home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 12

В кабинете Левина нас было четверо: шериф Лейверс, капитан Паркер из отдела убийств, сам Левин и я. Я сидел напротив них, и это было совершенно не случайно…

– Никак не могу все-таки понять, – проворчал шериф Лейверс, – почему все-таки он вызвал Уилера как свидетеля защиты?

– Потому что он умен и хитер, – злобно объяснил Левин, – а я позволил себя одурачить, как идиот! Сейчас я вам объясню, шериф! Он понимал, что я не собираюсь вообще привлекать Уилера как свидетеля, и он не ошибался! Мне совершенно не нужны были его показания. Но Крэнстону было необходимо, чтобы Уилер присутствовал нарсуде, вот почему он его и вызвал. Он рассчитал, что я, в пику ему, вызову лейтенанта со стороны обвинения, после чего Крэнстону останется только задавать ему вопросы, а потом вызвать своего коронного свидетеля.

– Все это дело уже прошлое, – сказал Паркер. – Суть в том, какой ущерб это все нанесло.

– Очень большой, – сказал Левин сердито. – Будет чертовски трудно завтра опровергнуть выступление этой женщины. И чем большую жесткость я проявлю, тем больше вооружу против нас присяжных.

– У всех свои трудности, – сказал Паркер. – Может, лучше взять быка за рога и посмотреть, что же произошло на самом деле?

– Вы хотите поговорить обо мне? – вежливо спросил я.

Он пристально посмотрел на меня:

– Да, Уилер, о вас.

Даже в криминальной полиции, где Паркер был моим начальником, мы не слишком-то ладили друг с другом. Мне всегда казалось, что его обижало мое затянувшееся пребывание под началом шерифа, он в душе ожидал, что ссылка туда послужит мне хорошим уроком. Паркер был хорошим честным копом, но он полагал, что главное – следовать инструкциям, поэтому одна только мысль обо мне вызывала у него приступ язвы. Может быть, и теперь, мрачно подумал я, его язва возьмет реванш.

Тут я вдруг заметил, что все трое с любопытством разглядывают меня, как будто я какое-нибудь заморское животное. Потом Паркер посмотрел на остальных, пожал плечами и открыл дебаты.

– Ну, Уилер! – Он шумно откашлялся. – Что означает вся эта история?

– Какая история? – ледяным тоном осведомился я.

– Не валяйте дурака! – так же холодно ответил он. – Речь идет о сегодняшних показаниях в суде. О выпаде Мандела насчет того, что Флетчер жаловался на ваши преследования и домогательства по адресу его жены, и рассказ вдовы о том, как вы провели время в ее квартире перед арестом Лукаса.

– Вы имеете в виду время, когда я пытался изнасиловать ее, прежде чем она подстрелила меня из орудия убийства-, которое я припрятал, когда обнаружил тело Флетчера? – небрежно спросил я. – Того, которое я использовал, чтобы подставить Лукаса, после того как отволок его в дальний конец коридора и всадил ему пулю в плечо? Вы про эту историю, капитан? – И я оскалил зубы в яростной усмешке.

– Прекратите умничать, лейтенант, – разозлился Паркер. – Мне стоит слово сказать – и вы лишитесь работы!

– Послушайте, лейтенант, расскажите нам, что произошло на самом деле, – добавил Левин, стараясь говорить беспристрастно.

– Можно подумать, что вы плохо слушали в первый день суда, господин помощник прокурора, – ответил я.

– А если мы перестанем играть в прятки? – сухо проговорил Паркер. – Крэнстон ведь не мог выдумать всю эту историю!

Я взглянул на недовольную физиономию шерифа.

– А вы тоже так считаете? Вы разделяете мнение этих двоих, шериф?

Он еще больше нахмурился:

– Пока не могу сказать. Вы ведь тоже еще не все сказали, Уилер, но вы это сделаете. Вот тогда и спрашивайте меня!

Что-то в его ответе меня разочаровало, но потом я сказал себе, что в такой ситуации наивно ждать от человека слепой веры. Если Крэнстону удастся выгородить своего клиента, основываясь на рассказе Джози о том, что полицейский офицер пытался изнасиловать ее через пять минут после того, как она узнала о смерти мужа, и что он потом нарочно подстрелил Лукаса, принуждая того взять на себя убийство Сэма, в котором был неповинен, – значит, зло в Пайн-Сити восторжествовало, а полиция, прокуратура и сам закон потеряли всякую цену.

– Много времени моя история не займет, – сказал я, стараясь, чтобы слова звучали четко. – Показания, которые вас так обеспокоили, исходили от двух свидетелей: Герба Мандела, взломщика, который отсидел девять лет, и Джози Флетчер, вдовы мошенника, у которого список приводов длиннее, чем моя рука. Сравните их показания с моими и знайте, что я не отступлю, даже если мне придется расстаться с полицейским значком.

Левин некоторое время скрежетал зубами и сверлил меня взглядом, потом повернулся к Паркеру.

– Мне кажется, лейтенант сказал достаточно, – резко заявил он.

Паркер, бледный от ярости, тяжело дышал.

– Уилер, вы освобождены от должности до конца процесса. Потом я выгоню вас из полиции, а потом посмотрю вместе с помощником прокурора, что можно будет предъявить…

– В данный момент вы можете сделать лишь одну вещь, капитан, – перебил его мягкий голос.

Я не сразу поверил своим ушам. Разинув рот, я уставился на Лейверса. Нет, этот бархатный голос не мог исходить от него. У капитана был такой же недоумевающий вид. В течение нескольких секунд он пялил глаза на Лейверса, потом пробормотал:

– Вы, кажется, что-то сказали…

– Я сказал, что в данный момент вы можете сделать только одну вещь, капитан, – повторил шериф тем же вкрадчивым голосом, – послушать меня. – Он раздраженно поерзал своими телесами на неудобном стуле с прямой спинкой. – Я не виню Левина в том, что он сейчас отступился от лейтенанта. – Он посмотрел на помощника прокурора со спокойным презрением, и того чуть удар не хватил. – Он просто еще молодой, неопытный, вот и упустил свой шанс отличиться, пока прокурора нет на месте. Он разозлился, что Крэнстон водил его полтора дня за нос, словно дрессированного медведя, а потом отшвырнул прочь одним пинком. Вот он и ищет козла отпущения и воображает, что лейтенант для этого сгодится.

– Что?.. – Левин заикался от непереносимого унижения. – Да как вы смеете так говорить со мной, вы…

– Молчать! – небрежно оборвал его Лейверс. – Я и с вашим начальником могу так же поговорить, и часто делаю это. – Он бросил убийственный взгляд на Паркера. – А вот вам, капитан, следовало бы лучше соображать.

– Не зарывайтесь, шериф, – проворчал Паркер.

– Дайте мне договорить, – продолжал Лейверс все тем же мягким голосом, вдвое более устрашающим, чем его обычные громоподобные крики. – Я зароюсь так глубоко, что стены муниципального управления рухнут, и вы вместе с ними. То, что сейчас говорил лейтенант Уилер, – чистая правда. Вы не должны ставить на одну доску слова старого мошенника Мандела или россказни этой вульгарной шлюшки, которая была замужем за мерзавцем Флетчером, и слова лейтенанта полиции, известного своей безупречной службой.

– Но это ничего… – начал было Паркер.

– Во всяком случае, – продолжал Лейверс неумолимо, – если Лукаса объявят невиновным, это будет ошибкой Левина.

– Что? – взвился Левин. – Я не позволю вам…

– Заткнитесь! – прорычал Лейверс. – Кража драгоценностей, убийство Флетчера, обвинение Лукаса в убийстве – все это произошло на нашей территории.

Значит, избиратели нашего округа будут считать меня ответственным за приговор. Подумайте своими тупыми головами, что ждет нас, если Лукаса оправдают?

– Конец света, – проворчал Паркер. – Все будут вопить, что фараоны – ублюдки и правосудие выглядит как…

– Не утруждайте себя! – усмехнулся шериф. – Скажите им, Уилер!

– Шериф обладает более практическим мышлением, капитан, – сказал я подчеркнуто вежливо. – Если Лукас выйдет на свободу, мы не сможем удержать его в Пайн-Сити, как, впрочем, и Мандела с Джози Флетчер.

А как только они отсюда смотаются, мы лишимся всяких шансов закончить это дело с кражей и наказать виновных.

– А мандат, который дали мне мои избиратели, это что, пустяки? – добавил Лейверс яростно. – Единственный крошечный шанс, который мне остается, может быть, один на тысячу, – что Уилеру удастся как-то завершить дело до того, как эти трое покинут город!

И вообще, капитан, будет лучше, если вы не будете совать ваш длинный нос в дела моего ведомства, если не хотите, конечно, чтобы я его подрезал. Кстати, кто знает, может, для вас это было бы к лучшему!

Прежде чем открыть рот, Паркер несколько раз судорожно сглотнул, но ему не удалось сдержать дрожь в голосе.

– Плохо это или хорошо, но вы правы, дело проходит по вашему ведомству, шериф. Я здесь лишний. – Он быстро взглянул на Левина и направился к двери. – Мне вообще не следовало сюда приходить.

Дверь захлопнулась. В комнате наступила гнетущая тишина. Я тихонько закурил сигарету. Глядя на меня, и Лейверс сунул в зубы сигару.

Помощник прокурора старался сделать вид, что ничего не случилось и он прекрасно себя чувствует.

– Если я – ваш один шанс из тысячи, – осторожно сказал я шерифу, – то зачем мне терять время и торчать завтра целый день в суде?

– Вы должны быть там, – запротестовал Левин. – Крэнстон подчеркнул, что намерен еще раз допросить вас.

– Конечно. Но сначала вы будете допрашивать главного свидетеля защиты, вдову Флетчера, не так ли? Вы же можете потянуть время, даже если не рассчитываете выудить из нее что-нибудь важное, верно?

– Что у вас на уме, Уилер? – спросил Лейверс.

Я взглянул на часы.

– Сейчас около шести часов. Если в моем распоряжении будет сегодняшний вечер и часть завтрашнего дня, я смогу произвести некоторое расследование там, где меня меньше всего ожидают.

– Как вы на это смотрите? – поглядел шериф на Левина.

Помощник прокурора просунул палец между воротничком и шеей и глотнул воздуха.

– Э-э-э… Ладно. Я попытаюсь завтра несколько ослабить впечатление, которое произвели утренние показания миссис Флетчер, – заявил он. – Я сумею выиграть время на этом. И Крэнстон будет вынужден сразу же после этого вызвать Лукаса. Думаю, я смогу продержаться до трех часов. Но не больше! В ваших же интересах, Уилер, появиться к этому времени, в противном случае…

– В противном случае помощник прокурора превратится в тыкву! – проворчал шериф. – Или я перепутал сказки?


Глава 11 | Молот Тора | cледующая глава