home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 2

Эд Сэнджер и его помощник отбыли с веселыми улыбками и малоутешительными заверениями, что они не обнаружили ничего примечательного и очень сомневаются, что дальнейшие лабораторные тесты дадут дополнительную информацию. Прибыл «мясной фургон», по выражению доктора Мэрфи, и тело Дина Кэрролла — Робин Гуда — отправилось в морг. Уехал и док, определив предварительно время смерти от девяти до девяти тридцати вечера и причину смерти — пулю от крупнокалиберного пистолета, застрявшую в мозгу жертвы.

Таким образом, заправлять делами остались одинокий рейнджер Уилер и его глуповатый приятель сержант Тонто Полник.

Я вернулся в гостиную. Полник, естественно, не отступал от меня ни на шаг. Вид у него был такой, будто больше всего на свете ему хотелось бы сейчас находиться в составе резерва при офисе шерифа. Впрочем, он немного повеселел при появлении полуодетой «пиратки», и пару минут, пока он не вспомнил о своей почтенной супруге, в его глазах горели плотоядные огоньки.

— Лейтенант, — совсем протрезвевшая Айрис Мейлон заговорила холодным, деловитым тоном. — Я не могу продержать здесь всю ночь гостей! Когда они смогут отправиться домой?

— Сразу же после того, как я задам им несколько вопросов, а сержант Полник запишет их имена и адреса, — сообщил я. — Так что вам лучше присесть.

Пристроившись на кончике стула, она вцепилась в подол пиратской юбчонки, пытаясь оттянуть ее хотя бы на сантиметр и прикрыть почти оголенные бедра.

Я поочередно оглядел остальных гостей, разбредшихся по всей гостиной, и мысленно вздрогнул от отвращения: если уж маскарадные костюмы не придали им привлекательности, как же они выглядели в повседневной одежде?

— Ладно, — начал я. — Сегодня где-то от девяти до половины десятого вечера в комнате для гостей был убит Дин Кэрролл.

— Как, лейтенант? — поинтересовался сатана.

— Его застрелили, — ответил я. — Слышал кто-нибудь из вас звук выстрела в указанное время?

Секунд через десять я осознал, что если даже кто и слышал, то это вовсе не значит, что он намерен выложить мне все как на духу.

Я повторил попытку:

— Пусть каждый из вас припомнит, когда он в последний раз видел Дина Кэрролла в живых.

Произошедшее потом напоминало какое-то ритуальное действо: гости поочередно обменивались взглядами и едва слышно что-то бормотали. В какой-то миг меня осенило — так должен чувствовать себя затейник ночного клуба, вылезающий из кожи вон, чтобы позабавить собравшихся, которые о чем-то невнятно перешептываются, не обращая на него ни малейшего внимания.

— А что скажете вы? — в отчаянии повернулся я к Айрис Мейлон. — Когда вы в последний раз видели Кэрролла?

— Мне как-то трудно припомнить, лейтенант. — Она часто-часто заморгала накрашенными ресницами и осторожно приложила руку ко лбу. — Понимаете, вечер начался довольно рано, и, к сожалению, все так быстро пошло кувырком…

— Вы помните, когда он приехал?

— Да, конечно, — закивала она благодарно. — Они с Тони появились около половины восьмого.

— Я с ними немного поболтала, как только они приехали, — вмешалась крашеная блондинка. — Потом Ларри предложил поиграть в ту игру, помните?

— В какую игру? — спросил я.

Айрис Мейлон вздрогнула:

— В «убийство в темноте». Пожалуй, мы в нее играли с час.

— Что дальше?

— Мы занялись самым главным в любой вечеринке: стали пить! — заявил сатана ехидным тоном. — Игра вроде бы утратила остроту, когда выключили свет и игроки разбились на парочки, попрятались по углам, даже под столом и в стенном шкафу, и…

— Да, — поспешно перебила его Айрис Мейлон, — мы еще выпили, включили музыку и потанцевали.

— Где в это время находился Кэрролл? — гнул я свое.

— Уверена, здесь его не было! — заливисто расхохоталась крашеная блондинка. — Отлично помню, как я его искала. А когда не нашла, то решила, что он продолжает играть в ту же игру со своей партнершей в каком-нибудь чулане.

— Кто видел его после окончания игры? — спросил я мрачно.

Никто не видел.

Я велел Полнику приступить к записи имен и адресов, включая адрес, который должен был сообщить ему Грег Толлен.

Примерно через пятнадцать минут ушел последний гость. Полник вздохнул с облегчением: определенно, писательский труд был не в его вкусе. Я понимал, что ему по душе более практичное дело, но как-то не мог ничего придумать и посему отпустил домой, предупредив, что мы встретимся утром в офисе шерифа. Бросив последний мечтательный взгляд на соблазнительные ножки девушки-корсара, он решительно расправил плечи и строевым шагом отправился по темному городу к своей «старухе».

Айрис Мейлон с тоской взглянула на опустевшую гостиную, где вся мебель была сдвинута с места, пепельницы переполнены окурками, бокалы и рюмки испачканы в губной помаде, и непроизвольно вздрогнула.

— Ни разу еще в моей жизни не было такой короткой вечеринки! А тут еще и убийство! — Она потерла лоб. — Не хотите ли выпить, лейтенант?

— Видите ли, — осторожно заговорил я, — я всегда считал, что стаканчик спиртного во время работы оказывает терапевтическое действие. Ведь если в загадочном деле, подобном этому, приняться с самого начала усиленно размышлять, то можно просто спятить.

Так что скотч со льдом и содовой мне, пожалуй, не повредит.

Она направилась в конец гостиной к бару. Обшитый пушистым мехом подол ее короткой пиратской юбочки приподнимался и отлетал в сторону, отскакивая от упругих округлых ягодиц. Пока она была занята приготовлением напитков, я закурил сигарету и опустился в ближайшее кресло. Айрис Мейлон быстро справилась с заданием, протянула мне бокал и, усевшись на кушетку, аккуратненько скрестила ноги и вновь попыталась натянуть юбку пониже.

— Догадываюсь, вы намереваетесь задать мне два миллиона вопросов, лейтенант, — пробормотала она, вздохнув. — Так приступайте же сразу! — И приподняла бокал:

— Счастливого Рождества!

— И смелого Нового года! — добавил я тоже со вздохом.

Скотч на вкус походил на женщин, которые мне нравятся: мягкий, но достаточно выдержанный и обещающий впоследствии острые ощущения.

— Расскажите мне про Дина Кэрролла, — предложил я.

— Ну, он;., был… человеком, за которого вышла замуж моя подруга… — Это было сказано с какой-то вымученной улыбкой. — По всей вероятности, мои слова не кажутся вам полными глубокого смысла, не правда ли? Просто я хочу подчеркнуть, что его жена Тони — моя приятельница, а о нем самом я почти ничего не знаю, за исключением того, что они не слишком-то ладили.

— И у нее был роман с кроликом, с Грегом Топленом? — спросил я. — Или же это был — как бы получше выразиться? — незапланированный каприз в комнате для гостей? Случайная интрижка на один вечер?

— Честно говоря, я просто не знаю… Боюсь, от меня мало толку.

— Каким образом Кэрролл зарабатывал на жизнь?

На ее гладком лбу появились легкие морщинки.

— Не знаю, но, как мне кажется, деньги у него водились. Дом у них был — полная чаша!

Я осмотрел огромную гостиную — тридцать на сорок футов, потом снова взглянул на хозяйку.

— Вы и сами не производите впечатление нищенки.

Ваш муж богат?

— Я не замужем, — рассмеялась она. — Когда одинокая девушка может доставлять себе столько удовольствий, сколько ей заблагорассудится, я считаю, было бы страшно тоскливо видеть возле себя одну и ту же физиономию.

— Вы работаете ради денег? Или это неделикатный вопрос?

— Я работаю ради удовольствия, — нехотя пробормотала она. — Мой отец умер очень состоятельным человеком, что, конечно, похвально, если принимать кончину с точки зрения оставшихся в живых. Но приблизительно полнедели, как я устроилась составителем рекламных текстов. Специализируюсь на самых модных товарах. Вы слышали про такие рекомендации? Скажем: «Девушки, если вы не можете дождаться, когда вас изнасилуют, носите нижнее белье только из черного шифона!» Послание с изюминкой, запоминается. Или вот еще: «К чему соглашаться быть всего лишь временной девушкой в его жизни, когда с помощью наших полукорсетов, придающих соблазнительные формы любой фигуре, вы сможете стать его женой на всю жизнь?» Лично я считаю, что не имею морального права не вносить посильный вклад в нашу цивилизацию на том лишь основании, что я — особа богатая. Вы со мной согласны, лейтенант?

— Знаете, я почему-то был уверен, что подобную ерунду сочиняют какие-то типы с бородой Хемингуэя, но не обладающие его талантом.

— Пожалуйста, — громко захихикала она, — не относитесь с таким пренебрежением к моему призванию!

— Вы сочиняете все это, сидя в ванной или же в специальном офисе?

— Никакого офиса! Я — нечто вроде свободного придатка трех-четырех рекламных агентств. Они звонят мне, когда желают использовать мое незаурядное дарование.

— Ладно, — махнул я рукой. — Давайте вернемся к сегодняшней вечеринке. Уехал кто-нибудь еще до моего прихода, кроме Тони Кэрролл?

— Нет! — покачала она головой. — Все оставались на месте.

— Может быть, явились не все, кого вы приглашали?

— Такое исключается! — Она холодно посмотрела на меня. — Вечер у Айрис Мейлон — это событие, лейтенант!

— Охотно верю! Ну что же, спасибо за скотч.

— Вы уже уходите? — В небесно-голубых глазах промелькнуло что-то тревожное. — Неужели вы способны бросить меня одну-одинешеньку в доме, где только что произошло убийство?

— Думаю, что способен. Но если вы так нервничаете, позвоните кому-нибудь из приятелей и попросите его побыть с вами до утра.

— Я не знаю никого, с кем бы в данный момент хотела провести ночь! — услышал я довольно резкий ответ.

— В таком случае отправляйтесь в отель.

— Я не выношу отели.

— Значит, вы столкнулись с серьезной проблемой, — вежливо улыбнулся я ей. — Спокойной ночи, мисс Мейлон!

Я почти дошел до двери, когда она выразительно кашлянула.

— По всей вероятности, вас не соблазняет перспектива составить компанию незамужней особе в такую злосчастную ночь, лейтенант? — спросила она напрямик.

— Я бы сделал это с превеликим удовольствием! — ответил я совершенно искренне, насильно заставляя себя двигать ногами в прежнем направлении и не разрешая голове повернуться назад. Один взгляд на ее длинные стройные ноги, и — я не сомневался — Уилер пропал! — Но если бы я так поступил, утром окружной шериф уволил бы меня со службы. Никто не бывает в такой степени безработным, как выгнанный за нарушение дисциплины коп!

Выпалив эти мудрые слова, я выскочил из особняка, опасаясь, что приступ благоразумия окажется непродолжительным. Очутившись в портике, я для поддержания духа первым делом окинул взором предмет моей гордости — новенький «ягуар» типа «Е», который выглядел особенно эффектно при лунном свете Две недели назад я наконец решился расстаться со своим видавшим виды «остином», поменяв его на это сверкающее чудо Вообще-то «ягуар» был подержанный — на лейтенантское жалованье не пошикуешь, — но продававший его тип клялся всеми святыми, что его первой владелицей была старая леди, которая лишь раз в неделю ездила из Пасадины в Нью-Йорк, да и то менее года. Признаться, я без труда выжимал из него восемьдесят пять, мог бы и больше, но ведь предельно допустимая скорость — шестьдесят, а с транспортной полицией шутки плохи!

Вот если мне придется как-нибудь спешить по неотложному делу, тогда уж я проверю, как бегает мой зверь!

Через пятнадцать минут довольно осторожной езды я оказался перед домом покойного Дина Кэрролла, который по стоимости своей мог поспорить с обителью Айрис Мейлон. Через несколько секунд после того, как я позвонил, мне открыл дверь высокий тощий тип с тонюсенькими усиками, облаченный в темно-серый костюм.

— Ох, еще раз здравствуйте, лейтенант! — воскликнул он невольно.

— Хэлло, мистер Толлен, — ответил я. — Вы выглядите иначе без кроличьего наряда, больше, пожалуй, подходящего вам по характеру.

Он проглотил мое оскорбление с вежливой улыбкой.

— Чем могу быть полезен?

— Ничем. Я хочу поговорить с миссис Кэрролл.

— Очень сожалею, лейтенант, — живо откликнулся он, — но Тони в данный момент отдыхает. Она страшно расстроилась из-за случившегося. Честное слово, я убежден, что будет лучше, если вы встретитесь с ней в другое время.

— Единственный способ помешать мне повидаться с ней незамедлительно — это предъявить подписанное двумя врачами медицинское заключение, что беседа с полицейским ей противопоказана — рявкнул я. — Так что если вы — доктор или, еще лучше, представляете собой пару близнецов с медицинскими дипломами, то я немедленно удалюсь отсюда.

— Ладно, лейтенант, раз вы настаиваете! — Его усики обеспокоенно задрожали. — Но отнеситесь к ней деликатно, прошу вас.

— Естественно. Я не вижу оснований оказывать на нее грубое давление. А вы?

— Нет, конечно! — Он слегка покраснел. — Не пройдете ли за мной?

Овдовевшая леди оказалась красоткой. Высокая и стройная брюнетка грациозно сидела в гостиной — в кресле, с сигаретой в одной руке и бокалом в другой. Пеньюар из белого шелка и прекрасных кружев не столько скрывал, сколько подчеркивал упругость ее небольших грудей и округлые линии бедер. Разделенные прямым пробором волосы как бы венчали ее голову блестящим черным шлемом. Природа наделила ее ясными темно-синими глазами, глубоко посаженными над высокими скулами, прямым носиком и ртом в форме розового бутона, который, как правило, свидетельствует о стальной воле, ловко скрывающейся под внешней мягкостью.

— Тони! — Толлен громко откашлялся. — Это лейтенант Уилер из офиса шерифа.

— Ox!

Она с надеждой посмотрела на сигарету в одной руке, затем перевела глаза на бокал со спиртным в другой и, поскольку ни то ни другое не исчезло, бросила на Топлена испепеляющий взгляд за то, что он не предупредил ее о моем появлении, так что ему впору было провалиться сквозь землю.

— Я должен задать вам несколько вопросов, миссис Кэрролл, — произнес я стандартную фразу.

— Пожалуйста, — ответила она тихо. — Я знаю, что мне следовало дождаться у Айрис вашего приезда, лейтенант, однако пережитое душевное потрясение, когда было найдено тело Дина… — На глаза ее навернулись слезы, но она постаралась держать себя в руках. — Надеюсь, вы понимаете?

— Это вы с мистером Топленом обнаружили тело вашего мужа под кроватью в комнате для гостей?

— Да. — Она без особых усилий выжала еще по одной слезинке в уголках глаз. — Ужасно!

— Известны ли вам какие-нибудь обстоятельства, в силу которых кому-то вздумалось убить вашего мужа?

— Нет! — покачала она головой, как бы подчеркивая правдивость ответа. — Мне известно лишь, что в последние две недели у него были какие-то неприятности.

Но мне не верится, что кто-то решил убить его из-за разногласий, связанных с бизнесом.

— Чем именно занимался ваш муж?

— Он был консультантом по связям с общественностью. Вы знаете фирму «Дин Кэрролл и компаньоны»?

Это крупнейший информационный центр в Южной Калифорнии.

— Где находится его офис?

— В Калфорд-Билдинге на Пайн-стрит. Старшим его партнером является Джерри Шоу. Полагаю, он сможет вам сообщить, что тревожило Дина.

Она допила напиток чисто по-женски, маленькими глотками, затем протянула пустой бокал Толлену.

— Спасибо, Грег. — Она задумчиво улыбнулась. — Это немножко помогло.

— И как раз в тот момент, когда вы вдвоем собирались войти в залу, — напомнил я, — вы натолкнулись на того, кто выходил оттуда?

Она драматически вздрогнула.

— Тот Санта-Клаус! Я чувствую, теперь рождественская неделя всегда будет самой кошмарной до конца моей жизни!

— Вам не показался знакомым этот человек?

— Нисколько. Я подумала, что он — один из приглашенных, с кем я прежде не встречалась. — Ее глаза смотрели на меня с немой мольбой. — Вы же знаете, как это бывает на костюмированных балах, лейтенант?

Там не принято представляться.

— Вас не заинтересовало, что он мог делать в этой комнате? — спросил я и, угадав ответ в неожиданном замешательстве, отразившемся в ее темно-синих глазах, равнодушно добавил:

— По всей вероятности, вы решили, что он занимался тем же самым, чем намеревались заняться и вы с Топленом?

— Лейтенант, пожалуйста, — заволновался Толлен. — Вы не можете в таком духе разговаривать с миссис Кэрролл!

— Почему? Это же правда, не так ли? — удивился я.

Овдовевшая леди, эффектно залившись слезами, выскочила из гостиной. Толлен поспешил было за ней, но передумал и повернулся ко мне. Кадык на его шее нервно подрагивал.

— Видите, что вы натворили, лейтенант? — пробасил он.

— Вижу, — неохотно согласился я. — Дал ей возможность сорваться с крючка, и она воспользовалась этим. Но с остальными вопросами можно подождать и до завтра.

Передайте ей, что утром ее вызовут для опознания тела.

Я поручу сержанту Полнику заехать за ней около десяти.

Вы можете присутствовать, если пожелаете. Просто чтобы удостовериться, что тело никто не подменил.

— Хорошо, лейтенант. Я все передам. — Он с явным усилием сглотнул. — Я понимаю, что мы обнаружили тело при… ох… весьма щекотливых обстоятельствах… Но ведь я ничего не пытался от вас скрыть, не так ли? — Он взглянул в мое непроницаемое лицо и, убедившись, что ответа вряд ли дождется, поспешил выговориться до конца:

— Я искренне верю, лейтенант, что вы не обманете моих надежд на вашу тактичность. Если эта история, в которой замешаны я и Тони, получит огласку, мы оба окажемся в довольно затруднительном положении.

— Я бы даже сказал, в положении, из-за которого можете попасть в число подозреваемых, — охотно подхватил я.

— Что?!

— Кстати, вы напомнили мне… Скажите, у вас нет костюма Санта-Клауса?

Тонюсенькие усики задергались.

— Нет, конечно! Почему вы спрашиваете?

— Просто пришла в голову одна мысль, — ответил я. — Насколько хорошо вы знаете тучную блондинку в подростковой пижамке?

— Джанис Айверсен? Ну, она просто моя знакомая.

А что?

— У вас с ней нет интрижки? Типа «четверг-пятница-суббота»?

— Вы не в своем уме, лейтенант! — Он, похоже, поперхнулся при этих словах. — О чем, черт побери, вы толкуете?

— В данный момент эта Джанис обеспечивает вам алиби! Только она делает вашего Санта-Клауса реальной фигурой вместо той мифической, которую вы и ваша овдовевшая дама придумали, чтобы обеспечить себе алиби на время убийства ее мужа. Вот о чем я толкую!

— Лейтенант, вы, возможно, допускаете…

— Когда речь идет об убийстве, я могу поверить чему угодно! — заверил я. — Например, тому, что иногда и кролик может кусаться.


Глава 1 | Труп на рождество | Глава 3