home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement




2

Наконец Зия угомонилась, измучив обоих до последнего предела, словно бы впрок, и обвилась вокруг Тэрика домашней змейкой, преданно согревая дыханием его шею и стремительно погружаясь в сон. А он лишь теперь смог разобраться в произошедшем, потрясенно качая головой.

Взявшись подлечить свежие ссадины на его шкуре, коварная Кобра между делом распалила в Тэрике костер, в неистовом пламени которого потускнело даже недавнее ее предательство, отягощенное любовной изменой, даже неизбежная, судя по всему, гибель бедняги Доуда, заплатившего за один неудачный ход и карьерой, и самой жизнью. Всё получилось у них, как в лучшие времена: на таком пронзительном накале страстей, словно ничего уже не стоило оставлять про запас, словно это – в последний раз. Возможно, так оно и было, но, по крайней мере, столь великолепный финал поубавил в нем горечи, притушил обиду. И что за детство, в самом деле? Разве он не догадывался, что Зия делит ложе с другими – с тем же Хугом, например? Правда, когда наблюдаешь это собственными глазами…

Похоже, Кобра все же надышалась дурмана, потому что обмякла на Тэрике совершенно безвольно, даже слегка посапывала во сне. Ладони юноши были привычно наполнены ее прелестями, и так же, как всегда, пружинил под спиной ковровый ворс, вздымаясь по сторонам, будто трава, и силы из Тэрика были выкачаны напрочь предусмотрительной Зией. При всем том сознание оставалось бодрым и ясным, как воздух после грозы, а последние события всплывали перед его глазами с болезненной яркостью. Сегодняшний день добавил Тэрику знаний, но тщетно пытался он сложить их в единую картину. Не получалось даже удержать всё в уме – четко высвечивалось лишь несколько осколков, а остальные терялись в мути. Он будто блуждал прожектором по тьме, гоняясь за расползающимися кусками, – выхватывал из мрака одни, но тут же терял другие, и конструкция снова разваливалась. Похоже, у огров ум, как и зрение, не приспособлен к панорамным охватам. Хотя пару декад назад Тэрику удавалось раздвигать луч своего взгляда в полусферу – и, помнится, как раз в эти моменты на него снисходило вдохновение… Но где теперь искать Кошку?

Из соседнего кабинета, сквозь приоткрытую дверь, донесся ритмичный скрежет, но Зия даже не шевельнулась. Подождав, Тэрик осторожно выбрался из-под нее и побрел на вызов, по пути натягивая куртку. Опустившись голым задом в кресло, пошарил взглядом по пульту и надавил клавишу приема. С экрана на Тэрика уставилось морщинистое лицо Хуга.

– Этот канал не прослушивается – по крайней мере, сейчас, – сообщил он. – Похоже, ты созрел для вопросов.

Помедлив, Тэрик спросил:

– А они уместны сейчас?

– Почему нет? Другого времени может не быть.

– Что ж, – сказал Тэрик, – тогда объясните, досточтимый Хуг, чего добивается наш общий любимец Дэв?

Старый Крог удовлетворенно кивнул.

– Значит, ты уже вышел на основного своего опекуна? – отметил он. – Тем лучше. А может, разузнал кое-что и о своем прошлом?

– Подозреваю, что тут вы мне не помощник, – дерзко заявил Тэрик. – Слишком большая тайна, верно? Хотел бы я знать, кто за ней стоит, – не один же Дэв!

– А что мешает начать с него? – проскрипел Хуг. – Ты хотел знать его цель? Он не прочь подняться ступенькой выше.

– А разве вы – нет?

– Каждому – свой потолок, – спокойно ответил старик. – Мне большего не надо, а вот Дэв помешан на власти. Но пока рядом с Уном Божественная, тому ничего не грозит.

– Тогда о чем волноваться? К тому же подменить вас Яршем не удалось, а значит, равновесие в Империи не нарушено.

– Верно, затея с покушением провалилась, – приспустив тяжелые веки, подтвердил Хуг. – Так же, как не сработали капканы у злосчастных Шона и Корха, охотников более умелых. Но ты не знаешь об имперском секрете, известном даже твоему приятелю Доуду, – помнишь, он упоминал о единственной грозной силе?.. Несколько дней назад гвардейские батальоны в полном составе отправлены за океан осваивать Второй Материк – волей Ю и по императорскому указу. Вот он – новый шанс для Дэва!

– Все батальоны? – дрогнувшим голосом переспросил Тэрик. – Вепри тоже?

– Как же без них? – ответил Крог. – А теперь прикинь: экспедиция вряд ли продлится больше полугода – успеет ли за такой срок Дэв подвести под меня новый подкоп, да и стоит ли тратить силы? Что же ему остается тогда?

– Отступиться.

– Так поступил бы, наверное, ты или я, но не Дэв. Он ударит в самую болевую точку – и пораньше, чтобы суметь закрепиться до возвращения гвардии. А что это будет за точка?

– Ю? – недоверчиво спросил Тэрик. – Он не посмеет!

Наклонив голову, Хуг оглядел его почти умиленно.

– Мальчик, – сказал он, – покушения на богиню давно стали обычным делом, и если организовать всё с умом… Кто сможет остановить Дэва?

– Не знаю, – честно признался Тэрик. – У меня сегодня была попытка.

– И?..

Он пожал плечами:

– Как вы сказали, каждому – свой потолок.

– И все же лучшей кандидатуры у нас нет, – произнес Хуг. – И разве ты не хотел послужить Божественной?

– Я не отказываюсь, – снова повел плечом Тэрик. – Как раз тут наши цели совпадают, могу приступить хоть завтра.

– Мы подберем тебе достойного напарника и будем держать вас на острие, – пообещал Управитель. – И если тебе посчастливится выжить, я похлопочу перед Уном о возрождении славного рода Тигров.

Тэрик устало кивнул.

– Еще бы и воскресить мне отца, – пробормотал он. – Не дешево вы меня покупаете, уважаемый?

– А ты посчитай, – предложил Хуг. – Для начала вам вернут родовой замок, престижный блок в Столице и долю в имперских доходах. Лично тебе сбросят сразу две буквы и, вполне возможно, присвоят Избранство. Вдобавок, у тебя будут все шансы сделаться Главой рода или, если пожелаешь, занять высокий пост при дворе. И всё – за удачный удар меча.

– Наверно, Доуду за такой удар тоже много чего наобещали, – задумчиво произнес Тэрик. – Странное у меня ощущение, светлейший. Вот мы тут надуваем щеки, строим из себя важных персон, измышляем хитрые ходы – а кто-то в темном углу давно спланировал за нас на много шагов вперед и теперь лишь нажимает нужные кнопки, направляя нас, точно голышей. А еще кто-то глядит на наши трепыхания из-за прозрачного потолка и посмеивается свысока… Скажете, у меня разыгралось воображение?

Недоуменно моргнув, Хуг проскрипел: «Заглядывай к Зие почаще, малыш», – и пропал с экрана. Через раскрытую дверь Тэрик оглянулся на женщину и едва различил ее среди пышного ворса, под слоем золотистого дыма. «Почаще», вот как? – подумал он. А захочу ли теперь?

Внезапно Тэрик вспомнил про мечи и с изумлением обнаружил один рядом, преданно приткнувшимся к хозяйскому локтю и готовым в бой хоть сейчас. Мистика! Когда он успел за мной увязаться?

Усмехаясь, Тэрик уперся голой ногой в пульт и развернул кресло к окну, чтобы наконец полюбоваться Храмом без помех, из спасительной темноты. Здание впрямь было великолепным, но главное: за сияющими его стенами обитала Божественная Ю, средоточие вселенской мудрости и красоты. И отыскались же в мире безумцы, желающие ее гибели!..

Над Крышей еще неистовствовала гроза, и сквозь проделанную Тэриком прореху струился крохотный водопад, нахально поливая Храмовую площадь. Значительно ближе, но на пугающем удалении от окна дергался от порывов ветра его тросомет, вещица полезная и дорогая. Попозже придется за ним слазить – лучше уж так, чем выпрашивать у Хуга замену. Конечно, старикан не откажет… но чем потом с ним рассчитываться?

Нехотя Тэрик оторвался от созерцания и, рассеянно поигрывая клинком, пошлепал обратно, в пушистую Змеиную нору. Остановился над свернувшейся в клубок женщиной, затем присел на корточки, подглядывая в неузнаваемо размякшее лицо, словно в нечаянно открывшееся оконце. Чего же подсыпал ей бедолага Доуд? Конечно, многомудрая Кобра приняла меры и на этот случай – но сейчас, похоже, загадочное снадобье Питона все же достало ее.

– Холодно мне, – пробормотала вдруг Зия, закручиваясь еще туже. – Подбросьте-ка дров!

Машинально Тэрик оглянулся, однако не обнаружил рядом ничего, похожего на камин. Что ей привиделось, а?

– Ладно, милые родичи, – вполголоса, но достаточно внятно продолжала Кобра, – а теперь выкладывайте, чего разнюхали. Ну же, не робейте! – Она снисходительно хмыкнула. – Не такая я и грозная…

Навострив уши, Тэрик застыл изваянием, страшась спугнуть нечаянную удачу. Бедняжку Зию и во сне не покидали служебные заботы, а сейчас, кажется, она решила опросить осведомителей – из самых доверенных, ибо это тоже были Кобры.

– Ты, Шила? – спросила Зия ласково. – Ну, ползи ко мне, старая стерва, на брюхе ползи! Чем порадуешь меня сегодня?

А меня? – беззвучно добавил Тэрик. Немного же я узнаю, если скрытная моя подружка ограничится вопросами! Хотя…

– А вот я сегодня… – вкрадчиво зашептал он.

– А вот ты лучше бы помолчал, Цонг! – прикрикнула Кобра. – Забыл? Прошли те времена, когда я перед тобой стлалась, – теперь роли поменялись. Ну-ка на пузо, толстяк! Вот так. И придержи язык, пока не спрошу. – Она помолчала, то ли испепеляя родича грозным взглядом, то ли озирая всех. – Запомните, мои сладкие, здесь не ваши земляные норы – пора привыкать к дворцовому этикету!

Судя по удовлетворенной улыбке, проступившей на ее лице, Кобры внимали высокопоставленной родственнице с надлежащим благоговением. Тэрика передернуло: пресмыкающиеся! Уж эти притрутся быстро.

– Чистопородные! – добавила Зия с презрением. – Много ли вы сто ите без моих подачек?

Бедняга Цонг, усмехнулся Тэрик. Мог ли он предвидеть такой поворот!.. Но не пора ли Зие сменить тему?

Склонившись над женщиной, Тэрик зашептал ей в самое ухо, подражая шипению старых Кобр:

– Важная новость, госпожа: Черный Спрут снова готовит западню. И уж теперь нашему красавцу не увернуться!

– Чушь! – немедленно откликнулась Зия. – Тигренок не по зубам полуночным убийцам.

– Но ведь он один! Разве остался в Столице хоть кто-то из его родичей? После отправки за море гвардии…

– Мы нашли, кем обезопасить его спину, – нехотя пояснила женщина. – Этот громила не уступит лучшему из Тигров, а вдвоем они разнесут всех!

– Вдвоем – против всех? – осторожно усомнился юноша. – Такое возможно лишь… во сне. И разве мало у Тэрика врагов помимо Спрутов?

– Например?

Что ввернуть? – лихорадочно перебирал Тэрик. Какие нити еще сохранились? Какие, о Духи? Время, время!..

– Кэн! – выпалил он наудачу. – Вы забыли о мастере, мудрейшая. Вспомните, как обошелся с ним Тигренок!

– Кэн? – Кобра засмеялась презрительно. – Это выгоревшее до тла ничтожество, предавшее и ограбившее своего благодетеля? Вряд ли он еще кому-то навредит – я предрекаю ему скорую гибель!

– Благодетеля? – удивился Тэрик. – Имеешь в виду… Кира?

У Зии снова грозно сдвинулись брови, будто она вознамерилась отчитать еще одного зарвавшегося родича. Но затем женщина лишь томно вздохнула, улегшись щекой на гладкое свое колено, и погрузилась в сон, глубокий точно смерть, не отзываясь более ни на что. Сеанс внезапной связи завершился, подарив Тэрику единственную зацепку.

С минуту он еще позволил себе погоревать, прощаясь с этим чудесным телом, осторожно лаская его кончиками пальцев, словно бы старался запечатлеть в памяти каждую складку. Потом накрыл Зию пушистым одеялом и стал собирать по комнате доспехи.

Коридор встретил Тэрика едва проницаемой темнотой, наполненной шорохами и мельканием крадущихся теней. Ночь уже перевалила за половину, и к этому сроку придворная жизнь затихала почти всюду. На смену заигравшимся интриганам да припозднившимся гулякам выползали из подвальных глубин тысячи голышей и по отлаженной программе принимались драить и обновлять древний Дворец, чтобы к рассвету он опять сиял вечной юностью. С каждым новым днем здание изменялось на чуть, поспешая за беспокойным временем. Монолитные прежде стены становились полыми либо истачивались ходами, потолки менялись на фальшивые, с односторонней прозрачностью, а в полах оборудовались ловушки. Постепенно разрастались и запутывались лабиринты, по одному на каждый из Дворцовых секторов. А в последние десятилетия многострадальные перегородки все обильнее нашпиговывались датчиками страж-системы – и даже не одной, ибо помимо императорской охраны во Дворце присутствовали по меньшей мере три могущественных клана, способных во многом убедить Уна, а уж тем более, беззащитных спецов-проектировщиков.

Когда-то лишь редкостное везение новичка да помощь Кобры уберегли Тэрика от неприятностей, но с тех пор он продвинулся далеко. На зрительную картинку теперь накладывалась иная, сплетенная из светящихся нитей и гроздей крохотных огней, – Тэрик уже наловчился различать в ней бесчисленные «глазки», хитроумно упрятанные в стены, и сигнальные плиты, разражавшиеся под ногой протяжным воем или, того хуже, спускавшие на чужака коварные сюрпризы, и полыхающие шлемы голышей вместе с беззащитными их телами. И даже куда более тусклых стражников – если только тех не покрывал целиком металл. Вдобавок Тэрик приноровился угадывать пустоты под сплошным покрытием и сейчас, пожалуй, смог бы пересечь половину Дворца, не показываясь на глаза страже… зато рискуя столкнуться с подобными же умельцами – например, из Тайного Воинства.

Но в этот раз Тэрик пересек сектор Крогов, уже изученный им досконально, обычным путем. И дальше двинулся знакомым кольцевым коридором, поеживаясь от неусыпного внимания Псиной цепочки. Терпеть липкие эти взгляды пришлось долго, ибо фехтовальные залы помещались как раз напротив императорских покоев и занимали, к тому же, нижние этажи. Правда, из допущенных ко Дворцу воинских школ лишь двумечники не имели влиятельных родичей на стороне, а потому пользовались особым доверием императора. Но вряд ли это могло утешить больное самолюбие Кэна. Ревностно оберегая свои секреты, мастер изолировался от мира надежнее любого дворцового вельможи, а в последнее время даже перестал появляться на людях. Не странно ли?

Скрупулезно Тэрик обследовал все известные ему подступы к владениям Кэна. Но каждый оказался перекрытым наглухо, словно как раз сейчас двумечники ожидали массированного штурма. Напрягаясь, Тэрик сквозь густую светосеть различал вялое шевеление бликов, а значит, немалая доля Кэновой команды бодрствовала даже в этот неурочный час.

И тогда Тэрик поднялся к верхним этажам, где, прямо над головами безродных умельцев, были разбиты знаменитые на всю Империю бассейны-водовороты, огромные и могучие, точно в скальных воронках Огранды. Бурлящими струями вода вырывалась из многих труб, разгонялась вдоль мраморных стен и, круг за кругом, устремлялась к центру, чтобы провалиться затем по отвесному стоку, пронизав Дворец до основания. Но по пути каждый из потоков разделялся на несколько водопадов, наполняя фехтовальные залы гулом и свежестью, закручивая близ исполинских столбов гроздья водоворотов поскромнее.

Без затруднений Тэрик миновал запертую дверь и очутился в полной темноте. Даже свечение электронной начинки Дворца не пробивалось сюда сквозь толстые стены, а все здешние датчики, как видно, отключались на ночь за ненадобностью. Но с недавних пор Тэрик обнаружил в себе новую странность: самый непроглядный мрак он умел теперь раскладывать на оттенки, словно бы в нем пробудилось тепловидение древних. И сейчас, с минуту потаращив глаза, он различил невдалеке громадный круг, заполненный неясным движением и осторожными всплесками, грозно урчащий, словно чудовищное животное.

Осторожно ступая, Тэрик приблизился, сел на краю бассейна, погрузив ноги в стремительный поток. Тот немедленно вцепился в его ступни, норовя сорвать с берега нечаянную жертву и уволочь на дно – что случалось уже не однажды. Как правило, здешние надзиратели успевали вовремя перекрыть воду, но вырваться из этого капкана самостоятельно еще не удавалось никому.

Так вот какой ты, Водоворот! – думал юноша, впечатленный его мощью. И что это мне взбрело? Не довольно ли на сегодня безумных затей? В конце концов, ради чего – что нового сможет поведать мне старина Кэн? Да провалиться бы ему в Подземелье вместе со своими тайнами!..

Сквозь могучий гул Тэрику почудились голоса – он вскинул голову, озираясь. Приноровившись к темноте, юноша уже различал над собой массивные перекрытия, провалы в которых образовывали над бассейном концентрические круги, с каждым этажом все уже. И голоса, если они были, доносились сверху. Затаившись, Тэрик ждал, готовый ко всему. Внезапно с верхнего этажа рванулись вниз несколько светящихся комков, разматываясь в фосфоресцирующие канаты. Шлепнули самыми концами по водной поверхности и повисли, легонько раскачиваясь. И сразу пропали посторонние шумы.

На повадки ночных убийц это походило мало, но Тэрик без колебаний соскользнул по гладкой стенке вниз и окунулся в воду, оказавшуюся неожиданно теплой. То есть Тэрик предполагал, что она подогрета, иначе бы не разглядел водоворот так скоро, – но чтобы настолько!.. Может, и зал обесточен неспроста? Кто же здесь так возлюбил тепло и тьму?

Невдалеке явственно скрипнула дверь, затем зашуршали пологи. И вдруг черная стена выплеснула из себя стайку разнокалиберных силуэтов, багрово пылающих по всей поверхности, словно заурядные голыши, но без малейших признаков рабошлемов на головах. Слепо натыкаясь друг на друга, силуэты обменивались оживленными смешками, бегло знакомились на ощупь и спешили дальше, к бассейну, – порознь либо уже парами. С приглушенными воплями они обрушивались в воду и сразу пропадали из виду, лишь блеклые красноватые пятна мелькали в мчащем по кругу потоке. И долго придется тому терпеть на себе нагих наездников, вытворяющих в укромной его черноте невесть что, пока с самого центра их не вознесут ввысь страховочные канаты, – конечно, если свежеиспеченные голыши не промахнутся. Но в этом и заключается главная прелесть приключения!..

Беззвучно кляня расшалившийся не ко времени дворцовый молодняк, Тэрик стал выбираться из бассейна, царапая ногтями по мраморным плитам. И тут в бок ему врезалось невидимое тело. Внезапным ударом Тэрика сорвало с мокрого камня, и поток подхватил его. Прежде, чем Тэрик опомнился, в его плечо вцепилась когтистая лапка, а вторая безошибочно накрыла пах.

– Эй, да ты же одет! – возмутился рядом пронзительный голос. – Мы так не… Ты кто? Все сюда! – вдруг завизжала она. – Здесь чужак!

И попыталась вцепиться Тэрику в лицо. Чертыхнувшись, он отпихнул скандалистку и огляделся. С десяток голов торчало над водой, обернув на крик странные лица, еще три силуэта пятились от бассейна, придерживаясь руками за бедра.

– Включите фонарь! – распорядился юношеский, но уже привычный к командам голос. – И приготовьте иглометы.

Беззвучно Тэрик оскалился: влипнуть так глупо! Смешно пугаться этих голозадых недомерков, но сцепиться с ними здесь и сейчас было бы верхом идиотизма.

Сверху в бассейн ударил луч и заметался по воде, выхватывая из тьмы нагие тела, возбуждая взвизги и гогот. Погрузившись в поток до ноздрей, Тэрик еще колебался, когда световой столб ринулся на него. И лишь за миг до столкновения, судорожно глотнув воздуха, юноша устремился в глубину, разгоняя себя широкими гребками. Дно исполинской чаши полого снижалось к центру, и здесь чудовищная спираль закручивалась в бурлящий смерч, низвергающийся в широкую трубу. С налету Тэрик вонзился в буйное кипение пузырьков, и его безжалостно потащило вниз, вращая волчком. А затем, уже на самом дне, притиснуло к стальной решетке.

С трудом противясь яростному потоку, Тэрик поднялся на четвереньки, ошеломленно прощупал прутья. Ну конечно! – вспыхнуло в сознании. Вполне разумно – не гоняться же за утопленниками по всей трубе?.. Духи, какой же я идиот!

На секунды Тэрика захлестнуло отчаяние, будто разом вернулись все прежние его страхи. В панике он рванулся навстречу крутящимся струям, силясь сбросить с плеч убийственную тяжесть и пробиться – к воздуху, к свету, к людям… Но тут же опомнился и снова распластался по решетке, экономя силы. Трепыхания бунтующей плоти можно перенести на потом, а пока время у него еще было, хотя и немного.

Цепляясь за прутья, Тэрик торопливо обследовал края решетки и к своей радости обнаружил единственный замок, к тому же не слишком массивный. Пропихнув острие меча под задвижку, Тэрик уперся плечом в его рукоять и надавил во всю мощь, заклиная несчастную свою судьбу – тенями пращуров, Божественной и прекрасной Ю, всемогущими Духами… И чудесный клинок победил, раздвинув металл, точно дерево. Елозя ногами по дну, Тэрик сдвинул решетку в сторону и провалился, наконец, в трубу, отчаянно тормозя конечностями о скользкие стены.

Удушьем уже стискивало грудь, и страстно хотелось наполнить легкие – хотя бы кипящей вокруг смесью из воды и воздуха. И это действительно могло стать спасением, но слишком уж мучительным. Тэрик терпел из последних сил, страшась пропустить водопадные отводы. Внезапно его напряженные руки разлетелись по сторонам, словно бы прорвались сквозь стены, зато ноги тут же ударились в опору, и Тэрик остановился. Остепенившийся было поток здесь снова взбрыкивал, выдавливаемый из трубы сквозь четыре округлых окна. Светилось из них лишь одно – Тэрик поспешно прижался шлемным козырьком к верхнему его краю, ладонями заслоняя лицо с боков, и наконец смог вдохнуть, выцеживая пьянящий воздух из переплетения тугих струй. Целую минуту он лишь дышал – сосредоточенно, с наслаждением, – затем только переключил внимание на открывавшуюся внизу сцену, доставшуюся ему столь дорого. И тут у Тэрика снова перехватило дух.

В обыкновенной секторной комнате, между угловым бассейном, в который сыпался водопад, и просторным столом, расположились друг против друга двое: пресловутый мастер Кэн, неузнаваемо потускневший, и осанистый рыцарь в тяжелых доспехах, знакомый Тэрику по недавнему императорскому приему. А говорил сейчас загорец – властно и звучно, вбивая в Кэна слова, точно гвозди:

– … загнали в угол, и вы доживаете тут последние дни. Замена вам уже готова – в лучшем случае вас просто вышвырнут вон. Хотя вряд ли: слишком многое вам известно. А наша столица немногим уступает этой, и мы в полной мере оценим и ваше искусство, и ваши сведения.

– Но прежде… – со слабой ухмылкой вставил Кэн.

– Но прежде вы доставите нам Ю, – жестко подтвердил рыцарь. – С вашей командой это выполнимо. И разве вам не хочется отомстить?

– Так ведь не ценою жизни!

– Ваша жизнь сейчас немного стоит, – надменно возразил загорец. – И от убийц Дэва сможем спасти вас только мы – если они еще не вышли на охоту. Торопитесь, Кэн!

Мастер молчал, бессмысленно наблюдая за тощей голышкой, тихонько пробирающейся вдоль стены с пылесборником за плечами. На его лице жутковатым оскалом прилепилась забытая ухмылка.

– Ладно, – наконец выдавил он, – я подумаю.

Брезгливо поджав губы, загорец поднялся и вышел, ступая как вездеход. Кэн даже не покосился ему вслед. Завороженно уставясь на голышку, он протянул руку к столу, между разоренных блюд и пустых чаш нашарил микропульт, нацелил его на рабошлем. Тотчас голышка запнулась на полушаге и неуверенно стала стаскивать с себя увесистый ранец. Затем развернулась и двинулась на Кэна, потешно вихляя бедрами. Свободной рукой мастер смахнул посуду со стола, высвобождая место для голышки, и та неуклюже затопталась над Кэном в нелепом подобии танца. Раздувая ноздри, мастер все разгонял голышку, будто старался вдохнуть в танец жизнь, но дерганные движения лишь добавляли ей сходства с заводной куклой. Зарычав, Кэн грохнул пультом о подлокотник, и голышка повалилась на спину, содрогаясь, словно в припадке. Судороги ее отражались в теле Кэна, точно в зеркале, – медленно он стал подниматься из кресла…

И в этот миг на плечи Тэрику обрушилось бьющееся тело. Ошеломленно всхлипнув, он отпрянул от окна, рывком сбросил напавшего себе под ноги, притиснул к заслонке. И только ощутив ладонями свежепамятные наготу да тщедушность, все понял. Не колеблясь, Тэрик вздернул беднягу к окну и выпихнул наружу, поддав под худые ягодицы. Чуть выждав, снова выглянул из трубы.

Посреди бассейна барахталась угловатая недозрелая девица, сотрясаясь в мучительном кашле, а изготовившийся к обороне Кэн ошалело следил за ней, наполовину выдернув мечи из ножен. За его спиной, на широком столе, продолжала дергаться голышка – пока Кэн, скосив глаза, не раздавил оброненный микропульт железным каблуком. Отпущенная рабыня поспешила вернуться к прерванному занятию, затем и мастер, шумно переведя дух, опустился в насиженное кресло, не сводя настороженных глаз с нежданного подарка водопада.

Выкашляв из легких воду, девчонка подгребла к стенке бассейна, с трудом выбралась из воды и скрючилась на краю, загнанно дыша. Тощим и совершенно нагим телом она не отличалась от самой обычной голышки. Лишь по удлиненным конечностям и широковатым плечам Тэрик определил в ней Спрутессу, а чуть позже, вглядевшись под спутанные волосы, с изумлением узнал в злосчастном существе принцессу Иту, любимую дочь императора. Этого не хватало! Уж не она ли хватала меня за промежность?

Исподлобья девочка глянула на мастера и отрывисто произнесла – знакомым пронзительным голосом:

– Чего уставился? Зови стражу, ну!

По лицу Кэна расплылась широкая ухмылка: теперь узнал и он.

– Ах, что за радость, – пробормотал мастер. – Какая честь!..

Внезапно он повернул голову и посмотрел прямо Тэрику в глаза. Непроизвольно тот дернулся, но Кэн уже перевел взгляд выше, прослеживая путь незадачливой принцессы.

– Ночные купания, да? – сообразил он наконец. – Как же, как же!.. И что, никто не хватился пропажи?

Про решетку Кэн тоже не знал либо забыл. Натужно морща лоб, он вернулся глазами к дрожащему тельцу Иты и заулыбался еще умильней.

– Хватит корчить рожи! – взвизгнула принцесса. – Ты слышал? Я велела вызвать стражу!

– Конечно, о чем речь, – рассеянно согласился мастер, даже не шевельнувшись. – Ну да!.. А может, там и не знают про вас – а, госпожа?

Тут искушенная малолетка насторожилась, с подозрением оглядев Кэна.

– Еще как знают! – огрызнулась она. – Мой голос слышали.

– И пусть, – благодушно кивнул Кэн. – Кто ж признается в этом, пока не примутся за поиски всерьез. А переполох начнется не раньше утра, верно?

Принцесса промолчала, бросая по сторонам угрюмые взгляды. Что-то она уже понимала – в отличие от Тэрика.

– И потом, могли же вы не выпасть по дороге? – продолжал клонить Кэн невесть куда. – Половина воды проходит насквозь, а с ней – и почти весь мусор… Даже странно, что вас выкинуло, принцесса.

Казалось, мысли в его голове ворочаются тяжело, будто глыбы, но он упорно укладывал их одна к одной, возводя неведомую конструкцию.

– Ну? – не выдержала Ита. – Договаривай! К чему этот бред?

– Вот ты и заплатишь мне за всё, – удовлетворенно заключил мастер, и ухмылка слиняла с его лица, точно у нее кончился завод. Рывком Кэн поднялся и навис над девочкой всей громадой.

– Заплатишь ты! – выкрикнула она, пытаясь напустить на себя грозный вид. – Я… я…

– Никто не узнает, – пророкотал Кэн. – Слышишь, дрянь? Никто!

В грубых его чертах проступила застарелая ненависть, наконец-то прорвавшаяся наружу. Мгновенным выпадом мастер поймал принцессу за спутанную мокрую гриву и вздернул на ноги.

– Ты представить не можешь, что я с тобой сотворю, – зарычал он в оскаленное от боли лицо. – До самого утра ты будешь визжать, как свинья, и лизать мне ноги, и молить Духов о прощении – за все прегрешения твоего проклятого рода! Лишь затем я верну твои останки воде, и пусть Нижняя Река унесет их в Подземелье – демонам на потеху!..

– А если выдам тебе врага? – выдавила девочка. – Отпустишь? Я никому не скажу!

– Я знаю своих врагов! – зловеще хохотнул Кэн. – И уж конечно, ты никому не скажешь – теперь. Что бы ни случилось, я буду отомщен!..

Принцесса отчаянно дернулась, но Кэн даже не качнулся. С ним творилось странное: снова, как и недавно перед рабыней, его телом завладевала дрожь, а лицо темнело, наливаясь кровью, – словно накопленная за годы злоба готовилась выплеснуться в приступе бешенства.

– Ну помоги! – вдруг крикнула Ита, скосив глаза на водопад. – Он же сорвется сейчас!

– Отца зовешь? – с трудом выговорил мастер. – Или дядю? Кричи, кричи громче!.. Здесь только я, твой судья. Может, и умолишь, а?

Он уже был едва вменяем, последние крохи соображения покидали его приплюснутую голову – зато девочку прекрасно понял Тэрик. Ах, чертовка! – подумал он изумленно. Так это меня она хотела выдать?

Развернувшись, Тэрик зацепился ладонями за верх окна и позволил потоку вынести себя наружу. Поджав ноги, уперся ими в нижний край, с силой распрямился. По широкой дуге послушное его тело перемахнуло бассейн и впечаталось подошвами в пластиковый пол. Кэн шарахнулся от него, словно от привидения, выпустив из рук принцессу, – без промедления она шмыгнула Тэрику за спину.

– Вот мы и встретились, – улыбаясь, произнес тот. – Привет, старина!

Лицо мастера терзали судороги, ладони будто вросли в рукояти мечей. Но секунда проходила за секундой, а он все стоял столбом, не пытаясь ни напасть, ни сбежать. Тяжелое его дыхание постепенно возвращалось к норме – опять беднягу сбили с настроя.

– Все же ты пришел, – наконец пробормотал Кэн. – Я ждал тебя столько лет!

Внезапно из его мускулов схлынула напряженность, точно выпустили воздух. Нащупав трясущейся рукой спинку, мастер грузно осел в кресло, не спуская с Тэрика оцепенелых глаз.

– Ненавижу вас, – потерянно сказал он, – всю вашу породу… Вы уничтожили меня! Чего я стою теперь?

Сзади уже теребила Тэрика принцесса, но он завел руку за спину и показал девчонке кулак, требуя молчания. Ошеломленная, она притихла.

– А почем нынче предатели? – откликнулся Тэрик с ухмылкой.

Не выпуская Иту из-за спины, он приблизился и опустился в кресло – то самое, где восседал недавно загорец. Кэн вжал голову в плечи, однако глаз не отвел.

– А кто сделал меня таким? – вяло огрызнулся он. – Ну да, вы приняли меня, безродного нищего юнца, и не обделили ничем – как будто. Я жил не хуже Тигрят и обучался тому же, и обращались со мной ласково – но все было вранье! Всегда я был для вас бездомным псом, пригретым из жалости, – это сквозило в каждом вашем взгляде, в каждой фразе… О, я старался! Никто из вас не выкладывался больше. По крупице я копил силу и навыки, годами оттачивал приемы, копировал каждый жест, – но любой из сверстников-Тигров обыгрывал меня, точно ребенка, снисходительно посмеиваясь. Слишком уж вы вознеслись, возомнили себя равными Духам!..

– И чтоб обуздать нашу гордыню, ты обратился к Олу?

– Ложь! – выкрикнул мастер. – Ол сам вышел на меня. О, это дьявол! Он знал обо мне всё и видел насквозь – он загнал меня в угол…

– И тогда ты стал его осведомителем.

– Не только я. – Кэн вдруг осклабился. – У карлика был немалый выбор. Это среди гордецов Тигров трудно сыскать прореху, а вот что касаемо Спрутов…

– Затем ты сдал имперцам Главу Тигров с его близкими.

– Может, я вас спас? – живо возразил Кэн и хихикнул. – Если бы тогда вас не усыпил…

– А когда объединенными усилиями врагов и предателей Тигриный род ушел в небытие, ты остался единственным наследником.

– Я взял только боевой стиль, – уточнил мастер то ли с достоинством, то ли с сожалением. – То, чего не мог не взять.

А заодно и мечи Главы, прибавил Тэрик мысленно. Ма-аленький такой сувенир… к счастью, вернувшийся обратно в семью.

Но вслух сказал другое:

– И построил на нем свое благополучие.

– Школа при Дворце – большое дело!.. Между прочим, ваш родовой замок отошел в пожизненное владение тому самому Олу, вместе с приличной пенсией. А вот мне пришлось горбатиться не один год, чтобы закрепиться тут хоть ногой, – и что в итоге? Снабжение по второму разряду и та же спесь чистокровок, теперь уже явная! Да если бы не мои мечи… – Кэн посопел угрюмо. – А нынче вообще копают отовсюду – не знаешь, чего и ждать. Вон и помощника навязали, Ульфа, скоро совсем выживут. Еще и Дэв со своими головорезами… Что им всем нужно от меня?

– И тут на сцене возникают загорцы, – со смешком заметил Тэрик. – История повторяется, верно?

Бескостное тело Кэна вдруг затвердело снова, в глаза вернулась угроза.

– Ты не Кир, – произнес мастер глухо. – Теперь я вижу. Ты – его исчадие, погубившее меня!

– Что, Кэн, отлучают от кормушки? – рассмеялся Тэрик. – Ах, горе-то какое!.. Странно, что тебя не убрали сразу – после такого позора.

– Я сотру тебя в пыль! – взорвался Кэн. – Мразь, недобиток!..

Вскочив, он ухватился за рукояти мечей, но Тэрик ответил на это новым приступом оскорбительного смеха.

– Ты заплатишь мне! – снова выкрикнул мастер, не двигаясь, однако, с места. – Колдовское отродье!

– Брось, старина, не напрягайся так, – сказал Тэрик. – Надо же знать свой потолок – что не дано, то не дано.

– Все Тигры были колдунами, за это и поплатились, – с новой силой взревел Кэн. – И ты такой же! Думаешь, отчего Ульф с тобой возился? Разве это он обучал тебя? Как бы не так! Он пытался выведать ваши родовые секреты – дурак, дурак… Колдуном надо родиться.

Затем мастер снова принялся сыпать угрозами, сверкать глазами и брызгать слюной. Наверно, с непривычки это впечатляло – в плечи Тэрика предостерегающе впились ногти принцессы, притаившейся за креслом. Однако испугом малолетки Тэрик пренебрег, даже развалился еще беспечней, будто подставляясь. И все равно нападения не последовало – как видно, Кэну накрепко запомнились повадки Тигров.

– И на тебя найдется управа! – злобно посулил он. – Ты еще сопляк, а войти в полную силу тебе не дадут – в других кланах тоже есть ученики дьявола, и уж они не потерпят соперника!

– Ты про этих затуманенных придурков? – спросил Тэрик небрежно. – Сегодня они нарвались на встречу со мной и вторую попросят не скоро!.. Может, они опоздали уже, как думаешь?

– Опоздали? – переспросил Кэн, вдруг снова наморща лоб. И это насторожило Тэрика куда больше, чем все его угрозы.

– Во всяком случае, пока они зализывают раны, мы сможем разобраться между собой без помех, – продолжал он, нахмурясь. – Не хочешь драться, давай попросим Уна рассудить нас. Интересно, во сколько он оценит твое двойное предательство?

Внезапно лицо Кэна расколола презрительная ухмылка.

– Щенок! – бросил он злорадно. – Ты еще не понял, кто в этой истории главный предатель? Вот если бы я принес ему твою голову…

– Ун? – сорвавшись, выпалил Тэрик. – Врешь!

Теперь Кэн расхохотался в полный голос.

– А чем он лучше меня? Твой отец считал его другом, но какой друг потерпит такое превосходство над собой. Да и не захотел Спрут делить власть – правильно, ее не бывает много!.. Вот тебя Ун зря пожалел, добавил себе хлопот. Если уж бить в спину, то насмерть.

– Спасибо за рецепт, – с холодной яростью произнес Тэрик. – Но пусть ему следуют Спруты. Я даже не стану марать о тебя меч – без меня найдется кому. Они ведь не жалуют болтунов, а предавать позволяют только себе. К тому же, теперь у них к тебе счет за принцессу. Береги спину, Кэн!

– Ты забыл об одном: твою голову они ценят выше моей, – возразил мастер. – И если мне удастся то, что не вышло у Спрутов… А ведь я готовился к твоему приходу, Тигренок!

И снова выражение его лица не понравилось Тэрику.

– Вернее, все эти годы ты ждал возмездия, – поправил он. – Ты же трус, Кэн, а на предвидение у тебя не хватит мозгов.

– Ну ты, умник!.. Твои родичи тоже о себе много мнили – пока дурак Кэн не подловил их на ерунде.

Внезапно мастер умолк, будто прислушиваясь к чему-то.

– А теперь попался и ты! – торжествующе заключил он и выхлестнул руку к столу.

Мгновенно Тэрик напружинил мускулы.

– Ты вынудил меня! – успел крикнуть Кэн.

И тотчас сумеречную комнату захлестнул шквал слепящего света и пронзительного воя. Судорожно зажмурясь, Тэрик скорее угадал, чем разобрал, как от ладони Кэна метнулись к стенам пылающие полосы, и единым махом перебросил тело за спинку кресла, погребя под собой принцессу. В следующий миг кресло содрогнулось от многих ударов, почти слившихся в один, и несколько стрел просвистело над плечами Тэрика. С усилием он разлепил веки и сквозь мельтешение белесых пятен увидел Кэна, уже лихорадочно рвущегося в боковую дверь. Мгновением позже тот исчез, напоследок бросив опасливый взгляд на потолок.

Подхватив Иту под мышки, Тэрик впихнул ее под стол и снова навалился сверху, сминая жалкие потуги на сопротивление. Безнадежно девочка обмякла, и за ее потрясенным лицом Тэрик вдруг разглядел сквозь пол спальню подмастерьев, тоже залитую светом и полную суматошного движения, – оказывается, Кэн стерегся не только врагов.

Но тут сквозь выматывающий душу вой прорвался дробный перестук, а пол вокруг словно пророс множеством стальных игл. Извернувшись, Тэрик и над собой обнаружил с дюжину стрел, насквозь пронизавших массивную столешницу. На них же уставилась принцесса, забавно приоткрыв рот. А вдоль стены скользила чудом уцелевшая голышка, хотя парочка игл засела и в ее ранце.

Краем глаза Тэрик заметил, как дрогнула и стала уползать в стену наружная дверь, и рванулся к ней, тщательно выбирая, куда ставить ноги. В проеме возник кряжистый двумечник в доспехах старшего подмастерья и с устрашающим ревом атаковал Тэрика. Тот катанул навстречу волну стремительных ударов, с треском вышибя нахала вон, но увидел невдалеке еще троих, спешащих товарищу на помощь, и рывком задвинул дверь. Укрепив ее на все запоры, тотчас же запер остальные две, огляделся.

Запущенные Кэном шквальные помехи продолжали корежить деликатные рецепторы Тэрика, сводя почти на нет все недавние его приобретения, – но кое-что в этом сумбуре он все же различил. Надергав из пола с полдюжины игл, Тэрик запустил их по сторонам, круша динамики, и угнетающий вой наконец оборвался. Переглянувшись с Итой, опасливо съежившейся под столом, он приложил палец к губам, слушая благословенную тишину. Кроме привычного и ровного гула воды Тэрик разобрал тревожную перекличку выучеников Кэна, едва доносящуюся из-за неприступных стен, и подозрительный слабый писк – где-то совсем рядом. Он повел ноздрями и ощутил – лишь потому, что искал, – примесь нового запаха. Похоже, Кэн повторяется! – усмехнулся Тэрик. Или он уже перерос полумеры?

Задержав дыхание, Тэрик снова окинул комнату быстрым взглядом. Затем устремил его этажом ниже, сквозь прозрачный пол. Теперь спальню сторожили только двое. Скачком Тэрик переместился к Ите, подбросил ее на ноги и указал на бассейн. Она кивнула ошарашенно.

– Только не выныривай сразу, – предупредил он. – Ты поняла?

Девочка кивнула вторично. Тэрик спихнул ее в водоворот, потом – неожиданно для себя – подскочил к голышке, сорвал с той ранец и тоже забросил ее в бассейн, почти к самому центру. Одна за другой девушки провалились сквозь дно и вместе с прозрачным потоком обрушились в следующую воронку, закружившись по новой спирали. Сейчас же подмастерья метнулись к бассейну и уставились в глубину, стискивая рукояти мечей.

И тогда Тэрик прыгнул точно на середину водоворота, сразу ухнув вниз. Но тут же притормозил, зацепившись ладонями за края дыры, и с маху угодил сапогом в лоб ближнего подмастерья. Тот без звука опрокинулся на пол. А Тэрик, мягко приземлившись на его место, погасил яростную атаку второго и погнал его вдоль бассейна к стене, где и оглушил внезапным ударом. Затем выловил из воды обеих голышек – одну в шлеме, вторую без, – снова обезопасил все двери. И лишь после этого позволил себе перевести дух.

Свежевымокшая Ита тоскливо жалась к бассейну, настороженно косясь то на Тэрика, то на четыре развороченные постели, разбросанные по тесным секторам. Острый ее подбородок подозрительно дрожал – похоже, что сегодня пресыщенная малышка хватанула впечатлений через край. Ухмыльнувшись, Тэрик набросил на ее дрожащие плечи одеяло и двинулся вдоль стены, разбираясь в проводке.

– Знаешь, кто я? – вдруг выпалила девочка отчаянным голосом. – Ведь знаешь!

– И что?

– Я – Спрут!

– Ну, какой же ты Спрут? – хмыкнул Тэрик. – Так, осьминожка…

Он наконец отыскал общий кабель и немедленно вонзил в него клинок. Лампы по всей комнате погасли. Зато теперь свет пробился сюда снизу, где Тэрик разглядел такой же секторный, но совершенно пустой зальчик с парой лифтовых дверей по сторонам и еще одной, повнушительнее и поприметней, напротив бассейна. И эта, последняя, дверь очень походила на вход в лабиринт.

– Ты мог бы сейчас отомстить, – продолжала принцесса, трясясь и под одеялом. – Безнаказанно, понимаешь?

– Зачем?

– Такие тут законы! Или ты собираешься жить по своим?

– Именно. – Осторожно Тэрик помассировал воспаленные глаза и сквозь благодатный сумрак с интересом оглядел маленькую упрямицу. – А ты против?

– Я не нуждаюсь в подачках! – Облизнув губы, она вновь покосилась на постели. – И я не боюсь тебя!

– Ну подожди, – с усмешкой предложил Тэрик. – Давай сперва выберемся.

– Вдвоем? Кэн не настолько дурак, чтобы отпустить меня после такого! Всей твоей ловкости не хватит…

– А и верно! – Внезапно шагнув к девочке, Тэрик сорвал с нее одеяло и осмотрел снова, придерживая за плечи. – Как же я раньше не подумал?

Он нашел глазами голышку, исправно протирающую здешние стены пустыми ладошками, и направился к ней, доставая кинжал. Рывком развернул рабыню к себе, приставил острие к горлу. В расширенных глазах Тэрику почудился испуг. Но в следующую секунду он уже аккуратно разжал клинком скобу под ее подбородком и снял рабошлем со стриженой головы. Растерянно хлопнув ресницами, голышка вдруг вцепилась обеими руками в края шлема, робко потянула к себе. С удивленным смешком Тэрик легонько щелкнул пальцами по ее шее. Подхватив обмякшее тело за плечо, толкнул на постель. Затем извлек из рабошлема батарею и протянул его Ите.

– С ума сошел? – отшатнулась она.

– На всякий случай, – объяснил Тэрик. – Если судьба разлучит нас прежде, чем ты со мною… гм… рассчитаешься, у тебя останется шанс. При условии, что ты прекратишь сверкать на всех глазами.

Недоверчиво хмурясь, принцесса скалила на рабошлем зубы, точно на притаившуюся змею.

– Смотри на вещи проще, – посоветовал Тэрик. – Сейчас это камуфляж, а на войне хороши все средства.

Для убедительности он постучал согнутым пальцем по рабошлему. И тотчас, будто ему в ответ, гулко стукнули в дверь. Тэрик досадливо поморщился и точным взмахом надел шлем на опешившую девочку.

– А ты говоришь: «отомстить», – передразнил он. – Самое время!

За дверью раздраженные голоса потребовали впустить. Обратив на Тэрика вопрошающий взгляд, Ита торопливо запихивала мокрые волосы под шлем, уже готовая, кажется, втиснуться туда целиком.

– Эту-то дверь они своротят в два счета, – заметил Тэрик. – И если у них хватило ума сообразить…

– Уходим!

Принцесса рванулась к бассейну, но Тэрик придержал ее за плечо.

– Хочешь, чтоб они загнали нас в своем лабиринте? – спросил он. – Дважды этот трюк не сработает.

Вдоль бассейна Тэрик устремился к боковой двери, волоча за собой девочку, и уже снаружи их догнал грохот рухнувших створок. Не задерживаясь, они проскочили соседнюю комнату и очутились в следующей, точной копии двух предыдущих и, по счастью, тоже погруженной в сумрак. Задрав лицо к потолку, Тэрик наново оценил толщину и упругость прозрачной колонны, погрузившейся основанием в кипящую воду, – и внезапно утратил уверенность в себе. «Эта ночь когда-нибудь кончится? – безнадежно подумал он. – У меня больше нет сил!..»

Но тут же встряхнулся и полез по отвесной стене, срывая ногти о едва приметные щербинки, – поближе к вожделенному отверстию. Возле самого потолка с силой оттолкнулся, пролетел над бассейном и вонзился в водяной столб. Сейчас же на плечи Тэрика обрушилась знакомая тяжесть, но ладони уже вцепились в края дыры, а мигом позже он протиснул туда ноги. Закрепившись, Тэрик втянул за собой принцессу, затем вытолкнул ее к поверхности водоворота. Укрывшись за широкой струей, извергавшейся из гигантской трубы, они осторожно выглянули из бассейна. И тотчас снова увидали Кэна.

Затаившись в укромной тьме, мастер оцепенел перед небольшим экраном. Лишь его пальцы лихорадочно скакали по пульту, проверяя комнату за комнатой. Внезапно Кэн повернулся ко входу – а следом и Тэрик разглядел на фоне дверей неподвижный силуэт.

– Уже и сюда ключи подобрал? – с ненавистью спросил мастер. – Торопишься, Ульф, – я еще поживу!

– Если тебе позволят, – возразил знакомый голос. – Кому нужна сломанная вещь?

– Я целее вас всех! – оскорбленно рявкнул Кэн. – Ведь это я прихлопнул Тигренка!..

– Нет, – качнула головой тень, – ты снова поймал пустоту. А его уже ловят на нижних этажах.

– Ведь его нет в лабиринте.

– Конечно, – согласился Ульф. – Не такой же Эри дурак? Он пустил твоих гончих по ложному следу.

– Тогда где же он?

– В лучшем для тебя случае вильнул в сторону, в худшем – вернулся назад.

– Сюда? – Кэн ошалело оглянулся. – Нет!

Но тут же подозрительно уставился на Ульфа.

– Хочешь, чтоб я подставил тебе спину? – догадался он. – А потом спишешь на Тигренка? Я раскусил тебя!

– И давно? – со смешком поинтересовался Ульф. – Наверно, еще когда выставил меня из учеников?

– Ты стал копать под меня!

– Чушь! Как раз тогда я почитал тебя, словно бога. Но ты всегда был посредственностью, Кэн. А потому избавлялся от всех, кто мог тебя обскакать, и окружал себя еще большими бездарями.

– Я научил тебя всему!

– Но лучшее-то приберег для себя, верно? Ты ведь знал, что без крыши и все здание теряет цену. Что ж, я нашел, у кого подучиться.

– У этого щенка? Но ведь он…

– Кое-что я перенял у Эри, – подтвердил Ульф. – Но есть же и другие учителя?

– Значит, ты…

– Да, Кэн, я обошел тебя и в этом. А теперь твое время вышло.

И тут над самым ухом Тэрика зашлась в кашле Ита, неосторожно глотнув воды. Чертыхнувшись, он рванулся вперед и единым махом выдернул себя из бассейна, изготовясь защищаться против двух лучших здешних бойцов. Часом раньше это не слишком бы Тэрика обеспокоило, но теперь запасы его чудесной взрыв-силы иссякли. Будто почувствовав это, Кэн с яростным ревом ринулся на него. Но на первом же шаге вдруг обмяк и всем весом обрушился на пол, словно проржавелая конструкция.

– Вот и все, – хладнокровно заметил открывшийся за его спиной Ульф и не спеша убрал в ножны потемневший клинок. – А кто виноват, что мне не позволили выиграть честно?

– Ты убил его? – растерявшись, спросил Тэрик.

– Конечно. – Ульф улыбнулся и покачал укоризненно головой. – Слишком ты щепетилен, малыш, – надо было кончать предателя сразу.

– И теперь все подумают на меня, – пробормотал Тэрик. – А Кэн вправду тебя раскусил!

– Потому что и сам поступил бы так. Но, на свою беду, Кэн не способен думать о двух врагах сразу, а тебя он боялся больше.

Наклонившись, Тэрик подобрал оброненный Кэном меч.

– А если для полноты картины я положу рядом тебя? – спросил он, задумчиво разглядывая клинок.

– Попробуй, – пожал плечами Ульф. – Только имей в виду: защищаться я не стану. Не идиот же я!

Еще один умник, сердито подумал Тэрик. Ну не пакость ли: быть настолько предсказуемым!..

– Тебе ничего не грозит, – добавил Ульф. – Официальная версия наверняка будет другой. А Дэв станет охотиться за тобой в любом случае, ведь так?

Тэрик оглянулся на Иту, осторожно выглядывающую из бассейна, – девочка наблюдала за Ульфом с полным пониманием, если не одобрением. Неожиданно это доконало Тэрика, он вдруг ощутил себя безнадежно больным. Сколько можно, пречистая Ю? – вопросил он тоскливо. И всё в одну ночь. Выпустите меня отсюда, я же задохнусь!..

– Если вы провалитесь на пару этажей и поспешите к внутренней стене, – сказал Ульф, – то обнаружите там незапертую и даже неохраняемую дверь.

– Ну да, а ты тем временем вызовешь Черных Спрутов? – предположил Тэрик угрюмо.

– Мальчик, теперь ты впадаешь в другую крайность, – укорил бывший его наставник. – Обманул ли я тебя хоть раз? – Привычно он покачал головой. – Зачем же оскорблять меня подозрением?

– Так ты уже забыл, как подставил меня на выпуске? – криво ухмыльнулся Тэрик. – Ладно, Ульф, поверю тебе еще раз. Дураков следует учить, верно?

Спиной он отступил к бассейну, взмахами ладони сигнализируя Ите погружение. Затем вместе с ней обрушился вдоль водяных столбов на два уровня, и здесь они снова выбрались на сушу. Впереди ждал коридор – широкий, сумрачный, со многими дверями и нишами по сторонам.

– Что ж, попытаем счастье здесь, – со вздохом произнес Тэрик. – Авось Ульф не обманул.

– Напрасно ты его не убил, – отозвалась практичная кроха. – По крайне мере, стоило разнести пульт.

– Ты не знаешь Ульфа, – возразил Тэрик. – Если он что задумал, то все подготовил заранее. Так что положимся на судьбу.

Перебегая от ниши к нише, они устремились вдоль коридора, по пути пробуя двери. Вокруг было тихо, даже чересчур, и потому, наверно, Тэрику не хотелось спешить к выходу. На безопасном удалении от массивных его створок юноша затаился в очередной нише, притиснув к стене Иту. Усталость излечила Тэрика почти от всех колдовских сверхкачеств, и лишь предвидение из последних сил еще предупреждало его о чем-то.

Вывернувшись, принцесса уперлась вопрошающим взглядом Тэрику в лицо, но нарушить угрожающую тишину не решилась. Нехотя он снял с пояса нож, с силой метнул в подозрительную дверь. Стук прозвучал здесь, как взрыв. Тотчас створки разъехались и в коридор вступили три гигантские фигуры с квадратными торсами и тяжелыми длинными конечностями – Спруты. Они походили друг на друга, точно близнецы, и не понять было, от кого из них Тэрик убегал этой ночью. «Дураков следует учить», – тоскливо пробормотал он, вжимаясь в камень. И все же, который из троих – Дэв?

– Дядя! – сдавленно пискнула принцесса.

Но даже не попыталась броситься к родичам, будто доверяла им еще меньше, чем Тэрику.

– Не высовывайся, – прошептал Тэрик ей на ухо. – И про твою маскировку никто не узнает.

– Если ты не разболтаешь!

– Да когда ж я успею? – усмехнулся он. – Не упусти момент, кроха!

Тэрик снова впихнул девочку в самую глубину ниши и метнул второй нож – в лицо центрального Спрута. Гигант играючи отбил атаку, и тогда Тэрик выступил из темноты. Сейчас же Спруты двинулись на него, грозно нацеливая клинки. Тэрик пятился, пока те не миновали укрытия принцессы. Затем без колебания развернулся и со всех ног бросился бежать, ибо против этой троицы у него не было и шанса. Они гнали Тэрика до самого бассейна и отстали только, когда он с отчаяния сиганул в водоворот – который уже раз за сегодня. Но теперь пенящейся сток вернул Тэрика обратно в трубу. А там исполинская струя снова подхватила его и безжалостно поволокла все ниже, ниже – в неизвестность.

Минуты спустя, полузадушенный, едва живой, Тэрик обвалился вместе с рассыпающимся потоком в черные воды Нижней Реки и с трудом выплыл, потерянно озираясь. Сбоку почудился выступавший над поверхностью валун – Тэрик рванулся к нему, обвис, цепляясь ватными руками за скользкие края.

И тут прямо над его головой демонстративно кашлянули. После чего мурлыкающий голос независимо произнес:

– Так ты хотел свидеться со староистинными? А что, могу устроить!

Подтянувшись, Тэрик разглядел на вершине светящийся силуэт Кошки и застонал обессиленно. Сегодня ему уже ничего не хотелось.


предыдущая глава | Железный зверь | cледующая глава