home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



19

Несмотря на отчаянные усилия Сары, Рождество прошло довольно уныло. Некоторое оживление принесла весть, что «Каролина», один из кораблей Жана Лафита, теснила англичан с левого фланга, в то время как с правого их обстреливали американские войска, нанося им тем самым значительный урон. Лили то и дело спрашивала себя, неужели Мэт там, в самом пекле, вместе с пиратами Лафита. Когда она вспоминала об их последней встрече, обо всем, что они в запальчивости наговорили друг другу, ее охватывали тоска и раскаяние. Если бы только можно было взять свои слова обратно, переписать набело тот кусок жизни, когда она отказывала Мэту в любви.

Первого января 1815 года Джеф покинул дом, чтобы присоединиться к войскам, стоявшим у пролива Родригеса, где, по последним сводкам, англичане готовились к решающему штурму. Линия фронта неотвратимо приближалась к городским стенам, и вот настал день, когда жителям Нового Орлеана стали слышны орудийные залпы. Улицы полнились самыми противоречивыми слухами.

Однажды утром Сара вернулась с рынка и принесла хорошие новости.

— «Луизиане» Жана Лафита удалось отбить атаку англичан у самого входа в порт, — возбужденно затараторила она. — Правда, здорово? С его кораблей сняли пушки и отдали Доминику, его канониры держат оборону вдоль пролива Родригеса.

Лили искренне обрадовалась услышанному, однако ее мысли были заняты другим.

— А как там «Морской ястреб» и «Леди Хоук»? Говорят ли что-нибудь о Мате?

Глаза Сары погасли.

— Нет, ничего конкретного. Известно только, что он где-то в заливе, вместе с Лафитом. Также ничего не слышно о Джефе. Если с ним что-нибудь случится, я не переживу.

Никто, кроме Джефа, не знает, но я.., я беременна.

Лицо Лили осветилось радостью.

— О, Сара, это замечательно. Я желаю тебе…

Слова замерли на ее губах. Как бы она хотела иметь ребенка от Мэта! Они никогда не говорили о детях, но что-то подсказывало Лили, что он был бы хорошим отцом. Впрочем, если она до сих пор не забеременела, возможно, этого не будет никогда. Было бы ужасно прожить жизнь, не имея рядом существа, которое по-настоящему любит тебя и нуждается в тебе.

— Когда-нибудь это произойдет и с тобой, — мягко сказала Сара, перехватив отчаянный взгляд Лили.

Девушка не решилась возразить, но в глубине души была уверена, что даже ребенок не удержит Мэта рядом с нею. Верность просто не в его натуре.

Восьмого января канонада оглушила город. Вести о происходящем на поле боя прибывали в город вместе с ранеными. Сара и Лили одними из первых предложили свою помощь в госпитале. Обе работали до изнеможения: готовили корпию, обрабатывали раны, утешали умирающих.

К ночи они возвращались домой, изнуренные физически и подавленные морально от такого количества бессмысленных жертв.

Пушечные залпы становились все более громкими и зловещими, а женщины с улицы Дюмайн продолжали ждать известий от своих мужчин. Однажды, когда они сидели за обеденным столом в гостиной и вяло ковыряли вилкой в тарелке, канонада неожиданно стихла и наступила полная тишина.

— Пушки! — воскликнула Лили, напряженно прислушиваясь. — Они молчат!

— Что бы это значило? — прошептала Сара.

— Наверное, бой прекратился, — с надеждой в голосе произнесла Лили. — Боже, сделай так, чтобы победили американцы!

Сара всем сердцем молила о том же.

Лишь далеко за полночь женщины узнали об исходе сражения за Новый Орлеан. Никто из них не решался лечь спать, да и тревожные мысли о мужьях гнали всякий сон.

Внезапно дверь распахнулась, и в дом ввалился Джеф — грязный и измученный, но живой и невредимый! Он обнял и поцеловал Сару и только затем начал свой рассказ о событиях последних дней.

— Если бы не Жан Лафит и его люди, мы могли бы потерпеть поражение, — возбужденно говорил Джеф, которого переполняло искреннее восхищение благородным пиратом. — Его канониры выставили пушки вдоль пролива Родригеса и не переставая обстреливали противника, в то время как его корабли атаковали англичан с воды. Видели бы вы эту картину! Настоящее пекло. Отныне и впредь никому и в голову не придет усомниться в его лояльности.

Между тем Лили мучила одна-единственная мысль: не захватил ли враг какой-нибудь из кораблей Мэта.

— «Леди Хоук» и «Морской ястреб» все это время находились в самой гуще сражения. — Джеф отвел глаза, что показалось ей крайне подозрительным.

— Итак, битва завершилась и атака англичан отбита, — радовалась Сара. — Значит ли это, что войну можно считать законченной и все мы снова заживем нормальной жизнью?

— Британцы потерпели сокрушительное поражение, — заверил Джеф. — Великий день для нашей армии. Жалкие остатки английского флота уже отправились домой зализывать раны.

— А когда вернется Мэт?

Джеф спрятал глаза, стараясь избежать пытливого взгляда Лили. Он прекрасно знал, какой удар нанесет весть о Мэте его жене и сестре, но понимал, что лучше им узнать обо всем от него, чем от чужого человека.

Лили ощутила, как ее грудь стягивает железный обруч, а в голове нарастает оглушительный звон. Поведение Джефа испугало ее, он скрывает от нее что-то ужасное.

Что с Мэтом? Его ранили, и Джеф подыскивает слова, чтобы сообщить ей об этом? Из глубины ее существа поднималась темная волна страха, путая мысли и сбивая дыхание.

— Джеф, пожалуйста, я должна знать правду. Если Мэта ранили, я немедленно отправлюсь к нему.

— О нет… — прошептала Сара, неожиданно осознав, что муж старательно избегает разговора о Мэте. — Ради бога, что случилось?

Джеф с трудом выдержал обеспокоенный взгляд жены, собираясь с силами, чтобы сообщить страшную новость.

— Лили, я бы отдал все на свете, лишь бы успокоить тебя, сказать, что с Мэтом все хорошо. Но, говоря по правде.., я не знаю. «Морской ястреб» получил пробоину и затонул, когда атака была в полном разгаре.

Лили побледнела и начала медленно оседать. Джеф едва успел подхватить ее. Боже, как такое могло случиться? Неужели она послала Мэта на смерть, не сказав на прощание ни слова любви? Если он и вправду погиб, то у нее не осталось ничего, что служило бы напоминанием о тех счастливых днях, что они провели на острове. Почему она не смогла забеременеть, как Сара?

— Мне очень жаль, — тихо сказал Джеф, прижимая к груди рыдающую девушку.

— Неужели никто не выжил? — спросила Лили, все еще отказываясь верить в смерть Мэта.

— Удалось спасти человек десять, — мрачно ответил Джеф, — большинство из них было подобрано «Леди Хоук». Их всех доставили в город. Мэта среди них нет.

Впрочем, скоро вернется Дик Марлоу, и вы узнаете подробности. Я лишь передаю то, что он успел мне рассказать по возвращении в порт.

Сара зарыдала, и Джеф нежно обнял жену, понимая ее горе. После смерти родителей у нее остался только Мэт, и связь между братом и сестрой была очень крепка. Пытаясь успокоить женщин, Джеф сообщил, что генерал Джексон приказал вести поиски всех, кто мог остаться в живых.

— В конце концов, не стоит исключать возможности, что кто-либо из них сумел добраться до берега, — проговорил он, осознавая всю призрачность этой надежды. Сам он не сомневался, что Мэт погиб.

Последующие дни напоминали нескончаемый ночной кошмар, из которого нельзя было выбраться. Наконец приехал Дик Марлоу и печально поведал о последних минутах «Морского ястреба». Лили жадно ловила каждое его слово.

— «Леди Хоук» атаковала английский фрегат и находилась на порядочном расстоянии от «Морского ястреба», когда в его пороховой трюм попало пушечное ядро. Когда до нас докатилась вызванная взрывом волна, я оглянулся и увидел, как в воздух взлетают исковерканные тела, а судно на глазах превращается в горящий факел. Оно затонуло за считанные секунды. Нам удалось спасти лишь немногих…

— Вы видели Мэта? — перебила Лили. Несмотря на ужасающее впечатление, произведенное на нее описанием катастрофы, она желала знать мельчайшие подробности.

Дик посмотрел на нее с нескрываемым сочувствием.

— Мне очень жаль, Лили, но.., нет. Мы подобрали тела погибших, Мэта не было и среди них.

Вскоре Дик поспешил вернуться на свой корабль, который, хотя и остался цел, все же нуждался в мелком ремонте. Он так и не решился спросить Лили, как она думает распорядиться другими кораблями Мэта. Кроме «Леди Хоук», оставалась еще «Гордость Хоуков», на которой служил капером старинный приятель Мэта Эндрю Колдер. Впрочем, судно затерялось где-то в просторах Атлантики, и с начала войны о нем не поступало никаких сведений, так что Дик даже не был уверен, что оно все еще на плаву.

Лишь уединяясь в своей комнате. Лили давала волю слезам. Ее неотступно терзали воспоминания о последнем разговоре с Мэтом. Каждое грубое слово, которое она сказала ему в тот день, жгло ее сердце. Теперь ему так и не суждено узнать, что она злилась и лгала, что она любит его, несмотря на все его измены. Как же мелочна, взбалмошна и мстительна была она тогда! Запоздалое раскаяние терзало Лили не меньше, чем горечь потери дорогого человека. Впереди простиралась долгая, унылая череда недель, месяцев, лет жизни без Мэта — жизни, которая стала пуста.

Вконец изнурив себя изощренным самоистязанием. Лили ложилась в холодную постель, искренне моля бога о вечном сне для себя.

С утра она снова принималась за тщетные поиски Мэта, обходя по очереди все госпитали, доки, заглядывая в штаб генерала Джексона, надеясь, что произойдет чудо и на одной из больничных коек мелькнет родное лицо или в длинных сводках — знакомое имя. Однако небо оставалось глухо к ее мольбам, никто не знал решительно ничего об участи Мэта.

Настал день, когда было решено прекратить поиски выживших после боя. Лили была безутешна. Вопреки очевидности она упорно отказывалась верить в то, что больше никогда не увидит Мэта. Если бы он умер, говорила она себе, она бы почувствовала это сердцем, кожей, каждой клеточкой своего тела. Но в ней лишь поселилась унылая пустота, а потому она продолжала верить и надеяться на чудо, которое вернет ей любимого, И вот однажды имя Мэта появилось в официальном списке погибших. В тот день что-то оборвалось в душе Лили. Она тут же известила Дика Марлоу, что хочет отплыть на «Леди Хоук» в Бостон. Она решила вернуться в Хоуксхевен, фамильное поместье Мэта, где сами стены хранили память о нем. Несмотря на горе и отчаяние. Лили чувствовала, что Мэт одобрил бы ее возвращение домой и был бы рад, если бы она взяла в свои руки и хозяйство, и дело.

— Ты не можешь уехать, — молила Сара, уже заметно округлившаяся, — по крайней мере, не сейчас. Скоро появится малыш, и я хочу, чтобы ты была рядом со мной.

— С тобой остается Джеф, — мягко возражала Лили.

Не то чтобы она завидовала счастью Сары, просто ей было невыносимо день за днем видеть те радости семейного очага, которых сама она теперь лишена навсегда.

Каждый раз, когда она смотрела на Сару, столь напоминавшую ей Мэта, ее охватывало острое чувство вины.

До самой смерти ей не забыть, что она проводила человека на смерть, осыпая упреками и проклятиями, не приласкав его ни взглядом, ни словом. Видимо, крест этого жгучего раскаяния, как и горечь утраты, ей придется нести через всю жизнь.

В день отъезда из Нового Орлеана на причале собралась немногочисленная группка людей. Сара тихонько рыдала в рубашку мужа, а Лили из последних сил сдерживала слезы.

— Пообещай, что приедешь навестить меня, как только малыш станет достаточно большим для путешествия, — сказала Лили, переживая расставание так же тяжело, как и Сара. — И не забудь прислать весточку, как только он родится. Я не буду знать покоя, пока не услышу, что с вами обоими все в порядке.

— Ты бы могла остаться здесь, с нами, — с упреком напомнил Джеф. — Почему ты уезжаешь так скоро?

— Да, — с надеждой вторила ему Сара" — еще не поздно вернуться к нам.

Лили решительно помотала головой.

— В Хоуксхевене мой дом, наш дом. Там я буду чувствовать присутствие Мэта. Кроме того, когда он вернется, то будет доволен, узнав, что я продолжала заниматься его делами.

Лили прикусила губу. Она не хотела, чтобы Сара и Джеф считали, что ее рассудок помрачился от горя и питается нелепыми надеждами на чудо. Последние слова вырвались сами собой, прежде чем она успела подумать.

— Прости, дорогая, я знаю, глупо верить в чудеса, но ничего не могу поделать. Я чувствую, что Мэт жив, чувствую всем сердцем.

— Пусть он останется в твоем сердце, Лили, — глотая слезы, прошептала Сара, — так же, как и в моем.

Они обменялись поцелуями и обещаниями навещать друг друга, и вскоре Лили уже стояла на палубе «Леди Хоук», глядя на уменьшающиеся фигурки Джефа и Сары, в то время как корабль плавно скользил по водам Миссисипи, стремившим свой бег к океану.

За время путешествия Лили удалось убедить Дика Марлоу временно взять на себя управление корабельным хозяйством Мэта. Несмотря на свою молодость, он производил впечатление человека компетентного и разумного.

Иначе разве Мэт доверил бы ему свою «Леди Хоук»?

Стоя перед тяжелыми воротами Хоуксхевена, Лили ощутила себя так, будто круг ее жизни замкнулся. Еще недавно она мечтала о том, чтобы провести здесь годы вместе с Мэтом и их будущими детьми. Теперь ей предстояло влачить одинокое существование, питаясь лишь мечтами о возможном счастье.

У дверей Лили встретила прислуга. Джозеф, дворецкий, выглядел сдержанно и торжественно, миссис Джири, напротив, при виде хозяйки разразилась громкими рыданиями, в огромных голубых глазах Джени стояли слезы.

Первым молчание нарушил Джозеф.

— Смерть капитана Хоука была большой трагедией для всех нас. Без него все будет по-другому.

— Как.., как вы узнали? — проговорила Лили, глотая комок в горле. Она не может позволить себе распуститься перед слугами.

— Мистер Уинслоу, адвокат капитана, сообщил нам о его.., смерти. Мы хотим заверить вас, что готовы служить вам, чем можем.

— Спасибо, Джозеф. А теперь, с вашего разрешения, я немного отдохну: путешествие было утомительным. Если у вас есть вопросы, мистер Марлоу ответит на все.

Слава богу, что рядом Дик, подумала Лили, медленно поднимаясь по лестнице и с благодарностью прислушиваясь к его голосу, терпеливо повторявшему для слуг страшные подробности гибели их хозяина. У нее не было аппетита, впрочем, как и всегда в последнее время. На корабле неожиданно накатил тяжелейший приступ морской болезни, от которой прежде Лили никогда не страдала. Единственным объяснением столь странному недомоганию могли быть перенесенные за прошедшие недели страдания. Теперь же в ее состоянии появилось нечто новое, чему она не могла подыскать определения и что смутно тревожило ее.

Лили удивительно быстро освоилась в Хоуксхевене, и ее жизнь заполнилась повседневными хлопотами и заботами, только в сердце по-прежнему царила пустота. И старый дом, и прислуга тепло приняли ее. От грустных мыслей ее отвлекала дружба и растущая взаимная привязанность между ее горничной Джени и Диком Марлоу, который теперь был частым гостем в доме. И, разумеется, она снова встретилась с Клэем.

Он появился вскоре после приезда Лили в Хоуксхевен.

Она ждала от него отчета о состоянии финансовых дел Мэта, поскольку до возвращения мужа — а в это, вопреки всему, девушка верила свято — именно ей предстояло разбираться во всех сложностях и подводных течениях мира бизнеса. Единственное, чем она могла помочь сейчас Мэту, — это сохранить его состояние.

— Надеюсь, я не слишком рано потревожил тебя, — сказал Клэй, пожирая Лили глазами.

Он по-прежнему считал ее самой желанной женщиной на свете. Когда два года назад она покинула Бостон, Клэй был в полном отчаянии, думая, что никогда больше не увидит ее. И вот долгожданная встреча состоялась.

— В делах Мэта есть несколько аспектов, которые требуют твоего особого внимания, — ровным тоном продолжал он, стараясь держать себя в руках. — Например, его завещание. Оно очень простое и ясное, по нему все переходит к тебе, за исключением доли Сары.

Клэй передал ей документ, она несколько минут изучала его, борясь с подступающими к горлу рыданиями, затем протянула бумагу обратно Клэю.

— Я и не знала, что Мэт так богат, — с трудом выговорила Лили.

— До недавнего времени основная часть его состояния была вложена в недвижимость и корабли. Наличности практически не оставалось. Но с войной все изменилось.

Занявшись каперством, Мэт регулярно делал вклады в различные банки, причем весьма солидные и на самых выгодных условиях. Все это приносило ему огромный доход, который он тут же снова очень умно и осторожно вкладывал в некоторые предприятия. В итоге. Лили, теперь ты одна из самых богатых женщин в стране, и я могу лишь добавить, что по праву.

— Спасибо, Клэй, ты проделал большую работу, и, я знаю, Мэт будет очень доволен тем, как твоя контора вела его дела. Впрочем, он это и сам тебе скажет.

— Что? — изумился Клэй. — Опомнись, Лили, что ты говоришь? Первый же корабль, пришвартовавшись в Бостоне после битвы за Новый Орлеан, принес весть о его смерти. Я говорил с Диком Марлоу, и он подтвердил, что это правда. Ты узнала что-то другое? Когда? От кого?

— Ничего ни от кого я не узнавала, просто я знаю, что Мэт жив, — со спокойной уверенностью ответила она. — Его возвращение лишь вопрос времени.

Удивление в глазах Клэя сменилось жалостью.

— Лили, дорогая, посмотри правде в глаза! Мэт мертв, а мертвые не возвращаются.

— Нет, Клэй, ты ошибаешься, — покачала головой она. — А я-то дума-га, что если кто и поверит мне, так это ты.

— Ты требуешь от меня слишком многого, дорогая, — горько улыбнулся он. — Мне очень жаль, что Мэт погиб, но теперь у меня впервые появилась надежда. Я не переставал любить тебя, хотя и знал, что надеяться глупо. Можешь всегда рассчитывать на меня, Лили, я буду рядом…

Кто знает, вдруг настанет день, когда моя любовь вызовет в тебе ответное чувство. Поверь, я искренне переживаю смерть Мэта. Мы с ним стали друзьями задолго до того, как он привез тебя в Бостон. Но я не мог равнодушно смотреть, как он с тобой обращался. Мне кажется, Мэт никогда не любил тебя по-настоящему.., по крайней мере так, как мог бы любить тебя я.

Перед глазами Лили всплыл залитый солнцем остров, загорелое лицо Мэта, улыбка на его губах…

— Нет, Клэй, он любил меня. Теперь я точно это знаю.

И я никогда не прощу себе, что сама оттолкнула его. Уходя на войну, он не услышал от меня ни единого теплого слова… — Ее голос сорвался, и она отвернулась, чтобы скрыть слезы.

— Я не знаю, о чем ты говоришь, но ни в чем из случившегося нет твоей вины. Он не заслуживал твоей любви, хотя ты любила его всем сердцем. Для меня это было очевидно с самого начала.

Лили прикусила губу, и Клэй, решив, что своими словами лишь растравляет свежую рану, поспешил заговорить о другом:

— Что ты думаешь о его кораблях? Ты хотела бы оставить их себе? Если нет, то я легко найду покупателя.

— Эти корабли были для Мэта всем, — покачала головой Лили. — Он жить не мог без моря. Я никогда не решусь продать их. Давай сделаем так: если Дик Марлоу согласится взять на себя заботу о судах, можно будет создать маленький торговый флот… С твоей помощью, разумеется, — после едва заметной паузы добавила она.

— Очень здравая мысль, дорогая, — энергично поддержал ее Клэй. — Несмотря на свою молодость. Дик Марлоу производит впечатление человека умного и делового. Я же, со своей стороны, буду счастлив работать с ним, тем более если этого хочешь ты.

Лили встала, давая понять, что беседа окончена. Ее силы были на исходе. Последнее время ее все чаще тянуло вздремнуть после обеда, но приходилось заниматься делами, и она не могла позволить себе такой роскоши. Теперь же желание поскорее лечь в постель стало необходимостью. Девушка не могла думать ни о чем другом, кроме мягкой подушки и теплого одеяла. Она все еще не была у доктора, хотя и понимала, что откладывать больше нельзя.


* * * | Охотник за приданым | * * *