home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



12

Когда на следующее утро Лили подошла к двери каюты, та легко отворилась от первого же толчка. Видимо, на рассвете кто-то получил приказ выпустить узницу.

На палубе она увидела Мэта. Он стоял, облокотясь о перила, и неотрывно смотрел на разбивающиеся о борт волны. Выглядел он ужасно, словно всю ночь не сомкнул глаз. Лили помедлила секунду, прежде чем подойти к нему. Интересно, о чем он думал? О ней? О себе? О Клариссе?

Мэт обернулся на звук шагов и поздоровался.

— Как прошел вечер на берегу, удачно? — прохладно осведомилась она.

— Весьма, — слабо улыбнулся он.

Его глаза слипались, и Лили невольно пришла к выводу, что отнюдь не вся ночь была потрачена на пленных и переговоры о выкупе. Ее муж явно занимался чем-то еще.

Но чем? Сердце кольнуло недоброе предчувствие, и она с ненавистью взглянула на кипящий жизнью порт.., но не увидела его. Перед ее глазами до самого горизонта простиралась бескрайняя водная гладь.

— Мы отплыли из Нассау?

— Еще в полночь, вместе с отливом.

— И куда ты направляешься?

— Мы взяли курс на Новый Орлеан. Надеюсь успеть туда раньше англичан. Все остальные порты, по слухам, уже перекрыты.

— Ты решил вернуться в Америку? — удивилась Лили. — Но ведь война еще не окончена!

— Это ты решила вернуться, — поправил ее Мэт.

— Ничего подобного! — возмутилась Лили. — Мне и .здесь неплохо.

— Прекрати, — устало отмахнулся Мэт, — мы с тобой все уже обсудили. Я высажу тебя в Новом Орлеане, где ты будешь под присмотром Сары и Джефа, и сразу вернусь в море. Как ты верно заметила, война еще идет.

А теперь, извини, мне пора заняться делами. Если ты не успела позавтракать, загляни на камбуз, кок припас для тебя кое-что вкусненькое.

Слегка пошатываясь, Мэт отправился на мостик, а Лили снова задумалась над тем, где он провел эту ночь.

И с кем. С какой-нибудь старой знакомой или с первой попавшейся портовой девкой? Впрочем, какая разница.

Неужели мужчине так трудно смирить свою похоть? Воистину, их эгоизм не знает предела. Ведь можно же было подумать не только о себе… Но теперь, разумеется, ни о каком примирении не могло быть и речи. Лили и думать не хотела о том, чтобы делить постель с человеком, путающимся со шлюхами.., как бы она к этому человеку ни относилась.

…На следующее утро, как обычно не постучав, Мэт вошел в свою бывшую каюту. Лили только что проснулась и как раз переодевалась. Она снимала через голову белую ночную рубашку. Слабый свет, проникавший сквозь иллюминатор, контрастными полутенями вырисовывал ее молодое гибкое тело, которое замерло на мгновение в грациозном изгибе.

Очарованный представшей его глазам картиной, Мэт замер на пороге, и дверь с шумом захлопнулась у него за спиной. Лили быстро опустила рубашку и испуганно обернулась.

— Что тебе здесь надо?. — вспыхнула она. — Выйди, пожалуйста, я не одета.

— Извини, но это все-таки моя каюта, — мягко напомнил ей Мэт, — и я вправе входить сюда в любое время.

— Тогда найди мне другую, где меня никто не побеспокоит, — сухо потребовала Лили, — Разве это так необходимо? — стараясь держать себя в руках, заметил Мэт. — Ведь ты же моя жена.

— Да, к несчастью, но ты сам часто ли вспоминаешь об этом?

— Помилуй, Лили, — оживился Мэт, — как я могу забыть? Я постоянно думаю о тебе и готов быть с тобой постоянно, и днем и ночью, но ты сама…

— О чем ты? — с горечью перебила его она. — Я имела в виду совсем другое. Часто ли ты вспоминаешь обо мне, своей жене, когда ложишься в постель к другой женщине?

— Господи, Лили, ну сколько можно! — простонал Мэт. — Я ведь уже говорил, что не виделся с Клариссой целую вечность!

— А при чем здесь Кларисса? — вскинула брови она. — Ведь ты же не с ней провел ту ночь в Нассау.

Мэт вздрогнул и побледнел. Сердце Лили сжалось, в нем словно оборвалась какая-то ниточка. Значит, она была права. Фраза, пущенная наудачу, из холостого выстрела превратилась во взрыв снаряда.

— Откуда ты знаешь? — глухо спросил он, лихорадочно вычисляя имя предателя. Нет, невероятно, их же никто не видел! — Кто тебе сказал?

— Знаю, и все! — холодно отрезала Лили. В ее душе бушевала буря, но внешне она выглядела спокойной и равнодушной.

— Хорошо, — процедил Мэт, — давай говорить начистоту. Ты, моя жена, отказываешься исполнять супружеские обязанности. Я нормальный, здоровый мужчина, и мне трудно долго обходиться без женщины. Пока я могу, я выжидаю, надеясь, что мне все-таки удастся тебя урезонить, но рано или поздно настает момент, когда терпению приходит конец. Так почему же мне нельзя искать утешения там, где оно есть?

— В самом деле, почему? — нарочито небрежно передернула плечами Лили. — Мне действительно не нравится, когда ты используешь меня для того, чтобы.., снять напряжение.

— Зачем ты так? — искренне обиделся Мэт. — Я не просто снимаю напряжение, а занимаюсь с тобой любовью.

— Сексом.

— Это одно и то же.

— Для меня — нет.

— Опять ты об этом?! — взмолился он. — Может, хватит? Ты же получаешь не меньшее удовольствие, чем я, так чего же тебе не хватает?

— Да, я получаю удовольствие, — спокойно согласилась Лили. — Огромное физическое удовольствие. Ты очень преуспел в технике секса, здесь, должно быть, тебе нет равных.

Мэт совершенно не ожидал подобного признания и был польщен. С самой обольстительной улыбкой, на какую только был способен, он многозначительно произнес:

— Ты знаешь еще далеко не все. Я многому мог бы научить тебя.

— Благодарю, — усмехнулась она, — но я уже не нуждаюсь в твоих уроках.

Брови Мэта сдвинулись, а у уголков губ залегли горькие складки.

— Что значит это «уже»? — с вызовом спросил он. — Не то ли, что в мое отсутствие твоим учителем был Клэй Уинслоу?

— Ты просто отвратителен, — презрительно бросила она и отвернулась. — Уходи, я устала от твоего присутствия.

Мэт не просто не привык к такому обращению, он и представить себе не мог, что кто-нибудь когда-нибудь осмелится с ним так разговаривать. Будь на месте Лили мужчина, он, не задумываясь, обнажил бы оружие, но как поступить с этой маленькой нахалкой?

— Так, значит, я отвратителен? — с расстановкой произнес он, кладя руки ей на плечи и разворачивая ее к себе. — Что ж, пусть будет так. Ты даже и не предполагаешь, каким я могу быть. Грубым. Жестоким. Требовательным. Настал час объяснить тебе все значения этого слова, чтобы потом ты им не швырялась просто так, не задумываясь.

Сердце Лили отчаянно забилось. Его руки крепко держали ее, но она не чувствовала боли. Девушка уже поняла, что последует за этим грозным вступлением, и не знала, радоваться ей или возмущаться. Она хотела Мэта, хотела страстно, но не так, как он. Она хотела его всего, а он — лишь ее тело.

Не обращая внимания на ее слабое сопротивление, Мэт одним рывком стянул с нее ночную рубашку и толкнул девушку на постель. Через мгновение его жаркие губы уже сомкнулись мучительно-сладостным капканом на соске ее правой груди, и мир вдруг утратил свою резкость. Очертания предметов завертелись, сияя странным голубоватым ореолом, каюта поплыла, и Лили закрыла глаза.

Мэт обещал быть грубым, но, едва его руки коснулись ее обнаженного тела, в нем поднялась такая волна нежности, что закружилась голова. Его язык ласково и осторожно исследовал каждый дюйм этого восхитительного, божественного тела, которое вновь послушно отзывалось на каждое его прикосновение.

— Скажи, это отвратительно? — словно издалека донесся до Лили его голос.

— Да!.. Нет!.. О боже, я не знаю! Я не могу.., не могу думать, когда ты делаешь это!

Язык Мэта продолжал свой неумолимый путь вниз, пока не встретил то, что искал, — розовый бутон ее сокровенной плоти.

Водоворот, круживший и раскачивавший каюту, подхватил Лили и понес на своих мягких волнах все выше и выше, к медленно разворачивающейся пучине наслаждения.

И в момент, когда сияющая бездна распахнулась, готовая принять ее в свои объятия, в коридоре раздался топот, и в дверь громко постучали. Мэт и Лили замерли, не понимая, что происходит, неохотно возвращаясь на грешную землю. Стук повторился, на этот раз еще громче и требовательнее.

Мэт встал, подошел к порогу и остановился, выжидая.

Выражение его лица яснее всяких слов говорило о том, что ждет несчастного, осмелившегося потревожить их в столь неподходящий момент.

— Капитан! — донесся из-за двери встревоженный голос. — Дозорный заметил корабль. Утренняя дымка только что рассеялась, и его можно рассмотреть в подзорную трубу. Не хотите ли подняться на мостик?

— Черт бы вас всех побрал! — взорвался Мэт. — Неужели это не могло подождать?! Ладно, я сейчас приду, только прекратите этот дьявольский грохот и оставьте в покое дверь!

— Есть, сэр! — донесся приглушенный ответ, а вслед за ним — удаляющийся топот.

— Боюсь, дорогая, мне действительно надо идти, — хмуро заметил Мэт. — Кто знает, что это за чертов корабль… Надо посмотреть.

Лили ничего не ответила: закусив губу, она лежала спиной к нему и старалась не выдать своего разочарования.

Блаженство было так близко, она уже буквально осязала его, и вдруг.., все рухнуло. Она прекрасно понимала: Мэт ни в чем не виноват, и все же чувствовала глухое раздражение против него, ведь если бы он не затеял все это, то ей сейчас не пришлось бы мучиться.

Постепенно она успокоилась, и ее мысли переключились на корабль. Под каким флагом он плывет? Британским? Или это еще один американский капер, бороздящий воды в поисках жертвы? А может, на промысел вышли пираты, ведь Багамы все еще где-то неподалеку!..

Когда она поднялась на палубу, Мэт стоял на мостике с подзорной трубой в руках. Проследив за его взглядом, Лили не без труда различила очертания крохотного судна, со всей очевидностью направлявшегося к «Морскому ястребу». К сожалению, расстояние было еще слишком велико, и разглядеть флаг не удавалось.

— Ты можешь определить, кто это? — спросила Лили.

— Нет пока, — ответил Мэт, не опуская подзорной трубы. — Но если англичанин, мы будем драться. С тех пор как «Морской ястреб» отплыл из Бостона, таких встреч было уже немало.

— Когда он приблизится?

— М-м-м… Думаю, к полудню, — прикинул Мэт, — если, конечно, ветер не изменится. Мы подпустим его поближе. Команда готова к бою, и новая победа ее еще больше воодушевит.

— Их было много? — с грустью спросила Лили, ведь речь, возможно, шла об английском корабле.

— Чего? Побед? — не понял Мэт.

Она кивнула.

— Немало, — довольно улыбнулся он. — Это судно, считая «Бесстрашный», будет одиннадцатым. До сих пор мне везло, надеюсь, судьба не отвернется от меня и сейчас, но…

Мэт замялся, опустил трубу и искоса посмотрел на нее.

— В чем дело? Почему ты замолчал? — насторожилась Лили. — И что значит этот странный взгляд?

— Видишь ли.., у моряков есть примета: если на корабле женщина, удачи не будет. Глупость, конечно, но многие искренне так считают. Разумеется, я имею в виду не себя, а команду. Что же касается меня, то я бы очень не хотел, чтобы ты пострадала. Ядро, осколок, шальная пуля — зачем рисковать? Поверь, если бы все зависело только от меня, я бы просто приказал лечь на другой курс и избежал встречи с этим судном. Мы еще ни разу не уходили от схватки, однако иногда разумнее показать противнику корму, чем позволить ему разнести нос… — Он снова поднес к глазам подзорную трубу и после недолгой паузы добавил:

— Он приближается. Судя по обводам, это британское военное судно, быстроходное и хорошо вооруженное.

Послушай меня, Лили, когда начнется бой, пожалуйста, спустись в свою каюту и не появляйся на палубе. Договорились?

— Но почему? — заупрямилась она. — Ты же сам говорил, что «Морской ястреб» — лучший капер на Восточном побережье. Кроме того, я почему-то не сомневаюсь, что ты победишь.

— Спасибо, — усмехнулся Мэт. — Рад слышать, что ты хоть в чем-то мне доверяешь.

Тут его окликнул кто-то из команды, и он поспешил на зов, оставив Лили наблюдать за приближающимся судном.

Она не могла избавиться от странной, необъяснимой тяжести на сердце, предвещавшей беду.

Вскоре после полудня прогноз Мэта подтвердился: корабль оказался фрегатом британского военного флота.

Продолжая идти с такой же скоростью, он вскоре должен был настичь «Морской ястреб». Команда готовилась к бою: люди сновали взад-вперед по орудийной палубе, открывали порты, чистили пушки и подкатывали их ближе к амбразурам. На Лили почти перестали обращать внимание, и она, стоя у поручней, следила за слаженной работой матросов.

Мэт вспомнил о ней, лишь когда вражеский корабле подошел на расстояние выстрела.

— Отправляйся вниз, дорогая, и не поднимайся, что бы ни происходило. Будь готова к страшному грохоту залпов, едкому дыму и прочим прелестям морского боя. Зная твое любопытство, нетрудно догадаться, что тебе захочется выйти и посмотреть. Так вот, предупреждаю тебя, не вздумай!

Иди в каюту, запри дверь и открывай только мне. Понятно?

— Но, Мэт…

— Не спорь со мной. Лили, просто делай, как я сказал, — жестко сказал он. Его тон не допускал возражений, и она, вздохнув, согласилась.


* * * | Охотник за приданым | * * *