home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава девятая

Замысел Сэндерса был прост: он рассчитывал внедриться в преступную группу под видом своего двойника. Но, несмотря на кажущуюся простоту этого плана, его реализация была сопряжена с рядом трудностей. Во-первых, Сэндерс не имел ни малейшего понятия о целях группы двойников; во-вторых, ему неясна была собственная роль в предстоящих событиях. К тому же он оставался в полном неведении о сложившихся в группе взаимоотношениях. Действительно, как ему вести себя с ними? Кто он для них? Руководитель? Рядовой член? Исполнитель? В мельчайших деталях он припомнил недавний разговор Ганса Миллера с его, Сэндерса, двойником. Что он мог почерпнуть из него? Немногое — и тем не менее… Судя по тону, каким его двойник беседовал с Миллером, Сэндерс мог определить свое будущее место в преступной группе как место руководителя. Что сулило оно Сэндерсу? Однозначно ответить на этот вопрос было нельзя: с одной стороны, право принимать решения и определенную свободу действий, а с другой — всю полноту ответственности за успешное проведение намеченной операции, о которой Сэндерс как раз ничего и не знал. Он напоминал сейчас путника, заблудившегося в ночном незнакомом лесу, да вдобавок с завязанными глазами… Далее, кое-что ему было известно о Гансе Миллере, правда, очень немногое. Таксист из Цюриха, имеет семью, нерешителен. Приговорен к смерти за непреднамеренное убийство. Это там, а здесь… Здесь, со слов самого таксиста, Ганс Миллер погиб в автомобильной катастрофе, спасая жизнь ребенка… Голова идет кругом от этой чертовщины!

Но все эти вопросы отступали на задний план перед проблемой, от немедленного решения которой зависел не только успех предприятия, затеянного Клодом Реналем и Джилом Сэндерсом, но и безопасность самих его участников. Неизвестен был пятый двойник…

«Бьюик» замер у ворот коттеджа. В окне второго этажа метнулось испуганное лицо Миллера. Что ж, играть — так играть ва-банк! Сэндерс легко взбежал по лестнице и в дверях кабинета столкнулся с насмерть перепуганным таксистом.

— Он сбежал, босс! Он сбежал!

— Кретин! — выругался Сэндерс, входя в роль. — Вы что, спали здесь, Миллер? Я ведь просил вас смотреть в оба!

Вместо ответа Миллер лишь взвизгнул и схватился руками за голову. Его трясло так, словно ему сию минуту грозил электрический стул.

…Четыре часа назад, когда Сэндерс, удобно устроившись в кресле на задней террасе с сигарой в зубах, приготовился было к созерцанию альпийского заката, в доме появились два странных типа. Долговязый заявил, что им срочно нужен господин Сэндерс. Затем тот, кто покрепче и поздоровее и чье лицо чуть ли не до самых глаз было скрыто шерстяным шарфом, без дальнейших церемоний огрел хозяина дома по голове чем-то тяжелым… Очнулся Сэндерс уже связанным в своем втором кабинете. Каково же было его удивление, когда из-за тонкой перегородки он услышал голос Клода Реналя, того самого Клода Реналя, кто был его лучшим другом в пору его бурной молодости и от которого только вчера он получил странную телеграмму! Дальнейшее напоминало страшный сон. Он отчетливо слышал каждое слово, произнесенное собеседниками, и долго не мог понять, кого же Реналь называет «стариной Джилом». Рассказ француза подсказал Сэндерсу разгадку. И тогда он понял, что жизнь Клода Реналя и его собственная всецело находятся в его, Джилберта Сэндерса, руках. Ему, бывшему «британскому льву» и отчаянному головорезу, исколесившему полмира и повидавшему такое, что простому смертному и не снилось, не составило особых трудов освободиться от пут. Случайный шум, вызванный им, привел в кабинет долговязого Миллера, но тот, к счастью, ничего не заподозрил. Жуткие минуты пережил Сэндерс уже после ухода Клода Реналя, когда двойник «старины Джила» склонился над ним с портсигаром в руке. Он готов был вскочить и вцепиться в своего врага, но профессиональная выдержка спасла его от необдуманного шага. Двойник ушел, и следом, не мешкая ни минуты, ибо промедление могло стоить жизни комиссару Реналю, выбрался из коттеджа и он, через окно, обманув бдительность Ганса Миллера и прихватив с собой свой верный пистолет. До «Ниццы» он домчался на одном дыхании. Портье сообщил ему, где искать Клода Реналя, а потом… потом трагедия в беседке…

Сэндерс очнулся от своих мыслей. Миллер все так же предавался отчаянию.

— Ваше счастье, Миллер, что он последовал за мной, — жестко произнес Сэндерс. — Ни его, ни Клода Реналя больше не существует.

Бледная физиономия Миллера вытянулась, глаза тупо смотрели на босса.

— Как! Вы уб… устранили обоих?

Сэндерс усмехнулся.

— Их нет — а остальное не ваша забота. Подумайте лучше о себе.

— Да-да, Сэндерс, о себе, о себе… Что будет со мной?.. С моей семьей…

Сэндерс выдержал значительную паузу, закурил и в раздумье произнес:

— Не знаю, Миллер. Вы ведь знаете майора Гросса — он неумолим.

— Это имя он произнес с большим риском для себя, но, видимо, попал в самую точку: Миллер зажмурился и затряс головой. — Хорошо, я скрою вашу оплошность как от Гросса, так и от всех остальных.

— О, спасибо вам!..

— Но с одним условием: впредь я должен быть уверен, что могу положиться на вас, как на самого себя.

— Сэндерс, я ваш раб!

— Хватит об этом, — отрезал Сэндерс. — Уже поздно, а завтра много дел. Идемте, Миллер, я покажу вашу комнату.

— Но следующий день не принес никаких результатов. Миллер ждал распоряжений от босса, а Сэндерс, исподтишка наблюдая за «сообщником», пытался уловить в его поведении, речи или взгляде хоть какой-нибудь намек на замысел пресловутого майора Гросса.

К исходу второго дня Миллер все чаще и чаще обращал на Сэндерса тревожные взгляды, а утром третьего дня не выдержал и заявил:

— Завтра истекает последний срок встречи с Риччи и Левьеном. Мы можем опоздать.

— Знаю, — отрезал Сэндерс, мысленно потирая руки. — Заказывайте билеты.

Билеты были заказаны по телефону тотчас же.

— Номер рейса? — поинтересовался Сэндерс.

— Триста сорок первый.

Сэндерс молча кивнул и ушел в свой кабинет. Там, покопавшись в справочнике местной авиакомпании, он обнаружил, что данный рейс имеет пунктом назначения Лондон. Таким образом, предположение Клода Реналя подтвердилось: все силы преступной группы двойников концентрируются в столице Британского королевства.

Накануне отлета Сэндерс имел встречу с Клодом Реналем в отеле «Ницца». Встреча была мимолетной — осторожность требовала не затягивать ее. За два с небольшим дня Реналь проделал огромную работу. По своим каналам связавшись с различными инстанциями, включая миланское полицейское управление, он затребовал интересующую его информацию и в кратчайшие сроки получил ее. Видимо, должность комиссара французской полиции в значительной степени явилась тем катализатором, который и ускорил процесс получения необходимых сведений. Буквально за три часа до отбытия Сэндерса с «сообщником» в Лондон Клод Реналь получил сразу два послания: одно — от Антонио Пеллони, второе — от сержанта Мона. Послания содержали несколько фотографий Риччи и Левьена, а также подробные досье на обоих. Накануне аналогичные сведения поступили и из Цюриха относительно Ганса Миллера. Всю эту информацию Клод Реналь передал Сэндерсу из рук в руки, обратив особое внимание друга на сделанные им пометки.

— Это очень важно, Джил, — сказал напоследок Реналь. — По-моему, здесь кроется ключ к разгадке… Да, кстати, вчера вечером Антонио вылетел в Лондон. Я тоже буду там. До скорой встречи, Джил.

Друзья простились. В тот же день в девятнадцать часов по Гринвичу воздушный лайнер с Джилбертом Сэндерсом и Гансом Миллером на борту приземлился в лондонском аэропорту.

Тем же рейсом прибыл и некто месье Отон, пожилой бельгийский коммерсант с пышной седой бородой и чемоданом из крокодиловой кожи.


Глава восьмая | Брешь в стене | Глава десятая