home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ПИРАМИДА ВЛАСТИ

Вершина

Нынешний владыка Империи Эйрарбаков, самой большой по площади и самой многонаселенной страны планеты, занимающей почти целиком наибольший материк, оказался у власти скорее в результате стечения обстоятельств, чем благодаря происхождению: отпрысков предшествующего императора Масиса Семнадцатого в державе имелось достаточно много, слишком любвеобильным властелином был этот самый Масис. Сын малоприметной фрейлины, император Грапуприс воспитывался все свое отрочество кое-как и где-то на задворках метрополии. Судьба не наградила его никакими выдающимися способностями, был он не болезненным, но и здоровьем не блистал, образование получил, но было это скорее одно название, вернее титул, чем суть. Пока после загадочной смерти Масиса шла тайная борьба за престол, в которой, как известно, все средства хороши, и смерть, с избирательностью гурмана, выдергивала в свои объятия самых чистокровных и наделенных честолюбием отпрысков древнего рода, проявляя в этом промысле изрядную изобретательность, будущий повелитель совсем не готовил себя к служению родине, рос он подобно траве, и в голове его был такой же дремучий бурьян. Однако проносились циклы: власть в гигантском колониальном монстре временно захватывали различные коалиции, не достигая в этой борьбе значительного преимущества над соперниками; очередных властителей косили несчастные случаи в виде ядов, бомб, импичментов и скандальных разоблачений. Страна содрогалась от всех этих внутренних распрей; под шумок от нее смогли преспокойно отвалиться несколько небольших колоний, а излюбленные расовые враги – браши – сумели взять под контроль, насколько это было возможно, экваториальный материк. И вот после очередного правительственного кризиса ни одна из группировок не смогла представить ни единого достойного кандидата на трон. Тут и вспомнили о Грапуприсе. Был он настолько малоизвестен и производил впечатление такого дебила, что сразу расположил к себе великое множество доселе непримиримых врагов. Его стали обхаживать, задаривать подарками, причем каждый старался обратить будущего императора в свою веру. Первый раз попав в столицу, был он поначалу несколько ошарашен, но в силу природной тугодумности как-то быстро перестал удивляться и ходить, открывши рот, а видя всеобщее раболепие и восхищение его персоной, решил, что сие восхищение имеет под собой реальное основание. Грапуприс понял, что является человеком выдающимся – просто солнцем, снизошедшим к смертным, не зря же его разыскивали по всей метрополии, и стал смотреть на все почести, как на вещи само собой разумеющиеся, а на поклоны подданных как на естественное состояние человеческой фигуры. Из советов, тут и там ему подаваемых, и нашептываний министров, друг другу противоречащих, вовсе у него в голове все перемешалось. Он сделал вывод, что собрались вокруг него люди малограмотные и недалекие, а поскольку воспылал он задачами грандиозными, всегосударственными, глобально-перестроечными, решил Грапуприс их помаленьку из дворца удалить: подарками Грапуприс несколько пресытился, а собеседники постоянные были ему в тягость. Друзей у него никогда не было, посему привык он все свои мысли и чувства переваривать в одиночку и в силу этого обладал скрытностью неимоверной, потому как разум его недоразвитый не всегда контролировал процессы мышления. Проносились они как бы на подсознательном уровне и порой рождали таких чудовищ, коих другие, более умные властители никогда бы не сумели охватить дисциплинированными извилинами. Он не прошел школу дворцовой интриги, но в данном случае свежий взгляд на вещи, природная угрюмость и подозрительность, воспитанные в детстве, сыграли свою положительную роль. Стал он создавать коалиции в правительстве, настолько несуразные, что когда об этом узнавали, то зубоскалили почти в открытую и гадали, кто же его на эти мысли натолкнул. Был он лишен предрассудков, любви в своей жизни ни от кого особо не видел, а потому сам этим свойством не обладал, о совести как таковой не ведал, потому как предусматривает она присутствие разума. Все эти стечения свойств души и обстоятельств очень помогали императору в осуществлении целей, кои поначалу были мелки и противоречивы. Что он усвоил отлично, так это то, что здесь ему нравится и нет в мире человека более достойного занять трон. А чтобы и поползновений к этому не было, он решил все-таки себя обезопасить. Сошелся с начальником Дворцовой охраны, стали они неразлучны, как инопланетяне с летающей тарелкой. По его намеку поистребляли по всей Империи и заграницам всех еще сохранившихся наследников обоего пола, а также родственников, косвенно имеющих отношение к этому. Посмеялись министры, не слишком прячась, над мнительностью императорской, да только не долго это происходило. Стали они куда-то исчезать, радуя конкурентов подчиненных теплыми местами, освободившимися досрочно. Так и завертелось колесико, как это часто случается. Когда враждебные группировки спохватились, что новоиспеченный властитель действует не только по их советам, стало поздно: закрутило их колесико, закрутило и скушало.

Наведя порядок во дворце, император занялся делами покруче. Стал он лезть во все области, шарахаясь только от слишком уж мудреных. Промышленность, например, скуку на него навевала и посему более-менее исправно функционировала. В науке он дров чуть-чуть наломал, кое-кого повесил, кое-кого сослал, затем успокоился. Но к ней он все же иногда возвращался. Так, например, во дворце, в самом основании подземного города-пирамиды, на отдельном этаже содержались четырнадцать телепатов и предсказателей будущего, каждый в своих апартаментах, и единственной их задачей было заранее предвидеть ядерный удар брашей, коварных жителей одноименного государства – Республики Брашей. Была у всех парапсихологов прямая односторонняя связь с командующими разных видов вооруженных сил. Здесь как бы произошел апофеоз императорских интересов, сошлись оба его посторонних увлечения, кроме борьбы за власть. Первое увлечение – вооружение – он полюбил до жути, правда, носил этот интерес несколько рассеянный характер: то он интересовался подводными лодками, то лазерами, но более всего нравились ему танки; любил он, чтобы они были побольше и потяжелее, проходимость и скорость в счет никогда не шли. Была это головная боль конструкторских бюро, поскольку в любой момент мог Солнцеподобный прислать в секретный институт кого-то из лиц, наделенных великой властью, либо начальников здешних к себе в ноги, вместе с чертежами, его уму доступными, наискорейшим образом вызвать и начать снимать головы направо и налево.

Но вершиной его служения стране стало, конечно, «выкорчевывание корней». Кто подал ему эту идею, остается тайной по сию пору. Может, просто сказались детские комплексы, ходили слухи, что свою мать он приговорил вместе с другой родней, как будто она в старости могла преподнести еще одного наследника-конкурента. Важно одно: он сумел начать осуществление этой бредовой идеи фикс.


* * * | Огромный черный корабль | ТРАНСПОРТНЫЕ АРТЕРИИ