home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



11

Наутро Евгений Константинович выложил перед Острянской наскоро нарисованный им собственный план, В нем не было никишинской четкости, а лишь крупно было обозначено окно, из которого стреляли, дверь в другую комнату и кровать, которую разбирала тогда Анна Червякова. Но самыми крупными пятнами в плане были сама Анна и пятно крови на половике в том месте, куда она упала, раненная.

– Мне нужно от вас только одно, – говорил Лисянский судмедэксперту, – определите с предельной точностью направление раневого канала в ноге этой женщины. Это единственное, что мне нужно знать.

– Это не так уж сложно, дружочек, я полагаю.

– Я понимаю. Но я хочу еще, чтобы ваше заключение сразу обрело силу объективного документа. Думаю, что в амбулаторных условиях это можно сделать в присутствии еще нескольких врачей. Скажите, лечащие врачи, например хирург и терапевт, могут служить в данном случае достаточными авторитетами в комиссии, которую возглавите вы?

– Безусловно. Это даже лучше.

– Отлично! Тогда – немедленно за дело.

После полудня Анну Червякову на машине «Скорой помощи» привезли в местную больницу, и врачи внимательно осмотрели ее ногу. Ни хирург, ни терапевт больницы не знали истинной цели этого обследования. Их задача была сужена до минимума: определить входное н выходное отверстия раны, теперь уже окончательно залеченной, указав, насколько возможно, раневой канал. В целях большей объективности заключения комиссии Острянская намеренно предоставляла им возможность высказаться первыми.

Лисянский, получив заключение судебно-медицинской экспертизы, помрачнел. Когда под вечер собрались к Червякову, коротко поинтересовался у Афанасьева:

– Рулетку не забыл?

– С собой.

– А ниток толстых взял?

– Взял.

– С машиной точно на заводе договорился?

– Твердо обещали.

…Червяковы встретили Лисянского и Афанасьева вежливо, хотя и без особой приветливости.

– Извините, – начал Евгений Константинович, – служба обязывает… Как видите, товарищ Червяков, два года мы не прекращали следствия по вашему делу, Из-за досадной ошибки затянули. А вот сейчас решили все это завершить… Но прежде еще несколько вопросов к вам и вашей супруге.

– Пожалуйста, наше дело отвечать.

– Итак, вы говорили, что в тот вечер находились в комнате вместе со своей женой, которая собиралась спать. В ранее состоявшемся между нами разговоре она сказала, что разбирала в этот момент постель.

– Точно так.

– Когда раздался выстрел, вы не заметили, что ваша жена ранена?

– Сгоряча не приметил. Сначала бросился со своим ружьем вдогонку, а когда вернулся…

– Она сидела на полу вот на этом месте? – закончил его мысль своим вопросом Евгений Константинович.

– Точно так.

Лисянский как-то по-особому вздохнул, прошелся при общем молчании по комнате и остановился возле примолкшей Анны Червяковой.

– Покажите мне еще раз, где и как вы стояли возле кровати.

Анна послушно исполнила просьбу.

– А где вы сидели в это время, Червяков?

– Здесь, – показал он в сторону стульев, стоявших у столика.

– Вы говорили, что были на фронте? – вдруг присел на один из этих стульев Лисянский, словно приготовился к другому разговору. – Даже сами оказали жене первую помощь, если судить по вашим заявлениям в начале следствия.

– Точно так, – подтвердил Червяков.

– Тогда помогите мне произвести некоторые новые обмеры ваших комнат для уточнения кое-каких обстоятельств.

– Если смогу…

– Сможете… Товарищ Афанасьев вам поможет. Откройте окно.

С этими словами Евгений Константинович вышел из дома и через минуту появился в окне со стороны огорода.

– Прошу встать вашу жену в последний раз на то место, где ее настигла пуля! – почти приказал он. – А теперь давай мне, товарищ Афанасьев… Да не рулетку, а нитки!

Клубок домашних суровых ниток, припасенный Афанасьевым, размотали, и Лисянский попросил покрепче натянуть конец. Потом стал распоряжаться:

– Скажем, я стреляю от этого косяка… Натягивай, Ефим!

– Не получается, Евгений Константинович, косяк мешает. Вы отойдите к другому косяку…

– Пожалуйста… Натягивай, натягивай! – подбадривал Лисянский.

– Все равно сантиметров десять не хватает. Опять дверной косяк мешает. Задевает его нитка…

На этот раз Лисянский запрыгнул в дом через окно,

– И не получится! Правду я говорю, Червяков?

– Я в вашем деле не понимаю, вы уж сами разбирайтесь…

– Ты же фронтовик. Соображать должен! – сдержанно упрекнул его Евгений Константинович. – Скажи, в тот вечер у тебя гостей в доме не было?

– Никого не было.

– Странно… Теперь идемте сюда, – пригласил Лисянский всех в ту комнату, где все еще стояла Анна Червякова. – Объясните мне, Червяков, как пуля, которая ногу вашей жены могла прострелить, не иначе как пробив косяк двери, еще и в подушку угодила.

Червяков только пожал плечами.

– Давай попробуем и в этом разобраться… У меня вот в кармане бумажечка есть, которую сегодня медицинская комиссия выдала после обследования твоей жены. В ней сказано, что пуля пробила ногу вот в каком направлении… – И следователь, встав рядом с Червяковой, показал, как прошла пуля. – Видишь?

– Ну, вижу…

– А теперь, – он показал ему место на столике, – положи сюда револьвер, из которого ты чуть не убил свою жену!..

Прокопий Червяков еще не успел раскрыть рта, как Анна заголосила на весь дом.

– Вызывай машину, Ефим, – устало сказал Евгений Константинович Лисянский. – А вы, Червяков, успокойте свою супругу…


предыдущая глава | Восьмой револьвер | cледующая глава