home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава двадцать третья

Грифон покатился по полу, изрыгая брань и проклятия и сшибая мебель. Кровь хлестала из его раздробленного предплечья прямо на дорогой ковер, покрывавший пол в кабинете. Три пули, выпущенные одновременно из трех пистолетов тридцать восьмого калибра, превратили руку Грифона в кровавое месиво.

Риччи, пряча пистолет, первым вошел в кабинет. Миллер и Левьен следовали за ним.

— Мы, кажется, вовремя, не так ли? — мягко улыбаясь, пропел Риччи и приблизился к ученым-двойникам. — Это грубое животное, — он кивнул на корчившегося на полу Грифона, — не в состоянии понять вашего благородного порыва, господа. Не удивляйтесь, мы все слышали.

— Мерзавец! — прохрипел Грифон, пытаясь подняться и одновременно шаря здоровой рукой по полу в поисках выпавшего оружия. Лицо его исказила болезненная гримаса.

Риччи ловко пнул его ногой в подбородок и поднял пистолет босса. Грифон взвыл от острой боли, пронизавшей все его тело, и упал навзничь.

— Не обращайте внимания на этого ублюдка, господа, — все так же улыбаясь, произнес миланец. — Он заслужил такое обращение. Миллер! Держите его на прицеле. Раненый бык во сто крат опаснее здорового… Отлично.

Оба Балларда исподлобья смотрели на неожиданных спасителей. Впервые с момента появления Грифона на их лицах отразилось беспокойство. Кровавая картина, открывшаяся их взору, была им явно не по вкусу.

— Запиши этого несчастного на наш счет, братец, — глухо произнес Баллард-старший и кивнул на Грифона. Затем он обратился к Риччи: — Что вам от нас нужно, господа? Если вы пришли спасти нас от смерти, то в вашей услуге мы не нуждаемся. Если же ваш приход преследует цель убить нас, то этот человек, — он снова кивнул на Грифона, — сделал бы это не хуже вас.

— Вам не откажешь в способности логически мыслить, господин Баллард. — Риччи медленно прохаживался по кабинету взад-вперед. — Но прежде чем поговорить о ваших жизнях, я бы хотел получить от вас некоторую информацию. — Риччи резко остановился напротив двойников и устремил на них жесткий, немигающий взгляд. — Мне нужны координаты третьей «бреши».

— И всего-то? — Баллард-старший усмехнулся.

— Далее, — продолжал Риччи как ни в чем не бывало, — мне нужно знать, когда эта «брешь» исчезнет. И последнее. Меня интересует вся документация, касающаяся вашего открытия. Все, вплоть до черновиков.

Баллард расхохотался.

— И что же вы предложите нам взамен? — спросил он. — Жизнь? Смерть? Деньги?

Риччи пожал плечами.

— На ваше усмотрение, господа. Вы вправе выбрать между жизнью и смертью. С деньгами, к сожалению, дело обстоит хуже — у нас их попросту нет.

— О, как вы великодушны, синьор Риччи! Более того — вы щедры!

— Давайте относиться к делу серьезно, доктор. Надеюсь, вы понимаете, что времени у нас в обрез. И чтобы не ходить вокруг да около, я сразу открою свои карты. Вы сообщаете все, что касается третьей «бреши», передаете нам необходимую документацию, а мы, — Риччи обнажил маленькие зубки в хищной ухмылке, — мы убираем вас, выполняя тем самым ваше желание уйти из мира сего. Согласитесь, это более чем гуманно.

— Вы щедры, как сам Господь Бог. — Баллард-старший подошел к окну и стал к нему спиной.

— Уничтожив и вас, и документацию, а значит, и зло, которое вы несете человечеству, мы возвращаемся в наш мир — через третью «брешь», разумеется, — и предстаем пред грозные очи майора Гросса, который дарует нам реабилитацию и свободу. Но при этом, господа, — итальянец поднял вверх указательный палец, — мы оказываем вам три услуги.

— Целых три! О Боже, как много! — всплеснул руками Баллард-старший.

— Во-первых, — продолжал Риччи, — мы даем вам возможность спасти наши жизни. Ведь по нашему следу идет полиция, и иначе как через «брешь» нам отсюда не выбраться. Во-вторых, мы устраняем зло, которое вы несете миру, а это, если я правильно понял, как раз отвечает вашим желаниям. И в-третьих, мы даем вам возможность навсегда очистить этот мир от нашего присутствия. Смею вас заверить, господа, мы ни словом не обмолвимся майору Гроссу о существовании третьей «бреши», поскольку же «брешь» в Центральной Африке, как вы утверждаете, уже исчезла, Гросс не сможет осуществить свой план вторжения в параллельный мир.

— Прекрасная идея, синьор Риччи. А что вы собираетесь делать с Брунсвиком?

Грифон полулежал на полу, прислонившись спиной к стене и прижимая изуродованную руку к груди. От большой потери крови лицо его стало землистого цвета. Ни о каких попытках сопротивления он уже не помышлял. Лишь глаза его горели звериной ненавистью.

— Этого типа мы оставим здесь, местная полиция наверняка им заинтересуется, — презрительно бросил Риччи. — А хотите, мы его уничтожим вместе с вами. Только отключите свой антианнигилятор, и мы проделаем это быстро и безболезненно. Ручаюсь, от виллы не останется и следа.

Теперь оба Балларда стояли у окна.

— Это все, что вы хотели нам сообщить, синьор Риччи?

— Это все, господа, — отозвался миланец.

Лица ученых-двойников приняли торжественное выражение, в глазах их мелькнуло презрение.

— Теперь выслушайте нас, — твердо произнес Баллард-старший. — Вы не получите ничего — ни информации о третьей «бреши», ни документации о нашем открытии. Вы вправе распоряжаться лишь нашими жизнями — и ничем более. Делайте свое дело и проваливайте.

Риччи осклабился.

— Я не убиваю из чисто спортивного интереса, — вкрадчиво проговорил он. — Ваша смерть имеет для нас ценность лишь при гарантии, что мы вернемся в наш мир. Что же касается документов…

— Документации не существует, — отрезал Баллард. — Мы уничтожили ее еще вчера.

— Я вынужден принять ваши слова на веру, господа, — продолжал Риччи. — Что ж, это облегчит нашу задачу. Остается лишь выяснить, где третья «брешь». Если вы думаете, господа, что смерть избавит вас от необходимости сообщить нам ее координаты, то вы глубоко заблуждаетесь. Прежде чем пустить вам пулю в лоб, я намерен получить необходимые сведения. Учтите, господа, это не пустые слова, и я не наш общий друг Грифон, бешеный нрав которого затмил его разум. Будьте уверены, я получу от вас все, что мне требуется, и лишь потом отправлю вас к праотцам.

Спокойная уверенность Риччи возымела действие: оба ученых поняли, что этот маленький итальянец способен на многое. И тем не менее Баллард-старший нашел в себе силы дать убийце ответ, вложив в него все свое презрение:

— Неужели вы думаете, что человеку, добровольно идущему на смерть, могут быть страшны какие-либо угрозы?

— Думать — значит испытывать сомнение, — философски заметил Риччи, — у меня же сомнений нет и в помине. Я не думаю, я уверен. Уверен, что существует масса способов развязать вам языки. Один из них я сейчас испробую. Вы слышали о методах, которые применялись в гестапо?

Баллард-старший нахмурился, а его двойник негодующе вскинул брови.

— Я сразу понял, что вы изощренный садист, — произнес последний чуть слышно.

Риччи ласково улыбнулся.

— Вы сами толкаете меня на это, господа. Что же касается упомянутого мною метода, то парни из небезызвестного вам учреждения Третьего рейха давно сообразили, что жизнь — не самое ценное для человека. Мой метод до смешного прост. Один из вас преспокойно наблюдает за всем, что здесь происходит, а второго я, скажем, медленно четвертую или, допустим, снимаю с него скальп, отрезаю уши, вырываю ногти…

— Хватит! — крикнул один из Баллардов. — Вы мерзавец, Риччи! Вы фашист!

Риччи отмахнулся от него, словно от назойливой мухи.

— Бросьте, Баллард. Я всего лишь неукоснительно придерживаюсь принципа средневековых инквизиторов, который гласит: цель оправдывает средства. А цель у меня святая. Поверьте, Баллард, не пройдет и трех минут, как один из вас будет ползать у меня в ногах и умолять прекратить пытки его дорогого братца. Возможно, его мольбы и тронут меня, но лишь в обмен на необходимую информацию. Ну как, господа, проведем эксперимент?

Риччи ухмыльнулся, играя массивным пистолетом.

— Бросьте оружие, Риччи! — неожиданно резко прозвучал голос Миллера. — И не делайте глупостей — я бью без промаха!

Истерический хохот Грифона заставил всех вздрогнуть.

— Браво, Миллер! — прохрипел он. — Уничтожьте этого выскочку, и я буду вашим должником по гроб жизни.

Миллер пропустил слова бывшего босса мимо ушей.

— Левьен! Отдайте мне свой пистолет! — грозно потребовал он.

Перепуганный насмерть француз не замедлил выполнить требование сообщника. Теперь Миллер держал бандитов под прицелом двух пистолетов.

Риччи выругался по-итальянски, но оружия из рук не выпустил.

— Грифон был прав, — процедил он сквозь зубы, — с вами ухо нужно держать востро. Вас купил Сэндерс?

— Я не продаюсь, как некоторые, — презрительно отрезал Миллер.

— Бросьте оружие!

— Как бы не так! — Риччи резко повернулся к швейцарцу. Ствол его пистолета уперся в бок Балларда-младшего. — Если вы не оставите ваши дурацкие шутки, Миллер, я наделаю дыр величиной с грецкий орех в этом кладезе мудрости.

С минуту противники не спускали друг с друга напряженных взглядов. Стало так тихо, что слышен был шум прибоя где-то далеко внизу. Наконец Миллер шумно выдохнул и опустил оружие.

— Ваша взяла, — глухо произнес он. — Я не хочу быть причиной смерти этих достойных людей.

Риччи ухмыльнулся. Он остался доволен результатом поединка.

— Левьен! — приказал итальянец. — Возьмите у этого полицейского прихвостня пистолеты. Так, хорошо. А теперь, Миллер, лицом к стене. Живо! Руки за голову!

Миллер вынужден был подчиниться.

— Следите за каждым его движением, — приказал Риччи, обращаясь к Левьену. — Если что, стреляйте без предупреждения.

Итальянец положил свой пистолет на каминную полку и обратился к ученым-двойникам:

— Ну-с, господа, каково будет ваше решение?

— Наше решение неизменно, — высокомерно ответил Баллард-старший, глядя прямо в глаза миланцу.

— Вы вправе выбирать, — пожал тот плечами и снова потянулся к пистолету.

— Не двигаться! — прогремел властный голос Сэндерса. — Уберите руку, Риччи!

Риччи замер. Краем глаза он видел в проеме дальнего окна неподвижную фигуру Сэндерса. Тот перекинул ноги через подоконник и ловко спрыгнул на пол, продолжая держать итальянца под прицелом. Воспользовавшись моментом, Миллер буквально вырвал оружие из рук Левьена. Французу и в голову не пришло оказать ему сопротивление.

— Кретин! — выругался Риччи и ринулся к пистолету, но Сэндерс опередил его. Пуля звонко цокнула о мрамор каминной полки и, отрикошетив, поцарапала щеку итальянцу. Пистолет Риччи подпрыгнул, словно живой, и грохнулся на пол.

Задыхаясь от бессильной злобы, Риччи повернулся лицом к своему врагу и… расхохотался.

— Ну и рожа у вас, Сэндерс! Вы что, в осиное гнездо наведались?

Обожженное крапивой лицо Сэндерса еще больше отекло и покраснело.

— Нет, в логово к шакалам! — зло огрызнулся он. — Довольно скалить зубы!

Миллер тем временем подобрал с пола разбросанное оружие Риччи и Грифона и подошел к Сэндерсу.

— Вы чуть было не опоздали, Сэндерс, — тихо сказал он. — Риччи собрался их пытать.

— Спасибо вам, Ганс. — Сэндерс с чувством пожал швейцарцу руку.

— Вы мне очень помогли.

Миллер смущенно опустил глаза.

— Это я вас должен благодарить, — сказал он. — Вы спасли мне жизнь. И честь, — добавил швейцарец, чуть помедлив.

— Похоже, вся компания в сборе, — усмехнулся Баллард-старший. — Надеюсь, больше гостей не предвидится?

— Ошибаетесь, мистер Баллард, — донесся от дверей мужской голос.

— Вы забыли про полицию.

Сопровождаемый пятью сотрудниками, в кабинет быстро вошел инспектор Диверс.


Глава двадцать вторая | Брешь в стене | Глава двадцать четвертая