home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



4

Никишин переночевал у Афанасьева. С утра они отправились в отдел кадров механического завода, наиболее крупного предприятия в Красногвардейске. Там вместе с начальником установили всех уволившихся в последние полмесяца. Таких оказалось около десяти человек. Не мешкая стали проверять их по месту жительства. К полудню едва справились с половиной. Все уволившиеся уже работали на новых местах и уезжать из Красногвардейска не собирались.

Никишин этим не удовлетворялся. После каждого посещения он разыскивал председателя домового комитета и подолгу расспрашивал обо всех, кто пьет, кто судился в прошлом, кто чем занимается в нерабочее время.

– Ты меня спроси, – предлагал ему после тягучих разговоров Ефим Афанасьев. – Я побольше ихнего знаю. Чего тут лясы точить? Давай тех искать, которые уехать собирались или уехали.

– А мы их и ищем.

Обошли всех, но так ничего и не узнали.

– Поедим? – спросил Афанасьев.

– Надо, – мрачно согласился Никишин.

После обеда засели в поселковом Совете возле телефона и стали звонить во все организации. Ефима Афанасьева знали всюду, к беспокойной службе его давно привыкли и поэтому, не спрашивая зачем, давали нужные справки. А вопрос ко всем был один: кто третьего дня уезжал в командировку?

Нашли одну – девушку из аптеки, ездившую в Свердловск с какими-то документами. Через полчаса Никишин и Афанасьев уже сидели с ней в маленькой комнатке заведующей аптекой.

– Когда вы пришли на вокзал? – спрашивал Никишин.

– Около часу ночи.

– Не приметили среди пассажиров, ожидающих поезд, двух парней?

– Там много было разного народу. Я пришла не одна, поэтому по сторонам не особенно заглядывалась.

– С кем вы были?

– Ну… – она замялась на мгновение, – с молодым человеком. Идти ночью одной…

– Я не об этом, – остановил ее Никишин. – Нам, например, известно, что в это время в зале ожидания двое парней распивали водку на виду у всех. Сидели на скамье возле печки.

– Этих видела, – ответила она просто.

– И ваш молодой человек видел?

– Конечно.

– Парни те уехали?

– Не приметила. Я за ними не следила. Мы вышли на перрон раньше.

– Багаж-то был у них? – вмешался Афанасьев.

– По-моему, что-то вроде вещевого мешка у одного. – И уже увереннее: – Конечно, вещевой мешок. Когда мы шли на вокзал, так они обогнали нас по дороге, и у одного за плечами болтался вещевой мешок. Мой Андрюшка еще сказал на вокзале…

Она покраснела и смутилась, но Никишин не обратил на это никакого внимания.

– Что сказал ваш Андрюшка?

– Ребята те выпивали, у них на газетке пирожки лежали, ну Андрюшка и посмеялся: они, дескать, не на поезд спешили, а в буфет.

Никишин с Афанасьевым переглянулись. Это встревожило девушку.

– А что случилось? – спросила она взволнованно.

– Мы выясняем обстоятельства одного происшествия, к которому вы не имеете отношения, – успокоил ее Афанасьев. – Вот и интересуемся у тех людей, которые в ту ночь уезжали, что они приметили необычного.

– А необычного ничего не было, – сказала она.

– Где они вас обогнали? – опять спросил Афанасьев.

– На шоссе. Понимаете, сзади мы их не видели, а потом вдруг они нас обгоняют. Я еще удивилась.

– Может, они из боковой улицы выбежали?

– Вполне вероятно. Там как раз проулок, который ведет к пруду.

– Так, так, – оживился Никишин. – На вокзале вы тех парней узнали, а раньше в поселке видели?

– Нет.

– А ваш Андрюша?

– Наверное, лучше спросить у него…

Андрюша, провожавший девушку из аптеки, оказался веселым и благодушным пареньком с механического завода. Когда ему напомнили события, он повторил то же.

– Парней знаете?

– Нет, – твердо ответил он. – Я все свободное время пропадаю в нашем клубе, но их не видел ни разу. Одно могу сказать точно: не с нашего завода.

Никишин настоял на том, чтобы еще раз сходить на вокзал.

– Поговорим с кассиршей из билетной кассы.

Кассирша ответила сразу на все вопросы.

– Я через это окошечко, дорогие товарищи, – она показала крошечное отверстие в стене, – едва голос-то живой слышу. Чего я могу увидеть?

Афанасьев утянул Никишина в буфет. Он сел за столик, стоявший в сторонке от буфетной стойки, и поманил пальцем буфетчицу.

– Что, товарищ Афанасьев? – подсела она с удовольствием,

– Дело-то серьезное, Фая… Вчера ты говорила, что тех ребят в поселке видела. А где, не припомнишь? Или – с кем?

– В магазине видела. Тоже водку брали. А еще: знаешь Катьку из столовского буфета? Толстая такая…

– Ну, знаю.

– Вроде бы с ней одного-то встречала. Давно, правда.

– Хоть бы одежду его приметила, а то как спрашивать-то?

– У него голос хриплый, – сказала она.

– Ладно, попробую…

Попытка что-то выяснить у продавщицы магазина кончилась ничем.

Афанасьев, прежде чем спросить о парнях, сказал, что у одного голос хриплый. Но примета оказалась недостаточной.

– Которые водку часто берут, у тех у всех и рожи одинаковые, и голос пропитый, – только и ответила ему.

– Никакого просвета! – подосадовал Никишин, выйдя из магазина.

– Погоди, – успокоил его Афанасьев. – До всего доберемся. Разве в Красногвардейске что утаишь? Только подумать надо не торопясь…

Перед ужином Афанасьев достал из буфета пол-литру. Не спрашивая Никишина, налил в два стакана.

– Держи.

Когда ели, сказал как решенное:

– Ты сегодня или завтра, Никишин, поезжай в паспортный стол и узнай, кто за последние две недели из Красногвардейска выписался. Помнишь, Файка сказала, что прощались, уезжали совсем. Может, правда. А может, один уезжал, другой провожал. Черт их знает! Аптекарша другое приметила: один вещмешок. Вишь, как все выходит? Ежели хоть один уезжал, так мы его через паспортный стол все одно определим. Значит, и другого. Так что двигай… А я тут еще попробую сам.

– Поеду сегодня, – согласился Никишин.

– А я с утра загляну в больницу. Анну-то мы совсем обошли…


предыдущая глава | Восьмой револьвер | cледующая глава