home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава двадцать вторая

Вилла «Утиное Гнездо» представляла собой комфортабельный двухэтажный особняк, несущий на своем внешнем облике печать старины, но и не чуждый современным веяниям. Было видно, что вилла неоднократно претерпевала изменения и реконструкции, но былое величие, которым так гордились предки Мэтью Балларда, все же проступало сквозь урбанизированные наносы цивилизации конца двадцатого столетия. Вокруг дома был разбит парк, некогда ухоженный и прекрасно спланированный, но сейчас пришедший в запустение и одичавший. За пределами парка высокими мачтами вздымались безмятежные сосны. Особняк стоял в нескольких ярдах от края обрыва, отвесной стеной спускавшегося в море; далекий шум прибоя едва доносился сюда. Чайки неустанно кружились у самых окон дома, криками нарушая покой ученого затворника.

Автофургон остановился у главного входа в особняк. Грифон выплюнул догоревшую сигарету и всмотрелся в пейзаж, открывавшийся за лобовым стеклом. Безмятежный покой, окутавший виллу, вселил в него уверенность.

— Оставайтесь здесь! — приказал он Риччи. — И присматривайте за теми двумя, — он кивнула сторону кузова. — Левьен порядочный трус и отъявленный негодяй, способный продать и вас, и меня первому встречному, а Миллер… — Грифон недобро усмехнулся, — Миллер слишком явно выражает свою неприязнь ко мне. Тоскует, видать, по своему дружку Сэндерсу. Мне это не нравится. Не выпускайте их, пусть сидят в кузове, а сами следите за подступами к вилле. Уничтожайте любого, кто приблизится к вам на расстояние, позволяющее воспользоваться аннигилятором. Я должен быть спокоен за свой тыл.

— Все будет в лучшем виде, — заверил его итальянец.

— О'кей! — Грифон удовлетворенно кивнул и спрыгнул на посыпанную гравием дорожку.

Когда шаги его смолкли, Риччи вышел из машины, дважды обошел ее кругом, о чем-то усиленно размышляя, и, наконец решившись, открыл кузов.

— Выходите, — крикнул он Миллеру и Левьену. — Мы у цели. Грифон ушел один, оставив нас охранять виллу снаружи. Но я предпочитаю держать его в поле зрения: этот тип может выкинуть любой фортель и оставить нас в дураках. Кто идет со мной?

— Я, — тут же отозвался Миллер.

— Я тоже, — подхватил Левьен, разминая затекшие ноги.

— Отлично! — Риччи остался доволен.

Все трое направились к вилле.

— Дверь в кабинет распахнулась, и на пороге возникла мощная фигура Грифона.

— Здравствуйте, Брунсвик, — внезапно услышал он мягкий, вежливый голос. — Как добрались? Надеюсь, без проблем?

Грифон оторопел. Прямо перед ним стоял коренастый седой старик лет шестидесяти пяти, крепкий еще с виду и обладавший цепким, пронзительным взглядом. Это был доктор Мэтью Баллард. Грифон узнал его, хотя и видел ученого лишь на фотографии.

Баллард взглянул на часы.

— Вы задержались на целых пятнадцать минут, — покачал он крупной головой. — Что-нибудь случилось с машиной? Смелее, Брунсвик, что вы стоите, словно пень на опушке?

— Откуда вы меня знаете? — выдавил ошеломленный Грифон. Он чувствовал, как кто-то сильный, неведомый, выбивает почву из-под его ног.

— Неважно. — Доктор был совершенно спокоен. — Вы ведь пришли убить меня, не так ли? Так приступайте же, черт возьми! Доставайте свой портсигар… — Грифон машинально подчинился. — Так, отлично. Теперь открывайте его… Не стесняйтесь, мой друг, здесь нет ничего сложного. Открыли? Прекрасно. Жмите кнопку… Ну что же вы, Брунсвик! Смелее!

Грифона всего трясло. Он понимал, что происходит нечто невозможное, противоестественное, — и тем не менее выполнял все, что требовал от него Баллард. Палец его с силой вдавил кнопку на портсигаре, но…

— Ай-ай-ай! Какая неприятность! — всплеснул руками Баллард. — Что, техника подвела? Или, может, кнопку заело? Давайте я посмотрю.

— Назад! — крикнул Грифон в бешенстве. Он наконец понял, что доктор его дурачит. Но как? Каким образом?

Лицо Балларда вдруг стало серьезным и жестким.

— Вы ошиблись, Грифон, — произнес он, глядя прямо в глаза убийце. — Я не тот, кого вы должны убить. Посмотрите-ка вон туда.

В дальнем конце кабинета, у письменного стола, в кресле сидел человек и невозмутимо листал номер «UFO». При последних словах Балларда он отложил журнал в сторону и поднял голову.

Грифон вскрикнул и отшатнулся. В кресле сидел Баллард, еще один Баллард.

— Не правда ли, жуткое зрелище? — произнес тот, второй Баллард, поднимаясь с кресла. — И сразу две неприятности: во-первых, из двух жертв нужно выбрать одну, во-вторых, вышел из строя аннигилятор. Не завидую я вам, Брунсвик, то бишь Грифон.

Следует отдать должное растерявшемуся гангстеру — он быстро взял себя в руки. Свирепо сверкнув маленькими глазками, он процедил сквозь зубы:

— Хватит валять дурака, господа ученые! Один из вас двойник. Не такой уж я болван, чтобы не понять этого. Вот только кто… — Он перевел взгляд с одного на другого. — Впрочем, это неважно. Я уничтожу вас обоих — по-моему, это единственный способ не обидеть кого-нибудь из вас. Ха-ха-ха!

Баллард номер два кивнул.

— Что ж, Брунсвик, это действительно неплохой выход. Будем считать, что первую неприятность вы устранили. Но вы забыли о второй — портсигар.

Грифон яростно скрипнул зубами:

— Что вы с ними сделали?

— Вопрос по существу, — вступил в разговор Баллард номер один.

— Видите эту вещицу? — Он кивнул в сторону каминной доски, где лежала небольшая, немногим больше портсигара, коробка. — Эта вещица единственная в своем роде. Чтобы вы не наделали глупостей, Брунсвик, я уберу ее в сейф. — Баллард не преминул выполнить свое обещание. Грифон даже глазом не успел моргнуть, как дверца сейфа захлопнулась. — К вашему сведению, Брунсвик, это небольшое устройство полностью нейтрализует действие любого аннигилятора, оказавшегося в радиусе действия устройства. Если хотите, можете именовать его антианнигилятором.

— Та-ак, — зловеще протянул Грифон, пряча портсигар в карман. — Еще одно очко в вашу пользу, господа. Но вы не учли этого! — в его руках внезапно появился массивный «смит-вессон». — Надеюсь, эту старую добрую игрушку вы не в силах усмирить, не так ли? — Грифон осклабился, жирное лицо его приняло форму сморщенной груши. — Встаньте к стене! Оба! — рявкнул он.

Баллард номер один пожал плечами, но ни он, ни его двойник не тронулись с места.

— Я понимаю, Брунсвик, что вы очень спешите, — произнес он спокойно, — но неужели у вас нет ни капли любопытства? Вы сейчас похожи на разъяренного быка, несущегося на красную мантию тореадора, за которой ничего, заметьте, кроме бетонной стены, нет. Не обломайте рога, Брунсвик.

— Молчать! — Грифона трясло от ярости.

— Вы очень импульсивны, мой дорогой, — невозмутимо продолжал Баллард, — и не хотите прислушаться к голосу рассудка. А ведь стоит лишь задаться вопросом, откуда здесь, в этом доме, взялся второй Баллард, как вы поймете всю абсурдность вашего плана убийства.

Грифон опустил пистолет. До него постепенно начал доходить смысл слов владельца «Утиного Гнезда».

— Я даю вам пять минут, — глухо произнес он. — Выкладывайте все. Ровно через пять минут я выпушу ваши ученые мозги.

Баллард номер один усмехнулся.

— Да, майор Гросс знал, кого выбирал для своих черных целей. — Услышав имя майора, Грифон вздрогнул. — Да, дорогой мой, мне и это известно. Мне вообще многое известно. Кстати, почему не видно нашего друга Сэндерса? Впрочем, это к делу не имеет ни малейшего отношения. Вы, наверное, уже догадались, Брунсвик, что один из нас, а именно ваш покорный слуга, прибыл из так называемого параллельного мира, откуда, кстати, прибыли и вы. Без сомнения, вас не может не удивлять способ, с помощью которого этот переход осуществился. Дабы не томить вас, мой друг, скажу сразу: я воспользовался совершенно иной «брешью». Мне не пришлось ехать в Африку, продираться сквозь джунгли, плыть по кишащему крокодилами озеру, чтобы тут же вновь проделать то же самое, но уже в обратном порядке. Нет, Брунсвик, все было гораздо проще. Уже после отправки вашей группы я продолжил начатые ранее исследования и математически доказал существование еще одного пространственно-временного тоннеля, связующего наши миры. То есть еще одной «бреши». И знаете, где это место? — Баллард выдержал продолжительную паузу, наблюдая за реакцией Грифона. — Здесь.

— Здесь?! — Грифон рванулся вперед, глаза его едва не выскочили из орбит.

— Не совсем здесь, положим. В непосредственной близости от виллы,

— уклончиво добавил Баллард. — Я вижу, вы удивлены. Признаюсь, я был удивлен не менее вашего. Вероятность того, что третья «брешь»…

— Третья? — насторожился Грифон.

— Да, Брунсвик, третья. Первая расположена в районе Магелланова Облака, со второй вы уже имели удовольствие познакомиться, что же касается третьей, то она оказалась совсем рядом. Так вот, вероятность того, что эта «брешь» обнаружится в пределах «Утиного Гнезда», практически равна нулю. Это один из парадоксов, имя которому Случайность.

— Короче, Баллард, — грубо оборвал ученого гангстер, — осталось три минуты.

Баллард-старший — ибо он был старше своего двойника на три года

— печально усмехнулся.

— Я заканчиваю, Брунсвик. Итак, открыв третью «брешь», я словно прозрел. «Какое я имею право, — подумал я тогда, — обрекать на смерть моего двойника, человека, возможно, во многих отношениях более достойного, чем я? Мое второе „я“, если хотите, единственного мне близкого человека, моего астрального брата?» И я решил его спасти. На вилле я не был уже более года, поэтому, заявив Гроссу, что мне нужен отдых, я отбыл в свою вотчину. Приехав в «Утиное Гнездо», я тут же осуществил переход в параллельный мир. Кстати, Брунсвик, я здесь уже несколько дней, и мы с моим коллегой успели о многом переговорить. И знаете, он на многое открыл мне глаза. Впрочем, вам это будет неинтересно. А, вы удивлены тем, что ваше появление не застигло нас врасплох? Вы правы, операция была назначена на конец сентября, а сейчас еще только середина. Но опыт общения с майором Гроссом научил меня осторожности. Я предусмотрел ваше сегодняшнее появление — ведь автофургон бывает здесь лишь раз в неделю. Не явись вы сегодня, я бы ждал вас в следующий раз, ровно через семь дней. Учтите, мне досконально известен план операции, разработанный майором Гроссом.

— Осталась минута, Баллард, — резко прозвучал голос Грифона.

— Теперь о самом главном, — продолжал ученый. — Хочу сообщить вам по секрету, Брунсвик, — об этом знаем только мы двое, — он кивнул на своего двойника, — что вы не сможете вернуться в тот мир.

— Уж не вы ли мне помешаете, Баллард? — с угрозой спросил Грифон, надвигаясь на старика.

— Что вы, дорогой мой, что вы! На то есть законы природы, изменить которые — увы! — нам не под силу. Все дело в том, что «бреши» обладают одним капризным свойством — нестабильностью. Это свойство, кстати, было обнаружено мною в паре с моим коллегой Баллардом уже здесь, в этом мире, буквально два дня назад. Так вот, предварительные расчеты показали, что африканская «брешь» прекратила свое существование вскоре после вашего прохода через нее. Следом исчезнет «брешь» в Магеллановом Облаке, а затем — третья, ближайшая к нам. И тогда связь с тем миром навсегда оборвется.

— Вы слишком много на себя берете, доктор! — недоверчиво проговорил Грифон.

К Балларду-старшему подошел его двойник и стал рядом.

— Мой брат и коллега говорит истинную правду, — сказал он. — Вы обречены не невозвращение, Брунсвик.

— Но ведь третья «брешь» еще существует! — нервно выкрикнул Грифон.

— Разумеется, — невозмутимо ответил Баллард-старший и усмехнулся. — Вам осталось лишь разыскать ее.

— Мерзавцы! — прорычал Грифон. — Я проучу вас обоих!

— Уймите свой пыл, Брунсвик. — Ученые-двойники стояли бок о бок, не выказывая ни малейшего страха. Глядя на их безмятежность и спокойствие, Грифон чувствовал себя не в своей тарелке. — Вы не страшны нам, ибо жизнь перестала играть для нас существенную роль. Наша смерть будет избавлением не только для нас, но и для всего человечества. У нас было достаточно времени, чтобы прийти к единому мнению: нам нет места ни в этом мире, ни в том. Поддавшись давлению майора Гросса, одержимого маниакальной идеей властвовать над параллельным миром, я оказался виновен в смерти множества людей: ведь санкцию на операцию «Брешь в стене» дал именно я. Искупить свою вину я могу лишь ценой собственной крови. Мир полон зла и беззакония, мое же открытие способно лишь многократно увеличить это зло, ввергнуть человечество в пучину хаоса и поставить его на грань самоуничтожения. Мир не готов принять мой бесценный дар и обратить его во благо всего человечества. К моему сожалению, я понял это слишком поздно. Мой брат и коллега полностью разделяет мои воззрения и готов следовать за мной в царство теней, ибо прекрасно понимает, чем может обернуться его открытие для этого мира в самом ближайшем будущем. Мы несем нравственную ответственность перед людьми — и потому выбираем смерть… Впрочем, вас, Брунсвик, вопросы морали и нравственности, по-моему, мало интересуют.

— Вы верно заметили, Баллард, — усмехнулся Грифон и поднял пистолет. — Для меня эти проблемы все равно что пустой звук. — Он бросил быстрый взгляд на часы. — Ваше время истекло, господа ученые. Встаньте к стене! Быстрее.

— И ваша рука не дрогнет, Брунсвик? — сощурился Баллард-младший, с любопытством наблюдая за убийцей и не трогаясь с места.

— Уж будьте покойны, — жестко произнес тот, — моя рука всегда тверда.

— Даже если я сообщу вам, что это убийство теперь потеряло для вас всякий смысл? Согласитесь, майор Гросс не сможет наказать вас за невыполнение приказа — ведь африканская «брешь» исчезла навсегда, а о третьей «бреши» ему ничего не известно. Что же в таком случае даст вам наша смерть?

— Оставь, Мэтью, а то он, чего доброго, решит, что мы струсили,

— вмешался Баллард-старший, беря двойника под локоть и отходя с ним к дальней стене. — И тем не менее, — обратился он к Грифону, — мой брат прав: надобность в убийстве доктора Мэтью Балларда для вас отпала. Реабилитации вы за него все равно не получите. Майор Гросс теперь слишком далеко, но и вы, заметьте, для него недосягаемы. Кары за ослушание не последует.

Грифон во второй раз опустил пистолет. Противоречивые чувства боролись в его душе, на жирной физиономии явно отразилась неуверенность. Но вот ярость снова овладела им.

— Вы блефуете, Баллард! — взревел он и судорожно сжал пистолет.

— Я не верю ни единому вашему слову! Африканская «брешь» существует, и вы не в силах убедить меня в обратном!

Баллард-старший пожал плечами.

— Убеждать вас в чем-либо вовсе не входит в наши намерения, — сказал он невозмутимо. — У вас будет отличная возможность убедиться в этом самому — разумеется, если вы выберетесь отсюда живым.

Грифон быстро пересек кабинет и замер в каких-нибудь двух ярдах от двойников.

— Даже если вы и правы, — произнес он зловеще, — я доведу это дело до конца. Мне нечего терять, две лишние жизни вряд ли обременят мою и без того грешную душу, и никакие гуманные законы не спасут меня от смертного приговора. Но если вы лжете, — повысил он голос, — я вернусь победителем!.. Лицом к стене!

Он в третий раз поднял оружие — теперь уже с твердым намерением выполнить свою угрозу.

— Вы стыдитесь смотреть нам в глаза? — спросил один из Баллардов.

— Лицом к стене! — рявкнул Грифон, покрываясь багровыми пятнами.

— Живо!

Его палец начал медленно вдавливаться в спусковой крючок.

— Ну нет, Брунсвик, — усмехнулся Баллард-старший, — увидеть глаза убийцы, целящегося в тебя из пистолета, не каждому дано. Не лишайте нас этого удовольствия. И не тяните, Брунсвик, ваша физиономия нам уже порядком надоела.

Грифон затрясся от холодной ярости и прошипел что-то нечленораздельное.

Выстрел, последовавший вслед за этим, показался неестественно громким.


Глава двадцать первая | Брешь в стене | Глава двадцать третья