home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



3

Целую неделю Ян Кульчек с Якобом Шмидтом ждали гостя с той стороны. С вечера до самого утра всматривались в темноту, вслушивались — не пропустить бы свист.

Служба эта была не обременительна. Жди и жди. Дежуря у Швехатских ворот, Ян нет-нет да и поёживался, вспоминая тот день, когда турки атаковали Львиный и Замковый бастионы.

С восходом солнца ударила турецкая артиллерия. Бомбы и каменные ядра падали как град. Они вгрызались в земляные стены, дробили кирпичные парапеты, а некоторые, перелетая крепостную стену, поджигали крыши ближайших строений.

Но людям вреда не причиняли — всем было приказано на время обстрела укрыться в погребах и подвалах.

Потом обстрел прекратился — на штурм пошли янычары. С какой яростью атаковали они! Казалось, никакая сила не выдержит этого первого яростного натиска. Бюлюк[70] за бюлюком, орту[71] за ортой посылали паши на приступ — и все напрасно! Полуразрушенные бастионы выстояли до вечера.

Ров заполнился телами убитых, но в город ворваться янычары так и не смогли. В последующие дни установилось непривычное, странное затишье.

Венцы торжествовали. Ещё бы! Это была настоящая победа!

И никто, кроме Штаремберга, Яна Кульчека и ещё нескольких лиц в городе, не знал, кто был истинным вдохновителем, душой этой победы.

Каждое утро генерал находил минутку, чтобы спросить Яна:

— Ну как?

Кульчек виновато разводил руками.

— Нету, господин генерал.

— Ждите! Следите! Если живой — обязательно придёт!

Наконец среди ночи послышался долгожданный свист. Ян Кульчек встрепенулся, перевесился через стену и посмотрел вниз. Но никого в темноте не увидел.

Свист раздался вторично.

— Опускай лестницу! — шепнул Кульчек.

Якоб Шмидт стоял наготове. Лестница прошуршала по стене и тут же натянулась. Кто-то сразу наступил на её нижнюю перекладину, стал подниматься наверх.

Вскоре из темноты показалась янычарская шапка. Незнакомец ловко перемахнул через парапет. Сказал коротко:

— К генералу!

Штаремберг принял его немедленно.

— Так вот ты какой, мой друг! — шагнул он навстречу молодому незнакомцу. — В тебе нет ничего турецкого, кроме платья, Кульчицкий! Спасибо за неоценимое предупреждение!

Кульчицкий улыбнулся и снял шапку. Легко поклонился.

Волосы темно-русые, густые, непокорные. Лицо — мужественное, загорелое, привлекательное. На верхней губе темнеют небольшие стриженые усы. Выразительные серые глаза смотрят внимательно, изучающе.

Штаремберг предложил сесть.

— По-немецки говоришь? Если нет — нам поможет понять друг друга Ян Кульчек.

— Совсем плохо. Научился только ругаться от немецких рейтаров[72], которые служили в войске польского короля.

— Значит, как я и думал, ты поляк? Мы ждём со дня на день Яна Собеского с твоими земляками… Каким образом ты попал к туркам?

— Был у них в плену. Теперь у меня есть возможность отомстить недругам!

— Ты очень помог нам, пан Кульчицкий. Если мы отобьём врага, император тебя наградит. Я позабочусь об этом.

— Благодарю. Но до награды ещё далеко, герр генерал. Сперва надо победить!

Штаремберг с любопытством взглянул на молодого человека, мысленно отметив, что он далеко не так прост, как показалось вначале.

— Несомненно. К этому и стремимся… И твоя помощь, думаю, сохранит жизнь многим моим солдатам, станет весомой частью нашей будущей победы!

— Я тоже надеюсь на это, — ответил Кульчицкий. — И появился я у вас именно сейчас неспроста: на завтра Кара-Мустафой назначен генеральный штурм Вены!

— О-о! — Штаремберг порывисто встал. Зашагал по кабинету, не скрывая волнения. — Сведения достоверные?

— Да.

— Это крайне важное сообщение! Спасибо тебе, друг мой! Мы приготовимся и встретим врага как следует… Ах, сколько крови прольётся! Сколько разрушений предстоит!

Кульчицкий тоже поднялся.

— Разрушения будут невелики. Турецкой артиллерии, как и в прошлый раз, приказано обстреливать только валы и укрепления. Кара-Мустафа хочет сохранить город для себя.

— Для себя?

— Да. Ходят слухи, что он мечтает основать в Европе новую исламскую империю, а Вену сделать её столицей. Акынджи и татары сжигают села, уничтожают жителей, чтобы со временем своими ордами заселить эту землю.

Светло-голубые глаза Штаремберга вспыхнули гневом.

— Подлые цели! Но достичь их Кара-Мустафе легко не удастся. Мы будем драться до последнего!

— Я верю в это — иначе не помогал бы вам, господин генерал, рискуя жизнью, — с достоинством произнёс Кульчицкий. — Чем ещё я могу быть полезен?

— У нас нет связи с левым берегом, с главнокомандующим Карлом Лотарингским. Мы не знаем, что там решили… Не знаем, на что можем рассчитывать…

— Я налажу такую связь! — уверенно пообещал Кульчицкий.

— Как ты это сделаешь?

— Из города выйду так же, как и входил. Через турецкий лагерь проберусь беспрепятственно: там я свой человек…

— А через Дунай?

— Я плаваю, как рыба!

— Тебя сам бог послал нам! — обрадовался Штаремберг. — Тогда слушай… Карлу Лотарингскому скажешь, что у нас всего достаточно — пороха, ядер, бомб, провизии. Но не хватает людей. Много убитых, раненых. Начала свирепствовать дизентерия — от неё гибнет масса венцев.

— В турецком лагере тоже, — вставил Кульчицкий. — Если так пойдёт и дальше, то через месяц заболеет половина войска.

— Однако у Кара-Мустафы и в этом случае останется не менее ста тысяч! А у нас? Месяц-другой осады — и все мы перемрем здесь. Так и скажи Карлу. Пусть поторопится с помощью…

— Передам.

— И ещё узнай, не пришёл ли король польский. Не прибыли ли с войском немецкие князья? Нам это тоже важно знать.

— Хорошо. Узнаю. — Кульчицкий надел шапку. — Ждите меня в ближайшее время… Сейчас главное — отбить завтрашний штурм! Желаю успеха, герр генерал!

Штаремберг обнял его, поцеловал.

— Благодарю тебя, голубчик…


предыдущая глава | Шёлковый шнурок | cледующая глава