home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 40

Если серьезно, Дин, конечно, прав. Торнада – не мой тип женщины, она вообще ничей тип. Я провел ее в кабинет, попросив Дина принести пиво. Я уселся. Торнада заняла второе кресло и посмотрела на Элеонору так, словно была способна уловить суть картины. Не исключено, что действительно могла.

– Ее, Гаррет, рисовал странный тип.

– Непризнанный гений по имени Снэйк Брэдон. Полный псих. Почему ты так рано?

Я-то надеялся ускользнуть до ее появления. Она, видимо, догадалась об этом. Эта женщина вовсе не глупа.

– Хороший у тебя дом, Гаррет.

– Парочка удачных дел. Ты чего-нибудь разнюхала, прежде чем явиться?

– Парочка дел? Люди говорят, что ты везунок, но твоим другом быть опасно.

– Вот как?

– У тебя слишком острый язык, разве не так? Поговаривают, что тебя хотят замочить. Советуют не высовываться – может, пыль осядет.

Чтобы не уснуть, я рассказал ей о приключениях, которые пережил с тех пор, как мы расстались.

Вместо Дина пиво принесла Карла Линдо. Она взглянула на Торнаду и замерла с таким видом, словно по ошибке забрела в мужской туалет. Торнада же смотрела на Карлу так, будто пыталась сообразить, что за существо перед нею. Карла Линдо проиграла эту схватку взглядов. Она поставила пиво на стол и ретировалась.

– У тебя с ней что-то есть?

– Нет. Она просто мой клиент.

– Нельзя сказать, что ее шибко много.

Вопрос спорный. Весьма спорный, особенно если смотреть с того места, где я находился. Мне хотелось узнать, что затевает Торнада. Еще сильнее мне хотелось вздремнуть. Пиво не помогло.

– Интересно, что Чодо прихватил тебя сразу после твоего разговора с ренегатами. Ты не думаешь, что он сегодня будет готов к их визиту?

– Он не дурак, – пожал плечами я.

– Хм. Я думала, как лучше разобраться с его домашними животными. Решила поговорить с охотниками на громовых ящеров, поставить им выпивку и выведать пару трюков. Не нашла ни одного. Кто-то нанял их всех до единого. Какой-то сапожник.

Сапожник, значит? Я догадывался кто. Да, да. Именно этот проклятый дурак.

– Сапожники используют шкуры громовых ящеров для пошива армейских ботинок.

– А ты знаешь, что за тобой следят?

– Да. Последние несколько дней я постоянно чувствую слежку. Думал, это ты.

– Не я. Карлики. Каждый раз, как иду к тебе, вижу, что они здесь крутятся. И моркары тоже. Кто-то нанял одно из племен моркаров следить за тобой. Не знаю, правда, кто.

– Моркары?

Все встало на свои места. Неудивительно, что я не видел, кто ведет слежку. Я смотрю в небо не чаще других. Конечно, если бы они вели себя как голуби, доставляя постоянные неприятности прохожим, пришлось бы чаще задирать голову.

Это объясняло и то, что я временами вообще переставал ощущать слежку. Моркары крайне неорганизованы и безответственны. Они следили за мной тогда, когда у них было настроение.

– Хочешь, я их от тебя отважу? Десять марок. Будут держаться от тебя дальше, чем в десяти милях.

– После того как узнаю, кто подослал их ко мне.

У меня имелись некоторые соображения. Наиболее подходящим кандидатом был Гнорст, сын Гнорста. Воздушная поддержка наземных сил. Именно так должен поступить карлик, просчитывающий все возможные варианты. Чодо я тоже включил в число вероятных кандидатов. Он был достаточно хитер и мог сообразить, что моркары останутся вне подозрений.

Когда я встречался с Садлером, в воздухе находилась моркара. Возможно, Чодо должен стоять первым в списке подозреваемых.

– Спасибо за подсказку.

– Долг за тобой. Расплатишься, захватив меня с собой этой ночью.

Поначалу я не собирался, но теперь – когда удар по Чодо приобрел законный характер – почему бы нет? Любой друг лучше, чем полное отсутствие друзей.

Я снова подумал, куда, к черту, подевались Морли и Плоскомордый. Я уже серьезно беспокоился, но развитие событий не позволяло пуститься на поиски.

Торнада еще раз внимательно посмотрела на Элеонору.

– Ведь у тебя с ней какие-то отношения, правда?

Что ответить на это? Если я скажу да, то это вызовет новый поток вопросов, и мне придется объяснять, что я встретил Элеонору через двадцать лет после ее смерти, и смерти не такой, как у Покойника. Как объяснить сердечную привязанность к существу, умершему в то время, когда ты был ребенком?

– Да. Но я не знаю, как это объяснить.

– Картина сама все объясняет. Значит, она видит все, что вложил в портрет этот безумец Брэдон.

Когда же эта женщина перестанет меня изумлять?

– Я могу понять, почему тебе не хочется об этом говорить. Ладно. Скажи лучше, что мы будем делать. Ведь должно же быть что-нибудь такое, что пойдет нам на пользу. Давай подумаем. Ты в форме для ночного похода?

Она явно нервничала – слишком много болтала.

– Нет, не в форме. Но я должен идти. Если мне не солгали, эта ночь единственная, когда у нас есть шанс добиться успеха.

Я рассказал ей о предполагаемом празднестве.

– Это как раз то, о чем я только что говорила. Пусть он даже знает о нашем приходе, но если не отменит вечеринку, то все равно у нас будет преимущество.

Не отменит. Чодо даже богам не позволит вмешиваться в свои планы. Не такой у него нрав.

– Не будем гадать. Увидим.

Настроение мое с каждой минутой становилось хуже и хуже.

– Мы ничего не достигнем, сидя здесь.

– Точно. Вернусь через миг.

Я прошел к Покойнику и взял камень-амулет, размышляя, сколько времени вмещает миг. Покойник на этот счет ничего не сказал. Поднявшись наверх, я вооружился как мог из своего изрядно обедневшего арсенала. На сей раз я взял обитую мягкой подкладкой шкатулку с флакончиками. Сейчас не время размышлять. Надо выполнять свой долг. Торнада поджидала меня в дверях кабинета. Ее глаза сверкали. Я помрачнел. Она еще раз схлестнулась с Покойником. Что теперь? Спрашивать я не стал.

Будучи по природе своей джентльменом, я открыл дверь и пропустил ее вперед. Дама есть дама, даже если она смахивает на Плоскомордого.

Переступив через порог, дама сказала:

– Постой.

– Что?

– Подожди здесь, – произнесла она, оглядев улицу.

Соскользнув по ступеням, Торнада побежала. На бегу она не выбрасывала в сторону колени и локти, как это делает большинство женщин.

Закрыв дверь, я прислонился к стене, борясь со сном и стараясь не думать о разлитой по телу боли.

Стук в дверь. Я выглянул в глазок. На меня смотрела Торнада. Она отступила чуть назад, чтобы я смог увидеть ее ухмылку. Я открыл дверь.

На ее плече висел карлик. Он был без сознания.

– Очень упорный маленький мерзавец.

– А?..

– Следил за домом. Подумала, что ты захочешь с ним потолковать, прежде чем мы пойдем на дело.

– Тащи его сюда. – Я прошел в комнату Покойника. – Эй, Весельчак! Посмотри-ка на это и скажи, что мы имеем.

«Карлика».

– У тебя острый глаз. Может, скажешь еще что-нибудь?

«Он следил за домом три часа. Послал его мой друг Гнорст. Я отправлю его назад с серьезным протестом».

– Прекрасно, отправляй. Зачем Гнорст это сделал?

«Полагаю, на тот случай, если ты найдешь Книгу Видений».

– Что еще?

«Его послали потому, что ему ничего не известно».

Естественно. Гнорст знал Покойника и не хотел, чтобы тот пропустил волосатого коротышку через свои жернова.

– Ладно, увидимся позже.

«Тебе удалось заключить мир со своей совестью?»

– Человек должен делать то, что обязан.

«Правильно», – насмешливо фыркнул он. Мое морализирование его всегда веселит.

Покойник, не терзаясь сомнениями, изрезал бы Чодо на мелкие куски.

– Я все сделаю, как надо. Альтернативы у меня нет.

Гора окаменевшего сала исторгла еще один смешок.

– Чодо сам поставил вопрос – он или я.

«У тебя нет необходимости искать оправдания. Этот день неизбежно должен был наступить. Ты и я знали об этом. Мистер Дотс и мистер Тарп знали. Мистер Краск и мистер Садлер знали тоже. Лишь ты, зная, притворялся, что это не так».

Конечно, я тоже, черт побери, все знал. Но я полагал, что это окажется схваткой один на один. Хороший парень против плохого.

«Береги себя, Гаррет».

– Постараюсь.


Глава 39 | Зловещие латунные тени | Глава 41