home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 6

Конторы заведений Фарго были расположены на двенадцатом этаже дома в центре города. Его квартира находилась на последнем этаже.

Было чуть больше половины двенадцатого, когда я поднялся в лифте. Немного поздновато для визита, но посетить гангстера, даже отставного, никогда не поздно.

Я позвонил, закурил и стал ждать. Я чуть не проглотил сигарету, когда дверь наконец открылась.

Передо мной выросла платиновая блондинка и оглядела меня с вялым любопытством, не больше. Густые черные брови были выгнуты дугой с выражением постоянного удивления. Рот был полуоткрыт, что делало девушку очаровательной или наносило вам удар в живот - все зависит от точки зрения. В ушах у нее качались золотые подвески в виде обнаженных женщин с длинными волосами. Бикини на девушке было тоже золотое. С того места, где я стоял, отлично просматривались нити в восемнадцать карат, затканные в материал.

Она заметила, что мой взгляд остекленел.

- Жарко, - сказала она.

- Вероятно, вы - курочка, несущая золотые яйца, - сказал я, поскольку никогда не промахивался в таком вранье. - Яйцо - это не слишком возбуждает, вы не находите?

- Вы что-нибудь продаете? - спросила она недоверчиво. - Курсы по почте?

- Я хотел бы видеть мистера Фарго.

- Он никого не принимает во внеслужебное время.

Даже в конторе он почти никого не принимает.

Я показал свой значок:

- Лейтенант Уилер.

- Шпик? - Ее брови выразили еще большее удивление. - Они совсем чокнулись, - добавила она, повернулась и крикнула:

- Эй, Кент, тут тебя фараон спрашивает. Ни много ни мало - лейтенант! - Она повернулась ко мне и слегка пожала плечами:

- Я должна знать, желает ли он видеть вас, понимаете? Может, он хочет разговаривать только с капитанами?

- Впусти его! - замычал откуда-то из квартиры голос. - Ты там простудишься!

Блондинка ободряюще мне улыбнулась:

- Кент приглашает вас. Не смущайтесь. Он всегда орет на людей, когда разыгрывается его язва.

- У него язва?

- Ну да... Он президент общества!

Я прошел вдоль вестибюля, ведомый небрежно покачивающимися бедрами блондинки, и вошел в гостиную.

Вдоль стены стояли ярко освещенные аквариумы, в которых плавали экзотические рыбки, еще более яркие.

Фарго стоял у большого окна, по-видимому любуясь панорамой города.

Он повернулся и посмотрел на меня.

- Что вы хотите? - спросил он высокомерно.

- Задать вам несколько вопросов, - ответил я.

- Ладно. Но побыстрее, пожалуйста. - Он взглянул на блондинку:

- Иди, детка. Ты будешь отвлекать нас.

- Хорошо, мое сокровище, как ты хочешь.

Она послала ему воздушный поцелуй и пошла танцующим шагом, раскачивая своими прелестями во всех направлениях.

- Выпьете чего-нибудь? - спросил меня Фарго.

- Охотно. Виски и чуть-чуть содовой.

- Пожалуйста.

Он подошел к бару и включил подсветку. Я отвернулся, ослепленный блеском хромированного металла.

Я рассматривал Фарго, пока он готовил выпивку. Он был маленького роста, широкоплечий и длиннорукий.

Черные волосы, подстриженные щеткой, на висках поседели. Нос узкий, губы тонкие. Когда он подал мне мою смесь, я увидел, что глаза у него бледно-голубые, ясные.

- Спасибо, - сказал я, взяв стакан.

Он указал мне на кресло и сел сам. Я сел и с наслаждением отхлебнул: виски было отборное.

- Что за вопросы? - спросил он.

- О Джорджии Браун.

- Что с ней случилось?

- Она была убита сегодня утром.

Я коротко рассказал то, что ему следовало знать.

- Зачем было приходить и сообщать мне? Я прочел бы это в вечерних газетах.

Я упомянул о самоубийстве Меннинга, об участии Джорджии в телепередаче Паулы Рейд, угрожающих письмах. Это на него не произвело впечатления.

- Не мое дело, - сказал он и шумно зевнул.

- Я думаю, и ваше, по некоторым данным, - осмотрительно заметил я. Она собиралась в передаче назвать имена, и одно из них - ваше.

- Вы спятили, - сказал он, - или что-нибудь, во всяком случае. При чем тут я?

- Именно это я и хотел просить вас объяснить.

- Опять та же история! Слушайте, лейтенант, я живу тихо-мирно! Я уже много лет как отошел от рэкета.

Я управляю законным предприятием. Вы это знаете, и все шпики страны знают. Но как только что-нибудь случается, начинают трепать мое имя.

- Но вы были связаны с Меннингом в то время, когда он покончил жизнь самоубийством.

- Я?

- Вы финансировали его фильмы при посредничестве Хиллари Блейна.

Он выпрямился в кресле.

- Кто вам это сказал? - глухо спросил он.

- Я слышал.

- Я очень хотел бы знать от кого. Желаете еще виски, лейтенант?

- Я предпочел бы несколько ответов. До сих пор вы задавали вопросы, а это не входит в программу.

Я услышал, как входная дверь открылась и закрылась.

Через минуту открылась дверь гостиной, и вошел какой-то тип.

- Кент! - вскричал он. - Я видел Джо, и он уверяет, что Стив уехал... Извини, я не знал, что у тебя гость.

- Познакомьтесь с лейтенантом Уилером, - холодно сказал Фарго. - Чарли Дун, работает на меня.

Дун был высокий, худой молодой человек с невыразительным лицом.

- Добрый вечер, лейтенант, - сказал он.

- Добрый вечер.

- Мне прийти позже или подождать? - спросил Чарли.

- Подожди минутку, - ответил Фарго. - Тони смотрит телевизор. Иди посмотри с ней вместе, но не слишком близко.

- Мои доходы не позволяют этого, - сказал Чарли и пошел к блондинке.

"Зачем ему еще телевизор?" - подумал я.

Фарго устроился поудобнее в кресле:

- Хорошо, я финансировал фильмы - это было законно. Нет?

- Конечно. Только убийство Джорджии Браун пока что незаконно.

- Вы хотите, чтобы я добыл алиби?

- У вас есть шесть ребят, которые поклянутся, что вы в жизни не делали бомб? - ласково спросил я.

Он уставился на меня недобрым взглядом, потом горько улыбнулся:

- Ладно, что вам нужно?

- Джорджия хотела обнародовать правду о смерти Меннинга, - сказал я. Она...

- Как это - правду о смерти Меннинга? - холодно прервал он. - Это же было самоубийство, если я не ошибаюсь.

- Обстоятельства, приведшие его к самоубийству, - поправил я. Девчонка шестнадцати лет с больным сердцем... Я знаю эту историю. Вы часто встречались с Меннингом в те времена. Может быть, вы могли бы сказать, у кого были веские причины помешать Джорджии говорить?

Он задумался.

- В то время было немало людей, которые предпочли бы, конечно, чтобы обо всем этом больше никогда не говорили, но из-за этого совершить убийство! - Он покачал головой. - Нет, не знаю, кто мог дойти до такого!

- Очень жаль, - протянул я обескураженно. - Ни вы, ни Коте, ни Кей Стейнвей, ни Блейн - никто не знает. Я сам мог бы поверить, что все это мне приснилось., если бы Джорджия Браун не умерла.

Я внимательно следил за его реакцией, наобум бросая эти имена. Если они что-нибудь для него и значили, этот пройдоха не показывал вида.

- Сожалею, что не могу быть вам полезным, лейтенант. Вы больше ни о чем не хотите спросить?

Я допил свой стакан и встал:

- Не думаю. Спасибо, что уделили мне время, мистер Фарго.

- Он проводил меня до входной двери.

- Джорджия была красивой девушкой, когда я видел ее в последний раз, сказал он задумчиво. - Это было года три назад. Красивая блондинка с потрясающим шасси. Может, у меня нездоровое любопытство, лейтенант, но как она выглядела?

- Я, как вы, вынужден только предполагать. То, что можно было соскрести со стен, было нефотогенично.

Он сунул в рот сигарету и закурил. Пальцы, держащие спички, слегка дрожали.

- Сволочь! - бросил он вполголоса.

Итак, интервью закончилось на этой убедительной ноте. Я вышел и дошел до "остина". Я медленно сошел с тротуара, думая о том, что, если мне не предложат отдать концы, я таки наделаю хлопот.

Когда я подъехал, в кабинете шерифа горел свет.

Я прошел мимо пустого стола Аннабел Джексон и пожалел, что ее южная лень мешает ей работать двадцать четыре часа в сутки, как ее патрон.

Лейверс поднял глаза, когда я вошел, и заворчал себе под нос.

- Приветствую вас, - сказал я вежливо и уселся в кресло.

- Это уже лучше, чем ваши обычные гадости, - ответил он. - Вы отрыли что-нибудь?

Я выдал краткий рапорт о людях, которых я видел, и о том, что произошло. Он мало чего содержал, я понимал это, но, конечно, я еще не рассказал ему самого захватывающего.

- Фарго? - спросил он. - Это интересно. Хотел бы я припаять ему.

- Было бы преступлением погубить эту платиновую блондинку, - сказал я. - Как она заработает на жизнь, если Фарго не будет?

- Смеетесь? - проворчал Лейверс.

- Ну конечно.

Он закурил свою трубку:

- Новость циркулирует по всем телетайпам. Завтра газеты страны заговорят об убийстве.

- Да, шеф.

- Это нужно закончить быстро. Я говорил с инспектором Мартином. Сказал ему, что, по-моему, у вас должны быть развязаны руки, и он на это ответил, что у вас иначе не бывает. У них этим делом занят капитан Паркер. Если он что-то найдет, он даст нам знать.

А если найдем мы... - Он остановился и посмотрел на меня. - Ах, я напрасно трачу время. Каковы ваши намерения?

- Я предполагал завтра с утра махнуть в Лагуна-Бич.

- Лагуна-Бич! - Он побагровел. - Вы находите, что сейчас подходящее время для отпуска?

- Для отпуска время всегда подходящее, а с другой стороны - там Меннинг наложил на себя руки.

- Три года назад! - загремел Лейверс. - Вы воображаете, что сможете сейчас найти улики, которых полиция не нашла тогда, по горячим следам?

- Я хотел бы иметь представление об атмосфере.

Кстати, это напомнило мне историю одного актера и дочери фермера, у которого он покупал яйца. Он ее увел...

- Убирайтесь! - оборвал он меня. - Вы мне не нужны.., с меня хватит и язвы желудка.

- Хорошо, шеф! - обрадованно воскликнул я.

Я вернулся в свою машину и отправился домой. Приехал я около половины двенадцатого, поставил на проигрыватель пластинку Джонни Холлидея и налил себе стакан.

"Затопи меня слезами", - задыхаясь, умолял Джонни, и в тот момент это не представляло никаких затруднений. Впрочем, я всегда согласен с Джонни.

Зазвонил телефон. Я снял трубку и держал ее до тех пор, пока Джонни кончил, после чего внушительно произнес:

- Это морг. Как, вы сказали, звали вашего мужа?

Короткое молчание, потом подозрительный голос спросил:

- Это лейтенант Уилер?

- Дважды я! - Когда я слышу женский голос, я не могу не острить.

- Это Дженис Юргенс. Криминальная бригада дала мне ваш домашний телефон. Я надеюсь, что не очень потревожила вас своим звонком.

- Я тоже надеюсь, что могу себя поздравить, - сказал я. - Вы чувствуете себя одинокой, вам опротивела жизнь? Вы жаждете любви? Призовите Уилера, и все земные радости, все наслаждения...

- Лейтенант, прошу вас! - оборвала она сухим тоном. - Уже поздно, и я устала. Паула в ужасном нервном состоянии после этого отвратительного...

- Если речь только о делах, - сказал я так же сухо, - у вас осталось ровно десять секунд, чтобы объяснить мне, с какой стати вы звоните среди ночи!

- Извините меня. Я не в своей тарелке, поверьте.

Просто хотела узнать, продвигается ли ваше расследование, и, если вам уже известно что-нибудь насчет убийцы, может, это немного успокоило бы Паулу, - Пока ничего, но завтра, Бог даст, узнаю!

- Вы меня удивляете, лейтенант.

- Завтра утром я поеду в Лагуна-Бич, может случиться, что там блеснет что-нибудь важное. Возможно, я найду недостающее мне доказательство, сказал я с непринужденной легкостью, которая появляется от долгой привычки ко лжи. - Главное доказательство, которое позволит мне поставить, наконец, последнюю точку во всем этом деле.

- Потрясающе! - сказала она, слегка смягчившись.

- Слушайте-ка! - вскричал я, как будто внезапно пораженный мыслью. Если у вас завтра нет важных дел, поедемте со мной! Прогуляетесь.

- Нет, спасибо, - твердо ответила она. - Я вижу, о какого сорта прогулке вы думаете.

- Нет, вовсе нет... Ну, может быть, но...

- Спокойной ночи, лейтенант, - прервала она и повесила трубку.

Я взял свой стакан. "Я сегодня влюблен", - пел Джонни.

- Я тоже, мой ангел, - согласился я. - К несчастью, уже слишком поздно, чтобы вернуться к Кей Стейнвей.

Я поднял стакан и мысленно произнес тост. А теперь в кроватку!


Глава 5 | Блондинка | Глава 7