home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



2.

Но дед Мартын ошибся: утром «геологи» не ушли. Первым делом они потребовали себе завтрак. Смолотив его в два счёта, заявили, что намерены остаться здесь до вечера.

— Воля ваша, — пожал плечами дед.

— Это уж точно, — ухмыльнулся рыжий.

— А что вы ищете в тайге? — поборов страх, спросил Игорь. Ему казалось, что он очень тонко задал свой вопрос. Интересно, думал он, что ответят эти «разведчики земных недр»? Но перехватив укоризненный взгляд деда, тут же пожалел о своём любопытстве.

— Что мы ищем в тайге? — с мрачной настороженностью переспросил «геолог» со шрамом. — А кто тебе сказал, парень, что мы что-то ищем?

— Молибден мы ищем, мальчик, молибден, — ласково проблеял рыжий и осклабился. — Слыхал о таком камешке? Стратегическое сырьё, поиски строго засекречены. Вопросов лучше не задавать. Так-то.

— Какой ещё к чёрту молибден? — просипел «Иван Иваныч», хмуро глядя на рыжего. — Ты что, спятил, Плохой?

Рыжий, он же Плохой, расхохотался.

— Вот так-так! Видать, Иван Иваныч, тебя и впрямь чмокнул «желтолицый» той ночью, и уж если кто здесь спятил, так это ты. Али забыл, зачем мы здесь, а, приятель?

— Не забыл, — буркнул тот и отвернулся.

— Ну что за память! — воскликнул Плохой. — Ну прямо-таки всё, абсолютно всё помнит. Светлая голова, ясный ум, справочник ходячий, да и только, мать твою.

— Заткнись, — отрезал «Иван Иваныч». Потом, обернувшись к леснику, коротко спросил: — Сколько вёрст до ближайшего посёлка?

— Около сорока, — ответил дед Мартын.

«Геолог» присвистнул.

— Не ближний свет. Хорошую нору ты себе выбрал, дед. Лыжи есть?

— Лыжи-то есть, только… — дед Мартын замялся, но «геолог» грубо перебил его:

— Давай!

— Что ж, коли дело спешное, берите.

— Зачем тебе? — спросил тип со шрамом, хмуря брови. «Иван Иваныч» что-то зашептал ему на ухо; тот буквально расцвёл.

— А ты молоток, Иван Иваныч, — хлопнул он товарища по плечу. — Только гляди, чтоб на хвост не сели.

— Не новичок, поди, — ухмыльнулся тот.

— Что это вы там задумали? — спросил рыжий, косясь на «коллег по работе». Узнав, в чём дело, он согласно кивнул. — Идея неплоха. Но учти: засыпешься — выкручивайся сам.

Встав на лыжи и прихватив пустой рюкзак, «Иван Иваныч» отбыл. Стал собираться и дед Мартын.

— А ты, старик, куда? — насторожился рыжий.

— Пойду, пройдусь по тайге, — как ни в чём не бывало отозвался лесник, вешая двустволку на плечо. — Собирайся, Игорёк, — кивнул он мальчику, — обойдём наши владения.

Игорь ринулся было к деду, но рыжий ловко схватил его за руку чуть выше локтя.

— Э, нет, старик, — медленно протянул он, сощурившись, — малец останется здесь. Неровен час, нарвётесь на «желтолицего» — что тогда? Нет уж, пусть парень посидит в доме, так будет спокойнее. Всем нам.

— Что ж, пускай посидит, — бесстрастно ответил дед Мартын.

— Да и сам ты надолго не задерживайся, — продолжал рыжий, крепко держа мальчика за руку. — Опасно в лесу. Слышишь, дед?

Дед Мартын едва сдерживался, чтобы не ответить должным образом на хамство рыжего головореза, но вид беспомощного внука остановил его.

— Ладно, Игорёк, побудь здесь, — ласково произнёс он. — Я скоро. — И вышел.

Железные тиски разомкнулись, и Игорь, потирая затёкший локоть, отошёл к окну, сел, взял книгу и попытался читать. Но буквы разбегались, словно муравьи, и более одной строчки он так осилить и не смог. Мысль о том, что бандиты сделали его заложником, холодком пробегала по спине и заставляла сжиматься сердце подростка. Сквозь окно ему хорошо было видно, как дед Мартын неспешным, размеренным шагом углублялся в тайгу.

— Рация, — вдруг прохрипел бандит со шрамом и грохнул кулаком по столу.

Словно молния, сорвался рыжий с места и кинулся к двери.

— Сто-ой! Стой, старик!

Игорь видел, как дед Мартын остановился и слегка повернул голову. По тропе к нему нёсся рыжий.

— Погоди, дед, — произнёс бандит, переводя дух. — Погоди, говорю. Зачем так быстро идёшь?

— Что случилось? — стараясь сохранять внешнее спокойствие, спросил лесник. Пальцы его незаметно нащупывали приклад двустволки.

— У тебя наверняка есть рация, — сощурился рыжий. — Давай её сюда, мне необходимо выйти на связь со своими. Нас наверняка ищут.

«Это уж как пить дать», — подумал дед Мартын, откровенно сожалея о неудавшемся плане сообщить в район о визите бандитов. Рация лежала во внутреннем кармане его полушубка.

— Рация со мной, — холодно ответил он.

— С тобой? — поднял правую бровь рыжий. — Вот так новость. Зачем же ты её с собой таскаешь, а, старик?

— А затем, — ответил дед Мартын, теряя терпение, — что в любой момент может возникнуть необходимость в оказании экстренной помощи кому-либо на территории моего лесничества, или…

— Или?..

— Или в просьбе о помощи мне самому, — закончил лесник.

— Во-от оно что! И как раз сейчас такая необходимость возникла, не так ли?

— Разумеется. По тайге бродят толпы мутантов и стаи рыжих волков.

Лицо бандита исказилось от бешенства.

— Рыжих, говоришь? — прошипел он. — Ла-адно, старик, поговорили. Но учти: я тоже умею кусаться. Поворачивай оглобли!

Тон бандита не предвещал ничего хорошего, и дед Мартын решил более не испытывать судьбу. Он и так сказал лишнее, очень уж хотелось указать этому типу его истинное место. Но… если бы не было Игоря! Присутствие мальчугана в доме связывало его по рукам и ногам. Здесь, под прикрытием деревьев, он в два счёта разделался бы с этим гнусным типом — долгие годы, проведённые в тайге, научили старого лесника без промаха стрелять из любого положения, уворачиваться от пуль браконьеров, вступать в единоборство с хищниками, сутками идти по следу… А потом, глядишь, и того, со шрамом, одолел бы. Но пока Игорь у них в лапах, этот план никуда не годится. Что ж, придётся повременить.

И старый лесник подчинился.

Вернувшись в дом, рыжий смачно харкнул прямо на пол и расплылся в мерзкой ухмылке.

— А ты, Семён Семёныч, — обратился он к бандиту со шрамом, — прямо как в воду глядел. Есть у него рация, есть, родимая. Теперь мы сможем связаться со своими, а там… а там поглядим. Удачный сегодня денёк, верно я говорю, Семёныч?

— Это и ежу понятно, — буркнул тот. На столе перед ним лежал автомат.

Дед Мартын стоял в дверях неподвижно, словно изваяние, и молчал. Лицо его было непроницаемо. Игорь понял, что конфликт с наглыми «геологами» достиг наивысшей точки.

— Дай-ка, мне, дед, свою механику, — потребовал рыжий. — Да поживей.

Лесник с минуту колебался, потом расстегнул полушубок и вынул рацию. Рация помещалась в небольшом металлическом корпусе с выдвижной антенной и походила на милицейскую.

— Отлично, старик, думаю, мы всё-таки поладим.

«Семён-Семёныч» с недоумением глядел на своего товарища. Было видно, что соображает он туго. А рыжий, взвесив рацию на ладони, словно кирпич, сказал, продолжая ухмыляться:

— Выйду-ка я, пожалуй, во двор, там и свяжусь со своими. Наша работа секретная, сугубо стратегическая, свидетели мне не нужны. Ясно, дед?

В вопросе явственно слышалась откровенная угроза, означавшая, что препятствовать решению рыжего было бы небезопасно. Дед Мартын промолчал, не удостоив бандита ни взглядом, ни даже кивком.

— Значит, ясно, — кивнул рыжий и хлопнул дверью.

Минут пять царила тишина. Но вот дверь распахнулась, и в комнату влетел рыжий. Без рации.

— Какая досада! — воскликнул он, театрально закатывая глаза. — Я дико извиняюсь, старик, но моей вины здесь нет. Всё вышло совершенно случайно. Словом, рация пришла в негодность.

— Я так и думал, — сухо заметил дед Мартын.

— Да? А вот я так не думал, потому как, повторяю, всё вышло совершенно случайно.

— Разумеется, — съязвил дед, — разумеется, во всём виноват случай. Случай всегда на стороне негодяев.

— Что-то ты не то несёшь, старик, — нахмурился «Семён-Семёныч», кладя руку на автомат.

— Что с рацией? — спросил лесник.

— Упала, — развёл руками рыжий.

— Разбилась?

— Целёхонька, — осклабился рыжий. — Пойдём, дед, покажу.

Рыжий с дедом Мартыном вышли. Пройдя по тропе метров тридцать, бандит остановился возле огороженного участка, где прошлой ночью топтался «желтолицый» мутант. Аккуратно вбитые колышки обрамляли почти правильный круг с радиусом около двух метров; весь участок был испещрён глубокими жёлтыми следами. За последние сутки поражённые участки разрослись, увеличились, но снег оказался плохим проводником неведомой заразы, поэтому заражение снежного покрова происходило крайне медленно. В одном из жёлтых отпечатков, оставленных ногой несчастного мутанта, мирно покоилась злополучная рация, вся налитая ядовитой желтизной, вплоть до кончика антенны.

— Я поскользнулся, рация выскользнула из рук и… сам видишь, старик, я не виноват.

— Ясно, — отрубил дед Мартын и повернул обратно, к сторожке.

Итак, связь с внешним миром прервана окончательно и бесповоротно — по крайней мере, сообщить о беглых зэках теперь, тотчас же, не представлялось возможным. Ловкач этот рыжий тип, нечего сказать… Лесник шёл к дому, а рыжий семенил сзади; даже не видя его, дед Мартын знал: тот ухмыляется ему в затылок, довольный содеянным. Что ж, сила пока на их стороне. Посмотрим, думал старый лесник, что будет завтра, — ведь никто в целом мире не знает, что озеро Медвежье окончательно взбесилось.


предыдущая глава | Но ад не вечен | cледующая глава