home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 47

Торнада увязалась за мной. Я не протестовал. Будет кому втыкать в меня булавку, если я начну засыпать.

Мы установили дозорный пункт у городской стены за западными воротами среди самых оптимистичных нищих во всем мире. Я хочу этим сказать, что добрая половина всех идущих в город состояла из разорившихся крестьян, надеющихся припасть к золотым источникам на улицах Танфера.

– Думаешь, Гаррет, мы успели?

Я поставил наши жизни на кон, избрав кратчайший путь – через Дно.

– Карла не знает города. Даже если она наняла экипаж, мы должны оказаться здесь раньше.

Если следовать простой логике, я прав. Но после недавних событий логика начала казаться мне штукой ненадежной.

Как могло получиться, что Покойника облапошили три раза? Мне трудно было поверить, но ради мира в семье я решил не ставить его слова под сомнение.

Думаю, только неосуществимые мечтания логхира позволили Карле Лин до надуть его. Она оставалась в доме достаточно долго, чтобы он мог ее раскусить. Покойник ничего не заметил, потому что она сумела его очаровать… Черт побери! Чья бы корова мычала…

– У нее есть деньги? – спросила Торнада.

– Не думаю. Почему тебя это интересует?

– Не могла ли она взять экипаж или купить лошадь?

– Все, что у нее было, она отдала нам в качестве гонорара.

– Значит, топает на своих на двоих. Читать-то она хоть может?

– Какое это имеет значение?

– Я на ее месте, если бы могла читать, открыла бы эту самую книгу и превратилась в кого-нибудь другого, чтобы сбить с толку преследователей.

Я почему-то не подумал о такой возможности. Не помню, умеет она читать или нет. Когда я устаю, память начинает играть со мной злые шутки.

– Будем исходить из худшего. Ищи того, кто несет что-то похожее на книгу.

– Какого размера?

Я показал примерные размеры свертка, который видел в руках обнаженной женщины. Торнада присела на корточки в тени стены, игнорируя недовольные взгляды стоящего по соседству попрошайки. Она закрыла один глаз, как бы желая вздремнуть хотя бы наполовину.

– Не боишься, что поднимется шум из-за того, что твой партнер сотворил с Истерманом?

– Нет. Такое часто случается около нашей поры. Соседи будут рады, что на этот раз все кончилось для них простым развлечением. Однажды в воздух поднялась половина окружающих домов. Видела свежий кирпич и краску? Те, кто не любит подобных забав, съехали. Остальным плевать. Дома не их, они снимают жилье.

– Я заметила, что в Танфере всем плевать на все, кроме самих себя.

Не совсем так, но довольно близко к истине. Пока ничего не происходило. Я вступил в дискуссию с каким-то парнем, тоже бывшим морским пехотинцем, о подвигах Слави Дуралейника в Кантарде. Ночью, когда я был сильно занят, поступило сообщение, что блестящий маневр Дуралейника полным успехом не увенчался. Наши бесстрашные вожди, оказывается, ожидали именно такого хода. Они сделали вид, что клюнули, и вступили в схватку с венагетами, но при этом не забыли оставить мощный резерв, продолжавший преследовать войско Дуралейника. Последний понес большие потери.

Теперь, как я понимаю, в Кантарде не останется доминирующих армий. Мы возвращаемся к обычному бесконечному кошмару, только вместо двустороннего равновесия сил возникает трехстороннее. Ситуация, похоже, станет еще более безумной.

Как я рад, что для меня война осталась позади.

Торнада толкнула меня в бок. Из ворот выходила великолепная рыжулька. Красотка была одета в простой дорожный костюм и в руках держала большой сверток. Девица явно торопилась. Не знаю, умеет Карла читать или нет, но свое обличье она менять не стала.

Она слишком спешила и поэтому не заметила ни нас, ни других обожателей – городскую шпану, считавшую ее легкой добычей. Парни крутились позади путницы, прекрасно зная, что дорога впереди предоставит им массу хороших возможностей. В трех милях за западными воротами начинаются малообжитые земли. Холмы там не годятся под виноградники и с натяжкой подходят только для выпаса овец.

Торнада поднялась на ноги и тут же без всякой подсказки оценила ситуацию.

– У меня есть предложение, которое тебе не понравится.

– Какое?

– Позволим тем трем клоунам сделать свое дело, а потом отнимем у них книгу.

– Ты угадала. Идея мне не нравится.

– Подумай. Ты не знаешь, какой фокус припрятан у нее в рукаве. Так почему не позволить кому-то другому набить себе шишки? Скажи, что я не права.

У этой девицы своеобразное мышление. Но в ее словах имелся определенный смысл.

Я был достаточно зол на Карлу, чтобы согласиться.

– Ты явилась в Танфер этим путем?

– Да. А что?

– В паре миль отсюда дорога делает поворот, огибая отроги вон того хребта, и направляется в сторону городка Свичбек.

– Помню.

– Если пойти прямиком, можно сократить путь мили на полторы и встретить Карлу с той стороны. Мы можем зайти с двух направлений. Думаю, они нападут на нее у оконечности хребта рядом со Святилищем Ангельской Девы или чуть дальше, у ручья.

– Святилище названо в честь меня, что ли?

– Это мысль!

– Есть еще одна. Куда рыжая будет смотреть – вперед или назад? Кого она тут же узнает?

Черт бы побрал ее черное сердце. Торнада права. Карла Линдо узнает меня мгновенно. Я немного помучился, но, когда настало время, полез по склону, проклиная все на свете.

Вниз спускаться было гораздо легче. Никаких усилий. Но времени я затратил больше, чем предполагал, и к Святилищу Ангельской Девы опоздал. Нехорошие парни успели прихватить Карлу Линдо, а Торнада успела прихватить нехороших парней в весьма уязвимых и нескромных позах. Когда я пыхтя присоединился к компании, один из них уже помер, второй был близок к этому, а третий пребывал в бессознательном состоянии. Торнада заканчивала связывать полуголую Карлу, превращая ее в кокон.

– Ты что, Гаррет, задержался глотнуть пивка?

– Ходули оказались коротки для быстрого спуска.

Двигающееся на запад крестьянское семейство изо всех сил делало вид, что ничего не замечает. Они донесут на нас на Станции Адского Путника, где расквартирована кавалерия. Станция находится в паре миль за Свичбеком. Сюда прибудут всадники. Отношение к преступникам здесь не столь снисходительное, как в городе.

Карла Линдо имела вид довольно потрепанный. Далеко не сразу она узнала меня и включила жар своего обаяния. Я, как всегда, раззявил пасть. Торнада сплюнула, покачала головой, одной рукой схватила сверток, а другой вцепилась в меня.

– Ты что, намерен истекать здесь слюной или предпочтешь уносить свою задницу?

Я напрягся, вздрогнул и стряхнул с себя наваждение.

– Буду уносить задницу. Подожди минутку. – Я обратился к Карле Линдо: – Скоро, сердце мое, сюда прискачут конники. Они тебя и развяжут. Если ты не хочешь до конца своих дней объяснять Повелителям Огня и Властителям Бурь, что такое Книга Призраков, скажи солдатам, что на тебя напала эта троица, а спасли какие-то путники, которые тут же удалились, дабы избежать встречи с представителями власти.

– Гаррет! Умоляю.

Неужели Карла не может оставить меня в покое? Нет, положительно она – ведьма. Я начинал плавиться, как воск.

– Гаррет, я должна получить книгу. Я не могу вернуться домой без нее.

Пришлось еще раз напрячься и вздрогнуть. Если я хочу, то могу устоять перед любой красоткой. Даже рыжей.

– Ничего не выйдет, дорогуша. В ней чересчур много зла, и она уже прикончила слишком много людей. Ее следует уничтожить. Это дело я никому не могу доверить. Возможно, даже самому себе.

По совести говоря, книга перестала меня искушать. Я уже претерпел от нее столько страданий, что теперь хотел положить всему конец, и как можно быстрее.

– Прости, любовь моя. – Я погладил Карлу Линдо по щечке. – А ведь нас могло ожидать счастье.

– Гаррет, ты не можешь так со мной поступить. Ты же любил меня! Разве не так?

– Было немного… Но это не значит, что я могу позволить тебе мною манипулировать. Такого я никому не позволяю.

Кроме Тинни, наверное. Я прошел через преддверие ада, чтобы завершить дело. Теперь мне надо с ней обязательно увидеться…

С Карлой Линдо произошла метаморфоза. Маленькая деликатная душечка превратилась в дикую кошку с языком докера. Она до конца распахнула свою темную душу и стала подлинной Карлой Линдо Рамадой, оказавшейся ничуть не лучше двух своих предшественниц.

– Ты готов? – проворчала Торнада. – Или задержишься выслушать еще порцию оскорблений?

Она права. Не обращая внимания на кровоточащую рану в сердце, я повернулся к Карле Линдо спиной и зашагал в сторону Танфера. Почти всю дорогу мы шли молча. Нам нечего было сказать. Все могло обернуться гораздо хуже, внушал я себе. Возникновению более близких отношений между мною и Карлой Линдо помешало только стечение обстоятельств. Мне повезло, и дело кончилось лишь тем, что я получил еще один урок темной сущности человеческих душ.

Снова я убедился, что почти каждый – были бы стимулы и возможности – способен встать на путь зла. А тот, кто уже зол, становится еще злее.

Проповедники всех религиозных конфессий не устают твердить о добре, изначально заложенном в человеке. Они все круглые дураки. Я постоянно вижу, как люди активно ищут возможности сотворить зло.

Большую часть своих невеселых мыслей я высказал вслух.

– Ты вгоняешь в тоску, – сказала Торнада.

– Говорят, со мной это случается. После событий. Если побудешь со мною подольше, сможешь увидеть меня в действительно мрачном расположении духа.

Интересно, как пойдет дело дальше. Сверток Карлы Линдо был у Торнады. У нее может возникнуть соблазн продать книгу Истерману.

Не знаю, каким образом пришла ко мне эта идея. Быть может, под влиянием момента. А может, она уже давно сидела в моем подсознании, и именно поэтому я избрал не самый короткий путь домой через западную часть города. Словом, мы неожиданно оказались на углу Блейз и Эльдоро. Напротив нас одиноко, как бы изгнанное боязливыми соседями, стояло здание из золотистого кирпича. Надо сказать, большинство домов Танфера построено из красного кирпича. Над трубой желтого здания вился дымок.

– Зайдем-ка сюда.

Я толкнул дверь. О нашем появлении возвестил звон коровьего колокольчика. На звук вышел иссохший, морщинистый кобольд. Двуногая белка. Его лапки были сложены у сердца, и он непрерывно потирал их.

– Чем могу быть полезен, сэр, мадам?

Он ухмыльнулся, словно заранее зная ответ. Это племя водит близкое знакомство со смертью.

– Я заметил дым. Вы сильно загружены?

Кобольд удивленно взглянул на меня:

– Нет, сэр. А огонь поддерживается постоянно, чтобы не тратить топливо на разогрев печи.

– Дай-ка мне сверток, – сказал я Торнаде.

Удивленная Торнада неохотно рассталась со своей ношей. Амазонка прибыла из мест, где мало негуманоидов. Если бы она поняла что к чему, могла оказать сопротивление. Я показал сверток кобольду:

– Хочу, чтобы вы приняли это.

– Сэр?

– Плачу обычную цену.

– Хорошо, сэр.

И кобольды ничего не имеют против денег, даже если чего-то недопонимают. Он протянул руку к свертку.

– Я бы предпочел сделать это сам. Чтобы быть абсолютно уверенным. Вы меня понимаете?

– Как пожелаете, сэр.

Он не двигался. Настало время продемонстрировать ему цвет моих монет. Он улыбнулся, высыпал деньги в магически возникший и тут же исчезнувший ящик и, потирая лапки, произнес:

– Следуйте за мной, сэр.

– Что ты затеял, Гаррет? Куда ты меня затащил? И откуда эта отвратная вонь?

Мы прошли через коридор мимо нескольких небольших комнат. В одной из них семейство кобольдов оплакивало неподвижно лежащее на столе тело. Торнада все поняла.

Многие расы и даже некоторые люди предпочитают не хоронить своих мертвецов. Причины могут быть самые разнообразные. Например, для кобольдов погребение в земле дает возможность их жмурикам подняться и начать портить жизнь родственникам и знакомым. По крайней мере они так считают. Для людей главную роль играют затраты. В Танфере не хватает кладбищ и место захоронения стоит дорого.

Кобольд провел нас к печи и что-то проорал на своем языке. Появилось еще несколько кобольдов, скорее всего его родичей, и они начали кидать уголь в топку и энергично качать мехи, раздувая пламя. Уже через несколько мгновений жар ударил нам в лицо.

– Ты хочешь ее сжечь? – спросила Торнада.

– Брошу туда, и все. Кроме шлака, ничего не останется.

В этих печах держится очень высокая температура. Не так просто превратить кости в пепел.

Маленький народец шуровал уголь и продолжал качать мехи. В помещении свободно можно было зажариться. Торнада боролась с собой и даже не слишком скрывала это.

– Гаррет… Я должна выйти. Не могу вынести вони.

Конечно, здесь жарковато, но она искала предлог, чтобы уйти и избежать соблазна. Если она выносит свой дух, то вполне способна вытерпеть и запахи крематория.

Скоро старый кобольд сообщил, что печь готова. Усмирив – после длительной борьбы – темные стороны своей души, я бросил сверток на площадку, куда обычно укладывают тела. Приблизив нос к слюдяному окошку, я стал следить за происходящим.

Упаковка сгорела мгновенно, обнажив книгу. Я увидел ее в первый раз. Она полностью соответствовала описанию – большого формата, толстая, переплетенная в кожу. Огонь быстро охватил ее. Латунные страницы начали скручиваться.

Не сомневаюсь, это был лишь плод моего воображения. Что же еще? Но по мере того как страницы гибли в огне, мне казалось, что я слышу отдаленные крики боли. Мне чудилось, что над пылающем углем бьются в неистовом танце полупрозрачные призраки.


Глава 46 | Зловещие латунные тени | Глава 48