home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 1

Он лежал ничком на продавленной кровати в одном из номеров дешевого мотеля, который его владелец, явно склонный к черному юмору, назвал «Отдых путешественников». Солнечный луч, пробиваясь сквозь запыленное окно, падал ему на лицо, но это его уже не беспокоило.

Если и существуют приятные способы перейти в мир иной, то умереть от того, что твой затылок превратили в кровавое месиво, отнюдь не из них.

Я закурил, когда док Мэрфи, закончив свою работу, выпрямился и посмотрел на меня; его лицо было бледнее обычного.

— Действовали тупым орудием, Уилер, — сказал он хрипло. — Здорово его отделали, как вы считаете?

Это был явно риторический вопрос. Я последовал за ним в ванную, наблюдая, как он с профессиональной тщательностью моет руки холодной водой.

— Достаточно было бы одного удара такой силы, чтобы убить его, — мрачно заметил он.

— Даже первого? — переспросил я.

— Совершенно верно, лейтенант, — кивнул он. — А его ударили раз десять, может, больше. — При взгляде на грязное серое полотенце, висевшее на крючке возле раковины, по его лицу пробежала гримаса отвращения. Не прикасаясь к нему, док вытащил из кармана носовой платок и вытер им руки.

— Это был маньяк, Уилер!

— Возможно, — рассеянно проговорил я. — Вы закончили, док?

— Да, теперь он ваш!

Настала моя очередь скривиться. В соседней комнате двое криминалистов из отдела расследования убийств уже закончили свою работу и готовились уезжать. С собой они взяли ржавый молоток, тщательно завернутый в чистую тряпку. Он был найден рядом с кроватью; на его обушке остались следы запекшейся крови с прилипшими волосами.

Солнечный луч по-прежнему освещал часть лица несчастного, и когда я осторожно перевернул тело на спину, меня поразило безмятежное выражение его лица.

Широко раскрытые глаза смотрели на меня спокойно и даже несколько отстранение.

Это был мужчина чуть старше сорока, с редеющими каштановыми волосами и острым вздернутым носом. Легковес, но боксерской квалификации — потянет футов на сто сорок. На нем был несвежий светло-коричневый костюм из немнущейся ткани, дешевая белая неглаженая рубашка и плохо завязанный галстук. На ногах — грязные, потертые коричневые замшевые туфли. Преуспевающим его никак не назовешь.

Я поочередно вывернул его карманы и обнаружил носовой платок, ключи от машины, пригоршню мелочи и бумажник. Содержимое бумажника я вытряхнул на прожженный сигаретами обеденный стол: сотня долларов пятерками и десятками, лицензия частного детектива, выданная в штате Нью-Йорк на имя Альберта X. Марвина, водительские права и пара счетов — один, трехдневной давности, из мотеля в Санта-Монике, второй — из этого мотеля.

Док Мэрфи кашлянул, заглянув мне через плечо.

— Частный сыщик, да? — удивился он. — Далековато забрался.

— Готов обменять свое расследование на ваше вскрытие, если хотите, — холодно проговорил я.

— Естественное любопытство, лейтенант, — не смутился Мэрфи. — Думаю, он умер примерно восемь — десять часов назад.

Я взглянул на часы: «Значит, между полуночью и двумя часами утра».

Внезапно дверь распахнулась, и ввалился сержант Полник.

— Я приехал на машине «Скорой помощи», лейтенант, — не переводя дыхания, сказал он. — Шериф… — Тут его взгляд упал на убитого, и он инстинктивно закрыл глаза. — Черт!

— Так что насчет шерифа? — терпеливо напомнил я.

— Он сказал, чтобы вы срочно ехали к нему, — объяснил Полник. — Он был похож на сумасшедшего! Как будто предстоят выборы, а вас выбирают вместо него!

— Я бы не отказался, — задумчиво произнес я. — Сиди себе весь день в офисе, развлекайся с секретаршей…

— Никогда не думал, что с мисс Джексон можно развлечься. — Полник казался удивленным.

— Разумеется, — успокоил я его, — но разве нельзя помечтать?

В комнату вошли санитары в аккуратных белых костюмах и сразу заполнили всю комнату.

— Я же здесь всего полчаса, — сказал я. — О чем он там думает?

— Не знаю, лейтенант, — Полник беспомощно пожал плечами, — но он велел передать, чтобы вы возвращались как можно скорее. Специально прислал меня за этим.

— Не прихватите ли меня с собой? — вмешался Мэрфи. — Давно хотел прокатиться на вашем болиде. Может, мне удастся получить подтверждение своей теории о парнях, гоняющих в этих машинах из труб — багги.

— У меня не багги, а просто спортивная машина, — уточнил я. — А что это за теория?

— Они все страдают комплексом вины, и это неизбежно приводит к мазохизму. — Его глаза светились энтузиазмом. — Иначе что может заставить трястись на жестком темном сиденье?

Полник уставился на разложенное на столе содержимое бумажника Альберта X. Марвина и прохрипел:

— Так, значит, он был частным сыщиком, да, лейтенант?

— Док уже установил это, — проворчал я в ответ.

— Может, он кому-то мешал? Слишком много знал, и они убрали его, — вслух теоретизировал Полник. — Что мне делать, лейтенант?

Я с трудом удержался от очевидного ответа, хорошо зная его способность делать что угодно, только не работу. Поэтому я послал его допросить владельца мотеля, который сообщил об убийстве, и посетителей, а также выяснить, не выписывался ли кто-нибудь сегодня утром до того, как был обнаружен труп.

Полник наморщил свой сократовский лоб, пытаясь запомнить инструкции. Я подумал, что, зная его, мне не следовало давать ему сразу три задания. Зрелище трупа, по-видимому, расстроило меня больше, чем я сознавал.

Я приехал в офис шерифа чуть позже одиннадцати.

Его секретарша — Аннабел Джексон, блондинка, у которой есть все, но у которой не получишь ничего, — повернулась ко мне. Она была явно взволнована.

— Шериф каждые пять минут интересуется, не вернулись ли вы, — на одном дыхании произнесла она. — Вам лучше поторопиться.

— Из-за чего паника? — удивился я. — Что может быть важнее, чем убийство?

— Я думаю, четверть миллиарда долларов, — все так же скороговоркой ответила она; глядя широко раскрытыми глазами.

— Пятерками и десятками? И он хочет, чтобы я помог ему их пересчитать?

— Я имею в виду, что персона, которая сейчас находится у него, стоит этих денег, — сказала Аннабел.

В ее голосе слышалось почтение, когда она выдохнула имя:

— Миссис Джофри Саммерс.

— Она захватила Форт-Нокс? — сострил я. — Тогда это не наша проблема.

— Надо очень постараться, чтобы стать таким тупым, — со злостью произнесла она. — Вы что, пытаетесь изобразить, что никогда не слыхали о миссис Джофри Саммерс?

— Я никогда не слыхал даже о мистере Джофри Саммерсе, — спокойно ответил я.

Аннабел внезапно глубоко вздохнула, ее блузка при этом едва не лопнула. Позволять другим смотреть на это могла только девушка с безупречной репутацией.

— Миссис Саммерс — дама из высшего общества Нью-Йорка, — сказала она быстро. — Ее муж умер три года назад, оставив…

— Оставив ей четверть миллиарда долларов вместе со вдовьим трауром? — закончил я за нее. — Спасибо за информацию. Если ей нет еще пятидесяти, я готов был бы жениться на ней, но даже эта куча денег не смогла бы скрасить мне ночи, которые придется проводить с алебардой! Это ведет к ночным кошмарам, я тебя уверяю.

— Зайдите в офис, Эл, — сладко вздохнула Аннабел. — Думаю, вы удивитесь.

Первое, что поразило меня, кода я вошел в офис шерифа Лейверса, это количество народа, находившегося там. Лейверс — достаточно тучный для того, чтобы одному производить впечатление столпотворения, — пригласил еще трех человек, и это напоминало схватку перед вбрасыванием мяча в американском футболе.

— Что вас задержало? — спросил Лейверс с дружелюбием загнанной в угол пумы.

— Трение, — ответил я. — Колеса ведь должны соприкасаться с дорогой.

— Я надеялся, что вы, как обычно, наплюете на правила дорожного движения, — кисло улыбнулся он, — тем более что вы ехали по делу, а не ради удовольствия.

Находясь в одной комнате с четвертью миллиарда долларов, можно было наплевать на брюзжание шерифа. Я быстро оглядел троих посетителей, пытаясь определить, кто из них тянет на эту сумму. Я сразу сузил число кандидатов до двух — третьим посетителем был мужчина, а я никогда не слышал, чтобы представителя сильного пола называли «миссис Саммерс», даже если мне скажут, что в Гринвич-Виллидж так принято.

Лейверс с затравленным видом повернулся к посетителям.

— Это лейтенант Уилер, — представил он меня. — Он введен ко Мне в штат отделом расследования убийств.

Офицер с солидным опытом.

Во время своей речи он так старался не встречаться со мной взглядом, что я догадался, как ему трудно держаться в рамках приличий.

— Лейтенант, — продолжал он быстро, — познакомьтесь. Это — миссис Саммерс, у нее серьезная проблема.

— Здравствуйте, лейтенант, — сказала миссис Саммерс с легким оттенком нетерпения в голосе.

Следовательно, персона с деньгами — блондинка, а не брюнетка. Элегантная блондинка лет под сорок. Тут до меня дошел намек Аннабел: миссис Саммерс была стройна, привлекательна, и я бы не отказался провести с ней несколько ночей, даже если бы ее состояние было более чем скромным.

— Мисс Брент, ее адвокат, — продолжал представлять Лейверс.

Брюнетка кивнула, приятно улыбаясь. Она была моложе своей клиентки лет на пять или десять, а черный костюм выглядел бы деловым, если бы не множество оборок на юбке.

— Мистер Хиллари Саммерс, — продолжал представлять Лейверс, — деверь миссис Саммерс.

Хиллари Саммерс рассеянно кивнул и вернулся к прежнему занятию — созерцанию пустоты перед собой. Это был высокий тощий джентльмен лет сорока, с черными волосами, седеющими на висках, и чувствительным лицом, вызывающим у женщин материнские инстинкты.

— Миссис Саммерс! — Лейверс решительно прочистил горло. — Не повторите ли вы лейтенанту цель вашего визита?

— Конечно, — сказала она, слегка повернувшись, чтобы посмотреть прямо мне в лицо. У нее были ясные темно-голубые глаза, но сейчас они не выражали никаких человеческих чувств — она обратилась в официальное учреждение, и ей было все равно, кто здесь представляет власть.

— Дело касается моей дочери Анжелы, — начала она решительно. — Все очень просто, лейтенант. Я попросила шерифа предпринять некоторые действия — в рамках закона, разумеется, — но по неизвестной мне причине он не хочет этого делать.

— Сегодня не угадаешь, вдруг напорешься на коммуниста, — сочувственно произнес я.

Мисс Брент слегка шевельнула губами, и этого было достаточно, чтобы лицо миссис Саммерс приняло суровый вид.

— Вы находите это забавным, лейтенант? — ледяным тоном спросила она.

— Ни в коем случае, — сказал я. — Продолжайте.

— Я, естественно, живу в Нью-Йорке, — с сарказмом продолжала она, подчеркнув тем самым свое полное презрение к Калифорнии. — Анжела провела последний год в Швейцарии, заканчивая школу, и вернулась шесть недель назад. Она всегда была капризным ребенком, и боюсь, что год в Европе не изменил ее. Я веду очень деятельную жизнь и, возможно, уделяла ей недостаточно времени после ее возвращения. — Она изящно пожала плечами. — А теперь к делу, лейтенант. Неделю назад она сбежала с каким-то певцом из ночного клуба Гринвич-Виллидж по имени Рикки Уиллис. Это не только возмутительно, это — абсурдно! Я наняла частного сыщика, чтобы выследить их, и он наконец нашел их здесь, в Наин-Сити.

— Иными словами, — мило вмешалась мисс Брент, — на территории, находящейся под юрисдикцией шерифа Лейверса.

— Именно так, — кивнула миссис Саммерс. — Поэтому я прошу шерифа принять меры против этого певца.

— На каком основании? Похищение?

— Не думаю, что моя дочь поддержит такую формулировку, — кисло сказала она. — Но обоих надо хорошенько проучить, и я намерена этого добиться.

— Как конкретно? — поинтересовался я.

— Моей дочери еще не исполнилось восемнадцать, — резко сказала она, — и я хочу, чтобы этого человека арестовали по обвинению в изнасиловании.

Я пристально посмотрел на нее, затем на Лейверса, который закатил глаза, очевидно, призывая бога окружных шерифов поразить эту женщину на месте.

— Я знаю, что в Калифорнии возраст совершеннолетия — восемнадцать лет, — живо продолжала она, — следовательно, интимные отношения с несовершеннолетней классифицируются как изнасилование, независимо от того, была она согласна или нет.

— Это верно, — сказал я. — Но вдруг ваша дочь откажется давать показания?

— Думаю, с этим не будет проблемы, — ответила она. — Там, где они остановились, они, естественно, зарегистрированы как муж и жена. И я уверена, это совсем не трудно установить.

Я медленно зажег сигарету и мельком взглянул на адвоката. Та слегка покачала головой.

— Это не мой совет, лейтенант, — сказала мисс Брент спокойно, — но миссис Саммерс настроена действовать именно так.

— Разве не существует федерального закона, запрещающего перевозить несовершеннолетних через границу штата с аморальными целями? — холодно спросила миссис Саммерс.

— Офис ФБР всего в четырех кварталах отсюда… — с вялой надеждой проговорил Лейверс, обрывая себя на середине фразы.

— Я, конечно, навещу его, если потребуется, — сказала она. — Но сейчас я хочу, чтобы вы, шериф Лейверс, приняли меры против человека, который изнасиловал мою дочь!

— Я согласен с мисс Брент, — внезапно вступил в разговор Хиллари Саммерс, и я впервые услышал его глубокий голос. — Однако моя невестка намерена действовать именно таким образом. Я пытался отговорить ее, предупреждал о лавине публикаций, которые не заставят себя ждать. — Он слегка содрогнулся. — Еще бы: речь идет о дочери миссис Джофри Саммерс, одного из столпов нью-йоркского высшего общества!

— Дочь для меня значит больше, чем страх перед дешевыми газетными сенсациями! — оборвала его миссис Саммерс. — А это единственный способ привести ее в чувство!

— Вы сказали, что частный детектив, которого вы наняли, знает, где они сейчас? — спросил я ее.

— Он позвонил мне вчера утром, — ответила она, — и мы сразу же отправились сюда самолетом. Они остановились в мотеле в пятнадцати милях к югу отсюда.

Он называется «Отдых путешественников» или что-то в этом роде. — Через пять секунд она с раздражением взглянула на меня. — Право, лейтенант! Что это вы так уставились на меня?

— Этого частного детектива звали Альберт X. Марвин? — потрясение произнес я.

— Ну да. Как вы узнали?

— Я только что вернулся с осмотра его трупа, — ответил я. — Кто-то вчера ночью размозжил ему голову молотком, и я в жизни своей не видел человека более мертвого, чем Альберт X. Марвин!

Теперь настала очередь миссис Саммерс с изумлением уставиться на меня. От ее лица медленно отливала краска, она пыталась что-то сказать, но ее голосовые связки были парализованы. Вдруг у нее закатились глаза, и я едва успел подхватить ее, прежде чем она упала.


Картер БРАУН СОБЛАЗНИТЕЛЬНИЦА | Соблазнительница (Эл Уилер) | Глава 2