home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



4

Документы, заготовленные Ненко, оказались весьма кстати. Без серьёзных препятствий Арсену и Златке под видом янычарского чорбаджия с подчинённым удалось добраться до Болгарии, а затем, переодевшись на перевале Вратник, в межгорья Старой Планины.

Погостив у воеводы Младена в его гайдуцком краю и дождавшись приезда Ненко к отцу, Арсен со Златкой тронулись в путь, на Украину.

В Белой Церкви, где они решили отдохнуть с ночёвкой, неожиданно узнали об аресте Палия. Хотя кони, да и сами они — особенно Златка — нуждались в более длительном отдыхе, Арсен без колебаний сказал:

— Поехали, милая! Здесь недалеко — тридцать вёрст… Как раз к утру будем дома.

Златка не перечила Арсену, понимая, что речь идёт о важном деле. Быстро собравшись, они двинулись на север.

В Фастов прибыли, как и думал Арсен, к завтраку.

Весна приукрасила, убрала зеленью и цветами разоренный войнами и лихолетьем город. Шумели на фастовской горе, возле крепости, молодые яворы, седыми облаками нависли над серебристой Унавой ветвистые вербы.

Вот наконец подъехали они к приземистой хатке, где жили мать с дедом. Ещё с дороги Арсен заметил во дворе осёдланных лошадей. Сердце его тревожно забилось. Кто бы это мог быть?

Когда открыл ворота и помог Златке слезть с коня, услышал топот ног и радостные восклицания:

— Арсен! Златка!

— Родные наши!

— Слава богу! — послышался голос матери. — Живы!

— Слава аллаху! — вторил ей Якуб.

В хате оказалось полно людей: Арсен и Златка переходили из объятий в объятия.

— Яцько? Неужели ты, парень? — не поверил своим глазам Арсен, здороваясь с русоголовым двадцатилетним парубком в бурсацкой одежде. — Ну, как наука — не идёт без дрюка? Иль закончил уже школу?

— Да, закончил и… домой, — смутился Яцько. — То есть к тебе, Арсен, потому как мне, сам знаешь, больше некуда… Собирались мы с Семашко приехать через неделю — хотелось на воле побродить по Киеву, да узнали про арест батьки Семена и примчались…

— Куда же тебе ехать ещё, братик мой дорогой? Конечно, ко мне! — обнял его Арсен. — Теперь нас у матери трое — Стёха, я и ты!

— Холера ясная! А про меня забыл? Я четвёртый, ведь тоже родной неньки не имею! — И Спыхальский чмокнул сначала Златку, а потом Арсена.

Кроме родных — матери, дедушки Оноприя, Стёхи, — Романа и Якуба, навсегда оставшегося в семье Звенигор, Яцько и Спыхальского, здесь были Метелица и Зинка, которые последними, но не менее пылко поздоровались с прибывшими.

Звенигориха пригласила всех к столу.

После завтрака Спыхальский, на удивление молчаливый в течение оживлённой трапезы, взял Арсена и Романа под руки.

— Друзья, прибыл я из Львова не только для того, чтоб повидаться с вами. Есть дело более важное… Не пройтись ли нам, Панове, на леваду и там, над Унавой, в затишье поговорить? Пускай тут жинки прибирают, а мы малость проветримся…

С этими словами он потянул мужчин из хаты. Вскоре их нагнали Метелица и Яцько.

Под ближайшими вербами стали в кружок. Солнце уже высушило росу, и в воздухе струились медвяные запахи первых луговых цветов, гудели шмели и пчелы. От Унавы долетали гогот гусей и кряканье уток, а из леса, тёмной стеной высившегося на другой стороне, неслось далёкое, грустное кукование кукушки — ку-ку, ку-ку…

Когда кукушка замолкла, Арсен сказал:

— Друзья мои, у всех у нас сейчас одна мысль — про батьку Семена… про Палия… Кто больше других знает, тот пусть и расскажет. Ты, Мартын, хотел что-то поведать?

— И вправду, панство, я могу вам сказать, где Палий… Як бога кохам, могу!

— Ты знаешь, где Палий? — воскликнул Арсен. — Откуда?

— Из первых рук, как говорят…

— Начинай же! — нетерпеливо перебил его Звенигора. — Не тяни!

— Видите ли, панове, во Львове, при дворе коронного гетмана Станислава Яблоновского, служит один человек, которому я чем-то понравился, считает он меня своим другом… Это комиссар Порадовский. И хотя я не питаю к нему подобных чувств, мы с ним частенько встречались — сиживали по вечерам в корчме, потягивая пиво… Но вот он на время исчез. А когда вернулся, сразу заглянул ко мне. Пан Порадовский был основательно навеселе и необыкновенно болтлив. Расхваставшись, он рассказал, что они с паном Монтковским побывали в Немирове и арестовали там Палия… Как услыхал я такое, чуть не подавился куриным бедрышком, которое как раз обгладывал… «Как! Полковника Семена Палия?!» — воскликнул я. «Да», — спокойно ответил пан Порадовский. «За что?» — «За то, что он хочет со своими казаками переметнуться под власть Москвы!» — «Это он сам тебе сказал?» — спросил я. «Ещё чего! Конечно, нет… Об этом мне донёс один казачий сотник по имени Свирид Многогрешный…» — «Матка боска ченстоховска! — воскликнул я, потрясённый. — Свирид Многогрешный?» — «Почему пан Мартын удивлён? Он знаком с Многогрешным?» — «Спрашиваешь! Я знаю его как облупленного! Потому как был вместе с ним в турецкой неволе… Потурнак[95] и свинья, каких свет не видывал! А ты, пан, арестовал героя Вены, поверив этой бестии! Что ещё скажет гетман и сам король?» Порадовский засмеялся и ответил: «Не знаю, что скажет пан круль, а коронный гетман похвалил меня и велел бросить арестованного, заковав его в кандалы, в подземелье в Подкаменном… Думаю, пану Мартыну известно, какие там казематы!» — «Ну и как решил гетман поступить с тем полковником? Повесить?» — «Это уже его забота, я своё сделал…» После этих слов я быстренько выпроводил Порадовского и помчался в Подкаменное. Там убедился, что он не наплёл небылиц спьяну… Что мне оставалось? Один я в Подкаменном ничем не мог помочь батьке Семёну… Поэтому сказал всем, что еду домой, в свой Круглик, а сам на коня — и к вам, в Фастов!..

Друзья удручённо молчали. Арсен первым нарушил гнетущую тишину:

— Спасибо тебе, пан Мартын, за важную весть… Теперь нам нужно придумать, что предпринять…

— Как что! — воскликнул Яцько. — Поднять фастовский полк, захватить Подкаменное — и вызволить полковника!

— Погоди, хлопец! Ты слишком горяч по своей молодости. К тому же тут есть старшие, и пока тебя не спрашивают, помолчал бы… По крайней мере, так в войске заведено. Иль в бурсе тебя по-другому учили? А-а? — добродушно улыбнулся в седые усы Метелица и добавил: — Давайте-ка гуртом покумекаем… Палия высвободить нужно во что бы то ни стало! Это ясно! Но как? Не идти же и впрямь с одним полком войной на польское войско, как советует наш молодой друг.

Покусывая стебелёк травы, Яцько смущённо отвернулся.

— Пожалуй, — промолвил Роман, — кое в чем Яцько прав… Только нужно отправиться в Подкаменное небольшим отрядом. А там, разведав все как следует, выбрать тёмную ночь, напасть на замок и, перебив стражу, освободить батьку Семена.

— Напасть можно, но доберётся ли скрытно этот отряд до Подкаменного? — высказал сомнение Спыхальский. — Даже если двигаться по ночам, и тогда кто-нибудь увидит и донесёт Яблоновскому или его региментарям[96]. Нас ещё по дороге словят, как куропаток…

— Что ж ты советуешь, Мартын? — спросил Арсен.

— Ничего не советую… Знаю одно: к Подкаменному надо подойти так, чтобы не вызвать ни малейшего подозрения.

— Ну… это можно сделать, — в раздумье сказал Арсен. — Поедет не военный отряд, а мирный купеческий обоз… Повезём во Львов товар…

— Было бы что везти! — буркнул Метелица. — Каждый из нас гол как сокол.

— Сообразим что-нибудь… Сено, шерсть, бочки все сгодится, чтобы наполнить наши возы. А под низ — седла. Мы ведь обоз потом бросим, уходить придётся верхами…

— Здорово придумано, холера тебя забери! Был бы я такой башковитый, как ты, пане-брате, непременно стал бы региментарем! — воскликнул Спыхальский и с завистью посмотрел на лохматую, давно не стриженную голову Арсена.

Все засмеялись, а Арсен сказал:

— Есть у меня и другая думка…

— Какая?

— Просить короля… Собеский хорошо знает Палия, высоко оценил его под Веной. Может, махнуть мне к нему да все рассказать?

— Если он откажет… мы потеряем время… — неуверенно начал Роман.

— Сделаем так. Готовим купеческий обоз в двадцать возов. За старшего поедет Роман, а с ним — тридцать сорок охочих казаков… Пока все устроится, пока доедете до Подкаменного, я успею съездить к королю… Прикажет отпустить Палия — обойдёмся без кровопролития, откажет — пустим в ход сабли! Как вы на это? Согласны?

— Согласны! Согласны!

— Тогда пошли в дом батьки Семена… К слову, они уже поженились с Феодосией?

— Поженились. Сразу же по приезде из венского похода.

— Вот и хорошо. Нужно успокоить жену полковника. Там, у неё, соберём сотников и договоримся обо всем…


предыдущая глава | Шёлковый шнурок | cледующая глава