home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Выдержка из мемуаров Хастреда Копошильского, видного гоблинского хрониста, обнаруженных через много лет после издания в одной частной библиотеке, а до тех пор пребывавших в статусе книги еретической из-за великого множества содержащихся в ней разоблачений.

«Бытуют в обществе нынешнем презабавные слухи о том, как возродилась в Дримланде сгинувшая было в безвестности Марка гоблинских Кланов. И какие только версии на сей счет не выдвигают затейники! Уж конечно, каждый, кто чином повыше городского золотаря, этую заслугу норовит приписать себе; а превраждебные гномесы так и вовсе состряпали теорию, из коей следует, что вся эта история была ими просчитана и проплачена наперед. Мол, когда в мире стало мало гоблинов, жизнь гномская стала чересчур спокойной, чреватой набором лишнего весу и разорительной в ракурсе строительства все новых и новых деньгохранилищ. И, стало быть, мы, гоблины, им должны еще и по этому поводу.

Так скажу вам со всея ответственностью — не верьте этим вредоносным домыслам! Уж я-то доподлинно знаю, как состоялось то памятное возрождение, ибо волею судеб принял в нем самое деятельное участие.

Началось все с генерала Панка, конкретного гоблина, мужичины великовозрастного, облеченного немалыми воинскими заслугами, адекватного как переперченная колбаса и целеустремленного, как дварфийский хирд. Пришла ему на старости лет блажь посетить родину, а именно — последний гоблинский форпост, рекомый Хундертауэром (это что, в старые добрые времена и похуже бытовали названия). Однако же вместо ожидаемого приема с пивом и… и пивом? Не возьмусь измерять своим культурным мерилом офицерскую фантазию… выхватил генерал трендюлей не столь болезненных, сколь обидных, ибо выдала их свита гнома Тиффиуса, нынешнего хундертауэрского градоначальника. Вот тут-то и прихватил нашего генерала за живое социальный вопрос, именно же: с какого такого зангиного благоволения в стенах некогда неприступного гоблинского бастиона хозяйничают гномы, исконные наши супостаты? По сути, многого генерал не желал — желал он только намять бока одному конкретному гному, многовато на себя принявшему; но желал с такою неподдельной страстью, что ухитрился вкруг себя сплотить немало видных личностей.

Так, первым делом примкнул к нему Чумп, гоблин ущельный. Многое можно о нем рассказать, благо знаком он мне с босоногого детства… Но, пожалуй, не буду, не то на всю жизнь себе испорчу репутацию, ибо создание добронравное такими знакомствами себя пятнать не будет. Из достоинств в Чумпе отметить можно одно: его недостатки частенько обращаются против наших общих недругов. Чем его подкупил генерал, дабы заставить принять участие в своем предприятии — по сей день для меня великая тайна. Разве что попросил не влезать, и Чумп полез из врожденной вредности.

Далее ангажирован был Вово, парнишка всем хороший, единственно что прожрушный до полного отрядного отчаяния. В папы его угораздило отхватить глубинного кобольда, по маме же он приключился горный гоблин; почему сей гремучий декокт не грохнул до той поры, покуда генерал не приставил его к производственным нуждам, мне обратно же неясно. В плечах Вово был таков, что объезжая его верхом, коня запалишь, силою подобен трибе троллей, разумом — вязанке хвороста, а характером — чудо-зверю байбаку, лишения переносил стоически, но благодушием порой повергал нас всех в тягостные раздумья.

Следующей генеральской находкой оказался Зембус, который в налоговой декларации стойко объявлял себя малоимущим друидом, однако же на поверку оказался воином на изумление самому генералу. Определенную сложность в жизни доставляло ему лесное происхождение: гоблины лесные, в отличие от нас, честных горных, славны коварством нравов и даже некоторой зловредностью. Но, к чести Зембуса, о нем сказать могу только доброе. Единственно, при виде пауков он трясся с пылом мало не гномьим, зато елки и особенно дубы его явно за своего принимали на всем протяжении наших странствий.

Страшно подумать, каких дров наломала бы эта бригада, но тут им, по счастью, подвернулась личность, перечислять достоинства которых мне не позволяет только природная скромность. Я в ту пору совсем было отошел от дел адвенчурных, которых успел накушаться ранее, и наслаждался мирным существованием образованного существа (то есть, пытался не протянуть ноги в противоборстве с этим косным миром, в котором по сей день выше ценится длина рук, нежели извилин). Однако появление сразу четырех братьев-гоблинов в родной Копошилке, где и с одним-то не разойдешься, не разнеся полгорода, не прошло мимо. Повелся я на всесокрушающую харизму генерала, чего уж греха таить. А поди не поведись на суление мировой славы, особенно когда потрясает этими посулами сам генерал Панк! Тем более что оказалось потребно всего лишь проводить генеральскую братию до постоялого двора, а там уж понеслось — захочешь, не отвертишься. А был я в ту пору молод, преисполнен самых романтических взглядов на жизнь, перу при каждом удобном случае предпочитал топор и имел глупость полагать, что громкая слава имеет какое-то отношение к личному счастью.

На мне гоблинское поголовье генеральского отряда закончилось, и дальше личности пошли уж вовсе неожиданные. Так, примкнула к нам — не смейтесь! — эльфийская магичка Тайанне Эйрмистериорн (два часа фамилию из пачпорта переписывал!), с неотразимой генеральской подачи проникшаяся гоблинскими народными ценностями. Злобственность этой особы быстро вошла в поговорку в наших узких кругах, и я затрудняюсь определить, кроется ли ее причина в эльфийском происхождении, загадочной женской природе или же глубокой физической несостоятельности на фоне приличных гоблинов. Однако же польза от нее концессии вышла достаточно значимая. Помимо неоценимой магической поддержки, Тайанне привнесла в нее летучий корабль папаши своего Альграмара, знатного эльфийского архимага, который очень кстати пришелся в сложившихся на тот обстоятельствах.

И, наконец, в последний миг в нашу живописную компанию влился орк Кижинга, бывший генеральский сослуживец, а по нынешнему своему социальному статусу — отставной паладин. Я так и не понял, то ли его кинули наниматели, то ли он кинул нанимателей, но всю дорогу он козырял лыцарскими принципами, немало этим забавляя честных гоблинов и Чумпа. Воитель он впрямь оказался редкостный, да и по части иных лыцарских добродетелей не потерялся, так что коллектив дополнил весьма достойным образом.

Надобно отметить, что возмущения вокруг генерала возникали словно бы и сами собой. Вроде и прошло-то менее недели с той поры, как сунулся он в ворота Хундертауэра; однако к тому моменту, как мы выступили на его штурм, помимо гномов в финальной точке маршрута, обнаружилась и проблемы более насущные. Местные гзурусы, племя в двести боевых кепок, жестоко и неоднократно генералом изобиженное, завели себе целью отомстить; вдобавок же родитель нашей взбалмошной эльфийки, как оказалось, вовсе не намерен был прощать ни вольнодумство дочурки, ни похищение его летучей яхты…

Сейчас, из безопасного отдаления, я не на шутку удивлен легкостью, с какой в ту пору совершались безрассудства. Но в ту пору природное здравомыслие и житейскую мудрость мне заменял щенячий восторг, море казалось по колено, и впридачу, как сейчас помню, лезла в голову всякая ерунда в таком вот духе: во глубине континента бушуют страсти…»


ГЛОССАРИЙ | Хундертауэр | * * *