home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



17

Устав от непривычной работы, которую ей поручил Болди, Лили, прежде чем покинуть готовое к отплытию судно, присела передохнуть на мешок с зерном. Она была хорошо знакома с сексуальными аппетитами Мэта и не сомневалась, что отплытие «Морского ястреба» задержится еще как минимум на несколько часов.

По крайней мере, пока муж не насытится Клариссой. Прислонившись затылком к поручням. Лили снова вспомнила, с какой радостью он приветствовал любовницу на борту своего корабля, и ее лицо исказилось от боли.

Именно в тот момент любовь, которую она, подобно цветку, бережно взращивала в своем сердце, казалось, умерла навсегда. Приведись ей встретиться с Мэтом лицом к лицу, она бы с удовольствием плюнула ему в глаза. Все последние месяцы он умело лгал ей, используя в качестве пешки в собственной игре. Во всем этом не было и капли любви, один секс. Все поступки Мэта объяснялись лишь ненасытной жаждой коллекционировать женские тела.

И не ей, юной и неопытной девчонке, тягаться со зрелой и искушенной Клариссой.

Теперь в душе Лили не осталось места для нежности, ее целиком вытеснила глухая ненависть.

Немного передохнув, девушка поднялась и поспешила к трапу, надеясь покинуть корабль до прихода Болди. Она не собиралась больше ни секунды оставаться с Мэтом, человеком, для которого слова «любовь» и «верность» не более чем пустой звук. Пусть утешается в объятиях Клариссы.

Внезапно палуба поплыла под ногами Лили. Она похолодела. Корабль отчалил, прежде чем ей удалось сойти на берег. Боже милостивый, что же теперь делать? Как долго удастся обманывать окружающих? И что предпримет Мэт, обнаружив, что она проникла на судно без его ведома?

Лили осторожно высунулась из трюма и по оживлению на палубе поняла, что корабль отошел от берега достаточно далеко, и у нее не оставалось другого выхода, как смешаться с толпой матросов, моля бога, чтобы ее не разоблачили.

— Ну-ка, шевели задницей, Люк! — Над ней внезапно выросла фигура Болди. — Ты что там, заснул в трюме?

— Не.., нет, — испуганно ответила Лили, натягивая на уши шляпу. — Я только что закончил работу.

— Отправляйся на камбуз и подсоби Скелету, похоже, на большее ты не годишься.

— Скелету? — удивилась Лили, выбираясь на палубу.

— Мы зовем его так, потому что он самый старый и самый худой в экипаже. Ты и сам поймешь, в чем дело, когда встретишься с ним. И не пугайся. На самом деле он кроток, как овечка! — Болди зашелся раскатистым громоподобным смехом и вернулся к своей работе, Лили поспешила на камбуз, стараясь не выпускать из поля зрения Мэта. Он все еще стоял за штурвалом на мостике. Один раз он случайно бросил взгляд в ее сторону, и девушка быстро опустила голову. Проворно передвигаясь по палубе, Лили вспомнила о коке, который служил на «Морском ястребе». Его звали Пэйт, и он совсем неплохо справлялся со своими обязанностями. Где он теперь? Возможно, перешел к Дику Марлоу, после того как тот стал капитаном «Леди Хоук».

— Наконец-то Болди смекнул прислать мне подмогу, но, судя по твоему виду, у тебя не хватит сил, даже чтобы отлить без посторонней помощи.

Скелет напоминал живые мощи и явно находился в том возрасте, когда большинство уже не может передвигаться без инвалидного кресла. Его лицо, изрытое глубокими морщинами, походило на уродливую маску. Кустистые брови и длинные седые усы составляли единственную растительность на почти лысом черепе. Он выглядел грязным и неопрятным.

В ответ на столь грубое обращение Лили вспыхнула. До сих пор никто не смел говорить с ней в подобном тоне.

— Я сильнее, чем кажусь, — выдавила она из себя, с ужасом оглядывая старика.

Скелет хмыкнул и недоверчиво покачал головой.

— Видно, кэп совсем спятил, если набирает таких хилых парней. Ну да ладно. Что стоишь как вкопанный?

Живо почисть картошку. А когда закончишь, отскобли котел, чтобы я мог ее приготовить.

Так прошел вечер.

Закончился ужин. Лили перемыла посуду и с трудом добралась до своего закутка на палубе, где оборудовала себе подобие постели. На кораблях, как правило, редко заботились об удобствах команды, и матросы сами должны были искать себе подходящее место для ночлега. А поскольку никто не догадывался, что Лили — женщина, ей приходилось делить с мужчинами все трудности. Она не знала, как долго сможет выдерживать изнурительный труд, но радовалась, что до сих пор ее по крайней мере не заставляли, как других, лазить на мачты.

Прошло несколько дней, в течение которых нетренированные мышцы девушки окрепли, а тело стало ловким и выносливым. Ей пришлось приложить немало усилий, чтобы установить сносные отношения со Скелетом. Похоже, она ему даже нравилась. За его внешней грубостью, как подозревала Лили, скрывалась добрая душа, до которой он просто редко кого допускал, а потому она вскоре перестала обращать внимание на его язвительные замечания и безропотно выполняла все свои обязанности. Самая грязная работа на камбузе казалась ей благом по сравнению с той участью, которая ее ждала, окажись она снова во власти Мэта. Страшно подумать, что будет, если он обнаружит ее присутствие на судне.

Судьба была благосклонна к Лили, оберегая от встреч с капитаном. С момента отплытия из Нового Орлеана девушка видела его всего несколько раз, да и то мельком.

Постепенно она успокоилась и даже стала надеяться, что ей и дальше удастся продолжать свой маскарад. Экипаж принял ее как «своего» и относился к ней даже с некоторой снисходительностью, считая самым слабым «мужчиной» на борту. А поскольку Скелет на нее не жаловался, то Лили так и оставили при камбузе. Все шло хорошо, пока она не вышла на палубу, чтобы вдохнуть свежего воздуха.

Болди, которого, как выяснилось, на самом деле звали Болдуин, решил, что Люку пора узнать о морской жизни несколько больше, нежели меню корабельной кухни, и приказал взобраться по мачте до ближайшей бочки.

— Давай, парень, — подбадривал Болдуин, — если хочешь стать моряком, нужно обучиться еще чему-нибудь, кроме стряпни.

Лили побледнела. Высота всегда пугала ее, а мачта, казалось, доходила до самых небес.

— Я.., я не могу.

— Не дрейфь! Я помогу тебе, — заявил морской волк и, подхватив ее за талию, подсадил на ванты.

Лили глянула вниз, и ее сковал ужас, противно засосало под ложечкой. Где-то внизу, в нескольких футах от себя, она увидела ухмыляющееся лицо Болди и поняла, что он ни за что не позволит ей спуститься. Трепеща, девушка осторожно продвигалась вверх, цепляясь онемевшими руками за мокрые канаты.

— Не останавливайся, сынок, — голос Болди доносился откуда-то издалека. — Ты держишься молодцом.

Лили снова посмотрела вниз и похолодела. Казалось, вода находилась в миле от нее, а ведь до вершины еще далеко. В отчаянии она помотала головой, давая понять, что собирается спуститься, и тут увидела Мэта. Он стоял у третьей мачты и разговаривал с Болди. Девушка не могла слышать, о чем они беседовали, но одно стало ясно; теперь она ни за что не спустится вниз. Лучше вечно сидеть на этой проклятой мачте, чем быть разоблаченной и снова оказаться в постели Мэта. Едва дыша. Лили поднялась еще на ярд.

— В чем дело, мистер Болдуин?

Мэт уже некоторое время с любопытством наблюдал за сценкой, которая разыгралась между Болди и новым матросом. Парень явно не хотел лезть наверх, и было неясно, почему Болди так настаивает на своем, ведь на корабле был принят негласный закон не посылать новичков на ванты, пока они не освоятся и не привыкнут к морской жизни. Правда, юнец казался довольно ловким, хотя и трусил. Вдруг налетел порыв ветра, и маленькая фигурка беспомощно закачалась, готовая вот-вот сорваться. У Мэта перехватило дыхание. Что-то неуловимое в движениях матроса, в форме его ног, угадывавшейся под грубыми свободными штанами, будило в нем смутные воспоминания.

— Я подумал, парню пора привыкать к настоящей работе, — пояснил Болди, не сводя глаз со своего ученика.

— Он выглядит испуганным, — заметил Мэт.

— Клянусь, он настоящий бесенок, — с гордостью ответил Болди. — Я видал людей постарше, которые наотрез отказывались лезть на ванты.

— Как зовут парня? — полюбопытствовал капитан.

— Люк, а фамилии он не назвал. Ну и удивился же я, когда он пришел наниматься. Легонький, как перышко.

Любой крепкий ветер сдует его за борт. Он помогал Скелету на камбузе, и не слышно, чтобы старик жаловался.

— Я не регистрировал его, — задумчиво проговорил Мэт.

— Наверное, Диккенс.

В этот момент к ним подошел Диккенс, заинтересовавшись беседой Болди и капитана.

— Я слышал, упоминали мое имя, мистер Хоук?

— Да, — кивнул Мэт. — Вы регистрировали вон того парня?

Он ткнул пальцем вверх, указывая на Лили, которая как раз остановилась, чтобы перевести дух.

Диккенс взглянул на ванты, прикрывая ладонью глаза от яркого солнечного света.

— Странно, но я его не припоминаю. Я бы обязательно обратил внимание на такого дохляка и наверняка послал бы его на упаковочные работы.

— Так он что, заяц? — предположил Болди.

Мэт снова посмотрел наверх, и его сердце бешено ударилось о грудную клетку, когда он увидел, что одна нога паренька соскользнула с веревочной ступеньки и болтается в воздухе. Морской ветер безжалостно трепал хрупкое тело, и Мэту казалось, что он слышит отчаянный крик о помощи. Проклятие, подумал капитан, как он раньше его не заметил? Такому неопытному юнцу не место на борту капера. Мэт решительно поставил ногу на веревочную ступеньку.

— Позвольте мне, кэп, — вызвался Болди.

— Нет, я сам сниму парня. — ответил Мэт, не решаясь никому доверить судьбу молодого матроса. Он докопается до истины, и если мальчишка и вправду заяц, то окажется на берегу в первом же порту. Здесь, черт возьми, военный корабль, а не классная комната для желторотых птенцов.

Лили вцепилась мертвой хваткой в канаты и зажмурилась, недоумевая, откуда берутся силы. Казалось, руки вот-вот выскочат из суставов под весом тела. Сейчас она упадет, причем прямо к ногам Мэта. Быть может, ее смерть заставит его раскаяться в неверности.

— Спокойно, я здесь.

Лили открыла глаза и посмотрела вниз. Мэт спешил на помощь и был уже в нескольких футах от нее. В этот момент одна ее рука соскользнула с веревки, и девушка отчаянно забарахталась в воздухе.

— Держись!

— Быстрее…

Про себя Мэт проклинал того, кто пустил этого молокососа на борт корабля. Если же парень проник на судно обманом, то он выбьет из него дурь, как только спустит на палубу.

Оказавшись за спиной у Лили, Мэт обхватил ее сильной рукой, помогая вновь обрести опору.

— Тихо, тихо. Не смотри вниз. Я тебя держу. Теперь ты не упадешь.

Едва оказавшись в руках Мэта, Лили поняла, что спасена. С трудом уняв дрожь в коленях, она заставила себя разжать затекшие пальцы и шагнула вниз. Ступив на палубу, девушка почувствовала, что ноги подгибаются, как ватные, и наверняка упала бы, если бы Мэт не, продолжал крепко держать ее. Она и не заметила, что его взгляд с каждой секундой становится все внимательнее и подозрительнее.

— Глупый мальчишка, — гневно произнес капитан. — Ты не имел права наниматься на корабль, раз ничего не смыслишь в морском деле. Если только ты не проник сюда зайцем. Никто из моих людей не помнит, чтобы оформлял тебя.

Глаза Мэта угрожающе сузились.

— Признавайся, ты заяц?

Не поднимая головы, Лили пробормотала что-то невнятное. Недавно пережитый шок, казалось, отнял у нее дар речи. Пылающий яростью взгляд Мэта буквально прожигает ее насквозь. Неужели он раскрыл ее тайну?

— Как мы поступим с мальчишкой? — спросил Болди, который чувствовал себя невольным виновником происшедшего, и его мучила совесть. — Он неплохо справлялся на камбузе.

Мэт задумался. Лили затаила дыхание. После долгой паузы он сказал:

— Мне нужен стюард. Надеюсь, такая работа будет ему по силам. А я тем временем выясню, на законных ли основаниях он на корабле. Такой вариант тебя устроит, Люк?

Лили молча кивнула, взвешивая про себя, что лучше — карабкаться на мачту или находиться в одной каюте с Мэтом. Она понимала, что даже если он все еще не узнал ее, то это дело ближайшего времени.

— Тогда иди и приберись в моей каюте. И оборудуй себе кровать, можешь ночевать там же.

Лили стояла потупившись и потому не заметила странного огонька в черных глазах Мэта.


ЧАСТЬ III 1814-1815 | Охотник за приданым | * * *