home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



9

Визит должен был состояться в половине седьмого, так что я мог успеть на самолет в Лос-Анджелес. Но другой визит застал меня в постели. Я открыл глаза и увидел Джо Кирка, стоящего надо мной с моим револьвером в руках. Проклиная себя за беззаботность, я подумал, что вряд ли мне еще придется дрыхнуть так крепко, что бандит вытаскивает револьвер из-под моей подушки, как из собственного кармана.

– Хотите принять душ, Рик? – спросил Кирк усмехаясь, – у нас длинный путь, и половину его вам придется быть за рулем.

– Если у вас нет здравого смысла, Джо, – сказал я – то зачем вообще говорить?

– После того, как вы ушли, я поговорил с Алом, – небрежно сказал он. – Услышав, что у вас свидание в Сан-Диего сегодня после полуночи, он сказал, что это настоящее совпадение, так как у нас тоже там встреча. Ал считает, что мы не должны позволять такому важному человеку, вроде вас, сидеть в самолете, набитом незнакомыми людьми. «Мы подвезем его. Это будет для него таким приятным утренним сюрпризом», – вот его точные слова. Вы уже приятно удивлены, Рик?

– Даже принимать душ не буду! – заявил я.

– Прежде чем вы двинетесь, парень, – холодно сказал Джо, – запомните все, что я сейчас скажу. Вы примете душ, побреетесь, оденетесь. Мы сядем в машину и позавтракаем по дороге. Ал не хочет, чтобы вы умерли, во всяком случае, до Сан-Диего. Так что если вы попытаетесь что-нибудь сделать, я просто свяжу вас и заткну рот. Не знаю, как много у вас зубов, малыш, но миль до Сан-Диего немало!

Через 20 минут мы были в дороге. Я вел машину, а Кирк и Фаулер сидели на заднем сиденье. Как только мы выехали на шоссе, я развил скорость 75 миль и услышал голос Фаулера.

– Не знаю, выдели ли вы старые картины, мистер Холман, но если вы начнете увеличивать скорость, я велю Джо бить вас рукояткой револьвера по голове, все сильнее и сильнее!

– Никогда не смотрел телевизор, Ал, – отмахнулся я. – Предпочитаю более активные виды спорта.

– Вроде каких? – спросил он.

– Он имеет в виду дам, – хихикнул Джо.

– О? – Фаулер разочаровался. – Я подумал, он знает что-то другое.

И это был весь разговор за последующие сто миль. Мы позавтракали, и я снова сел за руль. После ланча меня сменил Джо. Около трех часов дня мы достигли поворота на прибрежное шоссе, и я впервые подумал, что у Сан-Лопара приветливый вид.

Когда машина свернула в открытые ворота, Фаулер повернулся и холодно посмотрел на меня.

– Вы хорошо сыграли роль всезнайки перед Джо прошлой ночью, мистер Холман. Может, кое-что из сказанного и верно, но чертовски много ошибочного. Мы все выясним точно.

– Это будет интересно, – сказал я.

– Сын... – Фаулер выругался, – знает, что мы приезжаем. Я велел ему убрать всех из дома, кроме старика, конечно. Только мы пятеро, мистер Холман, побеседуем дружески, и не надо будет беспокоиться о трупе. Шоссе близко, но это место... – он показал на фасад дома в то время, когда Джо подъехал к входу, – может служить моргом, верно?

Эдгар Рэнд открыл парадную дверь, и мы вошли. У него было озабоченное лицо.

– Мистер Фаулер! – сказал он. – Мистер Кирк!

– Где старик? – спросил Фаулер.

– В библиотеке. – Он посмотрел на меня, потом снова на Фаулера. – Что здесь делает Холман?

– Он приехал, потому что не имел выбора, – сказал Фаулер. – Теперь давайте найдем старика.

– Конечно. – Эдгар быстро пошел через холл.

Голова Ли Рэнда медленно повернулась, когда он услышал, что мы вошли в комнату. Эдгар внезапно растерял свой энтузиазм, отступил назад и пропустил нас.

– Садитесь, джентльмены, – спокойно сказал Рэнд. – Добрый день, мистер Холман.

– Мистер Рэнд, – вежливо сказал я.

– Возможно, вы будете настолько добры и представите меня остальным джентльменам. – В его голосе чувствовалась ирония. – До сих пор были только слова. Что ж, я рад, что мы можем теперь перейти к делу.

– Это Ал Фаулер, – сказал я, – управляющий известного игорного заведения Вегаса. А это Джо Кирк, работающий на мистера Фаулера, но я подозреваю, что он имеет и свои собственные амбиции.

– Что вы хотите этим сказать? – холодно спросил Джо.

– Надеюсь, Холман скажет это мне, – хмыкнул Фаулер.

– Мистер Рэнд, – я кивнул в сторону Эдгара, который все еще стоял сзади, – думаю, ваш сын – так как он должен мистеру Фаулеру двадцать восемь тысяч долларов – должен тоже присоединиться к нам за столом.

– Эдгар! – крикнул Рэнд, даже не посмотрев в сторону сына.

Эдгар сел за край стола и несколько секунд смотрел на меня.

– Отлично, – сказал Фаулер. – Теперь мы все собрались вместе. Я буду председательствовать, так как мы с Джо имеем оружие. – Его глаза с ненавистью изучали мое лицо. – Вы, конечно, могли причинить много бед одному человеку, мистер Холман. Будет лучше, если вы не будете предпринимать таких попыток!

– В большинстве случаев я пытаюсь, Ал, – усмехнулся я.

– Я считаю, что во всем виноват Джонни Федаро, – если бы он не женился на этой даме, мы не имели бы с вами дел, – сказал он. – Но как можно обвинять такого негодяя вроде него? Может, его мать обвиняла его отца, но это была пустая трата времени! Ладно! Вы напустили на меня Хозяина, Холман, и я хочу, чтобы вы исправили положение. Одна вещь из сказанного вами вчера ночью была абсолютно верна – в Вегасе парень должен знать, что он делает.

– Вы предлагаете, Ал, сделку? – спросил я.

– Я всегда предлагаю сделки, – заявил он. – Мистеру Рэнду... – он кивнул на старика, – я предлагаю забыть все. Этому... – он повернулся к Эдгару, – я ставлю одно условие – он больше никогда не зайдет в мое заведение!

– Смотрите! – заметил Кирк. – Разве сегодня Рождество?

– Джо, – так же спокойно сказал Фаулер, – еще одно такое замечание, и вы можете не увидеть следующего Рождества!

– Я получу что-нибудь, Ал? – спросил я.

– Пару пуль в твою толстую голову, – прошипел Джо, – вот что ты получишь, Рик, и я с удовольствием выполню эту работенку.

– Вот поэтому-то вы всю жизнь будете ничем иным, как только полоумным боевиком, Джо! – воскликнул Фаулер. – Бывают времена, когда пуля самый быстрый, дешевый и лучший ответ на проблему, а в других случаях нужна сделка. Холман избил вас, но это не причина для вендетты! – Он снова посмотрел на меня. – Вы получили, что хотели, Холман, верно?

– Похоже, что сделка состоится, Ал, – пообещал я.

– Но вы должны нести и обязанности, приятель! – продолжал он. – Вы хотите правду, мы получим ее прямо здесь и сейчас. Ничто не остановит нас, у нас есть время и силы, которые для этого нужны. Но когда мы будем ее иметь, – он внезапно указал пальцем мне в грудь, – она будет ваша, Холман!

– Хорошо, – кивнул я.

Эдгар наклонился вперед к Фаулеру, его полные щеки блестели от пота.

– Мистер Фаулер, я хотел поблагодарить за...

– Ах, замолчите! – недовольно сказал Фаулер.

– О какой правде вы говорите, мистер Холман? – спокойно спросил Рэнд.

– Дженни, – сказал я кратко.

Его плечи опустились.

– Снова? Бедная девушка мирно лежит в своей могиле. Разве мы не можем оставить ее в покое?

– Нет, – сказал я холодно. – Вы подвергались большому риску, забирая ее из морга, мистер Рэнд. Может, у вас была веская причина желать, чтобы она была похоронена побыстрее?

– Оставьте отца в покое, – сказал Эдгар. – Я уже говорил, Холман, если будете всюду совать свой нос, то чертовски пожалеете.

– Вы конфузите меня, Эдгар, – откровенно сказал я. – Я смотрю и вижу тридцатилетнего парня. Но как только вы открываете рот, сразу становитесь младенцем. Оставьте свои советы при себе, и не угрожайте мне. Любой из сидящих здесь, включая вашего отца, может вышибить из вас душу бумажной сумкой, так как в вас нет ничего мужского!

Он склонил голову, его тело содрогалось от гнева.

– Вы посмотрите! – бормотал он. – Вы посмотрите!

– Мистер Холман, – сказал Рэнд, – я вам весьма подробно описал мои отношения с Дженни еще вчера. Есть ли необходимость повторять это?

– Вовсе нет, – заверил я его.

– Тогда какую правду вы так настойчиво хотите знать?

– Верно! – вмешался Джо. – Двигаясь таким путем, мы пробудем здесь до следующей недели!

– И пробудем, пока я не узнаю все! – заявил Фаулер.

– Что я сказал Джо прошлой ночью? – спросил я, и Фаулер кивнул. – Вы услышали от Федаро, что его жена исчезала на пару дней в начале каждого месяца и возвращалась с тысячью долларов. Кто-то вообразил, что это плата за шантаж.

– Вы хотели заполучить долю, Джо? – спросил Фаулер тонким голосом.

– Найти ее было нетрудно. Федаро сказал вам, что она ушла к Питу Блиссу. Вы пустили за нею хвост в начале месяца, и она привела к дому одного из ваших завсегдатаев – Эдгара Рэнда. Вы были уверены, что не он платит тысячу долларов каждый месяц. Значит, это был его отец. Ведь Эдгар знал только то, что Дженни всегда была возле его семьи, что ее мать была женой его отца и развелась с ним, чтобы выйти замуж за отца Дженни.

– Когда смертельно напуганный вами Эдгар выложил все это, вам стало ясно: девушка знает что-то, в конце концов, она каждый месяц получает тысячу долларов! Вы хотели увезти ее от Блисса туда, где могли бы присмотреть за нею. Через Эдгара вы предложили ей работу в казино. Он ведь был ее друг, и это сработало. Величайшая рулетка в мире, и Дженни Холт будет при ней.

Я остановился, чтобы закурить сигарету.

– Это почти все, в чем я уверен. Через три недели ее тело было найдено на берегу. Дженни была отличным пловцом, и ее нашли одетой. Я не верю в несчастный случай. Или она покончила с собой, в чем я сейчас сомневаюсь, или была убита. Именно эту правду я и хочу знать!

– Почему вы так настойчиво этого хотите, Холман? – внезапно спросил Фаулер.

– Потому что никого больше это не интересует! – заявил я.

– Я уплатил приличные деньги за пару отличных платьев, и велел ей ходить по комнате, где находится большая рулетка, чтобы занять ее! – недовольно сказал Фаулер. – Она и сама не знала, почему Рэнд дает ей деньги. «Полагаю, он считает себя нечто вроде моего дяди», – сказала она однажды. Хотел бы я иметь такого дядю!

– Через пару недель мне все это надоело, но Джо считал, что стоит подождать еще немного. «Делайте, что хотите, – сказал я, – но если не добьетесь результатов за неделю, забудьте это». – Он повернулся к Кирку. – Так что вы расскажете нам? Что вы сделали?

– Дама ничего не знала, – ответил Джо. – Но Эдгар был должен нам больше двадцати тысяч, и боялся, что его старик не даст ему их. Поэтому я оказал давление на него. Я сказал, что он должен подействовать на старика через даму. Если он не добьется успеха в течение трех дней, мы начнем выколачивать из него эти деньги.

Ли Рэнд внезапно громко хмыкнул.

– Это интересно, – сказал он. – Из страха быть избитым за то, что он не платит свои игорные долги, мой сын делает попытку узнать мои секреты, чтобы игроки могли шантажировать меня. Вспоминаю, что в ту ночь, когда он заговорил об этом, я был очень доволен. В первый раз он проявил интерес к моей жизни. Я проболтался ему. – Он посмотрел на сына, и тот быстро отвел взгляд. – Как вы знаете, мистер Холман, тут мало что можно рассказать. Я сообщил Эдгару о своем подозрении, что Дженни могла быть моей дочерью, и о том, как мы зарегистрировали ее под именем Дженни Холт.

– Что почувствовал Кирк, когда вы рассказали ему об этом? – спросил я Эдгара.

– Он не поверил в это! – ответил тот. – Он считал, что я дурачу его. Потом сказал, чтобы я отправился к чертям и что у меня остается один день на уплату долга.

– Это было в Вегасе или в Лос-Анджелесе? – спросил я.

– В Лос-Анджелесе. Джо пробыл там ту неделю, – ответил Фаулер.

– А Дженни?

– Выгоднее было держать ее вне заведения, – сказал Фаулер. – Уверен, что все трое были вместе.

– Где?

– Имеет ли это значение, Рик? – хмыкнул Кирк. – Мы были в Лос-Анджелесе.

– Да, имеет, – возразил я. – В отеле?

– Это был мотель на побережье.

– Малибу?

– Верно, Малибу.

– Мотель, – сказал я тихо. – У вас у каждого была своя кабина?

– Ну... – Кирк колебался секунду. – Конечно, конечно!

– Вы лжете, Джо, – сказал Ал. – Я вас давно знаю. Дама была с вами!

– Нет! – быстро сказал Джо. – С ней был Эдгар.

Эдгар слабо улыбнулся.

– Ну, вы же знаете, как это бывает. Мы знали друг друга с детства!

– Вернемся к последним дням, – предложил я. – У Эдгара оставался последний шанс добиться чего-то, и Дженни ночью умерла.

Секунду Джо и Эдгар с ненавистью смотрели друг на друга.

– Дженни отправилась на побережье, как она всегда делала, – сказал Эдгар. – Я и Джо возвращались поздно. Мы не беспокоились, потому что она любила купаться допоздна. Откуда я мог знать, что утром найдут ее тело?

– Куда вы ездили, Эдгар? – спросил я.

– Поблизости, – сказал он и пожал плечами.

– Могли бы придумать что-то получше.

– Здесь нет секрета! – заявил Кирк. – Мы ездили сюда. Я все еще пытался найти способ воздействовать на старика.

Ли Рэнд наклонился к столу и тяжело посмотрел на сына.

– Именно в этот день пропало свидетельство о рождении Дженни Холт, – сказал он тихо. – Я довел Таптоса до сумасшествия, заставляя искать его. Но оно оказалось на месте через два дня.

– Может, тебе это показалось, папа? – дрожащим голосом сказал Эдгар.

– Значит, кому-то в голову пришла идея? – сказал Фаулер.

– Джо, – вежливо сказал я, – наверно, это были вы.

– У меня не было никаких идей! – сердито ответил Джо. – Может, этот придурковатый негодяй Эдгар имел какие-то идеи, а не я!

– Я никогда не имел никаких идей! – истерически закричал Эдгар. – Вы пытаетесь сделать из меня мальчика для битья. Но вы теряете время, слышите! Это Джо. Он постоянно оказывал давление на меня!

– Замолчи! – заорал Кирк.

– Не хочу молчать! – Эдгар вскочил на ноги, оттолкнув стул. – Я достаточно молчал! Всю мою жизнь кто-то командовал мной! Но больше этого не будет! Вы слышите! – Его голос задрожал. – Ты! Актер-ковбой! Все время ты говорил мне, что делать и что не делать. «Не одевай этот костюм, Эдгар, он слишком кричащий». «Ты получил уже свое содержание в этом месяце, так что жди до июля». «Твои игорные долги это твои проблемы, не вмешивай меня в них!» Ненавижу тебя! – закричал он внезапно. – Боже мой! Как я ненавижу тебя!

Скажу тебе кое-что еще, ты, старый козел! Я имел связь с Дженни, когда ей было семнадцать. Ты понял, что получилось в результате твоей игры с Мариен Холт? Дженни и я могли поехать в Неваду и пожениться, не подозревая, что мы могли быть братом и сестрой. Даже Аксель Монтегю не мог помешать этому! Но ты никогда... Ты никогда...

– В этом и была идея! – сказал я. Представить Монтегю доказательство того, что сын бывшего мужа его жены и девушка, которую он считал своей дочерью, сводные брат и сестра!

– Разве это тронуло бы Монтегю? – возразил Ал. – Он уже отказался от дочери, когда она вышла замуж на Федаро.

– Вы правы, – сказал я. – Это не беспокоило его, но что если вдруг его дочь разведется с Федаро и соберется замуж на Эдгара Рэнда – вот что его беспокоило.

Эдгар медленно опустился на колени и опустил голову на крышку стола.

– Если бы эта история вышла наружу, – продолжал я, – это разрушило бы его карьеру. Так возникла мысль о шантаже. Платите нам или мы поженимся. Что вы на это скажете, Эдгар?

– Не думаю, чтобы у него хватило духа сказать такое Монтегю, – возразил Ал.

– Нет! – согласился я. – Только один человек мог сказать это Акселю Монтегю.

Я посмотрел на вспотевшее лицо Эдгара.

– Это было ошибкой, что вы отправили Дженни туда, Эдгар? – без нажима спросил я. – Только она могла напугать Акселя этой женитьбой, зная факты. Может быть, вы позвали ее на прогулку на пляж?

– О, Боже! – безнадежно прошептал он. – Я был уверен, что она сочтет это изумительной идеей. С тех пор, когда ей исполнилось пять лет, мы имели только по одному родителю, и мы оба ненавидели их больше, чем кого-либо на свете! Я думал, она засмеется, когда я скажу ей, что наполовину уверен в том, что она моя сводная сестра. Я думал, она впадет в истерику от того, что дядя Ли внезапно превратится в ее возможного отца. – Он дернул головой. – Она обезумела! Она вела себя дико. Она страшно ругала меня. Она сказала, что это идиотская идея, но она пойдет к Акселю Монтегю, потом к моему отцу и расскажет им слово в слово, какое предложение я ей сделал. Я же не мог позволить ей сделать этого! Я имею в виду, что это был бы конец для меня, вы же можете это понять? Я даже не заметил, как мы оба оказались в воде, и Дженни внезапно поскользнулась... – Его тон стал мечтателен. – Это было так просто. Я положил руку ей на голову и крепко держал... Это длилось недолго, может...

– Убийца, – вскочил на ноги Рэнд, опираясь рукой на стол, и швырнул свою палку в голову Эдгара.

Эдгар дернул головой, делая попытку уклониться от удара. Тяжелая палка со свистом описала дугу, и голова Эдгара опустилась на крышку стола, где и осталась лежать.

Ли Рэнд секунду стоял неподвижно, глядя на тело сына, потом тяжело рухнул на стул.

Фаулер смотрел на меня.

– Это все ваше, Холман, вы помните? Я говорил вам, что не хочу иметь доли в этом, с самого начала!

– Да, – сказал я. – Если вы и Джо собираетесь возвращаться в Вегас, то, я думаю, сейчас самое время отправляться.

– Вы всегда правы, Рик, – усмехнулся Кирк. – Вы были правы и вчера ночью, говоря о парнях в Вегасе, которые должны заниматься своим бизнесом. Я занимаюсь только игрой!

– Мистер Холман! – тихо произнес Рэнд.

Я обогнул стол и подошел к нему.

– Могу я что-нибудь для вас сделать?

– Нет. Я хочу, чтобы вы уехали с остальными. Это дело касается только меня и моего сына.

Я хотел было возразить, но передумал.

– Понял, – сказал я. – Могу я одолжить у вас одну вещь? – Он посмотрел на меня.

– Все, что угодно, если вы считаете, что это так важно сейчас.

– Я думаю, да, – сказал я. – Вы уверены, что я ничего не смогу сделать для вас, мистер Рэнд?

– Нет. Как только вы уедете, я вызову полицию. Если Дженни была моей дочерью и мой сын убил ее, а я убил своего сына... – Его голос замер.

– Вы идете, Холман? – нетерпеливо спросил Фаулер.

– Конечно, – сказал я. – Только я сперва возьму кое-что из ящика стола.

Через две минуты мы были в машине. За руль сел Джо.

– Ты знал, что он убил ее, Джо? – спросил Фаулер.

– Нет, – ответил Кирк. – Я предполагал, что он мог... Я знал, что я ее не убивал. Они сочли это несчастным случаем. Никогда не думал, что у него хватит духу на убийство.

– Только на это он и был способен, – сказал я, – убить женщину.

– Интересно, скажет Рэнд полиции о том, что сын сознался в убийстве девушки? – внезапно сказал Фаулер.

– Еще бы, – хмыкнул Кирк. – У него же нет выбора – без этого он пойдет в газовую камеру.

– Джо, паренек! – терпеливо сказал я. – Назовите мне какую-нибудь причину, по которой Ли Рэнд захочет сохранить жизнь?


* * * | Белое бикини | cледующая глава