда я пошел. Пожелай мне удачи.

Она улыбнулась.

— Тебе это не требуется.

Он тоже улыбнулся.

— Все равно пожелай.

— Желаю удачи.

— Спасибо.

Он снова оставил ее одну. Она смотрела через зеркало. И ждала, когда все начнется снова.

Глава 45

Клейтон окинул взглядом унылую комнату. Он начинал понимать, что чувствует человек по ту сторону этого стола. Как будто он загнан в угол собственной ложью и теперь ему нужно вырваться из этой ловушки. Он посмотрел на Софи. Она поймала его взгляд и с ненавистью отвела глаза в сторону. Он не осуждал ее за это.

Он сверился с часами и вздохнул. Похоже, они показывали то же самое время, которое было, когда он смотрел на них в последний раз. Он снова вздохнул. «Сидишь, как на приеме у врача, — подумал он. — Ждешь результатов анализа, чтобы подтвердить свои самые худшие предположения. Что-то ужасное. Что-то смертельно опасное».

Еще один вздох. Он боролся с искушением опять посмотреть на часы.

— Твой бой-френд к этому моменту, наверное, уже раскололся.

Софи уставилась на него.

— Сомневаюсь. — Это прозвучало твердо, но в голосе ее чувствовалась нервозность. — Он не такой.

Клейтон покачал головой.

— Все они одинаковые. — Он приподнял рукав над часами, но удержался и не посмотрел на них. Рукав скользнул на прежнее место. — Он ничем не отличается.

Софи подалась вперед, готовая поспорить с ним, но передумала. Откинулась на спинку стула. Сдалась.

Клейтон мог ей только посочувствовать. Сам он никогда не был в таком положении…

Закончить мысль он не успел. Дверь распахнулась и в комнату для допросов решительно вошла Анни Хэпберн. Под мышкой она несла папку с документами, глаза ее торжествующе сверкали. Увидев Клейтона, она вздрогнула, но быстро взяла себя в руки, подошла к столу, придвинула стоявший у стены стул и села.

Она бросила в сторону Клейтона хрупкую, неопределенную улыбку и посмотрела на Софи.

— Простите, что заставила вас ждать, — сказала она. — Я констебль Хэпберн. Думаю, с моим коллегой, сержантом Томпсоном, вы уже знакомы.

Сказав это, она выразительно посмотрела на него. Взгляд ее был красноречивее любых слов, ошибки быть не могло. Приехал доктор с результатами анализов.

Анни открыла папку и начала молча читать. Клейтон знал, что обычно в файлах, которые показывают подозреваемым, ничего особенного не бывает. Так, бутафория. Офицер-инструктор объяснил им, что для человека, имеющего проблемы с властями, нет ничего более пугающего, чем заведенное на него досье.

Анни подняла глаза и, казалось, была удивлена, что он все еще здесь.

— Я думала, ты отстранен от этого дела. Или не так?

Клейтон почувствовал, что краснеет.

— Да. Я просто…

Он встал и с шумом отодвинул свой стул. Задержавшись в дверях, он взглянул на Софи, но она этого не видела. Она смотрела прямо перед собой, и лицо ее было непроницаемым.

Выйдя из комнаты, Клейтон огляделся по сторонам и чуть ли не бегом направился в сторону кабинета Бена Фенвика. Там стоял монитор, по которому с помощью камеры видеонаблюдения можно было следить за ходом допроса. Он взбежал по ступенькам лестницы, задержался на несколько секунд перед нужной дверью, чтобы немного отдышаться, и постучал. Тишина. Он тронул ручку. Открыто. Он вошел внутрь, включил экран. Начал смотреть.

— Софи Гейл, — сказала Анни, когда на мониторе появилось изображение.

— Да. — Голос Софи был сухим и надтреснутым.

Анни оторвалась от бумаг и посмотрела ей прямо в глаза.

— Но ведь это ваше ненастоящее имя, верно?

— Это…

Софи взглянула на место, где только что сидел Клейтон. Похоже, она уже догадывалась, как будут развиваться события, и теперь, когда его больше здесь не было, ей внезапно понадобился союзник.

— Это ваше ненастоящее имя, — повторила Анни. Она уже не спрашивала, это было утверждение.

Софи кивнула.

— Гейл Джонсон. Под таким именем вы впервые привлекли к себе наше внимание. Когда были проституткой.

— Да.

Анни сдержанно улыбнулась.

— Хорошо. — Она снова опустила глаза в папку и сделала вид, что читает. — Обвинений против вас лично никогда не выдвигалось, верно?

Голос Софи дрогнул.

— Вы прекрасно знаете, что не выдвигалось. И знаете почему.

— Да, знаю. Выяснила это только сегодня.

Анни посмотрела в видеокамеру.

Клейтон отпрянул от экрана. Это она на него смотрит? Неужели она знает, что он за ними наблюдает?

Она продолжила:

— Вы были информатором. И были защищены.

Софи кивнула.

Тон Анни изменился, стал не таким обличающим.

— Очень хорошо. Для вас это наверняка было непросто. А порой, я бы сказала, просто чрезвычайно опасно.

Софи пожала плечами. Клейтон видел, что она немного оттаяла и расслабилась. Но он знал, что Анни ведет с ней свою игру.

— Идти с мужчинами, с которыми не хочется этого делать, уже само по себе скверно. А потом вы должны были приходить к нам и рассказывать о них… об этих недостойных, опасных людях… Для этого требуется настоящая смелость. Я серьезно.

По ее голосу казалось, что она действительно так считает. Она улыбнулась.

— Спасибо. — Софи улыбнулась в ответ.

— Как долго вы этим занимались?

Софи задумалась.

— Ох… сейчас кажется, что целую вечность. И еще мне кажется, что это было очень давно. И не со мной, а с кем-то другим.

— Так сколько все-таки?

— Приблизительно пять лет.

Похоже, ее слова произвели на Анни впечатление.

— Долго.

— Так и есть.

Анни кивнула и улыбнулась.

— Но теперь все это уже в прошлом.

— Верно. Новая жизнь, все новое…

На губах Софи появилась робкая улыбка. Клейтон видел, что ее внутренняя защита начинает рушиться. Он точно знал, чего добивается Анни. И к чему это приведет. Но был не в силах остановить ее.

— Итак… — Анни опять вернулась к своей папке, притворившись, что читает. — В среду, семнадцатого, вы были дома. С Райаном Бразертоном. Вашим бой-френдом. В доме, который вы делите с ним. — Она подняла глаза. — Все правильно?

— Да.

Анни снова уткнулась в бумаги.

— И вы были с ним всю ночь. Вместе смотрели фильмы на DVD, заказывали еду из ресторана на вынос, так?

Софи кивнула.

Анни подняла голову, и все ее дружелюбие мгновенно исчезло.

— Нет, не так. Вы лжете.

Софи оторопела.

«Результаты анализов прибыли», — подумал Клейтон. И они оказались положительными.

Глава 46

— Но давайте пока отложим это в сторону, — сказала Анни. — Мы еще вернемся к этому. Сначала поговорим о Райане. Как вы с ним познакомились?

Софи, шокированная заявлением Анни, повторила ей историю, которую Клейтон уже слышал вчера вечером. Она встречалась с одним из конкурентов Райана, от него узнала, что у Райана есть работа, она написала заявление, ее приняли, она бросила своего прежнего бой-френда и после этого стала жить с Бразертоном. Анни слушала ее не перебивая и кивала.

Когда Софи закончила, Анни снова заглянула в свою папку. Клейтон беспомощно смотрел в монитор. Он ничего не мог сделать. Сейчас ситуацию полностью контролировала Анни.

— Софи, вы знали Сюзи Эванс?

Софи запнулась на мгновение, словно решая, что ответить.

— Да, — сказала она. — Но не очень хорошо.

— Вас задерживали вместе с ней. Во время полицейской облавы. — Анни посмотрела в свои бумаги. — И даже не один раз.

Софи ничего не сказала, только кивнула.

— А Райан, ваш бой-френд, знал Сюзи Эванс?

Софи посмотрела на Анни, и в ее взгляде Клейтон увидел страх и отчаяние.

— Нет… Я не знаю… Насколько я знаю, нет, не знал.

— Так каким же все-таки будет ваш ответ?

— Я не знаю.

— Вы не знаете.

— Если он и знал ее, то никогда об этом не упоминал.

— Хорошо. — Анни перевернула несколько страниц и вытащила один лист. — Это довольно странно, потому что по нашим бумагам его имя несколько раз фигурирует рядом с ее именем. Всего несколько раз, но все-таки… Кстати, там есть и ваше имя.

Софи снова беспомощно огляделась по сторонам, словно в поисках помощи и поддержки. Страх полностью овладел ею.

Клейтон из кабинета начальника смотрел на Анни. Он знал это выражение ее лица. Она пыталась скрыть улыбку. У нее явно что-то было.

— Когда вас несколько раз задерживали вместе с ней, он тоже был задержан. Обвинений против него не выдвигалось, — именно поэтому у меня и ушло столько времени, чтобы получить эту информацию, — но имя его у нас сохранилось. Вам не кажется, что это довольно странное совпадение?

Софи смотрела на стол перед собой.

— Это просто совпадение.

— Совпадение… Хорошо. Получается, это просто совпадение, что вы знали Сюзи Эванс. Что вы работали вместе с ней. А также что Райан Бразертон знал Сюзи Эванс. А теперь Райан — ваш бой-френд. А Сюзи мертва. Убита. И бывшая подружка Райана, Клэр Филдинг, тоже мертва. А на Райана, вашего бой-френда, того самого, с которым вы накануне вечером вместе ели еду из ресторана и смотрели DVD, у нас есть целое досье в связи с его жестоким обращением с женщинами. У него действительно проблемы с женщинами. Очень серьезные проблемы. — Она откинулась на спинку стула, впившись в Софи взглядом. — Просто совпадение.

Софи смотрела на Анни безумными глазами.

Анни подалась вперед.

— Не хотите рассказать мне всю правду?

Софи закрыла лицо руками.

— Нет… Он убьет меня…

— Верно, — сказала Анни. Тон ее был мирным, но в нем по-прежнему звучали металлические нотки. — Очень может быть. Поэтому ваш единственный шанс, Софи, — это я. Так что вам лучше поговорить со мной. Правильно?

Та кивнула.

— Только на этот раз вы скажете правду.

— Да, — сказала Софи. — Правду.


Фил вернулся в комнату для допросов, держа в руках папку с документами. На обложке стояло имя Райана Бразертона. Он положил ее на стол и снова сел. Бразертон выжидательно смотрел на него. Фил открыл папку и заглянул в нее. Удивленно поднял брови.

— Райан…

— Что?

Бразертон вытянул шею, стараясь увидеть, что там написано.

Фил отодвинулся от него.

— Господи, вы были непослушным мальчиком!

Он задержался взглядом на бумагах еще на несколько секунд — как раз достаточно, чтобы разжечь тревогу Бразертона, — потом захлопнул папку и посмотрел на него. Это был уже не тот Фил, который выходил из комнаты. Тот Фил казался другом Бразертону, был на его стороне. Новый Фил был уже другим. Профессионалом. Боевой ракетой, поймавшей цель в прицел системы автоматического самонаведения. Такие не промахиваются.

— Где вы были вечером в среду семнадцатого ноября? — спросил он.

От этого неожиданного вопроса Бразертон вздрогнул.

— Так где вы были?

— Я был… — Глаза его ушли влево. — Дома. С Софи. Мы с ней смотрели DVD. Я же вам говорил.

— Вы лжете. Где вы были на самом деле?

— Я уже сказал, где был… — Глаза устремлены вперед, он пытается выдержать взгляд Фила, словно говоря: «Стал бы я врать…». — Правда.

— Вы лжете, Райан! Так все-таки, где вы были? С восьми вечера до двух ночи? Когда убивали Клэр Филдинг, вашу бывшую подружку, мать вашего ребенка, где были вы в это время?

— Я уже сказал. — Глаза влево. — Дома. Смотрел DVD. С Софи. Спросите у нее.

Фил улыбнулся коротко и сухо.

— Обязательно спросим. Насчет этого можете не беспокоиться. Вы можете ей доверять?

— Что?

— Вы можете ей доверять? Уверены, что ради вас она готова солгать?

Глаза его ушли влево. Думает.

— Я могу ей доверять. Да. — В его голосе прозвучал вызов.

Фил откинулся назад, не сводя глаз с человека по ту сторону стола. Пора поменять тему.

— Когда Клэр Филдинг сказала вам, что беременна?

Бразертон задумался, скосив глаза вправо.

— Где-то… месяцев пять-шесть назад.

— И какова была ваша реакция?

— Я уже говорил вам. Я ей не поверил.

— Но очень скоро все-таки поверили.

Бразертон пожал плечами.

— Похоже, ей удалось вас убедить. И вы сказали, что хотите, чтобы она избавилась от ребенка, так?

Бразертон уставился на него, не произнося ни слова.

— Точнее, вы сказали, что если она не сделает этого сама, то это сделаете вы. Собственными руками. Правильно, все так и было?

На лице Бразертона был страх.

— Я… Я требую своего адвоката… Я больше ни слова не скажу без адвоката.

— Мы ее уже вызвали, она на пути сюда.

По лицу Бразертона пробежала тень ярости и страха.

— Она? Что вы имели в виду, черт побери, когда сказали «она»? А где Уорнок?

Фил с трудом сдерживал улыбку.

— Мы позвонили вашему адвокату, мистеру Уорноку. Он… очевидно, оказался занят. Но они обещали прислать кого-нибудь из практикантов. Она, правда, совсем молодая, но очень хороший специалист, как они сказали. — Улыбка все-таки проявилась. — По-моему, они сказали, что она только что закончила работать с жертвами бытовых домогательств в женском туалете. Я уверен, что ваш случай ее очень заинтересует.

Ничего этого Фил не знал, зато точно знал, какой эффект произведут его слова.

Бразертон молчал. Фил понимал, что попал в яблочко. Теперь Бразертон заговорит.

— Значит, вы предложили своей подруге, Клэр Филдинг, сделать аборт. И пригрозили сделать это сами, собственными руками, правильно?

— Ну, это было не так…

Фил подался вперед.

— А как это было, Райан? Расскажите мне. Я хочу понять.

— Она… Сначала я ей просто не поверил. Но потом пришлось.

— И вы очень разозлились.

Он кивнул.

— Вы не хотели ребенка у себя в доме. Это связало бы вас, ограничило вашу свободу, так?

Он снова кивнул.

— Слишком большая ответственность. Поэтому вы и сделали ей это чрезвычайно щедрое предложение.

Бразертон промолчал.

— А как на это отреагировала Клэр?

Бразертон продолжал молчать.

— Не знаете? Тогда я скажу. Она ушла от вас. Собрала все свое мужество и бросила вас.

— Нет, не так. Это я вышвырнул ее из дома.

Когда Бразертон произнес это, его глаза снова ушли влево.

— Ничего подобного. Это ложь. Она бросила вас. Но вы не могли смириться с этим, ведь так? Не могли допустить, чтобы какая-то юбка вдруг взяла и сама ушла от вас. Да к тому же еще и беременная. Какой удар по вашей гордыне! По вашему эго!

Бразертон пожал плечами.

— Как и любой другой на моем месте.

— Как и любой другой. И что вы сделали после этого?

— Ничего.

— Опять ложь. Вы стали ей звонить. Посылать ей сообщения. Угрожали ей.

— Я этого не делал…

— Делали, Райан. У нас есть распечатки ее телефонных разговоров.

«Ну, не то чтобы есть, — подумал Фил, — но они уже на подходе». Он был уверен, что эти записи подтвердят справедливость его слов.

Бразертон опустил голову. Фил оказался прав. Но времени торжествовать не было: нужно было воспользоваться своим преимуществом. Нужно было дожать его.

— Вы стали следить за ней?

— Нет.

Глаза влево. Ложь.

Фил сдержал улыбку. Еще одно прямое попадание в цель.

— Да, Райан, да. Вы стали следить за ней. Но почему? Потому что она посмела сбежать, скрыться от вас? Потому что Клэр не было рядом и вы не могли больше изводить ее? Да?

Молчание.

— А чего вы хотели добиться, преследуя ее? Разве это могло вернуть ее назад?

Бразертон ничего не ответил.

Фил хладнокровно наблюдал за ним. Он находился в нужной зоне, думая и действуя интуитивно. На подъеме, но полностью контролируя процесс.

— Вам нравилось ощущение власти, которое это давало вам? Вы думали, что это вызывает у нее страх?

— Отвалите.

— Потому что вам нравится пугать женщин, да?

— Отвалите!

— И причинять им боль…

Бразертон вскочил, размахивая руками.

— Отвалите!

В комнату вошел ожидавший за дверью полицейский в форме, готовый схватить его, если понадобится. Фил тоже был уже на ногах. Бразертон кинулся вперед, собираясь расправиться с ним.

Глава 47

Он встал, открыл глаза. Позволил себе расслабиться на несколько секунд. Улыбнулся.

Его добыча настигнута. Она мертва. Живот ее пуст. Порядок превратился в хаос. Он чувствовал, что его одежда пропиталась кровью жертвы. Он любил это ощущение. Получал от него настоящее наслаждение.

Это началось, когда он еще охотился на кроликов и оленей. Там был свой план, своя подготовка. Потом было преследование, возбуждение. Затем наступал момент абсолютной власти, когда он осознавал, что может распоряжаться жизнью и смертью. И он выбирал смерть. Он выхватывал нож и вспарывал животному брюхо. От теплых внутренностей поднимался пар, струя крови била фонтаном. Он старался поймать ее брызги, почувствовать, как горячая блестящая жидкость согревает кожу. Старался вдохнуть густой запах добычи, напоминающий запах меди. Он втягивал этот запах в горло, глотал его. Было такое ощущение, что он вбирает в себя дух убитого зверя, впитывает его, позволяет ему накормить себя.

Он опустил взгляд на свою добычу, лежавшую на полу гостиной. Именно так ему и хотелось сделать. Выпачкать руки в ее крови, когда струя будет вырываться наружу, растереть ее по телу, ощутить ее всей кожей.

Но он этого не сделал. В своей охоте ему приходилось придерживаться дисциплины. Концентрироваться на конечной цели. У него не было времени на то, чтобы поглотить дух жертвы.

А может быть, он?.. Он посмотрел на маленькое дрыгающее ножками тельце, которое только что вырезал из нее. Оно родилось в крови, вместо акушеров было острое лезвие и выносившая его умирающая утроба. Он улыбнулся. Это и был дух, жизненная сила, покинувшая ее. И он заберет это с собой.

Он вынул приготовленное одеяло, завернул в него ребенка и положил в рюкзак.

Потом вышел из дома и закрыл за собой дверь.

Он шел по улице, чувствуя себя богом среди простых смертных.

Никто не видел, как он уходил.

Глава 48

Дверь комнаты для наблюдения за ходом допроса открылась, и появилась Анни Хэпберн. Марина неохотно оторвалась от полупрозрачного зеркала.

— Мне кажется, Филу нужна помощь, — сказала она.

— Не беспокойся, — ответила Анни, — он справится. У нас кое-что есть. Райан Бразертон пользовался услугами проституток. Он знал Сюзи Эванс. И Софи Гейл. Так они и познакомились. Он знал Сюзи много лет. Еще Софи сказала, что Бразертона не было дома в среду вечером. Когда были убиты Клэр и Джулия. — Она смотрела через стекло, понимая тупиковую ситуацию по другую его сторону. — Скажи Филу об этом. Прямо сейчас.


— Спроси его о проститутках. — Голос Марины прозвучал у Фила в ухе громко и резко.

— Что?

— Это успокоит его, а может, собьет с толку. Неважно. Просто спроси его. Сейчас.

— А что вы скажете насчет проституток, Райан?

Огромный мужчина тяжело и натужно дышал. Полицейский готов был вмешаться при первой необходимости.

— Проститутки, Райан! — повторил Фил, повысив голос. — Вы когда-нибудь пользовались их услугами?

От неожиданности голова Бразертона дернулась. Он замер как вкопанный.

— Что? Какое это имеет отношение ко всему этому?

— Бросьте, Райан! Вы настолько ненавидите женщин, что иногда проще заплатить за возможность оторваться на ком-нибудь, разве не так?

— Нет.

В голосе звучит раздражение. Глаза уходят влево. Врет.

— Он знал Сюзи Эванс, — сказала Марина Филу в ухо. — Он был ее клиентом. Так он познакомился и с Софи Гейл. Они вместе работали. А еще она сказала, что в среду вечером его дома не было.

Фил старался не показывать своих эмоций. Пытался сохранить лицо бесстрастным, насколько это возможно.

— Сядьте, Райан. Давайте поговорим.

Для начала Фил сел сам. Бразертон, прерывисто дыша, последовал его примеру.

— Еще раз, — сказал Фил. — Вы уверены, что никогда не пользовались услугами проституток?

— Нет. Никогда. — Глаза опять смотрят влево. Опять врет. — Я не плачу за секс. Мне это не требуется.

— А если не только за секс? Могло такое быть?

— Что вы имеете в виду?

— Вы прекрасно понимаете, что я имею в виду, Райан. Вам нравится бить женщин. Но некоторым женщинам из вашей жизни это не нравится, и они уходят. Или заявляют на вас в полицию, и тогда вас сажают за решетку. Поэтому вам нужна отдушина. Возможность немного сбросить пар. Я подумал, что для этих целей отлично подошли бы проститутки.

— Вы подумали неправильно. — Голос его прозвучал слабо.

Фил откинулся назад и снова внимательно посмотрел ему в глаза.

— Я вам не верю, Райан. Видите ли, я хорошо знаю свою работу. Я сижу здесь, на своем месте, и слушаю людей, которые сидят там, где сейчас сидите вы. Они хотят, чтобы я верил в то, что они мне говорят. Но большинство из них лжет. Причем некоторые делают это очень здорово. — Он скрестил руки на груди. — Но только не вы, Райан. Я точно знаю, что вы меня обманываете.

— Докажите!

Бразертон старался, чтобы в голосе его прозвучал вызов, но ему это не удалось.

— О’кей, — сказал Фил.


Только Анни Хэпберн вышла из комнаты для наблюдения, чтобы вернуться к допросу Софи Гейл, как дверь снова распахнулась и вошел запыхавшийся Бен Фенвик. Марина оторвала взгляд от Фила и вопросительно посмотрела на него. Она никогда не видела его таким взъерошенным и одновременно воодушевленным. Он выглядел крайне возбужденным.

— Пустите меня! — сказал он, проходя прямо к столу.

Марина отодвинулась и подала ему наушник с микрофоном. Фенвику потребовалось несколько секунд, чтобы восстановить дыхание, прежде чем он смог говорить. Он повернулся к Марине.

— Как у него дела?

— Хорошо, — ответила она.

Ей не хотелось вступать с Фенвиком в разговоры. Особенно после того, как он говорил с ней перед этим. Она не хотела рассказывать ему, что Фил, похоже, вот-вот расколет Бразертона, что того не было дома в момент убийства. Что Фенвик был прав, а она ошибалась.

Фенвик улыбнулся. Подобная странная ухмылка вкупе с остекленевшими глазами бывает у опьяненных азартом биржевых маклеров.

— А после того, что я ему скажу, дела пойдут еще лучше. — Он включил передатчик и сказал в микрофон: — Фил! Это Бен Фенвик.

Марина следила через зеркало за выражением лица Фила. Он вздрогнул и замолчал. Он не ответил, но они знали, что он слушает.

— Наши Пташки спели свою песенку. — Фенвик нервно рассмеялся над собственной шуткой.

«Вообще-то, — подумала Марина, которую он невероятно раздражал, — на самом деле Пташки заставляют петь других людей».

— Они занялись документацией агентства недвижимости, где работала Лиза Кинг. И угадайте, что они там нашли? Бразертон был зарегистрирован у них. Он через них искал себе дом. А человеком, который показывал ему объекты, несколько раз была Лиза Кинг. Фил, мы взяли этого мерзавца!

Фенвик повернулся к Марине. На лице его была все та же полубезумная ухмылка.

— Вот так работает полиция!


В комнате для допросов Фил изо всех сил старался внешне не реагировать на услышанное. Он снова отклонился назад, насмешливо глядя на Бразертона. Тот смотрел в стол перед собой и явно был напуган.

— Вы просили меня доказать это, — сказал Фил. — Доказать, что это вы убили Клэр и Джулию. О’кей. Я докажу. Я могу сделать это по-разному, несколькими способами. Но для начала позвольте вас кое о чем спросить. Сколько уже времени вы живете в этом доме?

Бразертон нахмурился. Он ожидал совсем не такого вопроса.

— Так сколько?

Тот пожал плечами.

— Где-то пару месяцев.

— И вы зарегистрировали его через агентство недвижимости «Хаскел Робинс»?

— Да, но покупал дом я не через них.

— У них погиб один из агентов, женщина… Припоминаете?

Бразертон нахмурился еще больше.

— Лиза Кинг. Двадцать шесть лет. Замужем. Была найдена в одном из пустых домов со вспоротым животом. Она была беременна.

— Минутку…

Фил продолжал давить.

— Хорошо. Это просто детали, скажете вы. Несущественные детали. Тогда послушайте вот что. Ваше имя фигурирует в перечне допрошенных по результатам полицейских рейдов по борделям. Причем не один раз. Что вы скажете на это?

Бразертон был явно шокирован и молчал.

— О’кей. Итак, вы ненавидите женщин. Вы избиваете своих подружек, вы бьете проституток. Но одной из проституток, с которыми вы, как уверяете, никогда не имели дела, была Сюзи Эванс. А вы знаете, что с ней случилось. Она была убита. Беременная. Ей вспороли живот и вынули ребенка. Это тоже был ваш ребенок?

Бразертон лихорадочно оглядывался, чувствуя, что его загнали в угол.

— Вы преследовали женщин, которые бросали вас, угрожали им. Ваша подружка забеременила, и вы советуете ей вырезать из себя ребенка. — Фил наклонился вперед. — А что происходит потом? Она оказывается мертвой. Причем ребенок из нее вырезан. Как и у двух других женщин, с которыми, как утверждаете, вы не были знакомы. И вы соврали насчет того, где были в ночь, когда все это произошло. Так как вам мои доводы, Райан? Сколько вам еще требуется доказательств?

Бразертон опустил голову на руки. Плечи его подрагивали. Он плакал. Чувствуя свой перевес, Фил продолжал давить.

— Вас видно на записях с камер видеонаблюдения. У нас есть распечатки ее телефонных разговоров.

Он покачал головой.

— Нет… нет…

— Вы убили ее, Райан, ведь так? Просто признайте это, и тогда мы сможем начать разбирательство.

Он не отвечал, только плакал.

— Вас не было дома в тот вечер, когда была убита Клэр Филдинг.

Бразертон молчал.

— Я это точно знаю. Нам сказала Софи.

— Софи…

Голос его был слабым и хрупким, как у ребенка, которому только что сказали, что Деда Мороза на самом деле не существует.

— Да, Софи. Она больше не собирается врать и выгораживать вас, Райан. Поэтому скажите правду. В тот вечер вас не было дома, да?

Бразертон кивнул. Это уже прорыв! Фил был так взволнован, что с трудом мог усидеть на стуле. Он подавлял все нарастающее возбуждение, контролировал его, следил, чтобы голос оставался спокойным, а дыхание ровным, и продолжал давить.

— Вы отправились к ней, верно? Вы пробрались в квартиру и убили Клэр.

Фил ждал. «Вот сейчас это придет!» — подумал он. Признание. Кульминационный момент, ради которого он столько работал, к которому так подводил.

Бразертон поднял голову. Глаза блестят, щеки мокрые.

— Все было так, Райан? — Голос Фила звучал вкрадчиво и убедительно. — Вы убили ее.

Бразертон отрицательно замотал головой.

— Нет. Я этого не делал. Клянусь, это не я…

Фил внимательно смотрел на него. Следил за направлением его взгляда.

— Вы убили Клэр, Райан. И Джулию тоже. Ведь так?

Бразертон снова покачал головой.

— Убили. Клэр. И Джулию. И Лизу. И Сюзи. Все это сделали вы. Верно?

— Нет… нет…

Глаза Бразертона ушли вправо.

— Это вы убили их?

— Нет…

Фил в изнеможении откинулся на спинку стула. Он все понял. И голос Марины в наушнике только подтвердил это:

— О господи… Он говорит правду, Фил. Он этого не совершал!

Бразертон заговорил, еще больше нагнетая драматизм момента:

— Да, меня не было дома, я уходил. Девушка… у меня есть девушка, с которой я встречаюсь… молоденькая. Я… я не хотел, чтобы Софи знала об этом…

Фил сидел, впившись в Бразертона взглядом, пока не понял, что больше уже не может смотреть на него.

Марина оказалась права. Бразертон говорил правду.

Глава 49

Грэм Идес чувствовал себя суперменом.

Он остановил машину перед своим домом в Стэнвее, выключил двигатель, откинулся назад и, закрыв глаза, удовлетворенно вздохнул. Время, проведенное с Эрин, было больше чем просто фантастикой. Она пришла в гостиничный номер вскоре после его приезда и явно была в восхищении от всего, что он купил. Воркуя и восхищенно повизгивая, она тут же отправилась в ванную и переоделась в свой первый наряд, сказав, чтобы он лег на кровать и устроился поудобнее, а все остальное она сделает сама.

И таки сделала! Она вышла в лифе в талию, который пришелся ей идеально, медленно ступая в туфлях на высоких каблуках, с распутной улыбкой на лице, словно кровожадная хищница. Она придвинула кресло к краю кровати и устроила настоящее представление с использованием, по крайней мере, половины игрушек, которые он купил. Слава богу, что он не забыл прихватить батарейки!

Он был так возбужден, что чуть было не кончил прямо тогда, но она не позволила ему это сделать. Сменив наряд, она присоединилась к нему на кровати, прихватив с собой лосьоны и масла. Она только улыбалась в ответ на то, как он реагировал на ее удивительно гибкое, словно у хорошей гимнастки, тело, когда оно соединялось с его собственным, гораздо менее податливым.

Когда он был на грани того, чтобы кончить, Эрин, контролировавшая и сдерживавшая его, опять спросила о повышении. «Да, конечно… Да!» — выдохнул он. Что угодно! Она принялась рассказывать о том, как хорошо справляется со своей работой и чье место могла бы занять. Естественно, он согласился. Этого человека нужно уволить. Сделает ли он это? Сделает. И отдаст это место ей? Да. Да. Да! Она улыбнулась. Отлично. И позволила ему расслабиться…

Он вынул ключ из замка зажигания и, взяв с сиденья кейс, вышел из машины. Его чувства все еще кипели после пережитой бурной встречи, мысли путались, как у пьяного. Он шел по дорожке к дому и думал о своем обещании. Он прекрасно знал, что не имеет права лично кого-то принимать на работу или увольнять. Но Эрин-то этого не знала. О’кей, возможно, он несколько преувеличил свою важность и положение в компании. Ну и что? Все мужчины так делают. Особенно когда хотят произвести впечатление на женщин. Он обещал ей работу, да, и она напомнила ему об этом, когда он уходил, но опять-таки — ну и что? Что она может сделать? Он скажет, что, каким бы он ни был начальником, сразу такие вещи не делаются, существует определенная процедура, но ей беспокоиться не о чем. Она получит эту должность. Только не нужно торопиться. Да, именно так. Поводить ее за нос. А там, глядишь…

Он улыбнулся. Самое приятное, что он отнес этот день в гостинице, включая и свои покупки, на представительские расходы компании. Как бы там ни было, это намного лучше, чем платить за все самому.

Грэм Идес подходил к дому, и ему казалось, что на него опускается темное облако. С каждым новым шагом это облако сгущалось все сильнее и сильнее, пока не превратилось в кромешную темноту, когда он вставлял ключ в замок. Он попытался прогнать Эрин из своих мыслей и подготовиться к встрече с Каролин. По поводу опоздания у него уже было заготовлено объяснение: совещание затянулось дольше, чем ожидалось, неожиданно появился клиент, с которым нужно было встретиться… В общем, что-то в этом роде, как обычно. Но, честно говоря, ему было все равно. Он уже вдоволь насмотрелся на ее болезненное, вечно несчастное, бледное, как у привидения, лицо и то, как она таскает по дому свое раздавшееся тело. Сравнивать их с Эрин просто смешно. Ну, возможно, до ее беременности. Первой беременности. Но только не теперь. Вероятно, нужно что-то с этим делать. Серьезно над этим задуматься.

Он открыл замок. Вздохнул, покачал головой и вошел. Крикнуть? Сказать, что он уже дома? Нет. Она, возможно, спит. Будем надеяться.

Он, как всегда, положил свои ключи на столик. В прихожей было темно. Он щелкнул выключателем. Тот не сработал. Озадаченный, Грэм прошел через прихожую и открыл дверь в гостиную. Готовый к новым обвинениям, к новым мучениям. К любой нормальной реакции, которая ожидала его каждый раз, когда он приезжал домой.

Но к такому он готов не был.

В комнате горел свет.

Он вскрикнул.

А потом все кричал, кричал, кричал…

Глава 50

Клейтон глубоко затянулся и медленно выдохнул дым, чувствуя, как тело постепенно расслабляется. Он стоял на парковке позади полицейского участка, прислонившись к своему BMW. На улице было зябко. Он старался не давать холоду проникнуть внутрь. Но зубы уже предательски постукивали.

Как все запутано… Вообще все. Полный бардак.

Софи в комнате для допросов, потом этот Бразертон. Филу не удалось расколоть его. Даже с косвенными уликами, съемкой с камер наблюдения и всем остальным он не смог этого сделать. И они пришли к заключению, что Бразертон, скорее всего, действительно невиновен. А Клейтона вывели из дела. Он не может никак на все это повлиять. Его будущее находится в чужих руках. И это бесило больше всего.

Еще одна затяжка, еще один выдох. Краем глаза он заметил какое-то движение у входа в управление. Оттуда появилась Анни, в джинсах и футболке, но без куртки, крепко обхватив себя руками в безуспешной попытке согреться. Подойдя к нему, она замедлила шаг. Молча остановилась рядом, глядя, как он курит.

Клейтон судорожно сглотнул. Потом еще раз. Снова затянулся. Она заставляла его нервничать. Она была в курсе его дел. Он позволил ей это, у него не было другого выхода.

Он посмотрел на нее. Она ждала, что он ей скажет.

Клейтон почувствовал, что у него свело в животе и участилось дыхание. Зубы продолжали стучать. Он ничего не мог с этим поделать.

— Спасибо, — сказал он.

Лицо Анни осталось бесстрастным.

— За что?

— Ты знаешь, за что.

Взгляд его был прикован к стене здания за ее левым плечом, словно он нашел там что-то завораживающе интересное.

— Да, — сказала она, и в голосе ее послышались нотки обиды, — знаю. Но я хотела бы услышать это от тебя.

Он еще раз затянулся сигаретой и снова попытался сдержать стучащие зубы. Выдохнул дым.

— Спасибо, — сказал он, — что не заложила меня Филу.

Она молчала и продолжала ждать.

Клейтон чувствовал, что поскольку между ними появилась некая ясность, то требуется сказать что-то еще.

— Я ее сразу узнал, — сказал он. — Еще там, на складе металлолома. И я подумал… — Он вздохнул. — Что, возможно, я смогу получить от нее что-то важное, что можно будет использовать для расследования. Теперь я понимаю, что это было эгоистично и самонадеянно… не подумать о команде…

— Не нужно считать меня дурочкой, Клейтон. Я видела, что там происходило.

Еще один тяжелый вздох.

— Это было только один раз, — сказал он. — Прошлой ночью в машине.

— Я не хочу этого знать. Мне это не нужно. — Она не смотрела ему в глаза.

— Да… всего однажды. Так получилось.

Он замолк и рискнул взглянуть на нее. Он был уверен, что она смотрела на него, когда он этого не видел, и только сейчас отвела глаза в сторону.

— Это было… Я никогда раньше таким не занимался.

— Мне все равно.

— Как бы там ни было, послушай…

На этот раз она действительно посмотрела на него. Прямо ему в глаза. В ее взгляде было столько силы и злости, что лучше бы она этого не делала.

— Клейтон, когда я говорю «мне все равно», я имею в виду, что мне все равно. Меня абсолютно не касается, чем ты занимаешься в свободное время.

Клейтон нахмурился. Она злится, потому что видела его с другой женщиной? Может, дело в этом?

— Я просто подумал, что из-за того, что было накануне вечером, ты на меня…

Она рассмеялась, резко и издевательски.

— Что? Ты думал, что, после того как мы разок оказались вместе в постели, мы стали… Кем? Любовниками? И я тебя застукала за тем, что ты мне изменил? Это ты подумал?

— Ну да…

Снова смех, такой же неприятный, но еще более саркастический. Она покачала головой.

— Так ты думаешь, что все это только поэтому? Что, честно? Какой же ты высокомерный мерзавец!

— Но… почему тогда?

Она с жалостью посмотрела на него, как на ребенка, отстающего в развитии.

— Мог бы и сам догадаться! Потому, Клейтон, что тебя заметили в машине со свидетельницей, которая, как пишет в таких случаях бульварная пресса, осуществляла с тобой половой акт. И которая в это время находилась под наблюдением по расследуемому делу. Тебе самому такое поведение не кажется вопиющим непрофессионализмом? И, по меньшей мере, конфликтом интересов? Ты не думал, что за такие вещи можно нести уголовную ответственность? Не говоря уже о том, что карьера, на которую ты так рассчитываешь, может отправиться коту под хвост.

— Ну, в общем, да. Если подавать все в таком свете, то да.

— И что теперь?

— Я все понимаю. Знаешь, я просто подумал… Что ты злишься на меня из-за… ну, из-за нас.

Анни смотрела Клейтону в глаза. Она собиралась многое сказать ему, но остановила себя. Она только покачала головой и отошла от него.

— Я возвращаюсь в участок.

Клейтон выбросил окурок и пошел за ней.

— Я тоже.

Она на ходу повернула голову, по-прежнему не опуская рук, которыми крепко обхватила себя.

— Отвали, Клейтон. Оставь меня в покое.

Она подошла к входу первой. Он подбежал и положил ладонь на дверь, не давая открыть. Анни зло посмотрела на него.

— Пусти меня! Сейчас же!

— Что ты собираешься делать? В отношении того, что видела.

— Пусти!

Она с силой дернула за ручку двери. Но он продолжал держать.

— Прошу тебя, Анни, мне нужно знать. — Голос Клейтона стал жалобным, умоляющим. — Послушай, это было всего один раз. Я этого никогда раньше не делал и никогда не буду делать. Прошу тебя!

— Я не знаю… Я не знаю, что там произошло…

Она опять дернула дверь.

— Пожалуйста, Анни. Ты должна мне сказать… Ты расскажешь Филу?

— Я обязана.

— Да, я знаю. Но ты сделаешь это?

Она отпустила ручку и посмотрела на него. Вздохнула. Он видел, что она все еще злится. Но выражение ее лица немного смягчилось.

— Я не знаю. Я должна это сделать. Но я не знаю.

Он отпустил дверь. Она открыла ее и зашла внутрь. Клейтон оглянулся на парковку, где стоял его сияющий BMW. Вздохнул и покачал головой.

Как все запутано…

Он вошел вслед за Анни, и дверь за ним с шумом захлопнулась.

Глава 51

Марина сидела в столовой полицейского управления, глядя в свой блокнот и время от времени отхлебывая из чашки непонятный напиток. Были сделаны слабые попытки как-то оживить это место, сделать его более приветливым за счет веселенькой расцветки столов и стульев и оригинального, не казенного цвета стен. Но это ничего не изменило. Это была заправочная станция для государственных служащих, у которых очень мало времени.

Она сделала еще один глоток, пытаясь понять, чай это или кофе. Хотелось бы, чтобы все-таки кофе, потому что она заказывала именно его. Впрочем, это было не так уж важно. Она вздохнула, и авторучка опустилась к бумаге, готовая записывать. То, что сейчас произошло, свидетелем чего она была… Она посмотрела на чистую страницу. Ей хотелось, чтобы здесь появились какие-то слова. Но этого не происходило. Она не могла сообразить, что писать. Со вздохом она положила ручку на стол и отпила кофе.

Она оказалась права во всем. Бразертон не был убийцей. Фил пытался его расколоть, продолжал давить даже после того, как Марина поговорила с ним, сказав, что это не убийца. Он приводил улики, снова и снова, словно обвинительную мантру, убеждал Бразертона во всем признаться, кричал, чтобы тот сознавался, даже пытался упрашивать его. Но это ни к чему не привело. Абсолютно ни к чему. И не потому, что Бразертона было невозможно сломать, а потому что — и Марина знала это заранее — он был невиновен.

В конце концов Фил сдался и закончил допрос. После этого она его не видела. По той же причине, по которой не видела Фенвика, Анни и всех остальных. Как только Фил вышел из комнаты для допросов, они все вместе ушли по коридору. Она не знала, предполагается ли, что она должна последовать за ними, но никто из них не обернулся и не сделал попытки позвать ее. Идти ей было некуда, делать нечего, поэтому она отправилась в столовую, чтобы спланировать свои дальнейшие действия.

«Пойду домой, — подумала она. — Вернусь к повседневной работе, к обычной жизни». У нее будет ребенок, она будет заниматься частной практикой, будет жить счастливо даже с Тони и никогда больше не станет сотрудничать с полицией. Фенвик совершенно ясно дал понять, что ее заключения здесь не приветствуются и к ее мнению никто прислушиваться не собирается. Так почему бы ей действительно не отправиться домой? Карьеру она уже сделала, больше ей ничего в этом смысле не нужно. Бросить все, пусть сами разбираются. Забыть их. Забыть их всех, даже Фила.

Как только эта мысль оформилась, она почувствовала неприятный толчок где-то глубоко внутри и инстинктивно прижала руку к выступающему животу. Ребенок словно почувствовал ее смятение. «Наверное, это от кофе», — подумала она. А может, за этим скрывается нечто большее? Это словно напоминание, что ставка здесь — не просто карьера и репутация нескольких офицеров полиции. Мертвые младенцы и их матери. Они взывали к ней.

«Господи Иисусе, — сказала она себе, — я, похоже, становлюсь суеверной. Не говоря уже о том, что просто тупею». Марина поерзала на стуле, стараясь выбрать удобное положение. Не смогла. Она сделала еще один глоток теплой коричневой жидкости и начала складывать вещи в сумку.

Она настолько увлеклась, что не заметила остановившегося рядом человека, пока тот не заговорил.

— У вас не занято?

Она подняла глаза. Возле ее столика стоял Бен Фенвик. Она не узнала его по голосу, потому что сказано это было непривычным извиняющимся тоном. Который, впрочем, вполне соответствовал его общему состоянию. При тусклом освещении комнаты для наблюдения она не обратила особого внимания на его внешний вид, зато хорошо рассмотрела его теперь. Щеголеватый вид опытного политика, который был присущ ему в обычной обстановке, куда-то исчез, растворился, по мере того как нарастало напряжение нераскрытого дела. Он был небрит, волосы всклокочены, костюм помят, галстук перекошен, под глазами черные круги. На пресс-конференции ничего такого она не заметила. Вероятно, он собирался привести себя в порядок к следующей встрече с газетчиками. «Возможно, все актеры выглядят так, когда их не снимают камеры», — подумала она. Она вспомнила о семинаре, который обязательно провела бы, если бы осталась на преподавательской работе: «Химерические маски и диссоциация в восприятии собственной личности». Как это точно!

— Располагайтесь, — ответила она, продолжая укладывать сумочку. — Я уже ухожу.

— И куда же?

— Точнее, откуда. Ухожу отсюда.

— И куда?

— Назад к своей работе.

Он понимающе кивнул.

— Вы хотите сказать, что покидаете нас? Насовсем?

Она перестала возиться со своими вещами и внимательно посмотрела на него.

— А что в этом, собственно, удивительного? Мне платят недостаточно много, чтобы я терпела ваше пренебрежительное отношение. Скажем так: вы не оценили мое профессиональное мнение, вложенные усилия не покрываются отдачей. Вы высмеивали все, что я говорила. В том числе перед командой.

Она чувствовала, что неконтролируемо повышает голос, и понимала, что на них уже оглядываются. Но ей было наплевать.

— Ну, я…

Но она еще не все высказала.

«Пришло время услышать горькую правду», — подумала она.

— Вы спрашивали, что я думаю, а когда я отвечала, игнорировали мои слова, потому что они не совпадали с тем, что вы хотели бы услышать. Сейчас у вас в комнате для допросов сидит невиновный человек и…

— Положим, вряд ли он совсем уж невиновен.

Она почувствовала, что краснеет, а внутри закипает злость. Она понизила тон, но голос ее остался жестким.

— Человек, не виновный в том преступлении, в котором вам хочется его обвинить. Ладно, желаю удачи! — Она поднялась и закинула сумку на плечо. — Я пришлю вам счет.

— Постойте!

Фенвик взял ее за руку. Она остановилась и вопросительно посмотрела на него. В глазах его читалось не просто раскаяние. В них горел огонек последней надежды. Как у спасшегося при кораблекрушении человека, которому удалось уцепиться за обломки корабля.

— Пожалуйста, присядьте еще на минутку. Не уходите. Давайте поговорим. Прошу вас!

Марина знала, что́ должна сделать. Просто сбросить его руку и уйти. Но она этого не сделала. Вместо этого она, продолжая злиться, сняла с плеча сумку и опустилась на прежнее место. Она сидела молча и ждала.

— Простите меня, — сказал он.

Она не ответила, зная, что будет продолжение. Пусть поработает.

И она не ошиблась.

— Я был… Я был не прав. — Он тяжело вздохнул. — Да. Я был не прав. Я признаю это. Я был не прав в том, что игнорировал ваши наблюдения. И, безусловно, был абсолютно не прав, когда позволил себе так говорить с вами на глазах у всех там, на совещании. Это непростительно. Я был… сам не свой.

— Это точно.

Он кивнул.

— И я искренне сожалею об этом. — Последовал еще один вздох. Потом плечи Фенвика обмякли, словно из него выпустили воздух. — Мне очень жаль. — Он потер глаза, потом щеки и лоб. — Но нам просто… нам необходим результат по этому делу. Причем быстрый результат. Такое впечатление… что за нами следит весь мир.

Несмотря на драматизм ситуации, Марина едва смогла сдержать улыбку. «Король избитых штампов снова взялся за свое», — подумала она.

— Значит, это все оправдывает. И ваше поведение по отношению ко мне, и судорожное хватание за соломинку…

— При чем тут соломинка? Это была хорошая, солидная полицейская работа.

— Просто человек оказался не тот.

Фенвик вздохнул.

— Нам необходимо его найти. Все очень просто. Нам необходимо его найти. И я думал, что он уже у нас в руках. — При этих словах он сжал кулаки. — Я хотел, я очень хотел верить, что это на самом деле он… — Кулаки его разжались. — Но это оказалось не так. Думаю, что где-то в глубине души я и сам понимал это. — Он снова вздохнул. — Поэтому мне очень жаль. Боюсь, что вы пострадали как раз… из-за всего этого.

Марина кивнула, и злость ее немного улеглась. Впрочем, ему об этом знать было совершенно ни к чему.

— Говорят, настоящий характер человека проявляется именно в состоянии стресса, — сказала она.

Он слабо улыбнулся.

— Тогда я, видимо, просто самонадеянный недоумок. Который только и делает, что всем мешает.

Она не улыбнулась в ответ.

— В этом вопросе я с вами спорить не стану.

— Правильно. — Он развел руками. — Знаете, я пытаюсь сказать вам единственное: мы нуждаемся в вашей помощи. Это расследование нуждается в вас. Ваш вклад в него неоценим. Я убежден, что если мы действительно хотим поймать того, кто сделал это, нам нужно в корне менять свой подход.

— Каким образом?

— Мой подход не сработал. Поэтому я хочу, чтобы с этого момента следствие возглавили вы. Я хочу, чтобы в дальнейшем все мы руководствовались вашим опытом и знаниями.

Марина удивленно подняла бровь.

— Да, я знаю, знаю. Вы должны были стать центральной фигурой с самого начала. Я сказал вам, что так и будет, и не сдержал слова. Я был во взвинченном состоянии. Со всеми этими событиями… Простите меня.

— А я вам поверила.

— Ладно. — Он нервно потер руки и улыбнулся ей. — Так вы с нами? Вы нам очень нужны. Прошу вас!

Она внимательно смотрела на него. Виноватое, тревожное, полное сомнений выражение его лица пыталось спрятаться за этой робкой натянутой улыбкой. Первой реакцией Марины было просто послать его и уйти, второй — затянуть с ответом и заставить его немного помучиться. Но третья, и самая искренняя, ее реакция оказалась совершенно противоположной. Она напомнила ей о фотографиях убитых женщин, которые все еще оставались на классной доске в комнате следователей. Снимки до случившегося и после него. Она снова почувствовала внутри себя толчок ребенка и инстинктивно, защитным жестом положила руку на живот.

— Да, Бен. Я остаюсь в команде. Но не ради вас.

На этот раз он улыбнулся по-настоящему искренне. С облегчением.

— Спасибо вам. Большое спасибо. Я…

— Но вы должны сдержать свое слово. Я здесь не в качестве дополнительной страховки. Это понятно?

Он согласно поднял руки, словно сдаваясь.

— Понятно.

Он хотел еще что-то сказать, но ему помешал внезапно подошедший к столику Фил. Он тяжело дышал и был страшно напряжен. Он еще не успел рта раскрыть, а Марина уже знала, что он сейчас скажет. Она почувствовала это. Она встала, быстро схватила свое пальто и сумку.

— Он снова сделал это, — сказал Фил. — Еще одно убийство.

Фенвик вскочил.

— Марина! — позвал Фил. И сказал, глядя в глаза Фенвику: — А вы останьтесь здесь, сэр.

Ответа он дожидаться не стал, просто повернулся и поспешил к выходу.

Фенвик снова сел.

И остался сидеть.

Глава 52

Эстер держала ребенка на руках и улыбалась. Она снова была гордой матерью.

Она вытерла почти всю кровь старой тряпкой, которую специально постирала и высушила для ребенка. Он был туго закутан в одеяло, а она сидела рядом с обогревателем, чтобы ему было тепло. Она не собиралась повторять прошлые ошибки. Такова жизнь. Она что-то читала, что-то видела по телевизору — это был процесс обучения. Этим она сейчас и занималась. Училась ухаживать за младенцем.

Ее муж был в состоянии перевозбуждения, когда принес ребенка домой. Она еще никогда не видела его таким энергичным. Охотничий азарт, сказал он. Это все сделала охота. Но ей было все равно. Ей был нужен только ребенок. Муж еще долго крутился вокруг нее, как будто был настолько переполнен впечатлениями, что не мог никуда идти. Хотя в конце концов все-таки ушел.

Она почему-то думала, что этот ребенок не будет таким слабеньким, как предыдущий. Во-первых, он был намного крупнее и больше двигал ручками и ножками. У него даже немного приоткрылись глаза. И это была девочка. Она проверила. Увидев это, она сначала улыбнулась, а потом радостно хихикнула.

— Ты понравишься моему мужу, — сказала она, продолжая улыбаться.

Но потом от этой мысли внутри у нее что-то кольнуло. Что-то темное и печальное. Она надеялась, что этого все-таки не произойдет. Потому что тогда он мог отвернуться от нее. Он мог бросить ее. Ради этого ребенка. А она будет наблюдать за тем, как он растет, зная, что однажды он заменит ее. Этого не должно случиться! Она не допустит этого. Лучше уж вообще не быть матерью, чем быть матерью, которую предали.

Темнота и печаль кристаллизовались, затвердевали, выстраиваясь под действием этих мыслей. Ее лицо исказилось внезапным приступом ярости. Она пристально смотрела на ребенка и тяжело дышала.

— Не смей! — прошептала она. — Лучше не смей, черт возьми!

Ребенок лежал перед ней, водил глазами по сторонам, делал ручками и ножками резкие конвульсивные движения. Она заставила себя перестать злиться на него. Потому что все это — дело будущего. Это еще не скоро. Они пока находятся здесь и сейчас. Ей предстояло материнство. Предстояло воспитать ребенка.

Она сидела и смотрела не него. Трудно сказать, сколько это продолжалось. В конце концов вся ее злость улетучилась, оставив на лице только безмятежное спокойное выражение. Ее тело снова принадлежало ей, дыхание было ровным и тихим. Она не сердилась. Она опять была матерью. Просто матерью. И это было время, которое она должна была провести со своим ребенком. Время, объединяющее их. Особое время.

В принципе, именно поэтому она и пришла к тому хлопотному способу, каким получала своих младенцев. Так они попадали от своих суррогатных матерей прямо ей в руки. У детей не было времени, чтобы установить связь с кем-то еще. Они были ее с самого начала.

Личико ребенка начало кривиться. Эстер уже знала, что последует дальше. Начнет плакать. Потом скулить. На этот раз она знала, что ей делать.

— Так ты голодная, да? Хочешь, чтобы тебя покормили? Хочешь молочка? Я приготовила его специально для тебя.

Она встала и положила ребенка в кресло, в котором сидела. Он скорчился и запищал. Она пошла в кухню, но этот писк, казалось, преследовал ее.

— Все в порядке, мамочка сейчас подогреет тебе молока…

Она поставила бутылочку в микроволновку. Печка была старенькая, на углах проступала ржавчина, эмаль местами отвалилась, кнопки потерлись и при нажатии уже не издавали никаких звуков, но в остальном она вроде бы работала нормально. В ней по-прежнему можно было разогревать еду.

Ребенок продолжал хныкать. Эстер попробовала укачать его, пока греется молоко, но это не помогало. Она вздохнула. Она забыла об этом. Прошло так мало времени, а она уже все забыла. Забыла, как этот высокий звук может пронизывать тело. Глубоко, до самой кости. Как он может застрять в голове. Этот громкий настойчивый вопль. Он слышен даже тогда, когда ребенок замолкает. Эстер почувствовала, как в ней снова поднимается злость.

— Сейчас, уже скоро…

Но ребенок не понимал ее. А может, понимал, только его это не останавливало. Он продолжал вопить. Эстер смотрела на микроволновку и ждала сигнала о выключении. Этот невыносимый крик…

— Заткнись! Немедленно заткнись!

Если это будет продолжаться все время… Она вспомнила последнего ребенка, как он плакал, кричал, визжал… Она ненавидела это. Ей хотелось его убить. Если этот будет делать то же самое…

Микроволновка звякнула. Она быстро распахнула дверцу и схватила молоко. Бутылка показалась ей слишком горячей. Но Эстер не обратила на это внимания. Она прошла в комнату, взяла ребенка, положила его себе на колени и сунула соску ему в рот. Глазки ребенка удивленно расширились, он начал сосать. Сделал один глоток, другой, но потом выплюнул все, и молоко побежало по его щекам вниз.

Эстер почувствовала, как злость застилает ей глаза. Лицо ее перекосилось от бешенства.

— Это еще что такое? А? Ты сказала, что голодная. Что ты хочешь, чтобы тебя покормили. Вот и ешь.

Она попробовала опять, еще раз сунув соску в маленький рот. И снова горячая жидкость побежала по щекам ребенка. Ярость Эстер продолжала расти.

— Возьми ее… возьми же…

Ребенок соску не брал.

Эстер переводила взгляд с ребенка на бутылку и не знала, что делать. Ее чувства сменялись так быстро, что она не успевала распознать и уловить их. Злость, страх, беспомощность… Она снова посмотрела на ребенка, на бутылку…

Она встала. Опять положила ребенка в кресло, бутылку поставила рядом. Та перевернулась. Молоко полилось, впитываясь в одеяльце, в которое был завернут младенец.

Эстер было все равно. Она не могла больше думать об этом. Ей нужно было выйти. Уйти подальше от ребенка и его непрестанных воплей.

Она открыла боковую дверь и вышла во двор. На улице было уже темно и по-прежнему очень холодно. В воздухе чувствовалось приближение дождя или, хуже того, даже снега. Но Эстер не обращала на это внимания. Она готова выдержать что угодно, лишь бы уйти от этого ребенка. От этих криков, от этого прессинга…

Она набрала побольше воздуха и медленно выдохнула его в одном глубоком долгом вздохе. За рекой полыхал огнями порт. Корабли будут приходить туда и снова уплывать. И там нет никаких кричащих детей. Только широкая гладь воды. Море. Океан. Спокойствие. Как же Эстер хотелось оказаться там, за многие мили отсюда!

Она вздохнула. Она не впервые думала об этом. Но она понимала, что хотя все это находилось всего лишь на другом берегу реки, с таким же успехом оно могло бы быть и за миллион километров от нее. Или даже на другой планете. Она никогда не попадет туда, даже в этот порт, не то что в открытое море. Ее место здесь. Здесь она и останется.

А ее сестра сбежала. Или попробовала сбежать. Она закрыла глаза. Она не хотела снова думать о сестре. О той ночи, когда та ушла. О той ночи, когда она стала Эстер. Нет. Весь этот ужас, крики, вопли… Нет. Не думать об этом. Это слишком ее огорчает.

Да, ее сестра ушла. Так сказал отец. Ушла навсегда. Эстер понимала, что это значит. И что она должна делать. Поэтому она осталась.

Эстер тяжело вздохнула. Было слышно, как в доме продолжает плакать ребенок. Она закрыла глаза. Ей хотелось, чтобы его там не было, но это не помогло. Она снова открыла глаза. Здесь был ее муж.

Что с тобой такое, черт побери? Что ты делаешь?

— Ребенок, — сказала она, — это все ребенок. Я не могу…

Она хотела сказать «справиться с ним», но понимала, что ее мужу это не понравится. Он может подумать, что она слабая, возможно, даже захочет от нее избавиться, заменить ее кем-то. Она снова подумала о ребенке. Который может стать ее заменой. Ей определенно не нужно говорить об этих своих мыслях. Не стоит подбрасывать ему подобную идею.

Этот чертов шум сведет меня с ума! Тебе лучше вернуться в дом и все уладить.

Она не смогла ответить, только помотала головой.

Эй, ты сама его хотела! Тебе нужно присматривать за ним.

— А ты… ты не мог бы этого сделать?

Я-то могу это сделать. Я могу пойти туда, могу заставить его замолчать. Но если я это сделаю, он уже больше никогда кричать не будет. Ты этого хочешь?

Эстер на мгновение задумалась. Действительно, может, она хочет этого? Все сразу станет намного проще. Намного спокойнее. Просто пойти и…

Ты всегда сможешь получить другого. Тут еще целый список…

Она знала, что это значит. Жажда крови в нем не улеглась, он хотел продолжать. Если это означает избавиться от этого и найти ему замену, тогда хорошо. Но нет. Она не могла сделать это после всего, через что они прошли, чтобы раздобыть ребенка. Она не могла просто взять и отказаться от него.

Она покачала головой.

— Я займусь им.

Тогда разберись с этим. И пусть он заткнется!

Эстер кивнула. Это было ее делом, она сама этого хотела. Она была матерью. Она должна с этим справиться. Пока ее муж с ней, пока они семья, она сможет со всем справиться.

Она открыла дверь. Шум усилился. Она молча зашла в дом.

Глава 53

Когда-то Стэнвей был деревней со своим собственным лицом. «И не так уж давно, — подумал Фил, — еще каких-нибудь двадцать лет назад». Сначала здесь появился зоопарк, потом торговый комплекс. И теперь он быстро превращается в еще одну часть беспорядочно разрастающегося пригорода Колчестера.

Фил стоял в современном коттеджном поселке, состоявшем из похожих на коробки домов разных размеров, которые были построены из желтого и красного кирпича и спроектированы в каком-то неопределенном архитектурном стиле, объединявшем в себе хрупкость новых строений с традициями и основательностью прошлого. Это место считалось эксклюзивным, но, судя по припаркованным рядом машинам — «воксхоллы», «форды», «рено», очень немного «вольво» и «ауди», — он сказал бы, что здесь живут в основном менеджеры среднего звена, со всеми присущими им амбициями и иллюзиями.

Фил знал, что это должно быть местом, куда переезжают жители центральных районов, которые ассоциируются у них с насилием и страхом. Они думают, что деньги защитят их. И теперь, после жестокого убийства, они против воли возвращаются к реалиям жизни. Он понимал, что́ они будут теперь думать: люди, от которых они хотели скрыться, продолжают преследовать их и здесь. Из собственного тяжелого опыта Фил знал, что никаких границ не существует. И деньги не защитят их. Ничто не может этого сделать. Убийство может произойти где угодно.

Дом, перед которым он сейчас стоял, был выстроен из желтого кирпича. Здесь были небольшие квадратные окна и крыльцо с колоннами — видимо, по задумке дизайнера дом должен был напоминать архитектуру времен Регентства. Снаружи он выглядел совершенно обычно. Но Фил, переступив порог, понял, что оказался в абсолютно другом, намного более мрачном мире.

Улица была перегорожена, и на ней появились белые палатки. Прожекторы, установленные вокруг дома, освещали его со всех сторон. Некоторые местные жители собрались на углу, другие наблюдали за происходящим из окон своих домов. Кто-то отвечал на вопросы полицейских. Фил заметил Анни и направился через улицу к ней. Увидев его, она кивнула.

Он посмотрел по сторонам, оглядывая место происшествия.

— Что скажешь?

Анни стояла, закутавшись в куртку с капюшоном, замотав шею шарфом и спрятав руки в карманы. Изо рта ее в морозной темноте шел пар.

— Жутко, босс, — ответила она. — Это, конечно, только внешнее впечатление, но тем не менее. Это точно он. Она была беременна. Ребенка нет. И никаких следов.

Фил кивнул и перевел взгляд на порог дома.

— А где муж?

Анни махнула рукой в сторону улицы.

— В машине «скорой помощи», — ответила она. — Это он ее обнаружил.

— Бедняга, — сказал Фил. — Дети есть?

— Двое. Десять и двенадцать лет. Их уже отправили к бабушке.

— Это правильно.

Он направился к «скорой помощи», но Анни его остановила.

— Босс, — сказала она. — Этот муж… Он чего-то недоговаривает.

— Что именно? Есть какие-то соображения?

— Просто темнит немного. Насчет того, где был сегодня после обеда. Вот, пожалуй, и все.

Фил невесело улыбнулся.

— Думаю, мы с тобой хорошо понимаем, что это может означать.

Анни тоже улыбнулась.

— Может, он подумал, что я отнесусь к нему с предубеждением. Возможно, он был бы счастливее, если бы это ему приходилось делить жену с кем-то еще.

Фил направился к карете «скорой помощи». Стояла поздняя осень, и на улице было уже довольно темно. Он читал, что какой-то писатель предложил отсчитывать шесть времен года вместо четырех, добавив еще по одному сезону в начале и конце зимы. И чтобы это время называлось «завершающее» и «открывающее». Время, когда мир закрывается, запирается в состоянии, больше похожем на смерть, чем на зимнюю спячку. Глядя на замершие голые деревья, окаймлявшие поселок, чувствуя на лице ледяное дыхание ветра, Фил был склонен согласиться с таким мнением. Мир заперся в оболочке, закрылся в себе. Вместе со всеми своими тайнами.

Фил подошел к машине. Там на кресле-каталке, завернувшись в одеяло, сидел мужчина. На вид лет около пятидесяти, определил для себя Фил, с лишним весом, лысеющий, но пытающийся это скрыть, в костюме, который кажется дорогим, но при этом сидит не очень хорошо. В руках мужчина держал кружку, но вид у него был отсутствующий, словно он об этом согревающем напитке не знал. Как не знал, что у него вообще есть руки.

Вспомнив его имя, Фил позвал:

— Мистер Идес!

Мужчина поднял голову. Казалось, его глаза расположены в конце темной глубокой пещеры и ему трудно оттуда что-то разглядеть.

— Я инспектор криминальной полиции Бреннан. — Фил протянул ему руку, и тот, оторвав ладонь от кружки, с тем же отсутствующим видом пожал ее. — Мне очень жаль…

Грэм Идес кивнул.

— Боюсь, что мне необходимо задать вам несколько вопросов.

Еще один вялый, рассеянный кивок.

Фил приступил к вопросам. Он знал, что сейчас, пожалуй, самый неудачный момент для того, чтобы их задавать, но времени у него не было. Иногда ему везло: свидетель в состоянии шока мог с поразительной четкостью вспомнить что-то, что могло оказаться той самой ниточкой, потянув за которую, распутаешь весь узел, чем-то таким, с чем уже можно работать и извлекать дальнейшую информацию.

Грэм Идес явно был в шоке, и ему с большим трудом удавалось связно отвечать на вопросы. Чем дольше это продолжалось, тем понятнее становилось Филу, что шансов что-то раскопать сразу почти нет, но он не останавливался. Он помнил о том, что сказала Анни, снова и снова задавая одни и те же вопросы: где вы были сегодня после обеда, в какое время вы приехали домой, разговаривали ли вы с женой в течение дня, если да, то когда именно… И каждый раз получал одни и те же невнятные ответы. Он уже готов был сдаться и отложить допрос, когда Грэм Идес вдруг поднял глаза и схватил его за руку.

Озадаченный Фил удивленно посмотрел на него. Хватка была крепкой, но Фил подумал, что это связано не с тем, что к Грэму Идесу возвращаются силы. Скорее всего, это стресс вылился в какие-то маниакальные действия.

— Простите меня, — сказал Идес.

— Простить вас? — переспросил Фил, и сердце его учащенно забилось. Он не смел даже надеяться, что за этим последует признание. — За что?

— Это все моя вина. Простите меня…

Фил сел рядом с ним.

— За что вы извиняетесь?

— Я был… Я был… с Эрин. Я должен был быть дома, а я был с Эрин… — Из глаз его потекли слезы.

Фил сделал выводы из услышанного. Грэм Идес обманывал жену, но он, безусловно, не был убийцей. Просто неверный муж. Мучимый раскаянием, раздираемый угрызениями совести неверный муж.

Фил поднялся. Вряд ли Грэм Идес сейчас в состоянии рассказать что-то стоящее. Не в таком состоянии. И не в такой момент. Выйдя из машины, он обратился к полицейскому, который, стоя у задней дверцы, разговаривал с кем-то из медиков:

— Попробуй получить показания, когда он немного придет в себя.

Фил направился к дому. Больше откладывать было нельзя.

Возле его машины стояла Марина. Она уже переоделась: капюшон плащ-накидки плотно натянут на голову, на ногах бумажные бахилы на липучках. Она глубоко дышала. Фил заметил, что одна ее рука опять лежала на животе, второй она опиралась на автомобиль.

— Ты уверена, что действительно хочешь туда пойти? — спросил Фил, беря с заднего сиденья свой костюм и вынимая его из пластикового пакета.

Она ничего не сказала, только кивнула, сосредоточенно глядя на входную дверь.

— Тебе не обязательно это делать, — сказал он, одеваясь. — Никто от тебя этого не ждет. И не упрекнет, если ты подождешь, пока заберут тело.

— Нет.

Она по-прежнему не смотрела на него. Глаза ее были прикованы к чему-то, чего он не видел. Он даже не был уверен, что это «что-то» вообще существовало.

— Я хочу это сделать.

— Должен предупредить, что, перешагнув порог, ты окажешься в настоящем аду. Ты можешь отсюда выйти, но это уже никогда тебя не оставит.

— Я знаю.

— Если ты решила, тогда давай. Хотя я не хотел бы, чтобы это выбило тебя из колеи. Выбило настолько, что ты не сможешь нормально работать, когда будешь нам нужна.

Она взглянула на него.

— Я в порядке.

Он смотрел ей в глаза, возможно, несколько дольше, чем следовало бы. Когда он заговорил, голос его смягчился:

— Я знаю.

Он заметил на ее лице призрачную тень улыбки. Они одновременно отвели взгляд.

К ним подошла Анни. Она была в таком же облачении, как у них.

— Ладно. — Фил надвинул капюшон и застегнул бахилы. Он был готов. — Идем.

Глава 54

«Фил прав, — подумала Марина. — Это настоящий ад».

Ей казалось, что осмотр жилища Клэр Филдинг как-то подготовил ее, но оказалось, что это не так. Подготовиться к такому невозможно. Тогда она увидела квартиру, после того как в ней убрали и унесли трупы. Она уже видела фотографии и мысленно пыталась представить себе тела на месте преступления. Но это было не то, этого было недостаточно.

Она вспомнила, как, когда она была маленькой, мама мыла ей голову над умывальником, снова и снова промывая волосы теплой водой из кувшина. В школе сказали, что их будут водить в местный бассейн на уроки плавания. Марина никогда раньше не плавала в бассейне. Она представляла себе, что ощущения будут примерно такими же, как если выливать на голову кувшины теплой воды. Но это не имело ничего общего с первым опытом погружения в бассейн с головой. Давление холодной хлорированной воды… Марине казалось, что она сейчас заледенеет и утонет одновременно.

Зайдя в дом, она испытала такое же чувство. Просмотр фотографий и посещение квартиры Клэр Филдинг были лишь робкой репетицией. Сейчас она своими глазами видела, как упорядоченная, обычная жизнь может быть растерзана и разрушена самым ужасным образом. В царившей здесь атмосфере она чувствовала сгусток жестокости, ненависти и безумия — других слов подобрать было невозможно. Как будто сюда опустился какой-то ядовитый туман и отказывался уходить. Ноги ее ослабели, и она споткнулась. Фил встревоженно взглянул на нее.

— Ты в порядке?

Она кивнула, стараясь не смотреть ему в глаза. Прихожая представляла собой место кровавого побоища. На обоях, бежевых с золотистым рисунком, остались отпечатки окровавленных рук — следы отчаянной борьбы. Об этом же говорили осколки под ногами и разбитое бра. Но особую наглядность всему этому придавали брызги крови на полу, стенах и потолке. Словно декорации скотобойни… Все это вызвало у нее перед глазами четкую картину происходившего: вонзающийся в тело нож, лопающаяся кожа, разрезанные мышцы и сухожилия, фонтаны яркой артериальной крови…

— Ты уверена?

— Да. — Голос ее звучал надтреснуто, в горле было горячо и очень сухо.

Фил остановился, и она обошла его.

— Давай… давай посмотрим остальное.

Он внимательно посмотрел на нее и направился следом за ней.

— Должно быть, основная борьба происходила здесь, — сказал он. — Она ответила на звонок в дверь, а он… Что, ударил ее рукой? Или ножом?

Он оглядел ковер под ногами. На пятнах крови стояли полицейские флажки: образцы отсюда были взяты на анализ.

— Похоже на то, — сказала Анни. — Но почему? Это отличается от того, что он делал в прошлый раз.

— Серийные убийцы… — Марина сделала глубокий вдох. — Серийные убийцы иногда так поступают.

— А мы уже квалифицируем это именно так? — спросил Фил. — Называем работой серийного убийцы?

— Ты считаешь, что могут быть какие-то сомнения? — сказала Марина.

— А Бразертон мог сделать это, прежде чем мы забрали его? — спросила Анни.

— Крайне маловероятно, — сказал Фил.

— Тогда почему он на этот раз поступил так? — настойчиво спросила Анни. — Этот серийный убийца? Чтобы сбить нас с толку? Заставить нас думать, что это сделал кто-то другой?

— Возможно, — ответила Марина. — Они делают так. Или выбирают… новый способ работы. Что-то такое, что им больше подходит.

— Давайте осмотрим место, где он ее разрезал, — сказал Фил. — Может, это нам что-нибудь подскажет.

Они прошли по кровавому следу в гостиную. И замерли на пороге как вкопанные.

— О боже… — прошептала Марина. — Господи Иисусе…

Она крепко зажмурила глаза, но было поздно: сознание уже успело зафиксировать жуткую картину.

То, что осталось от тела Каролин Идес, лежало посередине комнаты на полу. Ее живот был грубо вспорот по кругу от паха до груди. Ребенок был извлечен. Уже само это представляло собой жуткое зрелище, но убийца на этом не остановился.

— Горло перерезано, — сказал Фил.

— Не просто перерезано, — добавила Анни. — Он почти отделил ее голову.

Широкий разрез шел через всю шею. В глубине раны Марина увидела белую кость позвоночника.

— Может быть, она начала кричать, — предположила Анни. — И он должен был заставить ее замолчать. Это объясняет большое количество крови в прихожей. — Она снова взглянула на тело. — А что… что он сделал с ее руками и ногами?

— Он их переломал, — сказал Фил. Он старался, чтобы это прозвучало как можно более нейтрально, но голос его все равно дрогнул. — Затем… он придавил их…

Руки и ноги Каролин Идес были вывернуты под немыслимыми углами и прижаты к полу разными тяжелыми предметами. Толстыми справочниками в твердом переплете. Вазой. DVD-плеером. Журнальным столиком.

— О боже… — повторила Марина. — О боже…

Фил взял ее за плечи.

— Марина, посмотри на меня.

— Но я… я ее знаю…

Теперь уже и Анни посмотрела на нее.

— Откуда? — спросил Фил.

— О боже…

— Откуда? — повторил он мягко, но твердо.

— Йога… Она ходила на йогу… Она… она приглашала меня в кафе, выпить кофе…

Филу нужно было, чтобы Марина собралась. Он не мог позволить ее сознанию соскользнуть к воспоминаниям.

— Марина, это ужасно, жутко, но я хочу, чтобы ты сосредоточилась. Отбросила все мысли в сторону и сосредоточилась. Я хочу знать, что ты здесь видишь. — Голос его звучал заботливо и успокаивающе. — Расскажи мне.

Она взглянула на тело, снова перевела взгляд на Фила, и ее нижняя губа предательски задрожала.

— Что здесь видит опытный психолог Марина Эспозито? Что все это означает? То, что ты видишь сейчас на полу, должно помочь нам поймать того, кто это сделал. — Голос его стал еще тише. — Скажи мне, что ты видишь.

Она глубоко вздохнула и взяла себя в руки. Снова огляделась. Постаралась оценить увиденное бесстрастно, взглядом стороннего наблюдателя. Отбросить в сторону чувства, эмоции и анализировать. Применить годами изучавшуюся теорию на практике.

— Он… Когда я говорю «он», я не… — Она замотала головой. — Я пока буду называть его так. Он вошел через переднюю дверь. Она… Она открыла ему. Он хотел, чтобы она молчала. Может быть, она начала кричать… А может, он не хотел оставлять ей этой возможности. Поэтому он действовал быстро. Он… Он очень торопился. Просто хотел побыстрее закончить? — Марина покачала головой. — Нет.

Глаза ее снова скользнули по телу на полу, по пятнам крови на стенах.

— Он пришел, чтобы сделать свое дело. Ему нужен ребенок. Нет времени валять дурака. Он действует по нарастающей. На этот раз он более жесток и менее собран.

Затем она сделала нечто такое, чего никогда от себя не ожидала. Она присела и стала внимательно изучать рану в животе Каролин.

— Он знал, что делает. Он контролировал себя. Разрезы делались не в бешенстве, без спешки. В отличие от остальной части нападения.

Ее взгляд продолжал оценивать нанесенные увечья.

— У него не было времени связывать ее, как-то контролировать, как он сделал это с Клэр Филдинг. Веревки, растяжки… Я практически уверена, что и наркотиков тоже нет. Может быть, он не смог их вовремя раздобыть. А может, они у него закончились. — Она снова посмотрела на разрез. — А возможно, он не хочет ими пользоваться вообще. Похоже, он уже вошел во вкус. Он выполняет свою работу, и она начинает ему нравиться. Да, начинает ему по-настоящему нравиться…

Она сверилась с положением тела.

— Все правильно. Итак, он толкает ее на пол… — Она как будто видела его действия. — Не ограничившись этим, он ломает ей руки и ноги. Теперь она уже никуда не денется. Потом он… Он хочет, чтобы она лежала спокойно, была под контролем. Наркотиков нет, поэтому он импровизирует. Чтобы удержать ее на месте, он использует все, что попадается под руку. Потом он приступает к работе.

— О чем это говорит? Что это нам дает? — спросил Фил. — Твое первое впечатление?

Продолжая внимательно смотреть на тело, Марина задумалась. Фил и Анни терпеливо ждали.

— Не думаю, что это эскалация в поведении, связанная с потерей контроля над собой, — наконец сказала она. — Но это явно ожесточенное нападение, и последовало оно сразу же после предыдущего. Обычно в подобных случаях между такими действиями проходит некоторое время. Злоумышленник может передохнуть, дать страстям поулечься, поиграть со своими трофеями, пока в нем опять не пробудится жажда крови. Здесь ничего такого нет.

— А почему? — спросил Фил.

— Потому что… — Внезапно Марину осенило. И она почувствовала внутри холод и пустоту. — Ребенок мертв. Ребенок, которого он забрал последним. Ребенок Клэр Филдинг. В этом все дело. Поэтому он и вернулся так быстро. Ему нужна замена.

— А этот младенец еще может быть жив? — сказала Анни.

— Это уже не в моей компетенции. Но я надеюсь… Думаю, он жив.

— А то положение, в котором он бросил тело? — сказал Фил.

— Оно не имеет значения, — сказала Марина, глядя на труп. — Думаю, это неважно. Он получил то, что хотел, и просто ушел.

— Тогда это подтверждает наши догадки, — сказал Фил. — Его целью является не женщина, а ее ребенок.

— Верно, — сказала Марина. — Она для него просто… внешняя оболочка, носитель. Ему все равно, что будет с ней. Как нас не интересует, что будет со скорлупой, после того как мы разбили яйцо.

Фил и Анни смотрели на тело, осмысливая услышанное.

Потом Марина повернулась к Филу.

— Может, мы могли бы уже уйти?

— Конечно.

Они вышли из дома. Марина была поражена тем, что увидела снаружи. На некогда тихой пригородной улочке группы полицейских в белых костюмах занимались каждый своим делом. Не была упущена ни одна мелочь. Снимались отпечатки пальцев. Бригада криминалистов в поисках улик обследовала дом и прилежащий участок. Она видела, что уже идет опрос жителей соседних домов. На повороте разместился мобильный полицейский пункт для тех, кто хочет дать информацию анонимно. Приехал Ник Лайнс с командой патологоанатомов.

Газетчики находились за ограждением, выставленным в конце подъездной дорожки, подальше от дома. Вспышки их камер и осветительных ламп добавлялись к свету полицейских прожекторов, что еще больше усиливало впечатление съемочной площадки и нереальности происходящего. Журналисты, рассчитывая на оплошность полицейских, которая даст возможность сделать репортаж, беспокойно топтались на месте в надежде хоть что-то увидеть или уловить случайно брошенную фразу.

Фил начал раздавать распоряжения.

— Анни, ты следишь за цепочкой доказательств. Сопровождаешь труп в морг. Перехвати Ника Лайнса. Мне нужен детальный график действий Грэма Идеса, Каролин Идес и этой Эрин с подробным указанием времени. Я хочу, чтобы ее нашли и допросили. Проверьте, может быть, она хотела от него ребенка, а он ей в этом отказывал. Я хочу, чтобы криминалисты работали всю ночь и проверили все дважды. Он должен был оставить какой-то след, обязательно должен был…

— И кто будет все это делать? — спросила Анни.

Фил вздохнул.

— Жаль, что с нами нет Клейтона. Но скоро подъедут Пташки. Я сделаю еще пару звонков. Соберем здесь всех и будем работать.

Марина повернулась в сторону представителей прессы, и сразу же защелкали фотокамеры.

— Нужно было привезти сюда Бена Фенвика. Уж он-то смог бы их успокоить.

— Надеюсь, он хоть чем-то сможет помочь, — сказал Фил.

— Что-то сказать им все равно придется, — заметила Анни.

Фил кивнул.

— Вот вы вдвоем этим и займитесь.

Анни и Марина удивленно переглянулись.

— Ой, босс, — сказала Анни, — не мое это дело! Не нужно…

— Ты прошла тренинг по общению с прессой и сможешь с этим справиться, — отрезал Фил, не собираясь отказываться от своей идеи. — Давайте. Вместе. Расскажите им, что произошло, но в детали не вдавайтесь. А потом Марина могла бы сделать своего рода заявление… Обратись к тем, кто забрал младенца, попроси вернуть его. Пусть они объявятся, мы им поможем… Ну и все в таком духе.

— Думаешь, это что-то даст? — спросила Марина.

— Не помешает, по крайней мере. — Фил вздохнул, и Марина поняла, в каком он сейчас состоянии. — Я знаю, что на это ты не подписывалась, но если кто и знает слова, которые могут задеть этого человека за живое, то это именно ты.

Она смотрела на него.

— Пожалуйста! — Он увидел подъехавшую новую команду и снова перевел взгляд на Анни и Марину. — Это уже дело национального масштаба, не местного. И нам потребуется любая помощь, какую только мы сможем получить.

Марина посмотрела на Анни.

— Ну, ты как? — спросила она.

— Если ты согласна, я тоже, — ответила Анни.

— Спасибо, — сказал Фил.

Они направились к тому месту, где дожидались репортеры. Анни с сожалением сказала, что не забыла бы сделать макияж, если бы знала, что придется выступать перед камерами. Фил смотрел на них издалека. Ему не было слышно, что они говорят, но аудитория, похоже, с жадностью ловила каждое слово. «Анни на удивление спокойна, — подумал Фил. — И Марина ведет себя очень естественно». Он заметил, что когда она говорила, то все время касалась своего живота. Закончив, они повернулись и направились к нему. Снова замелькали вспышки камер.

— Хорошая работа, — сказал он.

Марина улыбнулась.

— Спасибо. Теперь я смогу добавить в свое резюме еще одну строчку: «телезвезда», — с хмурой улыбкой заметила она.

— Да уж, — подтвердила Анни. — Следующий шаг — на «Х-фактор»!

Марина снова улыбнулась, пряча свою усталость и напряжение.

Фил отвернулся. Она внимательно посмотрела на него. Рука его потянулась к груди, пальцы сжались, словно от сильной боли. Он скрывал это от Анни и своей команды, но она все равно заметила. И она хорошо знала, что это такое. Приступ паники.

Фил перестал тереть грудь, сделал несколько глубоких вдохов, и внезапно ей захотелось защитить его.

— Вперед! — сказал он, снова поворачиваясь к ним. — Давайте начинать. Для этого ребенка время уже пошло.

И он направился в сторону передвижного диспетчерского пункта полиции. Марина догнала его.

— Спасибо, — сказал он, не глядя на нее. — Я твой должник.

Марина ничего не ответила. Только улыбнулась.

Глава 55

Ребенок затих. Наконец-то. Эстер взяла его на руки и сумела успокоить его. Она качала его из стороны в сторону. Должно быть, это движение убаюкало его, и он закрыл глазки. Потом он проснулся и захотел есть. Она дала ему молока. Он выпил его. Эстер была довольна. Гордилась собой. Все-таки она смогла справиться с этим.

Сейчас ребенок спал в своей кроватке. Эстер включила телевизор. Она любила телевизор, особенно рекламные объявления. Все, что показывали между ними, она обычно не понимала. Она видела, как люди там что-то делают, слышала вызванный этим смех, но не могла понять, что во всем этом смешного. Она видела людей, которые серьезно смотрели друг на друга, и не могла взять в толк, чем они так встревожены. Она слышала аплодисменты в адрес певцов и танцоров, но ей было невдомек, почему публика так беснуется. «Вы должны позвонить и проголосовать за самого лучшего участника…» Она не могла сообразить, кто это может быть. Но иногда случалось и наоборот: она смеялась там, где полагалось оставаться серьезными. А вещи, которые другим казались забавными, ее совсем не веселили. Она не знала, что считается хорошим, а что плохим.

Показывали новости. Она начала их смотреть, когда ей принесли первого ребенка. И уже не могла оторваться. Фотографии счастливых женщин на экране сменялись кадрами с мест преступления. Она знала, что это именно место преступления, потому что там всегда было много полицейских. И репортер тоже говорил об этом, и никто не улыбался.

Но Эстер была не дурочка, она понимала, что к чему. Никакие это не места преступления. Ее муж называл их «комнаты, где проходят роды». Где суррогатные матери — носившие детей для нее — отдавали ей своих деток. Чтобы она могла быть матерью. Когда она видела это, то испытывала внутренний трепет…

Потом она уловила произнесенное репортером слово «случайность». Она нахмурилась. Никакая это не случайность, у нее был целый список. Приколотый кнопкой к стене в кухне. Там были уже зачеркнутые строчки, были и не зачеркнутые. Так что их будет еще много. Она покачала головой и снова нахмурилась. Какие все-таки люди…

Она ожидала увидеть того же полицейского. Высокий, ухоженный, в хорошем костюме, с аккуратной стрижкой. «Можно сказать, красивый», — подумала она. Но при этой мысли тут же почувствовала себя виноватой: для нее не должно было быть другого мужчины, кроме собственного мужа. Она никогда не прислушивалась к словам этого мужчины, просто смотрела, как шевелятся его губы, когда он говорит. По бокам его рта были видны складки, напряженные маленькие морщины, которые, казалось, увеличивались каждый раз, когда она видела его. Она улыбнулась. Это становилось уже маленьким привычным ритуалом. Это по-своему успокаивало ее.

Но на этот раз все было иначе. Его здесь не было. Эстер перестала улыбаться. Ей это сразу не понравилось. Вместо него появилась черная девушка с хриплым голосом, которую Эстер инстинктивно невзлюбила, и с ней еще кто-то. Вторая женщина. Молодая, привлекательная. Чернокожая девушка отступила в сторону и уступила ей место. Эстер почувствовала, как внутри у нее растет злость. Кто такая эта женщина? Что ей здесь нужно? Где тот приятный полицейский с вкрадчивым голосом? Женщина что-то рассказывала, говорила что-то серьезное. Но Эстер была слишком раздражена, чтобы слышать слова.

А женщина все не унималась, продолжая говорить и смотреть в камеру. Эстер вдруг почувствовала, что она смотрит прямо на нее.

— Куда ты смотришь? — закричала она.

В другом конце комнаты ребенок издал какой-то звук.

Но Эстер не обратила на это внимания. Она чувствовала себя неуютно перед женщиной, уставившейся на нее с экрана.

— Почему ты смотришь на меня? — Голос ее прозвучал еще громче.

Ребенок захныкал и начал ворочаться.

Эстер была не такой глупой. Она знала, что эта женщина в телевизоре в действительности ее не видит. Она знала, что они не могут этого сделать. Или думала, что они такого не могут. Но лучше ей от этого не стало. Она постаралась успокоиться, прислушиваясь к тому, что говорит эта женщина. Может быть, если она сделает это, если услышит ее слова, ей удастся выбросить эту женщину из головы.

— …я умоляю вас. Пожалуйста! Если этот ребенок у вас или вы думаете, что знаете человека, который мог это сделать, свяжитесь с нами. Нам необходимо срочно с вами поговорить. Вас ждет профессиональная помощь. Пожалуйста! Нам просто нужно с вами поговорить.

Лицо этой женщины стало еще серьезнее. Как будто она говорит что-то очень важное и очень хочет, чтобы ей поверили. С Эстер такое бывало. Когда она лгала и знала, что это ложь, но знала и то, что признаться в этом будет еще хуже.

— Пожалуйста! Ради ребенка. Ради вас самих. Вам должно быть очень тяжело. Пожалуйста, отзовитесь! И позвольте вам помочь.

Камера снова перешла на телерепортера.

Эстер думала, что должна злиться на эту женщину за ее слова, но не могла понять, что она на самом деле сейчас испытывает. Как будто злость, которую она от себя ожидала, присутствовала, но смешалась с еще каким-то чувством, которому Эстер названия не знала, и в итоге все получилось уже не так. И это новое чувство, похоже, собиралось только усиливаться. Она не знала, что это было, но ей это не понравилось. От всего этого ей становилось грустно. А это было плохо.

Не зная, что делать, и желая избавиться от этого ощущения, она закричала на телевизор. И еще долго продолжала кричать.

Ребенок окончательно проснулся. Эстер чувствовала это в своей голове и не могла точно сказать, кто из них двоих сейчас орет громче. Наконец она умолкла, предоставив ребенку кричать одному. Она тяжело дышала, как после долгого бега или напряженной работы во дворе. А ребенок продолжал вопить.


Он тоже смотрел телевизор, стоя рядом с Эстер, когда на экране появилась эта женщина. Говорит в камеру, выглядит очень серьезно. Просит того, у кого сейчас ребенок, отдать его. Сначала он удивился. Он узнал ее, но не мог сообразить, где ее видел. Потом понял. «Мир досуга». Занятия йогой. Как и эта, его последняя. Он улыбнулся. Она тоже была беременна.

Тут уже было над чем подумать. Что взвесить, что рассмотреть…


Ребенок продолжал плакать.

Прекрати этот чертов шум, или я сейчас…

Женщина на экране исчезла, и в новостях стали показывать что-то другое. Эстер встала, подошла к ребенку, взяла его на руки и посмотрела на него. Она не испытывала ни любви, ни злости — это было совсем другое чувство. Которое появилось в ней, когда говорила та женщина. Которому она не знала названия. Которое она ненавидела.

Она вздохнула, зная, в чем состоит ее работа. И в чем она будет состоять.

Найти способ, как заставить ребенка перестать плакать.

Глава 56

Фил устроился на диване, Марина рядом с ним. Перед ними сидела Эрин О’Коннор.

Фил понимал, почему такой мужчина, как Грэм Идес, мог запасть на нее. Она сидела в кресле, поджав под себя ноги, с высоким бокалом белого вина в руке. Ее тело на вид было мягким и зовущим, чего нельзя сказать о ее глазах. Они напоминали окошки арифмометра. Но Фил сомневался, что Грэм Идес подолгу глядел в ее глаза. «Лет двадцать пять», — прикинул он. Длинные темные волосы зачесаны назад, одета в розовые велюровые спортивные брюки и такую же куртку с капюшоном, под которой видна облегающая белая футболка. Спортивный костюм говорил о том, что она была на тренировке. «Заботится о своих главных активах», — подумал он.

Эрин пригубила вино. Филу и Марине она ничего не предложила. Домик был маленький и располагался на узкой террасе в Новом городе. Он был неплохо обставлен, но выглядел нежилым. У Фила сложилось впечатление, что Эрин О’Коннор не собиралась долго задерживаться здесь или в каком-то подобном месте.

Ее номер телефона дал ему Грэм Идес. Фил позвонил, объяснил, кто он, взял ее адрес и приехал. Он не стал говорить о цели своего визита, сказал только, что дело очень важное.

Марина сидела с ним рядом. Он собирался отвезти ее домой, а дом Эрин О’Коннор оказался по пути. Он не возражал, чтобы она послушала разговор, поскольку тоже принимала участие в расследовании. Марина чувствовала себя здесь не слишком уютно. Она сидела на краю дивана и осматривала комнату. «Можно не сомневаться, — подумал Фил, — сейчас она оценивает владелицу и делает выводы. Будем надеяться, что это сможет нам помочь».

— Так о чем, собственно, речь?

Эрин О’Коннор пыталась выглядеть невозмутимой и удивленной, но ей это плохо удавалось. Неожиданный вечерний визит полицейских сделал свое дело. Стиснутые зубы выдавали ее напряжение. Интонации ее были хорошо откорректированы: похоже, она брала уроки дикции, чтобы скрыть следы эссекского акцента.

Фил наклонился вперед, доверительно, но как профессионал. А сделав это, почувствовал, как сильно устал. Все мышцы заныли. Давал о себе знать стресс прошедшего дня и последствия приступа паники. Ему нужно было принять ванну. Надолго улечься в горячую воду. И большой стакан виски. Какого-нибудь дорогого и темно-коричневого. Или хороший бурбон. Он зажмурился. Нужно сосредоточиться.

— Итак, — сказал он, фокусируя все свое внимание на Эрин О’Коннор, — я не мог особенно распространяться по телефону, но я полагаю, что вы знакомы с Грэмом Идесом.

Эрин О’Коннор напряглась, и бокал вина замер на полдороги к ее губам.

— Да, — сказала она, и лицо ее стало напоминать застывшую маску, — конечно. Он мой босс.

Фил удовлетворенно кивнул.

— Думаю, даже больше, чем просто босс.

Рука, державшая бокал, судорожно сжалась, и Фил подумал, что так она очень скоро разольет вино. Она, видимо, пришла к тому же выводу, поэтому, поставив напиток, крепко обхватила себя руками за плечи.

— А в чем дело?

«Переходим к существу вопроса, — подумал Фил. — Она все поймет правильно, она уже взрослая девочка. Даже очень взрослая», — мысленно добавил он.

— Мы считаем, что сегодня вы провели с ним вторую половину дня в «Холидей Инн».

— Ну и что? Даже если и так? В этом нет ничего противозаконного. — И прежде чем Фил успел вставить хотя бы слово, быстро продолжила: — Мне пригласить своего адвоката?

Фил пожал плечами.

— Это ваше дело. Но пока вы были там с мистером Идесом, кто-то проник в дом и напал на его жену.

Рот Эрин приоткрылся. Фил отметил прекрасную и явно дорогостоящую работу ее дантиста и подумал, что, возможно, и за это тоже было заплачено Грэмом Идесом.

— Так вы думаете… Но я же была с Грэмом… Вы считаете, что это я сделала?

Фил заметил, что ее эссекский акцент стал пробиваться наружу.

— Нет.

— Вы думаете, что я знаю, кто это сделал?

— А вы знаете?

— Нет! — Акцент вернулся к ней в полной мере. — Разумеется, нет. О господи… Что они… Что произошло? Им удалось много похитить?

Фил был уверен, что Марина обратила внимание на эту фразу. Эрин не спросила, все ли в порядке с миссис Идес. Ее интересовало, что пропало. И он понял, что ей нечего им сказать. Оставалось только уточнить некоторые детали. Так что ее, скорее всего, можно вычеркивать.

— Мы думаем, что мотивом нападения было не ограбление, — сказал он. — Она была убита.

Рука ее подлетела к губам. И замерла там. Глаза ее округлились.

— О боже мой…

— Мне необходимо знать, с какого времени вы были с мистером Идесом и когда вы расстались.

— Боже мой…

— Прошу вас!

— Ох… — Эрин задумалась, а перед тем как ответить, прищурилась. — И что, из-за этого я потеряю работу?

— Это решать не мне, — сказал Фил. С него было уже достаточно. — Вам следует обсудить это с мистером Грэмом Идесом.

— Ага…

— Так с какого времени вы были там?

Она снова задумалась.

— Думаю, примерно с половины первого, может, с начала второго. Я ушла, то есть мы ушли, приблизительно в пять. Где-то так.

— Кто-нибудь может подтвердить это? Вы выписались из гостиницы?

Она пожала плечами.

— Грэм заплатил за номер. Все было оплачено заранее. Когда мы закончили, то просто ушли.

Фил снова зажмурился, сдерживая зевоту. Не нужно было приезжать сейчас. Он слишком устал. Откуда-то сбоку прозвучал вопрос:

— Эрин, что вы могли бы сказать о Грэме как о своем бой-френде?

Марина. Голос мягкий и вкрадчивый. Она уже не испытывает неловкости. Фил не смотрел на нее, сосредоточившись на Эрин. Интересно, что она ответит.

Та снова нахмурилась и отпила вина. С Мариной она чувствовала себя более раскованно.

— Думаю… мы с ним…

— Любите друг друга?

Она кивнула.

— Да. Вот именно. Мы любим друг друга.

Марина улыбнулась.

— Довольно странная партия. Я имею в виду, что вы такая молодая, привлекательная…

Эрин О’Коннор смущенно покраснела. Или Филу это только показалось?

— А Грэм… Я видела его. — Марина снова улыбнулась. — Скажем так: мне кажется, вы могли бы найти кого-нибудь и получше.

— Он мой босс, — ответила Эрин, словно это все объясняло.

«А кстати, — подумал Фил, — так оно и есть на самом деле».

— А у него вообще много подруг? — спросила Марина. — Возлюбленных, для которых он является боссом?

— Я не знаю. Мне он говорит, что у него никого нет.

— А он обещал вам… — Марина пожала плечами, как будто этот вопрос только что возник у нее в голове. — Ну, не знаю… как-то продвинуть вас по службе?

— В яблочко! — с энтузиазмом воскликнула Эрин О’Коннор, даже подскочив на месте от такой прозорливости. — Он сказал, что если я буду спать с ним, то получу повышение.

— И что, получили?

— Он обещал, что получу. Он собирался это сделать. Сказал, что запустит этот процесс буквально завтра.

Марина пожала плечами.

— Думаю, что теперь все изменится. Вам так не кажется?

Эрин кивнула и задумалась. Потрясенный Фил взглянул на Марину. Она едва заметно улыбнулась ему. Фил знал, что больше они из Эрин О’Коннор ничего не вытащат. А она просто перейдет к другому мужчине, который подпадет под ее чары. Он уже приготовился встать, когда Эрин вдруг заговорила.

— Знаете, что он мне сказал?

В ее голосе звучала неподдельная горечь, как будто она наконец поняла, что не только не получит повышения, но и попросту потеряла с Грэмом Идесом время, которое могла бы потратить на более перспективную мишень.

Фил остановился.

— И что же? Что он вам сказал?

— Сегодня. После обеда. Ну… когда мы с ним… занимались всеми этими делами. И я… я спросила, все ли о’кей. Нравится ли ему то, что я делаю. И знаете, что он мне ответил?

Фил и Марина терпеливо ждали, понимая, что вопрос этот был риторическим.

— Он сказал, что теперь, по крайней мере, ему больше не нужно за это платить.

— Как мило, — сказала Марина.

— По крайней мере, ему больше не нужно за это платить…

Добавить к этому было нечего. Они попрощались и оставили Эрин О’Коннор наедине со своими мыслями, вином, маленьким домиком и планами на будущее.


На улице Марина поплотнее запахнулась в пальто. Фил посмотрел на нее.

— Потерянное время, — сказал он. — Еще одна искательница золотой жилы.

Марина пожала плечами.

— Ты много их повидал на своем веку?

Он улыбнулся.

— Это всего лишь профессиональная оценка. Ничего личного. Пойдем, я отвезу тебя домой.

Он направился к «ауди». Марина заколебалась, но осталась на месте.

— Нет, — сказала она.

Он подождал, пока она его догонит. Марина не двигалась. Ему не оставалось ничего другого, как снова подойти к ней.

— Что случилось?

Она ответила не сразу. Фил ждал, глядя на нее. Лицо Марины было непроницаемым. Казалось, внутри у нее происходит какая-то борьба. Наконец она заговорила:

— Я… я… не хочу ехать домой.

Она старалась не смотреть ему в глаза.

Фил не знал, как на это реагировать.

— Почему? Что-то… Дома что-то случилось?

— Нет, ничего, — быстро ответила она. — В общем…

Фил почувствовал, как защемило в груди. Он знал, что это не было связано с приступом паники. Но это было не менее опасно. Надежда?

Когда он заговорил, голос его был мягким и нежным:

— Что-то не так? Скажи мне.

— Дело в том…

Она стала ожесточенно тереть глаза, словно злясь на себя за свои слезы. Да еще и перед Филом.

— Так что же? Скажи мне.

Марина вздохнула и огляделась по сторонам, стараясь смотреть куда угодно, только не на него.

Улочка была узкая. По обеим ее сторонам стояли дома, вдоль тротуаров были припаркованы машины, так что разъехаться было невозможно. Ночь была холодная. От их дыхания поднимались облачка пара.

— Я… — Она покачала головой. — Я не должна была этого делать. Я говорила себе, что не должна этого делать…

Фил ждал. Следил, как пар вырывается изо рта и медленно тает в темноте.

— Я сегодня видела такие вещи… Я не могу, просто не могу после всего этого идти домой. Возьми меня к себе! — сказала она. И совсем тихо, почти про себя, добавила: — Опять.

— Тебе не нужно идти куда-то еще, Марина.

Фил не был уверен, что хотел сказать именно эти слова. Но он должен был их произнести.

Она покачала головой.

— Это не так.

Она подняла голову и посмотрела на него в упор. Глаза в глаза.

Фил не знал, что сказать. Этого мгновения он ждал долгие месяцы. Долгие месяцы мечтал об этом.

Она отвернулась и снова оглядела улицу. Кроме них, здесь больше никого не было.

— Я… я скучала по тебе. Я так скучала!

— Я тоже скучал по тебе, — ответил он, все еще не веря своему счастью.

— Но я не могла. Мы не могли. После такого… — Она вздохнула. — А потом сегодняшний день. Все то, что произошло сегодня… — Она снова посмотрела на него. — Сегодня я увидела то, с чем до сих пор сталкивалась только в книгах. Как я после такого могу пойти к себе домой? — Ее голос совсем ослаб, стал тонким и хрупким, словно детский шепот. — Что, если кошмары будут мучить меня по ночам?

— Я буду рядом. — Он улыбнулся. — К тому же они могут преследовать и меня.

Она улыбнулась, и на ее глаза снова навернулись слезы. Фил нежно обхватил ее руками. Она утонула в его объятиях. Она подняла голову, и их взгляды встретились. Ее глаза, полные слез, сияли в свете уличных фонарей, словно два бриллианта.

Они начали целоваться на холодной узкой улочке.

И Фил, который всего несколько минут назад испытывал невероятную усталость, сейчас чувствовал себя полным сил, как никогда раньше.

Глава 57

Паб «Проем в стене», как явствовало из названия, представлял собой именно проем в стене. Сохранившаяся старая римская крепостная стена, которая опоясывала город и громко называлась его историческим достоянием, за столетия много раз ремонтировалась. У паба, построенного на месте ворот Балкерн Гейт, места вторжения в город древних римлян, тоже было своего рода наследие. Хотя он и располагался неподалеку от центра, тем не менее не привлекал гарнизонных солдат или местных пьяниц. Соответственно, здесь реже случались проявления насилия, а это, в свою очередь, означало, что в этом месте у Клейтона было меньше шансов столкнуться с кем-нибудь из коллег.

Войдя, он, непривычный к подобной обстановке, постарался как можно быстрее сориентироваться. «Паб не для копов», — подумал он, но потом сделал поправку: он мог бы представить зашедшего сюда Фила. Кроме него, пожалуй, больше никого.

На стенах только плакаты с объявлениями о концертах в Центре искусств и спектаклях в расположенном неподалеку театре «Меркьюри», потертые доски пола, специально подобранная разношерстная старая деревянная мебель. За столом расположилась компания людей в перемазанных краской комбинезонах — пришедшие на перерыв декораторы и художники из театра. У стойки бара сидели несколько типов хулиганистого вида. Клейтон решил, что, несмотря на обильный пирсинг и свирепый макияж, они вряд ли могут представлять угрозу для кого-то, разве что передерутся между собой.

Планировка паба казалась бессистемной. Похоже, что с годами здесь добавлялись все новые и новые секции. Отсюда неровности пола, ступеньки вверх и вниз, связывавшие разные уровни. Здесь были открытые пространства и укромные уголки, высокие потолки и совсем низкие, скошенные. Высматривая человека, приславшего текстовое сообщение, Клейтон огляделся по сторонам и поморщился от грохота музыкального автомата: оттуда неслось нечто невразумительное и навязчивое, что он не смог бы оценить никогда.

Он обнаружил ее сидящей на кожаном диване в углу в задней части паба под косыми стропилами, поддерживавшими крышу.

Софи.

Перед ней стоял стакан. «Водка с колой», — решил он. Софи была одета в джинсы, ботинки и блестящую черную дутую куртку. Рядом с диваном Клейтон заметил довольно большой пакет. Он направился к ней, оглядываясь по сторонам, чтобы убедиться, что в пабе нет знакомых.

— Значит, тебя все-таки отпустили? — сказал он.

— Пришлось. У них на меня ничего не было, — ответила она, делая глоток из своего стакана.

Он сел рядом.

— Я очень рискую, встречаясь с тобой. Надеюсь, дело того стоит.

Она поставила стакан на низкий столик и повела плечами, выставляя грудь. На губах ее блуждала слабая улыбка.

— Я того стою.

Клейтон промолчал.

Настроение Софи мгновенно изменилось. Улыбка исчезла.

— Я ушла от него, — сказала она.

— От Бразертона?

— А от кого еще? — Голос ее звучал мрачно.

Клейтон пожалел, что не заказал в баре выпивку.

— И что он сказал?

Лицо ее осунулось, глаза уставились в стол.

— Я ему еще не говорила. Просто пришла домой, забрала свои вещи и ушла. Он узнает об этом, когда вернется домой.

— Он наверняка взбесится.

— Его проблемы.

Она сделала еще один глоток, на этот раз большой.

Клейтон бросил взгляд на часы. Интересно, что сейчас делают Фил и его команда. Он чувствовал себя скверно из-за того, что не был с ними. Как гарпунер, которому не хватает цели. Он понимал, что это совсем другой случай, но чувствовал себя именно так. Его это смущало. Первой его мыслью было: «Что я скажу маме?» Она всегда так гордилась его достижениями. А теперь его отстранили от самого сложного дела, каким ему когда-либо приходилось заниматься. Конечно, его вины в этом нет, но каково будет ей, когда она об этом узнает? Сейчас он должен был находиться там, с ними, работать, вести расследование. А не сидеть здесь и переживать за свое будущее. Но выбора у него не было. Когда позвонила Софи, он не знал, с чем это связано. Но если речь идет о том, что может как-то спасти его карьеру, он должен идти. Вот теперь он об этом узнал.

— Что ж, желаю удачи. — Он встал, собираясь уйти.

— Что это ты делаешь? — Она удивленно посмотрела на него.

Он обернулся и склонился над ней. Посмотрел прямо в разрез на ее груди.

«Прилично это или неприлично — уже неважно», — подумал он.

— Я ухожу. Говорить нам особо не о чем. Ты бросила его. Желаю удачи!

В глазах Софи вспыхнула ярость. С этим Клейтон никогда раньше не сталкивался.

— И это все? Желаю удачи? Какой еще на хрен удачи! Нет, Клейтон, так не пойдет. Ты мой должник.

Клейтон почувствовал, что и сам начинает злиться.

— Правда? Я твой должник? А еще что? Ты уже большая девочка, Софи. И сама принимаешь решение.

Он хотел уйти, но она вскочила и, обойдя столик, схватила его за руку. В ней чувствовалась удивительная сила. Ее пальцы буквально впились ему в руку.

— Если ты сейчас уйдешь, Клейтон, то уйдешь и из моей жизни. И пожалеешь об этом. По-настоящему пожалеешь, черт побери!

— Правда?

— Правда. Потому что по-прежнему остаются вещи, которые я могу рассказать твоему боссу. Или твоей напарнице. Констебль Хэпберн. Так, кажется, ее зовут? — По лицу Софи скользнула улыбка. Ни капли тепла, только сухой, холодный расчет. — Ты ведь не нравишься ей, так? Или все-таки нравишься? Впрочем, это ее проблемы. Пожалуй, мне следует поговорить именно с ней. Рассказать немного о твоем прошлом. Как думаешь?

И снова Клейтон испугался. И не из-за того, что Софи могла что-то рассказать, — такое с ним случалось и раньше, — его пугало то, как она себя вела. С этой стороной ее характера он еще не сталкивался. И не хотел сталкиваться в будущем. Это был не просто страх. Он лишал присутствия духа. Клейтон уже открыл рот, чтобы ответить, но Софи его опередила:

— Только не нужно говорить, что я этого не сделаю. Потому что теперь я точно знаю, что сделаю.

Клейтон вздохнул. Он был слишком напуган и зол, чтобы продолжать этот разговор. Она улыбнулась, на этот раз уже теплее. Возможно, это был только намек на теплоту.

— Почему бы нам снова не присесть? — сказала она. — И спокойно все обговорить.

Хватка на его руке чуть ослабела. Снова улыбка. Это было уже больше похоже на прежнюю Софи. Ту, которую он знал. Или думал, что знает. Он позволил уговорить себя и сел рядом с ней.

— Ладно, — сказала она тоном, каким говорят при встрече старые друзья, — давай все хорошенько обсудим. — Она сделала еще один глоток из своего стакана. — Я бросила Райана. Теперь мне некуда идти и негде жить, Клейтон.

Он понял, куда она клонит, и вздрогнул.

— Ты шутишь!

— Нисколько, Клейтон.

Софи снова назвала его по имени. Она работала на повторении, словно навязчивый торговец, пытающийся что-то всучить. «Вот какой она оказалась!» — подумал он. И какой была все время, сколько он ее знал.

— Нет. Ты не можешь…

Она наклонилась к нему, и тепло ее голоса перетекло в ладонь, которую она положила ему на бедро. Еще одна улыбка. Если бы кто-то посмотрел на них сейчас, то принял бы их за воркующую парочку, ведущую в укромном уголке паба задушевный разговор, который неминуемо закончится в постели.

— Я останусь у тебя, Клейтон. Ты живешь один, и ты сам все это начал. У тебя нет выбора.

Он вздохнул и ничего не сказал.

— К тому же, когда Райан узнает о том, что я сделала, он не очень-то обрадуется, верно? Он придет за мной. — Софи придвинулась еще ближе, и ее ладонь змейкой обвила его руку. Она прижалась к нему бедром и начала медленно тереться о его ногу. — Мне нужна защита. А кто может сделать это лучше, чем большой крепкий полицейский…

Голова его кружилась, руки тряслись. Клейтону казалось, что его затягивает водоворот. Но было и другое чувство. Нечто такое, чего он не должен был сейчас ощущать: несмотря на все ее слова и угрозы, он испытывал эрекцию.

Софи, догадавшись, что с ним происходит, скосила глаза ему между ног, улыбнулась, и ее рука скользнула туда. Он тяжело задышал.

— О-о-о… — сказала она. — Это все для меня?

Он не смог ответить. Она рассмеялась.

— Ладно, — сказала она, отодвинувшись от него и одним глотком допив остатки коктейля, — теперь, когда мы знаем расстановку сил, думаю, нам можно уйти.

— Что ты имеешь в виду?

— Поедем к тебе, — сказала она тоном, каким объясняют прописные истины медленно соображающему ребенку Она похлопала рукой по пакету, стоявшему рядом с диваном. — Я прихватила свои вещи. — Ее глаза еще раз скользнули ему между ног. — Думаю, ты и сам захочешь добраться туда побыстрее, чтобы я смогла показать свою благодарность.

Он встал и запахнул пальто, чтобы скрыть свое состояние. Он чувствовал себя ужасно, словно при вирусном заболевании или отравлении. Его трясло и, казалось, вот-вот вырвет.

Софи тоже встала. Взяв Клейтона под руку, она повела его к выходу из паба. На улице она остановилась и посмотрела на него.

— Ты голоден? Я целый день ничего не ела. — Она снова сжала его руку. — Мне потребуются силы. Давай где-нибудь перекусим.

Еда была последним, о чем Клейтону хотелось сейчас думать. Но он знал, что выбора у него нет. С того самого момента, когда он увидел Софи на складе Бразертона и узнал ее, он уже знал, что выбора у него не будет. Он снова подумал о том, что на это сказала бы мама.

— Ну давай, пойдем уже, — сказала она и чуть ли не бегом пустилась по улице.

Клейтон последовал за ней столь же охотно, как узник из камеры смертников отправляется на неминуемое свидание с палачом.

Глава 58

Марина вошла в гостиную и огляделась.

— Узнаешь?

Фил закрыл дверь и остановился посреди комнаты рядом с ней.

Она продолжала смотреть по сторонам. Его книги она помнила еще по прошлому разу. Как и его компакт-диски. Небольшая подборка DVD. В основном старые фильмы, Хитчхок, «чёрное кино». Несмотря на отсутствие женской руки, обстановка была не чисто мужской, а просто удобной: два дивана, вместо яркого света под потолком — приглушенный свет настольных ламп. Висевшие на стенах репродукции — Ротко, Хоппер[9] — говорили о его вкусе, который показался ей удивительным для офицера полиции. С другой стороны, он действительно был человеком удивительным. Она обернулась к нему и улыбнулась.

— Все как тогда, когда я видела это в последний раз, — сказала она.

— Слава богу, я утром навел здесь порядок.

Ее улыбка стала насмешливой.

— Собирался кого-то привести сегодня вечером?

Он уже открыл рот, чтобы ответить, и даже собирался ответить серьезно, но потом на его лице появилась такая же улыбка.

— Я никогда не теряю надежды кого-нибудь сюда привести.

Она рассмеялась.

— Это прозвучало так патетически.

Она хотела присесть, но тут ее внимание привлек футляр от CD на стереосистеме. Она прошла через комнату и взяла его в руки. Улыбнулась. «Элбоу».

Фил неопределенно повел плечами.

— Хороший альбом.

— Конечно, хороший, в этом мы единомышленники.

Марина кивнула и положила диск на место. Потом она села на диван, и настроение ее внезапно испортилось. Улыбка исчезла. Она вздохнула.

Фил встревоженно посмотрел на нее.

— Ты в порядке?

— Да, — ответила она. Снова вздохнула. — То есть нет. Иногда, когда видишь такие вещи, как сегодня… Я просто… Почему они делают это, Фил?

— Кто из нас психолог? Это ты мне скажи.

Она нервно сжимала руки.

— Я тебе когда-то кое-что сказала… Ты уже, наверное, не помнишь.

— А ты проверь.

— Когда мы с тобой были в ресторане. В самый первый раз. Ты спросил, почему я стала психологом. Я тогда сказала: чтобы понять своего отца. Я солгала. Я сделала это, чтобы понять себя. Еще я сказала, что все психологи просто занимаются поиском дороги домой. Это тоже не совсем так. Этим занимаются не только психологи, а все мы. Каждый человек. Мы все ищем свою дорогу домой. — Она подняла голову и посмотрела ему в глаза. — Даже ты.

Фил не стал спорить. Он ничего не сказал.

Она продолжала:

— Мы все хотим безопасности. Хотим найти такое место на земле, в наших головах, в наших сердцах, где сможем быть понятыми и понимать сами. Место, где мы чувствуем себя комфортно.

Фил молча кивнул.

— Теперь я думаю о том, что мы видели сегодня. И о том, что должны сделать, чтобы поймать этих людей. Какое у них представление о своем доме? Что творится в их головах и сердцах? Я должна их понять, это моя работа. Для этого я должна заглянуть в свою голову и в свое сердце и найти какие-то параллели с ними. Вот в чем заключается моя задача.

— А в это время этот первозданный хаос заглядывает в тебя… Со всеми вытекающими последствиями. Такая у тебя работа.

— Я знаю.

Он повернулся к ней.

— Послушай, Марина. Ты лучший специалист из тех, с кем мне приходилось работать. Да ты и сама это знаешь. Ты справишься.

Он посмотрел на свои руки. Они дрожали. Потом он снова взглянул ей в глаза.

Она улыбнулась.

— Это не сомнение в собственных силах, Фил. Просто… Я могу определить причины ненормального поведения. Я могу исследовать цепочки причинно-следственных связей. Но мы все равно никогда по-настоящему не сможем понять, что превращает человека в чудовище. Или что заставляет людей делать чудовищные вещи.

— Ты всегда говорила, что мы сами создаем своих монстров.

— Так оно и есть. Но… — Она вздохнула. — Ох, я не знаю… Я думаю, что все это нужно отложить на завтра. Сегодня ночью я хочу просто побыть где-то… в безопасности.

Они посмотрели друг на друга, и взгляды их снова встретились. Фил рванулся к ней. Марина тоже качнулась ему навстречу, но тут же остановила себя.

— Ты подвел меня, Фил. И поэтому я не могла видеться с тобой.

Фил остановился, потом отступил назад.

— Ты подвел меня, и в результате меня могли убить.

— Я…

«Ну вот, сейчас», — подумал он. Это был шанс рассказать ей все, что он хотел сказать, наконец-то произнести вслух все те речи, которые он месяцами репетировал у себя в голове. Объяснить ей, где он находился тогда и почему он был там необходим. «Это произошло, потому что тогда как раз было обнаружено тело Лизы Кинг. Потому что я должен был идти по следу убийцы. И я не мог сообщить об этом, потому что твой телефон был выключен». Это и все остальное. Не останавливаясь. Но он не стал этого делать. Вместо этого он просто сказал:

— Прости меня.

— Дело было не только в этом. Тогда… я все понимала. Мне нужно было сделать выбор. Если бы я выбрала тебя, то дальше все могло быть уже только так. Я могла никогда больше не ощутить чувства безопасности. И я не была уверена, что смогу выдержать такое.

Он молчал.

— Я сказала, что сегодня ночью хотела бы побыть в каком-нибудь безопасном месте, — продолжала она. — Чтобы завтра поставить себя на место монстра, проникнуть в его сознание. А безопасность… для меня не означает «мой дом». Я имею в виду тебя. Несмотря на то что ты подвел меня. Несмотря на то что… я была очень напугана. Что ты думаешь об этом?

— Это была Лиза Кинг, — ответил он. — Самое начало этого дела. Тогда только что было обнаружено ее тело. Я звонил тебе.

— Я знаю.

— Много раз.

— Я знаю.

Он вздохнул.

— Я не знал, что такое может произойти… И никто не мог этого знать…

Она молчала, внимательно всматривалась в его глаза, искала там хоть какие-то следы лжи, малодушия, неуверенности. Но нашла только боль. И в голосе, и в выражении его лица. Искренность и честность.

— Я никогда больше тебя не подведу. Никогда.

Она улыбнулась.

— Только попробуй.

Они поцеловались.


Изголодавшись, они буквально набросились друг на друга. Началось все с поцелуев на диване. Горячее дыхание, теплые губы. Сплетение языков. Фил поглаживал ее лицо, плечи, грудь. Марина обвила его шею руками. Нежные прикосновения, ощущение кожи под пальцами. Они словно старались убедиться, что все это в действительности происходит с ними.

Напряжение нарастало. Их прикосновения стали более уверенными, более пытливыми. Дыхание — тяжелым и учащенным. Их захлестнуло страстное желание. Руки уже шарили в поисках кнопок и застежек.

— Пойдем в постель, — на выдохе прошептала Марина.

У них не было сил расстаться, и, когда Фил встал, Марина потянулась за ним, не разрывая губ и объятий. Спотыкаясь, они направились к лестнице.

Вот и спальня. Фил включил лампу у кровати.

— Нет, — сказала Марина. — Выключи.

— Я хочу смотреть на тебя… видеть тебя…

Его губы коснулись ее шеи, он начал целовать обнаженную кожу. Марина задохнулась. Его пальцы двинулись дальше, он начал снимать с нее блузку. Она помогала ему. Он вытащил из брюк рубашку и начал ее расстегивать, а потом сбросил, оставшись обнаженным до пояса. Она сделала то же самое со своей блузкой.

Улыбнувшись, Фил опустил шлейки ее бюстгальтера и расстегнул его. Он смотрел на Марину в полумраке спальни, опьяненный ее наготой.

— Как ты прекрасна!

Улыбнувшись в ответ, она начала расстегивать его ремень. Остальная одежда была снята уже как в тумане. Обнаженные, они обнялись, ощущая друг друга всей кожей. Фил впитывал в себя образ Марины: форму ее груди, цвет сосков, то, как она выстригает волосы на лобке, мягкий изгиб ее бедер. Ее живот, пожалуй, был более округлым, чем запомнился ему в прошлый раз. Но это не имело значения. Она тоже внимательно рассматривала его: его широкие плечи, слегка волосатую грудь, сильные ноги, его твердый пенис, откликнувшийся на нее. Она улыбнулась.

— Ты прекрасна! — повторил он.

— Как и ты.

Время для них застыло. Это был момент, которого оба безумно хотели, но при этом не верили, что такое может произойти с ними снова. Все казалось таким правильным, таким удобным и естественным. Но, несмотря на всю свою страсть, они были охвачены ужасом. Это было нечто большее, чем просто секс. И они это знали. Это была некая черта. После того как она будет пересечена, никто из них вернуться назад уже не сможет.

— Я люблю тебя.

Эти слова сами вырвались у Фила.

— Я знаю. Не предавай меня.

— Не предам.

Черта была перейдена.

Они улеглись в постель.

Вместе.

Глава 59

Марина услышала чьи-то голоса. Громкие и уверенные. Она открыла глаза и еще несколько секунд не могла понять, где находится. Но потом фрагменты сложились в картину, и она все вспомнила. Она в постели Фила. Только что включилось радио, и ее разбудила утренняя программа четвертого канала «Сегодня». Ее глаза снова закрылись. Она улыбалась.

Они занимались любовью еще трижды и незаметно заснули уже под утро. Она задремала в объятиях Фила. Она чувствовала себя в полной безопасности. Вернуться сюда было правильным решением.

Сейчас она лежала, позволяя голосам из радиоприемника обволакивать себя. Это состояние было ей знакомо: таким же образом она просыпалась у себя дома.

Дома…

Она подумала о Тони. Она позвонила ему, после того как они покинули место преступления, и сказала, что сегодня не приедет, объяснив это необходимостью круглосуточной работы в связи с последним убийством. Как всегда понимающий и рассудительный, он спросил, не нужно ли ей чего и чем он мог бы помочь. При этих словах она испытала угрызения совести. И не потому что хотела быть сейчас с ним. А просто потому что он был слишком добр к ней. Так должен был бы вести себя отец в отношении дочери. Она вспомнила коттедж в Вивенхоэ. Там не было тепла и уюта, там было тесно и душно. Возможно, пришло время покинуть этот дом.

Она перевернулась и протянула руку, думая коснуться Фила. Но его там не оказалось. Его сторона кровати была пуста. Открыв глаза, она села и огляделась. Как раз вовремя, потому что дверь открылась и вошел Фил, держа в руках две чашки кофе — свежезаваренного, судя по запаху. Он подошел к кровати и поставил одну чашку на ее тумбочку, другую — на свою. Потом снял халат и снова забрался под одеяло.

— Я уже решила, что ты отправился на работу без меня, — с улыбкой сказала она.

— Можно подумать, что я мог бы так с тобой поступить, — ответил он и сделал большой глоток.

Она тоже отхлебнула свой кофе. Замечательно. С молоком, без сахара. Именно так, как она любит. Она поставила чашку на тумбочку.

— А ты помнишь, какой я люблю.

Он нахмурился.

— А почему я должен был это забыть?

От этих слов внутри у нее разлилось приятное тепло. Он всегда был хорошим слушателем.

— Действительно, почему?

Продолжая улыбаться, он повернулся на бок и посмотрел на нее. Глаза его скользнули по ее телу.

— У нас нет времени, — сказала она.

Он притворно вздохнул.

— Я знаю.

Вдруг она задумалась.

— А мы поедем на работу вместе или отдельно?

— Это никого не касается. — Он поставил чашку на тумбочку и лег на спину. — Тебя действительно волнует, что могут сказать другие?

— А тебя?

— Раньше волновало. О чем люди думают, о чем могут догадываться.

— А теперь?

Он задумался.

— Возможно, только в отношении расследования. Если бы кто-то попытался использовать это в качестве объяснения, почему не был получен результат, меня бы это волновало. А в остальном… Нет, мне все равно.

Она уютно прижалась к нему.

— Вот и хорошо.

Некоторое время они лежали молча, словно в полузабытьи после практически бессонной ночи любви, и чувствовали себя в этом молчании очень комфортно.

— Итак, — наконец сказал он, — что дальше?

— Я собираюсь уйти от него, — ответила Марина.

Сказанное удивило ее саму. Как будто мысль, после того как была озвучена, стала реальностью. Она и не знала, что намеревается сделать это, пока не произнесла это во всеуслышание.

— Из-за… меня?

Опять повисла тишина, которую нарушила Марина:

— Посмотрим.

Фил кивнул и ничего не сказал. Потом он взглянул на часы.

— Нам пора идти. — Отбросив в сторону одеяло, он поднялся с кровати и взял халат. — Ты пойдешь в душ первой?

— Нет, все о’кей. Давай ты.

Он направился к выходу из комнаты, но перед самой дверью обернулся.

— Я… Послушай. Я говорил совершенно серьезно. Сегодня ночью. Я никогда не предам тебя.

— Хорошо.

— Ладно.

И он вышел из спальни.

Марина взяла чашку с кофе и сделала еще один глоток. Снова поставила ее на тумбочку. Вздохнула. Из-за двери раздался шум включившегося душа. Она погладила себя по животу и почувствовала, как внутри шевельнулся ребенок. Подумала о том, сколько еще нужно обговорить с Филом.

Она допила кофе и поднялась с постели. Все это может подождать.

Сначала нужно поймать монстра.

Глава 60

— Фил! Тебя к телефону.

Фил поднял голову от стола, где раскладывал свои записи и фотографии, готовясь к утреннему совещанию. Эдриан с телефонной трубкой в руках подавал ему знаки.

— Кто это? — едва слышно спросил Фил.

Эдриан почти беззвучно ответил:

— Адвокат.

Фил взял трубку на своем столе и принял вызов.

— Инспектор Фил Бреннан, слушаю, — сказал он.

— Доброе утро, инспектор, — произнес женский голос. — Вы руководите расследованием по делу о смерти младенцев?

Фил подтвердил.

— Это Линда Курран из «Хэнсон, Уорнок и Галлахер».

Она выдержала паузу, как будто название адвокатской конторы должно было многое ему сказать. Фил действительно знал эту фирму. Ему уже приходилось иметь дело и с ними, и с самой Линдой Курран. Причем много раз.

— Здравствуйте, Линда! Чем я могу вам помочь?

— Я представляю интересы Райана Бразертона, инспектор, и хочу проинформировать вас о том, что клиент поручил мне предъявить иск полиции Эссекса, в частности вашему управлению.

Лицо Фила окаменело. Пальцы крепче сжали трубку телефона.

— Даже так? — сказал он.

— Именно так, — ответила Линда Курран. Судя по голосу, особого удовольствия ей это не приносило: она просто выполняла свою работу.

— Бросьте, Линда! — сказал он. — Это просто смешно. Иск по поводу чего? Причинение беспокойства? Как это вообще могло прийти ему в голову? Мы обвиняем его в покушении на убийство.

В трубке послышался шелест бумаги.

— Причинение беспокойства, незаконный арест, нарушение основных прав человека во время задержания, потеря заработка и эмоциональный дистресс.

— Хорошо, — сказал Фил, — давайте по порядку. Я сам могу ответить вам? Или это будет считаться предвзятым мнением?

— На ваше усмотрение.

— О’кей. Причинение беспокойства. В ходе расследования нами дела об убийствах несколько раз всплывало имя Бразертона. Мы приехали к нему на работу и, после того как он напал на моего сержанта, привезли его в участок для допроса. Он вообще не был арестован.

— Он напал на вашего… Вы утверждаете, что он напал на вашего сержанта?

— Вывалил на него тонну металлолома. И обязательно попал бы, если бы сержант вовремя не отскочил в сторону. И это не мое заявление, это факт. А он вам об этом не сообщил?

Последовала пауза. Линда Курран явно была не в курсе этих обстоятельств.

— И это было покушением на убийство?

— С моей точки зрения, безусловно. А что там насчет основных прав человека? Когда они у него были нарушены?

— Во время задержания. Вы отказали ему в контакте с адвокатом.

— Это для меня новость. Мы звонили Уорноку, но он был недоступен. Вы были уже в пути, а мы с ним… просто поболтали, дожидаясь вашего приезда. Что там у нас следующее?

— Потеря заработка.

— Теперь он решил обвинить в недостатке кредитных средств меня? И наконец, эмоциональный дистресс.

— Похоже, Райана Бразертона бросила его женщина.

— Для нее это только к лучшему. Будем надеяться, что она сможет найти кого-то, кто не будет использовать ее в качестве мишени для учебных стрельб. Это все?

Снова шелест бумаги в трубке.

— Да. Это все.

— О’кей, — сказал Фил с усталой улыбкой на лице. Все это было частью игры. Он вздохнул. — Что ж, спасибо вам еще раз, Линда. Всегда приятно с вами пообщаться.

— С вами тоже, Фил.

— Не хотел бы я заниматься вашей работой.

Она хохотнула.

— А я вашей. Нужно будет как-нибудь пересечься. — И она повесила трубку.

— Или не нужно, — сказал он сам себе. У них уже однажды было свидание. Одно из самых неудачных для него. И это говорило само за себя. Так что она это, видимо, сказала просто из вежливости.

Он откинулся на спинку стула и потянулся. Сейчас ему нужно было только это. Бразертон решил пошуметь. Впрочем, Фила это не волновало. Он смог все уладить. Это была всего лишь еще одна проволочка, эпизод, который только отбирает время и силы.

Фил допил остатки кофе и выбросил бумажный стаканчик в корзину для мусора. Он подвез Марину, а сам отправился в ближайшую закусочную, чтобы купить кофе на вынос. Он решил, что это будет выглядеть так, будто они приехали не вместе. Он представил себе глаза, которые устремляются на них, когда они входят в здание. Вопросительные, все понимающие взгляды. На самом деле никто не обратил на них внимания. Впрочем, сейчас ему было не до этих мыслей. До общего совещания всей команды оставалось менее пяти минут.

Он собрал бумаги и решительно направился к двери.


— Бен Фенвик просил его извинить… — усаживаясь, сказал Фил.

Марина с трудом сдержала улыбку.

— Можешь начинать, — сказал он ей.

Марина кивнула и огляделась. Фил, Анни, Пташки и она сама. Центральные фигуры команды. Фил изо всех сил старался делать вид, что проявляет к ней чисто профессиональный интерес. Она тоже пыталась смотреть на него как можно меньше.

— Спасибо, — сказала она. — Итак, мы знаем, что это не Бразертон. Убедиться в этом нам помог как раз не психологический портрет, это сделало последнее нападение. Рассмотрев убийство Каролин Идес, я попыталась сопоставить его с предыдущими случаями. Имеется несколько отличий. Все они очень тревожные, если не сказать больше. — Она заглянула в свои записи и снова посмотрела на аудиторию. — Серийные убийцы обычно работают по устоявшейся схеме. Сейчас мы уже можем использовать термин «серийный убийца». Думаю, никаких сомнений в этом не осталось. Так вот, они обычно придерживаются определенной схемы. Один и тот же тип жертвы, одинаковый способ убийства, похожий выбор места. Но в ситуации с этим убийцей наблюдается несколько бросающихся в глаза отклонений. Я не знаю точно, насколько они существенны, но допускаю, что это вполне может быть.

Она почувствовала боль в животе и машинально прижала к нему руку. И заметила, что Фил внимательно смотрит на нее.

— Далее, — сказала она. — В первый раз серийные убийцы убивают… Или, по крайней мере, в первый раз, когда мы об этом узнаем, поскольку до этого момента могут иметь место и другие подобные события… Так вот, они обычно убивают в месте, значимом с географической точки зрения. Это может быть место их проживания или работы, место, где они потеряли свою девственность, да что угодно. До сих пор мы не нашли ничего значимого в месте первого убийства.

— Но мы продолжаем над этим работать, — сказал Фил. — Каждое новое происшествие мы сверяем по этому принципу.

— Хорошо. Но я не думаю, что для этого убийцы место имеет какое-то особое значение. Для него есть нечто более важное. Каждое последующее убийство представляет собой эскалацию относительно предыдущего. Вместе с Лизой Кинг был убит и ее ребенок. Сюзи Эванс — ребенок находился рядом с телом. Клэр Филдинг — ребенок отсутствовал. То же самое с Каролин Идес. Но в последнем случае также очень важен выбор времени.

— Почему? — спросила Анни.

— Потому что серийные убийцы не просто получают удовольствие от убийства, они наслаждаются свершившимся фактом убийства. Обычно они прихватывают один-два трофея с места преступления и… — Она пожала плечами. — Ну, дорисовывать остальное я предоставлю вашему воображению.

На лицах присутствующих отразилось отвращение.

— Но в данном случае, похоже, все не так. Поэтому можно предположить, что у него другая мотивация.

— Она у него несколько странная, — сказал Эдриан.

— Верно. И среди серийных убийц он выделяется. Для большинства их обычно основная мотивация зиждется на сексуальной почве. Но не думаю, что это имеет место в нашем случае. Ему нужны младенцы. И неважно, как он их добудет. Женщины для него ничто.

Она повернулась к классной доске и, взяв маркер, начала писать.

— Итак, вот что мы имеем. Разные места убийств, разные жертвы. Единственное, что их всех объединяет, — это беременность.

— И какие-то связи с Бразертоном, — заметил Фил.

— Для всех, кроме Каролин Идес, — ответила ему Марина.

— На данный момент, — добавила Анни.

— Но этих связей слишком много, — сказал Фил, — и я не верю в такое количество совпадений. Может быть, кто-то хочет подставить Бразертона? Свалить вину на него? Отвлечь наше внимание, сбить со следа, заставить заниматься Бразертоном, уводя в сторону от настоящего убийцы… — Он сложил руки на затылке и нахмурился. — Но такое было бы чертовски сложно спланировать.

— Верно. И еще один момент — эскалация. Смерть Каролин Идес выглядит импровизацией. У него не было времени должным образом ограничить ее подвижность, поэтому он использовал то, что оказалось под рукой. И использовал очень грубо. Что приводит меня к мысли о том, что ребенок, которого он взял у Клэр Филдинг, мертв. Последний ребенок был нужен ему в качестве замены.

— Ты уверена? — спросила Анни.

— Насколько вообще можно быть в чем-то уверенным, с учетом того, что мы видели вчера вечером.

— А что насчет этого ребенка? — спросил Фил. — Он жив?

— Я переговорила с Ником Лайнсом, — ответила Джейн Гослинг. — И он сказал, что, судя по здоровью матери и сроку беременности, плюс учитывая то, как младенец был вырезан, — а преступник явно в этом совершенствуется, — очень вероятно, что он жив.

— Будем надеяться, — сказала Марина. — Тогда из этого и будем исходить. Но есть еще один момент… Вопрос пола. Обычно серийными убийцами бывают мужчины.

— Опять эти разговоры о большой женщине, — сказал Эдриан. — Но у нас же есть картинка, съемка с камер видеонаблюдения. Милхауз и его технари трудятся над этим днем и ночью, но изображение по-прежнему не очень отчетливое. Мы пока не хотим их подгонять. Чтобы не ошибиться с этим человеком.

— Это могла быть женщина, — сказала Марина. — Или же это могут быть мужчина и женщина, которые работают вместе.

— Или же это мужчина, который старается для женщины, — сказал Фил.

— Точно, — сказала Марина. — Дальше. Как правило, существует два вида серийных убийц — психопатический тип и социопатический. Психопаты ведут себя дико и охотятся на своих жертв, не заботясь о том, будут ли пойманы. Социопатов поймать сложнее. Они могут смешаться с обществом, нормально ходить на работу, вести обычную жизнь. Но в один прекрасный день что-то происходит. И они должны накормить свои желания.

— Так он может где-то работать? — спросила Анни.

— Может, — сказала Марина, — но это должно быть что-то не очень престижное. Никак не должность руководителя «Майкрософт» или что-то в этом роде. Он пользуется ножом. Может быть, он убивает им животных? Работает на ферме? На скотобойне? Что-нибудь в этом направлении. И еще его полное пренебрежение жертвой. Она для него — просто кусок мяса.

Она огляделась. Все слушали очень внимательно.

— Сначала я думала, что наш убийца относится к первому типу, психопатическому. И это, если хорошенько подумать, было бы для нас лучше. Такие люди живут на грани. Они целенаправленные. Им не интересно насмехаться над нами или оставлять послания. Они делают свое дело по определенной причине. Они чего-то хотят. Ребенка. Они не видят себя пойманными, потому что не думают о том, что их могут поймать. Они умны и коварны. Как зверь. Поэтому — теоретически! — поймать их проще. Однако…

Все напряженно ждали.

— Если убийц двое, один из них может быть психопатом, а второй социопатом… — У нее возникла новая мысль. — Если… если их двое, тогда один из них, который не выходит, социопат, может находить жертвы…

— А второй — расчленяет их? — вставила Анни.

— Это только теория.

— Но если это так, у меня есть одна идея, — сказал Фил.

Все посмотрели на него.

— Раздвоение личности. Может такое быть?

— Может, — сказала Марина. — Два человека в одном. Думаю, этот вариант еще более пугающий. Но к нему применимы те же принципы.

— И как же нам его поймать? — спросил Фил.

— Я не думаю, что он живет в Колчестере. Похоже, он сюда откуда-то приезжает. Это подтверждает и географический анализ мест убийств. Поскольку они разбросаны по всему городу, я считаю, что жертвы намечаются как-то иначе.

— Как? — спросил Фил.

— Я не знаю, — ответила Марина. — Но думаю, что должен быть какой-то ключ. Как только мы узнаем, по какому принципу он их выбирает, мы его поймаем.

Она кивнула Филу. Теперь его очередь.

— Спасибо, Марина. Я хочу, чтобы сегодня мы еще раз проработали все эти отдельные дела. — Он обвел взглядом комнату, желая убедиться, что слова его поняты. — Отмечать любые сходства, все. Старые рапорты тоже пересматриваются. Марина, не могла бы ты нам помочь? Я бы хотел, чтобы ты работала в паре с Анни.

— Конечно.

— Хорошо. Отмечать все, что заметите. Мы можем проверить, пересекался ли Бразертон с Каролин и Грэмом Идес. Поищем еще совпадения. Криминалисты обрабатывают данные с последних двух мест преступления. Образцов ДНК пока нет, но они продолжают искать. Есть и еще кое-что. Только я не знаю, насколько это может быть важно.

Все замерли.

— Софи Гейл сбежала из дома. Это сказала мне по телефону адвокат Бразертона.

Он вкратце рассказал об этом звонке.

— Пожелаем ей удачи, — заметила Анни.

— Давайте приглядывать и за ней тоже. Нужно будет еще раз поговорить с ней. — Фил снова обвел взглядом комнату. И отметил, что, несмотря на усталость, все готовы приступить к работе. — Перетрясите все бумаги, перетрясите эти улицы. Старая добрая полицейская работа. Мы потеряли одного ребенка, но где-то есть еще один, и его часы продолжают тикать. Вперед!

Все направились к выходу.

Марина встала, и Фил подошел к ней.

— Марина, — позвала Анни, — пойдем. Ты со мной.

Она взглянула на него, виновато пожала плечами и отвернулась. Фил вышел из комнаты один.

Глава 61

Клейтон не мог сосредоточиться. Он смотрел по сторонам, на стены, в окна. Куда угодно, только не туда, куда нужно. А нужно было смотреть в рапорт, лежавший перед ним на столе.

Его усадили за письменный стол и поручили заниматься бумажной волокитой. Не дали возможности работать по этому делу, лишили функций настоящего полицейского, каким он хотел быть и каким, как он верил, и был на самом деле. Он ненавидел все это. Он видел их лица, их синхронизованные действия. Он знал, что они делают, понимал, что они думают. О нем. Они знают. Они знают!

Сердце его молотом стучало в груди, руки дрожали. Но насколько много они знают? Если они знают все, тогда ничего не поделаешь, все кончено. Но если это не так… тогда у него появляется шанс. Призрачный шанс. Ему не следовало этого делать. Разрешать Софи остаться у себя дома. Ему не следовало позволять ей вести себя так тогда ночью, в машине. Проклятье! Если прокрутить всю ситуацию назад, ему с самого начала не нужно было с ней вообще связываться.

Все, что он хотел, — это быть хорошим копом. Которого уважают сверстники и коллеги по работе. И любят женщины. Но ничего этого не было. Потому что он был слабым. И эта слабость заставляла его совершать глупые и трусливые поступки. Вроде того, что он связался с этой Софи.

Он снова огляделся. Фил сидел за своим столом, борясь с целой стопкой накопившихся за это время бумаг. Он низко опустил голову, сосредоточившись на работе, и не заметил взгляда Клейтона. Милхауз уткнулся в свой компьютер, как обычно, погрузившись в виртуальный мир. Но больше всего его волновали Марина и Анни. Они сидели рядом, внимательно читая рапорты и протоколы, изучая фотографии. Каждый раз, когда он смотрел на них, Анни поднимала глаза. И ему приходилось быстро отводить в сторону бегающий взгляд. Виноватый взгляд.

Она ничего никому не рассказала. Он знал это. В противном случае Фил бы уже что-то сказал. Но это был всего лишь вопрос времени. Анни не будет долго скрывать это. Она была не менее амбициозной, чем он сам. Она не захочет, чтобы о ней думали, будто она покрывает чужие ошибки.

Они будут искать Софи. Потому что им нужно допросить ее еще раз. А когда они ее найдут…

Ему необходимо взять себя в руки и подумать над тем, что делать дальше. Разработать план спасения ситуации.

Клейтон тяжело вздохнул и вернулся к своим бумагам.

Но по-прежнему не мог сосредоточиться на них.


Анни снова и снова перечитывала протокол допроса. Герайнт Купер, приятель Клэр Филдинг, работающий с ней в одной школе. Дошла до конца. Принялась читать еще раз. Положила бумагу, устало потерла глаза.

— Ничего? — спросила Марина, подняв на нее глаза.

— Мне кажется, это уже… Я так хочу что-то увидеть, нащупать какие-то связи, что уже начинаю выдумывать…

— Сделай перерыв, — посоветовала Марина.

Анни покачала головой.

— Еще рано. — Она отхлебнула воды из бутылки. — Хорошо. Еще разок. Ищем связи. — Она заглянула в список. — Лиза Кинг. Убита в выставленном на продажу пустом доме. Показывала недвижимость Райану Бразертону. Сюзи Эванс. Проститутка. Райан Бразертон был одним из ее клиентов.

— И Софи Гейл, — добавила Марина. — С ней он познакомился таким же образом.

Анни кивнула.

— И она же была информатором полиции. В качестве платы за определенные послабления. Хорошо. Клэр Филдинг и Джулия Симпсон. Женщина Райана Бразертона и ее лучшая подруга. Затем Каролин Идес. — Она посмотрела на пачки документов на столе. — Никакой связи. Никакой.

— Каролин Идес… Она не работала?

— Ее муж — региональный менеджер агентства по трудоустройству. Она была домохозяйкой. Никакой связи с остальными жертвами.

Марина откинулась на спинку стула и задумчиво прикусила дужку очков.

— А что мы знаем о Софи Гейл?

— Она сменила образ жизни.

— Но не полностью. Затем она появляется рядом с Райаном Бразертоном.

— Можно предположить, что они знакомы несколько лет. И в разных ипостасях.

Анни кивнула.

— Теперь мы этого не узнаем. Она пропала.

— И что, больше не появится?

Анни слабо улыбнулась.

— Может, и появится. Так или иначе. С такими обычно так и происходит. И как правило, они появляются рядом с каким-нибудь мужчиной.

Марина мысленно прокрутила краткий психологический портрет Эрин О’Коннор. Сидит в своем маленьком домике в Новом городе и делает вид, что она тут надолго не задержится. Эрин О’Коннор. Софи Гейл. И то и другое, похоже, вымышленные имена. Придуманные девичьи имена. Имена, которые мужчинам приятно произносить, особенно в определенные моменты и в определенной ситуации…

— Марина! С тобой все в порядке?

Марина вздрогнула.

— Что?

Анни озабоченно смотрела на нее.

— Ничего, ты просто отключилась на несколько секунд.

Марина покачала головой.

— Да… далеко меня унесло…

Она пыталась ухватиться за ускользающую мысль… Как там сказала Эрин О’Коннор? По крайней мере, ему больше не нужно за это платить.

— Мы с Филом ездили побеседовать с любовницей Грэма Идеса. Эрин О’Коннор.

— Это его алиби.

— Ты не проверяла, есть ли у полиции какие-нибудь записи относительно ее?

Анни замерла. Ее и без того торчащие в разные стороны волосы казались наэлектризованными.

— По какой части?

— По части проституции.

— Сейчас проверю.

— Я могу и ошибаться, — сказала Марина. Она вспомнила, с каким отвращением Эрин произнесла эту фразу, и подумала, не смогут ли они извлечь из этого что-то для себя. — Возможно, я наношу большой ущерб ее репутации, но все равно не могу отделаться от чувства, что тут существует какая-то связь.

— Прислушивайся к своей интуиции. Так это и работает. — Анни встала. — Пойду проверю это прямо сейчас.

Она направилась в другой конец комнаты. Марина смотрела ей вслед.

Как и Клейтон.


Анни попросила Милхауза запустить в базе данных поиск по имени Эрин О’Коннор. Ожидая результатов, она оглядела офис. Клейтон обливался потом, словно в летнюю жару. И трясся, как от болезни Паркинсона. Она никому не говорила о его связи с Софи. Пока что. Если он не даст ей повода, она никому не скажет. Но он этого не знает. Она сдержала улыбку. Вот и хорошо. Пусть помучается.

— Хм-м… — Милхауз уставился в монитор. — Здесь… нет…. Ничего…

«Красноречив как всегда», — подумала Анни.

— О’кей, — сказала она, — а как насчет Грэма Идеса?

— Это муж жертвы?

— Да, тот самый.

— Ладно… — Он принялся нажимать на клавиши в поисках нужной информации.

Анни ждала. Настолько терпеливо, насколько могла.

— Уф… — наконец сказал Милхауз. — Вот. Да, есть такой. Господи… вау…

Анни наклонилась к монитору, чтобы увидеть, что он там нашел. Вот оно что…

— Грэм Идес, был задержан, сделано предупреждение, — прочла она. — Четыре года назад. Был с ним вместе задержан кто-то еще? Продавец или покупатель?

— Уф… да… сейчас посмотрим…

Милхауз снова уткнулся в компьютер. Анни чувствовала, как внутри нее растет возбуждение. Она пыталась не показывать этого. Сколько раз в подобных ситуациях она позволяла себе начать надеяться, чтобы в итоге эти надежды разбились о реальность. Поэтому когда Милхауз снова позвал ее взглянуть на экран, она постаралась не связывать с этим особых ожиданий.

— Вот…

Она улыбнулась. Почувствовала, как сжались пальцы ног. Впервые ее надежда не принесла разочарования.

— Это просто фантастика, Милхауз! Могу тебя поцеловать.

— Урррл…

Она улыбнулась. Ей показалось, что в голове у него промелькнула мысль, можно ли это как-то обсчитать на компьютере.

Она со всех ног бросилась к Марине.


Клейтон следил за ней. Он не знал, что она выяснила, но очень сомневался, что для него это хорошие новости. Анни даже не стала садиться, просто нагнулась к Марине и стала что-то ей рассказывать. Марина встала и поспешно направилась к столу Фила.

«О боже, вот черт… Она что-то нашла!»

Должно быть, в компьютере сохранилась запись о его связи с Софи. И Анни обнаружила это. Похоже, так. Клейтону стало тяжело дышать, и он даже подумал, что у него может развиться сердечная аритмия. Как бывает, если перебрать кокаина.

Он попытался успокоиться и рассуждать здраво. Может быть, с ним это и не связано. Возможно, они обнаружили что-то такое, что сможет продвинуть следствие. Совершить прорыв. В этом все дело. И он тут абсолютно не при чем.

Усилием воли он заставил себя успокоиться. Существует только один способ все узнать. Он встал из-за стола и, пройдя через офис, подошел к месту, где сидел Милхауз.

— Привет! — сказал он, пытаясь изобразить безразличие, но потерпел в этом полное фиаско.

Милхауз в ответ буркнул что-то невразумительное.

— Что это было? Ну, то, что только что искала Анни?

— Грэм Идес, — ответил Милхауз, явно раздраженный тем, что его отвлекают от работы. Очевидно, Клейтон не пользовался у него таким же успехом, как Анни.

— А можно мне взглянуть?

— Ты отстранен от дела.

Клейтон виновато улыбнулся, но улыбка, которая, как он надеялся, должна была говорить «мы ведь все здесь партнеры», вдруг как-то сама собой умерла.

— Да брось, Милхауз! Ты же понимаешь, каково мне сейчас. Пожалуйста.

Милхауз недовольно вздохнул и снова зашел в систему.

— Вот это она хотела увидеть сначала.

Клейтон судорожно сглотнул.

— Понятно. Сначала, ты говоришь? А что она хотела потом?

Снова ворчание и раздраженный вздох, словно Милхауза просили сделать нечто невыполнимое.

— Вот это.

Он откинулся на спинку стула. Клейтон заглянул в монитор. И почувствовал, как руки его снова начали дрожать. Победа!

Он выпрямился. Медленно, словно в трансе, прошел к своему столу.

— Не стоит благодарности, — бросил ему вслед Милхауз.

Но Клейтон этого уже не слышал. Он медленно сел.

«О боже, вот блин…»

Дверь кабинета открылась. Оттуда, на ходу натягивая куртку, вышел Фил, за ним Анни. Они быстро направились к выходу.

Клейтон сидел и смотрел, как они уходят. Он должен был что-то сделать, но не мог пошевельнуться. Ему следует быть очень осторожным. То, как он поведет себя дальше, может оказаться важным. Даже очень важным. От этого будет зависеть его карьера. Он должен подумать. Найти способ провернуть все так, чтобы выйти сухим из воды.

Да.

Но сначала один телефонный звонок.

Глава 62

Дверь открыл Грэм Идес. Это был уже совсем другой человек. Как будто за один день он постарел на целую жизнь. Но что еще хуже, сейчас он напоминал призрак, который так и не понял, что уже мертв. «Вот что делает с человеком чувство вины», — подумал Фил.

Теперь Грэм Идес жил в мотеле «Трэвелодж», в пригороде Колчестера. Его дом, ставший местом преступления, по-прежнему обследовался криминалистами в поисках улик, и это будет продолжаться еще какое-то время.

— А я думала, что с него уже достаточно дешевых гостиниц, — сказала Анни, когда они подошли к стойке рисепшн и предъявили свои удостоверения.

Фил ничего не ответил, только спросил у портье, как пройти в комнату Грэма Идеса.

— Мистер Идес? — сказал Фил. — Нам нужно задать вам несколько вопросов. Это не займет много времени.

Идес открыл дверь и прошел вглубь номера. Он был одет в хлопчатобумажные брюки и спортивную фуфайку. Похоже, он и спал так. Он был небрит, волосы слежались в странные завитки и волны. Он сидел на кровати, опустив голову. Как узник камеры смертников в ожидании исполнения приговора. И если судить по его глазам, он был уже мертв.

Фил встал напротив него, облокотившись о стенной шкаф. Анни села на стул.

— Мы поинтересовались вашим прошлым, мистер Идес, и хотели бы прояснить несколько моментов.

Ответа не последовало.

— Четыре года назад вы были задержаны, когда усаживали в свой автомобиль уличную проститутку, и вам было сделано предупреждение. Это так?

Идес поднял глаза и нахмурился.

— Что?

Фил начал сначала, но Идес прервал его.

— Какое это может иметь отношение к… к тому…

— Значит, это правда? Вы снимали уличных проституток? Искали продажной любви?

Идес снова опустил голову и вздохнул. К чувству вины добавилось еще и унижение.

— Да, — сказал он надломленным голосом, — да, все так и было.

— Это было один раз или несколько? — спросила Анни. — Вы этим регулярно занимались?

Идес поднял голову, избегая смотреть ей в глаза.

— Неужели это имеет какое-то значение? — Он попытался скрыть свое смущение за раздражением. — Какое это может иметь отношение к… моей жене? Какая здесь связь? Или это часть вашего расследования?

— Так оно и есть, мистер Идес, — сказал Фил, стараясь, чтобы голос его звучал спокойно, но властно. — Если бы это было неважно, мы бы вас не спрашивали.

Он помолчал в ожидании ответа на свой вопрос.

Наконец Идес, видя, что они не отстанут, горестно вздохнул.

— Да, я пользовался услугами проституток… немного.

— Немного? — переспросила Анни.

— Ну… много. Ладно, я часто этим пользовался. Да, я платил им за секс. Теперь вы довольны?

Фил вытащил из кармана куртки фотографию и протянул ее Идесу.

— Вы узнаете эту женщину?

Идес взглянул на снимок. На него смотрела улыбающаяся Сюзи Эванс. Он нахмурился.

— Она кажется мне… знакомой. Немного.

— У вас был с ней секс? — спросила Анни. — Была ли она одной из тех женщин, которых вы сажали к себе в машину?

Он продолжал смотреть на фото. Наконец отрицательно покачал головой.

— Нет, не думаю. Она не моего типа. Но ее лицо кажется мне знакомым.

Он протянул снимок Филу.

— Она была убита около двух месяцев назад, — сказал Фил, пряча его в карман.

Голова Идеса дернулась, глаза округлились.

— И… и вы полагаете… что это сделал тот же человек?

— Мы рассматриваем такую возможность, — ответила Анни.

— Мы прорабатываем все версии, — добавил Фил.

Анни вытащила из кармана еще одну фотографию и протянула ее Идесу.

— А как насчет этой?

Он даже не стал скрывать, что знает ее. Глядя на снимок, он тяжело вздохнул.

От Фила это не ускользнуло.

— Вы знаете ее?

— Ее тоже убили? — В голосе его звучало искреннее участие.

Фил проигнорировал вопрос.

— Вы знаете ее?

Идес снова взглянул на фото.

— Да, ее я помню очень хорошо.

— Значит, вы не однажды встречали ее? — уточнил Фил.

— Да. Я виделся с ней регулярно. Мы встречались. У нее была своя квартира. Я не забирал ее прямо с улицы. Иногда это было в гостинице. Да…

Он погрузился в воспоминания.

— Можно ли сказать, что у вас сложились определенные отношения? — спросила Анни.

— Думаю, да. Мы были с ней вместе… сколько… в общем, мы встречались довольно долго.

— Вы много общались с ней… А о чем вы говорили? — поинтересовался Фил.

— Да обо всем. О жизни, о моей семье. Обо всем.

— И почему все это закончилось? — спросила Анни.

— Я встретил Эрин, — ответил Идес.

Анни скрестила руки на груди.

— И больше вам не нужно было за это платить.

— Правильно. — Идес поднял глаза и только теперь понял, что сейчас произнес. — То есть я совсем не это имел в виду…

— Понимаю, мистер Идес, — сказал Фил и протянул руку, чтобы забрать у него фотографию.

Идесу явно не хотелось ее отдавать. Он еще раз взглянул на снимок и тяжело вздохнул.

— Ох, Софи… — прошептал он.

Фил и Анни переглянулись и собрались уходить.

Грэм Идес встал.

— Пожалуйста… — сказала он, глядя себе под ноги. — Прошу вас… Найдите моего ребенка. Мою девочку. — Он поднял голову. — Знаете, это ведь была девочка. — Он снова отвел взгляд в сторону. — Это все, что осталось от моей… — Он не смог заставить себя произнести имя жены.

Он упал на кровать и зарыдал.

Они оставили его наедине с горем.

На улице Фил покачал головой, словно стараясь прогнать из нее образ лежащего на кровати Грэма и его голос, звучавший у него в ушах.

— Мы должны найти ее, — решительно сказал он. — И как можно быстрее.

Они поехали в управление.


Клейтон стоял на парковке. Было очень холодно. Пронизывающий ветер, обещающий скорый приход зимы, распахивал полы куртки. Но он ничего этого не замечал. Он прижимал к уху свой мобильный.

— Ну давай, — приговаривал он, — возьми трубку!

На том конце линии включился автоответчик.

— Привет, это Софи. Оставьте свое сообщение, и я обязательно вам перезвоню, причем очень скоро.

На последних словах ее голос становился тихим и дразнящим, обещая удовольствие и секс. Это срабатывало. Клейтон знал это по себе.

— Слушай, Софи, это я, Клейтон. Мне необходимо тебя увидеть. Немедленно. Это очень важно. Я не знаю, где ты сейчас, но возвращайся на квартиру, я буду ждать тебя там.

Он нажал отбой. Вздохнул.

Черт…

Он убрал телефон. Подумал. Снова вытащил его. Он решил позвонить к себе домой. Может, она уже там. Плещется под душем или что-нибудь еще в этом роде. Он набрал номер, подождал. Но услышал только собственный автоответчик.

Он принялся надиктовывать сообщение.


— Софи? Это Клейтон. Если ты на месте, возьми трубку. — Он выдержал долгую паузу. Снова вздохнул. — О’кей. Слушай. Я сейчас еду домой. Мне необходимо с тобой поговорить. Немедленно! Я оставил сообщение на твоем мобильном. Если ты слышишь меня, дождись. — Новый вздох. — Нет. Я не могу сказать это по телефону. Мы должны обговорить все при встрече. Нужно разобраться. — Время для сообщения закончилось.

Сидя дома у Клейтона на одном из его темных кожаных кресел, Софи Гейл сделала еще одну глубокую затяжку, задержала дыхание и медленно выпустила длинное облако дыма.

На автоответчике мигала красная лампочка. Она не двинулась с места. Снова поднесла сигарету к губам, затянулась и не торопясь выдохнула.

Она ждала.

Глава 63

На обратном пути в центр Колчестера Фил гнал свою «ауди» по авеню Ремембранс с максимально допустимой в этом месте скоростью. Сидевшая рядом с ним Анни выглядела озабоченной.

— Босс… — сказала она с явным волнением в голосе.

— Что? — ответил он, не отрывая взгляда от дороги.

— Думаю, я должна была еще раньше вам кое-что сказать.

Он быстро взглянул на нее. Она отвернулась, но по напряженной позе он видел, что она нервничает.

— Выкладывай.

В возникшей тишине шум работающего двигателя казался оглушительным ревом. Наконец Анни прервала молчание.

— Это касается Клейтона.

Фил ждал.

— Он… — Она вздохнула. — В общем, я видела его. На следующую ночь. Когда вела наружное наблюдение за домом Бразертона.

Фил посмотрел на нее и нахмурился. Он ничего не сказал, ожидая объяснений.

— Он тогда… Он привез домой Софи Гейл. В своей машине.

Фил уже не смотрел на дорогу.

— Неужели он сделал это?

— И еще… — Теперь уже нужно было продолжать. Путь назад отрезан. — И еще она делала ему минет. Прямо там, в машине.

Анни отвернулась к окну. Она чувствовала обжигающий взгляд Фила, который буквально сверлил ее. Автомобиль двигался, казалось, сам по себе.

— Почему ты мне сразу об этом не сказала?

Фил контролировал себя, голос его был спокоен.

Анни знала, что это дурной знак.

— Я… я не знала, должна ли сделать это, босс. Я сначала подумала, что он следит за ней. Я сказала ему это в глаза.

— И что он ответил?

— Он сказал, что сам вам все расскажет. Сядет с вами и все расскажет.

— Все? Что ты имеешь в виду под этим «все»?

Анни вздохнула и сокрушенно покачала головой.

— Ну… Клейтон раньше работал в полиции нравов. И знал Софи еще с тех времен. Он входил в группу, для которой Софи работала информатором.

— Так какого же черта он мне об этом не сказал?

В отличие от предыдущей фразы, сказанной спокойным и контролируемым тоном, голос Фила буквально гремел. Он отпустил руль и принялся массировать грудь. Анни заметила, что у него начались проблемы с дыханием.

— Вы в норме, босс?

Он не обратил внимания на ее вопрос.

— Почему же он мне об этом не сказал?

— Я не знаю. Он сказал, что собирается это сделать. Но не сделал. И это подтолкнуло меня к тому, чтобы заглянуть в прошлое Софи. Тогда-то я и выяснила обо всех этих делах с проститутками.

— О чем он и не думал рассказывать.

— Я… Этого я не знаю, босс.

Дыхание Фила стало частым и прерывистым, он с трудом ловил воздух открытым ртом.

— Босс…

— Боже…

Рука его еще сильнее прижалась к груди. Анни уже начала опасаться, что с ним случится инфаркт.

— Может быть… Может, нам остановиться?

Фил со злостью помотал головой.

— Позвони ему. Позвони ему прямо сейчас. Я хочу знать, в какие игры он вздумал играть.

Анни достала мобильный и набрала номер Клейтона. Подождала. Взглянула на Фила.

— Автоответчик.

— Мерзавец! Оставь ему сообщение. Скажи, что я хочу видеть его в управлении. И немедленно!

Анни выполнила его распоряжение и отключила телефон.

— Когда мы уходили, он был в офисе, — сказал Фил, продолжая судорожно дышать. — Позвони туда. Узнай, может, он еще там. Нет, не так. Позвони Марине. И спроси у нее.

Анни сделала все так, как он сказал: поговорила с Мариной и выслушала ее ответ. Потом нажала отбой.

— Он ушел. Сразу после нашего отъезда.

Фил продолжал тяжело дышать, но уже сквозь стиснутые зубы.

— А она… А она не сказала, куда именно он ушел?

— Она сказала, что он подходил к Милхаузу сразу после меня. Потом поспешно вышел.

— А ты расспрашивала Милхауза о Софи Гейл.

— Ну да. — Она наконец поняла. — О боже…

— Ты знаешь, где он живет?

Анни кивнула.

— Говори, куда ехать. Медлить нельзя.

Фил включил сирену.

Глава 64

— О господи, о господи…

Марина стояла в кабинке туалета. Ей было плевать, слышит ее кто-нибудь или нет.

После звонка Анни она почувствовала себя плохо. Она точно не могла ответить, с чем связано такое самочувствие, просто появилась боль внизу живота. Резкая, пронизывающая боль. Марина понимала, что этого быть не должно. Она поспешила в дамскую комнату и заперлась в кабинке. Ее самые худшие опасения подтвердились.

Кровь… У нее открылось кровотечение.

— О господи, мой ребенок…

Ребенок. Мгновенно все текущие проблемы отошли на задний план. С ее ребенком было что-то не так. Она должна с этим разобраться. Накатила новая волна боли, и она схватилась руками за живот. Превозмогая ее, Марина глубоко задышала. Потом вытащила мобильный и набрала номер своего семейного врача. В надежде, что он сможет принять ее прямо сейчас.

Ей ответили и назначили срочный прием. Она пометила время и закрыла телефон. Расследование расследованием, но это сейчас важнее. До этой минуты она просто не понимала, насколько это для нее важно.

Она спустила воду — на всякий случай, если кто-то был снаружи, — и, приведя себя в порядок, отправилась к доктору.


— Софи!

Клейтон ворвался в квартиру, бросил ключи на столик в прихожей, вбежал в гостиную и огляделся. Он увидел ее неподвижно сидящей в кресле. Жалюзи на окне у нее за спиной были опущены. Он с облегчением вздохнул.

— Слава богу, я уже думал, что с тобой что-то случилось.

— Я в порядке, — сказала она, даже не пошевелившись.

Голос ее звучал странно, отстраненно. Совсем не похоже на то, что он привык слышать. Но у него не было времени задумываться над этим. Ему нужно было очень многое ей сказать.

— Послушай, — сказал он, усаживаясь на подлокотник кресла, — они нашли взаимосвязь. Между тобой и Грэмом Идесом, мужем последней жертвы. Нашли по… по месту твоей прежней работы.

Она молчала. Клейтон нахмурился. Он ожидал более живой реакции на эту новость.

— Они захотят поговорить с тобой, понимаешь? Поэтому нужно продумать, как подать это в лучшем виде. Чтобы все выглядело так, будто я связался с тобой и ты сама к ним пришла. Чтобы поговорить. Как нам все это устроить?

Софи по-прежнему молчала. И продолжала сидеть, уставившись прямо перед собой.

Клейтона это уже начинало раздражать.

— Софи… — Он вскочил с подлокотника, как будто тот вдруг стал обжигающе горячим, и, заметавшись по комнате, остановился напротив нее. — Ты слышишь меня? Софи, мы с тобой в беде!

Она медленно подняла на него глаза.

— Нет, Клейтон, это ты в беде.

— Что? Влипли мы оба! Мы с тобой должны… мы должны… — Крепко зажмурившись, он схватился за голову. Потом открыл глаза и посмотрел на нее. — Мы должны разобраться во всем. Причем прямо сейчас.

Софи молчала. Когда Клейтон уже решил, что она просто не слышит его, она тяжело вздохнула. В этом вздохе не чувствовалась согласия с ним — просто усталая констатация возникшей ситуации. Она посмотрела на него.

— Я знала, что это должно когда-то произойти. Раньше или позже.

— Вот и произошло. — Он вдруг замер. Похоже, они говорят о разных вещах. — Что должно было произойти?

Она встала и, подойдя вплотную, прижалась к нему всем телом.

— Больше нет причин притворяться. Должна сказать, что это было приятно. Но я все время лгала. — Она положила руку ему на грудь и принялась медленно поглаживать. — А у нас с тобой было слишком много лжи, верно?

— Что? О чем ты говоришь?

Он непонимающе смотрел на нее, словно загипнотизированный этим прикосновением.

— Прочность цепи определяется ее самым слабым звеном. Я узнала об этом, работая на складе металлолома. То же самое можно сказать и о полицейском расследовании. И здесь слабое звено — это ты, Клейтон.

Теперь он уже был полностью сбит с толку.

— Ч-ч-что?

— То, что ты оказался в этой команде, было удачей. Моментом, с которым мне уже можно было работать. А когда с Райаном все пошло наперекосяк, снова связаться с тобой показалось мне идеальным выходом. Приглядывать за тобой, отвести их внимание от меня. Но теперь, похоже, это уже не работает. Ты не в команде. И они раскопали насчет Грэма Идеса и меня.

— Ну и что? Мы все уладим. Нам просто нужно выработать стройную легенду…

Она грустно улыбнулась.

— Нет, Клейтон. Думаю, это уже не поможет. Всем нам придется заплатить свою цену.

— Господи, о чем ты говоришь?

— Семья, Клейтон. Семья. Семейные узы. Нет ничего прочнее… — В ее словах слышалась печаль.

Она продолжала поглаживать его, прижимаясь всем телом. Он не понимал ее слов, но ощущения ему нравились. Несмотря ни на что, он испытывал эрекцию.

— Так что я должна уйти.

— Нет, послушай…

— Прости, Клейтон. Ты самое слабое звено. Прощай.

Он не сразу почувствовал нож. Не с первого удара. И не со второго. По-настоящему он ощутил только третий удар. Вместе с ним появилась боль. Софи отошла от него. Он опустил глаза вниз.

Она ударила его ножом в живот. Сильно и быстро. Его рубашка была залита кровью.

— Нет, нет…

Он прижал руки к животу, отчаянно пытаясь остановить кровь. Бесполезно. Она продолжала просачиваться сквозь пальцы.

— О боже, боже мой…

Он дрожал, не зная, что делать, но от этого кровь текла только сильнее. Он поискал глазами Софи, надеясь, что она поможет ему. Но Софи надела пальто и взяла стоявшую возле кресла сумку. Она даже не смотрела на него.

— Помоги… помоги мне…

Его голос, как и он сам, становился все слабее.

Не обращая на него внимания, она направилась к двери.

Что-то щелкнуло у Клейтона внутри. Он не может дать ей уйти! Он должен остановить ее. Должен вызвать «скорую», должен позвать на помощь. Он сунул руку в карман куртки. Пальцы его были липкими от крови. Наконец он вытянул мобильный и набрал номер. Не работает. Перед тем как войти в квартиру, он выключил его.

— О боже…

Он с трудом включил телефон и ждал, пока включится питание и мобильный поймает сеть.

— Ну давай же, пожалуйста… давай…

Перед его глазами заплясали черные точки. Он замигал, пытаясь прогнать их. Но точек становилось все больше и больше. Он оглядел комнату и попытался сфокусировать зрение. Он знал, что Софи уже должна быть у выхода.

— Нет…

Наконец телефон поймал сигнал. Клейтону удалось набрать 999 и прижать трубку к уху. Гудки вызова. Ноги его подкашивались. Ему очень хотелось сесть. Но он боролся с этим желанием. И ждал, пока ему ответят.

И ответ пришел. У него спросили, с какой службой его соединить.

— Скорая помощь. Я… меня ударили ножом…

Софи, услышав эти слова, обернулась. Она прошла через комнату, вырвала телефон из его рук и со всей силы ударила им об стену. Телефон разбился. Она удовлетворенно кивнула и направилась к двери.

— Нет…

Ноги едва слушались, но Клейтону удалось, шатаясь, пересечь комнату. За ним тянулся кровавый след. Он догнал Софи у самой двери и положил руки ей на плечи. Она обернулась, готовая толкнуть его на пол.

Клейтон понимал, что сейчас борется за свою жизнь. Он понимал, что должен попытаться что-то сделать. Вспомнив, чему его учили, он ухватился за Софи и повис на ней.

Завязалась борьба. И в этот момент кто-то позвонил в домофон.

Глава 65

— Это здесь? — спросил Фил.

Анни кивнула.

— Да.

Они хмуро переглянулись, и Анни нажала на кнопку.


Клейтон и Софи, замерев, удивленно смотрели на домофон. Оба понятия не имели, кто бы это мог быть.

Клейтон схватил трубку, чтобы нажать кнопку и открыть дверь. Но Софи не давала ему этого сделать.

Черных точек становилось все больше. Клейтон понимал, что надолго его не хватит. Из последних сил он оттолкнул ее руку, нажал на кнопку и закричал в трубку:

— Помогите… Помогите… Кто-нибудь… Помогите мне, черт возьми!


Фил с Анни переглянулись. Этих слов для них было более чем достаточно.

— Какой этаж? — спросил Фил.

— Третий.

Они бросились к лестнице.


Силы оставили Клейтона. Ноги больше не держали его. Черные точки застилали глаза. Он рухнул на пол перед дверью. И почувствовал укол вины. Перед матерью. За то, что не оправдал ее надежд.

Глаза его закрылись, на этот раз навсегда.

Он уже не чувствовал, как Софи тащит его за ноги, пытаясь убрать с дороги.


— Здесь, — сказала Анни, остановившись перед квартирой Клейтона.

Фил толкнул дверь. Заперто.

— Проклятье!

К его удивлению, дверь начала медленно открываться.

Он быстро взглянул на Анни. Та все поняла и приготовилась.

Дверь отворилась полностью. Перед ними стояла Софи Гейл. От удивления она замерла на месте. Она явно торопилась и кого-то ждала, но никак не рассчитывала встретить их. Фил решил немедленно зачитать ее права.

— Софи Гейл, я…

Он не успел. Она отшвырнула сумку и с размаху ударила его между ногами. От жуткой боли Фил упал. Казалось, его сейчас вырвет. Он еще успел подумать, что второй раз такого не вынесет.

Софи попыталась проскочить мимо него.

Но ее ждала Анни.

Несмотря на небольшой рост, Анни была отчаянным бойцом. Изучая боевые искусства, она освоила несколько эффективных приемов, которые давали ей преимущество в схватке. Она поджала пальцы правой руки и ударила Софи основанием ладони между носом и губой, вложив в удар всю силу, какая у нее была. Анни знала, что там находится множество нервных окончаний, и это не могло не сработать. К тому же она ударила очень сильно.

Софи вскрикнула от резкой боли и поднесла руки к лицу.

— Софи! — окликнула Анни.

Софи опустила руки. Ее глаза загорелись яростью. Она готова была броситься на Анни.

Анни повторила удар, на этот раз резче и сильнее.

Софи упала. Анни подскочила к ней и, наклонившись, нанесла еще один удар, на этот раз в нос. Хлынула кровь.

Потом Анни вытащила из заднего кармана джинсов пластиковую петлю, заменяющую наручники, и, завернув руки Софи за спину, изо всех сил стянула ее запястья.

Она взглянула на Фила.

— Вы в порядке, босс?

Он приподнялся.

— Да. Найди Клейтона, — прошептал он, указывая на дверь.

Анни, перепрыгнув через лежащую Софи, вошла в квартиру.

— О господи!

— Я сейчас… вызову «скорую», — сказал Фил, вытаскивая телефон.

Анни остановилась на пороге.

— Слишком поздно, босс. Он мертв.

Часть третья

Глава 66

Эстер взглянула на крохотную девочку, спящую в кроватке. Она выглядела гораздо розовее, больше и здоровее, чем ее предшественник, и была вполне похожа на детей, которых Эстер видела по телевизору и в книжках. Она была такой, какой и должен быть младенец. Глядя на малышку, Эстер ожидала, что ее будет переполнять всепоглощающее чувство любви, как об этом пишут в книгах. Но ничего такого не было. Она даже точно не знала, что сейчас испытывает.

Нет, это была не любовь. Или, по крайней мере, она не думала, что это любовь. Потому что любовь никогда не сравнивает. Любовь не сопоставляет свой предмет с чем-то еще. Эстер продолжала думать о последнем ребенке. Она знала, что этот младенец отличается от предыдущего, что у него свои потребности и все остальное. Несмотря на то что тот все время болел, ей все равно казалось, что он был лучше. С этим не было никаких особых проблем. Он был большим и сильным, как и положено здоровому младенцу. Но Эстер ничего к нему не питала. Почему так?

Она где-то читала, что такое иногда случается: некоторые матери не устанавливают связь со своими детьми и отвергают их. Они впадают в депрессию и ничего для них не делают. Наверное, с ней происходит то же самое. Возможно, она отвергает эту девочку. Возможно, она ошиблась, когда решила не оглядываться назад, и прошло слишком мало времени после последнего ребенка. Возможно. А может быть, ей просто стало неинтересно. Надоели все эти дети, и настало время заняться чем-то другим.

Она раздумывала над этим, глядя в экран телевизора. Показывали последние новости. Эстер внимательно следила, не скажут ли там что-нибудь еще. Похоже, что-то произошло, потому что репортер выглядел еще более серьезным, а перед камерой снова выступал приятного вида полицейский, который ей нравился. Впрочем, она не могла понять, что они говорят.

Зазвонил телефон. Эстер не любила отвечать на звонки, поэтому закрыла глаза и позвала своего мужа. Попросила его взять трубку. Он не ответил, а звонки не прекращались. Ей пришлось сделать это самой.

Она неохотно прошла через комнату и подняла трубку. Послушала.

Звонок предназначался ей. И новости были плохие.

Разговор закончился. Она положила трубку и осталась стоять. Ее как будто ударили. Нанесли удар кулаком в лицо. И этот удар не просто причинил ей боль, он пошатнул ее мир, сдвинул его со своей оси. Приходя в себя, она закрыла глаза. Затем снова открыла их. И в этот же миг мир изменился.

Голова ее кружилась, мысли путались. Она посмотрела на телевизор, продолжавший выплевывать новости. Но это казалось уже не таким важным и реальным, как то, что происходило здесь. Она почувствовала, что плачет. Она почувствовала, что кричит. Она делала и то и другое одновременно. Это разбудило ребенка и заставило появиться ее мужа.

Заткни ему рот, женщина. К чему весь этот чертов шум?

— Они взяли ее.

Кого?

— Они… они взяли ее. Они знают о младенцах. А это значит, что теперь придут за нами…

А ну-ка рассказывай.

Она рассказала ему. Рассказала все. Откуда взялся этот список, кто его составлял. Он слушал ее молча. Дурной знак.

Я знал это. Неужели ты действительно думала, что я этого не знаю? Ты считала себя очень умной, скрывая это от меня, но я все знал.

— Но почему же ты тогда ничего мне не сказал?

А зачем? Все было так, как ты хотела. И как хотел я.

— Но ведь это…

Уже не имеет значения.

Она испытывала облегчение от того, что он на нее не сердится. Но теперь это было неважно. Она чувствовала, что начинает паниковать.

— Тогда… мы должны что-то делать.

Он не ответил.

— Я говорю, мы должны что-то делать.

Снова начал плакать ребенок. Эстер не обращала на него внимания. Это сейчас было важнее.

— Мы можем убежать, — сказала она. — Уехать куда-нибудь, где они нас никогда не найдут. Возьмем с собой ребенка. Будем настоящей семьей.

Ответа не последовало.

— Ну скажи что-нибудь! Скажи, что мне делать!


Телевизор продолжал работать. Он молча уставился на экран, стараясь сосредоточиться и решить, каким должен быть следующий шаг. Новости. Перед камерой все еще говорил тот полицейский приятной наружности. Затем картинка поменялась, и появилась женщина, которую показывали прошлым вечером. Та самая, которую он встретил перед «Центром досуга». Красивая. И беременная. Он подумал, что она опять говорит то же самое, когда сообразил, что это показывают запись вчерашней передачи. Он следил за тем, как двигаются ее губы. И улыбался. В голове его уже складывался новый план.

Все охотники нуждаются в стратегическом плане. Особенно в том, что касается отступления.

Он надел шинель и вышел на улицу.

У него была своя работа.

Глава 67

Фил остановил «ауди» на парковке, вышел из машины, захлопнул дверь и запер ее на ключ. Потом прислонился к автомобилю и, закрыв глаза, тяжело вздохнул. Клейтон Томпсон. Его сержант. Убит.

Он помотал головой, сам толком не зная, зачем это делает: то ли до сих пор не веря в случившееся, то ли чтобы прогнать из головы картины того, что увидел в квартире Клейтона. Наверное, и то и другое одновременно. Его сержант, тот самый, который донельзя раздражал его, но которого он почему-то все-таки считал славным парнем, скорчившись лежал на полу своей квартиры. Стены и пол были в его крови, хлеставшей из тела, когда он боролся со смертью, сражался за свою жизнь. Все напрасно.

В расследовании каждого убийства, в котором Филу приходилось принимать участие, наступал момент, и частенько это бывало после хорошей выпивки, заставлявший его задуматься над глобальными вопросами. Жизнь и смерть. Человеческая природа. Для чего мы находимся здесь. Господь и божественное предназначение против слепой эволюции. Он всматривался в лица родственников жертвы, видел, как они борются за то, чтобы заполнить пустоту, оставленную смертью любимого человека, и понимал, что они думают об этих же вещах. А если погибший был одиноким и не оставалось никого, кто любил бы его или горевал о его кончине, с чем Филу также приходилось сталкиваться, размышления эти только усугублялись.

Он регулярно проходил через это. И никогда не находил ответов, не выносил обвинений и не делал выводов. Но в эти ночи, наполненные одиночеством и алкоголем, ему казалось, что умершие взывают к нему. Просят его стать их заступником, отомстить за их смерть, принести мир и спокойствие в их семьи. На следующий день обычно наступало протрезвление, он возвращался к своей жизни, к своей работе. Рассматривал предыдущую ночь просто как спровоцированные выпивкой темные фантазии. А после этого в большинстве случаев находил убийцу. Раскрывал преступление. И призраки исчезали.

Но он никогда не был уверен в том, что они ушли окончательно. Потому что, когда происходило следующее убийство, они возвращались, и их было уже на одного больше. А теперь, помимо всех этих беременных женщин, к ним присоединится еще и Клейтон. И вместе с этими тремя жертвами будет умолять Фила помочь им, отомстить за них. Он знал это.

Он открыл глаза. Здание управления находилось прямо перед ним. Снова и снова он прокручивал в уме все эпизоды расследования. Перепроверял каждое слово Клейтона, каждый его взгляд. Пытался найти что-то, какую-то подсказку или знак, которые могли бы рассказать, что происходит. Но не нашел ничего. У Фила было ощущение, будто его сердце привязали цепями вины и раскаяния к камню и бросили в Колн. И это путешествие, из которого нет возврата, неминуемо закончится на дне. В то же время он чувствовал знакомые стягивающие грудь путы, которые постоянно носил с собой, словно невидимого удава-душителя, время от времени напоминавшего о своем существовании.

Его дыхание участилось, пульс ускорился. Он больше не мог выносить этого. Ему необходим отдых. Ему необходимо скрыться куда-то. Ему необходима…

Марина.

Эта мысль осенила его как молния, ударившая в ствол дерева. Марина. Все было так просто. И так сложно. Марина.

Черпая силы в мыслях о ней, он прошел через стоянку и, войдя в здание, направился к бару. Как только Фил появился в дверях, все взгляды устремились на него. В них было все: невысказанные вопросы, соболезнования, заверения в поддержке. Он знал, что всем им хочется подойти к нему и поговорить, но понимал, что никто себе этого не позволит. В конце концов все вернулись к работе. Но они ждали. Нужно было, чтобы он сказал свое слово.

— Послушайте меня, каждый из вас.

Фил подождал, пока установится полная тишина. Сделал глубокий вдох и сказал:

— Все вы знаете, что произошло. Это удар. Один из самых тяжелых ударов, какие нам приходилось выдерживать. Но у нас есть человек, который это сделал. Это уже много. И мы должны постараться, чтобы это дело было закончено как можно скорее. Клейтон был хорошим копом. Для многих из вас он был другом. Он был и моим другом тоже. И мне будет очень его не хватать. — Он снова вздохнул и добавил: — У нас есть работа. Так что давайте приниматься за нее. Спасибо.

Он сел.

Наступила тишина.

Потом кто-то захлопал. К нему присоединился второй. Потом третий. И вот ему аплодировала уже вся его команда. Фил улыбнулся и моргнул, стараясь скрыть подступившие слезы.

— За работу, — сказал он.

Его распоряжение было тут же выполнено.

Фил посмотрел на лежавшие на столе стопки рапортов. Зная, что отчеты за него никто не напишет, он приступил к работе.

Вдруг он почувствовал, что рядом кто-то стоит, и поднял глаза. Это была Марина. В пальто, сумка через плечо.

— Привет, — сказала она.

— Привет.

— Хорошо было сказано.

— Спасибо, — ответил он. — Им нужно было что-то такое.

Она кивнула.

— Значит, ты уже в курсе…

— Все уже в курсе и рвутся в комнату для допросов, мечтая добраться до нее. — Марина оглянулась на офис. — Все считают это своим личным делом.

— Разве они могут думать иначе?

— А что насчет тебя? — спросила она. — Ты занимаешься этим делом? А как же личная заинтересованность и все остальное?

Он устало потер глаза. Вспомнил о вопросах, которые задавали ему в квартире у Клейтона. Это все были его люди, все они сопереживали ему. Но у них, как и у него, была своя работа, которую нужно было выполнять. Они с Анни арестовали Софи Гейл, и тогда вопрос, она ли его убила, не стоял.

— Я и сам думаю, что не должен этим заниматься. Но суперинтендант полиции из Челмсфорда хочет, чтобы допрос проводил я. Так что… — Он пожал плечами.

Она улыбнулась и кивнула. Но взгляд ее был грустным.

— Хорошо.

— Я бы хотел, чтобы ты поработала со мной. Мы должны провести допрос правильно.

— Понимаешь… — Она беспомощно огляделась по сторонам, но кроме него их слышать никто не мог. — Прости. Я не могу.

Он нахмурился и внимательно посмотрел на нее.

— Что это значит?

Она понизила голос, словно стесняясь того, что придется сказать.

— Я… я не могу остаться. Мне нужно уйти.

— Что? Но ты нужна мне!

Он тут же закрыл рот, подумав о том, как эта фраза может быть истолкована окружающими. И о том, насколько точно это соответствовало действительности.

— Прости. Я не могу.

— Но почему? Дело в деньгах? Я точно знаю, что мы можем расширить бюджет, получить дополнительные средства от министерства…

— Деньги здесь ни при чем. Я хотела бы остаться, правда.

Их взгляды встретились. Он верил ей. Она вздохнула.

Голос его упал.

— Тогда что?

— Мне нужно… Я должна попасть к врачу.

— На прием? — Фил чуть не расхохотался. — Ну, тогда все в порядке. Это можно перенести на другое время.

— Нет. Нельзя.

— Можно. Стоит только…

— Нет! — Ответ прозвучал громче и тверже, чем Марине хотелось. Она быстро обернулась, не слышит ли их кто-то еще. Никто даже не поднял головы. — Я беременна.

Фил медленно встал и немигающим взглядом уставился на нее, словно поплыл после нокаутирующего удара и вот-вот упадет.

Марина опустила голову.

— Прости меня. Тебе нужно было узнать об этом при других обстоятельствах.

Фил ничего не сказал. Он только потрясенно огляделся, не веря в реальность происходящего.

— Мне нужно идти.

Она повернулась к выходу. Но он взял ее за руку и остановил.

— Он… он мой? Наш?

Она отвела глаза в сторону.

— Мы об этом позже поговорим.

— Так да или нет?

Марина, сама того не замечая, положила руку на живот и начала массировать место, куда ее толкнул ребенок. Фил заметил это. Их глаза встретились. Никто из них не мог отвести взгляд.

В этот момент он все уже знал. И она это поняла.

Это был его ребенок.

— Послушай, мне нужно бежать. С ним… с ним что-то не так. — Она нервно поправила на плече ремешок сумки. — Есть опасность, что я могу его потерять. Доктор сказал, это от стресса. Прости меня.

— Марина…

Она снова посмотрела ему в глаза.

— Я действительно не хотела, чтобы ты узнал вот так. Мне очень жаль. Но мы еще поговорим об этом. Скоро поговорим. Я тебе обещаю.

— Нам нужно поговорить сейчас.

Она оглянулась по сторонам, словно загнанный в угол зверь, который ищет любые пути, чтобы сбежать.

— Нет, не сейчас. Мне нельзя волноваться, не забывай об этом…

— Но…

В другом конце комнаты появилась Анни.

— Босс?

Его взгляд заметался между ними.

— Марина…

— Потом, — быстро сказала она, пользуясь его замешательством, чтобы уйти. — Мы обязательно поговорим. Потом. Я обещаю тебе.

Она направилась к выходу.

Фил посмотрел ей вслед и перевел взгляд на Анни, которая ждала в дверях. Он снова покачал головой и пошел узнать, чего хочет от него констебль.

Глава 68

Фил, прислонившись к стене, стоял перед комнатой для допросов. Голова кружилась, все вокруг плыло, его тошнило. Он закрыл глаза и несколько раз глубоко вздохнул. Попытался отвлечься от того, что сейчас происходило с ним, абстрагироваться и сосредоточить все внимание лишь на одном. На одном человеке. На одной цели.

Он должен заставить Софи Гейл говорить.

Допрос Бразертона был непростым делом, но предстоящая задача была еще более сложной. И самой значительной на сегодняшний день.

Фил сделал еще один глубокий вдох, потом другой. Он старался заставить сердце биться медленнее. Старался успокоиться. Сконцентрироваться. Сосредоточиться. Перестать быть человеком, рвущимся отомстить за смерть коллеги. Перестать быть скорбящим другом. Он не мог позволить своим чувствам выплеснуться. Для этого еще будет достаточно времени. Сейчас он был профессионалом, которому нужно хорошо выполнить свою работу.

Фил вытащил папку и еще раз просмотрел документы. Особое внимание он обратил на листок, который дала ему Анни. Закончив с этим, он толкнул дверь и вошел в комнату для допросов.

Софи Гейл безучастно смотрела перед собой. Она сидела совершенно прямо, а не ссутулившись, как он ожидал, положив скрещенные руки на стол. Когда Фил вошел, она даже не взглянула на него, лишь дважды моргнула, и это было единственным признаком того, что она знает о его присутствии.

Он сел напротив, положил папку на стол и посмотрел на Софи. И был потрясен увиденным. Обаяние, которым она обладала, куда-то исчезло, пропала и вся ее дешевая сексуальность. Лицо было пустым и бледным, глаза ничего не выражали, словно это была посмертная маска. Софи не смотрела на него, бессмысленно уставившись в стену.

Фил внимательно изучал ее. Сначала, по первому впечатлению, он решил, что она находится в шоке. Но, по-видимому, дело было не в этом. Это что-то другое. Он не чувствовал эмоционального дисбаланса, который обычно присутствует во время шока. Он снова посмотрел на Софи, заглянул в ее глаза. И увидел там какую-то искру. Темную, горящую искру. Он все понял и откинулся на спинку стула. Ей уже не нужно было притворяться. Больше не было необходимости в масках, которые она носила, которые ввели в заблуждение Бразертона и Клейтона. Она сбросила их, открыв свое настоящее, напоминающее смерть лицо. Ею руководили злоба и ненависть.

«Теперь, — подумал Фил, — нужно найти причину этого и попробовать поработать с ней». Это будет единственным способом получить от нее ответы относительно того, что случилось, выяснить, что происходит сейчас, найти ребенка и остановить убийцу.

Он посидел еще несколько секунд, чтобы настроиться, и приступил к допросу, зная, что отсчет срока задержания начинается с момента, когда он задал первый вопрос. Велась запись, поэтому он сначала представился в микрофон сам, а затем представил Софи. Он также сообщил, что на этой стадии она отказалась от своего права на адвоката.

— Так что же произошло, Софи?

Ответа не последовало. Все тот же отсутствующий взгляд.

— Отвечайте, — сказал он. — Вы убили Клейтона. Клейтона Томпсона. Почему?

Молчание.

— Между вами произошла ссора? Драка? Может быть… он домогался вас?

Ее губы слегка дернулись, и ничего.

Фил вздохнул.

— Перестаньте, Софи, не молчите. Как я смогу понять вас, как смогу вам помочь, если вы не даете мне этого сделать?

Он ждал, уверенный, что получит какой-то ответ, в той или иной форме. И не ошибся.

— Вы и не можете.

Голос ее был тихим и пустым. И полностью соответствовал выражению ее лица.

— Что вы имеете в виду? Что именно я не могу? Не могу помочь вам? Или не могу вас понять?

Она пожала плечами.

— И то и другое.

Голос его стал тише, сейчас он говорил уже как советчик или друг.

— Но почему? Расскажите мне. Объясните, я пойму.

Она вздохнула.

— Слишком поздно. — Она покачала головой, и уголки ее губ приподнялись в некоем подобии улыбки. — Слишком поздно.

— Поздно для кого? Или для чего?

— Это всегда оказывалось слишком поздно.

Голова ее опустилась, и прямые длинные волосы превратились в занавес, отделивший ее от вопросов Фила.

Он попробовал зайти с другой стороны.

— Но почему все-таки Клейтон? Почему мой сержант? Почему именно он? — Фил постарался взять себя в руки, следя, чтобы злость и чувство вины не вырвались наружу. — Почему, например, не Райан Бразертон или… Ну, не знаю. Один из ваших старых клиентов. Почему Клейтон?

Она подняла голову и посмотрела невидящим взглядом перед собой. Казалось, она задумалась над этим вопросом.

— Потому… потому что он перестал помогать мне.

— Помогать вам? Помогать в чем?

— В том, чтобы…

Она покачала головой и отвела глаза в сторону. Контакт снова был потерян.

«Нужно менять подход», — подумал Фил и открыл принесенную с собой папку. На этот раз папка была настоящая.

— Софи Гейл, — сказал он, читая первую страницу. — Настоящее имя — Гейл Джонсон. Впервые вы попали в поле зрения полиции шесть лет назад, когда были арестованы за приставание к мужчинам на улице. Вы пошли на сотрудничество с нами. Стали платным информатором. Потом вы отказались от этого и исчезли. Что произошло?

— Осточертела такая жизнь.

— Достаточно откровенно. Затем вы неожиданно появляетесь, на этот раз рядом с Райаном Бразертоном, который допрашивается в связи с делом об убийстве. Сначала мы даже решили, что он и есть убийца. На эту мысль наводило много улик. Очень много. Но это был не он, верно?

Молчание.

— Нет. Это не он. Но, похоже, кто-то изо всех сил старался, чтобы мы подозревали в этом Бразертона. Интересно, зачем это было нужно?

Молчание.

Фил откинулся на спинку и посмотрел на нее.

— Вам нравятся фокусы, Софи?

Их глаза встретились. Она выглядела сбитой с толку.

— Это не ловушка и не розыгрыш. Вам нравятся фокусы? Те, которые показывают иллюзионисты. Я не имею в виду Гарри Поттера с его компанией.

Она пожала плечами.

— Наверное, да.

— Я так и думал. А знаете, как они работают? Можете не отвечать, я сам вам сейчас расскажу. Главное — направить зрителя по ложному следу. Если фокусник действительно хороший, он заставляет вас смотреть туда, куда нужно ему, и видеть то, что хочет он. Вы не видите того, что он делает на самом деле. Не видите, как прячутся в ладони монеты, чтобы в нужный момент снова появиться на свет, не видите, как он складывает карты в то место, куда нужно ему. То есть в рукав. Вы видите только то, что он сам вам показывает. Верно?

Она снова пожала плечами.

Фил наклонился к ней. Слова его были твердыми, а голос мягким.

— То же самое вы проделали с нами, Софи. Вы заставили нас смотреть на Райана Бразертона. Заставили нас думать, что убийца — он. Заставили искать связь между ним и всеми другими жертвами, а не только с Клэр Филдинг. Вы бросили тень на его алиби, а сами предстали несчастной, забитой женой, которая послушно ждет мужа дома. И до смерти боится этого большого плохого дядю. Все это время вы играли с ним. И с нами. Покрывая, таким образом, настоящего убийцу, заставляя нас не замечать реальные взаимосвязи. Это и означает направить по ложному следу.

Софи ничего не сказала, но выражение ее лица изменилось. Фил не был уверен, но у него сложилось впечатление, будто его слова заставили ее чуть ли не гордиться собой.

Он был доволен, что сказанное произвело на нее нужный эффект.

— Просто какой-то Пол Дэниелс.