home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 13

Ничего не понимая, я уставился на Бетти:

— Кто? Нет, вы ошибаетесь. Она...

Бетти поспешила прервать меня, произнеся напряженным голосом:

— Говорю вам, это Дороти Крэйг. Сегодня я разговаривала с ней о завещании. Теперь она уже не брюнетка, но все равно она совершенно не похожа на мисс Мэннинг. В прошлом я брала у мисс Мэннинг два-три интервью.

Я все еще пребывал в шоке, не в состоянии понять, что говорила Бетти.

— Она просила меня выйти. Зачем... — Я замолчал, наконец врубившись. — Чтобы кому-то из ее дружков было легче сделать дырку в моей голове. Вероятно, одному из подручных Норриса. — Я выхватил кольт и одновременно подтолкнул Бетти в сторону туалетов, прикрикнув: — Бегите!

Бетти впереди, я за ней, мы кинулись в глубину зала. По дороге она схватила пакет с нашего столика, затем заскочила в дверь туалетной комнаты. Я последовал за ней и чуть не упал, вдруг сообразив, что самое существенное в том, что я только что узнал: мне нужен был вовсе не Норрис. В конце концов не он стоял за всеми моими неприятностями, не он загнал нас с Бетти в угол. Теперь не оставалось никаких сомнений: приказ об убийстве Дэйна, как и о моем убийстве, отдал Клайд Барон.

Однако времени на размышления не оставалось. В дверях туалетной комнаты я бросил беглый взгляд через плечо и увидел две крупные фигуры, появившиеся у входа в ресторан. Затолкав Бетти внутрь, я захлопнул за нами дверь.

— В окно! — крикнул я, показывая пальцем. — Мало вероятно, что там нас поджидают. Быстрей!

Она отперла окно с матовым стеклом и подняла раму. Металлической сетки, славу Богу, не было. Выбросив пакет, она высунула в окно голову и плечи. Я оставался у двери, понимая, что, если этим парням был нужен я, они знали, где меня искать. Да и Бетти может стать их мишенью.

— Помогите мне, — попросила Бетти.

Я взглянул на нее — моему взору зрелище представилось очаровательнейшее. Наполовину высунувшись из окна и пытаясь задрать колено на подоконник, она вовсе не казалась, как всегда, чопорной и пристойной. Увы, не время было ловить кайф от пикантного вида Бетти. Шагнув к ней, я протянул левую руку к ее щиколотке, а в правой держал на мушке револьвера дверь, которая тут же с шумом распахнулась.

В руках у появившегося в дверном проеме парня с лошадиным лицом была «пушка». Я видел его с Норрисом, но так и не удосужился тогда поздороваться с ним. И теперь у меня уже не будет шанса сделать это, ибо, узрев меня, он вскинул свою «пушку», а я не задумываясь нажал раз, и второй, и третий на спусковой крючок кольта. Он был так близко, что я слышал жуткое чмоканье пуль 38-го калибра, прошивавших его тело, несмотря на оглушительный в ограниченном пространстве маленькой туалетной комнаты рев выстрелов. Он тяжело сполз по притолоке с двумя пулями в теле и дыркой во лбу.

Я заметил какое-то слабое движение за ним, когда кто-то отскочил в сторону от дверного проема, и услышал пронзительный женский вопль в зале ресторана. Потом закричал мужчина. Бетти все еще дрыгалась в окне, однако я быстро прекратил ее страдания, повернувшись к ней и уперев обе руки — с револьвером в правой — в ее зад и сильно толкнув. Она вскрикнула и исчезла за окном. Я буквально нырнул за ней, опершись левой рукой на раму и приземлившись на четвереньки на утрамбованную землю. Бетти уже поднималась на ноги.

— Бегите! — крикнул я.

Я собирался последовать за ней, но не сразу. Лилит — вернее Дороти Крэйг — не ожидала встретить здесь Бетти и надеялась выманить меня наружу и подставить под пули своих дружков. Так что, скорее всего, с ней были только два парня, один из которых был еще жив-здоров и готов преследовать нас. И мне хотелось быть уверенным, что ему не удастся настигнуть нас.

Поэтому я остался у окна. Прошло так мало времени, что я еще успел заметить, как лошадиная морда растянулся на полу. И тут в дверь влетел второй — Циммерман!

Тот самый умелец, к которому обращался Барон, когда ему требовалось кого-то убрать, скажем, того же Эмметта Дэйна или меня. Отчасти я был даже рад видеть его красивое лицо, ибо боялся, что уже никогда не встречу этого обаятельного парня. И я был рад видеть «пушку» в его руке — это облегчало мне то, что я собирался сделать.

Прыгнув в туалетную комнату, Циммерман стремительно двинулся ко мне. Я просунул в окно правую руку с кольтом, уже со взведенным курком, и прицелился. Он увидел мой револьвер, поднял глаза на мое лицо, вскидывая свой пистолет. И это было последнее, что он увидел в своей жизни.

Я бросился бежать, а в моих ушах все еще звенело от последнего выстрела.

Окно выходило в проулок, и я добежал по нему до улицы. Схватив стоявшую там Бетти за руку, я потянул ее на другую сторону улицы. Вместе мы пробежали еще по одному проулку, выскочили на следующую улицу, повернули налево и промчались несколько футов до припаркованной машины.

— Минутку, — сказал я.

Стоило мне только повернуть ручку, и дверца машины распахнулась. Я забрался за руль и пригласил ее:

— Залезайте.

Она уселась рядом со мной.

— Что вы собираетесь делать?

— Угнать машину, если удастся.

Мои руки быстро нашли провода зажигания, оборвали и соединили их. Через несколько секунд я завел мотор, проехал с милю и остановился напротив унылого обветшалого мотеля. На его фасаде мерцала неоновая вывеска: «Мотель „Пласо“. Свободные бунгало».

В отдалении завывали сирены. Я достал сигареты, предложил одну Бетти, дал ей прикурить и прикурил сам.

— Ну, мы попали, золотце. Позже я объясню вам все подробнее. Главное же в том, что бывшая брюнетка Дороти Крэйг подставила меня убийцам. Я знаю слишком много. А теперь и вы. Во всяком случае, она видела вас со мной, а сейчас она уже в курсе, что приключилось с ее дружками. Короче говоря, вам недолго осталось жить.

Какое-то время я, размышлял над тем, как они все организовали и почему решили, что им удастся провернуть это дельце, выдав Дороти Крэйг за Лилит Мэннинг? Однако при ближайшем рассмотрении механика оказалась до смешного простой. Необходимы были только два условия: первое — чтобы Эмметт Дэйн никогда не встречался с Лилит Мэннинг (а он сообщил мне, что познакомился с ней за несколько дней до моего приезда в Сиклифф), и второе — чтобы Лилит Мэннинг не было в городе. Вероятно, думал я, она находилась в Европе, на Гавайях или на Восточном берегу. Во всяком случае, достаточно далеко отсюда, чтобы не быть в курсе происходящего.

Поначалу мошенничество преследовало только одну цель: обвести вокруг пальца Дэйна. Когда Барон представил Дороти как Лилит, у Дэйна не было причин подозревать его во лжи — не больше, чем у меня. С моим появлением мошенничество осложнилось, но все бы обошлось, если бы Барону, копам или Норрису с его подручными удалось уговорить меня покинуть город. И они не жалели сил для этого. Теперь-то я знал почему.

Подумал я и о другом: мы так ни разу и не зашли в особняк Лилит Мэннинг. В трех случаях, когда я бывал там, мы встречались снаружи: первые два раза у бассейна и последний — на веранде. А я-то считал, что копы дали маху, когда пытались пристрелить меня на глазах Лилит Мэннинг. Их вовсе не заботила свидетельница — она была замешана в убийстве не меньше их самих. Одного нельзя отнять у Дороти Крэйг: перед самым покушением она, по крайней мере, попыталась уговорить меня «отвалить» вместе с ней, видимо, ей стало тошно от одной мысли о предстоящем убийстве в ее присутствии. Однако это была всего лишь преходящая слабость, ибо милая страстная Дороти должна была знать в тот момент, когда ее губы обжигали мои, что ее дружки-копы уже мчались с намерением убить меня. Сейчас стало понятно, почему она отказалась уехать в моем «кадиллаке». И я понял кое-что относительно смерти Блэйка: теперь на моей стороне не было ни одного свидетеля.

Когда Турмонд позвонил из участка Барону, последнему пришлось думать очень быстро. Ему, естественно, надо было меня убрать, так как накануне ночью я узнал Циммермана в доме Дэйна, и, все прикинув, он решил, что гораздо удобнее укокошить меня в пустынной усадьбе Мэннингов, чем в полицейском участке или поблизости от него. И еще, ему необходима была полная уверенность, что я отправлюсь повидать Лилит именно тогда, когда он сообщит мне, что она жаждет меня видеть. Он наверняка позвонил Дороти еще до того, как поехал в полицейский участок, и велел ей немедленно отправиться в особняк Мэннингов, встретить меня и задержать там каким угодно способом. Когда же я поехал туда, Барон просто вернулся в участок и сообщил подкупленным копам, куда я направляюсь. И все было бы тип-топ.

В это время Бетти прервала мои размышления:

— Я настолько запуталась, что не знаю, что и думать! Почему вы приняли ее за Лилит?

— Я не сомневался, что это она. Я ведь никогда не видел ни настоящую Лилит, ни Дороти Крэйг. Барон представил мне Дороти как Лилит. Когда в среду вечером я вышел из больницы, то первым делом отправился к Барону. Он знал, что от него я поеду к Лилит, и немедленно позаботился о том, чтобы она была на месте. Он при мне позвонил ей, а потом продержал меня в офисе еще минут пять. Разумеется, я думал, что он звонит в поместье Мэннингов, а он звонил Дороти в ее городскую квартиру. Забавно, если бы я поехал в особняк Мэннингов, не дав Барону возможности предупредить о моем приезде, я бы там никого не застал. Теперь-то я понимаю...

Я замолчал в шоке. Спазмой свело желудок, и тошнота подступила к горлу. В ту ночь Дороти, должно быть, едва успела добраться до поместья Мэннингов до моего появления, сбросила с себя одежду — ее я обнаружил на качелях под балдахином — и бросилась в бассейн. И пока она пыталась заманить меня в койку и запудрить мне мозги мыслями о ней, Барон спокойно отдал приказ своим шавкам убить Дэйна. К тому времени его планам грозил срыв: я досрочно выписался из больницы, чего он не ожидал, и он сразу же узнал, что я не собираюсь покидать город. Я сам сказал ему это. Пока я прохлаждался с Дороти, он успел организовать убийство Дэйна. Если бы я уехал от нее хоть на пять минут раньше, возможно, остановил бы убийц и Дэйн мог бы остаться в живых.

Гнев все сильнее овладевал мной, буквально душил меня, даже донимавшая меня тошнота утихла. Эмоции выплескивались через край, и теперь появился точный адрес ненависти, вернее, конкретный человек — Клайд Барон. Моя уверенность росла. Барон заправлял всем, организовал подкуп, избиения, убийства. Я припомнил свои прежние размышления, увязал с рассказанным Бетти, и убежденность крепла — в каждом случае за каждой мерзостью стоял Барон!

Я постарался отделаться от мыслей об уже случившемся, о том, чего я не мог изменить или поправить, и заставил себя думать только о данном моменте, о том, что еще можно было сделать.

Бетти я спросил:

— Вы имеете хоть какое-то представление о том, как все серьезно? Не только для меня, но и для вас?

— Полагаю, что да.

— Вам непременно следует это знать. Вам здорово повезет, если удастся выбраться из города живой.

— Но я не собираюсь покидать город.

— Послушайте, не спорьте со мной, как в прошлую ночь!

— Об отъезде не может быть и речи. Я приняла решение.

«Ну что за Бетти! — думал я. — Она менее благоразумна и уж гораздо смелее, чем я». И я сказал:

— Ладно, поговорим позже. А сейчас нам нужно исчезнуть с улицы. Все выезды из города будут перекрыты подвижными полицейскими группами. Была только одна свободная дорога, но после моей недавней перестрелки с копами, они, должно быть, уже сообразили, как я попал в город, и блокировали ее. Может, одна вы еще сумеете выбраться, но вместе со мной вам это точно не удастся.

— Я не...

— Выслушайте меня! К настоящему моменту шеф полиции или Карвер наверняка уже объявили вас в розыск. Если вы еще не сообразили, как все серьезно, знайте: в ресторане я убил двух парней.

Она сделала судорожное глотательное движение:

— Вы уверены, что они...

— Еще как уверен! — Я посмотрел на состоящий из отдельных бунгало мотель. Такие часто попадаются на побережье. — Перейдите через улицу и снимите бунгало. Если заметите какого-нибудь знакомого, кого-то, кто мог бы узнать вас, немедленно возвращайтесь в город. Если все спокойно, возьмите бунгало на имя Мэри Оуэн — для себя и брата. Нет, это может навести дежурного клерка на непристойные мысли. Запишите его на себя и мужа.

Бетти наградила меня долгим, странно напряженным взглядом. Губы ее приоткрылись, и она провела языком по нижней губе, сглотнула и мягко проговорила:

— Хорошо, Шелл.

— Кстати, я не собираюсь оставаться здесь всю ночь. — Я попытался улыбнуться. — Но нам надо многое обсудить. Скажем, завещание Дэйна. Я приеду чуть позже.

— Разве мы не можем пойти в мотель вдвоем?

— Не хотелось бы, чтобы нас видели вместе. Надо еще отделаться от машины. Если ее найдут здесь, копы будут тут как тут уже через час.

Достав револьвер, я откинул барабан — осталось только два боевых патрона. В кармане я нашел еще один, вставил его на место стреляной гильзы и привычно сунул мой кольт обратно в кобуру. Три патрона — это на сотню меньше, чем мне хотелось бы, но должно хватить и их. Не скоро еще мне удастся залезть в багажник моего «кадиллака».

Бетти продолжала сидеть, глядя на меня.

— Ну, поехали! — сказал я.

— Вам обязательно грубить мне?

— Извините, золотце! Просто я на жутком взводе. И я вспомнил массу неприятных вещей, случившихся за последнее время.

— Понятно. — Она помолчала, потом мягко улыбнулась. — Полагаю, вы всех называете «золотце», а?

— Только не мужчин, — ухмыльнулся я.

— Мне это нравится. Всегда называйте меня так... — Она пристально посмотрела на меня, и лицо ее было по-прежнему странно напряженным. Неожиданно она попросила: — Шелл, пожалуйста, будьте осторожны и обязательно возвращайтесь. Я... — Внезапно ее руки обвили мою шею, и ее губы — мягкие и дрожащие — нашли мои. Она судорожно сжала мою шею и поцеловала меня с почти первобытной страстью. Потом отстранилась, глядя мне прямо в глаза и прерывисто дыша полуоткрытым ртом.

Выскочив из машины и захлопнув за собой дверцу, она перебежала через улицу. Я проследил, как она зашла в мотель и через несколько минут появилась вновь в сопровождении полной женщины. Они прошли вдоль ряда бунгало, остановились у четвертого справа. Бетти зашла туда, а полная женщина вернулась к себе в конторку. Я завел машину и уехал.


Глава 12 | Кругом одни лжецы | Глава 14