home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 5

Было немногим больше шести часов, когда я вновь остановил машину перед греко-голливудским портиком.

Только я успел нажать на кнопку звонка, как дверь отворилась и передо мной возникла бело-золотая нимфа, опять немного нахмуренная.

– Вы? Уже вернулись?

Судя по ее тону, она была не слишком рада меня видеть. Она сменила свою дневную одежду на белый свитер с вышивкой у ворота и белые шерстяные брюки, но цвет глаз остался бирюзовым, а вызывающая полнота нижней губки все так же откровенно намекала на буйные услады долгих и темных северных ночей.

– Я хочу еще немного поговорить о Дэне Гэроу.

– Ну что ж, проходите.

Я послушно последовал за нею на заднюю террасу, где она жестом предложила мне сесть.

– Хотите джина с лимонным соком?

Это было сказано таким тоном, чтобы я почувствовал себя нежеланным гостем, почти полностью истощившим хозяйский запас терпения.

– Нет, спасибо, – отказался я.

– Хорошо! – Она направилась к креслу.

– Джин с лимонным соком отлично утоляет жажду, – небрежно продолжал я, – но сейчас я предпочту выпить чего-нибудь более существенного. Например, скотч со льдом и капелькой содовой.

Она замерла на мгновение, но потом повернулась и, тяжело вздохнув, шагнула к бару.

– Я разговаривал с Грунвалдом, – сообщил я, пока она возилась с напитками.

– Ну и как он реагировал на ваши новости?

– Был удивлен.

– Ручаюсь, он был взбешен не меньше!

Она принесла стакан, нетерпеливо сунула мне его, а сама свернулась в комочек в кресле напротив меня, уютно поджав ноги.

– Грунвалд воображает меня самым умным человеком после Эйнштейна, – весело пояснила она. – Каково ему было услышать, что Дэн месяцами обворовывал фирму – прямо у него под носом!

– Вы не ошибаетесь, – согласился я. – Он подпрыгнул до потолка, когда обнаружил, что из отдела кадров украли папку с досье Риты Блэр. Он устроил настоящую выволочку некой мисс Феншоу!

– Этой старой карге? – сказала Ева без малейшего сожаления. – Так ей и надо! Ей давно пора получить взбучку.

– А что вы сами делаете в этой фирме? – поинтересовался я.

– Я программист, – ответила она.

– Вы – компьютерный программист?!

Она уничтожающе посмотрела на меня:

– У красивой девушки тоже могут быть мозги, представьте себе!

– Простите меня! – промямлил я. – Но раз вы знали Риту Блэр, то я подумал, чтобы тоже секретарша или что-нибудь в этом роде.

Извинения прозвучали очень неуклюже, я сам это понимал.

– Я ее не знала, – небрежно бросила Ева, – а только слышала о ней. Я вам уже говорила, Эл, было столько пересудов о ней и Дэне.

– Кстати, я сегодня сам кое-что услышал. – Она внимательно посмотрела на меня, и я продолжал:

– Маленькая пухлая блондинка, которая носит очки с такой оправой, словно крылья летучей мыши, и не носит лифчика, хотя надо бы. И все время хихикает. Я говорю о секретарше Грунвалда.

– А! Полин Коулман! – Ева презрительно фыркнула. – Сует свой нос повсюду и обожает всякие скандалы. Ну и какой же лакомый кусочек выгребла она для вас из своей помойки?

– Все о Рите Блэр и Дэне Гэроу, – ответил я. – Все про тот долгий уик-энд, который они провели вместе в деревне. Полин сообщила мне кое-что интересное. Например, что они провели это время на ферме, которая принадлежит Гэроу и находится в пятидесяти милях от города.

Глаза Евы широко раскрылись, и она с горечью посмотрела на меня, в то время как краска медленно заливала ее загорелые щеки.

– Он не смел привозить ее туда… – Она говорила с трудом. – На ферму!

– Вы знаете, где это?

– Еще бы я не знала, – проговорила она со слезами. – Это чудесный маленький домик, самый прекрасный на свете! Когда я еще ходила в школу, тетя Телма привозила меня туда на каникулы. Она всегда обожала это место, там они провели свой медовый месяц. И Дэн имел наглость привезти туда эту дешевую шлюшку Риту!

В дом, который его жена предпочитает всем другим!

– Мне бы хотелось побывать там.

– На ферме? – Она удивилась. – Зачем?

– На всякий случай. Я не думаю, что Гэроу там, но проверить все же надо.

– Вы, может быть, правы. – Она медленно покачала головой. – И когда бы вы хотели поехать?

– Сейчас.

– Но ведь скоро стемнеет, – запротестовала она. – И одному вам ни за что не найти ферму. Она укрыта в долине, и если вы не знаете дороги, то рискуете впустую проколесить там всю ночь.

– Ну так растолкуйте мне, как проехать.

– Я сделаю лучше, – решительно заявила она. – Я поеду с вами и покажу, где это.

– Ну, – усмехнулся я, – это лучшее предложение из всех, что я получил за день.

– Я пойду скажу сиделке, что меня не будет несколько часов, – быстро проговорила Ева. – Вернусь через пару минут.

Она действительно тут же вернулась с изящной сумочкой в руках и в позолоченных босоножках, удобных для ходьбы. Я поспешно проглотил остаток моей выпивки и проследовал за ней через дом к моей машине.

Одни люди рождаются с естественным чувством рыцарства, рыцарской учтивостью, другие стремятся к ним всю жизнь, а третьи – как Ева – отталкивают их… Я по-рыцарски постарался усадить ее на пассажирское место в моем "ягуаре", а она в ответ дико завопила и отпустила мне увесистую пощечину. Бесполезно было клясться, что я лишь хотел убедиться, не мешает ли ей рычаг переключения передач, и она сама села своей изящной попкой на мою протянутую ладонь. Восхитительное тепло ее тела оставило во мне глубокое впечатление, которое вовек не изгладилось бы, если бы она не подскочила и не ударила меня.

В продолжение мрачного молчания, последовавшего за этим, я вспоминал о некоем парне – его звали сэр Уолтер Рэйли, с которого и начались эти рыцарские штучки-дрючки: он и с жизнью расстался при их исполнении, что само по себе поучительно. Через десять минут езды я также вспомнил, что проголодался, и спросил Еву, ужинала ли она. Она неохотно призналась, что нет, и мы остановились у придорожной закусочной поесть. Когда дело дошло до кофе, она оттаяла настолько, что убрала с лица то злобное выражение, с которым говорила со мной.

– Все же "Дауни электронике" странное предприятие, – начал я. – Компьютеры, конечно, великая вещь, но ведь нужно контролировать управление и отчетность, и все такое.

– Вы хотите сказать, что они прозевали, когда Дэн взял эти деньги? – Она пожала плечами. – Не забывайте, он президент компании, для него открыт целый ряд фондов. Я думаю, его действия не подлежали контролю – до ежегодной аудиторской проверки. И еще:

Эйбл Грунвалд – лучший друг Дэна, и, разумеется, он ему полностью доверял.

– Неудивительно, что он так взбесился, когда узнал о случившемся, – усмехнулся я. – Никто не любит оказываться в дураках, но если дураком тебя выставил лучший друг, это хуже всего!

– Еще хуже, если вас обманул муж, которого вы обожали больше десяти лет, – холодно сказала Ева. – Не верите – спросите у тети Телмы.

Уже стемнело, когда мы снова поехали. Да, без Евы я заблудился бы через пять миль. После получасовых поисков в темноте мы свернули на узкую дорожку.

– Теперь недалеко, – радостно объявила Ева. – Две-три мили всего.

– Как-то здесь неуютно! Вы уверены, что зловредные лесные гномы шутки ради не запутают дорогу, чтобы мы заблудились?

– Да, это глухое, безлюдное место, – согласилась она. – Поэтому Дэн и купил его, и тете очень понравилось приезжать сюда. Это убежище, где она спасается от шумных сборищ, к которым ее обязывает положение мужа. Сама она не любит "цивилизованную" жизнь.

– Значит, она стремится назад к природе! – сказал я, скривившись, так как в этот момент картер моего "ягуара" задел за камень, не попавший в свет фар.

– Тетя Телма любит все благородное и естественное, – заявила Ева. – Но я думаю, что человеку вашей породы этого не понять. – Она продолжала без паузы:

– Ворота здесь, слева от нас, пожалуйста…

Я отчаянно крутанул руль, из-под машины послышался жуткий скрежет, и мы перевалили через порог.

– Благодарю вас, мисс Тайсон! – рявкнул я и тут же уткнулся головой в брезентовый верх "ягуара", так как машина подскочила на первой неровности кошмарной подъездной дорожки, которая вела к дому.

Я остановил машину перед прямоугольным силуэтом, несколько более темным, чем окружающие ночные тени, который, по моему мнению, и был домом, и осторожно вылез наружу. Ева Тайсон присоединилась ко мне. Она глубоко вздохнула и с энтузиазмом произнесла:

– Здесь восхитительно, вы не находите?

– Зачем терять время на вздохи, если все равно ничего не видно, – возразил я. – Что восхитительно?

– Этот живительный воздух деревни!

Я подозрительно принюхался.

– А я думал, что это запах натурального удобрения.

Надеюсь, у вас есть ключи?

– Естественно! – ледяным тоном ответила она. – Идите за мной, кретин!

Она заколыхалась передо мной, будто бесплотный призрак. Я, спотыкаясь, поднялся вслед за ней по трем ступенькам, ведущим на веранду. Ева пошарила в своей сумке, нашла ключи, потом долго искала замочную скважину и наконец открыла входную дверь. Я остался снаружи, пока она нащупывала на стене выключатель. Я облегченно вздохнул, когда благословенный электрический свет отогнал демонов ночной темноты, и вошел в дом.

Дверь вела в отлично обставленную комнату, в глубине которой находился большой камин. Стильное помещение – фермеры в таких не живут. Зато на этом фоне можно рекламировать старые сорта виски.

Ева повернулась ко мне с блестящими от восторга глазами:

– Ну как? Нравится, а? Здесь же чудесно!

Я наморщил нос.

– Вы просто городской дикарь! – бросила она. – Да к тому же самого низкого сорта!

– Ах, эти прекрасные, мирные уик-энды на коровьем выгоне, – лирически продекламировал я. – Сладостная философская жвачка, которую вы пережевываете с милой старой тетушкой Телмой…

– Тете Телме недавно исполнилось тридцать пять лет, – оборвала она меня. – Это еще не древний возраст, не так ли?

– Нет, Нет, конечно, – торопливо согласился я. – Расскажите мне еще, как вы сидели на крылечке, как Алкиона, дочь Эола, играла на флейте, а крестьянки убирали урожай и вязали снопы.

– Ну конечно, – проворчала она, – знаю, что это не настоящая ферма, но, согласитесь, в ней столько очарования и… Что это с вами?

Я отвел взгляд от полуоткрытой двери в дальнем конце комнаты.

– Я веду расследование! Куда ведет эта дверь?

– В спальню. – Она безнадежно пожала плечами. – Ваш внутренний голос подсказал, что Дэн отсыпается?

– Мой дедуктивный талант подсказывает мне, что кого-то недавно тащили по полу. – Я показал ей следы на ковре. – Это не следы шагов, кого-то волокли, видите?

– Да? – Ее голос был полон сарказма. – Вы хотите сказать, что можете их различить?

– Нет ничего проще. – Я снисходительно улыбнулся. – Посмотрите на эти две глубокие линии на ковре: кого-то волокли… К тому же через полуоткрытую дверь мне видна кровать и ноги, свисающие с нее.

Глаза Евы расширились.

– Вы шутите! – неуверенно проговорила она. – Это опять ваш садистский юмор, который…

– Нет, – прервал я ее. – В этом доме есть кухня?

– Разумеется.

– Тогда посмотрите, не найдется ли в шкафу немного кофе. Он, возможно, понадобится.

Она взглянула на приоткрытую дверь, потом перевела глаза на меня так быстро, что не просто не успела проверить мои слова насчет ног.

– Как скажете, Эл. – Она сглотнула. – Вы не думаете, что это может быть.., тело Дэна…

– Это я и хочу выяснить, пока вы будете заниматься кофе, – сказал я успокаивающе. – Давайте расстанемся ненадолго?

Она двинулась на кухню напряженной походкой, а я отправился исследовать спальню.

Я сразу же понял, что кофе нам действительно понадобится. Ноги, свисающие с кровати, принадлежали не Дэну Гэроу, а толстому коротышке, чье узкое лицо напоминало крысу. Дохлую жирную крысу.

Его глаза, слишком близко посаженные, были широко раскрыты и смотрели на меня с упреком. Маленький рот тоже был открыт, на слабых губах застыла гримаса страха. Мой предполагаемый шпион умер насильственной смертью. Теперь уж никогда Сэм Флетчер не расскажет мне подробности таинственной кражи драгоценностей.

Я тихонько повернул его голову в сторону – на затылке, как фирменная марка, зияли два черных отверстия. Подушка под его головой вся пропиталась кровью, вокруг раны темнели пороховые следы. Стреляли сзади в упор. Ночной сторож, помнится, был убит таким же образом. Этот автограф анонимной фирмы может принадлежать только молодчику с ледяным взглядом, убийце в составе банды – Марвину Лукасу!


Глава 4 | Молот Тора | Глава 6