home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ХОЛОДНЫЕ ЗАКУСКИ

– Командир, – орал в микрофон Бенс, хотя Лумис слышал его чрезвычайно четко, – «черные орлы» в передних окопах сдаются в плен! Что делать? Дать по ним очередь? – Бенс уже держал руки на двуствольном пулемете со снятым предохранителем.

– Да пусть сдаются, бог с ними, – лениво протянул Лумис. – Сиди тихо, не выдавай свою позицию заранее. Если машины стрелков двинутся дальше, начнем, как договорились – одновременно с трех сторон, а если вдруг станут обстреливать ваши порядки, сразу уходите на запасную позицию. Отбой, нас наверняка прослушивают.

Бенс расслабил кисти. Впереди, ниже по склону, без бинокля было видно, как «черные орлы» с поднятыми вверх иглометами вылезают из своего убежища. «А ведь хорошо были замаскированы, гады», – подумал он со злостью. Еще он вспомнил о тех «орлах», которые сидели в соседних с ним окопах. Он подвинул ближе игломет. Далее внизу произошло непредвиденное. Из-за боевых машин выскочили семенящие за броней легионеры. «Черных орлов» сразу разоружили и тут же начали избивать. Криков с такого расстояния слышно не было. «Да, – констатировал Бенс, – не любят ребятки полицейских, сразу видно». Ему стало смешно, хотя садистом он не был. Это была хорошая разрядка перед серьезным делом, да и его соседям «орлам» явно пошла на пользу.

* * *Лумис размышлял. Кресло обладало таким убаюкивающим удобством, что просто не могло быть создано для войны – для размышлений оно было создано, для созерцания горных окрестностей, но уж никак не для управления пулеметами. «Боевая машина будущего, – думал Лумис, – теперь, наверное, прошлого». Все, все теперь осталось в прошлом. Следовательно, он сидел в самой совершенной машине безвозвратно ушедших времен. Как странно, всю сознательную жизнь он жаждал, добивался разрушения этой проклятой Империи, и вот – на тебе. Она уже в конвульсиях, еще бычится, изображает птицу, легендарную неистребимую, но на самом-то деле крах неминуем. Невозможно представить уже произошедшие разрушения, а то ли еще предстоит? Сколько там в запасниках обеих сверхдержав еще сохранилось неприкосновенных, отложенных до «лучших» времен запасов ужаса? И ведь обидно. Империя рухнула, но остался пепел. Не этого, не этого они хотели, желали возрождения. А сейчас, сейчас что впереди? Средневековье? Да и то, наверное, сочли бы за счастье. Ведь радиация всюду, на тысячи циклов наперед отравление земли и воздуха.

Что потом? Полный хаос, сплошная дикость. «Прав был подлец Хромосом, действительно предвидел будущее, – внезапно вспомнил Лумис. – Не верил я тогда, хотя нейтронные „мелочи“ уже рвались. Где-то он теперь. Дай бог не встретиться больше».

Он снова глянул на экран. Вот удобство-то, не надо из укрытия вылезать: выдвижная микрокамера-перископ, сиди себе за холмом и смотри по сторонам, еще и сама сигнализирует об изменениях пейзажа. Обалдеть! Оказывается, когда техника, пусть даже военная, разрабатывается – она замечательна, а когда доходит до войск, что от нее остается? По сравнению с проектом – пшик. Наверняка и эта машина, если бы была запущена в серию, стала бы убожеством, ну, может, и не убожеством, но уж не такой, как эта. Пришли бы экономисты и сказали: «Вы что тут, в институте своем, офонарели? Сколько будет стоить такая техника? На черта такое кресло? Наш солдат в нем заснет, распустит сладко слюни и прозевает атаку. Нужно, чтобы его трясло, как в вибраторе, чтоб задница была в синяках и ссадинах, чтобы ноги было неизвестно куда опереть, а руки затекали. Вот тогда он будет настоящим бойцом, тогда он будет истреблять врагов со злобой, дабы хоть чем-то отвлечься от своей горемычной жизни. А это что – глушитель шума? Да вы чокнулись? Слух портится? У нас музыканты – в ансамбле песни и пляски Верховного командования, там их и так считать не пересчитать. Вы для чего вообще эту машину делали – для катаний с девушками на лоне природы или для боя? А если для боя, то стоять ей до этого самого боя в НЗ, а потом существовать в этом самом бою минут пять-десять, а то и менее, так на черта тогда эти удобства?»

...В наушнике пискнуло. Да, действительно, на экране возникло движение. Вот они – машины горных стрелков.

– Эй, Каро, ты там не спишь?

Каро был кандидатом наук, но сейчас обретался в боевом экипаже Лумиса. Вряд ли бы они успели за сутки подготовить нового водителя, это был не просто вездеход – он был с атомным реактором.

– Появились наши друзья.

– Вижу, у меня же тут свой монитор. Что делать будем?

– Сейчас посчитаем хотя бы передние ряды, а потом вырулим на холмик с включенной защитой, пусть приканчивают свой боеприпас впустую.

– Я вообще-то поле и не выключал, – заявил Каро.

– А не жалко энергию?

– Нисколько не жалко, она вовсе не тратится, поле возникает в момент пересечения снарядом или пулей определенной границы.

– А, – сказал Лумис.

– Лекцию по электродинамике или граничным условиям полей хотите?

– Не время. Жми на холм.

Лумис тронул кнопку, камера наблюдения бесшумно втянулась внутрь башни. Экран сразу изменил вид, теперь он демонстрировал пейзаж впереди. А над блоком управления спаренными пулеметами автоматически зажегся еще один небольшой монитор. Башня высунулась из-за естественного препятствия. И сразу там, далеко впереди, на зеленых корпусах зашевелились дула и боевые опрокинутые тарелки вражеских башен. «Господи, – подумал Лумис, – неужели эта незримая защита существует на самом деле?» Он словно чувствовал летящие в его сторону неисчислимые острые жала, сходящиеся сюда со многих-многих ракурсов. Он был местом схождения векторов, смертельных векторов, точкой мирового соединения.

А корпус его высокой боевой машины из будущего-прошлого уже выпирал, вываливался наверх, открывая взору все более широкие перспективы. Руки рвались, рвались снять предохранители пулеметов, которые он специально не снял. Он чувствовал, как течет под мышками пот. Давненько он не стрелял из пулемета, правда, вчера выпустил пару очередей для пробы по фанерному щиту. Такой точный, убийственный огонь, ни противного шума, ничего. Отточенное, стерильное убийство, вот как это называется. Он не понял, когда вражеские снаряды начали замыкать цепь. Не случилось ничего, ни визга, ни тупых оглушающих ударов, ни сотрясения брони, ни грохота, ни дыма, ни копоти – бесшумная, невидимая резка, эдакая шинковка пуль и снарядов на тонкие ломтики, не снимая шкурки и не оставляя крох. Те вдали, ясное дело, ничего не поняли. Палили и палили, потом, наверное, опомнились, стали по новой регулировать прицелы, и снова жать на гашетки, и снова мимо, откуда им знать, что происходит? Это у нас внизу водитель ученый, со степенями докторскими, мыслями академическими, ведет сейчас вычисления разницы вероятностей попаданий в подвижную и неподвижную мишень, а у них – у них парень деревенский жмет на курок и думает: «Вот опозорюсь-то перед ребятами, в такую большущую трехэтажную дуру не могу угодить очередью, все в молоко, позор!» Не позор, не позор это, паренек, просто отстал ты от жизни, ушла она, голубок, вперед, не повезло тебе, бросили вас на бойню, а сказали, что на веселое развлечение. Дай бог тебе уцелеть и потом в госпитале, с легким ранением, рассказывать байки о волшебстве, тобой лично наблюдаемом, как испаряются и проваливаются в четвертое измерение тридцатимиллиметровые пули целыми лентами и ящиками, только смотри не увлекайся, а то переведут в отделение для психов.

А стрельба действительно все не кончалась. Ну что ж, подождем, перекурим. Как бы тут самому не свихнуться от всесилия...




ПРОЦЕСС | Огромный черный корабль | СМЕНА ТАРЕЛОК