home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ОБИТАТЕЛИ ЛЕСА

Насекомые сегодня донимали меньше, а может быть, их притязания на его кровушку вошли в привычку, и его мозг свыкся с ролью вечного донора для членистоногих вампиров. Если бы еще пили на здоровье, не глумились над телом, так и простительно было бы, так нет же – гады есть гады, на то они и созданы: жужжат геликоптерами, друзей-товарищей подзывают и, кроме того, всякую дрянь биологически вредного свойства под кожу впрыскивают, яйца-личинки стараются туда же запихнуть, устроить с комфортом в живом носителе, обеспечить им райское детство в подвижном бифштексе, да еще вторичных микроскопических паразитов неисчислимые полчища протащить сквозь таможню многоклеточного организма.

Тенор-сержант Браст двигался не торопясь, внимательно глядя вокруг. Он уже свыкся с этим лесом, но все-таки за привычной броней было куда спокойней. Вообще-то он нарушал инструкцию: не положено было разгуливать по лесу в одиночку, даже поблизости от машин, но уж слишком невыносимо стало сидеть в запертом стальном панцире, глаза устали от полумрака, а уж от долгой невозможности наблюдать даль можно было совсем ополоуметь. По крайней мере, сегодня ему так показалось. Он настолько обнаглел на сегодняшней прогулке, что даже умудрился справить снаружи кое-какие физиологические дела. Это была маленькая победа над враждебным окружением: вот тебе, сельва, получи подарочек, ср...ь мы хотели на тебя и на твои дремучие тайны-кроссворды, не браши мы какие-нибудь, великая нация. Вперед за Эйрарбию пройдем мы тебя, лес, и вдоль и поперек, вот только погоди, свернем голову Республике, перепашем тебя, засеем тото-маком.

Что-то яркое мелькнуло по краю зрения. Браст только поворачивал голову, а рука уже дернулась, ловя предохранитель игломета. И глаза, и оружие – все сфокусировалось одновременно. Он ничего не увидел и подозрительно огляделся кругом. Ведь было же какое-то движение, что-то немаленькое проскочило рядом. Он поднял голову вверх. До первых ветвей было ой как далеко. «К чертям собачьим эту прогулку, – подумал он, чувствуя, как сердце замедляет ритм, входя в норму, – скорее назад, в спасительную духоту вездехода. Еще не хватало наткнуться на мерактропов, справляя свои естественные надобности».

Он все же сделал еще два шага вперед, в направлении, где ему почудилось движение. И снова красная молния юркнула справа, уходя за спину. Он чуть не выпустил заряд, палец едва заметно тронул курковую скобу, костенея в последний момент. Браст повернулся: ничего там не было. И все-таки он шагнул еще, заходя за высокую, по колено, хвощеподобную траву. Затем он вновь оглянулся, глянул под ноги, всмотрелся вперед, немного пришел в себя, видя вблизи высоченный, грязный, бронированный бок родного мостоукладчика. Он шагнул... Едва не наступил... И только тут увидел. Когда он четко разглядел это, ноги приросли к месту.

Оно сидело, присев на длинных лапах, опустив брюшко (увесистую, килограммовую брюшину) к самому мху, а лапы, мохнатые зеленеющие лапы растопыривались во все стороны, и не было им числа, оно совсем слилось с фоном, словно полупрозрачное жидкое стекло, отражая окружающую действительность, а вот глаза – четыре мерцающие точки – его выдали. Браст замер: ни стрелять, ни бежать, ни черта он не мог совершить... Оно было такое большое, и такое быстрое, и столь незаметное одновременно. Наверное, он бы ничего не успел, если бы оно атаковало. Когда оно шевельнулось, защитная окраска тут же пропала: оно стало ярко-красным. Большущая паукообразная дрянь, сантиметров двадцать длиной, не считая ног, на которых оно приподнялось повыше, а четыре передних страшных отростка выбросило вверх, к человеку, и теперь уже совсем мизерное расстояние отделяло это страшилище от Браста. Зрачки человека приобрели свойство телескопа, они до невероятности сузили обзор. Браст теперь видел только страшную, жующую саму себя мохнатую пасть: шесть раскрытых лепестками челюстей, заглатывающих воздух... Покуда только воздух. Они уже почти добрались до человека. Он не почувствовал, он просто понял, что передние многолоктевые лапы дотронулись до него, и острый коготь протыкает жесткую защитную одежду, буравя опору для подтягивания тяжелого членистоногого тельца, словно надо было выпендриваться а нельзя было просто прыгнуть, захватывая лицо и забивая ноздри шерстью, и с ходу выпить глаза.

Что-то случилось, насторожило этот маленький ужасный мозг. Паук сразу отпрянул, уменьшаясь, втягивая ноги и жующий бутон, зеленея, волной меняя окраску на маскировочную. Миг, и он уже двигался, боком, боком, загибая тройные коленки и пульсируя цветом, а глаза, живые зрачки без бельм, все пялились, пялились на Браста. И вот тогда ожившее двуногое млекопитающее, наконец, выстрелило, приходя в себя. Иголки дырявили и дырявили насквозь эту шевелящуюся, пялящуюся глазами массу, все еще смотрящую, смотрящую, даже когда лапы-ноги разлетелись окрест, сгибаясь сами для себя, живущие теперь отдельно, смотрящую даже, когда опустела обойма и свалившееся с плеч окостенение толкнуло человека к спасительной броне.

– Что там, командир? – спросил Пексман, не оборачиваясь (он возился с регулятором подвижного сиденья).

Браст захлопнул люк, едва не отхватив себе пальцы.

– Господи, Великий Эрр! – шептал он, все еще в трансе. – Пекс, дай воды, бога ради!


КИПЯЩИЕ ГОРОДА | Огромный черный корабль | ПУТАНИЦЫ ГОРОДОВ