home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава тринадцатая

На следующее утро, дождавшись, когда все трое — Риччи, Миллер и Левьен — отбыли каждый по своему маршруту, Джил Сэндерс спустился в номер Клода Реналя. К тому часу там уже собрались Антонио Пеллони, инспектор Роджер Диверс и сам комиссар Реналь. Сэндерс каждому пожал руку.

— Выпроводил своих орлов? — спросил Реналь. Сэндерс кивнул. — Прекрасно. Не волнуйся, Джил, теперь каждый их шаг фиксируется парнями из сыскной полиции.

— Совершенно верно, мистер Сэндерс, — подтвердил Диверс, — лучшие детективы следуют за ними.

— Хорошо, инспектор, — сказал Сэндерс. — Что-нибудь удалось узнать?

— Да, сэр, есть кое-какие новости, — ответил Диверс. — Мы выяснили, что билеты для ваших «друзей» действительно заказаны, и именно в тех населенных пунктах, которые были упомянуты в вашем вчерашнем разговоре с ними.

— Конечный пункт назначения? — нетерпеливо спросил Сэндерс.

— Гринфилд.

— Гринфилд? Где это?

— Там же, где и Палмербридж, Хантсвилл и Далтон. В сорока милях к западу от Плимута. Небольшой провинциальный городок.

— Хорошо, — одобрительно кивнул Сэндерс. — Удалось выяснить, кто заказывал билеты?

— К сожалению, нет. Заказ был сделан по телефону.

— Откуда?

— Из Плимута.

— Ясно. Еще что-нибудь?

— Я связался с известным уфологом Джеймсом Вудкоком и вкратце описал ему ситуацию, — сказал Диверс. — Он обещал навести некоторые справки и проинформировать меня о результатах в самое ближайшее время.

— Так. — Сэндерс закурил. — Клод, ты что-нибудь откопал?

Реналь на минуту задумался.

— Ты знаешь, Джил, я всю ночь думал над вашим вчерашним разговором и пришел к некоторым выводам. Во-первых, мне не нравится Риччи.

— Мне он тоже не по душе, — отозвался Сэндерс.

— Я не о том, Джил. По-моему, он тебя подозревает.

— В чем?

— Не знаю, но он явно под тебя копает. Неужели ты не заметил?

— Заметил, Клод. Ты прав, он не доверяет мне. Где-то я дал маху.

— Сэндерс озабоченно посмотрел в окно. — Возможно, тест был слишком откровенным.

Клод Реналь пожал плечами.

— Возможно. Может быть, тебе стоит уйти в сторону? Тем более что теперь за дело взялся инспектор Диверс.

— Нет, я должен пройти весь путь до конца, — твердо произнес Сэндерс. — Иначе наш замысел рухнет.

— Ты прав, Джил, — неохотно согласился Реналь, скребя пальцами гладко выбритую щеку, — ты в группе — центральная фигура… Теперь второе соображение. Вспомни, Джил, что ответил Шарль Левьен на твой вопрос о его возрасте?

— Что ему двадцать восемь лет.

— Вот! — торжествующе произнес Реналь. — Он сказал именно «двадцать восемь». А вчера я вновь копался в материалах, полученных еще в Женеве, и случайно наткнулся на совершенно другое. Согласно имеющимся документам Левьену сейчас не более двадцати пяти!

Сэндерс пожал плечами с видом полнейшего безразличия.

— Ну и что? Разве это так важно, Клод? Впрочем… — Он вдруг оживился, в глазах засветился огонь. — А ты знаешь, Клод, по-моему, профессиональное чутье не обмануло тебя и на этот раз. — Он напряг память. — Еще в Женеве, в тот день, когда ко мне заявились Миллер с моим любезным «братцем», я стал невольным свидетелем их разговора. Так вот, Миллер обронил странные слова, которым я тогда не придал значения. Но теперь… Он сказал приблизительно следующее: «Три года назад, пятого сентября, я сбил этого мальчика». Речь шла о том самом случае, за который Миллер якобы и был приговорен к смерти. Но это там, в том мире, а здесь, с его же слов, таксист Миллер погиб сам, спасая жизнь мальчику. Причем это произошло не три года назад, а как раз накануне того разговора. Понимаешь, куда я клоню?

На лице Клода Реналя отразилась усиленная работа мысли.

— Не совсем… Чертовщина какая-то!

— Я понял, в чем тут дело, — вступил в разговор Антонио Пеллони.

— Между нашими мирами существует сдвиг во времени. Они опережают нас ровно на три года.

Реналь хлопнул себя ладонью по лбу.

— Какой же я осел! — воскликнул он. — А ведь верно, черт побери! Потому-то их Левьен на три года старше нашего Левьена!

— К сожалению, наш Левьен навсегда останется двадцатипятилетним,

— сказал Сэндерс.

— Да, он мертв, — кивнул Реналь.

В разговор вмешался инспектор Диверс:

— Мне кажется, господа, эта фора в три года дает нашим противникам определенное преимущество. Вы не находите, мистер Сэндерс?

— Гм… возможно, — в раздумье отозвался тот.

— Им известно наше будущее, — продолжал инспектор, — по крайней мере, в ближайшие три года. Судя по той информации, которая уже имеется у нас, от этого будущего исходит какая-то опасность для них. В эти три года что-то должно произойти.

— Но что? — спросил Реналь. — Чего они могут опасаться?

— Пока не знаю, — ответил Диверс, — но, похоже, они и прибыли сюда именно затем, чтобы не дать этому будущему состояться.

Сэндерс с интересом наблюдал за молодым инспектором. Прав был старина Киган — его племянник далеко пойдет. По крайней мере, он внес свежую струю в их расследование, представив дело в неожиданном ракурсе.

— А у вас котелок работает, инспектор, — одобрительно произнес он. — Продолжайте.

Диверс покраснел, польщенный похвалой самого «британского льва». Справившись со смущением, он продолжил:

— Разумеется, время вспять повернуть не под силу никому, но направить события в нужное русло человек способен. Учтите, господа, пятеро членов группы двойников — отличные стрелки.

— Готовится убийство, — произнес Пеллони. — Это ясно.

— Вот именно, готовится убийство, — все больше и больше воодушевлялся Диверс. — Но убийство убийству рознь. Судя по тому, как развиваются события, их будущая жертва — некая крупная фигура, способная оказать влияние на ход мировой истории, причем это влияние должно проявиться не позднее чем через три года.

Клод Реналь и Джил Сэндерс переглянулись.

— А ведь он прав, черт побери! — воскликнул француз. — Помнишь наш разговор, Джил, о сфере возможных интересов службы безопасности, которую представляет майор Гросс?

— Помню, — кивнул Сэндерс. — Либо политика, либо наука.

— Верно, — подтвердил Реналь, — причем скорее второе, нежели первое.

— Но наука — слишком обширное понятие, — возразил Пеллони. — Космос, оборона, генетика, парапсихология… Да мало ли что!

— Это не меняет существа проблемы, — вежливо перебил миланца инспектор Диверс. — Да, в науке задействованы миллионы и миллионы специалистов, но крупных ученых, способных круто изменить ход мировых событий, можно пересчитать по пальцам.

— Вы полагаете, инспектор, — быстро спросил Сэндерс, — что некоему крупному ученому грозит смертельная опасность?

— Не исключено, — уклончиво ответил Диверс. — По крайней мере, эту версию необходимо иметь в виду.

— В таком случае, — Сэндерс поднялся, — нужно срочно выяснить, с именем какого видного деятеля науки связано местечко под названием Гринфилд. Проконсультируйтесь с вашим уфологом, инспектор, возможно, он сможет назвать это имя.

— Именно так я и намеревался поступить, мистер Сэндерс, — ответил Диверс и взглянул на часы. — Мне пора, господа. Всего хорошего.

— Славный малый, — пробормотал Реналь, кивнув вслед ушедшему инспектору. — Да, Джил, хочу тебя предупредить: ни в коем случае не давай им прослушать твое сердце.

— Кому это им? — рассеянно спросил Сэндерс, думая о своем.

— Твоим двойникам. Если они обнаружат, что сердце у тебя с левой стороны, тебе крышка.

— А, так ты тоже обратил на это внимание! — встрепенулся Сэндерс.

— Еще бы! Левьен, по-моему, вполне определенно ответил на твой вопрос. Видимо, сердца у них бьются с правой стороны.

— Похоже, что так, — задумчиво ответил Сэндерс. — Только вряд ли они так просто доберутся до моего сердца.

— Я тоже так думаю, — усмехнулся комиссар, окидывая атлетическую фигуру своего друга одобрительным взглядом, — и тем не менее будь осторожен.

— Хорошо, Клод… — Сэндерс нетерпеливо прошелся по комнате и остановился напротив электронных часов. — Похоже, мне тоже пора, друзья. Поезд в Гринфилд ждать не будет.

— Вы отбываете прямо сейчас, Сэндерс? — поинтересовался Пеллони.

— Да. Боюсь, задержка может стать роковой.

— Что ж, счастливого пути.

Сэндерс простился и вышел, оставив двух полицейских — француза и итальянца — одних.

— А что, Антонио, — подал голос Клод Реналь, подмигнув другу, — не прокатиться ли и нам в тот райский уголок, что в сорока милях западнее Плимута?

— Я готов! — вскочил Пеллони.

— Так едем же, черт побери!

— Прибыв на вокзал, Сэндерс первым делом выяснил, когда отходит поезд на Гринфилд. К счастью, ждать предстояло не более четверти часа.

— Ваше имя? — вежливо осведомился кассир, когда он обратился в кассу за билетом. — Джилберт Сэндерс? Одну минуту. — Кассир зашуршал какими-то бумагами. — На ваше имя, сэр, билет уже заказан.

«Вот как! — удивленно вскинул брови Сэндерс. — И здесь чья-то невидимая рука. Впрочем, этого следовало ожидать».

Подошел поезд…


Глава двенадцатая | Брешь в стене | Глава четырнадцатая