home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement




2

Плечом к плечу Стражи вышагнули из сумеречного канала, и тотчас стена захлопнулась позади них.

– Вот и наш зайчонок! – умиленно пророкотал Горн, кивая на светлый кружок, застывший возле их ног. – Будто не отлучались.

Он шумно и с удовольствием вздохнул, прочищая легкие после темных глубин Лабиринта, – Эрик сочувственно улыбнулся. Среди этих прочных и простых стен недавние их приключения казались тягостным бредом, навеянным Спрутом-чудовищем. Но долго ли и сам Храм продержится против подступающего безумия?

– И вправду, занятное совпадение, – откликнулся юноша. – Уж не подслушал ли я божественные мысли?

Гулко хохотнув, богатырь изрек:

– Говорят, безумие сродни мудрости.

И не понять было, насмешничает он или одобряет.

– И, похоже, скоро они встретятся, – добавил Горн, вскинув взгляд к прозрачному потолку. – Что это Ю вздумалось Откровенничать на ночь глядя? – Твердым локтем он ткнул Эрика в бок. – Не с твоей ли подачи?

– Откуда мне знать? – Не удержавшись, Эрик растер ушибленные ребра и с досадой заметил: – Что-то ты разговорился сегодня!

Горн снова хмыкнул. Но тут же умолк, предупреждающе вскинув палец. Сразу и Эрик расслышал мерный топот, нарастающий с каждым шагом, – и подивился чуткости громогласного исполина, не уступавшей, кажется, его собственной.

– Ю? – спросил он одними губами, и Горн согласно кивнул. – Что ж, приступаем.

Мысленным взором Эрик окинул окрестности и порадовался: в голове было свежо и прозрачно, как после грозы, а каждая из разбегавшихся по сторонам нитей натянуто звенела. И колдовских сил осталось еще немало, хотя растрачивать их на лихие эти прыжки не стоило.

Лязгающие шаги, между тем, надвигались, и скоро Эрик увидел сквозь потолок доспешные фигуры, выстроенные острым клином вокруг драгоценного центра. Четверо Стражей вышагивали с размеренностью и слаженностью автоматов, а Ю струилась меж ними частицей живительного ручья, закованного в стальное русло.

– И как тебе такой ракурс? – с ухмылкой прошептал Горн.

– Божественно, – выдохнул Эрик. – Хотя и странно.

– Что именно?

– Странно, что Ю сама нисходит к Избранным, а не призывает их к себе, как это положено госпоже.

– Впускать нечистых в чертоги? – Гигант изумленно покачал головой. И вдруг в восторге клацнул себя ладонями по ляжкам: – А чего, вот пойди и укори ее: негоже, мол, Божественная, не к лицу! – Он беззвучно захохотал.

Действительно, что это со мной? – удивился Эрик. Кажется, я усомнился уже и в богине? Эдак мир скоро совсем слетит с рельс!..

Розовые подошвы Ю поравнялись со световым пятном, и тотчас оно заскользило следом за хозяйкой, будто на привязи. Горн вопросительно глянул на Эрика, но тот не двинулся с места. Лишь проводил размякшим взглядом это дивное тело, рядом с которым тускнела красота смертных… Впрочем, если уж быть последовательным, с чего я так уверовал в бессмертие божественных прелестей? И все же пусть ее сберегут Духи… Простите, кто?

Со вздохом Эрик повернул лицо к крохотному «глазку», искусно укрытому среди стенной лепки, откуда его с самого начала дергал отраженный взгляд Зии, и громко спросил:

– Куда хозяина подевала, Кобра?

С интересом и Горн уставился под потолок. После недолгого замешательства сверху прошелестел вкрадчивый голос:

– А разве ты не видел сейчас Ю? Конечно, его призвали на Откровения.

Хмыкнув, Горн проворчал: «А и длинны же руки у Хуга». Хотя его, кажется, не очень удивило подключение Крогов к Храмовой страж-системе.

– Старый пень, – не сдержался Эрик. – Выбрал же время демонстрировать преданность!.. Мало вам моих предупреждений, следовало привязать?

– Но, моя радость, послушай! – оскорбленно заволновалась Кобра. – До сих пор в Столице полная тишь, и уже вряд ли что-нибудь случи…

Тут Горн расхохотался – коротко, зато от души.

– «Тишь», надо же! – сказал он. – Выходит, зря мы так старались внизу?

– Ну да, в подвалах Храма замечены странности, – подтвердила Зия. – И туда уже отправлен усиленный наряд Стражей…

– Немедленно назад! – грозно рявкнул Эрик. – Поднять по тревоге – всех! И задержите на выходе Ю.

– Ты спятил, малыш? – испугалась Кобра. – Даже у Хуга нет такой власти!

– Зато у меня есть, – отрезал Эрик и повернулся к Горну: – Сделаешь, дружище?

Озадаченный, гигант поднял брови.

– Из всех тут по-настоящему я доверяю лишь тебе, – чуть слышно добавил Эрик. – И сейчас мне не обойтись без твоей помощи.

– Тем сложней мне будет предать, – ухмыльнулся Горн. – Положим, Божественную я задержу – что дальше?

– Не отходи от нее ни на шаг, – попросил Эрик. – И продержитесь, сколько хватит сил, – как бы ни было горячо!.. Я постараюсь не опоздать.

– Понял, – буркнул Горн. – Удачи!

Он круто развернулся, но Эрик придержал гиганта за каменное плечо и заглянул в бестрепетные глаза.

– Ты не впускаешь в себя, богатырь, – прошептал он. – Но хоть зрением – поделись.

Внезапно Горн улыбнулся во всю ширь квадратного лица.

– Хитрец, – сказал он. – Ладно, пользуйся!

Сорвавшись с места, гигант шелестящим вихрем пронесся по коридору и скрылся за поворотом. С таким разгоном он перехватит процессию задолго до выхода, прикинул Эрик. Если уж Горн берется за что, выполняет с запасом – тем лучше!

– А теперь, сладкая моя, разберемся с тобой, – произнес он, снова вонзая магический взгляд в затаившийся «глазок» Зии. – Раз старик сбежал, придется тебе командовать… Видишь меня? – вдруг спросил он.

– Конечно, – завороженно отозвалась Кобра. – Любуюсь, как всегда. Ты стал еще прекрасней, малыш!

Удовлетворенно кивнув, Эрик среди многих звенящих нитей выбрал нужную и приказал звучным голосом:

– А сейчас замри и слушай себя!

По незримому хрупкому каналу он устремился волшебной сутью к знакомой гавани. И увидел себя глазами Зии – кольцо замкнулось. Женщина затрепетала, будто он коснулся сокровенного.

– Ну, что теперь? – шепнул Эрик. – Чувствуешь меня?

– О да! – простонала она. – Но как… О малыш, это ты?

– Я с тобой, в тебе – и не уйду, пока не кончится эта ночь, – заверил он. – Понимаешь, что я могу?

– Понимаю, – прошептала Зия подавленно. – Конечно.

– И мне не придется слишком настаивать?

– Нет, – окончательно сдалась она. – Чего ты хочешь?

Как будто Эрик впрямь мог навредить ей, не задев при этом себя! Ах, Кобра, Кобра…

– Сейчас же поднимай Крогов и прорывайся в молельню, – приказал он. – Иначе накроют всю верхушку.

– Эрик, пощади! – взмолилась женщина. – Меня же лишат тела!

– Если победит Дэв, ты лишишься всего, – пригрозил Эрик. – И торопись – сейчас решают секунды.

– А как же имперцы?

– Прежде, чем они опомнятся, в молельне устроят бойню, – ответил он. – Ну давай, Кобра, спасай Империю – пришел твой час!

– Но ведь все спокойно в Столице! – в отчаянии воззвала Зия, и сквозь Змеиный шип прорвался звонкий голос полукровки. – Родной, а если ты ошибся, если ты безумен?.. Ты же не хочешь нас погубить, правда?

– Довольно, смертная! – снова рявкнул Эрик, и она испуганно умолкла. – Ты всё поняла?

– Всё, – обреченно, но и с облегчением подчинилась Зия.

– Выполняй.

В этот момент с деликатным хлопком взорвался «глазок», будто не выдержал напряжения в кольце, а скорее – выполнив неосознанную команду Эрика. Но связь не прервалась. Вообще, Эрик прекрасно обошелся бы без случайного этого провода – вот только времени на уговоры ушло бы больше.

Все ж не зря я запустил в нее корни! – с усмешкой подумал Эрик. В нее и в других. Черный Спрут таким способом насаживает зазевавшихся на свои щупальца, чтобы затем вертеть беднягами, точно куклами. А вот мне это не прибавляет власти, ибо в моей магии слияние сутей – процесс добровольный. Зато я будто расплываюсь между вживленными корешками, и что мешает мне возникать то там, то здесь, сгущаясь вокруг корня?

Внезапно Эрик напружинился, метнув вокруг себя потревоженный взгляд. Но в коридоре оставалось тихо, пусто, и лишь в сознании ворочался могучий голос.

«Ты слышишь, юный Тигр, я знаю, – рокотал он, отзываясь внутри Эрика тягучей болью. – Вышел на охоту, да? Еще надеешься победить… А хочешь, я помогу тебе?»

Эрик не ответил, и голос уплыл прочь, не зацепившись, – будто оборванным своим щупальцем Спрут вслепую шарил по Лабиринту. Заволновался, урод, подумал Эрик с угрюмым торжеством. Предчувствуешь нашу встречу? Но сперва я поотрубаю тебе щупальца, сколько успею!..

Разбуженное шершавым касанием Спрута, в нем всколыхнулось тоскливое знание: эта ночь последняя, дальше – обвал. Торопливо он перебирал варианты, но все пригодные пути обрывались в пропасть, а обещавшие жизнь – так же неизбежно влетали в кольцевые тоннели, обрекая на вечное рабство. И разве возможна в тоннелях жизнь?

Но внезапный прорыв в будущее уже затягивался, возвращая Эрика к текущим заботам, и какие бы беды ни сулил завтрашний рассвет – следовало спешить. Что поделаешь, если бессмертны в Империи лишь Ю да Хранители? А свой выбор он сделал давно.

Осторожно Эрик потянул за вторую магическую нить и перелился вдоль нее к новому корешку.

«Вот и я, моя девочка, – прошептал он беззвучно. – Разве не обещал я вернуться?»

– Кто?! – раздался в ответ гневный вскрик. – Опять?! Вон!..

«Ну-ну, осьминожка, потише! – засмеялся Эрик. – Ты снова обозналась. Я вовсе не один из твоих взбесившихся родичей, но тем проще мне быть тебе другом».

– Для друга ты возникаешь слишком редко! – после на диво короткой паузы огрызнулась Ита. – Видишь, чем приходится развлекаться?

Она чуть ослабила отпор, и сквозь ее немигающие глаза Эрик разглядел рядом прелестное лицо Юки, завороженно вслушивающейся в себя, но время от времени тянущейся припухлыми губками ко рту Иты, словно птенец к материнскому клюву. Ее ладное тельце сплелось в золотисто-коричневый клубок с упругим телом сестры. А на краю достопамятного стола, обитого толстым бархатом, изящно восседал Сид, тоже нагой, но при мече, и походивший на девушку более чем когда-либо – за вычетом нескольких деталей. За игрой сестричек он наблюдал без особенного азарта, слегка оживившись, лишь когда малышку Юку начали сотрясать судороги. Хотя внезапная говорливость Иты тоже не прошла мимо его внимания.

«Вот не знал, что друзья нужны только для забав! – откликнулся Эрик. – Кстати, со мной не обязательно говорить вслух».

«Ну да, ты же маг! – с той же легкостью переключилась Ита. – Маг и призрак. Может, тебя и вовсе нет? Ну признайся, ты же пригрезился мне и в первый раз, и во второй. А затем повадился вторгаться в мои мысли, сны и тревожил меня, и мучил… Зачем?!»

«Первые два раза если пригрезились, то обоим, – озадаченно возразил Эрик. – А после я лишь вспоминал о тебе».

«Зачем? Чего ты хочешь от меня? Я устала с тобой спорить!»

«Ты забыла о малышке», – кротко заметил Эрик. В самом деле, миниатюрная принцесса уже ощутила холодок в ладонях и губах сестры и капризно захныкала, требуя внимания.

«Вечно ты возникаешь не ко времени!»

«Как раз наоборот, – не согласился Эрик. – Вспомни!..»

«Напрашиваешься на благодарность?»

«Вряд ли, – рассмеялся он. – Но, может, наши интересы совпадут и теперь?»

«Ага! – воскликнула Ита. – Значит, ты снова надумал меня подмять?»

«Ни в коем случае. Даже если бы захотел – не смогу. Пожелай ты сейчас вернуться в объятия дяди, я пальцем не шевельну».

Запущенная воспоминанием, волна отвращения всколыхнула сознание девушки, короткой судорогой выплеснулась на поверхность.

«Конечно, – бросила она с обидой, – тебе всегда было плевать на меня!»

«Просто я не смею тебя ломать, – объяснил Эрик. – Кощунством было бы покушаться на самое совершенное из порождений Дворца и, к тому же, прекраснейшую среди Спрутов!»

«Не слишком ли витиевато для лести? – подозрительно спросила Ита. – А ты научился плести кружева!»

«Все мы течем, хотя по разным руслам, – отозвался он. – У тебя вон грудь стала прочему под стать – как я и предрекал».

«Заметил! – фыркнула принцесса. – Может, проведешь полную ревизию? Или для этого ты не все прихватил?»

Все же она была польщена, даже отбросила обычную настороженность. Зато Юка снова захныкала – громче, настойчивей. Но Ита не отреагировала и на этот раз.

«Как странно, – произнесла она. – После той схватки на моих костях – не приведи Ю пережить такое снова! – во мне словно зацепилось что-то от вас обоих. И не могу понять, от кого больше».

К этому моменту Эрик обжился в ее сознании настолько, чтобы суметь воспарить к потолку и насладиться волнующей сценой уже без помощи Итиных глаз. Сверху клубок девичьей плоти выглядел особенно аппетитно, и Эрик позавидовал выдержке Сида, с полным самообладанием созерцавшего редкое зрелище.

«Скоро ты разберешься и с этим, – ответил Эрик девушке. – Ибо как раз сегодня нам с Дэвом предстоит встретиться».

«Надеюсь, теперь-то я не окажусь между вами? – осведомилась Ита. – Хотелось бы к тому времени убраться подальше!»

«Тебя даже не волнует результат? – усмехнулся он. – Подумай о последствиях!.. А ведь ты могла бы помочь мне – кстати, себе тоже».

Тоненько замычав, Юка отстранилась недовольно, и сестра не стала ее удерживать. Со вздохом Сид отложил меч. Затем аккуратно опрокинул малышку на спину, склонился над ее растревоженными прелестями, искусно ублажая. И сразу девочка затихла.

«Бедняга, – рассеянно пробормотала Ита. – К его умелости да подобающую бы оснастку!.. Но подружка из него отличная».

«Так ты поможешь мне?»

«А куда я денусь? – огрызнулась она вяло. – Не ложиться же под Дэва снова!»

«Собственно, почему нет?»

«Бр-р-р, – передернуло ее. – Лучше смерть».

«Может и так повернуться, – предупредил Эрик честно. – Тебя утешит, если я отправлюсь к пращурам на шаг впереди?»

Девушка прыснула в полный голос, заставив вздрогнуть чуткого Сида.

«Тогда лучше рядом – не так тоскливо, – ответила она. – Ну, и когда мне приступать?»

«Сейчас же, если готова. Скольким из прежней своей дюжины можешь ты доверять?»

«Пожалуй, все тут, – пожала плечами Ита. – Лишь ты перерубил поводок, как полукровки-босявочки разлетелись по своим углам – так, что пятки сверкали. И до сих пор, кажется, марают штанишки, стоит им попасться мне на глаза. Мои задиры-Спрутики потухли и присмирели, точно на них нашла порча. Зато двойняшки теперь и вовсе с цепи сорвались – и я не знаю, что хуже. Только наша забавная троица и держится пока вместе, как ни странно».

«Ничего странного, – возразил Эрик. – Не поверишь, но с самого начала лишь вы трое были мне симпатичны – наверное, красотой».

«Красота, вот как? – живо откликнулась девушка и с неостывшим любопытством потрогала свои подросшие груди. – И Сид тоже?»

«Непохожесть добавляет ощущениям свежесть, разве нет? – усмехнулся Эрик. – Ну, назови это своеобразием или даже талантом – все равно такому нет места в железной пирамиде Дэва. Вот поэтому вам было душно под Черным Спрутом, и потому мы сейчас вместе».

«Ты совсем меня запутал, – пожаловалась Ита. – Если б я уже не валялась нагишом и с раздвинутыми коленями, решила бы, что ты подбираешься к моим сокровищам… Кстати, ты где?»

Засмеявшись, Эрик напрягся и оформился в смутную, но вполне видимую тень. По застывшему взгляду девушки понял, что та заметила его. А в следующий миг вскинул глаза к потолку и Сид.

– Ну наконец, – пробормотал он даже с облегчением и потянулся за мечом. – Так вот кто отвлекает тебя от наших игр, сестрица!

Вторично покинутая Юка попыталась было возмущенно запищать. Не глядя принц шлепнул по ее нежной попке, и девочка удивленно распахнула глаза.

– И чей это призрак, Итти? – вкрадчиво спросил Сид. – Выходит, ты научилась уже вызывать духов? Как славно!.. Но этого я, по-моему, где-то видел.

– Помнишь нахального выскочку, что избавил нас от Снов? – откликнулась Ита, небрежно раскачивая поднятые колени.

– Ну конечно! – оживился Сид. – Тот самый красавчик-маг, едва не переломивший загривок Мэду… А что, он уже умер?

– Как же, дождешься! – засмеялась девушка с прежней как будто хрипотцой. Но теперь в голосе слышалась привораживающая мелодия – словно невидимый спрут оплетал и подтягивал к себе мягкими щупальцами. – Хотя такой зануда и с того света достанет, лишь бы помешать нашим забавам.

– Значит, все-таки помешать, – разочарованно отметил принц. – А примкнуть он не желает?

– Оставь надежды, братец, – усмехнулась Ита. – Здесь тебе не обломится. Но взамен Эрик обещает воз душедробительных впечатлений – хотя не гарантирует жизнь. Подписываешься?

– А что решила ты?

– Я иду за ним.

– Что ж, сестрица, как скажешь, – вздохнул Сид. – Может, в самом деле прогулка не покажется скучной. – С сомнением он покосился на Юку, недоуменно хлопающую пушистыми ресницами. – Что, кроха, подождешь нас?

– Еще чего! – мгновенно отреагировала девочка. – Только посмейте меня бросить – такой скандал закачу!..

– Уж это точно, – подтвердил Сид и перевел взгляд на Иту. – Ну, двинулись?

– Может, сперва оденемся?

– Зачем? – С привычным удовольствием принц оглядел сестер, затем и себя. – Во-первых, мне лень, во-вторых, так даже забавней. Насколько понимаю, призрак не поведет нас по людным местам?

– Надеешься растопить его лед своей наготой? – уколола Ита.

– Но ведь не глух же он к красоте, верно? – повел точеными плечами Сид и осторожно улыбнулся. – Так куда мы направимся?

«Вверх», – коротко ответил Эрик и, закрутившись в легкий смерч, рассеял завесу тумана вокруг потолочного центра. Изумленным взорам сестер открылась круглая дыра, на сей раз уводящая в темноту.

– Вот так фокус, – нехотя удивился и Сид. – То-то в наших Снах мне иногда мерещилась Ли!

– А что дальше, Эрик? – спросила Ита.

Молча Эрик взмыл в люк и на самом краю обнаружил моток знакомого троса. С налету Эрик ткнулся в него призрачной сутью – раз, другой, – и трос провалился вниз, раскрутившись на всю длину.

– Начинает походить на дело, – констатировал Сид и ловко подхватил с пола узорный пояс с ножнами. Захлестнув его вокруг талии, повернулся к Ите:

– Конечно, ты и тут захочешь быть первой?

– Разумеется! – ответила та и возбужденно засмеялась. – Приглядишь за малышкой, ладно?

Пружинистым рывком она взметнула себя на колени, машинально скользнула ладонями вдоль огибавших голени ножен, походивших на изящные украшения. И без оглядки заструилась по тросу, чуть слышно позвякивая браслетами. Секунды спустя принцесса уже выбиралась из люка, угрожающе озираясь. Но вокруг, по всему склону, было пусто. Лишь за памятным Эрику обрывом поднималось странное свечение и раздавались высокие заунывные голоса. Бывший райский сад казался ныне мертвым, даже не журчала нигде вода, не шелестели кроны. Невольно Ита поежилась, хотя тепла тут хватало.

– Ну, где вы там? – прошептала она, склонясь над люком.

Некоторое время снизу доносились только сердитые взвизги Юки и мелодичный смех Сида. Затем принц снисходительно сообщил:

– Наша капризуля, кажется, намерена прихватить с собой весь запас игрушек.

– Если она пискнет еще раз, – яростно предупредила Ита, – мы бросим ее в здешней темени – загорским ведьмам на расправу!

Девочка испуганно затихла, а чуть позже Сид объявил:

– Мы идем.

Он первым возник над дырой. Тут же расставил ноги по ее сторонам и с неожиданной для его сложения легкостью втянул наверх Юку, отважно оседлавшую узел на конце троса. Меж худеньких лопаток малышки крепился ранец, но это была единственная сторонняя деталь на ее теле – девочка с охотой приняла условия новой игры.

Следом за призрачной фигурой троица спустилась по высохшему, устланному обкатанными валунами руслу к запруде, теперь обмелевшей наполовину, даже успевшей зацвести, пересекла ее вброд. И так же, как Эрик недавно, выглянула за край каменной ограды.

В озере тоже почти не осталось воды, и над черной поверхностью торчали, будто громадные клыки, острые глыбы, кое-где смыкаясь в частокол. А по центру водоема, на месте прежней отмели, вздымалась широкая скала, плоская и круглая как стол, с покатым углублением в середине. И как раз оттуда, из обнажившейся этой впадины, разливалось мертвенное сияние, накрывая жутким куполом застывшее озеро и высвечивая фигуры бойцовых голышей, словно бы окаменевших на прибрежных валунах.

Но более всего изумляла живая цепочка, окаймлявшая впадину, – из дюжины прислужниц колдуньи, законченно голых и с выбритыми до блеска черепами. Странно сцепившись, они брели на четвереньках по бесконечному кругу, высоко вскинув мягкие зады, и невнятно подвывали – в едином ритме, в один голос, аккомпанируя себе шлепками подошв и ладоней по влажному камню. И словно отзываясь на варварскую мелодию, грозно пульсировал сияющий шатер.

– Собственно, про загорских ведьм я просто так сказала, – примирительно прошептала Ита, коснувшись плеча сестры. В ответ девочка показала ей розовый язык, однако дрожать не перестала.

– А вы заметили, как точно угадали мы местную моду? – Сид беззвучно рассмеялся. – Недаром же я и кроха проросли из клана разведчиков!

Игриво он ущипнул Юку за ягодицу, но та лишь сердито мотнула подбородком, не разомкнув обиженных губ.

– Не распаляйся, лизун! – шикнула на принца Ита. – Если б не подсказка Эрика, вряд ли ты подбил бы меня на это сумасбродство. – Она зябко повела беззащитными плечами. – Разведчик!.. А ты не подумал, что лишние покровы могут выдать нас ведьмам? Даже этого может оказаться много, – легонько она пнула носком в меч Сида. – Слышишь?

Рассеянно принц отправил ей по воздуху поцелуй и томно приник телом к отполированному водой камню, будто к могучему любовнику. Впрочем, взгляд его был захвачен зловещим невиданным зрелищем – первородным танцем легендарных загорских ведьм, замкнувшихся в магическое кольцо.

– Как преобразились наши сиятельные феи! – пробормотал Сид и задумчиво улыбнулся: – А не худо было б вклиниться между…

Уместив подбородок на вершине валуна, он мечтательно затих.

«Что они затевают, Тигр?» – тут же спросила Ита.

«Пытаются навеять истому на окрестных имперцев, – отозвался Эрик. – Пусть! Сейчас это нам даже на руку».

«Тогда зачем мы тут?»

«Затем, что Ли впустила в себя Дэва. Мне продолжать?»

«Но ты уверен?»

«Взгляни внимательней на это колечко, – предложил Эрик. – По-твоему, сколько из них получило дозу?»

По первому впечатлению ведьмы двигались одинаково слитно, словно сегменты многоножки, поймавшей себя за хвост. Но искушенный глаз легко отделял тех, кто лишь старательно подлаживался под общий ритм, от других – кто действительно был синхронизирован с железной жесткостью автомата. Последние даже внешне казались слепками с одного оригинала – роскошного тела императрицы Ли.

«Шесть, – упавшим голосом ответила Ита. – Через одну».

«Верно, – подтвердил Эрик. – Когда я изгнал из тебя Дэва, то освободил этим и твою дюжину. Но со здешней пирамиды удалось лишь снести верхушку. И, значит, даже утратив Ли, Спрут способен дотянуться до любого из подмятых ею, чтобы направить к своей цели. Вопрос: кто остальные шесть?»

«Только бы не Ун! – ужаснулась принцесса. – Тогда надеяться не не что».

«Вряд ли – слишком он на виду. Да и Ли последнее время вышла у него из доверия».

«Стараниями Хуга? – Девушка одобрительно усмехнулась. – Старый интриган!»

«Может быть, Лот?» – предположил Эрик.

«Этот Лев хитер и осторожен, точно лиса. Чтобы забраться к нему в постель, нашей шлюхе пришлось бы очень постараться – а это время, время!..»

«Потому она и заполучила Лота лишь сегодня, – подхватил Эрик. – Наверняка же Ли приберегла силок для такой ценной дичи!.. Но вот успел ли тот затянуться намертво? В любом случае, есть еще пятеро».

«Не знаю, не знаю… Кто-то из имперцев, возможно?»

«Не забывай: тайная лазейка на ваш уровень оказалась открытой. Либо колдунья недавно спускалась к кому-то…»

Девушка покосилась на размякшего, погруженного в созерцание Сида, недоверчиво покачала головой.

«…либо кто-то, из особо доверенных, сам поднялся сюда незадолго до вас», – заключил Эрик.

«Мэд! – едва не выкрикнула Ита. – Лишь у него хватит зависти и злобы… Но что он мог искать тут?»

«А чем Ли могла его приманить?»

«Несчастный дурак! От одного вида короны у него мутится в глазах…»

«И уж ему незачем скрываться от загорских чар. Наверняка он упакован от макушки до пяток, а потому – остерегитесь!»

«Думаешь, он посмеет? Хотя…»

«Слишком высоки ставки, – подтвердил Эрик, – и слишком далеко он уже зашел».

И как же избита эта дорожка! – добавил он про себя. Между прочим, а как дела у Зии? Пора бы ее проведать.

«Я отлучусь ненадолго, – предупредил он принцессу. – Как налюбуетесь, спускайтесь в укромную пещеру Ли. Вход там, – призрачным пальцем Эрик указал на недавний пьедестал царицы, вздымавшийся выше прочих валунов запруды. – И без фокусов, ладно?»

Не спеша он растворился в сумраке, напоследок расслышав изумленный вздох малышки Юки, успевшей, видно, свыкнуться с присутствием охраняющей тени.

В сознании Кобры Эрик возник как раз вовремя, чтобы развеять взыгравшие вновь сомнения и подтолкнуть ее к следующему, необратимому уже шагу. К этому сроку полутысячный отряд тяжеловооруженных Крогов запрудил кольцевой Дворцовый тоннель по всей ширине императорского сектора, заперев в нишах ошалелых Псов. Но вступить внутрь пока не решался.

«Ты уверен? – только и спросила Зия. – Боже, мы все безумцы!..»

«Жизнью клянусь, – твердо ответил Эрик. – Ну, вперед!»

Отчаянно женщина взмахнула рукой, и головной взвод отборных панцирников, возглавляемый гигантом Уордом, с грохотом вломился в золоченые двери. А следом, распаляясь, двинулись остальные, перестраиваясь на ходу и растекаясь железными ручьями по императорскому лабиринту. Редкая цепь стражников была сметена в момент, ее ошметки и крохотные лабиринтные патрули тяжелая волна Крогов гнала перед собой, точно мусор. И все свирепей разрастался над атакующими колоннами скрежещущий рев – словно Кроги в самом деле решили захватить главенство в Империи, усадив на трон Хуга. Началось, наконец!..

«Вход закупорь», – распорядился Эрик на прощанье и поспешил теперь к Горну. Как и прежде, свое сознание гигант закрыл от него наглухо. Но слабая ниточка к Горну все же вела, заканчиваясь на его зрении и слухе, – снова богатырь выполнил даже больше, чем обещал.

Перегородив проход, Горн благодушно препирался со Старшим Стражем, привычно заслоняющим Божественную от непонятной пока угрозы. Тот еще пытался образумить исполина, памятуя о чудовищной его силе. Однако терпение у элитных этих Стражей уже сходило на нет, и, по всем признакам, совсем скоро в ход могли пойти доводы повесомей.

Но тут из динамиков расплескался по коридору тревожный вой, подтверждая правоту Горна. И бывшие спорщики разом сплотились в единую команду, окружив Божественную плотным кольцом. Затем Старший махнул рукой, и усиленная богатырем процессия заторопилась прочь от Храмового входа – чего и добивался здесь Эрик.

Так и не объявившись Горну, он вернулся в темную пещерку Ли, к троице сиятельных голышей. Те успели уже разыскать оконце, выходящее в молельню, и теперь окружили его, оживленным шепотком обсуждая редкостную коллекцию Избранных, выставленную по балконам. При этом Ита и Сид возлежали по сторонам пологого окна, будто слегка искаженные отражения друг друга, а малышка Юка расположилась внизу, по грудь погрузясь в теплую воду, и лишь оттопыренный ее задок плавно вихлял над поверхностью, напоминая аппетитный фрукт с шелковистой кожицей. Девочка казалась завороженной открывавшейся под ней картиной, но смутную фигуру Эрика разглядела первой, ойкнув от неожиданности.

«Что там за переполох? – тут же спросила Ита. – Похоже, они потеряли Ю?»

«С нею пока порядок, – сказал Эрик. – Лишь бы ее не потерял я».

«И на Хуга поглядывают странно. Тоже твоя работа?»

«Ну к чему вам подробности? – усмехнулся он. – Лучше вспомни о Мэде. Вы достаточно освоились?»

«Пожалуй».

«Тогда снимайтесь и – за мной. Я поведу вас через… Тихо! – вдруг велел Эрик. – Замри – совсем».

Рядом снова прошелестело слепое щупальце Дэва, потыкалось по углам, обшаривая пещерку. Затем покатилось обратно на Эрика. Спохватившись, он подал знак голышам – те бесшумно соскользнули в озерцо с головой. И сам Эрик поспешил рассеять свою опасно уплотнившуюся суть.

«Что, мой Тигр, прячешься? – снисходительно пророкотал тот же давящий голос, похожий на медленный обвал. – Знаешь же: меня не остановить. Ну попробуй, прыгни на меня из засады – только Клыки не обломай!»

Опять Эрик промолчал, и щупальце вскоре убралось, точно опаздывало куда-то. А ведь Дэв знал, где меня искать! – внезапно понял Эрик. Вообще, не слишком ли хорошо он осведомлен обо всем? Духи, ведь он будто набросил на Столицу мелкую сеть, и никаким колдовством этого не объяснить!.. Кто же помогает Спруту?

Негромко Эрик позвал Иту – тотчас на глянцевой поверхности озерца проступили три полушария, мерцая настороженными глазами.

«Почуяла?» – спросил Эрик.

«Будто стужей опалило нутро, – прошептала Ита. – Это был Дэв, верно?»

«Кто-то навел его на нас, – поделился Эрик открытием. – К счастью, без обычной насадки щупальце способно лишь осязать. А зацепиться тут ему оказалось не за кого».

«Хоть это радует, – тем же севшим голосом откликнулась девушка и прерывисто вздохнула. – Если только оно не уцепилось за Мэда».

«Скоро узнаем… Ну, вперед?»

Медленно Ита кивнула, погружаясь в воду по глаза, и Эрик заскользил по озерной глади клоком предрассветного тумана. А следом так же неслышно струились три нагих тела, едва проглядывая сквозь темную воду. Балованные юнцы в самом деле показали себя прирожденными разведчиками, но сейчас Эрика больше удивляло другое: его эфирная фигура снова, и уже не по его воле, обретала неподобающую плотность, с каждым шагом проваливаясь в озеро чуть глубже. Конечно, волшебная суть, обрастающая новой и странной плотью, не пожелала и вспомнить об одежде. Но вот родовые Клыки ощущались на бедрах все явственней, словно в них тоже обитало магическое естество, сумевшее наконец себя проявить. Преданность этих сказочных существ согревала Эрику душу – а сколько раз они уже спасали ему жизнь, предупреждая об опасности либо отводя смертельный удар! Да если бы отцовское наследство ограничилось одними клинками, Эрик и тогда не счел бы себя обделенным… Впрочем, время покажет.

Укрываясь в тени густо натыканных глыб, они обогнули каменный круг, на котором так же размеренно кружилось и подвывало, будто заведенное, кольцо из загорских ведьм, и залегли на мелководье у самого берега – почти включая и Эрика, успевшего погрузиться в озеро до колен.

«А это что за статуи?» – кивнула Ита на вооруженных голышей, оцепеневших вокруг озера , словно в охранении.

«Сейчас они не опасны, – ответил Эрик. – И все же лучше на глаза им не попадаться – что-то меня дергает здесь».

Оглядевшись, он увлек троицу в обход нависшей над озером скалы, старательно прикрывая своим туманным телом редкие проблески узких спин – и от застывших стражей царицы, и от неутомимых ведьм, погруженных в мистический транс. За скалой обнаружилось устье недавно почившей речушки, больше походившее сейчас на уютный пляж – из-за песчаных наносов, стекавших из высохшего русла на каменистое озерное дно. На четвереньках, один за другим, ловкие юнцы перебежали в тень мертвых деревьев, оставив на влажном песке странные следы. Но во вмятины уже просачивалась вода, быстро осыпая стенки, и успокоенные, разведчики поспешили по накатанному руслу дальше, бесшумно ступая на мягких лапах. Следом за проводником-тенью они поднимались по склону все выше, уже отчетливо различая за кронами купол, взмывающий в черноту, – как вдруг совсем близко раздался зловещий вздох. И в тот же миг все замерли на полушаге.

– Это что? – обмирающим шепотом спросила Юка.

– Сам я не видел, – так же тихо откликнулся Сид, – но, говорят, Ли привезла из Загорья парочку болотных пауков. Даже выпускает их иногда порезвиться в своем саду. По слухам, они размером с годовалого спрута.

– Пугаешь? – содрогнулась в ужасе девочка. – Противный! Ты всегда меня…

– Вот он! – воскликнула Ита, нацеливая руку на приземистый мохнатый силуэт, внезапно возникший над береговым обрывом в десятке шагов. Он походил бы на безобидную кочку, если бы вокруг центра не мерцала дюжина настороженных глаз и не шелестели по сторонам суставчатые ноги, нетерпеливо поджимаясь.

– Пакость! – гадливо взвизгнула Юка, забрасывая тонкие руки за голову. И тут паук прыгнул. Навстречу молнией метнулся атакующий кинжал Иты, а следом уже рвался из ножен изящный меч принца. Но на целый миг опередила брата малышка Юка. Одна из ее рук выхлестнулась вперед, запустив с ладошки ярко расцвеченный мячик, и, столкнувшись с пауком, тот вдруг взорвался – с аккуратным хлопком и почти без вспышки. Хищник-прыгун опрокинулся на песок, зияя развороченным панцирем, ошалело вращая единственным уцелевшим глазом. Затем суетливо перевернулся и попытался уползти, теряя ноги.

– Недурная шутка! – хладнокровно заметил Сид, опуская меч. – Лишь бы ее не оценили другие.

Пригвоздив паука к грунту, принц подождал, пока Ита извлечет глубоко увязший кинжал, и рывком вырвал клинок, запачканный бледной слизью.

– Фу! – наморщила носик девочка. – Пошли скорей.

Брезгливо избегая паучьих ошметков, они поспешили оставить опасное место. Прошли руслом ручья еще чуть и наконец выбрались на тропинку, уже напрямую выводившую сквозь густые заросли к той самой двери, к которой так стремился загнанный на купол Эрик. Тут Сид вдруг повел изящными ноздрями и улыбнулся удивленно.

– Знакомый душок, – мурлыкнул он на ухо Ите. – И свежий!

Но девушка сама уже притормозила, предостерегающе вскинув одну руку, а другой указывая вперед. Зацепившись за ветку, призывно мерцало бесценными камнями роскошное ожерелье – наверняка из коллекции Ли. Словно бы императрица обронила его, торопясь на свидание.

– Мое! – азартно пискнула Юка и, нырнув сестре под руку, кинулась к ожерелью. С досадой Ита шлепнула себя по бедру, но малышка уже снимала свою добычу с куста.

В этот миг крона нависшего над ней дерева дрогнула, и на девочку обрушилось громоздкое тело, упакованное в доспехи. Разом опрокинув ее на спину, верзила с сопением навалился сверху, стальной лапищей зажимая Юке рот, а второй торопливо шаря у себя в паху.

– Вот и расплата, – пробормотал Сид, бросаясь к сестре на выручку.

Но из-за широкого ствола возникла еще одна рослая, сплошь завешенная железом фигура и заступила ему путь.

– Смотри-ка, а ведь хозяин был прав! – хрипло объявил панцирник. – Оба ублюдка здесь…

Безмолвно Сид выхватил меч и атаковал, метя в лицо. Железный верзила отшатнулся и тоже вырвал массивные клинки.

– Ну давай, голыш, давай, подходи! – позвал он свирепо. – У нас и тебя найдется на что насадить!..

Мягкие ножки девочки были уже разбросаны по сторонам. Да она и не противилась – только снова закинула руки к ранцу, раздавленному двойной тяжестью, и будто искала в нем что-то. Заворчав, панцирник вскинул грузный зад, точно решил разнести нежное лоно с первого удара. В то же мгновение Ита взметнула руку с ножом, целя ему под шлемный край, – но Юка опять успела раньше. Вырвавшись из ранца, ее ладони с размаха шлепнулись об ощеренную пасть насильника и тут же брезгливо отпрянули, залепив его зубы клейкой массой. Тотчас того отбросило с девочки прочь – словно могучим ударом. Отчаянно мыча, здоровенный латник забился на земле, раз за разом сотрясаемый рвотными судорогами и безуспешно пытаясь высвободить рот.

А тут и Сид виртуозным взмахом рассек противнику щеку. Зажав рукой рану, верзила бросился от него вниз по тропинке – прямо на Иту. Но теперь уже на его пути выросла громадная густая тень, а поперек шеи с шелестом сверкнул призрачный меч. Ошеломленный, панцирник отпрянул, ухватясь за горло, и в тот же миг в глаз ему ворвался легкий кинжал Иты, успокоив навеки.

Притихшая Юка сидела на тропинке, разведя замаранные ладошки по сторонам, и неуверенно всхлипывала, косясь на безнадежно увязшего насильника, захлебывающегося собственной рвотой, – теперь даже Эрик почуял эту омерзительную, запредельную вонь. Подошедший Сид молча поставил малышку на ноги, стряхнул песок с ее спины, попки и, гадливо морщась, стал чистить ей ладони пучком травы. Поигрывая окровавленным кинжалом, Ита направилась к ним.

– Ну и мерзость ты с собой таскаешь! – раздраженно сказала она, и сразу Юка захныкала громче, будто предчувствуя скорую трепку. Но Ита лишь сдернула с ветки злосчастное ожерелье и небрежно набросила сестре на шею.

– По крайней мере, – обратилась она уже к Сиду, – у Мэда хватило ума оставить заслон.

– Откуда у Мэда ум? – удивился принц. – Скорее это наша кроха надоумила его – своим взрывом. Но парни были натравлены всерьез!

– Псы! – зло бросила Ита. – Мэд спустил их с поводка, да и сам, похоже, сорвался.

– У них было по три блюдолиза на брата, – прикинул Сид. – Значит, теперь с Мэдом Фил и еще четверо.

– А у нас на троих четыре тени! – отрезала она. – Я тоже умею считать.

– Выходит, нас больше, – засмеялся принц и кивнул на затихающего беднягу. – Может, прикончим?

– Пусть умирает медленно, – жестко сказала Ита. – Заслужил.

Девушка оглянулась на Эрика и добавила:

– Всё, уходим! Не то и вовсе упустим Мэда.

Когда троица скрылась за изгибом тропы, Эрик вернулся к трупу и носком затвердевшей ноги аккуратно пнул его в шлем. Мертвая голова вдруг отделилась от туловища, покатилась под уклон. Озадаченный, юноша машинально огладил ладонью преданный клинок и побежал следом за голышами.

Эрик догнал их уже возле выхода. Пока Сид пробовал двери, чистюля Юка терла ладошками о стену, от омерзения даже дыша через рот, – под насмешливым взглядом сестры. Молча Эрик остановился рядом с принцем.

Здешние двери если запирались, то изнутри. Но сейчас их будто привалили чем-то снаружи – сколько Сид ни толкал, массивные створки лишь вздрагивали. Легонько Эрик отстранил принца, уперся ладонями в одну из половинок, напрягся. Наполнявший его туман сгустился уже до осязаемой плотности и теперь стал от центра уползать в конечности, пока те не затвердели в жутковатые обрубки, разделенные пустотой, – и тогда Эрик надавил. Створка медленно поползла, волоча перед собой скрежещущую груду. И только открылась достаточная щель, как Эрик протиснулся наружу. За ним – остальные.

Это в самом деле оказалось грудой – из полудюжины порубленных в кашу имперцев, беспорядочно сваленных перед дверью. Парни были здоровенные, в полном облачении, но, похоже, команда Мэда расправилась с ними без труда.

– Мэд всегда был не более, чем мясником, – брезгливо заметил Сид. – Дорвался!

– А ведь неплохо ведьмы расчищают ему путь! – вспомнила Ита. – Может, напрасно мы не занялись ими – а, Эрик?

– Ну-ну, осьминожка, не зарывайся, – ответил тот вслух, и на сей раз его услышали все трое. – Не по вашим это пока силам, – продолжал он. – Хорошо уже то, что они проглядели вас и что вы довели меня сюда. А теперь вам, пожалуй, лучше вернуться.

– Хочешь сказать, ты уже достаточно обжился рядом со мной и дальше сможешь продвигаться сам? – нахмурясь, спросила девушка. – Хитрюга Тигр! Похоже, ты и сам не прочь остаться наедине с императорским пультом.

– Что ж, продолжим экскурсию, – уступил Эрик с улыбкой. – Ничего, если я пойду первым?

Прямо от дверей начинался небольшой, зато на редкость изощренный лабиринт, и в предыдущий свой визит Эрик наверняка бы увяз в нем, даже если сумел бы сюда добраться. Но теперь, после Храмовых глубин, смутить его было сложно, да и спешащий впереди отряд исправно помечал путь широкими потеками крови и мертвыми телами. Кажется, Мэд впрямь слетел с нарезки – он убивал встречных имперцев с такой жестокостью, будто мстил за годы своего страха. При этом неуклонно продвигался к цели, ни разу не сбившись с курса. Конечно, Эрик знал, кто внушил убийце отвагу и сейчас безошибочно ведет через лабиринт, знакомый лишь доверенным стражникам, – но вот кто надоумил самого Дэва? Неужто кто-то все же стоит за ним… или над ним?

Пару раз на пути четверки попадались живые имперцы, заторможенные и вялые, точно сомнамбулы. Но то ли они принимали юнцов за нормальных голышей, то ли вообще не замечали – во всяком случае, остановить не пытались. Без происшествий отрядец погружался в лабиринт все дальше, приближаясь уже к его центру, когда Эрик, наконец, увидел впереди полудюжину Спрутов в тяжелых доспехах. И тут же отпрянул за угол, стопоря остальных.

Спруты как раз закончили расправу над очередной парой стражников и теперь уходили, торопясь к близкому финишу. Лишь один, самый добросовестный из подручных Мэда, задержался у трупа, увлеченно разделывая его на части, будто старался превзойти жестокостью хозяина.

– Ну-ка, живо! – шепнул Эрик малышке, выталкивая ее из укрытия и, одновременно, избавляя от ранца.

Ошеломленно пискнув, девочка пробежала несколько шагов и остановилась, хлопая ресницами и неловко переступая голыми ногами. Словно только что вылетела к месту недавней схватки – увлекшись погоней или потерявшись.

Мгновенно Спрут вскинул глаза на Юку и напружинился, готовый ко всему. Но малышка лишь молча смотрела на него, голенькая, беззащитная, – а больше никто не возникал на виду. Неуверенно Спрут оглянулся на товарищей, уже исчезающих за поворотом, потом вернулся взглядом к девочке. Внезапная и полная ее доступность, похоже, завораживала убийцу, а особенно манило ожерелье, сверкающее на тонкой шее.

– Ну, иди, – просипел он негромко. – Иди ко мне… Ну?

Затем спрятал окровавленный меч и осторожно двинулся к девочке сам, вытянув перед собой длинные руки. В нескольких шагах от нее притормозил и затоптался на месте, вновь устрашившись близости поворота. Но и ожерелье сияло уже рядом!.. Еще чуть, и мечом можно достать.

Эрик изготовился к длинному прыжку. В эту секунду издалека донесся хриплый окрик – верзила обернулся. Тотчас над плечом Эрика мелькнула гибкая рука Сида, и шею Спрута захлестнул шнур с грузилом на конце. Сдвоенный рывок бросил убийцу на пол. В следующий миг Ита ужалила его клинком под затылок, и он обмяк.

– Еще один! – засмеялся Сид, сматывая шнур. – Извини, кроха, пришлось покопаться в твоих сокровищах.

Юка ревниво отобрала у него ранец, снова забросила за плечи и лишь затем показала Эрику кулачок. С улыбкой он пожал плечами и на полной скорости устремился вперед, уже не оглядываясь на отставшую троицу.

За следующим поворотом закончился и этот лабиринт, разделявший покои императора и его жен, а заодно скрывавший императорский пульт, больше похожий на крохотную крепость, от которой по всему Дворцу расходились сторожевые нити. Но сейчас единственный вход в нее оказался распахнут – по рассеянности либо стараниями придворных ведьм, – а внутрь уже прорубались сквозь сонную охрану головорезы Мэда. Впрочем, Эрик успел ухватить лишь краткий миг этой свирепой схватки, затем вход захлопнулся – наверняка к радости штурмующих.

В несколько скачков Эрик пересек широкий кольцевой коридор, не помешавший Мэду захватить имперцев врасплох, взвился под потолок и прилип к бойнице – как раз вовремя, чтобы застать концовку стремительного штурма.

Злорадно скалясь, Спруты приканчивали последних защитников, превосходя их проворством едва не втрое. Возле самого пульта, отгородясь от схватки столом, бессильно подпирал себя руками Лот, не сумевший, видно, уберечься от изрядной дозы паучьего яда. А двое имперцев-Вожаков, тоже накачанных отравой, оцепенело скрючились в дальнем углу – скольких же ублажила тут Ли!.. Или это ее ведьмы расстарались, проредив имперцев Черными Слугами?

Впрочем, Лев еще боролся. Едва владея слипающимися глазами, он, однако, не пропустил момент, когда спины имперцев перестали заслонять от него Спрутов, и тяжело хлопнул ладонью по игломету, лежащему на столе. Пущенная наудачу стрела угодила одному из подручных Мэда в переносицу, погрузившись до оперения. А мигом позже еще одного подколол внезапно вскочивший стражник. Но тут же снова упал, сраженный тремя клинками сразу. На этом бой кончился.

Раненного Спрута его товарищ – последний, кто уцелел из охраны близнецов, – подтащил к стене, уперев спиной. Тем временем Мэд, ухмыляясь и поигрывая мечами, неторопливо наступал на затравленно ворчащего Льва, а рядом отражением крался Фил, подпиравший брата всегда и во всем. Но в последний миг Мэд вдруг убрал кровавые клинки и спокойно расселся напротив Лота. А за его спиной так же миролюбиво застыл Фил.

– Вот и проиграл ты, доблестный Лот, – сказал Мэд, улыбаясь теперь почти дружески. – А ведь я предупреждал!.. Да разве можно так опрометчиво выбирать хозяина? Променять стольких великих на это ничтожество, этого…

С трудом Лев вскинул тяжелую голову, усмехнулся презрительно.

– Не тужься, мой принц, – пробормотал он чуть слышно. – Может, я проиграл, но и тебе не победить.

Лицо Мэда перекосилось. Однако в следующий миг он подавил злость.

– Разве ты не понял? – спросил он. – У Уна больше нет силы – все перевернулось!

– Зато я тот же, – возразил Лот. – Можно менять хозяев, но с чего ты решил, будто я стану им изменять?

– Не дурак же ты? Смотри!

Почти наугад Мэд ткнул пальцем в клавиши, и на просторном экране возник охранный зал, ревущий в сотни глоток, кишащий множеством латников. К этому времени стальная волна Крогов уже докатилась сюда, захлестнув безоружных телохранителей, поджидавших своих вождей, и притиснула уцелевших имперцев к дальней стене. Последних, впрочем, сохранилось куда больше, чем можно было надеяться при такой сумятице, – спасибо загорским ведьмам, сделавшим преимущество наступавших подавляющим.

Неизвестно, что ожидал увидеть Мэд, однако вскричал он с торжеством:

– Ну, теперь ты понял, верный слуга Лот!

– Кроги взбунтовались, – пожал плечами Лев. – И что?

– А то, что это лишь начало! – вскипая, рявкнул Мэд. – Сейчас я сниму Защиту, распахну входы, и Дворец затопят войска, преданные одному мне, непобедимые и ужасные рыцари ночи, – и горе тем, кто опоздает покориться! – Мэд захохотал отрывисто и злорадно. – Ты бессилен, раб! – крикнул он и железной ладонью ткнул Лота в лицо.

Лев грузно обвалился на спину, захрипел, пытаясь подняться. Наконец он сумел взгромоздиться в кресло и усмехнулся в полыхающие безумием глаза Спрута:

– Тебе не совладать с этим пультом, мой юный и вечный принц. Сколько тебя помню, ты всегда мечтал пробиться в императоры. Но выучиться сумел только драке, верно?

– Справлюсь, – кривя губы, бросил Мэд. – А пока сделаю вот что.

Медленно, словно его направляла чужая воля, он утопил пальцем новую клавишу, удовлетворенно хмыкнул.

– Знаешь, что ты сделал? – насмешливо спросил Лот. – Сейчас со дна Нижней Реки сюда поднимется ведро ледяной воды – только ведро, ничего больше. И то – после контрольного осмотра. Тебе вздумалось освежиться?

Под пристальным взглядом Мэда он тоже нажал на пульте клавишу. И на боковом экране появился круглый, безупречно прямой тоннель, убегающий в далекую тьму, из которой уже надвигался цилиндр, постепенно формируясь в не слишком объемное ведро с плотно надвинутой крышкой, волочимое по колодцу тремя тонкими тросами. Изредка ведро ударялось о гладкие стенки, и тогда из-под крышки выплескивалась вода – вполне натурально.

Оглянувшись, Эрик увидел под стеной подоспевшую троицу голышей, жестом велел им затаиться. Затем поглубже вогнал в бойницу руку и стал с натугой перетекать по узкому этому каналу прочей своей сутью, снова сгущаясь уже внутри комнаты, на обегавшем бойницы выступе. Вернуть себе невидимость он уже вряд ли бы сумел, зато мог отводить взгляды – благо, тут их было немного.

Ведро на экране остановилось, и протянувшаяся сбоку рука сняла крышку. Под слоем воды взглядам открылось стиснутое в тугой ком тело с запрокинутым кверху мертвым лицом. Донесся удивленный возглас.

– Он действительно мертв? – придвинувшись к пульту, сказал Лот. – Проверь!

На неподвижное лицо опустилась чья-то голая ладонь. Тут же отдернулась.

– Мертвей не бывает, – ответил грубый голос. – Будто кусок льда.

Лот отодвинулся, медленно повернулся к Мэду.

– Зачем тебе мертвец? – подозрительно спросил он, с усилием раздвигая веки. – Ты что, Спрутенок, окончательно свихнулся?

– Как же без провизии? – усмехаясь, откликнулся Мэд. – Всё вода, вода!.. А ты что, отважный мой Лев, покойника испугался?

Лот не ответил, одолеваемый новым приступом сонливости. Встряхнувшись, опять приоткрыл глаза.

– Уступи мне сейчас, и я прощу тебе всё, – напористо сказал Мэд. – Слышишь, умник? Может, я даже уберусь отсюда и не притронусь больше ни к чему… Ты слышишь?! Мне нужен лишь этот труп, отдай мне его – ну в этом-то нет предательства, верно?.. Лот! – Мэд яростно потряс Льва за плечо. – Я жизнью клянусь, что больше не попрошу тебя ни о чем и сам не подойду к пульту, понимаешь? Не упусти свой последний шанс, Лот!

Вздохнув, Лев снова наклонился к пульту, устало шепнул:

– Пропустить.

Нехотя крышка надвинулась на ведро, подъем возобновился. Лот перевел взгляд на просиявшее лицо Мэда – лицо победителя! – и с натугой шевельнул бескровными губами, пытаясь подняться. Но паучий яд проник уже слишком глубоко, а может, Льва сдавило прицепившееся к Мэду щупальце, – в следующее мгновение Лот повалился грудью на стол, обессиленно застонал. С наслаждением плюнув ему в лицо, Мэд переместился к центру комнаты и на пару с Филом сдвинул с люка массивную крышку. Тут же из глубины выдвинулась новая, уже знакомая по экрану, остановилась вровень с полом. Но мигом позже и она отлетела прочь, а над ведром взметнулся громадный Спрут, разбрасывая вокруг брызги.

– Вот и первый из моих воинов! – с восторгом взревел Мэд. – Ты видишь, раб?

Но следом издал вопль ужаса, увидев летящий в грудь кривой клинок, и захлебнулся кровью. Рядом ошарашенно взвизгнул Фил. Будто среагировав на звук, Разящий сдернул с меча труп и свистящим взмахом развалил надвое его оцепеневшего двойника. Затем круто развернулся, и рванувшегося к выходу охранника догнал, швырнув о стену, стремительный промельк клинка. Небрежно вернув меч в ладонь, гигант провел языком по лезвию, слизывая кровь, и с мертвенной усмешкой взглянул на Лота. А тот и сам уже костенел, сдавая последние позиции. И наполнялись покорным движением опустошенные тела Вожаков. Утраченное звено заменили наконец – стараниями злосчастного Мэда.

– Ты все же послужишь мне, упрямец Лев, – пророкотал Разящий. – Даже если придется удерживать тебя всеми щупальцами.

Вдруг обеспокоенно дернул головой и нацелил свинцовый взгляд в лицо Эрика, прорвавшись сквозь небрежную его защиту.

– Ты здесь! – взревел Спрут. – Дьявол!

Безмолвно Эрик прыгнул на него сверху. Отпрянув от ужасных мечей призрака, мертвец мощно взмахнул своими, но поразил пустоту.

– Обернись, урод, – позвал Эрик из-за его спины.

Разящий отчаянно крутнулся, хлестнув вокруг себя руками, – Эрик погасил его инерцию единственным Клыком и в тот же миг погрузился вторым меж стылых глаз. Призрачный клинок не оставил в толстом черепе следа, не пролил и капли. Однако Спрут разом обмяк, поникнув щупальцами, и с лязгом обрушился на извергнувшее его ведро, накрыв спиной колодец. А следом повалились и воспрянувшие было имперцы. Лишь упрямый Лот снова зацепился за свое кресло, мучительно сморщась.

И уже два обрубленных щупальца незримо метались по комнате, пытаясь вживиться хоть в кого-то. Теперь Эрик не скрывался, заслоняя беспомощных имперцев, и, натыкаясь на него, щупальца отдергивались, словно от огня. Но в последнем усилии оба судорожно сомкнулись на Эрике, и он услышал:

«С добычей тебя, Тигр! Ах, Эри, Эри… Ты ведь знаешь: главное – впереди».

Затем щупальца убрались, а Эрик, усмехаясь, подсел к пульту. Движением пальца он опустил в раздраженно гудящее войско Крогов дюжину винтовых лестниц, направляя его к новому рубежу и тем спасая растерянных имперцев от расправы. Лишь после этого юноша впустил внутрь троицу застоявшихся голышей. При виде их у Лота отвисла челюсть: после всех пережитых кошмаров узреть и нагих принцесс!.. Не говоря о принце.


предыдущая глава | Железный зверь | cледующая глава