home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 7

Я стоял перед дверью и мой палец уже почти коснулся кнопки звонка, когда я услышал, что внутри зазвонил телефон. Телефонный звон прекратился через несколько секунд после того, как я надавил кнопку, но мне пришлось подождать еще минуты три, пока дверь отворилась Передо мной стояла Джози Флетчер в коротком пеньюаре огненного цвета, настолько прозрачном, что видна была ее восхитительная грудь, стройные бедра и даже темный треугольник между ними.

Один взгляд на ее лицо сказал мне, что она уже знает о своем вдовстве. Меня кто-то опередил. Может быть, ей сообщили по телефону, и потому она так долго не открывала дверь.

– Вы? – В ее голосе слышалась неприкрытая враждебность. – Убийца!

– Джози, – спокойно сказал я, – я очень огорчен смертью Сэма, но ведь это не я его убил.

– Вы, может, и не спускали курок, но вы подставили его, все силы приложили, чтобы он погиб. Это еще хуже, чем убить самому.

– Если бы Сэм сказал правду о краже, он был бы жив, – заметил я.

– Если бы вы не давили на него все время, не пороли чушь насчет того, что он прирожденный стукач, вот тогда он точно был бы жив! – закричала она. – Так что избавьте меня, лейтенант, от ваших лицемерных сожалений, они меня раздражают! Вы так же повинны в смерти Сэма, как и тот, кто стрелял в него. И вы это знаете!

– Вы вольны так думать, – вежливо сказал я. – Но тем не менее у меня есть к вам несколько вопросов.

– Вы хотите узнать, какие он цветы любил, чтобы послать их на могилу?

– Вы впустите меня, Джози, – терпеливо осведомился я, – или мы так и будем стоять на лестнице?

– Я не могла помешать вам войти в квартиру, даже когда Сэм был жив, – с безразличным видом сказала она. – Так что теперь, когда его нет, не стоит даже и пытаться.

Она повернулась ко мне спиной и вернулась в гостиную. Я закрыл входную дверь и последовал за ней.

Я остановился посреди комнаты, а она двинулась к бару.

– Мне необходимо выпить, – сухо сказала она, не поворачивая головы. – Я не из тех вдов, что всю оставшуюся жизнь поминают покойника, но сейчас мне необходимо глотнуть чего-нибудь крепкого, чтобы переносить ваше присутствие.

Я некоторое время смотрел на ее спину, полную неприязни, потом закурил сигарету и для разнообразия стал смотреть в потолок. Может быть, в убийстве Сэма Флетчера есть моя вина, а может быть, и нет. Во всяком случае, если говорить о вдовах, то мои симпатии были на стороне жены ночного сторожа, которой теперь предстояло одной растить трех ребятишек.

– Если вы действительно так переживаете и хотите отомстить за Сэма, – сказал я, – самое лучшее для вас – это рассказать мне ту историю, которую не рассказал Сэм. Тогда мы смогли бы найти убийц.

Она резко повернулась и со стаканом в руке направилась к кушетке, а пламенеющий нейлон развевался вокруг нее, как штормовые облака.

– Я не понимаю вас, – сказала она. – Сэм за всю жизнь не сделал ничего дурного.

– Как хотите!

Я сел в кресло напротив нее, стараясь не смотреть на ее округлые бедра, которые отчетливо вырисовывались под легким нейлоном.

– Тогда побыстрее задавайте ваши идиотские вопросы и убирайтесь отсюда! – бросила она.

– Я пришел сюда, – начал я, – чтобы сообщить вам, что произошло с вашим мужем, но вы уже все знали. От кого?

– Только что звонил Герб Мандел, – ответила она. – Он думал, что я уже знаю об этом, и очень огорчился, когда понял, что это не так.

– Вы довольно долго продержали меня за дверью, – напомнил я ей негромко. – О чем еще говорил в это время Герб?

– О том, как он сожалеет. – Ее губы скривились. – Герб ведь джентльмен, но вы об этом понятия не имеете!

– Никогда не слышал, что нужно быть джентльменом, чтобы точно рассчитать количество нитроглицерина для взрыва сейфа, – заметил я. – Я полагаю, для этого достаточно обычного образования.

– Ах вы, остряк проклятый! – процедила она сквозь зубы. – Я бы посмеялась, если бы это вы, а не Сэм, лежали сейчас в морге.

– А Герб рассказал вам, что случилось по дороге в его отель, когда они втроем ушли из вашей квартиры? – поинтересовался я.

– Ну вроде бы Марвин и Сэм о чем-то говорили, а потом вдруг выскочили из машины на перекрестке. – Джози пожала плечами. – Я бы внимательнее слушала, лейтенант, если бы знала, что это так важно для вас. Но в ту минуту мои мозги были заняты только известием о внезапной смерти Сэма.

– Это был последний раз, когда Сэма видели живым – с Марвином Лукасом, – медленно сказал я. – А тот ночной сторож, который сегодня утром умер в госпитале, получил три пули в спину, – продолжал я. – Сэм был застрелен двумя пулями в затылок.

Можно сказать, что убийца оставляет что-то вроде своей расписки, правда?

– Что вы хотите этим сказать? – Она сделала несколько глотков, прежде чем снова посмотрела на меня.

– Может быть, Герб замешан в этом, а может, и нет, – продолжал я. – Но Сэма убил Марвин Лукас, и мы оба это знаем. Лукас панически боялся, что Сэм выдаст его. И он знал, что сторож умер сегодня утром, я сам сообщил ему об этом. Вы помните? Итак, если бы Сэм решил расколоться, Марвину пришлось бы ответить не только за кражу со взломом, но и за убийство.

– Идите и докладывайте эту чушь вашему шерифу, а меня оставьте в покое, – сказала она.

– Мы еще не нашли Лукаса, – объяснил я. – Он все еще на свободе. Теперь, когда он убил уже двоих, ему ничего не стоит добавить к ним третий труп.

– Третий? – Она немного подумала, прежде чем продолжить:

– Вы думаете, что он попробует убить Герба?

– Не Герба! – тихо проговорил я, глядя ей в глаза. – Вас!

– Меня? – Джози недоверчиво смотрела на меня несколько секунд, потом расхохоталась. – Вы просто псих Зачем Марвину убивать меня?

– По той же причине, по какой он убил Сэма, – значительно сказал я. – Вы были женой Сэма и, вероятно, знали столько же, сколько и он, об этой краже.

Вы представляете для Марвина большую опасность. Тот день, когда он поймет это, будет вашим последним днем, Джози!

Она решительно покачала головой:

– Вы в самом деле спятили! Марвин славный парень.

– Дело ваше!

Я встал с кресла и неторопливо направился к двери. Она дала мне пройти полдороги, прежде чем открыла рот:

– У вас больше нет идиотских вопросов?

– Целая куча, но раз вы продолжаете давать мне идиотские ответы, я предпочитаю вернуться домой и немного вздремнуть.

Я протянул руку, чтобы открыть дверь, но она подбежала, стуча каблучками.

– Лейтенант!

Я повернулся и увидел в ее темных глазах нерешительность и еще что-то, мне непонятное.

– Вы ведь не думаете, что Марвин убьет меня? – Она попыталась улыбнуться, но это ей не удалось. – Вы просто сказали так, чтобы испугать меня?

– Нет, я именно так думаю, – твердо ответил я. – Но если вы не хотите мне верить, Джози, тем хуже для вас. Сами выпутывайтесь! Желаю удачи, до свидания!

– Подождите! – Ее голос задрожал. – Если вы вправду думаете, что Марвин намерен меня убить, вы не можете оставить меня здесь одну!

– Ну что же, мы поставим кого-нибудь на площадке у вашей двери, – спокойно проговорил я.

– Сделайте мне лучше маленькое одолжение, хорошо? Побудьте со мной еще немного, – попросила она нервно, – чтобы я хоть немного успокоилась.

– Нет! – отрезал я.

Ее глаза загорелись гневом.

– В конце концов, вы виноваты, что Сэма убили, разве не так? – прошипела она. – И по вашей вине теперь опасность угрожает мне. Но вас это ничуть не волнует, вы не можете пожертвовать даже одним часом!

– Могу, но не задаром.

Она удивленно подняла брови:

– Что вы хотите сказать?

– Я хочу предложить вам сделку, Джози, – сухо сказал я. – Я побуду с вами часок, если вы расскажете мне правду.

– Правду о чем?

– Для начала о вас и Сэме, – ответил я.

– Мне надо подумать, – сказала она.

Джози стремительно шагнула к маленькому бару, я пошел за ней. Некоторое время она стояла неподвижно, потом искоса поглядела на меня.

– Лейтенант, – она улыбнулась, – полагаю, вы что-нибудь выпьете, пока я буду размышлять над вашим предложением?

– Скотч со льдом и капельку содовой, – согласился я.

Она приготовила выпивку, пока я по-прежнему стоял посреди комнаты, подошла ко мне и протянула один из стаканов.

– Значит, разговор будет обо мне и Сэме, – задумчиво сказала она.

– Лучше начнем с Сэма, – предложил я.

– Как хотите, лейтенант.

Она, опустив голову с притворным смирением, подошла к кушетке и уютно устроилась на ней. Я же сел в кресло напротив нее и отхлебнул немного из стакана – скотч, между прочим, оказался отличного качества – и начал:

– После кражи мы, конечно, навели справки о Сэме и его приятелях. На Сэма есть досье. Он дважды сидел в тюрьме: первый раз за наводку, второй раз – за продажу порнографических изданий школьникам. Кроме того, его неоднократно задерживали за наводку, но за недостатком улик и благодаря ложным показаниям его отпускали… Герб Мандел отбыл пять лет в Сан-Квентине за взлом сейфа. Через несколько лет в Иллинойсе его осудили на четыре года. Он один из трех лучших специалистов по сейфам в Штатах. Марвин Лукас всегда как-то выкручивался, но обвиняли его во всем понемногу – от вооруженного нападения до убийства.

– А какое это имеет отношение к Сэму и ко мне? – спросила она.

– Ваш муж был старше вас на двадцать лет! – бросил я. – Толстый коротышка с уродливой узкой физиономией, смахивающий на разжиревшую крысу! Отсидевший за наводку и за распространение порнографии среди школьников – вот за кого вы вышли замуж полгода назад и через три недели после свадьбы приехали с ним в Пайн-Сити… Умная, молодая, очень привлекательная женщина выходит замуж за такую крысу, за такую дрянь! По-че-му, Джози? Может, вы еще скажете, что это любовь?

Ее рука задрожала, когда она подняла стакан и отхлебнула виски.

– Это мое дело, почему я вышла замуж за Сэма, – проговорила она ровным голосом после паузы. – Занимайтесь своими делами!

– После ограбления все дела Сэма касаются и меня, – холодно возразил я. – А теперь, когда он стал трупом, тем более. Зарубите себе на носу, Джози: я готов помочь вам, но совершенно не намерен принимать на веру ваше притворное горе, которое вы неумело пытаетесь изобразить.

Понятно?

Она допила виски и уронила стакан На кушетку.

– У меня были неприятности в Лос-Анджелесе, если вас это интересует, – сказала она, опустив глаза. – Серьезные неприятности, которые могли кончиться тюрьмой, и Сэм знал об этом. Передо мной стоял выбор: или он выдаст меня полиции, или я выйду за него замуж.

Я изобразил удивление:

– Да что вы говорите? Ублюдок Сэм вдруг стал покровителем слабых и преследуемых? Зачем ему нужна была эта женитьба?

– Затем, что ему нужно было выглядеть респектабельным. Он сказал, что собирается провернуть самое крупное дело в своей жизни, но сначала нужна подготовка, длительная подготовка – месяцев шесть или восемь. Потом он обещал дать мне развод, если я пожелаю, – ответила Джози бесцветным голосом. – Я подумала и решила, что лучше прожить восемь месяцев с обезьяной Сэмом, чем два года в тюрьме.

– Так, значит, неутешная вдова – это лишь комедия?

– Когда Герб сказал, что Сэм мертв, мне захотелось пуститься в пляс! – горячо сказала она. – Первый раз за семь месяцев я почувствовала себя чистой. Сэм был не мужчина, а мерзкая помесь свиньи с рептилией!

– Хорошо, с этим все ясно, – сказал я. – Теперь расскажите мне о взломе.

– Но я же ничего не знаю! – Она подняла голову и жалобно посмотрела на меня. – Он никогда не доверял мне полностью. Естественно, я поняла, что они втроем украли драгоценности и один из них убрал ночного сторожа, но в моем присутствии они никогда об этом не говорили. Я очень сожалею, лейтенант, но это правда.

Я осушил свой стакан, поставил его на крышку бара, встал и опять пошел к двери.

– Вы что, собираетесь уходить?! – в панике закричала она.

– Вы же опять лжете, Джози, – упрекнул я ее.

– Не уходите, прошу вас! – Она уцепилась за мою руку, стараясь оторвать ее от двери. – Лейтенант, умоляю, не оставляйте меня одну! Я не знаю, что мне делать! Если придет Лукас, он тоже не поверит, что Сэм мне ничего не говорил. Он еще более недоверчив, чем вы.

– Логично, – усмехнулся я. – Я не верю ни одному вашему слову и готов держать пари, что и Лукас не поверит!

Судорога пробежала по всему ее телу, и она как бы окаменела. Потом глубоко вздохнула и прямо посмотрела мне в глаза.

– А зачем вести пустые разговоры, – грудным голосом произнесла она. – Есть масса интересных способов провести время вдвоем!

– Меня сейчас интересует только одно: правда!

– Но вы не понимаете! – Ее глаза засияли, как звезды. – Я навсегда избавилась от Сэма!

– Почему бы вам заодно и не избавиться от привычки лгать?

– Знаете, чего мне хочется больше всего? – вкрадчиво спросила она.

– Чтобы я упал, сраженный молнией?

– Перестаньте издеваться, я серьезно, – прошептала она. – Самым восхитительным для меня сейчас было бы оказаться в объятиях настоящего мужчины, а не этого грязного животного! Настоящего мужчины, такого, как вы, лейтенант!

– Нет, Джози, будем придерживаться нашего уговора, – твердо сказал я. – Или вы говорите правду, или я немедленно ухожу отсюда.

– Вы что, не хотите лечь со мной в постель? – Она удивленно распахнула глаза. – Разве я некрасивая? Я вас не привлекаю? Совсем не возбуждаю вас? Может, вы боитесь, потому что женаты? Это так? Вдруг ваша жена узнает и…

– Нет! – рявкнул я. – Я не собираюсь…

– Значит, дело все-таки во мне? – разозлилась она. – Хорошо, скажите, что вам не нравится во мне? Лицо?

– Ваше лицо мне нравится, – процедил я сквозь зубы. – Если это доставит вам удовольствие, знайте: я нахожу вас очень привлекательной. А теперь вернемся к…

– Значит, фигура! – пробормотала она. – Вам что, не нравится моя фигура, да? Вам, наверно, надо очки надеть, чурбан бесчувственный! Смотрите!

Она отступила на шаг, наклонилась, ухватилась за подол пеньюара, потом резко рванула его и опять выпрямилась. Облако нейлона огнем вспыхнуло вокруг ее головы и легко упало на пол.

– А теперь, – сказала Джози, хрипло дыша, – отвечайте, что вас не устраивает в моем теле?

Она откинула голову назад, черные волосы блестящим каскадом заструились у нее по спине. Прогнувшись, она выставила вперед соблазнительную грудь, потом, покачивая бедрами, быстро сократила дистанцию между нами. В страстном порыве она обвила руками мою шею и прижалась ко мне с такой силой, что мы почти слились воедино. Она слегка застонала.

Сначала у меня в голове раздался тревожный звонок, затем зазвонил телефон… Джози резко оттолкнула меня.

Телефон продолжал трезвонить. Джози задрожала.

– О Боже! – прошептала она. – Что теперь делать?.. – И с ужасом посмотрела на меня.

– Поднимите трубку, – проворчал я.

Пока она медленно шла к телефону, ее взгляд ясно говорил, что она считает меня самым мерзким предателем. Телефон прозвенел еще два раза, прежде чем она решилась и взяла трубку.

– Да? – проговорила она, словно умирая.

Некоторое время она слушала, не в силах унять дрожь, затем ее глаза обратились ко мне, расширившись от страха. Она прикрыла трубку рукой и выдохнула:

– Это Лукас! Он в аптеке на углу. Спрашивает, можно ли ему подняться ко мне.

– Скажите, что да, – тихо произнес я.

– Вы с ума сошли, – пролепетала она испуганно. – Он же убьет меня, неужели не понимаете?!

– Скажите "да"! – свирепо прошипел я.

Она закрыла глаза на секунду, потом, собравшись с духом, сказала, что пусть поднимается, и быстро повесила трубку таким отчаянным жестом, как будто обрекла себя на казнь.

– Он идет! – мрачно проговорила она. – Будет здесь через пять минут. – Зубы ее стучали от страха. – Что мне делать?

Я головой указал ей на пламенеющее нейлоновое облачко на ковре.

– Прежде всего оденьтесь, – сказал я, – а то схватите насморк.

Она подняла пеньюар и послушно накинула его на плечи. Ее движения были жесткими и безжизненными, хотя и точными, как у автомата: так двигаются лунатики.

– Вы не можете допустить, чтобы меня убили! – вдруг простонала она. – Вы должны спасти меня, лейтенант! Ведь это ваш долг, ваша работа – защищать слабых, да? Он не должен поймать меня здесь, разве вы не понимаете? Помогите мне спрятаться где-нибудь, пока он не уйдет…

– Хватит ныть! Заткнитесь! – прикрикнул я. – Ничего с вами не случится, понятно? Все, что от вас требуется, – открыть дверь. Я буду рядом с вами, за дверью. Как только он поставит ногу на порог, я тресну его по башке, и все будет кончено.

– Я не знаю!.. Смогу ли я сделать это? – скулила она. – Я так боюсь!.. А вдруг он не войдет в квартиру?

Вдруг он выстрелит сразу же, как только я открою дверь?

– Да не сделает он этого! Не волнуйтесь так, Джози.

Вы абсолютно ничем не рискуете. Вы улыбнетесь ему и скажете: "Привет, Марвин" – или что-нибудь в этом роде, и дадите ему войти. Это же так легко, правда?

– Это вы так считаете! – огрызнулась она, потом взгляд ее опять стал умоляющим. – Дайте мне выпить, а?

Я налил три четверти стакана виски и подал ей. Она проглотила почти залпом, перевела дыхание и помотала головой:

– Теперь лучше. Теперь я…

В прихожей раздался нетерпеливый звонок, и стакан выскользнул из ее рук на ковер.

– Он уже здесь! – шепнула она, сдерживая вопль.

– Прекрасно! Все, что от вас требуется, – это открыть дверь и дать ему войти, – тоже шепотом ответил я.

Она пошатнулась и неуверенными шагами направилась к двери. Я бесшумно последовал за ней и прижался к стене около двери, достав из кобуры свой верный тридцать восьмой.

Джози протянула дрожащую руку, верь распахнулась и заслонила ее от меня.

– Джози, – в тонком голосе Марвина Лукаса прозвучала настойчивая нота, – я знаю, что уже за полночь.., но дело не терпит отлагательств. Сегодня днем кое-что произошло, и я хочу знать, какое дерьмо…

Он неожиданно замолк, и я понял, что все мои наставления были напрасны. Но я все еще надеялся, что Джози сделает простую вещь – отступит на два шага назад, чтобы Марвин прошел в квартиру.

– Что с тобой, малютка? – Теперь голос Марвина звучал резко и подозрительно. – Можно подумать, что ты увидела привидение!

– Не делай этого! – простонала Джози в ужасе. – Не убивай меня, пожалуйста! Лейтенант здесь рядом, позади…

Тогда я наконец среагировал, но Лукас опередил меня по крайней мере на полсекунды. Он ударил по двери, припечатав меня к стене, и вышиб пистолет из моей руки… Я на секунду отключился и тотчас услышал визг Джози, которая, получив сильную затрещину от Лукаса, полетела кувырком на ковер. Потом из холла донеслись торопливые убегающие шаги.

Я подхватил револьвер и бросился вдогонку. Лукасу оставалось несколько футов до лестницы.

– Стоять, Лукас! – Он чуть замешкался, услышав мой голос, потом снова пустился бежать. – Тебе не выбраться!

Он остановился, потом медленно повернулся. Его постоянная усмешка еще резче проступила на смуглом лице, а светло-голубые глаза смотрели на меня с прежним презрением и ненавистью.

– Вот так штука! – Он тихо засмеялся. – Да это тот коп, который рвется в телевизионные комики! Что там у тебя, клоун? Приготовил новый трюк?

– Вытяни руки перед собой, Марвин, и медленно подойди сюда. Обещаю, когда ты поймешь смысл этого трюка, ты помрешь со смеху.

– Вы с ума сошли, – процедил он, – но я не стану спорить с психом, который держит пистолет. Вот он я, коп, иду послушно и смирно, как было сказано. Ах да, совсем забыл про руки…

Он мгновенно вскинул руки, а я отвлекся и слишком поздно заметил оружие. Грохот выстрела эхом отразился от стен коридора, и я почувствовал боль в правом бедре.

Потом, за миг до того, как я сам нажал спусковой крючок, моя память выложила передо мной целую кучу неоспоримых фактов: это Лукас убил обоих, сторожа и Сэма Флетчера, это Лукас знал, где спрятаны украденные драгоценности, и, самое главное, он знал, что случилось с пропавшим Дэном Гэроу. Этого было более чем достаточно, чтобы рука у меня чуть дрогнула и пуля из моего тридцать восьмого миновала его сердце.

Я выстрелил на мгновение раньше, чем Лукас во второй раз, и ранил его в левое плечо, помешав ему целиться: его пуля угодила в потолок как раз над моей головой, а сам Лукас пошатнулся и выронил пистолет, который отлетел в глубину коридора, к стене.

Тишина, наступившая после выстрелов, казалась оглушительной. Лукас, как пьяный, приник к стене, сжимая плечо правой рукой. Его лицо под загаром стало грязно-серым, рот кривился от боли и ярости.

Я сделал шаг к нему, но моя левая нога не слушалась.

Я посмотрел вниз: по левой штанине расползалось красно-бурое пятно. Невозможно поверить! Как говорят военные, "солдаты не умирают", а у копов есть своя поговорка: "полицейского не застрелишь"… Я попытался сделать еще шаг, но нога не слушалась, и я рухнул на пол. Краем глаза я заметил, как из квартиры вылетело огненное видение и через мгновение материализовалось в Джози с чуть припухшей щекой. Она смотрела на меня все с тем же немым ужасом. Затем, разглядев расширяющуюся кровавую лужу под моим бедром, заверещала:

– Боже, вы умираете!

– Я вовсе не собираюсь умирать, вы, подражательница Сары Бернар! Позвоните немедленно в офис шерифа и расскажите, что случилось.

– А вы выдержите до тех пор? – пробормотала она.

– Конечно, если вы не будете без пользы торчать здесь, – огрызнулся я. – Идите к телефону, черт побери!

Я проследил за ней взглядом, надеясь, что у нее хватит ума правильно назвать адрес, где лучший лейтенант полиции истекает кровью.

Лукас все еще опирался о стену, но теперь его голова была повернута в мою сторону.

– Лучше бы я их не послушал сегодня утром, – прошипел он, – и отправил бы тебя к праотцам сразу же, как ты ушел. Ничего, кое-что тебе осталось на память, коп вонючий!

– Лукас, а ведь ты не привык стрелять человеку в лицо, а не в спину?

– Эх, мне бы дюймов на шесть повыше взять! – бормотал он. – Тогда бы я послушал, как ты завопил. Мне бы это понравилось, фараон!

– А мне понравится, ублюдок, когда тебя признают виновным в убийстве Сэма Флетчера, – возразил я.

– В убийстве Сэма Флетчера? – Он посмотрел на меня долгим злым взглядом. – Из-за этого ты хотел зацапать меня? Из-за этого ты и засел у Джози, дожидаясь меня?

– Ясное дело, – проворчал я раздраженно. – А из-за чего еще?

– Убийство Сэма Флетчера? – Лукас медленно повторил эти слова, а потом разразился смехом.

Он долго не мог остановиться, точно это была самая смешная вещь, какую он слышал в жизни. И четверть часа спустя, когда явились Полник и другие полицейские, он все еще хохотал. Объяснение было только одно: у Лукаса внезапно крыша поехала – но почему?

Я поразмыслил над этим, и вдруг мне показалось необычайно важным объяснить всем, почему Марвин Лукас находил убийство первой степени таким смешным. Я принялся втолковывать это великану, который нависал над моей головой, пока меня тащили на носилках, но проклятый сукин сын не обращал на меня внимания. Вероятно, он считал ниже своего достоинства разговаривать с маломощным лейтенантом…

Его приятель впереди был еще хуже воспитан: он все время показывал мне спину. Даже разговаривая со своим напарником, он не счел нужным повернуться.

– Что это там жужжит, Гарри? – спросил он, и голос его звучал так слабо, будто издалека, что я едва разбирал слова.

– Да не беспокойся ты, Джо, – отвечал Гарри. – Видно, лейтенант пытается что-то нам сказать. А может быть, то, что его губы все время дергаются, просто означает, что он алкоголик?

– Ага, – невозмутимо заключил Джо, – скажи ему, что носилки трясутся на каждом шагу и с этим уж ничего не поделаешь.

– Чего зря время тратить? – проворчал Гарри. – Он отключился уже, почти сразу, как мы положили его на носилки. Неудивительно, ведь столько крови потерял, пока мы прибыли. Небось испугался до смерти, когда увидел.

– Ну, не знаю. – В голосе Джо слышалось сомнение. – Он все еще сжимал в лапе револьвер, когда бригада приехала. Сержант сказал, что после вызова прошло не меньше двадцати минут. Я хочу сказать, что лейтенант крутой парень.

– Крутой? – Его напарник презрительно хмыкнул. – Да единственная причина, что он не сбежал отсюда к черту на рога, это проклятая простреленная нога, понял?

Это было уже слишком. Я сделал чудовищное усилие и заорал во весь голос:

– Да что вы, черт возьми, об этом знаете, ублюдки чертовы?

– Что там, Гарри? – спросил Джо со слабым интересом.

– Это лейтенант пищит, только и всего, – ответил тот. – Я думаю, он хочет зарыдать, да у него силенок на то не хватает.


Глава 6 | Молот Тора | Глава 8