home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 5

Входная дверь дома в Брентвуде распахнулась почти сразу же после моего звонка, и высокий мужчина лет сорока с небольшим устремил на меня сердитый взгляд. У него были густые каштановые волосы, зачесанные назад, холодные серые глаза и коротко подстриженные усики щеточкой. Всем своим видом он слегка смахивал на военного. Характер у него был, по-видимому, властный. Он выглядел и держался так, словно только что вернулся с какого-то чрезвычайно важного совещания, и голос его оказался решающим для принятия решения: немедленно закрыть Форт-Нокс.[3]

— Мистер Хагилл? — осведомился я.

— Да? — отозвался он резко и нетерпеливо.

— Я Рик Холман. Мне хотелось бы поговорить с вами.

— О чем?

— У нас с вами есть одна общая знакомая — Соня Майер. — Я уже пришел к выводу, что Хагилл из той породы людей, которых можно невзлюбить с первого взгляда, и со мной это уже произошло. — У нас с ней общие цели. Мы оба — я и Соня — хотим, чтобы Сэм Сорел остался жив, пока он гостит у вас.

— Хорошо, — неохотно согласился он. — Полагаю, нам лучше поговорить в доме.

Следом за ним я вошел в просторную гостиную, заставленную мебелью в раннеколониальном стиле. На стенах висели картины, писанные маслом, изображавшие все мыслимые и немыслимые разновидности птиц. Некоторые из них производили сильное впечатление, и требовалось время от времени убеждать себя в том, что они не приснились вам в ночном кошмаре. Хагилл встал передо мной, заложив руки за спину, словно я находился у него в подчинении и ожидал его распоряжений.

— Мне известна ваша репутация, Холман! — рявкнул он. — И поэтому я смею надеяться, что это не какая-нибудь скверная шутка.

— Сэм Сорел был трижды женат, и одна из его бывших жен грозится убить его на следующей неделе в один из дней после вторника, — сказал я. — Сэм серьезно относится к этой угрозе, и я склонен согласиться с ним. И поскольку он в ближайшее время будет жить у вас, нам следует обсудить ситуацию.

Его усы мгновенно ощетинились.

— Вы печетесь о его защите, пока он гостит в моем доме?

— Я пекусь об одной из его бывших жен — Беверли Квиллен. Это та самая женщина, на которой вы собирались жениться. Так, во всяком случае, она утверждает. А Сэм Сорел нагородил вам о ней всякого вздора.

— Что? — Он вытаращил глаза. — Но это полнейшая чепуха!

— Это вы так говорите, — рассудительно сказал я. — А Беверли Квиллен утверждает обратное. Как же установить, кто из вас лжет, а кто говорит правду?

Его лицо потемнело, и я подумал, не собирается ли он вызвать охрану и приказать ей бросить меня в тюрьму за неповиновение. Затем он медленно моргнул, откашлялся и даже ухитрился выдавить улыбку на своей физиономии.

— По-видимому, происходит нечто, чего я не понимаю. Впервые слышу о женщине по имени Беверли Квиллен и никогда не знал ее. А с Сэмом Сорелом связан исключительно через Соню Майер.

— Как вы с ней познакомились?

— Я встречался с ней еще до того, как она стала личным импресарио Сэма Сорела. Я получал небольшую прибыль, вкладывая некие суммы в агентство, которое занималось поиском способных молодых исполнителей, где Соня тогда работала. Там я с ней и познакомился. Мы продолжали поддерживать наши дружеские отношения и после того, как она стала работать с Сорелом. Поэтому, когда она позвонила мне и объяснила, что Сэм закончил выступать в клубе и нуждается в тишине и покое, чтобы передохнуть перед началом работы над кинофильмом, я был счастлив пригласить их обоих погостить у меня.

Я угрюмо подумал, что под этой чванливой маской черта с два узнаешь — лжет он или нет?

— Вы знакомы с Линдой Гейлен или Джеки Слейтер? спросил я его. — Это тоже бывшие жены Сэма.

— Определенно нет! — решительно отрубил он. — Я ведь, кажется, уже объяснил вам, Холман, что связан с Сэмом Сорелом исключительно через Соню Майер.

— А какие, собственно, у вас были отношения с Соней, когда она работала в агентстве? — Я искоса посмотрел на него, стараясь, чтобы мой голос звучал совершенно невинно.

— Наши отношения были чисто дружескими. — Он снова насупился. — Черт побери, Холман! Это возмутительно! Я не намерен терпеть ваши допросы! Вы обращаетесь со мной как с каким-нибудь преступником. Вы…

Зазвонил телефон, оборвав его громовую тираду. Раздраженно фыркнув, он пересек комнату и подошел к аппарату, который стоял на каком-то уродливом столе.

— Хагилл у телефона! — рявкнул он в трубку, но тут же выражение его лица смягчилось. — А, здравствуйте, Соня… Кого? — Его кустистые брови приподнялись. — Да, он здесь. Не кладите трубку. — Хагилл просверлил меня подозрительным взглядом. — Это Соня. Она хочет поговорить с вами, Холман. — Он с такой неохотой передал мне трубку, словно посвящал в тайны сверхсекретного кода.

— Рик? — Она всхлипнула. — Случилось нечто ужасное. Линду Гейлен убили сегодня вечером!

— Что? — Я постарался изобразить искреннее удивление.

— Полиция уже в клубе. Они хотят допросить Сэма, как только он закончит свое выступление. Я пыталась объяснить им, рассказать об угрозах убить Сэма, но они хотят увидеть эти письма.

— Вы сообщили полиции, что письма у меня?

— Да. И они требуют, чтобы вы немедленно приехали в клуб.

— Я так и сделаю, — сказал я, не испытывая ни малейшего желания встречаться с полицией. — А кто ведет расследование?

— Лейтенант Сантана. Вы его знаете? — с надеждой спросила она.

— Встречались, — мрачно пробурчал я. При воспоминании о последней встрече с Сантаной у меня заныло солнечное сплетение. Тогда наша встреча закончилась дракой. — Передайте ему, что я приеду через пятнадцать минут.

— Спасибо, Рик.

Я повесил трубку. Хагилл зорко наблюдал за мной, как охотничья собака, и я бы не удивился, если бы он вдруг громко залаял, а затем сделал стойку. Помолчав, я сокрушенно покачал головой и с унынием произнес:

— Скверно! Одну из бывших жен Сэма убили сегодня вечером.

— Какой ужас! — Похоже, он был искренне потрясен.

— Бедная Беверли Квиллен, — пробормотал я.

— Беверли? — Его голос дрогнул.

Я неспешно всматривался в его посеревшее лицо и затуманенные болью глаза, а затем, пожав плечами, стал плести заведомую ложь.

— Она, должно быть, совершенно ошибалась насчет Линды Гейлен.

— О чем это вы болтаете, черт побери?! — Он едва не заорал во все горло.

— Теперь, когда Линда Гейлен убита, — терпеливо разъяснил я, — она не может быть главной подозреваемой в предполагаемом убийстве Сэма Сорела, как считала Беверли Квиллен.

Он совершенно остолбенел и, похоже, начисто лишился дара речи. Наконец он заговорил, медленно и с трудом:

Так вы утверждаете, что сегодня вечером убили Линду Гейлен, а не Беверли?

— Ну конечно. — Я слегка приподнял брови. — А кто внушил вам эту идею — насчет Беверли?

— Вы и ваша мерзкая двусмысленная болтовня! злобно огрызнулся он.

— Ну а вам-то что за дело, кого убили? — Я не пожалел для Хагилла теплой улыбки. — Вы ведь никогда не были знакомы с Беверли Квиллен.

— Немедленно убирайтесь из моего дома, Холман. — Его усы воинственно ощетинились. — Или я сам вышвырну вас отсюда!

— Я из тех, кто понимает намеки, — с достоинством произнес я. — И на прощанье скажу вам, мистер Хагилл, что все ваши отвратительные картинки просто никуда не годятся.

Это была не лучшая финальная сцена, но мысль о предстоящей встрече с лейтенантом Сантаной не давала мне покоя. На обратном пути я думал о нем непрерывно и приехал в клуб совершенно взвинченный. В фойе полицейский сообщил мне, что лейтенант находится в кабинете администратора, и показал, как туда пройти.

Сантана совсем не изменился с тех пор, как я в последний раз видел его, и это не внушало оптимизма. Лет ему было около пятидесяти, среднего роста и умеренной комплекции. Его волосы заметно поредели на макушке и поседели у висков. Физиономия выглядела так, словно ее тупой киркой вытесали из камня, а карие глаза, как и раньше, с глубоким презрением взирали на этот проклятый мир, а на меня лично, возможно, с еще большим презрением. Вроде бы так оно и надлежит, лейтенант восседал за столом администратора, заваленным грудой неоплаченных счетов и писем, требующих ответа.

В кабинете находились еще трое людей. На диване сидела Андреа Марко с покрасневшими от слез глазами на окаменевшем лице. Возле нее примостился какой-то крупный субъект лет двадцати пяти; вид у него был пришибленный. Он нервно курил сигарету, время от времени отбрасывая падающую на лоб длинную белокурую прядь. Соня Майер, сидя на стуле с прямой спинкой, попыталась дружески улыбнуться мне с противоположной стороны комнаты.

— Ну что ж, — мягко произнес Сантана. — Я думаю, теперь все в порядке, раз появился Холман.

Я подошел к столу, вытащил из бумажника письма и положил перед ним.

— Как вы поживали, лейтенант, все это время?

— Превосходно, — проворчал он, — до тех пор, пока не услышал, как упомянули ваше имя. — Занявшись письмами, он прочел все подряд, а затем, сложив в стопку, отодвинул в сторону. — Вы знакомы с мисс Марко, как я понимаю? — Я кивнул. — А с ее братом Фрэнком?

— Привет, мистер Холман! — пронзительно заверещал парень. Он заулыбался, но, покосившись на сестру, резко изменил свое намерение.

Сантана зевнул без стеснения, а затем обратился к Соне:

— Долго нам еще ждать? Когда этот комик кончит отпускать свои шуточки?

— Должно быть, скоро, — произнесла она своим теплым контральто. — Но это его последнее выступление, лейтенант, и публика, возможно, не захочет сразу отпустить его.

— Я как-то видел его по телевизору, — холодно сказал Сантана. — Ему не удалось меня рассмешить.

— А когда-нибудь и кому-нибудь это удавалось? — громко поинтересовался я.

— Только вам, Холман. — Он бросил взгляд на диван. — Так в котором, вы говорите, часу вы вернулись к себе домой и обнаружили труп мисс Гейлен?

— Я вернулась в пол-одиннадцатого, — отозвалась Андреа скучным, безжизненным тоном. — Уже пять раз я говорила вам об этом.

Сантана кивнул, соглашаясь.

— Коронер считает, что убийство произошло между восемью и девятью часами вечера. Где вы тогда находились?

— На предварительной демонстрации моделей одежды. И об этом вы тоже спрашиваете в пятый раз!

— Верно. — Он снова кивнул. — А вы, Холман? Где вы находились между восемью и девятью часами?

— Дома, — хладнокровно солгал я. — После девяти я вышел, чтобы навестить Беверли Квиллен, одну из бывших жен Сорела. А затем приехал сюда и выпил немного с мисс Майер.

— Дома вы были один? — Он скривил губы. — Я хочу сказать — в полном одиночестве?

— В полном одиночестве, — подтвердил я.

— Выходит, у вас нет алиби. И если вы замешаны в деле, то все идет наперекосяк.

— Таков комплекс власти, — печально резюмировал я, обратившись к Соне. — Стоит только нацепить на некоторых ребят хотя бы крохотный значок, и вам сразу покажут, почем фунт лиха!

В дверь постучали. Полицейский распахнул дверь и, отступив, пропустил Сорела. Затем он захлопнул за ним дверь. Соня, поднявшись со стула, подбежала к нему.

— Сэм, милый, — с нежностью заговорила она. — Не принимай это близко к сердцу, ладно?

— Со мной все в порядке, — пробормотал он. Соня взяла его за руку и подвела к креслу. Он упал в него, ослабил узел на галстуке и расстегнул воротник своей яркой рубашки. Его потускневшие глаза еще глубже ушли в глазные впадины. Изрытое морщинами лицо покрылось сероватой бледностью. Он сразу постарел лет на пятнадцать.

— Мне необходимо выпить, — прошептал он.

— Позже! — отрезал Сантана.

Сорел бросил на него раздраженный взгляд.

— Кто вы такой, черт возьми?

— Это лейтенант Сантана, Сэм, — объяснил я. — Он утверждает, что вам никогда не удавалось его рассмешить.

— Мне тоже никогда не удавалось себя рассмешить. — Сэм пожал плечами. — Но какое это имеет значение, если нас всего двое, а против нас — весь остальной мир?

Метнув на меня свирепый взгляд — мол, держи язык за зубами, — лейтенант Сантана вплотную занялся Сэмом.

— Где вы были около восьми часов вечера? — грозно вопросил он.

— В квартире у Линды, — сообщил комик. — Она мне позвонила, примерно за полчаса до того, как я приехал туда, и сказала, что хочет повидаться. И еще, — тут он уставил палец на Андреа Марко, — что этой шлюхи не будет дома и мы сможем поговорить.

— Вы ее видели?

Сорел покачал головой. Покачал очень осторожно, словно опасаясь, что она в любой момент может свалиться с его плеч.

— Нет, я не видел ее. Этот гомик, — его указательный палец нацелился теперь на брата Андреа, — встретил меня у входа и сказал, что не пустит в квартиру. Мы немного поспорили. Но ведь у него мозги набекрень, так же, как и у его сестрицы! Он пригрозил мне ножом, а я побоялся, что он пустит его в ход, и убрался восвояси.

— Лейтенант! — Фрэнк Марко улыбался Сантане, на его пухлых щечках играли ямочки. — Это абсолютная фантастика! Я хочу сказать, у меня никогда не было ножа. Я просто предупредил его, что не пущу в квартиру. И это все. Особенно после того, как он приходил к Линде в последний раз, тогда у нее была моя сестра, и он едва не убил их обеих! Я просто не хотел…

— Ясно!

— резко оборвал его Сантана, и лучезарная улыбка Фрэнка слегка увяла. — Итак, вы ушли. — Повернувшись к Сэму, Сантана изучающе смотрел на него. — И куда вы направились?

— Вернулся в отель.

— Вы лжете! Вы обошли вокруг здания и проникли в него через служебный вход — он не был заперт, затем вы поднялись по черной лестнице и вошли в квартиру через заднюю дверь. Кода мисс Марко вернулась домой, эта дверь оказалась открытой. Затем вы пустили в ход нож и убили Линду Гейлен.

— Нет! — Сэм в ужасе крепко зажмурил глаза. — Нет, я поехал прямо в отель. Я не мог убить Линду. Я любил ее, разве вы не понимаете? Я хотел, чтобы она вернулась ко мне и мы снова были вместе.

— Это даже не смешно, — подала голос Андреа. — За все те годы, что они живут врозь, он впервые навестил ее три месяца назад. Я была у нее, когда он вломился в ее квартиру, как маньяк. Ударом он сбил меня с ног, так что я лишилась чувств, и… — На мгновение она запнулась. — Зверски изнасиловал Линду. Сегодня вечером он увидел ее всего второй раз после развода и убил ее. Если это любовь, тогда он, должно быть, еще больший безумец, чем я считала!

— Скажите им, Соня, — прошептал Сэм, не открывая глаз.

— Сэм говорит правду, — подтвердила его импресарио.

— Три месяца назад, когда Сэм впервые увидел Линду после их развода, он потерял контроль над собой. Но после этой встречи он понял, что всегда любил Линду. Я знаю, что они встречались, когда выпадала такая возможность. Но это было очень трудно. Андреа Марко — собственница по натуре. Поэтому они могли видеться только в ее отсутствие, а это бывало нечасто. Дело дошло до того, что Линда страшно боялась, как бы Андреа Марко и ее брат не узнали о ее отношениях с Сэмом. Она была слишком напугана, чтобы позволить Сэму помочь ей.

— Ты — грязная, лживая шлюха! — закричала Андреа, чеканя каждое слово. — Линда никогда никого не любила, кроме меня, и…

— Заткнись! — бросил ей Сантана, не повышая голоса.

— Мисс Майер, — обратился он к Соне, — а вы сами когда-нибудь видели Линду Гейлен вместе с Сэмом Сорелом в течение этих последних трех месяцев?

Соня заколебалась, но затем отрицательно покачала головой:

— Нет, лейтенант.

— Приходилось вам когда-нибудь разговаривать с ней по телефону?

— Нет, никогда.

— В таком случае, откуда вы знаете, что это правда?

— Сэм рассказал мне обо всем. — Она старалась не смотреть на лейтенанта, ее серо-зеленые глаза выражали тревогу.

— Ну конечно, ведь ей будет так одиноко без Сэма! — ввернула Андреа со злобой. — Нечем себя занять, никто не согреет ее постель, и она уже не будет важной шишкой — личным менеджером знаменитого комика!

Сантана бросил на нее ледяной взгляд.

— Вы, — проскрипел он, — и ваш брат можете идти. Сообщите караульному офицеру, где я смогу найти вас обоих завтра утром. У меня будут к вам еще вопросы.

Но Андреа заартачилась:

— Я не уйду. — На ее лице появилось выражение свирепой решимости. — Не уйду, пока не увижу, как вы арестуете Сорела за убийство Линды.

— Вон! — заорал Сантана.

Фрэнк Марко отреагировал мгновенно. Стремительно поднявшись с кушетки, он схватил сестру за руку и одним рывком поставил на ноги.

— Пойдем, сестренка, — взмолился он. — С лейтенантом нельзя спорить.

— Я должна знать! — Высвободив руку, Андреа с яростью обрушилась на брата. — Неужели ты не понимаешь, Фрэнк? Я должна быть уверена, что он поплатится за убийство Линды!

— Уберите ее отсюда, — раздраженно потребовал Сантана. — Или я вызову полицейского.

Марко боязливо дотронулся до руки Андреа, но та хлестнула его наотмашь по губам. И пока брат скулил от боли, приходя в себя, его сестра с высоко поднятой головой решительно промаршировала к выходу. Фрэнк догнал ее в коридоре. Он весь дрожал, и кровь стекала с его подбородка — кольцом Андреа рассекла ему нижнюю губу. Лейтенант выждал, пока дверь за ними закрылась, а затем повернулся к Соне:

— Я думаю, что вы мне тоже больше не нужны, мисс Майер.

— А как насчет Сэма? — спросила она.

— Он-то мне и нужен!

— Очень хорошо. — Она подошла к креслу и, дотронувшись до плеча Сэма, задержала на мгновение на нем свою руку. — Я подожду тебя в артистической уборной, Сэм.

Ее глаза с отчаянной мольбой остановились на мне, затем она вышла из кабинета. Закурив, Сантана жестом предложил мне занять стул, освободившийся после ухода Сони.

— Ладно, ребятки, — проворчал он. — А теперь вам обоим придется облегчить свою душу признанием. Даже если для этого нам придется проторчать здесь всю ночь.

— Глаза его сверкнули.

— Вы наняли Холмана, Сорел, поэтому я хочу, чтобы вы выслушали все, что он мне расскажет. Вы его клиент, следовательно, то же самое относится и к нему. — Он ткнул в меня сигаретой. — Начинайте-ка вы.

Я рассказал о своих визитах ко всем трем бывшим женам и о моих беседах с ними. Но я, конечно, умолчал о том, что Линда Гейлен звонила мне и просила приехать к ней домой, где я и застал ее уже мертвой. Кроме того, я утаил от него вероятную любовную интрижку между Беверли Квиллен и Хагиллом. Я умолчал об этом факте, полагая, что каждый полицейский вправе выполнять свою работу так, как считает нужным.

Выслушав меня, лейтенант загасил сигарету в пепельнице и обратил взгляд на Сорела:

— Не хотите ли заявить, что вы не совсем нормальны или что-нибудь в этом роде?

— Что? — Сэм захлопал глазами, но, сделав над собой усилие, заставил себя сосредоточиться на допросе.

— Три месяца назад, — заговорил Сантана, стараясь, чтобы голос его звучал равнодушно, — вы навестили вашу первую бывшую жену. Мисс Марко сообщила мне, чем закончилась эта встреча. Около шести недель назад вы ходили к вашей второй жене и жестоко избили ее. И ваша третья бывшая жена, которую вы посетили две недели тому назад, не избегла бы этой участи. Только вы были пьяны, а она не струсила и сумела дать вам отпор. Будете отрицать?

— Вы не понимаете, лейтенант, — устало отозвался Сэм. Голос у него был хриплый. — Вы просто не представляете себе, как все это происходило!

— Вы абсолютно правы, я не понимаю, — резко бросил Сантана. — Вы хотите мне объяснить?

— Когда я женился на Джеки Слейтер, — взволнованно начал Сэм, — я уже катился вниз по наклонной плоскости. А когда мы развелись, я уже был на самом дне: мне некуда было идти и не на что надеяться. Однако я продолжал платить алименты — все время, всем троим. Я наделал долгов, чтобы не прекращать выплат. Но хоть кто-то из них поблагодарил меня? Соня помогла мне обрести уверенность, вернуть себе имя, известность. О своих бывших женах я старался не вспоминать. Но тут позвонила Линда. Это был междугородный звонок — я как раз выступал в Чикаго. Она подробно рассказала мне о том, какого рода отношения у нее были с этой Марко. Заявила, что это, мол, гораздо лучше того, что у нее было со мной. Ну, я и сорвался. А кто бы это стерпел? Я вспомнил, как я потел, выбивался из сил, чтобы только платить им денежки, — что в награду? Я решил, что как-то должен рассчитаться!

— Как вы рассчитались с Линдой, нам известно, заявил Сантана. — Как насчет остальных?

— Джеки Слейтер тоже позвонила мне и прямо-таки донимала меня своей нимфоманией. Она в деталях живописала мне, как обращались с ней парни, с которыми она спала. Она уверяла, что все, что у нее сейчас, — куда лучше, чем быть замужем за каким-то никчемным старикашкой вроде меня. И вдобавок потребовала, чтобы алименты поступали в срок.

— И поэтому вы поехали к ней и избили ее, — со скукой в голосе заключил лейтенант. — Ну а как насчет Беверли Квиллен?

— Я не ходил к ней, это гнусная ложь! — Сорел бросил на меня свирепый взгляд, словно это была моя вина. — Беверли, конечно, позвонила мне — так же, как и те две и преподнесла историю в том же духе. Но тогда я уже немного поумнел, потому что поговорил с Линдой. — Он снова посмотрел на лейтенанта. — Когда я остыл после встречи с Линдой, то понял одну вещь. До меня дошло наконец, что я люблю ее, что всегда любил, но не понимал этого. Словом, я снова начал встречаться с ней, используя любую возможность. Но это случалось нечасто. Эта шлюха Марко всегда крутилась вокруг нее. Линда поклялась, что никогда не звонила мне в Чикаго, и я поверил ей. Это кто-то другой имитировал ее голос.

— Бросьте! — отмахнулся лейтенант. Но Сэм стоял на своем:

— Мне позвонил тот, кто ненавидел нас обоих и хотел поквитаться с нами.

— Ну конечно, — с ухмылкой сказал Сантана. — Ведь ничего не стоит подражать ее голосу, а также голосу других ваших жен. Все, что для этого требуется, — быть профессиональным имитатором и знать кое-что о вашей интимной жизни. Например, что вы три раза были женаты. Кроме того, надо еще иметь представление об интимной жизни ваших подруг после развода с вами.

— Ладно, ладно, — пробормотал Сэм убитым голосом. — Я ничего не утверждаю наверняка! Но я знаю, что я любил Линду, и если вы считаете, что я убил ее, тогда у вас нет ни капли ума. — Он быстро заморгал. — Она была единственной женщиной для меня. Единственной женщиной, которую я когда-либо любил. Вы ведь даже не знали ее — разве можете вы понять ее сердечность, оценить ее красоту…

— Почему бы вам не убраться отсюда к черту? — холодно предложил Сантана. — Завтра утром мы продолжим наш разговор.

Сорел встал и медленно побрел к выходу. Когда дверь за ним закрылась, лейтенант, вздохнув, ухватил себя за нос большим и указательным пальцем.

— Иногда мне приходит в голову, — посетовал он, — а не лучше ли заниматься другим, приятным и чистым делом, например, работать ассенизатором?

— Но как он мог узнать пикантные подробности их сексуальной жизни после развода, если эти три дамы или тот, кто подделывает их голоса, не звонили ему? — резонно спросил я.

— Откуда мне знать, черт побери! Возможно, он нанял какого-нибудь недоумка вроде вас, чтобы разузнать обо всем.

— Вы можете это проверить.

— Страшно признателен вам за напоминание! — Он злобно сверкнул глазами. — Вы чего, собственно, добиваетесь? Хотите занять мое место?

— Я только хотел помочь, — скромно уточнил я.

— Кому? Своему клиенту? — Он схватил письма и засунул их во внутренний карман пиджака. — Если он замышлял убийство, то мог сам сфабриковать эти письма и отправить их себе по почте. А потом нанять вас, чтобы вы спасли его от мифического убийцы — одной из его бывших жен. Убийцы, которого никогда не существовало!

— Возможно, то, что нам нужно, — это парочка правдивых фактов взамен интересных гипотез, — предположил я.

— Поэтому я и собираюсь утром повидать двух бывших жен, которые еще живы, — проворчал Сантана. — Но у меня уже есть парочка точных фактов, Холман. Например, присутствие вашего клиента, по его собственному признанию, на месте убийства. И время совпадает. Можете отправляться домой и поразмышлять над этим.

Я пожал плечами.

— Идея неплохая. Доброй ночи, лейтенант. Когда я подошел к двери, он окликнул меня:

— Еще несколько слов, Холман. Я не забыл, как мы в последний раз бились над одним случаем убийства. Вы тогда попали в точку, отыскали еще парочку трупов — и все в одиночку. Я списал это на совпадение. Но на вашем месте я бы этого не повторял. Если кто-то со стороны вмешивается в расследование, это неприятно. Запомните это!

— Мое расследование продиктовано стремлением добиться справедливости для моего клиента, — возразил я, едва удерживаясь от желания отдать честь.

— Красиво звучит! — Он снова закурил и добавил с усмешкой:

— Я хотел бы услышать, как вы это говорите комиссару. И, возможно, такой случай вскоре представится.

— Я имею полное право защищать интересы своего клиента до тех пор, пока не встану у вас на пути. И вы это отлично знаете, — пробурчал я.

— Верно. — Он насмешливо улыбнулся. — Так не становитесь у меня на пути, Холман, или я разорву вас на куски!

В ответ напрашивалась ядовитая реплика, но поскольку я утаил от него важную улику, то решил промолчать.


* * * | Умереть в любой день после вторника | Глава 6