home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



РЕЗВЫЕ ЦЕЛИ

Вот они, явились не запылились. Вправду не запылились, потому что неслись в эфирных высях, куда пыль и всякий прочий прах с обитаемого низа никогда не добирается, разве что после подрыва сотни мегатонн. Неслись они будто угорелые, но совсем невидимо и неслышно для простых смертных, поскольку забрались так высоко, что даже инверсионных следов негде было оставлять. Такие они – гиперзвуковые самолеты.

Хоть и хотелось брашским генералиссимусам, чтобы эти соколики появились над Эйрарбией согласованно с остальной летающей всячиной, однако тогда следовало чрезмерно долго их на пусковых установках незапущенными держать, что повышало вероятность их уничтожения на земле, а не в привычной стихии – было бы такое донельзя обидно. Но рассчитывать на то, что эйрарбаки будут философски недвижно созерцать приближение к своим берегам флотов, морских и воздушных, было абсолютно неразумно, тем более что единственную в мире базу ракетную на Мадогосе уже атаковали. Поэтому армада гиперсамолетов все же стартовала раньше, чем хотелось бы рационалистам. Не самый интересный, но тем не менее факт: летя на своей умопомрачительной высоте, многие гиперы прошли над эйрарбакскими посланниками, движущимися поражать их аэродромы.

Встречались среди гиперзвуковиков всякие: были управляемые, с пилотами сонными, полумертвыми от напряжения и перегрузок, обалдевшими с непривычки, потому как впервые по-настоящему летели; попадались и неуправляемые, эдакие боевые корабли-роботы с куриными мозгами, но большим апломбом. И знаете, не всегда те, что управлялись человеком, были больше по массе и длине, чем автоматические. Кое-кто из последних такие боеголовки внутри нес, будь здоров! Встречались среди них и маленькие, эдакая двадцатиметровая мелюзга. Такие волокли заряды поменьше, но тоже не слабые. Задача у всех автоматов была проста – попасть в намеченную цель. Спикировать на нее из стратосферы, как гром среди ясного неба, точнее, еще быстрее, поскольку каждый из них свое звуковое эхо обгонял играючи.

Хуже приходилось управляемым, поскольку внутри у них сидели живые существа, наделенные воображением и по этой причине иногда видящие будущее. Оно представлялось мрачным. Нет, не для Республики Брашей в целом, ее триумфальное шествие к последней победе не вызывало вопросов, а вот свое собственное – индивидуальное, не муравьи же они были в конце-то концов, немножечко о себе-то думали. Да, понятно было, что родина-мама поила их всю жизнь березовым соком и прочими напитками покруче не просто так, а для этого единственного, наваливающегося быстрее звука подвига, но все же было как-то не по себе: жить хотелось дальше, понимаете? И как-то орден на памятнике, над гробиком пустым, не слишком радовал.

По этой причине, когда суша на экране, демонстрирующем панораму внизу, сменила океанскую синеву, возникла перед ними дилемма чудовищная и логическим путем вовсе неразрешимая. С одной стороны, горючего внутри хватало и для обратного полета, можно было, даже не сворачивая и не снижаясь, Гею родимую обогнуть и на бреющем домчать до Брашпутиды. Это неважно, что у самолетов отсутствовало шасси, как лишняя запчасть, увеличивающая вес, по этой же причине у него не было ни пулеметов, ни пушек для самообороны. Гиперзвуковик мог сесть только в одном месте мира – на секретном аэродроме «Поход века-2», в центре любимого континента, где наличествовала специальная самодвижущаяся посадочная полоса. Но ведь была еще катапульта, и, выстрелившись над Брашией, можно было впоследствии получить свои цветы и орден на грудь, а не на памятник. И вот в чем конкретно заключалась дилемма. Если не маневрировать и не включать форсаж – шанс вернуться появлялся, – горючего хватало, но если не включать форсаж и не уклоняться, эйрарбаки собьют запросто, да и к цели с нужного угла и высоты не вырулишь – промажешь: трибунал в военное время высшая мера. Каково? Вот тут, над Эйрарбией, и начиналась рулетка. И с той стороны и с этой летчиков сдавливал страх: кто боялся больше позора и трибунала, кто ракет и лазеров вражеских, кто и того и другого помаленьку. Хорошо, если мнение экипажа сходилось в каком-то одном положении, а если нет? Тут уж противоречие выходило на новый уровень, и, ей-богу, без математики было его даже теоретически не решить. Везло только одним, таких было, к сожалению, не так уж много, тех, кто всю жизнь мечтал об этом последнем полете. Вот они и воевали лучше остальных, только, конечно, не возвращались. Вечная слава героям! Минута молчания, и продолжим разговор.


ХИТРЫЕ ЦЕЛИ | Огромный черный корабль | ПРИГЛАШЕНИЕ НА БАНКЕТ