home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



За «журавлем в небе»

– Платформа «Вознесенская». Выход на левую сторону, – прозвучал голос из репродуктора в вагоне электрички.

Игорь не любил вокзальную суету, поэтому обычно выходил на одной из двух железнодорожных станций, расположенных в городской черте. Когда ехал по делам, то на «Вознесенской», а когда искал развлечений, предпочитал платформу поближе к центру – «Площадь Победы». Сегодня он спешил по делу и потому, услышав название нужной станции, двинулся в сторону тамбура.

Вдруг раздался сильный скрежет тормозов, поезд дернулся, и какая-то могучая сила толкнула Игоря вперед. Если бы он не успел ухватиться за поручень, то повалился бы на двух пожилых женщин, не сумевших удержаться на ногах. Когда электричка затормозила, Игорь помог подняться на ноги охающим пенсионеркам и посмотрел в окно. Третий вагон остановился посередине платформы.

"Наверное, кто-то дернул «стоп-кран», – подумал Игорь.

Выйдя на платформу, он увидел взволнованных людей, сбегавшихся к началу состава. Увлекаемый повалившей из вагона толпой, Игорь устремился в ту же сторону.

– Кому-то сегодня здорово не повезло! – произнес тонкий девический голос за его спиной.

Подойти к краю платформы ему не удалось – там уже образовалась плотная людская масса.

– Что случилось? – спросил Игорь у стоявшего впереди мужчины.

Тот обернулся и почему-то раздраженно махнул рукой.

Сквозь толпу протиснулась бледная как смерть перепуганная девушка.

– Женщина с платформы упала, – поймав вопросительные взгляды, произнесла она.

– Молодая женщина? – посыпались на нее вопросы. – Пьяная, что ли?

– Лет тридцать – сорок, наверное!

– Как это произошло?

– Кто ж знает! – Девушка дрожала. – На первый взгляд вроде бы случайно…

Мужчина, который махнул рукой на Игоря, пристально посмотрел на нее и спросил:

– А ты что же, все видела?

– Кровь на волосах… Кровь на чем-то фиолетовом… – выдохнула девушка. – Все залито кровью. Теперь, наверное, мне кошмары будут сниться!..

Игорь помог потрясенной девушке выбраться из обступившей ее плотным кольцом толпы. Та кивком поблагодарила его и, нагнув голову, быстро побежала вперед, точно старалась поскорее отделаться от преследовавшего ее кошмара. Игорь почувствовал, что и ему передался озноб от впечатлительной девушки.

«Несчастная, – промелькнуло у него в голове. – Какая жуткая смерть!..»

Дело, по которому Игорь приехал в город, к счастью, не было безотлагательным. Произошедшее событие поразило его настолько, что он не мог ни о чем другом думать.

«Нет, сейчас я явно не в форме, – решил Игорь, вздохнув. – Может быть, отложить встречу на завтра?» И он поднес к глазам бумажку, которую всучила ему добрая тетка Зинаида, сказав, что «Танюха» племяннику во всем поможет. Работая на тетку Зину, которая держала в поселке три ларька, уже семь с лишним лет, он часто мотался в город за товаром и в случае чего без труда нашел бы, где переночевать. Но уж слишком неласково встретил его город, и погибшая женщина не выходила у него из головы. Игорю захотелось увидеть своего человека, а Татьяна Степановна Дроздова, судя по рекомендации тетки Зины, была как раз таким человеком.

Отыскать нужный адрес оказалось нетрудно. Первый же прохожий, к которому он обратился за помощью, указал на высокое мрачное здание с острым шпилем; не столько жилой дом, сколько символ целой эпохи, самый краешек которой когда-то удалось ухватить юному Игорю Опарину. Подойдя к зданию, он ощутил легкий трепет, знакомый каждому, кто сохранил в душе что-то вроде почтения к архитектурным мастодонтам. В этот момент из нависших над городом туч сорвались первые капли дождя, а через минуту дождь уже усердно стучал по крыше просторного подъезда.

В вестибюле охранников или вахтеров не оказалось. Гулкое эхо шагов сопровождало Игоря до лифта. Проделав недолгий путь вверх в компании собственного отражения, он очутился у двери, обитой бордовой искусственной кожей, и позвонил в массивный звонок.

– Вы к кому? – Голос прозвучал так близко, что он поневоле вздрогнул.

– Я к Дроздовой Татьяне Степановне, – ответил Игорь.

– Зачем? – равнодушно поинтересовался голос.

Вместо ответа Игорь вплотную подошел к двери, стараясь сообразить, откуда исходит звук.

– Отойдите подальше, чтобы я вас видела, – строго порекомендовал ему голос.

«Меня, оказывается, не только слышат, но и видят! Чудеса, да и только!» – удивился Игорь, не обнаружив взглядом ни микрофона, ни камеры.

– Хорошая у вас техника, – одобрил он.

– Хватит пудрить мне мозги, – прозвучало в ответ. – Говорите, кто вы такой и зачем пришли, а то я вызову милицию!

Игорь усмехнулся:

– Я родной племянник Зинаиды Михайловны Востриковой. Сегодня утром она дала мне ваш адрес и сказала: «Если что случится, звони или приходи к Татьяне в любое время суток, она поможет». Вот я и пришел!

– А паспорт у племянника имеется?

– Имеется.

– Покажи в развернутом виде.

– Кому показывать?

– Поднеси к звонку… Гм… Игорь Опарин… – Невидимый микрофон бережно донес до слуха Игоря сомнения в голосе женщины. – А теперь скажи-ка вот что: как твоя тетя меня по-свойски называет?

– Танюха… – засмеялся Игорь.

Это слово подействовало на неприступную дверь, словно магическое заклинание. Она приотворилась, и заметно потеплевший голос из невидимого динамика произнес:

– Чего ждешь? Заходи.

Оказавшись внутри, Игорь огляделся. Квартира была совсем не такой, как он себе представлял: дубовые двери с массивными ручками, потолок с гипсовой лепниной и стены, увешанные фотографиями многочисленных родственников и картинами знаменитых художников. Нет, ничего подобного. Стены, оклеенные бежевыми обоями, современная красивая мебель, модная люстра… Да и сама моложавая хозяйка вовсе не походила на представительницу того поколения, что поворачивало реки вспять и запускало первого человека в космос. Светлые мелированные волосы, подстриженные под каре, ухоженное лицо с чуть азиатскими чертами, хорошая фигура, обтянутая водолазкой и синими джинсами. Надо было изрядно поднапрячь зрение, чтобы в женщине, сидевшей в желтом кожаном кресле, разглядеть ровесницу пятидесятидвухлетней тетки Зинаиды. Хозяйке можно было дать от силы лет сорок.

– Садись. – Татьяна Степановна указала взглядом на кресло. – Так что же у тебя приключилось?

– Собственно, ничего особенного, – пожал плечами гость. – Просто решил зайти, познакомиться…

– И все? – Женщина удивленно вскинула брови.

– Все…

Повисла продолжительная пауза, которую Игорь по-своему истолковал.

– Простите, что побеспокоил вас по такому пустяку. – Он приподнялся из кресла. – Вы, вероятно, заняты. Да я зашел на минутку… У меня достаточно денег, чтобы снять номер в гостинице. Я вовсе не хотел причинять вам неудобства.

– Какой еще «номер»? Какая «гостиница»? – Татьяна Степановна жестом приказала ему сесть. – Ночевать останешься у меня. Ни о чем другом и речи быть не может.

– Мне показалось…

– Тебе показалось, – подтвердила хозяйка. – Сейчас мы будем пить чай с разными вкусностями. Надеюсь, ты голоден?

Не дожидаясь ответа, она поднялась из кресла и, прежде чем исчезнуть на кухне, плавной походкой проплыла мимо гостя. Фигура у Татьяны Степановны была как у молоденькой девушки. Игорь поневоле вспомнил грузное тело тетки Зинаиды, ее грубые, почти мужские черты лица и попытался понять, что могло связывать столь разных людей так крепко, что после нескольких лет разлуки теткина рекомендация с легкостью распахнула перед ним бронированную дверь в эту квартиру.

Пока он осматривался, на небольшом столике, где стояла ваза с белыми розами, появились четыре тарелки. На первой красивым венчиком были разложены кусочки буженины, окорока и разных копченых колбас, вторую украшало такое же кружево из красной рыбы, третья тарелка была до краев полна овощным салатом, а на четвертой свежо и остро пахли морем устрицы и мидии. Вслед за тарелками на столике появился графинчик с клюквенным морсом, бутылка белого вина и фужеры.

– Ешь, не стесняйся, – пригласила Татьяна Степановна, усаживаясь в кресло. – Вот только хлеба у меня нет. На диете сижу…

– А вы? – спросил Игорь, чувствуя, что ему не справиться и с десятой частью этих яств.

– Я не ем после шести вечера. А вот выпить не откажусь.

Она взяла со стола бутылку, ловко откупорила ее и разлила в большие фужеры. Подняв один из них, Татьяна Степановна произнесла:

– Ну, что ж, Игорь, будем знакомы!

– Будем…

Пригубив, хозяйка и гость опустили фужеры на стол.

– Так зачем ты пожаловал в наш шальной город?..

– За «журавлем в небе».

Игорь извлек из кармана визитную карточку своего давнего школьного приятеля, на которой было напечатано: "Вадим Алексеевич Дементьев. Генеральный директор ЗАО «Рынок Средной».

Пока Татьяна Степановна задумчиво разглядывала визитку, он вдруг вспомнил, как все начиналось…


…Десять лет назад у Игоря Опарина была мечта. Он буквально бредил авиацией. Опарин был самым способным учеником в классе, да и на здоровье не жаловался. Сомнений в том, что после школы он поступит в авиационный, практически не было. Однако тех знаний, что дала поселковая школа, хватило лишь на «тройки» за экзамен.

Вернувшись домой, он устроился работать помощником диспетчера железнодорожной станции. Работа на станции считалась в поселке самой престижной. Зарплата высокая, да и льготы всякие… Злые языки утверждали, что удача улыбнулась Игорю не без помощи его родной тетки Зинаиды, занимавшей в ту пору должность начальника станции.

Поначалу Игорь был доволен. Но уже через год малоинтересная работа наскучила до такой степени, что, обнаружив в почтовом ящике повестку из военкомата, Игорь обрадовался. От армии он ждал каких-то перемен в размеренной и скучной жизни. Скучать во время службы ему и впрямь не пришлось. На заставе таджикского погранотряда было не до скуки.

Вернувшись на «гражданку», гвардии старшина Опарин хотел перекантоваться на своей прежней работе, поднакопить немного деньжат и махнуть в город, на поиски лучшей доли. Однако и на этот раз все сложилось не совсем так, как в мечтах. Власть на станции сменилась, и вместо тети Зины там заправляли делами совсем другие люди.

Впрочем, и Зинаида Михайловна Вострикова не оставила прежние владения. Оперативно перевоплотившись из начальника станции в частного предпринимателя, она открыла на привокзальной территории небольшой ларек и начала бойкую торговлю сигаретами, вином и разной мелочовкой, которую раньше можно было найти только в городе. Торговля пошла успешно, вскоре встал вопрос о расширении дела. И тут как нельзя кстати вернулся из армии любимый племянник. На него тетка давно уже имела виды, причем немалые. Заранее подготовленные мать и отец в первый же день попросили сына:

– Может, поможешь Зинаиде? Трудно ей одной со всем управляться. А уж она в долгу не останется. С зарплатой обещала не обидеть, а там, глядишь, и в долю возьмет! Дела-то у нее идут хорошо: второй ларек хочет ставить возле автостанции. Работа не трудная. Когда в ларьке поторгуешь, когда в город за товаром съездишь.

Соглашаясь, Игорь не предполагал, что «помощь» растянется на целых семь лет.

Трудно сказать, сколько еще продолжалась бы незатейливая коммерческая деятельность предприятия «Тетя Зина и племянник», если бы не одно событие.

Все началось с самого обычного вечера, точнее, вечера встречи выпускников. Десять лет со дня окончания школы – дата круглая. В поселке, не избалованном культурно-массовыми мероприятиями, пропустить такой повод для праздника – преступление. Неизвестно откуда взявшаяся «инициативная группа», образованная из пятерых девиц, некогда люто ненавидевших друг друга, раздобыла адреса своих бывших одноклассников и всех оповестила о торжестве, не забыв пригласить и остальных выпускников.

Из-за нездоровой активности «инициативщиц» здание поселковой школы в «день икс» больше напоминало потревоженный муравейник. Из девятнадцати одноклассников Игорю удалось обнаружить шестнадцать. Не хватало только Ритки Грушиной, которая каким-то волшебным образом еще в институте умудрилась выскочить замуж за иностранца и теперь жила за границей, Толика Волкова – он служил мичманом на одном из кораблей Северного флота – и Вадика Дементьева, чей род занятий, равно как и адрес, никому не удалось выяснить. Впрочем, последний был в классе столь безликой фигурой, что его отсутствие никак не могло повлиять на всеобщее веселье.

На пятом часу «вечера встречи» количество выпитого спиртного на единицу площади уже превысило все мыслимые и немыслимые границы. Это означало, что близится непременная составляющая любого праздника – небольшая потасовка.

Игорь собирался пойти домой, но яркий свет за окном заставил его задержаться.

«Прямо НЛО!» – усмехнулся про себя Игорь, вспомнив о своих юношеских мечтах. Однако перед школьным крыльцом обозначился вовсе не космический объект, а вполне опознаваемый легковой автомобиль «Ауди».

– Аудюшка А-8, крутая тачка! – точно определил машину оказавшийся рядом Валерка Исаков, единственный в поселке автомеханик.

Возле окон уже стояла добрая половина выпускников. У каждого в голове, пробивая барьеры сорокаградусной, крутился вопрос: «Кто в машине?» Но даже со ста попыток ни один из собравшихся не смог бы угадать, кто приехал. А прибыл Вадик Дементьев – самый серый и незаметный из всего выпуска.

Некоторые тут же поспешили высказаться по поводу столь эффектного появления:

– Не может быть! Это не его машина и шмотки. Он все напрокат взял, чтоб повыпендриваться!

– А букет роз он тоже взял напрокат? – спросил Игорь.

– Все равно, не может быть! – не сдавался скептик.

А Вадик между тем уже проник в помещение и с ходу вручил бывшей классной руководительнице Валентине Павловне охапку алых роз. Пока опешившая Валентина Павловна мямлила слова благодарности, кто-то успел сосчитать, что роз в букете ровно двадцать семь, а кое-кто умножил в уме число двадцать семь на стоимость одного цветка и вполголоса объявил шокирующую сумму, точнее, произведение.

Игорь тоже пребывал в некотором шоке. Не от стоимости букета; его удивил вид Вадима. Гладко выбритое лицо, модная стрижка, белоснежная рубашка, стильный галстук в тон мышиного цвета костюма и начищенные до блеска башмаки – все это никак не соответствовало образу человека, которого в классе за чудовищную неопрятность дразнили Вадик-чернозем. Все, но не Игорь. Ему почему-то нравился этот тихий, безобидный белобрысый паренек, которого всяк норовил задеть и обидеть. Игорю частенько приходилось за него заступаться. Теперь было совершенно ясно, что за десять лет Вадим превратился в человека, который сам способен обидеть и защитить кого угодно.

Новый гость освоился довольно быстро. Вырвавшись из цепких объятий расчувствовавшейся классной руководительницы, он направился из одного угла актового зала в другой, улыбаясь всем подряд и пожимая тянущиеся отовсюду руки. Игорь жать руку другу не торопился. Присев на подоконник, он смотрел, как шествует по залу триумфатор. Да-да, именно триумфатор. Он знал Вадима лучше многих. И понимал, что для Дементьева, с его больным самолюбием и кучей комплексов, нынешний вечер был истинным триумфом. Школьник Вадик даже в самых смелых фантазиях не мог представить, что люди, прежде не замечавшие его, через десять лет встанут в очередь, чтобы пожать руку.

Минут через двадцать, когда ажиотаж пошел на убыль, Игорь покинул подоконник и подошел к объекту всеобщего внимания. Тот буквально утопал в объятиях школьных красавиц.

– Признайся, Вадик, ты ведь был влюблен в меня? – тиская рукав гостя, лепетала Лариса Прохорова, бывшая школьная дива номер один.

– Немного, – смущенно отвечал Вадим.

– А в меня? – наморщила лобик Ольга Потапова, красавица номер два.

– И в тебя немного, – признался гость, сильно покраснев. О его озабоченности по поводу Оли Потаповой в свое время знал весь класс.

– И в меня тоже? – прозвучал третий женский голос.

Ответа не последовало – Вадим увидел приближающегося друга.

– Здравствуй, Игорь! – воскликнул он, вырываясь из плотного женского кольца, и первый протянул руку. – Как же я рад тебя видеть!

– Привет…

Столь бурная реакция Вадима его сильно озадачила.

– А я подумал, что ты уже ушел домой!

– Собирался…

– Хорошо, что не успел. – Вадим взял друга за локоть и отвел в сторону. – У меня к тебе есть разговор. Может, выйдем, пройдемся по памятным местам?

Первым, да и последним местом, которое они посетили, стал небольшой пролесок метрах в ста от школы. Десять лет назад старшеклассники приспособили его под курилку. Судя по разбросанным повсюду окуркам, с годами ничего не изменилось.

– Куришь? – спросил Вадим, вынимая из кармана золоченый портсигар.

– Нет.

– А я вот никак не могу бросить. Сколько раз пытался…

Чиркнула зажигалка, заструился едкий сигарный дым.

– Ты, я слышал, с теткой Зинаидой коммерцией промышляешь? – спросил Вадим.

– Три ларька, – усмехнулся Игорь. – Разве это коммерция?..

– Не скажи! – возразил Вадим. – Для поселка с населением в три тысячи три ларька – это все равно что в городе три супермаркета. И какая твоя доля, если не секрет? Лучше в баксах… так я лучше соображаю.

– Долларов двести в месяц или около того, – после недолгого подсчета ответил Игорь.

– Негусто, – резюмировал Вадим. – Хотя по местным меркам это, наверное, деньги ломовые.

– Точно, – подтвердил Игорь. Он-то с такими деньгами чувствовал себя в поселке просто миллионером.

«Что ему за дело до моих доходов? – подумалось Игорю. – Уж не в „крышу“ ли метит? Вот смеху-то будет, если так! До сих пор по поводу „отчисления в общак“, „помощи нуждающейся братве“ и тому подобной чепухи никто из местной шпаны рта не смел открыть, опасаясь от души схлопотать по фейсу! Неужели доведется услышать такое от бывшего тихони?»

Но Игорь ошибся.

– У меня к тебе есть предложение! – сообщил Вадим. – Что, если ты бросишь заниматься ерундой, переберешься ко мне в город и начнешь зарабатывать приличные деньги?

Ответом было недоуменное молчание.

– Заниматься тебе придется тем же, чем и сейчас, – спекуляцией… пардон, коммерцией! – улыбаясь, продолжил собеседник. – Только объемы и суммы будут куда больше.

– Чтобы заниматься крупной спекуляцией… тьфу, коммерцией, нужны крупные деньги! – нашелся наконец Игорь.

– Согласен. – Вадим кивнул и выпустил густую струю дыма. – Поэтому для начала поработаешь на окладе, поднакопишь деньжат, осмотришься. Когда разберешься, что к чему, возьмешь в аренду контейнер, а может, сразу несколько и начнешь самостоятельную торговлю!


– Постой, постой… – остановил его Игорь. – Какие контейнеры? Какая торговля? Может, объяснишь, о чем вообще речь?

– Ах да! – стукнул себя по лбу Вадим. – Ты же обо мне ничего не знаешь. А как говорила наша уважаемая Валентина Павловна на уроках литературы: «Прежде чем приступить к чтению произведения, обязательно ознакомьтесь с преамбулой!» Так что слушай преамбулу.

Выпустив изо рта очередное облако дыма, Вадим продолжил:

– Не стану мучить тебя рассказами о том, чем занимался эти десять лет. Перейду сразу к сути. А суть такова: вот уже четыре года, как я директор и совладелец одного рынка. Рынок хоть и небольшой, но хлопот с ним – выше головы, и я последнее время просто зашиваюсь. На жизнь не остается ни времени, ни сил. Стал искать себе помощника. И, знаешь, никого подходящего не нашел… Ну, из тех, кто рядом. Тогда начал вспоминать старых знакомых. Перебрал в голове всех и решил, что ты – самая надежная кандидатура.

– Прошло уже десять лет, – ответил смущенный Игорь. – Я мог измениться, причем не в лучшую сторону.

– Готов рискнуть и проверить это на практике. – Вадим тяжело вздохнул. – Если честно, у меня просто выбора нет. На примете никого, кто был бы умен, как ты, и кому я мог бы хоть чуточку доверять!

– Представляю, что за народ тебя окружает!..

– Не представляешь, – решительно покачал головой Вадим. – Не люди, а акулы. Так ты согласен или нет?

– А подумать можно?

– Можно, но не очень долго.

– А?..

– А зарплата у тебя будет для начала – полторы штуки баксов, – поспешил Вадим.

– Ого! – удивился Игорь. – Только я не об этом хотел спросить.

– А о чем?

– Как называется твой рынок?

– Средной…

– Средно-ой?! Это его ты называешь небольшим?..

– Территория рынка и вправду приличная, – согласился Вадим. – Только вот используется она бездарно. Я планирую кое-что там перестроить. Через пару месяцев думаю начать. Сам понимаешь, тяжеловато работать на два фронта: заниматься стройкой и одновременно вести рыночные дела. Толковый заместитель, как воздух, нужен!.. Уверен, ты справишься. Если уж такой олух, как я, постиг рыночную науку, то тебе сам бог велел!

На тропинке, ведущей к «курилке», появились несколько человек, горланящих популярную в поселке песню: «Но подружка Зиночка перешла тропиночку, ах, мама, мама, как же ты была права!»

Вадим торопливо достал из кармана красивый кусок картона.

– Вот тебе моя визитка. Надумаешь – приезжай. Недели на раздумья хватит?

– Хватит…

– Ну, вот и славно, – облегченно вздохнул Вадим, будто уже получил согласие. – А теперь, пока сюда не забрел поющий балаган, у меня к тебе один щекотливый вопрос… Ты, случайно, не знаешь: Ольга Потапова замужем или нет?

– Замужем, но муж сидит вот уже третий год. И впереди у него еще столько же.

– Здорово! – по-детски обрадовался Вадим. – Как ты думаешь, есть у меня шанс ее уломать?

– Сегодня у тебя есть шанс уломать даже нашу директрису!

Вадим, словно олень во время гона, помчался в школу, чтобы поскорее реализовать свои мужские амбиции. Игорь побрел домой. По пути он размышлял, стоит ли менять спокойную, обеспеченную жизнь в поселке на городскую, невесть что сулящую. Ответ нашелся до неприличия быстро. В споре журавля, который в небе, и синицы, что в руках, всегда побеждает журавль.


Максим МИЛОВАНОВ РЫНОК ТЩЕСЛАВИЯ | Рынок тщеславия | Небольшое поручение!..