home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



25 Миртула, год бешеных Драконов

Лежа на животе, Уилл разглядывал огров, нога за ногу плетущихся по дну ущелья. Время от времени кто-нибудь из великанов посматривал наверх, но его не замечал. Каньон был слишком глубоким, а сам хафлинг – большим мастером прятаться.

И все же следить за такими гигантами на незнакомой местности было делом непростым, действующим на нервы и особенно неприятным, когда не видишь в нем смысла. Взбираясь на пони и направляясь к месту, где ждал Павел, Уилл чувствовал, что терпение его на исходе.

– Ты что, заблудился? – раздраженно поинтересовался Павел. Долговязый жрец стоял в небольшой рошице кривых чахлых деревьев, держа за повод своего чалого. За дни, проведенные в Фаре, его лицо с резкими красивыми чертами осунулось. Края одежды и рассыпавшиеся пряди волос трепал свежий порывистый ветер.

– Замечательно, – отозвался Уилл. – Ты прохлаждаешься тут, пока я работаю, но это, конечно же, не мешает тебе быть вечно недовольным.

– Я не о том, – возразил жрец, – Ты замешкался, и я на самом деле волновался за тебя. Ведь придурки так легко могут попасть в беду, когда бродят сами по себе.

– Кому, как не тебе, это знать, – парировал Уилл. – Твои огры топают вниз по ущелью. Мы можем идти параллельно, держась чуть выше. Если, конечно, ты, в припадке идиотизма, все еще думаешь, что стоит это делать.

– Тот крысиный помет, что ты именуешь своими мозгами, не сумел породить более приемлемой идеи. – Заметив что-то краешком глаза, Павел обернулся и посмотрел вверх. – В укрытие?

Лишь спрятавшись, насколько это было возможно, вместе с пони, Уилл смог взглянуть, что же такое увидел Павел. Мгновением позже он тоже разглядел это – змеевидное тело и крылья летучей мыши на фоне серого облачного неба.

Дракон был лазурным. Синие обитали в пустынях, и Уилл никогда их раньше не встречал. Он недоумевал, неужели змей, сведенный с ума бешенством, проделал в поисках жертвы такой далекий путь от Анаврока.

Но откуда бы он ни взялся, лучше бы его тут не было.

– Эти деревья – жалкая защита, – прошептал он. Ветки над ними едва начали покрываться новой листвой. – Ты можешь сделать что-нибудь?

– Я мог бы попытаться, – отозвался Павел, – но внезапно возникший клочок тумана сам по себе может привлечь внимание твари. Лучше пригнуться пониже и молчать. Я укрою нас тишиной, чтобы животных не было слышно.

Он сжал свой солнечный амулет, пробормотал молитву, и мир стал безмолвным, хотя Уилл продолжал слышать, как сердце с грохотом колотится в его груди.

Наконец, неизбежно настал миг, которого он так страшился. Синий дракон устремился вниз… но не к ним. Он избрал своей мишенью огров и полетел к ущелью. Уилл облегченно вздохнул.

Но, к изумлению хафлинга, синий отчего-то не стал атаковать сразу. Вместо этого он снова взмыл высоко в небо и сделал круг. Серые тучи начали меняться, громоздясь и обретая очертания призрачных наковален. В их чревах засверкали молнии. Ветер задул сильнее, вздымая в воздух песок.

Павел привязал мерина к ветке и жестом велел Уиллу следовать за собой. Хафлинг подчинился. Когда они добрались до края рощицы, стало слышно, как воет ветер и орут внизу в своем ущелье огры. Синий дракон не использовал против них зубы, когти или огненное дыхание, но он сделал нечто другое, что – Уилл пока не мог сказать. В любом случае, важно, что они с Павелом могли теперь разговаривать.

– Послушай! – окликнул он. – Что это ты творишь, зачем разрушил защиту?

– Если повезет, – ответил Павел, – синий нас не заметит. Он занят погодой.

– Но зачем так рисковать?

– Чтобы помочь ограм, – заявил Павел и крадучись стал пробираться вперед.

– Никогда еще, – заметил Уилл, двигаясь следом, – я не ненавидел тебя так, как теперь.

Пока они пробирались к оврагу, Уилл чувствовал себя абсолютно беззащитным и уязвимым. Даже искусному вору обычно нужно прикрытие, чтобы его не обнаружили, а как укроешься на бесплодной торфяной пустоши? Он безмолвно молился Брандобарису, богу Хитрости, прося скрыть его, и его спятившего друга тоже.

Бог, наверное, услышал молитву, и синий дракон не напал на них. Пока.

Когда они подобрались к краю скалы, ударил гром. Уилл осторожно взглянул вниз и удивленно прищурился: дно ущелья изменилось. Твердую каменистую землю теперь заливали потоки грязи, которая местами дымилась, пузырилась и, судя по виду, должна была жечь ноги любого, кто в нее наступит. Большинство огров в смятении и страхе глядели на изменившийся пейзаж. Шаман с красным глазом нараспев произносил молитву, выделывая копьем с кремневым наконечником мистические пассы, но к какой бы магии он ни обращался, результатов видно не было.

– Синий сотворил иллюзию, – сказал Павел.

– Это ясно, – согласился Уилл, – но для чего?

Начал накрапывать дождь.

– Для того, – ответил жрец.

Он взмахнул амулетом, прочитал молитву и сделался выше, внушительнее. Теперь он казался воплощением силы и мудрости. Павел прибегал к этому волшебству, чтобы легче было влиять на других. Жрец солнца выпрямился, являя себя ограм. Судя по глупому виду этих длинноруких существ в бородавчатых шкурах, они явно его заметили, хотя Уилл подозревал, что оттуда, снизу, им должно было казаться, что Павел парит в воздухе.

– То, что вы видите, – не настоящее, – провозгласил священник. Сверкали молнии, грохотал гром, дождь лил все сильнее. – Вы по-прежнему в ущелье. Ощупью отыщите стены и выбирайтесь оттуда или, по крайней мере, поднимайтесь повыше.

Его магически усиленного обаяния не хватило на то, чтобы преодолеть их бессознательную ненависть к человеку. Несколько огров метнули длинные тяжелые копья. Павелу пришлось отскочить назад, чтобы они его не проткнули.

Уилл уже сидел на корточках в неглубокой ямке. Он приподнялся ровно настолько, чтобы раскрутить пращу. Булыжник с треском ударил одного из огров по черепу и отскочил прямо в ухо другому. Оба зашатались, лица их залила кровь.

– Я убью следующего идиота, который схватится за оружие, – прокричал он.

Павел снова шагнул к краю ущелья.

– Вы в плену иллюзии.

Огр с красным глазом зарычал, будто зверь.

– Я знаю это, жрец солнца, но я смогу освободить нас. Мой бог сильнее твоего.

Он стиснул копье огромными узловатыми руками и вскинул оружие над головой, явно начиная новое заклинание.

– Это сделал не я, – объявил Павел, – а дракон. – Шаман заколебался, а люди его зароптали. – Его целью было сбить вас с толку и задержать, чтобы вы оставались на том же месте до следующей атаки. Сейчас она начнется. Прислушайтесь, и вы услышите.

Уилл напряг слух и спустя мгновение уловил за раскатами грома и непрерывным стуком дождя новый звук. Монотонный рев приближался по ущелью, что было под ними.

Шаман тоже услышал его.

– Шарьте ощупью вокруг! – заорал он. – Хватайтесь за все, что попадется под руку, и лезьте наверх, если сумеете!

Уилл понимал, что даже проливной дождь не мог бы так быстро породить такой поток. Синий дракон, наверное, магически увеличил силу и количество хлынувшей воды. Она тараном ударила в огров и накрыла их, будто лавина, так что все, кроме нескольких, успевших вскарабкаться повыше, скрылись из виду. Хафлинг не сомневался, что остальных можно считать покойниками.

Но когда вода схлынула, он увидел, что ошибся. Кое-кто из огров неподвижно лежал на камнях. Кости их наверняка были переломаны. Некоторые просто исчезли, но большинство шатались, кашляли и отплевывались. Они остались живы. Однако ненадолго, если не сумеют собраться с духом.

– Будьте готовы драться! – закричал Павел. – Дракон пожалует вслед за потоком. Он уже у вас над головами!

Маг еще не видел синего. Его скрывали струи дождя. Но должен же был дракон довести дело до конца.

Стоя по колено в бурлящей воде, огры подняли копья, каменные топоры и дубинки.

– Рассейтесь! – крикнул Павел, и некоторые гиганты побрели в стороны.

Мгновением позже в ущелье, прямо в гущу огров, ударил вертикальный огненный столб. Те, в кого угодила молния, сгорели дочерна. Оказавшиеся чуть в стороне от эпицентра ослепительной палящей вспышки или же те, кому часть ее силы передалась через воду, залившую землю, бились в агонии.

И тут появился синий. Вероятно, ущелье было слишком узким, чтобы он смог расправить крылья, и он предпочел сразиться на земле. Дракон двинул лапой и разорвал одного все еще парализованного огра на части; сделал выпад и перекусил надвое другого.

Необходимо было выиграть время, чтобы дать ограм прийти в себя. Уилл и думать не думал, что этим займется он сам, пока не спрыгнул вдруг с края обрыва.

Он был отличным скалолазом и акробатом. И все же, пока он полукатился, полусползал вниз, ему пришлось использовать все свое мастерство. Каменистые склоны были скользкими от дождя, а когда он спустился достаточно низко, прямо внутрь иллюзии, он даже не мог больше видеть их. Приходилось полагаться на инстинкт и хвататься руками, как казалось, за воздух.

Так или иначе, он добрался до огров, и вдруг понял, что ему не удастся в кувырке спрыгнуть на дно ущелья и поразить дракона в брюхо, как он изначально собирался. Вода стояла довольно высоко, Уилл бы погрузился в нее с головой, и его, скорее всего, просто унес бы стремительный поток. И уж точно он не смог бы сражаться.

В отчаянии хафлинг оттолкнулся от склона, пытаясь превратить едва управляемое падение в прыжок, который позволил бы ему приземлиться в намеченном месте. Он плюхнулся синему на спину, как раз у основания крыльев, уцепился за чешую, чтобы остановиться, выхватил свой заговоренный, отлично сбалансированный изогнутый меч и вонзил его в тело дракона.

Синий дернулся, едва не сбросив его. Огромная клиновидная голова с рваными ушами и длинным рогом, торчащим на конце морды, развернулась к хафлингу. Чудовище разинуло пасть и попыталось ухватить врага.

Уилл сделал сальто, увернувшись от зубов, и не удивился бы, скатись он беспомощно прямо вниз со скользкой от дождя спины вздыбившегося дракона. Но он ухитрился удержаться, уцепился за соседнюю чешуйку и вновь нанес удар, теперь уже охотничьим ножом. Посыпались шипящие искры – крохотные сестры молнии, являющейся частью самой сущности синих драконов, и острие скользнуло по естественной броне чудовища.

Дракон вытянул шею назад, стараясь дотянуться до противника зубами. Атака оказалась столь быстрой, что Уилл едва успел восстановить равновесие. Шатающаяся из стороны в сторону покатая спина чудовища была в высшей степени ненадежной опорой. Уворачиваться будет все сложнее. Может, даже слишком сложно.

Но прежде, чем синий успел нанести удар, над его головой возникла раскаленная дубинка, красная, как рассветное солнце. Зависшее в воздухе оружие само собой размахнулось, хоть и не было видно руки, держащей его, и с силой ударило дракона по голове. В тот же миг огненный шар врезался в извивающуюся шею ящера. Уилл знал, что первая атака – дело рук Павела, и заключил, что вторая – работа красноглазого огра.

Видимо, им удалось причинить дракону боль. Синий вытянул шею вперед и прыгнул, норовя достать шамана, чья рука пылала, словно факел. Неожиданный толчок едва не сбросил Уилла с драконьей шкуры, но он снова удержался и ударил еще раз, воткнув острие на несколько дюймов в плоть чудовища. На мгновение нож словно завибрировал в его пальцах, все мышцы руки напряглись и задрожали.

Цепочка огров с выставленными вперед копьями встала между драконом и вождем. Синий налетел на них, растоптав одного в лепешку. Но, по крайней мере, они заставили змея на миг замедлить атаку и воткнули пару копий в его грудь. Шаман отступил и швырнул в воздух еще один огненный шар. Остальные гиганты зашлепали через поток, отвлекая на себя огромного противника. Светящаяся дубинка Павела мелькнула в воздухе и ударила прямо в змеиный глаз с узким зрачком. В тот же момент из простертой руки шамана вырвался яркий луч света и прожег дыру в крыле синего.

Уилл продолжать кромсать спину дракона ножом. Он надеялся, что синий позабыл про него, но не тут-то было. Кончик гибкого хвоста хлестнул вдруг по огромной спине, норовя смахнуть хафлинга, точно назойливую муху. Уилл отпрянул в сторону, увернувшись от первого удара, и, подпрыгнув, пропустил под собой второй. Он понимал, что долго так не продержится.

Однако тут синий повалился на брюхо. В воздух взметнулся целый столб грязной воды. Очевидно, огры сумели ранить его, по меньшей мере, в две ноги сразу, причем так, что лапы не могли больше держать тушу. Синий захлопал крыльями, пытаясь взлететь, но сделать это без разбега или прыжка не мог. К тому же ущелье было слишком узким для него.

Дракон яростно наносил удары налево и направо. Многие огры погибли, сожженные его огненным дыханием, разорванные на части клыками, расплющенные могучими ударами хвоста. Змей не останавливался ни на миг.

Шаман бросился к дракону, вогнал копье в основание шеи и, цепляясь за него, вскарабкался синему на грудь. Тело гиганта огра топорщилось острыми, словно иглы дикобраза, шипами. Без сомнения, он заколдовал их, и теперь, когда прыгал по телу врага, шипы вновь и вновь вонзались в драконью плоть.

Синий перевалился на бок и поднял переднюю раненую лапу, стараясь ухватить шамана когтями. Но летающая дубинка Павела опередила его и ударила в лоб. Послышался хруст переломанных костей. Чудовище забилось в конвульсиях, едва не скинув хафлинга наземь.

Синий изрыгнул еще одну молнию, но она пронзила лишь воздух и никого не задела. Потом голова на длинной шее повалилась в бурный поток, словно обрушившаяся башня. Огромное крыло с шуршанием упало на землю, и после этого дракон уже больше не шевелился.

Шаман полез по туше синего наверх, к Уиллу. Хафлингу не оставалось ничего другого, как драться. Вода все еще была высокой, вокруг сгрудились гиганты огры, и отступать было некуда.

– Остановитесь! – крикнул Павел. В этом слове осязаемо чувствовалась сила магии, и шаман застыл на месте.

уилл прикинул, не прирезать ли огра, пока тот неподвижен, но интуиция удержала его руку.

– Если у вас есть хоть капля здравого смысла, – обратился к ограм Павел, – вы поймете, что мы хотим стать вашими друзьями. Мы шли по вашему следу несколько дней, дожидаясь случая поговорить.

– Причем так, чтобы наши задницы не попали в ваш котел, – проворчал Уилл.

Шаман сердито уставился на Павела, а потом, наконец, проворчал:

– Спускайся вниз, маленький жрец солнца, поговорим.


20 Миртула, год Бешеных Драконов | Ритуал | * * *