home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



3

Император Леопольд подошёл к походному столику, выпил бокал холодного, со льдом, красного вина, поданного слугой, вытер белоснежной салфеткой полные розовые губы и, прищурив от солнца голубые глаза, направился к группе генералов, которые почтительно ждали императора на зеленой лужайке.

На ровном широком поле, сколько мог охватить глаз, выстроились имперские войска — пехота, кавалерия, артиллерия. Сорок тысяч воинов!

Весело колыхались под дуновением лёгкого весеннего ветерка цветные знамёна полков, сверкала на лошадях начищенная до блеска сбруя; чёрными жерлами нацелились в небо пушки. Горнисты стояли наготове, чтобы трубным кличем оповестить всех: «Слу-у-шай! Император в войсках!»

На левом фланге — четыре тысячи наёмных воинов-поляков, приведённых князем Любомирским. Им за службу австрийская казна платила звонкой монетой.

Леопольду подвели коня, и он, ещё совсем не старый, но уже отяжелевший, с заметным усилием поднялся в седло. Одновременно с этим заиграли горнисты. Раздались команды. Затарахтели барабаны.

Всколыхнулись ровные квадраты каре и застыли, словно вытесанные из камня. Блестящая кавалькада придворных и генералов во главе с императором двинулась вдоль фронта.

Из Пресбурга (Братиславы), под стенами которого проходил этот парад, высыпали тысячи людей — посмотреть на необычное зрелище. С колоколен доносился мелодичный звон. Крепость салютовала залпом всех пушек.

Леопольд медленно ехал вдоль строя солдат, при его приближении громко кричавших: «Виват!», — а сам думал о своём. В его сердце кипели разноречивые чувства. Он был горд тем, что за короткий срок сумел собрать и экипировать такое большое войско. Но в то же время его одолевал низменный страх при одной мысли, что турецкое нашествие затопит Австрию раньше, чем ей на помощь придут король польский и немецкие курфюрсты.

Вялый и бездеятельный от природы, ещё не встретив врага, он уже боялся его. С грустью представил себя в роли главнокомандующего: повседневные тревоги и переезды, походы и бои, жизнь без привычной роскоши, окружавшей его в Вене, в императорском дворце… Нет, нет! Это не для него! Ему не нужна слава воина — ему нужен покой, нужна уверенность, что турецкая сабля или татарский аркан не коснутся его шеи, нужны мягкая перина и изысканная кухня, нужно, наконец, внимание молодой жены, императрицы Элеоноры…

Глядя на солдат и представляя, как много их через несколько дней или недель будет лежать здесь мёртвыми, император убеждал себя, что лучше всего немедленно, не ожидая нападения Кара-Мустафы, передать верховное командование войсками кому-нибудь другому, а самому пересидеть это беспокойное время в своей прекрасной благословенной Вене.

Но кому отдать предпочтение? Герцогу Аренбергу? Людовику Савойскому? Графу Штарембергу? Или генералу Капрари?

Нет, ни один из них не годится! Он выберет достойнейшего — герцога Карла Лотарингского, этого мужественного и опытного воина-француза, который поссорился с королём Людовиком и перешёл на австрийскую службу. Война — это его ремесло. Пусть он и руководит войсками! До тех пор, пока не прибудет Ян Собеский, который по договору должен быть главнокомандующим объединёнными силами коалиции. Если он победит — слава так или иначе достанется императору. А если проиграет кампанию — будет на кого свалить вину за поражение…

Раздумывая так и все взвешивая, Леопольд объехал полки и вдруг круто повернул назад. Свита была удивлена: это выходило из рамок церемониала.

А император тем временем остановился перед войсками, подозвал к себе Карла Лотарингского и громко, чтобы слышали не только генералы из свиты, но и солдаты с офицерами, сказал:

— Герцог, майн либер[55], я вручаю вам власть над моим войском. С этой минуты вы — главнокомандующий. В ваших руках — судьба империи!

Карл был поражён неожиданным назначением, но виду не подал. Склонил в почтительном поклоне голову.

— Благодарю за высокую честь, мой император! Все своё умение и свою жизнь я отдам вашему императорскому величеству!

— Виват! Виват! — неслось над войсками.

Леопольд покровительственно похлопал знаменитого полководца по плечу. Потом отъехал с ним в сторону.

— Герцог, приказываю вам выступить с войсками к Нойхойзелю[56] и взять эту крепость, чтобы преградить путь туркам к нашей столице.

— Слушаюсь, мой император!

— А я сегодня отправляюсь в Вену… Желаю вам успеха, майн либер!

— Благодарю, мой император!


предыдущая глава | Шёлковый шнурок | cледующая глава