home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 16

Его рука нервно дернулась.

Для меня это было довольно многозначительно, так как Сирил был одним из тех парней, в руках которого еще было оружие.

Он держал большой автоматический пистолет 45-го калибра, а когда его рука дрогнула, то дрогнул и кольт. Если хотите знать правду, я тоже немного дрогнул, но этого никто не заметил. Момент был весьма ответственный.

Он мог меня застрелить, мог попытаться бежать или же надменно заявить: «Какую чушь вы несете, это же абсурд!» — или что-нибудь в этом роде. Мог напустить на себя величие и сыграть в благородство. Но ничего этого он не сделал, а с глупым видом вытаращил на меня глаза и сказал:

— А?

Да, бандиты и только, ничего не скажешь.

Его плечи сразу сгорбились, он попытался их распрямить, но тут же понуро опустил голову.

— Дело плохо, пора держать ответ.

— Не так быстро, Александер!

Что за ублюдок! Я ведь еще ничего не объяснил. Он практически уже готов во всем признаться, а я даже не начал.

— Попридержи лошадей! — сказал я, потом поочередно посмотрел на всех, стоявших возле часовни.

— Прошу прощения! — крикнул я, чтобы привлечь к себе внимание, но это было излишне, так как все взгляды были устремлены на меня. Я продолжал:

— Полагаю, вам всем известно, что человек Никки — Джей Верм, убил вашего Гизера.

Я кивнул головой на то место, где был взрыв.

— Но Сирил сказал вам, что молодчики Домино «ухлопали» также и Мэтью Омара. Так вот, он солгал. Потому что всадил три пули в своего дорогого друга сам Сирил Александер.

Я ждал. Как я уже однажды успел заметить, в каждом из нас сидит пусть плохой, но актер. Конечно, было бы идеально, если бы у меня было время снова вызвать Джима Нелсона, чтобы он прислал сюда свой вертолет. Тогда бы я почувствовал себя более уверенно. Но нельзя предусмотреть решительно все. Я подождал еще немного.

Наконец Дадди, стоявший справа от меня, ковырнул в носу и спросил:

— Как это так?

— Разве это не поразительно? Тебя это не потрясло?

— Почему он его «пришил»?

— Потому что Омар предупредил Джея Верма, что Сирил и Лилли Лорейн будут находиться в квартире на крыше «Маделяйна» и послал туда Джея убить Сирила, а может, и Лилли заодно. Но с точки зрения Сирила важным было то, что Омар покушался на его жизнь. Понятно, что раз ему удалось разделаться с Джеем, Сирил «убрал» и Омара.

Александер вздохнул и заткнул свой пистолет за ремень.

— Да, дело плохо! — повторил он еще раз своим гнусавым голосом, показавшимся мне более безжизненным, чем обычно.

— Сирил, перестаньте, — сказал я.

Я никогда не видел человека, который до такой степени старался во всем признаться. Но, черт побери, я не считаю признание действительно стоящим, если не знаю, каким оно будет. Если ты не перехитрил бандитов, у тебя нет ощущения радости победы, удовлетворения собственными действиями. Нет, не надо спешить с его признанием.

Внезапно я засомневался в собственной правоте. Могло ведь случиться, что напряжение последних часов притупило мою сообразительность. Но тут же эти мысли исчезли.

— Не понимаю, — сказал Дадди.

Большинство остальных, как я заметил, медленно приближались к нам и теперь образовали неровный полукруг вокруг Александера, Дадди и меня. При других обстоятельствах я посчитал бы это окружение опасным, но теперь, я был уверен, они просто ловили мои слова.

Тамейл Вилли расчесывал свои черные волосы ногтем большого пальца, глядя на меня глазами, блестевшими, как лезвие ножа. Биг Хорс посмотрел на Сэмсона, затем повертел головой на своей бычьей шее, пока не увидел меня снова. Его волосатая рука с пистолетом безвольно свисала вдоль туловища. Стифф подошел и встал рядом с Дадди, бросив на меня мимолетный взгляд.

— Ну, — заговорил я снова, — сначала мы должны разобраться, жил ли Сирил с Лорейн или нет. Вполне допустимое предположение, что жил, верно? Все знают его Клару… Ладно, опустим это. Ходят слухи, что Лилли довольно часто заводит романы с типами… прошу прощения, с джентльменами удачи. Да-да, с джентльменами удачи… А Сирил вплоть до этого момента был мистером Биг в Лос-Анджелесе. Хозяином, боссом. Таким образом, эта связь могла возникнуть вполне естественно. Кроме того, довольно продолжительное время большинство из вас использовали «Джаз Пэд» в качестве своей неофициальной штаб-квартиры, где Лилли по вечерам с удовольствием демонстрировала свои прелести присутствующим. А вы знаете, что у нее есть, что показать, и она умеет зажечь кровь даже у монаха, и уж, конечно, у Сирила Александера…

— Я тысячу раз думал о том, что надо кончать эту историю! — жалобно произнес Сирил.

Я поспешил продолжить:

— Но примерно два месяца назад Сирил по собственным соображениям, о которых вы, возможно, начали догадываться, перенес ваш штаб в другое место. А Лилли перебралась из «Билмингтона» в роскошную квартиру. Надо отдать ему должное, уж если он что-то делает, то делает основательно. У них были там две смежные квартиры.

— Две сотни в месяц, а всего это стоило…

— Отсюда мы и начнем, — сказал я, не желая, чтобы меня перебивали. — Затем в городе появилась банда Домино. Здесь идет хронология, голые факты. В воскресенье Домино послал своего парня номер один на «охоту». Джей упустил большую добычу — Сирила, но зато «ухлопал» толстяка Гизера. Вечером в понедельник он снова попытался добраться до босса. Верм оказался там, и поскольку он был не вором и не специалистом по драгоценностям, а убийцей, можно сказать с уверенностью, что он явился туда именно с этой целью. Убить мистера Зэмеса, как называли там Сирила, или Лилли, а может, и обоих. Мы можем предположить, что Верму было известно, что мистер Зэмес — это Сирил Александер. Но Сирил либо исключительно везучий, либо узнал, что кто-то подходит к квартире, и подготовился…

— Никакого везения. Когда лифт проходит выше двенадцатого этажа, в спальне раздается зуммер…

— Александер уложил Верма одним выстрелом из пистолета «Смит и Вессон» 38-го калибра. Возможно, там действительно есть какое-то сигнальное устройство. И когда кабина лифта поднималась выше двенадцатого этажа, в спальне звучал зуммер. Ну да, в спальне… Во всяком случае, расправившись с Вермом, Сирил в спешке бежал: торопился убить человека, который указал его убежище Верму и фактически послал его туда.

И тут заговорил Стифф. Если подумать, вообще впервые на моей памяти.

— Домино?

— Нет, Омара. Судьба еще никогда не представляла ему такой прекрасной возможности избавиться от Сирила, а он, наверняка, давно мечтал об этом. Во всяком случае для того, чтобы убить доносчика, Александеру требовалось оружие. Не через час или позже, а немедленно, до того, как доносчик поднимет тревогу и сбежит, что, кстати сказать, Омар и собирался сделать. Ведь он позвонил мне и фактически сказал об этом, но только в тот момент я этого не понял.

Итак, Сирилу нужен был пистолет, своим он не мог воспользоваться, так как из него только что был убит Верм. Вот почему пистолет Верма не был найден.

Похоже, они заинтересовались. Мак-Гэнион, по прозвищу «Грустный», протиснулся вперед к Бигу Хорсу и принялся что-то нашептывать ему на ухо, а тот кивал в ответ. Стифф выглядел почти оживленным, а Дадди настолько внимательно слушал меня, что я даже стал обращаться непосредственно к нему.

— Пока все ясно, Дадди?

«Уж если до этого тупицы дойдет, — подумал я, — то все остальные сообразят».

Он высунул кончик языка, соображая:

— А почему он не взял свою «пушку»?

— Потому что Лилли Лорейн согласилась немного солгать, впрочем, солидно солгать, заявив полиции, что она сама застрелила Верма. И если этой сказке каким-то чудом могли поверить, в таком случае пули в том пистолете, который был у нее и из которого, по ее словам, она застрелила Верма, должны были совпадать с пулями в теле. Кто бы ей поверил, если бы она ухлопала его из 45-го, а стояла бы и рыдала, держа в руке «игрушку» 22-го калибра?

— Ага, — сказал Дадди, — да, я знаю, вроде, они кладут пули под микроскоп и рассматривают их. А…

— Молодец, Дадди. Ты во всем разобрался. Пуля из пистолета и смертоносная пуля в теле Верма должны совпадать под микроскопом. О'кей. Сирил оставил свой пистолет у Лилли. Так какой же пистолет он взял с собой, когда помчался разделаться с Омаром?

— Убей меня, не знаю.

Неожиданно у меня появилось чувство глубочайшей жалости и сочувствия к преданным своему делу, низкооплачиваемым учителям, стремящимся вложить знания в головы своих тупых учеников.

— Давай посмотрим на это дело вот с какой стороны, — терпеливо продолжал я. — Верм принес свою «пушку» туда, но не успел из нее выстрелить. Сирил воспользовался собственной «пушкой» и «пришил» Верма. Затем оставил свой пистолет Лилли и забрал…

— «Пушку» Верма, так? Ну, а как же иначе?

— Да, действительно, как иначе? Молодчина, Дадди. Выяснилось, что пули, которые Сирил всадил в Верма и Гизера, и пули, которые он потом выпустил в Омара, совпали под микроскопом, о котором ты только что упомянул. Как того и следовало ожидать.

Дадди был польщен. Он задумался, высунув при этом кончик языка, как это делают нерадивые ученики. И в итоге он задал совершенно закономерный вопрос:

— С чего это босс поехал стрелять в Омара?

— Потому что он сообразил, что кто-то наверняка сказал Верму, что его, вашего босса, можно найти в «Маделяйне», где он проживает под другой фамилией. Зная это, ему было нетрудно вычислить, что это мог сделать только Омар. Ведь он практически все время действовал за Сирила, это он снял там квартиры для него и его любовницы. Он, несомненно, был одним из немногих людей, а, возможно, единственным человеком, кроме самого Сирила и Лилли, который знал об их связи. Омар, отличающийся необычайным честолюбием, был в курсе всех дел. Он занимался проектированием, планированием и всевозможными расчетами, но сам не убивал. Понятно, что Омар был лучше всех подготовлен и мечтал о том, чтобы взять верх во всех делах. Полагаю, от такого лакомого кусочка не отказался бы никто из вас?

Дадди и все остальные, которые в свое время ощупывали Лилли жадными глазами, не только не помышляли отказаться от нее, но, как мне показалось, уже мысленно смаковали эту возможность. Маленький ростом Дадди принялся вздыхать и мечтательно почесывал себе шею. Стифф несколько раз моргнул, вроде бы стряхивая с ресниц густой слой пыли. Закончив вздыхать, Дадди неожиданно изрек:

— Ублюдок!

Я взглянул на него. Он продолжал:

— Вы сказали, что Домино слышал, ваш разговор с Лилли о нем, она наговорила вам лишнего. Может быть, Верм отправился туда, чтобы «пришить» ее.

— Возможно, но не одну ее. Если бы он отправился туда расправиться только с Лилли, Омар был бы в живых до сих пор.

— Да?

— Все очень просто. Сирил решился убить Омара потому, что знал, что Омар предупредил Верма о том, что он, Сирил, будет один, без телохранителей, с одной только Лилли в доме, где он выдает себя за мистера Зэмеса. Мы все это обговорили…

Я помолчал.

— Кроме того, восемь к пяти, что Верм сказал Сирилу прежде, чем умер, кто надоумил его туда явиться.

— Кто говорит?

— Говорят пятна крови на полу в квартире. Их два на расстоянии шестнадцати футов одно от другого. Значит Верм умер не сразу. Он упал, поднялся и пошел к выходу, а трупы не ходят. У него было время.

— Время для чего?

— Сам сообрази! — сказал я сердито, но тут же сменил гнев на милость. Дадди, несомненно, ломал голову над разными проблемами, такая задача была для него непривычной, вот он и задавал кучу вопросов, глупых, с моей точки зрения.

Поэтому я снова поставил себя на место учителя и терпеливо стал разъяснять:

— Послушай, мы можем сказать, что на Сирила донесли? Верно?

— Я с этим согласен. Так оно и было.

— О'кей. Ты можешь оспорить, что человек, который продал Сирила, должен был очень быстро, почти сразу же умереть? А кто неожиданно, очень быстро, почти сразу же отдал концы? Омар. Вот и получается, что он заложил Сирила.

Глаза Дадди приобрели довольное выражение.

— Омар!

— До тебя дошло?

— Мне это не нравится! — изрек Стифф. — Он стал почти словоохотливым. — Нет, совсем не нравится. Значит, Омара прикончили из пистолета Верма? Так, наверное, Верм и застрелил его.

Вот и толкуй с такими тугодумами!

— Ни в коем случае. Омара застрелили из пистолета Верма, это правильно. Но, когда это случилось, Верм был уже мертв, а в «Маделяйне» находилась полиция. Омар ожидал у телефона у себя дома сообщения от Верма, как я полагаю, который должен был сообщить ему, что дело сделано. Ну, такого звонка он не дождался и должен был понять, что это означает. Он позвонил мне, но недостаточно быстро. Дело в том, что именно тогда его и застрелили, у телефона. Умер он сразу же. Сегодня я видел его труп. В нем три пули и все смертельные. Естественно предположить, что Сирил находился очень близко от него, всего в нескольких футах. Можно сказать, что он стрелял в упор.

Дадди, наконец-то почти полностью убежденный, пробормотал:

— Да-а, да-а…

И тут же сразу добавил:

— Но ведь босс сказал, что это сделали подонки Домино. Он видел их…

— Конечно, он сказал это не только вам, но и почти всей стране. Если бы это было делом рук Домино, могу поспорить, известие не распространилось бы с такой быстротой. А тут это было подобно паводку.

Дадди посмотрел на Сирила.

— Ну и сука же ты!

Я победил. Что-то выиграл. Но что?

Голова у меня трещала и от полученных ударов, и от усталости. Боль доходила аж до четвертого позвонка. Но мне надо было довести дело до конца.

— Это далеко не все, — произнес я. — Начнем с того, что мне стало известно, что мои телефоны прослушиваются. Тогда я специально сообщил по телефону, что в скором времени смогу выяснить, где находится тело Омара. И уже через несколько минут четверо парней спешили к могиле Омара. Но не по поручению Домино, а от Александера. И одновременно было объявлено вознаграждение в двадцать пять сотен любому, который убьет меня, опять-таки, не Домино, а Александером. Черт возьми, все ясно! Александер распорядился установить подслушивающие устройства на моих телефонах. Он не хотел, чтобы был обнаружен труп Омара, или вернее, находящиеся в нем пули, обещал двадцать пять сотен тому, кто…

Забавно, что каждый раз, когда я упоминал об этом вознаграждении, двадцать восемь человек потихоньку приближались ко мне. Даже не приближались, а просто понемногу двигались: тут толчок, там резкое движение, кто-то просто вертелся на месте. Их губы шевелились, ноздри раздувались. Вероятно, мне не следовало упоминать об этом. Говорить об этом было опасно. Во всяком случае, два раза подряд.

Затем, это я четко понял, все действительно стали наступать на меня. Фактически их поведение становилось все более беспокойным. Смотреть на них было неприятно с самого начала, а теперь…

Пора сворачивать свою «просветительскую» деятельность и убираться отсюда подобру-поздорову.

Я посмотрел на Сирила Александера и сказал:

— Так что, Сирил, ты сам себя погубил.

— Все это дешевка, — ответил он. — Меня оболгали. Я требую адвоката.


Глава 15 | Странствующие трупы | Глава 17