home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



27 сентября 1999 года

Она назвалась Беттиной Бедфорд. Какая им разница? Служащий отеля взял деньги через пуленепробиваемое окошко и взамен просунул ей ключ. Это был очень дешевый номер, окрашенный серой краской, какой красят обычно военные корабли. Ни одного окна, запах дезинфекции. Мимо ее двери проходили потрепанные пожилые мужчины, они ощущали ее присутствие, но не решались приставать. От скуки она делала приседания, перечитывала обрамленные в рамку инструкции на случай пожара, висевшие на двери. В кладовке поискала метелку, но обнаружила только пустое красное ведро с трафаретной надписью ПОЖАРНОЕ. Заправила кровать, послушала сонное бормотание мужчины в соседнем номере, почистила зубы ниткой. Обнаружила, что началась менструация, выстирала мылом нижнее белье в крошечном умывальнике. Пару раз осмелилась выйти на улицу совсем ненадолго, чтобы купить еды и газету. Пыталась понять смысл редакционной статьи, но не смогла сосредоточиться – на душе было тревожно. Я никто, говорила она себе, я одна.

… Увидев страшную фотографию Рика, она поспешно собрала вещи, прихватив свое черное платье. Посмотрела, нет ли кого напротив дома. Впрочем, в три часа ночи не разглядишь, кто сидит в припаркованных машинах. Ей нужно было рискнуть, она выскочила на улицу и пустилась бежать, пока не поймала такси. Попросила водителя высадить ее у «Джим-Джека». Кристина начала отчаянно колотить в дверь, наконец ночной сторож ее услышал. За двадцать долларов он разрешил ей провести остаток ночи в кладовке, где она соорудила ложе из четырех сорокафунтовых мешков с сахаром. Заснуть не смогла, а утром уволилась, получив наличными девяносто три доллара пятьдесят шесть центов, и отправилась на такси в даун-таун. На три дня денег хватит.

Ее единственными ценностями были мобильный телефон психопата Рауля, которым она еще ни разу не воспользовалась, и визитка Чарли. Что же делать? Связаться с матерью? Но кто знает, когда она вернется? Устроиться официанткой в другое место? Она не называлась своим именем с тех пор, как вышла из тюрьмы. Тем не менее люди Тони Вердуччи ее разыскали. Купить автобусный билет во Флориду? Скорее всего, именно бунгало ее матери будет первым местом, куда отправятся парни Тони. Может, они уже там и поджидают Кристину.

Я начинаю сходить с ума от этих мыслей, подумала она. Отыскала в сумке фотографию однорукого Рика и с прежним ужасом стала рассматривать ее. Он не выглядел сломленным. Таким уродился, никогда не признавал себя побежденным, даже в самой безвыходной ситуации. Возможно, они его убили. Очевидно, думали, что он знает о коробках с деньгами, которые она похитила тогда из грузовика. Но Рик ничего не знал: она никому и ничего о деньгах не рассказывала. Еще раз посмотрела на снимок – как же он настрадался! Если они сотворили такое с Риком, то что они сделают с ней?

Мне необходим Чарли. Возможно, это выход. Он был добр и порядочен, их близость, возможно, что-то для него значила. Чарли сказал, что хочет увидеть ее, когда вернется. Если она продержится до его возвращения и объяснит ему ситуацию, хотя бы коротко, он проявит сочувствие. Она попросит немного денег – взаймы, – чтобы на время уехать из города. Ведь денег у него много. Если он захочет переспать с ней, она не откажет ему. Он ей нравился.

А пока, возможно, ей удастся продать мобильник психопата Рауля. Она достала телефон и включила. Мобильник работал. Может быть, Рауль и не заметил, что телефон исчез. Она знала, что проследить звонок с мобильника гораздо сложнее, чем с обычного телефона. Можно лишь предположить, откуда звонили последний раз. Лежа в постели, она набрала службу погоды. Потом позвонила в справочную. Потом матери. Как и прежде, никто не ответил. Но когда включился автоответчик, у нее возникла идея: «Мама, как жаль, что я тебя опять не застала. Я тут встретила фантастического парня, о котором хочу тебе рассказать. Мы с ним встречаемся сегодня в час дня в ресторане «СоХо Гранд». Это очень крутой отель в центре. Я купила себе чудное зеленое платье. Я ужасно нервничаю. Перезвоню после ланча и расскажу, как все прошло», – с радостью в голосе сообщила Кристина.


Два часа спустя в черных очках и бейсболке (отнюдь не в зеленом платье, откуда бы ему было взяться) она стояла на углу Западного Бродвея и Гранд. Отель располагался на другой стороне улицы всего в одном квартале. Сейчас я проверю, – говорила она себе. Если кто-то прослушивает телефон матери, тогда, возможно, клюнет. Тони обычно поручал такого рода работенку телефонным монтерам, тем, кто играет и имеет большие долги. Они у него на службе.

Она натянула кепку на глаза. Если они верны своим правилам, то приедут заранее и будут поджидать внутри у входа. Без пятнадцати час подкатил новехонький «линкольн», из него вышли двое громил в костюмах. Она заметила, как один из них сунул швейцару деньги и кивнул головой в сторону своей машины. Похоже, что они. Скорее всего, они. Потом парни вошли в отель.

Она прошла мимо машины, запомнила номер и по телефону на углу связалась с полицией. Когда ответил диспетчер, она сообщила: «Напротив «СоХо Гранд-отеля» стоит голубой «линкольн седан», какие-то мужчины что-то выгружали из багажника. Я как раз была рядом и видела, что мужчины выгружали из багажника скорострельные винтовки». Кристина назвала номер машины и услышала, как дежурный распечатывает ее сообщение. «Автоматическое оружие в голубом «линкольне таун кар» последней модели, – повторила Кристина, – пожалуйста, проверьте».

Она пошла в кафе на другой стороне улицы и заказала ланч. Через несколько минут подкатила полицейская машина и встала рядом с «линкольном», заблокировав его. Из машины вышли два полицейских и стали осматривать «линкольн». Швейцар, который успел сориентироваться и переметнулся на сторону полиции, указал на отель. Один из полицейских стал говорить в рацию. Кристина вышла из кафе и отправилась в свою нору.


Эта проделка развлекла ее. Вернувшись в свою комнатушку, она стала выдумывать, что бы такое еще сделать. Я знаю наверняка, что Тони меня разыскивает, подумала она. Мне необходимо время для маневров. Хотя бы день или два. Чем бы разозлить этого мерзавца и отвлечь от моей персоны? Вывести его из равновесия? Она встала перед зеркалом, расчесывая волосы и размышляя. Затем взяла телефон психопата Рауля. Номера Тони не было в телефонной книге Лонг-Айленда, что не удивительно. Тогда она позвонила в епархию архиепископа Нью-Йорка и сказала, что она двоюродная сестра миссис Тони Вердуччи, с которой давным-давно не виделась. Их тетка умирает, так не может ли церковный офис дать ее телефон! Необходимо связаться с миссис Вердуччи немедленно. В епархии принялись искать номер. Оказывается, его у них нет, но могут предложить адрес. После этого Кристина позвонила в местную пожарную службу, дала адрес Тони и пожаловалась, что чувствует запах газа. Пожалуйста, приезжайте немедленно! Потом набрала номер главного офиса трех крупнейших региональных цементных компаний и спросила у секретаря имена их президентов. Кристина представилась руководителем нового гольф-клуба в Долине саранчи. Не заинтересует ли их приглашение на открытие клуба? И тут все получилось. Потом в одном из гангстерских ресторанов, находившихся в районе Маленькой Италии, забронировала места на эти три имени. Счет попросила послать на адрес Тони Вердуччи. В офисе Пола Бокка в Стейтен-Айленде сказала его помощнице, что у нее есть сообщение от Тони: фотографии братца Рика вышли просто замечательно. Очень четкие. Пожалуйста, немедленно позвоните Тони. Хотите, я это сделаю сама? Какой его домашний номер? Помощница не знала, но дала один из тех, что у нее были. Да, я записала телефон, благодарю вас.

Позвонив в местный офис налоговой инспекции, она раздобыла таким образом имя оперативного сотрудника, мистера Закса. Понятное дело, до служащих этой конторы дозвониться невозможно. Но оставить сообщение труда не представляло – что она и сделала. Сказала, что звонит по поручению Пола Бокка, дипломированного бухгалтера, представляющего интересы Тони Вердуччи. Мистер Вердуччи хотел бы обсудить свой запрос о налоговой амнистии. Пожалуйста, позвоните по следующему номеру – и назвала номер телефона, который ей дала секретарша Бокка. Потом дозвонилась до Тони. Ему было заявлено, что звонят из офиса мистера Закса, оперативного сотрудника налоговой инспекции. От мистера Бокка поступило сообщение, что мистер Вердуччи хотел бы обсудить вопрос о налоговой амнистии. В офисе будут ждать его звонка по такому-то номеру…

Что ж, выходит все очень забавно, сказала себе Кристина. Остается позвонить в похоронную контору на Норс-Шор поблизости от дома Тони. «Наша семья понесла утрату, – произнесла она гробовым голосом. И сообщила адрес, полученный в епархии. – Пожалуйста, пришлите своих служащих, позвоните в дверь и ждите на улице». Все будет сделано, послышался в ответ сочувствующий голос, уже выезжаем.

В задумчивости она начала ходить взад и вперед по комнате. Этого мало. Она позвонила в региональный офис ФБР и оставила сообщение для агента Дафти: она дочь Тони, который находится в состоянии депрессии. Не исключена попытка самоубийства. Возможно, Дафти захочет поговорить с ним кое о чем? Она повесила трубку и поискала в сумке блеск для губ. Провела им по губам. Потом опять позвонила в офис Пола Бокка и измененным голосом, имитируя свою мать, сказала, что звонят из ФБР, попросила связаться с агентом Дафти при первой же возможности. И оставила его номер.

В офисе Чарли к телефону подошла секретарь.

– Ваше имя?

– Мелисса Вильямс.

– Да, мисс Вильямс, мистер Равич прибыл вчера.

Вот это сюрприз.

– Я полагала, что его поездка продлится дольше.

– Мы все так думали. Иногда деловые встречи проходят гладко и заканчиваются ко всеобщему удовольствию… Он оставил мне инструкции на случай, если вы позвоните. Встреча назначена на семь часов вечера сегодня в «Пьер». На ваше имя зарезервирован наш корпоративный номер, если вы желаете им воспользоваться. Мистер Равич позвонит вам из холла. Вы самолетом?

– Да, – ответила Кристина.

– Прекрасно, я вышлю автомобиль встретить вас в аэропорту.

– О, благодарю вас, пожалуйста, не беспокойтесь, – сказала Кристина. – Я доберусь до города самостоятельно, хотя очень ценю ваше предложение. Мне приехать в отель около шести?

– Ключ от номера будет ждать вас на ресепшен. Ваш номер оплачен.

– Хорошо.

– Мистер Равич позвонит вам из холла в семь.

– Благодарю вас, – сказала Кристина. – Благодарю вас, благодарю вас.

У нее осталась всего одна сигарета. Как хочется курить, подумала она. Я влюблена в сигареты, они делают меня счастливой. Сначала попробую еще раз позвонить матери. Она опять включила телефон психопата Рауля и набрала номер. Представила себе, как в розовом бунгало трезвонят два телефона. Ее мать в брюках со стрелками и свитере надевает очки, чтобы ответить на звонок. Одна из странностей матери. Кристина подождала, но включился автоответчик, и она повесила трубку. Опять ее нет дома. Отправилась в поездку? А может быть, заболела или даже в больнице? Миссис Нехта, ближайшая соседка, должна знать: не было дня, чтобы они не заходили друг к другу во двор. Она позвонила в справочную, узнала номер телефона. У Тони нет никаких причин, чтобы прослушивать телефон соседки.

– Миссис Нехта, это Кристина Уэллес. Я бы хотела справиться о своей матери.

– О твоей матери?

– Да, – сказала она с тревогой. – Где она?

– С ней все в порядке, дорогая. Я ее видела день или два назад. Впрочем, может, и неделю назад. Ты знаешь, скорее всего, она отправилась в одну из своих экспедиций.

– Как она вообще?

– Думаю, что неплохо, Кристина. Она много катается на велосипеде.

– А старая отцовская машина все еще в гараже?

– Что?

– Отцовский старый голубой «мустанг», который в гараже.

– О, думаю, она его продала.

– Что? – У Кристины перехватило дыхание.

– Твоя мать дала объявление в газету, пришел человек и сказал, что купит машину.

– Он забрал машину? – крикнула Кристина. – Купил ее?

– Он приехал на погрузчике, мы с твоей матерью как раз стояли на улице.

– А что случилось с вещами в машине, с коробками и всем остальным?

– Точно не знаю. Твоя мать сказала, чтобы он все забрал.

– Не может быть.

– Там были разные запчасти, которые насобирал твой отец, не так ли? Банки с машинным маслом и все такое прочее, я думаю.

– Вы уверены, миссис Нехта?

– Да.

Кристина поблагодарила миссис Нехта и повесила трубку, чувствуя себя раздавленной. Закурила злополучную последнюю сигарету, руки у нее тряслись. Сигарета упала на пол и продолжала дымиться. Все, что у меня осталось, это Чарли, подумала она, свидание с ним – последняя моя надежда.


24 сентября 1999 года | Форсаж | Поселок для пенсионеров Виста-дель-Мар Принстон, Нью-Джерси