home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



8.

— Та-ак, — произнес чей-то резкий, неприятный голос, — к нам святой отец пожаловал. Не иначе как с благими вестями, а, батюшка?

Я выглянул из-за плеча Фомы и вздрогнул от неожиданности. В номере по ту сторону коридора, как раз напротив нас, скрывшись за самодельной баррикадой из мебели, постельных принадлежностей и какого-то хлама, из-за ствола крупнокалиберного ручного пулемета гнусно ухмылялся Старостин. Чуть позади него, щупая нас недобрыми, колючими взглядами, от которых холодок пробегал по спине, примостились остальные трое алтайцев.

— Ба, и этот сморчок здесь! — удивленно воскликнул долговязый и осклабился, обнажив гнилые зубы. — Видали, мужики?

К дверному проему приблизился второй алтаец и мрачно спросил:

— Чего надо? Какого дьявола вас сюда принесло?

Мы с Фомой неподвижно стояли в двух метрах от их баррикады и ждали развязки. Пулемет холодно уставился на нас, готовый в любую секунду выплюнуть смертоносный заряд свинца и тем самым пресечь наши неудавшиеся жизни. Но долговязый не спешил, ситуация его явно забавляла. Отхлебнув из стоявшей возле него бутылки изрядную порцию спиртного, он громко икнул и с издевкой произнес:

— Святой отец, на коленях молю об отпущении грехов — и мне, недостойному, и моим несчастным товарищам, по уши погрязшим в… э-э… пороке и плененным блеском злата. Выведи нас из мрака, отче, наставь на путь истинный, ибо… э-э… как там дальше, мужики?

Ответом ему послужил взрыв дружного хохота.

— Ха-ха-ха! Во, завернул, прямо как по писаному шпарит!..

— Кончайте эту комедию! — выкрикнул Фома, сдвинув брови от негодования. — Либо стреляйте, либо…

Он осекся, не веря в возможность второго «либо». Багровая физиономия Старостина внезапно стала серьезной и злой.

— Ни одной капли человеческой крови не пролила вот эта рука! — рявкнул он, потрясая над головой огромным кулаком. — Слышишь, поп, или кто ты там есть на самом деле? Ни одной! И через вас свою душу марать не хочу — не стоите вы того.

— Как! — вырвалось у меня. — Разве не вы убили того несчастного? — Я кивнул в сторону каната, болтающегося за нашими спинами.

И без того багровое лицо Старостина приобрело угрожающий оттенок — угрожающий скорее не мне, а его здоровью.

— Сопляк! — зарычал он, гневно сверкая глазами. — Да как ты смеешь! Я ж тебя, щенка… — Он схватился за пулемет и резким движением направил его в мою грудь.

Вот и все, подумал я, пробил мой последний час.

— Брось, — остановил Старостина один из алтайцев, — не стоит горячиться из-за этого… — Он угрюмо посмотрел на меня. — А ты не трепи языком попусту, понял? — Я судорожно кивнул. — То-то же. Куда твой кореш подевался?

— Кореш? — не понял я. — Какой кореш?

— Да сыскник, черт бы тебя побрал!

До меня наконец дошло, что он имеет в виду Щеглова. И еще я понял, что, сказав правду, может быть, спасу себе жизнь — себе и Фоме.

— Он уже три часа как покинул здание. С минуты на минуту сюда нагрянет милиция.

Я остался доволен произведенным эффектом. Их физиономии вытянулись, от былого куража не осталось и следа. Старостин резко повернулся к своим сообщникам.

— Так какого ж черта Баварец медлит?! — взорвался он. — Долго он будет разводить эту канитель?!

— А ты его об этом спроси, — огрызнулся один из его дружков. — Артиста с Клиентом, поди, все ловит.

— Вот и пусть ловит, а нам здесь ловить больше нечего, — решительно заявил долговязый. — Хватит, поиграли в кошки-мышки, того и гляди паленым запахнет. Уходить надо, мужики, пока менты не нагрянули.

— А с этими что? — кивнул в нашу сторону один из алтайцев.

— Пусть проваливают, откуда пришли. Слышите, вы, шелупонь вонючая? — Старостин обернулся к нам. — А ну валите отсюда, пока я из вас сито не сделал! Ну!

Мы не стали себя долго уговаривать и тут же захлопнули за собой дверь, снова скрывшись в номере. Фома вытер пот со лба тыльной стороной ладони.

— Фу-ух! — выдохнул он. — Ну и денек!

— Быстрее! — торопил я его. — Отсюда надо убираться, пока эти молодчики не передумали.

— И то правда!..

Мы бросились к окну. И вот я снова лезу по канату — вверх, на четвертый этаж, туда, где было совершено убийство. Второй раз за сегодняшний день я попадаю в это помещение.



предыдущая глава | Оборотень | cледующая глава