home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава двадцатая

В ту же минуту Клод Реналь вышел в эфир.

— Джил! Теперь мы знаем о них все. Необходимо остановить их, пока они не добрались до КПП.

— Согласен. — Сэндерс сидел в кресле своего старого номера и напряженно вслушивался в голос комиссара. — Ты сможешь их задержать?

— Постараюсь. Не зря же я затеял эту канитель с сыскным агентством!

— Я надеюсь на тебя, старина. Попробую опередить их и добраться до КПП раньше Грифона. Необходимо предупредить людей Джефферсона о готовящемся нападении на Балларда.

— Звуконепроницаемое стекло в салоне автомобиля частного сыскного агентства опустилось. Реналь отсчитал три банкнота и бросил их на пустое сиденье рядом с водителем.

— Вот вам еще тридцать фунтов за небольшую услугу особого рода. Развернитесь и на малой скорости проследуйте мимо вон того «бьиюка».

Агент было заворчал, но вид новеньких купюр вмиг сбил с него спесь. Машина медленно тронулась по пустынной улице сквозь густую пелену тумана. Клод Реналь вынул пистолет, методично навернул глушитель и, когда автомобиль поравнялся с «бьюиком» Грифона, приоткрыл дверцу и почти в упор выстрелил в заднее колесо проплывающей мимо машины. Вслед за негромким хлопком последовало шипение вырывающегося из покрышки воздуха. «Бьюик» слегка осел на правую сторону.

— Вы что, спятили! — в страхе закричал агент. — Мы так не договаривались! Это же машина Брунсвика!

Он с силой вдавил педаль газа, автомобиль рванул вперед и исчез в тумане.

— Четыре человека вышли из подъезда дома двадцать три по Грейтс-стрит.

— Проклятый туман, — выругался Риччи.

— Быстро в машину! — скомандовал Грифон.

Мгновением позже раздался его рев, перемежаемый проклятиями.

— Что случилось? — в тревоге крикнул Левьен.

— Какой-то мерзавец проткнул заднюю покрышку! — рявкнул Грифон и с размаху всадил огромный кулак в лакированную дверцу. На дверце осталась вмятина.

Воздух с хрипом вырывался из груди разъяренного гангстера, маленькие глазки налились кровью. Кулаки судорожно сжимались и разжимались в предвкушении расправы с неизвестным обидчиком.

Риччи нагнулся над спущенным колесом и некоторое время рассматривал его.

— Пулевое отверстие, — наконец произнес он, поднимаясь. Лицо его было серьезно. — Похоже, Сэндерс идет по нашему следу.

— Сэндерс мертв! — глухо процедил Грифон.

— Как бы не так! — возразил Риччи. — Я видел его утром в кафе.

По губам Миллера мелькнула чуть заметная торжествующая улыбка.

Грифон застонал и ринулся обратно в подъезд. На часах было одиннадцать сорок.

— Выходите! — потребовал агент. — Я возвращаюсь.

Они остановились в двух кварталах от дома Грифона.

— Я заплачу вам сто фунтов, — пытался уломать его Клод Реналь.

— Доставьте нас на КПП владений Джефферсона.

— Нет! — наотрез отказался агент. — Вы втянули меня в грязную историю. Мне придется отвечать перед шефом за самовольные действия.

— Сто фунтов!

— Я не возьму с вас больше ни пенса! — В голосе агента звучала непоколебимая решимость. — Я не хочу терять место, которое кормит меня и мою семью. Сейчас же освободите машину!

Клод Реналь понял, что дальнейшие пререкания не приведут к желаемым результатам.

— Катись к своему шефу! — со злостью проговорил он, не без труда выбираясь из машины.

Антонио, всю дорогу хранивший молчание, последовал за ним.

— Грифон влетел в свою квартиру и схватился за телефонную трубку:

— Джо! Это Брунсвик. Твоя тачка на ходу?

— Да, но… — пробормотал бармен на том конце провода.

— Срочно доставь ее ко мне! — прохрипел в трубку Грифон.

— Пойми, Ли, я не могу оставить бар…

— Болван! Я сделаю из тебя решето, если через пять минут ты не подгонишь тачку к моему подъезду! Понял? Живо ко мне!

Грифон отшвырнул трубку и бросился вон из квартиры. Часы показывали одиннадцать сорок две.

— Сэндерс стремительно вошел в комнату Джона Грофа.

— Мне нужна ваша машина, — бросил он на ходу. — Вы разрешите мне воспользоваться ею?

— Разумеется, мистер Сэндерс, — с готовностью отозвался Гроф. — «Ситроен» шестьдесят восьмого года выпуска. Вы найдете его у подъезда.

— Благодарю вас.

Сэндерс поспешил вниз. В вестибюле он наткнулся на перепуганного портье.

— Не ходите туда, сэр, — запричитал тот. — Квартал оцеплен, везде полно полиции.

— Что случилось? — нетерпеливо спросил Сэндерс, пытаясь обойти назойливого портье. Недоброе предчувствие закралось в его душу.

— Вас все равно не выпустят. В доме напротив засел какой-то псих и палит в любого, кто появится на улице. Полиция пытается обезвредить его.

— А, черт! — выругался Сэндерс.

Сквозь застекленные двери вестибюля ему хорошо был виден старенький «ситроен» Грофа. Но путь к нему был отрезан: два дюжих полицейских насмерть стояли у дверей.

— Этого только не хватало, — пробормотал Сэндерс. — Второй выход есть? — спросил он у портье.

— Есть, сэр, — закивал тот. — Он выходит на параллельную улицу. Через него вы можете выйти спокойно: там полиции нет.

— Проводите меня, — потребовал Сэндерс.

— С удовольствием, — услужливо отозвался портье.

Через минуту Сэндерс уже пробирался сквозь толпу зевак к ближайшей автостоянке.

— Джо прибыл даже раньше срока. Его «тачка» с визгом затормозила позади бесполезного теперь «бьюика». Бесцеремонно распахнув дверцу, Грифон выволок оторопевшего бармена и занял его место.

— В машину, живо! — скомандовал он своим сообщникам. Те незамедлительно подчинились.

Когда обалдевший Джо наконец пришел в себя, его «тачки» уже след простыл…

— Осталось четыре минуты, — покачал головой Риччи, взглянув на часы. — Не успеем.

— Не скулить, — прорычал Грифон, впиваясь немигающим взглядом в лобовое стекло и с остервенением вдавливая педаль акселератора в пол.

— Должны успеть, лишь бы эта колымага не подвела.

До их слуха донесся нарастающий вой полицейской сирены. Грифон едва успел крутануть руль вправо, как мимо них на бешеной скорости пронеслись три полицейские машины.

— Облава, — процедил сквозь зубы Грифон. — Кого-то ловят.

— Уж не нас ли? — прошептал Левьен.

Ему никто не ответил.

Но вот вой сирены снова стал нарастать — теперь уже сзади. Одна из полицейских машин, обратив внимание на стремительно несущийся встречный автомобиль, развернулась и пустилась вдогонку.

— Проклятье! — прорычал Грифон. — Риччи! Уберите их!

Риччи осклабился, обнажив хищные зубы хорька.

— Понял, босс! Сию минуту…

Полицейский автомобиль быстро нагонял двойников. Город остался позади, и теперь они неслись по прямому загородному шоссе, тому самому, которое должно было вывести их к вилле «Утиное Гнездо». Риччи достал портсигар, открыл его и, когда автомобили поравнялись, нажал на кнопку. Холодное голубое свечение внезапно охватило машину преследователей; она начала таять буквально на глазах.

Последним исчез вой полицейской сирены.

— Кончено, — усмехнулся Риччи. — Прекрасная смерть, скажу я вам. Без трупов, без грязи, без крови и, главное, без угрызений совести.

— Зачем вы это сделали? — нахмурился Миллер. — Разве в этом была необходимость?

— Была, — коротко бросил Грифон. — И хватит об этом.

Дорога пошла вверх.

Туман несколько расступился, обнажив часть шоссе.

— Вон они! — крикнул Грифон и впился руками в руль.

Впереди и чуть слева, в полумиле от автомобиля двойников и наперерез ему, двигался голубой автофургон, чьи контуры смутно обозначились в поредевшем тумане.

— Ну, теперь держись!.. — Грифон выжимал из машины все возможное и даже сверх того. — Там, где они пересекут наш курс, находится развилка. От нее до КПП около трехсот ярдов.

— Жми, Грифон! — Риччи привстал со своего сиденья и нетерпеливо вцепился в плечо босса. — Еще немного…

Автомобиль летел по влажному асфальтовому покрытию с такой скоростью, о которой наверняка не помышлял создавший его конструктор. На часах было одиннадцать пятьдесят.

— На стоянке оказалось несколько автомобилей. Понимая, что его действия могут быть расценены как преступление, Сэндерс тем не менее решился на этот отчаянный шаг. Туман надежно скрывал его от взоров случайных прохожих. Он дернул дверцу одной из машин. Заперто. Вторую… Снова заперто… Открытым оказался лишь пятый по счету автомобиль. Это был старенький, слегка помятый «мерседес». Нельзя было терять ни минуты, и Сэндерс, полный решимости довести дело до конца, сел за руль. Отступать поздно, во что бы то ни стало нужно перехватить группу двойников, не дать им завладеть автофургоном, на корню пресечь их преступные замыслы. Сэндерс знал, что может полагаться лишь на свои собственные силы, и потому согласен был нести ответственность за вынужденную кражу чужого автомобиля.

Он осторожно вывел машину со стоянки и свернул в переулок.

— Развилки они достигли одновременно. Не сбавляя скорости, Грифон проскочил мимо автофургона, обогнал его и резко затормозил, развернув машину поперек шоссе. Фургон едва не наткнулся на неожиданное препятствие и замер.

— Эй, что за дурацкие шутки? — донесся до двойников грубый голос. — Кто там?

Грифон остановился в ярде от капота автофургона. В руках его блеснул портсигар.

— Это я, Грег, — произнес он, переводя дыхание.

— Грифон? — удивился Грег. — Что случилось?

— Впереди засада. Я едва успел тебя догнать.

— Какая к черту засада! — сердито проговорил Грег. — Не неси чепухи, Грифон. Освободи дорогу!

Крышка портсигара откинулась. Голубоватое пламя вырвало из сумрака кабины два человеческих силуэта…

— Остановитесь! — крикнул Миллер, выскакивая из машины и подбегая к Грифону. — Зачем вы…

Кабина автофургона была пуста. Грифон разразился резким, неприятным смехом.

— Дело сделано, Миллер. Вы, как всегда, опоздали, — произнес он, снова становясь серьезным, но все еще продолжая судорожно подергиваться от распиравшего его бессознательного хохота. — Вы что, вступили в партию филантропов?

Миллер махнул рукой и повернулся к Грифону спиной. Жирная физиономия этого хладнокровного и жестокого убийцы, лишенного элементарного чувства жалости, вызывала у него приступы тошноты.

— Миллер, я еще не закончил, — проскрипел сзади зловещий голос.

— Не забывайте, что я руковожу операцией. Ваше человеколюбие можете оставить при себе, здесь оно неуместно. Займите место в кабине автофургона.

— Я? — растерялся таксист.

— Именно вы. Вы поведете машину через КПП. Потом я сменю вас. Левьен! Вы поедете с Миллером, чтобы ему не было скучно. Ясно? Француз вздрогнул и кивнул. — Живо по местам! — скомандовал Грифон.

Миллер занял место Грега, еще не успевшее остыть и сохранившее тепло прежнего хозяина. Швейцарца била крупная дрожь, когда он садился за руль страшного грузовика. Левьен тоже трясся, но исключительно за собственную шкуру. Проблемы нравственности или угрызения совести для него просто не существовали.

— Ровно в двенадцать ноль пять я жду вас у КПП, — донесся до таксиста скрипучий голос босса.

Грифон и Риччи сели в «тачку» Джо и укатили прочь. Миллер уронил голову на руль и закрыл глаза. В ушах все еще звучал сердитый голос Грега. А тот, второй, так и не успел проронить ни слова…

— Что будем делать?

Реналь беспомощно озирался по сторонам, тщетно пытаясь найти хоть какой-нибудь выход из создавшегося положения. Но город словно вымер: проклятый туман загнал всех жителей Гринфилда в свои квартиры и дома. Переулок был пуст, ни единой живой души не маячило в пределах видимости.

— По-моему, мы крепко застряли в этой чертовой глухомани, — проворчал комиссар. — Придумай что-нибудь, Антонио!

— Единственный выход — идти пешком, — отозвался итальянец, — пока не наткнемся на такси…

— …или на какого-нибудь идиота, который согласится доставить нас на КПП, — заметил Реналь, нетерпеливо суя в рот отсыревшую сигарету. — Но мне почему-то кажется, что эта дыра страдает нехваткой идиотов.

Где-то вдалеке послышался пронзительный вой полицейской сирены.

— Идем туда! — крикнул Реналь, хватая друга за рукав. — В конце концов, полиция просто обязана вмешаться в это дело!..

Сыщики бросились в ту сторону, откуда доносились обнадеживающие звуки сирены. По пути Реналь достал рацию и настроился на частоту Миллера. Но микрофон швейцарца безмолвствовал.

— Черт побери! — нахмурился комиссар, борясь с одышкой. — Похоже, там что-то неладно. Надо связаться с Джилом.

Сэндерс отозвался сразу. Голос его был тревожен.

— Клод, где вы? Как дела?

— Хреново, Джил. Бродим в тумане, словно слепые кроты.

— У меня положение не многим лучше вашего. Правда, я на колесах. Пытаюсь выбраться из города.

— Давай, Джил, на тебя теперь вся надежда. Только, прошу тебя, не лезь на рожон. Что слышно от Миллера? Я что-то не могу его нащупать…

— Они захватили фургон. Грифон оказался проворнее, чем мы думали.

— Ч-черт! Значит, еще одно убийство.

— Похоже, что так… Этот туман, будь он трижды неладен… Пробираюсь на ощупь, полагаясь лишь на интуицию да изредка встречающиеся дорожные указатели. Постараюсь настичь их на КПП. Будет просто чудо, если я вообще выберусь из города. Пока ясно одно: первый раунд мы проиграли.

— Но впереди еще второй, Джил. Держи хвост пистолетом — и все будет о'кей!

— От Диверса известий нет?

— Пока нет. Он должен связаться со мной, как только появится в городе.

— Кажется, Клод, я выхожу на финишную прямую… Так и есть! Город позади, я на том самом шоссе.

— Удачи тебе, Джил! Конец связи…

Реналь спрятал рацию в карман.

Оба ветерана профессионального сыска уже едва дышали, когда им начали попадаться первые прохожие. Все были чем-то озабочены и спешили туда, откуда слышались неясный шум толпы и окрики полицейских.

— Что там происходит? — догнал Антонио какого-то толстяка.

— Говорят, у одного бедолаги нервы не выдержали, — отозвался тот, — вот он и шпарит из «винчестера» по всем, кто оказывается в поле его зрения. Этот дьявольский туман кого угодно из себя выведет.

Толстяк заторопился вперед, оставив выбившихся из сил сыщиков плестись следом.

— Да, наши ноги явно не для погони, — прохрипел Реналь, обливаясь обильным потом. — Все, больше не могу!

— Такси! — вдруг крикнул Антонио и рванул вперед.

— Значит, есть Бог на свете, — пробормотал обессиленный комиссар.

Впереди, у правой обочины, смутно вырисовывался силуэт такси.

— Дорога снова нырнула вниз. Туман сгустился. Грифон затормозил в десяти футах от ворот КПП.

— Сидите здесь и не высовывайтесь, — приказал он Риччи и вышел из автомобиля.

КПП представлял собой грубое одноэтажное каменное строение. С одной стороны к нему примыкали стальные ворота, а с другой — уходящий в бесконечность сплошной бетонный забор, поверх которого тянулись три ряда тонкой, почти невидимой проволоки.

От строения отделилась плотная мужская фигура.

— Грифон, ты? — донесся до Риччи сиплый бас.

— Я, Крис! — отозвался Грифон.

— Все в порядке?

Крис был здоровым, крепко сбитым парнем лет двадцати восьми.

— Фургон где-то застрял, — произнес он. — Не нравится мне это.

— Я видел его у развилки. Грег копался в моторе.

— У этих ублюдков на базе всегда нет времени довести машину до ума, — недовольно прорычал Крис. — Зачем Джеф их только держит? — Он взглянул на часы. — Двенадцать. Все, моя вахта закончилась.

Крис отстегнул от пояса рацию и передал Грифону. Взгляд его случайно упал на автомобиль Джо. За лобовым стеклом он разглядел тщедушную фигуру Риччи.

— А это кто еще там? — В тоне Криса послышалась подозрительность. — Какого черта ты приволок сюда этого типа?!

Грифон напрягся. В руках его появился портсигар.

— По-моему, у тебя был «бьюик», — сощурился Крис, окидывая Грифона недобрым взглядом.

— Был, да весь вышел, — развязно отозвался тот, щелкнув крышкой портсигара. — Какой-то мерзавец спустил мне заднее колесо. Пришлось ловить попутку.

— А-а, — понимающе кивнул Крис; настороженность его сразу исчезла. — От этого чертова тумана в башку лезет всякая дрянь. Ладно, я поехал. Осточертела эта будка, — он кивнул на здание КПП, — дальше некуда.

Крис сплюнул и не спеша направился к своей машине, которая стояла у самого забора и до сего момента была скрыта плотным слоем тумана. Грифон проводил его немигающим взглядом, продолжая держать портсигар открытым. На лице его застыла злобная ухмылка.

Не успел еще стихнуть шум отъезжающего автомобиля, как в рации что-то щелкнуло и до ушей Грифона донесся знакомый голос:

— Говорит центр! Доложите обстановку. Ответьте, Грифон!

Начался плановый сеанс радиосвязи.

— Все в норме, Стэнли! — Грифон чувствовал себя уверенно, как никогда. — Крис только что отбыл.

— Наши телевизоры почти бездействуют, — послышалось в ответ. — Туман снижает видимость практически до нуля. Нам видны лишь верхушки ворот.

«Тем лучше, — усмехнулся про себя Грифон, — значит, они не заметят подмены бедняги Грога».

— Что с Грегом? — как бы читая его мысли, поинтересовался Стэнли. — Я не могу связаться с ним.

— Он застрял в минуте езды от КПП, у него неполадки с двигателем. Я видел его десять минут назад, он ковырялся в моторе. Видно, его рация осталась в кабине, когда ты пытался связаться с ним.

— Может быть, ему нужна помощь?

— Вряд ли. Грег сказал, что справится своими силами… А, вот, кстати, и он!

Грифон прервал связь и поспешил открыть ворота. Автофургон пронесся через КПП и остановился. Ворота тут же сомкнулись.

Миллер спрыгнул на обочину и привалился спиной к кузову. Полное безразличие овладело им. Левьен остался в кабине. Подбежали Грифон и Риччи.

— Риччи и Левьен — в кузов! — скомандовал Грифон на ходу. — Миллер — в кабину!

— Снова за руль? — бесцветным тоном произнес швейцарец.

— За руль сяду я! — рявкнул Грифон.

Через минуту, когда автофургон тронулся в путь, Грифон снова вышел на связь с центром.

— Стэнли, все в порядке! Грег только что проследовал через КПП.

— Почему он не отвечает на вызов?

— Его рация вышла из строя. Даже техника не выдерживает этой проклятой сырости.

— Но ведь у него есть резервная!

— Похоже, он не догадывается, что ты жаждешь услышать его голос, потому и держит вторую рацию отключенной. — Грифон усмехнулся. — Насчет Грега можешь быть спокоен: он жив, здоров и все также скалит зубы, словно акула накануне плотного завтрака.

Миллера передернуло от подобного цинизма.

— Хорошо, — раздался голос Стэнли, — следующий сеанс ровно через час.

Грифон отключил рацию и громко расхохотался. На сиденье, рядом с его собственной рацией, лежала бездействующая рация Грега.


Глава девятнадцатая | Брешь в стене | Глава двадцать первая