home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement




2

Дом, в который направила Тэрика ведьма, оказался не из простых. Составляли его пара этажей, причем нижний являл собой один громадный зал, уставленный толстыми колоннами – почему-то полыми, точно шахты подъемников. А на верхний вела единственная лестница, закрученная винтом вокруг стального стержня. Конечно, Тэрик мог бы взобраться туда и по стене, однако не стал, решив еще раз довериться Кошке.

В самом деле, наверху юношу не ждала засада. Поначалу ему вообще показалось, что тут никого нет, – даже злосчастный его дар молчал, как видно, изрядно растраченный за последний час. Но, побродив по пустым, скудно обставленным комнатам, Тэрик все же наткнулся на тех, кого так искал. Было их четверо, они восседали в ряд у дальней стены, величественно, недвижимо, и походили друг на друга, точно близнецы, громоздкими фигурами, закованными в тяжелые латы. Лица же скрывались за матовыми забралами, словно бы колдуны опасались быть узнанными.

Завидя Тэрика, они разом поднялись, словно включились, но не сделали навстречу ни шагу. Пришлось самому Тэрику подходить. Остановившись по центру комнаты, он заговорил, стараясь звучать небрежно:

– Ну, мне-то представляться, видимо, ни к чему, а вы, конечно, назваться не пожелаете. Тогда перейдем сразу к делу, если не против.

Осторожно юноша пытался прощупать сознания колдунов, но всюду натыкался на непроницаемый заслон, еще помощней, чем у Воителей-Спрутов. И даже вблизи аромат их магии ощущался едва-едва – не то что у ведьмы. Привычно Тэрик насторожился: а не водят ли его за нос?

– Ты пришел за ответами? – гулко прозвучал из шлема голос одного из них. – Спрашивай!

– Но не ошибись, юнец, – предостерег второй, и в его голосе Тэрику почудилась насмешка. – Ты ступил на зыбкую почву.

На секунду смешавшись, Тэрик произнес:

– Вопросов-то у меня хватает. И главный из них…

– Сперва скажи, – неожиданно перебил третий, – ты согласен примкнуть к нам?

Голоса у них тоже были схожи, словно говорил один.

– Зачем?

– Чтобы сражаться с Воителями, бороться против Уна, узурпатора и предателя.

– С какой стати? Вот об этом речь не заходила!

– Ты же из древнего рода, Эри, – одного из самых славных родов Империи…

– Я – Страж Божественной, господа, – объявил Тэрик, вскидывая подбородок. – Кроме того, я связан долгом.

– Долгом? Собственно, перед кем? – надменно спросил Первый. – Тебе оставили жизнь и отняли остальное – это тебе должны.

– Вот так поворот, – хмыкнул Тэрик. – Отнимал один, а должен другой? Господа, да вы фокусники!

– Только не притворяйся, будто тебе неведома роль Уна в судьбе Тигров. Или императору мстить слишком накладно?

– Вот кому и за что мстить, я разберусь сам, хорошо? – не сдержался Тэрик. – Или с наследником несуществующего рода можно не церемониться?

– А ты уверен, что ты и есть тот самый Эри, сын Кира, Главы Тигров? – неожиданно ударил Первый.

– То есть как? – Тэрик отшатнулся. – Что за чушь!

– Дело в том, – снисходительно пояснил колдун, – что тогда, после штурма, мы все-таки разыскали малыша. Но спасти не смогли.

– Не понимаю…

– Нет? Бедняга был одержим демонами и уже догорал, когда мы на него вышли. Предательство стоило ему жизни.

– Что вы плетете! – взорвался Тэрик, чувствуя, как снова ускользает из-под ног почва. – А кто тогда я?

– Нам тоже это интересно.

– Послушайте… Я же помню! Пусть немного, но… И потом, – ухватился он, – разве я не похож на отца?

– Даже слишком. Ты так старался, что уже перерос его. Кто научил тебя Текучести, мальчик?

– Хватит! – рявкнул Тэрик. – Проклятые колдуны, вам не запутать меня. Всем исчадиям Подземелья теперь не сбить меня со следа!..

Он замолчал, свирепо раздувая ноздри. Но не убедил этой демонстрацией даже себя.

– Похвальная настойчивость, – хладнокровно заметил Первый. – Что ж, предположим, наши враги умеют прятать лучше, чем мы искать. И стало быть, прав ты.

– Я должен благодарить? – огрызнулся Тэрик.

– Скорее объяснить кое-что.

– Хотите знать, кто отключил тогда Защиту? Но я не помню!

– Странно – в вашем роду никто не жаловался на память.

– У меня отличная память, – раздраженно отрезал Тэрик, – но этого я не помню.

– Странно, странно. Либо ты лжешь, либо…

– Что?

– Либо на тебя наложили заклятье.

– Какое заклятье, что за бред!

Но Первый уже сменил тему:

– Ты не задумывался, отчего Спруты охотятся за тобой?

– Боятся разоблачения?

– Перед кем? – хмыкнул колдун. – Кто посмеет призвать их к ответу?

Тэрик помолчал, перебирая варианты, затем пожал плечами.

– Лишь одно выделяет меня среди прочих, – сказал он. – Тайный мой дар, толкающий на сумасбродства. Я могу быть опасен.

– Опаснее Спрутов?

– Почему нет? На моем счету их уже несколько.

– И всегда ты побеждал? Твое счастье, что Разящих Спрутов можно пересчитать по пальцам.

– А это что за звери? – удивился Тэрик.

– Тайное Воинство сражается с ересью, верно? Пресекаются любые приближения к истине, кроме Откровений. А кто сможет лучше выслеживать отступников, как не сами колдуны?

– Значит, мне не показалось? – воскликнул Тэрик. – Ах, черт!

– А что есть колдовство, ты думал? Каждый огр с пеленок устремлен к силе, и большинство выходят к своему пределу – почти единому для всех. Но лишь очень немногие прорываются к истинной мощи – втрое, впятеро против нормы. Это они вершат подвиги и прославляются в легендах, и они же утверждают величие огрского духа по всему материку. Слышал про них?

– Ну дальше, дальше!..

– Редкий род может похвалиться собственным богатырем. И только у Тигров, Спрутов да еще, пожалуй, Львов их бывало по нескольку сразу. Наверно, сверхсилой награждают за общеродовую доблесть – только вот кто?

– Духи, разумеется, – раздраженно откликнулся Тэрик. – Кто ж еще?

– Верно, богатыри черпают у Духов силу, словно Божественная – мудрость, – подтвердил Первый. – Однако сила силе рознь: есть обычные богатыри, почти всегда ручные, но есть и воины-колдуны, куда более опасные в обращении. Понимаешь, о чем я?

– Чем бы ни одаривали Духи – это не может считаться колдовством!

– А как узнать – откуда подарок? Если частица души, заведующая мышцами, из нашего мира переправляется в иной, чтобы зарядиться там волшебной силой, – не угодит ли она по недоразумению в Подземелье и не вкусит ли от дьявольской мощи? Ведь заблудиться на нехоженых тропах так легко!

– И кто же заблудился в те злополучные дни? – спросил Тэрик. – Тигры или Спруты?

Колдун одобрительно хмыкнул.

– Ты прав, они оказались по разные стороны мира, – подтвердил он. – Кому-то оказалось проще плыть по течению. Тогда мы еще не понимали разницы и лишь недоумевали, отчего меж богатырями двух великих родов проскакивают искры при сближении.

– Но кто же из них – где? – настаивал Тэрик. – Как отличить?

– А разве не ясно, кто легко проникает в выстроенное Духами мироздание, а кого оно отторгает, ибо ощущает в нем угрозу. И почему ты пришел к нам, еще не понял?

– За сведениями, разумеется.

– Что же ты не черпаешь, как все, от Истинной Веры? Тебе мало этого? Вот за такими и охотятся Спруты.

– Слушайте! – в отчаянии воскликнул Тэрик. – Но если Дэв такой поборник Веры, как посмеет он поднять руку на Ю?

– Почему нет, если это послужит умножению Порядка и ослаблению Хаоса?

– Ведь он лишь дерется за власть!

– Конечно. Но Духи поддержат его в этом, если…

– Если?

– …если им не подвернется кто-то похлеще Дэва или…

– Или?

– …или не вмешается Дьявол – в каком-нибудь из своих воплощений.

– А что же будет с Ю?

– Если ты истинноверующий, смиришься с ее потерей – как с неизбежной жертвой. Но если ты вознес ее выше Духов…

– Допустим, вы угадали, – дальше-то что?

– В конце концов, Дэву вовсе не обязательно убивать богиню – достаточно разлучить ее с Уном. И если Ю увезти из Столицы…

– И вы готовы мне помочь в этом? – фыркнул Тэрик. – Ну конечно! А теперь самое время вспомнить, как дружны были вы с моим отцом и каким забавным карапузом я был – это растрогает меня до слез… Проклятье, сколько же вас на одну Ю?

– Вот оно – влияние Дворца! – возвысил голос и колдун. – Все еще не веришь? Или не хочешь поверить? А ведь узнать, с кем ты, так просто: стоит лишь коснуться меня и вспомнить, как дергали тебя прикосновения чужих.

– Даже если вы правы – что это меняет? – огрызнулся Тэрик. – Свой родовой долг я помню, не волнуйтесь, но теперь мне не по пути с вами: слишком поздно! Ныне у меня другая цель, и, если потребуется, я сумею изменить полярность – ведь это возможно, я угадал? Этого вы боитесь, да?

– Ага, юнец, вот и раскрылся ты! – с удовлетворением констатировал староистинный. – Настоящий ты Эри или притворяешься, но тебя насадили на прочный крючок. Оказывается, и среди Тигров смог проклюнуться изменник. Счастье Кира, что он не дожил до…

– Оставьте отца в покое! – снова вспылил Тэрик. – У вас что, мозги совсем набекрень? В чем вы обвиняете меня: что я снюхался со Спрутами? Полная ересь!

– Собственно, при чем здесь Спруты? – удивился Первый. – Они – лишь одна из многих помех, взращенных исконными нашими врагами на пути к Старой Истине. Напрямую-то они избегают действовать – теперь вот тебя подослали…

– Уж не Духов ли вы имеете в виду? – язвительно спросил юноша. – А больше надо мной никого нет, уверяю вас!

– Слишком безрассуден ты для одиночки, – покачал головой колдун. – Слишком откровенен… Кого ты привел с собой?

– Успокойтесь, я полностью в вашем распоряжении, – плавно отодвинувшись, Тэрик положил ладони на рукояти мечей.

– Надеешься на свой дар? – презрительно хмыкнул колдун. – Напрасно: против нас он не сработает – придется драться в обычную силу.

– Но ведь и ваши чары мне не опасны, верно? – парировал Тэрик. – Что ж, у меня и без того за душою немало, как говаривал бедняга Шон. А вас только четверо – разберемся!.. Или все же расстанемся мирно?

Но староистинные уже разворачивались в дугу – такую плотную, что это больше смахивало на слаженный боевой строй, чем на шеренгу одиночек. А устоять против такой восьмирукой стальной конструкции непросто даже лучшим бойцам. И если б у Тэрика были настоящие мечи!..

Все-таки он достал свои, приготовившись защищаться, – но тут ситуация изменилась кардинально. Краем глаза юноша засек движение в боковом окне, а скосив туда взгляд, увидел вовсе не Воителей, с коими уже свыкся, а смутную серую фигуру, зависшую в пустоте прямо посреди улицы. На темном, словно бы смазанном лице фонарями светились глаза, а руки в просторных рукавах уже были нацелены на колдунов, точно два ствола.

Тотчас те отпрянули от Тэрика, перестраиваясь, чтобы защититься от нового врага – похоже, куда более опасного. Между ними и призраком вспыхнула радужная стена, стремительно сгущаясь, наливаясь красками, все более яркими, заслоняя окно. Но прежде, чем стена утратила прозрачность, из черных ладоней пришельца вырвались две огненные струи, с легкостью пронизав мираж, и расплескались по второму, невидимому заслону, уже созданному колдунами перед своим строем. В следующий миг строй распался на четыре пылающих шара, те метнулись по углам комнаты и сгинули из вида, будто провалились в родное Подземелье. А грозный призрак стал разворачивать ладони на оцепеневшего Тэрика, посчитав, видно, что грехи у того перевешивают благие намерения. И раз подвернулся случай – почему не покарать за компанию и этого отступника?

Но чуть раньше срока сорвалась с его мизинца бледная ниточка и потянулась к мечам Тэрика, жестокими судорогами выворотив их из кистей. Совершенно ошалев, юноша метнулся к двери, в несколько скачков пересек соседнюю комнату. Затем протиснулся в узкое окно, с силой оттолкнулся и по широкой дуге полетел вниз, на спасительно пышный куст, закрывая онемевшими руками лицо. Смяв его напрочь, лихорадочно выцарапался из мешанины тугих веток и пустился наутек, страшась увидеть за собой настигающего мстителя.

Все-таки отбежал Тэрик не очень далеко, когда ему сделалось стыдно. Никто не преследовал его, да вряд ли и собирался. Разорви меня Ветер, сердито подумал Тэрик, кого я испугался так: призрака? А давно ли сам парил над миром!.. Пусть не столь ужасным, как сей громовержец, зато кощунственно голым, бесстыдно развратным – для многих это пострашнее молний.

Притормозив, он огляделся. Кругом оставалось так же безлюдно, а тишина и вовсе сделалась давящей – даже не слышался рокот стопоходов, словно Большая Охота уже кончилась. То ли Воители собрали положенную на сегодня дань, то ли переключились на иные дела. А может, их тоже напугали призраки? Или те и другие поделили ночь меж собой, и теперь пришло время фантомов?

Впрочем, не только их, подумал Тэрик, вдруг заслышав невдалеке шаги. Доносились они с улицы, пересекавшей ту, на которой он стоял, в полуквартале от него, и звучали так обыденно, что недавнее видение показалось юноше горячечным бредом. Сейчас он обрадовался бы даже имперцам-полукровкам, но в сдвоенной поступи угадывалась гордая уверенность высокородных. А в их сознаниях Тэрик различил знакомое и поспешил навстречу, заранее улыбаясь.

Из-за угла уже выходили двое, без опаски, однако внимательно поглядывая по сторонам, небрежно уложив ладони на рукояти мечей. И спутать их с кем-то было сложно.

– Надо же, и Тигр вышел на охоту! – произнес Биер со своей обычной ухмылкой. – Что за ночь, а?

– Вдобавок, без оружия, – подхватил маленький Вепрь. – Не чересчур ли, мой друг? Конечно, я и сам люблю остренькое…

– Думаете, мечи помогут против стопоходов? – возразил Тэрик. – Меня уж тут гоняли четверо.

Чистокровки переглянулись.

– Дружище, вы не путаете? – осторожно спросил Волк. – Машины здесь просто не заведутся – Столица, знаете ли.

– Ну, значит, мне привиделось, – не стал упорствовать юноша. – Кстати, как вы относитесь к призракам?

– Конечно, если пригасить Защиту по всему сектору… Что? –спохватился Биер. – К каким призракам? Вы о чем, Тэрик?

– Ага! – удовлетворенно сказал Эст. – Еще свидетель. И уж наш Тигр не станет придумывать!.. А это точно был призрак?

– Когда я вижу нечто с пылающим взором, зависшее в воздухе, сыплющее с ладоней молниями, – куда, по-вашему, мне следует его отнести?

– Описание один в один, – восхитился малыш. – Хотя другие чаще называют это посланником Духов.

Или Божественной, прибавил Тэрик мысленно. Хорошее дело: насылать громовержца на собственного Стража!..

– Один черт, – проворчал Волк. – Дело вкуса и веры. Но вот взглянуть на него я бы хотел.

– Далеко это, мой Тигр? – спросил Эст. – Где вы столкнулись со своим чудом?

Развернувшись, Тэрик показал на злосчастный дом, еще виднеющийся в конце улицы.

– Дел-то! – хмыкнул Биер. – Прогуляемся?

– Ведь это опасно, – сказал юноша. – В самом деле, друзья, – я не шучу.

– Насколько понимаю, вы собрались туда вернуться?

– Обязательно.

– Тогда о чем мы спорим?

Не дожидаясь, пока Тэрик отыщет новые доводы, Волк обогнул его и беспечно зашагал навстречу неведомому. В следующую секунду за ним устремился Эст, азартно ухмыляясь, затем и Тигру пришлось догонять. В молчании, плечом к плечу, будто наступающая шеренга, они достигли загадочного здания, пересекли нижний зал, по-прежнему темный, безмолвный, приблизились к лестнице. И здесь Тэрик поспешил вперед, чтоб хотя бы на второй этаж подняться первым и принять на себя выплеск молний, если призрак еще не убрался отсюда.

Но в комнате оказалось пусто. Если бы не подпалины на стенах и не его оплавленные мечи у стены, Тэрик сам бы усомнился, что именно в этом невзрачном месте колдуны насмерть схватились с призраком. И что затем они провалились в Подземелье. Впрочем, последнее еще следовало проверить.

Покрутив головой, юноша направился в ближний угол и, недолго повозившись, распахнул в полу люк. Так вот зачем тут полые колонны! – сообразил он. Не столько подъемники, сколько спуски – эдакие запасные выходы. И, кажется, уводят эти трубы черт знает на какую глубину.

– Хоть какие-то подтверждения, – проворчал из другого угла Волк, тоже пробуя крышку. – А то всё болтовня, болтовня!..

– Возможно, я добавлю вам доказательств, – сказал Тэрик. – Когда вернусь.

– Так вы намерены сунуться в этот лаз?

– И немедленно.

– Это настолько срочно? Вообще-то, мы даже фонарей с собой не захватили. Да и тросы тут бы не помешали.

– Дорогой Биер, я и так вам обязан, – с бледной улыбкой возразил Тэрик. – Не добавляйте мне проблем – дальше я пойду один.

– В полной темноте? Дружище, подземельный мрак годится чудовищам и колдунам, а воины становятся там слабей детей.

– Может, мне повезет? Но если я уступлю Судьбе даже в малом…

Неодобрительно покачав головой, Волк произнес:

– По крайней мере, возьмите их, – и протянул Тэрику оба своих меча. – Меня-то, в крайнем случае, и Эст оборонит.

– Вечный ваш должник! – растроганно ответил Тэрик, принимая оружие.

Волчьи клинки немногим уступали его Клыкам – впервые за сегодняшнюю ночь Тэрик почувствовал себя надежно защищенным. Кивнув приятелям на прощанье, он шагнул к провалу.

– Постойте! – воскликнул вдруг Эст. – Захватите и это – на счастье. – Он пересыпал в ладонь Тэрика горсть шариков-"вспышек", пригодных разве для Дворцовых забав, и отступил, удрученно качая головой: – Не то мы делаем, не то!..

Подмигнув малышу, Тэрик набрал в грудь воздуха, словно перед погружением, и соскользнул в шахту, тормозя о гладкие стенки локтями. Затем он растопырил и ноги, но, вопреки его стараниям, спуск все убыстрялся и с каждой секундой вокруг сгущалась беспросветная вязкая тьма, какая бывает лишь глубоко под землей. Давно уже Тэрик миновал все мыслимые пределы, на какие решались углубляться в грунт духобоязненные огры, однако к этой шахте, похоже, забыли приделать дно. Отчаянно сопротивляясь, Тэрик уже камнем падал вниз, обреченный на сокрушительное столкновение, если только… Но как же спускались тут староистинные?!

Внезапно его напружиненные конечности дернуло так, что едва не выворотило из суставов, и латы с визгом заскрежетали о камень, пропахивая в нем борозды. Мигом позже Тэрик ощутил, как стремительно надвигаются стены, и ужаснулся новой угрозе – с налету завязнуть в этой трубе на вечные времена. Напрягая остатки сил, он не успел погасить скорость и наполовину, когда шахта вдруг раздалась и Тэрик обвалился в пустоту. Извернувшись, он с оглушающей силой врезался в долгожданное дно, и тьма взорвалась разноцветными искрами.

С трудом Тэрик поднялся, сплевывая кровь, наскоро прощупал себя. Подобное обхождение могли выдержать лишь кости истинного огра, да и то не всякого, – но если этой проверки на Истинность достаточно… Запрокинув голову, Тэрик разглядел вдалеке бледное пятнышко входа и содрогнулся. Дурак же он был, сунувшись сюда без разведки, – эти ходы не для простых смертных. Неудивительно, что даже бесстрашный Волк не слишком напрашивался в попутчики: врожденный ужас перед Подземельем живет в каждом, и пренебрегать древними запретами опасно. Правда, сам-то Тэрик уже побывал здесь – но тогда его вывела наружу ведьма. А сейчас он остался с Мраком наедине, и такое соседство начинало давить на нервы.

Уцепившись за рукояти мечей, Тэрик застыл в ожидании, будто и сам обратился в камень. Притупленные Столицей чувства постепенно пробуждались в нем, разбрасывая незримые щупальца. Затем наконец включилось тепловидение, и в непроглядной тьме возникли оттенки. Вот и весь секрет, подумал Тэрик, кусая губы. Никакое это не колдовство, а вживленный в тебя клочок Подземельной Тьмы, болезненно обостривший восприятие, зато одаривший взрыв-силой, замечательной ловкостью и сверхъестественным чутьем на ловушки. Так и возник чудо-боец Тэрик, опасный даже отборным Спрутам, а прочее – пустые фантазии.

Поведя носом, Тэрик уловил в воздухе отчетливый запах гари и так же легко определил направление, в котором отступал подпаленный молниями колдун. Теперь он видел вокруг себя пещеру, довольно просторную, с пятнистыми от многих ходов стенами, и след уводил вдоль нее, в непроницаемую даже для Тэрика темень. Неслышно Тэрик двинулся по нему и вскоре отметил усиление запаха, означавшее встречу староистинного с остальными тремя, – сбиться с такого проторенного пути не удалось бы и последнему Псу. Подгоняемый нежданно проснувшимся азартом, Тэрик устремился за таинственной четверкой, уже не обращая внимания на притаившуюся тьму. По сторонам мелькали призрачные стены, пещера то раздавалась вширь, то съеживалась в тесный лаз, поворот сменялся поворотом – чудовищный этот лабиринт казался нескончаемым.

Внезапно Тэрик с разбега окунулся в ненавистный, угрожающий запах и отпрянул, рефлекторно выхватывая мечи: Спруты – этого не хватало! Судя по букету, проследовало их здесь не меньше десятка, к тому же совсем недавно.

Скользящей поступью Тэрик возобновил преследование. Теперь к старому следу накрепко прилепился густой Спрутный дух, и это не походило на случайность. Разумнее было бы отвернуть сейчас в сторону и попытаться, пока не поздно, улизнуть на поверхность, однако глупое упрямство толкало вперед. Взведенный, точно пружина, Тэрик опять побежал. Но почти сразу остановился, ибо лабиринт наконец кончился, уступая место исполинской полости, не слишком широкой, но в длину протянувшейся, наверно, не на один час пути. Вдоль морщинистого ее дна ворчливо пробирался крохотный ручей – видимо, один из бесчисленных притоков Нижней Реки. А в опасной близи неторопливо откатывалась от Тэрика цепочка знакомых блеклых огней, развернувшись во всю ширь громадной пещеры. Зато староистинные по-прежнему не выдавали себя ни искоркой – или же их надежно прикрыло расстояние.

Теперь Тэрика покинули последние крохи азарта. Нечего и пробовать прорвать цепочку Спрутов – да и ради чего? Пора, пора наконец проявить благоразумие!.. Даже не обязательно отступать, достаточно ограничить себя наблюдением за охотничьими повадками Спрутов – с безопасного, разумеется, удаления.

Решившись, Тэрик шагнул вперед. И вдруг волосы вздыбились, словно на следующем шаге поджидала бездна. Оцепенев, он пошарил вокруг глазами, но не заметил и тени угрозы. Неуверенно снова поднял ногу. Затем тихо поставил ее обратно, отступил на шаг. И с обнаженных нервов сразу схлынула тяжесть. Осторожно Тэрик двинулся в обход, вдоль самой стены, но тут же снова уперся в невидимый барьер. Конечно, можно пренебречь – а если это снова предвидение?

Привалясь спиной к камню, Тэрик неожиданно ощутил под рукой стальной жгут и отпрянул от стены. Ничего не взорвалось и не рухнуло, но теперь, после этой подсказки, Тэрик различил среди серых теней тонкую линию, круто взмывавшую к самому своду. Затем от нее стали разбегаться прямые отрезки, формируя по всему потолку густую сеть, а вскоре юноша разглядел и первый столб. Непонятно, кому и зачем потребовалось укреплять здешние своды стальными тросами, однако это давало Тэрику шанс.

С готовностью он взлетел по тросу к потолку, на сей раз не ощутив в себе возражений, и поспешил за уползающей цепочкой, радуясь, что его сапоги не соскальзывают с натянутых жгутов. Между составленным из неровных глыб сводом и сетью оставалось достаточно пространства, чтобы ловкий человек мог перемещаться тут даже быстрее, чем по усыпанному валунами дну, – а уж ловкости у Тэрика было в достатке.

И вдруг прямо под ним тускло полыхнули багровые огни. Похолодев, Тэрик метнулся к ближайшей глыбе, с натугой втиснулся в подвернувшуюся щель. Подождал, сколько хватило сил вытерпеть, затем с опаской выглянул.

Это была устроенная по всем правилам засада, безотказная как стальной капкан. За валунами угнездилась полная дюжина Спрутов, оцепенев в жуткой неподвижности, – даже сейчас Тэрик с трудом различал их полуживые, остывшие тела, а уж сознаний не чувствовал вовсе. Но стоило жертве угодить в зону захвата…

Содрогнувшись, Тэрик бесшумно выбрался из щели и, прячась за спасительными глыбами, миновал опасное место. Затем, уже без всяких приключений, догнал неспешную цепочку огней и пристроился чуть сзади.

Здешних Спрутов тоже набралось сперва двенадцать. Лишь некоторое время спустя Тэрика ошарашил новый сюрприз: следом за изогнувшейся в полукруг цепью скользил тринадцатый, почти невидимый. Нацелившись на него всеми чувствами, Тэрик ощутил знакомую угрозу и постыдно затрепетал, ибо дорогу ему вновь заступил Разящий Спрут, неодолимый, беспощадный. Опять пришлось Тэрику вжиматься в камень, ожидая худшего, но Разящий прокрался под ним, не задержавшись. Выждав, юноша двинулся следом, перескакивая от расщелины к расщелине и тщательно избегая открытых пространств. А из укрытий завороженно наблюдал за диковинной стаей.

Действительно, разминка в Нижнем Городе уже закончилась, и сейчас среди Спрутов не было никого рангом ниже оборотня, словно бы только теперь они вышли на большую охоту – и явно не на одних староистинных. С устрашающей методичностью цепочка прощупывала каждую пядь пещерного дна, а проскользнуть мимо них не удалось бы и крысе. Такая отлаженность подходила скорее механизму, и Тэрику вдруг почудилось, что это исполинский спрут крадется под ним, растопыря щупальца от стены к стене. А сердцем чудовищного хищника, средоточием его леденящей воли служил Разящий. Но, может, и сам он лишь посредник?

Тэрик не успел еще удивиться этой догадке, когда под щупальце спрута-гиганта подвернулся комок живой плоти. Спугнутая добыча ошалело метнулась прочь, сослепу ткнулась в другое щупальце, отпрянула. Лениво спрут поигрался с добычей, небрежными тычками подгоняя ее к разящему клюву. И только оказалась она рядом с ним, как разом застыли и потускнели щупальца, будто отключившись. Зато на темном силуэте Разящего явственно вспыхнули глаза, и, схваченная этим сиянием, жертва оцепенела.

Теперь Тэрик смог разглядеть в ней рослого мужчину, в латах и даже вооруженного. Но меч уже выскальзывал из его руки, затем голова бедняги затряслась и стала запрокидываться все дальше, пока в тишине не раздался отчетливый хруст. Однако тело устояло, подпираемое чужой волей, а в следующий миг Разящий с урчанием впился в надломленную шею, захлебываясь кровью.

Стиснув пальцами горло, Тэрик закрыл глаза, борясь с тошнотой. Больше всего ему хотелось сейчас прыгнуть на Разящего сзади и, наплевав на все правила, раскромсать квадратную его спину в кровавое месиво. Никогда прежде не испытывал Тэрик такой всепоглощающей жажды убийства, более похожей на страсть, и понять причину было несложно. Не-ет, сказал он себе, этого Спрута я возьму лицом к лицу и при равном оружии. Я должен одолеть и этот порог, если хочу избавиться от страха, а заодно – от иссушающей, выматывающей душу ненависти. Ибо ненавидят лишь то, чего боятся.

С неохотой Тэрик открыл глаза. Гигантский спрут уже уползал, оставив за собой остывающий труп. Помедлив, Тэрик выбрался из расщелины и остановился над поверженным телом, страшась распознать еще четкие контуры. Почти против воли выудил из кармана одну из безделушек Эста, уронил вниз. Стукнувшись о шлем погибшего, шарик подпрыгнул и беззвучно взорвался. Бледная вспышка выхватила из тьмы лицо, обезображенное болью и ужасом, но узнаваемое, – как раз здесь Судьба догнала Доуда. «Падший мой друг, – прошептал Тэрик одними губами, – будь покоен, я отомщу за тебя». И вдруг успокоился сам, разом избавясь от всех страхов и сомнений. Задача поставлена, осталось ее решить.

Быстрым шагом Тэрик догнал цепочку корчевщиков и теперь полностью сосредоточился на вожаке, с каждым его жестом утверждаясь в мысли, что остальные лишь продолжают Разящего, напрочь лишенные собственной воли. И если они выключаются всякий раз, когда в игру вступает хозяин…

Еще дважды в щупальца спрута попадала добыча. Но Разящий, видно, не считал ее стоящей и приканчивал одним из подвластных ему клинков, будто насаживал на коготь. Впрочем, подчиненные ему оборотни не брезговали этой мелкотой, словно сильнее магической власти вожака был только их голод. Отставая, Тэрик любопытства ради сбрасывал на обескровленные тела «вспышки», но бедняги в самом деле не стоили внимания – заурядные бродяги из Низких, отбросы большого города, невесть что потерявшие в этих пещерах.

Наконец спруту снова повезло на крупную дичь. Опять зазвенели клинки, рассыпая вокруг жаркие искры, и после первых пробных атак стальные щупальца направили смутьяна по обычному пути – к алчно притаившейся пасти. Вновь вспыхнули страшные глаза, разом погрузив всех в оцепенение, и выпали из безвольных рук воина мечи, и стала клониться к спине гордая голова…

Подхваченный горячей волной, Тэрик рванулся на помощь, заклиная Духов, чтоб у бедняги хватило упрямства продержаться еще чуть. Пробежав по тросам, он провалился сквозь сеть, но в последний миг зацепился за жгут руками, выверенным рывком подправляя прыжок. Однако ладоней так и не разжал, ибо невдалеке будто исполинский нетопырь сорвался с потолка и спланировал прямо на колдуна. Мгновенно тот обернулся, вскидывая навстречу клинки, а отпущенный им воин без сил повалился на камень, стискивая руками шею. Но тут широкие крылья сложились, и вплотную к Спруту соскочила могучая гибкая фигура, стремительная как вихрь. И с налета ринулась в атаку, испустив оглушающий, яростный – воистину Тигриный! – рев. И с визгом схлестнулись тяжелые мечи.

Забыв обо всем, Тэрик прилип взглядом к двум великолепным этим бойцам – может быть, лучшим в Империи, хотя различным почти во всем. В повадках незнакомца Тэрик с изумлением и трепетом узнавал первозданный Тигриный стиль, виртуозно исполняемый, но, как оказалось, мало похожий на то, что выстроил Тэрик для себя. Не реагируя на сияние грозных глаз, воин щедро сыпал выпадами сквозь винтовую защиту, а напротив крутился Спрут, бешено хлеща массивными конечностями. Вышколенная его команда, как и предполагалось, безмолвно остывала по своим местам, и умница Тигр не давал Разящему ни секунды передышки, чтобы тот не смог вдохнуть в нее жизнь. Наконец колдуна вынудили к честному бою – но Тэрику ли не знать, как силен и опасен он даже в этом. Однако Тигра, похоже, не смущали сомнения, он атаковал непрерывно, и теперь громадный этот Спрут, кошмар и гроза здешних ночей, сам оказался добычей, отчаянно старающейся избежать отточенных клыков.

Свирепая схватка постепенно сносила бойцов вдоль пещеры, в сторону оцепеневшей цепочки. И Тэрик уже почти решился на прыжок вниз, чтобы вместе с приходящим в себя застрельщиком схватки подстраховать родича. Но тут на прежнее место Разящего скользнула из-за валуна тень – настолько бледная, что сперва Тэрик не поверил глазам: как можно охладиться настолько и сохранить в себе жизнь? Однако тень уже разгоралась, обретая очертания Черного Спрута, точной копии предыдущего. А следом стали оживать оборотни, подчиняясь новому хозяину. Еще миг, и ловушка захлопнется!

Проклиная все, юноша разжал пальцы. Третье падение за сегодня ошеломило его не так сильно, но только успел Тэрик вскочить, как взрывной атакой его отшвырнуло в сторону.

– Щенок! – знакомо пророкотал Спрут, надвигаясь снова. – Все же добрался сюда.

– Уж не с тобой ли мы встречались? – пробормотал Тэрик, поспешно раскручивая клинки. – Или вы все на одно лицо?

Они вновь столкнулись, и теперь юноша отступил лишь на шаг. Неожиданно выяснилось, что исполин Разящий даже уступает ему в росте. Клянусь Ю, загораясь подумал Тэрик, почему и мне не посмотреть на него, как на добычу?

Если Спрут усомнился в легкой победе, то ничем этого не выказал, ринувшись на противника с новой яростью. И, увидя его оскаленные зубы, Тэрик словно взбесился. Незнакомый гнев захлестнул его по ноздри, бросил во встречную атаку. Сталь налетела на сталь, две волны шквальных ударов сшиблись с грохотом, однако не отхлынули, а уперлись одна в другую, силясь прорваться. Но лишь вздымались все выше. Буйные взрывы швыряли сцепившихся бойцов по сторонам, меж сближающимися телами проскакивали снопы пронзительных искр, сотрясая мускулы внезапными судорогами, и это добавляло восторга Тэрику, наконец растерявшему свои страхи. Теперь он мог только погибнуть – но не проиграть, не сдаться, не уступить жестокой воле колдуна.

Словно ощутив это, Спрут позволил себе крохотный шаг назад. И тут же атаковал снова, теперь отбросив всякую осторожность, будто понукаемый кем-то. Его безоглядные удары стали проникать в оборону Тэрика глубже, корежа легкие латы, оставляя свежие метины на многострадальном теле. Но Тэрик даже не почувствовал боли, с неубывающей уверенностью сторожа момент. И только Спрут приоткрылся в отчаянном выпаде, как он выстрелил в оконце клинком, погрузив тот в черные латы по самую рукоять.

– Я убил тебя в грудь, – задыхаясь, сказал Тэрик насаженному на меч врагу. – При равном оружии и без всяких фокусов. Понял, грязь? Я не стану жить по вашим правилам!

Заглянув в стекленеющие глаза колдуна, он стряхнул его с клинка и оглянулся. Со вторым Разящим тоже было покончено – теперь Тигр следовал по цепочке, хладнокровно приканчивая одного оцепеневшего оборотня за другим. Перехватив взгляд юноши, Тигр засмеялся и вытер клинки о плащ последнего.

– Счастливая ночь! – возгласил он. – Похоже, сегодня Дэв лишится четверти своих щупалец. Если б они у него не отрастали!..

Кажется, Тигра совершенно не удивило появление Тэрика. И уж тем более он не собирался благодарить за своевременную помощь. Впрочем, на беднягу с недосвернутой шеей Тигр и вовсе не обращал внимания. А тот лишь сейчас пришел в себя настолько, чтоб обернуться на голос и сипло спросить:

– Ну, вы убили его?

– Его или другого, – весело откликнулся Тигр. – Какая разница, разве дело в них?

Наверно, воин попытался возразить, но захлебнулся в мучительном кашле.

– Так вы подставили его? – догадался Тэрик. – Хорошенькое дело!

– Парень сам напросился на роль приманки, – с благодушным смешком поправил Тигр. – К Черным Спрутам у многих имеется счет. Но эти ловкачи едва не переиграли и меня!

Внезапно Тигр вскинул голову и застыл, вслушиваясь. Мигом позже Тэрику тоже почудился вдалеке перезвон многих клинков. Осклабясь, Тигр удовлетворенно кивнул. И вдруг стремительно двинулся на звуки, даже не простившись.

– Куда вы? – растерявшись, крикнул Тэрик.

– Хочешь – давай со мной, – бросил Тигр через плечо. – Или уже намахался?

– А… этот? – показал Тэрик на третьего.

– Выберется, – фыркнул Тигр. – Если не дурак.

В сомнении Тэрик оглянулся на несостоявшуюся добычу Спрутов. Но тот уже довольно уверенно поднимался на ноги, и юноша поспешил за Тигром, решив вернуться сюда позднее.

– Собственно, что вы имели в виду под «щупальцами Дэва»? – спросил Тэрик, поравнявшись с ним.

– А с кем ты сцепился сегодня? – хохотнул Тигр. – Эти Разящие недурные рубаки, но в каждом – лишь отражение Тьмы, что поселилась в Дэве. И потому так сложно с ним совладать.

– Значит, Разящими Дэв управляет с той же легкостью, с какой они помыкают оборотнями?

– И даже с большей, ибо он властвует на расстоянии. Очень удобно охотиться, не вставая с дивана.

– А чем заняты вы?

– А мы отрубаем ему щупальце за щупальцем.

– Но ведь отрастают новые?

– К сожалению.

– Тогда какой смысл?

Тигр хищно усмехнулся.

– Когда-то в клане Дэва хватало отличных бойцов, – произнес он. – Но за этот десяток лет мы, Охотники, повыбили стольких, что теперь ему приходится подминать под себя более слабых, даже чужаков. А это, как понимаешь, не прибавляет ему могущества.

– И как он их… подминает?

– Процедура мерзкая, – поморщился Охотник. – Даже девицам не в радость – ствол у него, говорят, ледяной.

– Кто говорит?

– Да сами же твари: оборотни, черные колдуны… Перед смертью их иногда удается разговорить.

– А что, были и девицы?

– По необходимости – когда Дэву позарез нужно к кому-то подобраться. Затем он избавляется от них, поскольку управлять способен лишь дюжиной щупалец, а от воинов больше пользы.

– Так во Дворце у него тоже кто-то есть?

Хмыкнув, Тигр кивнул:

– По слухам, недавно Дэв лично вогнал кол одной из тамошних сумасбродок – дорезвилась крошка! Знаешь, как ее обнаружить?

У Тэрика уже гудела голова от обилия новых сведений, а он все не решался подступиться к главному. И лишь сейчас заныли раны и ушибы, накопленные за долгую дочь, а заодно навалилась усталость. Оборотни, колдуны – не многовато ли на сегодня? Передышку бы…

– Значит, в ведении Дэва двенадцать колдунов, – заговорил он, морща лоб, – а под каждым дюжина оборотней. И что, это всё Тайное Воинство?

– Да у каждого оборотня по дюжине Слуг, – присовокупил Охотник. – И те тоже не без влияния. А сколько еще разнообразной швали прилепилось к этой пирамиде!..

– А против – только староистинные, ведьмы да вы, Охотники, – заметил Тэрик сочувственно. – И то лишь потому, что к Спрутам у вас старые счеты… Вы ведь из Тигров, верно? – добавил он небрежно.

И затрепетал в ожидании ответа: вот оно, главное!.. Охотник зычно расхохотался.

– А разве ты не из них же? – сказал он. – И что с того?

– То есть как? – от неожиданности Тэрик даже остановился. – А если мы родичи?

– Ну и что? – Тигр тоже притормозил, насмешливо ткнул его кулаком в плечо. – Хоть ты и перерос меня, приятель, но, видно, совсем еще сосунок.

– Послушайте!..

– Сосунок, именно! – рявкнул Охотник. – Раз не понимаешь, что Тигру нужна Тигрица да еще, может, Тигрята – и никого больше! Что мне до старых этих счетов: кто там кого предал и что затем с кем сотворили? Но черные твари не дают мне дышать, и я буду рвать им глотки, пока хватит сил!..

Вдруг рассмеявшись, он сорвался с места, и Тэрику вновь пришлось его догонять.

– Нас уже не собрать вместе, – негромко прибавил Тигр. – Забудь и думать.

– Но почему?

– Вырастешь – поймешь. Этот наш дар, источник благословенной нашей силы, – это он толкает нас в одиночество. Слишком глубоко мы погрузились туда, хотя сперва не по своей воле. Зато теперь вошли во вкус, и плевать на отжившие связи!

– Тогда мне остается лишь быстрее взрослеть, – тоскливо заметил Тэрик. – В самом деле, глупо пытаться вернуть прошлое!

– Разве ты плохо устроен в жизни? – усмехнулся Охотник. – Уже сейчас к тебе благоволят высшие чины Империи, а служишь самому Уну!..

– Вас не устраивают мои друзья? Или моя служба?

– Парень, если тебя что-то дергает в судьбе – это твои проблемы. А по мне, нет ничего бессмысленней мести.

– Во мне больше нет ненависти, – возразил Тэрик. – Я добиваюсь справедливости.

Охотник ответил на это снисходительным смешком и прибавил шагу, спеша на призывный лязг мечей. И этот темп уже показался юноше чрезмерным. Пожалуй, он погорячился, решив, что у него хватит сил еще на одну схватку. Да и с чего ему влезать в это?

– Ну и мешанина! – пробормотал Тэрик угрюмо. – Колдуны охотятся на магов, оборотни вылавливают ведьм… Вы уверены, что без Тигров не разобраться?

– За всех Тигров говорить не стану, – откликнулся Охотник, – а вот мне тут самое место. И ты уж определяйся сам.

Похоже, ему наскучил разговор и этот привязавшийся не ко времени Тигренок. А Тэрику становилось все труднее поспевать за легконогим родичем: израненное тело уже в полный голос вопило об отдыхе.

– О судьбе Кира вам ничего не известно? – торопясь, спросил он. – Не могли же вы наплевать и на Главу!

– Кир казнен, – холодно ответил Охотник. – И лучше тебе в это поверить.

– А вам удалось?

– Всё! – рявкнул родич. – Дальше пути расходятся.

Окинув юношу быстрым взглядом, он переключился на бег, и на такое у Тэрика не нашлось сил. Остановившись, он смотрел в удаляющуюся спину бывшего Тигра и думал, что, если когда-нибудь встретит его наверху, то вряд ли узнает, разве по голосу. Да и кому она нужна, эта встреча?

Силуэт Охотника наконец скрылся за валунами, и Тэрик обессиленно опустился на камень. Маленькая моя ведьма, беззвучно позвал он, где же ты? Кто теперь выведет меня из тьмы?

Вспомнив о мстителе-приманке, потерявшемся в непроглядном мраке, Тэрик стал с кряхтением подниматься. За староистинными все равно уже не угнаться, а выводить других всегда проще, чем выбираться самому. Да и не заслужил парень, чтоб его бросали подземельным тварям на расправу, словно заезженного раба. Или истинных Тигров такое не заботит? И как же тогда быть с Доудом – оставить тело друга без погребения? Нет, дорогие сородичи, ваши новые правила мне тоже не по нутру…

Внезапно Тэрик похолодел, всей спиной ощутив давление чужого взгляда. Круто обернувшись, он отшатнулся от нависшего над ним силуэта, более походившего на медвежий, но сплошь покрытого железом, и ошалело выхватил мечи. На миг чудище застыло, и вместо обычного тепла, ровным светом заливавшего тела живых, Тэрик разглядел под стальной шкурой скопление тысяч искр, суматошно мечущихся в могильной стуже, и в этом беспокойстве ему почудилось предвкушение скорой добычи. В смятении Тэрик атаковал, но клинки смело на сторону свистящим взмахом, едва не вырвавшим руки из плеч. А следующий развалил бы его надвое, если бы отчаянным прыжком Тэрик не разорвал дистанцию. Бесполезные мечи выскользнули из онемевших пальцев, но тут же Тэрик сунул ладонь в карман и ухватил горсть «вспышек». Смерч голодных искр ринулся на него, и тогда Тэрик, зажмурясь, швырнул ему навстречу все шарики разом.

Мрак разорвала слепящая вспышка, и даже сквозь густые ресницы Тэрик на один миг, но совершенно ясно увидел жуткие, звериные черты ночного убийцы – с полыхающими безумием глазами и нетерпеливо оскаленными клыками. Затем пещеру потряс гневный рев, и опаленное взрывом чудище отпрянуло во тьму прежде, чем погасли огни.

Трясущейся рукой Тэрик сорвал с пояса тросомет, выстрелил вверх. В следующее мгновение включил обратный ход – могучим рывком его сорвало со дна пещеры, вознесло к самому потолку. Врезавшись в камень, Тэрик разжал пальцы и, растопырясь, упал на стальную сеть, уже едва сознавая себя. Вцепившись в тросы, он почти равнодушно наблюдал, как кружит под ним искристый вихрь, обескураженно рыча. Потом тот рванулся прочь, сразу пропав из виду, и считанные секунды спустя до Тэрика донесся предсмертный всхлип. Пожалуй, о бедняге-мстителе можно уже не волноваться, сообразил Тэрик. Внезапно его снова бросило в дрожь, будто это его плоть сейчас терзали страшные зубы. Оскалясь, Тэрик с силой смежил веки, чтобы не разрыдаться, подобно заблудившемуся ребенку. «Эти места годятся чудовищам и колдунам» – вспомнились слова Биера. Интересно, кто же я?


предыдущая глава | Железный зверь | cледующая глава