home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 7

В десять утра я был уже в офисе, и Аннабел Джексон, очаровательная блондинка, секретарша шерифа, как-то сразу увяла, явившись на работу в пять минут десятого и обнаружив меня на месте.

— О Господи! Что случилось, Эл? Вы наглотались каких-нибудь антиснотворных таблеток?

— Вы утратили свою пресловутую пунктуальность, — холодно отметил я. — Опоздали на целых пять минут, мисс Джексон. Мне придется доложить окружному шерифу.

— Боже праведный! — Ее розовые губки изогнулись в насмешливой улыбке. — Он не только явился рано, но и совершенно трезв. Что случилось, Эл? Спрашиваю вторично.

Я собирался ответить, что пьянею от одного взгляда, брошенного на ее обольстительную фигуру с соблазнительно округлыми формами; но тут раздался телефонный звонок.

— Я выяснил подробности по делу Дина Кэрролла, он же Джо Барток, которые интересуют вас, лейтенант, — сообщил мне парень из лос-анджелесского полицейского архива.

— Благодарю. Охотно послушаю.

— Он занимался первоклассным рэкетом. Вместе с двумя партнерами. Они использовали решительно все, от мнимой благотворительности до несуществующих нефтяных разработок. Арестовавший их офицер считал, что они успели сколотить огромное состояние, пока не погорели на одном несговорчивом типе, но полиции не удалось ничего доказать. Они были ловкими негодяями. Выбирали жертвы из людей, которые могли позволить себе потерять деньги, но ни за что не согласились бы открыто признать, что их обвели вокруг пальца, как малолеток.

— Кто были его партнеры?

— Малькольм Мейерс и Джордж Симпсон. Они получили такую же меру наказания, как и он. Ни у кого из них не было прежних судимостей, и ни один из них после того, как их освободили из Сан-Квентина в тысяча девятьсот пятьдесят пятом году, больше не попадался.

— У вас имеются данные их внешности?

— Конечно. Но они более чем десятилетней давности, лейтенант!

— Ничего, — сказал я. — Давайте посмотрим, не смогу ли я описать человека, походящего по приметам на одного из его напарников.

— Давайте, — добродушно ответил он, — попробуем.

Но я не уверен, что вы не ошибетесь.

— Рост чуть выше среднего, — заговорил я, закрывая глаза и представляя стоявшего передо мной Йорганса, — вес около ста восьмидесяти пяти фунтов, черные волосы и серые глаза. Перебитый нос, правда, я не знаю, как давно это случилось.

— Все в точности, даже нос! — восхитился он. — Это Малькольм Мейерс.

— Я описывал покойного Малькольма Йорганса, — пояснил я. — Немедленно отправляем вам отпечатки его пальцев.

— Вижу, дел у вас по горло, лейтенант? — хохотнул он. — И все же, может, прикинем насчет последнего партнера?

— Высокий, костлявый. Черные редеющие волосы, карие глаза…

— Никаких особых примет, — подхватил он. — Подходит к Джорджу Симпсону.

— Огромное спасибо! — поблагодарил я совершенно искренне. — Еще один момент. Не был ли Барток — Кэрролл связан перед арестом с какой-нибудь женщиной? С какой-то определенной женщиной, понимаете?

— Дайте проверить.

Мне было слышно, как он шуршит бумагами. Наконец я услышал его удивленное восклицание:

— Эй, что за парни собрались у вас в Пайн-Сити?

Вы — ясновидцы или колдуны? В то время он жил с женщиной по имени Джанис Айверсен. Возраст — двадцать восемь лет, блондинка…

— За последние десять лет она страшно растолстела, — перебил я его. — Как вы верно заметили, у нас дел выше головы. Вчера вечером Джанис Айверсен задушили.

— Двое партнеров и одна приятельница жертвы? — медленно произнес он. — Полагаю, у вас должен состояться долгий разговор с третьим, оставшимся в живых партнером. Как считаете, лейтенант?

— Вы чертовски правы! — согласился я. — И еще раз спасибо, вы нам здорово помогли.

— Готов служить в любое время, — вежливо ответил он. — Послушайте, если вы такой спец по психоанализу, лейтенант, то, может, разумнее было бы переманить вас к нам в управление?

— Это вам дорого обойдется, — рассмеялся я. — Да и у секретарши нашего шерифа разобьется ее любящее сердечко, если меня не будет постоянно рядом с ней.

— Вот как? — В его голосе прозвучала непритворная зависть. — Поверите или нет, но все наши секретарши косые. А если говорить об их женской привлекательности, то они были милашками полвека назад. Ну а сейчас они все гремят при ходьбе костями. Не только вставленными в корсеты, но и собственными.

Я рассмеялся:

— Наша девушка не пользуется корсетом. Ей это не требуется — у нее округлости плотные и упругие, как мячики. Понимаете, что я имею в виду?

— Понимаю, конечно, — ответил он со вздохом. — Наверное, лейтенант, я положу трубку и ближайшим рейсом вылечу к вам в Пайн-Сити.

Окончив разговор, я интуитивно почувствовал, что над моей головой собирается гроза. Острый конец стальной линейки весьма болезненно ткнул меня под ребро, и я, подняв глаза, увидел, что сей предмет находится в руках Аннабел Джексон, той самой грозовой тучи, которой мне следовало опасаться.

— Так у меня разобьется любящее сердечко, если вас не будет постоянно со мною рядом? — прошипела она. — Ну что же, сейчас я наглядно продемонстрирую плотность и упругость моей привязанности к вам!

Карающий меч взметнулся вверх по опасной дуге, готовый вот-вот обрушиться на мою голову, но поскольку у меня оставалось максимум две секунды для контрудара, я метнул беглый взгляд на ее ноги и тотчас же вежливо заметил преисполненным сочувствия голосом:

— Боюсь, эластик теперь не такой прочный, как когда-то!

— Что?

Грозное оружие замерло в воздухе, затем с грохотом полетело на пол. Аннабел торопливо изучала свои стройные ножки, в поисках несуществующей спущенной петли. Надо ли говорить, что я поспешил отступить в безопасное место?

— Эл Уилер! — Лицо ее приобрело пунцовую окраску. — Как вы посмели прибегнуть к такому дешевому обману? Из всех…

Она еще долго продолжала бы в том же духе, если бы я не прикрыл осторожно за собой дверь и не поспешил к своей машине, припаркованной у входа. Вообще-то Аннабел была совершенно права в отношении неоригинальности моего отвлекающего маневра, но у меня и без того было предостаточно забот, чтобы постараться избежать хотя бы увечья, нанесенного острым концом стальной линейки.

Внезапно мне пришло в голову, что в спешке я кое-что забыл. Возвращаться из-за этого в офис не хотелось — потеряю слишком много времени. Поэтому я добежал до аптеки и позвонил оттуда. Сняла трубку, естественно, Аннабел, но ей я не дал возможности вставить ни одного слова.

— Освободите Полника от расследования по Вулфу.

Уже все сделано.

«Коротко и ясно!»— это мой девиз. Надо экономить деньги налогоплательщиков.

Фирма Лоренса Вулфа и компаньонов находилась в неприметном здании; офис был обставлен весьма консервативно; в приемной сидела секретарша. Я подумал, что фирме, занимающейся сбором средств для различных благотворительных обществ, весьма важно выглядеть респектабельно, дабы убедить клиентов, что собранные пожертвования в конечном итоге будут направлены именно им. Замечу, кстати, что подобные здравые мысли возникают у меня только рано утром, когда я едва проснулся и еще не успел превратиться в обычного Уилера.

Личный кабинет Вулфа был еще более консервативным по виду, чем остальные помещения. Поднявшись из-за обветшалого письменного стола красного дерева, он произнес вежливо и с улыбкой, расплывшейся по физиономии, словно готов был незамедлительно предоставить миллионный заем любому, за кого я замолвлю хотя бы словечко:

— Доброе утро, лейтенант! — Он жестом пригласил меня занять удобное мягкое кресло. — Присаживайтесь, прошу вас.

— Благодарю! — Неторопливо устроившись, я ободряюще улыбнулся ему. — Прекрасное утро, не правда ли?

Он опустился на стул и с сомнением взглянул на меня:

— Да, разумеется… Чем могу быть полезен, лейтенант?

— Ну… — Я секунду колебался. — Не хочу показаться наглецом, но, может быть, для начала вы сообщите мне, мистер Симпсон, является ли рэкет по сбору фондов честным и законным?

Его тонкие губы на мгновение поджались, затем изогнулись в кривоватой ухмылке.

— Мне следовало сообразить, что, поскольку. Дин убит, рано или поздно вы доберетесь до меня. Вы можете просмотреть книги регистрации в любой момент, хоть сейчас, если желаете. Аудиторская проверка проведена специалистами высокого класса — Митчеллом и Роу. Справьтесь обо всем у них самих.

— Не рассчитывайте, что мы на это не пойдем, — заметил я. — Но в данный момент я верю вам на слово, мистер Симпсон.

— Не могли бы вы называть меня Вулфом? Это мое настоящее имя, — сказал он.

— Ну что ж! Можно придерживаться тех имен, под которыми ваши партнеры были известны у нас в Пайн-Сити. Так будет даже меньше путаницы.

— Как вам угодно.

— Вы, Кэрролл и Йорганс, — продолжал я невозмутимо, — занимались первоклассным рэкетом до тех пор, пока не поскользнулись на чем-то и не были вынуждены провести три года в Сан-Квентине. В тысяча девятьсот пятьдесят пятом году вы все трое были освобождены. И что было дальше?

— Мы решили жить честно, — с готовностью ответил Вулф. — Это был единственный логичный путь.

У нас у всех имелся капитал, накопленный законно, конечно! После судимости любые мошеннические операции стали для нас особенно опасны. Для вторичного старта нам нужно было найти новое место, предпочтительно перспективный городок средних размеров, расположенный в Южной Калифорнии. И мы остановили свой выбор на Пайн-Сити.

— Кэрролл привез свою приятельницу Джанис Айверсен и занялся консультативной деятельностью, — подхватил я, — вы стали специализироваться на учреждении всяческих фондов, а Йорганс решил пойти по стопам Кэрролла?

— Правильно, — подтвердил он. — Но Йоргансу не повезло. Без ложной скромности скажу, что у нас с Дином был природный талант, который, как выяснилось, мы могли с успехом применить в юридической сфере.

А у Мэла такой жилки не было, и дела у него шли не блестяще.

— Таким образом, вы с Кэрроллом за десять лет стали преуспевающими бизнесменами, а Йорганс нет. И что случилось потом?

Он слегка нахмурился:

— Я не уверен, что понимаю вас, лейтенант?

— Кэрролл был убит. Вот что случилось потом, — заметил я ворчливо. — Но до этого он вдруг окрысился на бывших своих единомышленников. Надумал избавиться от Джанис Айверсен, которая была в прошлом его любовницей, и шантажом переманил вас у Йорганса. Почему?

— Не знаю. — Он поспешно отвел в сторону глаза под моим пристальным взглядом, а затем торопливо заговорил:

— Ну, что касается Джанис, думаю, дело тут довольно ясное. Он был женат на молодой привлекательной особе. Джанис же не становилась моложе, и, черт побери, толстела не по дням, а по часам! Поэтому он и захотел избавиться от нее. Сложнее понять его отношение ко мне и Мэлу. Я затрудняюсь вам что-либо сказать. Дин всегда стремился быть главарем в любом деле, так что, возможно, это был какой-то психологический сдвиг…

— Ладно, — произнес я утомленно, — оставим этот вопрос на время. Вы сказали, что он вынуждал вас с помощью шантажа стать его клиентом. Как именно?

Вулф широко развел руками:

— Разве это не очевидно, лейтенант? Если бы поползли слухи, что я — бывший мошенник, отсидевший в тюрьме положенный срок, мне бы пришлось навсегда распроститься со своим бизнесом.

— Но тогда бы вы незамедлительно заговорили о том, что и Кэрролл не лучше вас, — возразил я ему. — И с его бизнесом произошло бы то же самое.

Он устало усмехнулся:

— Именно это я и заявил Дину. Но он указал мне на существенную разницу: организация фондов — это такой вид бизнеса, который строится исключительно на доверии. Его же бизнес был иным: у него имелось множество сотрудников, которые поставляли ему клиентов независимо от того, стоял он во главе фирмы или нет.

Словом, Дин не мог прогореть. В крайнем случае он продал бы свой бизнес за солидную сумму, вот и все.

— Ну а что вы понимаете под «солидной суммой»?

Какой доход он имел?

— Тысяч пятнадцать — двадцать в год.

— И он совсем не боялся идти на такой риск? — недоверчиво уставился я на него. — Это же бессмыслица!

— Согласен с вами, лейтенант, — кивнул Вулф. — Именно это я и говорил в свое время Дину, но он только рассмеялся мне в лицо. Поэтому… — Вулф беспомощно пожал плечами.

— Где вы находились вчера от десяти вечера до полуночи? — спросил я неожиданно.

— Что? — На мгновение у него приоткрылся рот. — Какое это имеет отношение к смерти Дина?

— Не важно! — повысил я голос. — Отвечайте!

— У себя дома.

— Один?

— Да, конечно. А что?

— Приблизительно в это время кто-то задушил Джанис Айверсен в ее спальне, — пояснил я. — До этого она позвонила мне и сообщила, что ее жизнь в опасности.

Когда я приехал туда, там уже находился Йорганс, а она была мертва. Йорганс сказал, что она ему тоже звонила. Сообщила, что знает убийцу Кэрролла и может все доказать, но по телефону не пожелала говорить об этом.

Он ее не застал в живых.

Вулф принялся нервно дергать себя за верхнюю губу.

— Какой-то кошмар! — пробормотал он. — Ну а что с Мэлом? Вы его арестовали, лейтенант?

— У меня не было такой возможности. Пока я был в другой комнате, он выбросился из окна.

— Он умер?

— Умер. Получается любопытная ситуация, Вулф. Двое из трех бывших партнеров мертвы, как и старая приятельница одного из погибших. Так что остались вы один, не так ли?

— Уж не думаете ли вы, что это я убил кого-то из них? — охрипшим голосом спросил Вулф.

— Если нет, — заметил я с неприятной улыбкой, — то вам следует повнимательней присмотреться к вашим общим врагам, согласны?

— Если один и тот же человек убил Дина и Джанис, — невнятно проговорил он, — это вовсе не значит, что ему непременно понадобится убивать и меня?

— Тот же самый вопрос я задаю и себе, — хмуро заметил я. — Что с вами стряслось? Вчера днем в доме Айрис Мейлон вы, по собственной инициативе, снабжали меня всяческой информацией. Сегодня же я не добился от вас ни одного вразумительного ответа на мои вопросы.

— Я бы очень хотел вам помочь, лейтенант, поверьте. Судя по тому, как вы со мной разговариваете, я — либо подозреваемый в двойном убийстве, либо жертва следующего убийства.

— Даже я бы не сформулировал этого точнее, — одобрил я. — Если вы заметите, что кто-то идет следом за вами по темному переулку, не стесняйтесь громко звать на помощь.

— Огромное спасибо! — фыркнул он. — Полагаю, когда-нибудь вы пожелаете получить от меня что-нибудь в знак благодарности за ваш совет.

— Я бы весьма положительно отнесся просто к признанию!

— Я не убивал ни Дина, ни Джанис Айверсен. — Он закурил сигарету; пальцы, державшие спичку, заметно дрожали; — Я не знаю, кто это сделал. И не могу представить, что кроется за всеми этими преступлениями.

— Ну что ж, в данный момент остановимся на этом. — Я поднялся. — Если у вас в голове появятся какие-то новые мысли, дайте мне знать. Так сказать, если вас что-то неожиданно осенит.

— Что значит «осенит»?

— Ну, вроде того, что произошло с вами на вечеринке у Айрис Мейлон, — вкрадчиво произнес я. — Ведь это именно вы предложили тогда поиграть в весьма удобную игру «убийство в темноте», перед самым убийством Кэрролла.


Глава 6 | Труп на рождество | Глава 8