home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава восьмая

Оба собеседника разом обернулись. В густой тени кустарника смутно вырисовывалась фигура человека. В правой руке он сжимал пистолет с глушителем.

Сэндерс сделал едва уловимое движение рукой, и незнакомец тут же отреагировал.

— Не двигайся, Сэндерс! — громко потребовал он. — Руки со стола! Ну, живо! Руки!

Но Сэндерс будто не слышал. Правая рука его замерла у портсигара, до роковой кнопки оставалось не более дюйма. Внезапным рывком он попытался схватить его, но в ту же секунду глухо хлопнул выстрел и портсигар, словно подброшенный пружиной, отлетел в другой конец стола. Пуля прошила крышку стола у самой кисти Сэндерса.

— Ловко! — усмехнулся Сэндерс, откидываясь на спинку скамейки.

— Прекрасный выстрел, черт побери! Довольно прятаться, Джилберт Сэндерс! Выходи, я узнал тебя! Такой выстрел могла произвести только рука Джила Сэндерса, старого «британского льва»! Уж я-то свою руку знаю!..

— Да что здесь происходит?! — выкрикнул Клод Реналь. — Кто вы?

Незнакомец шагнул вперед, в полоску света. Клод Реналь покачнулся, охнул и грохнулся на скамейку. Перед ним стоял Джилберт Сэндерс.

Сэндерс, сидевший за столом, разразился неприятным, режущим слух хохотом.

— Не правда ли, Клод, забавное зрелище? Ну-ка отгадай, кто из двоих Сэндерсов истинный?

Реналь схватился за голову и застонал.

— Боже, как я сразу не догадался! — воскликнул он. — Ведь чуяло сердце, что-то здесь неладно! Но кто же знал, что и его постигнет та же участь… — Он повернулся к Сэндерсу с пистолетом. — Я рад, что ты жив, Джил!

— Да, я жив, Клод Реналь! — ответил тот, не сводя оружия с сидящего двойника. — А вот ты был на волосок от гибели. Возьми портсигар и спрячь его подальше от этого типа. В этом предмете заключена страшная сила. Еще секунда — и ты бы исчез, как исчезли до этого миланец Риччи, Пьер Лебон и Шарль Левьен.

Реналь схватил портсигар. Глаза его грозно сверкнули, когда он обратил взгляд к двойнику Джила Сэндерса. Тот все еще продолжал хохотать.

— Убийца! — прошептал комиссар. — Ты достоин смерти!..

Двойник тут же оборвал смех, лицо его стало злым.

— Ошибаешься, Клод, я не убийца. Я всего лишь выполнял приказ. И очень жаль, — зловеще добавил он, переводя взгляд на истинного Сэндерса, — что не выполнил его до конца. Пожалел тебя, мерзавца, там, в кабинете. Жаль, очень жаль, что этот болван Миллер упустил тебя!

— Чей приказ ты выполнял? — быстро спросил Сэндерс, приближаясь к своему двойнику.

— Приказ? Ха-ха-ха! — снова закатился тот. — Господа Бога — вот чей приказ!

— Кто ты?

— Твой брат! Или не признал?

— Врешь, подлец! У меня нет братьев. Какова цель вашей операции? Кто такой майор Гросс? Сколько еще двойников работает с тобой помимо Миллера, Риччи и Левьена? С какой целью Риччи и Левьен посланы в Лондон? Кто тебе платит, собака?! Отвечай!

Вопросы сыпались один за другим, и на каждый из них двойник Джила Сэндерса отвечал новым взрывом хохота. Сэндерс понял, что от этого типа добиться ничего не удастся, и замолчал. Нахохотавшись вволю, двойник посерьезнел.

— Неужели ты думаешь, — сузив глаза до едва заметных щелей, прохрипел он, — что сможешь вытянуть из меня хоть слово? Если я расколюсь, меня ждет пуля либо здесь, у вас, либо там, у нас…

— Где это — у вас? — спросил Реналь, подавшись вперед.

— Неважно, — ответил двойник. — Не-ет, Сэндерс, я лучше промолчу. Зачем же я сам буду копать себе могилу? На мне нет ничьей крови, а связь с какими-то двойниками, вами же вымышленными, еще нужно доказать. Я чист перед законом, господа. И еще неизвестно, кто из нас двоих истинный Джилберт Сэндерс.

— Собака! — яростно зашипел Сэндерс, сжимая пистолет. — Тогда я пристрелю тебя сам, и, клянусь, рука моя не дрогнет!

Лицо двойника побелело от злости. Он весь напрягся, борясь с непреодолимым желанием броситься на врагов.

— Подумайте, Сэндерс, или как вас там, — произнес Реналь, — времени на размышления у вас не очень много. Как комиссар французской полиции я обещаю сохранить вам жизнь — но лишь в обмен на полное признание. В противном же случае ваша жизнь не будет стоить и ломаного гроша. Вы проиграли, Сэндерс.

— Да, я проиграл! — в запальчивости выкрикнул двойник, трясясь от гнева. — Но мой проигрыш еще не означает вашей победы. Вы еще вспомните меня — вы, оба! А теперь стреляй, братец!.. Эх, как жаль, что рука у меня дрогнула там, в кабинете!..

Во рту у него внезапно что-то громко хрустнуло, и он, закатив глаза, рухнул к ногам Джила Сэндерса. Реналь бросился к нему, но опоздал — двойник был мертв.

— Ампула, — тихо произнес Сэндерс, опуская пистолет. — Ампула с ядом, вделанная в зубную коронку. Я носил такую же пять лет назад.

— Жаль парня, — покачал головой Реналь.

— Он хотел тебя убить, — возразил Сэндерс.

— Все равно жаль.

— Сейчас не время предаваться эмоциям, Клод, дорога каждая минута. Я должен вернуться в коттедж, и чем скорее, тем лучше. Иначе Миллер заподозрит неладное.

— Значит, ты согласен помочь мне, Джил? — просиял Реналь, порывисто хватая вновь обретенного друга за плечи. — Ты берешься за это дело?

— Что за вопрос, Клод! Я берусь за любое дело, если в нем участвуешь ты. Неужели ты мог подумать, что я брошу тебя в трудную минуту?

— Джил, ты молодчина!

Друзья обменялись крепким рукопожатием.

— Теперь о главном, — сказал Сэндерс. — Что будем делать с этим типом? — Он кивнул на мертвое тело своего двойника.

Реналь задумался.

— Ты знаешь, Джил, на этот вопрос не так уж и легко найти ответ. Если мы, к примеру, сообщим о случившемся в местную полицию, то нам придется давать объяснения, которые, во-первых, наверняка вызовут недоверие со стороны полицейских чинов, а во-вторых, могут надолго задержать нас здесь в качестве свидетелей самоубийства. А ведь время дорого для нас, Джил. Второй недостаток этого варианта: личность умершего. Если даже ты не будешь фигурировать в этом деле, то согласишься ли ты с тем, что в самоубийце опознают тебя, Джил? Разумеется, нет. Да и мне в этом случае будут грозить неприятности. Конечно, можно сделать иначе: скрыть тело и не сообщать в полицию. Никто его не хватится, потому что он — это ты, Джил, а ты жив и здоров! Но представь себе, что тело невзначай найдут. Тогда никакая экспертиза не докажет, что ты — Джилберт Сэндерс, а он — самозванец. И опять задержка на неопределенное время.

— Что же ты предлагаешь?

Клод Реналь пожал плечами.

— Если бы я знал!

Неожиданно Сэндерс хлопнул себя по лбу.

— Как же я мог забыть! Портсигар!

— Портсигар? Гм… Ну и что? Не засунем же мы труп в эту коробочку?

— Разумеется, нет. Ты наверняка уже понял, Клод, что в портсигаре скрыта какая-то неведомая сила, несущая смерть. По крайней мере, из разговора этого типа с Миллером я понял, что это так. Когда мой двойник, покидая коттедж, оставил Миллера сторожить меня, он сказал (я хорошо запомнил его слова): «Если что — уничтожайте, портсигар у вас есть».

— Так-так, — заинтересовался Реналь. — Выходит, у Миллера есть точно такой же портсигар. Отсюда вполне логично предположить, что подобными штуковинами снабжены и остальные члены преступной группы двойников. Далее, из тех же слов явствует, что портсигар способен уничтожать, — не убивать, Клод, а именно уничтожать. Чувствуешь разницу? Если же сопоставить все это с первыми тремя исчезновениями, то вывод напрашивается сам собой…

— Великолепно, Джил! Продолжай.

— Наконец, появление этого типа здесь — и опять с портсигаром. Еще там, в коттедже, он решил избавиться от тебя и именно с этим намерением приехал сюда. Вспомни, Клод, как он вел себя, когда достал портсигар и положил его на стол?

— Он показался мне очень странным, — согласился Реналь. — Но у меня и в мыслях не было, что в этой коробочке заключена смерть!

— Вернее, уничтожение, — заметил Сэндерс. — Что ж, Джил, я понял твою мысль. Но как с ним обращаться?

— Попробуем разобраться. Дай-ка мне его сюда!

Сэндерс долго вертел в руках обычный с виду портсигар. Наконец он рискнул открыть его.

— Та-ак, — сказал он, хмурясь. — Любопытная вещица. И сигареты все на месте. Гм… Странно. Где-то должно быть что-то вроде… Он направил его на тебя раскрытой стороной, Клод. Так? Так. — Сэндерс говорил сам с собой, тщательно изучая необычный трофей. — Где же кнопка? А, вот она! — Он нащупал наконец чуть заметную кнопочку в торцовой части крышки. — Теперь направляем его на тело… жмем… Ну, с Богом!..

Голубоватое свечение окутало тело двойника Джилберта Сэндерса. Прошло несколько мгновений, и тот, постепенно дематериализуясь, исчез, оставив лишь легкий запах озона. Ни следа, ни даже намека на былое его существование.

Оба друга стояли ошеломленные и подавленные. Даже на них, видавших виды и не раз встречавших смерть лицом к лицу, это зрелище оказало жуткое воздействие.

— Страшное оружие! — выдавил наконец Сэндерс. — Но какова эффективность! Поразительно!..

— М-да, — протянул Реналь и поежился, — теперь я понял, какую участь мне уготовил твой любезный «братец».

Так или иначе, а от мертвого тела они избавились, при этом получив в руки страшное средство уничтожения, заключенное в металлическом корпусе портсигара.

— Слава Богу, с этим покончено, — вздохнул с облегчением Реналь.

— Надеюсь, теперь нам никто не сможет помешать поговорить непосредственно о деле.

— Без сомнения, Клод. Но помни — времени у нас в обрез.

За двадцать минут они успели обсудить все детали предстоящей операции, проанализировать возможные нюансы, договориться о связи, обмене необходимой информацией, неотложных мерах в случае возникновения экстремальных ситуаций.

— Как только Антонио разберется со своими домашними делами, — добавил в заключение Клод Реналь, — я подключу его к нашей операции. Вот увидишь, он нам очень пригодится — это прекрасный аналитик и знаток преступного мира.

— Делай как знаешь, Клод, — ответил Сэндерс и взглянул на часы.

— Все, мне пора. Время не ждет. Прощай, Клод!

— До встречи, Джил! Будь осторожен.

Друзья крепко обнялись. Через пять минут Сэндерс уже мчался на своем «бьюике» в сторону коттеджа.


Глава седьмая | Брешь в стене | Глава девятая