home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 1

Дом был типичным дорогим и престижным особняком – из тех, что именуют "резиденциями". Он стоял на краю мыса, и его нарядные цветники и куртины заглядывали прямо в бирюзовые глубины Тихого океана.

Я остановил свой новый "ягуар" перед помпезным порталом с колоннадой в греко-голливудском стиле и выбрался из объятий супермягкого сиденья.

Внезапно из-за высоких пышных кустов возникла бело-зеленая нимфа, перед красотой которой поблекли самые яркие из окружающих экзотических цветов. Ее брови чуть вздрагивали, как бы вопрошая, чего ради какой-то там полицейский лейтенант проник на сей Олимп, даже не оставив шляпу у сатира-привратника.

Но я тут же сообразил, что мои сравнения и метафоры навеяны греческим стилем архитектуры. Нимфа, безусловно, была нордического, арийского типа – прямо из Валгаллы. Этакая длинноногая блондинка, которые, по представлениям современного парня, толпами шествуют по улицам Стокгольма, готовые по первому знаку разделить с ним трапезу за "шведским столом".

Ее золотистые волосы, прямые и гладкие, облегали голову, как шлем, суровость которого смягчала легкая, пушистая челка. Глаза под подвижными бровями своей голубизной, казалось, соперничали с океаном. Высокие изящные скулы, небольшой прямой носик, округлый подбородок – все свидетельствовало о чистых и здоровых достоинствах обитательниц Страны полуночного солнца. Лишь вызывающе пухлые губы напомнили мне, что и в странах полуночного солнца оно иногда заходит, и тогда предметы погружаются в интригующую темноту…

Тонкий белый пуловер облегал высокую грудь, четко обрисовывая твердые соски, а облегающие белые шорты были такими короткими, что практически не отличались от бикини. Лицо, обнаженные руки, стройные ноги покрывал медового цвета загар, и вся она выглядела так восхитительно, что ее хотелось просто съесть!

Но даже завзятый каннибал не решился бы бросить столь прекрасную пленницу в кипящий котел!

Пока я обозревал соблазнительные детали ее телосложения, взгляд бирюзовых глаз становился все холоднее.

– Кто вы такой? – резко спросила она. – Что вам надо?

– Вот-вот! – удовлетворенно проговорил я. – Вот два вечных вопроса, которыми задаются философы с тех пор, как был создан мир. Мой родитель тоже был философом, особенно в дни получек, и вы напомнили мне о нем.

Я продолжал осмотр очаровательного ансамбля из облегающего пуловера и вызывающе коротких белых шорт, пытаясь скрыть свою слишком очевидную реакцию.

– Надо признать, что внешне вы совсем не похожи на моего родителя. Если только отпустите бороду…

– Вы либо торговец энциклопедиями, либо просто псих, – пробормотала она безнадежно.

– Я пришел повидать миссис Телму Гэроу. Я совсем не просил вас прятаться в кустах и потом внезапно наскакивать на меня.

– Миссис Гэроу сейчас занята, – сухо возразила она. – А я не пряталась в кустах и не наскакивала на вас.

– Это вы так говорите, девочка! – сказал я, уставившись на нее, как волк на ягненка.

Глаза ее вдруг загорелись адским огнем.

– Если вы немедленно не уберетесь отсюда, – закричала она с совершенно не женской яростью, – я позову…

– Минуту! – сказал я, доставая из бокового кармана свой значок и показывая ей.

– Вы? Вы – лейтенант полиции? Подумать только, а я спокойно сплю по ночам, уверенная в том, что меня надежно охраняют служители закона, – скорбно проговорила она. – Теперь я глаз не сомкну! И это все по вашей вине, лейтенант!

– Так что же, увижу я наконец миссис Гэроу? – выдавил я сквозь зубы. – Ведь это она к нам обратилась.

Что касается меня, то мои планы на это прекрасное воскресное утро были нарушены телефонным звонком шерифа, который приказал мне немедленно ехать сюда, чтобы побеседовать с миссис Гэроу, муж которой где-то потерялся.

– Тетя Телма ждет вас на террасе за домом. – Она вдруг улыбнулась и совершенно преобразилась. – Наверное, я должна была представиться: Ева Тайсон, племянница миссис Гэроу.

– А я вас принял за скандинавскую нимфу! Я думал, что Пан или скорее Локи спугнул вас и поэтому вы так неожиданно вылетели из кустов.

– Скажете тоже! – Она возвела глаза к небу. – Не понимаю, лейтенант, как вы можете что-то расследовать, если у вас только секс на уме?

Она повернула за дом, и я с удовольствием последовал за ней на расположенную с задней стороны здания террасу, открывавшуюся на большой бассейн: ведь я при этом любовался двумя высокими полушариями, ритмично покачивавшимися на ходу. На террасе в удобном кресле сидела женщина, которая при нашем появлении быстро встала и пошла нам навстречу.

Лет сорока на вид, она была хороша неброской, изысканной красотой. Волосы цвета старого золота, убранные назад в тяжелый узел, открывали безупречный овал лица.

Шелковый трикотажный костюм мягко обрисовывал превосходные линии фигуры и стройные ноги.

– Тетя Телма, это лейтенант Уилер из службы шерифа, – сказала Ева Тайсон.

– Очень рада, что вы пришли, лейтенант! – Голос у Телмы Гэроу был мягким и приятным. – Я так беспокоюсь о Дэне, что совершенно не в себе.

Я задал вопрос, который напрашивался сам собой:

– Дэн – это ваш муж?

– Да.

Беспокойство явно проступало на ее осунувшемся лице, а в серых искренних глазах я увидел откровенный страх.

– Когда вы видели его в последний раз, миссис Гэроу?

– Вчера вечером, около восьми часов, он ушел отсюда и не вернулся. Я уверена, произошло что-то ужасное.

Она быстро закрыла лицо руками и отвернулась. Белокурая племянница обняла ее за плечи и зашептала что-то утешительное.

Да, что-то совершенно "ужасное", думал я. Вроде ночи, проведенной у себя в офисе с какой-то девицей. Шериф, должно быть, совсем с катушек съехал, если посягнул на мой день отдыха из-за типа, который отсутствует всего несколько часов!

Немного успокоившись, миссис Гэроу повернулась ко мне, вытирая глаза крохотным платочком.

– Извините, лейтенант, – проговорила она дрожащим голосом, – это напряженное ожидание всю ночь напролет, неизвестность…

– Понимаю, миссис Гэроу, – кивнул я. – Вам бы лучше сесть.

– Спасибо. – Она вздохнула. – Боюсь, что я говорю несвязно…

– Тебе сейчас совершенно необходимо выпить, тетя Телма, – быстро сказала Ева Тайсон. – Я сейчас принесу. А вам, лейтенант?

– С удовольствием! – ответил я. – Пожалуйста, скотч со льдом и немного содовой.

Ее брови удивленно поднялись.

– А я думала, что полицейские никогда не пьют при исполнении служебных обязанностей, – сказала она.

– Сегодня мой выходной день, что бы ни думал об этом шериф, – возразил я. – Должен же быть разумный взаимообмен!

– Ага! – Она сделала три шага, остановилась и бросила на меня взгляд через плечо. – А этот значок, который вы мне только что показали, вы его, случайно, не на дороге нашли?

Телма Гэроу проводила взглядом свою племянницу, скрывшуюся в глубине дома, потом попробовала улыбнуться.

– Ева такая несдержанная. – Голос ее был полон материнской нежности. – Не обращайте внимания на ее колкости.

– Я и не обращаю, – уверил я ее. – А теперь расскажите мне о вашем муже, миссис Гэроу.

– Хорошо… – Она нервно облизнула губы. – Вы понимаете, Дэн – президент "Дауни электронике", а это весьма высокий пост в компании.

– Я в этом не сомневаюсь, – вежливо поддакнул я. – А куда он пошел вчера вечером?

– Это как раз и делает всю историю такой непонятной, – пробормотала она. – Тот факт, что Дэн – президент корпорации, первое лицо и все такое…

Я едва подавил желание указать ей, что он президент не США, а всего лишь компании электронных приборов… Но я сдержался.

– Вы имеете в виду его исчезновение? – спросил я, чтобы немного подтолкнуть ее.

Она утвердительно кивнула, судорожно раздирая крошечный платочек тонкими пальцами.

– Он был вынужден продать мои драгоценности, чтобы.., словом, для личных нужд, лейтенант. Вы понимаете?.. О Боже! – Она удрученно покачала головой. – Страшно подумать, как бы он рассердился, если бы слышал мои слова!

– Вы не оставите нам шансов разыскать его, миссис Гэроу, если не расскажете всей правды, – сказал я тем резким, подозрительным полицейским голосом, который почти всегда срабатывает с не очень сообразительными женщинами вроде Телмы Гэроу и от которого потом тебе самому становится противно. – Вы хотите сказать, что он ушел вчера вечером и унес с собой ваши драгоценности?

– Да, именно так. – Она закивала. – Знаете, он был вынужден их продать… И он пошел на встречу с мистером Гилбертом Вулфом в Пайн-Сити…

– А кто такой этот Вулф?

– Ювелир, – быстро ответила она. – Вполне респектабельный, могу вас заверить, лейтенант. Прежде чем назначить с ним встречу, Дэн навел справки.

– А сколько стоят ваши драгоценности?

– Мистер Вулф обещал за них Дэну двести тысяч долларов, – ответила она. – Большинство из них – фамильные, они принадлежали моей семье в течение пяти поколений.

– Следовательно, он ушел вчера вечером около восьми часов, унося с собой драгоценности, чтобы продать их ювелиру за двести тысяч долларов? – подытожил я. – Что же это за ювелирный магазин, который работает так поздно в субботу?

– Дэн настоял на позднем времени, он боялся встретить знакомых и принял все меры предосторожности, чтобы сохранить сделку в тайне, – живо проговорила она. – Все предварительные переговоры велись по телефону.

Вы понимаете, лейтенант… Человек с положением Дэна.., Президент большой компании по электронике… Он не мог допустить, чтобы о его временных материальных затруднениях стало известно. Вы согласны с этим?

– На какой час была назначена встреча с мистером Вулфом?

– На девять тридцать, – ответила она. – Дэн вышел пораньше, потому что не хотел опаздывать. Он по телефону описал мистеру Вулфу каждую вещь и условился с ним о цене в двести тысяч долларов. Разумеется, мистер Вулф мог изменить эту сумму после личного осмотра драгоценностей.

– Вы звонили мистеру Вулфу" чтобы выяснить, был ли у него ваш муж?

– О нет! Что вы! – удивленно проговорила она. – Дэн просто убил бы меня, лейтенант, если бы я сделала что-нибудь подобное! Он очень властный человек и не выносит, когда вмешиваются в его дела.

– Можно воспользоваться вашим телефоном?

– Конечно! – Она с беспокойством посмотрела на меня. – Вы считаете, что действительно необходимо звонить Вулфу, лейтенант? Разве нет другого пути?

– Нет, если вы хотите, чтобы я нашел вашего мужа, миссис Гэроу.

– Ну… – Она медленно кивнула, как бы принимая неизбежность гнева и ярости мужа, когда он узнает о ее нескромном вмешательстве.

Хотелось бы мне узнать, что за тип этот Дэн Гэроу!

– Телефонный аппарат на кухне, где Ева готовит напитки, – наконец сказала она слабым голосом.

– Благодарю вас.

Я пересек террасу и вошел в дом.

Когда я появился на кухне, Ева Тайсон как раз брала поднос со стаканами, чтобы вынести его на террасу.

Она удивленно посмотрела на меня:

– Умираете от жажды, лейтенант?

– Мне нужен телефон и телефонная книга, – коротко сказал я.

– Телефонная книга и аппарат в холле, вон там. – Она кивнула на дверь. – Сегодня утром я больше часа уговаривала тетю позвонить этому Вулфу или разрешить мне это сделать, но безрезультатно. В конце концов она на нервной почве позвонила в полицейское управление, но после этого у нее был сердечный приступ. – Голос Евы задрожал от злости. – Больно подумать, до чего запугал ее этот скот за прошедшие годы! Она готова была из кожи вон вылезти, стоило ему только взглянуть на нее.

– Он не хотел, чтобы она вмешивалась в его личные дела, – процитировал я, – например, когда он забирал ее фамильные драгоценности, чтобы ликвидировать финансовый кризис. Сердечный, должно быть, человек этот Дэн Гэроу.

– И она посвятила вас в причины финансового кризиса? – раздраженно спросила нордическая нимфа.

– Нет.

– А вы спросите! – предложила она со злостью. – Тетя Телма слишком женщина, чтобы долго хранить мрачные секреты, особенно если кто-нибудь начинает ловчить с ней.

Она подхватила поднос и отправилась назад на террасу, яростно расправив плечи и выпятив грудь, а я остался, борясь с охватившими меня чувствами.

Я нашел справочник у телефона в холле, отыскал номер конторы Вулфа и позвонил туда. Там никто не ответил, что было вполне нормально для воскресного утра.

Я попробовал позвонить ему домой.

– Да? – отозвался сухой голос после четвертого звонка.

Я коротко изложил события и спросил, виделись ли они вчера вечером с Дэном Гэроу.

– Конечно, лейтенант! – Казалось, он совершенно ничего не знал об исчезновении Гэроу. – Он пришел в мою контору в точно назначенное время. Мы произвели обмен: драгоценности перекочевали в мой сейф, а мистеру Гэроу я выплатил двести тысяч долларов.

– И после этого вы его больше не видели?

– Нет, не видел. Когда я уходил, он покуривал сигару, удобно расположившись в кресле, и выглядел вполне беззаботным. Честно говоря, я даже немного позавидовал ему.

– Он сидел в… – Я на мгновение закрыл глаза. – Где он точно был, когда вы ушли, мистер Вулф?

– Я же говорю – в моей конторе! Он ведь настаивал на абсолютной секретности производимого обмена, прямо помешался на этом!.. А когда мы завершили сделку, он сказал мне, что предпочитает уйти после меня, мол, подождет еще минут десять – пятнадцать и уйдет один.

Я нашел это несколько странным, потому что в субботу вечером в здании никого нет, кроме единственного сторожа, и никто не мог увидеть мистера Гэроу. Но так как драгоценности были надежно заперты в сейфе, меня это мало трогало. Вот я и ушел, а он остался.

– У вас есть ключи от помещения, мистер Вулф?

– Ну конечно, лейтенант! Вы.., вы ведь не думаете…

Что-нибудь могло случиться, пока он был там?

– Не знаю, – сказал я. – Но лучше будет пойти и выяснить. Вы не могли бы встретить меня у входа через час? Скажем, – я посмотрел на часы, – в одиннадцать пятнадцать?

– Договорились, лейтенант, – ответил он. – Буду точно, можете на меня положиться.

– Отлично, – сказал я, обдумывая, не повесить ли ему за это медаль на грудь, и листая справочник. – Это Фордэм-Билдинг на Мейпл-стрит?

– Совершенно верно, лейтенант. Мой офис – в бельэтаже.

– Значит, через час, мистер Вулф, – сказал я и повесил трубку.

Когда я вернулся на террасу, Ева Тайсон отошла от своей тетки и подала мне стакан.

– Забыла свои сигареты на кухне, – громко объявила она. – Простите, я сейчас.

И она исчезла.

– Вы говорили с мистером Вулфом, лейтенант? – сейчас же спросила Телма Гэроу.

– Ваш муж действительно встречался с ним вчера вечером, – ответил я. – В последний раз мистер Вулф видел его сидящим в кресле в своем офисе.

– Я ничего не понимаю… – Она безнадежно покачала головой. – Дэн никогда бы не…

– Миссис Гэроу! – Я поставил свой нетронутый стакан с виски на ближайший стол – самый самоотверженный жест, который я когда-либо совершал. – Вы не все мне рассказали об этом деле и, может быть, этим подвергли опасности жизнь вашего мужа!

Это, конечно, была мелодраматическая чепуха, но я считал, что именно несправедливое обвинение заденет ее всего больнее.

– Я подвергла опасности жизнь Дэна?.. – Ее лицо вдруг стало совершенно серым. – Я вас не понимаю, лейтенант! Я люблю моего мужа, я хочу, чтобы он вернулся ко мне – как можно скорее! Я…

– Для того чтобы помочь вам в этом, я должен знать всю правду, миссис Гэроу, – отрезал я. – Откуда вдруг возник финансовый кризис? Почему он был вынужден продавать ваши драгоценности? Зачем было окружать такой тайной сделку с Вулфом? И почему ему так необходимы были эти двести тысяч долларов наличными?

Я смотрел, как поток слез побежал по ее лицу, жалея немного о своей резкости, но тут она подняла голову, и в ее влажных глазах мелькнуло что-то вроде чувства собственного достоинства, даже гордости.

– Мой муж – человек кипучего темперамента, лейтенант, – заговорила она тихим, ровным голосом. – , В последнее время я заметила, что его что-то беспокоит, и это беспокойство становилось все сильнее.

И примерно неделю назад он рассказал мне, в чем причина. За несколько месяцев до этого, – когда он якобы отправился по делам в Сан-Франциско, он на самом деле провел уик-энд в компании своей секретарши…

Бедный Дэн! – Ее голос был полон сочувствия. – Неделю спустя она без всяких объяснений бросила работу.

Он не мог понять, что случилось, пока в один прекрасный день не получил по почте конверт с фотографиями. И тут он осознал, что эта девица поймала его, что она связана с профессиональным шантажистом. Фотографии – он мне их не показывал, нет, но… – Она прерывисто вздохнула. – Никто, дорожащий своим человеческим достоинством, не станет делать таких фотографий! К ним была приложена записка с требованием денег и угрозой в случае неуплаты послать копии фото жене… Итак, он заплатил. Потом пришло следующее послание – и снова он платил. – Она опять вздохнула. – Вам, лейтенант, такие истории, конечно, хорошо знакомы! Словом, он продолжал платить, пока не израсходовал все свои личные деньги. Потом он воспользовался деньгами компании: ведь при его должности он имел доступ к различным фондам. Он умолял меня о прощении, и я простила его. – Она чуть пожала плечами. – Как будто уик-энд с другой женщиной для меня что-нибудь значил! Банальный инцидент, разве мог он разрушить любовь и взаимопонимание, обретенные за двенадцать лет жизни с человеком, который был для меня единственным в мире!.. Я сказала ему, чтобы он продал мои драгоценности и возместил ту сумму, которую он позаимствовал у компании, а шантажисту объявил бы: пусть делает с фотографиями, что хочет, так как не получит больше ни цента.

– Спасибо, миссис Гэроу, – произнес я невыразительно. – Я через час встречусь с мистером Вулфом в его конторе. Если что-нибудь выяснится, я немедленно позвоню вам.

– Вы очень добры, лейтенант, – тихо ответила она. – Я продолжаю считать, что Дэн жив-здоров, а то обстоятельство, что он не вернулся домой, безусловно, объясняется какими-то важными причинами, до которых я просто еще не додумалась.

Неужели она действительно не подумала об этом, спросил я сам себя. Особенно после того, как он сбился с прежнего прямого, но узкого пути? Но вслух я уклончиво сказал:

– Вероятно, вы правы.

– Нет, я не права! – вдруг выпалила она. – В глубине души я знаю: с ним произошло что-то ужасное.

Но если я признаю это, то сойду с ума. Поэтому до той минуты, когда мне предъявят труп Дэна, я буду верить, что он жив и здоров.

Она резко отвернулась, и мне пришло время отчаливать.

По дороге к своей машине я оглянулся, надеясь увидеть бело-золотую нимфу, но она исчезла неизвестно куда. Быть может, предается наслаждениям там, за этими гигантскими кустами, кисло подумал я. А несчастный лейтенант тем временем должен разыскивать какого-то бродягу, который натянул нос своей жене, поплакался ей, повинился и канул в ночь вместе с ее драгоценностями – только его и видели!

А еще я размышлял, как может простой парень сподобиться снискать любовь северной девы из Валгаллы, и заключил, что он прежде всего должен быть героев достойным такой чести. Тут я врубил мотор и на скорости вылетел с подъездной дорожки, вздымая тучи пыли и гравия.


МОЛОТ ТОРА КАРТЕР БРАУН | Молот Тора | Глава 2