home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Конец интермедии


— Непойдунепойдутольконетуда! Давайлучшевонтудатамхорошо!

Зембус оперся на шест и зевнул на спрайту. На нее не подействовало. Фанта зависла на пути, раскинув лапки крестом, и преградила единственную на весь лес приглядную тропку.

— А в жбан? — терпеливо осведомился друид.

— Вжбанкакэтовжбанкаккак?

— А вот так. В этот самый жбан, — Зембус протянул руку и сунул узловатым пальцем в миниатюрную, но пухлощекую физиономию спрайты. — Прямо в этот жбанчик. А потом в мешок. А на привале испечь с яблоками.

— Утебяестьяблокиоткудапочемураньшенесказалдайяблокодайдай!

— Пошли. На привале чего-нибудь придумаем.

— Нетнеттольконетудадавайвобходнудавайдавайа?

Друид оглянулся на компанию. Кижинга был тут как тут, стоял ровной, хотя и взмокшей под тяжестью доспешного мешка статуей, дышал ровно и неглубоко, совсем необычно для тяжелого латника — те как правило сильны на взрыв, но скисают на получасе бега. За его спиной виднелся Хастред, прижимающий к груди корзину. Остальные маячили далековато, чтобы быть различимыми.

— И что будем делать? — поинтересовался Зембус. — Вот она тропа. Тропы, насколько я разумею, обычно хумансы и протаптывают. Стало быть, по ней пойти — как раз к хумансовым обиталищам и выйдем. А уж им до всего дело есть, и до карт, и до названий — объяснят, куда нас забросило.

— Если это ты мне, то имеешь полное мое одобрение, — ответствовал на это Кижинга. — Я по лесам ходок невеликий, но мысль насчет тропинки здравая настолько, что аж чудно ее слышать от существа с твоей рожей.

— И я согласен, — поддержал Хастред. — По тропинке бежать все-таки приятнее, нежели, как ты любишь, через кусты вприскочку. Штанов, опять же, жалко.

— Ненадотудатамстрашнострашнотаммывсеумрем! — взвилась спрайта, на миг замялась и поправилась: — Нувамточтовыбольшиевонкакиездоровыеаяточно!

Книжник печально вздохнул, передал через плечо:

— Дальше Фанта идти не хочет!

…а сам развернулся и осторожно поинтересовался:

— А если в обход, то долго?

Фантагурка озадачилась и принялась что-то высчитывать на пальцах.

— Похоже что навсегда, — предрек Зембус. — Может, правда в мешок? Или дать пинка, и пусть себе летит на все четыре. А то эти летучие никогда о нас, вынужденных идти понизу, не думают. Вот проложит курс через болота да овраги…

Спрайта опасливо откачнулась, не продвигаясь, однако, дальше по тропе.

— Чего встали? — проревел из хвоста колонны генерал. — Пришли уже? Пиво есть?

Шедшие перед ним поспешно раздались в стороны, и влекомый инерцией Панк, тяжело дыша, увесисто пробежался сквозь весь строй прямо на спрайту. Фанта коротко взвизгнула и метнулась с пути гоблина. Генерал проскочил мимо нее и еще некоторое время трюхал по тропе, гася скорость.

— Пива нет, — догадался он наконец, ухватившись на излете за случившийся рядом ствол и таким образом затормозив об него. — Так чего стоим, кого ждем?

Бегать генералу было не по чину, не по годам, да и не по нраву, однако сдаться на виду у всех и попросить снизить общий темп он никогда бы не согласился. Его лицо и шея от натуги побагровели, сжимаемый в руках шест и закинутый за плечо меч превратились в обузу, в груди хрипело и клокотало, а горло давно и безнадежно пересохло. Стыдно признаться, но сейчас генерал готов был польститься даже на воду или вовсе на эльфийские вина, которые по его глубокому разумению представляли из себя прокисший сок, выжатый из плохой закуски к пиву. Вспомнилась даже стародавняя, еще на заре офицерской карьеры, кампания в Замзибилии, где его раздробленное войско какое-то время шмыгало по местным мангровым лесам по грудь в воде, только и успевая отбиваться одновременно от аборигенов и хищников. Уж чего-чего, а жажды там опасаться не приходилось, в любой момент достаточно было надрубить стебель тростника посочнее и наглотаться вдоволь прохладной сладковатой полужидкости-полумякоти… Родной климат по этой части радовал куда меньше — не из елок же сердцевину, в самом деле, выдавливать. Небось не бобер.

— Неходитуда! — завопила спрайта, трагически простирая к генералу трясущиеся ручки. — Тамстрашнотамсмертьнеходинеходипойдемвокругнеходи!

— Отставить! — велел генерал, враз припомнив, что он тут какой ни есть, а командир. — А ну, говори толком — что там такое?

— Она и говорит, — терпеливо перевел Хастред. — Там страшно. Там смерть. Похоже, мы ненароком Вуддубейн нашли.

— Страшно, говорите? Правильной дорогой, это самое, следуем!.. Нам страшное дом родной, мы сами себе такое страшное, что куда уж дальше! А если еще и по пути… Ведь по пути же?

— А Стремгод его знает, — философски рассудил Зембус. — Дорожка есть — чего бы по ней не сходить? По себе знаю, в чужом лесу лучше без надобности не модничать, путей удобных не искать, лишних кругов не наматывать.

— А то что? — уточнил наивный Вово.

— А то нарвешься на парня вроде меня. Такого умного, доброго и красивого, что сразу помрешь от зависти.

— Идем, так идем, — решительно объявил Кижинга и протолкнулся вперед. Гоблинам только дай пофилософствовать, они тут чего доброго и лагерь разобьют, а ему страсть как не терпелось выбраться к людям. Не для того шел в паладины и справлял себе тяжеленные латы, чтобы мотаться до бесконечности по лесным тропам. Пора бы уже выбраться в свет, взять на копье этот стремгодов Хундертауэр и… Орк уже имел некоторое представление о том, что он будет делать дальше. Не последнее место в паладинских планах было отведено его королевскому величеству Минимусу. С совестью своей, намедни его не по-детски терзавшей, Кижинга примирился, покуда собирал детали доспеха, а вот мысль, что всеми нынешними невзгодами он опосредованно обязан этому жлобу в короне, свила в его разуме крепкое и комфортное гнездо.

Не успел генерал укорить себя за то, что не дал сразу команду на передышку, как орк рванул мимо него и вскорости пропал из виду на тропе. Едва переведя дух, за ним побежал Хастред, а появившиеся из хвоста процессии Чумп и Тайанне даже не замялись — как шли себе скорым шагом, рассуждая о природе магических ловушек и отмыкании их обыкновенной отмычкой, так и проследовали дальше, и оба ухом не повели на отчаянный щебет спрайты.

— Ухо, это самое, востро чтобы, — предупредил генерал Зембуса. — Эти все едино ни шиша не различат, покуда тот шиш им ноги не отдавит, а ты у нас известный лесовик, так что следи… какая ни дуреха эта крылатая, а тоже небось не на ровном месте паникует.

— Да я уж слежу, — друид указал верхушкой шеста куда-то в вершины деревьев. — Хотя пока все вроде тихо. Видишь — птицы? Всякая напасть, грозящая спрайтам, и их бы небось затронула… А им хоть бы хны.

— Мы тебя в обиду не дадим, — посулил Вово и протянул спрайте руку. — Ты садись ко мне, я уж точно любому рога посшибаю!

Фанта опасливо порхнула к нему, уцепилась за ворот пончо, потом, поджав лапки, вовсе уселась со всем комфортом, придерживаясь за ухо.

— Тысмотрисмотриатовдругвыскочитисцапаетменясцапает!

— У нас не сцапает. У нас вон, видишь, своя ручная страшила. Зовут генерал Панк, и всякого, кто не спрятался, он настраивает гномов мутузить. Ха, а гномы немногим крупнее тебя! Этой вашей спрайтовой погибели даже переучиваться особо не придется.

И Вово, подмигнувши генералу, тоже убыл по тропе.

Генерал с неудовольствием стукнул посохом о землю.

— Ты гляди, уж и этот сосунок острить начал!

— Что ж во главе-то колонны творится! — согласился Зембус. — Где самые злоязыкие. Ты не отставай, а то правда таких навербует, что весь Хундертауэр с землей сровняют. Между нами, спрайты только что безалаберные, потому угрозы не представляют, а бить их едва ли проще, чем нашего брата…

— Хошь сказать, вот эту мелкоту задастую не всякий гоблин еще и одолеет?

— Именно это и хочу сказать. Она тебя — ох вряд ли, но и ты ее скорее всего никак. Хотя ты вояка тот еще, помню я подземелье… Но попотеть придется даже и тебе.

Генерал озадаченно хлюпнул носом, стер рукавом заливающий физиономию пот. Тут же набежал новый.

— А могет у них быть супротив нас какое предубеждение?

— Думаешь, нарочно с пути сбивала?

— Ты мне скажи. Я этих мелких вообще только издаля и видел. Но вообще замечу с высот своего исключительного опыта, что чем мельче враг, тем более ему пристала засадная тактика и хитрые обходные маневры. Хотя ежели припомнить порвенирских скальных гигантов, кои ростом поболе тролля, так они тоже только из засады воевали, но это, сказал бы я, специфика местности, ибо по скалам не особо и побегаешь…

— Давай пошевеливаться, а? Занги знает, когда здесь темнеет, а с приходом темени я бы и по своему лесу поостерегся бегать.

— А, стремгодовы зверушки?

— Хо, стремгодовы… Лес, генерал, это тебе не абы какая ерундовина! Это, эльфийскими словами выражаясь — нету в гоблинском подобающих — социум сам по себе такой, что ни отнять ни прибавить. Схарчат твоих стремгодовых за милую душу и не подавятся.

— Эти самые мелкие и схарчат?

— Какой же ты все-таки тупой, а? Кто точно знает, какие именно его схарчили — тот уже никому не расскажет. Не отставай, а то узнаешь много лишнего.

— Эгей! Кто тупой? Я тупой?! А ну погоди, острый ты наш!

Однако Зембус уже унесся по тропинке, и генералу не осталось ничего иного, кроме как припуститься за ним следом, перехватив шест наперевес, как рыцарское копье, и в красках представляя, как догонит непочтительного колдуна и по-свойски обучит его субординации. Друид, однако, скорость развил приличную, и вскоре генералу пришлось ориентироваться только по струящейся под ноги тропе. Дыхание снова сбилось, пот устремился в глаза уже сплошным потоком, вынуждая трясти головой, деревья по обеим сторонам тропы слились в однообразные гобелены, а гулкое топание собственных сапог доносилось словно из далеких, отгороженных не одной стеной краев…

Короче говоря, к тому моменту как тропа кончилась, Панк уже окончательно потерял ориентацию в пространстве и наверняка закончил бы свой путь совсем плачевно, кабы Вово не тормознул его выставленной рукой. Генерал и сам по себе был не слаб, тем более с такого разгона, но лапища гобольда даже не дрогнула, когда отец-командир грянулся в нее всей грудью и навзничь шмякнулся на землю.

— Что творишь, вредитель? — просипел генерал, вытягивая гудящие ноги, однако, с большим удовольствием. — Сказать, что ли, трудно, что устали… давай, мол, привал! Я ж не зверь какой… Только вот ноги тому остроумцу выдерну… и попривальничать можно!

Никто ему не ответил, только мотнулась в поле зрения, перечеркнув красноголовой молнией высокое бледное небо, верещащая что-то свое Фантагурка.

— Что еще за… — недобро поразился Панк. — А где? А что?..

И с великим неудовольствием приподнял голову, дабы разобраться в ситуации.

Лежал он, как оказалось, в свежей травке на опушке леса. Приятно. Прямо по курсу наблюдался то ли овраг, то ли лощина, через нее — ветхий мост (тоже хорошо, не царское это дело — через овраги иными путями перебираться). А вот перед мостом громоздилась странная туша, словно слепленная из одних бесконечных суставов. Беспрерывно двигалась, подымаясь все выше, выстраивая себя из бесформенной кучи в грозное нависающее создание… Ни рта, ни клыков, ни щупалец у твари видно не было, но само ее текучее тело выглядело достаточно отвратительно, чтобы завопить и начать удирать, так что спрайту генерал вполне понял. Если бы не Вово, сам бы влетел в нее башкой! От такой перспективы даже гоблина продрало вдоль спины натуральным ледком, не заметил, как оказался на ногах и выдернул из-за плеча меч. С такими зверушками никогда не умел общаться иначе как железом — строевых-то команд они, как правило, не понимают.

Прямо перед тварью стоял, обратившись в статую, Кижинга. Мешок его валялся в сторонке, меч застыл над головой, занесенный двумя руками. Славно так стоял, не моргая и не дыша. Видел его в такой позиции на показательных боях, припомнил генерал. Может час простоять, а потом уберет меч и пойдет себе… и как ни следи во все глаза — а не поймешь, в какой миг успел полоснуть мечом, сбрив тебе клок волос или вовсе распоров ремень на портках. Хороший боец Кижинга, против такого никому встать не пожелаешь. Вот только противник ему на сей раз выпал такой, у которого не то что ремня — а и порток-то нету. И головы, чтобы сразу снять. И ничего нету, кроме бесконечной глыбы тела… или и не тела вовсе. Но орка это, похоже, не смущало — от него исходила такая мощная аура отрешенности, что даже безалаберные гоблины не лезли в драку, предоставив ему лично разбираться с напастью.

— Что за сволочь? — хмуро вопросил генерал у застывшей рядом эльфийки. Тайанне раздраженно дернула плечом. Она стояла нервно выпрямившись и держала посох на сгибе локтя, совсем нелепо с точки зрения бойца, но чудесным образом производила впечатление такого же, как Кижинга, застывшего в боевой стойке воина. Пальцы свободной руки сами собой сложились в щепоть, и присмотрись генерал повнимательнее, различил бы мелкие язычки пламени в глубине конструкции.

— А я знаю? Это тебя по свету поносило, а я все больше в читальных залах, и то не по этой части… Может, твой косматый знает? Вы, гоблины, на всякую пакость падки…

— Бежимбежимононасвсехсожретбежиииим! — внесла предложение Фанта, отважно задержавшаяся на самом краю леса, где начиналась только что покинутая генералом тропа.

— Да вроде нечем ему жрать-то, — осторожно заметил Хастред. — Пасти не вижу.

Спрайту это ничуть не утешило, но и шмыгать в лес в одиночку она решительно не собиралась — приплясывала над тропой и бросала отчаянные взгляды на безумных великанов, сцепившихся с самой воплощенной смертью.

Существо тем временем переросло в высоту Кижингу и разрасталось теперь в ширину, нависая над ним подобно раскинутым гигантским крыльям. Неизвестно, были ли у него глаза или оно руководствовалось иными органами чувств, но из всех рассыпавшихся по берегу целей оно безошибочно выбрало единственную и сосредоточилось на ней. Суставы твари перетекали из безразмерного основания в клобук с гнусноватым треском, вызвавшим у Панка желание рассказать очередную побасенку об одном незадачливом полковом костоправе.

— Ну и что, что пасти нету, — дрогнувшим голосом предрек Вово. — Подумаешь, пасть. У меня вон рот тоже маленький, почти что и нету его вовсе. А сожрал бы. И оно сожрет, вот как пить дать.

— Всех? — уточнил Чумп дотошно. — Или только орка?

— Орка точно, — вздохнул Вово. — Ну, а с нами — это как повезет. Тебя не догонит, мною подавится, друид поперек горла станет, Хастреда выплюнет, эльфой отравится…

— А анарала?

— А генерал его сам стрескает.

— Да чтоб я всякую гадость… — начал было генерал, но тут Кижинга обернулся к ним и, одним движением заправив катану в ножны, сварливо поинтересовался:

— Ну что, идем дальше или будем эту гадь на зуб пробовать?

Гадь за его спиной продолжала надуваться, распуская клобук, переливая в него все больше своих трескучих суставов, а орк безмятежно шагнул к мешку, подобрал его и взвалил на спину. В глазах его, старательно потупленных, играли веселые чертики гордости. Не каждый день замечаешь, пусть даже краем глаза, как отваливаются челюсти у взаправдашних гоблинов!

— А подраться? — не понял Хастред. — Я вон уж и топор достал!

И потряс азуреджем, действительно извлеченным из-за пояса.

— Ну подерись, — согласился орк снисходительно. — Гоблинам закон не писан, можно и после драки кулаками… или топорами.

— Давай-давай, — поддержал генерал (он хоть и не разглядел ничего, но прекрасно понял, что тут произошло). — Когда-то еще предоставится случай врезать такой штуковине, которая даже и в книжках не описана.

— Да ну вас, ей-Занги, — обиделся книжник. — Я серьезно, со всей, можно сказать, душой, страстью и даже героизмом, а вам все хаханьки!

И затолкал топор за пояс. Посмешищем работать он очень не любил — особенно для офицеров. И эльфиек приятной наружности.

Треск меж тем усилился, а основание твари наконец исчерпалось, сойдя на тонкую грибную ножку. Перегруженная же шляпка чудовищного гриба опасно затряслась (Тайанне взметнула руку с разгорающимся в ладони огнем, но генерал небрежно хлопнул ее по локтю, сбивая прицел) и… развалилась надвое. Крови внутри ее не оказалось, только отвратительные на вид узлы синеватых мышц и каких-то то ли костей, то ли хрящей. А затем одна половина, отвалившись набок, кувыркнулась в обрыв, а вторая вновь осела бесформенной грудой и расползлась в толстую полужидкую лужу.

В воцарившейся тишине тихонько присвистнул Зембус.

— Напомни-ка мне с тобой не задираться без особой надобности!

— А если будет надобность? — орк сверкнул зубами. Когда-то еще повторится триумф — надо ковать железо, пока есть возможность!

— А если будет, то придется тебя почтить знатными поминками. Между прочим, ты крепко ошибаешься, ежели полагаешь что ее уложил. Жизни в ней на целый оркский клан, отсюда чую.

По полутуше прошло конвульсивное содрогание, она словно бы попыталась взбурлить и подняться в гриб снова, выворачиваясь наружу рассеченным нутром. Зрелище получилось преотвратное, да еще и пахнуло из разрубленной туши настолько густым смрадом, что замутило даже Вово с его железным желудком.

— Уберите ее!.. — простонала эльфийка, только и успев отвернуться, прежде чем ее безжалостно вывернуло наизнанку. Кижинга сунул в тушу шестом, сдвигая ее к обрыву, но как только конец шеста коснулся твари — бесформенное тело мигом обрело подвижность и, резко всплеснув, обрушилось на добычу. Суставчатая масса облепила шест, словно пытаясь заглотить его, и поползла выше. Орк проворно отпрянул к самому концу шеста, не прекращая отпихивать тушу (мысленно восславил генеральскую гигантоманию, мог бы ведь сделать коротенькие посохи, только чтобы опираться, так сейчас бы эта мразь целиком дерево накрыла и еще руки оттяпала). Дерево под руками затрещало, опасно прогнулось, Кижинга уже представил, что сейчас придется унизительным образом уступить шест и вовсе отскочить в сторону, открывая прицельную линию для магической поддержки и прочих генералов… Но тут в два шеста вмешались Зембус и Вово. Шест друида, сунутый так же, торцом, тварь тоже захватила и поползла по нему вверх, но Вово поступил умнее — отбортовал Кижингу мощным бедром, взмахнул своим шестом как палицей (смекалистый друид проворно выпустил посох и бросился на землю, пропуская над головой с ревом рвущий воздух комель) и что было сил наподдал им по туше. Монстра сняло с належенного места и зашвырнуло далеко в овраг, где он, судя по смачному шлепку, улегся уже надолго.

— Вот и все дела, — выдохнул слегка побледневший гобольд. — Фух! Ну вы, честное слово, как дети малые! У нас под землей таких пруд пруди, оозами зовутся, только наши пожиже малость. Кто ж их мечами-то?..

Кижинга, в отличие от Зембуса так и не выпустивший свой шест, вернее то что от него осталось, с великим интересом этот остаток осмотрел. Целыми остались только последние два фута, которые так и не успели побывать внутри твари. Остальное казалось побывавшим в котле с кислотой, изъедено было до дыр, самый конец вовсе растворился, а когда орк на пробу ткнул посохом в землю — дерево мягко, без треска, смялось в гармошку и переломилось сперва в одном, потом в другом месте.

— Вот зараза, — дрогнувшим голосом выдавил орк, отшвырнул в овраг остаток шеста и, содрогаясь от недоброго предчувствия, вытянул из ножен меч. Клинок, к величайшему его облегчению, был чист. Да и то — зря ли столько лет тренировался, рассекая подброшенные в воздух бурдюки с водой накрест с такой скоростью, что клинок не успевал намокнуть…

— А как вы с ними под землей управляетесь? — полюбопытствовал Чумп, вытягивая шею, чтобы разглядеть дно оврага. — Помню я те коридоры — не размахнешься такой-то дубиной.

— Все бы вам драться! Они обычно не трогают, если не наступить. А уж ползают вовсе медленно. Но это странное какое-то, узластое, мышцастое… И, по-моему, гнилое внутри, вон как рыжую корежит, словно на дохлятину недельную напоролась!

Лопатки пришедшей было в себя эльфы задергались с новой судорожной силой. Вово сочувственно засопел, отложил посох, открыл отставленную на время потасовки корзину и вытащил из-под рыбы одну из бутылок.

— Правильное решение, юноша! — одобрил генерал, выдрал у него емкость, выдернул из горлышка деревянную пробку и на совесть приложился. — Фу ты! Это что? Это точно пьют? На, страдалица, это навроде аперитива, для тебя самое оно.

Занюхал поглощенное пропахшей рыбой этикеткой и всунул бутылку в слепо шарящую эльфину ладошку. Тайанне, из последних сил извергающая уже даже не жидкость (а ничего кроме нее в желудке не имела уже давно), но пустой воздух, собралась с силами и втянула в себя приличный глоток. Глаза ее немедленно вылезли из орбит, а бутылка вывалилась из пальцев — хорошо, что бдительный генерал поймал.

— Ах ты поганец!.. — выдавила эльфийка, исступленно хватая ртом воздух. — Все тебе шуточки!

— Какие шуточки?! — струхнул Панк, заглянул в бутылку, недоуменно пожал плечами, сам глотнул еще разок. — Что не так?

— Это… говоришь… аперитив?

— А разве нет? Вообще, не силен я в ваших эльфских терминах, но вроде он…

Хастред выдернул у него бутылку, осторожно отхлебнул, перекосился и вернул посуду.

— Абсент, ты хотел сказать?

— Подумаешь, разницы-то! — независимо отмахнулся генерал. — Пьется и пьется, хоть компотом обзови. Давайте-ка подыматься! Не ровен час та гадюка обратно выползет. Я как командир толковый начинаю смекать, почему друид боится в лесу ночевать, хоть штаны ему меняй.

— Себе поменяй, — посоветовал Зембус с достоинством. — Надо же, смекать он начал! Еще чуть, и вовсе своих от чужих начнешь отличать. Пошли дальше? Оно и в овраге не сдохнет, это уж как пить дать.

Хастред и Чумп подхватили под локти безудержно кашляющую эльфийку (та позволила поднять ее на ноги, но затем вывернулась из гоблинских пальцев и, покачиваясь, двинулась к мосту сама), а Кижинга первым ступил на покрытое мхом дерево и скривился, заслышав его скрип. А скрипело знатно!

— Да по нему не ходили уже сколько лет! — буркнул орк, слегка притопнул по настилу, вызвав осыпание гнили по всей длине конструкции. — Куда-то еще выведет!

— Тамтамживутбольшиеживутточнотам! — доложила Фантагурка, снова вернувшаяся в строй и ныне взирающая на Вово с благоговейным трепетом. Потерла пушистую макушку и неохотно поправилась: — Гдетотамдадавтойсторонеточно.

Кижинга выразительно фыркнул и, развернувшись, побежал через мост. Подгнившие доски под ногами скрипели жалобно, опытный орк несся, ставя ноги так, чтобы каждый раз ступать сразу на две смежные доски, перемахивая за каждый шаг по три-четыре, по сторонам не глазел, за перила — еще чего! — браться и не думал, и миновал мост самым благополучным образом. Почему-то ожидал, что на другом конце моста его встретит еще одно чучело вроде предыдущего, даже приготовился показать, что и мечом с такой тварюгой можно немало сотворить, если подходить с понятием вместо понтов… Но нет, за мостом было тихо и покойно, как на кладбище, а уходящая дальше в лес тропа хоть и подзаросла, но выглядела вполне проходимой.

И снова потянулись по обеим сторонам бесконечные деревья. По безмолвному согласию растягиваться больше не стали, шли тесной кучкой, благо ширина тропы позволяла двигаться по двое, а после и по трое в ряд. Эльфийка повисла на плече Хастреда, вяло перебирая ногами и помаленьку избавляясь от вяжущей слабости. Зембус пристроился к лидирующему орку и завел преисполненный живейшего интереса разговор насчет фехтовальных манер, имеющих хождение на севере Дримланда. Уязвленный давешним происшествием Кижинга поначалу зло отрявкнулся в том смысле, что учись не учись, а против большущей дубины, похоже, как не было приема от веку, так и не появилось — и друид не нашел, чем возразить. Зато рядом незаметно объявился Чумп, послушал несколько минут их препирательства и ненавязчиво вмешался с лекцией об исторических корнях различных боевых традиций.


Интермедия | Хундертауэр | Рассказ Чумпа